Невидимая катастрофа

Невидимая катастрофа

(1 голос5.0 из 5)

В этом мате­ри­а­ле мы пред­ла­га­ем при­слу­шать­ся к сло­вам супру­гов, кото­рые подо­шли к чер­те раз­во­да вплот­ную. Может быть, в этих рас­ска­зах мы узна­ем самих себя?

Сделал все возможное?

Вяче­слав

Я впер­вые стал заду­мы­вать­ся о семье, когда мне было 20 лет. Жизнь для себя, в оди­ноч­ку, каза­лась мне бес­смыс­лен­ной, навер­ное, пото­му что я вырос в семье, где все друг дру­га под­дер­жи­ва­ли. С дет­ства для меня семья была глав­ной цен­но­стью, а сожи­тель­ство и «лег­кие отно­ше­ния» каза­лись чем-то противоестественным.

Я окон­чил меди­цин­ский воен­ный вуз, посту­пил в аспи­ран­ту­ру и имен­но в это вре­мя ощу­тил силь­ную потреб­ность создать соб­ствен­ную семью. Но по харак­те­ру я доволь­но закры­тый, ком­па­нии и раз­вле­че­ния не люб­лю, и дру­зей у меня почти нет. Поэто­му я совер­шен­но не пред­став­лял, где най­ти девуш­ку, кото­рая мог­ла бы стать моей женой. При­мер­но тогда же я кре­стил­ся и стал ходить в цер­ковь под боль­шим вли­я­ни­ем одно­го авто­ри­тет­но­го для меня уче­но­го. Я стал читать Еван­ге­лие и нашел в нем отве­ты на мно­гие вопро­сы, кото­рые мучи­ли меня дав­но. Мне каза­лось, что я дей­стви­тель­но обрел смысл суще­ство­ва­ния. В закры­той воен­ной сре­де я видел мно­го гря­зи, чер­ну­хи, это было мучи­тель­но, поэто­му я дол­го стре­мил­ся к абсо­лют­но­му жиз­нен­но­му ори­ен­ти­ру, каким и ста­ла для меня вера…

В тот момент мне каза­лось, что «пра­виль­ные», серьез­ные девуш­ки могут быть толь­ко в цер­ков­ной сре­де. Прав­да, эту сре­ду я знал боль­ше по кни­гам. Мой друг-уче­ный, кото­рый при­вел меня в Цер­ковь, пообе­щал позна­ко­мить меня с одной девуш­кой из ува­жа­е­мой цер­ков­ной семьи.

Зна­ком­ство с буду­щей супру­гой (назо­вем ее Оль­га) было очень поспеш­ным и неро­ман­тич­ным. Нас пред­ста­ви­ли друг дру­гу после служ­бы, и Оль­га ска­за­ла, что ей нуж­но бежать, но она гото­ва про­дол­жить обще­ние. В то вре­мя она окан­чи­ва­ла уни­вер­си­тет, под­ра­ба­ты­ва­ла, по выход­ным пела в церк­ви и зани­ма­лась домаш­ним хозяй­ством, так как ее мать была тяже­ло боль­на. Мы ста­ли общать­ся, но виде­лись не очень часто: у Оль­ги не было вре­ме­ни ходить на сви­да­ния. Я позна­ко­мил­ся бли­же с ее семьей: стро­гая, пат­ри­ар­халь­ная (отец рас­по­ря­жа­ет­ся семей­ным бюд­же­том и авто­ри­тет для всех), мно­го­дет­ная (Оль­га и два бра­та), цер­ков­ная и интел­ли­гент­ная. Жили они доволь­но аске­тич­но, оде­ва­лась моя избран­ни­ца очень бед­но и про­из­во­ди­ла впе­чат­ле­ние девуш­ки скром­ной и немно­го задав­лен­ной бытом. Мне пока­за­лось, что я нашел иде­аль­ную кан­ди­да­ту­ру на роль буду­щей супру­ги. Ско­ро я сде­лал Оль­ге пред­ло­же­ние, она была, как мне пока­за­лось, удив­ле­на, дума­ла неко­то­рое вре­мя, но в кон­це кон­цов согласилась.

Вско­ре мы поже­ни­лись и ста­ли жить отдель­но на квар­ти­ре, кото­рую предо­ста­ви­ли роди­те­ли Оль­ги. Я учил­ся в аспи­ран­ту­ре и рабо­тал. Полу­чал не мно­го, но на жизнь хва­та­ло, к тому же помо­га­ли мои роди­те­ли. Забе­ре­ме­не­ла Оль­га очень быст­ро, бере­мен­ность про­хо­ди­ла лег­ко, но вме­сте с ней наше­му супру­же­ско­му сча­стью при­шел конец. Вспо­ми­ная то вре­мя, могу ска­зать, что насто­я­щей семьей мы были все­го один месяц. Затем нача­лись упре­ки со сто­ро­ны жены, что я не закон­чил ремонт в квар­ти­ре, мало зара­ба­ты­ваю, не помо­гаю мате­ри­аль­но ее роди­те­лям. К тому же Оль­га ста­ла совер­шен­но рав­но­душ­на ко мне как к чело­ве­ку, не про­яв­ля­ла забо­ты, не инте­ре­со­ва­лась моей жиз­нью. Как толь­ко мы поже­ни­лись, она уво­ли­лась со всех работ, и семью обес­пе­чи­вал толь­ко я. Но когда Оль­га полу­чи­ла посо­бие на ребен­ка, она заяви­ла, что это ее лич­ные день­ги, и я к ним не имею отно­ше­ния. Тогда я нада­вил, и эти день­ги тоже были пуще­ны на хозяйство.

Я при­сут­ство­вал при рож­де­нии доче­ри и сра­зу понял, что очень люб­лю ее. Из дру­го­го горо­да, что­бы помочь нам в пер­вое самое труд­ное вре­мя, при­е­ха­ла моя мать, но жену она очень раз­дра­жа­ла, и ей вско­ре при­шлось уехать. Роди­те­ли и род­ствен­ни­ки Оль­ги никак не участ­во­ва­ли в жиз­ни нашей семьи, мне даже при­шлось запла­тить шури­ну, что­бы он довез нас до роддома.

Я мно­го помо­гал Оль­ге с ребен­ком, пото­му что хотел быть насто­я­щим отцом, часто сидел с ним, укла­ды­вал спать, гото­вил еду. Мы дого­во­ри­лись, что Оль­га будет сидеть с доч­кой три года, и запи­са­ли ее в хоро­ший садик. Но когда оста­ва­лось ждать око­ло года, жена заяви­ла, что сроч­но вый­дет на рабо­ту, так как ей не хва­та­ет денег. В ито­ге доч­ку при­шлось отдать в ужас­ный дет­ский садик, в кото­рый она не хоте­ла ходить. Доч­ка пла­ка­ла так, что у меня серд­це раз­ры­ва­лось. Но жена была непо­ко­ле­би­ма в сво­ем решении.

Когда доч­ке испол­ни­лось три года, жена ска­за­ла, что поедет с ней летом на юг. Денег на само­лет не было, пред­по­ла­га­лось, что доби­рать­ся она будет деше­вым поез­дом, усло­вия про­жи­ва­ния тоже были неяс­ны­ми. Я был кате­го­ри­че­ски про­тив этой аван­тю­ры, но жена сде­ла­ла все по-сво­е­му. Это при том, что мои роди­те­ли гото­вы были взять ребен­ка к себе в дерев­ню в отлич­ные усло­вия на все лето!

После той поезд­ки в наших отно­ше­ни­ях появи­лась еще одна брешь. Мы ста­ли фак­ти­че­ски чужи­ми, даже раз­де­ли­ли бюд­жет. Мне при­шлось пой­ти на это вопре­ки сво­е­му жела­нию, посколь­ку жена счи­та­ла, что семью обес­пе­чи­вать дол­жен толь­ко я, а она рабо­та­ет «для себя». Домаш­ние скан­да­лы с битьем посу­ды ста­ли посто­ян­ной частью нашей жиз­ни, даже доч­ка ста­ла гово­рить: «Мама папу не любит». Если я оста­вал­ся дома писать науч­ную рабо­ту (я зани­ма­юсь нау­кой, не толь­ко прак­ти­че­ской вра­чеб­ной рабо­той), жена бук­валь­но не дава­ла мне рабо­тать, заяв­ляя, что я «ниче­го не делаю». Дома я чув­ство­вал себя чужим. Отец пода­рил мне маши­ну «Жигу­ли», она ста­ла един­ствен­ным местом, где я мог уеди­нить­ся и фак­ти­че­ски сбе­жать из того ада, кото­рый тво­рил­ся дома.

Через год моя жена поеха­ла в отпуск в Гре­цию. Ребен­ка ста­ли отправ­лять на все лето к моим роди­те­лям, так как жене «нуж­на была сво­бо­да». Я не про­во­жал ее, пото­му что в то вре­мя мы уже не раз­го­ва­ри­ва­ли и жили каж­дый сво­ей жиз­нью. Вер­ну­лась жена из отпус­ка с вене­ри­че­ским забо­ле­ва­ни­ем. Мне как вра­чу было оче­вид­но, что она мне невер­на, но я про­дол­жал жить с ней ради ребен­ка, посколь­ку был очень при­вя­зан к доче­ри, кото­рая дава­ла мне силы жить, бороть­ся и про­фес­си­о­наль­но рас­ти… Я часто бла­го­да­рил Бога за то, что Он пода­рил мне смысл суще­ство­ва­ния, ина­че бы я, навер­но, сошел с ума. Поезд­ки жены в Гре­цию ста­ли регу­ляр­ны­ми, я знал, что она ездит к любов­ни­ку, но внешне мы ста­ра­лись выгля­деть обыч­ной семьей.

Мне кажет­ся, я сде­лал все воз­мож­ное для сохра­не­ния нашей семьи, хотя я понял, что Оль­га меня нико­гда не люби­ла и вышла замуж, что­бы вый­ти из роли стар­шей доче­ри в «мно­го­дет­ной пра­во­слав­ной цер­ков­ной семье». В самой же этой семье цари­ло внеш­нее бла­го­че­стие, но не было ни вза­и­мо­вы­руч­ки, ни вза­им­ной поддержки.

***

Про­то­и­е­рей Алек­сандр Сорокин

Очень слож­но оце­ни­вать ситу­а­цию в семье, когда слы­шишь толь­ко одну поло­ви­ну. В рас­ска­зе Вяче­сла­ва Оль­га пред­ста­ет эго­и­стич­ной и корыст­ной стер­вой. Себя он, напро­тив, выстав­ля­ет в самом луч­шем све­те. Но мы ведь мно­го­го не зна­ем. Поче­му, напри­мер, Оль­гу «раз­дра­жа­ла» све­кровь? Может быть, мама героя сама была не очень так­тич­на? Роди­те­ли жены не помо­га­ли моло­дой семье? Но раз­ве «предо­ста­вить квар­ти­ру» – это не помощь в наше вре­мя, когда купить новое жилье прак­ти­че­ски невоз­мож­но? Что кро­ет­ся под фра­зой «я нада­вил, и жена ста­ла отда­вать посо­бие»? Таких вопро­сов много…

В этом моно­ло­ге я не вижу жела­ния най­ти с женой общий язык, узнать, чего она хочет от бра­ка. Герой рас­ска­за сле­ду­ет каким-то сво­им пред­став­ле­ни­ям о дол­ге мужа и отца и, судя по все­му, не жела­ет при­зна­вать, что суще­ству­ет иная точ­ка зре­ния. Конеч­но, если Оль­га – дей­стви­тель­но сата­на в юбке, диа­лог не име­ет смыс­ла. Но ведь чаще все­го чело­век гре­шит не пото­му, что созна­тель­но хочет зла себе или близ­ким, а пото­му, что ему кажет­ся, буд­то дру­го­го выхо­да нет. Он и был бы рад вести себя ина­че, но никто не пред­ла­га­ет аль­тер­на­ти­вы. В бра­ке эта аль­тер­на­ти­ва обре­та­ет­ся в диа­ло­ге. Конеч­но, очень труд­но дого­во­рить­ся с чело­ве­ком, кото­ро­му ты про­ти­вен. Но кто ска­зал, что будет легко?

 

Не люблю, когда все кончается

Ана­ста­сия

Я ста­ла путать­ся в место­име­ни­ях, и все вре­мя спо­ты­ка­юсь на сло­ве «он»: мне хочет­ся ска­зать «ты». Может быть, так чест­нее вести мой рас­сказ. Есте­ствен­нее. О том, как мы жили с тобой и поче­му разо­шлись. Я до сих пор не могу при­вык­нуть к тому, что «ты» – это абстрак­ция. Что ника­ко­го «ты» боль­ше нет, а есть толь­ко образ тебя – было­го – в моей голо­ве. Ты, навер­ня­ка, уже дру­гой. И живешь дру­гим. Но, может быть, если бы не было того – преж­не­го – тебя и той – преж­ней – меня, то и теперь нас таких, какие мы есть, не было бы.

Сей­час у меня все хоро­шо. Как это обыч­но назы­ва­ют? Я «встре­ти­ла свою вто­рую поло­ви­ну». Толь­ко я не пони­маю, поче­му мы тех людей, кото­рые были зна­чи­мы для нас преж­де, кото­рых мы люби­ли, назы­ва­ем потом «ошиб­кой». Не пере­чер­ки­ва­ем ли мы этим свою соб­ствен­ную жизнь? Свое соб­ствен­ное сего­дня? Мы нико­гда не отка­зы­ва­ем­ся от уни­вер­си­те­тов, в кото­рых учи­лись, горо­дов, где роди­лись, толь­ко вот поче­му-то те, кого мы люби­ли, ста­но­вят­ся «не теми». Может быть, поэто­му мы не можем, не хотим при­знать, как мно­го было нам дано аван­сом и как мало мы из это­го смог­ли воплотить.

С Вла­ди­ми­ром… с тобой я была зна­ко­ма с дет­ства. И у нас было общим почти все: инте­ре­сы, дру­зья, при­ход, кни­ги. Даже жесты, кажет­ся, у нас ста­ли похо­жи­ми. Мне ста­ло казать­ся, что ты был и будешь в моей жиз­ни все­гда. Ты был чем-то само собой разу­ме­ю­щим­ся. И я зна­ла, что бы ни слу­чи­лось, даже если я не буду знать, что делать, если я полюб­лю дру­го­го,  – я смо­гу най­ти под­держ­ку у тебя. Пожа­луй, ты зна­чил для меня даже боль­ше, чем роди­те­ли. То, чем жили мы с тобой: наши рели­ги­оз­ные поис­ки, наша вера в воз­мож­ность конеч­но­го смыс­ла, было очень дале­ко от них. Мы ста­ли друг для дру­га почти всем. Ты был моим отра­же­ни­ем. Но я не зна­ла тогда, какое это сча­стье – иметь отражение.

Мои роди­те­ли были не в вос­тор­ге от наших отно­ше­ний, хотя и не пре­пят­ство­ва­ли им. Гума­ни­тар­ная нау­ка для них вооб­ще была вещью сомни­тель­ной, осо­бен­но в каче­стве муж­ской про­фес­сии. Тем не менее, на пятом кур­се мы поже­ни­лись. В то вре­мя я зара­ба­ты­ва­ла боль­ше, чем Вла­ди­мир, мне уда­лось най­ти неплохую рабо­ту. А он жил слу­чай­ны­ми зара­бот­ка­ми, поэто­му уйти в декрет не пред­став­ля­лось воз­мож­ным: тогда нам про­сто нече­го бы ста­ло есть. Так про­шел год, и меня ста­ло раз­дра­жать неже­ла­ние (мне так каза­лось) Вла­ди­ми­ра что-то менять, него­тов­ность взять на себя ответ­ствен­ность за семью. Я ста­ла меч­тать о дру­гом типе муж­чи­ны, бру­таль­ном и воле­вом, а не тон­ком и сопе­ре­жи­ва­ю­щем. Мне пока­за­лось, что такой муж-неудач­ник мне уже не нужен, он не смог быть силь­ным, не выдер­жал жиз­нен­но­го испы­та­ния. С Вла­ди­ми­ром мы были по-преж­не­му эмо­ци­о­наль­но близ­ки, но при этом у нас ста­ли появ­лять­ся свои соб­ствен­ные инте­ре­сы, кру­ги обще­ния. Прак­ти­че­ски одно­вре­мен­но мы заве­ли зна­ком­ства на сто­роне: по Вла­ди­ми­ру было вид­но, что он позна­ко­мил­ся с жен­щи­ной, за мной тоже стал уха­жи­вать дру­гой мужчина.

Я дума­ла, что с Вла­ди­ми­ром все кон­че­но, стра­ни­ца пере­вер­ну­та. Даже гово­рить нам было не о чем. Но поче­му-то я не пода­ва­ла на раз­вод. И не изме­ня­ла Вла­ди­ми­ру. Когда он подал на раз­вод, я испы­та­ла шок. Каза­лось, что брак мне лишь в тягость, но раз­вод ока­зал­ся кру­ше­ни­ем мира.

Сра­зу же после раз­во­да я ста­ла встре­чать­ся с успеш­ным, надеж­ным муж­чи­ной, мои роди­те­ли были от него в вос­тор­ге и радо­ва­лись, что я рас­ста­лась с Вла­ди­ми­ром. Они не пони­ма­ли, како­во мне. А я как буд­то не жила в то вре­мя: ходи­ла на рабо­ту, сле­ди­ла за собой, встре­ча­лась с дру­зья­ми, но дела­ла все меха­ни­че­ски. Жизнь поте­ря­ла все крас­ки и вку­сы. Новый друг вско­ре сде­лал мне пред­ло­же­ние, но я ему отка­за­ла: мыс­лен­но оста­ва­лась с Вла­ди­ми­ром. Я мно­гое бы отда­ла за то, что­бы вер­нуть его, хотя новый друг предо­став­лял мне все, чего рань­ше не хва­та­ло: надеж­ность, муже­ствен­ность, обес­пе­че­ние семьи. Но я отве­ти­ла, что не могу его обма­ны­вать, так как чувств у меня к нему нет, а выхо­дить замуж по рас­че­ту я не могу.

Насту­пи­ло самое мрач­ное вре­мя. В храм я пере­ста­ла ходить, все рели­ги­оз­ные чув­ства куда-то про­па­ли. Я виде­ла, что насту­пи­ла чер­ная ночь. И не зна­ла, где взять хотя бы спич­ку, что­бы сде­лать свет­лее. Неправ­да, что к Богу при­во­дят скор­би. Меня они уве­ли от Него. На годы мне опро­ти­ве­ло все, свя­зан­ное с цер­ков­ной жиз­нью. Как, впро­чем, и мно­гое дру­гое, чем я жила до раз­во­да. Я узна­ла, как чело­век оди­нок в этом мире и какое сча­стье иметь близ­кую душу. Мне потре­бо­ва­лось око­ло пяти лет… не для того, что­бы «забыть» Вла­ди­ми­ра, а для того, что­бы на-учить­ся жить без него. Потом, мне кажет­ся, Бог все же воз­на­гра­дил меня за скор­би, пото­му что я ста­ла счаст­ли­вее. Я узна­ла, как мож­но най­ти источ­ник жиз­ни в себе самой, сколь­ко все­го инте­рес­но­го в моей соб­ствен­ной душе и в окру­жа­ю­щем мире. И хотя сей­час я заму­жем и очень люб­лю сво­е­го мужа, я умею жить одна. Так как знаю, что зна­чит быть одно­му во Все­лен­ной. Да, я ста­ла жест­че и прак­тич­ней, но теперь меня не так-то лег­ко сломать.

Я не счи­таю, что Вла­ди­мир был «ошиб­кой моло­до­сти». Мне кажет­ся, где-то в неве­до­мом мире жива наша любовь. Про­шлое не кон­ча­ет­ся, оно где-то есть. Я не люб­лю забы­вать. Осо­бен­но людей. Я очень не люб­лю смерть, не люб­лю, когда все кон­ча­ет­ся. Поэто­му не рас­ста­вай­тесь с люби­мы­ми. Рас­ста­ва­ние – это упраж­не­ние в смер­ти, пото­му что в этот момент исче­за­ет та новая лич­ность, кото­рая рож­да­ет­ся в под­лин­ных отно­ше­ни­ях. Хри­стос побе­дил смерть. Поэто­му и мы долж­ны сде­лать все от нас зави­ся­щее, что­бы не оста­вить ей ни малей­ше­го шанса.

***

Про­то­и­е­рей Алек­сандр Сорокин

Супру­ги из пер­вой исто­рии сто­ят на гра­ни раз­во­да, пото­му что меж­ду ними нет (и не было) ника­ких свя­зу­ю­щих нитей, кро­ме ребен­ка. Ана­ста­сия, напро­тив, рису­ет нам образ иде­аль­ной пары, рас­пав­шей­ся по глу­по­сти и мало­ду­шию обо­их. Не знаю, чего искал Вла­ди­мир, но геро­и­ня точ­но иска­ла «добра от добра». Что тут ска­жешь? Бри­тан­ские уче­ные недав­но эмпи­ри­че­ским путем дока­за­ли, что иде­аль­но­го муж­чи­ны не суще­ству­ет (ока­зы­ва­ет­ся, это мате­ма­ти­че­ски невоз­мож­но). Дума­ет­ся, это мож­но дока­зать и отно­си­тель­но жен­щи­ны. О том, что нель­зя путать мыс­ли­мый иде­ал и реаль­ную вещь, гово­ри­ли вели­чай­шие муд­ре­цы от Пла­то­на до Кан­та. А мы, хри­сти­ане, зная о фак­те гре­хо­па­де­ния, и подав­но долж­ны знать, что людей без недо­стат­ков не быва­ет. Не нуж­но искать иде­аль­но­го супру­га. Нуж­но из само­го себя лепить то, что (хотя бы в отда­лен­ной сте­пе­ни) напо­ми­на­ет Божий замы­сел о нас. Если супруг вас любит, он и сам уви­дит этот иде­ал (и даже, быть может, луч­ше вас) и к это­му иде­а­лу потя­нет­ся. По-мое­му, такой путь куда инте­рес­нее бес­плод­ной охо­ты за «прин­цем».

Нужен был пинок

Алек­сей

Во вся­ком боль­шом деле слу­ча­ют­ся слож­ные ситу­а­ции. Семей­ная жизнь – не исклю­че­ние. Вот и у меня слу­чи­лось. Кон­крет­ной, серьез­ной при­чи­ны я назвать не могу. Да и не было ее. Как-то все по мело­чи нако­пи­лось. Позд­ний при­ход домой, немы­тая посу­да, невы­пол­нен­ные обе­ща­ния, неже­ла­ние идти в кино на филь­мы, кото­рые нра­вят­ся ей и не нра­вят­ся мне. И нача­лось… раз­но­гла­сия, эмо­ции, амби­ции: я же муж­чи­на, я стар­ше, на мне ответ­ствен­ность, с меня спро­сят. Если ей не нра­ви­лись мои реше­ния, она оби­жа­лась и назы­ва­ла меня эго­и­стом. Зву­ча­ли фра­зы: «Ты дума­ешь толь­ко о себе, ты забыл о семье». Мне же дума­лось: «Ведь я прав, это все она. Не пони­ма­ет, не ценит…» Вот уже и жизнь порознь. Одна­жды про­зву­ча­ло сло­во «раз­вод»…

Это сло­во зву­ча­ло и рань­ше, но я не при­да­вал ему зна­че­ния. Оно гово­ри­лось в серд­цах. А в этот раз я понял: если так и будет про­дол­жать­ся, она раз­ве­дет­ся. Харак­тер у нее горячий…

Но как же так! Неуже­ли в мгно­ве­ние рушит­ся то, что созда­ва­лось года­ми? Неуже­ли кон­чи­лась семья! Или, может, так будет луч­ше?.. И нача­лись про­гул­ки по вет­ре­ным набе­реж­ным, раз­го­во­ры с собой у пустой рюм­ки в пустом кафе, креп­кий чай на ноч­ных кух­нях с теми, кто готов выслушать:

–  Нет, если я пой­ду изви­нять­ся, это будет уни­зи­тель­но. А в чем я виноват?

–  Ты очень оши­ба­ешь­ся, так рас­суж­дая. Что тебе важ­нее: семья или само­мне­ние? Ты вооб­ще ее любишь? Ты забыл главное!

Да, я ее люб­лю. Но когда кон­фликт на пике, любовь как-то съе­жи­ва­ет­ся. Боль­ше места зани­ма­ют праг­ма­ти­че­ские вопро­сы: если она сей­час такая, что будет даль­ше? Смо­жет ли она изме­нить­ся? А я смо­гу? А если все это будет повто­рять­ся?.. Я боль­ше думал о себе, боял­ся за себя… Но в какой-то момент оди­но­че­ства отчет­ли­во осо­знал, что если не менять себя ради люб­ви, ради семьи, то мож­но остать­ся один на один со сво­ей гор­до­стью. Еще страш­нее пред­ста­вить, что жиз­нью это может не ограничиться…

«Что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­ча­ет» (Мк. 10, 9). Ох, как же лег­ко сле­до­вать запо­ве­ди, пока не ока­жешь­ся в такой ситу­а­ции! И как слож­но жить в гордости.

Гос­по­ди, помо­ги и вра­зу­ми… Как все реши­лось, я и сам не понял. Про­сто, встре­тив­шись одна­жды, реши­ли забыть все ста­рые оби­ды, не вспо­ми­нать слу­чив­ше­го­ся и не повто­рять ситу­а­ций. Мне повез­ло, что она меня любит, ина­че бы так про­сто все не закон­чи­лось. Резю­ми­руя, хочу ска­зать, что люди могут жить вме­сте толь­ко в люб­ви или в стрем­ле­нии к ней. Когда ты зна­ешь, что любишь чело­ве­ка, но себя все-таки любишь боль­ше,  – это пока не любовь. Но уже стремление.

Види­мо, что­бы понять это, мне нужен был пинок. Сла­ва Богу за все…

 

Тимур Щукин, Ека­те­ри­на Челпанова

Источ­ник: пра­во­слав­ный жур­нал «Вода живая»

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки