Любовь или долг?<br><span class="bg_bpub_book_author">Священник <a class="bg_hlnames" href="http://azbyka.ru/otechnik/Aleksij_Timakov/" target="_blank" title="Алексий Тимаков, священник">Алексий Тимаков</a></span>

Любовь или долг?
Священник Алексий Тимаков

(1 голос5.0 из 5)

Кто не любит, тот не познал Бога, пото­му что Бог есть любовь.

(1Ин.4:8)

Сущ­ность хри­сти­ан­ско­го отно­ше­ния к люб­ви очень точ­но выра­же­на сло­ва­ми апо­сто­ла Пав­ла: Любы нико­ли­же отпа­да­ет [1]. Если это все же слу­ча­ет­ся, то это озна­ча­ет, что про­изо­шла ката­стро­фа: я пере­стал видеть образ Божий в дру­гом чело­ве­ке. To есть я рас­тра­тил тот дар, кото­рый вру­чил мне Сам Гос­подь, ибо имен­но Он откры­ва­ет мои духов­ные очи на дру­го­го чело­ве­ка, пока­зы­вая его под­лин­ную глу­бин­ную кра­со­ту. Но тогда это что угод­но, но толь­ко не хри­сти­ан­ство, ибо что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­ча­ет [2], и мы, хри­сти­ане, не можем не сле­до­вать это­му Боже­ствен­но­му уста­нов­ле­нию. Еже­ли семья уже ока­за­лась на гра­ни рас­па­да, то нуж­но попы­тать­ся най­ти ответ на вопрос: «А что делать, когда изме­нить что-либо крайне слож­но?» Лич­но я не сто­рон­ник того, что­бы все­ми сила­ми скле­и­вать раз­ва­лив­ший­ся гор­шок. Ниче­го их это­го не полу­чит­ся, кро­ме дрязг. Но если это толь­ко тре­щи­ны, то пытать­ся надо все­гда. He так дав­но мне попа­ла в руки кни­га аме­ри­кан­ско­го пси­хо­ло­га Гэри Чеп­ме­на, спе­ци­а­ли­ста в обла­сти повре­жден­ных семей­ных отно­ше­ний, – «Пять язы­ков люб­ви». Воз­мож­но, основ­ные реко­мен­да­ции этой кни­ги затра­ги­ва­ют душев­ные, а отнюдь не дѵхов­ные сфе­ры супру­же­ской жиз­ни, что может несколь­ко сму­щать пра­во­слав­но­го чело­ве­ка. Но мне очень понра­вил­ся основ­ной тезис: «Без­на­деж­ных ситу­а­ций не быва­ет». Беда, навер­ное, заклю­ча­ет­ся в том, что чаще все­го мы сами не жела­ем – или по край­ней мере один из нас не жела­ет – искать выхо­да из кри­зи­са. А это гово­рит о том, что вопрос нами не рас­смат­ри­ва­ет­ся не толь­ко с духов­ной, но даже и с душев­ной точ­ки зре­ния, и поэто­му может быть, сто­ит при­слу­шать­ся хотя бы к реко­мен­да­ции, кото­рую неко­гда заме­ча­тель­но выра­зил Булат Окуд­жа­ва: «Давай­те жить, во всем друг дру­гу пота­кая,– тем более, что жизнь корот­кая такая». Да, это, без­услов­но, душев­ная реко­мен­да­ция, но не начав с мало­го, нико­гда не дорас­тешь до духовного.

В поис­ках путей и шагов к при­ми­ре­нию я как свя­щен­ник ста­ра­юсь не изме­нять прин­ци­пу «Выслу­шай вто­рую сто­ро­ну!». Обя­за­тель­но сна­ча­ла с одним из супру­гов, раз­го­ва­ри­ваю сна­ча­ла с одним из супру­гов, затем с дру­гим и в конеч­ном ито­ге с ними обо­и­ми вме­сте и став­лю их перед выбо­ром: что важ­нее – долг или любовь? Если оба при­зна­ют пер­вен­ство за дол­гом, то ста­но­вит­ся воз­мож­ным даль­ней­шее движение.

Одна­жды мне напря­мую зада­ли вопрос: «Батюш­ка, что важ­нее любовь или долг?». Я по едва уло­ви­мо­му лукав­ству во взо­ре собе­сед­ни­ка сра­зу почув­ство­вал, что чело­век дума­ет об измене, и с ходу отве­тил, что долг. Вижу – явное недо­уме­ние: все­гда учил еван­гель­ски­ми исти­на­ми, и то, что Бог есть любовь [3], для при­хо­жан наше­го хра­ма отнюдь не явля­ет­ся тай­ной за семью печа­тя­ми. Соот­вет­ствен­но, полу­ча­ет­ся, что я, свя­щен­ник, готов какую-то «обя­за­лов­ку» поста­вить выше Само­го Гос­по­да. Ответ выско­чил из меня доволь­но спон­тан­но, так что я все­рьез и заду­мать­ся-то не успел, но ничуть не усо­мнил­ся в пра­виль­но­сти сво­их слов. А затем сам раз­мыш­лять, поче­му то из меня выплес­ну­лось. И, поста­вив перед собой такой вопрос, я через неко­то­рое вре­мя при­шел к заклю­че­нию, что долг – это нико­гда не отми­ра­ю­щий, не исче­за­ю­щий оста­ток люб­ви чело­ве­ка к Богу, это тот рычаг моих дей­ствий, кото­рый отзы­ва­ет­ся на посы­лы: «Ради Бога!», «Хри­ста ради!» и им подоб­ные. Долг помо­га­ет мне, а порой и застав­ля­ет меня делать не то, что я хочу, а тο, что соот­вет­ству­ет Прав­де Божи­ей. Испол­не­ние дол­га ста­вит меня в согла­сие с Гос­по­дом Богом. Сто­ит при­знать­ся, что про­яв­ле­ния чув­ства дол­га у нас, совре­мен­ных людей, чаще руди­мен­тар­ны. Если бы это было не так, то мир был бы иным. А у нас ино­гда толь­ко вско­лы­хи­ва­ет­ся: «Ну что же я тво­рю-то, в кон­це кон­цов!». Встре­ча­ют­ся, конеч­но, и очень ответ­ствен­ные люди, но это боль­шая редкость.

He так дав­но я пред­при­нял попыт­ку вер­нуть в семью муж­чи­ну, кото­рый ушел от жены и дво­их детей. Несмот­ря на то, что он был чело­ве­ком неве­ру­ю­щим, к его чести, он ото­звал­ся на мое пред­ло­же­ние и при­шел на раз­го­вор. Бесе­да была доста­точ­но дол­гой, и слу­шал меня он вни­ма­тель­но. Я пре­крас­но пони­мал, что еван­гель­ская аргу­мен­та­ция вряд ли ока­жет какое-либо поло­жи­тель­ное воз­дей­ствие на него, но, по сути, дру­гих дово­дов в таких ситу­а­ци­ях и при­ве­сти то не воз­мож­но, ибо даже апел­ля­ция к сове­сти пред­по­ла­га­ет нали­чие тех же еван­гель­ских осно­ва­ний в душе чело­ве­ка. Я очень ценю то, что он пред­при­нял-таки попыт­ку вер­нуть­ся в семью, но, увы, жить в ней все рав­но так и не смог. Что тут сде­ла­ешь? Он ушел, пото­му что страсть к дру­гой жен­щине пре­вы­си­ла чув­ство дол­га, пре­вы­си­ла боль от слез жены, от слез его детей, кото­рые отныне будут вос­пи­ты­вать­ся с созна­ни­ем, что папа их бро­сил, что они ему, в общем-то, не нуж­ны. Ибо ника­ки­ми еже­ме­сяч­ны­ми встре­ча­ми (да даже и еже­не­дель­ны­ми) не ком­пен­си­ро­вать ощу­ще­ния ста­биль­но­го отцов­ско­го при­сут­ствия в доме. Един­ствен­ное, чего уда­лось в дан­ной ситу­а­ции добить­ся: они с супру­гой по край­ней мере рас­ста­лись спо­кой­но. Его жена вме­сте с детиш­ка­ми до сих пор при­хо­дит в храм, в кото­ром я слу­жу, часто испо­ве­ду­ет­ся, обра­ща­ет­ся за сове­та­ми. Очень милая, сим­па­тич­ная жен­щи­на. Дети зада­ют вопро­сы, на кото­рые мог бы отве­тить толь­ко отец. Я отве­чаю в меру сво­их сил и разу­ма отца. Осо­бен­но ост­ро ощу­щаю нехват­ку отца сын… Долг не смог удер­жать чело­ве­ка от боль­шой беды, порож­да­ю­щей кучу дру­гих бед, пото­му что чув­ство дол­га явля­ет­ся живым толь­ко тогда, когда в серд­це есть Бог.

В про­шлые века неред­ки были слу­чаи, когда веру­ю­щие люди жили друг с дру­гом из чув­ства дол­га. Но тогда и жизнь-то сама была регла­мен­ти­ро­ва­на совер­шен­но ина­че. Можем ли мы сей­час пред­ста­вить себе ситу­а­цию, опи­сан­ную в пуш­кин­ской «Мете­ли»? Моло­дой раз­гиль­дяй вле­та­ет в непо­го­ду в храм Божий, видит сто­я­щѵю блед­ную от стра­ха, собрав­шу­ю­ся вен­чать­ся девуш­ку, под­стра­и­ва­ет­ся к ней в пару и после того, как по окон­ча­нии Таин­ства та пада­ет в обмо­рок со сло­ва­ми: «Не он!» – выбе­га­ет из церк­ви и исче­за­ет в неиз­вест­ном направ­ле­нии. Но самое-то инте­рес­ное начи­на­ет­ся потом. У это­го само­го раз­гиль­дяя в даль­ней­шем ни в одной изви­лине не воз­ни­ка­ет помыс­ла, что он может обвен­чать­ся вто­рой раз! Какой же уро­вень тре­пет­но­го отно­ше­ния к Гос­по­ду Богу был у тогдаш­них шало­па­ев! Насколь­ко он пре­вы­ша­ет этот же самый уро­вень стра­ха Божия у нынеш­них доб­ро­по­ря­доч­ных или, по край­ней мере, вполне ува­жа­е­мых людей! Бла­го­го­вей­ное отно­ше­ние к Гос­по­ду Богу, или, ина­че, страх Божий, и явля­ет­ся нача­лом люб­ви к Богу.

Сей­час исклю­чи­тель­ной ред­ко­стью ста­ла сов­мест­ная жизнь супру­гов ради детей, в наше вре­мя они я не поме­ха для раз­во­да. О зна­че­нии пол­но­цен­ной семьи для вос­пи­та­ния ребен­ка заду­мы­ва­ют­ся все мень­ше и мень­ше, а цен­ност­ный акцент семей­ных отно­ше­ний все силь­нее сме­ща­ет­ся в сто­ро­ну «повы­ше­ния каче­ства лич­ной жиз­ни». В боль­шей сте­пе­ни это, навер­ное, каса­ет­ся муж­чин, на что, воз­мож­но, повли­я­ло рез­кое сни­же­ние коли­че­ства детей в семье в сере­дине про­шло­го века, при­вед­шее к поощ­ре­нию эго­и­сти­че­ских и гедо­ни­сти­че­ских наклон­но­стей, преж­де все­го у маль­чи­ков. Но и жен­щи­ны, кото­рые в эту же эпо­ху пере­ста­ли зави­сеть от мужа-кор­миль­ца, гораз­до лег­че рас­ста­ют­ся с тем, кто из это­го само­го кор­миль­ца пре­вра­ща­ет­ся в обре­ме­ни­тель­ную обу­зу. И если жена и про­дол­жа­ет жить с мужем в слу­чае, когда со сто­ро­ны кажет­ся, что такая сов­мест­ная жизнь хуже катор­ги, то вряд ли этот союз сохра­нят­ся толь­ко ради детей; ско­рее все­го, и для нее самой что-то в этом бра­ке оста­ет­ся важ­ным, нуж­ным и отнюдь не бес­ко­рыст­ным. То есть эго­изм, а не любовь царит в мире. Хотя, спра­вед­ли­во­сти ради, я готов сви­де­тель­ство­вать, что суще­ству­ют еще семьи, в кото­рых под­лин­ная жерт­вен­ность и само­от­вер­жен­ность про­дол­жа­ют скреп­лять узы.

Увы, сия беда не мино­ва­ла и пра­во­слав­ных. Я даже не беру тех людей, кото­рые толь­ко при­чис­ля­ют себя к тако­вым, не участ­вуя в глу­бин­ной цер­ков­ной жиз­ни, тех, кото­рые вен­ча­лись ради моды или на вся­кий слу­чай, пола­гая, что бла­го­дать сва­лит­ся на них без вся­ко­го тру­да. Все-таки Цар­ство Небес­ное силою берет­ся, и упо­треб­ля­ю­щие уси­лие вос­хи­ща­ют его [4]. И если союз люб­ви двух людей, как образ брач­но­го пира, кото­рый луч­ше все­го соот­вет­ству­ет в прит­чах Хри­сто­вых демон­стра­ции рай­ско­го бытия, отож­деств­ля­ет­ся с нача­лом вхож­де­ния в это Цар­ство, то и кри­те­рии уси­лий, необ­хо­ди­мых для его дости­же­ния и сохра­не­ния, отно­сят­ся к брач­ным отно­ше­ни­ям не в мень­шей сте­пе­ни, чем к само­му Царству.

У веру­ю­щих супру­гов суще­ству­ет заме­ча­тель­ная лечеб­ни­ца, вра­чу­ю­щая любые неуря­ди­цы,– испо­ведь. Тем более она необ­хо­ди­ма чете, ока­зав­шей­ся на гра­ни раз­ры­ва отно­ше­ний. Она помо­га­ет семье сохра­нить­ся не столь­ко сове­та­ми свя­щен­ни­ка, сколь­ко имен­но Божи­ей бла­го­да­тью. И очень важ­но, что уси­лия цер­ков­но­го свя­щен­но­на­ча­лия в послед­нее вре­мя направ­ле­ны на то, что­бы внед­рить в при­ход­скую жизнь обя­за­тель­ные бесе­ды, пред­ва­ря­ю­щие вен­ча­ние. Если сакра­мен­таль­ное отно­ше­ние к таин­ствен­ной цер­ков­ной жиз­ни вой­дет в душу и плоть моло­дой пары, то она не ока­жет­ся без окорм­ле­ния очи­ща­ю­щей и исце­ля­ю­щей бла­го­да­ти Божией.

Но жизнь есть жизнь, и она может, конеч­но, при­но­сить непри­ят­ные сюр­при­зы, тем более что иску­ше­ния под­жи­да­ют чело­ве­ка на каж­дом шагу. Лука­вый не дрем­лет и очень часто сму­ща­ет людей напрас­ны­ми подо­зре­ни­я­ми. Жен­щи­ны, есте­ствен­но, вос­при­ни­ма­ют подоб­ные болез­нен­ные ситу­а­ции гораз­до ост­рее – вплоть до нерв­но­го потря­се­ния, и тогда все вос­при­ни­ма­ет­ся не совсем адек­ват­но. Очень слож­но быва­ет в таких слу­ча­ях уте­шить и успо­ко­ить, но имен­но эта зада­ча и сто­ит перед свя­щен­ни­ком – най­ти под­хо­дя­щие сло­ва и вне­сти мир в семью. Важ­но пом­нить, что для подо­зре­ний необ­хо­ди­мы вес­кие осно­ва­ния. Муж и жена есть сим­вол без­услов­но­сти – это спо­соб сов­ме­ще­ния двух вер­шин в клуб­ке про­ти­во­ре­чий, где спо­соб­но­стью про­щать друг дру­га грех все­гда убит. Поэто­му если чело­век точ­но зна­ет, что ему изме­ня­ют, – это одно дело, а если нет, то ни в коем слу­чае не сто­ит себя накручивать.

Когда воз­ни­ка­ет вопрос о раз­во­де, все­гда сто­ит хотя бы немно­го потер­петь. Я не гово­рю о край­них ситу­а­ци­ях, когда дело дошло до руко­при­клад­ства или посто­ян­но­го уни­же­ния одним супру­гом дру­го­го. Но ведь труд­но себе пред­ста­вить, что подоб­ное нача­лось сра­зу после сва­дьбы, а зна­чит, уже прой­ден неко­то­рый путь дегра­да­ции люб­ви. В моем пред­став­ле­нии семей­ные отно­ше­ния есть отно­ше­ния бла­го­дат­ные, когда каж­дый из супру­гов под­ни­ма­ет друг дру­га на новую высо­ту духов­ной жиз­ни, когда каж­дый науча­ет­ся друг от дру­га тому, что ему не было ведо­мо. Важ­но еще уметь рас­крыть дру­го­го чело­ве­ка и при этом рас­крыть­ся само­му: быть лас­ко­вым, неж­ным, жерт­вен­ным – все это необ­хо­ди­мо для нор­маль­ной семей­ной жиз­ни. Без­услов­но, это отно­ше­ния бес­пре­дель­но­го духов­но­го равен­ства, равен­ства чело­ве­че­ско­го досто­ин­ства муж­чи­ны и жен­щи­ны. Оно воз­ни­ка­ет из вос­хи­ще­ния друг дру­гом. Соот­вет­ствен­но, уни­же­ние или руко­при­клад­ство ста­но­вят­ся воз­мож­ны­ми толь­ко тогда, когда это вос­хи­ще­ние про­па­да­ет. И если супруг регу­ляр­но напи­ва­ет­ся до нече­ло­ве­че­ско­го состо­я­ния и его появ­ле­ние в доме ста­но­вит­ся посты­ло всем чле­нам семьи в доме, то, навер­ное, бес­смыс­лен­но дол­го ждать его исправ­ле­ния. Важ­но толь­ко сна­ча­ла пре­ду­пре­дить его о воз­мож­ном раз­ры­ве, а потом, если сло­ва не подей­ству­ют, раз­во­дить­ся. Быва­ет, что пре­ду­пре­жде­ние вра­зум­ля­ет. Я знаю один слу­чай, когда жена доста­точ­но авто­ри­тет­но ска­за­ла: «Не завя­жешь – уйду!». Подей­ство­ва­ло – до сих пор счаст­ли­во живут вме­сте. Но это рабо­та­ет тогда, когда жена доро­га. А если нет ниче­го доро­же бутыл­ки?.. Тогда плюс толь­ко в том, что появ­ля­ет­ся опре­де­лен­ность в отношениях.

Быва­ют тихие пья­ни­цы, а быва­ет, что чело­век, выпив, счи­та­ет, что ему все доз­во­ле­но, и ведет себя без­об­раз­но. А кто-то ино­гда впа­да­ет в отно­си­тель­но крат­ко­сроч­ный запой, но в осталь­ное вре­мя при­но­сит семье радость. В любом слу­чае я бы не наста­и­вал на том, что­бы жен­щи­на бес­пре­дель­но дол­го тер­пе­ла, муча­ясь в бра­ке. Конеч­но, хри­сти­ан­ское дол­го­тер­пе­ние – вещь вели­кая, и я знаю таких жен, кото­рые не толь­ко тер­пят, но и содер­жат сво­их пью­щих мужей, ибо муж-пья­ни­ца тем не менее род­ной чело­век, а жен­ское серд­це – это уди­ви­тель­ная загад­ка, и вырвать из него то, что про­рос­ло, не воз­мож­но. Но если жен­щи­на чув­ству­ет, что тер­петь нет сил, если образ жиз­ни супру­га его пове­де­ние губит детей и ее, зна­чит, раз­рыв невоз­мож­но оття­ги­вать. В каж­дом слу­чае реше­ние долж­но быть выстра­дан­ным. Но под­тал­ки­вать к раз­во­ду нель­зя, ни при пре­лю­бо­де­я­нии, ни при пьян­стве – нико­гда, ибо спо­соб­ность про­щать – вели­кое досто­я­ние хри­сти­ан­ства: «И оста­ви нам дол­ги наша, яко­же и мы остав­ля­ем долж­ни­ком нашим». Этот фраг­мент молит­вы Гос­под­ней может быть про­чи­тан совер­шен­но ина­че, и суть при этом не изме­нит­ся: «Гос­по­ди, не про­щай меня, раз я не про­щаю дру­го­го…». По сути, это прось­ба к Богу: «Гос­по­ди, возь­ми меня в ад…». Раз­рыв все же не исклю­чен, но не как невоз­мож­ность про­ще­ния, а имен­но как невоз­мож­ность даль­ней­ше­го сов­мест­но­го бытия.

Неко­то­рые люди счи­та­ют, что если брак не вен­чан, то Цер­ковь не счи­та­ет его рас­тор­же­ние раз­во­дом. Это не так. Цер­ковь ува­жа­ет брак, заклю­чен­ный госу­дар­ством, и к его рас­тор­же­нию отно­сит­ся как к страш­ной беде. Дру­гое дело, что если преды­ду­щий брак Цер­ко­вью не бла­го­слов­лял­ся, то при повтор­ном бра­ке не надо будет обра­щать­ся к архи­ерею за раз­ре­ше­ни­ем на вен­ча­ние. Нуж­но знать, что Цер­ковь не дает раз­во­да – епи­скоп толь­ко раз­ре­ша­ет или, напро­тив, не раз­ре­ша­ет повтор­ный брак.

Серьез­ным пово­дом к раз­во­ду, кро­ме изме­ны, пьян­ства и руко­при­клад­ства, может быть еще и рели­ги­оз­ная нетер­пи­мость. Вышла барыш­ня замуж за мусуль­ма­ни­на, живет с ним хоро­шо и мир­но; она – «слег­ка пра­во­слав­ная», он – «чуть-чуть мусуль­ма­нин». Живут, друг дру­га не тро­га­ют, она даже ино­гда в цер­ковь захо­дит, ну и что тут поде­ла­ешь – пусть и даль­ше живут, ибо неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ет­ся женою веру­ю­щею, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ет­ся мужем веру­ю­щим [5]. Но вдруг она услы­ша­ла еван­гель­ское сло­во, и храм начи­на­ет зани­мать в ее жиз­ни все боль­шее и боль­шее место – детей ста­ла водить на при­ча­стие, сама ста­ла испо­ве­до­вать­ся и при­об­щать­ся Свя­тых Таин, и отно­ше­ния в семье меня­ют­ся: он из рев­но­сти начи­на­ет запре­щать ей тво­рить бого­угод­ное дело – и с этим сми­рить­ся уже нель­зя. Вера – это самое важ­ное, что есть у чело­ве­ка, то, ради чего он живет на зем­ле. У каж­до­го из нас долж­на быть выстро­е­на иерар­хия цен­но­стей, и на пер­вом месте может нахо­дить­ся толь­ко Бог. Мы зна­ем, что, по сло­ву Хри­ста, пер­вая и глав­ная запо­ведь гла­сит: воз­лю­би Гос­по­да Бога тво­е­го всем серд­цем тво­им и всею душею тво­ею и всем разу­ме­ни­ем тво­им [6]. И это озна­ча­ет, что вся­кий свой помы­сел, вся­кое свое жела­ние, вся­кое свое дей­ствие я дол­жен пове­рять сло­ва­ми: «Гос­по­ди, а что бы Ты на моем месте сей­час поже­лал, о чем бы поду­мал, что бы Ты в дан­ный момент сде­лал?». И посту­пать так – по-боже­ски! Сто­ит вду­мать­ся в эти сло­ва: чело­век может посту­пать так же, как Бог! И если воз­ни­ка­ют пре­пят­ствия на пути это­го Божи­его дела­ния, то выбор может быть толь­ко один, ибо: Кто любит отца или мать более, неже­ли Меня, не досто­ин Меня; и кто любит сына или дочь более, неже­ли Меня, не досто­ин Меня [7]. Пото­му что толь­ко тогда, когда Бог живет в есте­стве чело­ве­ка, все в его жиз­ни соот­вет­ству­ет Божи­е­му Промыслу.

Не быва­ет ситу­а­ций, когда ниче­го уже изме­нить нель­зя, но быва­ют слу­чаи, когда кто-то или оба не хотят ниче­го менять, не хотят усту­пать, и дро­ва в костер тако­го бра­ка под­ки­ды­вать бес­по­лез­но. Но ино­гда таки­ми дро­ва­ми могут стать, каза­лось бы, самые про­стые вещи: сло­ва, подар­ки, поце­луи… Забо­та друг о дру­ге спо­соб­на в любых труд­ных ситу­а­ци­ях под­ле­чить и людей, и их отно­ше­ния. Еще в семей­ной жиз­ни долж­на при­сут­ство­вать посто­ян­ная бла­го­дар­ность супру­гов друг дру­гу. Муж­чи­на съел обед будет хоро­шо если он ска­жет жене спа­си­бо. Когда муж при­нес кар­тош­ку с рын­ка, было бы непло­хо, если бы супру­га побла­го­да­ри­ла его. У Горь­ко­го есть заме­ча­тель­ный рас­сказ «Воро­бьиш­ко». При­ле­тал папа­ша, при­но­сил бука­шек Пуди­ку и хва­стал­ся: «Чив ли я?». А мама-воро­бьи­ха его одоб­ря­ла и гово­ри­ла: «Чив, чив!». Пудик удив­лял­ся: «Чем чва­нят­ся? Чер­вя­ка с нож­ка­ми дали – чудо!». Кто самый умный? Мама­ша! Воро­бей чер­вяч­ка при­нес, а она ему: «Умни­ца, умни­ца!». И у папа­ши грудь сра­зу же, как у орла. Муж­чине обя­за­тель­но нуж­но, что­бы его хва­ли­ли. А жен­щине надо и без кон­ца напо­ми­нать, что она кра­си­ва. Хотя, конеч­но, если чело­век это­го не чув­ству­ет, то и слов таких не най­дет. Но если тебе открыл­ся когда-то образ Божий в дру­гом чело­ве­ке, то зна­чит, Гос­подь открыл тебе для это­го одна­жды гла­за, так не закры­вай их – про­дол­жай всматриваться!

Порою один из супру­гов отно­сит­ся к дру­го­му по прин­ци­пу: «заво­е­вал и хва­тит». Но заво­е­вы­вать нуж­но всю жизнь! Что про­ис­хо­дит со мной, когда дру­гой чело­век вдруг ста­но­вит­ся мне неин­те­ре­сен? Это же жуть, это под­ме­на люб­ви, когда я ста­нов­люсь для себя инте­рес­нее и важ­нее дру­го­го. Как же здо­ро­во цен­ность чело­ве­че­ской лич­но­сти была в антич­ные вре­ме­на сфор­му­ли­ро­ва­на или, точ­нее, обыг­ра­на Дио­ге­ном Синоп­ским, когда он днем с фона­рем искал чело­ве­ка! Как вто­рит ему Досто­ев­ский, гово­ря­щий о том, что чело­век – это тай­на, на раз­ре­ше­ние кото­рой не жал­ко потра­тить целую жизнь! А тут ты обла­дал чело­ве­ком, он тебе дове­рил­ся, а ты поте­рял это сокро­ви­ще… На мой взгляд, куда более тра­ги­че­ской фигу­рой в слу­чае раз­ры­ва явля­ет­ся не тот, кого раз­лю­би­ли, а тот, кто разлюбил.

Слу­ча­ет­ся и так, что при­чи­ной неуря­диц часто ока­зы­ва­ет­ся эле­мен­тар­ная лень. Не хочет­ся погла­дить рубаш­ку мужу, схо­дить в мага­зин, про­пы­ле­со­сить квар­ти­ру. Посте­пен­но малень­кие, каза­лось бы, про­бле­мы накап­ли­ва­ют­ся. Но если не хочешь неуря­диц – не копи их и помни, что лень – мать всех пороков.

Неред­ко про­бле­мы в семьях воз­ни­ка­ют из-за веде­ния хозяй­ства. Жен­щи­на выби­ва­ет­ся из сил, а супруг ее оста­ет­ся в сто­роне. И беда эта, поис­ти­не все­лен­ская, свя­за­на с упразд­не­ни­ем инсти­ту­та оте­че­ства – роли гла­вы семьи, кото­рая пре­ем­ствен­но пере­да­ва­лась от дедов и отцов к детям и вну­кам, и было глу­бин­ное пони­ма­ние ее зна­че­ния в жиз­ни. Муж­чи­на рож­да­ет­ся не столь­ко даже от отца, сколь­ко от деда. А в стране, в кото­рой «мужи­ков» уни­что­жа­ли – бук­валь­но, как буд­то огром­ным буль­до­зе­ром, сло­я­ми сни­ма­ли, начи­ная с 1914 года, – гово­рить об оте­че­ской пре­ем­ствен­но­сти не при­хо­дит­ся. Глав­ное, что, на мой взгляд, отли­ча­ет муж­чи­ну от немуж­чи­ны это мера ответ­ствен­но­сти: если он уме­ет отве­чать за себя, за жену, за детей, за ближ­них, за даль­них, он – муж­чи­на, если нет – хуже бабы. И если муж не участ­ву­ет в веде­нии хозяй­ства, то он по край­ней мере дол­жен зара­ба­ты­вать столь­ко денег, что­бы иметь воз­мож­ность нанять помощ­ни­ков по дому. Но луч­ше, когда все совер­ша­ет­ся полю­бов­но и сов­мест­но. Покой­ный отец Фео­дор Соко­лов все­гда обра­щал вни­ма­ние на сло­ва Свя­щен­но­го Писа­ния о том, что Гос­подь из реб­ра сотво­рил муж­чине помощ­ни­цу, а не его опре­де­лил в каче­стве помощ­ни­ка для жены, и пото­му жена долж­на помо­гать мужу в его делах, вклю­чая домаш­ние а не нести основ­ные тяго­ты этих забот. В этом и есть суть под­лин­но­го домостроя.

Кста­ти, с веде­ни­ем хозяй­ства свя­зан еще такой нюанс. Жен­щи­на почти во все вре­ме­на эко­но­ми­че­ски зави­се­ла от муж­чи­ны, а сей­час – нет. Я не хочу ска­зать, что это пло­хо, но это ката­стро­фи­че­ски рас­ша­та­ло семей­ные устои. Теперь этот соци­аль­ный момент муж­ской ответ­ствен­но­сти прак­ти­че­ски забыт. И уже не ред­кость, когда не муж­чи­на обес­пе­чи­ва­ет семью, а жен­щи­на. Но если жена зара­ба­ты­ва­ет боль­ше, чем муж, то чело­ве­ком, не утра­тив­шим муж­ско­го досто­ин­ства, это пере­жи­ва­ет­ся тяже­ло, и это, к сожа­ле­нию, совсем не спо­соб­ству­ет укреп­ле­нию сов­мест­ной жиз­ни. Я знаю пару: у нее была доволь­но пре­стиж­ная рабо­та, и она все­гда была явно на лиди­ру­ю­щих пози­ци­ях в семье. Муж, уйдя на пен­сию, совсем поте­рял­ся, нерв­ни­чал – а потом, сла­ва Богу, пере­клю­чил­ся на вну­ков и успо­ко­ил­ся. Он нужен, он при деле! А вот если муж­чи­на не нахо­дит тако­го выхо­да, то чаще все­го начи­на­ет пить, ибо муж­ское само­лю­бие не поз­во­ля­ет сми­рить­ся с под­власт­ным поло­же­ни­ем. Очень важ­но, что­бы жена уме­ла щадить это муж­ское само­лю­бие и поз­во­ля­ла мужу ощу­щать свою необ­хо­ди­мость и зна­чи­мость. Такое береж­ное отно­ше­ние может сохра­нить муж­чи­ну в семье – сохра­нить его ответ­ствен­ность за жену. Тогда он про­жи­вет с ней до ее спо­кой­ной кон­чи­ны или будет опе­кать ее до сво­ей смер­ти – как Гос­подь распорядится.

Людей часто инте­ре­су­ет ответ на вопрос: «А все ли воз­мож­но и нуж­но про­стить?». Я думаю, что перед хри­сти­а­ни­ном сто­ит зада­ча научить­ся без­гра­нич­но­му про­ще­нию: так про­стить, что­бы быв­шее сде­лать прак­ти­че­ски не быв­шим – пере­мо­лоть все, что­бы в серд­це ника­ко­го осад­ка не оста­лось. Но про­щать надо тогда, когда чело­век хочет быть про­щен­ным. При этом я не явля­юсь сто­рон­ни­ком того, что­бы муж­чи­на про­сил про­ще­ния у жен­щи­ны. Ф.М. Досто­ев­ский хоро­шо ска­зал об этом в романе «Бра­тья Кара­ма­зо­вы»: «Боже сохра­ни тебя, мило­го маль­чи­ка, когда-нибудь у люби­мой жен­щи­ны за вину свою про­ще­ния про­сить… Ну попро­буй пред ней сознать­ся в вине, “вино­ват, дескать, изви­ни”: тут-то и пой­дет град попре­ков! Ни за что не про­стит пря­мо и про­сто, а уни­зит тебя до тряп­ки, вычи­та­ет, чего даже не было, все возь­мет, ниче­го не забу­дет, сво­е­го при­ба­вит, и тогда уж толь­ко про­стит». [8] И далее он гово­рит, что луч­ше про­ще­ние у Гру­шень­ки дела­ми заслу­жит. Имен­но дела­ми – это очень важ­но, ибо нуж­на не амни­стия, а под­лин­ное при­ми­ре­ние. Но хоро­шо, когда в слу­чае раз­мол­вок пер­вой на при­ми­ре­ние все же идет жен­щи­на. Пола­гаю, что это нор­маль­но и нико­го не спо­соб­но унизить.

В иде­а­ле, конеч­но, повто­рюсь, муж и жена – это сим­вол без­услов­ной люб­ви. Их спо­соб­ность про­щать друг дру­га может пога­сить любой гнев. Это не ком­про­мисс – это дове­рие, и в иде­а­ле это бес­пре­дель­ное дове­рие. Оно раз­ру­ша­ет­ся, когда кто-то начи­на­ет что-то скры­вать, даже по мело­чам, когда ложь вхо­дит в про­стран­ство двух любя­щих существ. Неда­ром ста­рец Зоси­ма пре­ду­пре­ждал: «Глав­ное, убе­гай­те лжи, вся­че­ской лжи, лжи себе самой в осо­бен­но­сти» [9]. Ложь уби­ва­ет доверие.

Все­гда важ­но пом­нить, что про­ще­ние может быть там, где есть оби­да. А она, в свою оче­редь, воз­мож­на, толь­ко если чело­век сам оби­дел­ся. Как гово­рил Досто­ев­ский, «ведь оби­деть­ся ино­гда очень при­ят­но, не так ли? И ведь зна­ет чело­век, что никто не оби­дел его, а что он сам себе оби­ду навы­ду­мал и налгал для кра­сы, сам пре­уве­ли­чил, что­бы кар­ти­ну создать, к сло­ву при­вя­зал­ся и из горо­ши­ны сде­лал гору, – зна­ет сам это, а все-таки самый пер­вый оби­жа­ет­ся, оби­жа­ет­ся до при­ят­но­сти, до ощу­ще­ния боль­шо­го удо­воль­ствия, а тем самым дохо­дит и до враж­ды истин­ной…» [10]. В этом все и дело. Я как-то задал себе вопрос, мно­гих ли я хотел оби­деть в сво­ей жиз­ни, доста­вить им непри­ят­ность, доса­ду? И при­шел к выво­ду, что таких слу­ча­ев созна­тель­ной зло­вред­но­сти что-то за собой не при­пом­ню. Но дру­гой чело­век тоже вряд ли име­ет меч­ту оби­деть меня, а я при этом все рав­но оби­жа­юсь. Ника­кой про­бле­мы нет на самом деле, но я ее при­ду­мы­ваю. Это очень важ­но понять. Я хоро­шо пом­ню свое недо­уме­ние: в тече­ние дол­гих лет я совер­шен­но не мог оби­жать­ся на жену. Я пони­мал, что она дела­ет что-то не то, – но все непо­сти­жи­мым обра­зом рас­тво­ря­лось. Я пора­жал­ся это­му, а потом… научил­ся оби­жать­ся, и вер­нуть­ся в искон­ное состо­я­ние было уже не про­сто. И опять-таки, поче­му? Это ведь момент пере­тя­ги­ва­ния оде­я­ла на себя. Зна­чит, чего-то мне ста­ло недо­ста­вать от про­сто­го обще­ния с ней. Эта чело­ве­че­ская при­выч­ка оби­жать­ся – очень нехо­ро­шая шту­ка, она как ржа, разъ­еда­ю­щая серд­це. Тут очень может помочь созна­ние: «Если я живу, не желая нико­го оби­деть, то поче­му кому-то нуж­но меня оби­жать?». Все­гда надо понять, а то ли я все-таки услы­шал? Мно­гое, конеч­но, зави­сит от того, как ска­зать. Мож­но ска­зать чело­ве­ку, что он дурак, и тот не оби­дит­ся, а мож­но сооб­щить ему, что он умный, и тот по гроб жиз­ни не забу­дет. И дей­стви­тель­но, оби­деть чело­ве­ка невоз­мож­но, но оскор­бить очень даже лег­ко – важ­но, как ска­зать, ибо фор­ма обще­ния игра­ет очень боль­шую роль в нашей жизни.

Под­во­дя итог, хоте­лось бы ска­зать, что если чело­век пре­бы­ва­ет в сомне­ни­ях, мета­ни­ях и никак не может для себя понять – жить ему в бра­ке или луч­ше раз­во­дить­ся, то важ­но най­ти ответ на кон­крет­ный вопрос: «А что имен­но не устра­и­ва­ет в семье?». И, разо­брав­шись, решать сло­жив­шу­ю­ся проблему.

Свя­щен­ник Алек­сий Тимаков

Источ­ник: пра­во­слав­ный интер­нет-пор­тал «Азбу­ка веры»


[1] В Сино­даль­ном пере­во­де: Любовь не пере­ста­ет (1Кор. 13:8).

[2] Мф. 19:6.

[3] 1Ин. 4:8.

[4] Мф. 11:12.

[5] 1Кор. 7:14.

[6] Мф. 22:37.

[7] Мф. 10:37.

[8] Досто­ев­ский Ф.М. Бра­тья Кара­ма­зо­вы // Полн. собр. соч.: В 15 т. Л.: Нау­ка, 1975. Т. 14. С. 33.

[9] Там же. С. 53–54.

[10] Досто­ев­ский Ф.М. Указ. соч. С. 41.

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки