Размышления христианина об Ангеле-Хранителе

на каждый день месяца (по изда­нию 1890 г.)

Оглав­ле­ние


Пре­ди­сло­вие

Сии раз­мыш­ле­ния напи­саны на каждый день одного только месяца; но бла­го­че­сти­вый чита­тель может повто­рять чтение их в те же числа каж­дого месяца, в про­дол­же­ние года и даже в тече­ние всей своей жизни. Повто­ряя их со вни­ма­нием, он, без сомне­ния, воз­бу­дит в уме своем новые мысли, кото­рые при каждом повтор­ном чтении более и более утвер­дят в его сердце бла­го­го­вей­ное чув­ство к Ангелу Хра­ни­телю. Питать это святое чув­ство в бла­го­че­сти­вых серд­цах – вот един­ствен­ная цель, с кото­рою сие сочи­не­ние изда­ется.

Вве­де­ние

Путе­ше­ствен­ник, стран­ству­ю­щий в отда­лен­ных местах, с радо­стью встре­чает своего друга, при­шед­шего к нему для того, чтобы быть его путе­во­ди­те­лем. В стран­ство­ва­нии земной жизни, кото­рой пре­де­лом назна­чена веч­ность, дан нам верный друг путе­во­ди­те­лем: Небо послало его руко­во­дить нас на труд­ном пути, где мрач­ная тем­нота окру­жает нас. Если мы поже­лаем сле­до­вать за ним, то он под своим покро­вом без­опасно дове­дет нас до нашего оте­че­ства. Мы знаем, что Отец Небес­ный запо­ве­дал Анге­лам Своим хра­нить нас во всех путях и обе­ре­гать от вся­кого зла.

Хотя мы не можем видеть их телес­ными очами, но можем их видеть очами веры. Ужели мы столько пора­бо­щены чув­ствам, что не хотим верить ничему, кроме того только, что нам явля­ется под грубым видом веще­ства? Или сердце наше столько занято суе­тами мира, что ничего не любит, кроме богат­ства и удо­воль­ствий? Бог послал нам Анге­лов спут­ни­ками и руко­во­ди­те­лями жизни. Но этот пред­мет, столь важный, каса­ю­щийся всех и каж­дого, зани­мает мысли весьма немно­гих хри­стиан в наше время; почему поста­ра­емся ожи­вить веру ближ­них наших, объ­яс­нив учение Свя­щен­ного Писа­ния и Пре­да­ния об Анге­лах. Может быть, сие объ­яс­не­ние послу­жит моим бра­тиям источ­ни­ком воды живой, кото­рою они осве­жат свои души.

Что есть другие суще­ства разум­ные, кроме нас и выше нас, – это истина, о кото­рой сви­де­тель­ствует нам самое древ­нее и все­об­щее веро­ва­ние наро­дов. Сия истина была иска­жена зло­упо­треб­ле­ни­ями и неве­же­ством наро­дов, покло­няв­шихся идолам; но она сохра­нена во всей чистоте наро­дом Божиим. Все наши свя­щен­ные книги, начи­ная с книг Бытия до самого Апо­ка­лип­сиса, пред­став­ляют нам Анге­лов дей­ству­ю­щими, испол­ня­ю­щими в сем мире пове­ле­ния Все­выш­него и ограж­да­ю­щими людей бла­го­че­сти­вых своим покро­вом. Херу­вим был постав­лен с огнен­ным мечом в руке у врат зем­ного рая, дабы вос­пре­тить вход в него чело­веку, пре­сту­пив­шему запо­ведь Божию. Пат­ри­архи были удо­сто­ены посе­ще­ния Анге­лов. Авраам одна­жды угощал сих Боже­ствен­ных послан­ни­ков. Один из Анге­лов удер­жал руку его в ту минуту, как он хотел при­не­сти в жертву своего сына Исаака. Агарь в пустыне была уте­шена также Анге­лом. Иаков видел многих Анге­лов, вос­хо­дя­щих и нис­хо­дя­щих по сту­пе­ням таин­ствен­ной лест­ницы и наверху оной – сидя­щего Гос­пода (Быт.28:12, 13). Ангел сопро­вож­дал сынов Изра­иля в пустыне и ввел их в землю обе­то­ван­ную. По вдох­но­ве­нию сих Небес­ных послан­ни­ков Иеффай, Гедеон и другие судии изра­иль­ские узна­вали пове­ле­ния Гос­подни; Давид при­зы­вал их вместе вос­пе­вать свои свя­щен­ные песни. Исайя видел небо отвер­стым, Гос­пода, вос­се­дя­щего на пре­столе и мно­же­ство Анге­лов, вос­пе­ва­ю­щих Ему песнь вечную. Ангел Рафаил сопут­ство­вал юному Товии в его даль­нем путе­ше­ствии, привел его обратно на родину и воз­вра­тил зрение пре­ста­ре­лому отцу его. Когда иудеи были в плену Вави­лон­ском, три отрока еврей­ские были ввер­жены в пещь огнен­ную, но между ними ока­зался Ангел, укры­вав­ший их от пла­мени. Пророк Даниил был избав­лен от челю­стей льви­ных Анге­лом. Гав­риил, полу­чив­ший пове­ле­ние воз­ве­стить Спа­си­теля миру, дал знать Про­року о близ­ком при­ше­ствии Его; он нисшел во храм, где Заха­рия совер­шал каж­де­ние, и пред­ска­зал ему о рож­де­нии сына, кото­рый пред­на­зна­чался быть Пред­те­чею Мессии. Гав­риил, послан­ный в Наза­рет к Деве Марии, воз­ве­стил Ей, что Она соде­ла­ется Мате­рию Сына Божия. В скором вре­мени после сего Ангел бла­го­вест­во­вал виф­ле­ем­ским пас­ту­хам о рож­де­нии Пред­веч­ного Мла­денца, и Ангелы же вос­пели: Слава в вышних Богу, и на земли мир, в чело­ве­цех бла­го­во­ле­ние (Лк.2:14). Спа­си­тель, Кото­рого Ангелы про­воз­ве­стили, Сам дал людям поня­тие об Анге­лах. Он гово­рит нам о брат­ской любви, кото­рая побуж­дает их радо­ваться нашему спа­се­нию и с кото­рой они охра­няют нас на всех путях наших. Ангелы воз­ве­щали святым женам о вос­кре­се­нии Гос­пода; а по воз­не­се­нии Его на небо Ангелы же яви­лись уче­ни­кам Его и ска­зали им, что как Он воз­несся на небо, так при­и­дет неко­гда судить живых и мерт­вых. Нужно ли гово­рить, как апо­стол Петр был осво­бож­ден Анге­лом из тем­ницы и из рук Ирода? Рас­ска­зать ли, что видел святой Иоанн Бого­слов и что напи­сал он о силе и могу­ще­стве Анге­лов в управ­ле­нии царств земных? Я должен оста­но­виться, чтобы не пере­сту­пить за пре­делы, пред­на­чер­тан­ные мною. Итак, не буду более гово­рить о явле­ниях Анге­лов апо­сто­лам, муче­ни­кам и многим пра­вед­ни­кам. Но воз­можны ли сии явле­ния? – скажут неве­ру­ю­щие. Может ли Ангел, суще­ство духов­ное, при­нять види­мый образ чело­века, явиться нашим чув­ствам, гово­рить и дей­ство­вать пред нами? Кто же может дока­зать невоз­мож­ность? Кто в состо­я­нии иссле­до­вать бездну пре­муд­ро­сти Божией, опре­де­лить бес­ко­неч­ные роды тво­ре­ний Все­мо­гу­щего, обнять своим умом необъ­ят­ную лест­ницу этих тво­ре­ний, чтобы иметь право сомне­ваться в бытии существ, о кото­рых воз­ве­щает Слово Божие?

Наше веро­ва­ние в святых Анге­лов, осно­ван­ное на собы­тиях, засви­де­тель­ство­ван­ных Свя­щен­ным Писа­нием, под­твер­жда­ется и уче­нием мужей мудрых. Всем известны мнения об этом пред­мете Сократа, зна­ме­ни­того его уче­ника Пла­тона и многих муд­ре­цов Греции и Рима. Но истин­ными муд­ре­цами мы счи­таем учи­те­лей Церкви. Какое дивное учение об Анге­лах оста­вили нам святой Дио­ни­сий Аре­о­па­гит, святой Гри­го­рий Нази­ан­зен, святойВаси­лий Вели­кий, святой Иоанн Зла­то­уст, бла­жен­ный Авгу­стин и многие другие духов­ные писа­тели, почи­та­е­мые Цер­ко­вью! Сие досто­вер­ное сви­де­тель­ство Отцов и учи­те­лей Церкви еди­но­гласно под­твер­ждено на Собо­рах, и Цер­ковь всегда напо­ми­нает нам о тесном союзе Анге­лов с людьми. Ветхий и Новый Завет непре­станно гово­рят об Анге­лах. Из этого можно ясно видеть, какое уча­стие Ангелы при­ни­мают в испол­не­нии воли Божией, и в чем состоит слу­же­ние их в отно­ше­нии к людям. Но еще более про­яс­нится это из ниже­сле­ду­ю­щего рас­суж­де­ния.

Любовь, свой­ствен­ная Богу, побу­дила Его даро­вать бытие разум­ным суще­ствам, спо­соб­ным позна­вать и любить Его и участ­во­вать в Его бла­жен­стве. Первым плодом сей любви были Ангелы.

Бог, наде­лив их бога­тыми даро­ва­ни­ями, вселил их в оби­те­лях небес­ных. Впро­чем, хотя они были богаты совер­шен­ствами, но, как твари, не могли быть все­со­вер­шен­ными. Един Бог, Творец всего сущего, все­со­вер­ше­нен.

Пре­льщен­ные вели­чием своих огра­ни­чен­ных совер­шенств, неко­то­рые из Анге­лов пре­да­лись киче­нию и гор­до­сти. Гор­дость, гово­рит Писа­ние, была при­чи­ной паде­ния многих Анге­лов. (Тим.3:2,6. Сир.10:15). Ден­ница первый воз­гор­дился против своего Творца, а за ним после­до­вали многие другие Ангелы и оста­вили Бога. Но оста­вить Бога – значит лишиться жизни и пре­даться смерти. Ангелы первые оста­вили Гос­пода, и Гос­подь пра­во­суд­ный также оста­вил их, предо­ста­вив их самим себе. Что же про­изо­шло в резуль­тате? Верные Ангелы, укреп­ля­е­мые бла­го­да­тию и тор­же­ствуя сми­ре­нием, отде­ли­лись от них и отвергли их с ужасом; мятеж­ники стали из Анге­лов света анге­лами тьмы. Обле­чен­ные недавно в сияние и славу, учи­ни­лись пред­ме­том отвра­ще­ния и ужаса для всего неба и даже для самих себя; те, кото­рые вос­пе­вали Все­выш­него, стали про­из­но­сить своими устами хулу и про­кля­тия. Гони­мые дуно­ве­нием пра­во­су­дия Божия и тер­за­е­мые своею яро­стию, они с быст­ро­той молнии нис­пали в адскую бездну, подобно звез­дам, оттор­жен­ным от небес­ного свода, и пада­ю­щим в бес­пре­дель­ное про­стран­ство все­лен­ной.

Ангелы, остав­ши­еся вер­ными Богу, стали совер­шенно бла­жен­ными. Они оза­рены бли­ста­нием Боже­ствен­ной славы, и свет Свя­того Святых объ­ем­лет их, как океан мно­го­вод­ный. При­ходя в вос­хи­ще­ние и вос­торг от созер­ца­ния богатств вечной кра­соты, они теря­ются в без­мер­ной любви и в упо­е­нии своего бла­жен­ства; славят и пре­воз­но­сят Все­мо­гу­щего Бога, Кото­рый вли­вает в сердца их потоки насла­жде­ний. Не нала­гая на них обя­зан­но­сти остав­лять бла­жен­ную оби­тель Небес­ную, Гос­подь раз­де­ляет с ними управ­ле­ние миром. Он упо­треб­ляет их как Своих верных слу­жи­те­лей в дей­ствиях Про­мысла. Он посы­лает их в мир воз­ве­щать людям Свои веле­ния испол­нить Его волю. По сей-то при­чине мы назы­ваем их Анге­лами, то есть вест­ни­ками. Бог поста­вил их на высшей сте­пени Своих тво­ре­ний, дабы они были живыми образ­цами Его совер­шенств, достой­ными пред­ста­ви­те­лями Его вели­чия. Боже­ская щед­рость богато наде­лила сих Небес­ных Духов есте­ствен­ными даро­ва­ни­ями; их ум и позна­ния не имеют других пре­де­лов, кроме тех, кото­рые поло­жены сотво­рен­ным духам в бес­пре­дель­ных глу­би­нах пре­муд­ро­сти Божией. Ангелы ода­рены пре­вос­ход­ней­шею силою и могу­ще­ством, посред­ством кото­рых они могут, по соиз­во­ле­нию Божи­ему, дей­ство­вать на тела и на мир веще­ствен­ный. Здесь можно было бы поста­вить мно­же­ство вопро­сов, но ум наш скоро нахо­дит себе гра­ницы. Что можем понять мы, бедные твари, погру­жен­ные в мрач­ную тем­ноту? И пес­чинка есть тайна для самого муд­рого; а самих себя, со всеми нашими сует­ными нау­ками, мы еще менее знаем.

Число падших анге­лов весьма велико; но, по словам апо­стола Павла и воз­люб­лен­ного уче­ника Хри­стова, мно­же­ству бла­жен­ных Анге­лов нет числа (Еф.6:12; Откр.12:4). Пророк Даниил видел в своем виде­нии, что когда Ветхий денъми седе на пре­столе Своем, тысячи тысяч слу­жаху Ему и тьмы тем пред­сто­яху Ему (Дан.7:10). Другой тай­но­зри­тель ново­за­вет­ный также видел окрест пре­стола Божия и слышал глас Анге­лов многих, и бе число их тысячи тыся­чами (Откр.5:11). Конечно, эти тай­но­видцы, говоря таким обра­зом, не думали исчис­лять их; они желали только дать нам поня­тие, что ум их терялся в сем бес­чис­лен­ном сонме Анге­лов. Сочтите пес­чинки мор­ские или звезды небес­ные, и види­мые и неви­ди­мые; вы не соста­вите еще того числа, сколько суще­ствует Анге­лов.

Но в этом бес­чис­лен­ном мно­же­стве Анге­лов уди­ви­тель­нее всего поря­док, цар­ству­ю­щий в небес­ных воин­ствах. Поря­док есть кра­сота совер­шен­ства, пре­муд­рость и истина Божия. Пре­муд­рость Божия, сотво­рив­шая все сущее и даро­вав­шая бытие Анге­лов, раз­де­лила их на девять чинов. В Свя­щен­ном Писа­нии упо­ми­на­ются: Ангелы, Архан­гелы, Силы, Гос­под­ства, Начала, Власти, Пре­столы, Херу­вимы, Сера­фимы (1 Кол.1:16; Еф.1:21:1Пет.3:22). Сии лики под­чи­нены один дру­гому и в своем раз­ли­чии дивно соеди­нены совер­шен­ным согла­сием. Свет льется от высших ликов на низшие. Сияние славы Христа, хода­тая всех, течет от избран­ного к избран­ному, на весь сонм бла­жен­ных; река жизни, теку­щая из недр Боже­ства, как прилив и отлив, испол­няет небо­жи­те­лей. Какое вос­хи­ти­тель­ное зре­лище пред­став­ляет уму веру­ю­щего сие чудес­ное раз­но­об­ра­зие в совер­шен­ней­шем един­стве и сие един­ство в бес­чис­лен­ном мно­же­стве! Бла­женны, Гос­поди, Боже сил, оби­та­ю­щие в дому Твоем и созер­ца­ю­щие толи­кие чудеса!

Дио­ни­сий Аре­о­па­гит и другие учи­тели Церкви раз­де­ляют Анге­лов на девять ликов, а сии девять ликов – на три чина. К пер­вому чину отно­сятся: Пре­столы, Херу­вимы и Сера­фимы; ко вто­рому – Власти, Гос­под­ства, Силы; к тре­тьему – Ангелы, Архан­гелы, Начала.

Первые суть Сера­фимы. Это назва­ние озна­чает жар Боже­ствен­ной любви, кото­рою они вос­пла­ме­ня­ются и кото­рую сооб­щают другим ликам. Они тем более вос­пла­ме­ня­ются любо­вию, гово­рит святой Гри­го­рий Вели­кий, что между ними и Богом нет ни одного Ангела, сто­я­щего и отде­ля­ю­щего их от Бога; они непо­сред­ственно соеди­нены с Ним. Пламя любви их тем силь­нее, что они ближе других созер­цают сияние Боже­ства. (Слово о бого­служ. 2‑е в твор. Св. Отц. Ш, 51).

Имя Херу­ви­мов озна­чает пол­ноту веде­ния, обилие пре­муд­ро­сти, по словам святых: Дио­ни­сия Аре­о­па­гита, Авгу­стина, Иеро­нима и Гри­го­рия Вели­кого. Сей лик Анге­лов, гово­рит святой Гри­го­рий Вели­кий, полу­чил назва­ние Херу­ви­мов потому, что эти бла­жен­ные Духи оза­рены обиль­ней­шими лучами света, созер­цая непо­сред­ственно пред­веч­ный Источ­ник света. Они знают все настолько, насколько дано от Бога знать суще­ствам сотво­рен­ным; они знают это тем совер­шен­нее и полнее, что совер­шен­ство есте­ства более при­бли­жает их к Созда­телю (Песноп. тайн. слов. 6, в твор. Св. Отц. IV, 256). Два Херу­вима про­сти­рали крылья над ков­че­гом Вет­хого Завета. Иудеи, кроме веде­ния и пре­муд­ро­сти, при­пи­сы­вали им силь­ное могу­ще­ство.

Те, в кото­рых Бог пред­стает, гово­рит святой Гри­го­рий Вели­кий, чтобы изре­кать Суд Свой, названы Пре­сто­лами. Они настолько воз­вы­шенны и настолько ода­рены бла­го­да­тию, что, можно ска­зать, Гос­подь оби­тает в них, являя чрез них Свое вер­хов­ное Пра­во­су­дие.

После сих Духов в бла­жен­ной оби­тели Небес­ной цар­ствуют Власти. Сии цари, сия­ю­щие славою, вос­седя на огнен­ных пре­сто­лах, полу­чают пове­ле­ния от высших Духов и пере­дают их Духам под­чи­нен­ным. Силы, по словам многих Святых Отцов, это те Духи, чрез кото­рых Гос­подь совер­шает чудеса Свои. Он даро­вал им Свою силу, и их пове­ле­ние имеет дей­ствие все­мо­гу­ще­ства.

Гос­под­ства пове­ле­вают вра­гами вер­хов­ного вели­чия Божия; пове­ле­вают теми злыми духами, кото­рые покля­лись погу­бить чело­века: ибо сии мятеж­ные духи не могли осво­бо­диться от зави­си­мо­сти и власти Творца своего. Бог под­чи­нил их сим Анге­лам, кото­рые обуз­ды­вают их ярость и нала­гают цепи на их есте­ствен­ную силу.

Слово Ангел озна­чает послан­ник; Ангелы – это слу­жи­тели, кото­рых Царь цар­ству­ю­щих посы­лает со Своими пове­ле­ни­ями в разные части все­лен­ной. Архан­гелы – началь­ники сих Боже­ских послан­ни­ков. Будучи участ­ни­ками тайных сове­тов Божиих, они полу­чают пове­ле­ния воз­ве­щать людям самые важные таин­ства; по сей-то при­чине не про­стой Ангел был послан в Наза­рет к Деве Марии, но Архан­гел Гав­риил; ибо над­ле­жало, гово­рит святой Гри­го­рий Вели­кий, чтобы первый из всех Анге­лов воз­ве­стил первое из всех таинств. Здесь заме­тим, что назва­ние Ангел упо­треб­ля­ется в смысле слу­жеб­ном и при­ли­че­ствует Духам небес­ным только тогда, когда они посы­ла­ются воз­ве­стить волю Божию. Ангелы обык­но­венно пред­став­ля­ются с двумя кры­льями для обо­зна­че­ния быст­роты, с кото­рою они стре­мятся испол­нить пове­ле­ния Божии в разных частях все­лен­ной.

Вся все­лен­ная испол­нена при­сут­ствием Боже­ства и бес­чис­лен­ных Духов, слу­жи­те­лей Божиих: это храм, кото­рый непре­станно огла­ша­ется соглас­ным пением певцов небес­ных. Как они бесе­дуют друг с другом, мы не можем ска­зать, но знаем, что они бесе­дуют между собою и пони­мают одни других. Они пони­мают также язык душ наших, когда мы обра­щаем к ним наши молитвы. В состо­я­нии несо­вер­шен­ства, в кото­ром мы нахо­димся теперь, должны ли мы удив­ляться тому, что перед нами откры­ва­ются таин­ствен­ные глу­бины, в кото­рых наш слабый ум теря­ется?

При­со­еди­ним еще здесь одно важное заме­ча­ние. Все Ангелы под­чи­нены порядку совер­шен­ной иерар­хии. Ангел, кото­рый постав­лен на высшей сте­пени, более совер­ше­нен, нежели тот, кото­рый нахо­дится на низшей сте­пени; хотя Ангел, кото­рый наи­бо­лее при­бли­жен к нам, и нахо­дится на послед­ней сте­пени, настолько пора­зи­те­лен кра­со­тою, что мы не могли бы пере­не­сти радо­сти и удив­ле­ния, если бы он открылся нам. Пред­став­ляя в уме сего послед­него Ангела и вос­ходя мыс­ленно от одной сте­пени к другой, от совер­шен­ства к боль­шему совер­шен­ству, про­ходя все лики, пре­вос­хо­дя­щие одни других боль­шею свя­то­стию, обиль­ней­шим сия­нием света, мы, нако­нец, дости­гаем Херу­ви­мов и Сера­фи­мов, све­то­зарно сия­ю­щих вол­нами света и про­ли­ва­ю­щих свет свой на весь град Божий. Пре­выше сих ликов цар­ствует Вла­ды­чица неба и земли Матерь Божия; пре­выше мириад миров вос­се­дит Гос­подь Бог наш в Своей непри­ступ­ной славе. Созер­ца­е­мые с сей высоты, что значат все люди вместе? – пылинки, пре­смы­ка­ю­щи­еся на земле. Однако Гос­подь осы­пает их бла­го­тво­ре­ни­ями без­мер­ной любви Своей; Пре­свя­тая Матерь Божия бла­го­слов­ляет и любит их; Ангелы назы­вают их своими бра­тьями; а люди, упо­ен­ные безу­мием, оскорб­ляют вели­кого Бога перед сонмом избран­ных Его!

Мы видели, какие бед­ствен­ные послед­ствия имел грех для падших анге­лов. Сии несчаст­ные чрез свой грех не лиши­лись есте­ствен­ных даров, кото­рыми Творец наде­лил их при созда­нии. Они лиши­лись бла­жен­ства и свя­то­сти, но сохра­нили разу­ме­ние весьма вели­кое и про­ни­ца­тель­ное, хотя спо­соб­но­сти, остав­ши­еся у них, послу­жили им нака­за­нием. По сей-то при­чине царь Давид, как объ­яс­няет святой Авгу­стин, назы­вает их силь­ными. Сам Спа­си­тель, говоря о сатане, главе духов падших, назы­вает его князем мира сего (Ин.12:31), и апо­стол Павел, объ­яс­няя слово Боже­ствен­ного Учи­теля, име­нует сатану князем власти воз­душ­ныя (Еф.2:2). Сей же апо­стол раз­ли­чает между ними:Начала, Власти и Миро­дер­жи­тели тьмы века сего (Кол.2:15; Еф.6:12). Из сего можно заклю­чить, что отпад­шие ангелы сохра­нили отли­чия, уста­нов­лен­ные в иерар­хи­че­ском порядке небес­ных воинств, и при­нуж­дены были поко­риться сатане, силь­ней­шему и злоб­ней­шему всех их. Но какая эта покор­ность в жилище веч­ного бес­по­рядка, нена­ви­сти и злобы у духов, уста кото­рых непре­станно изры­гают хулу и про­кля­тия! Дес­ница Божия низ­вергла их в адскую бездну; но они из пре­ис­под­ней могут рас­про­стра­ниться по все­лен­ной, тер­за­е­мые нака­за­ни­ями и огнем паля­щим. Нена­висть к Богу, жела­ние мщения и отча­я­ние тер­зают их. Вот в чем заклю­ча­ется исто­рия брани добра и зла, это брань сатаны против Бога; ибо пре­муд­рость Боже­ствен­ная поз­во­ляет гор­до­сти опол­чаться против неба, небес­ных Анге­лов чело­века до того дня, в кото­рый врата адовы будут запе­ча­таны на всю веч­ность. -

Многие неве­ру­ю­щие насме­ха­ются над веро­ва­нием в демо­нов; но можно ли сомне­ваться в истине учения, столь твердо дока­зан­ного? Бытие злых духов, кото­рых мы назы­ваем демо­нами, дока­зы­ва­ется не только ясным сви­де­тель­ством Свя­щен­ного Писа­ния, но и еди­но­душ­ным согла­сием всех племен и наро­дов, То же гово­рил Тер­тул­лиан рим­ским сена­то­рам. «Имя демо­нов не ново для вас. Ваши фило­софы и сти­хо­творцы дока­зали, что знали их, сих духов, отвер­жен­ных Богом, кото­рых все наме­ре­ния стре­мятся к тому, как бы погу­бить чело­века». Дей­ствие злых духов весьма оче­видно для тех, кото­рые со вни­ма­нием наблю­дают про­ис­ше­ствия в мире. Но отчего про­ис­хо­дит эта ярость, с кото­рой они стре­мятся погу­бить нас? Не имея воз­мож­но­сти учи­нить напа­де­ние на Бога, они напа­дают на Него в Его тво­ре­ниях, осо­бенно в чело­веке создан­ном по Его образу и подо­бию. Какое адское удо­воль­ствие нахо­дят они, чтобы осквер­нить сей образ и отнять у Творца то тво­ре­ние, к кото­рому Он являет Свою бес­пре­дель­ную любовь! Кто не знает также, что злой дух, не спо­соб­ный делать добро, чув­ствует неизъ­яс­ни­мое удо­воль­ствие, когда может при­об­ре­сти себе соучаст­ни­ков своих пре­ступ­ле­ний, раз­де­ля­ю­щих с ним его нака­за­ние? И можно ли сатане быть рав­но­душ­ным, когда мы живем в надежде бла­жен­ства, кото­рого он лишился; когда Гос­подь бла­го­да­тию Своею, рав­няет нас с Анге­лами; когда Сын Божий вос­приял образ чело­века, чтобы соде­лать нас наслед­ни­ками Богу? (Еф.2:12). Он при­хо­дит в бешен­ство, когда помыс­лит, что верные после­до­ва­тели Иисуса Христа, вос­седя на вели­че­ствен­ных пре­сто­лах, будут купно с Анге­лами судить его в конце веков. Сия зависть жжет его силь­нее, нежели адский пла­мень, Он воз­му­щает небо и землю, чтобы вовлечь нас в свои сети. Он обра­щает на нас всю ярость своего гнева и ста­но­вится опас­ным для нас наи­бо­лее тогда, когда напа­дает не откры­тою силою, но ковар­ными пре­льще­ни­ями и раз­ными хит­ро­стями своего изоб­ре­та­тель­ного ума.

Для чего напо­ми­нать нам печаль­ную исто­рию наших несча­стий? Адам и Ева впали в сети демона и пре­вра­ти­лись в его рабов со своим потом­ством. С самого зача­тия мы под­ле­жим его власти. Исшедши из рук Творца, мы впа­даем в руки Его врага пре­ис­под­него, и на челе нашем нала­га­ется печать отвер­же­ния (Еф.2:3). Отселе начи­на­ются все бед­ствия насто­я­щего нашего поло­же­ния: неве­же­ство, раз­вра­ще­ние сердца, пре­об­ла­да­ние плоти. Кто может исчис­лить все наши немощи? Какое горь­кое состо­я­ние! Смер­тель­ный яд течет в наших жилах, и мы носим смерть с собою в недре своем. Пер­во­род­ный грех зара­зил все наше суще­ство, затмил разум и сделал его мало­спо­соб­ным к пони­ма­нию пред­ме­тов духов­ных, раз­вра­тил сво­бод­ную волю, помра­чил в нас образ Божий, поро­дил стра­да­ния, болезни и, нако­нец, саму смерть. Люди века сего, мало раз­мыш­ля­ю­щие и много меч­та­ю­щие о себе, почи­тают себя вправе пре­зи­рать сие учение о пер­во­род­ном грехе, при­ня­тое во всех веках за истину. Оста­вим их; пусть они пре­да­ются своим умство­ва­ниям, а мы послу­шаем муд­рого Тер­тул­ли­ана: «Когда Адам, един­ствен­ный вла­сте­лин всего света, был поко­рен змием-побе­ди­те­лем, тогда весь свет посту­пил под его власть и законы. Воз­гор­див­шись сим бед­ствен­ным успе­хом, он иска­жает дела рук Божиих и вну­шает людям пре­врат­ные поня­тия о звез­дах, о сти­хиях, о пла­не­тах, о живот­ных и обра­щает их к идо­ло­по­клон­ству». Он затмил позна­ние истин­ного Бога по всей земле и на место Его рас­по­ло­жил людей покло­няться себе. По сей при­чине Сын Божий нари­цает его князем сего мира, а Павел апо­стол – богом века сего. Вся при­рода осквер­нена им и вся тварь воз­ды­хает об обнов­ле­нии жизни (Рим.8:21, 22). Осо­бенно чело­век был глу­боко унижен. Когда чело­век стал рабом демона, тогда мило­сер­дие Божие обе­щало ему Иску­пи­теля; но чело­век должен был оста­ваться рабом в тече­ние многих веков, дабы он понял всю жесто­кость своего злоб­ного вла­сте­лина и познал важ­ность и цену своего искуп­ле­ния.

Нако­нец Мессия, Кото­рого всегда пред­ска­зы­вали про­роки, Кото­рого ожи­дали народы, явля­ется подобно тому изба­ви­телю, кото­рый нис­хо­дит во мрак тем­ницы, чтобы оттуда осво­бо­дить несчаст­ного узника. Пре­муд­рость Божия скры­вала от демо­нов Таин­ство Вопло­ще­ния. Они при­хо­дят в пустыню иску­шать Иисуса Христа и уда­ля­ются от Него с тре­пе­том, имея подо­зре­ние, что иску­ша­е­мый ими, столь дивный чело­век, есть Сын Божий, при­шед­ший в мир раз­ру­шить их власть демон­скую. Они, по Его пове­ле­нию, при­нуж­дены были остав­лять тела одер­жи­мых неду­гами (Лк.8:30). Тогда обра­ти­лись они к иудеям и побу­дили их пре­дать смерти Сына Божия. Сатана все­ля­ется в сердце Иуды, Хри­стова уче­ника, отступ­ника; вос­пла­ме­няет яро­стию своею книж­ни­ков и фари­сеев, и народ Иеру­са­лим­ский. Уве­рив­шись в боже­ствен­но­сти Спа­си­теля, он, несмотря на тор­же­ство свое, содро­га­ется и тре­пе­щет и то побуж­дает Пилата осу­дить Его, то откло­няет его от сего наме­ре­ния. Нако­нец Хри­стос на кресте. Земля содро­га­ется; ночь покры­вает все­лен­ную; Хри­стос уми­рает; Боже­ствен­ный Дух Его нис­хо­дит ко вратам тех мест, где души пра­вед­ных содер­жа­лись в заклю­че­нии. Иисус Хри­стос рас­тор­гает узы их, раз­ру­шает власть демона и тор­же­ствует, сияя Боже­ством перед небом, землею и адом.

С того дня как вели­кая Жертва была при­не­сена, как Крест Иску­пи­теля водру­жен был на лобном месте, могу­ще­ство пре­ис­под­них сил исче­зает и люди воз­рож­да­ются в истине и свя­то­сти. Одер­жи­мые сими злыми духами люди, число их было весьма велико, при­хо­дили тол­пами и повер­га­лись к ногам уче­ни­ков Иисуса Христа, кото­рые едва только про­из­но­сили имя Хри­стово, бесы тотчас обра­ща­лись в бег­ство (Лк.10:17–20; Мф.10:1; Деян.5:28). Сии чудеса были весьма частыми явле­ни­ями в первые века хри­сти­ан­ства. Языч­ники, став­шие сви­де­те­лями оных, обра­ща­лись в хри­сти­ан­скую веру. Тер­тул­лиан, в споре с пра­ви­те­лями Кар­фа­гена, делал им вызов и пред­ла­гал, чтобы они при­ка­зали при­ве­сти в свое при­сут­ствие какого-нибудь из одер­жи­мых злым духом; он гово­рил им, что первый хри­сти­а­нин, какой встре­тится, если при­ка­жет демону уда­литься, демон тотчас испол­нит его пове­ле­ние, как покор­ный неволь­ник. Хотя в тече­ние многих веков уже не было столько явле­ний бес­но­ва­ния людей, одер­жи­мых злыми духами, хотя Спа­си­тель для того и при­хо­дил, да раз­ру­шит дела диа­вола (Ин.3:8), однако искон­ный враг рода чело­ве­че­ского тем не менее воз­буж­дал в тече­ние веков многие гоне­ния, ереси, рас­колы, непре­станно тер­зав­шие Цер­ковь. Бог попус­кает их, дабы пока­зать славу Свою и славу Христа Своего. По попу­ще­нию Божию дух злобы дей­ство­вал в сердце сынов сопро­тив­ле­ния, кото­рые своею враж­дою и нена­ви­стью против Бога и веры, кажется, хотели срав­няться с самим демо­ном: таковы были Арий, Несто­рий, Евти­хий и другие им подоб­ные. Они с адскою злобою вос­ста­вали против Христа и Его Церкви. Они постав­ляли себя во главе тех, кото­рые ведут брань против Неба. Народы, в сле­поте своей, верили их учению; сатана тор­же­ство­вал неко­то­рое время; сердце пра­вед­ных пора­жа­лось скор­бию; но являлся Гос­подь и духом уст Своих убивал нече­стивца и усми­рял бурю, а сатана со своими слу­жи­те­лями и со своим воин­ством бежал во тьму кро­меш­ную.

Сатана всегда ста­ра­ется обо­льщать нас надеж­дой чув­ствен­ных насла­жде­ний, рос­кош­ной жизнью, но стыд, угры­зе­ние сове­сти, муче­ние ада – вот мзда, кото­рой он награж­дает своих после­до­ва­те­лей! Напро­тив, Иисус Хри­стос при­зы­вает к Себе людей, решив­шихся побеж­дать зло, под­ви­заться подви­гами доб­ро­де­тели и при­об­ре­сти себе венец бес­смер­тия на небе. Со Хри­стом победа несо­мненна и награда за нее – бла­жен­ство вечное. Однако, несмотря на это, весьма многие идут слу­жить под зна­ме­нами сатаны. Они сле­дуют за ним, как слепцы, нимало не раз­мыш­ляя, и, подобно бес­смыс­лен­ным живот­ным, поз­во­ляют ему вести себя в ту про­пасть, где вечно будут его жерт­вой.

Жизнь есть поприще борьбы. Горе тому, кто не выйдет из нее побе­ди­те­лем! Вечная смерть – вот участь его! Но кто сохра­нит муже­ство и пре­даст себя в волю Божию, того не кос­нется ника­кое зло. Води­мый Божиею бла­го­да­тию, он вос­тор­же­ствует, и награ­дой его будет Цар­ство Небес­ное. Боя­щийся Бога силь­нее, нежели все демоны! – гово­рит один писа­тель. Чтобы под­дер­жать своих верных сынов на сем поприще непре­стан­ной борьбы, чтобы без­опасно про­ве­сти их по сему пути, напол­нен­ному без­жа­лост­ными губи­те­лями, Гос­подь посы­лает Своих Анге­лов, верных хра­ни­те­лей. Он опре­де­ляет к каж­дому из нас одного из них, небес­ных воинов Своих, кото­рый ста­но­вится нашим Анге­лом Хра­ни­те­лем, нашим защит­ни­ком. Таково все­об­щее веро­ва­ние хри­стиан, и наши Свя­щен­ные книги, слово Небес­ного Учи­теля, не остав­ляют в том ника­кого сомне­ния (Мф.18:10; Деян.12:15). А какое убе­ди­тель­ное сви­де­тель­ство пред­став­ляют нам об Анге­лах Хра­ни­те­лях Святые Отцы, учи­тели Церкви! С первых веков хри­сти­ан­ства и до наших времен все духов­ные писа­тели и мужи святой жизни еди­но­гласно воз­ве­щали нам о сей уте­ши­тель­ной истине. Не только каждый чело­век имеет своего Ангела Хра­ни­теля, но каждое семей­ство, каждое бла­го­че­сти­вое обще­ство, каждое госу­дар­ство (Дан.10:12; Пс.33:8–90, 10, 11). Несчастны те люди, кото­рые ничего не хотят видеть между небом и землею, кроме того, что телес­ные глаза их ося­зают! Напро­тив, как счаст­лив хри­сти­а­нин в сер­деч­ной про­стоте своей веры! В какой гар­мо­нии чув­ство­ва­ния его с небес­ною исти­ною!

Вера гово­рит нам, что Цер­ковь на земле и Цер­ковь на небе состав­ляют одно бла­го­дат­ное обще­ство, только здесь она воин­ствует, а там увен­чи­ва­ется славою. Ангелы и бла­жен­ные небо­жи­тели суть друзья и братья людей на земле. Любовь, суще­ству­ю­щая в Боге, про­ни­цает во все сердца верных сынов Его, соеди­няет их единою мыслию и единым чув­ством. Дей­ствие сей любви тем силь­нее в Анге­лах, что они более при­бли­жены к Богу и видят в Нем вечную любовь и ту бла­гость, кото­рая желает нашего спа­се­ния. Любовь есть их жизнь и их бла­жен­ство. Как не иметь им чув­ство­ва­ний брат­ской любви к нам? Они любят нас настолько, насколько любить могут, они любят нас для нас самих, потому что видят в нас дары Боже­ствен­ной бла­го­дати, кото­рых испол­нены сами. И дей­стви­тельно, чело­век есть суще­ство, по словам псал­мо­певца, ума­лен­ное малым чем от Ангел (Пс.8:5, б). Мы должны быть моло­дым воин­ством небес­ных воинств. Ангелы любят нас как соучаст­ни­ков их славы и их сла­во­сло­вий Все­выш­нему. По сей-то при­чине они при­ни­мают такое живое уча­стие в нашем спа­се­нии, кото­рое им так же дорого, как соб­ствен­ное свое посто­ян­ство в свя­то­сти. Они раду­ются нашему спа­се­нию, по слову Иисуса Христа (Мф.18:10). Когда мы нахо­димся на пути к Небу, они все­мерно ста­ра­ются удер­жать нас на оном и побуж­дают нас про­дол­жать его с бод­ро­стию и посто­ян­ством. Если же мы укло­ня­емся на путь нече­стия, то любовь их каких только не вымыш­ляет средств, чтобы обра­тить нас к Гос­поду! Сыны блуд­ные, ничто так не радует Отца Небес­ного, как наше воз­вра­ще­ние в Его объ­я­тия. Какая же должна быть тро­га­тель­ная забот­ли­вость Анге­лов Его об овце заблуд­шей? Ангелы видят бес­пре­дель­ную бла­гость Гос­пода к греш­ным людям. Видя же, что Он дает другим, они знают и хорошо ценят то, чем сами одол­жены Его бла­го­сти. Они и самих себя почи­тают тво­ре­нием бла­го­дати, чудом Божия мило­сер­дия. Ибо не бла­гость ли Божия извлекла их из ничто­же­ства, оза­рила их светом и, наде­лив их ангель­ским есте­ством, в то же время даро­вала им свою бла­го­дать? Они, подобно нам, всем, что имеют, обя­заны бла­го­дати и мило­сер­дию Божию. Они сознают это; и, желая воз­бла­го­да­рить Гос­пода за мило­сер­дие, сами все­мерно ста­ра­ются ока­зать его другим: ибо самый лучший способ при­но­ше­ния бла­го­дар­но­сти Богу состоит в том, чтобы под­ра­жать Ему: будете совер­шенны, якоже и Отец ваш Небес­ный совер­ше­нен есть (Мф.5:48). Под­ра­жайте тому, от кого вы полу­ча­ете добро, и постав­ляйте своим удо­воль­ствием бла­го­да­рить его за то, что полу­чили. Посему-то Ангелы небес­ные, опа­са­ясь быть небла­го­дар­ными к Творцу своему, ста­ра­ются бла­го­тво­рить Его тварям. Мило­сер­дие, явля­е­мое ими, уве­ли­чи­вает цену мило­сер­дия, им самим ока­зы­ва­е­мого. Какую же цель пред­по­ла­гает мило­сер­дие в своих дей­ствиях? Оно имеет целью пода­вать помощь нуж­да­ю­щимся, укреп­лять немощ­ных, вос­кре­шать умер­ших, то есть вос­кре­шать тех греш­ни­ков, кото­рые обра­ти­лись к пока­я­нию. Но на небе нет нуж­да­ю­щихся: там все блага пре­и­зоби­луют; нет немощ­ных, нет скорб­ных; там оби­тель бла­жен­ства нескон­ча­е­мого. Земля напол­нена несча­сти­ями вся­кого рода; это страна сето­ва­ния и плача, это, можно ска­зать, родина всех бед­ствий. На ней только и видны одни стра­да­ния, только и слышны одни вопли. Не все ли мы – заклю­чен­ные узники, кото­рых посе­щать нужно, слепые, кото­рых руко­во­дить нужно, заблуд­шие, кото­рых настав­лять нужно, боль­ные, кото­рых вра­че­вать нужно? Какая это бога­тая жатва для Духов бла­жен­ных, пла­ме­не­ю­щих любо­вию! С каким стрем­ле­нием и с какою радо­стию они нис­хо­дят с неба, имея с собою бога­тые дары Божии! Они при­хо­дят, чтобы напи­тать несчаст­ного чело­века хлебом бла­го­дати, напо­ить его несколь­кими кап­лями от Источ­ника небес­ных насла­жде­ний, помочь ему рас­торг­нуть узы греха и с тор­же­ством при­ве­сти его в дом Отца Небес­ного. Какое удо­воль­ствие для них спа­сать души, кото­рые Иисус Хри­стос иску­пил Своею Кровию и кото­рые вечно будут вместе с ними раз­де­лять их славу и их бла­жен­ство! Будучи назна­чены послан­ни­ками к нам от Все­выш­него Царя, они желают также быть и нашими послан­ни­ками к Все­выш­нему Царю. Они суть Ангелы Божии: Он посы­лает их; они суть и наши Ангелы, потому что и мы можем послать их. Они ожи­дают только наших молитв и наших добрых дел, чтобы пред­ста­вить их Богу; так гово­рит нам Свя­щен­ное Писа­ние; так испол­ня­ется слово Иисуса Христа: отселе узрите Анге­лов Божиих, вос­хо­дя­щих и нис­хо­дя­щих (Ин.1:51). Они исхо­дят, чтобы при­не­сти бла­го­дать нам; они вос­хо­дят, чтобы воз­не­сти наше бла­го­да­ре­ние и наши молитвы Богу. Можем ли мы иметь хода­таев более силь­ных и более усерд­ных, защит­ни­ков более верных и более пре­дан­ных, друзей более сер­до­боль­ных и состра­да­тель­ных? Кого же мы станем любить, если не будем любить сих Духов бла­го­де­тель­ных? Кому мы вверим себя, если не возь­мем их себе в наши совет­ники и в наши покро­ви­тели? Какое сокро­вище святых мыслей, уте­ше­ний, надежд бла­го­дати достав­ляет вера и сии святые истины! Истин­ный друг не дороже ли всех сокро­вищ? Но какого друга можно срав­нить с Анге­лом Хра­ни­те­лем? Что может быть важнее его досто­ин­ства, нежнее его при­вя­зан­но­сти, щедрее в бла­го­тво­ре­нии, дру­же­люб­нее в обра­ще­нии, мудрее в сове­тах, бла­го­на­деж­нее в обе­ща­ниях, попе­чи­тель­нее в нуждах?

Все выше­ска­зан­ное обя­зы­вает каж­дого хри­сти­а­нина с бла­го­го­ве­нием чтить своего Ангела Хра­ни­теля и при­но­сить ему молитвы. Нужно ли еще пред­став­лять дока­за­тель­ства такой обя­зан­но­сти? Он имеет право на наше почи­та­ние, потому что он послан­ник Божий, потому что он свят, потому что он бла­го­тво­ри­тель наш. Мы должны при­но­сить трой­ную жертву Ангелу Хра­ни­телю: жертву почи­та­ния, жертву бла­го­го­ве­ния и жертву сер­деч­ного дове­рия. Мы обя­заны ува­же­нием к нему по при­чине его при­сут­ствия с нами, бла­го­го­ве­нием – по при­чине бла­го­твор­ной его любви к нам, дове­рием – по при­чине неусып­ной стражи его над нами. Кто не пони­мает сей истины? Кто не видит, что про­вож­дать жизнь в при­сут­ствии Ангела и не молиться ему или даже не мыс­лить о нем – озна­чает не только небла­го­дар­ность испор­чен­ного сердца, но пла­чев­ное состо­я­ние погиб­шего чело­века? Такова, однако, жизнь боль­шей части людей. Должно ли удив­ляться сему? Если Самого Бога не познают и забы­вают, то будут ли думать об Его Анге­лах? Но есть бла­го­че­сти­вые хри­сти­ане, кото­рые пони­мают свою обя­зан­ность и свою пользу. Они усердно при­но­сят молитвы своему Ангелу Хра­ни­телю; они каждый день вос­сы­лают к нему свои про­ше­ния с чув­ством долж­ного бла­го­го­ве­ния. К вам обра­ща­юсь, бла­го­че­сти­вые души! Вы будете читать сии раз­мыш­ле­ния в при­сут­ствии вашего Ангела Хра­ни­теля: не ищите в них ни уче­но­сти, ни крас­но­ре­чия. Пред­ставьте себе, что вы слы­шите голос вашего небес­ного друга и, при­бег­нув под покров его полною верою, моли­тесь ему.

1‑й день месяца

Долго ли вера не будет оза­рять твоего ума и сердца? Тебе должно знать, что Ангел Хра­ни­тель нахо­дится с тобою, что он назна­чен тебе от Бога быть твоим защит­ни­ком и путе­во­ди­те­лем в жизни; а ты не дума­ешь о нем и не хочешь. В Свя­щен­ном Писа­нии ска­зано, что Отец Небес­ный запо­ве­дал Анге­лам Своим: охра­няти тя во всех путех твоих (Пс.90:10, 11). Ты не сомне­ва­ешься в сей боже­ствен­ной истине; но ты мало углуб­лялся в спа­си­тель­ный смысл ее, мало раз­мыш­лял о ней. Непро­ни­ца­е­мая завеса пре­пят­ствует тебе видеть его телес­ными очами. Но из того, что он неви­дим, не сле­дует заклю­чать, что нет его при тебе; не сле­дует забы­вать о нем и вести жизнь бес­печ­ную, не помыш­ляя о его при­сут­ствии.

Когда два путе­ше­ствен­ника неожи­данно встре­ча­ются на дороге, они при­вет­ствуют друг друга и, всту­пив в раз­го­вор, забы­вают свою уста­лость в при­ят­ной беседе. Ангел сопут­ствует тебе, ведет тебя путем жизни к небу; и ты до сего вре­мени не обра­тил на него своего вни­ма­ния. Когда ты быва­ешь вместе со своим отцом или со своим другом, ты с удо­воль­ствием раз­де­ля­ешь с ними беседу и быва­ешь очень дово­лен их сооб­ще­ством. С самой купели кре­ще­ния Ангел Хра­ни­тель дан тебе в собе­сед­ники, и, может быть, до сего вре­мени ты не обра­тил к нему ни одного слова, не принес ему ни одной молитвы. Что поду­ма­ешь и что ска­жешь ты о том чело­веке, кото­рый в небла­го­дар­но­сти забыл мать, родив­шую его, вскор­мив­шую его своим моло­ком, нежно любив­шую его? Что бы ты сказал о том бедном, кото­рый отвра­щает свои глаза, не желая видеть руки своего бла­го­де­теля, пода­ю­щего ему кусок хлеба и спа­са­ю­щего его от голод­ной смерти? Но какая мать может любить столько свое дитя, сколько твой Ангел Хра­ни­тель? Он всегда нахо­дится нераз­лучно с тобою, всегда обра­щает к Богу свой взор, умоляя Его о мило­сер­дии к тебе и об исправ­ле­нии твоего сердца наи­тием Его бла­го­дати. Поду­май. Ангел твой не был ли доселе чуждым для тебя? Не время ли тебе открыть глаза свои и видеть своего вер­ного путе­во­ди­теля, послан­ного тебе Богом? Какой обиль­ный источ­ник чистой радо­сти, истин­ного уте­ше­ния может доста­вить тебе та мысль, что Ангел твой всегда присущ тебе! Сим неоце­нен­ным сча­стьем ты всегда обла­дал, только не умел поль­зо­ваться им, потому что не знал его; но теперь ты знаешь его: обра­тись к нему всем серд­цем, пред­став­ляй его непре­станно в уме своем, бесе­дуй с ним таин­ственно в глу­бине своего сердца, бесе­дуй, подобно тому, как ты обык­но­венно бесе­ду­ешь с своим искрен­ним другом.

Но каким обра­зом могу я, ска­жешь ты, пред­ста­вить себе сего Небес­ного послан­ника, бес­плот­ного Духа? Ты верь только, что он присущ тебе; верь, следуя слову Божию, и не увле­кайся пыт­ли­вым и пустым любо­пыт­ством. Ангел Хра­ни­тель есть дух и, подобно душе твоей, не имеет телес­ного, види­мого образа. Когда ты бесе­ду­ешь с каким-нибудь другом во мраке ночи, ты насла­жда­ешься при­ят­но­стию его беседы, несмотря на то, что ночная тем­нота пре­пят­ствует тебе видеть черты лица его. Вре­мен­ная ночь не поз­во­ляет тебе видеть твоего Ангела; но ты уви­дишь его по вос­кре­се­нии, когда наста­нет вели­кий день веч­но­сти. Тело твое служит сре­до­сте­нием, отде­ля­ю­щим тебя от него; но когда раз­ру­шится сия пре­града, тебе откро­ются черты твоего небес­ного друга. В ожи­да­нии того часа, когда ты осво­бо­дишься от уз плоти, обра­тись с твер­дою верою, обра­тись умом и серд­цем к своему Ангелу и скажи: Ангел Божий, Хра­ни­тель мой! Твоему попе­че­нию вве­рила меня бла­гость Все­выш­него, прости и вра­зуми меня, храни меня на пути жизни, руко­води и управ­ляй мною.

2‑й день месяца

Да будет бла­го­сло­вен Гос­подь Все­бла­гой и Пре­ми­ло­сер­дый! О, сколь дивно снис­хож­де­ние Божие к чело­веку! Сколь дивна Его бла­гость и любовь к нему! Он пове­лел Анге­лам Своим хра­нить его. Помысли: Кто таков Тот, Кото­рый дал сие пове­ле­ние? Кому и для кого Он дал его? Это Гос­подь, Вла­дыка Анге­лов, Творец всего види­мого и неви­ди­мого, это Он пове­лел Своим Анге­лам, сим бла­жен­ным духам, слу­жа­щим у пре­стола пред лицем вели­чия Его, это Он пове­лел хра­нить чело­века во всех путях его. И что же такое чело­век? Это раб греха, кото­рый должен, нако­нец, сде­латься пищею червей. Но Бог, в мило­сер­дии Своем и в любви к чело­веку, пове­лел Анге­лам Своим хра­нить его и направ­лять стези его на путь правый. Ангелы, испол­няя волю Все­выш­него, берут, так ска­зать, чело­века на свои руки и блюдут, да не пре­ткнется о камень нога его (Пс.90:10,11). Видя такую бла­гость Все­выш­него, кто не станет про­слав­лять Его мило­сер­дие к нам? Пот­щися запе­чат­леть в своем сердце сию милость Отца Небес­ного и помни всегда о спа­си­тель­ном при­сут­ствии твоего Ангела Хра­ни­теля.

Тебя упо­до­бить можно море­пла­ва­телю, стран­ству­ю­щему по морям и ищу­щему при­стани. Если ты будешь один, то не совра­тишься ли с пути? Если ты будешь один, то не ста­нешь ли жерт­вою бурных волн и добы­чею мор­ских чудо­вищ? Бог послал тебе Ангела путе­во­ди­те­лем, послал его тебе корм­чим; по его мано­ве­нию волны усми­рятся и тебе нечего стра­шиться, если ты будешь звать его.

Можно еще упо­до­бить тебя воину, окру­жен­ному вра­гами, кото­рых необ­хо­димо побе­дить, если не хочешь сам погиб­нуть. Но одному невоз­можно одо­леть целого пол­чища разъ­ярен­ных врагов. Неми­ну­е­мая гибель постиг­нет оди­но­кого. Твои враги суть твои стра­сти, пороки; твои иску­си­тели – демоны, кото­рых если не побе­дишь, они увле­кут тебя в адскую бездну. Победа или смерть, и смерть вечная!.. Иеру­са­лиму угро­жало бес­чис­лен­ное войско врагов, ему пред­сто­яла неиз­беж­ная гибель, но Гос­подь послал Своего Ангела, и Ангел истре­бил все войско гор­дого Сен­на­хе­рима. Твой Ангел Хра­ни­тель, не менее силь­ный, опол­чится за тебя и изба­вит тебя от врагов твоих (Пс.33:6). Сын Неба! Не забы­вай, что путь твой ведет тебя в Оте­че­ство, в Оте­че­ский дом, где, вен­ча­е­мый славою, ты будешь насла­ждаться лице­зре­нием Гос­под­ним со всеми избран­ными Его. Бла­го­де­тель­ный и силь­ный спут­ник дан тебе на все время стран­ство­ва­ния твоего на земле. Ты несешь тяжкое бремя на себе; это бремя – твои худые наклон­но­сти. С сим бре­ме­нем на пути жизни тебе бес­пре­станно встре­ча­ются пре­ткно­ве­ния; нужны усилия, усилия край­ние. Кто на сем пути не подви­га­ется вперед, тот идет назад; кто медлит, тот падает и уми­рает. Но твой небес­ный друг помо­жет тебе нести бремя, а в случае нужды он и самого тебя возь­мет на свои руки. Орел, когда побуж­дает своих птен­цов к полету, рас­ши­ряет свои крылья и носится над ними: так и Ангел твой про­сти­рает покров над тобою. Во всякой при­клю­чив­шейся тебе скорби он при­ни­мает уча­стие и уте­шает тебя, всякое зло вра­чует, всякую радость делит с тобою, всякое иску­ше­ние пре­одо­леть помо­гает тебе. Силою своею он пора­зит всех врагов твоих и своим дуно­ве­нием низ­ло­жит их. Да будет при­сут­ствие Ангела радостно твоему сердцу! Надейся на его нежную любовь и, вверяя себя попе­че­нию сего неусып­ного Хра­ни­теля, взывай к нему:

Ангел Божий, Ангел небес­ный, Ангел уте­ши­тель мой! Явися мне, откройся моему уму и сердцу. Сколько я счаст­лив! Все мое суще­ство тре­пе­щет от радо­сти в твоем при­сут­ствии! К несча­стию моему, я до сих пор не знал тебя: но теперь я знаю тебя, я люблю тебя, я бла­го­слов­ляю тебя. Ты мой путе­во­ди­тель, ты мой защит­ник; сохрани меня покро­вом крыл твоих и направь путь мой к Небу.

3‑й день месяца

Когда Творец вдох­нул в тебя дыха­ние жизни, соеди­нил душу с телом, Он избрал одного из Своих Анге­лов и послал его хра­нить тебя.

Когда ты явился в свет, по бла­го­дати Божией, ты вос­приял Кре­ще­ние и полу­чил новое бытие. Твой Ангел, при­сут­ство­вав­ший при сем Таин­стве, радо­вался о тебе, видя, что Пер­во­свя­щен­ник пред­веч­ный, Иисус Хри­стос, иску­пив­ший Кровию Своею чело­века, при­ем­лет тебя в число Своих избран­ных и обле­чет тебя в небес­ные доспехи. Дух Божий освя­тил твое сердце, кото­рое стало Его чистым храмом. Как Ангел твой любит тебя! С какою забот­ли­во­стию охра­няет тебя! Добрая мать твоя, утом­лен­ная попе­че­нием о тебе, иногда пре­да­ва­лась креп­кому сну и забы­вала о тебе на несколько минут, но Ангел твой нико­гда не отвра­щал от тебя своих очей; он при­ни­кал над твоею колы­бе­лью и любо­вался в тебе обра­зом Божиим и богат­ством бла­го­дати Хри­сто­вой; он предо­хра­нял тебя от тысячи опас­но­стей, кото­рые угро­жали тебе, когда ты начал несколько пони­мать язык матери. Она спе­шила пере­дать тебе святые слова молитв; твой Ангел Хра­ни­тель печат­лел их на твоем сердце, твер­дил и повто­рял в глу­бине души твоей имена Христа Спа­си­теля и Божией Матери; ты насла­ждался спо­кой­ствием и сча­стием. В это время ты сам был анге­лом и душев­ною кра­со­тою упо­доб­лялся своему Ангелу Хра­ни­телю. В мла­ден­че­стве твоем он при­го­тов­лял тебя к при­ня­тию Тела и Крови Гос­под­ней, вселял в тебя чув­ство­ва­ния любви к Богу, напол­нял пла­мен­ными жела­ни­ями всю твою душу. Таин­ством При­ча­ще­ния Спа­си­тель соеди­нился с тобою и освя­тил твое сердце. Не Ангел ли Хра­ни­тель руко­во­дил тебя к сей Тайной Вечери и молил Бога при­нять тебя участ­ни­ком в оной? Когда Иисус Хри­стос бла­го­датно почи­вал в твоем сердце, Ангел Хра­ни­тель молился за тебя день и ночь. О, сколь счаст­ливо было время твоей невин­но­сти! Какие при­ят­ные вос­по­ми­на­ния оно оста­вило по себе! Для чего ты не про­дол­жал идти сим путем? Для чего оста­вил его? Где теперь твоя невин­ность, то святое состо­я­ние сердца, кото­рое упо­доб­ляло тебя суще­ствам небес­ным? Что сде­ла­лось с одеж­дою, убе­лен­ною Кровию Иисуса Христа, в кото­рую ты облекся при Кре­ще­нии и в кото­рой должен был явиться на Небо? Ты сде­лался несчаст­ным блуд­ным сыном, ты огор­чил Отца Небес­ного и твоего друга Хра­ни­теля; ты бежал от них. Они при­зы­вали тебя, но ты не хотел воз­вра­титься к ним. Безум­ный слепец! Ты стре­мился в про­пасть; твой Ангел удер­жи­вал тебя и не допус­кал к ней; нако­нец, он успел изба­вить тебя от зия­ю­щих челю­стей ада и при­ве­сти к Спа­си­телю Иисусу. Он сопро­вож­дал тебя в то свя­щен­ное суди­лище, где греш­ник при­ми­ря­ется с Богом. Он слышал твое рас­ка­я­ние в грехах и радо­вался твоему исправ­ле­нию. Он видел бла­го­дать, нис­шед­шую на тебя; и все избран­ные Божии с твоим Анге­лом радо­ва­лись о твоем спа­се­нии. Но долго ли ты оста­вался верным дан­ному обету? Ты скоро пере­стал вни­мать голосу Ангела и снова впал в без­за­ко­ния. Что такое жизнь твоя? Это непре­рыв­ная цепь гре­хо­па­де­ний, стезя, озна­ме­но­ван­ная рас­ка­я­ни­ями и нару­ше­ни­ями обе­ща­ний. Но о мило­сер­дие бес­пре­дель­ное! Гос­подь не пере­стал любить тебя; Его Ангел всегда был с тобою. В это время как ты пре­да­ешься сим раз­мыш­ле­ниям, он молится за тебя, просит Бога о нис­по­сла­нии Его бла­го­дати на тебя. Сколь ни мно­го­чис­ленны грехи твои, уповай на Бога, воз­ложи надежду на Его мило­сер­дие и обра­щайся к твоему Ангелу Хра­ни­телю с сею молит­вою:

Ангел Божий, прости меня небла­го­дар­ного, огор­чив­шего тебя своими безум­ными делами. Как сла­достно про­ли­вать слезы в твоем при­сут­ствии, при­по­ми­ная твои бла­го­де­я­ния с при­зна­тель­ным серд­цем! Ты оказал мне бес­чис­лен­ные бла­го­де­я­ния; явил мне недо­стой­ному всю неж­ность, всю забот­ли­вость, свой­ствен­ную самому неж­ному мате­рин­скому сердцу; а я несчаст­ный не только не думал о том, чтобы при­не­сти тебе свою бла­го­дар­ность, но еще оскорб­лял свя­тость твоих взоров делами своими. Когда ты гово­рил мне через совесть мою, я не внимал твоему голосу; пред очами твоими я оскорб­лял Бога. Бла­го­дарю тебя, Ангел Божий, за дивное твое тер­пе­ние, за твои вели­кие и бес­чис­лен­ные бла­го­де­я­ния! Я воз­да­вал тебе злом за добро, но теперь я хочу вечно бла­го­слов­лять и любить тебя!

4‑й день месяца

Тебе пред­стоит решить выбор между Анге­лом Неба и анге­лом пре­ис­под­ней; между тем, кото­рый желает соде­лать тебя при­част­ни­ком веч­ного бла­жен­ства, и тем, кото­рый хочет видеть тебя в вечном пла­мени пре­ис­под­ней. Оба они стре­мятся один пред другим овла­деть твоим серд­цем, но ты волен отдать его тому или дру­гому. Ты не можешь вооб­ра­зить себе всей злости пре­ис­под­него духа. Воз­буж­да­е­мый непре­одо­ли­мою нена­ви­стью и буй­ством своих сил, он клянет Бога! Но, не имея воз­мож­но­сти обра­тить на Него свои удары, устрем­ля­ется на тебя, в кото­ром видит Его образ и подо­бие. Зависть жжет его силь­нее адского пла­мени. Какое удо­воль­ствие злоб­ному сердцу его осквер­нить твою душу, лишить тебя бла­го­дати Хри­сто­вой, изгнать Бога из твоего сердца и пре­гра­дить тебе путь к Небу. Хотя он при­хо­дит к тебе раз­дра­жен­ный силь­ным гневом, но хитро скры­вает свою злобу. Он при­ни­мает на себя вид свет­лого Ангела и бесе­дует с тобою языком друга: он хвалит, льстит, пред­ла­гает насла­жде­ния; нет ни одной хит­ро­сти, кото­рой бы не упо­треб­лял он. Сей змей веро­лом­ный впол­зает в твою грудь, усып­ляет тебя и язвит смер­тель­ным жалом: то ста­ра­ется он пога­сить в твоем сердце спа­си­тель­ный свет веры, то томит тебя бес­печ­но­стью и скукой, то воз­буж­дает в душе твоей бурные стра­сти, то увле­кает твои чув­ства к постыд­ным вожде­ле­ниям. Он не остав­ляет тебя в покое ни на минуту. Чем настой­чи­вее ты гонишь его, тем с боль­шей яро­стью он напа­дает на тебя. Он, по слову Апо­стола, яко лев рыкая, ходит, иский кого погло­тити (1Пет.5:8). И сие не может быть иначе. Он с оже­сто­че­нием и с яро­стью опол­ча­ется против Бога, но, чув­ствуя себя слабым и видя все свои усилия тщет­ными, обра­щает свою злобу на тебя, ибо знает твою сла­бость и непо­сто­ян­ство. Еще было бы менее опас­но­сти, если бы он напа­дал на тебя с откры­той силой. Его хит­рость гораздо опас­нее, нежели его сила. Как воз­душ­ная зараза, напол­ня­ю­щая атмо­сферу и неза­мет­ная для твоего чув­ства, вли­вает смер­то­нос­ный яд в твое дыха­ние, так и злоб­ный дух, дей­ствуя с тонким и неза­мет­ным ковар­ством, рас­тле­вает непо­роч­ность твоей души. Ты не заме­ча­ешь его дей­ствий на твое сердце, потому что он не про­ти­во­дей­ствует, но потвор­ствует стрем­ле­нию твоих наклон­но­стей. Он манит, стре­ми­тельно влечет тебя в ту сто­рону, куда твои наклон­но­сти увле­кают тебя. Он непре­станно раз­жи­гает твои поже­ла­ния, дабы посте­пенно вос­пла­ме­нить их и пре­вра­тить в необуз­дан­ные стра­сти. Он умеет при­но­ров­ляться ко всем умам и ко всем харак­те­рам.

Зача­тые и рож­ден­ные в грехах, мы при­над­ле­жим, по началу нашего бытия, власти пре­ис­под­него духа, кото­рый, обла­дая нами, успе­вает в это время раз­лить тайный яд своей злобы на все суще­ство наше. Таин­ство Кре­ще­ния омыло наш грех и даро­вало нам новое, бла­го­дат­ное бытие; но в нас оста­лось семя смерти. Если мы реша­емся иногда пред­при­нять что-нибудь доброе, муже­ство наше сла­беет и пред­при­я­тие оста­ется без выпол­не­ния. Если бла­го­че­сти­вая мысль побуж­дает нас на доброе дело, злая воля тотчас откло­няет нас от него и часто изгла­жи­вает его из памяти. Рож­ден­ные для позна­ния истины, мы томимся в неве­же­стве; рож­ден­ные любить Бога, мы зани­маем сердце свое самыми низ­кими чув­ствами. И верх несча­стья нашего есть то, что мы не хотим знать наших немо­щей. Нахо­дясь в бес­пре­стан­ной мучи­тель­ной борьбе со смер­тью, мы счи­таем себя здо­ро­выми и доб­ро­вольно отдаем себя во власть врагу душ наших. Как мы несчаст­ливы! Ангел Божий при­но­сит нам бла­го­дать, кото­рая живо­тво­рит душу, а мы пред­по­чи­таем ей пред­ла­га­е­мый нам анге­лом сатаны смер­то­нос­ный грех – так велика власть чув­ствен­но­сти! Так гибельно ослеп­ле­ние, в кото­ром содер­жит нас дух злобы! Не забы­вай, что тот из двух анге­лов, кото­рого ты избрал путе­во­ди­те­лем в про­дол­же­ние твоей жизни, пове­дет тебя также и в свое жилище, когда смерть пре­кра­тит твои дни, и помня это, молись Ангелу Хра­ни­телю:

Прими слез­ную молитву мою, святой Ангел Хра­ни­тель, верный защит­ник мой! Страх проник кости мои, скорбь сокру­шила всю мою душу. Для чего я безум­ный оста­вил тебя? Для чего я в иску­ше­ниях не обра­тился к тебе? Я сде­лался рабом демона, страш­ного суще­ства, отвер­жен­ного Богом. Я пре­да­вал ему свою душу за сует­ное насла­жде­ние, за удо­воль­ствие минут­ное. Для него я изме­нил моему Богу. Увы! С моим несча­стьем ничто не может срав­ниться! Молись за меня, святой Ангел, испроси у Мило­сер­дого Бога про­ще­ние мне в моих без­за­ко­ниях.

5‑й день месяца

Послу­шай, друг мой, слов пре­муд­ро­сти Божией, так вну­шает чело­веку Ангел; прими настав­ле­ние, кото­рое я хочу дать тебе. Как сын мудрый весе­лит отца своего, так и чело­век, живу­щий свято, радует своего Ангела. Но кто пре­да­ется поро­кам, тот весе­лит сатану и его слу­жи­те­лей. Ты не знаешь всего зла, про­ис­те­ка­ю­щего от грехов. Не суди о них по вну­ше­нию твоего разума, но вопроси вечную Истину.

Ден­ница был один из самых свет­лых Духов, самое люби­мое тво­ре­ние Божие. Он согре­шил, и Гос­подь осудил его и низ­верг его в адскую про­пасть со всеми его кле­вре­тами. Какое паде­ние! Какая пере­мена! Прежде лице­зре­ние Божие, веч­ность славы и бла­жен­ства; а теперь – ад, бешен­ство, отча­я­ние! Вот каковы плоды одного только греха. А ты погряз в бездне гре­хов­ной и пьешь без­за­ко­ния, как воду. Демон при­хо­дит, льстит твоим стра­стям – и ты совер­шенно поко­ря­ешься его воле; если же иногда и про­ти­вишься ей, то скоро опять дела­ешься рабом ее, как будто утом­лен­ный борь­бой и сопро­тив­ле­нием оной; между тем, как победа была весьма легка для тебя. Враг твой силён потому только, что ты слаб духом; он улов­ляет тебя в свои сети потому только, что ты неосто­ро­жен, он тор­же­ствует над тобой потому только, что ты твердо не реша­ешься побе­дить его. И не всегда ли я был готов защи­щать тебя, под­ви­заться с тобой, спа­сать тебя, если бы ты обра­тился и прибег ко мне? Ты остав­ля­ешь Отца Небес­ного, сын Адама, и пре­да­ешься мучи­телю рода чело­ве­че­ского! Ты под­ра­жа­ешь пра­отцу своему. Его пре­ступ­ле­ние было так велико, что все лики небес­ных Анге­лов не могли заслу­гами своими иску­пить греха его и удо­вле­тво­рить Божию пра­во­су­дию. Тогда-то мы познали бес­пре­дель­ную любовь, кото­рую Гос­подь имеет к тебе. Сын Божий вос­хо­тел быть твоею иску­пи­тель­ною Жерт­вою, соде­лался чело­ве­ком, принял зрак раба, понес на Себе грехи твои, очи­стил их Своими стра­да­ни­ями и самою смер­тию на кресте; Кровь Его текла на твою душу, все твое суще­ство стало Боже­ствен­ным: ты таин­ственно соеди­нился с Иису­сом Хри­стом. Но что же? Ты ныне оскорб­ля­ешь Его, ты пре­да­ешь сатане свою душу, кото­рую Он иску­пил такою доро­гою ценою. Бог умер на кресте, чтобы даро­вать жизнь тебе, а ты вку­ша­ешь плод смер­то­нос­ный, кото­рый пре­вра­щает тебя в труп без­душ­ный. Ужели не ста­нешь опла­ки­вать своих без­за­ко­ний? Участь твоя реша­ется: тебе пред­стоит жизнь или смерть вечная. Можешь ли ты быть спо­коен, хотя одну минуту, когда совесть обли­чает тебя в пре­ступ­ле­ниях? Если ты и чист сове­стью, бере­гись – ты стоишь на краю про­па­сти. Но воз­ложи упо­ва­ние свое на помощь Божию и на заступ­ле­ние твоего Ангела. Приди под кров мой, так вну­шает Ангел, и не бойся козней диа­вола. Будь всегда со мною, и я буду всегда с тобою и тебя избавлю от вся­кого зла.

Слышу глас сове­сти в душе моей, святой Ангел Хра­ни­тель, и как чело­век, заблу­див­шийся и остав­лен­ный всеми, обра­ща­юсь к тебе, будь моим спа­си­те­лем. Как воин обез­ору­жен­ный и покры­тый ранами, вле­ко­мый в плен оже­сто­чен­ным побе­ди­те­лем, я обра­ща­юсь к тебе, небес­ный Заступ­ник, приими меня под кров свой.

Как несчаст­ный, впав­ший в руки раз­бой­ни­ков, угро­жа­ю­щих смер­тию, я обра­ща­юсь к тебе, небес­ный Послан­ник, будь моим защит­ни­ком.

Как море­хо­дец, потер­пев­ший кру­ше­ние и вол­нами погло­ща­е­мый, я взываю к тебе, носи­тель Небес­ной силы, спаси меня.

Как путник, идущий во мраке ночи и вдруг усмат­ри­ва­ю­щий раз­вер­стую про­пасть пред собою, из кото­рой про­тя­ну­тая рука хва­тает его и увле­кает, я при­бе­гаю к тебе, Небес­ный страж моей жизни, сохрани меня. Как дитя, поко­ив­ше­еся слад­ким сном и во время сна исторг­ну­тое из объ­я­тий отца и матери и про­буж­да­ю­ще­еся в мрач­ной тем­нице, я обра­ща­юсь к тебе, Небес­ный покров моей немощи, будь моим изба­ви­те­лем!

Как бедный сирота, бро­шен­ный без защиты среди оже­сто­чен­ных зло­деев, я при­бе­гаю к тебе, Ангел Хра­ни­тель, яви мне твое мило­сер­дие, сохрани во мне плод искуп­ле­ния Иисуса Христа. Я отдаю себя под покров твой. Ты мое упо­ва­ние, мое при­бе­жище, мое спа­се­ние.

6‑й день месяца

Рас­ка­я­ние есть доска после кораб­ле­кру­ше­ния. Оно есть при­стань для жизни хри­сти­а­нина; первый шаг на пути к Небу. Истин­ное рас­ка­я­ние есть дар Божия мило­сер­дия. Но чтобы полу­чить его, не довольно взве­сить и оце­нить в уме всю важ­ность греха; должно при­ве­сти на память все пре­ступ­ле­ния, учи­нен­ные тобою. Только один грех был при­чи­ной паде­ния Ден­ницы, только один раз Адам и Ева вку­сили запре­щен­ный плод от древа позна­ния зла; а ты, напро­тив, обра­щал тысячу раз и очи и руки на все те древа, к кото­рым при­ка­саться тебе запре­щено было. Пройди мыс­ленно десять запо­ве­дей Божиих и пра­вила Церкви: мало запо­ве­дей и цер­ков­ных правил, кото­рых бы ты не нару­шил, мало грехов, кото­рых бы не совер­шил. При­веди себе на память, сколько полу­чил ты бла­го­де­я­ний от мило­сер­дия Божия и как упо­тре­бил их. В день Суда потре­бу­ется от тебя отчет.

Чтобы не быть тебе осуж­ден­ным в оный страш­ный день, рас­смат­ри­вай жизнь твою! Как ты провел свое дет­ство, свое мла­ден­че­ство, свою юность? Как упо­тре­бил каждый день своей жизни? Как поль­зо­вался телес­ными силами и душев­ными спо­соб­но­стями? Бог даро­вал тебе все, чтобы ты все делал во славу Божию. Глаза твои обра­щены были на пред­меты сует­ные и часто опас­ные, слух твой внимал кле­вете и соблаз­ни­тель­ным раз­го­во­рам, язык твой про­из­но­сил слова, обид­ные для ближ­него и оскор­би­тель­ные для Бога. Все твои чув­ства пре­сы­ща­лись удо­воль­стви­ями предо­су­ди­тель­ными. Твоя память напо­ми­нала тебе то, что нико­гда не должно было зани­мать ума твоего. Упо­тре­бил ли ты ум свой на то, чтобы познать Бога, Его совер­шен­ства, Его мило­сти к тебе, твои обя­зан­но­сти и твою участь в веч­но­сти? Нет! Ум твой, сей дар неоце­нен­ный, зани­мался пустыми при­зра­ками зем­ными; сердце твое, дол­жен­ство­вав­шее пла­ме­неть любо­вию к Богу, было пре­ис­пол­нено низких и грубых вожде­ле­ний. Подобно твоему Ангелу, не должен ли ты был питать ум свой светом небес­ной истины и с чистою любо­вию воз­но­ситься к Богу и в недре Его почер­пать себе силу бла­го­дат­ной жизни? Для чего погре­ба­ешь свою душу в плот­ских насла­жде­ниях сего мира? Ангел пред­став­лял тебе бла­го­дать Божию, куп­лен­ную Кровию твоего Спа­си­теля, Его бес­пре­дель­ную любовь к тебе; но ты пре­не­бре­гал его вну­ше­ни­ями. Сколько раз ты про­ти­вился дей­ствию святых вдох­но­ве­ний, сколько раз ты удер­жи­вал всякое дви­же­ние бла­го­че­сти­вых мыслей? Ты оскор­бил Свя­того Духа, не слушал Его голоса для того только, чтобы сле­до­вать пороч­ным своим наклон­но­стям. Вместо того чтобы поко­риться твоему Отцу Небес­ному, пре­даться Его святой и пра­вед­ной воле, ты гор­дился буйной сво­бо­дой и ста­но­вился рабом стра­стей своих, угод­ни­ком мира и демона. Ты сделал несколько добрых дел, но каждая минута жизни должна быть озна­ме­но­вана добрым делом; все твои дни должны быть посвя­щены доб­ро­де­тели. Рас­смотри себя бес­при­страстно: само­лю­бие, гор­дость, чув­ствен­ность напол­няют все тече­ние твоей жизни, помра­чают все твои дела, даже те самые, кото­рые ты почи­та­ешь доб­рыми. Какая хри­сти­ан­ская доб­ро­де­тель твердо уко­ре­ни­лась в твоем сердце? В нем не видно даже тени доб­ро­де­тели. Если бы ты ведал, кто послан к тебе от Бога, кто таков тот, кото­рый взы­вает к сове­сти твоей: с какой поспеш­но­стью, с какой горяч­но­стью прибег бы ты на призыв любви его! Итак, приди и познай, сколь благ Гос­подь; приди к Источ­нику жизни, к Иисусу Христу, отдай Ему свое сердце, приди, Ангел будет твоим руко­во­ди­те­лем, и ты сде­ла­ешься участ­ни­ком жизни вечной.

Твои вну­ше­ния, Ангел Хра­ни­тель, про­ни­кают в очерст­вев­шее мое сердце, и я из глу­бо­кой бездны, изры­той гре­хами моими, взываю к тебе, избавь меня и при­веди к Отцу Небес­ному; я скажу ему: поми­луй меня, Отец Пре­ми­ло­сер­дый, по вели­кой Твоей мило­сти и по мно­же­ству щедрот Твоих, очисти меня (Пс.50:1,2). Мои без­за­ко­ния умно­жи­лись без числа; но помо­лись обо мне, святой Хра­ни­тель моей жизни, вдохни в душу мою живое чув­ство любви твоей и пред­ставь Гос­поду слезы скорби моей: Он Мило­серд­ный не пре­зрит слез­ной моей жертвы и по мило­сер­дию Своему про­стит мне мои согре­ше­ния.

7‑й день месяца

Блажен чело­век, совер­ша­ю­щий путь свой пред лицем Гос­пода и под покро­вом своего Ангела. Жизнь его упо­доб­ля­ется про­зрач­ному ручейку, теку­щему по зеле­ному и цве­ту­щему лугу; она чиста и спо­койна подобно жизни Духов небес­ных. Такой чело­век боится даже тени порока, дабы не оскор­бить своего Ангела Хра­ни­теля. Видя перед собою мужа доб­ро­де­тель­ного и муд­рого, кто не станет ува­жать его? Какой сын не будет почти­те­лен в при­сут­ствии отца своего? Дерз­нешь ли ты сде­лать перед Анге­лом то, чего не смеешь сде­лать перед своим отцом? Ты будешь вести себя бла­го­го­вейно, зная, что тебе присущ Ангел. Сколь дивно вели­чие небес­ного Вест­ника! Он полу­чил от Творца обиль­ные дары бла­го­дати, укра­шен всеми духов­ными совер­шен­ствами, одеян луче­зар­ною славою, как один из санов­ных слу­жи­те­лей чер­тога Гос­подня. На нем, как на при­бли­жен­ном к пре­столу Все­выш­него, отра­жа­ется свет лица Божия. Его голос сли­ва­ется в одну гар­мо­нию с голо­сами всех Анге­лов, вос­пе­ва­ю­щих славу Созда­теля. Он созер­цает вели­кого Бога и Христа Его. Луче­зар­ный свет оде­вает его, как ризою. Вся слава мира сего, все сияние звезд под­не­бес­ных блед­неет перед свет­лым лицом небес­ного Ангела. Ты, конечно, не видишь лица его; однако ж он тем не менее велик, не менее славен, не менее достоин бла­го­го­вей­ного твоего почи­та­ния. Но сколь он ни велик, сколь ни славен сам по себе, еще более велик и славен он тем, что избран послан­ни­ком от Бога: ибо послан­ник пред­став­ляет в лице своем лицо своего Госу­даря: он полу­чает те же поче­сти, какие над­ле­жит воз­да­вать его Госу­дарю. Обида, ему нане­сен­ная, почи­та­ется обидой, нане­сен­ной Самому Госу­дарю его. Послан­ник, со своей сто­роны, ста­ра­ется снис­кать ува­же­ние Своему Госу­дарю и под­дер­жать Его досто­ин­ство. Он доро­жит поче­стями не в отно­ше­нии к самому себе, но в отно­ше­нии к Тому, Кого пред­став­ляет. Итак, чти Гос­пода Бога твоего в лице Его Ангела, Его пред­ста­ви­теля, кото­рого Все­выш­ний послал к тебе. Послав­ший его отмстит тебе за неува­же­ние, кото­рое ты осме­лишься сде­лать Его послан­ному. Почи­тай твоего Ангела, ибо если ты оскор­бишь его, он станет из твоего хода­тая твоим обви­ни­те­лем. Послан­ник обык­но­венно бывает миро­твор­цем; но если не вни­мают его миро­лю­би­вому голосу, он объ­яв­ляет войну и уда­ля­ется. Горе нам, если мы оскорб­ляем того, кто защи­щает нас, оскорб­ляем слу­жи­теля Божия, хода­тая нашего перед Гос­по­дом; горе нам, если мы при­нуж­даем его уда­литься от нас! Впадая в нече­стие, мы воз­буж­даем в нем отвра­ще­ние к себе, потому что дела­емся вра­гами Божи­ими и ведем брань против Неба. Несчаст­ные! Какое безу­мие овла­дело нами! Какая сле­пота! Какое пре­ступ­ле­ние!

Есть такие суще­ства на свете, кото­рые ста­ра­ются уку­сить ту руку, кото­рая кормит их и осы­пает бла­го­де­я­ни­ями. Одно вос­по­ми­на­ние о них воз­буж­дает него­до­ва­ние. Раз­мыс­лим и созна­емся, не при­над­ле­жим ли мы к числу их? Раз­мысли сам с собою: Ангел Хра­ни­тель присущ тебе; пред­ла­гает тебе с самою нежною любо­вию дары бла­го­дати Божией, везде сле­дует за тобою, всегда бла­го­тво­рит тебе, помо­гает тебе в трудах и даже во время сна твоего охра­няет тебя, во время опас­но­стей спа­сает тебя, в скорби и печали уте­шает тебя, в сомне­ниях и коле­ба­ниях ума про­све­щает тебя: все это делает для тебя Ангел, послан­ный Царем Небес­ным, а ты оскорб­ля­ешь его и ста­но­вишься недо­стой­ным его сооб­ще­ства. С кем же сравню тако­вого? Он похож на сума­сшед­шего, кото­рый в при­пад­ках своего бешен­ства поно­сит попе­чи­тель­ного своего врача, ста­ра­ю­ще­гося исце­лить его и воз­вра­тить ему рас­су­док.

Совер­шай путь свой осто­рожно, гово­рит один духов­ный писа­тель, не забы­вая, что с тобою при­сут­ствует твой Ангел. Убегай всего того, что огор­чает его; делай все то, что радует его; будь воз­дер­жан, цело­муд­рен и молись с горя­чим серд­цем и со сле­зами:

Не оставь меня, о мой Ангел Хра­ни­тель, не помяни заблуж­де­ний моей юности и преж­них грехов моих. На тебя воз­ла­гаю надежду мою: ты моя кре­пость, мое при­бе­жище. Сохрани меня от сетей греш­ника и от козней злого духа. Ты мой покро­ви­тель с первой минуты моего дыха­ния. Рассей врагов, окру­жа­ю­щих меня; про­свети ум мой, блуж­да­ю­щий во мраке; обрати ко мне святое лицо твое, и я пролию слезы и моле­ние пред тобою. Про­стри свой голос ко мне, о святой Ангел мой, – я готов вни­мать тебе; повели – и я исполню пове­ле­ние твое; покажи мне путь – и я после­дую за тобою.

8‑й день месяца

Враг иску­шает тебя, мир пре­льщает тебя своими соблаз­нами, стра­сти не дают тебе покоя. Если ты не ста­нешь посту­пать так, как посту­пает сла­бо­душ­ный воин, изме­ня­ю­щий своему долгу, если ты твердо решишься не отда­ваться в плен и рато­бор­ство­вать, жерт­вуя самой жизнью, будь уверен, что все силы ада не одо­леют тебя. При­бегни под защиту своего Ангела – и ты все пре­воз­мо­жешь. Могу­ще­ство, даро­ван­ное им от Бога, такого свой­ства, что все пови­ну­ется ему, все поко­ря­ется. Когда Гос­подь опре­де­ляет цель, он назна­чает и сред­ства для дости­же­ния оной. Когда Бог послал Ангела хра­нить и защи­щать тебя, Он в то же время дал ему и силу для одо­ле­ния всех врагов твоих.

Царь, посы­лая воина на сра­же­ние, воору­жает его воин­скими доспе­хами, вру­чает ему острый меч, и воин летит против врагов; так и Ангел Гос­по­день, обле­чен­ный в небес­ное все­ору­жие, с пла­мен­ным мечом в руках, при­хо­дит к тебе и про­сти­рает над тобой охра­ни­тель­ный покров свой. Хотя бы целый мир вос­стал на тебя – чего тебе бояться? Разве ты забыл тор­же­ствен­ный пере­ход сынов Изра­иля между волн Черм­ного моря, их победы над вра­гами, их вход в обе­то­ван­ную землю? Ангел Гос­по­день пред­во­ди­тель­ство­вал ими.

Твой Ангел не менее могу­ще­ствен на небе, хода­тай­ствуя за тебя пред мило­сер­дием Божиим. Охра­няя тебя от опас­но­стей и бед, он в то же время пред­стоит пред Гос­по­дом и молит Его о твоих нуждах. Отец Небес­ный нико­гда не отка­жет Ангелу, умо­ля­ю­щему Его.

Таков твой защит­ник, могу­ще­ствен­ный лич­ными своими доб­ле­стями, могу­ще­ствен­ный силой, данной ему от Бога, могу­ще­ствен­ный молит­вами, вос­сы­ла­е­мыми им ко Все­выш­нему. Ста­райся хра­нить любовь его и покро­ви­тель­ство; под его покро­вом ты можешь без­опасно поко­иться. Тысячи падут одес­ную и ошуюю близ тебя; но стрелы смерт­ныя не при­бли­жатся к тебе, ибо Ангел Хра­ни­тель покрыл тебя щитом своим. Несчаст­ный, остав­лен­ный всеми! Не бойся люд­ских гоне­ний; сирота, бро­шен­ный и забы­тый в нищете, не унывай в своем горе; робкая девица, посвя­тив­шая себя Христу, насла­ждайся спо­кой­ствием души невин­ной: Ангел Божий хранит вас под крылом своим. Посвя­тите Богу чистые сердца ваши; пусть живая вера про­ник­нет и испол­нит радо­стию души ваши; обра­ти­тесь к Ангелу Хра­ни­телю и ска­жите:

О Святой Ангел мой, бла­го­тво­ри­тель и защит­ник мой! Я при­бе­гаю к твоему мило­сер­дию, храни меня под святым покро­вом своим во все дни живота моего и в самый час смерти. Я вверяю тебе мою душу и мое тело, мои надежды и мои уте­ше­ния, мои печали и мои скорби, мою жизнь и конец моей жизни; пусть разум твой и воля твоя будут зако­ном для помыш­ле­ний и деяний моих, да исполню волю моего Гос­пода Иисуса Христа, цар­ству­ю­щего с Отцом и Святым Духом и во веки веков.

9‑й день месяца

Воз­ла­га­ю­щий надежду свою на Ангела Хра­ни­теля бла­го­ра­зум­нее, нежели тот, кто наде­ется на князей и сынов чело­ве­че­ских. Кто с верою гово­рит своему Ангелу: Ты мой покро­ви­тель, тому не страшны ника­кие угрозы люд­ские. При­помни исто­рию еврей­ских отро­ков, бывших в плену: Анании, Азарии и Миса­ила, слу­жи­те­лей истин­ного Бога. Наву­хо­до­но­сор при­ка­зал вылить из золота исту­кана вели­чины огром­ной и велел, чтобы по звуку муси­кий­ских орга­нов все при­двор­ные чины, вель­можи и народ пали на колени перед этим исту­ка­ном и покло­ни­лись ему. Нече­сти­вые вави­ло­няне испол­нили цар­ское пове­ле­ние; но Анания, Мисаил и Азария пре­зрели это пове­ле­ние. Обви­нен­ные перед царем, они были осуж­дены на сожже­ние в пещи огнен­ной. Взятые цар­скою стра­жею и свя­зан­ные по рукам и ногам, отроки еврей­ские бро­шены были в пещь до такой сте­пени разо­жжен­ную, что те самые, кото­рые ввергли их в оную, пали мерт­вые от силь­ного пла­мени. Три муче­ника лежали свя­зан­ные среди пыла­ю­щего огня; но Ангел Гос­по­день приял их на свои руки, рас­торг их узы и они сво­бодно ходили в пла­мени огнен­ном, славя и бла­го­слов­ляя Бога. Ангел Божий, нахо­див­шийся с Ана­ниею, Миса­и­лом и Аза­риею, откло­нил от них пла­мень огнен­ный, веял на них ветром про­хлад­ным и окроп­лял их обиль­ною росою. Огонь не кос­нулся их и не при­чи­нил им ника­кого вреда. Они сла­вили Бога и бла­го­слов­ляли Его еди­ными устами, вещая: Бла­го­сло­вен еси Гос­поди, Боже отец наших, хвально и про­слав­лено имя Твое и пре­воз­не­сено вовеки. Царь со всеми вель­мо­жами был сви­де­те­лем сего чуда. Он пове­лел осво­бо­дить из пла­мени трех юных муче­ни­ков и обна­ро­до­вал по всему цар­ству своему о победе истин­ного Бога над сует­ными идо­лами зем­ными.

По про­ше­ствии несколь­ких лет пророк Даниил был брошен теми же самыми вави­ло­ня­нами в ров, в кото­ром семь голод­ных львов готовы были пожрать его. Но Ангел Хра­ни­тель посе­тил его и сделал этих лютых зверей крот­кими и сми­рен­ными. Ангел также и питал про­рока во все время пре­бы­ва­ния его во рве льви­ном.

Опас­ные и ложные друзья окру­жили тебя. Они желают, чтобы ты покло­нился их идолам: удо­воль­ствиям, рос­коши, богат­ству. Злые собе­сед­ники, как тигры, жаж­ду­щие твоей крови, готовы пожрать тебя. Они окру­жили тебя огнем, горя­щим пла­ме­нем ада. И какое страш­ное пламя горит в соб­ствен­ной груди твоей! Похоть, гор­дость, зависть и многие другие стра­сти жгут твое сердце. Кто поту­шит этот огонь? Кто повеет на тебя про­хла­ди­тель­ным ветром? Кто одо­ждит росу? И что значит этот ветер? Что значит эта роса? Это усла­ди­тель­ные мысли о Боге, вну­ша­е­мые небес­ным Анге­лом; это кровь и вода, исте­ка­ю­щая из язв Иисуса Христа; таков ветер, охла­жда­ю­щий стра­сти; такова роса, пога­ша­ю­щая пыль похоти и опло­до­тво­ря­ю­щая зерно доб­ро­де­те­лей: это пища, насы­ща­ю­щая твою душу. Таковы бла­го­де­я­ния, достав­ля­е­мые тебе Анге­лом. Если же ты знаешь сей дар Божий и знаешь того, кто при­но­сит его тебе, то бла­го­слови Гос­пода за Его бла­гость, за Его мило­сер­дие бес­пре­дель­ное и молись твоему Ангелу Хра­ни­телю: Ангел Мило­сер­дого Бога! Под твоим покро­вом я изба­вился от опас­но­сти, угро­жав­шей мне неми­ну­е­мою поги­бе­лью. Без тебя, может быть, я уже был бы ввер­жен в пла­мень пре­ис­под­ний. По твоему заступ­ле­нию Гос­подь спа­сает меня всякую минуту. Ты избав­ля­ешь меня от сетей злоб­ного врага, как сер­до­боль­ный чело­век осво­бож­дает птичку из рас­став­лен­ных ей силков; ты рас­тор­га­ешь сети – и душа моя дела­ется сво­бод­ною. С тобою я покоен, как дитя на груди своей матери. Мило­сер­дый покро­ви­тель, будь бла­го­сло­вен вовеки!

10‑й день месяца

Взоры чело­века невольно обра­ща­ются к сол­неч­ному свету; магнит при­тя­ги­вает железо соб­ствен­ной силой; так сердце друга увле­ка­ется любо­вью к другу и при­леп­ля­ется к нему. Верный друг дороже всех сокро­вищ на свете. Счаст­лив тот, кто нашел себе друга: он может всегда жить с ним душа в душу, насла­ждаться его бесе­дой, согре­вать свое сердце его любо­вью, опи­раться на него в случае своего паде­ния и его силой укреп­лять соб­ствен­ные свои силы. Счаст­лив тот, кто на смерт­ном одре видит возле себя своего друга, при­ник­шего к одру его. Он спо­койно закры­вает глаза, сопро­вож­да­е­мый усерд­ными его молит­вами. Так неко­гда жили, имея одни мысли и одни чув­ство­ва­ния, святые два мужа — Васи­лий Вели­кий и Гри­го­рий Нази­ан­зен. Смотря на дружбу их, можно было бы поду­мать, что одна душа живет в двух телах их, потому что они жили один в другом и один для дру­гого.

Нехо­рошо было и тебе оста­ваться оди­но­ким; и ты имел нужду в друге. Вот он и дан тебе, и этот Небес­ный послан­ник нахо­дится возле тебя. Можешь ли ты найти себе луч­шего друга? В ком ином уви­дишь столько усер­дия, столько любви чистой и пла­мен­ной? Кто станет когда-либо пере­но­сить твои недо­статки и с боль­шей кро­то­стью и с боль­шим тер­пе­нием? Кто с боль­шей готов­но­стью станет помо­гать тебе в твоих нуждах? Когда ты попро­сишь у него сове­тов и уте­ше­ний, в душу твою польются слова, слад­чай­шие меда. Он обо­га­тит ум твой мыс­лями чистыми, бла­го­род­ными, небес­ными, увле­ка­ю­щими сердце к доб­ро­де­тели. Истин­ные друзья дышат, так ска­зать, одним дыха­нием. Ста­райся при­об­ре­сти дружбу своего Ангела Хра­ни­теля. Тогда сердце твое рас­ши­рится от радост­ных чув­ство­ва­ний бла­жен­ства. Если ты при­бли­зишься к своему Ангелу, то почув­ству­ешь пла­мень боже­ствен­ной любви, и душа твоя согре­ется им. На земле дру­же­ство бывает непро­дол­жи­тельно, сердце чело­ве­че­ское непо­сто­янно, слепо; оно пре­льща­ется обман­чи­выми при­зра­ками. Посему-то истин­ные друзья бывают так редки. Ты слаб и беден; поищи же себе друга усерд­ного, силь­ного и бога­того. Ты стра­да­ешь под игом своих пороч­ных наклон­но­стей; поищи же себе друга вели­ко­душ­ного и тер­пе­ли­вого, кото­рый помог бы тебе облег­читься от сего бре­мени и испра­вить свои сла­бо­сти. Жизнь чело­ве­че­ская так кратка и пере­ход от мла­ден­че­ства к ста­ро­сти так быстр, что нужен тебе друг, кото­рый бы всегда, во все тече­ние жизни, мог слу­жить тебе опорой; кото­рый бы на самом смерт­ном одре твоем мог уте­шить тебя отрад­ной бесе­дой, кото­рый бы встре­тил тебя за гробом и отверз тебе врата веч­но­сти, кото­рый бы обод­рил тебя своим вожде­нием перед вер­хов­ным Судиею. Кто такой этот друг? Не ищи его вдали от себя; не думай при­об­ре­сти дружбу его ценой золота. Поис­тине, если бы ты отдал ему все сокро­вища, все богат­ства свои, этого было бы мало. Твой друг, твой Ангел, тре­бует от тебя, чтобы ты любил его, был в согла­сии и еди­но­мыс­лии с ним, вручил ему свое сердце и соеди­нился, так ска­зать, в одно суще­ство с ним. Веро­ятно, ты был не раз сви­де­те­лем, как два встре­тив­ши­еся друга при­жи­мают один дру­гого серд­цем к сердцу, желая как бы слиться в одно суще­ство: так и ты должен любить своего Ангела.

Истин­ная и твер­дая дружба осно­вы­ва­ется на ува­же­нии. Твой Ангел любит тебя потому, что видит в тебе бого­по­доб­ные каче­ства. Ста­райся же и ты познать небес­ные совер­шен­ства своего Ангела; и тогда твоя любовь к нему будет воз­рас­тать по мере и сте­пени твоего позна­ния. Если кто спро­сит: кто у тебя друг? отве­чай: друг у меня мой Ангел Хра­ни­тель! Люби ближ­них, живу­щих в бла­го­че­стии, после­ду­ю­щих Иисусу Христу, не при­ни­мая в свою дружбу никого, кроме людей доб­ро­де­тель­ных, достой­ных любви твоего Ангела, и усердно обра­щайся к нему с молит­вою:

О крот­кий и сер­до­боль­ный Ангел Хра­ни­тель! Помо­лись о мне.

Ты, созер­ца­ю­щий лицом к лицу Отца Небес­ного, помо­лись о мне.

Ты, вку­ша­ю­щий от Источ­ника небес­ных насла­жде­ний, исте­ка­ю­щих из недр Боже­ства, помо­лись о мне.

Ты, насла­жда­ю­щийся вечным бла­жен­ством, покло­ня­ясь Пре­свя­той Троице: Отцу и Сыну и Свя­тому Духу, помо­лись о мне.

Ты, оза­рен­ный светом славы Хри­сто­вой, помо­лись о мне.

Ты, вос­пе­ва­ю­щий вели­чие Три­свя­таго Бога и Христа Его, помо­лись о мне.

Ты, оби­та­ю­щий в бес­пре­дель­ном океане света, любви и славы, помо­лись о мне.

Ты, созер­ца­ю­щий лицом к лицу Бла­го­дат­ную Деву Марию, Матерь Иисуса Христа, помо­лись о мне.

Ты, видя­щий в оби­тели Божией пре­стол и венец, мне уго­то­ван­ный, помо­лись о мне.

Ты, с кото­рым я неко­гда воспою вечную песнь во славу Бога, помо­лись о мне.

Ты, кото­рый видишь врагов, опол­чив­шихся на меня, помо­лись о мне.

Ты, кото­рый веда­ешь сле­поту ума моего, непо­сто­ян­ство моего сердца и рас­тле­ние моей плоти, помо­лись о мне.

Любо­вию досто­по­кло­ня­е­мой Троицы, сотво­рив­шей меня по Своему подо­бию, молю тебя, спаси меня.

Любо­вию Иисуса Христа, про­лив­шего Кровь Свою, чтобы иску­пить меня, молю тебя, спаси меня.

Любо­вию Пре­чи­стой Девы Марии, сопро­вож­дав­шей боже­ствен­ного Сына Своего на лобное место, при­нес­шего Себя в жертву для спа­се­ния моего, молю тебя, услыши моле­ние мое и спаси меня; введи меня в дом Отца моего, спо­доби меня небес­ной славы и веч­ного бла­жен­ства.

11‑й день месяца

Муд­рость нис­по­сы­ла­ется чело­веку от Бога, ее пути начер­таны пред­веч­ными зако­нами. От веч­но­сти и до начала веков она пре­бы­вала в недре Боже­ства и, подобно мно­го­вод­ной реке, изли­ва­ется и оза­ряет Духов небес­ных; она питает сердца доб­ро­де­тель­ных людей неизъ­яс­ни­мым насла­жде­нием и множит лета их в бла­го­дат­ном мире.

Ты най­дешь ее, эту дра­го­цен­ную муд­рость, во вра­зум­ле­ниях твоего Ангела Хра­ни­теля. Не ослеп­ляйся блес­ком чело­ве­че­ской муд­ро­сти: да будет тебе путе­во­ди­те­лем твой Ангел Хра­ни­тель. Можешь ли ты сомне­ваться вве­рить себя его руко­вод­ству? Его вну­ше­ния мудры, верны и святы. Если ты при­бег­нешь к нему – он укажет тебе путь Гос­по­день и в то же время помо­жет тебе про­хо­дить этот путь, труд­ный и тер­ни­стый. Ты слаб и похож на дитя, кото­рое не только не знает еще дороги, но и не имеет довольно силы, чтобы пройти несколько шагов без помощи своей матери или кор­ми­лицы. Мало пользы, если ты ска­жешь сле­пому: встань и ходи; когда он будет так слаб, что не сможет сде­лать двух шагов, не падая, ты необ­хо­димо должен под­дер­жи­вать его. Подоб­ным обра­зом и тебе нужны советы, кото­рые бы про­све­щали тебя; нужны силы, кото­рые бы под­дер­жали тебя на труд­ном пути спа­се­ния. Твой Ангел Хра­ни­тель озарит твой ум лучом боже­ствен­ного света и вос­пла­ме­нит сердце твое искрой той любви, кото­рой сам пла­ме­неет: поэтому-то, ска­зано в Писа­нии, что уста пра­вед­ного суть источ­ник жизни; ибо из уст его исте­кают слова спа­си­тель­ные, пита­ю­щие душу. Бесе­дуя с Анге­лом, кото­рый охра­няет тебя и кото­рый в то же время насла­жда­ется лице­зре­нием Боже­ства, ты нико­гда не совра­тишься с пути и достиг­нешь обе­то­ван­ной земли, бога­той млеком и медом.

Ты ска­жешь: как можно бесе­до­вать с Анге­лом, когда невоз­можно слы­шать его голоса? Эта таин­ствен­ная беседа заклю­ча­ется не в веще­ствен­ных звуках чело­ве­че­ской речи, но во внут­рен­нем голосе сердца, про­ник­ну­того верой в неви­ди­мое при­сут­ствие Ангела Хра­ни­теля, в его бла­гость и муд­рость. Эта беседа тре­бует чистоты сердца, обра­щен­ного к нему со сми­ре­нием и молит­вой в своих недо­уме­ниях и с без­мол­вием ожи­да­ю­щего реше­ний его. Когда голос Ангела про­ник­нет в твое сердце, ты услы­шишь его беседу: он будет гово­рить тебе о правоте, о чистоте душев­ной, о цело­муд­рии, о бла­го­тво­ри­тель­но­сти, о мило­сер­дии, о любви к ближ­нему, о бла­го­че­стии; сердце твое испол­нится уми­ле­ния и насла­дится душев­ным миром. Злоб­ный враг рода чело­ве­че­ского станет, напро­тив того, воз­му­щать твое спо­кой­ствие, станет пре­льщать ум твой богат­ством, рос­ко­шью, поче­стями; не внимай обо­льще­ниям его, после­дуй сове­там доб­рого твоего Ангела Хра­ни­теля. Будучи вест­ни­ком пове­ле­ний Все­выш­него, он сооб­щит их тебе, когда увидит в твоем сердце искрен­нее жела­ние узнать их и испол­нить. Но каким обра­зом он сооб­щит их тебе? Он вдох­нет в тебя мысль, подоб­ную лучу света, кото­рая рас­сеет твои недо­ра­зу­ме­ния; он напра­вит волю твою на путь истины и воз­бу­дит в твоем сердце жела­ния, сооб­раз­ные с зако­ном Божиим. Эти бла­го­дат­ные вну­ше­ния, свыше сооб­ща­е­мые душе нашей, суть неоце­нен­ные дары мило­сер­дия Божия. Бере­гись, не при­пиши их самому себе; это глагол Божий, воз­ве­ща­е­мый тебе Анге­лом Хра­ни­те­лем.

В жизни хри­сти­а­нина все имеет важное зна­че­ние; каждая минута есть шаг к веч­но­сти; за каждым дея­нием сле­дует награда или нака­за­ние, смотря по тому, доброе ли оно или худое. Со спо­кой­ным раз­мыш­ле­нием время от вре­мени входи в самого себя и ставь перед собой вопрос: что думает об этом Ангел Хра­ни­тель? Начи­ная какое-нибудь дело и осо­бенно какое-нибудь важное пред­при­я­тие, обра­тись к нему и скажи: Ангел Хра­ни­тель, слу­жи­тель моего Бога, научи меня узнать Его волю и помоги мне испол­нить ее. Таким обра­зом, бла­го­ра­зум­ный путе­ше­ствен­ник оста­нав­ли­ва­ется на пути, когда видит перед собой несколько дорог, идущих в разные сто­роны: он рас­спра­ши­вает и не прежде начи­нает про­дол­жать свой путь, пока не узнает, по кото­рой дороге сле­дует идти ему. Пустив­шись на про­из­вол и не рас­спро­сивши, он мог бы под­верг­нуть жизнь свою опас­но­сти. Помысли, не похож ли ты на этого путе­ше­ствен­ника, оста­но­вив­ше­гося на рас­пу­тье в виду многих дорог, когда пред­стоит тебе или избра­ние рода жизни, или какое-нибудь важное пред­при­я­тие? Можешь ли ты сам решить, какое пред­на­зна­че­ние опре­де­лено тебе по воле Божией? Ты должен с молит­вой при­бег­нуть к своему Ангелу Хра­ни­телю и про­сить его ска­зать тебе волю Божию. При­бе­гай к нему не только в важных и реши­тель­ных слу­чаях твоей жизни, но обра­щайся к его вну­ше­ниям во все тече­ние оной, во всех своих помыш­ле­ниях, в жела­ниях, в радо­стях, в огор­че­ниях, в дру­же­ских бесе­дах, в испол­не­нии своих обя­зан­но­стей, во всем, что дума­ешь и что дела­ешь. Тогда жизнь твоя будет непре­менно сооб­разна с боже­ствен­ною волею. Не забы­вай нико­гда, что если Ангел Хра­ни­тель будет твоим совет­ни­ком, он непре­менно будет и твоим помощ­ни­ком в выпол­не­нии твоих пред­при­я­тий. Поэтому обра­щайся к нему твоим серд­цем и выра­жай свои чув­ство­ва­ния сле­ду­ю­щими сло­вами:

Внемли моле­нию моему, святой Ангел Божий. Ты для меня то же, что мать для сла­бого мла­денца. Твоя любовь состав­ляет мое сча­стье, мою славу, мое спо­кой­ствие. Вну­ше­ния твои для меня сла­дост­нее сота, таю­щего в устах моих. Они, дей­ствуя на меня тайною своею силою, про­ни­кают в душу и ожив­ляют сердце. Одно твое имя, одно вос­по­ми­на­ние о тебе укро­щает вол­не­ния души моей. Когда пыл стра­стей вос­пла­ме­няет мои чув­ства, мысль о тебе, подобно живо­твор­ной росе, охла­ждает их. Ты свет очам моим: озаряй меня всегда свя­тыми лучами боже­ствен­ной истины. Когда иску­си­тель придет ко мне под личи­ною друга, когда зло при­бли­зится ко мне, когда слабое сердце мое станет укло­няться ко греху – дай мне услы­шать спа­си­тель­ный голос твой. Когда сердце мое пре­дастся сми­ре­нию и тер­пе­нию – укрепи его твоими вну­ше­ни­ями. Я готов вни­мать им; все твои пове­ле­ния, если только ты помо­жешь, я исполню с радо­стию.

12‑й день месяца

Вели­чай­шую радость чув­ствует Ангел, когда видит, что ты, воз­люб­лен­ный брат мой, побуж­да­е­мый чистыми жела­ни­ями, неуклонно совер­ша­ешь путь, веду­щий к Небу. Жизнь есть минут­ное поприще; земля есть мрач­ная юдоль, где чело­век, со дня своего рож­де­ния до самой смерти, стра­дает и пита­ется хлебом, омо­чен­ным сле­зами. Как? Ты забы­ва­ешь Небо и при­леп­ля­ешься к земной суете? Тебя пле­няет насто­я­щее мгно­ве­ние? Ты не дума­ешь о веч­но­сти? Пред­по­ло­жим, что Про­ви­де­нию угодно было назна­чить тебе сто лет жизни; но что значит это число лет? В срав­не­нии с веч­но­стию это капля в без­бреж­ном океане. И дей­стви­тельно, дни твои быстро текут и конец им скоро насту­пит. Послед­ний день уже неда­лек. Но что горест­нее всего – ты не знаешь ни дня, ни часа, когда насту­пит конец земной твоей жизни. Смерть придет к тебе, когда ты не дума­ешь, и пре­се­чет нить твоей жизни, подобно тому, как стре­лок уби­вает на полете птицу, игра­ю­щую в воз­духе. Ничто так не верно, как смерть; ничто так не сокрыто от чело­века, как час ее появ­ле­ния.

Сколько лет наде­ешься ты еще про­жить? Трид­цать, сорок? Ты, конечно, не можешь с досто­вер­но­стию ска­зать сего. Но из оста­ю­щихся лет один год будет годом твоей смерти. Смерть сто­ро­жит тебя на пути твоей жизни, в том месте, где ты не ожи­да­ешь ее, подобно убийце, засев­шему в густом лесу, чтобы вне­запно напасть на про­хо­жего; ты про­хо­дишь – и она пора­жает тебя в сердце. Для чего ты дрем­лешь и не при­ни­ма­ешь мер предо­сто­рож­но­сти? Для чего не под­ра­жа­ешь воину, кото­рый, хотя и не видит непри­я­теля, но не дрем­лет, стоит на страже у врат города? Он не дрем­лет для того, чтобы по оплош­но­сти не под­верг­нуться вне­зап­ному напа­де­нию. Не видишь ли, какими страш­ными послед­стви­ями угро­жает тебе такая неиз­вест­ность в про­дол­же­ние всей твоей веч­но­сти? Мы нередко видели, что жизнь чело­века пре­кра­ща­ется легким дви­же­нием воз­духа, дуно­ве­нием холод­ного ветра, паде­нием луча сол­неч­ного, одною каплею воды. Дни наши, как тень, исче­зают, и слава увя­дает, как цвет сель­ный. И ты в сей ско­ро­пре­хо­дя­щей жизни хочешь утвер­дить свои надежды и свое сча­стье! И ты наде­ешься воз­двиг­нуть проч­ное здание на своем осно­ва­нии, кото­рое зыб­лется и усколь­зает, как вода речная! Что могло так обаять и пре­льстить тебя? Про­шед­шее огор­чает тебя своими вос­по­ми­на­ни­ями, насто­я­щее тяго­тит неуда­чами. Не видишь ли, что те надежды, кото­рыми льстило тебе буду­щее, исчезли, как тень, и по мере того, как ты при­бли­жался к ним, они рас­се­я­лись, как сонные виде­ния по твоем про­буж­де­нии? Ложь, обман, сует­ность, скорби душев­ные, болезни телес­ные – вот жизнь, кото­рую ты любишь до такой сте­пени, что забы­ва­ешь о веч­но­сти! Несча­стен тот, кто жерт­вует буду­щим насто­я­щему! Жалок тот чело­век, кото­рый, вместо того чтобы постро­ить себе дом в своем оте­че­стве, строит его в стране чуждой и ничего не гото­вит для родины, в кото­рой жить должен! Какое состра­да­ние ты воз­буж­да­ешь в Ангеле Хра­ни­теле, когда он видит, как ты суе­тишься и с каким жаром ищешь пред­ме­тов чув­ствен­ных и тлен­ных, пре­не­бре­гая бла­гами небес­ными, и не только под­вер­га­ешься опас­но­сти лишиться сих благ, но еще доб­ро­вольно стре­мишься на муку вечную! Таким обра­зом, безум­ный чело­век про­дает Цар­ство Небес­ное, и про­дает за минут­ное насла­жде­ние, кото­рое достав­ляет ему демон, руга­ю­щийся над ним. Когда Все­выш­ний посы­лал Ангела к тебе на стражу, Он наиме­но­вал его Хра­ни­те­лем Цар­ского мла­денца, кото­рому пред­на­зна­чено неко­гда цар­ство­вать с Отцом своим. Ангел видел на мла­денце златую одежду, укра­шен­ную дра­го­цен­ными кам­нями, а на челе его бли­ста­тель­ный венец: ибо не ты ли наслед­ник цар­ствия Отца Небес­ного и сона­след­ник Иисуса Христа? Но увы! Какое горе! Скоро юный Цар­ский сын бросил свою одежду и свой венец в грязь, пере­ло­мил свой ски­петр, оскор­бил Царя своего Отца, и пере­дался врагам Его. Сын Царя Все­выш­него! Обрати очи твои к небу, воззри на Отца твоего Небес­ного, пре­клони колена перед пре­сто­лом Матери Божией. Зри славу Анге­лов и ту славу, кото­рая тебе уго­то­вана, оставь, оставь, нако­нец, безум­ные попе­че­ния о суетах земных, пот­щись быть достой­ным твоего высо­кого при­зва­ния. Ты при­зван цар­ство­вать, начни же цар­ство­вать над самим собою, начни управ­лять своим умом и своим серд­цем, покажи твер­дую власть свою над демо­ном, над миром, над своими стра­стями. Твои силы изне­мо­гают в борьбе? Но вспомни, что ты на небе будешь поко­иться в про­дол­же­ние всей веч­но­сти. Ты ска­жешь: когда же я буду насла­ждаться сим покоем? Может быть сего­дня, может быть завтра; досто­верно только то, что ты скоро насла­дишься им. Еще несколько вре­мени – и Ангел пове­дет тебя на небо.

Так бесе­дует Ангел Хра­ни­тель с душою чело­века, и бла­женна она, если вни­мает гласу послан­ника Божия и молит­венно взы­вает к нему.

Ангел Хра­ни­тель! Оду­шеви сердце мое тем боже­ствен­ным жаром, кото­рый вос­пла­ме­нял святых мужей, пере­но­сив­ших все муки и стра­да­ния и даже самую смерть с радо­стью. Для сего, о святой Ангел мой, напо­ми­най мне непре­станно о веч­но­сти. Напо­ми­на­ние о веч­но­сти есть истин­ная муд­рость, выше всякой чело­ве­че­ской муд­ро­сти. Оно воз­буж­дает святые жела­ния, про­све­щает ум и укреп­ляет душев­ную бод­рость. Но враг пре­пят­ствует ему про­ник­нуть в мою душу; а когда оно про­никло в нее, враг ста­ра­ется помра­чить его. Ангел Божий! Бла­го­воли, чтобы мысль о веч­но­сти всегда зани­мала ум мой; тогда удо­воль­ствия и сокро­вища сего мира не будут пре­льщать меня: я пред­по­чту им скорби и сокру­ше­ния, освя­ща­ю­щие и укреп­ля­ю­щие душу бла­го­дат­ною силою. Я изберу жизнь сми­рен­ную, уда­лен­ную от сует мира, где в без­мол­вии будут пред­ме­том раз­мыш­ле­ний моих лета вечная. Здесь я упо­треблю все минуты крат­кого бытия моего на то, чтобы стя­жать те богат­ства, кото­рыми вместе с тобою буду насла­ждаться в про­дол­же­ние всей веч­но­сти.

13‑й день месяца

При­слу­шайся, чело­век, к крот­кому гласу твоего Ангела Хра­ни­теля и напе­чат­лей в твоем сердце слова его. Душа твоя есть суще­ство, создан­ное для Неба. Она пита­ется мыс­лями о Боге и пред­на­зна­чена нахо­дить свое бла­жен­ство в славе Боже­ства. Послу­шай, Ангел воз­ве­стит тебе истину: если ты соеди­нишься духом с ним, с твоим другом и бла­го­де­те­лем, если ты усми­ришь в душе своей сует­ные тре­вол­не­ния света, пре­ступ­ные стрем­ле­ния само­лю­бия и киче­ния гор­до­сти, если пре­дашься бла­го­че­сти­вому вле­че­нию сердца, то ум твой займут мысли мудрые, истин­ные, бла­го­род­ные, достой­ные Бога, перед очами Кото­рого ты мыс­лишь; тогда ты насла­дишься нена­ру­ши­мым спо­кой­ствием и бес­пре­пят­ственно, путем правды, достиг­нешь своей цели. Лег­ко­мыс­лие рас­то­чает сокро­вища бла­го­дати, пре­пят­ствует слы­шать Ангела Хра­ни­теля, заглу­шает вну­ше­ния Свя­того Духа и омра­чает душу. Счаст­лив тот чело­век, кото­рый углуб­ля­ется мыс­лями в самого себя. Раз­мыш­ле­ния о вере посе­вают в нем семена доб­ро­де­те­лей. Он истре­бил пле­велы, воз­де­лал боже­ствен­ное поле со тща­нием и полу­чил плоды, достой­ные Неба. Истина, утвер­жден­ная в сердце бла­го­че­сти­вым раз­мыш­ле­нием, всегда бывает пло­до­творна. Важная пере­мена должна совер­шиться с тобой: ты суще­ство земное, а должен стать суще­ством небес­ным. Бла­го­дать пре­об­ра­зит тебя; снис­шедши на тебя и про­ник­нув в сердце твое, она своей силой соеди­нит тебя с Богом. Но бла­го­дать дей­ствует только в бла­го­го­вей­ной душе, углу­бив­шейся в саму себя. Она тре­бует, чтобы ум твой был чист для святых раз­мыш­ле­ний о Боге, чтобы сердце твое не было занято зем­ными жела­ни­ями и было готово при­нять вдох­но­ве­ние любви боже­ствен­ной; она тре­бует, чтобы душа твоя жаж­дала правды Божией и желала насы­титься ею.

Сии истины, ясно пред­став­ля­ю­щи­еся уму твоему, так рази­тельны, так уте­ши­тельны, что удив­ляться должно, как можешь ты когда-нибудь забы­вать их. Ты нахо­дишься в при­сут­ствии вез­де­су­щего Бога, в Кото­ром и живешь, и дви­жешься: каким же обра­зом мысль о Его совер­шен­ствах, о Его бла­го­де­я­ниях, о Его любви бес­пре­дель­ной, о бла­жен­стве, Им уго­то­ван­ном тебе, каким обра­зом, говорю, эта мысль может хотя на одну минуту не зани­мать ума твоего? Для чего не вспо­ми­на­ешь о Пре­свя­той и Пре­бла­го­сло­вен­ной Деве Марии, Кото­рой одно имя вли­вает уте­ше­ние в сердце? Перед тобой, в несколь­ких шагах, пред­стоит смерть и веч­ность. Ужели эта мысль не имеет для тебя такой важ­но­сти, чтобы зани­маться ею всякий день в твоей жизни? Если хотя одна из этих важных истин утвер­дится в твоем сердце, то несо­мнен­ными пло­дами ее будут муд­рость и все доб­ро­де­тели; она будет источ­ни­ком воды живой, уто­ля­ю­щей жажду души твоей до самых пре­де­лов вечной жизни; она послу­жит щитом против всех стрел твоего врага. Раз­мыш­ляя о свя­щен­ных исти­нах, ты будешь жить купно со своим Анге­лом, раз­де­ляя с ним в при­ят­ной беседе и мысли, и чув­ство­ва­ния: таким обра­зом ты явишься совер­шен­ным перед Гос­по­дом Богом.

Так сень смерт­ная окру­жает меня, о верный Хра­ни­тель, Ангел мой! Очи мои помра­чи­лись, сердце мое сму­ти­лось, и дни мои испол­ни­лись горе­сти. Но напо­ми­най мне непре­станно о моем Боге, о бла­жен­стве избран­ных Его – и душа моя оживет и обод­рится. Молю тебя, обо­гати ум мой оби­лием святых мыслей и укрепи во мне навык к бла­го­че­сти­вым раз­мыш­ле­ниям; уко­рени во мне эту доб­ро­де­тель; исправь мое лег­ко­мыс­лие; удали от меня опас­ные впе­чат­ле­ния, сует­ные беседы, пре­льще­ния гре­хов­ные. Сердце мое есть храм Свя­того Духа; предо­храни его от всякой нечи­стоты; укрась его свя­то­стию бла­го­дат­ных вдох­но­ве­ний; исполни его бла­го­уха­нием боже­ствен­ной любви и бла­го­го­вей­ной молитвы, да будет про­слав­лен и бла­го­сло­вен Гос­подь вовеки.

14‑й день месяца

Два цветка, рас­пу­стив­ши­еся на одном сте­бельке, не столько похожи один на другой, как два друга, свя­зан­ные сер­деч­ной любо­вью. Подобно стру­нам настро­ен­ной лиры, души их во всех дей­ствиях состав­ляют при­ят­ную гар­мо­нию: так сердце воз­люб­лен­ного уче­ника соеди­ня­лось с серд­цем Иисуса Христа, так вели­кий Апо­стол гово­рил уче­ни­кам своим: под­ра­жайте мне, как я – Христу. Послу­шай и ты, что гово­рит тебе твой Ангел: будь моим под­ра­жа­те­лем, как я под­ра­жаю Гос­поду Богу. Он созер­цает Свя­того Святых и непре­станно ста­ра­ется упо­до­биться Ему. Под­ра­жая своему Ангелу, ты ста­но­вишься при­част­ни­ком его свя­то­сти и свя­то­стию при­бли­жа­ешься к Богу. Ты жела­ешь войти в Небес­ную оби­тель и быть сопри­чтен­ным к лику бла­жен­ных; но каким обра­зом ты можешь стать достой­ным сей славы и сего сча­стья, если не ста­нешь под­ра­жать тем, с кото­рыми должен жить в одной оби­тели? Кто решился идти в чужую страну и там посе­литься, тот обык­но­венно ста­ра­ется узнать язык жите­лей той страны, чтобы объ­яс­няться с ними; ста­ра­ется изу­чить их нравы, обычаи, законы, чтобы не казаться чуждым при­шель­цем среди новых сограж­дан. Буду­щий житель небес­ного града! Научись от своего Ангела языку оби­та­те­лей гор­него Иеру­са­лима, узнай их законы и нравы. Ты жела­ешь быть пред лицем Гос­пода и вечно вос­пе­вать хвалу Ему; научись же прежде свя­щен­ным песням Сиона и обра­зуй сердце свое согласно с гар­мо­ниею хоров небес­ных. Но кто наста­вит тебя в сей боже­ствен­ной науке? Твой Ангел есть один из певцов небес­ных; он послан тебе для того, чтобы руко­во­дить и учить тебя. Что же это за гар­мо­ния небес­ная? Какие это песни? Это свя­тость мыслей и воли; это дей­ствия любви боже­ствен­ной, сер­деч­ного уми­ле­ния и всех доб­ро­де­те­лей, бла­го­угод­ных Богу. Из недр Все­выш­него, чрез Иисуса Христа, хода­тая всего рода чело­ве­че­ского, исте­кает свет вечной истины и оза­ряет всех оби­та­те­лей свя­того града небес­ного. Сей свет про­ли­ва­ется от одного избран­ного к дру­гому. Этим светом и тебя озарил твой Ангел, твой хра­ни­тель и настав­ник. Если ты под­ра­жа­ешь ему, то под­ра­жа­ешь Иисусу Христу и, упо­до­бив­шись ему, вместе с ним вый­дешь в дом Отца Небес­ного. Но может ли Ангел ввести тебя в оный, если ты не имеешь вида и образа избран­ных Божиих? Этот вид и образ суть доб­ро­де­тели. Скажи мне, можешь ли ты назвать Ангела путе­во­ди­те­лем своим, если не идешь по стезям его? Можешь ли назвать его своим настав­ни­ком и совет­ни­ком, если не сооб­ра­жа­ешься с его мыс­лями и с его волею? Может ли он быть твоим другом, если ты пре­ре­ка­ешь ему во всем и про­ти­во­дей­ству­ешь? Одно только усерд­ное под­ра­жа­ние может устра­нить все сие и утвер­дить согла­сие, в кото­ром состоит сча­стье и бла­жен­ство дружбы. Посмотри на луг и на два ручейка, кото­рые текут по нему и кото­рые потом соеди­ня­ются в один ручей: так должен ты соеди­нить тече­ние своей жизни с жизнью твоего Ангела Хра­ни­теля, чтобы душа твоя сли­лась с сим бла­жен­ным Духом и с ним вместе про­текла в океан вечной свя­то­сти и вечной любви. Моли об этом небес­ного своего руко­во­ди­теля и говори: Упо­до­биться тебе, святой Ангел мой, точно так, как бывает подо­бен брат брату, я почи­таю для себя совер­шен­ною необ­хо­ди­мо­стью. Я хочу сде­латься подоб­ным тебе и по чув­ству моей любви буду согла­шать жела­ния моего сердца с твоими чистыми жела­ни­ями. Не мир, не плоть, не гор­дость, не тще­сла­вие, не мало­ду­шие будут управ­лять мною, нет, я хочу и мыс­лить, и рас­суж­дать, и любить, и хотеть, и дей­ство­вать подобно тебе. Пусть любовь твоя будет пра­ви­лом для моих чув­ство­ва­ний; пусть твоя чистота будет моею чисто­тою; пусть твое тер­пе­ние и сми­ре­ние научат меня покор­но­сти и само­от­вер­же­нию, дабы я мог всегда испол­нять волю Отца Небес­ного; пусть глу­бо­кое бла­го­го­ве­ние твое пред лицем Все­выш­него научит меня углуб­ляться мыс­лями в самого себя и любить без­молв­ное уеди­не­ние. Я далеко отстал от образца своего, но ты помо­жешь мне, ты научишь меня, ты обод­ришь меня. Когда я вопрошу тебя, ты не замед­лишь дать совет, в чем я должен испра­виться, чего недо­стает во мне; ты помо­жешь мне испра­вить мои недо­статки. Твоя любовь ко мне и моя любовь к тебе про­из­ве­дут пере­мену во мне и сде­лают меня подоб­ным тебе. Да будет мило­сер­дие Божие, вве­рив­шее меня любви твоей, бла­го­сло­венно во веки веков.

15‑й день месяца

Неко­то­рый чело­век наса­дил вино­град на земле пло­до­нос­ной. Когда от теп­лоты осен­него солнца кисти вино­града должны были созреть, он пришел соби­рать плоды, но вместо плодов нашел на нем лишь несколько листьев; вино­град его пустил длин­ные отрасли, тянув­ши­еся по земле между тер­ни­ями. Домо­хо­зяин был огор­чен и хотел уже выру­бить бес­плод­ный вино­град­ник, но, увидав вблизи высо­кий вяз, широко рас­сти­ла­ю­щий свои ветви в воз­душ­ном про­стран­стве, пере­ду­мал. Он взял ветви вино­града и при­вя­зал их к вязу, пере­вив их с вет­вями вяза так, что два дерева состав­ляли, каза­лось, одно. На сле­ду­ю­щее лето опять пришел он и был весьма обра­до­ван, ибо вино­град­ные лозы не только выросли и срав­ня­лись с высо­тою вяза, но, пита­е­мые небес­ною росою и согре­ва­е­мые лучами солнца, при­несли еще обиль­ные плоды.

Подоб­ным обра­зом может при­но­сить плоды и твоя душа. Она есть насаж­ден­ный Гос­по­дом вино­град, и Гос­подь хочет, чтобы твой Ангел Хра­ни­тель при­го­то­вил от него плоды и принес их в жертву Ему. Но если твоя душа будет пре­смы­каться на земле между вол­ч­цами и тер­ни­ями сует­ных и безум­ных помыс­лов, то она оста­нется бес­плод­ною. Она только тогда будет пло­до­носна, когда окро­пится росою бла­го­дати и согре­ется теп­ло­тою любви боже­ствен­ной. Итак, воз­неси свои мысли и свои чув­ство­ва­ния выше темной земной обла­сти к свет­лому небу; с помо­щью твоего Ангела поставь себя на такой высоте, с кото­рой ты мог бы созер­цать Бога. Твой Ангел блажен, свят, потому что видит Гос­пода. Ты не можешь видеть Его так, но можешь созер­цать Его очами веры и верою поста­вить себя пред лицем Его. Гос­подь вез­де­сущ; Он равно присущ и Ангелу твоему, и тебе. В Нем мы все живем и дви­жемся. Очи Гос­подни всегда обра­щены на тебя; Он всегда пре­кло­ня­ется к молитве твоей; дес­ница Его всегда испол­нена даров любви Его, Он всегда готов при­нять тебя, если ты жела­ешь при­бег­нуть к Нему. Для чего не под­ра­жа­ешь ты своему Ангелу? Он нико­гда не отвра­щает очей своих от лица Гос­пода. Бог есть вер­хов­ная кра­сота, бес­пре­дель­ное совер­шен­ство; Он один достоин веч­ного покло­не­ния Духов небес­ных. Чело­век, живу­щий пред лицем Бога, мыс­ля­щий и дей­ству­ю­щий пред очами Его, не ста­но­вится рабом греха, но с тече­нием жизни будет более и более совер­шен­ным. В самом деле, кто станет поко­ряться греху, оскорб­ля­ю­щему Бога, когда помыс­лит о бес­ко­неч­ной любви Его, о страш­ном вели­чии Его, о вечной свя­то­сти Его? Мы согре­шаем, как бы забы­вая, что око Гос­подне обра­щено на нас. Пред­ста­вим себе, что мы, подобно нашему Ангелу, всегда нахо­димся пред Богом – тогда сердце наше не охла­деет в любви к Нему. Какими чув­ствами не вос­пла­ме­нится та душа, кото­рая гово­рит в себе: Бог видит меня. Святые муче­ники, непо­бе­ди­мые воины Хри­стовы, под­вер­га­емы были всем муче­ниям, всем тер­за­ниям, какие только могла выду­мать злоба чело­ве­че­ская, но пере­но­сили муки с радо­стью и спо­кой­ствием, потому что в таин­ствен­ной глу­бине своего сердца бесе­до­вали со Спа­си­те­лем. В этом-то свя­ти­лище и ты должен покло­няться Ему. Но увы! Бог удо­ста­и­вает тебя Своим посе­ще­нием и в тебе изби­рает оби­тель Себе, дабы ты всегда был с Ним и Он с тобою, а ты про­во­дишь целые дни, не думая о Нем, не бла­го­слов­ляя Его и не при­нося Ему молитвы. Когда сове­туют тебе искать Бога в соб­ствен­ном твоем сердце, тогда сове­туют искать Его как бы за пре­де­лами стран самых отда­лен­ных и неиз­вест­ных: ибо может ли быть что-либо отда­лен­нее и без­вест­нее для боль­шей части осу­е­тив­шихся и рас­се­ян­ных людей, как глу­бина их соб­ствен­ного сердца? Знают ли они, что такое – войти и углу­биться в самих себя? Реша­лись ли они когда-нибудь всту­пить на сей путь? Могут ли они даже пред­ста­вить в своем уме, что это за внут­рен­нее свя­ти­лище, что это за непро­ни­ца­е­мая глу­бина души, где Бог тре­бует покло­няться Ему духом и исти­ною? Сии люди всегда живут вне самих себя, в пред­ме­тах своего често­лю­бия или своих забав. Не видишь ли, что это пока­зы­вает небла­го­дар­ность к вели­чию Божию и совер­шен­ное безу­мие? Что же должно делать тебе? Под­ра­жать твоему Ангелу, углуб­ляться в бла­го­го­вей­ные раз­мыш­ле­ния, воз­буж­даться мыслью о вез­де­су­щии Божием и жить свято пред очами Гос­пода: такова жизнь духов­ная, жизнь небес­ная, жизнь чело­века муд­рого и бла­го­че­сти­вого. Ревнуй об этой жизни и, стре­мясь к ней, моли о помощи твоего Ангела Хра­ни­теля:

Святой Ангел! Прими и при­неси Гос­поду мою сми­рен­ную молитву; умоли Его про­стить мне грехи безум­ного жития моего, про­буди меня от глу­бо­кого усып­ле­ния, в кото­ром я том­люсь, озари очи мои небес­ным светом, да спо­доб­люсь зреть бла­го­де­ю­щего мне Гос­пода и на небе, где пре­стол славы Его, и на земле, кото­рая есть под­но­жие ног Его. Спо­доби меня зреть Его во всех явле­ниях жизни и осо­бенно в бие­ниях моего сердца, живу­щего силою Его бла­го­дати.

16‑й день месяца

Ты при­над­ле­жишь Богу, вну­шает Ангел Хра­ни­тель душе моей; потому что Он создал тебя и иску­пил ценою Крови Сына Своего. Все, что ты имеешь, полу­чено тобою от бла­го­сти Его. Он непре­станно помыш­ляет о тебе. Каждая минута твоей жизни есть новое про­дол­же­ние созда­ния твоего, есть такое же вели­кое бла­го­де­я­ние, как и то дей­ствие, кото­рым Гос­подь извлек тебя из ничто­же­ства. Кроме земной жизни, Он дарует тебе жизнь высшую, жизнь бла­го­дати, кото­рая служит нача­лом буду­щей жизни славы. Сколько побу­ди­тель­ных причин для тебя пре­да­ваться Ему всем серд­цем, посвя­щать слу­же­нию Его все минуты твоей жизни! Про­слав­лять и бла­го­слов­лять Бога – вот един­ствен­ная цель твоя, такая цель, кото­рой ничего не может быть выше! А чем ты можешь про­слав­лять Бога, если не тем, что ста­нешь испол­нять святую волю Его с совер­шен­ною пре­дан­но­стью? Посему-то, когда молишься, ты гово­ришь: Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Это твое про­ше­ние есть вместе и обе­ща­ние под­ра­жать Анге­лам, кото­рые постав­ляют свое бла­жен­ство и славу в испол­не­нии Божиих пове­ле­ний. С самого утра, по твоем про­буж­де­нии, пусть ум твой зай­мется сле­ду­ю­щей важной мыслью: Бог дает мне сей день, чтобы я служил Ему и про­слав­лял Его. Тогда ты воз­ра­ду­ешься в сердце своем, зная, что Гос­подь, Кото­рому ты слу­жишь, щедр и мно­го­мило­стив и в награду тем, кото­рые служат Ему, уго­тов­ляет Цар­ствие Небес­ное. При­веди себе на мысль еще и то, что Ангел посто­янно нахо­дится с тобою, что и во время сна он не остав­ляет тебя, а в тече­ние дня сопут­ствует тебе, облег­чает тебя в трудах, хода­тай­ствует о нис­по­сла­нии на тебя бла­го­дати Божией, охра­няет тебя от всех козней диа­воль­ских. Ангел гово­рит тебе истину: если ты с самого утра пре­дашься такому раз­мыш­ле­нию, если по про­буж­де­нии таковы будут первые твои мысли, то живо­твор­ный свет озарит ум твой, пла­мен­ное чув­ство оживит твое сердце – и ты, воз­ло­жив на свои рамена иго Гос­пода, почув­ству­ешь, что оно и легко, и благо.

Первый долг, кото­рый ты обязан выпол­нить по своем про­буж­де­нии, есть долг молитвы. Пред­стань пред Богом, как дитя, кото­рое идет поко­иться на груди своей матери, рас­ширь сердце свое пред лицем Его в избытке твоей любви к Нему. Много утешит и обра­дует тебя та мысль, что Ангел нахо­дится вместе с тобою пред Гос­по­дом и вместе с тобою молит Его. Не гово­рит ли и он: Отче наш, Иже еси на небе­сех, да свя­тится имя Твое, — и не просит ли для тебя хлеба бла­го­дати Божией? Когда ты обра­ща­ешься с молит­вой к Матери Божией, Ангел Хра­ни­тель нахо­дится у пре­стола славы Ее и молит Ее нис­по­слать тебе Свое бла­го­сло­ве­ние. Познай всю важ­ность молитвы. Молиться – это значит откры­вать сердце свое Боже­ствен­ной бла­го­дати. После теплой молитвы ты всегда почув­ству­ешь себя обнов­лен­ным и укреп­лен­ным в любви к Богу.

После молитвы посвяти несколько минут на раз­мыш­ле­ние о какой-нибудь истине, близ­кой твоему сердцу. Раз­мыш­ляй или о совер­шен­ствах Божиих и бла­жен­стве небес­ном, или о неко­то­рых дея­ниях из жизни Спа­си­теля и Божией Матери, или о своих недо­стат­ках, кото­рые испра­вить нужно, или о доб­ро­де­те­лях, кото­рые при­об­ре­сти должно. Сии раз­мыш­ле­ния, про­стые, нетруд­ные, воз­вы­шают душу, освя­щают ее и соеди­няют ее с Богом: они твердо напе­чат­ле­ва­ются в уме и служат источ­ни­ком радо­сти для сердца. Таким-то обра­зом душа хри­сти­а­нина обо­га­ща­ется дарами Божи­ими и, вверив себя Ангелу своему, насла­жда­ется нена­ру­ши­мым миром в тече­ние жизни. День таким обра­зом нача­тый будет озна­ме­но­ван доб­рыми делами, а не без­за­ко­ни­ями. Таким обра­зом легко будет тебе про­ве­сти всю жизнь! От тебя не тре­буют дел чрез­вы­чай­ных. Ты знаешь волю Божию в тече­ние насто­я­щего дня; испол­няй ее верно, с любо­вию. Трудно ли выпол­нить ее? Воин сра­жа­ется с муже­ством за своего госу­даря, не думая ни о какой награде; он под­вер­гает себя опас­но­стям, пере­но­сит труд­но­сти и раны; работ­ник за ничтож­ную плату про­ли­вает пот под паля­щими лучами солнца; а ты неужели не най­дешь в себе довольно сил, чтобы усердно слу­жить своему Богу в тече­ние дня и выпол­нять святые обя­зан­но­сти, нала­га­е­мые Им на тебя? Имей в мыслях только насто­я­щий день и со сле­ду­ю­щего утра начи­най с новым жаром дела свои, как будто бы ты до сего вре­мени еще ничего не сделал, как будто бы сей день должен быть послед­ним днем твоей жизни и в сле­ду­ю­щий вечер ты будешь уже граж­да­ни­ном Небес­ного Оте­че­ства.

О, как уте­ши­тельны и успо­ко­и­тельны твои вну­ше­ния, покро­ви­тель и защит­ник мой Ангел Хра­ни­тель! Я воз­ла­гаю на тебя мою надежду и с ран­него утра обра­ща­юсь к тебе: сохрани меня под своим покро­вом во время насту­па­ю­щего дня. Когда ангел сатаны воз­му­тит душу мою пре­ле­стью греха, защити и спаси меня.

Когда он вдох­нет в сердце мое помыш­ле­ния лука­вые и жела­ния нечи­стые, защити и спаси меня.

Когда лживые речи раз­вра­щен­ных людей кос­нутся моего уха, защити и спаси меня.

Когда нече­стие явится очам моим среди сонма, враж­деб­ного Иисусу Христу, защити и спаси меня.

Когда брань плоти моей станет побеж­дать святые, бла­го­дат­ные помыш­ле­ния и тело соде­ла­ется ору­дием души в низких ее жела­ниях, защити и спаси меня.

Когда упадет дух во мне и силы осла­беют от бес­печ­но­сти и нера­зу­мия, защити и спаси меня.

Когда зависть или нетер­пе­ние и уныние овла­деют моим серд­цем, защити и спаси меня.

Когда дух гор­до­сти напол­нит ум мой тще­слав­ными мыс­лями и будет пре­льщать похва­лами света, защити и спаси меня.

Когда вооб­ра­же­ние мое станет увле­каться от пред­ме­тов к пред­ме­там и не даст мне спо­койно углуб­ляться в бла­го­го­вей­ные раз­мыш­ле­ния, защити и спаси меня.

Когда мой пыт­ли­вый и бес­по­кой­ный ум уда­лится от Бога и, пре­дав­шись земной суете, зай­мется пустыми мыс­лями, защити и спаси меня.

Во всякое время будь моим све­ти­лом, моей кре­по­стью, моим покро­вом, да буду я подо­бен тебе, о святой Ангел мой! Такова будет моя молитва, кото­рую хочу при­но­сить тебе при начале вся­кого дня. Испроси мне бла­го­дать от Гос­пода, дабы я мог слу­жить Ему, как ты слу­жишь, молиться Ему, как ты молишься, и подобно тебе созер­цать Его и насла­ждаться Его лице­зре­нием во веки веков.

17‑й день месяца

Зем­ле­де­лец, потру­див­шись целый день в поле и вверив семена земле, воз­вра­ща­ется к вечеру домой и засы­пает спо­кой­ным сном, в при­ят­ной надежде собрать в свое время обиль­ные плоды от трудов своих; так и ты, друг мой, насла­дишься душев­ным спо­кой­ствием и почув­ству­ешь неизъ­яс­ни­мое удо­воль­ствие в своем сердце, когда к вечеру обра­тишь взоры свои на про­тек­ший день и уви­дишь, что не было ни одного часа, в кото­рый бы ты не ста­рался сде­лать чего-нибудь доб­рого. Кто посеял в труде, тот пожи­нает в радо­сти. Напро­тив, если в сердце пороч­ного чело­века оста­ется еще хотя одна искра веры, он не может не чув­ство­вать жесто­ких угры­зе­ний сове­сти. Про­шед­шее пред­став­ляет уму его одни горь­кие вос­по­ми­на­ния; насто­я­щее быстро уле­тает от него и пере­дает его без­на­деж­ному буду­щему. Он чув­ствует, что гнев Божий тяго­теет на главе его. Как счаст­лив чело­век доб­ро­де­тель­ный, поко­я­щийся в упо­ва­нии на Бога и покро­ви­тель­ству­е­мый Анге­лом Хра­ни­те­лем на всех путях его!

Неко­то­рая бла­го­ра­зум­ная мать, имев­шая одну только дочь, любила ее со всей неж­но­стью. По вече­рам, во время про­ща­ния с ней, она гово­рила ей так: скажи мне, дитя мое, что ты делала сего­дня? Моли­лась ли ты Спа­си­телю, его Пре­чи­стой Матери и твоему Ангелу? Докажи мне, что ныне ты стала добрее, чем вчера; тогда я почту себя более счаст­ли­вой и стану более любить тебя. Если ты согре­шила, сознайся в вине своей – и мы станем вместе молить Бога, чтобы Он про­стил тебе грех твой. Я не могу быть ни одной минуты спо­койна, думая, что ты про­гне­вила Бога и не полу­чила про­ще­ния от Него. Бла­го­че­сти­вая дочь, невин­ная, как Ангел ее, рас­ска­зы­вала своей матери, что она думала, что делала и как моли­лась. Мать давала ей советы, как еще лучше вести себя в сле­ду­ю­щий день, как пре­ду­пре­ждать или исправ­лять свои погреш­но­сти, как усо­вер­шен­ство­вать себя в той или другой доб­ро­де­тели. Какую святую жизнь вела эта счаст­ли­вая дочь! Всякий день глаза матери напол­ня­лись сле­зами радо­сти, когда она смот­рела на нее. Веруй мне, веруй, друг мой, вну­шает Ангел Хра­ни­тель, что я не менее люблю тебя, как и эта нежная мать любила свое дитя, и что свя­тость твоей жизни и добрые дела твои радуют мое сердце; напро­тив, бес­плодно про­те­ка­ю­щие дни твои и грехи при­во­дят меня в трепет. Каждый вечер станем под­ра­жать путе­ше­ствен­ни­кам, кото­рые, гото­вясь отдох­нуть, при­во­дят себе на ум и тот путь, кото­рый совер­шили, и тот, кото­рый еще оста­ется им совер­шить. Станем раз­би­рать все сего­дняш­ние дела свои. Избери Ангела судиею, и я уверяю тебя, что в страш­ный день Суда ты не будешь осуж­ден. Если в тече­ние дня дела твои были добрые, он раз­де­лит радость твою перед лицем Гос­пода и доста­вит мир душе твоей. Если же грех проник в твое сердце, он не станет делать тебе бес­по­лез­ных упре­ков, но вместе с тобою при­бег­нет к мило­сер­дию Божию и будет про­сить про­ще­ния; спо­кой­ствие опять воз­вра­тится душе твоей и будет плодом твоего рас­ка­я­ния. Таким обра­зом пере­ме­нятся мало-помалу твои пороч­ные наклон­но­сти и худые при­вычки. Сопут­ству­е­мый Анге­лом ты очи­стишь твою жизнь от всего, что бес­сла­вит ее, и утвер­дишь себя в доб­ро­де­тели. Если ты послу­ша­ешь, Ангел даст тебе совет, как избе­гать сетей врага, в кото­рые ты улов­лен, как про­ти­виться иску­ше­нию, пре­льстив­шему твое сердце; как выпол­нить долг, кото­рый кажется тебе труд­ным. Таким обра­зом ты возь­мешь нужные предо­сто­рож­но­сти для сле­ду­ю­щего дня, а неусы­па­е­мый Хра­ни­тель твой сии бла­го­че­сти­вые мысли поста­ра­ется сохра­нить в душе твоей во время ноч­ного покоя, когда ты будешь погру­жен в глу­бо­кий сон. Примет тебя под покров свой и отда­лит от тебя пороч­ные мечты и козни демона, нико­гда не дрем­лю­щего в своей злобе; ты про­бу­дишься в объ­я­тиях твоего Ангела. День, окон­чен­ный таким обра­зом, станет нача­лом дня после­ду­ю­щего, испол­нен­ного Божиих бла­го­сло­ве­ний; ибо одним днем при­го­тов­ля­ется другой, кото­рый за ним сле­дует. Хоро­шие при­вычки уко­ре­ня­ются, и то, что сна­чала каза­лось труд­ным, будет со вре­ме­нем легким и даже при­ят­ным.

О, сколь мудры и уте­ши­тельны вну­ше­ния твои, святой Ангел мой! С какой радо­стию я готов после­до­вать вну­ше­ниям твоим! Каждый день буду отда­вать тебе отчет в житии моем, в моих делах и худых и добрых; вместе с тобою я стану судить себя. Судя сам себя, я могу обма­нуться, могу совра­титься с пути истин­ного; но ты, Ангел Небес­ный, ты будешь судить меня по правде и по мило­сер­дию. Ты откро­ешь мне мою неправду и тайные козни духа тем­ного; ты научишь меня, что я должен делать, и помо­жешь мне испол­нить мой долг с усер­дием и рев­но­стию.

18‑й день месяца

Решился ли ты искренно под­ра­жать твоему Ангелу Хра­ни­телю? Такого реше­ния ничто не может быть выше и бла­го­род­нее. Но что же делает Ангел пред лицем Гос­пода? Он бла­го­слов­ляет Его и вос­пе­вает Ему хвалу. Как пла­менна любовь его к Богу! Как уми­ли­тельны его молитвы! Как воз­вы­шенны хвалы! Как вос­хи­ти­тельны его сла­во­сло­вия! Не хочешь ли при­со­еди­ниться к нему? Если из двух певцов, согла­сив­шихся петь вместе, один не имеет такого при­ят­ного голоса, как другой, и не столько опытен в искус­стве пения, но тем не менее он может при­нять уча­стие в гар­мо­нии хора, следуя за голо­сом дру­гого искус­ней­шего певца. Ангелы суть певцы Божии. Молитва твоя есть то же, что пение Анге­лов; но твой голос слаб, и ты мало опытен, что же делать тебе, чтобы при­об­ре­сти бла­го­дать от Царя цар­ству­ю­щих? Ты пред­ставь в мыслях своих Ангела Хра­ни­теля, вос­пе­ва­ю­щего совер­шен­ства Божия, и при­со­еди­нись к его пению, к его молитве, к его любви: тогда сердце твое обод­рится при одной мысли, что и Ангел твой молится вместе с тобою. Совер­шен­ство его молитвы покроет недо­статки твоей. Твой голос воз­не­сется на небо, слив­шись с его голо­сом, и дела твои также будут освя­щены этим Ангель­ским союзом: вот в чем заклю­ча­ется тайна святой жизни! Неко­то­рая бла­го­че­сти­вая мать вос­пи­ты­вала и дочь свою в бла­го­че­стии. Дочь, в первых летах юности, при­об­рела позна­ние о своем Ангеле Хра­ни­теле; была уве­рена, что нико­гда не оста­ется одна, и чув­ство­вала неизъ­яс­ни­мое удо­воль­ствие, вооб­ра­жая себя в сооб­ще­стве со своим небес­ным другом. В деся­ти­лет­нем воз­расте ум ее про­све­тился, сердце сохра­нило мла­ден­че­скую чистоту, и она реши­лась вести жизнь ангель­скую. Как святы и при­ятны Богу были бы дни мои, гово­рила она, если бы я могла под­ра­жать моему Ангелу! Что он делает день и ночь, пред­стоя лицу Божию? Он молится непре­станно. Стану же и я всегда молиться и тво­рить все мои дела в духе молит­вен­ном и во славу Божию. Она узнала, что в вос­торге вечной любви, среди бес­чис­лен­ного сонма избран­ных Ангел ее непре­станно повто­ряет: Свят, свят, свят Гос­подь Бог Саваоф. Она узнала также, что сия песнь из всех похвал есть самая высшая похвала, кото­рою про­слав­ля­ются все совер­шен­ства вер­хов­ного вели­чия Гос­подня. И сия песнь ангель­ская стала непре­стан­ною ее молит­вою, един­ствен­ным пред­ме­том мыслей во всю жизнь ее. Про­бу­див­шись от сна, она при­вет­ство­вала своего небес­ного друга и начи­нала повто­рять с ним свою молитву, кото­рую твер­дила в про­дол­же­ние дня, когда учи­лась или тру­ди­лась, или после трудов отды­хала. Кто может опи­сать спо­кой­ствие души ее, чистоту ее сердца, обилие бла­го­сло­ве­ний, исте­кав­ших из недр Боже­ства в ее душу? Во время молитвы лицо ее упо­доб­ля­лось лицу Ангела. Часто она явля­лась в храме, где Иисус Хри­стос утвер­дил Свою оби­тель, – явля­лась в глу­бо­ком бла­го­го­вей­ном раз­мыш­ле­нии, откры­вав­шем в ней высо­кие мысли о Божием вели­чии. Ангел Хра­ни­тель всегда сопут­ство­вал ей, когда она посе­щала храмы Божии. Чтобы не поте­рять ни одной минуты из своей жизни, она, и отходя ко сну, молила своего Ангела при­но­сить за нее Гос­поду Богу досто­долж­ное покло­не­ние, пока она будет поко­иться. Вся жизнь ее была святая, ангель­ская. Кто не станет удив­ляться такой глу­бо­кой муд­ро­сти, такой невин­но­сти и про­стоте жизни? Почему же не после­до­вать сему при­меру? Чело­век мало­душ­ный! Про­бу­дись от усып­ле­ния, оживи свое сердце поры­вом бла­го­че­стия. Можешь ли ты почи­тать невоз­мож­ным для себя то, что мог сде­лать твой ближ­ний? Обод­рись серд­цем, уповай твердо на бла­го­дать Божию и моли твоего Ангела о помощи и заступ­ле­нии:

О святой Ангел, хода­тай мой пред пре­сто­лом Гос­пода Иисуса Христа! Вдохни в мое сердце чув­ства при­ят­ные тебе; пусть воля моя, подобно твоей, поко­рится воле Божией; да будет верхом всех жела­ний моих жела­ние обре­сти покой в Гос­поде моем; пусть сердце мое ищет себе покоя в Нем одном! Он один есть истин­ная отрада и уте­ше­ние его. Без Него все тяго­тит, все тре­во­жит. Пусть будет моею отра­дою во все время жизни моей та мысль, что ты вместе со мною про­слав­ля­ешь имя Божие и непре­станно вос­пе­ва­ешь: Свят, свят, свят Гос­подь. Сия песнь моего сердца да будет бла­го­угодна Богу, да удо­стоит Он меня Своей бла­го­дати и да введет меня в сонм избран­ных Его.

19‑й день месяца

Если бы Ангела Хра­ни­теля над­ле­жало пред­ста­вить в каком-нибудь чув­ствен­ном виде, то можно было бы упо­до­бить его горя­щему пла­мени; ибо сей бла­жен­ный Дух горит пла­ме­нем боже­ствен­ной любви. Но увы! Ангел Божий охра­няет нас, а наше сердце холодно, не чув­ствует пла­ме­не­ю­щей любви его. Если бы мы любили, то не согре­шали бы и почи­тали бы за сча­стье испол­нять святой закон. Кто любит, тот не медлит на пути запо­ве­дей Гос­под­них, но поспешно идет вперед. Не те же ли и наши побуж­де­ния любить Бога, какими дви­жется наш Ангел? Ужели Бог в отно­ше­нии к нам менее совер­ше­нен, менее достоин любви? Какое несча­стье! Какая хула против Бога! Отец Небес­ный для Анге­лов ли предал Сына Своего? Для Анге­лов ли Сын Божий постра­дал и умер? Гос­подь воз­лю­бил нас любо­вью вели­кою; но воз­лю­бил так, как может любить бес­пре­дельно, вечною Своею любо­вию. Он умер, чтобы очи­стить грехи наши; Он вос­крес, чтобы обно­вить суще­ство наше; а сердце наше холодно и не имеет любви к Нему. Все побуж­дает нас любить Его. Любовь есть вер­хов­ный закон для суще­ства разум­ного. Любовь объ­ем­лет и небо, и землю. При­су­щий тебе Ангел Хра­ни­тель есть пример пред тобою; он желает, чтобы любовь твоя рав­ня­лась его любви. Любовь Божия осы­пает тебя бес­чис­лен­ными бла­го­де­я­ни­ями; она питает тебя Телом Хри­сто­вым; бла­го­дать Божия изли­ва­ется непре­станно, как дока­за­тель­ство любви Гос­под­ней к тебе. Пре­да­димся же Ему всем серд­цем и всем помыш­ле­нием нашим. Иско­ре­ним безум­ную и пре­ступ­ную любовь к самим себе. Вос­пла­ме­ним в серд­цах наших огонь боже­ствен­ный, соеди­ним чув­ства наши с горя­чею молит­вою нашего Ангела Хра­ни­теля. Пусть его любовь оживит и вос­пла­ме­нит нас. Воз­лю­бим Бога чистым серд­цем для Самого Его; воз­лю­бим Его, чтобы с усер­дием и точ­но­стью испол­нять пре­свя­тую волю Его; воз­лю­бим Его одного; пере­ста­нем любить самих себя: станем любить ближ­них наших не иначе, как в Боге и для Бога; станем молить Ангела Хра­ни­теля:

Бла­го­слов­ляю тебя, святой Ангел! Бла­го­слов­ляю тебя, пла­ме­не­ю­щего любо­вию ко Все­выш­нему!

Бла­го­слов­ляю тебя, оза­рен­ного лучами боже­ствен­ного света!

Бла­го­слов­ляю тебя, непре­станно сла­во­сло­вя­щего совер­шен­ства Пред­веч­ного!

Бла­го­слов­ляю тебя, созер­ца­ю­щего раны Хри­стовы с глу­бо­ким бла­го­го­ве­нием!

Бла­го­слов­ляю тебя, бла­го­го­ве­ю­щего перед вели­чием Бого­ро­дицы и Прис­но­девы Марии!

Бла­го­слов­ляю тебя, соеди­нив­ше­гося горя­чай­шею любо­вию со всеми избран­ными Божи­ими!

Бла­го­слов­ляю тебя, явля­ю­щего свою ко мне любовь!

Бла­го­слов­ляю тебя, един­ствен­ное мое упо­ва­ние по Боге, един­ствен­ное мое уте­ше­ние в сей юдоли сето­ва­ния и плача. Вдохни в мое сердце, Ангел мой, хоть несколько искр той любви, кото­рою ты пла­ме­не­ешь, и будь бла­го­сло­вен вовеки.

20‑й день месяца

С какою радо­стию Ангел Хра­ни­тель сопро­вож­дает тебя в Святую Цер­ковь, в кото­рую ты идешь покло­ниться твоему Спа­си­телю! Это таин­ствен­ное место испол­нено вели­чия Божия: это дом Божий и врата в Небо. Пред­во­ди­мый твоим Анге­лом, ты идешь при­со­еди­ниться к лику Духов бла­жен­ных и с ними пред­стать перед Иису­сом Хри­стом, Кото­рому покло­ня­ются Ангелы, Архан­гелы, Херу­вимы, Сера­фимы, Начала, Власти и Пре­столы, и твой голос соеди­нить с их голо­сами, вос­пе­вая песнь: Свят, свят, свят Гос­подь. Такое учение Церкви, учение уте­ши­тель­ное и высо­кое! Что же гово­рит тебе вера? Она пока­зы­вает тебе Иисуса на жерт­вен­нике, как Агнца, зака­ла­е­мого перед пре­сто­лом Отца; пока­зы­вает кровь, теку­щую из досто­по­кло­ня­е­мых ран Его, пока­зы­вает Анге­лов, окроп­ля­ю­щих ею народы хри­сти­ан­ские, как росою живо­тво­ря­щею. Сия мысль при­во­дила в вос­торг свя­того Иоанна Зла­то­уста; она должна вос­пла­ме­нить и твое сердце. Иди к Иисусу Христу, иди к Боже­ствен­ной жертве вместе с твоим Анге­лом Хра­ни­те­лем; молись с ним досто­по­кло­ня­е­мой жертве; пусть Ангел твой собе­рет тебе там бога­тые дары бла­го­сло­ве­ния Божия. Сердце твое, без сомне­ния, почув­ствует живей­шую радость, молясь в храме перед пре­сто­лом Небес­ного Отца, окру­жен­ного ликами Своих Анге­лов, и зани­мая место между бла­жен­ными оби­та­те­лями Неба. Не есть ли это уже залог и начало веч­ного твоего бла­жен­ства? Пусть рас­тор­га­ется и падет завеса зем­ного твоего суще­ства и перед тобою откро­ется рай небес­ный, во всей его славе и со всем его бла­жен­ством. Но сей све­то­зар­ный вид закры­ва­ется от тебя темным покро­вом плоти, и только очами веры созер­цает его бла­го­че­сти­вая душа, углу­бив­ша­яся в бла­го­го­вей­ное раз­мыш­ле­ние, свой­ствен­ное Анге­лам. Но что я говорю? И бла­го­го­вей­ного раз­мыш­ле­ния недо­ста­точно; душа наша должна быть про­ник­нута бла­го­го­вей­ным тре­пе­том. Как! Ангелы тре­пе­щут и закры­вают лица свои перед Царем славы, а чело­век, греш­ник, прах и пепел, ужели дерз­нет гордо поды­мать главу и в над­мен­ной гор­до­сти без­молв­ство­вать на молитве? Ужели в груди сынов Адама камен­ное сердце? Хри­сти­а­нин! Внимай с покор­но­стью гласу твоего Ангела. Он зовет тебя на Боже­ствен­ную тра­пезу пред жерт­вен­ник Гос­по­день. Поспеши с ним в дом Божий и, сопро­вож­дая свое шествие теплою к нему молит­вою, говори на небо:

Для чего я не могу видеть Иисуса Христа, как ты видишь Его, Ангел бла­жен­ный? Для чего сердце мое не горит такою любо­вию к Нему, как твое сердце? Тогда свя­щен­ный жерт­вен­ник был бы для меня высо­ким пред­ме­том душев­ных насла­жде­ний; там я нашел бы себе покой и бла­жен­ство, какое только можно вку­шать на земле; там я забыл бы скорби зем­ного стран­ство­ва­ния, пред­вку­шая радо­сти небес­ные. Неот­ступно умоляю тебя, испроси мне бла­го­дать живой веры, дабы я мог постичь Иисуса, сколько сие воз­можно мне в сей земной жизни, чтобы понять мне всю Его любовь и Его бла­го­де­я­ния ко мне. Сколь нужна мне сия вера! Сколь она жела­тельна моему сердцу! Испроси мне мило­сер­дие Божие; молись со мною, когда я буду молиться Иисусу перед святым Его жерт­вен­ни­ком.

21‑й день месяца

Твой Ангел Хра­ни­тель сопро­вож­дает тебя; когда ты при­бли­жа­ешься к тра­пезе Тайной Вечери Гос­под­ней, он смот­рит на тебя с любо­вью, ибо видит, что Гос­подь и тебя при­ем­лет при­част­ни­ком в числе избран­ных. Ты дела­ешься храмом Бога; Гос­подь оби­тает в тебе, и ты в Нем оби­та­ешь. Святой Иоанн Зла­то­уст гово­рит: «Мы едино тело со Хри­стом; ибо апо­стол Павел гово­рит: мы члены тела Его от плоти Его и от костей Его. Из сего мы, посвя­щен­ные в таин­ство, должны убе­диться, что не только дела­емся едино тело со Хри­стом по Его любви к нам, но что дей­стви­тельно вчи­ня­емся и вопло­ща­емся в Его плоть. Сие чудо совер­ша­ется вку­ше­нием той тра­пезы, кото­рую Он нам пред­ло­жил по Своей без­мер­ной любви к нам. Таким обра­зом, Он про­ни­кает весь состав наш, внед­ря­ется в нас, дабы мы были единое суще­ство с Ним, подобно тому, как глава соеди­ня­ется с телом: до такой сте­пени про­сти­ра­ется Его любовь чрез­мер­ная! «Мы не должны забы­вать, что пита­емся Кровию Иисуса Христа, вос­се­да­ю­щего на пре­столе пре­выше небес и окру­жен­ного ликами Анге­лов, покло­ня­ю­щихся Ему.» О таин­ство непо­сти­жи­мой любви! – вос­кли­цает святой Авгу­стин; – о зна­ме­ние соеди­не­ния со Хри­стом! о свя­щен­ный союз любви Божией! Вот источ­ник жизни тому, кто жить хочет! Пусть он придет, пусть верит, пусть соеди­нится со Хри­стом!» Меня не удив­ляет то пла­мен­ное жела­ние бла­го­че­сти­вых хри­стиан, с кото­рым они стре­мятся при­бли­зиться и вку­сить Тела и Крови Хри­сто­вой, но я удив­ля­юсь тем людям сего века, кото­рые нимало не хотят отвра­тить взоров своих от сует мира, чтобы обра­тить их на тра­пезу Хри­стову. Вотще глас Гос­пода и глас Церкви при­зы­вает их. Архан­гел Гав­риил нисшел с неба, дабы воз­ве­стить Деве Марии, что Слово бла­го­во­лило избрать пре­чи­стое тело Ее жили­щем. Твой Ангел воз­ве­щает и тебе о при­ше­ствии Гос­пода в твое сердце. И тебе нужна свя­тость Девы Марии, чтобы достойно при­нять вели­кого Царя Небес­ного. Твой Ангел знает твои нужды; он знает, какие бла­го­дат­ные дей­ствия нужны тебе, чтобы соде­латься при­ят­ным Богу. Моли его, чтобы он при­го­то­вил тебя к при­ня­тию даров мило­сер­дия Божия. Руко­во­ди­мый его вну­ше­ни­ями, ты рас­смот­ришь совесть свою и почув­ству­ешь живое рас­ка­я­ние в грехах своих. Когда ты пой­дешь при­не­сти свое пока­я­ние слу­жи­телю Церкви, твой Ангел будет с тобой; он обра­ду­ется, увидев, что чисто­сер­деч­ная испо­ведь очи­стила душу твою от грехов. Молитва свя­щен­ника низ­ве­дет на тебя бла­го­дат­ное дей­ствие живо­тво­ря­щей Крови Иисуса Христа; ты воз­вра­тишься из суди­лища мило­сер­дия обнов­лен­ным, сияя свя­то­стию, подобно твоему Ангелу Хра­ни­телю. Твой Ангел сам пред­ста­вит тебя Христу и будет покло­няться Ему в тебе. Бла­го­уха­ние его молитвы и песнь сла­во­сло­вия его непре­станно будут воз­но­ситься пред Иису­сом, оби­та­ю­щим на высо­ком Своем пре­столе. Божия Матерь не забы­вает и земно­род­ных чад Своих; Она любит и бла­го­слов­ляет их. Нежный взор Ее сле­дует за ними на всех путях их. Кто может изме­рить глу­бину любви Ее? Когда ты молишься Ей, Ангел воз­но­сит к Ее пре­столу твои жела­ния и про­ше­ния; и не чув­ству­ешь ли ты, как роса бла­го­дати тотчас окроп­ляет и ожив­ляет твою душу? Одно вос­по­ми­на­ние о Пре­свя­той Деве Марии изго­няет из сердца всякое уныние, всякую скорбь. Она нис­по­сы­лает Свое бла­го­сло­ве­ние всем, при­те­ка­ю­щим под покров Ее. Бла­го­дат­ные дары бла­го­сло­ве­ний Ее суть чистые помыслы, святые жела­ния, небес­ные надежды, радость сердца, про­све­ще­ние ума, свя­тость воли. Когда Она стояла при Кресте Сына Своего, тогда бла­го­дат­ная сила искуп­ле­ния из сердца Иисуса уми­ра­ю­щего изли­ва­лась в сердце Боже­ствен­ной Его Матери. Оно рас­ши­ри­лось, это сердце непо­роч­ное, чтобы обнять всех веру­ю­щих своею любо­вью. Итак, оно, это святое сердце, есть источ­ник жизни бла­жен­ной.

Молитва к Бого­ма­тери столько необ­хо­дима для души твоей, сколько необ­хо­димо дыха­ние для твоего тела. Бла­го­дать есть жизнь твоей души; но бла­го­дать нис­по­сы­ла­ется тебе по хода­тай­ству Пре­свя­той Бого­ро­дицы. Она твой покров; Она гото­вит тебя к жизни небес­ной; Она питает тебя бла­го­сло­ве­ни­ями Сына Своего, как неко­гда питала Иисуса Христа млеком Своим. С самого утра, по своем про­буж­де­нии, вос­сы­лай молитвы к Пре­свя­той Бого­ма­тери; не забы­вай, что Она, по про­буж­де­нии твоем, желает услы­шать голос твой, голос горя­чей любви твоего сердца. Во всех своих молит­вах при­бе­гай к заступ­ле­нию Божией Матери. В тече­ние дня, время от вре­мени, воз­носи очи твои к небу и взывай к Божией Матери. Если враг хочет вовлечь тебя в нече­стие, при­бегни к защите Божией Матери. Бод­рость часто сла­беет в душе твоей; смер­тель­ная немощь объ­ем­лет твое сердце – при­бегни, при­бегни с верою к Божией Матери, и Она исце­лит все твои болезни. Ее могу­ще­ство рав­ня­ется с Ее любо­вью, а любовь Ее пре­вы­шает все, что может пред­ста­вить ум чело­ве­че­ский. Во славу Ей какие похвалы, какие бла­го­да­ре­ния при­но­сятся Ангель­скими ликами, окру­жа­ю­щими пре­стол Ее! С соглас­ными пес­нями сих ликов соеди­ня­ются молитвы земных стран­ство­ва­те­лей, кото­рых гласу всегда вни­ма­ешь в хра­мине души твоей. Какая сла­дост­ная минута! С какой готов­но­стью ты при­со­еди­нишься к своему другу, чтобы вместе с ним, в молитве, бла­го­слов­лять Пре­ми­ло­сер­дого Бога! Сколь сильно ты почув­ству­ешь жела­ние всегда уго­ждать Ему, всегда свято хра­нить Его в своем сердце! Тебе нужно еще при­бе­гать к своему Ангелу и по той при­чине, что у тебя самое дра­го­цен­ней­шее сокро­вище хра­нится в самом ску­дель­ном сосуде. Ты должен вве­рить себя неусып­ной страже своего Ангела и вместе с ним молиться. А когда молитва с твоей сто­роны ока­жется невоз­можна, как, напри­мер, во время сна, тогда будет воз­но­сить ее за тебя твой Ангел. Как зажжен­ный во храме све­тиль­ник непре­станно горит пред жерт­вен­ни­ком, так при­но­си­мая с Анге­лом молитва не пере­ста­нет гореть в хра­мине твоего сердца. Иисус утвер­дил в ней Свою оби­тель; Его бла­го­дать более и более умно­жится в тебе и, дей­ствием бла­го­дати воз­вы­ша­ясь посте­пенно, ты взой­дешь на небо, где спо­до­бишься быть участ­ни­ком вечной Вечери. Но этого бла­жен­ства я могу достиг­нуть только при твоем води­тель­стве, Ангел Хра­ни­тель. Яви мне свое мило­сер­дие, укрепи слабые силы души моей, жаж­ду­щей при­бег­нуть к Источ­нику бла­го­дати. Если я не при­бли­жусь к Иисусу Христу, то уда­люсь от жизни, а когда при­бли­жусь к Нему недо­стойно, навлеку на себя гнев Его. Что же мне делать? Я хочу пре­дать себя в руки твои со всеми моими недо­стат­ками и нуж­дами; ты испро­сишь мне бла­го­дать, и она очи­стит душу от грехов ее; ты вдох­нешь в меня любовь к доб­ро­де­тели, и она соде­лает меня бла­го­при­ят­ным Богу. О, как желал бы я про­ли­вать в твоем при­сут­ствии слезы любви пред Гос­по­дом, оро­шать сле­зами Его ноги, подобно Маг­да­лине! Как сладко было бы мне всегда быть в соеди­не­нии с Ним и непо­сред­ственно воз­но­сить к Нему мои молитвы! Веди меня к сему вели­кому бла­жен­ству и даруй мне вместе с тобою воз­да­вать славу, честь, покло­не­ние и бла­го­да­ре­ние Гос­поду Иисусу ныне и присно и во веки веков.

22‑й день месяца

Пре­выше всех чинов Архан­гель­ских цар­ствует Пре­свя­тая Дева Мария. Весь сонм небес­ных Духов, оза­рен­ный луче­зар­ным сия­нием славы Ее, вос­хва­ляет и пре­воз­но­сит Ее. Но вни­мает с мило­сер­дием Царица Небес­ная. Знаешь ли ты, какое пла­мен­ное жела­ние Ее? Это жела­ние видеть тебя на небе вместе с Собою. Но и на земле, за свое сер­деч­ное бла­го­че­стие, за свои горя­чие молитвы, ты можешь согре­ваться лучами Ее света, услаж­даться Ее любо­вию и вели­чаться кра­со­тою совер­шенств Ее. При­со­еди­нись к небо­жи­те­лям и бла­го­слов­ляй с ними Божию Матерь. Все побуж­дает тебя покло­няться Ей. Небо и земля воз­ве­щают славу Ее. Отец, Сын и Дух Святой сви­де­тель­ствуют о Ней. Прис­но­деве, Матери Иисуса, Вла­ды­чице нашей, да будет слава, покло­не­ние и бла­го­да­ре­ние во вся веки.

Внемли сла­во­сло­вию нашему, Пре­свя­тая Мати Божия. Царица неба и земли, внемли нашему сла­во­сло­вию: мы бла­го­слов­ляем и про­слав­ляем Тебя, мы вос­сы­лаем Тебе сер­деч­ные хвалы наши. Ты – спа­се­ние при­зы­ва­ю­щим Тебя, при­бе­жище греш­ных, заступ­ле­ние хри­стиан, уте­ше­ние скорб­ных, бла­жен­ство избран­ных, упо­ва­ние людей, – внемли нам и яви мило­сер­дие; спаси греш­ника, при­па­да­ю­щего к стопам Твоим; пусть Кровь, про­ли­тая на Кресте Боже­ствен­ным Сыном Твоим, очи­стит грехи его. Ты Матерь сирых и убогих; он убог и сир. Он постав­ляет все свое бла­жен­ство в том, чтобы пере­но­ситься мыс­лями к под­но­жию Твоего пре­стола и назы­вать Тебя своею Мате­рью. Сколь сла­достно, сколь уте­ши­тельно сие имя, пода­ю­щее ему отрад­ные надежды! Мы не пере­ста­нем бла­го­слов­лять Тебя, при­бе­гать к Тебе с тою же любо­вию и надеж­дою. Ты услы­шишь нас, ибо любишь испо­вед­ни­ков Сына Твоего и откры­ва­ешь им Свое сердце, дабы они нахо­дили в нем себе при­бе­жище и уте­ше­ние. Да будет бла­го­сло­вено вовеки сердце Пре­чи­стой Девы Марии, сокро­вище всякия бла­го­дати и всех совер­шенств бла­жен­ных.

23‑й день месяца

Пра­вед­ник подо­бен вино­граду, поса­жен­ному отцом семей­ства, кото­рый тща­тельно воз­де­лы­вает его. Иисус Хри­стос бла­го­во­лит при­нять тебя в Свою Цер­ковь, в число избран­ных Своих; Он окроп­ляет тебя бла­го­твор­ною росою Своей бла­го­дати, дабы ты принес плоды. Он пове­лел одному из Своих верных слу­жи­те­лей охра­нять сей вино­град, дабы лесной дикий вепрь не пришел и не опу­сто­шил его. Постав­лен­ный на страже слу­жи­тель почи­тает для себя вели­чай­шим удо­воль­ствием воз­но­сить на небо плоды люби­мого вино­града. Что такое озна­чают сии плоды? Это пла­мен­ные молитвы, это дей­ствия любви, тер­пе­ния, сми­ре­ния; это суть те дни, кото­рые были посвя­щены добрым делам, сооб­раз­ным с волею Боже­ствен­ною. Эти дела не поги­бают; они бес­смертны. Твой Ангел пере­но­сит их на небо, пред­став­ляет их Гос­поду; вла­гает их вместе с молит­вами святых в златую кадиль­ницу, бла­го­уха­ю­щую перед пре­сто­лом Все­выш­него, и впи­сы­вает их в книгу жизни. Многие бла­го­че­сти­вые хри­сти­ане имеют обык­но­ве­ние при­но­сить свое золото и серебро какому-нибудь свя­тому мужу с тем, чтобы он раз­да­вал их бедным; они думают, что мило­стыня их, пере­дан­ная рукою свя­того мужа, будет более бла­го­угодна Богу. Я еще должен повто­рить, что Ангела твоего наи­бо­лее радуют добрые дела, кото­рые ты про­сишь его пред­ста­вить Гос­поду, и эти дела полу­чают новую цену, имея такого свя­того хода­тая. Ты полу­чишь за них двой­ную награду: одну полу­чишь в нынеш­ней жизни – дар бла­го­дати, кото­рая живо­тво­рит душу и обо­га­щает ее новыми пло­дами; другую – на небе, удо­сто­ив­шись славы и веч­ного бла­жен­ства. Если бы ты узнал цену даров Божиих, каким чув­ством вос­пла­ме­ни­лось бы сердце твое, желая заслу­жить их! Важ­ность бла­го­дати пре­выше всех поня­тий чело­ве­че­ских: она, – как гово­рит один святой муж, – есть неко­то­рое уча­стие в есте­стве Божием. Иисус Хри­стос дарует ее нам, как источ­ник воды живой, кото­рая, напол­няя душу, живо­тво­рит ее и питает до самой вечной жизни. По сей-то при­чине Апо­стол гово­рит нам, что она есть живот вечный во Иисусе Христе. Небес­ная слава есть соеди­не­ние с Богом, кото­рое избран­ным Его достав­ляет бла­жен­ство; а бла­го­дать есть также соеди­не­ние с Богом, пости­га­е­мое един­ственно верою, соеди­не­ние дей­стви­тель­ное, истин­ное, достав­ля­ю­щее делам нашим сверхъ­есте­ствен­ную заслугу. Это бла­жен­ное и досто­слав­ное соеди­не­ние укреп­ля­ется непре­стан­ным содей­ствием новой бла­го­дати, когда душа дела­ется достой­ной того, про­дол­жая непре­станно тво­рить дела добрые. Блажен, сто­кратно блажен пра­вед­ник! Его осе­няет бла­го­дать, живо­тво­ря­щая его душу и освя­ща­ю­щая его дела. Тот, кото­рого сердце отя­го­щено гре­хами, есть чело­век умер­ший, и дела его, самые бли­ста­тель­ные в глазах света, мертвы. Многие из хри­стиан упо­доб­ля­ются смо­ков­нице, кото­рая покрыта листьями, а плодов не при­но­сит. Это те хри­сти­ане, наме­ре­ния кото­рых не опло­до­тво­ря­ются любо­вью. Да про­бу­дятся они от усып­ле­ния! Час Суда при­бли­жа­ется. Рас­смотри со своим Анге­лом, каковы были дела твои, каковы молитвы, каковы доб­ро­де­тели; рас­смотри, каково было твое тер­пе­ние, твоя покор­ность, твое сми­ре­ние, твоя любовь к ближ­ним, твои услуги, ока­зан­ные им; рас­смотри еще, какие побуж­де­ния застав­ляли тебя дей­ство­вать: любовь ли боже­ствен­ная была побуж­де­нием и при­чи­ной твоих дей­ствий? Очи­стил ли ты сердце от заразы само­лю­бия? Не вкра­лось ли оно в твои дей­ствия и не совра­тило ли их с прямой пред­по­ло­жен­ной тобою цели? Ты сты­дишься и крас­не­ешь; совесть сму­щает тебя! Начни же дей­ство­вать; время скоро кон­чится. И если ста­нешь дей­ство­вать с усер­дием, то к вечеру, по окон­ча­нии трудов, полу­чишь свою награду; а чтобы успех был несо­мнен­ным, молись Ангелу Хра­ни­телю:

Научи меня, святой Ангел мой, чистоте и правоте наме­ре­ний, кото­рые при­дают небес­ную кра­соту самым обык­но­вен­ным дея­ниям. Бла­го­воли, чтобы вся жизнь моя, озна­ме­но­ван­ная любо­вью, была посвя­щена Богу; я хочу испол­нить твои жела­ния, Ангел Хра­ни­тель, дабы тем бла­го­уго­дить Гос­поду.

24‑й день месяца

Ты видел стра­жей у цар­ских двор­цов, кото­рые, бодр­ствуя день и ночь, охра­няют госу­да­рей. И чело­веку также дан недрем­лю­щий страж; чело­век есть чертог Царя царей. В чистом сердце его оби­тает Гос­подь: посему-то и нужно было, чтобы один из небес­ных Духов, состав­ля­ю­щих воин­ство Все­выш­него, был постав­лен на страже у сего чер­тога. Хри­сти­а­нин, про­све­щен­ный верой, видит, сколь велик чело­век, кото­рому в Цар­ствии Небес­ном пред­на­зна­чен венец славы! Для чего забы­ва­ешь ты, что чело­веку сопут­ствует Ангел и охра­няет его своим покро­вом? Помня сие, ты почув­ство­вал бы вели­чай­шее ува­же­ние к самому малей­шему из твоих братии. Знаешь ли, что сей бедняк, кото­рого ты пре­зи­ра­ешь, что сей слуга, кото­рого твоя высо­ко­мер­ная гор­дость уни­жает, что сей чело­век, кото­рого недо­статки так несносны тебе, что все сии лица нахо­дятся под защи­той Ангела, кото­рый любит и под­дер­жи­вает их? Знаешь ли ты, про­из­но­ся­щий слова, не обду­мав их, ты, кото­рого при­меры и речи зара­зи­тельны, как смер­то­нос­ное дыха­ние, знаешь ли, что сей юноша, пре­льща­е­мый тобою и увле­ка­е­мый на путь нече­стия, нахо­дится под покро­вом Ангела, пред­сто­я­щего лицу Божию на небе? От тебя потре­буют ответа в этом: ибо ты, уго­ждая сатане, отни­ма­ешь у Ангела Божи­его душу, кото­рую он хранил в невин­но­сти и руко­во­дил к святой жизни; а чрез тебя сия душа теряет сокро­вище бла­го­дати и под­вер­га­ется смерти. Кто соблаз­няет своего брата, тот тать и раз­бой­ник. Его обви­ни­те­лем будет Ангел Божий.

Люби своих ближ­них и, совер­шая путь жизни с посто­ян­ством и бод­ро­стью, помо­гай им на сем пути. Для чего дети Отца Небес­ного пре­да­ются вражде и раз­до­рам? По при­меру своих Анге­лов, соеди­нив­шись между собою союзом любви, они должны бы состав­лять единое семей­ство в доме Божием. Ужели сердца их не чув­ствуют потреб­но­сти любить друг друга? Может ли быть какое-нибудь насла­жде­ние при­ят­нее того, какое достав­ляет нам любовь к ближ­нему? Когда ты вели­ко­душно пере­но­сишь обиды других, не награж­дает ли тебя совесть внут­рен­ним удо­воль­ствием спо­кой­ного сердца? Когда ты посе­ща­ешь бед­ного, лежа­щего на одре болезни, не чув­ству­ешь ли ты на себе руки Ангела Хра­ни­теля, бла­го­слов­ля­ю­щей тебя? Когда ты уте­ша­ешь неиму­щего, раз­де­ляя с ним хлеб свой, его Ангел Хра­ни­тель пере­дает душе твоей бла­го­дать Гос­пода и услаж­дает твое сердце боже­ствен­ною радо­стию. Когда ты настав­ля­ешь юношу, научая его душе­спа­си­тель­ным исти­нам, его Ангел впи­сы­вает все твои слова в книгу жизни. Если твои дру­же­ские советы воз­вра­тили кого-нибудь из братии твоих с пути нече­стия на путь спа­се­ния, то его Ангел раду­ется обра­ще­нию сего греш­ника, вос­хо­дит на Небо и воз­ве­щает сие радост­ное собы­тие всем избран­ным и при­но­сит тебе бла­го­сло­ве­ния их. Если ты, в при­ят­ной беседе с бла­го­че­сти­вым другом, рас­суж­да­ешь о Боге, о Иисусе Христе, о Божией Матери, и если вы побуж­да­ете друг друга к добру, вос­пла­ме­ня­е­тесь в серд­цах ваших боже­ствен­ною любо­вию, то Ангелы ваши вни­мают вашей беседе, вну­шают вам святые мысли, сооб­ща­е­мые вами друг другу, и умо­ляют небес­ную Бла­гость о нис­по­сла­нии на вас бла­го­дати. Счаст­лив тот чело­век, кото­рый вос­пи­ты­вает юношей в бла­го­че­стии! Счаст­лив тот слу­жи­тель Боже­ствен­ного Слова, кото­рый поуче­ни­ями своими нази­дает своих собра­тий! Пра­вед­ники! Соеди­ни­тесь в один лик с вашими Анге­лами; не отде­ляй­тесь от них в вашем путе­ше­ствии к веч­но­сти. Вас можно упо­до­бить птицам пере­лет­ным; вы летите к бере­гам без­вест­ным, под­ра­жа­ете робким ласточ­кам. Когда насту­пают дни, в кото­рые они должны лететь в страну более теплую, они соби­ра­ются вместе и вместе пус­ка­ются в путь. Раз­де­лив­шись пооди­ночке, они заблу­ди­лись бы и поте­ряли бы силы, а все в сово­куп­но­сти, пока­зы­вая одна другой путь и одна другую обод­ряя, они бла­го­по­лучно дости­гают того места, где Гос­подь уго­то­вал им пищу. Чело­век, соеди­ня­ю­щийся истин­ною любо­вью со своими ближ­ними, дела­ется непо­бе­ди­мым. Ангелы Хра­ни­тели друзей его ста­но­вятся его покро­ви­те­лями. Любить ближ­них, при­ни­мать уча­стие в тех чело­ве­ко­лю­би­вых дей­ствиях, кото­рых осно­ва­нием служит хри­сти­ан­ская любовь, – значит при­об­ре­тать себе более и более друзей, здесь, на земле, между людьми, там, на Небе, между Анге­лами. Воз­носи же непре­станно молитву бла­го­де­ю­щему тебе Гос­поду и взывай:

Будь бла­го­сло­вен, вер­хов­ный Царь Анге­лов и чело­ве­ков, будь про­слав­лен и пре­воз­не­сен во веки веков! Тебе бла­го­угодно оби­тать в серд­цах наших; Ты по неиз­ре­чен­ной любви Своей соеди­ня­ешь нас с ликами Анге­лов; мы живем пред Твоими очами и в Тебе среди Духов небес­ных. Какое ува­же­ние Ты вну­ша­ешь мне к самому себе и ко всем моим бра­тьям! Вложи в мои уста святые слова, дабы я мог вос­сы­лать их к Тебе и весе­лить Анге­лов. Пошли мне пре­муд­рость, да освя­тит она жизнь мою и соде­лает ее достой­ною союза с Анге­лами; вдохни в сердце мое пла­мен­ную любовь, кото­рая побуж­дала бы меня делать добро моим ближ­ним. Жела­ние души моей: бла­го­слов­лять Тебя, Отец Небес­ный, и покло­няться Тебе со Иису­сом Хри­стом и со Святым Духом перед ликом Анге­лов ныне и присно и во веки веков.

25‑й день месяца

Каким бла­жен­ством насла­жда­ются хри­сти­ане, веру­ю­щие в покро­ви­тель­ство Анге­лов Хра­ни­те­лей! Отец и мать раду­ются, помыш­ляя что Ангелы охра­няют детей их. Они в своих молит­вах при­зы­вают их и просят помочь им в важном и труд­ном деле вос­пи­та­ния своего юного семей­ства. Бла­го­че­сти­вая мать при­бе­гает с молит­вой к Ангелу Хра­ни­телю ее мла­денца, чтобы он вра­зу­мил ее своим сове­том и вдох­но­ве­нием: тогда ничто не тяго­тит ее: ни ночные бес­по­кой­ства, ни стра­да­ния, ни бес­пре­стан­ные заботы. Ангел под­креп­ляет силы мате­рин­ской любви. Мать уве­рена, что небес­ный Дух охра­няет колы­бель ее дитяти. Когда сын ее уда­ля­ется из дома роди­тель­ского, она, при­нося всякий день молитвы его Ангелу Хра­ни­телю, уте­ша­ется той мыслью, что Ангел сопро­вож­дает его в пути и обе­ре­гает от всех опас­но­стей. Ни один чело­век, име­ю­щий сердце, не может отка­зать просьбе нежной матери; тем более должна быть уве­рена ты, бла­го­че­сти­вая мать, что твои молитвы всегда будут услы­шаны Анге­лами Хра­ни­те­лями детей твоих. Моли Ангела твоего сына, чтобы он удалил от его слуха речи нече­сти­вых и сохра­нил в сердце его чистоту помыш­ле­ния; моли Ангела твоей дочери, чтобы он укрыл ее под покро­вом своим от стрел демона, от глаз обо­льсти­теля, и чтобы сердце ее сохра­нило ангель­скую невин­ность. Моли­тесь, несчаст­ные матери, моли­тесь за своих детей, впав­ших в нече­стие, и Ангел Гос­по­день исторг­нет их из когтей врага и воз­вра­тит их в стадо Хри­стово. Моли­тесь, когда вы соби­ра­е­тесь вместе вече­ром или утром, моли­тесь Анге­лам вашим, они пере­да­дут ваши молитвы Мило­сер­дому Богу.

И вы, братья и сестры, вы, полу­чив­шие жизнь в недре одной матери, вы жела­ете также вместе оби­тать в недре Бога; моли­тесь вашим Анге­лам Хра­ни­те­лям и будьте все согласны и еди­но­душны. Вы, дети, вы, кото­рые любите так нежно вашего отца и вашу бла­го­че­сти­вую мать, моли­тесь их Анге­лам Хра­ни­те­лям: таким обра­зом вы запла­тите им за все добро, кото­рое они сде­лали вам, и чрез хода­тай­ство их Анге­лов насы­тите душу их дарами Боже­ствен­ной бла­го­дати. Когда смерть пре­се­чет нить жизни винов­ни­ков ваших дней, не пере­ста­вайте и тогда молиться их Анге­лам. По вашей молитве Ангелы защи­тят их от адских сил, утешат их слад­кой надеж­дой бла­жен­ной жизни, пове­дут их на небо. Сия мысль доста­вит вашему сердцу вели­кое уте­ше­ние в скорби. Вы, соеди­нен­ные узами дружбы, моли­тесь Анге­лам, охра­ня­ю­щим тех, кото­рых вы любите: они соеди­нят сердца ваши еди­но­мыс­лием. Когда вы при­дете к кому-либо в дом, покло­ни­тесь его Ангелу Хра­ни­телю, и он в ответ даст вам свое бла­го­сло­ве­ние. Имеете ли вы дело с каким-нибудь чело­ве­ком, обра­ти­тесь к его Ангелу, кото­рый рас­по­ло­жит его сердце, чтобы послу­шать вас. Имеете ли вы дело со врагом вашим – помо­ли­тесь его Ангелу, чтобы он укро­тил гнев, вол­ну­ю­щий сердце врага вашего.

О послан­ники Небес­ного Мило­сер­дия, Ангелы Хра­ни­тели! Бла­го­во­лите ввести всех нас во славу Божию.

Ангелы пас­ты­рей стада Хри­стова! Вооду­ше­вите их бла­го­че­сти­вою рев­но­стью; да будет путь их свят и да после­дуют за ними народы хри­сти­ан­ские!

Ангелы душ бла­го­че­сти­вых, Ангелы святых оби­те­лей! При­мите мое сла­во­сло­вие, бла­го­да­ре­ние и молитву.

Ангелы несчаст­ных греш­ни­ков! Удер­жите их на краю про­па­сти, избавьте их от рук адского мучи­теля; явите мило­сер­дие к сим заблуд­шим бра­тьям. Ангелы немощ­ных и скорб­ных! Утешьте моих братии; уто­лите голод их хлебом Боже­ствен­ной бла­го­дати.

Ангелы уми­ра­ю­щих! Спа­сите души веру­ю­щие во Иисуса Христа; защи­тите их в послед­ней борьбе со врагом и вве­дите их с тор­же­ством на небо.

Ангелы отцов и мате­рей наших! Влейте в сердца их обиль­ные струи бла­го­сло­ве­ний Божиих, дабы они, вместе с детьми своими, спо­до­би­лись Цар­ствия Небес­ного.

Ангелы Хра­ни­тели наших бра­тьев и сестер! Бла­го­сло­вите их, пошлите им все блага, наставьте их на путь истин­ный.

Ангелы Хра­ни­тели друзей наших! Сохра­ните в серд­цах наших нежные чув­ства любви; подайте нам силу помо­гать друг другу для дости­же­ния святой жизни, дабы мы могли вечно любить друг друга.

26‑й день месяца

Все Ангелы суть наши бла­го­тво­ри­тели. Они непре­станно молятся Все­выш­нему о нашем спа­се­нии. Они почи­тают себя нашими бра­тьями, видя бес­пре­дель­ную любовь к нам Небес­ного Отца нашего и убеж­да­ясь, что вместе с ними Гос­подь и нам уго­то­вал место во Цар­ствии Своем. Хотя и не все они посы­ла­ются для охра­не­ния нас, однако, мы можем молить всех их о нис­по­сла­нии нам бла­го­сло­ве­ний Божиих. И сам Сера­фим будет вни­ма­те­лен к сми­рен­ной молитве твоей, и сам Херу­вим готов хода­тай­ство­вать за тебя пред Гос­по­дом. Посему ты можешь наде­яться на заступ­ле­ние всех их. Зная, что ты должен жить целую веч­ность в сем обще­стве, поспеши начать беседу с ними. Для сего пере­не­сись мыс­лями в Небес­ную оби­тель; познай вели­чие твоего бла­жен­ства; вслу­ши­вайся в вос­хи­ти­тель­ные песни Ангель­ские! Тогда сердце твое вос­пла­ме­нится жела­нием Небес­ного бла­жен­ства и ты будешь неот­ступно про­сить Анге­лов выве­сти тебя из земной тем­ницы. Не без при­чины Гос­подь дал тебе знать имена трех вер­хов­ных Своих Анге­лов: Гав­ри­ила, Рафа­ила и Миха­ила. Он хотел пока­зать тебе, как молиться им, испра­ши­вая себе помощь. Гав­риил значит: сила Божия. Прося его, мы упо­доб­ля­емся дитяти, кото­рое пря­чется за щитом могу­чего витязя. Притом сколь мно­го­чис­ленны стра­да­ния твои! Телес­ным и душев­ным немо­щам твоим нет числа. Обра­тись же с молит­вою к Рафа­илу: он вра­чев­ство Божие против всех зол и уте­ше­ние против всех скор­бей души твоей. А Михаил есть вождь Небес­ного воин­ства. Как мно­го­зна­чи­тельно имя его! Оно значит: кто яко Бог? Зна­ме­нием и силою этих слов он пора­зил Ден­ницу. Напиши их на своем зна­ме­нии – и ты побе­дишь им своих врагов. Когда стра­сти увле­кут тебя на зло, когда обо­льстят тебя пороч­ные удо­воль­ствия, когда станет соблаз­нять тебя мир, скажи с Архан­ге­лом: кто яко Бог? И воз­носи к Гос­поду молит­вен­ные чув­ство­ва­ния твоего сердца:

Гос­поди Боже наш, устро­ив­ший дивный чин слу­же­ния Анге­лов, бла­го­воли, по Твоей без­мер­ной бла­го­сти, нис­по­слать нам Анге­лов Хра­ни­те­лей в сей юдоли стра­да­ний и бед­ствий, да под покро­вом их не кос­нется нас враг, ищущий погу­бить душу нашу.

27‑й день месяца

Если бла­го­тво­ре­ния твоего Ангела не тро­гают тебя, если ты нечув­стви­те­лен к его готов­но­сти слу­жить тебе, то, по край­ней мере, ты должен стра­шиться его него­до­ва­ния и спра­вед­ли­вого гнева, кото­рым он может нака­зать тебя за небла­го­дар­ность. Горе чело­веку, кото­рый пре­не­бре­гает Анге­лом Божиим! Если он сви­де­тель­ствует на небе о добрых делах пра­вед­ника, то сви­де­тель­ствует также и о без­за­ко­ниях греш­ника: так гово­рит Свя­щен­ное Писа­ние и учение Святых Отцов. Ангел явится неко­гда на Суде, как сви­де­тель досто­вер­ный, и пред­ста­вит нас для нака­за­ния за наши пре­ступ­ле­ния. Тогда рас­кро­ется книга жизни, и в ней, как в живом зер­цале, явятся наши добрые дела и наши пороки. Наши пре­ступ­ле­ния, – гово­рит святой Авгу­стин, – впи­саны, как бы в некоей книге, в веде­нии небес­ных Духов, кото­рым назна­чено будет нака­зы­вать за них греш­ни­ков. Тер­тул­лиан, рас­суж­дая о сочи­ни­те­лях, пишет: «Бере­гись, чтобы те строки, кото­рые ты напи­сал, не были предъ­яв­лены на Суде к обви­не­нию твоему, под­пи­сан­ные рукою Анге­лов». Бере­гись, иначе Спа­си­тель твой станет неумо­ли­мым твоим Судиею; боже­ствен­ная Кровь Иисуса, про­ли­тая для спа­се­ния тебя, возо­пиет о мщении за пре­ступ­ле­ния. Святые Таин­ства, сии источ­ники бла­го­дати, пре­вра­тятся в источ­ники осуж­де­ний. Ангел твой, верный твой хра­ни­тель, явится стро­гим твоим обви­ни­те­лем. Мы ска­зали, и это неоспо­ри­мая истина, что бла­жен­ные Ангелы имеют состра­да­ние к греш­нику; но состра­да­ние их огра­ни­чено пре­де­лами, за кото­рыми мило­сер­дие их пре­вра­ща­ется в него­до­ва­ние. Как пчел отго­няет дым, а голу­бей – смрад, – гово­рит Васи­лий Вели­кий, – так и Ангела Хра­ни­теля нашей жизни отде­ляет мно­го­пла­чев­ный и смер­дя­щий грех. Когда храм Иеру­са­лим­ский был осквер­нен, тогда слышен был голос Анге­лов, остав­ляв­ших его с сим воплем: прейдем отсюда. Подобно сему, когда испол­нится душа нече­стием, дол­го­тер­пе­ние Ангела Хра­ни­теля исто­ща­ется, и он остав­ляет ее в добычу врагам. Он не только остав­ляет ее, но еще тре­бует мщения за ее без­за­ко­ния. Но когда окан­чи­ва­ется мило­сер­дие и назна­ча­ется мщение? Это тайна Про­ви­де­ния. Дай Бог, чтобы это время нико­гда не настало для нас. Поста­ра­емся нико­гда не оскорб­лять неж­ного сердца наших Анге­лов и не делать их вместо покро­ви­те­лей и охра­ни­те­лей своими обви­ни­те­лями. Не пога­сим в сердце их нежной любви к нам; и если мы оскор­били их про­дол­жи­тель­ным нашим жесто­ко­сер­дием, поста­ра­емся уми­ло­сти­вить их нашим рас­ка­я­нием. С Анге­лом Хра­ни­те­лем рас­ка­я­ние уте­ши­тельно, легко и пло­до­творно. Напро­тив, в обла­сти сатаны рас­ка­я­ние одно­зна­чи­тельно с отча­я­нием. Демон, упитав греш­ника раз­ными родами нече­стия и про­ник­нув с без­за­ко­ни­ями до костей его, начи­нает мучить свою жертву. Мно­же­ство похо­тей тре­во­жат сердце греш­ника; страш­ные вол­не­ния души и жесто­кие угры­зе­ния сове­сти не дают ему покоя. Тяже­лые вериги пороч­ных при­вы­чек и бремя грехов подав­ляют его. Нако­нец, насту­пает час смерти, настает минута, в кото­рую древо бес­плод­ное посе­ка­ется и в огонь вме­та­ется. Ангелы неба оста­вили отвер­жен­ного. Он один оста­ется с демо­нами, кото­рые гото­вятся повлечь душу его в пре­ис­под­нюю. Они верно запи­сы­вали пре­ступ­ле­ния его; и душа пре­ступ­ника, выйдя из своей тем­ницы, впа­дает в руки своих мучи­те­лей. Как печальны пути, по кото­рым идет греш­ник! Как мрачен, как стра­шен конец их! Его, как узника зако­но­пре­ступ­ного, влекут пред Суди­лище Божие; все избран­ные отвер­гают его. Ангел Хра­ни­тель, сви­де­тель о его пре­ступ­ле­ниях, обви­няет его; Суд Божий как громом пора­жает его; демоны берут его во власть свою, ввер­гают его в пла­мень огнен­ный, свя­зан­ного адскими узами; сии мучи­тели тер­зают, раз­ди­рают его, вымыш­ляя вдруг тысячи смер­тей в про­дол­же­ние всей веч­но­сти. Но если бы сей несчаст­ный послу­шал сове­тов своего Ангела, то насла­ждался бы вечным бла­жен­ством и вкушал бы небес­ные радо­сти из Источ­ника, прис­но­те­ку­щего в души избран­ных в дому Божием.

Безум­ные люди! Как мы можем забы­вать о веч­но­сти, от кото­рой отстоим только на один шаг, только на одну минуту?

Гос­поди Боже мой! Ты состав­ля­ешь все мое бла­жен­ство: говоря сие, я не могу не про­ли­вать слез радо­сти; не могу без сер­деч­ного уми­ле­ния помыс­лить, что Ты бла­го­из­во­лишь оби­тать в нас и посы­ла­ешь Анге­лов Своих пре­бы­вать с нами. Кто может помыс­лить о такой без­мер­ной любви Твоей к нам и не почув­ство­вать в сердце отрад­ного уте­ше­ния? Воз­можно ли, о Боже мой, чтобы после всех Твоих мило­стей, ока­зан­ных чело­веку, после всех явных дока­за­тельств любви Твоей к нему, он мог оскорб­лять Тебя? Дей­стви­тельно, это так бывает; это слу­ча­лось мно­го­кратно и со мною; и о если бы только я один был вино­вен в такой постыд­ной небла­го­дар­но­сти! Вину мою каждый раз я ста­рался загла­дить рас­ка­я­нием – и Ты прощал меня, Ты являл вели­кое ко мне мило­сер­дие и Свою любовь бес­пре­дель­ную. Да будет вся жизнь моя посвя­щена при­но­ше­нию бла­го­да­ре­ний за Твои неиз­ре­чен­ные мило­сти! Продли мне, Гос­поди Боже, помощь Твою. Если я буду остав­лен Тобою, то в вер­то­граде души моей насаж­ден­ные Тобою цветы доб­ро­де­те­лей увянут и в нем все­лится преж­нее запу­сте­ние.

Не попу­сти, Спа­си­тель мой, не потерпи, чтобы душа, кото­рую Ты иску­пил Своими стра­да­ни­ями, кото­рую Ты мно­го­кратно избав­лял из челю­стей змея пре­ис­под­него, погибла навеки.

28‑й день месяца

Ирод велел взять апо­стола Петра и заклю­чить его в тем­ницу, под стра­жею шест­на­дцати чело­век, с тем чтобы после празд­ника Пасхи пре­дать его смерти.

В то время, как Петр был под стра­жею в тем­нице, Цер­ковь непре­станно моли­лась о нем Богу. В ту ночь, после кото­рой Ирод хотел выве­сти его перед наро­дом, Петр, ско­ван­ный двумя цепями, спал между двумя вои­нами, а стража у дверей сте­регла тем­ницу.

Но вот Ангел Гос­по­день пред­стал – и свет осиял тем­ницу. Толк­нув Петра, Небес­ный Вест­ник про­бу­дил его и сказал: встань скорее. И цепи упали с рук его.

Потом Ангел при­со­во­ку­пил: опо­яшься и обуйся, надень одежду твою и иди за мною. Петр вышел и шел за ним, думая, что видит не собы­тие дей­стви­тель­ное, а сно­ви­де­ние. Про­шедши первую и вторую стражу, они пришли к желез­ным воро­там, веду­щим в город, кото­рые сами собой отво­ри­лись. Они вошли и прошли одну улицу, и вдруг Ангела не стало с ним.

Тогда Петр, при­шедши в себя, сказал: теперь я вижу воис­тину, что Гос­подь послал Ангела Своего изба­вить меня из рук Ирода и от всего, чего ждал народ иудей­ский.

И поду­мав, пришел к дому Марии, матери Иоанна, про­зы­ва­е­мого Марком, где многие, собрав­шись, моли­лись. Они отво­рили ему двери и, увидев его, крайне уди­ви­лись. Так томишься и ты в мрач­ной твоей тем­нице; враги грозят тебе смер­тью; но не унывай – Ангел твой с тобою. Встань, гово­рит он тебе, следуй за мною на Небо; и ты, подобно птице, осво­бо­див­шейся из сетей на волю, после­ду­ешь за своим Анге­лом по таин­ствен­ным путям к Небу. Скоро мрак рас­се­ется и вос­си­яет день, день вечный, не име­ю­щий запада. Презри землю, воз­же­лай Неба. Эти пре­зре­ние и жела­ние суть два крыла, на кото­рых ты после­ду­ешь за своим Анге­лом. Врата отво­рятся, и явится тебе сонм избран­ных, кото­рые при­но­сят непре­стан­ные молитвы за тебя. Придя к ним, ты воз­бу­дишь в них вели­кую радость. Плен­ный узник на бере­гах Вави­лона! Воз­неси очи твои к Святой оби­тели, к сонму избран­ных, к дому твоего Бога, и вместе с Анге­лом твоим воспой святые песни Сиона; вещай о радо­стях Оте­че­ства. День избав­ле­ния при­бли­жа­ется; цепи плена скоро будут рас­торг­нуты рукою Ангела, и ты пой­дешь тор­же­ство­вать в Иеру­са­лиме вечные празд­ники Гос­подни.

О Все­мо­гу­щий и Пре­веч­ный Боже! Ты, Кото­рый по совету неиз­ре­чен­ной бла­го­сти Твоей даро­вал всем веру­ю­щим, с самого начала бытия их, Анге­лов Хра­ни­те­лей душ и телес, освяти мое сердце, чтобы оно питало любовь к тому бес­смерт­ному Духу, кото­рого мило­сер­дие Твое послало для охра­не­ния меня, да под сению Твоей бла­го­дати и под Его покро­вом спо­доб­люсь с ним и со всеми Свя­тыми созер­цать сияние славы в Оте­че­стве Небес­ном.

29‑й день месяца

Свя­щен­ное Писа­ние и Тво­ре­ния Святых Отцов гово­рят нам о чудес­ных явле­ниях Анге­лов людям, бла­го­уго­див­шим Богу. Духи небес­ные напол­няли свя­щен­ное жилище Девы Марии в Наза­рете; они сопро­вож­дали Ее везде, на всех путях Ее, и радо­ва­лись в святом Ее при­сут­ствии.

Духи небес­ные сопут­ство­вали апо­сто­лам в дале­ких стран­ство­ва­ниях по свету; они при­во­дили им избран­ных, избав­ляя их из рук врагов, охра­няли их от опас­но­стей. Небес­ные Духи окру­жали святых муче­ни­ков; когда мучи­тели выво­дили их на тор­жища и перед наро­дом под­вер­гали разным мукам, усе­кали главы им или бро­сали их лютым зверям на съе­де­ние, Ангелы уте­шали их среди сих ужасов, ука­зы­вая им на небо и венчая их вен­цами бес­смер­тия. Ангелы Хра­ни­тели явля­ются людям святой жизни в важных обсто­я­тель­ствах и в вели­ких опас­но­стях, угро­жа­ю­щих им. Они вну­ше­ни­ями своими отвра­щают зло, кото­рое неми­ну­емо могло бы постиг­нуть их. Гос­поди! Каким при­ят­ным союзом любви соеди­нил Ты небес­ных и земных детей Твоих! Твой Дух, Дух любви, бла­го­сти и пре­муд­ро­сти, живо­тво­рит всех избран­ных Твоих и соеди­няет их узами вза­им­ной хри­сти­ан­ской любви. Ты не забы­ва­ешь бедных и несчаст­ных; Ты не остав­ля­ешь немощ­ных. Ты посы­ла­ешь Своих Анге­лов на помощь бра­тьям их, земным стран­ни­кам. Они обра­щают наши скорби земные в пред­вку­ше­ние радо­стей Небес­ных. Твои Ангелы ведут нас свя­тыми путями к Тебе, и мы в Твоей любви обре­таем мир душам нашим. Вра­зуми нас в сих святых исти­нах. Ты винов­ник всех благ; Ты вос­пла­ме­ня­ешь Анге­лов нежною любо­вию, с кото­рой они при­ни­мают уча­стие в наших нуждах; оду­шеви сердца наши чув­ство­ва­нием живой при­зна­тель­но­сти к их бла­го­тво­ре­ниям; вдохни в нас пла­мен­ную любовь и совер­шен­ную готов­ность сле­до­вать сове­там их и святым их вдох­но­ве­ниям.

30‑й день месяца

Для хри­сти­а­нина нет при­чины бояться смерти. Он ее желает, зовет, нетер­пе­ливо ждет ее при­хода. Осо­бенно же вожде­ленна смерть для того, кто посто­янно предан был своему Ангелу Хра­ни­телю. Он уверен, что Небес­ный Хра­ни­тель не оста­вит его и в послед­ний час его жизни; он раду­ется, что увидит его, нако­нец, лицом к лицу, гото­вого вести и пред­ста­вить его Отцу Небес­ному. Помыш­ляя о про­тек­ших днях своей жизни, он при­пом­нит и те бла­го­де­я­ния, кото­рые полу­чал от Ангела, и те опас­но­сти, от кото­рых изба­вился под его покро­вом, и те молитвы, кото­рые при­но­сил ему, и в его недре почерп­нет уте­ше­ние и отраду в пред­смерт­ных муче­ниях.

Что такое смерть? Это минута, в кото­рую Ангел Хра­ни­тель раз­ре­шает узы плоти, как бы стены тем­ницы, и, осво­бо­див душу из плена, гово­рит ей: время настало, гляди на Небо! Мало-помалу тем­нота земная рас­се­и­ва­ется, свет небес­ный начи­нает сиять, завеса опа­дает – и там, на пре­де­лах сего мира и мира веч­ного, откры­ва­ются пра­вед­нику насла­жде­ния нескон­ча­е­мого бла­жен­ства. Для чего бояться смерти? Иисус Хри­стос попрал ее, сокру­шил жало ее. Хри­сти­а­нин не уми­рает: он пере­хо­дит из печаль­ной жизни, испол­нен­ной скорби, в жизнь бла­жен­ную. Чрез Таин­ство Кре­ще­ния чело­век полу­чает новую жизнь бла­го­дат­ную, а чрез смерть пере­хо­дит в жизнь бла­жен­ную, в Цар­ство славы. Здесь окан­чи­ва­ется путь зем­ного стран­ство­ва­ния чело­века с Анге­лом. Вооб­ра­же­нию моему пред­став­ля­ются два юных цар­ских сына, кото­рые в даль­них стра­нах про­сла­ви­лись побе­дами и отли­ча­лись муже­ством и неустра­ши­мо­стью в битвах. Воз­вра­ща­ясь с тор­же­ством в оте­че­ство, они раду­ются при виде оте­че­ствен­ных пре­де­лов и в неизъ­яс­ни­мом вос­торге всту­пают на родную землю; сердца их вол­ну­ются и тре­пе­щут, когда они, при­бли­зив­шись к дому роди­тель­скому, видят своего отца, сто­я­щего в дверях с вель­мо­жами и жела­ю­щего воз­дать им тор­же­ствен­ные поче­сти, при­лич­ные побе­ди­те­лям.

Итак, я еще спрошу: что такое смерть? Это минута, в кото­рую сер­до­боль­ный Ангел, скло­нив­шись на ложе уми­ра­ю­щего, златым ключом отво­ряет ему двери в Небо. Хри­сти­а­нин! Послу­шай, что гово­рит тебе Свя­щен­ное Писа­ние: вос­пе­вай во все дни живота твоего песнь новую вместе с твоим Анге­лом, и при послед­нем изды­ха­нии твоем услы­шишь соглас­ные пения Ангель­ских хоров и ска­жешь: Гос­поди! вниду в дом Твой, покло­нюся ко храму свя­тому Твоему. Счаст­лива душа, кото­рая, остав­ляя брен­ное тело, упо­доб­ля­ется по чистоте Ангелу, при­ем­лю­щему ее в свои объ­я­тия. Виде­нию ее пред­став­ля­ются: Все­выш­ний в непри­ступ­ном свя­ти­лище веч­но­сти, одес­ную Его Иисус Хри­стос, сия­ю­щий славою Боже­ства; перед ними Пре­свя­тая Дева Мария, сонмы Святых и лики Анге­лов; душа при­хо­дит в свое Оте­че­ство и упи­ва­ется бла­жен­ством!

Так юный Товия во время своего даль­него путе­ше­ствия в страну неиз­вест­ную был сопут­ствуем Анге­лом Рафа­и­лом, при­няв­шим образ Азарии. Под покро­ви­тель­ством Небес­ного своего путе­во­ди­теля он изба­вился от многих опас­но­стей, угро­жав­ших его жизни, и полу­чил от него все воз­мож­ные бла­го­де­я­ния; Ангел избрал ему супру­гою доб­ро­де­тель­ную Сарру; изба­вил их обоих из рук демона, воз­вра­тил их в свою страну здра­выми и невре­ди­мыми, и, по окон­ча­нии даль­него стран­ство­ва­ния, воз­вра­тил зрение отцу юного Товии, дабы пра­вед­ный старец мог видеть сча­стье своего сына и рож­де­ние внуков в своем доме. Тогда Ангел открылся им и на глазах их воз­несся на небо. Товия и отец его поверг­лись на землю и, припав лицом к земле, в про­дол­же­ние трех часов бла­го­слов­ляли Бога; потом, встав, воз­ве­стили о чуде­сах, кото­рые Ангел сотво­рил им.

И твой Ангел Хра­ни­тель будет сопут­ство­вать тебе в твоем земном стран­ство­ва­нии, будет охра­нять и бла­го­тво­рить тебе. Неко­гда ты уви­дишь его явственно и най­дешь себя еще счаст­ли­вее юного Товии. Ангел скажет тебе: мы были соеди­нены святой друж­бой; Все­бла­гой Отец теперь зовет нас к Себе; там мы будем любить друг друга вечно и уже нико­гда не раз­лу­чимся.

Святой Ангел Хра­ни­тель и защит­ник мой, скоро ли насту­пит тот день, в кото­рый ты ска­жешь мне, что земное стран­ство­ва­ние мое уже кон­ча­ется, что двери небес­ные уже отво­ря­ются мне? Как я желаю видеть тебя, небес­ный друг мой! Ты осы­па­ешь меня бла­го­де­я­ни­ями и дарами бла­го­дат­ными, а я все еще не вижу тебя. Да будет бла­го­сло­вена та минута, в кото­рую душа моя, оста­вив свою тем­ницу, вдруг увидит тебя лицом к лицу!

О, если бы тогда я ока­зался чистым, без пятен греха, и подо­бен тебе! Научи меня, как при­го­то­вить себя к сей тор­же­ствен­ной минуте моего пере­се­ле­ния из этой жизни в жизнь вечную. Смерть сладка и вожде­ленна для пра­вед­ника; пошли мне такую смерть, да посе­тит меня Спа­си­тель в послед­нюю минуту моей жизни и да освя­тит мое сердце изли­я­нием Своей бла­го­дати! Пусть все мои несча­стья очи­стятся Его святою Кровию. Мати Божия! Не отврати слуха Твоего от моей пред­смерт­ной молитвы, освяти ее бла­го­во­ле­нием Твоим. Ангелы Небес­ные и ты, Ангел Хра­ни­тель мой, не оставьте меня на одре смерти, соеди­ните молитвы ваши с послед­ним моим молит­вен­ным вздо­хом. При­и­мите меня и ведите меня на Небо. О, какой свет тогда озарит меня на моем одре! Я буду окру­жен роди­те­лями, дру­зьями, про­ли­ва­ю­щими обо мне слезы, но, утешая их, скажу: не плачьте, я отхожу в Цар­ство радо­стей; Ангелы Небес­ные ожи­дают меня.

31‑й день месяца

О бла­жен­ная оби­тель града Божия! О луче­зар­ный день веч­но­сти, кото­рого не помра­чает ника­кая ночь! О нескон­ча­е­мый день радо­сти и покоя, кото­рый не нару­ша­ется ника­кими пре­врат­но­стями! Для чего сей день не вос­сиял еще на раз­ва­ли­нах вре­мени и всего скоро исче­за­ю­щего со вре­ме­нем? Он оза­ряет пра­вед­ных своим вечным сия­нием, но мы, при­шельцы земные, мы видим его только издали, как бы сквозь темную завесу. Ты, святой Ангел мой, видишь его. Утешь мою душу в печаль­ном изгна­нии и про­свети ее светом твоего сияния. Здесь, на земле, встре­чают тебя болезни, иску­ше­ния, душев­ные скорби, мрач­ные сомне­ния, а редко, редко легкие при­зраки сча­стья, но там, на Небе, нет ни страха, ни болезни, ни печали, ни браней: там вечный мир и вечная радость. Там, во свете Боже­ства, ты уви­дишь свет и будешь созер­цать бес­пре­дель­ную кра­соту. Если слабый луч боже­ствен­ной истины вос­хи­щает и при­во­дит тебя в вос­торг, то что будет, когда уви­дишь ты ее в полном сиянии! Если одна искра боже­ствен­ной любви вос­пла­ме­няет твою душу и испол­няет ее бла­жен­ством, то что будет, когда уви­дишь ты из недр Божиих лью­ще­еся в твое сердце пламя вечной любви, когда будешь теряться в без­бреж­ном океане бла­го­сти Божией? Тогда сердце твое без­мерно рас­ши­рится для любви, и Бог напол­нит его Собою: ибо Он, как вер­хов­ное благо, как высо­чай­шее совер­шен­ство, сооб­щает Самого Себя Своим избран­ным. Он есть все во всех; Он есть их мысль, их жизнь, их бла­жен­ство. Избран­ные погру­жа­ются в сем океане жизни, в этой глу­бине Божиих совер­шенств. На небе нет более вре­мени; там веч­ность бес­ко­неч­ная, бес­пре­дель­ная – океан без­бреж­ный. Избран­ные будут цар­ство­вать вечно с Богом, пре­успе­вая более и более в любви и упо­доб­ля­ясь Богу.

Сын зем­ного стран­ство­ва­ния! Ты не можешь понять насла­жде­ний Небес­ной своей Отчизны; сам Ангел не в состо­я­нии пере­дать тебе поня­тия об оных. Архи­ди­а­кон Стефан, поби­ва­е­мый кам­нями, покры­тый ранами, увидев мер­ца­ю­щий луч славы Иисуса Христа, забыл жесто­кость мук своих и пре­дался вос­торгу радо­сти (Деян.6). Святой муче­ник Лав­рен­тий, поло­жен­ный на рас­ка­лен­ное железо, чув­ство­вал в душе своей про­хла­ди­тель­ную росу небес­ных насла­жде­ний и мирно поко­ился на желез­ной решетке. Пра­вед­ник забы­вает все земное, когда таин­ственно откры­ва­ются созер­ца­нию его кра­соты Небес­ных оби­те­лей и бла­жен­ство Небес­ной жизни. Небес­ная жизнь – это бес­смер­тие, это вечное насла­жде­ние любо­вью и бла­жен­ством, это бла­го­дат­ное уча­стие в боже­стве самого Бога. Созер­цать Бога и любить Его, и еще созер­цать Его и любить Его – вот Небо! Нет! Твое сердце не в состо­я­нии и пред­чув­ство­вать того, что Бог уго­то­вал тебе. Итак, воз­ра­дуйся, воз­высь свои мысли и свое сердце: ты скоро полу­чишь венец бес­смер­тия. Когда слова твои испол­нятся, о святой Ангел? Когда я упо­ко­юсь в доме Отца моего? Когда я узрю Тебя, Гос­поди? Когда явлюсь пред Тобою и увижу Тебя, слад­чай­ший Иисусе? Когда Ты, о Спа­си­тель мой, подобно тому, как неко­гда Иосиф открылся своим бра­тьям, откро­ешься мне, сла­бому и немощ­ному? Цар­ство Твое, о Боже мой, есть един­ствен­ное мое Оте­че­ство; удо­стой меня, изгнан­ника, всту­пить в него. Уте­ше­нием моим всегда будет бесе­до­вать с тобою, святой Ангел, о бла­жен­стве Небес­ном. Вместе с тобою буду я вос­пе­вать песни бла­жен­ных Небо­жи­те­лей. Мои помыш­ле­ния и чув­ство­ва­ния всегда будут с ними. Я буду жить, под­ви­заться, все делать един­ственно для Неба. Я вступлю в брань со всеми моими вра­гами; одержу победу над своими стра­стями и заблуж­де­ни­ями моего ума; я поста­ра­юсь напол­нить все дни моей жизни доб­рыми делами. На помощь твою воз­ла­гаю мою надежду; твоя беседа да будет моим уте­ше­нием.

Молит­вен­ное обра­ще­ние к Ангелу-Хра­ни­телю

Бла­го­сло­вен Ты, Гос­поди Боже наш, посы­ла­ю­щий чело­веку во время его земной жизни не только соесте­ствен­ных ему вос­пи­та­те­лей, настав­ни­ков и бла­го­де­те­лей, но и святых Анге­лов Своих для хра­не­ния его и таин­ствен­наго руко­вод­ства к его назна­че­нию! Бла­го­сло­вен Ты, Гос­поди сил, дающий людям воз­мож­ность, вза­им­ным вспо­мо­ще­ство­ва­нием друг другу, испол­нять святой закон Твой, и союзом любви со свя­тыми Анге­лами, удоб­нее, при их содей­ствии, дости­гать Цар­ствия Небес­наго! Бла­го­сло­вен Все­выш­ний, создав­ший Херу­ви­мов, Сера­фи­мов, Архан­ге­лов, Анге­лов, Пре­столы, Гос­под­ства, Началь­ства, Власти, умныя Силы, даро­вав­ший и мне Ангела Хра­ни­теля!

Неви­ди­мый друг души моей, неусып­ный сви­де­тель моих поступ­ков, Ангел Хра­ни­тель мой! Чем я воздам тебе за твое уча­стие в вечной судьбе моей, за ока­зан­ные мне тобою недо­ве­до­мыя услуги, о кото­рых узнаю разве в веч­но­сти, когда дух мой сбро­сит с себя смерт­ное рубище свое – тело сие? В мла­ден­че­стве я не имел созна­ния о самом себе; впо­след­ствии, от раз­се­ян­но­сти и само­воль­ных гре­хо­па­де­ний, до того огру­бели душев­ныя чув­ства, помра­чен взор ума моего, что я не знаю, сколько ты сделал мне добра от начала бытия моего; как ты берег меня в моем мла­ден­че­стве, под­дер­жи­вал сколь­зив­шие шаги мои, стоял возле меня на страже во время снов моих, наве­вал на душу мою небес­ныя радо­сти в дни дет­ства моего; неви­димо удер­жи­вал меня, когда в юно­ше­ском воз­расте увле­кался я в бездну гре­хов­ную; недо­ве­до­мым обра­зом спасал от опас­но­стей и бед­ствий, откло­нял от меня зло­клю­че­ния, устра­нял камни иску­ше­ния и соблаз­нов, защи­щал меня от напа­стей, в печа­лях внушал упо­ва­ние на милость Божию, побуж­дал своим вдох­но­ве­нием воз­ста­вать от гре­хо­па­де­ния, про­буж­дал от без­печ­но­сти и нера­де­ния на счет вечной моей участи, таин­ственно руко­во­дил меня на путь пока­я­ния, при­во­дил на память Суд Божий, про­ни­кал сердце мое тоскою среди гре­хов­ных уве­се­ле­ний, не допус­кал меня в иску­ше­ниях до раз­слаб­ле­ния, про­го­нял от меня уныние в испы­та­ниях, истор­гал из сетей, коими опу­ты­вали меня враги души моей, обод­рял воз­мож­но­стию победы над ними, рас­па­лял сердце мое боже­ствен­ною любо­вию, под­креп­лял в молитве дух мой, воз­буж­дал меня ко вся­кому благу, радо­вался малей­шему рас­ка­я­нию моему, как соб­ствен­ному бла­жен­ству, доселе хранил меня от вне­зап­ной нерас­ка­ян­ной смерти и спасал от челю­стей адовых.

По лег­ко­мыс­лию и делам моим достой­ный веч­наго осуж­де­ния, давно я стал бы уже пищею огня адскаго, если б любовь твоя, дра­жай­ший пестун мой, не испро­сила у Бога вре­мени для моего пока­я­ния. Ах, какой стыд объ­ем­лет меня при мысли, что ты – посто­ян­ный сви­де­тель моих поступ­ков; как горестно для меня созна­ние, что я не помыш­лял о неот­луч­ном твоем при мне при­сут­ствии, не имел ника­кой осто­рож­но­сти пред взором твоим, посто­янно смущал тебя своим обра­зом жизни! Чув­ствую, что, как скоро мысль моя увле­ка­ется иску­си­тель­ными вну­ше­ни­ями веч­наго врага моего, душа моя ста­но­вится в очах твоих отвра­ти­тель­нее тле­ю­щаго трупа, неснос­нее гноя зло­вон­наго. Как же ты сокру­шался, когда я кру­жился в вихре мир­ских уве­се­ле­ний; как ты печа­лился, когда сердце мое пре­сы­ща­лось зем­ными насла­жде­ни­ями! Но, пере­нося смрад грехов моих, ты не остав­лял меня; несмотря на то, что я про­го­нял тебя злыми своими навы­ками, ты сле­до­вал за мною; под­ра­жая Гос­поду, молив­ше­муся за Своих рас­пи­на­те­лей, ты кротко, снис­хо­ди­тельно посту­пал со мною; берег меня – гнус­наго червя зем­наго, как некую дра­го­цен­ность; долго терпел мое свое­во­лие; не пре­ста­вал любить меня, хотя я враж­до­вал против тебя! О прости мне, Ангел Божий, такую небла­го­дар­ность, забудь при­чи­нен­ные тебе мною печали, не отсту­пай еще от меня, друг души моей!

Отныне не буду огор­чать тебя моими делами, не стану сму­щать тебя без­раз­суд­ным пове­де­нием, буду вни­ма­те­лен к твоим вну­ше­ниям и под­ра­жать в слу­же­нии ближ­ним моим твоему без­ко­рыст­ному мне слу­же­нию; с кро­то­стью стану настав­лять при­бли­жен­ных ко мне на всякое благо, как ты руко­во­дишь меня к цели бытия моего; тер­пе­ливо буду пере­но­сить недо­статки окру­жа­ю­щих меня, как ты снис­хо­дишь к моим немо­щам; по мере сил моих буду содей­ство­вать воз­ста­нию во спа­се­ние бра­тиям моим, пада­ю­щим на скольз­ких путях насто­я­щей жизни, как ты неусыпно забо­тишься о моем обра­ще­нии на путь пока­я­ния! Отныне, люб­ве­обиль­ный страж мой, память о твоем содей­ствии мне в при­об­ре­те­нии веч­наго спа­се­ния будет воз­жи­гать во мне рев­ность все­усильно ста­раться испол­нять запо­веди Божии!

Но доверши, Ангел Хра­ни­тель мой, нача­тое тобою слу­же­ние мне. Откло­няй от меня истин­ныя бед­ствия, утешай меня в горе­стях и печа­лях, будь мне опорою в зло­клю­че­ниях, покры­вай неве­ще­ствен­ным щитом твоим от раз­жжен­ных стрел врага души моей, про­ти­во­бор­ствуй злоб­ным дей­ствиям лука­ваго, охла­ждай похоти сердца моего, под­креп­ляй меня в иску­ше­ниях, не допус­кай пода­вать собою соблазн ближ­ним моим, управ­ляй моими мыс­лями, наме­ре­ни­ями и поступ­ками; истреби во мне всякое при­стра­стие к земным благам; про­го­няй от меня нера­де­ние в делах веры и доб­ро­де­тели, содей­ствуй слабым моим уси­лиям в дости­же­нии веч­наго моего назна­че­ния, помо­гай мне в борьбе с моими стра­стями, под­креп­ляй мои силы в подви­гах пока­я­ния, посто­янно воз­буж­дай во мне чув­ство любви Божией, вос­тор­гай мои мысли к небес­ным кра­со­там, пре­вос­хо­дя­щим все земныя блага, усвой мне свои свой­ства и доб­ро­де­тели, научи меня про­слав­лять Бога жизнию и делами своими, вра­зуми постав­лять бла­жен­ство свое в про­слав­ле­нии имени Божия, раз­жи­гай сердце мое пла­мен­ными, как сера­фим­ская, молит­вами; обе­ре­гай в душе моей залог веры Хри­сто­вой, как Херу­вим хранит путь к древу жизни; научи меня стоять во храмах святых, как ты пред­сто­ишь пре­столу Божию; наставь в часы бого­слу­же­ния отла­гать все суеты и заботы земныя, вра­зуми пред­став­лять тогда собою, вместе с веру­ю­щими, Херу­ви­мов; внушай освя­щать празд­не­ства Церкви святой, как ты с ликами пра­вед­ных празд­ну­ешь на небеси вечную суб­боту; наставь про­слав­лять вос­по­ми­на­е­мыя в празд­ники дела Божии чистым серд­цем, как ты сла­вишь их в небес­ных чер­то­гах со всеми свя­тыми Анге­лами. Научи меня руко­вод­ство­вать на путь истины заблуд­ших братии моих, укреп­лять веру колеб­лю­щихся в учении Церкви Хри­сто­вой; оду­шев­ляй меня пре­дан­но­стию воле Божией во всех обсто­я­тель­ствах жизни, обе­ре­гай меня во всех путях моих; не отсту­пай от меня на пути зем­наго моего стран­ни­че­ства, блюди мои входы и исходы, под­креп­ляй меня в изну­ре­нии, охра­няй во время сна и покоя, про­буж­дай на сла­во­сло­вие имени Божия и дела благая!

Когда же наста­нет час кон­чины моей, поспеши ко мне на помощь при раз­лу­че­нии души от тела; будь моим уте­ши­те­лем в борьбе со смер­тью; приими под свою защиту, когда перейду в область веч­но­сти, когда изыду из мира сего и вступлю в мир неиз­вест­ный мне; ободри меня своим при­сут­ствием в той стране страш­ной, неве­до­мой; не остав­ляй меня тогда сму­щен­наго раз­лу­кою с моими род­ными, дру­зьями и зна­ко­мыми; обра­дуй меня уте­ши­тель­ным твоим при­зы­вом в том мире, где ни от кого не ожидаю радост­наго при­вета; про­веди меня без­опасно вра­тами смерти, не отсту­пай от меня в долине непро­ни­ца­е­маго мрака ея; исхити из обла­сти адовой, не дай мне погряз­нуть в пре­ис­под­ней; но введи меня в место тишины и покоя, в оби­тели ожи­да­ю­щих вос­кре­се­ния в жизнь вечную! Когда нако­нец снова соеди­нюсь с телом моим и стану на Страш­ном Суде Хри­сто­вом, помоги мне дать отчет на нем, утешь меня своим пред­ста­тель­ством, введи меня в Цар­ствие Небес­ное и поставь пред пре­сто­лом Божиим; да с тобою, со всеми ангель­скими ликами и всеми свя­тыми пре­воз­ношу без­ко­неч­ныя совер­шен­ства Божии, про­слав­ляю любовь и мило­сти Спа­си­теля моего, Без­на­чаль­наго Отца Его и Духа Свя­таго, во веки веков. Аминь.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки