Записки из православной лавки — Татьяна Шорохова

Записки из православной лавки — Татьяна Шорохова

(20 голосов4.7 из 5)

Дитя одиночества

Вошел моло­дой чело­век с очень печаль­ным, даже уны­лым лицом, глу­боко погру­жён­ный в себя. Он мед­ленно дви­нулся вдоль книж­ных полок и, нако­нец, оста­но­вился в даль­нем углу, где про­да­ва­лись книги о грехе аборта. В мага­зине людей было мало, и ничто не отвле­кало его от чте­ния. Ссу­ту­лив­шись, он почти непо­движно стоял у стел­лажа, углу­бив­шись в книгу. Так про­дол­жа­лось больше часа. Нако­нец он сде­лал выбор и подо­шел к при­лавку с кни­гой «Отдайте бра­тика». Ему явно хоте­лось поде­литься чем-то набо­лев­шим хотя бы с одним чело­ве­ком на свете, и потому он заго­во­рил со мной. Кроме нас в мага­зине не было в этот момент ни души:

– Мне два­дцать пять лет, и я очень оди­нок. С самого ран­него дет­ства, сколько я себя помню, я испы­ты­ваю острое чув­ство оди­но­че­ства. Мне трудно было общаться со сво­ими сверст­ни­ками, между мной и роди­те­лями все­гда лежала какая-то ледя­ная про­пасть. Сей­час я сту­дент, но всем своим сокурс­ни­кам кажусь стран­ным, и потому они сто­ро­нятся меня. Я и сам не пони­маю, почему я такой. Если бы я был веру­ю­щим, навер­ное, могло быть иначе, но веры нет во мне. Я про­бо­вал разо­браться, ходил даже на несколько заня­тий в вос­крес­ную школу, но заня­тия эти уже для тех, кто уве­ро­вал, а мне они ничего не дали. Я так и остался «непро­би­ва­е­мым», в своем бес­ко­неч­ном оди­но­че­стве. А недавно я узнал, что у меня могла бы быть сестра. Ей бы сей­час было два­дцать лет, и нас было бы двое. Но моя мама сде­лала аборт, когда мне было пят лет. Вы пони­ма­ете, что она сде­лала? Она лишила меня обще­ния! И теперь я хочу понять, почему люди так легко ста­но­вятся убий­цами. Разве мои роди­тели только сестру мою убили? Они душу мою убили, выпу­стили из меня жизнь. На выход­ные я при­ез­жаю в свой город, встре­ча­юсь с роди­те­лями. Мы гово­рим дежур­ные фразы, обе­даем, а потом каж­дый сидит в своем углу со своей кни­гой – и больше ничего. А если бы у меня была сестра! Вы пони­ма­ете, как бы это могло быть, если бы она у меня была! – горестно закон­чил покупатель.

Он рас­пла­тился за книгу и понуро вышел из магазина.

Случайный прохожий?

В икон­ный отдел вошел слегка под­вы­пив­ший чело­век сред­него роста, лет шести­де­сяти. Он оки­нул взгля­дом иконы, и его глаза напол­ни­лись сле­зами. Пока­зав рукой в сто­рону обра­зов, взвол­но­ванно сказал:

– Все равно мы вста­нем с колен, вста­нем, потому что у нас все это было! Было! – и поспешно вышел.

Искреннее удивление

Моло­дой чело­век, явно дале­кий от церкви, зашел в мага­зин, чтобы, как он выра­зился, «убить время». Он спро­сил, можно ли у нас поси­деть и, взяв книгу о борьбе со стра­стями «Что играет мною», рас­по­ло­жился в кресле. Книгу он пере­ли­сты­вал в тече­ние трех часов, порой пре­ры­ва­ясь от чте­ния, чтобы послу­шать ауди­о­за­писи песен в испол­не­нии иеро­мо­наха Романа. Перед ухо­дом он удив­ленно сказал:

– Я ничего не пойму, что со мной. Мне здесь стало так хорошо, что про­сто не хочется от вас уходить.

Признание

Моло­дая талант­ли­вая поэтесса одна­жды призналась:

– Когда я захожу сюда, мне ста­но­вится плохо.

– Как плохо?

– Мне страшно хочется пла­кать. Я едва сдер­жи­ва­юсь, чтобы не разрыдаться.

– Разве слезы – это плохо?

– Но мне кажется, что это слезы саможаления…

– А может, это дру­гие слезы?..

«Я не христианка»

Сразу после обеда вошла жен­щина пре­ста­ре­лого воз­раста с совер­шенно седыми корот­кими куд­ря­выми воло­сами и темно-карими гла­зами, ярко выде­ляв­ши­мися на блед­ном лице. Она была явно чем-то оза­бо­чена и, подойдя к при­лавку, сказала:

– Я при­е­хала из даль­него мик­ро­рай­она в биб­лио­теку этно­гра­фи­че­ского музея, а она сего­дня не рабо­тает. Есть ли у вас какая-нибудь лите­ра­тура о семье, мне нужно её срочно просмотреть.

Я подала ей несколько биб­лио­теч­ных книг, объяснив:

– У нас лите­ра­тура о пра­во­слав­ной семье. Может быть, она будет вам полезна.

На что жен­щина ответила:

– Я не хри­сти­анка, но книги посмотрю.

Утро­ив­шись поудоб­нее в кресле, пожи­лая посе­ти­тель­ница читала книги больше двух часов. Нако­нец, она под­ня­лась и подо­шла ко мне, воз­вра­щая литературу:

– Про­чла с боль­шой поль­зой для себя. Осо­бенно мне понра­ви­лась вот эта – «Уж замуж». И, вздох­нув, сокру­шенно доба­вила: – Дома у меня про­блемы… Они врачи…, – и, не дого­во­рив, без­на­дежно мах­нула рукой. – А у вас я совер­шенно успо­ко­и­лась. При­шла сюда в таком раз­драе – и вот, надо же… Так хорошо на сердце стало. У меня один раз подоб­ное уже было. Несколько лет назад я поехала в Киев. Из-за домаш­них про­блем была вся на нер­вах… А брат мне и гово­рит: «Походи по музеям, может, успо­ко­ишься». Но чем помо­гут музеи? Почему-то мне захо­те­лось пойти в Киево-Печер­скую Лавру. Я ничего там не смот­рела. Я про­сто сидела во дворе и, зна­ете, совер­шенно успо­ко­и­лась: мне стало так легко, все пло­хое куда-то ото­дви­ну­лось, пере­стало меня тер­зать… Я годы помню это состо­я­ние. И вот сей­час, в вашей лавке, со мной про­изо­шло то же самое. Ска­жите, что это такое?

– Это вас кос­ну­лась Божия благодать.

– Меня? Бла­го­дать? Но ведь я не хри­сти­анка. Я еврейка.

– Но душа-то у вас Божия!

– Душа Божия,… – рас­те­рянно повто­рила жен­щина. – Божия, – доба­вила уже более уве­ренно и напра­ви­лась к выходу. За поро­гом она немного посто­яла в нере­ши­тель­но­сти, словно не зная, куда ей идти, а потом повер­нула в сто­рону цен­траль­ной улицы.

Рядовой случай

Несколько меся­цев не про­да­ва­лась икона Казан­ской Божией Матери в руко­дель­ном киоте, кото­рую сдал мастер-крас­но­де­рев­щик: мы знали, что он очень нуж­да­ется в сред­ствах. Одна­жды я решила посмот­реть видео­фильм «Заступ­ница Усерд­ная» о петер­бург­ской чудо­твор­ной иконе Казан­ской Божией Матери. Как только фильм закон­чился, рас­пах­ну­лась дверь, и в мага­зин быст­рым шагом вошел свет­ский чело­век, появив­шийся у нас впер­вые. Он сразу подо­шел прямо к при­лавку и, пока­зы­вая на икону Казан­ской Божией Матери в киоте, тороп­ливо произнес:

– Завер­ните мне этот образ, пожалуйста.

Поспешно рас­пла­тив­шись, он так же быстро вышел из магазина.

«Бог послал мне веру»

У стел­лажа среди поку­па­те­лей сто­яла кра­си­вая жен­щина немного за трид­цать и вни­ма­тельно читала заго­ловки книг. Нако­нец выбрала одну и подо­шла к при­лавку. Было видно, что ей хочется чем-то со мной поде­литься. Встре­тив мой вопро­си­тель­ный взгляд, посе­ти­тель­ница начала рассказывать:

– Я пила восемь лет. Стала «синя­ком». Жила бес­путно, забро­сив сына. Моя мама восемь лет выма­ли­вала меня в хра­мах, все службы про­ста­и­вая на коле­нях. И, пред­став­ля­ете, Гос­подь ее услы­шал! Я бро­сила пить, год назад вышла замуж за обес­пе­чен­ного доб­рого чело­века, у кото­рого пре­крас­ные отно­ше­ния с моим сыном. Более того, Бог пода­рил мне веру. Недавно я стала ходить в храм и хочу, чтобы и мои близ­кие стали веру­ю­щими. Мама за годы моей пороч­ной жизни словно выдох­лась и теперь отси­жи­ва­ется дома, но я верю, что она снова в цер­ковь пой­дет. Я еще так мало знаю! Мне нужно начать пости­гать веру с азов.

Стр. 1 из 2 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки