Протоиерей Феодор Бородин: Христианская семья – семья, где каждый служит каждому, чтобы все были счастливы

Протоиерей Феодор Бородин: Христианская семья – семья, где каждый служит каждому, чтобы все были счастливы

(9 голосов5.0 из 5)

Про­то­и­е­рей Фео­дор Боро­дин для «Азбу­ки супружества»

Про­то­и­е­рей Фео­дор Боро­дин родил­ся в 1968 году в Москве, был кре­щен в 9 лет. В 1986–1988 гг. слу­жил в армии, после армии посту­пил в Мос­ков­скую духов­ную семи­на­рию, окон­чил ее в 1992 году. Руко­по­ло­жен в диа­ко­ны, а затем в свя­щен­ни­ки в 1992 году. Слу­жил в хра­ме свя­ти­те­ля Нико­лая в Клен­ни­ках, с осе­ни 1993 года насто­я­тель хра­ма свя­тых бес­среб­ре­ни­ков Кос­мы и Дами­а­на на Маро­сей­ке. Женат, отец вось­ме­рых детей.

‒ Отец Федор, недав­но вы писа­ли, что вас попро­си­ли высту­пить в кадет­ском кор­пу­се, и вы в гла­зах боль­шин­ства вос­пи­тан­ни­ков уви­де­ли боль, кото­рую узна­ё­те с тех пор, как раз­ве­лись ваши родители.

‒ Да, уже сорок один год. Мне было две­на­дцать лет, когда папа с мамой раз­ве­лись. К сча­стью, не было того, что часто быва­ет после раз­во­да, когда мать настра­и­ва­ет детей про­тив отца, не дает ему видеть­ся с ними. Сохра­нить брак роди­те­ли не смог­ли, но оба пони­ма­ли, что детям необ­хо­ди­мо обще­ние с мате­рью и отцом, и мама не пре­пят­ство­ва­ла наше­му обще­нию с папой. Обыч­но он при­ез­жал к нам вече­ром, после рабо­ты. Конеч­но, это было уже совсем не то, что рань­ше, когда мы все жили вме­сте, и раз­вод роди­те­лей я пере­жи­вал очень тяжело.

Опи­ра­ясь не толь­ко на свой дет­ский опыт, но и на опыт обще­ния с детьми, пере­жив­ши­ми раз­вод роди­те­лей, рас­ту­щи­ми с како­го-то воз­рас­та в непол­ных семьях, попро­бую объ­яс­нить, что испы­ты­ва­ет ребе­нок, когда его роди­те­ли рас­хо­дят­ся. Преж­де все­го, он видит рас­кол сво­ей все­лен­ной. Папа и мама – фун­да­мент его мира, мира, в кото­ром он рас­тет. Этот мир дол­жен быть еди­ным, а ста­но­вит­ся не еди­ным. Нераз­ре­ши­мая дилем­ма, когда ты любишь папу и маму, и они любят тебя, но они боль­ше не вме­сте. Это то, чего не долж­но быть, но что есть. Ребе­нок живет в такой рас­ко­ло­той все­лен­ной. Конеч­но, это про­из­во­дит в чело­ве­ке силь­ней­шие лич­ност­ные раз­ру­ше­ния, духов­ные и душев­ные. На то, что­бы понять, что эти раз­ру­ше­ния есть, потом начать с ними как-то справ­лять­ся и хотя бы с частью из них спра­вить­ся, ухо­дят деся­ти­ле­тия. Преж­де все­го, у маль­чи­ков после ухо­да отца раз­ру­ша­ют­ся воле­вые каче­ства, им не хва­та­ет муже­ства, сме­ло­сти, где-то и уме­ния дей­ство­вать. И всё это заме­ша­но на неиз­быв­ном чув­стве вины, пото­му что даже если отец про­дол­жа­ет общать­ся и гово­рит ребен­ку: «Я всё рав­но тебя люб­лю, я ушел не от тебя, а от мамы», ребе­нок под­спуд­но ищет вину в себе. Осо­бен­но когда у отца появ­ля­ет­ся сле­ду­ю­щая семья, в ней рож­да­ют­ся дети, и ребе­нок видит их у папы на руках, видит, как они счаст­ли­вы, себя он вос­при­ни­ма­ет в чем-то ущерб­ным, непра­виль­ным, недо­де­лан­ным, винов­ным. Это силь­но под­ры­ва­ет его воз­мож­но­сти что-то стро­ить, сози­дать, отни­ма­ет доб­рую уве­рен­ность в сво­их силах или дела­ет ее болез­нен­ной, иска­жен­ной, эго­и­стич­ной. Такие страш­ные раз­ру­ше­ния в душе ребен­ка порож­да­ет раз­вод роди­те­лей. Они подоб­ны ядер­но­му взры­ву малень­кой дет­ской все­лен­ной. Если чело­век пой­мет, что они есть, будет раз­гре­бать их всю после­ду­ю­щую жизнь, а мно­гие даже не пой­мут, что мог­ло быть по-дру­го­му и они сами мог­ли быть совсем другими.

Кро­ме того, после поте­ри или даже частич­но­го раз­ру­ше­ния отно­ше­ний с отцом слож­нее выстро­ить свои отно­ше­ния с Богом. Ведь неслу­чай­но из всех обра­зов люб­ви, кото­рые есть на зем­ле, Гос­подь, что­бы доне­сти до нас отно­ше­ние Бога к чело­ве­ку, выбрал отно­ше­ния отца и сына: и молит­ва «Отче наш», и прит­ча о блуд­ном сыне… А какой вели­кий образ есть у про­ро­ка Иса­ии: «Ибо Я Гос­подь, Бог твой; дер­жу тебя за пра­вую руку твою, гово­рю тебе: “не бой­ся, Я помо­гаю тебе”» (Ис.41:13). Поче­му за пра­вую? Вспом­ни­те себя в дет­стве. Папа ведет вас по ули­це, вам удоб­нее дер­жать­ся пра­вой рукой за папи­ну левую, а папе удоб­нее вас кон­тро­ли­ро­вать сво­ей пра­вой, дер­жа вас за левую. Но в этом обра­зе Гос­подь под­стра­и­ва­ет­ся: Я буду тебя вести, как тебе удоб­ней. Уди­ви­тель­ный образ забо­тя­ще­го­ся Отца!

Это самый ост­рый вопрос рели­ги­оз­но­го опы­та: кто я Тебе, Гос­по­ди, и Кто Ты мне? Даже не каков Ты, а кто я Тебе и Кто Ты мне? Ты мне Судия, Созда­тель, маши­на воз­мез­дия, дале­кий наблю­да­тель? Когда чело­век нахо­дит в Еван­ге­лии ответ, что Бог нам, преж­де все­го, Отец, он пово­ра­чи­ва­ет­ся к сво­е­му опы­ту, а опы­та нет – он не зна­ет, что такое отец. Рань­ше ребе­нок, даже если рос сиро­той, пони­мал, что такое отец, пото­му что вокруг были семьи, где были отцы. А сей­час боль­шин­ство детей рас­тут либо с отчи­ма­ми, либо с при­хо­дя­щи­ми отца­ми, либо вооб­ще без муж­ско­го воспитания.

‒ Для маль­чи­ков это болез­нен­ней, чем для дево­чек, или одинаково?

‒ Это оди­на­ко­во раз­ру­ши­тель­но, пото­му что девоч­ка тоже, когда вырас­та­ет и выхо­дит замуж, не зна­ет, как вести себя с мужем. У нее могут быть в голо­ве даже пра­виль­ные схе­мы, но схе­мы не жиз­нен­ный опыт, не опыт преды­ду­щих поко­ле­ний. Отсут­ствие тако­го опы­та, конеч­но, одна из при­чин того, что всё боль­ше и боль­ше семей раз­ру­ша­ет­ся. Нарас­та­ю­щее цуна­ми. Очень часто быва­ет, что в ситу­а­ции, когда мож­но без малей­ше­го ущер­ба для себя про­мол­чать или нена­вяз­чи­во пере­ве­сти раз­го­вор на дру­гую тему, моло­дая жена начи­на­ет бороть­ся за свое виде­ние, свое пра­во, и так появ­ля­ет­ся тре­щи­на в отно­ше­ни­ях, кото­рая, увы, часто раз­рас­та­ет­ся до того, что отно­ше­ний, по сути, не оста­ет­ся. А я вижу, что ей бы чуть-чуть опы­та – пом­ни­ла бы она, как бабуш­ка раз­го­ва­ри­ва­ла с дедуш­кой в похо­жих ситу­а­ци­ях, как мама с папой, ‒ и тра­ге­дии мож­но было бы избежать.

‒ Вы как отец чув­ство­ва­ли, что вам не хва­та­ет опы­та, так как не было примера?

‒ Я это почув­ство­вал неожи­дан­но для себя, когда мои стар­шие сыно­вья (у меня шесть сыно­вей и две доче­ри) пере­шаг­ну­ли две­на­дца­ти­лет­ний рубеж – как я уже ска­зал, имен­но столь­ко лет было мне, когда раз­ве­лись мои роди­те­ли. Если рань­ше я даже не заду­мы­ва­ясь, на авто­ма­те, доста­вал из памя­ти, из того само­го пере­да­ва­е­мо­го роди­тель­ско­го опы­та, какие-то свои отцов­ские реак­ции, когда стар­ше­му, а потом вто­ро­му сыну испол­ни­лось две­на­дцать лет, я почув­ство­вал, что доста­вать неот­ку­да. Пока было отку­да, даже не заду­мы­вал­ся о том, чем обла­даю, а про­сто авто­ма­ти­че­ски делал при­мер­но так же, как делал отец. А посколь­ку с моих две­на­дца­ти лет отец стал при­хо­дя­щим, тако­го семей­но­го вос­пи­та­ния, как рань­ше, не было, и я, когда сыно­вья пере­шаг­ну­ли этот рубеж, не знал, что копи­ро­вать. Не было у меня в арсе­на­ле гото­вых реше­ний. Под­рост­ко­вый пере­ход­ный воз­раст я про­хо­дил на гла­зах у мате­ри, так как мы с сест­рой жили с ней, и при ред­ких посе­ще­ни­ях отца, от кото­ро­го я всё это пря­тал. Поэто­му пере­ход­ные куль­би­ты моих стар­ших сыно­вей ста­ви­ли меня перед про­бле­ма­ми, кото­рые я не знал, как по-муж­ски решать.

‒ И как в ито­ге пре­одо­ле­ли эти проблемы?

‒ Я как-то инстинк­тив­но поста­вил перед собой зада­чу сохра­нить сер­деч­ную связь с детьми. Понял, что надо отсту­пать, и власть, кото­рую про­яв­лял рань­ше, надо реа­ли­зо­вы­вать дале­ко не все­гда, пото­му что это будет слиш­ком раз­ру­ши­тель­но и для их лич­ност­но­го раз­ви­тия, и для наших отно­ше­ний. Пере­ход­ный воз­раст – это есте­ствен­ный, закон­ный про­цесс в раз­ви­тии тво­е­го сына или доче­ри. Ребе­нок дол­жен научить­ся жить один, без тебя и тво­ей вла­сти. Пока он дела­ет это урод­ли­во, иска­жен­но, болез­нен­но, но, если начать его за всё отчи­ты­вать и нака­зы­вать, как рань­ше, ваше обще­ние све­дет­ся к руга­ни и про­ти­во­сто­я­нию, в кото­рых ты, воз­мож­но, ино­гда и будешь одер­жи­вать побе­ду, но эта побе­да пир­ро­ва, пото­му что поте­ря­ешь сер­деч­ную связь с чело­ве­ком, он от тебя закро­ет­ся. Что­бы это­го не про­изо­шло, где-то надо про­мол­чать, где-то отшу­тить­ся, а на откро­вен­ный кон­фликт мож­но выхо­дить толь­ко в край­них слу­ча­ях. Это во-первых.

Во-вто­рых, когда я женил­ся, пытал­ся всё-таки ана­ли­зи­ро­вать дей­ствия сво­е­го папы. Я видел, в каких тяже­лых отно­ше­ни­ях со сво­и­ми отца­ми, ушед­ши­ми из семьи и даже не ушед­ши­ми, неко­то­рые мои дру­зья, и понял, что мой отец пре­крас­ный и муд­рый чело­век. Его дав­но нет с нами. Несмот­ря на то, что сам он рос без отца и нико­гда его не видел (дедуш­ка погиб на фрон­те), мно­гое сде­лал пра­виль­но. Он очень мно­го зани­мал­ся мной и сест­рой, ему было инте­рес­но общать­ся с детьми. Сей­час куль­ту­ра отцов­ско­го отно­ше­ния с детьми во мно­гом утра­че­на. Часто совре­мен­ный отец счи­та­ет, что он зара­ба­ты­ва­ет день­ги, кор­мит, поит, оде­ва­ет, и это­го доста­точ­но, а даль­ше он дол­жен отды­хать по той же схе­ме, по какой отды­хал до женить­бы и рож­де­ния детей: фут­бол, дру­зья, баня… А для моих отца и мате­ри все­гда было инте­рес­но про­во­дить выход­ные и отпус­ка вме­сте с детьми. И еще отец любил рус­скую лите­ра­ту­ру, поэ­зию, живо­пись, пре­крас­но в них раз­би­рал­ся. Инже­не­ром он стал по насто­я­нию бабуш­ки, его мате­ри, а по скла­ду сво­е­му, по инте­ре­сам был, конеч­но, гума­ни­та­ри­ем – куль­ту­ро­ло­гом, искус­ство­ве­дом. Даже какие-то пье­сы писал, а нам с сест­рой рас­ска­зы­вал сказ­ки. Бла­жен­ней­шее вре­мя в дет­стве, когда мы с папой еха­ли из како­го-то похо­да на элек­трич­ке или он про­сто при­хо­дил вече­ром к нам в спаль­ню и рас­ска­зы­вал… Он назы­вал это небы­ли­ца­ми. Брал какой-то лите­ра­тур­ный сюжет – напри­мер, «Чело­ве­ка-неви­дим­ку», еще что-то, ‒ впле­тал туда и себя, и сво­е­го дру­га юно­сти. Это мог­ла быть мно­го­се­рий­ная исто­рия или исто­рия на один вечер, но все­гда неве­ро­ят­но инте­рес­ные при­клю­че­ния и для нас, детей, взрос­ля­щие пере­жи­ва­ния – папи­ны небы­ли­цы погру­жа­ли нас в более слож­ную жизнь.

Я это сей­час вспо­ми­наю, что­бы объ­яс­нить, на чем дер­жит­ся сер­деч­ная связь роди­те­лей с детьми. Не на зара­ба­ты­ва­нии денег, не на объ­яс­не­нии, что надо вести себя при­лич­но и нель­зя пере­хо­дить ули­цу на крас­ный свет… Всё это нуж­но объ­яс­нять, и мате­ри­аль­но семью обес­пе­чи­вать надо, но сер­деч­ная связь стро­ит­ся не на этом, а на том, что ребе­нок пони­ма­ет: он папе и маме инте­ре­сен, и папа зани­ма­ет­ся с ним тем, что ему, ребен­ку, инте­рес­но, пото­му что он папе нужен. Понят­но, что интел­лек­ту­аль­ная раз­ни­ца меж­ду ребен­ком и отцом огром­на… Пом­ню, папа повел меня в Пуш­кин­ский музей. Мне девять лет, я уже учусь в худо­же­ствен­ной шко­ле и пыта­юсь что-то пони­мать в живо­пи­си. Он меня ведет на выстав­ку антич­ной скульп­ту­ры и начи­на­ет гово­рить со мной о гре­че­ской арха­и­ке, я отве­чаю, что арха­и­ка – это пло­хо, а вот клас­си­ка хоро­шо, пото­му что там всё понят­но. Папа в двух сло­вах объ­яс­ня­ет мне, что необя­за­тель­но долж­но быть пра­виль­но, а долж­но быть кра­си­во. И даже не ждет от меня отве­та. Я пони­маю, что не могу стать для него инте­рес­ным собе­сед­ни­ком интел­лек­ту­аль­но, но сер­деч­но я ему инте­ре­сен, важен. А если у папы какие-то пере­жи­ва­ния на рабо­те или где-то еще, я сра­зу это чув­ствую, про­сто чув­ствую, что ему сей­час пло­хо, пото­му что я его люблю.

И имен­но пото­му, что я папе был инте­ре­сен, сер­деч­ная связь меж­ду нами сохра­ни­лась даже после раз­во­да роди­те­лей, когда он уже жил отдель­но. Я, конеч­но, пере­жи­вал, но и тогда пони­мал, чув­ство­вал, что я папе нужен. И когда у меня появи­лись свои дети, стал его копи­ро­вать. Ухо­дить я, конеч­но, нику­да не соби­рал­ся, но делал так, что­бы мы с детьми были друг дру­гу инте­рес­ны. Сот­ни часов я про­вел в дет­ской спальне, рас­ска­зы­вая исто­рии про викин­гов, про древ­не­рус­ских кня­зей, в этих исто­ри­ях фигу­ри­ро­ва­ли дети чуть постар­ше моих слу­ша­те­лей, и я так же, как папа, поти­хо­неч­ку вкла­ды­вал в эти исто­рии что-то важ­ное, слож­ное, жиз­нен­ное. И это мне помог­ло. Со все­ми, кто уже про­шел пере­ход­ный пери­од, мы его про­шли без поте­ри сер­деч­ной связи.

‒ Жени­лись вы, когда уже закон­чи­ли семинарию?

‒ Когда заканчивал.

‒ То есть ваша супру­га еще до вен­ча­ния зна­ла, что будет матуш­кой. Вы гово­ри­ли в дру­гом интер­вью, что её духов­ни­ком был отец Кирилл (Пав­лов). Мож­но пред­по­ло­жить, что она рос­ла не толь­ко в пол­ной, но и веру­ю­щей семье.

‒ Нет, она рос­ла вооб­ще без роди­те­лей, и ее вос­по­ми­на­ния о дет­стве – неза­жив­шая кро­ва­вая рана. Роди­те­ли не дали ей счаст­ли­во­го дет­ства, вос­пи­ты­ва­ли ее бабуш­ка и дядя. Опыт моей супру­ги – это при­мер того, что если чело­век, не имея свет­лых и радост­ных вос­по­ми­на­ний о дет­стве, с верой при­ни­ма­ет от Бога то слу­же­ние отцов­ства или мате­рин­ства, кото­рое ему дает­ся, у него с Божьей помо­щью всё рас­цве­та­ет и полу­ча­ет­ся даже луч­ше, чем у мно­гих, у кого было счаст­ли­вое дет­ство. Всё-таки Богом вло­же­но в муж­чи­ну отцов­ство, в жен­щи­ну мате­рин­ство, и, если чело­век открыт Богу и про­сит о помо­щи, Бог рядом с ним и помо­га­ет. Она вели­ко­леп­ная мать! У нее каж­дый ребе­нок при­нят и понят отдельно.

Если ты рас­смат­ри­ва­ешь свой брак и свое роди­тель­ство как слу­же­ние Богу и обра­ща­ешь­ся к Богу за помо­щью, Бог вос­пол­нит прак­ти­че­ски всё, чего у тебя нет. В Церк­ви нет слу­же­ния без хариз­мы, без даров Свя­то­го Духа. Про­си со сми­ре­ни­ем эти дары и ты их полу­чишь. Про­бле­ма в том, что все мы эго­и­сты. Как гово­рит один мой зна­ко­мый свя­щен­ник, вос­па­лен­ные пупы зем­ли. Весь мир кру­тит­ся вокруг нас. Жена счи­та­ет, что муж дол­жен кру­тить­ся вокруг нее, муж – что жена вокруг него, оба хотят, что­бы дети кру­ти­лись вокруг них. Конеч­но, такие семей­ные отно­ше­ния ника­кое не слу­же­ние, а выстра­и­ва­ние сво­ей все­лен­ной. Прак­ти­че­ско­му хри­сти­ан­ству, в том чис­ле семей­но­му хри­сти­ан­ству меша­ет, преж­де все­го, моя гор­ды­ня. Внут­ри меня основ­ное пре­пят­ствие. Если в семье хоть один чело­век начи­на­ет сми­рять­ся, это как если в душ­ной квар­ти­ре откры­ва­ют окно ‒ туда вхо­дит све­жий воз­дух, и все, хоть и при­вык­ли к духо­те и затх­ло­сти, пони­ма­ют, что на самом деле дышать надо этим воздухом.

Конеч­но, не все­гда это реша­ет­ся с одной сто­ро­ны. Семья – очень тяже­лое брев­но, кото­рое надо нести за два кон­ца, и даже если ты Иван Под­дуб­ный, а с той сто­ро­ны брев­но отпу­сти­ли, ты его не удер­жишь. Но если есть в семье сми­ре­ние со сто­ро­ны хотя бы одно­го чело­ве­ка, туда при­хо­дит бла­го­дать. Вспом­ним, как о бла­го­да­ти гово­рит­ся в таин­стве хиро­то­нии: «Боже­ствен­ная бла­го­дать, все­гда немощ­ная вра­чу­ю­щи и оску­де­ва­ю­щая вос­пол­ня­ю­щи». Бла­го­дать вра­чу­ет наши немо­щи и вос­пол­ня­ет то, что оску­де­ло. И если ты, жена и мать, пред оча­ми Божи­и­ми, и тебе совсем тяже­ло, ты идешь к это­му источ­ни­ку и в нем вос­пол­ня­ешь­ся. Не все­гда так быва­ет. Мы зна­ем, что быва­ет бого­остав­лен­ность и в слу­же­нии, и про­мыс­ли­тель­ная – об этом свя­тые отцы мно­го гово­рят, ‒ но когда ты совсем ниче­го не можешь, муж, кото­рый от Гос­по­да и от тебя научил­ся сми­ре­нию, под­хва­тит и поне­сёт. Есть, конеч­но, пре­де­лы и тупи­ки, быва­ет, что чело­ве­ка уста­лость накры­ва­ет, когда пято­му ребен­ку испол­ня­ет­ся лет семь. Рань­ше чело­ве­ку каза­лось, что силы его нескон­ча­е­мы, а они кон­чи­лись, он уткнул­ся носом в стен­ку и не может встать. Накры­ва­ет такое бес­си­лие, что сей­час все долж­ны пере­стро­ить­ся и начать помо­гать ему. Но мы же верим в Про­мысл Божий, веру­ем во еди­на­го Бога Отца, Все­дер­жи­те­ля. Если я чув­ствую себя в каком-то тупи­ке, не вижу, как решить про­бле­му, это тоже для чего-то Богом попу­ще­но. Зна­чит, с чем-то Он во мне не согла­сен. Для веру­ю­ще­го чело­ве­ка такие испы­та­ния тоже повод глуб­же загля­нуть в себя, осмыс­лить свои отно­ше­ния с близкими.

‒ Это вы пони­ма­е­те сей­час, когда вам за пять­де­сят, у вас восемь детей и вы уже почти трид­цать лет свя­щен­ник. А когда всту­па­ли в брак, пони­ма­ли, что надо сми­рять­ся, про­хо­дить испы­та­ния вме­сте, или были какие-нибудь домо­стро­ев­ские представления?

‒ Нет, это­го, сла­ва Богу, не было. Семью я созда­вал уже после пери­о­да нео­фит­ства. Уже тогда пони­мал, что два живых чело­ве­ка очень услов­но могут жить по схе­мам, а авто­ри­тет и ува­же­ние надо зара­бо­тать. И очень важ­но понять, что такое гла­ва семьи. Апо­стол Павел в посла­нии к Ефе­ся­нам, в пятой гла­ве, кото­рая чита­ет­ся на вен­ча­нии (Еф.5:20–33), гово­рит, что муж гла­ва жены, как Хри­стос гла­ва Церк­ви. А Хри­стос, как мы все зна­ем, рас­пи­на­ет­ся за Цер­ковь на кре­сте. Вот что такое хри­сти­ан­ское гла­вен­ство, и без сми­ре­ния его не быва­ет. Оно пред­по­ла­га­ет уме­ние выслу­шать дру­го­го, посту­пить пра­виль­но, а не по-сво­е­му. Если сего­дня пра­виль­ное реше­ние пред­ла­га­ет жена, а ты пред­по­ла­гал, что надо по-дру­го­му, сми­ря­ешь­ся и гово­ришь: да, ты пра­ва, так будет луч­ше. А зав­тра, может быть, две­на­дца­ти­лет­ний ребе­нок под­ска­жет пра­виль­ное реше­ние, и ты посту­пишь так, как он гово­рит. Если ты, муж, так при­слу­ши­ва­ешь­ся к сво­им домаш­ним, допус­ка­ешь, что пра­вы могут быть они, а не ты, и, когда пони­ма­ешь, что они пра­вы, посту­па­ешь так, как они пред­ла­га­ют, им зна­чи­тель­но лег­че тебя слу­шать­ся, ува­жать тебя как дей­стви­тель­но гла­ву семьи. А если ты про­сто наста­и­ва­ешь на сво­ем, как на сво­ем, нико­го не обма­нешь – все пони­ма­ют, что ты про­сто горд и под свою гор­дость под­го­ня­ешь «Да убо­ит­ся жена мужа», «Жены, пови­нуй­тесь сво­им мужьям»…

Я знаю слу­чай, когда муж всё вре­мя кри­чал на жену, доби­ва­ясь послу­ша­ния, и один раз стук­нул кула­ком по сто­лу с такой силой, что сло­мал себе руку. Есте­ствен­но, такое «гла­вен­ство» ника­ко­го отно­ше­ния к хри­сти­ан­ско­му бра­ку не име­ет. Это про­сто арха­и­ка. Хри­сти­ан­ская семья – семья, где каж­дый слу­жит каж­до­му, что­бы все были счаст­ли­вы, и все в слу­же­нии обре­та­ют это сча­стье. Это про­цесс твор­че­ский, в нем мно­го того, что в схе­мы не впи­сы­ва­ет­ся. Быва­ет, что у жены более силь­ный харак­тер, чем у мужа, но, если она муд­рая жен­щи­на, пони­ма­ет, что окон­ча­тель­ное реше­ние долж­но быть за ним, пото­му что у него эта хариз­ма, а он пони­ма­ет, что мно­гие вопро­сы, свя­зан­ные, напри­мер, со шко­лой, жена реша­ет зна­чи­тель­но луч­ше, чем он. Тут невоз­мож­но без обо­юд­ных ком­про­мис­сов, а систе­ма этих ком­про­мис­сов свя­за­на с пере­ме­на­ми, кото­рые с года­ми и опы­том про­ис­хо­дят в нас, людях.

Мы, сами муж­чи­ны, пере­ста­ли пони­мать, что такое гла­ва семьи. Рево­лю­ция, граж­дан­ская вой­на, кол­лек­ти­ви­за­ция, Вели­кая Оте­че­ствен­ная вой­на были тяже­лым испы­та­ни­ем для всех, но по понят­ным при­чи­нам боль­ше там поги­ба­ло муж­чин, и это при­ве­ло к мас­со­вой без­от­цов­щине. Уже несколь­ко поко­ле­ний вос­пи­ты­ва­лось без отцов.

‒ Но после­во­ен­ная без­от­цов­щи­на – это всё-таки дру­гое. В семье хра­ни­лась доб­рая память о погиб­шем на фрон­те отце.

‒ Конеч­но, но это всё рав­но отсут­ствие опы­та. У меня оба деда погиб­ли на войне, и папа с мамой созда­ли семью, не имея опы­та про­жи­ва­ния в пол­ной семье, оба нико­гда не виде­ли сво­их отцов.

‒ А сего­дня часто раз­ве­ден­ные жен­щи­ны настра­и­ва­ют детей про­тив их отцов, не дают быв­шим мужьям видеть­ся со сво­и­ми детьми.

‒ Это ужас­но. Жен­щи­на, несмот­ря на поста­нов­ле­ние суда, не дает отцу видеть­ся с ребен­ком и не пони­ма­ет, что она роет яму и сво­е­му ребен­ку, и себе. Нель­зя раз­ру­шить отцов­ский авто­ри­тет, не раз­ру­шив все осталь­ные. Мне кажет­ся, что если уж про­изо­шла эта ката­стро­фа, отцу и мате­ри надо садить­ся и дого­ва­ри­вать­ся: мы обща­ем­ся, даем друг дру­гу общать­ся с детьми, но ты при детях не руга­ешь меня, а я не ругаю тебя. И ребен­ку мама гово­рит: «Мы папу не обсуж­да­ем. Он вне тво­е­го суда. Под­рас­тешь – сам с ним пого­во­ришь». И точ­но так же отец гово­рит сыну или доче­ри: «Мы рас­ста­лись с мамой, а тебя я по-преж­не­му люб­лю, но маму с тобой обсуж­дать не буду».

К сожа­ле­нию, очень часто раз­ве­ден­ные муж­чи­ны пре­да­ют сво­их детей. Чело­век не хочет не толь­ко видеть­ся с ребен­ком от быв­шей жены, но и даже вспо­ми­нать о его суще­ство­ва­нии, и раду­ет­ся, если ему уда­ет­ся так выкру­тить­ся, что ребен­ка как бы и нет. Часто даже али­мен­тов не пла­тит. Он, конеч­но, пом­нит, что ребе­нок есть, но не чув­ству­ет по отно­ше­нию к нему ника­ких обя­за­тельств, не при­ни­ма­ет в его жиз­ни ника­ко­го уча­стия и даже не стре­мит­ся уви­деть­ся. И не толь­ко асо­ци­аль­ные, спив­ши­е­ся отцы так себя ведут, но и внешне вполне респек­та­бель­ные муж­чи­ны, дела­ю­щие карье­ру, заво­дя­щие новые семьи, неред­ко пре­да­ют детей от преды­ду­ще­го бра­ка. А кто-то видит­ся с детьми, но гово­рит об их мате­ри, сво­ей быв­шей жене, такие гадо­сти, что луч­ше бы не видел­ся, пото­му что такие раз­го­во­ры раз­ру­ша­ют душу ребен­ка. К сожа­ле­нию, после раз­во­да бла­го­го выхо­да нет, а есть боль­шие или мень­шие разрушения.

‒ И сего­дня неред­ко рас­па­да­ют­ся бра­ки не про­сто вен­чан­ные, а когда оба супру­га не один год воцер­ко­в­ле­ны. В чем причина?

‒ Глав­ная при­чи­на, конеч­но, наша гор­дость и себя­лю­бие. Семей­ная любовь – это мно­го­лет­нее, про­дол­жа­ю­ще­е­ся всю жизнь погру­же­ние в дру­го­го чело­ве­ка. Искус­ство любить и дру­жить начи­на­ет­ся с уме­ния заткнуть­ся. Ты дол­жен про­мол­чать и уви­деть кра­со­ту дру­го­го серд­ца, при­нять его как дру­го­го – отсю­да сло­во «друг». А в какой-то момент ты гово­ришь: «Нет, самое глав­ное, что есть у меня, это я», и тогда всё рушит­ся. Рушит­ся, пото­му что хочешь полу­чать. Это сего­дня самая рас­про­стра­нен­ная схе­ма – я дол­жен полу­чать. Полу­чаю моло­дость, кра­со­ту, душу чело­ве­ка, а если пере­стаю полу­чать, пере­стаю любить. Напри­мер, чело­век забо­лел. Один при­хо­жа­нин жене, когда она забе­ре­ме­не­ла, ска­зал: «Какая же ты ста­ла урод­ли­вая. Я даже не могу к тебе подой­ти тебя поце­ло­вать. Изви­ни». С это­го момен­та пошла тре­щи­на, нача­лось про­ти­во­сто­я­ние, и семья рас­па­лась. Как мож­но было такое не то что ска­зать в лицо жене, а даже поду­мать? Она вына­ши­ва­ет тво­е­го ребен­ка. У нее ток­си­коз. Так ты носи ее на руках, может, тогда ей ста­нет полег­че. Нет, он выска­зы­ва­ет пре­тен­зии к ее внеш­но­сти. Она «долж­на» быть такая же, как рань­ше, до беременности.

Я не при­ду­мал – такой слу­чай дей­стви­тель­но был. И мно­го дру­гих при­ме­ров, когда раз­ру­ше­ние отно­ше­ний нача­лось имен­но с того, что один из супру­гов или оба хоте­ли толь­ко полу­чать. А когда ты пони­ма­ешь, что «Сын Чело­ве­че­ский не для того при­шел, что­бы Ему слу­жи­ли, но что­бы послу­жить» (Мк.10:45), когда пони­ма­ешь сло­ва Хри­ста, кото­рые нам донес апо­стол Павел: «Бла­жен­нее давать, неже­ли при­ни­мать» (Деян.20:35), ты счаст­лив в бра­ке. Счаст­лив, пото­му что отда­ешь, слу­жишь. И твоя любовь рас­тет и раз­ви­ва­ет­ся, близ­кий чело­век ста­но­вит­ся тебе всё более инте­ре­сен и дорог, несмот­ря на то, что он ста­ре­ет и ты ста­ре­ешь. Вы оба ста­ре­е­те, но ста­но­ви­тесь глуб­же и слож­нее, и любовь ваша ста­но­вит­ся глуб­же. Я десят­ки раз слы­шал от ста­рых людей: мы про­жи­ли с женой очень тяже­лую жизнь, но теперь я пони­маю, что мне нуж­на была имен­но такая жена, что­бы я не погиб. Неко­то­рым людям, кото­рые мне это гово­ри­ли, было уже за восемь­де­сят, в какой-то пери­од жиз­ни их семьи были на гра­ни раз­во­да, но уда­лось сохра­нить отно­ше­ния, и к кон­цу жиз­ни при­хо­ди­ло такое глу­бо­кое понимание.

Да, что­бы быть вме­сте всю жизнь, до кон­ца, надо тру­дить­ся, сми­рять­ся, идти на ком­про­мис­сы, слы­шать дру­го­го чело­ве­ка. Но это тот стан­дарт люб­ви, к кото­ро­му при­зы­ва­ет нас Гос­подь, Цер­ковь. Не важ­но, что дума­ет об этом мир. У нас есть Еван­ге­лие и Небес­ное Оте­че­ство. Мы живем по этим зако­нам и семьи стро­им тоже по ним. Если, конеч­но, веру­ем во Хри­ста и наде­ем­ся на Его бла­го­дат­ную помощь.

Имен­но для это­го Цер­ковь уста­но­ви­ла Таин­ство Бра­ка. Оно дела­ет источ­ник Божьей помо­щи семье без­дон­ным. Даже если у тебя всё внут­ри асфаль­том покры­лось, ты можешь про­бить­ся вглубь, и там этот род­ник помо­щи Божьей про­дол­жа­ет бить. В любом Таин­стве, если мы при­сту­па­ем к нему с верой и пони­ма­ни­ем сво­ей ответ­ствен­но­сти, мы полу­ча­ем помощь Бога на свое слу­же­ние. На испо­ве­ди нам не толь­ко про­ща­ют­ся гре­хи, но и дает­ся бла­го­дать на борь­бу с ними. Конеч­но, не со все­ми гре­ха­ми уда­ет­ся спра­вить­ся сра­зу, но Гос­подь дает нам силы бороть­ся со сво­и­ми стра­стя­ми. А вен­ча­ние дает источ­ник помо­щи Божьей на сохра­не­ние и углуб­ле­ние семей­ных отношений.

‒ Мно­гое мы, к сожа­ле­нию, пони­ма­ем толь­ко с воз­рас­том, часто набив перед этим нема­ло шишек. Навер­ное, какие-то ошиб­ки и вы по моло­до­сти и неопыт­но­сти совер­ша­ли и как муж, и как отец?

‒ Конеч­но, я сде­лал мно­го ошибок.

‒ Пони­маю, что в таких ошиб­ках все­гда быва­ет мно­го лич­но­го, о чем не сто­ит рас­ска­зы­вать, но есть что-то, что може­те рас­ска­зать, что­бы предо­сте­речь моло­дых от повто­ре­ния ваших ошибок?

‒ Я был чрез­мер­но строг со стар­ши­ми сыно­вья­ми. Это рас­про­стра­нен­ная ошиб­ка в мно­го­дет­ных семьях – слиш­ком стро­гие тре­бо­ва­ния к стар­шим детям. Рож­да­ют­ся сле­ду­ю­щие дети, и ты начи­на­ешь от стар­ше­го ребен­ка тре­бо­вать всё боль­ше и боль­ше, а он к это­му не готов. К нему, наобо­рот, надо отно­сить­ся береж­нее, чем рань­ше, про­яв­лять еще боль­шую любовь, а ты чуть ли не забы­ва­ешь, что он еще ребе­нок, наобо­рот, гово­ришь ему, что он уже боль­шой, и тре­бу­ешь, тре­бу­ешь… И у него быст­ро закан­чи­ва­ют­ся силы. Пони­ма­ние при­хо­дит с опы­том, пона­ча­лу же дей­ству­ешь схе­ма­тич­но, а всё живое пло­хо соче­та­ет­ся со схе­ма­ми. К сча­стью, до край­но­стей не дошло, и сей­час у нас со стар­шим сыном (ему два­дцать восемь лет, он уже женат) пре­крас­ные отношения.

‒ А не было пона­ча­лу сте­рео­ти­пов о немуж­ских домаш­них делах?

‒ Это­го точ­но не было. Когда трое, пяте­ро, шесте­ро детей, о каком деле­нии на муж­ское и жен­ское может идти речь? Ты при­хо­дишь домой, жена совер­шен­но измо­та­на. Допу­стим, ты зав­тра слу­жишь, дол­жен про­чи­тать три кано­на, но пони­ма­ешь, что сей­час пой­дешь читать пра­ви­ло, а зав­тра жена с ток­си­ко­зом вста­нет и пой­дет на эту неуб­ран­ную кух­ню. Поэто­му сего­дня твое хри­сти­ан­ство будет не в том, что­бы про­чи­тать три кано­на, а в том, что­бы помыть посу­ду. Мно­го­дет­ность быст­ро вра­зум­ля­ет. Тебе хочет­ся того и это­го, а нельзя.

‒ То есть оши­ба­лись вы по отно­ше­нию к детям, а не к жене?

‒ Нет, конеч­но, и по отно­ше­нию к жене было мно­го оши­бок, пото­му что путь сбли­же­ния серд­ца с серд­цем бес­ко­не­чен, а начи­на­ет­ся настоль­ко изда­ле­ка, что ты не можешь не ранить дру­го­го чело­ве­ка. Это у всех так. Ты берешь девуш­ку в жены, у тебя в голо­ве схе­мы, по кото­рым она «долж­на» встать на свое место, а потом ока­зы­ва­ет­ся, что это отдель­ная все­лен­ная, и ты ста­но­вишь­ся вдвое бога­че, если не лома­ешь чело­ве­ка под себя, а смот­ришь на всё – на мир, на Бога – ее гла­за­ми. Но что­бы это понять, нуж­но про­де­лать опре­де­лен­ный внут­рен­ний путь. Конеч­но, я ее оби­жал. С само­го нача­ла ста­рал­ся не повы­шать голос, но, посколь­ку я тоже эго­ист, при­чи­нял и про­дол­жаю при­чи­нять боль окружающим.

‒ Сыно­вей вам вос­пи­ты­вать было про­ще, чем дочерей?

‒ У нас две доче­ри: чет­вер­тый и вось­мой ребе­нок. Конеч­но, сна­ча­ла со стар­шей мне было несколь­ко слож­нее, пото­му что не имел опы­та вос­пи­та­ния малень­кой девоч­ки. И раз­го­ва­ри­вать с ней надо по-дру­го­му, и исто­рии рас­ска­зы­вать дру­гие. Тут как раз боль­ше вклю­ча­лась жена, пото­му что мама, конеч­но, луч­ше пони­ма­ет девоч­ку. Но важ­но дру­гое. Важ­но, что­бы отно­ше­ния с детьми стро­и­лись на люб­ви, на сози­да­нии, и что­бы ребе­нок чув­ство­вал, что он важен и ценен для отца и для мате­ри. У маль­чи­ков тоже есть темы, кото­рые им про­ще обсу­дить с отцом, а с мамой не хоте­лось бы, но это не меша­ет им любить сво­их мам. Так­же и девоч­ки любят пап, хотя есть темы, кото­рые они с папой обсуж­дать не станут.

‒ И научить чему-то маль­чи­ков дол­жен отец, а дево­чек мать. Вы рукастый?

‒ Я не очень рука­стый, но, посколь­ку живем мы в заго­род­ном доме, мно­гое при­хо­дит­ся делать само­му. Дети, конеч­но, копи­ру­ют, учат­ся, но тоже по-раз­но­му. Наш шестой ребе­нок ‒ прак­тик, всё пыта­ет­ся сде­лать сам. Спра­ши­ва­ет и про­бу­ет. Не все­гда полу­ча­ет­ся, но ему важ­но уметь всё при­кру­тить, при­кле­ить, отре­зать, отпи­лить, нару­бить, при­го­то­вить. Он не боит­ся брать­ся за любую рабо­ту. А седь­мой ребе­нок созер­ца­тель. Для него сча­стье налить чаш­ку чая, взять к чаю пече­нье, вый­ти на веран­ду, сесть и смот­реть, как лета­ют шме­ли или капа­ет дождь. Он может сорок минут так сидеть и смот­реть. Все дети раз­ные. Да, сво­е­го ребен­ка пыта­ешь­ся заце­пить тем, что тебя инте­ре­со­ва­ло в его воз­расте. Напри­мер, я в свое вре­мя открыл для себя рус­скую поэ­зию, мно­го сти­хов учил наизусть. Никто не застав­лял, а само­му хоте­лось. Неко­то­рым сво­им детям я смог пере­дать любовь к поэ­зии, неко­то­рым нет. Научить читать кни­ги, смот­реть кар­ти­ны, филь­мы – тоже зада­ча. Но долж­но быть ува­же­ние к ребен­ку, пони­ма­ние, что он дру­гой. Мы всё вре­мя пыта­ем­ся ломать детей под себя, под свое виде­ние жиз­ни, а они от это­го закрываются.

Потря­са­ю­щий при­мер ува­же­ния к ребен­ку дали мне роди­те­ли, когда мне было десять или один­на­дцать лет. Очень хоро­шо пом­ню, как они поса­ди­ли меня на стул и ска­за­ли: «Вид­но, что ты не можешь вытя­нуть обще­об­ра­зо­ва­тель­ную шко­лу, худо­же­ствен­ную и музы­ку. Тебе надо выбрать: музы­ка или худо­же­ствен­ная шко­ла?» Мама с папой сидят и ждут, что я им отве­чу. Не реша­ют за меня, а я дол­жен при­нять реше­ние. Я при­ни­маю реше­ние ходить в худо­же­ствен­ную шко­лу, они гово­рят: хоро­шо. Я запом­нил этот слу­чай как какой-то рубеж взрос­ле­ния. Уме­ние роди­те­лей при­слу­шать­ся к ребен­ку, дать ему воз­мож­ность само­му при­нять реше­ние – важ­ней­ший инстру­мент вос­пи­та­ния сво­бод­но­го взрос­ло­го человека.

‒ Один свя­щен­ник, у кото­ро­го, как и у вас, мно­го детей и раз­ни­ца меж­ду стар­шим и млад­шим два­дцать лет, несколь­ко лет назад гово­рил, что зани­ма­ет­ся спор­том, что­бы его млад­шие дети не были лише­ны той воз­мож­но­сти поиг­рать с отцом, кото­рую име­ли стар­шие. А вам уда­ет­ся най­ти вре­мя, что­бы как-то под­дер­жи­вать спор­тив­ную форму?

‒ Конеч­но. Млад­шей доче­ри семь лет, она осе­нью пой­дет в шко­лу, и если по мило­сти Божьей я буду жив, когда она окон­чит шко­лу, мне будет шесть­де­сят четы­ре года. Конеч­но, я молюсь, что­бы Гос­подь про­длил мои дни хотя бы до того момен­та, когда млад­ше­му ребен­ку испол­нит­ся лет восем­на­дцать-два­дцать. С воз­рас­том физи­че­ских сил не при­бав­ля­ет­ся, и я уже не могу катить сан­ки с тре­мя-четырь­мя детьми, и одыш­ка появ­ля­ет­ся, когда чуть-чуть побе­гаю, но ста­ра­юсь как-то фор­му под­дер­жи­вать. И спор­том немнож­ко зани­ма­юсь, и в бай­да­роч­ные похо­ды мы ходим со все­ми детьми, кро­ме млад­шей доч­ки. Это не наши семей­ные похо­ды, а при­ход­ские – в них участ­ву­ет чело­век девя­но­сто, идем на трид­ца­ти трех байдарках.

Очень важ­но, что отец не отдал ребен­ка како­му-то про­фес­си­о­наль­но­му инструк­то­ру-вос­пи­та­те­лю, а сам пошел с ним, сам гре­бет, сам рубит дро­ва, раз­жи­га­ет костер сушит одеж­ду… Для моих стар­ших детей, кото­рые уже взрос­лые, эти похо­ды, воз­мож­но, луч­шее вос­по­ми­на­ние из дет­ства. В этом году соби­ра­ем­ся уже в девят­на­дца­тый поход.

‒ И матуш­ка с вами ходит?

‒ Нет. Мы берем в похо­ды детей с деся­ти лет. Это необ­хо­ди­мое огра­ни­че­ние. В при­хо­де очень мно­го мно­го­дет­ных семей, и если брать тех, кто млад­ше деся­ти лет, мы про­сто не выдер­жим похо­да. Все годы, что мы ходим в похо­ды, моей жене надо было с кем-то из детей оста­вать­ся. А часто она либо была бере­мен­на, либо кормила.

‒ Через три года смо­же­те взять в поход и млад­шую дочь.

‒ Да, и я думаю, что моя супру­га тогда с радо­стью оста­нет­ся дома писать ико­ны. Она ико­но­пи­сец, но пишет одну ико­ну два года. Если бы была такая воз­мож­ность, я бы оста­вил ее отдох­нуть от всех нас.

‒ Навер­ное, для семьи очень важ­но, что­бы общих инте­ре­сов у мужа и жены было много?

‒ Без­услов­но. Все уров­ни чело­ве­че­ско­го бытия долж­ны нахо­дить отклик и пони­ма­ние в супру­ге. Преж­де все­го, конеч­но, важ­на духов­ная бли­зость. Если духов­но обще­го нет, то, ско­рее все­го, будут беды и скор­би. Давай­те опять вспом­ним таин­ство вен­ча­ния. На ана­лое лежит Еван­ге­лие, свя­щен­ник берет соеди­нен­ные руки жени­ха и неве­сты и три­жды обво­дит их вокруг ана­лоя. Это сим­вол того, что их един­ство зиждет­ся на том, что напи­са­но в Еван­ге­лии. Если для кого-то из супру­гов то, что там напи­са­но, неин­те­рес­но и неваж­но, то рано или позд­но будут кон­флик­ты, осо­бен­но в вос­пи­та­нии детей. Всё-таки миро­воз­зре­ние, систе­ма цен­но­стей – глав­ное. Если один из супру­гов веру­ю­щий, а дру­гой к этой теме рав­но­ду­шен, полу­ча­ет­ся, что в глав­ном они рас­хо­дят­ся. А когда глав­ное рас­ко­ло­то, вто­ро­сте­пен­ное не смо­жет его склеить.

Но духов­ное не отме­ня­ет душев­но­го, поэто­му очень важ­но, что­бы супру­ги всё вре­мя рабо­та­ли и над душев­ным един­ством. Часто эта зада­ча ото­дви­га­ет­ся на вто­рой план. Мы пашем, реша­ем быто­вые про­бле­мы, зани­ма­ем­ся дет­ской уче­бой, а на сер­деч­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния друг с дру­гом вре­ме­ни не оста­ет­ся, и вдруг ока­зы­ва­ет­ся, что душев­но­го един­ства нет. Оно вымы­лось. И это ката­стро­фа, пото­му что все дет­ские миры зиждут­ся на оси вза­и­мо­от­но­ше­ний «папа и мама». Поэто­му в какой-то момент я при­шел к выво­ду, что необ­хо­ди­мо нахо­дить вре­мя для обще­ния друг с дру­гом. Напри­мер, мы едем с женой в «Ашан», дела­ем покуп­ки, потом сидим в кафе. Или какой-то фильм вме­сте смот­рим, или про­сто идем погу­лять. Вдво­ем. Это ред­ко полу­ча­ет­ся, пото­му что ни бабу­шек, ни деду­шек – помощ­ни­ков ‒ у нас нет, но ино­гда остав­ля­ем стар­ших детей с млад­ши­ми и куда-то едем вдво­ем. Это необ­хо­ди­мо. Так­же необ­хо­ди­мо пери­о­ди­че­ски общать­ся с каж­дым ребен­ком отдель­но. Осо­бен­но когда начи­на­ет­ся пере­ход­ный пери­од. Такое обще­ние вос­ста­нав­ли­ва­ет душев­ную и сер­деч­ную связь. Это боль­шой труд, он тре­бу­ет от роди­те­ля усилий.

Конеч­но, общая вера супру­гов – хоро­ший фун­да­мент, но он не осво­бож­да­ет от необ­хо­ди­мо­сти рабо­тать и над душев­ным единством.

‒ Но это един­ство не исклю­ча­ет, что какие-то инте­ре­сы могут не сов­па­дать. Напри­мер, Ири­на Алек­сан­дров­на Анто­но­ва, вспо­ми­ная о сво­ем муже, рас­ска­зы­ва­ла, что он не любил театр, а она была заяд­лой теат­рал­кой. Оба они искус­ство­ве­ды, навер­ня­ка у них было мно­го общих инте­ре­сов, и раз­ное отно­ше­ние к теат­ру не поме­ша­ло им про­жить вме­сте боль­ше шести­де­ся­ти лет.

‒ Ну а поче­му долж­но было поме­шать? Мы все раз­ные, вполне есте­ствен­но, что какие-то инте­ре­сы у мужа и жены сов­па­да­ют, а что-то из того, что инте­рес­но одно­му, дру­го­му не очень инте­рес­но. Необя­за­тель­но все инте­ре­сы мужа или жены раз­де­лять, но надо отно­сить­ся с ува­же­ни­ем к тому, что важ­но и инте­рес­но род­но­му чело­ве­ку. Пре­крас­ный при­мер вы привели.

‒ Вы ска­за­ли, что ваш стар­ший сын уже женат.

‒ Уже двое сыно­вей жена­ты: пер­вый и тре­тий. Стар­ший сын со сво­ей буду­щей женой позна­ко­мил­ся в бай­да­роч­ном похо­де. А тре­тий сын со сво­ей женой зна­ком еще с дошколь­но­го воз­рас­та, пото­му что ее роди­те­ли не про­сто наши при­хо­жане, но наши дав­ние дру­зья. Есть даже фото­гра­фия при­мер­но два­дца­ти­лет­ней дав­но­сти, где они друг с дру­гом, еще, конеч­но, не зная, что когда вырас­тут, ста­нут мужем и женой. Так что обе невест­ки – наши при­ход­ские девуш­ки. У нас с ними пре­крас­ные отношения.

‒ В нача­ле бесе­ды вы ска­за­ли, что когда роди­лись стар­шие дети, вы в отно­ше­нии с ними инстинк­тив­но копи­ро­ва­ли сво­е­го отца. Но ведь не у всех такие хоро­шие вос­по­ми­на­ния о роди­тель­ском вос­пи­та­нии. Мно­гие, наобо­рот, счи­та­ют, что роди­те­ли вели себя с ними непра­виль­но, и уж точ­но не хотят им под­ра­жать в отно­ше­ни­ях со сво­и­ми детьми.

‒ Да, таких слу­ча­ев мно­го. Важ­но доне­сти до чело­ве­ка, что осуж­дать роди­те­лей всё рав­но нель­зя. Наши роди­те­ли вне наше­го суда. Нет запо­ве­ди о люб­ви к роди­те­лям, есть запо­ведь о почи­та­нии. Любовь к роди­те­лям, с одной сто­ро­ны, есте­ствен­на, с дру­гой сто­ро­ны, любовь как дру­же­ская сер­деч­ная связь уже взрос­ло­го со взрос­лым будет толь­ко тогда, когда роди­те­ли сами ее посе­я­ли. Быва­ет, что дети, вырас­тая, не чув­ству­ют такой свя­зи, пото­му что не было им это­го дано в дет­стве. По-дру­го­му роди­те­ли выстра­и­ва­ли отно­ше­ния с ними, не ста­ви­ли перед собой такой зада­чи. Но запо­ведь о почи­та­нии роди­те­лей вклю­ча­ет в себя и неосуж­де­ние. Если чело­век не будет осуж­дать отца или мать, ему будет лег­че не повто­рить какие-то их роди­тель­ские ошиб­ки, пото­му что с ним будет Божье бла­го­сло­ве­ние. А если ты допус­ка­ешь гре­хи про­тив пятой запо­ве­ди, они к тебе почти все­гда воз­вра­ща­ют­ся через тво­их детей. Ино­гда сло­во в сло­во. Знаю не один такой случай.

Конеч­но, если ты не чув­ство­вал роди­тель­ской люб­ви, если на тебя всё вре­мя ора­ли, у тебя будет иску­ше­ние так же вести себя со сво­и­ми детьми, но если ты будешь испол­нять запо­ве­ди Божьи, тебе с Божьей помо­щью будет лег­че это иску­ше­ние преодолеть.

 

Бесе­до­вал Лео­нид Виноградов

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

1 Комментарий

  • Лари­са, 10.06.2021

    С празд­ни­ком Воз­не­се­ния Господа!
    Ваши сло­ва истина!
    Желаю Вам и Вашей семье здо­ро­вья, мира и добра!
    СПАСИБО!😊

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки