Отношения молодых людей до брака<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Владимир Башкиров</span>

Отношения молодых людей до брака
Протоиерей Владимир Башкиров

(1 голос5.0 из 5)

Зна­е­те, о чем я дав­но соби­рал­ся пого­во­рить? О добрач­ных отно­ше­ни­ях моло­дых людей. Тема-то, ока­зы­ва­ет­ся, очень важ­ная, хотя и непростая.

Недав­но я про­чи­тал одну забав­ную исто­рию из цер­ков­ной жиз­ни на Западе.

В церк­ви совер­ша­ет­ся обру­че­ние. Жених и неве­ста ‒ оба длин­но­во­ло­сые, в оди­на­ко­вых сви­те­рах и джин­сах. Свя­щен­ник никак не может сори­ен­ти­ро­вать­ся, кто есть кто, и после пау­зы с иро­ни­ей гово­рит: «Пусть сей­час одно из вас наде­нет сво­ей жене обру­чаль­ное коль­цо»[1].

Посте­пен­но и мы в нашем обще­стве при­вы­ка­ем к такой одеж­де моло­де­жи. Прав­да, появ­ле­ние подоб­ной пары в наших хра­мах пока еще немыс­ли­мо, одна­ко есть повод заду­мать­ся. Ведь одеж­да отра­жа­ет внут­рен­нее состо­я­ние чело­ве­ка. Это – симп­том[2]. У моло­де­жи она, как пра­ви­ло, демон­стри­ру­ет их несо­гла­сие с при­ня­ты­ми вку­са­ми, нор­ма­ми и пра­ви­ла­ми, в том чис­ле, и с тра­ди­ци­он­ным поня­ти­ем семьи[3].

Совре­мен­ная моло­деж­ная суб­куль­ту­ра тяго­тит­ся семей­ной жиз­нью, пред­по­чи­тая сво­бод­ные парт­нер­ские отно­ше­ния[4]. Поэто­му понят­но жела­ние мно­гих людей, обес­по­ко­ен­ных такой эро­зи­ей созна­ния, узнать, а как сле­ду­ет стро­ить добрач­ные отно­ше­ния, и как нуж­но под­би­рать себе спут­ни­ка или спут­ни­цу жиз­ни, ведь неудав­ший­ся брак ста­но­вит­ся источ­ни­ком стра­да­ний, и часто на всю жизнь[5].

Есть два очень важ­ных условия.

  • Лич­ная склон­ность или сим­па­тия буду­щих супру­гов друг к другу
  • и их внут­рен­нее срод­ство душ.

Такую склон­ность нель­зя путать с увле­че­ни­ем по стра­сти. Страсть не может скре­пить брак на всю жизнь. Бра­ки по стра­сти все­гда непрочны.

Страсть, кото­рую в наше вре­мя поче­му-то назы­ва­ют любо­вью – все­го лишь воз­буж­де­ние тела. При страст­ной люб­ви любят не чело­ве­ка, а воз­буж­де­ние чув­ства, кото­рое воз­ни­ка­ет к нему при помо­щи вооб­ра­же­ния[6]. Тут глав­ное – сла­до­страст­ное жела­ние, а оно дей­ству­ет как нар­ко­тик, сво­е­го рода пси­хи­че­ский яд. Дей­ствие нар­ко­ти­ка со вре­ме­нем осла­бе­ва­ет и тре­бу­ет уве­ли­че­ния дозы[7].

Так и в страст­ной люб­ви. Остро­та опья­не­ния чувств спа­да­ет, любовь гас­нет, нуж­но обнов­ле­ние, вплоть до заме­ны «люби­мо­го чело­ве­ка». Сколь­ко таких исто­рий про­ис­хо­ди­ло на гла­зах почти каж­до­го из нас![8].

Насто­я­щая же любовь – это тяго­те­ние души к душе, вле­че­ние сер­дец, нахо­дя­щих друг в дру­ге допол­не­ние. Такое вза­им­ное тяго­те­ние под­дер­жи­ва­ет и физи­че­скую любовь мужа к жене и жены к мужу.

В цер­ков­ной пись­мен­но­сти есть мно­го заме­ча­тель­ных рас­суж­де­ний о люб­ви. Мне нра­вит­ся, как о ней гово­рил про­то­и­е­рей Васи­лий Зень­ков­ский (+1962):

«Любовь есть выход за пре­де­лы сво­е­го «Я», устрем­ле­ние к тому, кого мы любим любо­вью поло­вой или любовью‒ жало­стью или любо­вью – благоговением…самая жизнь чело­ве­че­ско­го духа и состо­ит в люб­ви: тай­на каж­дой лич­но­сти есть тай­но того, как, с какой глу­би­ной ищет люб­ви и любит человек…В сфе­ре пола – люб­ви, эро­су при­над­ле­жит основ­ное зна­че­ние, а сек­су­аль­ность есть лишь телес­ная тран­скрип­ция того же дви­же­ния люб­ви. Понят­но отсю­да, и то, что чем глуб­же горе­ние люб­ви, тем сла­бее сек­су­аль­ность. Вот отче­го любовь так часто спа­са­ет (осо­бен­но в юные годы) от дав­ле­ния сек­су­аль­но­сти: любовь несет с собой какое-то бла­го­уха­ние, кото­рое очи­ща­ет чело­ве­ка, осво­бож­да­ет его от сек­су­аль­но­го бес­по­кой­ства»[9].

Эта любовь несрав­нен­но боль­ше толь­ко чув­ства и физи­че­ско­го вле­че­ния. В ней содер­жит­ся еще и осо­бо­го рода рас­су­доч­ность и разум­ность, кото­рая трез­во оце­ни­ва­ет чело­ве­ка, его нрав­ствен­ные каче­ства как буду­ще­го семья­ни­на, вос­пи­та­те­ля детей и дру­га жиз­ни[10].

Смот­ри­те, что полу­ча­ет­ся. Ока­зы­ва­ет­ся, что насто­я­щий брак заклю­ча­ет­ся не толь­ко по чув­ству сим­па­тии, но и по разу­му. Перед бра­ком про­сто необ­хо­ди­мо испы­тать вза­им­ную любовь и вза­им­ную готов­ность, и чув­ство дол­га нести подвиг семей­ной жиз­ни. Кро­ме того, надо при­смот­реть­ся, согла­су­ют­ся ли меж­ду собой харак­те­ры. Моло­дым людям, увле­чен­ным друг дру­гом, про­сто не хочет­ся думать о том, насколь­ко это серьез­ное испы­та­ние. Им доста­точ­но их согла­сия сей­час и в дан­ный момент[11].

А то, что оно может ока­зать­ся поверх­ност­ным и обман­чи­вым, им про­сто невдо­мек. И толь­ко с года­ми обна­ру­жит­ся, что меж­ду ними нет ниче­го обще­го, и что по сути дела, они – совер­ше­но чужие люди.

Поэто­му надо убе­дить­ся, что их согла­сие проч­ное, пото­му что осно­ва­но на общих инте­ре­сах и оди­на­ко­вом воз­зре­нии на жизнь, а это пред­по­ла­га­ет еще одну более глу­бо­кую общ­ность – рели­ги­оз­ную. Здесь – самая твер­дая опо­ра бра­ка[12]. Вза­им­ная вера в Бога помо­га­ет лег­ко пере­но­сить скор­би, нуж­ду и тяже­лые жиз­нен­ные невзго­ды, без кото­рых нико­гда не обхо­дит­ся семей­ная жизнь[13]. Один хри­сти­ан­ский мыс­ли­тель даже по это­му пово­ду вос­клик­нул: «…Схо­дить­ся друг с дру­гом во всем, за исклю­че­ни­ем выс­ше­го смыс­ла жиз­ни, пере­жи­вать вме­сте все зем­ное и ско­ро пре­хо­дя­щее, и в то же вре­мя быть глу­бо­ко разъ­еди­нен­ны­ми во всем, что каса­ет­ся души – это глу­бо­чай­шее про­ти­во­ре­чие, какое толь­ко может суще­ство­вать сре­ди людей!»[14].

Ну а в древ­но­сти, когда рели­ги­оз­ность была есте­ствен­ным нрав­ствен­ным состо­я­ни­ем чело­ве­ка и нор­мой жиз­ни обще­ства, брак без веры в Бога вооб­ще не мыслился.

Зна­ме­ни­тый цер­ков­ный про­по­вед­ник 4 века епи­скоп горо­да Мила­на Амвро­сий мог, напри­мер, поз­во­лить себе ска­зать фра­зу, кото­рую никак не пой­мет совре­мен­ный либе­рал или рев­ност­ная феми­нист­ка: «Когда самое супру­же­ство долж­но быть освя­ща­е­мо свя­щен­ни­че­ским покро­вом и бла­го­сло­ве­ни­ем, то как мож­но назвать супру­же­ством то, где нет согла­сия веры?»[15].

Конеч­но, это не зна­чит, что чело­век дол­жен ломать и ниве­ли­ро­вать свой харак­тер. Его тем­пе­ра­мент и инди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти сохра­ня­ют­ся в пол­но­те. Если меж­ду людь­ми есть согла­сие духа, то их при­род­ные наклон­но­сти будут толь­ко их вза­им­но обогащать.

Очень даже хоро­шо, когда один чело­век спо­кой­ный, а дру­гой живой и весе­лый, один задум­чи­вый и рас­су­ди­тель­ный, а дру­гой быст­рый и подвиж­ный. Со вре­ме­нем меж­ду ними обя­за­тель­но воз­ник­нет гар­мо­ния и вза­им­ная при­вя­зан­ность на всю жизнь.

Мы видим, что рели­ги­оз­ный опыт чело­ве­че­ства, под­ска­зы­ва­ет про­ду­ман­ное и осмот­ри­тель­ное отно­ше­ние к бра­ку еще до его заключения.

Ока­зы­ва­ет­ся, выбор неве­сты или жени­ха тре­бу­ет нема­лых уси­лий. И еще бы! Попро­буй­те избе­жать обще­го соблаз­на най­ти кра­си­вую[16], а может быть, и состо­я­тель­ную неве­сту[17]. Попро­буй­те убе­дить себя, что надо искать не состо­я­ние и внеш­нее оба­я­ние, а разум и серд­це[18]. Но дру­го­го пути нет, и чем рань­ше роди­те­ли нач­нут гото­вить сво­их детей к тако­му отно­ше­нию к бра­ку, тем мень­ше опас­но­стей будет их под­жи­дать, и тем про­ще рас­по­зна­ют они в сво­их чув­ствах, что там?[19]. Истин­ная любовь или про­сто кипе­ние кро­ви и опья­не­ние стра­стью[20].

Источ­ник: сайт Мин­ской Духов­ной Ака­де­мии и Семинарии


[1] Zarty nieposwiecone. Pozbieral i opowiedzial ks. Jan Kracik. Krakow, 1993. S. 89.

[2] Это под­ме­тил уже такой тон­кий зна­ток чело­ве­че­ской души, как свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст(+407):

«Одеж­да и смех, ‒ гово­рил он, ‒ обна­ру­жи­ва­ют его (чело­ве­ка) каче­ства» (Иоанн Зла­то­уст, свя­ти­тель. Остат­ки из тол­ко­ва­ния на прит­чи Соло­мо­на. Тво­ре­ния. Т. 12. Кни­га тре­тья. СПб., 1906. С. 1112)

Подоб­ное мне­ние выска­зы­ва­ет и пре­по­доб­ный Ефрем Сирин (+373):

«Смот­ри, не управ­ля­ют ли нами непри­лич­ные дви­же­ния, не пыш­на ли у нас одеж­да, не пах­нет ли от риз бла­го­во­ни­я­ми, как от жен­щин (луч­ше пусть душа изда­ет бла­го­уха­ние Свя­то­го Духа в пре­вос­ход­ном житии)…не выше ли колен под­ня­та одеж­да ( это обли­ча­ет бес­стыд­ство души)…не склон­ны ли мы к сме­ху, не гово­рим ли сами смешного…и вся наша наруж­ность не изоб­ра­жа­ет ли стра­сти, и голос не при­кра­шен ли искус­ством для вну­ше­ния люб­ви и для обо­льще­ния» (Ефрем Сирин, пре­по­доб­ный. 77. Поуче­ние пад­ше­му бра­ту. //Творения. Часть 3. Сер­ги­ев Посад, 1897. Репринт. С.52).

[3] Зна­ме­ни­тый цер­ков­ный про­по­вед­ник 19-го века Фила­рет Мос­ков­ский (+1867) в одной из сво­их про­по­ве­дей при­ла­га­ет бого­слов­ское раз­мыш­ле­ние об одежде:

«Что такое одеж­да? В поряд­ке есте­ствен­ном – сред­ство для защи­ще­ния чело­ве­че­ско­го тела от раз­ру­ши­тель­но­го дей­ствия сти­хий; в поряд­ке нрав­ствен­ном – защи­та стыд­ли­во­сти; в поряд­ке граж­дан­ском – искус­ствен­ное при­кры­тие чле­нов тела, при­спо­соб­лен­ное к отправ­ле­нию того или ино­го зва­ния обще­ствен­но­го, и вме­сте отли­чи­тель­ный знак зва­ний и сте­пе­ней, в них уста­нов­лен­ный… Из этих поня­тий тот­час мож­но усмот­реть, что попе­че­ни­я­ми об одеж­де долж­ны управ­лять необ­хо­ди­мость, скром­ность, посто­ян­ство; впро­чем, не оста­но­вим­ся на этих поня­ти­ях…, кото­рые более пока­зы­ва­ют пра­виль­ное упо­треб­ле­ние одеж­ды чело­ве­ка­ми и обще­ства­ми, неже­ли её про­ис­хож­де­ние и пер­во­на­чаль­ное назна­че­ние от Твор­ца чело­ве­ков и обще­ства человеческих…

Воз­ве­ди­те мыс­ли ваши к пер­вым дням вселенной…вы не най­де­те там ника­ко­го сле­да одеж­ды: «И были оба наги, Адам и жена его, и не сты­ди­лись» (Быт.2:25) …Но вку­си­ли пре­льщен­ные лука­вым зми­ем от запре­щен­но­го пло­да, и «узна­ли они, что наги» (Быт.3:7). Вот нача­ло наго­ты! Яд гре­ха, при­я­тый в душу и серд­це, быст­ро раз­лил­ся по все­му суще­ству их; стра­сти воз­бу­ди­лись и про­из­ве­ли бес­по­ря­доч­ные дви­же­ния в теле; и похоть ли, кото­рая «зачав, рож­да­ет грех» (Иак.1:15), сама тот­час роди­лась от пер­во­го гре­ха, или несчаст­ные родо­на­чаль­ни­ки усты­ди­лись буду­ще­го пле­ме­ни, кото­рое носи­ли в чре­с­лах сво­их и кото­ро­го сде­ла­лись теперь убий­ца­ми; ‒ толь­ко они преж­де все­го поспе­ши­ли закрыть сии чрес­ла. «И сши­ли смо­ков­ные листья, и сде­ла­ли себе опо­я­са­ния» (Быт.3:7). Вот про­ис­хож­де­ние одежды.

Итак, что есть одеж­да наша? Она есть про­из­ве­де­ние без­за­ко­ния; она есть обя­за­ние гре­хов­ной раны, и при­том пустое, без целеб­но­го елея; она есть сла­бое сред­ство для крат­ко­вре­мен­но­го сохра­не­ния осуж­ден­но­го тела от дей­ствия сти­хий, совер­ша­ю­щих его казнь; она есть при­кры­тие нрав­ствен­но­го без­об­ра­зия, сде­лав­ше­го­ся есте­ствен­ным; она есть защи­та от сты­да телес­ной наго­ты, изоб­ре­тен­ная обна­жен­ным в сове­сти чело­ве­ком; она есть есть види­мый знак чело­ве­ка пре­ступ­ни­ка; она есть все­об­щий и все­гдаш­ний тра­ур, нало­жен­ный рас­ка­я­ни­ем, по смер­ти пер­во­быт­ной непо­роч­но­сти; она есть зна­мя побе­ды, кото­рое враг выста­вил нару­жу, овла­дев нашей внутренностию.

Что же дела­ют те, кото­рые с такой забот­ли­во­стью напе­ре­рыв ста­ра­ют­ся бли­стать кра­со­тою и вели­ко­ле­пи­ем одежд. – Едва ли что-нибудь более, как толь­ко воз­об­нов­ля­ют и укра­ша­ют тор­же­ство древ­не­го вра­га чело­ве­че­ско­го рода. Что зна­чит сия гор­дость, с кото­рою име­ю­щий на себе доро­гую одеж­ду едва удо­ста­и­ва­ет взо­ра покры­тую вре­ти­щем или полу­раз­де­тую нище­ту, ‒ сия нена­сы­ти­мость, с какою неко­то­рые со дня на день умно­жа­ют сие непо­сто­ян­ство, с кото­рым часто пере­ме­ня­ют убо­ры? – Не есть ли сие нечто подоб­ное тому, как если бы боль­ной взду­мал тще­сла­вить­ся мно­же­ством сво­их стру­пов и кра­со­тою обя­за­ний; или если бы раб, при­нуж­ден­ный носить око­вы, желал бы иметь их в вели­ком мно­же­стве и выра­бо­тан­ные с раз­но­об­раз­ным искус­ством?» (Фила­рет, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и Коло­мен­ский, свя­ти­тель. 13. Сло­во в неде­лю тре­тью по Пяти­де­сят­ни­це. //Слова и речи. Т. 1. М., 1873. Репринт. С. 108, 109).

Эта мысль встре­ча­ет­ся у мно­гих древ­них про­по­вед­ни­ков, в част­но­сти, у свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста, кото­рый ком­мен­ти­ру­ет запо­ведь Хри­ста: «И кто захо­чет судить­ся с тобою, и взять у тебя рубаш­ку, отдай ему и верх­нюю одеж­ду (Мф.5:40)».

«Что же? Неуже­ли ска­жешь мне ходить нагим? Не были бы мы наги, если бы в точ­но­сти испол­ня­ли эти пове­ле­ния; напро­тив, еще были бы гораз­до луч­ше всех оде­ты. Во-пер­вых, пото­му, что никто не напа­дет на чело­ве­ка, име­ю­ще­го такое рас­по­ло­же­ние духа, а во-вто­рых, если бы и нашел­ся кто настоль­ко жесто­кий и неми­ло­сти­вый, что дерз­нул бы и на это, то без сомне­ния еще более нашлось бы таких, кото­рые чело­ве­ка, вос­шед­ше­го на такую сте­пень любо­муд­рия, покры­ли бы не толь­ко одеж­да­ми, но, если бы было воз­мож­но, и самою пло­тию своею.

А если бы кому дове­лось и нагим ходить ради тако­го любо­муд­рия, то и в этом не было бы сты­да. Адам в раю был наг и не сты­дил­ся (Быт.2:25). И Иса­ия, ходив­ший нагим и без обу­ви был зна­ме­ни­тее всех иуде­ев (Ис.20:3). Иосиф тогда осо­бен­но про­си­ял доб­ро­де­те­лию, когда оста­вил одеж­ду. Нима­ло не худо так обна­жать­ся, но постыд­но и смеш­но так оде­вать­ся, как мы оде­ва­ем­ся ныне, т.е. в дра­го­цен­ные одеж­ды» (Иоанн Зла­то­уст, свя­ти­тель. Тол­ко­ва­ние на свя­то­го Мат­фея Ева­ге­ли­ста. Бесе­да 18 (№2,3). //Творения. Т. 7. Кни­га пер­вая. СПб., 1901. С. 206).

Сле­ду­ю­щая сцен­ка из жиз­ни совре­мен­ной моло­де­жи хоро­шо иллю­стри­ру­ет отно­ше­ние к одеж­де в совре­мен­ной моло­деж­ной сре­де, «мне­ние» кото­рой давит на сверст­ни­ков и навя­зы­ва­ет им свои вкусы:

«Когда Надя вер­ну­лась со шко­лы…, мама спро­си­ла у неё: «Поче­му тебе вдруг разо­нра­ви­лась синяя кофта?…

– Пони­ма­ешь, мамоч­ка, синяя коф­та мне вооб­ще-то нра­вит­ся. Она мяг­кая, удоб­ная…, но она не современная…

– Да кто тебе это ска­зал, Надя?

Девоч­ки. Они вче­ра мне устро­и­ли «кри­ти­че­ский разбор…Юбка слиш­ком длин­ная – это они ска­за­ли. Коф­та ста­ро­мод­ная, слиш­ком про­стая и скуч­ная. Еще ска­за­ли, что мне очень пошли бы боас­ле­ты и сереж­ки в ушах…

А как оде­ва­ют­ся девоч­ки в вашем классе?

Ой, мама, у нас царит пол­ный про­из­вол и дух сорев­но­ва­ния. Есть девоч­ки, кото­рые оде­ва­ют­ся скром­но, но боль­шин­ство носят джин­сы и мини – юбки. Яркие сви­те­ра или джин­со­вые курт­ки. Белые кроссовки…При этом почти у всех про­ко­ло­ты уши, наде­ты серьги…У боль­шин­ства – стриж­ки. А если у кого длин­ные воло­сы…, ‒ носят их про­сто распущенными…Многие девоч­ки у нас кра­сят­ся, как взрос­лые жен­щи­ны: кра­сят пома­дой губы, под­во­дят гла­за, лаком покры­ва­ют ногти…Они дей­стви­тель­но пра­вы…, я оде­та ста­ро­мод­но…» (Гра­чев Алек­сий, свя­щен­ник (редак­тор). Что необ­хо­ди­мо знать девоч­ке, или дове­ри­тель­ные бесе­ды о самом глав­ном. М.: Дани­лов­ский бла­го­вест­ник. 2006. С. 144, 145, 146).

В таком же виде моло­дые люди часто захо­дят в храм, где, одна­ко же, свое отно­ше­ние к одеж­де, посколь­ку чело­век явля­ет­ся здесь перед лицо Божие. Поэто­му надо без раз­дра­же­ния, веж­ли­во и нена­вяз­чи­во объ­яс­нять моло­дым людям смысл их при­сут­ствия в хра­ме. И вот тут очень полез­ны­ми могут ока­зать­ся корот­кие поучи­тель­ные исто­рии из жиз­ни Церк­ви, как, напри­мер, такая:

«В синай­ском мона­сты­ре был один инок – доб­рый подвиж­ник и бла­го­леп­ный по наруж­но­сти. Он ходил в цер­ковь на служ­бу, при­кры­ва­ясь толь­ко малою узкою ман­ти­ею и то вет­хою, кото­рая была вся в заплатах.

Авва Иосиф, уви­дев, что он идет в таком виде к бого­слу­же­нию, ска­зал ему: «Брат, не видишь ли, что про­чие бра­тья сто­ят в церк­ви во вре­мя слу­же­ния, как анге­лы? Поче­му же ты все­гда при­хо­дишь сюда в этой одежде?»

Брат отве­чал: «Про­сти меня, авва! У меня нет дру­гой одежды»

Тогда Иосиф взял его в келью и дал ему всё при­лич­ное мона­ше­ское оде­я­ние. После это­го он девал­ся уже как про­чие бра­тия и казал­ся анге­лом» (Дья­чен­ко Гри­го­рий, про­то­и­е­рей. Гре­хи про­тив чет­вер­той запо­ве­ди. 3(б) В храм долж­но ходить в при­лич­ной одеж­де. //Уроки и при­ме­ры хри­сти­ан­ской люб­ви. М., 1998. С. 442).

[4] Отме­тим, что лег­ко­мыс­лие и жела­ние подоль­ше тянуть с женить­бой были свой­ствен­ны моло­дым людям и преж­де, хотя и не в такой цинич­ной фор­ме, как сей­час. Пре­по­доб­ный Авм­ро­сий Оптин­ский (+1891) писал одной обес­по­ко­ен­ной этим обсто­я­тель­ством матери:

«Пише­те, что жела­е­те женить ваше­го един­ствен­но­го сына, и он не прочь от женить­бы, что пред­став­ля­ют­ся мно­го невест достой­ных, но ни одна не соот­вет­ству­ет его вкусу.

Тако­во вооб­ще направ­ле­ние нынеш­них моло­дых людей, и таков их вкус, кото­ро­му труд­но удо­вле­тво­рить; пото­му что они сами часто не зна­ют, чего хотят. Что же для таких людей будет по душе и по чувствам?

Опыт жиз­ни и вера исправ­ля­ют тако­вые души и чув­ства. И пото­му его теперь труд­но вра­зу­мить Он не мжет пове­рить ни вам, ни дру­го­му, пока не испы­та­ет лег­ко­вер­но­сти суж­де­ния и чувств на деле. – Он угро­жа­ет вам уйти из ваше­го дома куда-нибудь далеко…Пусть… идет из дому; толь­ко не пус­кай­те дале­ко, а что­бы пожил где-нибудь у зна­ко­мых, или у надеж­но­го чело­ве­ка, кото­рый бы мог удер­жать его от своеволия.

Пожив на чужих руках, ско­рее оце­нит ваш кров и мате­рин­скую забот­ли­вость. А если его женить, при таком его душев­ном настро­е­нии, едва ли будет прок в женить­бе» (Амро­сий Оптин­ский, пре­по­доб­ный. Пись­мо 135. О непо­сто­ян­стве жела­ний моло­дых людей. // Собра­ние писем. Часть пер­вая. Пись­ма к миря­нам. М., 1997. С. 149).

[5] Неко­то­рые пра­во­слав­ные авто­ры ука­зы­ва­ют такие при­чи­ны неже­ла­ния всту­пать в брак:

Резуль­та­том без­ду­хов­но­го вос­пи­та­ния детей ста­ло то, что моло­дые люди боят­ся созда­вать семью. Дове­рие к чело­ве­ку, с кото­рым мож­но было бы про­жить жизнь поте­ря­но. Поче­му? Рос­сия нахо­дит­ся под мощ­ным напо­ром про­па­ган­ды сво­бод­но­го обра­за жиз­ни, кото­рая лави­но­об­раз­но обру­ши­лась на нас с Запа­да. Никто не ска­жет, что в Евро­пе или Аме­ри­ке в послед­ние годы улуч­ши­лась семей­ная жизнь. Коли­че­ство раз­во­дов на Запа­де посто­ян­но рас­тет. А ведь это след­ствие той самой «сво­бо­ды» чело­ве­че­ских отношений.

Семья – это крест Семей­ная жизнь – это кре­сто­но­ше­ние. Для неё необ­хо­ди­мы такие каче­ства, как зре­лость, тер­пе­ние и вели­кое муже­ство. А совре­мен­ная нево­цер­ко­в­лен­ная моло­дежь напо­ми­на­ет рас­слаб­лен­но­го, кото­ро­го еще не исце­лил Господь…Молодые люди не при­нуж­да­ют себя ни к какой рабо­те над собой. Все их уси­лия направ­ле­ны на то, что­бы окон­чить с отли­чи­ем шко­лу, посту­пить в инсти­тут, выучить англий­ский язык, съез­дить за гра­ни­цу, но ведь это не дела­ет чело­ве­ка чело­ве­ком. Кро­ме обра­зо­ва­ния, инте­рес­ной рабо­ты и поез­док, у каж­до­го из нас дол­жен быть внут­рен­ний мир, нрав­ствен­ная жизнь.

Наших юно­шей и деву­шек убе­ди­ли в том, что мож­но иметь не одну жену, не одно­го мужа на всю жизнь, а несколь­ко «парт­не­ров». Мож­но жить в блу­де, и это ни к чему не обя­зы­ва­ет ни муж­чи­ну, ни жен­щи­ну: пожи­ли, уста­ли, разо­шлись, нашли дру­го­го, с ним пожили…А ведь из семьи уйти нель­зя. Нель­зя устать от детей, от жены, от мате­ри с отцом…

Нет ниче­го уди­ви­тель­но­го, что мно­гие юно­ши и девуш­ки не хотят созда­вать семьи. Семья – это труд, а тру­дить­ся моло­дежь не при­уче­на. Совре­мен­ный ребе­нок про­жи­ва­ет до 15–17 лет в режи­ме «сво­бод­ной жиз­ни»: слу­ша­ет музы­ку, без при­смот­ра бро­дит по ули­цам, без роди­тель­ско­го при­смот­ра выби­ра­ет себе дру­зей, ходит на дис­ко­те­ки; дру­ги­ми сло­ва­ми рас­тра­чи­ва­ет сво­е­го внут­рен­не­го чело­ве­ка, а потом он уже и не может ниче­го создавать…

Юно­ши часто рас­суж­да­ют так: «Пока моло­дой – погу­ляю. Будет мне лет трид­цать – тогда женюсь и буду жить счаст­ли­во». Это – страш­ное диа­воль­ское иску­ше­ние. Это всё рав­но, что откла­ды­вать пока­я­ние до смер­ти: «Буду уми­рать, тогда и пока­юсь за всю жизнь» Нет, не пока­ет­ся, диа­вол не даст. Он так лег­ко не выпу­стит свою жерт­ву. Какой хозя­ин отпу­стит раба на сво­бо­ду? Ника­кой. «Вся­кий, дела­ю­щий грех, есть раб гре­ха» (Ин.8:34). Гос­подь ска­зал «раб». А раб, как извест­но, ниче­го не име­ет сво­е­го. Куда его пове­дет рабо­вла­де­лец, туда он и пой­дет» (Овчин­ни­ков Андрей, свя­щен­ник. Как сохра­нить семью. М.: Дани­лов­ский бла­го­вест­ник, 2003. С. 86, 87, 88).

[6] В нрав­ствен­ном бого­сло­вии суще­ству­ет поня­тие поло­вой фан­та­зии, кото­рая счи­та­ет­ся предо­су­ди­тель­ной, пото­му что сек­су­аль­ное вле­че­ние обра­ще­но в таком слу­чае не к чело­ве­ку, а к телу. Когда в вооб­ра­же­нии рису­ет­ся сце­ны поло­во­го акта, дру­гой или дру­гая ста­но­вит­ся про­сто телом или объ­ек­том вожде­ле­ния, и тогда не оста­ет­ся места для люб­ви или сим­па­тии. Этот раз­рыв меж­ду телес­ным эле­мен­том и любо­вью и явля­ет­ся при­чи­ной амо­раль­но­сти поло­вой фан­та­зии, кото­рую обо­зна­ча­ют как похот­ли­вость (Ср. Мф.5:27).

Похот­ли­вость может иметь место и в бра­ке. Это про­ис­хо­дит тогда, когда супру­ги видят в один в дру­гом толь­ко тело, и в их поло­вых кон­так­тах нет внут­рен­не­го чув­ства и люб­ви (Dominian Jack. Keuschheit. Ethisch. Theologische Realenzyklopaedie. Band 18. Berlin – New-York, 2000. S. 133).

[7] «…Из мно­гих опы­тов вид­но, ‒ пишет оптин­ский ста­рец иерос­хи­мо­нах Мака­рий (+1860), ‒ что кто по стра­сти всту­па­ет в супру­же­ство, то не быва­ет сча­стья; стра­сти осты­нут и любовь исчез­нет. Надоб­но изби­рать пар­тию по разу­му, с бла­го­че­сти­вым наме­ре­ни­ем и молит­вою ко Гос­по­ду, что­бы жизнь про­ве­сти в мире, согла­сии и люб­ви, для семей­но­го сча­стья и обще­ствен­ной поль­зы, в том кру­гу, где буде­те нахо­дит­ся» (Мака­рий, иерос­хи­мо­нах. Пись­мо 199. Собра­ние писем. СПб., 1993. С. 384).

В одном из писем он пишет об отно­ше­нии к плот­ским стра­стям и о борь­бе с ними:

«Ты пишешь, что при обще­нии с людь­ми дру­го­го пола испы­ты­ва­ешь ино­гда дво­я­ко­го рода чув­ства: одно‒ при­вле­ка­ю­щее, другое‒ оттал­ки­ва­ю­щее, и узнав, что это есте­ствен­но нашей при­ро­де, вы при­хо­ди­те в отча­я­ние от того, что не все­гда може­те побе­дить это чувство.

Вижу их того, что вы совсем не зна­е­те, какую чело­век дол­жен выдер­жи­вать борь­бу с вра­гом, вою­ю­щим на него соб­ствен­ною его пло­тию. Но побе­дить при­ро­ду мы не можем без осо­бен­ной помо­щи Божи­ей. Как бы мы не ста­ра­лись про­ти­вить­ся её есте­ствен­ным вле­че­ни­ям, но все мы не можем быть побе­ди­те­ля­ми, как бы мы не хоте­ли видеть в себе жела­е­мую чисто­ту помыш­ле­ний и действий.

Мы долж­ны пред­став­лять Богу свое про­из­во­ле­ние и сопро­тив­ле­ние про­тив­ным мыс­лям и поже­ла­ни­ям, но никак не наде­ять­ся сво­и­ми сила­ми побе­дить нашу дру­ги­ню (подру­гу) плоть. И в боре­нии, когда видим себя побеж­ден­ны­ми, не надо отнюдь отча­и­вать­ся, но позна­вать свою немощь и сми­рять муд­ро­ва­ние, счи­тая себя послед­ним из всех, и каять­ся перед Богом.

А если вы дума­е­те так, про­сто, не иметь ни помыс­лов, ни вол­не­ний пло­ти, и почи­та­е­те сие чисто­тою, то весь­ма оши­ба­е­тесь; если бы вам мож­но было сие полу­чить без борь­бы, то это при­ве­ло бы вас в гор­дость, лютей­шую из всех гре­хов. По сло­ву св. Иоан­на Лествич­ни­ка, ино­гда отхо­дят от нас все стра­сти, остав­ляя толь­ко одну гор­дость, кото­рой доволь­но для того, что­бы вос­пол­нить все про­чие» (Мака­рий, иерос­хи­мо­нах. Пись­мо 163. Указ соч. С. 384).

[8] «…Толь­ко в бра­ке, ‒ отме­ча­ет извест­ный бого­слов про­то­и­е­рей Васи­лий Зень­ков­ский (+1962), ‒ жизнь пола нахо­дит здо­ро­вое и жиз­нен­ное свое реше­ние. Ина­че гово­ря, из того труд­но­го и, а часто и мучи­тель­но­го состо­я­ния, в кото­ром пре­бы­ва­ют юно­ши и девуш­ки, един­ствен­ный вер­ный и здо­ро­вый путь откры­ва­ет­ся в бра­ке. И если он поче­му – то невоз­мо­жен или затруд­нен, то всё же вне бра­ка нет ника­ко­го выхо­да, нет здо­ро­вой поло­вой жиз­ни – здесь всё будет не толь­ко укло­не­ни­ем от нор­мы, нару­ше­ни­ем здо­ро­вья, но неиз­беж­но ста­но­вит­ся извра­ще­ни­ем, рас­стра­и­ва­ю­щим самые осно­вы нашей лич­но­сти» (Васи­лий Зень­ков­ский, про­то­и­е­рей. На поро­ге зре­ло­сти. Бесе­ды с юно­ше­ством по вопро­сам пола. Клин, 2004. С. 24).

[9] (Васи­лий Зень­ков­ский, про­то­и­е­рей. Указ. соч. С. 21–22).

[10] «Страсть чаще все­го сле­пит чело­ве­ка. Ослеп­лен­ный стра­стя­ми чело­век очень силь­но иде­а­ли­зи­ру­ет объ­ект сво­е­го покло­не­ния а когда стра­сти ути­ха­ют, начи­на­ет­ся про­зре­ние: «Как же я мог так покло­нять­ся?». И вели­кое разо­ча­ро­ва­ние наблю­да­ет­ся. Поэто­му не сле­ду­ет торо­пить­ся. Нуж­но подру­жить, узнать друг дру­га. То есть чело­век дол­жен пред­став­лять на что идет.

Семей­ная жизнь – это крест­ная ноша. В ней мно­го радо­стей, но мно­го и труд­но­стей. И чело­век дол­жен посту­пать разум­но, дол­жен быть реа­ли­стом. Не надо в семей­ную жизнь, как в лоте­рею, играть: пове­зет, не пове­зет. Это очень серьез­ный шаг, речь – веч­ной жиз­ни, о спа­се­нии. Через семью мож­но спа­стись, но мож­но и погиб­нуть. Плот­ское уте­ше­ние быст­ро прой­дет, а духов­ный союз – это веч­ный союз. Вот о чем надо помыш­лять» (Геор­гий (Шестун), игу­мен. Пра­во­слав­ная семья. М., 2005. С. 36)

[11] Одна­ко для насто­я­щей друж­бы в добрач­ный пери­од, когда мож­но про­ве­рить серьез­ность сво­их наме­ре­ний и по-насто­я­ще­му при­го­то­вить­ся к бра­ку, реко­мен­ду­ет­ся хра­нить дев­ствен­ность, цело­муд­рие и чисто­ту отношений.

При­ве­дем несколь­ко мне­ний совре­мен­ных и древ­них бого­сло­вов о дев­ствен­но­сти и целомудрии.

«Дев­ствен­ность – состо­я­ние моло­дых юно­ши и девуш­ки, кото­рые не име­ли поло­вых сно­ше­ний и сохра­ни­ли поло­вую невин­ность. Это состо­я­ние опре­де­ля­ет­ся, с одной сто­ро­ны, био­ло­ги­че­ски­ми пред­по­сыл­ка­ми…, с дру­гой сто­ро­ны, име­ет соци­аль­ный ста­тус, посколь­ку созна­тель­но …сохра­ня­ет­ся до замужества…Девственность неза­муж­ней девушки…может иметь соци­аль­ную зна­чи­мость и слу­жить сим­во­лом соци­аль­ной чисто­ты целой груп­пы, к кото­рой она при­над­ле­жит. Поэто­му в неко­то­рых обще­ствах сохра­не­ние дев­ствен­но­сти явля­ет­ся пред­ме­том забо­ты всей груп­пы…» (Drijvers Han J. W. Virginity. //The Encyclopedia of Religion. Volume 15–16 (15). New – York, 1986. P. 279).

«Дев­ствен­ность при­да­ет жен­щине несрав­нен­ное досто­ин­ство, сво­бо­ду и само­сто­я­тель­ность, и обес­пе­чи­ва­ет ей свое место в обще­стве и Церк­ви» (Hoedl L. Jungfraeulichkeit. //Lexikon des Mittelalters. Band 5. Stuttgart – Weimar, 1999. S. 809).

Дев­ствен­ность с древ­ней­ших вре­мен счи­та­лась не толь­ко необ­хо­ди­мым каче­ством для буду­щей пол­но­цен­ной семей­ной жиз­ни, но и высо­ко цени­лась в рели­ги­оз­ной жиз­ни и её сохраняли:

  • До бра­ка в есте­ствен­ных рели­ги­ях и исламе;
  • До окон­ча­ния рели­ги­оз­но­го слу­же­ния (вест­фал­ки)
  • На вре­мя мистерий;
  • Она тре­бо­ва­лась от слу­жи­те­лей куль­тов и свя­щен­но­слу­жи­те­лей и мона­ше­ству­ю­щих (еги­пет­ская рели­гия, антич­ная Гре­ция, иудей­ство, хри­сти­ан­ский Восток…)
  • При её помо­щи фило­со­фы стре­ми­лись достичь выс­шей премудрости …

Счи­та­лось, что дев­ствен­ни­ки и дев­ствен­ни­цы пре­бы­ва­ли как бы меж­ду зем­ным и загроб­ным миром (См. Аrat Mari Kristin. Jungfraeulichkeit. I. Religionsgeschichtlich.// Lexikon fuer Theologie und Kirche. 5. Band. Freiburg – Basel – Rom – Wien, 1996. S. 1096. //См. подроб­нее: Maier Bernhard. Reinheit. Religionsgeschichtlich.//Theologische Realenzyklopaedie. Band 28. Berlin – New-York, 1997. S. 473–477).

«…В Вет­хом Заве­те обя­за­тель­ной была добрач­ная дев­ствен­ность, у кото­рой, как и вез­де на Восто­ке, был свой юри­ди­че­ский ста­тус (ср. Кодекс Хам­му­ра­пи) и кото­рая была непре­мен­ным усло­ви­ем заму­же­ства. Исклю­чи­тель­но на деви­це мог женить­ся пер­во­свя­щен­ник (Лев.21:13), а по кни­ге Иезе­ки­и­ля (Иез.44:22) так­же и обыч­ные свя­щен­ни­ки; её очень цени­ли в обще­ствен­ной и рели­ги­оз­ной жиз­ни (Быт.24:22), а её поте­ря ста­но­ви­лась тра­ге­ди­ей жиз­ни, рав­ной поте­ри чести, ибо это затруд­ня­ло или вооб­ще дела­ло невоз­мож­ным заму­же­ство (Исх.22:15; Втор.22:13-19; 2Цар.2:18; Сир.7:24-25; Сир.7:42, Сир.7:9-11).

Одна­ко и оста­вать­ся дев­ствен­ни­цей было несча­стьем (как и бес­плод­ность) и уни­же­ни­ем (Быт.30:23; 1Цар.1:11; Ис.4:1); смерть в состо­я­нии дев­ствен­но­сти перед заму­же­ство счи­та­лась жиз­нен­ной неуда­чей; пред­на­зна­чен­ная к смер­ти дев­ствен­ная дочь Иеф­фая два меся­ца опла­ки­ва­ла с подруж­ка­ми свою дев­ствен­ность (Суд.11:30-40). Поня­тие дев­ствен­но­сти упо­треб­ля­лось и пере­нос­ном зна­че­нии: деви­цы и юно­ши оли­це­тво­ря­ли мощь и надеж­ду наро­да Божье­го, поэто­му их смерть или пле­не­ние опла­ки­ва­лись (Быт.32:15; Плач.1:18; Ос.8:13). Деви­ца­ми назы­ва­ли так­же горо­да и госу­дар­ства (Ис.23:12;47,1; Иер.46:11), а по отно­ше­нию к избран­но­му наро­ду озна­ча­ла его вер­ность Иего­ве и исклю­чи­тель­ную при­над­леж­ность Ему. (Иер.18:13;31,4,21; Плач.1:15)» (Kudasiewicz Jozef. Dziewictwo.// Encyklopedia Katolicka. T. 4. Lublin, 1995. S. 610).

Новый Завет гово­рит о дев­ствен­но­сти и чисто­те, не толь­ко внеш­ней, но и внут­рен­ней, кото­рая по-дру­го­му назы­ва­ет­ся целомудрием.

«Оно коре­нит­ся в серд­це чело­ве­ка, и пото­му вклю­ча­ет в себя мыс­ли и жела­ния чело­ве­ка (Мф.5:8). Цело­муд­рие и чисто­та наи­бо­лее при­бли­жа­ют чело­ве­ка к Богу (2Кор.6:6), а их отсут­ствие явля­ют­ся пре­пят­стви­ем на пути в Цар­ство Небес­ное (1Кор.6:9). Эта доб­ро­де­тель соеди­ня­ет веру­ю­щих со Хри­стом (1 Кор.5:7-8; 2Кор.11:2), а так­же с Духом Свя­тым (1Кор.6:19) текст –про­ве­рит – поль­ский (Czystosc.II. W Pismie Swietym. //Encyklopedia Katolicka. T. 3. Lublin, 1995. S. 935).

«Цело­муд­рие при­ни­ма­ет раз­ные фор­мы, в зави­си­мо­сти от жиз­нен­ной ситу­а­ции того или ино­го лица и моти­вов его дей­ствий. В добрач­ный пери­од оно помо­га­ет сдер­жи­вать сек­су­аль­ные вле­че­ния и гото­вить­ся к буду­щим супру­же­ским обя­зан­но­стям… отца или мате­ри и содер­жа­нию семьи. В бра­ке цело­муд­рие про­яв­ля­ет себя в пра­виль­ных супру­же­ских отно­ше­ни­ях, кото­рые име­ют целью не толь­ко про­дол­же­ние рода, но и общее бла­го семьи, где нахо­дят свое место и сек­су­аль­ные физио­ло­ги­че­ские потреб­но­сти» (Witek Stanislaw.Czystosc.III. Doktryna moralna. //Указ. соч. S. 936).

«Цело­муд­рие как нрав­ствен­ная доб­ро­де­тель вклю­ча­ет в себя готов­ность най­ти пра­виль­ную линию пове­де­ния в сек­су­аль­ной сфе­ре. А это пред­по­ла­га­ет такой цель­ный взгляд на секс, кото­рый видит в сек­се фак­тор, во мно­гом опре­де­ля­ю­щий пове­де­ние чело­ве­ка ‒ муж­чи­ны и жен­щи­ны – в зави­си­мо­сти от пола и упо­ря­до­чи­ва­ет его. Зада­ча – не том, что­бы вытес­нить или пода­вить поло­вой инстинкт, а что­бы опре­де­лить его над­ле­жа­щее место. К сожа­ле­нию, в бого­слов­ской тра­ди­ции совер­шен­ным цело­муд­ри­ем дол­гое вре­мя неспра­вед­ли­во назы­ва­ли толь­ко без­брач­ное состо­я­ние» (Gruendel Johannes. Keuschheit. III. Theologisch – ethisch. Lexikon fuer Theologie und Kirche. Указ. соч. S. 1420).

В насто­я­щее вре­мя внут­рен­няя чисто­та и цело­муд­рие могут стать реаль­ной нрав­ствен­ной силой, спо­соб­ной про­ти­во­сто­ять утра­те нрав­ствен­ных ори­ен­ти­ров и навы­ков, харак­тер­ных для совре­мен­но­го обще­ства» (См. Roemelt Josef. Reinheit. V. Theologisch – ethisch. //Lexikon fuer Theologie und Kirche. 8. Band. Freiburg – Basel – Rom – Wien, 1999. S. 1015).

О том, насколь­ко дев­ствен­ность цени­лась в ран­нем хри­сти­ан­стве сви­де­тель­ству­ет факт, что апо­стол Лука, повест­вуя о посе­ще­нии диа­ко­на Филип­па в Кеса­рии, не пре­ми­нул отме­тить четы­рех доче­рях дев­ствен­ни­цах, т. е. девиц на выда­ньи: «А на дру­гой день Павел и мы, быв­шие с ним, вый­дя, при­шли в Кеса­рию и, вой­дя в дом Филип­па бла­го­вест­ни­ка, одно­го из семи диа­ко­нов, оста­лись у него. У него были четы­ре доче­ри деви­цы, про­ро­че­ству­ю­щие» (Деян. 21, 8, 9) (См. Giesen Heinz. Jungfraeulichkeit. II Biblisch-theologisch. //Lexikon fuer Theologie und Kirche. Указ. соч. S. 1097).

«Еван­ге­лист Лука добав­ля­ет, что эти про­ро­че­ству­ю­щие доче­ри Филип­па были деви­цы, т. е. пре­бы­ва­ли в состо­я­нии дев­ствен­ном, посвя­тив себя на слу­же­ние Богу. Они – то пер­вые после, Мате­ри Гос­под­ней, пока­за­ли при­мер дев­ствен­ниц в хри­сти­ан­стве и свои непо­роч­ным пове­де­ни­ем при­об­ре­ли такое ува­же­ние, что, по сви­де­тель­ству бла­жен­но­го Иеро­ни­ма, дол­гое вре­мя веру­ю­щие с бла­го­го­ве­ни­ем посе­ща­ли четы­ре хра­ми­ны – кельи, в кото­рых жили эти дев­ствен­ни­цы» (Тол­ко­вая Биб­лия. Изда­ние пре­ем­ни­ков А.П. Лопу­хи­на. Дея­ния св. Апо­сто­лов. Т. 10. СПб, 1912. С. 155. //Репринтное изда­ние. Тол­ко­вая Биб­лия. Т. 3. Сток­гольм, 1987).

Свя­ти­тель Гри­го­рий Бого­слов обра­ща­ет вни­ма­ние на про­бле­му, важ­ную для его вре­ме­ни, но оста­ю­щу­ю­ся не менее акту­аль­ной и для нас. Это – необ­хо­ди­мость цело­муд­рия в оди­на­ко­вой мере для муж­чин и женщин:

«Каса­тель­но цело­муд­рия вижу, как вижу, мно­гие име­ют непра­виль­ное поня­тие, да и закон у их нера­вен и непра­ви­лен. Ибо поче­му закон обуз­дал жен­ский пол, а муж­ско­му дал сво­бо­ду, и жена, зло­умыс­лив­шая про­тив ложа муж­не­го, пре­лю­бо­дей­ству­ет, и под­вер­га­ет­ся за это стро­го­му пре­сле­до­ва­нию зако­нов, а муж, пре­лю­бо­дей­ству­ю­щий, с женою, не под­ле­жит ответ­ствен­но­сти? Я не при­ни­маю тако­го зако­но­да­тель­ства, не одоб­ряю обы­чая. Мужья были зако­но­да­те­ля­ми; пото­му и закон обра­щен про­тив жен. Напро­тив того, Бог уста­но­вил не так; но: «Почи­тай отца тво­е­го мать твою (Исх.20:12)» ‒ вот пер­вая запо­ведь, соеди­нен­ная с обе­то­ва­ни­я­ми: «Что­бы тебе было хоро­шо», и: «Кто зло­сло­вит отца сво­е­го, или свою мать, того долж­но пре­дать смер­ти» (Исх.21:16). Видишь, рав­но и доб­рое почтил, и злое нака­зал. Еще: «Бла­го­сло­ве­ние отца утвер­жда­ет домы детей, а клят­ва мате­ри раз­ру­ша­ет до осно­ва­ния» (Сир.3:9).

Види­те, как рав­но зако­но­да­тель­ство. Один Тво­рец мужа и жены, одна персть – оба они – один образ; один для них закон, одна смерть, одно вос­кре­се­ние; оди­на­ко­во рож­да­ем­ся от мужа и жены; один долг обя­за­ны воз­да­вать роди­те­ли детям. Как же ты тре­бу­ешь цело­муд­рия, а сам не соблю­да­ешь? Взыс­ки­ва­ешь, чего не дал? Поче­му, будучи сам плоть тако­го же досто­ин­ства, не рав­но зако­но­по­ла­га­ешь? Если ты обра­ща­ешь вни­ма­ние на худ­шее, то жена согре­ши­ла, согре­шил и Адам; змий пре­льстил обо­их; не ока­зал­ся один сла­бее, а дру­гой креп­че. Но возь­ми во вни­ма­ние луч­шее. Обо­их спа­са­ет Хри­стос стра­да­ни­я­ми. За мужа стал он пло­тию, но так­же и за жену. За мужа умер, и жена смер­тью спа­са­ет­ся. Хри­стос от семе­ни Дави­да име­ну­ет­ся (чем, может быть дума­ешь, почтен муж), но и от Девы рож­да­ет­ся, ‒ это уже честь женам!

«И будут два, ‒ ска­за­но, ‒ одна плоть (Быт.2:24); а еди­ная плоть да име­ет и оди­на­ко­вую честь» (Гри­го­рий Бого­слов, свя­ти­тель. Сло­во 37, на еван­гель­ские сло­ва: «Егда скон­ча Иисус сло­ве­са сия», и проч. (Мф.19:1). //Творения. Т. 1. СПб., без года изд. С. 513).

А в дру­гом сло­ве он гово­рит о цело­муд­рии, как свой­стве при­ро­ды чело­ве­ка: «…Ибо в при­ро­де – быть цело­муд­рен­ным» (Гри­го­рий Бого­слов, свя­ти­тель. Сло­во 29, о бого­сло­вии тре­тье, о Боге Сыне первое.// Указ. соч. С. 417).

И под­чер­ки­ва­ет внут­рен­нее рав­но­ве­сие цело­муд­рен­но­го чело­ве­ка, кото­рое сооб­ща­ет ему жиз­нен­ный опти­мизм: «К при­зна­кам цело­муд­рия при­над­ле­жит и неко­то­рая весе­лость» (Гри­го­рий Бого­слов, свя­ти­тель. Мыс­ли, писан­ные двустишиями.//Творения. Т. 2. СПб., без года изд. С. 99).

Раз­мыш­ле­ние о цело­муд­рии свя­ти­те­ля Фео­фа­на Затвор­ни­ка может быть свое­об­раз­ным ком­мен­та­ри­ем на эту мысль:

«Как мы в силу вопло­щен­но­го домо­стро­и­тель­ства еди­но быва­ем с Гос­по­дом, то отли­чи­тель­ной чер­тою харак­те­ра наше­го хри­сти­ан­ско­го ста­ла дев­ствен­ность в мыс­лях и чув­ствах, и в состо­я­нии пло­ти. Сласть плот­ская ста­ла отри­ца­ни­ем хри­сти­ан­ства внут­ри нас. И ничто так не подав­ля­ет радо­сти духов­ной ныне…как сия сласть. А враг нашеп­ты­ва­ет, буд­то это ниче­го» (Фео­фан Затвор­ник, свя­ти­тель. Пись­мо № 633. //Собрание писем. Выпуск 3–4(4). Свя­то-Успен­ский Пско­во-Печер­ский мона­стырь, 1994. С. 106).

В цер­ков­ном пре­да­нии сохра­ни­лось нема­ло исто­рий о жерт­вен­ном хра­не­нии цело­муд­рия. Огра­ни­чим­ся потря­са­ю­щим рас­ска­зом из кни­ги о жиз­ни древ­них подвиж­ни­ков – Лавсаика:

«Пом­ню я еще одну исто­рию, кото­рую полез­но пере­ска­зать. Гово­рят, что гони­тель Маг­нен­тин, имея пре­ступ­ные свя­зи со мно­ги­ми языч­ни­ца­ми, ста­рал­ся заве­сти такие же с хри­сти­ан­ка­ми. Но послед­ние жела­ли луч­ше уме­реть, чем про­дать свое целомудрие.

Когда Маг­нен­тин при­был в один город, ему понра­ви­лась жена одно­го совет­ни­ка при гра­до­на­чаль­ни­ке. Устра­шен­ный муж её ска­зал Маг­нен­ти­ну: «Пошли, возь­ми её!». За нею при­сла­ны были сол­да­ты, но на ска­за­ла им: «Пого­ди­те немно­го, пока я зай­мусь обыч­ны­ми сво­и­ми наря­да­ми» Она пошла в спаль­ню, взя­ла меч и прон­зи­ла им свое чрево.

Слу­шай­те и усты­ди­тесь девы, при­зна­ю­щие себя неве­ста­ми Хри­сто­вы­ми и изме­ня­ю­щие Ему сво­и­ми нечи­сты­ми вожде­ле­ни­я­ми. Да дару­ет Гос­подь каж­до­му из нас хра­нить цело­муд­рие и вос­кли­цать с Псал­мо­пев­цем: «Тре­пе­щет от стра­ха Тво­е­го плоть моя, и судов Тво­их я боюсь» (Пс.118, 120); и с апо­сто­лом: «И уже не я живу, но живет во мне Хри­стос» (Гал.2:20) …» (Пал­ла­дий, епи­скоп Еле­но­поль­ский. Лав­са­ик, или повест­во­ва­ние о жиз­ни свя­тых и бла­жен­ных отцов. (132). О жене одно­го санов­ни­ка. // Сан-Пау­ло, 1954. С. 225

[12] Об этом все­гда напо­ми­на­ли опыт­ные духов­ные настав­ни­ки, напри­мер, пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптин­ский:

«Поздрав­ляю тебя с ново­брач­ны­ми, а N c новою супругою…Вы долж­ны пом­нить и не забы­вать, что тогда толь­ко жизнь наша будет про­хо­дить мир­но и бла­го­по­луч­но, когда мы не будем забы­вать­ся и забы­вать Бога, Созда­те­ля наше­го и Иску­пи­те­ля и Пода­те­ля благ вре­мен­ных и веч­ных. Не забы­вать же его зна­чит ста­рать­ся жить по Его Боже­ствен­ным и живо­твор­ным запо­ве­дям, и в нару­ше­нии их, по немо­щи нашей искрен­но каять­ся и немед­лен­но забо­тить­ся об исправ­ле­нии сво­их оши­бок и отступ­ле­ний от запо­ве­дей Божи­их» (Амвро­сий, пре­по­доб­ный. Пись­мо №142. Собра­ние писем. Часть пер­вая. Пись­ма к миря­нам. М., 1997. С. 152 ).

[13] Иерос­хи­мо­нах Мака­рий сове­ту­ет осо­бен­но вни­ма­тель­но при­смат­ри­вать­ся к рели­ги­оз­но­му настро­е­нию буду­ще­го супру­га или буду­щей супруги:

«…Еще надоб­но узнать о его рели­ги­оз­ном направ­ле­нии, и бла­го­че­сти­вом сохра­не­нии уста­вов мате­ри нашей Пра­во­слав­ной Церк­ви, и о нрав­ствен­но­сти его, хотя отча­сти, нынеш­ние вре­ме­на опас­ные, мно­го есть воль­но­дум­ства и непо­кор­но­сти свя­той Церк­ви; хотя бы он и нра­вил­ся вам, но если нет проч­ной веры и бла­го­че­стия, то не сове­тую вам выхо­дить за тако­го, а если истин­ный хри­сти­а­нин и сын Пра­во­слав­ной Церк­ви, бла­го­че­стив, то сове­тую, при содей­ствии помо­щи Божи­ей. Если есть воля Его идти за тако­во­го чело­ве­ка и если дело устро­ит­ся к совер­ше­нию, то преж­де бра­ка сове­тую, при­го­то­вясь, при­об­щить­ся пре­чи­стых таин Хри­сто­вых, и вам и ему.

При­сту­пая к столь важ­но­му таин­ству, как брак, нуж­но при­го­то­вить себя, очи­стив­шись испо­ве­дию, и при­об­ще­ни­ем свя­тых таин, а не бала­ми и музы­кою и тан­ца­ми, ибо этот шаг про­сти­ра­ет­ся не толь­ко на всю здеш­нюю жизнь, но даже и на веч­ность. А какая может быть участь ваша в супру­же­стве? Это предо­ставь­те воле Божи­ей, судь­бы Его нам непо­сти­жи­мы; по мере нрав­ствен­но­го устро­е­ния каж­до­го, ‒ или нака­зу­ет или награж­да­ет. Каса­тель­но состо­я­ния не надо мно­го пещись: «Ищи­те же преж­де цар­ствия Божия и прав­ды Его, и это всё при­ло­жит­ся вам» (Мф.6:33) (Мака­рий, иерос­хи­мо­нах. Пись­мо №175. Собра­ние писем. М., Пись­ма к мир­ским осо­бам. СПб., 1993. С. 349, 350).

[14] Боща­нов­ский В., свящ. Жизнь во Хри­сте. Цит по: Шиман­ский Г. И. Хри­сти­ан­ская доб­ро­де­тель цело­муд­рия и чисто­ты. М., 1997. С. 113).

[15] Пись­мо 70, к Вита­лию. Цит по: Шиман­ский Г. И. Указ. соч. С. 115.

[16] «…Боль­ше удив­ляй­ся Богу, ‒ вос­кли­ца­ет свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, ‒ искус­ней­ше­му худож­ни­ку, а ому, кто име­ет кра­си­вую наруж­ность, не удив­ляй­ся нисколь­ко, пото­му что слу­чив­ше­е­ся не им устроено.

Ска­жи мне, какая поль­за от кра­со­ты, ‒ Ника­кой, напро­тив, от неё боль­шие спо­ры, вели­чай­шие огор­че­ния, опас­но­сти и подо­зре­ния. В самом деле, не столь кра­си­вую никто не подо­зре­ва­ет, а кра­си­вая, если толь­ко не отли­ча­ет­ся осо­бен­ною необык­но­вен­ною скром­но­стию, сей­час же дела­ет­ся пред­ме­том дур­ной сла­вы, и даже муж обра­ща­ет­ся с нею недо­вер­чи­во, а что может быть тягост­нее это­го? И не столь­ко испы­ты­ва­ет он насла­жде­ния при виде её кра­со­ты, сколь­ко тер­пит огор­че­ний от сво­ей подозрительности.

Да и насла­жде­ние вслед­ствие при­выч­ки теря­ет свою силу, когда самая душа при­об­ре­та­ет сла­ву нера­ди­вой, рас­се­ян­ной, свое­воль­ной, когда она дела­ет­ся завист­ли­вой, когда испол­ня­ет­ся вели­кой гор­до­сти, ‒ пото­му что ко все­му это­му при­во­дит красота»

И вот здесь огром­ную роль в устро­е­нии семей­но­го согла­сия игра­ет пове­де­ние супруги

Итак, про­сла­вим Бога, ‒ при­зы­ва­ет свя­ти­тель, ‒ пре­воз­не­сем его в теле нашем, не ста­нем укра­шать себя, ‒ пото­му что это лиш­няя и бес­по­лез­ная забо­та; не будем при­учать мужей сво­их к тому, что­бы они люби­ли одну толь­ко наруж­ность. Если ты будешь так укра­шать себя, то он, при­вык­ши к это­му, взи­рая на твое лицо, лег­ко может быть пре­льщен рас­пут­ством. Напро­тив, если ты научишь его любить бла­го­нра­вие и скром­ность, то он не ско­ро впа­дет в пре­лю­бо­де­я­ние, пото­му что у блуд­ни­цы он не най­дет это­го, но най­дет про­тив­ное тому.

Итак, не при­учай его пре­льщать­ся сме­хом, ни сво­бод­ны­ми тело­дви­же­ни­я­ми, что­бы ты чрез то не при­го­то­ви­ла яда для самой себя. Учи его нахо­дить удо­воль­ствие в скром­но­сти, а это ты можешь сде­лать, когда ты скром­но будешь дер­жать себя.

В самом деле если ты сама лег­ко­мыс­лен­на и сла­до­страст­на, то как можешь заве­сти с ним бла­го­при­стой­ную речь? Кому не пока­жешь­ся ты стран­ной и смеш­ной. Каким поэто­му обра­зом мы можем пре­воз­но­сить Бога в теле нашем?» (Иоанн Зла­то­уст, свя­ти­тель. Тол­ко­ва­ние на пер­вое посла­ние к Тимо­фею. Бесе­да 4 (№3). Тво­ре­ния. Т. 11. Кни­га вто­рая. СПб., 1905. Репринт. С. 650, 651–652).

[17] «Наме­ре­ва­ю­щий­ся женить­ся, ‒ учит свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, ‒ пусть ищет себе не толь­ко спут­ни­цу жиз­ни, но и доб­ро­де­те­ли. Невоз­мож­но мужу не погиб­нуть, когда жена раз­вра­ще­на. Пото­му ищи доб­ро­де­те­ли, а не богат­ства, ‒ хоро­шая, муже­ствен­ная (жена), сде­ла­ет­ся слав­ным вен­цом, пло­хая же подоб­но чер­вю, нахо­дя­ще­му­ся в самом серд­це, неза­мет­но мало-пома­лу при­во­дит к гибе­ли» (Иоанн Зла­то­уст, свя­ти­тель. Остат­ки из тол­ко­ва­ния св. Иоан­на Зла­то­уста на Прит­чи Соло­мо­на. Гла­ва 12. Тво­ре­ния. Т. 12. Кни­га тре­тья. СПб., 1906. Репринт. С. 1107).

[18] «Послу­шай Пав­ла, ‒ чита­ем у свя­ти­те­ля, ‒ кото­рый гово­рит: «Но во избе­жа­ние блу­да, каж­дый имей свою жену» (1Кор.7:2). НЕ ска­зал: для избе­жа­ния бед­но­сти, или для при­об­ре­те­ния богат­ства; а что? Для того, что­бы избе­жать блу­до­де­я­ния., что­бы обуз­ды­вать поже­ла­ния, что­бы жить цело­муд­рен­но, что­бы уго­ждать Богу, доволь­ству­ясь соб­ствен­ною женою. Таков дар бра­ка, тако­вы пло­ды его, тако­ва поль­за от него.

Итак, не ищи мень­ше­го, оста­вив боль­шее, богат­ство гораз­до мень­ше цело­муд­рия. Брать жену надо толь­ко для одно­го, что­бы избе­жать гре­ха, что­бы изба­вить­ся от вся­ко­го блу­до­де­я­ния. Для того нуж­но всту­пать в брак, что­бы он помог нам вести жизнь цело­муд­рен­ную; а это будет в том слу­чае, если мы будем брать таких невест, кото­рые могут при­не­сти нам вели­кое цело­муд­рие, вели­кую скром­ность» (Иоанн Зла­то­уст, свя­ти­тель. Похва­ла Мак­си­му, и о том, каких долж­но брать жен (№5). Тво­ре­ния. Т. 3. Кни­га пер­вая. СПб.,1897. Репринт. С.232).

[19] О роли роди­те­лей в добрач­ный пери­од и после свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник пишет так:

«Нако­нец, вос­пи­тан­ное дитя долж­но при­стро­ить: дочь отдать при­лич­но замуж, сыну достать место или вста­вить в поря­док жиз­ни, к како­му его гото­ви­ли. В этом деле глав­ное то, что­бы они сами мог­ли потом без­бед­но жить и успеш­но тру­дит­ся. При выбо­ре вто­рой поло­ви­ны мож­но иметь в виду рас­по­ло­же­ние, но нель­зя ува­жать капри­зов, рож­да­ю­щих­ся от соблаз­на блес­ком и види­мо­стью, а надо делать, что разум­но видит­ся проч­ным и полезным.

Худо дела­ют, когда остав­ля­ют детей вле­че­нию серд­ца в этом важ­ном деле. Впро­чем, и по при­строй­ке детей не надо забы­вать их, но над­зи­рать, руко­во­дить, вра­зум­лять, И пра­во и долг роди­те­лей не отста­ют от них по смерть. Ныне ина­че на это смот­рят. Но не всё закон­но, что ныне вво­дит­ся» (Фео­фан Затвор­ник, свя­ти­тель. Начер­та­ние хри­сти­ан­ско­го нра­во­уче­ния. М., 1998. С. 496–497).

[20] См. подроб­нее о добрач­ных отно­ше­ни­ях моло­дых людей: Шиман­ский Г.И. Указ. соч. С.109–134.

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки