Акафист Пресвятой Богородице с комментариями

Акафист Пресвятой Богородице с комментариями


Ска­чать ака­фист Пре­свя­той Бого­ро­ди­це с комментариями

Содержание

 

Ака­фист Пре­свя­той Бого­ро­ди­це «Радуй­ся, Неве­сто нене­вест­ная» – пер­вый по вре­ме­ни напи­са­ния и наи­бо­лее извест­ный из ака­фи­стов, исполь­зу­е­мых в бого­слу­же­нии Пра­во­слав­ной Церк­ви. Будучи непре­взой­ден­ным поэ­ти­че­ским и бого­слов­ским шедев­ром, он тре­бу­ет гра­мот­но­го фило­ло­ги­че­ско­го и бого­слов­ско­го истол­ко­ва­ния. Дан­ное изда­ние Ака­фи­ста содер­жит подроб­ный ком­мен­та­рий, цель кото­ро­го – помочь пра­во­слав­но­му веру­ю­ще­му, а так­же любо­му заин­те­ре­со­ван­но­му чита­те­лю почув­ство­вать, как любовь к Богу и к Пре­свя­той Деве Марии нахо­дит себе выра­же­ние не толь­ко в веро­уче­нии Церк­ви, но и в кра­со­те поэ­ти­че­ско­го слова.

 

Предисловие

Ака­фист Пре­свя­той Бого­ро­ди­це – хва­леб­ный гимн в честь Пре­свя­той Девы Марии, сочи­нен­ный в Визан­тии, по раз­ным пред­по­ло­же­ни­ям, в пери­од меж­ду V и VII вв., или, во вся­ком слу­чае, в ран­не­ви­зан­тий­скую эпо­ху. Авто­ра­ми мог­ли быть прп. Роман Слад­ко­пе­вец (VI в.), Геор­гий Писи­дий­ский (VII в.), пат­ри­арх Сер­гий (VII в.) и др. Гре­че­ское сло­во «Ака­фи­стос» озна­ча­ет бук­валь­но «несе­да­лен», т. е. песнь, во вре­мя кото­рой не сидят, что ука­зы­ва­ет на ее изна­чаль­ное бого­слу­жеб­ное при­ме­не­ние. Одна­ко тер­мин «ака­фист» дале­ко не сра­зу стал обо­зна­че­ни­ем гим­но­гра­фи­че­ско­го бого­слу­жеб­но­го жан­ра (подоб­но тро­па­рю, сти­хи­ре, кано­ну и т. п.). Про­изо­шло это после того, как по образ­цу и в под­ра­жа­ние пер­во­го и дол­гое вре­мя един­ствен­но­го в сво­ем роде «Ака­фи­ста Пре­свя­той Бого­ро­ди­це» ста­ли сочи­нять дру­гие, повто­ря­ю­щие его фор­маль­ную струк­ту­ру гим­ны, кото­рые так­же ста­ли назы­вать ака­фи­ста­ми – Гос­по­ду Иису­су Хри­сту, Божи­ей Мате­ри в свя­зи с раз­лич­ны­ми Ее ико­на­ми и празд­ни­ка­ми, а так­же свя­тым, – весь­ма раз­лич­ные по сво­ей бого­слов­ской и поэ­ти­че­ской цен­но­сти. Осо­бен­но ака­фист­ное твор­че­ство раз­ви­лось во II‑м хри­сти­ан­ском тыся­че­ле­тии, в том чис­ле в пра­во­слав­ной Рос­сии, сохра­няя свое зна­че­ние и доныне.

В совре­мен­ной бого­слу­жеб­ной жиз­ни Пра­во­слав­ной Церк­ви визан­тий­ский Ака­фист Пре­свя­той Бого­ро­ди­це про­дол­жа­ет зани­мать пер­вен­ству­ю­щее и исклю­чи­тель­ное поло­же­ние, о чем сви­де­тель­ству­ет тот факт, что он, един­ствен­ный из всех ака­фи­стов, впи­сан в бого­слу­жеб­ный устав. Его твер­дое место – в Пост­ной Три­о­ди, на утрене суб­бо­ты пятой сед­ми­цы Вели­ко­го поста, в свя­зи с чем эта суб­бо­та назы­ва­ет­ся «Суб­бо­той Ака­фи­ста» или «Похва­лой Пре­свя­той Богородицы».

В ком­по­зи­ци­он­ном отно­ше­нии Ака­фист пред­став­ля­ет собой боль­шое по объ­е­му и слож­ное, но в то же вре­мя весь­ма строй­ное про­из­ве­де­ние. Он состо­ит из три­на­дца­ти конда­ков (более крат­ких, в опре­де­лен­ной сте­пе­ни закон­чен­ных строф) и две­на­дца­ти ико­сов1 (более раз­вер­ну­тых строф, нача­ло кото­рых ана­ло­гич­но конда­кам). Конда­ки и ико­сы чере­ду­ют­ся друг с дру­гом. Глав­ная осо­бен­ность и основ­ное содер­жа­ние ико­сов заклю­ча­ет­ся в две­на­дца­ти каж­дый раз раз­лич­ных обра­ще­ний к Бого­ро­ди­це, начи­на­ю­щих­ся со сло­ва «Радуй­ся» – гре­че­ско­го при­вет­ствия «хай­ре» (или «хере»). Эти обра­ще­ния пред­став­ля­ют собой молит­вен­но-поэ­ти­че­ские вари­а­ции на тему при­вет­ствия, с кото­рым обра­тил­ся Архан­гел Гав­ри­ил к Пре­свя­той Деве Марии в день Бла­го­ве­ще­ния: «Радуй­ся, Бла­го­дат­ная! Гос­подь с Тобою» (Лк.1:28). Поэт вкла­ды­ва­ет их в уста кого-либо из участ­ни­ков еван­гель­ской или цер­ков­ной исто­рии: Анге­ла Гав­ри­и­ла, мла­ден­ца Иоан­на Кре­сти­те­ля, нахо­дя­ще­го­ся еще в утро­бе Ели­за­ве­ты, пас­ту­хов, волх­вов, веру­ю­щих, Церк­ви и т. п. Каж­дый икос закан­чи­ва­ет­ся одним и тем же рефре­ном «Радуй­ся, Неве­сто нене­вест­ная». Конда­ки закан­чи­ва­ют­ся «Алли­лу­иа» (евр. «Сла­ва Тебе, Боже»), за исклю­че­ни­ем пер­во­го конда­ка, име­ю­ще­го окон­ча­ние ико­са: «Радуй­ся, Неве­сто нене­вест­ная». Имен­но подоб­ная схе­ма и была взя­та после­ду­ю­щи­ми поэта­ми как пред­мет под­ра­жа­ния, отче­го она ста­ла фор­мой жан­ра, напол­ня­е­мой раз­лич­ным содержанием.

Внут­рен­нее же богат­ство и кра­со­ту Ака­фи­ста – и в бого­слов­ско-дог­ма­ти­че­ском, и в молит­вен­но-бого­слу­жеб­ном, и в худо­же­ствен­но-поэ­ти­че­ском отно­ше­ни­ях – оце­ни­ва­ют толь­ко в пре­вос­ход­ной сте­пе­ни. Мож­но ска­зать, он пред­став­ля­ет собой уди­ви­тель­ное соче­та­ние, кажет­ся, труд­но соче­та­е­мых вещей: дог­ма­ти­че­скую точ­ность и глу­би­ну, срав­ни­мую с точ­но­стью и глу­би­ной веро­оп­ре­де­ле­ний Все­лен­ских собо­ров, и изу­ми­тель­ное поэ­ти­че­ское изя­ще­ство, дела­ю­щее Ака­фист лите­ра­тур­но-худо­же­ствен­ным шедев­ром. Вооб­ще, такое соче­та­ние харак­тер­но для луч­ших про­из­ве­де­ний хри­сти­ан­ской гим­но­гра­фии визан­тий­ской эпо­хи, кото­рые упо­треб­ля­ют­ся в бого­слу­же­нии Церк­ви вплоть до наших дней.

Вме­сте с тем, все это одно­вре­мен­но состав­ля­ет и неко­то­рую труд­ность вос­при­я­тия смыс­ла Ака­фи­ста – в осо­бен­но­сти для того, кто пло­хо зна­ком с веро­уче­ни­ем Церк­ви, да еще если учесть, что Ака­фист, как и все молит­во­словия в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, чита­ет­ся или поет­ся на цер­ков­но­сла­вян­ском язы­ке. Плюс к это­му, цер­ков­но­сла­вян­ский текст Ака­фи­ста, будучи дослов­ным пере­во­дом гре­че­ско­го под­лин­ни­ка, точ­но вос­про­из­во­дит и его слож­ную, вити­е­ва­тую син­так­си­че­скую струк­ту­ру, свой­ствен­ную ран­не­ви­зан­тий­ской поэзии.

Прав­да, при пере­во­де не мог­ли не быть утра­че­ны ряд неотъ­ем­ле­мых осо­бен­но­стей ори­ги­наль­но­го, т. е. гре­че­ско­го тек­ста Ака­фи­ста, – осо­бен­но­стей, свя­зан­ных с его рит­ми­кой и фоне­ти­че­ски­ми соот­вет­стви­я­ми (алли­те­ра­ци­я­ми) внут­ри каж­дой пары хай­ре­тиз­мов (т. е. при­вет­ствий, начи­на­ю­щих­ся с «Радуй­ся»), а они дей­стви­тель­но сгруп­пи­ро­ва­ны попар­но, так что обра­зу­ет­ся по шесть пар в каж­дом ико­се, не счи­тая повто­ря­ю­ще­го­ся финаль­но­го «Радуй­ся, Неве­сто нене­вест­ная». По коли­че­ству сло­гов пер­вая и послед­няя пара – все­гда самая корот­кая, а к сере­дине они удли­ня­ют­ся. Кста­ти, ука­зан­ная пар­ная струк­ту­ра хай­ре­тиз­мов в рус­ской бого­слу­жеб­ной тра­ди­ции выра­же­на, по край­ней мере, музы­каль­но: все конда­ки, кро­ме пер­во­го и ино­гда три­на­дца­то­го, а так­же все нача­ла ико­сов обыч­но чита­ют­ся свя­щен­ни­ком, а сами хай­ре­тиз­мы поет хор, при­чем на две (или четы­ре) все вре­мя повто­ря­ю­щи­е­ся мело­ди­че­ские строки.

Но самой уди­ви­тель­ной осо­бен­но­стью гре­че­ско­го тек­ста Ака­фи­ста явля­ет­ся, навер­ное, фоне­ти­че­ская игра слов. Конеч­но, сохра­нить ее при пере­во­де ока­зы­ва­ет­ся совер­шен­но невоз­мож­ным, так что удер­жи­ва­ет­ся лишь идей­ное соот­вет­ствие хай­ре­тиз­мов внут­ри пар. Напри­мер, уже пер­вая пара хай­ре­тиз­мов пер­во­го ико­са, кото­рая по-сла­вян­ски пере­ве­де­на как «Радуй­ся, Еюже радость воз­си­я­ет; Радуй­ся, Еюже клят­ва исчез­нет», по-гре­че­ски (в рус­ской тран­скрип­ции) будет зву­чать так: «Хай­ре, ди хэс хэ хара экламп­сей; Хай­ре, ди хэс хэ ара эклейп­сей» (удар­ные сло­ги под­черк­ну­ты), где «хара» (радость)/ара» (клят­ва) и «экламп­сей» (возсияет)/ «эклейп­сей» (исчез­нет) обра­зу­ют алли­те­ра­ции, а хай­ре­тиз­мы в целом рит­ми­че­ски соот­вет­ству­ют друг дру­гу. Подоб­ные соот­вет­ствия во мно­же­стве встре­ча­ют­ся в гре­че­ском тек­сте ака­фи­ста (на неко­то­рые из них будет указано).

Кро­ме того, Ака­фист в гре­че­ском под­лин­ни­ке име­ет алфа­вит­ный акро­стих, соглас­но кото­ро­му чере­ду­ю­щи­е­ся конда­ки и ико­сы начи­на­ют­ся каж­дый раз с новой бук­вы гре­че­ско­го алфа­ви­та в их стро­гой оче­ред­но­сти – от аль­фы («Ангел пред­ста­тель…») до оме­ги («О все­пе­тая Мати…» – по-сла­вян­ски это вид­но как раз толь­ко на при­ме­ре пер­во­го ико­са и послед­не­го, три­на­дца­то­го кондака).

Глав­ным, повто­ря­ю­щим­ся хай­ре­тиз­мом явля­ет­ся при­вет­ствие «Радуй­ся, Неве­сто нене­вест­ная» – выра­зи­тель­ный при­мер того, как быва­ет труд­но пере­ве­сти на совре­мен­ный язык цер­ков­но­сла­вян­скую фра­зу, смысл кото­рой в общем поня­тен, но пере­дать кото­рый, при этом сохра­нив высо­ту сти­ля и бла­го­го­вей­ную почти­тель­ность, почти невоз­мож­но. И все-таки, речь идет о прис­но­дев­стве Бого­ро­ди­цы – одной из самых доро­гих для Церк­ви тайн, свя­зан­ных с Бого­во­пло­ще­ни­ем, о кото­рой в сим­во­ле веры гово­рит­ся: «и вопло­тив­ша­го­ся от Духа Свя­та и Марии Девы…» Дева Мария – Неве­ста, у Кото­рой нет жени­ха, или мужа, в плот­ском смыс­ле (имен­но такое зна­че­ние име­ет сло­во «нене­вест­ная»), но Кото­рая без­муж­но, бес­се­мен­но ста­ла Мате­рью Гос­по­да наше­го Иису­са Христа.

Ака­фист име­ет боль­шое апо­ло­ге­ти­че­ское зна­че­ние для Церк­ви. Дело в том, что то почи­та­ние, кото­рым окру­же­на лич­ность Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы в Пра­во­слав­ной Церк­ви, пря­мо про­ис­те­ка­ет из глав­но­го, исход­но­го и уни­каль­но­го хри­сти­ан­ско­го дог­ма­та – дог­ма­та о Бого­во­пло­ще­нии, о том, что Сло­во (Сын Божий) ста­ло пло­тью, чело­ве­ком (Ин.1:14). Бого­во­пло­ще­ние про­ис­хо­дит при сво­бод­ном уча­стии Девы Марии, точ­нее, при ее сми­рен­ном, но осо­знан­ном согла­сии содей­ство­вать «сове­ту пре­веч­но­му», т. е. осу­ществ­ле­нию пред­веч­но­го замыс­ла Божия: «Се, Раба Гос­под­ня; да будет Мне по сло­ву тво­е­му» (Лк.1:38). Одним из пер­вых на эту важ­ную сто­ро­ну при­ше­ствия Хри­сто­ва обра­тил вни­ма­ние апо­стол и еван­ге­лист Лука – имен­но поэто­му толь­ко в Еван­ге­лии от Луки мы чита­ем рас­сказ о Бла­го­ве­ще­нии Деве из Наза­ре­та, «обру­чен­ной мужу, име­нем Иоси­фу, из дома Дави­до­ва; имя же Деве: Мария» (Лк.1:27). Вслед за св. Лукой свою радость по пово­ду снис­хож­де­ния Бога к чело­ве­ку Цер­ковь выра­жа­ет в почи­та­нии Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы, с лич­но­стью и слу­же­ни­ем Кото­рой так логич­но свя­зать все без исклю­че­ния сто­ро­ны хри­сто­ло­ги­че­ской тай­ны Бого­во­пло­ще­ния. Ака­фист Пре­свя­той Бого­ро­ди­це явля­ет собой яркий и, пожа­луй, непре­взой­ден­ный при­мер того, как при всей раз­вер­ну­то­сти хва­лы, адре­со­ван­ной, кажет­ся, исклю­чи­тель­но к Деве Марии, все в нем под­чи­не­но тайне чело­ве­че­ско­го спа­се­ния во Хри­сте и ни в ком другом.

Акафист Пресвятой Богородице

Похвала Пресвятой Богородицы
Аудио:

 
Цер­ков­но­сла­вян­ский Рус­ский
Кондак 1
Взбра́нной Воево́де победи́тельная, я́ко изба́вльшеся от злых, благода́рственная воспису́ем Ти раби́ Твои́, Богоро́дице; но я́ко иму́щая держа́ву непобеди́мую, от вся́ких нас бед сво­бо­ди́, да зове́м Ти: ра́дуйся, Неве́сто неневе́стная.2 Обо­ро­ня­ю­щей нас Вое­на­чаль­ни­це за избав­ле­ние от страш­ных бед учре­жда­ем Тебе тор­же­ства побе­ды бла­го­дар­ствен­ные мы, рабы Твои, Бого­ро­ди­ца! Но Ты, как име­ю­щая власть необо­ри­мую, от вся­че­ских опас­но­стей нас осво­бо­ди, да взы­ва­ем Тебе: «Радуй­ся, Неве­ста, бра­ка не познавшая!»
Икос 1
А́нгел предста́тель с Небе­се́ по́слан бысть рещи́ Богоро́дице: ра́дуйся, и со безпло́тным гла́сом воплоща́ема Тя зря, Го́споди, ужаса́шеся и стоя́ше, зовы́й к Ней такова́я:3 Ангел-пред­во­ди­тель послан был с небес ска­зать Бого­ро­ди­це: «Радуй­ся!» И, созер­цая Тебя, Гос­по­ди, при этом бес­плот­ном воз­гла­се вопло­ща­ю­щим­ся, изум­лял­ся, и сто­ял, так к Ней возглашая:
Ра́дуйся, Е́юже ра́дость возсия́ет;4 Радуй­ся, ибо чрез Тебя радость воссияет;
ра́дуйся, Е́юже кля́тва изче́знет.5 радуй­ся, ибо чрез Тебя про­кля­тие исчезнет.
Ра́дуйся, па́дшаго Ада́ма воззва́ние;6 Радуй­ся, пад­ше­го Ада­ма при­зва­ние к спасению;
ра́дуйся, слез Е́виных избавле́ние.7 радуй­ся, Евы от слез избавление.
Ра́дуйся, высо­то́ неудобовосходи́мая челове́ческими по́мыслы; Радуй­ся, высо­та, недо­ся­га­е­мая для мыс­лей человеческих;
ра́дуйся, глу­би­но́ неудобозри́мая и а́нгельскима очи́ма.8 радуй­ся, глу­би­на, непро­ни­ца­е­мая и для ангель­ских очей.
Ра́дуйся, я́ко еси́ Царе́во седа́лище;9 Радуй­ся, ибо Ты – седа­ли­ще Царя;
ра́дуйся, я́ко но́сиши Нося́щаго вся.10 радуй­ся, ибо Ты носишь Нося­ще­го все.
Ра́дуйся, Звез­до́, явля́ющая Со́лнце;11 Радуй­ся, звез­да явля­ю­щая Солнце;
ра́дуйся, утро́бо Боже́ственнаго воплоще́ния. радуй­ся, чре­во Боже­ствен­но­го воплощения.
Ра́дуйся, Е́юже обновля́ется тварь;12 Радуй­ся, ибо Тобою обнов­ля­ет­ся творение;
ра́дуйся, Е́юже покланя́емся Твор­цу́.13 радуй­ся, ибо в Тебе Мла­ден­цем ста­но­вит­ся Творец.
Ра́дуйся, Неве́сто неневе́стная. Радуй­ся, Неве­ста, бра­ка не познавшая.
Кондак 2
Ви́дящи Свята́я Себе́ в чисто­те́, глаго́лет Гаврии́лу де́рзостно: пресла́вное тво­е­го́ гла́са неудобоприя́тельно души́ Мое́й явля́ется: безсе́меннаго бо зача́тия рож­де­ство́ ка́ко глаго́леши, зовы́й: Аллилу́иа.14 Свя­тая, видя Себя в чисто­те, гово­рит Гав­ри­и­лу дерз­но­вен­но: «Стран­ное сло­во твое непри­ем­ле­мым душе моей пред­став­ля­ет­ся; ибо как ты гово­ришь о чре­во­но­ше­нии от бес­се­мен­но­го зача­тия, вос­кли­цая: Аллилуиа!»
Икос 2
Ра́зум недоразумева́емый разуме́ти Де́ва и́щущи, возо­пи́ к служа́щему: из боку́ чи́сту, Сы́ну ка́ко есть роди́тися мо́щно, рцы Ми? К Ней­же он рече́ со стра́хом, оба́че зовы́й си́це:15 Познать недо­ступ­ное позна­нию ища, Дева вос­клик­ну­ла, обра­ща­ясь к слу­жи­те­лю таин­ства: «Из чистых недр как воз­мож­но родить­ся Сыну, ска­жи Мне?» Тот же отве­тил Ей со стра­хом, но все же так возглашая:
Ра́дуйся, сове́та неизрече́ннаго Таи́ннице;16 Радуй­ся, тай­ны замыс­ла неиз­ре­чен­но­го Служительница;
ра́дуйся, молча́ния прося́щих ве́ро.17 радуй­ся, дел, мол­ча­ния тре­бу­ю­щих, верность.
Ра́дуйся, чуде́с Христо́вых нача́ло;18 Радуй­ся, чудес Хри­сто­вых начало;
ра́дуйся, веле́ний Его́ глави́зно.19 радуй­ся, дог­ма­тов о Нем основа.
Ра́дуйся, ле́ствице небе́сная, Е́юже сни́де Бог;20 Радуй­ся, лест­ни­ца небес­ная, по кото­рой сошел Бог;
ра́дуйся, мо́сте, преводя́й су́щих от зем­ли́ на не́бо.21 радуй­ся, мост, пере­во­дя­щий тех, кто от зем­ли, на небо.
Ра́дуйся, А́нгелов многослову́щее чу́до;22 Радуй­ся, мно­го сла­ви­мое Анге­ла­ми чудо;
ра́дуйся, бесо́в многоплаче́вное пораже́ние.23 радуй­ся, мно­го­пла­чев­ное бесов поражение.
Ра́дуйся, Свет неизрече́нно роди́вшая; Радуй­ся, Свет неизъ­яс­ни­мо родившая;
ра́дуйся, е́же ка́ко, ни еди́наго же научи́вшая.24 радуй­ся, нико­му как то было не открывшая.
Ра́дуйся, прему́дрых превосходя́щая ра́зум;25 Радуй­ся, пре­вы­ша­ю­щая позна­ние мудрых;
ра́дуйся, ве́рных озаря́ющая смы́слы.26 радуй­ся, оза­ря­ю­щая мыс­ли верных.
Ра́дуйся, Неве́сто неневе́стная. Радуй­ся, Неве­ста, бра­ка не познавшая.
Кондак 3
Си́ла Вы́шняго осе­ни́ тогда́ к зача́тию Браконеиску́сную, и благопло́дная Тоя́ ложе­сна́, я́ко село́ пока­за́ сла́дкое, всем хотя́щим жа́ти спасе́ние, вне­гда́ пе́ти си́це: Аллилу́иа.27 Сила Все­выш­не­го тогда осе­ни­ла к зача­тию бра­ка не познав­шую и пло­до­нос­ное чре­во Ее как бы нивой яви­ла сла­дост­ной для всех, жела­ю­щих пожи­нать спа­се­ние, вос­пе­вая так: Аллилуиа!
Икос 3
Иму́щи Богоприя́тную Де́ва утро́бу, восте­че́ ко Елисаве́ти: младе́нец же о́ноя а́бие позна́в Сея́ целова́ние, ра́довашеся, и игра́ньми я́ко пе́сньми вопия́ше к Богоро́дице:28 Имея чре­во, Бога при­няв­шее, поспе­ши­ла Дева к Ели­са­ве­те; мла­де­нец же той, тот­час узнав Ее при­вет­ствие, радо­вал­ся, и взыг­ра­ни­я­ми, как бы пес­ня­ми, взы­вал к Богородице:
Ра́дуйся, О́трасли неувяда́емыя роз­го́;29 Радуй­ся, Рост­ка неувя­да­е­мо­го ветвь;
ра́дуйся, Пло­да́ безсме́ртнаго стяжа́ние.30 радуй­ся, Пло­да бес­смерт­но­го удел.
Ра́дуйся, Де́лателя де́лающая Человеколю́бца;31 Радуй­ся, воз­де­лы­ва­ю­щая Зем­ле­дель­ца человеколюбивого;
ра́дуйся, Сади́теля жи́зни на́шея ро́ждшая.32 радуй­ся, Наса­ди­те­ля жиз­ни нашей рождающая.
Ра́дуйся, Ни́во, растя́щая многопло́дие33 щедрот. Радуй­ся, нива, рас­тя­щая состра­да­ния бога­тый урожай;
ра́дуйся, Трапе́зо, нося́щая оби́лие очище́ния.34 радуй­ся, тра­пе­за, нося­щая оби­лие умилостивления.
Ра́дуйся, я́ко рай пи́щный процвета́еши;35 Радуй­ся, ибо Ты лугу рос­кош­но­му рас­цве­сти даешь;
ра́дуйся, я́ко приста́нище душа́м гото́виши.36 радуй­ся, ибо Ты при­ста­ни­ще для душ готовишь.
Ра́дуйся, прия́тное моли́твы кади́ло;37 Радуй­ся, хода­тай­ства при­ят­ный фимиам;
ра́дуйся, все­го́ ми́ра очище́ние.38 радуй­ся, все­го мира искупление.
Ра́дуйся, Бо́жие к сме́ртным благоволе́ние;39 Радуй­ся, Божие к смерт­ным благоволение;
ра́дуйся, сме́ртных к Бо́гу дерзнове́ние.40 радуй­ся, смерт­ных перед Богом дерзновение.
Ра́дуйся, Неве́сто неневе́стная. Радуй­ся, Неве­ста, бра­ка не познавшая.
Кондак 4
Бу́рю внутрь име́я помышле́ний сумни́тельных, целому́дренный Ио́сиф смяте́ся, к Тебе́ зря небра́чней, и бракоокра́дованную помышля́я, Непоро́чная; уве́дев же Твое́ зача́тие от Ду́ха Свя́та, рече́: Аллилу́иа.41 Бурю имея в себе мыс­лей сомни­тель­ных, цело­муд­рен­ный Иосиф при­шел в сму­ще­ние, смот­ря на Тебя, без­брач­ную и подо­зре­вая, что нару­ши­ла чисто­ту, Ты, Непо­роч­ная; узнав же о зача­тии Тво­ем от Духа Свя­то­го, воз­гла­сил: Аллилуиа!
Икос 4
Слы́шаша па́стырие А́нгелов пою́щих плотско́е Христо́во прише́ствие, и те́кше я́ко к Па́стырю ви́дят Сего́ я́ко а́гнца непоро́чна, во чре́ве Мари́ине упа́сшася, Ю́же пою́ще ре́ша:42 Услы­ша­ли пас­ту­хи Анге­лов, вос­пе­вав­ших Хри­ста во пло­ти при­ше­ствие, и, поспе­шив к Нему, как к Пас­ты­рю, видят Его, как Агн­ца непо­роч­но­го, во чре­ве Марии взра­щен­но­го; вос­пе­вая Ее, они воскликнули:
Ра́дуйся, А́гнца и Па́стыря Ма́ти;43 Радуй­ся, Агн­ца и Пас­ты­ря Матерь;
ра́дуйся, дво́ре слове́сных ове́ц.44 радуй­ся, двор разум­ных овец.
Ра́дуйся, неви́димых враго́в муче́ние;45 Радуй­ся, от неви­ди­мых вра­гов защита;
ра́дуйся, ра́йских две́рей отверзе́ние. радуй­ся, ключ, две­ри рая отверзающий.
Ра́дуйся, я́ко небе́сная сра́дуются земны́м; Радуй­ся, ибо все небес­ное кра­су­ет­ся вме­сте с землей;
ра́дуйся, я́ко земна́я сликовству́ют небе́сным.46 радуй­ся, ибо все зем­ное лику­ет вме­сте с небесами.
Ра́дуйся, апо́столов немо́лчная уста́;47 Радуй­ся, Апо­сто­лов неумол­ка­ю­щие уста;
ра́дуйся, страстоте́рпцев непобеди́мая де́рзосте.48 радуй­ся, муче­ни­ков непо­бе­ди­мое дерзновение.
Ра́дуйся, тве́рдое ве́ры утвержде́ние; Радуй­ся, твер­дое веры основание;
ра́дуйся, све́тлое благода́ти позна́ние.49 радуй­ся, ясное бла­го­да­ти познание.
Ра́дуйся, Е́юже обнажи́ся ад;50 Радуй­ся, ибо чрез Тебя обна­жил­ся ад;
ра́дуйся, Е́юже облеко́хомся сла́вою.51 радуй­ся, ибо чрез Тебя мы облек­лись славою.
Ра́дуйся, Неве́сто неневе́стная. Радуй­ся, Неве­ста, бра­ка не познавшая.
Кондак 5
Боготе́чную звез­ду́ узре́вше вол­сви́, тоя́ после́доваша зари́, и я́ко свети́льник держа́ще ю, то́ю испыта́ху кре́пкаго Царя́, и дости́гше Непостижи́маго, возра́довашася, Ему́ вопию́ще: Аллилу́иа.52 Богом дви­жи­мую звез­ду уви­дев, волх­вы после­до­ва­ли за ее сия­ни­ем и, как све­тиль­ник дер­жа ее, с нею иска­ли могу­че­го Царя; и, достиг­нув Недо­сти­жи­мо­го, воз­ра­до­ва­лись, воз­гла­шая Ему: Аллилуиа!
Икос 5
Ви́деша о́троцы халде́йстии на руку́ Деви́чу Созда́вшаго рука́ми челове́ки, и Влады́ку разумева́юще Его́, а́ще и ра́бий прия́т зрак, потща́шася дар­ми́ послужи́ти Ему́, и возопи́ти Благослове́нней:53 Уви­де­ли сыны Хал­де­ев на руках Девы Создав­ше­го людей Сво­ей рукою, и Вла­ды­ку постиг­нув в Нем, хотя и при­нял Он образ раба, поспе­ши­ли дара­ми почтить Его и воз­гла­сить Благословенной:
Ра́дуйся, Звез­ды́ незаходи́мыя Ма́ти;54 Радуй­ся, Звез­ды неза­хо­дя­щей Матерь;
ра́дуйся, заре́ та́инственнаго дне.55 радуй­ся, заря таин­ствен­но­го дня.
Ра́дуйся, пре́лести пещь угаси́вшая;56 Радуй­ся, печь обма­на угасившая;
ра́дуйся, Тро́ицы таи́нники просвеща́ющая.57 радуй­ся, слу­жи­те­лей таин Тро­и­цы просвещающая.
Ра́дуйся, мучи́теля безчелове́чнаго измета́ющая от нача́льства;58 Радуй­ся, тира­на бес­че­ло­веч­но­го лишив­шая власти;
ра́дуйся, Го́спода Человеколю́бца показа́вшая Хри­ста́.59 радуй­ся, явив­шая Вла­ды­ку чело­ве­ко­лю­би­во­го – Христа.
Ра́дуйся, ва́рварскаго избавля́ющая служе́ния;60 Радуй­ся, осво­бож­да­ю­щая от вар­вар­ских обрядов;
ра́дуйся, тиме́ния изыма́ющая дел.61 радуй­ся, извле­ка­ю­щая из нечи­стых дел.
Ра́дуйся, огня́ покло­не­ние угаси́вшая;62 Радуй­ся, огню покло­не­ние прекратившая;
ра́дуйся, пла́мене страсте́й изменя́ющая.63 радуй­ся, от пла­ме­ни стра­стей избавляющая.
Ра́дуйся, ве́рных наста́внице целому́дрия;64 Радуй­ся, веду­щая вер­ных к целомудрию;
ра́дуйся, всех родо́в весе́лие.65 радуй­ся, всех поко­ле­ний радость.
Ра́дуйся, Неве́сто неневе́стная. Радуй­ся, Неве­ста, бра­ка не познавшая.
Кондак 6
Пропове́дницы богоно́снии, бы́вше вол­сви́, возврати́шася в Вавило́н, сконча́вше Твое́ проро́чество, и пропове́давше Тя Хри­ста́ всем, оста́виша И́рода я́ко буесло́вна, не ве́дуща пе́ти: Аллилу́иа.66 Про­воз­вест­ни­ка­ми Бого­вдох­но­вен­ны­ми сде­лав­шись, волх­вы воз­вра­ти­лись в Вави­лон, испол­нив о Тебе пред­ска­зан­ное, и про­по­ве­дав Тебя всем, как Хри­ста, оста­ви­ли Иро­да, как пусто­сло­ва, не ведав­ше­го пес­ни: Аллилуия!
Икос 6
Возсия́вый во Еги́пте просвеще́ние и́стины, отгна́л еси́ лжи тьму: и́доли бо его́, Спа́се, не терпя́ще Тво­ея́ кре́пости, падо́ша, сих же изба́вльшиися вопия́ху к Богоро́дице:67 Вос­си­яв в Егип­те све­том исти­ны, разо­гнал Ты лжи тьму; ибо идо­лы его, Спа­си­тель, не выне­ся силы Тво­ей пали, а от них избав­лен­ные взы­ва­ли Богородице:
Ра́дуйся, исправле́ние челове́ков; Радуй­ся, людей восстановление;
ра́дуйся, низпаде́ние бесо́в.68 радуй­ся, бесов низвержение.
Ра́дуйся, пре́лести держа́ву попра́вшая;69 Радуй­ся, обо­льще­ние лжи поправшая;
ра́дуйся, и́дольскую лесть обличи́вшая.70 радуй­ся, обман идо­ло­по­клон­ства обличившая.
Ра́дуйся, мо́ре, потопи́вшее фарао́на мы́сленнаго;71 Радуй­ся, море, пото­пив­шее фара­о­на невещественного;
ра́дуйся, ка́меню, напои́вший жа́ждущия жи́зни.72 радуй­ся, ска­ла, напо­ив­шая жаж­ду­щих жизни.
Ра́дуйся, о́гненный сто́лпе, наставля́яй су́щия во тьме;73 Радуй­ся, огнен­ный столп, направ­ля­ю­щий нахо­дя­щих­ся во тьме;
ра́дуйся, покро́ве ми́ру, ши́рший о́блака.74 радуй­ся, покров миру, про­стран­ней­ший облака.
Ра́дуйся, пи́ще, ма́нны прие́мнице;75 Радуй­ся, пища, ман­ну сменившая;
ра́дуйся, сла́дости святы́я служи́тельнице.76 радуй­ся, насла­жде­ния свя­то­го Служительница.
Ра́дуйся, зем­ле́ обетова́ния; Радуй­ся, зем­ля обетования;
ра́дуйся, из нея́же тече́т мед и мле­ко́.77 радуй­ся, стра­на, из кото­рой течет мед и молоко.
Ра́дуйся, Неве́сто неневе́стная. Радуй­ся, Неве­ста, бра­ка не познавшая.
Кондак 7
Хотя́щу Симео́ну от ны́нешняго ве́ка преста́витися преле́стнаго, вда́лся еси́ я́ко младе́нец тому́, но позна́лся еси́ ему́ и Бог соверше́нный. Те́мже удиви́ся Твое́й неизрече́нней прему́дрости, зовы́й: Аллилу́иа.78 Когда Симео­ну пред­сто­я­ло пере­се­лить­ся из обман­чи­во­го века нынеш­не­го, Ты был дан как Мла­де­нец ему, но был познан им и как Бог совер­шен­ный. Пото­му он пора­зил­ся Тво­ей неиз­ре­чен­ной пре­муд­ро­сти, вос­кли­цая: Аллилуиа!
Икос 7
Но́вую пока­за́ тварь, я́влься Зижди́тель нам от Него́ бы́вшим, из безсе́менныя прозя́б утро́бы, и сохрани́в Ю, я́коже бе, нетле́нну, да чу́до ви́дяще, воспои́м Ю, вопию́ще:79 Небы­ва­лое дело пока­зал Тво­рец, явив­ший­ся нам, Им сотво­рен­ным, про­из­рос­ши без семе­ни из чре­ва Девы и сохра­нив Ее, как и была Она, непо­вре­жден­ной, что­бы, видя чудо, мы Ее вос­пе­ли, возглашая:
Ра́дуйся, цве́те нетле́ния;80 Радуй­ся, цвет нетления;
ра́дуйся, ве́нче воздержа́ния.81 радуй­ся, венец воздержания.
Ра́дуйся, воскресе́ния о́браз облиста́ющая;82 Радуй­ся, сия­ние вос­кре­се­ния отображающая;
ра́дуйся, а́нгельское житие́ явля́ющая.83 радуй­ся, жизнь ангель­скую являющая.
Ра́дуйся, дре́во светлоплодови́тое, от него́же пита́ются ве́рнии; Радуй­ся, дере­во с пре­крас­ны­ми пло­да­ми, от кото­ро­го пита­ют­ся верные;
ра́дуйся, дре́во благосенноли́ственное, и́мже покрыва́ются мно́зи84 радуй­ся, дере­во с тени­стою лист­вою, под кото­рым укры­ва­ют­ся многие.
Ра́дуйся, во чре́ве нося́щая Изба́вителя плене́нным;85 Радуй­ся, носив­шая во чре­ве Иску­пи­те­ля плененных;
ра́дуйся, ро́ждшая Наста́вника заблу́дшим.86 радуй­ся, родив­шая Путе­во­ди­те­ля заблудших.
Ра́дуйся, Судии́ пра­вед­на­го умоле́ние;87 Радуй­ся, Судии пра­вед­но­го умилостивление;
ра́дуйся, мно́гих согреше́ний проще́ние.88 радуй­ся, мно­гих согре­ше­ний прощение.
Ра́дуйся, оде́ждо наги́х дерзнове́ния;89 Радуй­ся, одеж­да для лишен­ных дерзновения;
ра́дуйся, любы́, вся́кое жела́ние побежда́ющая.90 радуй­ся, любовь, вся­кое жела­ние превосходящая.
Ра́дуйся, Неве́сто неневе́стная. Радуй­ся, Неве­ста, бра­ка не познавшая.
Кондак 8
Стра́нное рож­де­ство́ ви́девше, устрани́мся ми́ра, ум на небе­са́ прело́жше: сего́ бо ра́ди высо́кий Бог на зем­ли́ яви́ся смире́нный челове́к, хотя́й при­в­ле­щи́ к высо­те́ Тому́ вопию́щия: Аллилу́иа.91 Необы­чай­ное рож­де­ние уви­дев, устра­ним­ся от мира, ум устре­мив на небо. Ибо для того все­выш­ний Бог явил­ся на зем­ле как сми­рен­ный чело­век, желая при­влечь к высо­те вос­кли­ца­ю­щих Ему: Аллилуиа!
Икос 8
Весь бе в ни́жних и вы́шних ника́коже отсту­пи́ неописа́нное Сло́во: снизхожде́ние бо Боже́ственное, не прехожде́ние же ме́стное бысть, и рож­де­ство́ от Де́вы Богоприя́тныя, слы́шащия сия́:92 Все было в стра­нах доль­них, и нисколь­ко гор­них не оста­ви­ло Бес­пре­дель­ное Сло­во; ибо соше­ствие Боже­ствен­ное, но не пере­ме­на места про­изо­шло, и рож­де­ние от Девы, Бога при­няв­шей, слы­ша­щей от нас такие слова:
Ра́дуйся, Бо́га невмести́маго вмести́лище; Радуй­ся, Бога невме­сти­мо­го обитель;
ра́дуйся, честна́го та́инства две́ри.93 радуй­ся, свя­щен­но­го таин­ства дверь.
Ра́дуйся, неве́рных сумни́тельное слы́шание;94 Радуй­ся, для невер­ных сомни­тель­ное известие;
ра́дуйся, ве́рных изве́стная похва­ло́.95 радуй­ся, для вер­ных несо­мнен­ная похвала.
Ра́дуйся, колесни́це пресвята́я Су́щаго на Херуви́мех;96 Радуй­ся, колес­ни­ца пре­свя­тая Вос­се­да­ю­ще­го на Херувимах;
ра́дуйся, селе́ние пресла́вное Су́щаго на Серафи́мех.97 радуй­ся, жили­ще пре­крас­ней­шее Вос­се­да­ю­ще­го на Серафимах.
Ра́дуйся, проти́вная в то́жде собра́вшая;98 Радуй­ся, про­ти­во­по­лож­ное воеди­но собравшая;
ра́дуйся, де́вство и рож­де­ство́ сочета́вшая.99 радуй­ся, дев­ство и рож­де­ние сочетавшая.
Ра́дуйся, Е́юже разреши́ся преступле́ние;100 Радуй­ся, ибо через Тебя загла­же­но преступление;
ра́дуйся, Е́юже отве́рзеся рай.101 радуй­ся, ибо через Тебя открыл­ся рай.
Ра́дуйся, клю­чу́ Ца́рствия Христо́ва;102 Радуй­ся, ключ Цар­ства Христова;
ра́дуйся, наде́ждо благ ве́чных.103 радуй­ся, надеж­да на бла­га вечные.
Ра́дуйся, Неве́сто неневе́стная. Радуй­ся, Неве­ста, бра­ка не познавшая.
Кондак 9
Вся́кое есте­ство́ а́нгельское удиви́ся вели́кому Тво­е­го́ вочелове́чения де́лу; непристу́пнаго бо я́ко Бо́га, зря́ще всем присту́пнаго Челове́ка, нам у́бо спребыва́юща, слы́шаща же от всех: Аллилу́иа.104 Весь мир Ангель­ский пора­зил­ся вели­ко­му Тво­е­го воче­ло­ве­че­ния делу; ибо Того, Кто как Бог непри­сту­пен, созер­цал он всем доступ­ным чело­ве­ком, с нами пре­бы­ва­ю­щим и слы­ша­щим от всех: Аллилуиа!
Икос 9
Вети́я многовеща́нныя, я́ко ры́бы безгла́сныя ви́дим о Тебе́, Богоро́дице, недоумева́ют бо глаго́лати, е́же ка́ко и Де́ва пребыва́еши, и роди́ти воз­мог­ла́ еси́. Мы же, та́инству дивя́щеся, ве́рно вопие́м:105 Витий гро­мо­глас­ных как рыбы без­глас­ны­ми мы видим пред Тобой, Бого­ро­ди­ца, ибо они не в силах объ­яс­нить, как Ты и девою пре­бы­ва­ешь, и смог­ла родить. Мы же, дивясь этой тайне, с верою восклицаем:
Ра́дуйся, прему́дрости Бо́жия прия́телище,106 Радуй­ся, Пре­муд­ро­сти Божи­ей вместилище;
ра́дуйся, промышле́ния Его́ сокро́вище.107 радуй­ся, про­мыс­ла Его сокровищница.
Ра́дуйся, любому́дрыя нему́дрыя явля́ющая;108 Радуй­ся, фило­со­фов неум­ны­ми являющая;
ра́дуйся, хитрослове́сныя безслове́сныя облича́ющая.109 радуй­ся, искус­ных в сло­ве в нера­зу­мии обличающая.
Ра́дуйся, я́ко обуя́ша лю́тии взыска́теле;110 Радуй­ся, ибо обе­зу­ме­ли лов­кие совопросники;
ра́дуйся, я́ко увядо́ша баснотво́рцы.111 радуй­ся, ибо увя­ли сочи­ни­те­ли сказаний.
Ра́дуйся, афине́йская плете́ния растерза́ющая;112 Радуй­ся, хит­ро­спле­те­ния афи­нян расторгающая;
ра́дуйся, ры́барския мре́жи исполня́ющая.113 радуй­ся, сети рыба­ков наполняющая.
Ра́дуйся, из глу­би­ны́ неве́дения извлача́ющая; Радуй­ся, из глу­би­ны неве­де­ния извлекающая;
ра́дуйся, мно́ги в ра́зуме просвеща́ющая.114. радуй­ся, мно­гих в позна­нии просвещающая.
Ра́дуйся, кораб­лю́ хотя́щих спасти́ся;115 Радуй­ся, корабль для жела­ю­щих спастись;
ра́дуйся, приста́нище жите́йских пла́ваний.116 радуй­ся, при­стань для плов­цов по морю жизни.
Ра́дуйся, Неве́сто неневе́стная. Радуй­ся, Неве­ста, бра­ка не познавшая.
Кондак 10
Спасти́ хотя́ мир, И́же всех Украси́тель, к сему́ самообетова́н прии́де, и Па́стырь сый, я́ко Бог, нас ра́ди яви́ся по нам челове́к: подо́бным бо подо́бное призва́в, я́ко Бог слы́шит: Аллилу́иа.117 Желая спа­сти мир, все­го Устро­и­тель при­шел к нему по Соб­ствен­но­му обе­ща­нию; и, будучи пас­ты­рем, как Бог, ради нас явил­ся чело­ве­ком, как и мы; ибо подоб­ным подоб­ное к Себе при­звав, Он, как Бог, от всех слы­шит: Аллилуиа!
Икос 10
Стена́ еси́ де́вам, Богоро́дице Де́во, и всем к Тебе́ прибега́ющим: и́бо небе­се́ и зем­ли́ Творе́ц устро́и Тя, Пречи́стая, все́лься во утро́бе Твое́й, и вся приглаша́ти Тебе́ научи́в:118 Ты – сте­на девам, Бого­ро­ди­ца Дева, и всем к Тебе при­бе­га­ю­щим. Ибо неба и зем­ли Тво­рец воз­двиг Тебя, Пре­чи­стая, посе­лив­шись во чре­ве Тво­ем и всех воз­гла­шать Тебе научив:
Ра́дуйся, сто́лпе де́вства;119 Радуй­ся, столп девства;
ра́дуйся, дверь спасе́ния. радуй­ся, вра­та спасения.
Ра́дуйся, нача́льнице мы́сленнаго назда́ния;120 Радуй­ся, Пред­во­ди­тель­ни­ца духов­но­го воссоздания;
ра́дуйся, пода́тельнице Боже́ственныя бла́гости.121 радуй­ся, Пода­тель­ни­ца Боже­ствен­ной благости.
Ра́дуйся, Ты бо обнови́ла еси́ зача́тыя сту́дно;122 Радуй­ся, ибо Ты обно­ви­ла зача­тых постыдно;
ра́дуйся, Ты бо наказа́ла еси́ окра́денныя умо́м.123 радуй­ся, ибо Ты вра­зу­ми­ла лишен­ных разума.
Ра́дуйся, тли́теля смы́слов упраждня́ющая;124 Радуй­ся, раз­вра­ти­те­ля мыс­лей устраняющая;
ра́дуйся, Се́ятеля чисто­ты́ ро́ждшая.125 радуй­ся, Сея­те­ля чисто­ты родившая.
Ра́дуйся, черто́же безсе́меннаго уневе́щения;126 Радуй­ся, чер­тог бес­се­мен­но­го брака;
ра́дуйся, ве́рных Го́сподеви сочета́вшая.127 радуй­ся, вер­ных с Гос­по­дом сочетающая.
Ра́дуйся, до́брая младопита́тельнице де́вам;128 Радуй­ся, пре­крас­ная вос­пи­та­тель­ни­ца дев;
ра́дуйся, невестокраси́тельнице душ святы́х.129 радуй­ся, оде­ва­ю­щая как невест свя­тые души.
Ра́дуйся, Неве́сто неневе́стная. Радуй­ся, Неве­ста, бра­ка не познавшая.
Кондак 11
Пе́ние вся́кое побежда́ется, спростре́тися тща́щееся ко мно́жеству мно́гих щедро́т Твои́х: равночи́сленныя бо пес­ка́ пе́сни а́ще прино́сим Ти, Царю́ Святы́й, ничто́же соверша́ем досто́йно, я́же дал еси́ нам, Тебе́ вопию́щим: Аллилу́иа.130 Вся­кое пес­но­пе­ние изне­мо­га­ет, стре­мясь рас­ши­рить­ся в меру мно­же­ства обиль­ных мило­стей Тво­их; ибо, если бы пес­ни, рав­но­чис­лен­ные пес­ку, мы ста­ли при­но­сить Тебе, Царь Свя­той, не совер­ши­ли бы ниче­го достой­но­го того, что Ты дал нам, Тебе взы­ва­ю­щим: Аллилуиа!
Икос 11
Светоприе́мную све­щу́, су́щим во тьме я́вльшуюся, зрим Святу́ю Де́ву, невеще́ственный бо вжига́ющи огнь, наставля́ет к ра́зуму Боже́ственному вся, заре́ю ум просвеща́ющая, зва́нием же почита́емая, си́ми:131 Све­то­нос­ную све­чу, пре­бы­ва­ю­щим во тьме явив­шу­ю­ся, видим мы во Свя­той Деве; ибо, воз­жи­гая неве­ще­ствен­ный Свет, Она ведет к позна­нию Боже­ствен­но­му всех, как заря, ум осве­щая, и честву­ет­ся таким воззванием:
Ра́дуйся, луче́ у́мнаго Со́лнца;132 Радуй­ся, луч духов­но­го Солнца;
ра́дуйся, свети́ло незаходи́маго Све́та.133 радуй­ся, бли­ста­ние неза­хо­дя­ще­го Света.
Ра́дуйся, мо́лние, ду́ши просвеща́ющая; Радуй­ся, мол­ния, души озаряющая;
ра́дуйся, я́ко гром вра­ги́ устраша́ющая. радуй­ся, как гром, вра­гов поражающая.
Ра́дуйся, я́ко многосве́тлое возсиява́еши просвеще́ние;134 Радуй­ся, ибо Ты излу­ча­ешь све­то­зар­ное сияние;
ра́дуйся, я́ко многотеку́щую источа́еши реку́.135 радуй­ся, ибо Ты изли­ва­ешь мно­го­вод­ную реку.
Ра́дуйся, купе́ли живопису́ющая о́браз;136 Радуй­ся, живо­пи­су­ю­щая купе­ли образ;
ра́дуйся, грехо́вную отъе́млющая скве́рну.137 радуй­ся, гре­хов­ную уда­ля­ю­щая скверну.
Ра́дуйся, ба́не, омыва́ющая со́весть;138 Радуй­ся, купаль­ня, омы­ва­ю­щая совесть;
ра́дуйся, ча́ше, че́рплющая ра́дость.139 радуй­ся, чаша, вме­ща­ю­щая радость.
Ра́дуйся, обоня́ние Христо́ва благоуха́ния;140 Радуй­ся, аро­мат Хри­сто­ва благоухания;
ра́дуйся, живо­те́ та́йнаго весе́лия.141 радуй­ся, жизнь таин­ствен­но­го пира.
Ра́дуйся, Неве́сто неневе́стная. Радуй­ся, Неве­ста, бра­ка не познавшая.
Кондак 12
Благода́ть да́ти восхоте́в, долго́в дре́вних, всех долго́в Реши́тель челове́ком, прии́де Собо́ю ко отше́дшим Того́ благода́ти, и раздра́в рукописа́ние, слы́шит от всех си́це: Аллилу́иа.142 Бла­го­дать даро­вать вос­хо­тев про­ще­ния дол­гов древ­них, дол­гов всех людей Раз­ре­ши­тель Сам при­шел к уда­лив­шим­ся от Его бла­го­да­ти, и, дол­го­вую рас­пис­ку разо­рвав, от всех слы­шит: Аллилуия!
Икос 12
Пою́ще Твое́ Рож­де­ство́, хва́лим Тя вси, я́ко одушевле́нный храм, Богоро́дице: во Твое́й бо всели́вся утро́бе содержа́й вся руко́ю Госпо́дь, освя­ти́, просла́ви и научи́ вопи́ти Тебе́ всех:143 Вос­пе­вая рож­де­ние Тобою Хри­ста, мы все вос­хва­ля­ем Тебя как оду­шев­лен­ный храм, Бого­ро­ди­ца; ибо во чре­во Твое все­лив­шись, все дер­жа­щий Сво­ею рукою Гос­подь, освя­тил Тебя, про­сла­вил и научил всех взы­вать к Тебе:
Ра́дуйся, селе́ние Бо́га и Сло́ва;144 Радуй­ся, ски­ния Бога и Слова;
ра́дуйся, свята́я святы́х бо́льшая.145 радуй­ся, Свя­то­го Свя­тых большая.
Ра́дуйся, ковче́же, позлаще́нный Ду́хом;146 Радуй­ся, ков­чег, позла­щен­ный Духом;
ра́дуйся, сокро́вище живо­та́ неистощи́мое.147 радуй­ся, сокро­ви­ще жиз­ни неистощимое.
Ра́дуйся, честны́й ве́нче царей благочести́вых;148 Радуй­ся, дра­го­цен­ный венец царей благочестивых;
ра́дуйся, честна́я похва­ло́ иере́ев благогове́йных.149 радуй­ся, свя­щен­ная хва­ла иере­ев благоговейных.
Ра́дуйся, Це́ркве непоколеби́мый сто́лпе;150 Радуй­ся, Церк­ви непо­ко­ле­би­мая твердыня;
ра́дуйся, Ца́рствия неруши́мая сте­но́.151 радуй­ся, цар­ства неру­ши­мая стена.
Ра́дуйся, Е́юже воздви́жутся побе́ды; Радуй­ся, ибо бла­го­да­ря Тебе воз­но­сят­ся трофеи;
ра́дуйся, Е́юже низпа́дают врази́. радуй­ся, ибо бла­го­да­ря Тебе нис­про­вер­га­ют­ся враги.
Ра́дуйся, те́ла мое­го́ врачева́ние; Радуй­ся, тела мое­го врачевание;
ра́дуйся, души́ моея́ спасе́ние. радуй­ся, души моей спасение.
Ра́дуйся, Неве́сто неневе́стная. Радуй­ся, Неве­ста, бра­ка не познавшая.
Кондак 13
О, Всепе́тая Ма́ти, ро́ждшая всех святы́х Святе́йшее Сло́во! Ны́нешнее прие́мши приноше́ние, от вся́кия изба́ви напа́сти всех, и бу́дущия изми́ му́ки, о Тебе́ вопию́щих: Аллилу́иа.152 О, все­п­ро­слав­лен­ная Матерь, родив­шая всех свя­тых свя­тей­шее Сло­во! При­няв нынеш­нее при­но­ше­ние, избавь от вся­ко­го несча­стья всех и осво­бо­ди от буду­ще­го нака­за­ния вме­сте взы­ва­ю­щих (к Тебе): Аллилуиа!
Сей кондак (13‑й) чита­ет­ся три­жды, затем вновь чита­ет­ся 1‑й икос и поет­ся 1‑й кондак. Этот кондак чита­ет­ся три­жды, затем вновь чита­ет­ся 1‑й икос и поёт­ся 1‑й кондак.
Молит­ва
Прии­ми, все­бла­го­мощ­ная, Пре­чи­стая Гос­по­же Вла­ды­чи­це Бого­ро­ди­тель­ни­це, сия чест­ные дары, Тебе еди­ней при­клад­ныя, от нас, недо­стой­ных рабов Тво­их: от всех родов избран­ная, всех тва­рей небес­ных и зем­ных выс­шая явль­ша­я­ся, поне­же бо Тебе ради бысть Гос­подь Сил с нами, и Тобою Сына Божия позна­хом и спо­до­би­хом­ся свя­та­го Тела Его и пре­чи­стыя Кро­ве Его; тем­же бла­жен­на еси в родех родов, Бого­бла­жен­ная, Херу­ви­мов свет­лей­ши и Сера­фи­мов чест­ней­ши сущая. И ныне, все­пе­тая Пре­свя­тая Бого­ро­ди­це, не пре­стай моля­щи­ся о нас, недо­стой­ных рабех Тво­их, еже изба­ви­ти­ся нам от вся­ка­го сове­та лука­ва­го и вся­ка­го обсто­я­ния и сохра­ни­ти­ся нам невре­жден­ным от вся­ка­го ядо­ви­та­го при­ло­га диа­воль­ска­го; но даже до кон­ца молит­ва­ми Тво­и­ми неосуж­ден­ных нас соблю­ди, яко да Тво­им заступ­ле­ни­ем и помо­щию спа­са­е­ми, сла­ву, хва­лу, бла­го­да­ре­ние и покло­не­ние за вся в Тро­и­це Еди­но­му Богу и всех Созда­те­лю воз­сы­ла­ем, ныне и прис­но, и во веки веков. Аминь. При­и­ми, все­б­ла­гая и могу­ще­ствен­ная пре­чи­стая Гос­по­жа, Вла­ды­чи­ца Божия Роди­тель­ни­ца, эти дра­го­цен­ные дары, Тебе еди­ной подо­ба­ю­щие, от нас недо­стой­ных рабов Тво­их, от всех родов избран­ная, явив­ша­я­ся высо­чай­шей всех тво­ре­ний небес­ных и зем­ных! Ведь бла­го­да­ря Тебе ныне Гос­подь Сил с нами, и чрез Тебя мы Сына Божия позна­ли и удо­сто­и­лись свя­то­го Тела Его и пре­чи­стой Кро­ви Его. Пото­му бла­жен­на Ты в родах родов, в Боге бла­жен­ство стя­жав­шая, Херу­ви­мов свет­лей­шая, и честью Сера­фи­мов выс­шая. И ныне, все­х­валь­ная пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца, не пре­ста­вай молить­ся о нас, недо­стой­ных рабах Тво­их, что­бы изба­вить­ся нам от вся­ко­го сове­та зло­го и от вся­ко­го несча­стья, и сохра­нить­ся невре­ди­мы­ми от вся­ко­го ядо­ви­то­го напа­де­ния диа­во­ла. Но даже до кон­ца молит­ва­ми Тво­и­ми без осуж­де­ния нас сохра­ни, что­бы Тво­им заступ­ни­че­ством и помо­щью спа­са­е­мые, мы за все сла­ву, хва­лу, бла­го­да­ре­ние и покло­не­ние вос­сы­ла­ли в Тро­и­це еди­но­му Богу и всех Созда­те­лю, ныне, и все­гда, и во веки веков. Аминь.
Акафист ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ БЕЖЕВЫЙ

1 В гре­че­ской тра­ди­ции все стро­фы – и малые, и боль­шие, – име­ну­ют­ся ико­са­ми, что бук­валь­но озна­ча­ет «дом» и име­ет кор­ни в сирий­ской поэ­ти­ке. Конда­ка­ми же назы­ва­ли отдель­ные боль­шие поэ­мы, тогда как в сла­вян­ской тра­ди­ции конда­ка­ми ста­ло при­ня­то обо­зна­чать малые ико­сы ака­фи­ста (поми­мо еще одно­го зна­че­ния, кото­рое име­ет сло­во «кондак» – отдель­ный корот­кий празд­нич­ный гимн, ана­ло­гич­ный тропарю).

2 В синак­са­ре Суб­бо­ты Ака­фи­ста в Пост­ной Три­о­ди гово­рит­ся, что он был испол­нен в Кон­стан­ти­но­по­ле 7 авгу­ста 626 г. как бла­го­дар­ствен­ная песнь Бого­ро­ди­це за избав­ле­ние от наше­ствия ино­пле­мен­ни­ков (ава­ров). Стро­го гово­ря, такое зна­че­ние име­ет толь­ко 1‑й кондак, в кото­ром Бого­ро­ди­ца вос­пе­ва­ет­ся как «взбран­ная вое­во­да», т. е. вое­на­чаль­ни­ца (вое­во­да), всех пре­вос­хо­дя­щая в бра­нях: сло­во «взбран­ная» или «воз­бран­ная» (греч. «хюпер­ма­хос» – от «хюпер­ма­хео», что зна­чит «сра­жать­ся») про­ис­хо­дит от сло­ва «брань», а никак не от «выбор», «избра­ние», как пре­врат­но пере­тол­ко­вы­ва­ет­ся это сло­во в неко­то­рых дру­гих ака­фи­стах. Ей, «Взбран­ной вое­во­де», изба­вив­шей сво­их рабов, или, в греч. под­лин­ни­ке, свой город (Кон­стан­ти­но­поль и, шире, народ как еди­ное целое, полис), «от злых», мы и «вос­пи­су­ем» (букв, «пишем») «бла­го­дар­ствен­ная» и «побе­ди­тель­ная», т. е. вос­сы­ла­ем бла­го­дар­ствен­ные побед­ные пес­ни («побе­ди­тель­ная» – слав. мн. ч.). Кондак закан­чи­ва­ет­ся молит­вен­ной прось­бой к Бого­ро­ди­це, как име­ю­щей дер­жа­ву, т. е. власть и силу, непо­бе­ди­мую, и впредь избав­лять людей сво­их от вся­ких бед, дабы они к Ней радост­но взы­ва­ли: «Радуй­ся, Неве­сто нене­вест­ная». Даль­ней­ший текст Ака­фи­ста пря­мо уже никак не свя­зан с собы­ти­ем, объ­яс­ня­ю­щим содер­жа­ние 1‑го конда­ка. По всей види­мо­сти, пер­во­на­чаль­но кондак был отдель­ным гим­ном, а затем, в свя­зи с собы­ти­я­ми 626 г., был раз и навсе­гда при­со­еди­нен к Акафисту.
С точ­ки зре­ния содер­жа­ния в целом, Ака­фист пред­став­ля­ет собой поэ­ти­че­ский пере­сказ Еван­гель­ских собы­тий, свя­зан­ных с Рож­де­ством Хри­сто­вым, а так­же рас­кры­тие хри­сти­ан­ско­го уче­ния о спа­се­нии во Хри­сте и о Бого­во­пло­ще­нии через Пре­свя­тую Деву Марию. При этом при­вле­ка­ют­ся как биб­лей­ский мате­ри­ал (вет­хо­за­вет­ный, име­ю­щий про­об­ра­зо­ва­тель­ное зна­че­ние, и непо­сред­ствен­но еван­гель­ский), так и мате­ри­ал Цер­ков­но­го пре­да­ния. Так­же встре­ча­ют­ся упо­ми­на­ния о совре­мен­ных на тот момент цер­ков­но-поли­ти­че­ских реалиях.

3 Нача­ло 1‑го ико­са пря­мо свя­за­но с нача­лом собы­тий Бла­го­ве­ще­ния (Лк.1:26–28). Две­на­дцать хай­ре­тиз­мов 1‑го ико­са, пре­иму­ще­ствен­но дог­ма­ти­че­ско­го (соте­рио­ло­ги­че­ско­го) содер­жа­ния, вкла­ды­ва­ют­ся в уста Архан­ге­ла Гав­ри­и­ла — пред­ста­те­ля (началь­ни­ка) всех Анге­лов, – послан­но­го к Бого­ро­ди­це, что­бы ска­зать (рещи) Ей «Радуй­ся!». При этом он сам изум­ля­ет­ся (ужа­са­ет­ся), видя (зря), как в ответ на его голос – бес­плот­ный, как голос анге­ла, — начи­на­ет­ся вопло­ще­ние, воче­ло­ве­че­ние Гос­по­да. И он взы­ва­ет к Бого­ро­ди­це: Радуйся…

4 «Еюже» – цер­ков­но­сла­вян­ское отно­си­тель­ное место­име­ние «кото­рой» (тво­рит, пад.). Име­ет­ся в виду Бого­ро­ди­ца, Кото­рой или, точ­нее, через Кото­рую вос­си­я­ет радость – буду­щее вопло­ще­ние Сына Божия.

5 По пово­ду рит­ми­че­ско­го и фоне­ти­че­ско­го соот­вет­ствия пер­вой пары хай­ре­тиз­мов 1‑го ико­са – см. предисловие.
«Клят­ва» – в пере­во­де с цер­ков­но­сла­вян­ско­го зна­чит про­кля­тие. Под­ра­зу­ме­ва­ет­ся про­кля­тие от Бога, кото­рое чело­век сво­им гре­хо­па­де­ни­ем навлек на себя и на все тво­ре­ние (Быт.3:17), тем самым пре­рвав дове­ри­тель­ные отно­ше­ния с Богом. Про­кля­тие упразд­ня­ет­ся (исчез­нет), ибо в мир через Пре­свя­тую Деву при­хо­дит Бог. Так­же име­ет­ся в виду даро­ва­ние Богом нрав­ствен­но­го зако­на (запо­ве­дей), кото­рый одно­вре­мен­но и настав­ля­ет чело­ве­ка на истин­ный путь, и помо­га­ет осо­знать грех как пре­ступ­ле­ние про­тив Зако­на, а зна­чит про­кля­тие (ср. Гал.3:13). В этом слу­чае про­кля­тие упразд­ня­ет­ся, т. к. Бог дару­ет про­ще­ние не по зако­ну, а по Сво­ей вели­кой милости.

6 Про­дол­же­ние темы пер­вых глав Биб­лии. Пад­ше­го Ада­ма, а в нем и каж­до­го чело­ве­ка, вновь при­зы­ва­ет Бог для обще­ния. Этот при­зыв (воз­зва­ние) Бога к чело­ве­ку – Ада­му – про­ис­хо­дит через Бого­ро­ди­цу, так как через Нее Бог ста­но­вит­ся человеком.

7 Чело­ве­че­ский род обре­та­ет спа­се­ние во всей сво­ей целост­но­сти, состо­я­щей из двух аспек­тов – муж­ско­го, Адамова, и жен­ско­го, Еви­на. Такая дво­я­кость чело­ве­че­ства и, соот­вет­ствен­но, его спа­се­ния, состав­ля­ет парал­ле­лизм вто­рой пары хай­ре­тиз­мов. Мысль, выра­жен­ная в преды­ду­щем хай­ре­тиз­ме и име­ю­щая в виду муж­ское, т. е. разум­ное осо­зна­ние гре­хо­па­де­ния, здесь под­ра­зу­ме­ва­ет жен­ские, Еви­ны сле­зы, т. е. эмо­ци­о­наль­ные пере­жи­ва­ния по тому же пово­ду. Этим сле­зам с при­ше­стви­ем Хри­сто­вым тоже насту­па­ет избавление.

8 Преж­де все­го, ком­мен­та­рий грам­ма­ти­че­ско­го харак­те­ра, акту­аль­ный для все­го цер­ков­но­сла­вян­ско­го тек­ста Ака­фи­ста: в цер­ков­но­сла­вян­ском язы­ке име­ет­ся зва­тель­ный падеж со сво­им окон­ча­ни­ем, утра­чен­ный в совре­мен­ном рус­ском язы­ке. Посколь­ку все без исклю­че­ния хай­ре­тиз­мы суть обра­ще­ния к Бого­ро­ди­це, Ее име­но­ва­ния сто­ят в зва­тель­ном паде­же. Боль­ше все­го это бро­са­ет­ся в гла­за, когда при­ме­ня­ют­ся суще­стви­тель­ные жен­ско­го рода: окон­ча­ние «а» меня­ет­ся на «о» или «е»: неве­ста / неве­сто; высо­та / высо­те; глу­би­на / глу­бин­но; звез­да / звез­до; роз­га / роз­го; лестви­ца / лестви­це и т. д. Име­на муж­ско­го рода полу­ча­ют окон­ча­ние «е»: мост / мосте; двор / дво­ре. На суще­стви­тель­ных сред­не­го рода («воз­зва­ние», «избав­ле­ние», «дре­во») это не отражается.
Парал­ле­лизм тре­тьей пары хай­ре­тиз­мов состо­ит в про­ти­во­по­став­ле­нии высо­ты глу­бине, в чем отра­жа­ет­ся все без­гра­нич­ное – и ввысь, и вглубь – вели­чие Пре­свя­той Девы. При этом о высо­те гово­рит­ся как о цели стрем­ле­ния чело­ве­че­ско­го разу­ма (помыс­лов), жаж­ду­ще­го под­нять­ся как мож­но выше в поис­ках исти­ны, но не все­гда дости­га­ю­ще­го успе­хов, а о глу­бине, наобо­рот, гово­рит­ся как о цели стрем­ле­ния анге­лов – небо­жи­те­лей, удив­ля­ю­щих­ся тому, что про­ис­хо­дит на зем­ле, и так­же не могу­щих что-либо «удо­бо­узреть». Навер­ное, в этом скры­та и тон­кая иро­ния, име­ю­щая в виду, что Бого­во­пло­ще­ние оста­ет­ся непо­сти­жи­мой тай­ной и для людей, и для ангелов.

9 Бого­ро­ди­ца, как предо­ста­вив­шая мате­рин­скую утро­бу Сыну Божию, в цер­ков­ных пес­но­пе­ни­ях часто име­ну­ет­ся цар­ским тро­ном (царе­вым седа­ли­щем, по-греч. «кате­д­ра», отсю­да «кафед­ра») Хри­ста-Бога – Царя всей Вселенной.

10 Иисус Хри­стос есть Бог Все­дер­жи­тель, т. е. Бог, дер­жа­щий, нося­щий все (слав. «вся»). Бого­ро­ди­ца Его носит во чре­ве. Оче­вид­на игра слов, сохра­нен­ная и в сла­вян­ском переводе.

11 Бого­ро­ди­ца срав­ни­ва­ет­ся с утрен­ней звез­дой, пред­ве­ща­ю­щей рас­свет, тогда как под солн­цем под­ра­зу­ме­ва­ет­ся Сам Христос.

12 Послед­няя пара хай­ре­тиз­мов напол­не­на исклю­чи­тель­но дог­ма­ти­че­ским зна­че­ни­ем. Бого­во­пло­ще­ние, как об этом бла­го­вест­ву­ет весь Новый Завет, есть нача­ло исто­рии ново­го тво­ре­ния: тво­ре­ние (тварь) воис­ти­ну обнов­ля­ет­ся, начи­на­ет новую жизнь во Хри­сте, что ста­но­вит­ся воз­мож­но бла­го­да­ря Пре­свя­той Деве.

13 Чело­век по-раз­но­му выра­жа­ет покло­не­ние Богу, одна­ко дале­ко не все­гда его покло­не­ние отве­ча­ет истине. Истин­ное покло­не­ние воз­мож­но толь­ко во Хри­сте, так как Он есть един­ствен­но достой­ный образ явле­ния Бога – в обра­зе чело­ве­ка, а не в виде како­го-либо исту­ка­на, идо­ла, изоб­ра­же­ния или ино­го руко­твор­но­го обра­за. Тем самым, толь­ко через Него, а зна­чит, через Бого­ро­ди­цу, воз­мож­но наи­бо­лее соот­вет­ству­ю­щее покло­не­ние Богу-Твор­цу. Впро­чем, в греч. тек­сте фра­за име­ет дру­гой смысл: «Радуй­ся, от Кото­рой рож­да­ет­ся (как дитя) Тво­рец». При этом «тварь» и «Тво­рец» по-гре­че­ски зву­чат еще более похо­же, чем по-сла­вян­ски: «кти­сис» и «Кти­ст­эс», так что два хай­ре­тиз­ма закан­чи­ва­ют­ся в рифму.

14 Тема Бла­го­ве­ще­ния про­дол­жа­ет­ся – в ответ на при­вет­ствие Анге­ла и изве­стие о пред­сто­я­щем Рож­де­нии Мария недо­уме­ва­ет: «как будет это, когда Я мужа не знаю?» (Лк.1:34). 2‑й кондак поэ­ти­че­ски пере­ла­га­ет недо­уме­ния Девы, зна­ю­щей о Сво­ей чисто­те и дерз­но­вен­но гово­ря­щей Гав­ри­и­лу: «Нечто стран­ное (пре­слав­ное – по-греч. «пара­док­сон», отсю­да «пара­докс»), воз­ве­щен­ное тво­им гла­сом, – неве­ро­ят­но для моей души, ибо как же ты гово­ришь о рож­де­стве от бес­се­мен­но­го зача­тия, взы­вая: Аллилуйя?»

15 Пере­вод: «Желая (ищу­щи) понять (разу­ме­ти) непо­нят­ный (недо­ра­зу­ме­ва­е­мый) смысл (разум), Дева обра­ти­лась (возо­пи­ла) к слу­жи­те­лю (т. е. Анге­лу): «Как воз­мож­но родить­ся Сыну из чистой утро­бы (боку), – ска­жи (рцы) мне». Он же ей ска­зал со стра­хом, все же (оба­че) взы­вая так (сице): Радуйся…»

16 Через Бла­го­ве­ще­ние Мария удо­ста­и­ва­ет­ся, точ­нее, посвя­ща­ет­ся в замы­сел (совет) Божий о спа­се­нии чело­ве­ка, кото­рый был и есть у Бога от века, но кото­рый Он откры­вал лишь частич­но, посте­пен­но, до вре­ме­ни хра­ня в неиз­ре­чен­ной тайне самое глав­ное: что спа­се­ние про­изой­дет через Бого­во­пло­ще­ние. Дева Мария же ста­ла пер­вой, кто был посвя­щен в эту тай­ну, – она ста­ла, по-греч. «мюстис», или тем, кто по-рус­ски может быть назван «таин­ни­ком – таин­ни­цей». В рус­ском бого­слов­ско-литур­ги­че­ском оби­хо­де этот тер­мин озна­ча­ет участ­ни­ка цер­ков­но­го таинства.

17 В риф­му с гре­че­ским «мюстис», кото­рым закан­чи­ва­ет­ся преды­ду­щий хай­ре­тизм, постав­ле­но «пистис» («вера»), кото­рым закан­чи­ва­ет­ся насто­я­щий. Пере­вод: «Радуй­ся, вера (или, точ­нее, осно­ва­ние для веры) тех, кто молит­ся в мол­ча­нии» (имен­но таким будет более пра­виль­ный пере­вод с греч.). Под мол­ча­ни­ем, оче­вид­но, под­ра­зу­ме­ва­ет­ся тихое, без­молв­ное молит­вен­ное состояние.

18 Хри­сто­во слу­же­ние – это не толь­ко Его сло­ва, но и дела — зна­ме­ния, кото­рые внешне выгля­дят как чуде­са. Он про­по­ве­до­вал и сло­ва­ми, и чуде­са­ми. Мария, как Матерь Иису­са, тем самым дает нача­ло Его слу­же­нию чудесами.

19 Парал­лель преды­ду­ще­му хай­ре­тиз­му. Гла­виз­на – сино­ним нача­ла; веле­ния – запо­ве­ди, пове­ле­ния, по-греч. «дог­ма», род. пад. «дог­ма­тон», что так­же состав­ля­ет один из аспек­тов слу­же­ния Гос­по­да (см. преды­ду­щий ком­мен­та­рий). При этом «чудес» и «веле­ний» в греч. тек­сте состав­ля­ют риф­мо­ван­ную пару алли­те­ра­ций: «тавматон»/ «дог­ма­тон».

20 «Лест­ни­ца (лестви­ца), по кото­рой сошел (сни­де) Бог» – образ, наве­ян­ный вет­хо­за­вет­ным рас­ска­зом о том, как пра­о­тец Иаков видел во сне лест­ни­цу, соеди­ня­ю­щую зем­лю с небом, по кото­рой вос­хо­дят и нис­хо­дят Анге­лы (Быт.28:12; ср. Ин.1:51). Она сим­во­ли­зи­ру­ет связь Бога с чело­ве­ком, а в наи­боль­шей сте­пе­ни – Бого­во­пло­ще­ние и, сле­до­ва­тель­но, явля­ет­ся одним из вет­хо­за­вет­ных про­об­ра­зов Богоматери.

21 Вто­рой хай­ре­тизм этой пары допол­ня­ет пер­вый: как Бог сошел на зем­лю, так люди (сущие на зем­ли) вос­хо­дят к Богу, на небо. Цер­ковь учит о Бого­ро­ди­це, что Ее уча­стие было сво­бод­ным и созна­тель­ным – такое, сле­дуя при­ме­ру кото­ро­го чело­век име­ет воз­мож­ность быть при­ве­ден­ным к Богу, на небо.

22 Пере­вод: «Радуй­ся, чудо, о кото­ром не пере­ста­ют гово­рить, рас­ска­зы­вать Ангелы».

23 Про­ти­во­по­лож­но-сим­мет­рич­ная мысль: «Радуй­ся, пора­же­ние бесов, о кото­ром они не пере­ста­ют пла­кать». «Могословущее»/ «мно­го­пла­чев­ное» и «чудoУ?поражение» (в более ста­рых редак­ци­ях сла­вян­ско­го пере­во­да мож­но встре­тить не «пора­же­ние», а «стру­пе») по-греч. обра­зу­ют алли­те­ра­ции: «полютрюллетон»/ «полютре­не­тон» и «тавмa7’травма».

24 Эта пара обра­зу­ет даже син­так­си­че­ское един­ство: фак­ти­че­ски перед нами одно пред­ло­же­ние, раз­би­тое на два хай­ре­тиз­ма. Из это­го ста­но­вит­ся поня­тен смысл. Свет есть Хри­стос (ср. Ин.8:12, 9:5). Родив Хри­ста, Бого­ро­ди­ца роди­ла Свет. Рож­де­ние неиз­ре­чен­но, т. е. невы­ра­зи­мо – вто­рой хай­ре­тизм уси­ли­ва­ет эту мысль: Дева не изъ­яс­ни­ла, не научи­ла нико­го (ни еди­но­го), как (еже како) Она роди­ла Свет. При этом опять при­вле­ка­ет­ся фоне­ти­че­ское соот­вет­ствие, прав­да, несколь­ко необыч­ное: гре­че­ско­му «фос» («свет») во вто­ром хай­ре­тиз­ме соот­вет­ству­ет «пос» («како», т. е. «как»).

25 Сво­им послу­ша­ни­ем воле Божи­ей Бого­ро­ди­ца пре­взо­шла всю чело­ве­че­скую муд­рость и зна­ния (разум) всех мудрецов.

26 Бого­ро­ди­ца оза­ря­ет смыс­лы (т. е. умы) тех, кто верен, т. е. веру­ет во Христа.

27 В дан­ном конда­ке исполь­зу­ет­ся образ пло­до­род­но­го поля (греч. «агрос», слав, «село»), на кото­ром совер­ша­ет­ся жатва.
Пере­вод: «Сила Все­выш­не­го тогда осе­ни­ла (см. Лк.1:35) Бого­ро­ди­цу к зача­тию, не иску­шен­ную бра­ком, и Ее бла­го­плод­ную утро­бу яви­ла (пока­за) при­ят­ным, сла­дост­ным полем (село слад­кое) для всех, хотя­щих пожи­нать (жати) спа­се­ние, когда они поют так (сице): Аллилуиа».

28 Про­дол­жа­ет­ся пере­сказ Еван­ге­лия: Дева, при­яв в утро­бу Бога, поспе­ши­ла к Ели­са­ве­те (см. Лк.1:39–40). Мла­де­нец же Ели­са­ве­ты (то есть буду­щий Иоанн Кре­сти­тель, кото­ро­го уже шесть меся­цев, как жда­ла Ели­са­ве­та – см. Лк.1:24–26), узнав (познав) при­вет­ствие (цело­ва­ние) Марии, воз­ра­до­вал­ся и, взыг­рав (Лк.1:41), букв, ска­ча (ср. 2Цар.6:14), вос­клик­нул к Бого­ро­ди­це, как бы с пес­нью: Радуйся…

29 Неувя­да­е­мая отрасль, роз­гой (вет­вью) кото­рой име­ну­ет­ся Бого­ро­ди­ца, – цар­ский род Дави­дов, из кото­ро­го через Деву Марию про­ис­хо­дит Мес­сия – Иисус Хри­стос. Вооб­ще, образ вино­град­ной лозы, сим­во­ли­зи­ру­ю­щей Цер­ковь в ее един­стве, часто исполь­зу­ет­ся в Свя­щен­ном Писа­нии (см., напр., Ин.15:1). Бого­ро­ди­ца, несо­мнен­но, – наи­бо­лее цен­ная и пло­до­ви­тая ветвь (ср. сле­ду­ю­щий хайретизм).

30 Ветвь про­из­во­дит бес­смерт­ный плод – Иису­са Хри­ста. Бого­ро­ди­ца – при­об­ре­те­ние (стя­жа­ние) бес­смерт­но­го пло­да. Вся пер­вая пара хай­ре­тиз­мов обра­зу­ет риф­му: «Хай­ре, бла­сту ама­ран­ту кле­ма; Хай­ре, кар­пу аке­ра­ту ктема».

31 Дела­тель – Бог-Тво­рец. В цер­ков­но­сла­вян­ском язы­ке роль тво­ри­тель­но­го паде­жа чаще все­го выпол­ня­ет падеж вини­тель­ный. Поэто­му фра­за пере­во­дит­ся так: «Радуй­ся, дела­ю­щая Дела­те­ля Чело­ве­ко­люб­цем (т. е. Бога-Твор­ца Богом-Человеколюбцем)».

32 Пере­вод: «Радуй­ся, родив­шая Наса­див­ше­го нашу жизнь». Здесь, во-пер­вых, аллю­зия на вет­хо­за­вет­ное повест­во­ва­ние о насаж­де­нии Богом сада (рая) как сре­ды жиз­ни чело­ве­ка (Быт.2:8). Во-вто­рых, «Дела­те­ля» и «Сади­те­ля» по-греч. – созвуч­ные сло­ва: «геор­гон» и «фютур­гон».

33 В более ста­рых редак­ци­ях сла­вян­ско­го тек­ста вме­сто «мно­го­пло­дие» сто­ит «гобзо­ва­ние».

34 «Очи­ще­ние» – в дан­ном слу­чае так пере­ве­ден биб­лей­ский тер­мин, озна­ча­ю­щий Гол­гоф­скую жерт­ву Хри­ста как «уми­ло­сти­ви­тель­ную», «при­ми­ри­тель­ную» перед Богом (1Ин.2:2, 4:10), т. е. име­ю­щую иску­пи­тель­ное, очи­сти­тель­ное от гре­ха зна­че­ние для чело­ве­че­ско­го рода. Тра­пе­за – как сим­вол при­част­но­сти и досту­па к пло­дам уми­ло­стив­ле­ния, очи­ще­ния, совер­шен­но­го Иису­сом Христом.

35 Сло­вом «рай» в дан­ном слу­чае пере­ве­де­но греч. «лей­мон», что букв, озна­ча­ет «луг» – сим­вол рас­ти­тель­но­го изоби­лия. Это дру­гое сло­во, неже­ли «пара­дей­сос», кото­рое обыч­но пере­во­дят имен­но как «рай» в смыс­ле «сад». Сло­вом «пищ­ный», так­же толь­ко в дан­ном слу­чае и еще в одном хай­ре­тиз­ме (см. ниже), пере­ве­де­но более широ­кое поня­тие – насла­жде­ние в поло­жи­тель­ном зна­че­нии, как сча­стье, радость. Ина­че гово­ря, име­ет­ся в виду луг, изоби­лу­ю­щий бла­га­ми. Через Бого­во­пло­ще­ние, зна­чит, через Бого­ро­ди­цу, чело­ве­ку дару­ет­ся воз­мож­ность питать­ся на «лугу» этих благ. Отсю­да мета­фо­ра, име­ю­щая в виду Бого­ро­ди­цу, вновь про­из­рас­тив­шую (про­цве­та­е­ши – в церк.-слав. яз. пере­ход­ный гла­гол) рай пищный.

36 Един­ство с Богом, озна­ме­но­ван­ное Бого­во­пло­ще­ни­ем, – цель жиз­ни для веру­ю­ще­го. В Бого­ро­ди­це, таким обра­зом, совер­ша­ет­ся при­го­тов­ле­ние к дости­же­нию этой цели – гото­вит­ся при­ста­ни­ще, букв, «при­стань», «гавань». «Рай» и «при­ста­ни­ще» (в вин. пад.) – по-греч. созвуч­ны: «лей­мо­на» и «лиме­на».

37 Кади­ло, из кото­ро­го бла­го­уха­ет фими­ам, и вооб­ще каж­де­ние – неотъ­ем­ле­мый атри­бут цер­ков­но­го бого­слу­же­ния и молит­вы вооб­ще с древ­ней­ших вре­мен и пото­му сим­вол молит­вы. Одна­ко не вся­кая молит­ва угод­на (при­ят­на) Богу, а лишь такая, кото­рая сопря­га­ет­ся с любо­вью, дове­ри­ем и сми­ре­ни­ем – всем тем, что в наи­боль­шей мере появи­лось в жиз­ни Бого­ро­ди­цы (ср. Лк.1:38). Под молит­вой под­ра­зу­ме­ва­ет­ся пред­ста­тель­ство Бого­ро­ди­цы перед Богом, Ее, по-греч. бук­валь­но «послан­ни­че­ство» от нас к Богу.

38 Здесь содер­жит­ся, пожа­луй, два аспек­та: во-пер­вых, мир через Рож­де­ство Хри­сто­во напол­ня­ет­ся Божи­им при­сут­стви­ем и пото­му очи­ща­ет­ся, вер­нее, ему дает­ся воз­мож­ность очи­стить­ся (от зла и гре­ха), а во-вто­рых, совер­ша­ет­ся это с созна­тель­но­го и сми­рен­но­го согла­сия Бого­ро­ди­цы, так что в ее лице вся тварь, весь мир пово­ра­чи­ва­ет­ся к Сво­е­му Твор­цу. Уже сам по себе этот шаг со сто­ро­ны тва­ри сви­де­тель­ству­ет о ее жела­нии освя­тить­ся, очи­стить­ся и обно­вить­ся. Его совер­ша­ет Пре­свя­тая Дева (ср. прим. 34).

39 В собы­тии Бла­го­ве­ще­ния, как и, шире, в собы­тии Бого­во­пло­ще­ния, про­яв­ля­ет­ся бла­го­во­ле­ние Божие к смерт­но­му чело­ве­ку (ср. Ин.3:16).

40 Со сво­ей сто­ро­ны смерт­ный чело­век сам жаж­дет или, точ­нее, дер­за­ет про­сить живо­го, лич­ност­но­го обще­ния с Богом. Подоб­ным дерз­но­ве­ни­ем напол­не­на вся Свя­щен­ная исто­рия: мож­но вспом­нить, напри­мер, борь­бу Иако­ва с Богом (Быт.32:24–30), вопро­ша­ния Авва­ку­ма (Авв.1:2 и др.), Иере­мии (Иер.20:7–18) и Иова (Иов.19:25–27, 23:3–6), а так­же целый ряд еван­гель­ских эпи­зо­дов (Мф.9:20–21, 15:22–28 и др.). И ока­зы­ва­ет­ся, имен­но такое сынов­нее, а не раб­ское слу­же­ние угод­но Богу (Мф.9:2, 22; Мк.10:47–52 и др.). Это дерз­но­ве­ние не есть бого­бор­че­ство в смыс­ле отри­ца­ния или нис­про­вер­же­ния Бога, а довер­чи­вое и откро­вен­ное к Нему отно­ше­ние (см. Иов.42:5–6; Мф.15:27 и др.). Свя­щен­ная исто­рия напол­не­на подоб­ны­ми дерз­но­ве­ни­я­ми. Они, соб­ствен­но, и состав­ля­ют тот чело­ве­че­ский импульс, кото­рый ею дви­жет. Пло­дом этих дерз­но­ве­ний яви­лась Пре­свя­тая Дева. Родив­шись от Нее, Гос­подь отве­тил на чело­ве­че­ское дерз­но­ве­ние самым щед­рым и пол­ным обра­зом. Вооб­ще, про­ти­во­по­лож­ная сим­мет­рия послед­ней пары хай­ре­тиз­мов отра­жа­ет два тес­но свя­зан­ных меж­ду собой аспек­та пра­во­слав­но­го уче­ния о спа­се­нии. Спа­се­ние совер­ша­ет­ся Богом, но не толь­ко с согла­сия чело­ве­ка, а при его актив­ном уча­стии, содей­ствии, сотвор­че­стве, сора­бот­ни­че­стве с Богом, т. е. в ответ на дерз­но­ве­ние, пре­одо­ле­ва­ю­щее соблаз­ны и сомнения.

41 Поэт-соста­ви­тель Ака­фи­ста под­клю­ча­ет мате­ри­ал Еван­ге­лия от Мат­фея, допол­ня­ю­щий рас­сказ св. Луки о Бла­го­ве­ще­нии. В Мф.1:18–25 гово­рит­ся о Бла­го­ве­ще­нии Иоси­фу, точ­нее, о том, как Ангел Гос­по­день раз­ре­шил сомне­ния Иоси­фа по пово­ду ожи­да­ния Мари­ей рож­де­ния Мла­ден­ца. Мария была Девой, соглас­но обы­чаю обру­чен­ной Иоси­фу для хра­не­ния Ее дев­ства, так как Она была посвя­ще­на на слу­же­ние при Хра­ме. Пере­вод: «Внут­ренне обу­ре­ва­е­мый сомне­ни­я­ми, цело­муд­рен­ный Иосиф, зная (зря) Тебя, Непо­роч­ная, как не познав­шую бра­ка (сла­вян­ский пере­вод, каль­ки­ру­ю­щий гре­че­ский текст и пере­да­ю­щий греч. пред­лог «прос» в его обыч­ном зна­че­нии – «к (Тебе)», – тем самым несколь­ко затем­ня­ет смысл) и счи­тая Твою брач­ную чисто­ту укра­ден­ной, при­шел в смя­те­ние; узнав (уве­дев) же, что зача­тие есть от Духа Свя­то­го, изрек: Аллилуиа».

42 Вни­ма­ние пере­клю­ча­ет­ся на сле­ду­ю­щую стра­ни­цу Еван­гель­ской исто­рии – Рож­де­ство Хри­сто­во, вновь по Еван­ге­лию от Луки (Лк.2:8–16). Пере­вод: «Пас­ту­хи услы­ша­ли анге­лов, вос­пе­ва­ю­щих при­ше­ствие Хри­сто­во во пло­ти, и при­дя (тек­ше) как к Пас­ты­рю, видят Его как непо­роч­но­го Агн­ца, Кото­рый во чре­ве Марии воз­рос как на паст­би­ще (упас­ша­ся). Вос­пе­вая Ее, они воз­гла­си­ли: Радуйся…»

43 Как и в нача­ле 4‑го ико­са, Хри­стос име­ну­ет­ся одно­вре­мен­но и Агн­цем, и Пас­ты­рем. И то, и дру­гое наиме­но­ва­ния мы встре­ча­ем в Новом Заве­те («Агнец» – Ин.1:29; 1Пет.1:19; осо­бен­но мно­го в Откр.; «Пас­тырь» – Мф.25:32; Ин.10:11, 14; 1Пет.2:25; Евр.13:20). Такая дво­я­кость выра­жа­ет два аспек­та слу­же­ния Иису­са Хри­ста: как Агнец, Он при­но­сим в жерт­ву, подоб­но тому, как при­но­си­ли в Вет­хом Заве­те в жерт­ву Богу ягнят, агн­цев (ср. Ис.53:7). И, как Сам Бог, Он есть Пас­тырь, пасу­щий, т. е. пита­ю­щий и обе­ре­га­ю­щий веру­ю­щих, как Сво­их овец.

44 Сло­вес­ны­ми (т. е. разум­ны­ми, мыс­ля­щи­ми) овца­ми име­ну­ют­ся люди в их отно­ше­нии к Богу как к Сво­е­му забот­ли­во­му Пас­ты­рю. Двор с овца­ми есть образ Церк­ви или наро­да Божия – общи­ны веру­ю­щих в Бога как в Сво­е­го Пас­ты­ря. Подоб­ный образ доволь­но часто встре­ча­ет­ся на стра­ни­цах Свя­щен­но­го Писа­ния, как Вет­хо­го (Пс.22:1–2, 78:13; Иер.23:1–2; Иез.34 и др.), так и Ново­го Заве­та (Мф.10:6, 18:12–13; Ин.10:1 слл.). Бого­ро­ди­ца мета­фо­ри­че­ски име­ну­ет­ся дво­ром сло­вес­ных овец, ибо из Нее родил­ся Хри­стос-Пас­тырь, через Кото­ро­го мы вхо­дим в Цер­ковь, как во двор овчий.

45 Зло в его духов­ном изме­ре­нии есть враж­да с Богом, а кон­крет­ные про­яв­ле­ния зла – неви­ди­мые вра­ги Бога и чело­ве­ка. Бог, при­шед­ший в мир через Пре­свя­тую Деву, побеж­да­ет зло и достав­ля­ет им (вра­гам) мучение.

46 Пара хай­ре­тиз­мов, зер­каль­но соот­вет­ству­ю­щих друг дру­гу по смыс­лу: Бог соеди­ня­ет­ся с чело­ве­ком, и пото­му вме­сте раду­ют­ся и лику­ют анге­лы (небес­ные) с чело­ве­ка­ми (зем­ны­ми). Сло­ва «лико­вать», «лик», от кото­рых обра­зо­ва­но «сли­ков­ству­ют», име­ют в виду хор или даже хоро­вод – празд­нич­ное пение с тан­цем. В сла­вян­ском язы­ке сло­во «лик» име­ет зна­че­ние «хора».

47 Бла­го­ве­стие о Хри­сте, кото­рое при­зва­ны про­по­ве­до­вать апо­сто­лы, есть, преж­де все­го, бла­го­ве­стие о Бого­во­пло­ще­нии, а зна­чит и о Бого­ро­ди­це. Ина­че гово­ря, она немолч­но на устах апостолов.

48 «Дер­зость» – по-греч. бук­валь­но «муже­ство», «сме­лость». Через Бого­ро­ди­цу Бог стал чело­ве­ком и обе­щал пре­бы­вать с нами «во все дни до скон­ча­ния века» (Мф.28:20), – пото­му и муче­ни­ки (стра­сто­терп­цы) дер­зост­но, муже­ствен­но пере­но­сят стра­да­ния, так что они непобедимы.

49 Созер­цая кра­со­ту Бого­ро­ди­цы в Ее сми­рен­ном уча­стии в воче­ло­ве­че­нии Бога, мы тем самым позна­ем и бла­го­дать, т. е. даро­ва­ние Богом спа­се­ния человеку.

50 Родив­шись от Бого­ро­ди­цы, сни­зой­дя в мир даже до ада, Гос­подь побеж­да­ет ад. Ад обна­жил­ся, будучи обез­ору­жен, и разо­мкнул свои объ­я­тия, в пле­ну кото­рых нахо­дил­ся род человеческий.

51 Пере­вод: «Радуй­ся, бла­го­да­ря Кото­рой мы облек­лись в сла­ву». В осно­ве послед­ней пары хай­ре­тиз­мов – игра слов «обнажился»/ «облек­лись» (оде­лись), при­чем имен­но вто­рой хай­ре­тизм носит пер­вич­ное, смыс­ло­об­ра­зу­ю­щее зна­че­ние. Име­ет­ся в виду еще древ­нее, иду­щее из Вет­хо­го Заве­та и вос­при­ня­тое пер­вы­ми хри­сти­а­на­ми пони­ма­ние биб­лей­ско­го рас­ска­за о том, как чело­век после гре­хо­па­де­ния уви­дел свою наго­ту и вынуж­ден был ее при­крыть (Быт.3:7). Это тол­ку­ет­ся как след­ствие утра­ты той сла­вы (см. Рим.3:23) – сво­е­го рода «обо­лоч­ки» при­сут­ствия Божия, – кото­рая явля­ла ничем не замут­нен­ную, сия­ю­щую бого­об­раз­ность чело­ве­ка. Утра­ту этой сла­вы после гре­хо­па­де­ния чело­век заме­нил зем­ной одеж­дой. С при­ше­стви­ем Хри­сто­вым чело­ве­ку вновь дает­ся воз­мож­ность одеть­ся, облечь­ся в сла­ву Божию, – чему послу­жи­ла Пре­свя­тая Богородица.

52 Вновь вни­ма­ние пере­клю­ча­ет­ся на Еван­ге­лие от Мат­фея с его рас­ска­зом о собы­ти­ях Рож­де­ства Христова. 
/Перевод: «Волх­вы, уви­дев звез­ду, иду­щую к Богу, после­до­ва­ли ее заре; и дер­жась ее, как све­тиль­ни­ка, бла­го­да­ря ей нашли Все­мо­гу­ще­го Царя (т. е. Хри­ста); и достиг­нув Недо­сти­жи­мо­го (игра слов, про­ти­во­по­лож­ных по смыс­лу), воз­ра­до­ва­лись, вос­кли­цая Ему: Аллилуиа».

53 Про­дол­жа­ет­ся рас­сказ о волх­вах, име­ну­е­мых отро­ка­ми (т. е. слу­жи­те­ля­ми) хал­дей­ски­ми (из Хал­деи, т. е. Вави­ло­на) и о том, как они уви­де­ли на руках (руку – в церк.-слав. яз. двойств, чис­ло) Девы Того, Кто создал Сво­и­ми рука­ми чело­ве­ков (игра сло­ва «руки»). При­знав в Нем Вла­ды­ку, хотя и при­няв­ше­го образ (зрак) раба (ср. Флп.2:7), они поспе­ши­ли (пот­ща­ша­ся) послу­жить Ему дара­ми и вос­петь к Бла­го­сло­вен­ной (т. е. Деве): Радуйся…

54 Звез­дою име­ну­ет­ся Хри­стос. Поэт раз­ви­ва­ет образ еван­гель­ской звез­ды, кото­рую уви­де­ли волх­вы и кото­рая при­ве­ла их ко Хри­сту (см. так­же Чис.24:17).

55 Пар­ный хай­ре­тизм так­же име­ет в виду «аст­ро­но­ми­че­скую» тему: таин­ствен­ный (уда­ре­ние на пер­вом сло­ге, от сло­ва «таин­ство») день есть день Цар­ствия Божия, насту­па­ю­щий и неве­че­ре­ю­щий с при­ше­стви­ем Хри­сто­вым (ср. Рим.13:12). В этом и состо­ит вели­кая и глав­ная спа­си­тель­ная тай­на, пере­жи­ва­е­мая в Церк­ви во всех ее таин­ствах. Заря это­го дня и есть Дева Мария, родив­шая Христа.

56 Пре­лесть – по-цер­ков­но­сла­вян­ски, как и в пере­во­де с гре­че­ско­го, озна­ча­ет обман, пре­льще­ние. Печь (пещь) пре­ле­сти – уси­ли­ва­ю­щий образ: посто­ян­ная ситу­а­ция обма­на, пре­льще­ний и соблаз­нов, кото­ры­ми, как в печи, диа­вол «опа­ля­ет» чело­ве­ка в мире сем со вре­мен гре­хо­па­де­ния, когда чело­век был пре­льщен и обма­нут впер­вые (см. Быт.3). Бого­ро­ди­ца, родив­шая в мир сей Хри­ста, тем самым уга­си­ла эту печь диа­воль­ских прельщений.

57 О «таин­ни­ках» – см. прим. 16. Во Хри­сте, как в вопло­тив­шем­ся Сло­ве, Кото­рое было Богом (Ин.1:1, 14), нам при­от­кры­ва­ет­ся вели­чай­шая боже­ствен­ная тай­на – тай­на Бога, Еди­но­го в Тро­и­це. Таин­ни­ки Тро­и­цы – те, кому откры­та эта тай­на и кто в нее уве­ро­вал, т. е. вер­ные чле­ны хри­сти­ан­ской Церк­ви. Откро­ве­ние этой тай­ны есть их про­све­ще­ние. Через Бого­ро­ди­цу про­ис­хо­дит Бого­во­пло­ще­ние, а зна­чит и Тро­ич­ное откро­ве­ние, про­све­ща­ю­щее таин­ни­ков Троицы.

58 Бес­че­ло­веч­ным мучи­те­лем назван диа­вол; он захва­тил власть над сотво­рен­ным Богом миром и началь­ству­ет в нем, он – князь мира сего. С при­ше­стви­ем Хри­сто­вым его неза­кон­ное началь­ство­ва­ние упразд­ня­ет­ся, изме­та­ет­ся (ср. Ин.12:31).

59 Ср. прим. 31 (о зна­че­нии винит, пад. в церк.-слав. язы­ке). Бого­ро­ди­ца откры­ла (пока­за­ла) Хри­ста как Гос­по­да Чело­ве­ко­люб­ца (или Гос­по­дом Человеколюбцем).

60 Дан­ный хай­ре­тизм име­ет явно исто­ри­че­скую подо­пле­ку, акту­аль­ную для вре­ме­ни состав­ле­ния Ака­фи­ста: он был состав­лен в свя­зи с избав­ле­ни­ем Кон­стан­ти­но­по­ля от наше­ствия вар­ва­ров (см. пре­ди­сло­вие). Впро­чем, под слу­же­ни­ем, воз­мож­но, пони­ма­ет­ся не толь­ко поли­ти­че­ская зави­си­мость, но и вар­вар­ское рели­ги­оз­ное слу­же­ние, т. е. язы­че­ское идолопоклонство.

61 Гре­че­ское сло­во «бар­ба­ру» («вар­вар­ско­го») из преды­ду­ще­го хай­ре­тиз­ма здесь нахо­дит свою фоне­ти­че­скую пару – «бор­бо­ру», пере­ве­ден­ное на сла­вян­ский язык как «тиме­ние», что зна­чит «боло­то», «грязь». Под «тиме­ни­ем дел», оче­вид­но, пони­ма­ет­ся мир­ская суе­та, кото­рая, как тря­си­на, затя­ги­ва­ет и мара­ет чело­ве­ка. От подоб­ной суе­ты избав­ля­ет, изы­ма­ет жизнь в Боге, явив­ша­я­ся через Пре­свя­тую Деву.

62 Хай­ре­тизм, так­же име­ю­щий исто­ри­че­ское объ­яс­не­ние и, более того, име­ю­щий зна­че­ние для дати­ров­ки все­го Ака­фи­ста. Речь идет об огне­по­клон­ни­ках-зоро­астрий­цах в лице Саса­нид­ской дер­жа­вы, угро­жав­шей Визан­тии с восто­ка вплоть до паде­ния пер­вой в 651 г. (на этом осно­ва­нии уста­нав­ли­ва­ет­ся верх­ний пре­дел того хро­но­ло­ги­че­ско­го отрез­ка, когда мог быть напи­сан Акафист).

63 Тема огня во вто­ром хай­ре­тиз­ме этой пары пере­хо­дит из исто­ри­че­ской в духов­но-аске­ти­че­скую сфе­ру: Сын Божий, родив­ший­ся от Девы, помо­га­ет чело­ве­ку изба­вить­ся (изме­нить­ся) от пла­ме­ни пагуб­ных страстей.

64 Бого­ро­ди­ца – настав­ни­ца вер­ных (т. е. веру­ю­щих) в их цело­муд­рии. Послед­нее поня­тие в хри­сти­ан­ской нрав­ствен­но­сти име­ет более широ­кое, неже­ли узко-сек­су­аль­ное зна­че­ние – это некая целост­ность, нерас­ко­ло­тость, «про­сто­та» созна­ния, ума, чувств и воли, кото­рые раз­вра­ща­ет, рас­ка­лы­ва­ет грех.

65 Пере­вод: «Радуй­ся, всех поко­ле­ний (людей) радость».

66 Пере­вод: «Волх­вы, став бого­нос­ны­ми про­по­вед­ни­ка­ми, воз­вра­ти­лись в Вави­лон, испол­нив (скон­чав­ше) Твое про­ро­че­ство; и про­по­ве­да­ли о Тебе всем, что Ты Хри­стос, оста­вив Иро­да лжи­вым (пусто­слов­ным) и не могу­щим петь: Алли­лу­иа». Текст, как видим, обра­щен ко Хри­сту. Сло­во «скон­чав­ше» («скон­чать»), обра­зо­ван­ное в сла­вян­ском язы­ке от сло­ва «конец» – пере­вод греч. «екте­ле­сан­тес», в свою оче­редь обра­зо­ван­но­го от «телос», что зна­чит не толь­ко «конец» в про­стом (хро­но­ло­ги­че­ском или про­стран­ствен­ном) смыс­ле, но и «дости­же­ние цели», «свер­ше­ние», «испол­не­ние» (ср. Рим.10:4; 1Тим.1:5, где в Сино­даль­ном пере­во­де сло­во «телос» в одном слу­чае пере­ве­де­но как «конец», а в дру­гом как «цель»).

67 В церк.-слав. язы­ке гла­гол «вос­си­ять» может быть пере­ход­ным: «вос­си­ять исти­ну» или «вос­си­ять про­све­ще­ние истины».
Пере­вод: «Дав про­све­ще­нию исти­ны вос­си­ять в Егип­те, Ты отг­нал тьму лжи: ибо его идо­лы пали, не выдер­жав Тво­ей силы. Те же, кто изба­вил­ся от них (от идо­лов), вос­пе­ли Бого­ро­ди­це: Радуй­ся…» Текст нача­ла 6‑го ико­са вновь обра­щен ко Хри­сту. Его содер­жа­ние доволь­но необыч­но, так как ком­би­ни­ру­ет мате­ри­ал Свя­щен­но­го Писа­ния и древ­ней­ше­го хри­сти­ан­ско­го Пре­да­ния, не вошед­ше­го в Писа­ние. Речь идет о бег­стве Свя­то­го Семей­ства в Еги­пет (Мф.2:13–14). Пре­да­ние утвер­жда­ет, что посе­ще­ние Егип­та Мла­ден­цем при­ве­ло к испол­не­нию про­ро­че­ства Исайи: «Вот, Гос­подь вос­се­дит на обла­ке лег­ком и гря­дет в Еги­пет. И потря­сут­ся от лица Его идо­лы Еги­пет­ские» (Ис.19:1). Пре­да­ние сооб­ща­ет даже такие подроб­но­сти, как кру­ше­ние идо­лов в Илио­по­ле – одном из древ­ней­ших Еги­пет­ских рели­ги­оз­ных цен­тров. Вооб­ще, текст 6‑го ико­са, вклю­чая хай­ре­тиз­мы, обра­щен­ные, как обыч­но, к Бого­ро­ди­це, раз­ви­ва­ет биб­лей­скую тему Егип­та. Бла­го­да­ря исто­рии Исхо­да, Еги­пет и все, что с ним свя­за­но (язы­че­ское идо­ло­по­клон­ство, фара­он, почи­тав­ший­ся как бог), явля­ют­ся для Биб­лии и для Церк­ви сим­во­ла­ми духов­но­го раб­ства и рели­ги­оз­ной лжи.

68 Бесы в кон­тек­сте «еги­пет­ской» темы – идо­лы, лож­ные цен­но­сти, кото­рым может раб­ски слу­жить человек.

69 Хри­стос, рож­ден­ный от Девы, попи­ра­ет власть (дер­жа­ву) лжи (пре­ле­сти). О пре­ле­сти см. прим. 56.

70 Мысль, близ­кая выска­зан­ной в преды­ду­щем хай­ре­тиз­ме: Хри­стос – един­ствен­но истин­ный види­мый образ Бога неви­ди­мо­го (Ин.1:18; Кол.1:15) обли­ча­ет (в обо­их смыс­лах – и «выяв­ля­ет, изоб­ли­ча­ет», и «обви­ня­ет») ложь (лесть) идо­лов, т. е. лож­ных боже­ствен­ных обра­зов и идолослужения.

71 Далее идут упо­ми­на­ния дета­лей исто­рии Исхо­да, про­чи­тан­ные в их про­об­ра­зо­ва­тель­ном зна­че­нии по отно­ше­нию ко Хри­сту (ср. 1Кор.10:1–6), а зна­чит, и к Бого­ро­ди­це. Фара­он мыс­лен­ный – мыс­лен­ное, т. е. духов­ное, миро­воз­зрен­че­ское раб­ство чело­ве­ка суе­ве­ри­ям и пред­рас­суд­кам. Море, в кото­ром погиб­ло вой­ско фара­о­но­во, устре­мив­ше­е­ся в пого­ню за изра­иль­тя­на­ми (Исх.14:27–28, 15:4–5), – про­об­раз Бого­ро­ди­цы, как Той, от Кото­рой родил­ся Сын Божий, осво­бо­див­ший чело­ве­ка от лож­но­го служения.

72 Во вре­мя стран­ствия по пустыне Мои­сей напо­ил жаж­ду­щий народ водой, высе­чен­ной из кам­ня (Исх.17:1–7, Чис.20:1–11). Ап. Павел уви­дел в этом камне, исто­ча­ю­щем воду, про­об­раз Хри­ста (1Кор.10:4). Мария здесь так­же име­ну­ет­ся таким кам­нем, ибо Она поро­ди­ла Хри­ста, напо­ив­ше­го жаж­ду­щих жиз­ни (ср. Ин.4:13–14, 7:37).

73 По пустыне изра­иль­тян вел Сам Гос­подь посред­ством огнен­но­го стол­па (Исх.13:21), ука­зуя путь нахо­дя­щим­ся во тьме (настав­ляя сущия во тьме). В исто­рии исхо­да речь идет о ноч­ной тьме в бук­валь­ном смыс­ле, тогда как здесь тьма упо­ми­на­ет­ся в пере­нос­ном, духов­ном значении.

74 Днем огнен­ный столп имел вид стол­па облач­но­го (Исх.13:21–22). Хай­ре­тизм раз­ви­ва­ет этот образ, гово­ря о Бого­ро­ди­це, что Она есть покров шире (шир­ший) облака.

75 Пере­вод: «Радуй­ся, пища, пре­ем­ни­ца ман­ны (т. е. заме­нив­шая ман­ну)». Ман­на была хле­бом, кото­рый пода­вал Бог стран­ству­ю­щим по пустыне изра­иль­тя­нам каж­дый день (Исх.16:4, 31). Хри­стос назы­ва­ет себя «Хле­бом жиз­ни» (Ин.6:35, 48), т. е. тем Хле­бом, без кото­ро­го не может жить чело­век. При этом Он так­же обра­ща­ет­ся к вет­хо­за­вет­ной исто­рии с ман­ной (Исх.6:31–33, 49).

76 Бого­ро­ди­ца име­ну­ет­ся слу­жи­тель­ни­цей свя­той сла­до­сти. Сло­вом «сла­дость» здесь пере­ве­де­но то же самое гре­че­ское сло­во, что в седь­мом хай­ре­тиз­ме 3‑го ико­са пере­ве­де­но как «пищ­ный» (см. прим.), а имен­но «трю­фе» («насла­жде­ние», «радость») созвуч­ное «тро­фе» («пища») преды­ду­ще­го хайретизма.

77 Два послед­них хай­ре­тиз­ма обра­зу­ют и смыс­ло­вое, и син­так­си­че­ское един­ство (ср. прим. 24). Бого­ро­ди­ца име­ну­ет­ся зем­лей, в кото­рой течет моло­ко и мед (Исх.3:8; Втор.26:9) и кото­рая была обе­ща­на (обе­то­ва­на) Авра­аму, Иса­а­ку и Иако­ву (Быт.12:7, 17:8 и др.) и их потом­кам – наро­ду Изра­и­ле­ву. В духов­ном отно­ше­нии зем­ля Обе­то­ван­ная – сим­вол Цар­ства Божия, обе­щан­но­го ново­за­вет­но­му наро­ду Божию, т. е. Церк­ви веру­ю­щих во Хри­ста. Мед и моло­ко (мле­ко) – сим­вол пло­до­нос­но­сти и изоби­лия Обе­то­ван­ной зем­ли, а зна­чит, и Цар­ства Божия, кото­рое при­хо­дит в мир с Рож­де­ством Хри­сто­вым от Пре­свя­той Девы. (ср. 2Кор.5:7), вырос­ши (про­зяб) из бес­се­мен­ной утро­бы и сохра­нив ее, какой она была (яко­же бе), дев­ствен­ной (нетлен­ну), дабы мы,

78 Повест­во­ва­ние дви­жет­ся даль­ше по Еван­ге­лию: речь идет уже о собы­ти­ях Сре­те­ния. Необ­хо­ди­мы два пред­ва­ри­тель­ных пояс­не­ния по пово­ду отдель­ных слов. «Пре­лест­ный» – «лжи­вый», «обман­чи­вый» (ср. прим. 56 и 69). Сло­вом «век» часто пере­во­дит­ся греч. сло­во «айо­нос» («эон»), кото­рое име­ет в виду не про­сто отре­зок вре­ме­ни, а все миро­зда­ние, пони­ма­е­мое в исто­ри­че­ском аспек­те, как име­ю­щее нача­ло и конец (см., напр., Гал.1:4; Евр.1:2). В этом зна­че­нии сино­ни­мом сло­ва «век» будет «мир». Имен­но в таком, широ­ком зна­че­нии о «жиз­ни буду­ща­го века» гово­рит­ся и в Сим­во­ле веры.
Пере­вод: «Когда Симе­он соби­рал­ся поки­нуть (пре­ста­ви­ти­ся от) нынеш­ний обман­чи­вый век или мир (Лк.2:25–32), Ты (Хри­сте), пре­дал Себя (вдал­ся еси) ему как Мла­де­нец, но он узнал в Тебе и совер­шен­но­го Бога. Поэто­му (тем­же) он уди­вил­ся Тво­ей неиз­ре­чен­ной пре­муд­ро­сти, взы­вая: Аллилуиа».

79 Для сохра­не­ния семан­ти­че­ской свя­зи нуж­но было бы пере­ве­сти не «Зижди­тель», а «Тво­рец», одно­ко­рен­ное со сло­вом «тварь», как в гре­че­ском тексте. 
Пере­вод: «Тво­рец (Зижди­тель), явив­шись нам, – тем, кто были созда­ны Им (от Него быв­шим), – пока­зал (тем самым) новую тварь видя чудо, вос­пе­ва­ли Ее (утро­бу, т. е. Деву), вос­кли­цая: Радуйся…»

80 Нетле­ние – биб­лей­ский сино­ним бес­смер­тия, веч­ной жиз­ни (см. 1Кор.15:42, 50, 53). Бого­ро­ди­ца име­ну­ет­ся цвет­ком, т. е. кра­со­той и нача­лом, пред­ве­сти­ем нетления.

81 Дева Мария в сво­ем сми­рен­ном послу­ша­нии и цело­муд­рии – венец воздержания.

82 Обли­стать – в церк.-слав. язы­ке пере­ход­ный гла­гол: осве­тить, высве­тить что-либо (ср. прим. 67 и 134 по пово­ду гла­го­ла «вос­си­ять»). Бого­ро­ди­ца вос­пе­ва­ет­ся как Та, бла­го­да­ря Кото­рой явлен во всем сия­нии образ вос­кре­се­ния, т. е. Сам Иисус Христос.

83 Жизнь (житие) Пре­свя­той Девы по чисто­те ни в чем не усту­па­ет ангельской.

84 Оба хай­ре­тиз­ма обра­ща­ют­ся к обра­зу дре­ва, прав­да, при этом в греч. тек­сте исполь­зу­ет­ся два раз­ных сло­ва: соот­вет­ствен­но «денд­рон» и «ксю­лон». В пер­вом слу­чае воз­ни­ка­ет аллю­зия, напри­мер, на дре­во, при­но­ся­щее доб­рые пло­ды (ср. Мф.7:17 и др.). Вто­рой тер­мин в Биб­лии встре­ча­ет­ся для обо­зна­че­ния как рай­ско­го дре­ва жиз­ни (Быт.2:9; Откр.2:7, 22:2), так и Крест­но­го дре­ва, на кото­ром был «пове­шен» Хри­стос (Деян.5:30, 10:39, 13:29; 1Пет.2:24; Гал.3:13) и кото­рое ста­ло новым дре­вом жиз­ни – веч­ной жиз­ни по вос­кре­се­нии, хотя, впро­чем, ни о том, ни о дру­гом дре­ве в Биб­лии не гово­рит­ся в свя­зи с их бла­го­при­ят­ной лист­вен­ной сенью (в Откр.22:2 «листья дере­ва – для исце­ле­ния наро­дов»). «Мно­гие» (мно­зи) – на биб­лей­ском язы­ке сино­ним поня­тия «все». После гре­хо­па­де­ния связь чело­ве­ка с дре­вом жиз­ни пре­рва­на (Быт.3:22), но с при­ше­стви­ем Хри­сто­вым через Пре­свя­тую Деву явле­на милость Божия к чело­ве­ку, что­бы он вновь мог устре­мить­ся к жиз­ни веч­ной – к дре­ву жиз­ни (ср. Откр.22:2).

85 Под пле­не­ни­ем под­ра­зу­ме­ва­ют­ся духов­ный плен чело­ве­ка гре­ху и злу, от кото­ро­го избав­ля­ет Хри­стос. Его выно­си­ла во чре­ве Пре­свя­тая Дева Мария.

86 Спа­се­ние чело­ве­ка заклю­ча­ет­ся и в пре­одо­ле­нии заблуж­де­ний – как в миро­воз­зрен­че­ском, так и в нрав­ствен­ном смыс­ле (ср. прит­ча о блуд­ном, т. е. заблуд­шем сыне – Лк.15:12–32). Хри­стос – Настав­ник в поис­ках выхода.
Сто­ит отме­тить, что в сла­вян­ский текст здесь вкра­лась ошиб­ка, при­чи­ну кото­рой труд­но понять. В гре­че­ском тек­сте все наобо­рот: «Радуй­ся, во чре­ве нося­щая Настав­ни­ка заблужд­шим; Радуй­ся, рожд­шая Изба­ви­те­ля пле­нен­ным». В 1915 г. по бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Сино­да Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви была изда­на Пост­ная Три­одь – пер­вая и по извест­ным при­чи­нам послед­няя из бого­слу­жеб­ных книг, исправ­лен­ных в рам­ках нача­той и неза­кон­чен­ной бого­слу­жеб­ной рефор­мы. В ней ука­зан­ная ошиб­ка была исправ­ле­на, но, к сожа­ле­нию, бук­валь­но во всех совре­мен­ных пере­из­да­ни­ях Пост­ной Три­о­ди, а так­же в отдель­ных изда­ни­ях Ака­фи­ста копи­ру­ет­ся неис­прав­лен­ная версия.

87 Пра­вед­ный Судия – Гос­подь Иисус Хри­стос, к кото­ро­му Его Матерь обра­ща­ет­ся с моль­бой (умо­ле­ни­ем) о людях (ср. Ин.2:3–4), в том чис­ле о про­ще­нии каю­щих­ся грешников.

88 Завер­ше­ние мыс­ли, нача­той в преды­ду­щем хайретизме.

89 Пере­вод: «Радуй­ся, одеж­да дерз­но­ве­ния для тех, кто наг». «Наго­та» пони­ма­ет­ся и в бук­валь­ном (ср. Иов.1:23; Мк.14:52 и др.), и, часто, в сим­во­ли­че­ском или духов­ном смыс­ле: как обо­зна­че­ние без­за­щит­но­сти, обед­нен­но­сти чело­ве­ка (см. Иов.31:19, Мф.25:36, 38, 43). А глав­ное, здесь нуж­но вспом­нить преж­де все­го наго­ту Ада­ма и Евы, кото­рой они до гре­хо­па­де­ния не сты­ди­лись, т. е. не вос­при­ни­ма­ли ее как свою без­за­щит­ность и ущерб­ность, тре­бу­ю­щую «вос­пол­не­ния» одеж­дой. Затем, когда они согре­ши­ли, то узна­ли, «что наги» (Быт.3:7; ср. прим. 51). Ина­че гово­ря, наго­та, кото­рой сты­дит­ся чело­век, в Биб­лии и в дан­ном кон­тек­сте Ака­фи­ста высту­па­ет как сим­вол состо­я­ния гре­хов­но­сти, от кото­ро­го чело­век может быть избав­лен толь­ко по мило­сти­во­му про­ще­нию от Бога, но в ответ на настой­чи­вое жела­ние, «дерз­но­ве­ние» чело­ве­ка (ср. прим. 40). Тем самым, когда Бог нис­хо­дит к чело­ве­ку, вопло­ща­ет­ся в его «наго­ту» через Пре­свя­тую Деву, «наго­му» чело­ве­ку дает­ся «одеж­да дерзновения».

90 «Любы» – по-церк.-слав. зна­чит «любовь». В гре­че­ском язы­ке име­ет­ся несколь­ко слов, пере­во­ди­мых на сла­вян­ский и рус­ский язы­ки одним и тем же «любы» («любовь»). Любовь как выс­шая хри­сти­ан­ская доб­ро­де­тель, при­об­ща­ю­щая чело­ве­ка к Богу, Кото­рый есть любовь (1Ин.4:8, 16; 1Кор.13:4 слл.; Гал.5:22 и др.), обо­зна­ча­ет­ся по-гре­че­ски как «ага­пе». В дан­ном же слу­чае упо­треб­ле­но гре­че­ское «стор­ге», созвуч­ное «сто­ле» («одеж­да») из преды­ду­ще­го хай­ре­тиз­ма. Оно встре­ча­ет­ся в биб­лей­ском и вооб­ще хри­сти­ан­ском бого­сло­вии реже и име­ет в виду более «чело­ве­че­ские» чув­ства, напри­мер, друж­бы, доб­ро­го отно­ше­ния, при­вя­зан­но­сти, люб­ви к детям или супру­же­ской люб­ви (напр., Сир.27:17; Посла­ние св. Поли­кар­па Смирн­ско­го к Филип­пий­цам, 4, 2). Одна­ко в Бого­ро­ди­це подоб­ная любовь, на пер­вый взгляд свя­зан­ная с бра­ком, на самом деле не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния к плот­ско­му «жела­нию», вожде­ле­нию, кото­рое в Ней «побеж­да­ет­ся».

91 Начи­ная с 8‑го конда­ка, вни­ма­ние поэта в текстах конда­ков и нача­ла ико­сов пере­клю­ча­ет­ся с еван­гель­ских собы­тий Бого­во­пло­ще­ния на их нрав­ствен­ный и бого­слов­ский смысл. Текст 8‑го конда­ка обра­щен в нам, моля­щим­ся. В нем, как и далее, дела­ет­ся тра­ди­ци­он­ное для темы Бого­во­пло­ще­ния про­ти­во­по­став­ле­ние необъ­ят­но­сти, неогра­ни­чен­но­сти, «высо­ты» Бога огра­ни­чен­но­сти, «зем­но­сти» чело­ве­ка. Соб­ствен­но, это и есть то един­ствен­ное чудо, кото­рое срав­ни­мо лишь с чудом само­го тво­ре­ния мира из ниче­го и перед кото­рым удив­ля­ют­ся анге­лы и чело­ве­ки.
Пере­вод: «Уви­дев уди­ви­тель­ное (стран­ное) Рож­де­ство, отре­шим­ся («странное»/ «устра­ним­ся» – игра слов, сохра­нен­ная в сла­вян­ском пере­во­де) от мира, обра­тив ум к небе­сам (т. е. к Богу). Ибо сего ради высо­кий (пре­бы­ва­ю­щий над нами, на небе­сах) Бог явил­ся на зем­ле как сми­рен­ный чело­век, желая при­влечь к (Сво­ей) высо­те тех, кто вос­пе­ва­ет Ему: Аллилуиа».

92 Пере­вод: «Весь был при­ча­стен к ниж­ним (т. е. к зем­ным, к людям), но и от выш­них не отсту­пил (т. е. не разо­рвал свя­зи) непо­зна­ва­е­мое Сло­во (см. Ин.8:23), ибо это было не про­стран­ствен­ное пере­ме­ще­ние (сме­на места), а боже­ствен­ное снис­хож­де­ние и рож­де­ство от Девы, при­няв­шей Бога и слы­ша­щей сие: Радуйся…»

93 Бого­ро­ди­ца есть дверь к почи­та­е­мо­му таин­ству или тайне (соеди­не­ния Бога с человеком).

94 Для невер­ных, т. е. не веру­ю­щих в Бого­во­пло­ще­ние, сама речь (слы­ша­ние) о Деве Марии как о Бого­ро­ди­це – боль­шое сомнение.

95 Напро­тив, для веру­ю­щих (вер­ных) сло­во о Бого­ро­ди­це – пред­мет несо­мнен­ной хва­лы (в смыс­ле Той, Кем мож­но хва­лить­ся; ср. шестой хай­ре­тизм 12-го икоса).

96 Сла­ва Гос­под­ня (т. е. при­сут­ствие Гос­по­да) яви­лась про­ро­ку Иезе­ки­и­лю в виде­нии как пре­бы­ва­ю­щая на колес­ни­це с херу­ви­ма­ми, ангель­ски­ми суще­ства­ми (Иез.10:18–22 и др.). Обра­ща­ясь к это­му вет­хо­за­вет­но­му про­ро­че­ско­му опи­са­нию, поэт име­ну­ет Бого­ро­ди­цу колес­ни­цей Того, Кто пре­бы­ва­ет на херувимах.

97 Для сим­мет­рии та же мысль выра­жа­ет­ся с упо­ми­на­ни­ем сера­фи­мов – анге­лов, так­же при­зван­ных воз­ве­ли­чи­вать Бога в Вет­хом Заве­те (см., напр., Ис.6:2). «Селе­ние» зна­чит место пре­бы­ва­ния. При этом два сло­ва («колес­ни­ца» и «селе­ние») по-гре­че­ски обра­зу­ют алли­те­ра­цию: «охе­ма» / «ойке­ма».

98 «Про­тив­ная» – с точ­ки зре­ния грам­ма­ти­ки, множ. чис­ло вин. паде­жа: «про­тив­ных». По смыс­лу – не то же, что по-рус­ски: про­ти­во­по­лож­ных. Име­ют­ся в виду два про­ти­во­по­лож­ных нача­ла – Бог и чело­век, – кото­рые соеди­ни­лись, собра­лись воеди­но, в тож­де­ство в Богородице.

99 Парал­лель­но гово­рит­ся об ана­ло­гич­ном соче­та­нии так­же с точ­ки зре­ния чело­ве­че­ской при­ро­ды вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щих вещей: дев­ства Бого­ро­ди­цы и рож­де­ния (по-греч. в дан­ном слу­чае букв, «роды») Ею Сына.

100 Мысль, в чем-то сход­ная с той, кото­рая выра­же­на во вто­ром хай­ре­тиз­ме 1‑го ико­са («Еюже клят­ва исчез­нет»). «Раз­ре­ши­ся» – сло­во, име­ю­щее дру­гое зна­че­ние, чем в совре­мен­ном рус­ском язы­ке: отме­ни­лось, отме­не­но. Ина­че гово­ря, с вопло­ще­ни­ем Хри­сто­вым отме­ни­лось пре­ступ­ле­ние, т. е. Бог сви­де­тель­ству­ет о Сво­ей мило­сти снять с чело­ве­ка вину за гре­хо­па­де­ние, как за пре­ступ­ле­ние по зако­ну (см. Рим.5:15–20).

101 «Радуй­ся, Ты, Кото­рая отверз­ла рай» – почти дослов­ное повто­ре­ние чет­вер­то­го хай­ре­тиз­ма 4‑го ико­са. Кро­ме того, «пре­ступ­ле­ние» и «рай» по-гре­че­ски ока­зы­ва­ют­ся созвуч­ны­ми: «пара­ба­сис» и«парадейсос».

102 Бого­ро­ди­ца – ключ две­рей Цар­ствия Христова.

103 В Бого­ро­ди­це, посколь­ку через Нее явил­ся Бог, что­бы при­сут­ство­вать сре­ди нас, мы име­ем осно­ва­ние для надеж­ды на веч­ные блага.

104 Пере­вод: «Весь ангель­ский мир уди­вил­ся вели­ко­му делу Тво­е­го воче­ло­ве­че­ния, ибо он узрел, как непри­ступ­ный Бог стал при­ступ­ным, т. е. доступ­ным, види­мым Чело­ве­ком, Кото­рый сопре­бы­вал с нами и слы­шал от всех: Аллилуиа».

105 В 9‑м ико­се затра­ги­ва­ет­ся тема соот­но­ше­ния чело­ве­че­ской муд­ро­сти, фило­соф­ских поис­ков и хри­сти­ан­ско­го бого­сло­вия, преж­де все­го, хри­сто­ло­гии. При этом под­чер­ки­ва­ет­ся тщет­ность попы­ток пол­но­стью постиг­нуть и исчер­пать тай­ну Бого­во­пло­ще­ния, выра­зить ее с помо­щью даже того бога­то­го арсе­на­ла, кото­рый нако­пи­ла чело­ве­че­ская муд­рость, фило­со­фия уже ко вре­ме­нам состав­ле­ния Акафиста.
Пере­вод нача­ла ико­са: «Ора­то­ры мно­го­слов­ные, когда гово­рят о Тебе, Бого­ро­ди­ца, выгля­дят перед нами как рыбы без­глас­ные, ибо не зна­ют, как гово­рить о том, что Ты и Девой пребываешь,
и родить смог­ла. Мы же, удив­ля­ясь таин­ству, с верой вос­кли­ца­ем: Радуйся…»

106 Пре­муд­ро­стью Божи­ей в Новом Заве­те и в свя­то­оте­че­ском бого­сло­вии наре­ка­ет­ся Иисус Хри­стос – Сын и Сло­во Божие (1Кор.1:24). Так­же сле­ду­ет учи­ты­вать и вет­хо­за­вет­ный пре­об­ра­зо­ва­тель­ный фон: напри­мер, о Пре­муд­ро­сти, кото­рая была с Богом преж­де всех созда­ний, участ­во­ва­ла в тво­ре­нии Богом мира как худож­ни­ца и постро­и­ла себе дом (Притч.8:22–30, 9:1). Послед­ний текст про­чи­ты­ва­ет­ся как про­ро­че­ство о Богородице.

107 В Бого­во­пло­ще­нии дости­га­ет куль­ми­на­ции Про­мысл (про­мыш­ле­ние) Божий, т. е. Его забо­та о чело­ве­ке. Бого­ро­ди­ца нахо­дит­ся, так ска­зать, «в фоку­се» Бого­во­пло­ще­ния и име­ну­ет­ся сокро­ви­щем или, точ­нее, сокро­вищ­ни­цей промышления.

108 Любо­муд­рие (по-греч. «фило­со­фия») берет­ся в отри­ца­тель­ном зна­че­нии, как, напри­мер, в Кол.2:8 – в каче­стве сино­ни­ма сует­но­го мудр­ство­ва­ния, лже­уче­ний, «люб­ви» к муд­ро­сти как к неко­е­му зна­нию, обла­да­ние кото­рым само по себе счи­та­ет­ся спа­се­ни­ем. При­ше­ствие Хри­сто­во, а осо­бен­но Его Крест обра­ща­ет таких «любо­муд­рых» в глуп­цов, явля­ет их немуд­ры­ми (ср. 1Кор.1:18–29, особ. 1Кор.1:19–20, 25, 27–28). Бого­ро­ди­ца, дав­шая утро­бу Хри­сту, слу­жит тем самым делу подоб­но­го обли­че­ния. Кро­ме того, Она Сама – скром­ная Девуш­ка, удо­сто­ив­ша­я­ся диа­ло­га с Богом ради вели­чай­ше­го дела Бого­во­пло­ще­ния, посвя­щен­ная в сию вели­кую тай­ну, – пре­вос­хо­дит мудр­ство­ва­ния всех муд­ре­цов в их поис­ках истины.

109 Мысль, близ­кая преды­ду­щей. Пере­вод: Радуй­ся, обли­ча­ю­щая изощ­рен­ных в сло­вах (хит­ро­сло­вес­ных) как бес­сло­вес­ных. Впро­чем, воз­мо­жен и дру­гой смысл, сход­ный с содер­жа­ни­ем нача­ла ико­са: как ни слож­но (хит­ро) выра­жа­ют­ся ора­то­ры о Бого­ро­ди­це, их слов не хва­та­ет – они выгля­дят, как бессловесные.

110 Про­дол­жа­ет­ся тема лож­ной муд­ро­сти или, точ­нее, пре­тен­зии на муд­рость, кото­рая посрам­ле­на с при­ше­стви­ем Хри­сто­вым, а так­же невоз­мож­но­сти пол­но­стью выра­зить тай­ну воплощения.
Пере­вод: «Радуй­ся, ибо оглу­пе­ли стро­гие вопро­ша­те­ли (или при­дир­чи­вые спорщики)».

111 «Обу­я­ша» («емо­ран­те­сан») и «увя­до­ша» («ема­ран­те­сан») – по-гре­че­ски созвуч­ны. Бас­ни (греч. «мютой», отсю­да мифы) – здесь так­же в отри­ца­тель­ном зна­че­нии (ср. 1Тим.1:4; 2Тим.4:4; Тит.1:14): выдум­ки или объ­яс­не­ния, преж­де все­го каса­ю­щи­е­ся Бого­во­пло­ще­ния, не соот­вет­ству­ю­щие истине.
Пере­вод: «Радуй­ся, ибо увя­ли, сник­ли баснотворцы».

112 Афи­ней­ские пле­те­ния – язы­че­ская гре­че­ская фило­со­фия, цен­тром-сим­во­лом кото­рой были Афи­ны. Здесь мож­но про­честь мысль, сино­ни­мич­ную той, кото­рая выра­же­на в тре­тьем хай­ре­тиз­ме. Афи­ней­ские пле­те­ния высту­па­ют и как сим­вол рас­су­доч­но­го под­хо­да, на кото­рый пола­га­ет­ся чело­ве­че­ский разум, отвер­га­ю­щий Боже­ствен­ное откро­ве­ние и пыта­ю­щий­ся мыс­лить о Боге и, преж­де все­го, о Бого­во­пло­ще­нии (поис­ти­не, совер­шен­но неудо­бо­ва­ри­мая для подоб­но­го под­хо­да исти­на, ибо речь идет о соеди­не­нии несо­еди­ни­мо­го), а сле­до­ва­тель­но, и о Бого­ро­ди­це, в кате­го­ри­ях сугу­бо чело­ве­че­ской логики.
Одна­ко сле­ду­ет иметь в виду и дру­гое. С одной сто­ро­ны, гре­че­ская фило­со­фия была тем посто­ян­ным фоном, кон­тек­стом и даже язы­ком, на кото­ром свя­тые отцы и учи­те­ли Церк­ви, начи­ная уже с пер­вых веков хри­сти­ан­ства и осо­бен­но в эпо­ху Все­лен­ских собо­ров, когда состав­лял­ся Ака­фист, пере­фор­му­ли­ро­ва­ли бого­от­кро­вен­ные исти­ны, выра­жен­ные в Биб­лии на язы­ке иудей­ской веры. Но с дру­гой сто­ро­ны, это было поис­ти­не тво­ре­ние ново­го бого­слов­ско­го язы­ка, кото­рый намно­го пере­рос язык афин­ских фило­соф­ских пле­те­ний и «рас­тер­зал», разо­рвал их. Глав­ным пред­ме­том бого­слов­ских поис­ков, спо­ров и новых фор­му­ли­ро­вок, конеч­но, были хри­сто­ло­ги­че­ские вопро­сы – о том, как Цер­ковь пони­ма­ет свою веру в Иису­са Хри­ста, Бога и чело­ве­ка. Нераз­рыв­но свя­зан­ны­ми с эти­ми спо­ра­ми были и спо­ры о Богородице.
Небезын­те­рес­но отме­тить, что имен­но от сла­вян­ской фра­зы «афи­ней­ская пле­те­ния» про­ис­хо­дит рус­ское сло­во «ахи­нея».

113 Ста­но­вит­ся ясно, что преды­ду­щий образ пле­те­ний наве­ян еван­гель­ским упо­ми­на­ни­ем о рыба­чьих сетях (мре­жах), кото­рые напол­ня­ют­ся (испол­ня­ют­ся) рыба­ми (Лк.5:4–6, Ин.21:6, 11), что в Еван­ге­лии сим­во­ли­зи­ро­ва­ло буду­щее умно­же­ние Церк­ви бла­го­да­ря про­по­ве­ди апо­сто­лов, до при­зва­ния быв­ших рыба­ка­ми (Мф.4:18–19). Хри­стос родил­ся от Девы Марии – поэто­му и Она име­ет к подоб­но­му «умно­же­нию рыбы» пря­мое отношение.

114 Пре­свя­тая Дева, родив Хри­ста, тем самым явля­ет чело­ве­ку истин­но­го Бога, «извле­ка­ет из глу­би­ны неве­де­ния» (преды­ду­щий хай­ре­тизм) и про­све­ща­ет разу­мом, т. е. исти­ной, мно­гих, что зна­чит – всех (ср. прим. 84).

115 Бого­ро­ди­ца име­ну­ет­ся кораб­лем для тех, кто хочет спастись.

116 Про­дол­же­ние темы, нача­той в преды­ду­щем хай­ре­тиз­ме. См. так­же прим. 36.

117 Сла­вян­ское сло­во «Укра­си­тель» (греч. «кос­ме­тор») точ­но пере­да­ет име­но­ва­ние Бога как Твор­ца мира, кото­рый кра­сив («и уви­дел Бог, что это хоро­шо», – Быт.1:8, 10 и др., осо­бен­но ст. 31 и 2, 1 по-сла­вян­ски), прав­да, при этом утра­чи­ва­ет­ся игра слов. В гре­че­ском язы­ке сло­во «кос­мос» име­ет два зна­че­ния: мир и кра­со­та, украшение.
Пере­вод: «Укра­си­тель («Кос­ме­тор», т. е. тво­рец кра­си­во­го мира, устро­и­тель его поряд­ка и кра­со­ты) все­го, желая спа­сти мир («кос­мос»), при­шел к нему по соб­ствен­но­му обе­то­ва­нию, и будучи, как Бог, Пас­ты­рем (ср. прим. 43 и 44), ради нас явил­ся как чело­век, такой же, как мы (по нам), при­звав подоб­ным подоб­ное, и, как Бог, слы­шит: Аллилуиа».

118 10‑й икос име­ет нрав­ствен­но-аске­ти­че­ское содержание.
Пере­вод нача­ла ико­са: «Бого­ро­ди­ца Дева, Ты – огра­да (сте­на) девам и всем к Тебе при­бе­га­ю­щим, ибо Тво­рец неба и зем­ли при­го­то­вил Тебя, все­лив­шись в утро­бу Твою и научив всех при­вет­ство­вать Тебя: Радуйся…»

119 Дев­ство Бого­ро­ди­цы, кото­рое Она не утра­ти­ла и в Рож­де­стве Хри­сто­вом, выра­жа­ет ее чисто­ту и непо­роч­ность. Толь­ко с такой нрав­ствен­ной чисто­той Бог – еди­ный Свя­той – и мог соеди­нить­ся. Для вся­ко­го, кто стре­мить­ся к подоб­ной чисто­те, Бого­ро­ди­ца – при­мер, опо­ра, столп.

120 Пре­свя­тая Дева назва­на началь­ни­цей или при­ме­ром мыс­лен­но­го или умствен­но­го нази­да­ния или науче­ния (обра­зо­ва­ния).

121 Бла­гость – сино­ним мило­сти и люб­ви Божи­ей (см. Прем.7:26, 12:22), кото­рую в изоби­лии Гос­подь дает, при­хо­дя в мир через Пре­свя­тую Деву.

122 «Обно­ви­ла» – букв, «роди­ла зано­во», «воз­ро­ди­ла». Под зача­ты­ми студ­но, оче­вид­но, пони­ма­ют­ся все люди в смыс­ле гре­хов­но­сти все­го рода чело­ве­че­ско­го. Здесь мож­но явствен­но слы­шать отзвук выра­же­ния из 50-го псал­ма: «Вот, я в без­за­ко­нии зачат, и во гре­хе роди­ла меня мать моя» (Пс.50:7), на чем, в том чис­ле, осно­вы­ва­ет­ся цер­ков­ное уче­ние о пер­во­род­ном гре­хе. Став чело­ве­ком, Гос­подь смы­ва­ет сквер­ну гре­ха, и это обнов­ле­ние, воз­рож­де­ние чело­век полу­ча­ет, при­ни­мая кре­ще­ние в Иису­са Хри­ста, вопло­тив­ше­го­ся Сына Божия (см. 1Пет.1:3, 23).

123 «Нака­за­ла» – одно из тех слов, зна­че­ние кото­рых по-сла­вян­ски рез­ко отлич­но от зна­че­ния по-рус­ски. «Нака­зать» – по-слав. зна­чит «научить», «вра­зу­мить». Бого­ро­ди­ца, как Та, через Кото­рую явил­ся истин­ный Бог, тем самым вра­зу­ми­ла окра­ден­ных умом. «Зача­тые» и «окра­ден­ные» по-гре­че­ски созвуч­ны: «сюл­леф­тен­тас» и «сюле­тен­тас».

124 Тли­те­лем, т. е. истре­би­те­лем, рас­тли­те­лем смыс­лов или, ина­че гово­ря, вся­ко­го поряд­ка, кра­со­ты, осмыс­лен­но­сти назы­ва­ет­ся сата­на, враг Бога, жела­ю­щий все раз­ру­шить, рас­тлить. Хри­стос, родив­ший­ся от Девы, изго­ня­ет его из мира сего (ср. Лк.10:18; Ин.12:31, 16, 11), упразд­ня­ет (упражд­ня­ет) его власть (ср. пятый хай­ре­тизм 5‑го икоса).

125 Если сата­на – тли­тель смыс­лов (образ тле­ния взят из обла­сти живой при­ро­ды), то Хри­стос – сея­тель (так­же образ из рас­ти­тель­но­го мира) чисто­ты, т. е. поряд­ка и нрав­ствен­ной прав­ды. «Тли­те­ля» и «Сея­те­ля» по-гре­че­ски созвуч­ны: «фто­реа» и «спо­реа».

126 Под чер­то­гом в Биб­лии часто под­ра­зу­ме­ва­ет­ся место сва­деб­но­го пира или встре­чи жени­ха и неве­сты (Песн.1:3; Мф.9:15; ср. Еф.5:25–27, 32). Это образ Цар­ствия Божия, где жених – Хри­стос, а неве­ста – Цер­ковь, т. е. люди, уве­ро­вав­шие в при­ше­ствие Хри­сто­во, в Его Новый Завет, как брак с чело­ве­ком. Пер­вой, Кто при­нял Хри­ста в Его при­ше­ствии, была Его Матерь по чело­ве­че­ству – Дева Мария. В Ней, как в брач­ном чер­то­ге, Бог соеди­нил­ся с чело­ве­ком, и вся Цер­ковь, как, преж­де все­го, Сама Бого­ро­ди­ца, ста­ла неве­стой Хри­сто­вой (отсю­да – «уне­ве­ще­ние»), одна­ко про­изо­шло это не по плот­ским зако­нам зача­тия, а «бес­се­мен­но», чудесно.

127 По смыс­лу близ­ко к преды­ду­ще­му хай­ре­тиз­му: в Бого­ро­ди­це вер­ные (веру­ю­щие) соче­та­ют­ся с Господом.

128 Воз­врат к теме дев­ства, затро­ну­той в пер­вом хай­ре­тиз­ме это­го же ико­са. Бого­ро­ди­ца – доб­рая кор­ми­ли­ца, вос­пи­та­тель­ни­ца юных дев.

129 Опять упо­ми­на­ние о Новом Заве­те и о Цар­стве Божи­ем как о бра­ке – о том, что свя­тые души, истин­но веру­ю­щие в Бого­во­пло­ще­ние, а зна­чит, и в Бого­ро­ди­цу, таким обра­зом достой­но при­го­тов­ля­ют­ся к бра­ку, укра­ша­ют­ся, как неве­ста (ср. Мф.22:11–12; Ис.61:10).

130 Пере­вод: «Вся­кое пение побеж­да­ет­ся (т. е. ока­зы­ва­ет­ся недо­ста­точ­ным, без­успеш­ным, тер­пит пора­же­ние), пыта­ясь при­но­ро­вить­ся, быть соот­вет­ствен­ным мно­же­ству мно­гих щед­рот (мило­стей) Тво­их, ибо, когда мы при­но­сим Тебе, Царь Свя­тый, мно­го­чис­лен­ные, как песок, пес­ни, не совер­ша­ем ниче­го, что было бы достой­но (рав­но) тому, что Ты дал нам, вос­кли­ца­ю­щим Тебе: Аллилуиа».

131 Пере­вод: «Как све­то­нос­ную све­чу, явив­шу­ю­ся нахо­дя­щим­ся во тьме, мы видим Свя­тую Деву, ибо, воз­жи­гая неве­ще­ствен­ный (нема­те­ри­аль­ный) огонь (точ­нее, по-греч., свет) и про­све­щая ум зарею (оза­ре­ни­ем), она настав­ля­ет к боже­ствен­но­му разу­ме­нию (т. е. разу­ме­нию о Боге) всех, кто почи­та­ет Ее таки­ми при­зы­ва­ми: Радуйся…»

132 Умное солн­це – Хри­стос. В Нем сия­ет исти­на, откро­вен­ная от Бога и позна­ва­е­мая чело­ве­ком, так как она явля­ет­ся уде­лом умствен­но­го пости­же­ния (отсю­да – «умное солн­це»). Бого­ро­ди­ца – луч тако­го солн­ца (ср. «звез­ды неза­хо­ди­мыя Мати», «заре таин­ствен­на­го дне» – пер­вый и вто­рой хай­ре­тиз­мы 5‑го ико­са). «Солн­цем прав­ды» Хри­стос име­ну­ет­ся в тро­па­ре Рож­де­ству Христову.

133 По смыс­лу близ­ко к преды­ду­ще­му и упо­мя­ну­тым выше (ср. так­же прим. 54) хай­ре­тиз­мам. Более того, «актис» и «болис» – сино­ни­мы, озна­ча­ю­щие «луч» (солн­ца). Во вто­ром слу­чае, за неиме­ни­ем чего-либо более под­хо­дя­ще­го, сла­вян­ский пере­вод упо­треб­ля­ет «све­ти­ло».

134 «Вос­си­ять про­све­ще­ние» – см. прим. 67.

135 Река – один из биб­лей­ских обра­зов изоби­лия даров Божи­их и Духа Свя­то­го (ср. Быт.2:10; Ин.7:38; Откр.22:1).

136 Остав­ши­е­ся хай­ре­тиз­мы 11-го ико­са исполь­зу­ют тема­ти­ку цер­ков­ных таинств. В бли­жай­ших трех из них речь идет о таин­стве кре­ще­ния. Кре­ще­ние для хри­сти­ан есть кре­ще­ние во Хри­ста (Гал.3:27). Погру­жа­ясь в купель – сосуд для кре­ще­ния, – чело­век погру­жа­ет­ся, кре­стит­ся во Хри­ста. Бого­ро­ди­ца, родив­шая Хри­ста, сим­во­ли­че­ски живо­пи­су­ет, т. е. явля­ет образ кре­щаль­ной купели.

137 В кре­ще­нии с чело­ве­ка отъ­ем­лет­ся гре­хов­ная сквер­на, сни­ма­ет­ся пер­во­род­ный грех (ср. Рим.6:6–7 и др.).

138 Под «баней, омы­ва­ю­щей совесть» так­же име­ет­ся в виду кре­ще­ние (ср. Тит.3:5). К Бого­ро­ди­це оно так­же име­ет отно­ше­ние, так как через Нее вопло­тил­ся Гос­подь, в Кото­ро­го кре­стит­ся христианин.

139 Чаша – цер­ков­ный сосуд, свя­зан­ный уже с дру­гим, самым глав­ным таин­ством Церк­ви: Евха­ри­сти­ей и при­ча­ще­ни­ем. В Евха­ри­стии пере­жи­ва­ет­ся радость един­ства чело­ве­ка с Богом. Бого­ро­ди­цу мож­но назвать чашей, черплю­щей эту радость, так как через Нее Бог вопло­тил­ся и дал воз­мож­ность быть в при­ча­стии к Нему.

140 Так­же взя­то из бого­слу­жеб­ной сфе­ры. Радость при­сут­ствия Хри­сто­ва сре­ди людей обо­зна­ча­ет­ся как при­ят­ное бла­го­уха­ние. Чело­век смог его ощу­тить, «обо­нять», так как Пре­свя­тая Дева Мария роди­ла в мир Христа.

141 В таин­ствах пере­жи­ва­ет­ся радость или весе­лие жиз­ни с Богом. Сло­вом «весе­лие» пере­ве­де­но греч. сло­во, озна­ча­ю­щее букв. «пир». Имен­но пиром веч­ной жиз­ни явля­ют­ся таин­ства. Подоб­ное весе­лие – тай­но, но не в при­ми­тив­ном смыс­ле сек­рет­но­сти, скры­то­сти от чье­го-то неже­ла­тель­но­го уча­стия, а в смыс­ле позна­ния верой, неви­ди­мо­го, но реаль­но­го уча­стия в жиз­ни гря­ду­ще­го Цар­ствия Божия. Бого­ро­ди­ца назва­на жиз­нью («живо­том») тай­но­го весе­лия, ибо в Ней эта самая жизнь и яви­лась как вопло­тив­ший­ся Сын Божий.

142 О Боге гово­рит­ся как о реши­те­ле всех дол­гов чело­ве­ка. Име­ет­ся в виду, что чело­век, когда согре­шил в пер­вый раз (Быт.3) и, таким обра­зом, оскор­бил Бога, ока­зал­ся в дол­гу перед Ним. Имен­но этот долг, а так­же все про­чие пре­гре­ше­ния, кото­ры­ми пол­на исто­рия чело­ве­че­ства, име­ну­ют­ся древни­ми (преж­ни­ми). Под руко­пи­са­ни­ем же под­ра­зу­ме­ва­ет­ся спи­сок пре­ступ­ле­ний, состав­лен­ный на осно­ва­нии запо­ве­дей Зако­на, кото­рые нару­шил чело­век. Подоб­ный образ – тоже биб­лей­ский, его, напри­мер, исполь­зу­ет ап. Павел, когда гово­рит о мило­сти Божи­ей, про­ща­ю­щей чело­ве­ку гре­хи по его вере в бла­го­дать Хри­сто­ву (Кол.2:14; ср. Еф.2:15).
Пере­вод: «Вос­хо­тев про­стить (бла­го­дать дати) чело­ве­кам древ­ние дол­ги, Реши­тель всех дол­гов при­шел Сам к отсту­пив­шим (букв.: нахо­дя­щим­ся вне сво­е­го оте­че­ства) от Его бла­го­да­ти, и, разо­рвав руко­пи­са­ние, слы­шит от всех такое (пение): Алилуиа».

143 Пере­вод: «Вос­пе­вая Твое рож­де­ство (т. е. рож­де­ние Тобою Хри­ста), вос­хва­ля­ем Тебя все, как оду­шев­лен­ный храм, Бого­ро­ди­ца, ибо, все­лив­шись в Твою утро­бу, Гос­подь, дер­жа­щий все в Сво­ей руке, освя­тил, про­сла­вил и научил всех вос­кли­цать Тебе: Радуйся…»

144 «Селе­ние» – греч. «скене» – букв, палат­ка, шатер, ски­ния или, шире, жили­ще. Оче­вид­но, здесь аллю­зия и на вет­хо­за­вет­ную ски­нию Заве­та, и на одно­ко­рен­ной тер­мин «еске­но­сен», упо­треб­лен­ный в Ин.1:14, бук­валь­но озна­ча­ю­щий «устро­ил шатер» и пере­во­ди­мый как «(Сло­во) оби­та­ло (с нами)».

145 Пере­вод: «Радуй­ся, Свя­тая, пре­вос­хо­дя­щая всех святых».

146 Одним из вет­хо­за­вет­ных про­об­ра­зов Бого­ро­ди­цы явля­ет­ся Ков­чег Заве­та – дере­вян­ный ларец, обло­жен­ный золо­том изнут­ри и сна­ру­жи (Исх.25:10–11). Он поме­щал­ся в свя­тая свя­тых Иеру­са­лим­ско­го хра­ма, и в нем нахо­ди­лись скри­жа­ли Заве­та, что сим­во­ли­че­ски озна­ча­ло при­сут­ствие Бога сре­ди Его избран­но­го наро­да. О Бого­ро­ди­це образ­но гово­рит­ся как о ков­че­ге, в кото­ром посе­лил­ся Бог и кото­рый позо­ло­чен (позла­щен) Духом Свя­тым (ср. Лк.1:35).

147 Хри­стос есть жизнь (Ин.11:25, 14) и пода­тель жиз­ни в неис­то­щи­мом избыт­ке (см. Ин.10:10). Пре­свя­тая Дева, через Кото­рую родил­ся Хри­стос, пото­му и назва­на неис­то­щи­мым сокро­ви­щем или, точ­нее, сокро­вищ­ни­цей жизни.

148 Две сле­ду­ю­щие пары хай­ре­тиз­мов отра­жа­ют визан­тий­ское пред­став­ле­ние о так назы­ва­е­мой сим­фо­нии хри­сти­ан­ской Церк­ви и хри­сти­ан­ско­го госу­дар­ства, како­вым себя осо­зна­ва­ла Визан­тий­ская импе­рия во вто­рой поло­вине 1‑го хри­сти­ан­ско­го тыся­че­ле­тия. Бого­ро­ди­ца име­ну­ет­ся чест­ным (от сло­ва «честь», «почте­ние») вен­цом, т. е. цар­ской коро­ной (по-греч. «диа­де­ма») бла­го­че­сти­вых царей.

149 Бого­ро­ди­ца – Та, Кото­рую с почи­та­ни­ем (чест­ная – достой­ная чести, т. е. почи­та­ния) хва­лят бла­го­го­вей­ные свя­щен­ни­ки (иереи) или, еще веро­ят­нее, Та, Кем хва­лять­ся иереи (ср. чет­вер­тый хай­ре­тизм 8‑го икоса).

150 Столп, или баш­ня, – сим­вол кре­по­сти, проч­но­сти, надежности.

151 Судя по смыс­ло­вой риф­ме, под цар­стви­ем под­ра­зу­ме­ва­ет­ся Визан­тий­ская импе­рия – зем­ное хри­сти­ан­ское царство.

152 Пере­вод: «О все­пе­тая (т. е. вос­пе­ва­е­мая все­ми) Мати, родив­шая Сло­во, свя­тей­шее всех свя­тых! При­няв нынеш­нее при­но­ше­ние (т. е. дан­ную молит­ву – ака­фист­ное пение), избавь от вся­кой напа­сти и изы­ми от буду­щей муки всех, Тебе вос­кли­ца­ю­щих: Аллилуиа».

См. АКАФИСТ, ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки