Христианская философия брака — проф. <a class="bg_hlnames" href="http://azbyka.ru/otechnik/Sergej_Troickij/" target="_blank" title="Сергей Викторович Троицкий, профессор">С.В. Троицкий</a><br><span class="bg_bpub_book_author">Профессор <a class="bg_hlnames" href="http://azbyka.ru/otechnik/Sergej_Troickij/" target="_blank" title="Сергей Викторович Троицкий, профессор">С.В. Троицкий</a></span>

Христианская философия брака — проф. С.В. Троицкий
Профессор С.В. Троицкий

(1 голос5.0 из 5)

Введение

Кажет­ся, нет вопро­са, о кото­ром так бы мно­го гово­ри­ли и писа­ли, как вопрос о поле и бра­ке. Не гово­ря уже о науч­ной лите­ра­ту­ре, осо­бен­но мно­го­чис­лен­ной в послед­нее вре­мя, почти вся изящ­ная лите­ра­ту­ра издав­на вра­ща­ет­ся око­ло этой темы.

И это осо­бое вни­ма­ние к дан­но­му вопро­су вполне есте­ствен­но. Объ­яс­ня­ет­ся оно, с одной сто­ро­ны, важ­но­стью вопро­са, как в общей жиз­ни при­ро­ды, так и для отдель­но­го чело­ве­ка и обще­ствен­ных орга­ни­за­ций, а с дру­гой – его трудностью.

«Одно­го взгля­да на при­ро­ду, – пишет швед­ский уче­ный Риббинг, – вполне доста­точ­но, что­бы убе­дить­ся в бес­ко­неч­но широ­ком зна­че­нии и вли­я­нии поло­вой жиз­ни. Толь­ко для нее и бла­го­да­ря ей цве­тут в поле лилии, бла­го­уха­ют розы, в дуб­ра­ве поют дроз­ды и соло­вьи, оде­ва­ют­ся в пест­рые одеж­ды и при­ни­ма­ют рос­кош­ные фор­мы рас­ти­тель­ный и живот­ный мир. Толь­ко для нее и бла­го­да­ря ей муж­чи­ны и жен­щи­ны стре­мят­ся к физи­че­ско­му и умствен­но­му совер­шен­ству. Если бы пре­кра­ти­лась поло­вая жизнь чело­ве­ка, все обра­ти­лось бы в мрач­ную пусты­ню. Искус­ство, нау­ка, обще­ствен­ная жизнь и даже зна­чи­тель­ная область рели­гии не мог­ли бы суще­ство­вать»[1].

Для отдель­но­го чело­ве­ка вопрос о бра­ке – это вопрос сфинк­са, кото­рый он, хочет или не хочет, дол­жен решить так или ина­че, а от удач­но­го или неудач­но­го его реше­ния зави­сит если не вся жизнь, то сча­стье всей жиз­ни, кото­рое кажет­ся нам важ­нее самой жиз­ни, а жизнь дает­ся нам толь­ко один раз.

В соци­аль­ном отно­ше­нии брак явля­ет­ся осно­вой и рас­сад­ни­ком семьи, обще­ства, Церк­ви и госу­дар­ства, а вме­сте с тем охра­ни­те­лем и регу­ля­то­ром мора­ли, пра­ва и всех вооб­ще поло­жи­тель­ных эле­мен­тов чело­ве­че­ско­го общества.

Часто хри­сти­ан­ство упре­ка­ют если не в отри­ца­тель­ном, то в подо­зри­тель­ном отно­ше­нии к бра­ку. Но вот что пишет о зна­че­нии бра­ка древ­ний хри­сти­ан­ский писа­тель, кори­фей бого­слов­ской мыс­ли IV века свя­ти­тель Гри­го­рий Бого­слов в сво­ей глу­бо­кой «Мораль­ной поэме»:

Смот­ри, что дает людям союз люб­ви, муд­рый брак.

Кто научил муд­ро­сти? Кто иссле­до­вал таинственное?

Кто дал горо­дам зако­ны и, ранее зако­нов, кто осно­вал горо­да и изоб­рел вдох­но­вен­но искусства?

Кто напол­нил пло­ща­ди и дома?

Кто – места для состязаний?

Вой­ско в бит­ве и сто­лы на пирах?

Хор пев­цов в души­стом дыме храма?

Кто укро­тил живот­ных? Кто научил пахать и сеять растения?

Кто послал в море борю­щий­ся с вет­ром чер­ный корабль?

Кто, как не брак, соеди­нил море и сушу влаж­ной доро­гой и объ­еди­нил раз­дель­ное друг от друга?

«Но есть и еще более высо­кое и луч­шее. Бла­го­да­ря бра­ку, мы явля­ем­ся рука­ми, уша­ми и нога­ми друг для дру­га; бла­го­да­ря ему мы полу­ча­ем двой­ную силу к вели­кой радо­сти дру­зей и горю вра­гов. Общие забо­ты умень­ша­ют затруд­не­ния. Общие радо­сти ста­но­вят­ся при­ят­нее. Радост­нее явля­ет­ся богат­ство, бла­го­да­ря еди­но­ду­шию. А у небо­га­тых еди­но­ду­шие радост­нее богат­ства. Брак есть ключ, откры­ва­ю­щий путь к чисто­те и люб­ви»[2].

Вопрос о бра­ке не толь­ко важен, но и тру­ден. Чело­ве­че­ство зна­ет хими­че­ский состав звезд, отсто­я­щих от нас на мно­гие мил­ли­ар­ды кило­мет­ров, но с тру­дом раз­би­ра­ет­ся в том, что каса­ет­ся его все­го бли­же. «Что вопрос о бра­ке есть самый труд­ный и запу­тан­ный, – пишет один из наи­бо­лее авто­ри­тет­ных и глу­бо­ких древ­них запад­ных бого­сло­вов бла­жен­ный Авгу­стин, – это я, конеч­но, знаю и не осме­ли­ва­юсь утвер­ждать, что выяс­нил или выяс­ню труд­но­сти в сво­ей рабо­те», и в дру­гом месте он гово­рит, что о бра­ке изла­га­ет лишь «веро­ят­ные мне­ния»[3]. И теперь, несмот­ря на мно­го­ве­ко­вые ста­ра­ния луч­ших умов чело­ве­че­ства, тщет­но ста­ли бы мы искать обще­при­знан­ных поло­же­ний в этой обла­сти. Раз­но­гла­сия, и при­том в самых суще­ствен­ных пунк­тах, мы нахо­дим и в исто­рии, раз­но реша­ю­щей вопрос о про­ис­хож­де­нии и пер­во­быт­ной фор­ме бра­ка, и в юрис­пру­ден­ции, кото­рая созна­тель­но избе­га­ет затра­ги­вать здесь основ­ные вопро­сы, и в фило­со­фии и даже в богословии.

Уче­ние о бра­ке трех важ­ней­ших хри­сти­ан­ских испо­ве­да­ний – като­ли­че­ско­го, пра­во­слав­но­го и про­те­стант­ско­го – различно.

Нет согла­сия даже в гра­ни­цах одно­го хри­сти­ан­ско­го испо­ве­да­ния, напри­мер, пра­во­слав­но­го. Мы нахо­дим здесь борь­бу двух тече­ний бого­слов­ской мыс­ли в реше­нии даже основ­ных вопро­сов, напри­мер, ново­за­вет­ное или вет­хо­за­вет­ное таин­ство бра­ка, кто совер­ша­ет это таин­ство – свя­щен­ник или сами бра­чу­ю­щи­е­ся, где совер­ши­тель­ный момент таин­ства, какое зна­че­ние в бра­ке име­ет его физи­че­ская сто­ро­на и т.д.[4]

Нет, нако­нец, согла­сия в пони­ма­нии и самой суще­ствен­ной сто­ро­ны в фило­со­фии бра­ка – его цели. Гово­рим, наи­бо­лее суще­ствен­ной, пото­му что, как пока­зал Иеринг[5], цель есть тво­рец и душа пра­ва, цель извест­но­го пра­во­во­го инсти­ту­та опре­де­ля­ет всю его кон­струк­цию, а о труд­но­сти вопро­са о цели бра­ка гово­рит то обсто­я­тель­ство, что мно­гие юри­сты в тру­дах, посвя­щен­ных имен­но брач­но­му пра­ву, созна­тель­но обхо­дят его, хотя потом им неволь­но при­хо­дит­ся его касать­ся[6].

Читать далее…

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки