Ричард (Фома) Бэттс: Как я стал православным

Ричард (Фома) Бэттс: Как я стал православным

Фома (в миру ‒ Ричард Бэттс) ‒ аме­ри­кан­ский пра­во­слав­ный монах, изда­тель, пуб­ли­цист, переводчик.

Я ‒ пра­во­слав­ный аме­ри­ка­нец. Для мно­гих ‒ и здесь, в Рос­сии, и на моей родине ‒ это сло­во­со­че­та­ние, воз­мож­но, про­зву­чит несколь­ко стран­но. Но дело обсто­ит имен­но так. И еще более стран­но то, что рос я, мож­но ска­зать, «типич­ным американцем»…

Я был вос­пи­тан роди­те­ля­ми, желав­ши­ми, что­бы их сын имел в жиз­ни боль­ше, чем в свое вре­мя они. В их пред­став­ле­нии сло­жил­ся уже точ­ный план: мне пред­сто­я­ло посту­пить в уни­вер­си­тет, полу­чить там «осо­бую» про­фес­сию, кото­рая, в конеч­ном ито­ге долж­на будет утвер­дить мое буду­щее сча­стье и ста­биль­ность в жизни.

Тогда, как, впро­чем, и сей­час, я был уве­рен, что роди­те­ли искренне жела­ли мне толь­ко добра. И вот, сра­зу после окон­ча­ния уни­вер­си­те­та я стал искать рабо­ту по сво­ей спе­ци­аль­но­сти ‒ ино­стран­ные язы­ки и лите­ра­ту­ра. Несколь­ко меся­цев спу­стя меня взя­ли в Меж­ду­на­род­ный Банк Рекон­струк­ции и Раз­ви­тия (более извест­ный как «Миро­вой Банк»), в Вашинг­тон. Я полу­чил место, явля­ю­ще­е­ся меч­той для боль­шин­ства аме­ри­кан­цев. У меня была хоро­шая зар­пла­та, Банк пла­тил за меня все нало­ги, мне было сра­зу предо­став­ле­но пра­во на 5‑недельный отпуск (тогда как боль­шин­ство начи­на­ю­щих рабо­тать аме­ри­кан­цев полу­ча­ют толь­ко 2‑недельный!), бес­плат­ное меди­цин­ское обслу­жи­ва­ние и дру­гие мате­ри­аль­ные льго­ты. Коро­че гово­ря, в 22 года я запо­лу­чил рабо­ту, кото­рая обес­пе­чи­ва­ла меня мате­ри­аль­но на всю остав­шу­ю­ся жизнь.

В то вре­мя я посе­щал собра­ния бап­ти­стов и счи­тал себя насто­я­щим хри­сти­а­ни­ном. Про­те­стан­тизм во мно­гом помог мне: мы чита­ли Биб­лию, в осо­бен­но­сти серьез­но изу­ча­ли Еван­ге­лие. Любил я и музы­ку, пение, кото­рые помо­га­ли мне чув­ство­вать един­ство с дру­ги­ми веру­ю­щи­ми. Про­те­стан­тизм в Аме­ри­ке наце­лен более на мир­ское бла­го­по­лу­чие и успех, и моя новая рабо­та в Миро­вом Бан­ке гар­мо­нич­но соот­вет­ство­ва­ла мое­му пред­став­ле­нию о сча­стье. Идея духов­но­го подви­га и несе­ния сво­е­го кре­ста есть нечто чуж­дое про­те­стант­ской эти­ке. Мне гово­ри­ли: «Хри­стос хочет, что­бы ты был счаст­лив и пре­успе­вал». Все это каза­лось совер­шен­но логич­ным: если Хри­стос дей­стви­тель­но любил меня, то конеч­но Он хотел, что­бы я пре­успе­вал и был счаст­лив. Вме­сте с тем, у про­те­стан­тов было высо­ко раз­ви­то чув­ство общин­но­сти, общ­но­сти. Вре­мя, про­ве­ден­ное с ними, дало мне мой пер­вый, пусть немно­го поверх­ност­ный, но по-дет­ски искрен­ний, опыт хри­сти­ан­ской любви.

Пер­вый год рабо­ты в Миро­вом Бан­ке я зани­мал­ся тем, что мне нра­ви­лось боль­ше все­го ‒ встре­чал­ся с людь­ми из раз­ных стран и совер­шен­ство­вал­ся в ино­стран­ных язы­ках. Одна­ко, моей «удоб­ной» жиз­ни не суж­де­но было про­длить­ся дол­го. Одна девуш­ка, моя уни­вер­си­тет­ская зна­ко­мая, пере­еха­ла жить в Вашинг­тон. Поис­ки более глу­бо­ко­го пони­ма­ния сути хри­сти­ан­ства при­ве­ли ее в груп­пу моло­дых, искрен­них хри­сти­ан, кото­рые не при­над­ле­жа­ли ни к какой опре­де­лен­ной дено­ми­на­ции, а про­сто пыта­лись слу­жить Богу, помо­гая сво­им ближ­ним, так пони­мая духов­ный при­зыв сле­до­вать за Хри­стом. Моя подру­га часто гово­ри­ла со мной о жиз­ни этих людей. Сна­ча­ла я слу­шал с инте­ре­сом, но вско­ре почув­ство­вал в ее рас­ска­зах угро­зу моей лич­ной сво­бо­де: то, чем зани­ма­лись эти люди, тре­бо­ва­ло само­от­ре­че­ния и никак не соче­та­лось с кар­ти­ной мое­го «уют­но­го» мира. Я вполне доволь­ство­вал­ся сво­ей «рели­ги­ей успе­ха» и вско­ре стал ярост­но напа­дать на при­чи­ну ее радо­сти. Я никак не согла­шал­ся ни с чем из того, что она мне гово­ри­ла и пытал­ся посе­ять сомне­ние в ее сердце.

Сей­час, огля­ды­ва­ясь назад, я могу ска­зать, что делал это не из зло­го умыс­ла, а ско­рее из стра­ха. Хри­стос уже сту­чал­ся в две­ри мое­го серд­ца, но я еще не был готов впу­стить Его туда. Это был дру­гой Хри­стос, отлич­ный от того, с кото­рым я вырос. Я видел угро­зу мое­му мир­ско­му ком­фор­ту со сто­ро­ны Его Кре­ста, кото­рый встал пере­до мной. Я ужас­но злил­ся на эту попыт­ку раз­ру­ше­ния мое­го лич­но­го сча­стья и исполь­зо­вал любую воз­мож­ность, что­бы осме­ять про­стую веру моей подру­ги. Но самым уди­ви­тель­ным было то, что это совер­шен­но не сму­ща­ло ее. Она про­дол­жа­ла стре­мить­ся ко Хри­сту, тогда как я искал уте­ше­ния в миру. Меж­ду нами вста­ла некая внут­рен­няя пре­гра­да. Я чув­ство­вал себя духов­но изо­ли­ро­ван­ным от нее и обви­нял Бога за это. Ведь я тоже любил Его. Я любил Его всю мою жизнь – по край­ней мере, я так думал. Поче­му же мне было так пло­хо? Что­бы как-то ком­пен­си­ро­вать отсут­ствие духов­ной радо­сти, я ухо­дил в мир­ские поис­ки сча­стья. Мои напад­ки ста­но­ви­лась все более агрес­сив­ны­ми. Ниче­го подоб­но­го со мной ранее не про­ис­хо­ди­ло, и я сам не пони­мал, поче­му тогда так жесто­ко с ней обра­щал­ся. Я не хотел иметь ниче­го обще­го с этой хри­сти­ан­ской груп­пой, встав­шей меж­ду нами. Воис­ти­ну, страх может заста­вить чело­ве­ка делать стран­ные вещи.

Как-то моя подру­га ска­за­ла мне, что соби­ра­ет­ся поехать в Пен­силь­ва­нию наве­стить свою зна­ко­мую. Пока ее не было в Вашинг­тоне, со мной про­изо­шло нечто такое, чего я нико­гда не смо­гу забыть. Я был дома и решил почи­тать Биб­лию. В момент, когда я взял ее, какое-то неопи­су­е­мое и совер­шен­но неожи­дан­ное чув­ство вдох­но­ве­ния охва­ти­ло меня. В счи­тан­ные секун­ды все мои стра­хи, все мои воз­ра­же­ния и чув­ство оди­но­че­ства уле­ту­чи­лись. У меня появи­лось очень силь­ное жела­ние быть с эти­ми людь­ми. В кон­це кон­цов, после трех лет в Миро­вом Бан­ке, я отка­зал­ся от моей удоб­ной жиз­ни, мир­ских уте­ше­ний и всту­пил в груп­пу моло­дых хри­сти­ан, кото­рые семь лет спу­стя совер­ши­ли заме­ча­тель­ное обра­ще­ние в Православие.

Вспо­ми­ная годы уче­бы в уни­вер­си­те­те, я неволь­но обра­ща­юсь взо­ром к лич­но­сти неза­бы­ва­е­мой жен­щи­ны ‒ Веры Гри­го­рьев­ны Усен­ко ‒ быв­шей одним из моих про­фес­со­ров рус­ско­го язы­ка. Как буд­то это было толь­ко вче­ра, я ясно вижу, как она отво­дит меня в сто­ро­ну после заня­тий и гово­рит: «У нас здесь каж­дую неде­лю про­хо­дит Пра­во­слав­ное Бого­слу­же­ние. Тебе надо схо­дить. Служ­ба про­сто пре­крас­на. Мы сто­им по 3 часа!» Мои ноги заны­ли толь­ко от одной мыс­ли о необ­хо­ди­мо­сти сто­ять 3‑часовую служ­бу. Я так и не пошел тогда в цер­ковь. Думаю, про­сто не был готов. Но пора­зи­тель­но как, неве­до­мо для меня, мой буду­щий путь уже был пока­зан мне…

Одна­ко пра­во­слав­ным я стал не на сво­ей родине ‒ Аме­ри­ке, а в Гол­лан­дии, где про­вел 12 лет жиз­ни. Что­бы как-то суще­ство­вать, я устро­ил­ся набор­щи­ком в боль­шом меж­ду­на­род­ном изда­тель­стве в Амстер­да­ме. Начал изу­чать гол­ланд­ский язык и 3 года спу­стя полу­чил повы­ше­ние, став пере­вод­чи­ком дирек­то­ра изда­тель­ства. Моя жизнь опять ста­но­ви­лась ком­форт­ной. Гол­лан­дия ‒ одна из наи­бо­лее удоб­ных для про­жи­ва­ния стран в мире. Нище­та, такая, как в боль­шин­стве дру­гих стран, там прак­ти­че­ски неиз­вест­на, а мате­ри­аль­ная жизнь слиш­ком часто ока­зы­ва­ет­ся похо­жей на сказ­ку. Но как-то раз я полу­чил пись­мо от пра­во­слав­но­го иеро­мо­на­ха из Аме­ри­ки. Он услы­шал, что я знаю рус­ский язык и спра­ши­вал, не мог бы я занять­ся пере­во­дом несколь­ких важ­ных пра­во­слав­ных тек­стов на англий­ский. Я уди­вил­ся тако­му пред­ло­же­нию, т.к. прак­ти­че­ски ниче­го не знал о Пра­во­сла­вии, но был рад воз­мож­но­сти нако­нец сно­ва рабо­тать с рус­ским язы­ком и согла­сил­ся пере­во­дить. Мне при­сла­ли кни­ги об оптин­ских стар­цах, кни­гу-жиз­не­опи­са­ние стар­ца Иси­до­ра из Геф­си­ман­ско­го Ски­та, что воз­ле Сер­ги­е­ва Поса­да, и бого­слов­ский труд Архи­епи­ско­па Фео­фа­на Пол­тав­ско­го, духов­ни­ка послед­ней Цар­ской Семьи.

Днем мне при­хо­ди­лось рабо­тать пере­вод­чи­ком в гол­ланд­ском изда­тель­стве, поэто­му я мог уде­лять пере­во­дам с рус­ско­го лишь несколь­ко часов вече­ром. И тут, мед­лен­но, но вер­но, мне стал откры­вать­ся новый мир. Рас­стро­ен­ный незна­ни­ем нуж­ной лек­си­ки, я начал наво­дить кон­так­ты с пра­во­слав­ны­ми церк­ва­ми в Гол­лан­дии, и посе­тил рус­ские мона­сты­ри и церк­ви во Фран­ции, ста­ра­ясь узнать как мож­но боль­ше пра­во­слав­ных слов.

Мало-пома­лу мое серд­це ста­ло изме­нять­ся, и вско­ре я при­нял Свя­тое Кре­ще­ние в Пра­во­слав­ной Церк­ви. Так нако­нец я обрел то, что под­лин­но иска­ла моя душа. Я вдруг ока­зал­ся соеди­нен­ным с нена­ру­шен­ной, 2000-лет­ней хри­сти­ан­ской тра­ди­ци­ей. Даже сей­час мне не верит­ся, что все это слу­чи­лось со мной. Но зато как гово­рить после это­го, что чудес не быва­ет! Про­те­стан­тизм был лишь нача­лом мое­го обра­ще­ния к истин­ной вере, но имен­но через него я при­шел к Православию.

Вско­ре моя «удоб­ная» жизнь вновь ста­ла невы­но­си­мой. Я знал, что нуж­но сде­лать какой-то реши­тель­ный шаг, что­бы сохра­нить обре­тен­ное мною внут­рен­нее богат­ство. Три года спу­стя после кре­ще­ния, я шоки­ро­вал мое­го началь­ни­ка заяв­ле­ни­ем о том, что соби­ра­юсь отка­зать­ся от сво­е­го места после 12 лет рабо­ты на фир­му для того, что­бы вер­нуть­ся в США и жить в рус­ском пра­во­слав­ном мона­сты­ре в горах север­ной Кали­фор­нии ‒ без элек­три­че­ства, воды, теле­фо­на – коро­че, без вся­ких удобств. Мой гол­ланд­ский началь­ник думал, что я окон­ча­тель­но сошел с ума. Но то вре­мя, кото­рое я про­вел в мона­сты­ре, было самым заме­ча­тель­ным в моей жизни.

После полу­го­да жиз­ни с мона­ха­ми игу­мен спро­сил, не хотел бы я воз­гла­вить груп­пу пра­во­слав­ных аме­ри­кан­цев для того, что­бы открыть в Рос­сии неболь­шое пред­ста­ви­тель­ство с целью изда­вать пра­во­слав­ную лите­ра­ту­ру в помощь рус­ским людям, жела­ю­щим узнать боль­ше о сво­их пра­во­слав­ных кор­нях. Так я ока­зал­ся в Рос­сии. Слу­чи­лось это в 1992 году. И хотя усло­вия моей жиз­ни сего­дня дале­ки от того ком­фор­та, кото­рый я испы­ты­вал на Запа­де, я искренне намно­го более счаст­лив сей­час, чем тогда, когда был окру­жен все­ми удоб­ства­ми совре­мен­ной жиз­ни, пото­му что стра­да­ние и само­от­ре­че­ние нахо­дят­ся в серд­це хри­сти­ан­ства и посто­ян­но напо­ми­на­ют нам сло­ва Иису­са что Цар­ство Его не от мира сего.

 

Источ­ник: пра­во­слав­ный жур­нал «Фома»

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки