От незна­ния Бога к Бого­по­зна­нию

про­то­и­е­рей Михаил Дронов

Оглав­ле­ние

Виньетка

 

Что такое позна­ние

Заду­мы­ва­лись ли Вы когда-нибудь как то, что нахо­дится вне нас: вещи окру­жа­ю­щего мира, люди, идеи, кото­рые «носятся в воз­духе», ста­но­вятся нам близ­кими, понят­ными, ста­но­вятся «нашими»? Как в нас появ­ля­ется знание о вещах, как люди из чужих ста­но­вятся зна­ко­мыми, как мы усва­и­ваем себе те или иные абстракт­ные идеи? Соб­ственно, в чем же состоит про­цесс позна­ния?

Прежде всего, надо опре­де­лить участ­ни­ков этого про­цесса. Если чело­век хочет узнать о каком-то пред­мете, то уже есть самое глав­ное — позна­ю­щая лич­ность, или как гово­рят фило­софы, субъ­ект, само­со­зна­ю­щее «Я». Теперь надо опре­де­лить объект позна­ния. Объ­ек­том может быть любой пред­мет: вещь, про­цесс или лич­ность вне субъ­екта. Но чело­век не просто познает этот пред­мет, а он по сути дела познает только свое вос­при­я­тие того, какой он есть. Пред­ме­том, объ­ек­том позна­ния, таким обра­зом явля­ется инфор­ма­ция, кото­рую созна­ние чело­века полу­чает от орга­нов чувств: зрения, слуха, ося­за­ния… Более того, пред­ме­том позна­ва­ния может стать сам субъ­ект, если он начнет наблю­дать за собой, загля­нет в свою душу, обра­тит свою позна­ва­тель­ную спо­соб­ность в само­по­зна­ние.

И здесь очень важно, чтобы чело­век по насто­я­щему, дей­стви­тельно, хотел познать неиз­вест­ное вне него или в нем, чтобы он не под­ме­нил под­лин­ную реаль­ность какими-то зара­нее заго­тов­лен­ными пред­став­ле­ни­ями. К при­меру: мне пока­за­лось, что авто­мо­биль сделан из бумаги и рас­кра­шен, и, если я не подойду и не потро­гаю его жестя­ную поверх­ность, так и оста­нусь при своем оши­боч­ном мнении.

Что нужно для позна­ния Бога

Обя­за­тель­ное усло­вие вся­кого позна­ния — это насто­я­щее, под­лин­ное, искрен­нее жела­ние познать истину. В этом отно­ше­нии позна­ние мира види­мого, мате­ри­аль­ного оди­на­ково с позна­нием реаль­но­стей выхо­дя­щих за пре­делы обы­ден­ного жиз­нен­ного опыта, позна­ния Бога.

Здесь те же самые пози­ции; субъ­ект, мое «Я», некий Объект вне меня и искрен­нее жела­ние познать Его, каков Он на самом деле. Здесь тоже важно не под­ме­нить реаль­ность своими зара­нее при­го­тов­лен­ными отве­тами, кото­рые воз­никли от жела­ния, чтобы это было только так, а не иначе. Но есть и суще­ствен­ная раз­ница. Она состоит в том, что Объект вне меня, Кото­рый я хочу познать, это совсем другое, чем не созна­ю­щая себя мате­рия мира, кото­рая не более, чем кир­пичи и блоки мерт­вого стро­и­тель­ного мате­ри­ала. Позна­ние Бога воз­можно только в том случае, если Он поз­во­лит это сде­лать, а Он вправе не поже­лать этого. Позна­ние Его ста­но­вится воз­мож­ным только, если Бог Сам откроет знание о Себе.

Насколько досто­верно такое знание? Неве­ру­ю­щие могут ска­зать, что веру­ю­щие только вну­шают себе, что знают Бога как объ­ек­тив­ную реаль­ность, а на самом деле это диалог не с Богом, а с самим собой. Но, если стать на такие пози­ции ате­и­стов, то при­дется при­знать, что правы те пес­си­ми­сти­че­ски настро­ен­ные фило­софы, кото­рых назы­вают субъ­ек­ти­ви­стами. Они утвер­ждают, что объ­ек­тив­ное позна­ние мате­ри­аль­ного мира вообще не воз­можно, потому что инфор­ма­ция для созна­ния посту­пает не непо­сред­ственно, а через органы чувств, через зри­тель­ные, ося­за­тель­ные нервы и другие рецеп­торы, где инфор­ма­ция неиз­бежно транс­фор­ми­ру­ется в соот­вет­ствии с при­ро­дой этих рецеп­то­ров и их огра­ни­чен­ными воз­мож­но­стями. То есть чело­век живет как в под­вод­ной лодке, пла­ва­ю­щей в пучине мор­ской без иллю­ми­на­то­ров, и знает о том, что про­ис­хо­дит сна­ружи, только глядя на слабо мер­ца­ю­щий экран эхо­лота. Это значит, что любое позна­ние, и в том числе позна­ние объ­ек­тив­ного мира — все равно, как бы то ни было, диалог с самим собой. Поэтому, если мы все же при­знаем, что пред­ста­ви­тели край­него субъ­ек­ти­визма не правы и мы адек­ватно познаем мате­ри­аль­ный мир, то, также адек­ватно мы можем позна­вать нема­те­ри­аль­ную реаль­ность — Бога. Тем более, что знание о Нем дохо­дит до созна­ния непо­сред­ственно, минуя физи­че­ские органы чувств.

Как убе­диться в досто­вер­но­сти позна­ния Бога?

И все же, как про­ве­рить знание людей веру­ю­щих? Здесь также, как в позна­нии мате­ри­аль­ного мира, есть несколько путей. Первый из них напо­ми­нает то, как, напри­мер, школь­ник изу­чает физику по учеб­нику. Дей­стви­тельно ли есть атомы и эле­мен­тар­ные частицы, дей­стви­тельно ли солнце тех раз­ме­ров, как о нем напи­сано, а не как кажется, вели­чи­ной с монету? Школь­ник не может сам убе­диться в очень многих вещах и дове­ряет учеб­нику. Это каса­ется не только физики и есте­ство­зна­ния, но даже пред­ме­тов, каза­лось бы более доступ­ных, напри­мер, исто­рии. Был ли на самом деле Напо­леон? Ведь никто из сейчас живу­щих его не видел. Конечно, оста­лись сви­де­тель­ства о нем в доку­мен­тах, вещи, мно­же­ство книг. На их осно­ва­нии мы можем доста­точно детально вос­ста­но­вить его жизнь. Ну а если вопрос встает об исто­рии более уда­лен­ной, напри­мер, исто­рии Древ­него Египта?

Надо ска­зать, что в XX веке, в связи с заост­ре­нием вопроса о пра­виль­но­сти про­чте­ния и пони­ма­ния древ­них тек­стов, вообще под боль­шое сомне­ние постав­лено наше знание исто­рии. В самом деле, исто­рики опи­сы­вают исто­рию так, как они ее пред­став­ляют себе в свой век, а не ту, кото­рая была на самом деле. Поэтому исто­ри­кам иногда опасно дове­рять. В 80‑х годах была даже сде­лана попытка с помо­щью ЭВМ создать мате­ма­ти­че­скую модель исто­рии. И машина выдала резуль­тат, что ника­кой древ­ней исто­рии не было, всю исто­рию сочи­нили в сред­ние века. Это, конечно, абсурд, потому что есть масса архео­ло­ги­че­ских памят­ни­ков и даже раз­ра­бо­тан такой точный способ дати­ровки, как радио­изо­топ­ный метод. Но тем не менее, вопрос стоит очень серьезно: можем ли мы дове­рять сего­дняш­нему пони­ма­нию исто­ри­че­ских сви­де­тельств, или нет? И все же един­ствен­ный выход из тупика — дове­риться сви­де­тель­ству исто­ри­че­ских доку­мен­тов. Ученые дове­ря­ются своим древним пред­ше­ствен­ни­кам — исто­ри­кам. Школь­ники и сту­денты — сви­де­тель­ству ученых, кото­рые свои выводы часто запи­сы­вают в учеб­нике без какого-то ни было обос­но­ва­ния в дог­ма­ти­че­ском виде. Сви­де­тель­ство — это очень важный аргу­мент для дове­рия, для веры. Сам термин этот взят из юрис­пру­ден­ции. Там судьи верят сви­де­телю. На осно­ва­нии пока­за­ний сви­де­теля можно оправ­дать или осу­дить чело­века.

Каких сви­де­те­лей веры мы имеем? Прежде всего, это сви­де­тель­ство писа­те­лей Библии, полу­чив­ших Откро­ве­ние от Бога. Это — писа­тели вет­хо­за­вет­ных книг и ново­за­вет­ные еван­ге­ли­сты и апо­столы. Они все сви­де­тель­ствуют о Боге. Кстати, назва­ние, «Новый Завет» пере­ве­дено с гре­че­ского «Kaine diathike». На латин­ский язык это же поня­тие было пере­ве­дено как «Novum testamentum». Латин­ское слово Завет (testamentum — заве­ща­ние, завет) по смыс­ло­вой напол­нен­но­сти еще ближе к сви­де­тель­ству (testamen), чем гре­че­ское diathike. Хотя и в гре­че­ском языке в этом слове есть и тот, и другой отте­нок.

Есть еще один путь про­верки дей­стви­тель­но­сти позна­ния Бога веру­ю­щими. Кроме сви­де­тель­ства Откро­ве­ния есть сви­де­тель­ства огром­ного числа веру­ю­щих людей, живших на про­тя­же­нии двух тысяч лет хри­сти­ан­ства. Уди­ви­тельно то, что люди, жившие и две, и пол­торы, и тысячу лет назад, люди разных воз­рас­тов, юноши и старцы, бога­тые и нищие, фило­софы — умней­шие люди своего вре­мени — и люди про­стые, даже необ­ра­зо­ван­ные и негра­мот­ные — все они в один голос сви­де­тель­ствуют об одном и том же знании Бога, о том как Он им открылся и в какие вза­и­мо­от­но­ше­ния с Ним они всту­пили.

И, нако­нец, третий, пожа­луй самый важный путь дока­за­тель­ства, про­верки истин­но­сти позна­ния Бога — это личная встреча с Ним. Про­ве­рить убеж­де­ния ате­и­стов невоз­можно. В то, что Бога нет, можно только верить, но эта вера непро­ве­ря­ема. А вот про­ве­рить веру в то, что Бог есть, воз­можно. Более того, путь про­верки один и для веря­щих в то, что Бога нет (если они поже­лают убе­диться в своей вере), и для веря­щих в то, что Бог есть. Это очень про­стой способ. «Вку­сите и видите», — при­гла­шает Писа­ние, надо попро­бо­вать самому, и тогда уже на осно­ва­нии своего лич­ного опыта ска­зать: «Я попро­бо­вал, я искал Бога, но не нашел Его». Или наобо­рот: «Теперь я сам встре­тил Бога и знаю Его лично, теперь я уже не нуж­да­юсь ни в чьем сви­де­тель­стве о Нем».

Почему Бога нельзя познать одним только рас­суд­ком

И все же позна­ние в науке отли­ча­ется от позна­ния веры. Для любой науки глав­ный позна­ва­тель­ный инстру­мент — это чистый рас­су­док. Если у вас есть навык, вы можете делать мате­ма­ти­че­ские рас­четы и одно­вре­менно смот­реть теле­ви­зор. При этом вдо­ба­вок вы можете вспо­ми­нать о при­ят­ной про­гулке в лесу. Рас­су­доч­ное умо­за­клю­че­ние само по себе ни в коей мере не может все­цело захва­тить чело­века, его ощу­ще­ния при­ят­ного или непри­ят­ного. Опе­ра­ция рас­судка — это чистая отвле­чен­ность, мни­мость, абстрак­ция.

Надо ска­зать, что рас­су­док — это не един­ствен­ная спо­соб­ность чело­века. В чело­веке есть само­со­зна­ние — спо­соб­ность зада­вать самому себе вопросы. Именно эта спо­соб­ность отли­чает чело­века от всего живого на земле. Чело­век един­ствен­ный, кто может обра­титься к самому себе: «ты».

Кроме созна­ния у чело­века есть воля, то есть он может к чему-то стре­миться, чего-то желать и ожи­дать.

И, нако­нец, третья спо­соб­ность — эмоции; т.е. удо­вле­тво­ре­ние или неудо­вле­тво­рен­ность, пере­жи­ва­ние радо­сти или, напро­тив, горя — чело­век может любить или раз­дра­женно кого-то нена­ви­деть.

В отли­чие от науч­ного позна­ния мате­ри­аль­ного мира, вера захва­ты­вает всего чело­века, все его спо­соб­но­сти: и само­со­зна­ние, и волю, и эмоции. Конечно, было бы ошиб­кой отка­зать уче­ному в удо­вле­тво­ре­нии, кото­рое он может полу­чить в науч­ном позна­нии. Здесь тоже при­сут­ствует эсте­ти­че­ский эле­мент, радость откры­тия гар­мо­нии мира. Однако, чаще всего, когда вы при­ни­ма­е­тесь за учеб­ник, кроме рас­су­доч­ного напря­же­ния здесь трудно что-то еще ожи­дать. Перед вами постав­лена задача: сопо­ста­вить, понять, то есть выстро­ить мыс­ли­мую модель изу­ча­е­мого пред­мета или про­цесса, нако­нец, запом­нить.

Таков в общих чертах, позна­ва­тель­ный про­цесс, когда дело каса­ется мира неоду­шев­лен­ного. Но, если мате­ри­аль­ный мир пас­си­вен, оста­ется без­молв­ным перед любо­пыт­ным разу­мом чело­века, без­ду­шен, мертв, даже, если это цар­ство живой при­роды, то Бог — это Лич­ность. Можно было бы ска­зать, Бог — Лич­ность в такой же сте­пени, как и чело­век, но Он в неиз­ме­римо боль­шей сте­пени обла­дает каче­ствами лич­но­сти, ибо и чело­век, сотво­рен­ный Богом по Своему образу, только потому явля­ется лич­но­стью, что похож на Бога.

Позна­ние Бога, поэтому, скорее напо­ми­нает позна­ние чело­ве­ком чело­века. Ведь узнать чело­века можно только всту­пив с ним во вза­и­мо­от­но­ше­ние, встре­тив­шись с ним лицом к лицу, загля­нув ему в душу, обра­тив­шись к нему «ты».

Любой чело­век, и уж конечно каждый под­линно веру­ю­щий, прежде чем узнал Бога как Лич­ность, сомне­вался и искал ответ на мучив­ший его вопрос. Прежде всего его мысль должен был пора­зить факт неот­вра­ти­мой смерти. Что после­дует за смер­тью? Еще хорошо, если только лопух вырас­тет на могиле, а если при­дется отве­чать перед Богом за все соде­ян­ное в жизни? Да и вообще, уж слиш­ком до стран­но­сти, до удив­ле­ния мир целе­со­об­ра­зен, все в нем с точ­но­стью, исклю­ча­ю­щей слу­чай­ность, подо­гнано одно под другое, все слиш­ком гар­мо­нично, чтобы обра­зо­ва­лось само собою. А может быть и правда в нем все-таки есть «Что-то Такое»?

На первых порах бывают и такие версии: а вдруг вся наша земля — это про­бирка у ино­пла­не­тян и они экс­пе­ри­мен­ти­руют над нами? Такие догадки можно часто слы­шать не только от интел­лек­ту­а­лов. Видимо, сыг­рали свою роль сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, кото­рые с конца 40‑х годов пери­о­ди­че­ски под­дер­жи­вают среди роман­ти­ков жажду кон­так­тов с незем­ными циви­ли­за­ци­ями. Опти­ми­сты, поле­ми­зи­ру­ю­щие со скеп­ти­ками, напри­мер, могут аргу­мен­ти­ро­вать: откуда школь­ники в Воло­год­ской обла­сти, встре­тив­шие НЛО, могли зара­нее знать об ино­пла­не­тя­нах? Но ваш покор­ный слуга, автор этих строк, может при­ве­сти другой случай, сви­де­те­лем кото­рого он был сам. Трех­лет­ний маль­чик, рас­ска­зы­вая, что он нари­со­вал, неожи­данно для отца заявил, что это ино­пла­не­тя­нин. Инфор­ма­ци­он­ная экс­пан­сия про­ни­кает в дет­ские души гораздо силь­нее, чем думают взрос­лые. Поэтому, гово­рить о чистоте экс­пе­ри­мента в случае с воло­год­скими и про­чими школь­ни­ками и дошколь­ни­ками, не при­хо­дится.

Версия с ино­пла­не­тя­нами, как одна из гипо­тез может воз­ник­нуть на том этапе, когда это «Что-то», кото­рое «все-таки» есть, чело­век вос­при­ни­мает как Неиз­вест­ное, от Кото­рого он не знает, что можно ожи­дать. Чело­век видит в Нем Силу, но не знает, насколько Она разумна. А может быть Она жестока и коварна? Кто же все-таки это «Что-то»?

Чтобы допод­линно узнать все о Нем, есть только един­ствен­ный верный путь. Надо спро­сить Его Самого. И самый первый вопрос к Нему может пока­заться стран­ным и нело­гич­ным. Это вопрос: есть ли Ты, или Тебя нет? На самом деле все верно и логично. Этот вопрос — первый акт вза­и­мо­от­но­ше­ний, соб­ственно уста­нов­ле­ние обще­ния лич­но­сти с Лич­но­стью, когда непо­знан­ное, чуждое Оно ста­но­вится позна­ва­е­мым, понят­ным, близ­ким «Ты».

Этим путем, от незна­ния Бога лично, через созна­тель­ное обра­ще­ние к Нему: «Ты», прошли все веру­ю­щие, неза­ви­симо от того, выросли они в цер­ков­ной рели­ги­оз­ной среде, или пришли к Богу взрос­лыми. Часто бывает так, что чело­век обра­ща­ется к Богу, только когда попа­дет в беду или труд­ную ситу­а­цию, когда он пони­мает, что никто больше не сможет ему помочь. Когда оста­лось послед­нее сред­ство — Бог. Из глу­бины отча­я­ния, со всей откры­то­стью чело­век устрем­ля­ется к Нему за помо­щью и неожи­данно для себя встре­ча­ется лицом к Лицу с Тем Кто любит его, любит бес­ко­неч­ной, нежной и жерт­вен­ной любо­вью. И, вместе с этим, так тре­петно Любя­щий его — Все­силь­ный и Без­гра­нич­ный Бог! Он — Лич­ность, Кото­рая по зна­чи­мо­сти, по тому, сколько дает радо­сти, по цен­но­сти пре­вос­хо­дит все в этом мире.

Пре­по­доб­ный Максим Испо­вед­ник, глу­бо­чай­ший хри­сти­ан­ский фило­соф и бого­слов VII века выра­зил эту мысль в таком срав­не­нии: насколько душа лучше тела, настолько Бог лучше всего того, что Он сотво­рил. Поэтому, сколь безу­мен чело­век, кото­рый серд­цем больше при­вя­зы­ва­ется к сотво­рен­ному, чем к Творцу, к Богу.

Когда чело­век, обра­тив­шись к Богу с горя­чей моль­бой о чем-то кон­крет­ном, узнает эту Лич­ность, Кото­рая есть сама Любовь и сама Кра­сота, он нередко забы­вает то, о чем просил. То, чего он так страстно желал и доби­вался, для него пере­стает быть акту­аль­ным. По цен­но­сти, по зна­чи­мо­сти, по кра­соте и важ­но­сти для него все далеко отсту­пает перед тем откры­тием, кото­рое он сделал неожи­данно для себя. Он встре­тил Бога и узнал в Нем своего любя­щего Творца и Спа­си­теля.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки