Рассказ женщины, целенаправленно искавшей истину

Рассказ женщины, целенаправленно искавшей истину

0 - Рассказ женщины, целенаправленно искавшей истину

– Здрав­ствуй­те, в эфи­ре пере­да­ча «Мой путь к Богу» о тех людях, для кото­рых на пути к вере мно­гое при­шлось пере­осмыс­лить, от чего-то отка­зать­ся. О том, что дви­жет эти­ми людь­ми, что даёт им силы, мы бесе­ду­ем с наши­ми гостя­ми. Сего­дня у нас в гостях Надеж­да. Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, с чего нача­лась предыс­то­рия Ваше­го пути к Богу.

– Здрав­ствуй­те, батюш­ка. Я нач­ну, навер­ное, с кре­ще­ния. Я роди­лась в семье не воцер­ко­в­лен­ной, у меня все кре­щё­ные, но вот имен­но в пол­ной мере пра­во­слав­ны­ми назвать роди­те­лей, к сожа­ле­нию, нель­зя. Но меня кре­сти­ли доста­точ­но позд­но – око­ло двух лет. При­чем была инте­рес­ная исто­рия: я боле­ла, и когда меня при­нес­ли кре­стить­ся, после это­го батюш­ка ска­зал, что все, болеть не будет. На самом деле так и про­изо­шло, то есть, дей­стви­тель­но, как буд­то как отре­за­ло, что назы­ва­ет­ся. После это­го, к сожа­ле­нию, про­дол­же­ния имен­но раз­ви­тия в Церк­ви не полу­чи­лось, пото­му что никто не рас­ска­зы­вал. В те вре­ме­на – это нача­ло 90‑х годов – с 1985 по 1990 все было закры­то, инфор­ма­ции почти не было, и в шко­лах тогда еще пре­по­да­ва­ли – не знаю, сей­час пре­по­да­ют или нет, –  тео­рию эво­лю­ции. Я, чест­но могу ска­зать, нико­гда в это не вери­ла, поче­му-то было такое инту­и­тив­ное ощу­ще­ние, что это не может быть прав­дой. Про­сто не может и все. То есть если бы это была прав­да, как я дума­ла, поче­му тогда мы сей­час ни разу это­го не видим, то есть мы не виде­ли ни одной обе­зья­ны, кото­рая ста­ла чело­ве­ком, или, там, ста­ла исполь­зо­вать ору­дия тру­да для того, что­бы добы­вать себе пищу. То есть это как-то про­шло мимо меня; и ате­изм в целом, кото­рый вот на тот момент, навер­ное, еще все-таки был раз­вит в нашей стране. Пом­ню свое ощу­ще­ние дет­ское, когда я шла и дума­ла, вот такое пер­вое духов­ное имен­но ощу­ще­ние, духов­ное пере­жи­ва­ние в неко­то­ром роде. Я шла, дума­ла: «Ну, вот, есть я имен­но как лич­ность», – при­чем не знаю, отку­да у меня, у ребен­ка, такое было пони­ма­ние: «Ну, вот, я не могу исчез­нуть», – то есть для меня это было настоль­ко оче­вид­но, что то, что я есть, я буду все­гда, и что есть какая-то жизнь после этой жиз­ни. На этом тогда пока вот имен­но такой опыт закон­чил­ся, оста­лось ощу­ще­ние, что здесь мы толь­ко к чему-то гото­вим­ся и как-то про­бу­ем жить, и что на самом деле есть какая-то дру­гая жизнь. Еще уди­ви­тель­но для меня лич­но, что очень дол­го у меня не было пони­ма­ния, како­го-то осо­зна­ния, навер­ное, что близ­кие люди ухо­дят. То есть меня в неко­то­ром роде, навер­ное, Гос­подь сохра­нил от это­го, пото­му что у меня в семье не уми­ра­ли дол­го, в 22 года я поте­ря­ла в пер­вый раз, у меня умер­ла бабуш­ка –боле­ла очень тяже­ло, и все это было на гла­зах; а вот тогда для меня это был дей­стви­тель­но колос­саль­ный опыт, когда я поня­ла, что на моих гла­зах что-то про­изо­шло такое, что я не могу опи­сать, не могу понять, и не могу себе объ­яс­нить. То есть чело­век был и чело­ве­ка нет. Это вызва­ло ряд вопро­сов. Навер­ное, имен­но с это­го вре­ме­ни у меня такой актив­ный духов­ный поиск и начал­ся. Пото­му что до это­го момен­та у меня было такое пони­ма­ние, что надо обя­за­тель­но пой­ти учить­ся, как у мно­гих, обя­за­тель­но закон­чить инсти­тут, постро­ить хоро­шую карье­ру – это очень важ­но. Важ­но быть в этой жиз­ни успеш­ным, то есть то, что очень актив­но про­па­ган­ди­ру­ет­ся и, в прин­ци­пе, ты не будешь кем-то, если у тебя не будет рабо­ты. При­чем обя­за­тель­но это долж­на быть рабо­та, то есть на вопрос «Кто ты?» ты дол­жен уметь отве­тить, и ско­рее все­го, это будет имен­но та пози­ция, кото­рую ты зани­ма­ешь, те день­ги, кото­рые ты зара­ба­ты­ва­ешь, те дру­зья, тот круг обще­ния, кото­рый вокруг тебя. Вот такое было пони­ма­ние. Сей­час я осо­знаю, насколь­ко пустое, но тогда это каза­лось чем-то важ­ным, в рай­оне 18–20 лет. Я очень рано пошла рабо­тать и ста­ла актив­но вопло­щать все свои жела­ния стать кем-то, стать успеш­ной. Я закон­чи­ла Пле­ха­нов­скую Ака­де­мию, то есть галоч­ку мож­но было сме­ло поста­вить, что инсти­тут хоро­ший, дает хоро­шее обра­зо­ва­ние, что тоже было важ­но, и, в прин­ци­пе, сей­час я пони­маю, что свет­ское обра­зо­ва­ние, без­услов­но, явля­ет­ся очень хоро­шей базой для каких-то и духов­ных поис­ков. Пото­му что, когда ты позна­ешь мир, пусть со сто­ро­ны имен­но наук свет­ских, ты не можешь не думать. То есть это учит тебя раз­мыш­лять, учит тебя мыс­лить логи­че­ски, искать какие-то отве­ты на вопро­сы, и ты, по край­ней мере, учишь­ся тому, как най­ти те отве­ты, кото­рые есть. То есть как пра­виль­но, с какой сто­ро­ны под­хо­дить, где искать лите­ра­ту­ру и как ана­ли­зи­ро­вать, как под­хо­дить, с какой стороны.

– Тут вопрос о смер­ти, вопрос, кото­рый вооб­ще вся совре­мен­ная циви­ли­за­ция ста­ра­ет­ся как-то умол­чать как серьез­ный вопрос. В совре­мен­ной мас­со­вой куль­ту­ре, если о смер­ти и гово­рят, ста­ра­ют­ся пред­ста­вить ее не в том виде, в кото­ром она и сто­ит: либо высме­и­ва­ют, дела­ют пред­ме­том шуток, либо же наобо­рот, дела­ют пред­ме­том како­го-то нездо­ро­во­го увле­че­ния cмерть как смерть, смерть как то, что обес­це­ни­ва­ет содер­жа­ние всей мас­со­вой куль­ту­ры всей жиз­ни, постро­ен­ной на таких обще­че­ло­ве­че­ских уста­нов­ках, об этом не гово­рить и даже думать людям неком­форт­но, это они избе­га­ют. После это­го опы­та, кото­рый Вы упомянули…

– Я не мог­ла об этом не думать. У меня, зна­е­те, было ощу­ще­ние, что если исти­на – она одна, их не может быть, как сей­час очень мно­гие гово­рят, что исти­на у каж­до­го своя, на самом деле не так, исти­на одна.

Это очень лег­ко про­ве­ря­ет­ся. Если чело­век гово­рит, что исти­на у каж­до­го своя, поэто­му не надо там ее искать – если он при­дет полу­чать зар­пла­ту, а ему бух­гал­тер и ска­жет: зна­ешь, а я тебе уже давал зар­пла­ту, – и этот чело­век пой­дет к руко­во­ди­те­лю раз­би­рать­ся. А тот ска­жет: и ты прав, и ты прав, не будем дока­пы­вать­ся, полу­чал ты день­ги, не полу­чал – пусть каж­дый оста­нет­ся при своем.

– Мне это не под­хо­ди­ло, мне нуж­на была прав­да, мне нуж­на была исти­на, при­чем я сра­зу поня­ла, что без исти­ны я жить не смо­гу, то есть цель в этой жиз­ни – жить не смо­гу в том смыс­ле, что я не успо­ко­юсь, пока я ее не най­ду. У меня появил­ся такой некий век­тор поис­ка, я ста­ла инте­ре­со­вать­ся. Инте­ре­со­вать­ся я ста­ла тем, что на тот момент было в досту­пе: это мас­со­вые книж­ки, кото­рые актив­но тоже появ­ля­лись в обще­стве, кото­ры­ми инте­ре­со­ва­лось мое окру­же­ние. К сожа­ле­нию, это была не пра­во­слав­ная на тот момент лите­ра­ту­ра. Пом­ню первую книж­ку «Сек­рет» – кни­га аме­ри­кан­ских авто­ров, кото­рые актив­но, опять же, рас­ска­зы­ва­ют про успех, и про очень-очень мир­ские дела, и про то, что вот все, что ты в этой жиз­ни захо­чешь, на самом деле зави­сит толь­ко от тебя. То есть тебе доста­точ­но поже­лать, тебе доста­точ­но, там, как-то себе это пред­ста­вить, и, если у тебя это­го нет, ты про­сто не так поже­лал. Зна­е­те, отец Геор­гий, пом­ню свое ощу­ще­ние. Я сиде­ла и дума­ла: ну, если бы все было так про­сто, ведь если чело­век чест­но смот­рит сам на себя, он уви­дит, что он не может все­гда поже­лать хоро­ших вещей, так как Гос­подь ска­зал: из серд­ца исхо­дят и какие-то помыс­лы, и убий­ства, и гре­хи все. То есть любой чело­век, кото­рый чест­но себе при­зна­ет­ся, он уви­дит, что он не может порой не разо­злить­ся, он не может не согре­шить – мы все греш­ные. И это мне не дава­ло покоя. Пото­му что по этой логи­ке выхо­ди­ло, что вот все, что ты себе поже­ла­ешь, то ты и полу­чишь. Для меня это прав­дой быть не мог­ло. Я пом­ню, меня очень силь­но мучил этот вопрос, пото­му что люди, кото­рых я виде­ла и кото­рые гово­ри­ли там с экра­нов, в этой кни­ге, они рас­ска­зы­ва­ли так, как буд­то они дей­стви­тель­но чего-то доби­лись, при­чем было вид­но какое-то лице­ме­рие. Пото­му что чело­век не может про­жить жизнь так, что­бы не согре­шить, то есть тот чело­век, кото­рый чест­но себе при­зна­ет­ся, посмот­рит на себя в зер­ка­ло и ска­жет, попы­та­ет­ся себя чест­но и искренне рас­смот­реть, не обма­ны­вать имен­но, не быть лице­мер­ным самим с собой – он не смо­жет не при­знать, что его жела­ние, его мыс­ли, и вооб­ще его поступ­ки не содер­жат в себе гре­ха и имен­но таких послед­ствий. По этой логи­ке выхо­ди­ло бы, что если бы оно было так, то люди бы и полу­ча­ли – и полу­ча­ли бы не все­гда толь­ко хоро­шее. Поэто­му, когда на тебя с экра­на филь­ма «Сек­рет», кото­рый вышел из самой кни­ги, из цитат, смот­рит чело­век, кото­рый рас­ска­зы­ва­ет, что он полу­чал толь­ко пози­тив один сплош­ной – ты про­сто пони­ма­ешь, что чело­век обма­ны­ва­ет, лука­вит. И, в прин­ци­пе, понят­но, когда раз­го­вор ведет­ся о день­гах, что это некий такой ком­мер­че­ский про­ект, мне это было оче­вид­но. Я ста­ла искать даль­ше. Сра­зу могу казать, что здесь, к сожа­ле­нию, как я потом уже поня­ла, про­изо­шло у меня в созна­нии заблуж­де­ние, кото­рое не мог­ло не воз­ник­нуть. Пото­му что «Сек­рет» – это же эзо­те­ри­че­ская кни­га, и, в прин­ци­пе, то, что рядом с «Сек­ре­том», пси­хо­ло­ги­че­ские какие-то мето­ди­ки, может быть, какие-то буд­дий­ские книж­ки, кото­рые тоже плюс-минус все из этой обла­сти – они раз­ру­ша­ют кар­ти­ну Бога в голо­ве чело­ве­ка, в душе чело­ве­ка, в серд­це чело­ве­ка. То есть это некие уче­ния – буд­дизм, как я потом узна­ла, там вооб­ще Бога нет, а в «Сек­ре­те» они гово­рят о все­лен­ной, они гово­рят о неко­ем таком Абсо­лю­те, о неко­ем разу­ме, то есть не как не о лич­ност­ном Боге, кото­рый на самом деле участ­ву­ет в жиз­ни чело­ве­ка, участ­ву­ет актив­но. Я полу­чи­ла послед­ствия той инфор­ма­ции, я на себе испы­та­ла то, что я вот так лег­ко в свое серд­це впу­сти­ла. То есть я ста­ла думать о том, что, дей­стви­тель­но, вот, мир устро­ен, есть какая-то энер­гия, есть люди, есть наши мыс­ли, наши эмо­ции – то, что мы посы­ла­ем. То есть ты даешь какой-то запрос – ты полу­ча­ешь какой-то ответ. И в зави­си­мо­сти от того, какой запрос ты дал, соот­вет­ствен­но, ты стал­ки­ва­ешь­ся с таки­ми отве­та­ми. Я рас­ска­жу толь­ко к чему меня это при­ве­ло, пото­му что по кир­пи­чи­ку, спа­си­бо Гос­по­ду, я еле выбра­лась, пото­му что такая вот фило­со­фия пол­но­стью лиша­ет чело­ве­ка надеж­ды на Бога, она пол­но­стью лиша­ет чело­ве­ка осмыс­лен­ной духов­но­сти, люб­ви к ближ­не­му. Пото­му что, когда ты дума­ешь, мыс­лишь кате­го­ри­я­ми: все­лен­ная, энер­гия, – очень силь­но про­яв­ля­ют­ся пло­ды это­го. Это гор­ды­ня, это эго­изм, это, по сути, когда чело­век дума­ет толь­ко о себе, то есть он рас­смат­ри­ва­ет дру­гих людей с пози­ции, что они как-то ока­за­лись в его жиз­ни бла­го­да­ря каким-то запро­сам, кото­рые чело­век отправ­лял во все­лен­ную. Полу­ча­ет­ся такая некая каша в голо­ве, и чело­век видит толь­ко себя. Это ужас­но, пото­му что мы зна­ем, что на самом деле есть Бог, и для Бога вот это мер­зость перед гла­за­ми Гос­по­да, что это гор­ды­ня в чистом виде. Самое ужас­ное, что чело­век начи­на­ет вот в этом увя­зать все даль­ше и глуб­же. И, конеч­но, я пони­маю, что сама бы это я, навер­ное, сво­ей логи­кой, сво­им умом, из это­го пред­став­ле­ния не выбра­лась, если бы вот в один момент имен­но Гос­подь не обра­тил бы меня, не помог бы мне прий­ти к Нему. Со вре­ме­нем у меня ста­ло ухуд­шать­ся здо­ро­вье. Про­изо­шло это после того, как у меня был опыт обра­ще­ние к экс­тра­сен­сам. И в этой вот систе­ме миро­воз­зре­ния мир начи­на­ет пред­став­лять­ся как некий баланс добра и зла, где и доб­ро и зло не несет деструк­ти­ва, то есть оно несет какой-то спо­соб для тебя, изме­не­ние себя, пере­оцен­ки сво­их мыс­лей, но никак не явля­ет­ся чем-то, что мы зна­ем, не от Бога. То есть все в рам­ках вот это­го вот выс­ше­го разу­ма неко­ей все­лен­ной, неко­ей без­ли­кой силы, кото­рая управ­ля­ет миром. При­чем управ­ля­ет миром тоже обособ­лен­но, то есть, по сути, толь­ко от чело­ве­ка зави­сит в этой систе­ме, опять же цен­но­стей, что он будет полу­чать. Я пом­ню, как я мучи­лась. У меня было ощу­ще­ние, как буд­то я сижу в клет­ке и не могу из неё выбрать­ся нару­жу, пото­му что мысль о том, что, во-пер­вых, ты совер­шен­но один, полу­ча­ет­ся, пото­му что Бог – это без­ли­кая сила. И при­сут­ствие Бога я чув­ство­ва­ла все­гда, и я никак не мог­ла с этим согла­сить­ся. Я пом­ню, как я дума­ла: ну, хоро­шо, но зачем же вы моли­тесь, ну кому вы моли­тесь, то есть если у вас все кар­ма, у вас там плюс, там вот этот ответ на запро­сы внут­рен­ние, на мыс­ли чело­ве­ка – кому тогда моли­тесь, о чем вы про­си­те? Вы про­си­те без­ли­кую силу, вы про­си­те какой-то Абсолют.

– Все рав­но, что про­сить что-то у электричества.

– Мне это совер­шен­но было непо­нят­но, и было ощу­ще­ние, как буд­то оно про­сто давит, выхо­да я не вижу. Поче­му-то у меня не было мыс­ли о том, что Бог может быть лич­но­стью. То есть, види­мо, какое-то ослеп­ле­ние, что ли, было, пото­му что у меня есть мой разум, он был абсо­лют­но совер­шен­но закрыт для этой инфор­ма­ции. Хотя я пере­чи­ты­ва­ла неимо­вер­ное коли­че­ство книг, я пря­мо целе­на­прав­лен­но иска­ла Бога. Про­сто я не пони­ма­ла, како­го Бога я ищу, но я иска­ла вот ту самую исти­ну, кото­рая мне была нуж­на, и кото­рую я ста­ла искать с момен­та как раз пер­во­го опы­та потерь, и мысль о том, а зачем, соб­ствен­но, оно все здесь, и зачем мы здесь. Тогда же, парал­лель­но, у меня про­изо­шла пере­оцен­ка с точ­ки зре­ния моей свет­ской заня­то­сти. Пото­му что ника­кая свет­ская спе­ци­аль­ность этой моей жаж­ды, имен­но духов­но­сти и цели в жиз­ни, не мог­ла удо­вле­тво­рить. Мне, с Божи­ей же помо­щью, доста­точ­но лег­ко уда­ва­лась рабо­та, кото­рой я зани­ма­лась. Я доста­точ­но быст­ро заня­ла руко­во­дя­щая пози­цию, меня­ла несколь­ко раз сфе­ры дея­тель­но­сти, при­чем меня­ла имен­но из-за того, что пере­ста­ва­ла видеть цель. Ну, хоро­шо, то есть сей­час доби­лась вот это­го, но зав­тра я буду, напри­мер, на дру­гой пози­ции, а что даль­ше, ну какой смысл, и через 50 лет не будет ни этой ком­па­нии, ниче­го не будет, а будет ста­рость – с чем я оста­нусь, зачем все это? И какая-то вот эта бес­смыс­лен­ность, хож­де­ние по кру­гу, опять же, под­дер­жи­ва­ло вот это состо­я­ние клет­ки. У меня был такой некий ваку­ум, навер­ное, в душе, кото­рый я никак не мог­ла запол­нить. Я про­бо­ва­ла раз­ные вари­ан­ты: свет­скую рабо­ту попро­бо­ва­ла – не полу­чи­лось. Уче­ния эзо­те­ри­че­ские, пси­хо­ло­ги­че­ские; я ходи­ла к пси­хо­ло­гу, я ходи­ла на тре­нин­ге, я ходи­ла на жен­ские тре­нин­ги, кото­рые одно вре­мя очень попу­ляр­ны­ми были, и сей­час их раз­ви­ва­ют, кото­рые на самом деле явля­ют­ся неким, мне кажет­ся, при­кры­ти­ем мис­си­о­нер­ства криш­на­и­тов, пото­му что они все осно­ва­ны так или ина­че на Ведах. И когда ты при­хо­дишь, тебе, с одной сто­ро­ны, гово­рят, что неваж­но, в како­го бога вы вери­те, все пути ведут к одно­му богу, вы, глав­ное, не заду­мы­вай­тесь лиш­ний раз, не думай­те, не ищи­те, про­сто вот верь­те, как вам нра­вит­ся – это тоже чело­ве­ка рас­слаб­ля­ет. Пло­ды это­го – то, что чело­век спо­кой­но совер­шен­но про­дол­жа­ет пота­кать сво­им стра­стям. Это не тре­бу­ет от чело­ве­ка изме­не­ний, это не тре­бу­ет от чело­ве­ка внут­рен­не­го роста – то, что на самом деле тре­бу­ет Бог. И серд­це не меня­ет­ся, то есть чело­век еще глуб­же погру­жа­ет­ся в ту самую гор­ды­ню, в тот самый эго­изм. И при­бли­жа­ясь уже к той самой встре­че моей с Богом, как я уже ска­за­ла, я попа­ла к экс­тра­сен­су. Попа­ла я из-за того, что рез­ко ста­ла себя пло­хо чув­ство­вать. При­чем, я пом­ню, у меня было ощу­ще­ние такое, что я подо­шла к зер­ка­лу, посмот­ре­ла и мне пока­за­лось, что я уми­раю. Поче­му-то я уви­де­ла, как буд­то я ста­рею, на тот момент мне было, там, 20 с чем-то лет, то есть я оче­вид­но не мог­ла поста­реть за одну ночь, и вооб­ще внешне там ника­ких таких про­яв­ле­ний быть не мог­ло. Я очень силь­но испу­га­лась, у меня нача­лись какие-то физи­че­ские недо­мо­га­ния, затя­ну­ло пояс­ни­цу, забо­ле­ли ноги, то есть пря­мо было состо­я­ние, как буд­то тебе пло­хо. Воз­ник вопрос: куда бежать. Так как в той систе­ме коор­ди­нат, в кото­рой я тогда жила, не было чего-то одно­знач­но пло­хо­го и одно­знач­но хоро­ше­го, то мысль о том, что мож­но пой­ти к цели­те­лю, у кото­ро­го же ико­ны сто­ят, поче­му бы к нему не пой­ти. Сей­час я пони­маю, что, навер­ное, тем силам, с кото­ры­ми ты обща­ешь­ся, если ты не с Богом, им же выгод­но тебя еще даль­ше утя­ги­вать, поэто­му тебе позво­нят и посо­ве­ту­ют в нуж­ный момент, тебе напом­нят, то есть со всех сто­рон ты полу­чил эту инфор­ма­цию. Я пом­ню, что совер­шен­но не дума­ла о том, что я делаю что-то пло­хое, я не пони­ма­ла поче­му – я же о здо­ро­вье сво­ем буду забо­тить­ся! Я пошла, мне ска­за­ли, что меня про­кля­ли и ска­за­ли имя чело­ве­ка, кото­рый это сде­лал, и даже обсто­я­тель­ства и ситу­а­цию. Зна­е­те, батюш­ка, я пом­ню ощу­ще­ние: вот дей­стви­тель­но Бла­гий Бог обра­ща­ет все ко бла­гу. Я тогда как буд­то очну­лась, то есть при­чем самое инте­рес­ное, что я даже поня­тия не име­ла о том, что я мог­ла перей­ти чело­ве­ку доро­гу каким-то обра­зом. Но вот эта пси­хо­ло­гия, что ты дол­жен быть сам за себя, ты дол­жен сам решать, ты дол­жен быть силь­ным чело­ве­ком, чув­ство соб­ствен­но­го досто­ин­ства у тебя долж­но быть – оно совер­шен­но лиша­ет чело­ве­ка мыс­ли о ближ­нем. То есть ты дума­ешь толь­ко о себе, фак­ти­че­ски. И тут я пони­маю, что я сде­ла­ла что-то дру­го­му чело­ве­ку – пусть неосо­знан­но, пусть даже я не в кур­се, что я что-то сде­ла­ла, но чело­век мог так силь­но рас­стро­ить­ся, что так, в серд­цах – мне ска­за­ли, что это не спе­ци­аль­но, это не то, что чело­век куда-то ходил, к кому-то обра­щал­ся, – нет, то есть про­сто в серд­цах чело­век поже­лал вот так вот зла. И мне было так пло­хо от осо­зна­ния того, что мы же все себя в душе счи­та­ли и счи­та­ем хоро­ши­ми, и тут мне пока­за­ли меня. Я уви­де­ла, что ока­зы­ва­ет­ся, мои дей­ствия несут послед­ствия, и эти послед­ствия ска­зы­ва­ют­ся на дру­гих людях. Ина­че гово­ря, я про­сто уви­де­ла, что вокруг меня есть люди, и они дру­гие, и я могу сво­и­ми дей­стви­я­ми сде­лать боль­но чело­ве­ку. Это было самое страш­ное для меня осо­зна­ние, тут мне уже ста­ло все рав­но на свое само­чув­ствие, я про­сто шла, реве­ла, и мне было очень горь­ко вооб­ще от того, что такая ситу­а­ция воз­ник­ла. Мысль была одна: как бы ее испра­вить, – но на уровне мир­ском, есте­ствен­но, ситу­а­цию, в кото­рой я мог­ла чело­ве­ка оби­деть, то я сра­зу все бы ула­ди­ла. Остал­ся духов­ный уро­вень, и состо­я­ние-то нику­да не ушло, есте­ствен­но – тот чело­век, у кото­ро­го я была и кото­рый мне вот это все ска­зал, конеч­но, он ска­зал, что мы можем все сде­лать, можем все испра­вить. Но мне пока­за­лось, что это не тот путь, и я реши­ла, что я пой­ду в Цер­ковь. При­чем к Церк­ви у меня было такое ощу­ще­ние, что вот это настоль­ко свя­тое место, оно настоль­ко серьез­но, и оно настоль­ко свя­то, что если ты, что назы­ва­ет­ся, доиг­ра­ешь­ся, то идти в самое вот послед­нее при­ста­ни­ще – это все­гда Цер­ковь. Боль­ше ниче­го, к сожа­ле­нию, о пра­во­сла­вии, то есть содер­жа­ние пра­во­слав­ной веры я не зна­ла. Мои пред­став­ле­ния были бук­валь­но рав­ны, навер­ное, нулю. Я побе­жа­ла в храм, не пони­мая, что я буду там делать. Есте­ствен­но, до это­го я как и мно­гие люди, кото­рые кре­ще­ны, но о пра­во­сла­вии не зна­ют, ходи­ла в храм, ста­ви­ла свеч­ки, писа­ла запис­ки, но тоже дела­ла это неосо­знан­но. И вера моя ника­кая была, Бога-то я не зна­ла, полу­ча­ет­ся. Я побе­жа­ла в храм, про­чи­та­ла, что надо сде­лать – есте­ствен­но, есть очень мно­го сай­тов, где ты можешь най­ти инфор­ма­цию, и там напи­са­но было, что обя­за­тель­но надо при­ча­стить­ся. Пом­ню, я ста­ла читать Еван­ге­лие – это, навер­ное, пер­вый раз, когда я осо­знан­но взя­ла Еван­ге­лие. Я его не поня­ла, при­чем мало того и хуже того – я его не поня­ла, и на него взя­ла и нало­жи­ла то пред­став­ле­ние о мире, кото­рое у меня было. Колос­саль­но непра­виль­но, то есть я допу­сти­ла все клас­си­че­ские ошиб­ки как чело­век, кото­рый, ниче­го не пони­мая, пыта­ет­ся сам от себя читать Свя­щен­ное Писа­ние. Я очень послуш­ная. Я чест­но взя­ла кни­жеч­ку, где была напи­са­но «В помощь каю­щим­ся» свя­ти­те­ля Игна­тия Брян­ча­ни­но­ва, ста­ла читать спис­ки гре­хов, и все, есте­ствен­но, нашла, в себе, все это пере­пи­са­ла. Пом­ню, что не было ощу­ще­ния осо­зна­ния мно­гих гре­хов, то есть было осо­зна­ние сво­е­го эго­из­ма и гор­ды­ни, а все­го осталь­но­го не было. То есть боль­шин­ство я писа­ла ско­рее пото­му, что вот так было напи­са­но, и было напи­са­но, что в этом поло­же­но рас­ка­и­вать­ся. Я чест­но пошла с этим в храм, испо­ве­да­лась, с тре­тье­го раза толь­ко полу­чи­лось у меня попасть на при­ча­стие. Тогда еще тоже очень силь­ное пере­жи­ва­ние было в это же вре­мя, это все дли­лось-то на про­тя­же­нии неде­ли, за очень корот­кий срок я почти пере­ста­ла есть, при­чем осо­знан­но пошла на пост, пере­ста­ла есть, вес­ной, по-мое­му, пере­ста­ла есть «молоч­ку», пото­му что ста­ла гото­вить­ся к при­ча­стию. Мне не хоте­лось, то есть ощу­ще­ние того, что ты все непра­виль­но дела­ешь, и Бог тобой недо­во­лен, то есть ощу­ще­ние было такое, что это вот нака­за­ние, кото­рое мне при­шло, оно при­шло от Бога, и вот это было самое страш­ное: то, что я сде­ла­ла что-то, что мной недо­во­лен Бог. И мне попа­лась кни­га «Где живут счаст­ли­вые». Эта кни­га напи­са­на писа­тель­ни­цей, кото­рая запи­сы­ва­ла исто­рии из жиз­ни обыч­ных людей, о том, как они шли к Богу, как они нахо­ди­ли Бога. Пом­ню, я чита­ла и бук­валь­но сле­зы лились от про­ник­но­вен­но­сти, от глу­би­ны, и от того, что за всем, за каж­дым рас­ска­зом чув­ство­ва­лась такая любовь – любовь Бога к чело­ве­ку, любовь чело­ве­ка к Богу, чего в моей жиз­ни не было, было ощу­ще­ние вот этой клет­ки и без­вы­ход­но­сти. Мне ста­ло понят­но, что это есть, но мне было непо­нят­но, как вот это воз­мож­но. Пото­му что мне не хва­та­ло пони­ма­ния о том, Кто такой Бог, и что Бог хочет от чело­ве­ка – то есть у меня даже мыс­ли не было, я была закры­та, но вот такое ощу­ще­ние созда­лось. Я при­ча­сти­лась с тре­тье­го раза. Посто­ян­но что-то слу­ча­лось, на при­ча­стие дол­го я не мог­ла попасть. И молит­вы я тогда чита­ла очень тяже­ло. Я пом­ню, у меня были физи­че­ские состо­я­ния, то есть было ощу­ще­ние уду­шья, было состо­я­ние како­го-то насмор­ка, какие-то такие силь­ные физи­че­ские про­яв­ле­ния, кото­рые, я думаю, что, навер­ное, это след­ствие того, что все-таки, полу­ча­ет­ся, я была во вла­сти дру­гих сил тем­ных, и они, види­мо, про­сто не дава­ли. Мне слож­но судить, но что-то такое было, что меша­ло – меша­ло идти в Цер­ковь. После при­ча­стия – при­чем я пом­ню этот день, я не люб­лю фото­гра­фи­ро­вать, у меня есть в теле­фоне фото­ап­па­рат, но я им поль­зу­юсь очень ред­ко, – а здесь мне пря­мо захо­те­лось сфо­то­гра­фи­ро­вать вот этот день. Я пом­ню, и до сих пор эта фото­гра­фия хра­нит­ся: солн­це про­гля­ды­ва­ет сквозь дере­вья, такой очень весен­ний, очень теп­лый пей­заж. Пом­ню, я сиде­ла, мне все было инте­рес­но, я как буд­то смот­ре­ла на мир дру­ги­ми гла­за­ми, мне ста­ло спо­кой­но, мне ста­ло хоро­шо, я любо­ва­лась этим миром, я виде­ла мир как тво­ре­ние Бога, при­чем тво­ре­ние, кото­рое «хоро­шо весь­ма». Но даль­ше нача­лись иску­ше­ния. При­чем это все очень на плот­ном отрез­ке вре­ме­ни. Мне ста­ли зво­нить люди, кото­рые до это­го в моей жиз­ни очень дол­го не появ­ля­лись, то есть с чего-то чело­век мне позво­нил и спра­ши­ва­ет теле­фон экс­тра­сен­са, рас­ска­зы­ва­ет какие-то такие исто­рии об этом, то есть со всех сто­рон нача­лась такая мас­со­вая ата­ка. При­чем, будучи во вла­сти еще вот того миро­воз­зре­ния, пом­ню, сна­ча­ла я бук­валь­но это отсе­ка­ла: нет, Надя, ты пой­дешь толь­ко к Богу, ника­ких обще­ний, ника­ких раз­го­во­ров на эту тему не будет! Я пом­ню, теле­фон не дава­ла нико­му, нача­ла как раз всех отго­ва­ри­вать. И в какой-то момент нача­лись такие помыс­лы, то есть как бы дей­стви­тель­но мыс­ли, кото­рые при­хо­дят в голо­ву: ну а поче­му нет-то, все же от Бога?.. Все от Бога, то есть вот такая совер­шен­но лож­ная фило­со­фия, совер­шен­но ужас­ная, кото­рая гово­рит о том, что и зло от Бога, но если на тот момент мне мой помы­сел гово­рит, что все от Бога поэто­му ты спо­кой­но можешь пой­ти, а то ты сей­час похо­жа на чело­ве­ка, кото­рый при­шел в храм, помо­лил­ся, вышел из хра­ма, помо­лил­ся о выздо­ров­ле­нии, вышел из хра­ма, встре­тил вра­ча, врач ска­зал: пой­дем, я тебя исце­лю, а ты отка­зы­ва­ешь­ся. Вот так я себе гово­ри­ла, толь­ко я не понимала.

– Это, конеч­но, бесы вну­ша­ли, это не врач. И что­бы для зри­те­лей не оста­лось каких-то недо­го­во­рок,  любое обра­ще­ние к экс­тра­сен­сам, или как бы они себя там ни назы­ва­ли: цели­те­ли, кол­ду­ны, маги и все такое про­чее – это обра­ще­ние к злым духам. Злые духи неслу­чай­но назва­ны злы­ми, они не явля­ют­ся в виде исклю­че­ния для кого-то добрыми.

– Чело­ве­ка они хотят толь­ко убить.

– То, что чело­век обра­ща­ет­ся к тако­го рода злым духам, он откры­ва­ет свою душу для того что­бы они вошли и сде­ла­ли там все, что хотят. Зна­е­те, как осо­бен­но в 90‑е годы пре­ду­пре­жда­ли, было такое рас­про­стра­не­но: не откры­вай­те две­ри незна­ком­цу! Откро­ешь дверь перед бан­ди­та­ми, они вой­дут, и потом жизнь твоя изме­нит­ся в худ­шую сто­ро­ну. Вот то же самое и здесь. Обра­ща­ясь к духам, мы сами откры­ва­ем им дверь нашей души, откры­ва­ем дверь в нашу жизнь, и выгнать их потом без Божи­ей помо­щи вооб­ще невоз­мож­но. И даже с помо­щью Божи­ей все рав­но для чело­ве­ка это не про­хо­дит бесследно

– И мало того, сей­час пере­осмыс­ли­вая, думая о при­хо­де на пере­да­чу, я вспо­ми­на­ла все эти собы­тия, пото­му сей­час Гос­подь так устро­ил, что я забы­ла тогда же свое миро­воз­зре­ние, вот сей­час я его вспо­ми­наю, но вспо­ми­наю с тру­дом. Пото­му что настоль­ко кажет­ся это нере­аль­ным, кажет­ся, как буд­то все было вооб­ще совер­шен­но не со мной. До сих пор думая об этом, я вижу этот путь, я пони­маю, насколь­ко он был слож­ный, насколь­ко он дол­гий, насколь­ко, может быть, дей­стви­тель­но он еще не до кон­ца прой­ден, и послед­ствия, без­услов­но, есть, и с ними при­хо­дит­ся рабо­тать имен­но уча­сти­ем в таин­ствах, молит­вой и обра­ще­ни­ем к Богу, и имен­но духов­ны­ми упраж­не­ни­я­ми, аске­ти­кой пра­во­слав­ной. Я пони­маю, что без Бога ни одно­го шага на этом пути я бы не сде­ла­ла. Мало того, вот это ощу­ще­ние, когда ты пони­ма­ешь, что для тебя сде­лал Бог, когда ты пони­ма­ешь, что тебя про­сто так взя­ли и выта­щи­ли не пото­му, что ты чем-то там заслу­жил, или ты что-то сде­лал – нет, тебя про­сто спас­ли; cам даже и доб­ро ты сде­лать не можешь, если Бог не даст такую воз­мож­ность –  про­сто сде­ла­ли вот такую колос­саль­ней­шую милость. Когда пони­ма­ешь такое, сра­зу хочет­ся идти тоже слу­жить и хоть как-то, хоть на чуть-чуть, хоть на немнож­ко послу­жить Богу. Пото­му что такая бла­го­дар­ность, и такое ощу­ще­ние, что дей­стви­тель­но ты зано­во теперь живешь. Если вер­нуть­ся обрат­но к этой исто­рии, то я под­да­лась вот этим иску­ше­ни­ям, я не зна­ла тогда, что есть иску­ше­ние, что есть помыс­лы, кото­рые тебе вну­ша­ют­ся, я все помыс­лы при­ни­ма­ла за свои, к сожа­ле­нию, и те тоже. Поэто­му я поеха­ла опять к экс­тра­сен­су после при­ча­стия и попро­си­ла про­ве­сти надо мной исце­ле­ние. Если бы я толь­ко зна­ла вооб­ще, что я делаю и какую дверь я откры­ваю, насколь­ко широ­ко я откры­ла тогда дверь! Пото­му что с это­го вре­ме­ни – сей­час уже это вид­но, тогда ты не заду­мы­ва­ешь­ся о том, поче­му у тебя те или иные собы­тия в жиз­ни про­ис­хо­дят. У меня ста­ло рез­ко ухуд­шать­ся здо­ро­вье. На какой-то момент, есте­ствен­но, я выпа­ла, пото­му что, как обыч­но, дья­вол же извра­ща­ет, если бы вез­де была чистая ложь, то никто бы на нее не пошел, а берет­ся прав­да и пере­во­ра­чи­ва­ет­ся, чело­век как сле­пая лошадь, кото­рой, когда в огонь ведут, завя­зы­ва­ют гла­за, – вот так же чело­век: он идёт, он не пони­ма­ет, куда он идет, а когда уже упал, он огля­ды­ва­ет­ся, а уже ниче­го сде­лать нель­зя, пото­му что сил не хва­тит, и хоро­шо, если кто-то помо­жет, и хоро­шо, если Гос­подь разум откро­ет. У меня появи­лись тяже­лей­шие физи­че­ские послед­ствия, то есть пани­че­ские ата­ки нача­лись, состо­я­ние, когда посто­ян­но каза­лось, что сей­час сер­деч­ный при­ступ будет, что-то еще, какая-то мни­тель­ность высо­кая появи­лась, имен­но свя­зан­ная со здо­ро­вьем, появи­лись стра­хи, буд­то у тебя посто­ян­но ситу­а­ция опас­но­сти, как буд­то посто­ян­но адре­на­лин. Мне ста­ло страш­но нахо­дить­ся дома одной. Мне посто­ян­но хоте­лось кому-то позво­нить, с кем-то пого­во­рить, чем-то запол­нить тот самый ваку­ум, кото­рый так стре­ми­тель­но обра­зо­вы­вал­ся в душе и запол­нял­ся как раз вот этим нега­ти­вом, вот эти­ми послед­стви­я­ми ужас­ны­ми. Есте­ствен­но, я ста­ла пытать­ся из это­го выле­зать. Если бы это все было в один день, я бы лег­ко поня­ла, что моё состо­я­ние изме­ни­лось. Но это поти­хо­неч­ку, посте­пен­но, по чуть-чуть, когда я уже опом­ни­лась, то есть я поня­ла, что что со мной. Мне 28 лет, а я поче­му-то чув­ствую себя в депрес­сии, у меня какие-то пани­че­ские ата­ки, при­чем я хожу к вра­чам, вра­чи гово­рят: у вас все пре­крас­но, есте­ствен­но. Никто понять не может, то есть людям гово­ришь, ты пыта­ешь­ся дру­зьям объ­яс­нить, а на тебя все смот­рят, кру­тят паль­цем у вис­ка, гово­рят: да ты про­сто мни­тель­ная! Внешне все хоро­шо. Ты про­сто впе­чат­ли­тель­ная, ты про­сто мни­тель­ная, там на самом деле все хоро­шо. Но ты же пони­ма­ешь, что не все хоро­шо, и ты же пони­ма­ешь, что у тебя в душе явно вот совсем не все хоро­шо, даже по сво­е­му состо­я­нию. Но я не соот­нес­ла тогда это с тем, что это послед­ствия мое­го тако­го неосто­рож­но­го визи­та, гре­ха ужас­но­го, на самом деле.

– Часто эти экс­тра­сен­сы посы­ла­ют, может быть, даже сами не во всем само­сто­я­тель­ны, посы­ла­ют людей на при­ча­стие, а некре­ще­ных на кре­ще­ние, а потом гово­рят: потом вер­нешь­ся, и тогда над тобой про­ве­ду то или иное. Это дела­ет­ся беса­ми, это под­тал­ки­ва­ют их делать имен­но для того, что им боль­ше удо­воль­ствие достав­ля­ет поглу­мить­ся над чело­ве­ком, уже при­няв­шим кре­ще­ние, чем над некре­щё­ным, над чело­ве­ком при­ча­стив­шим­ся, чем над непри­ча­ща­ю­щим­ся. И как Вы вышли из это­го всего?

– Я ста­ла про­бо­вать раз­лич­ные мето­ды, к кото­рым я при­вык­ла. То есть я пошла к пси­хо­ло­гу, быст­ро отту­да вышла, пото­му что не помо­га­ли мне ника­кие сове­ты, все это было очень поверх­ност­но. Надо пере­осмыс­лить, – гово­рят пси­хо­ло­ги, – все про­бле­мы из дет­ства, и все у тебя в голо­ве: опять ты, то есть толь­ко ты. Ты сам выка­раб­ки­ва­ешь­ся из все­го, ты сам все реша­ешь, то есть на чело­ве­ка веша­ет­ся такое ощу­ще­ние, что он такой мини-бог, кото­рый сам все реша­ет. Хотя на самом деле мно­гие вещи чело­век сам никак не может про­ра­бо­тать, и без Бога вооб­ще чело­ве­ка нет. Когда насту­пил самый пик такой, когда физи­че­ское состо­я­ние у меня уже было такое, что я пере­ста­ла есть, у меня появил­ся страх, мне каза­лось, что если я буду есть, я обя­за­тель­но подав­люсь настоль­ко, что я умру. С этим спра­вить­ся я никак не мог­ла, и уже когда вот «пожа­луй­ста, помо­ги!» – то есть у меня было такое состо­я­ние, я ста­ла очень силь­но молить­ся, я ста­ла про­сить, я пони­ма­ла, что не могу сама, не могу ниче­го сво­и­ми сила­ми. Я это осо­зна­ва­ла совер­шен­но точ­но. Теперь этот опыт мне запом­нит­ся, пото­му что вот то, что ты сво­и­ми сила­ми – ты ниче­го не можешь, это настоль­ко ста­ло вот явно и оче­вид­но. Мне попал­ся фильм, при­чем я его смот­ре­ла мно­го раз до это­го: «Иисус по Еван­ге­лию от Луки». За кад­ром зву­чит Еван­ге­лие, то есть это не про­сто чело­ве­че­ские сло­ва, это Божье сло­во, кото­рое ты слы­шишь, и оно, дей­стви­тель­но, дей­ству­ет на серд­це –  я это на себе очень хоро­шо поня­ла, пото­му что несмот­ря на то, что я смот­ре­ла фильм этот рань­ше, я не знаю, что про­изо­шло, но имен­но вот в тот раз, пол­то­ра года назад, когда вклю­чи­ла этот фильм, я посмот­ре­ла его по-дру­го­му. То есть я сде­ла­ла такой откры­тый шаг к вере. Пом­ню, у меня были в голо­ве мыс­ли, что ты нико­гда не пыта­лась пове­рить, ты нико­гда шагов не дела­ла, то есть узнать и понять ты не пыта­лась, а ты попро­буй! Пом­ню, у меня было дей­стви­тель­но такое, акт дове­рия к Богу, дей­ствен­ный акт того, что я впу­щу в себя вот эту инфор­ма­цию, я ста­ну искать, и я попы­та­юсь позна­ко­мить­ся с пра­во­сла­ви­ем, соб­ствен­но, пото­му что я мало что знаю. После это­го филь­ма –  там при­во­ди­лась молит­ва – молит­ва, где мож­но попро­сить Бога, и голос гово­рил, как для ребен­ка: если ты хочешь, что­бы Гос­подь тебе помог, ты попро­си. Молит­ва была совер­шен­но чуд­ная, в кото­рой ты про­сишь Бога изме­нить твою жизнь, и гово­ришь: да будет воля Твоя, Ты Сам помо­ги, Ты Сам сде­лай из меня того чело­ве­ка, кото­рым Ты хочешь меня видеть. И в резуль­та­те после вот этой молит­вы моя жизнь колос­саль­но изме­ни­лась. Про­сто было ощу­ще­ние, что меня про­сто так вот какая-то рука, при­чем любя­щая, доб­рая рука, взя­ла и выта­щи­ла. Нача­лись дни, в кото­рых каж­дый день у меня было перео­со­зна­ние. При­чем это перео­со­зна­ние было, ты про­сто зна­ешь, то есть ты не логи­че­ски к чему-то при­хо­дишь, а раз – тебе как буд­то откры­ва­ет­ся новое виде­ние. Очень мно­го в моем воцер­ко­в­ле­нии сде­ла­ли лек­ции отца Дани­и­ла Сысо­е­ва. Я тогда позна­ко­ми­лась с его твор­че­ством, и мно­гие вещи имен­но с точ­ки зре­ния о том, что такое пра­во­сла­вие, какой Бог на самом деле, что Бог – это Лич­ность, для меня это было как я не мог­ла напить­ся. Я ста­ла читать лите­ра­ту­ру, я ста­ла узна­вать, я как буд­то зано­во ожи­ла. Все мои состо­я­ния физи­че­ские про­шли. То есть Гос­подь сде­лал так, что у меня ощу­ще­ние, буд­то я зано­во роди­лась, то есть как буд­то это все было не со мной. И еще при­шло ощу­ще­ние, что я дол­го-дол­го шла и при­шла домой.

– Сла­ва Богу. Бла­го­да­рю Вас за рас­сказ и напо­ми­наю нашим зри­те­лям о том, что вы може­те при­слать вопро­сы, заме­ча­ния, ком­мен­та­рии на наш элек­трон­ный адрес. Помо­щи Божи­ей вам. Хра­ни вас Господь.

 

Веду­щий ‒ свя­щен­ник Геор­гий Максимов

Гость ‒ Надеж­да Гор­ло­ва, руко­во­ди­тель проектов

Видео-источ­ник: Теле­ка­нал СПАС

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки