Александр Ткаченко: терпеть не могу!

Александр Ткаченко: терпеть не могу!

(5 голосов5.0 из 5)

Зна­е­те ли вы, что семе­на буду­щих ссор лежат в каж­дом из нас с само­го рож­де­ния? В какой-то момент про­сто сра­ба­ты­ва­ет внут­рен­ний пере­клю­ча­тель и мы, ино­гда даже не пони­мая это­го, сами начи­на­ем вспа­хи­вать поч­ву для кон­флик­тов — с близ­ки­ми, наши­ми зна­ко­мы­ми и незна­ко­мы­ми в соци­аль­ных сетях, поли­ти­че­ски­ми оппо­нен­та­ми, сосе­дя­ми по квар­ти­ре, транс­пор­ту и т. д. Уче­ные отлич­но изу­чи­ли меха­низ­мы ссор. Но вот поче­му тыся­чи лет не уда­ет­ся вытра­вить эти меха­низ­мы у созна­тель­но­го и стре­мя­ще­го­ся к доб­ру и све­ту «вен­ца эво­лю­ции» — нау­ка до сих пор отве­тить не может. В отли­чие от христианства.

Людям свой­ствен­но ссо­рить­ся. И в этом есть какой-то неле­пый пара­докс: ведь ни один чело­век на зем­ле, даже самый склоч­ный и кон­фликт­ный, не ска­жет, буд­то ссо­ра есть бла­го. Все пони­ма­ют, что жить в мире друг с дру­гом — хоро­шо, а ссо­рить­ся — пло­хо. Одна­ко на уровне прак­ти­ки мы наблю­да­ем совер­шен­но иную кар­ти­ну. Ссо­ры вхо­дят в жизнь чело­ве­ка бук­валь­но с того момен­та, когда он начи­на­ет актив­ное обще­ние с дру­ги­ми людь­ми. Лич­ная исто­рия ссор начи­на­ет­ся для каж­до­го из нас еще в дет­ской песоч­ни­це, когда мы не можем поде­лить с дру­ги­ми кара­пу­за­ми лопат­ку, кули­чи­ки или игру­шеч­ный гру­зо­вик. Мамы и бабуш­ки ста­ра­лись объ­яс­нить нам, что это нехо­ро­шо. Это же впо­след­ствии гово­ри­ли вос­пи­та­те­ли в дет­ском саду, а поз­же — учи­те­ля в шко­ле. Но жизнь пря­мо сви­де­тель­ство­ва­ла об обрат­ном: чем стар­ше и умнее мы ста­но­ви­лись, тем боль­ше пово­дов к ссо­рам вхо­ди­ло в нашу жизнь, и все боль­ше уси­лий тре­бо­ва­лось для того, что­бы сохра­нить мир с дру­ги­ми людь­ми. Даже самые близ­кие и люби­мые ока­за­лись не застра­хо­ва­ны от кон­флик­тов и раз­мол­вок. Ссо­рят­ся мужья и жены, враж­ду­ют дети и роди­те­ли, а биб­лей­ский рас­сказ о нача­ле родо­вой жиз­ни чело­ве­че­ства начи­на­ет­ся со страш­но­го фак­та: пер­ве­нец Ада­ма и Евы стал убий­цей, вто­рой их сын — его жертвой.

look.com.ua-379

Бес­ко­неч­ные вой­ны, при­тес­не­ния сла­бых, наси­лие, тор­же­ству­ю­щая неспра­вед­ли­вость, жесто­кие пре­ступ­ле­ния и не менее жесто­кие нака­за­ния за них, оби­ды, пре­да­тель­ства, изме­ны — вот общий план чело­ве­че­ской истории.

Но точ­но так же на всем её про­тя­же­нии мож­но наблю­дать и стрем­ле­ние людей к миру, к друж­бе, к брат­ско­му един­ству. Так кто же мы друг дру­гу по сво­ей при­ро­де — бра­тья или вра­ги? И где нахо­дит­ся тот «пере­клю­ча­тель», кото­рый пре­вра­ща­ет вполне доб­ро­же­ла­тель- ных людей в непри­ми­ри­мых противников?

ЧУЖИЕ

Любая ссо­ра начи­на­ет­ся с раз­де­ле­ния. С того, что чело­век или груп­па людей вдруг ста­но вят­ся для тебя чужи­ми. И не так уж важ­но, по какой при­чине это про­ис­хо­дит. Пото­му что при­чин может быть вели­кое мно­же­ство, а резуль­тат раз­де­ле­ния все­гда один и тот же: ты пере­ста­ешь вос­при­ни­мать этих людей как сво­их, про­во­дишь чер­ту меж­ду ними и собой, начи­на­ешь отно­сить­ся к ним ина­че. Гово­ря про­ще, ты пере­ста­ешь их любить. Далее, ссо­ра может раз­ви­вать­ся по-раз­но­му. Кто-то рас­кру­чи­ва­ет махо­вик вза­им­ных пре­тен­зий до откры­то­го кон­флик­та, кто-то тихо накап­ли­ва­ет оби­ды, что­бы потом выплес­нуть их разом в один момент, а кто-то про­сто навсе­гда хоро­нит память о неко­гда близ­ком чело­ве­ке в мол­ча­ли­вом забве­нии. Но всё это про­ис­хо­дит потом, когда уже про­ве­де­на чер­та, отде­ля­ю­щая «сво­их» от «чужих».

Поэто­му так важ­но понять, что же дви­жет нами при про­ве­де­нии этой чер­ты. Ино­гда при­чи­на быва­ет очень серьез­ная — ложь, пре- датель­ство, жесто­кая оби­да. Но гораз­до чаще люди ссо­рят­ся из-за таких пустя­ков, что и сами потом не могут понять, что же оттолк­ну­ло их друг от дру­га. В Биб­лии ска­за­но: Нача­ло ссо­ры — как про­рыв воды; оставь ссо­ру преж­де, неже­ли раз­го­ре­лась она (Притч 17:14). Малень­кий руче­ек, начав­ший раз­мы­вать пло­ти­ну, куда про­ще оста­но­вить, чем поток воды, хле­щу­щий в сде­лан­ную им про­мо­и­ну. Точ­но так же про­ще оста­но­вить себя еще на ран­ней ста­дии ссо­ры, когда мы толь­ко-толь­ко соби­ра­ем­ся про­ве­сти эту роко- вую чер­ту. Но в том и загвозд­ка, что очень часто мы даже не заме­ча­ем момен­та, когда чело­век ста­но­вит­ся чужим для нас, когда его сло­ва, поступ­ки, запи­си в бло­ге мы вдруг начи­на­ем вос­при­ни­мать как враждебные.

И здесь важ­но знать о неко­то­рых пси­хо­ло­ги­че­ских меха­низ­мах, кото­рые, как это ни стран­но, могут под­толк­нуть нас к тако­му раз­де­ле­нию прак­ти­че­ски поми­мо нашей воли.

НЕ ВИНОВАТАЯ Я!

Вот про­стой вопрос: что мы дума­ем о чело­ве­ке, когда он не отда­ет нам в срок день­ги, взя­тые взай­мы? Навер­ное, ско­рее все­го, это будет нечто вро­де недо­воль­но­го бур­ча­ния про себя: «Вот и помо­гай таким… Вот и верь его обе­ща­ни­ям… А я‑то думал, он обя­за­тель­ный мужик…» Мы можем никак не про­явить это­го внешне, одна­ко мне­ние о таком чело­ве­ке у нас сло­жит­ся вполне опре­де­лен­ное, и его оцен­ка в наших гла­зах суще­ствен­но упадет.

Но если вдруг полу­чит­ся так, что мы сами не смо­жем вер­нуть долг к назна­чен­но­му вре­ме­ни, это вызо­вет у нас совсем дру­гие мыс­ли и эмо­ции: «Да, конеч­но, нехо­ро­шо полу­чи­лось… Но ведь это же не пото­му, что я соби­ра­юсь при­сво­ить эти день­ги. Про­сто на рабо­те задер­жи­ва­ют выпла­ты… А тут еще, как назло, доч­ку при­шлось вез­ти в плат­ную поли­кли­ни­ку… И штраф нуж­но было запла­тить в ГИБДД… И вооб­ще, я их обя­за­тель­но отдам. Толь­ко поз­же. Тем более, что вро­де бы и не требуют…»

То есть один и тот же вари­ант пове­де­ния мы в пер­вом слу­чае склон­ны объ­яс­нять лич­ны­ми каче­ства­ми чело­ве­ка, но немед­лен­но объ­яс­ня­ем такое же пове­де­ние ситу­а­тив­ны­ми обсто­я­тель­ства­ми, если речь идет о нас самих. Про­ще гово­ря, дру­гой чело­век не отда­ет долг вовре­мя пото­му, что он необя­за­те­лен, забыв­чив или вооб­ще норо­вит зажи­лить чужие день­ги. Но мы-то, конеч­но же, не тако­вы, про­сто у нас в этот раз так уж всё неудач­но сложилось.

Одна­ко если речь идет не о пори­ца­е­мом дей­ствии, а о чем-либо поло­жи­тель­ном, наши оцен­ки в мгно­ве­ние ока поме­ня­ют знак: свой успех мы непре­мен­но будем объ­яс­нять для себя сво­и­ми досто­ин­ства­ми, талан­том и упор­ным тру­дом, ну а успех дру­го­го в боль­шей или мень­шей сте­пе­ни отне­сем к ситу­а­ции — мол, повез­ло чело­ве­ку, так уж ему фиш­ка сего­дня легла.

В пси­хо­ло­гии это явле­ние назы­ва­ет­ся фун­да­мен­таль­ной ошиб­кой атри­бу­ции, и заклю­ча­ет­ся она в склон­но­сти чело­ве­ка объ­яс­нять небла­го­вид­ные поступ­ки и пове­де­ние дру­гих людей их лич­ност­ны­ми осо­бен­но­стя­ми, а соб­ствен­ное пове­де­ние тако­го же рода — внеш­ни­ми обсто­я­тель­ства­ми. Если же речь идет о поступ­ках достой­ных, то в этой фор­му­ле про­сто меня­ют­ся зна­ки: соб­ствен­ное пове­де­ние объ­яс­ня­ет­ся лич­ны­ми каче­ства­ми, а поступ­ки дру­гих — ситу­а­ци­ей. Напри­мер, если на лек­цию в уни­вер­си­те­те опоз­дал твой сокурс­ник, зна­чит он непунк­туа­лен, без­от­вет­стве­нен, и не уме­ет рас­пре­де­лять свое вре­мя. Но если на лек­цию опоз­дал ты, при­чи­на будет уже в глюч­ных китай­ских будиль­ни­ках, сло­мав­шем­ся трам­вае, бес­ко­неч­ных утрен­них проб­ках и вооб­ще — в без­дар­ной орга­ни­за­ции город­ско­го движения.

Гово­ря про­ще, фун­да­мен­таль­ная ошиб­ка атри­бу­ции опи­сы­ва­ет некое ирра­ци­о­наль­ное стрем­ле­ние чело­ве­ка оправ­дать себя даже в тех ситу­а­ци­ях, кото­рые он сам счи­та­ет недо­пу­сти­мы­ми для всех осталь­ных. Лишь очень вни­ма­тель­ные к сво­е­му внут­рен­не­му миру люди спо­соб­ны заме­тить в себе эту, каза­лось бы, оче­вид­ную при­страст­ность в оцен­ках. В боль­шин­стве же слу­ча­ев, подоб­ное само­оправ­да­ние даже не отсле­жи­ва­ет­ся чело­ве­ком, авто­ма­ти­че­ски созда­вая поч­ву для потен­ци­аль­ных ссор и размолвок.

ВНИМАНИЕ, ЭКСПЕРИМЕНТ!

Пол­ве­ка назад во вре­мя про­ве­де­ния пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний в бой­ска­ут­ском лаге­ре был обна­ру­жен инте­рес­ный эффект. Из под­рост­ков сфор­ми­ро­ва­ли две группы,

кото­рые долж­ны были участ­во­вать в сорев­но­ва­нии по раз­лич­ным видам ска­ут­ских навы­ков. В кон­це пер­вой фазы экс­пе­ри­мен­та (раз­де­ле­ния бой­ска­у­тов на две раз­лич­ные груп­пы) сфор­ми­ро­ван­ным груп­пам сооб­ща­лось о суще­ство­ва­нии друг дру­га. Это­го собы­тия было доста­точ­но для того, что­бы еще до созда­ния усло­вий реаль­но­го сорев­но­ва­ния в каж­дой груп­пе воз­ник­ло непри­яз­нен­ное отно­ше­ние к сопер­ни­кам: зазву­ча­ли про­зви­ща, уни­зи­тель­ные насмеш­ки и дру­гие оскор­би­тель­ные ком­мен­та­рии участ­ни­ков раз­ных групп в адрес друг друга.

Сна­ча­ла иссле­до­ва­те­ли пред­по­ло­жи­ли, что эту враж­деб­ность порож­да­ет факт сорев- нова­ния — вос­при­я­тие чле­нов дру­гой груп­пы как сопер­ни­ков, стрем­ле­ние побе­дить любой ценой. Но впо­след­ствии ока­за­лось, что реша­ю­щим момен­том здесь явля­ет­ся само раз­де­ле­ние на «сво­их» и «чужих», осоз- нание при­над­леж­но­сти к груп­пе на осно­ва- нии любо­го, даже само­го незна­чи­тель­но­го кри­те­рия. Это выяс­ни­лось в резуль­та­те сле­ду­ю­ще­го экс­пе­ри­мен­та, кото­рый был про­ве­ден с уча­щи­ми­ся одно­го из бри­тан­ских кол­ле­джей. Теперь испы­ту­е­мых уже не соби- рали в коман­ду. Все зада­ния выпол­ня­лись инди­ви­ду­аль­но, и ребя­та ниче­го не зна­ли о дру­гих участ­ни­ках. Каж­до­му маль­чи­ку пред­ла­га­лось посмот­реть на две кар­ти­ны и выбрать ту из них, кото­рая ему боль­ше понра­ви­лась. Под­вох заклю­чал­ся в том, что это были полот­на худож­ни­ков-аван­гар­ди­стов П. Клее и В. Кан­дин­ско­го с при­мер­но оди­на­ко­вым набо­ром абстракт­ных фигур и цве- товых пятен. К тому же кар­ти­ны не были под­пи­са­ны, поэто­му даже при­вяз­ка к име­ни худож­ни­ка была исклю­че­на. После про­смот­ра опре­де­лен­но­го коли­че­ства таких пар ребя­там сооб­ща­лось, что чаще им нра­ви­лись кар­ти­ны того или ино­го авто­ра, поэто­му они попа­да­ют в груп­пу «люби­те­лей П. Клее» или «люби­те­лей В. Кан­дин­ско­го» соот­вет­ствен­но. В дей­стви­тель­но­сти же экс­пе­ри­мен­та­то­ры даже не соби­ра­лись фик­си­ро­вать часто­ту пред­по­чте­ния кар­тин того или ино­го худож­ни­ка. Все запол­нен­ные участ­ни­ка­ми таб­ли­цы тут же выбра­сы­ва­лись в мусор­ную кор­зи­ну, а рас­пре­де­ле­ние про­во­ди­лось в слу­чай­ном поряд­ке, что­бы окон­ча­тель­но исклю­чить воз­мож­ность како­го-либо объ­ек­тив­но­го при­зна­ка при фор­ми­ро­ва­нии групп.

После того как маль­чи­ков таким хао­тич­ным мето­дом поде­ли­ли по груп­пам, они полу­чи­ли сле­ду­ю­щее зада­ние. Каж­до­му участ­ни­ку нуж­но было запол­нить пла­теж­ные кар­ты, где опре­де­ля­лась сум­ма, выпла­чи­ва­е­мая осталь­ным испы­ту­е­мым за уча­стие в экс­пе­ри­мен­те. Резуль­тат был оше­лом­ля­ю­щим. Ребя­та все как один начис­ли­ли боль­ше денег пред­ста­ви­те­лям «сво­их». Этот экс­пе­ри­мент мно­го­крат­но повто­рял­ся в раз­лич­ных фор­мах и вари­а­ци­ях, но резуль­тат все­гда был неиз­мен­ным: участ­ни­ки пере­пла­чи­ва­ли «сво­им» и обде­ля­ли «чужих», ни разу не уви­дев тех и этих в лицо, не зная их имен. Вооб­ще ниче­го о них не зная, кро­ме их команд­ной при­над­леж­но­сти, кото­рую орга­ни­за­то­ры опре­де­ля­ли, под­бра­сы­вая монетку.

Этот прин­цип полу­чил в пси­хо­ло­гии назва­ние «мини­маль­ная груп­по­вая пара­диг­ма». Суть его в том, что осо­знав даже самую мини­маль­ную при­над­леж­ность к неко­ей груп­пе, чело­век тут же теря­ет объ­ек­тив­ность оцен­ки, и начи­на­ет отда­вать пред­по­чте­ние «сво­им».

Такое дей­ствие тоже совер­ша­ет­ся нами авто­ма­ти­че­ски, некон­тро­ли­ру­е­мо. Одна­ко послед­ствия его мы можем наблю­дать уже в дет­стве, когда совсем еще малень­кие пер­во­клаш­ки вдруг без вся­ких при­чин начи­на­ют при­ду­мы­вать оскор­би­тель­ные драз­нил­ки для таких же крох из сосед­не­го клас­са. Поз­же такая бес­смыс­лен­ная враж­да про­яв­ля­ет­ся у опре­де­лен­ной части моло­де­жи, инте­ре­су­ю­щей­ся на ули­це у незна­ко­мо­го ровесника

«Эй, ты с како­го рай­о­на?» Ну а далее, во взрос­лом воз­расте, люди начи­на­ют реа­ли­зо­вы­вать мини­маль­ную груп­по­вую пара­диг­му в сво­их поли­ти­че­ских, рели­ги­оз­ных, миро­воз­зрен­че­ских взглядах.

И вот уже в соци­аль­ных сетях вче­раш­ние дру­зья насмерть рубят­ся, ока­зав­шись по раз­ные сто­ро­ны бар­ри­кад в сво­ем отно­ше­нии к укра­ин­ским собы­ти­ям, к Пути­ну, к санк­ци­ям. И не пони­ма­ют, что гра­мот­ные про­па­ган­ди­сты уме­ло раз­ве­ли их на две груп­пы, запу­стив меха­низм враж­ды, в кото­ром уже не име­ет зна­че­ния, по каким при­зна­кам эти груп­пы сфор­ми­ро­ва­ны. Как толь­ко чело­век осо­знал, что в одной из групп он «свой», его пове­де­ние — неза­ви­си­мо от его жела­ния — в боль­шей или мень­шей сте­пе­ни начи­на­ет опре­де­лять­ся мини­маль­ной груп­по вой парадигмой.

В СОСТОЯНИИ ЭФФЕКТА

Есть еще целый ряд пси­хо­ло­ги­че­ских авто­ма­тиз­мов, кото­рые могут опре­де­лять наше пове­де­ние и эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние, созда­вая ситу­а­цию ссо­ры там, где мы вро­де бы и не дума­ли ссо­рить­ся. Напри­мер, т. н. эффект пер­вич­но­сти, когда самая пер­вая инфор­ма­ция о незна­ко­мом чело­ве­ке ста­но­вит­ся для нас опре­де­ля­ю­щей. В наро­де издав­на при­ня­то счи­тать, что пер­вое впе­чат­ле­ние — самое точ­ное. И хотя жизнь то и дело опро­вер­га­ет этот сомни­тель­ный тезис, доля исти­ны в нем все же име­ет­ся. Толь­ко не о точ­но­сти тут сле­ду­ет гово­рить, а о силе воз­дей­ствия. Пер­вое впе­чат­ле­ние от зна­ком­ства с чело­ве­ком самое силь­ное. И когда оно ока­зы­ва­ет­ся оши­боч­ным, изме­нить его очень непро­сто: наша пси­хи­ка будет «цеп­лять­ся» за него, отвер­гая вполне оче­вид­ные фак­ты. Если уж пока­зал­ся нам чело­век при пер­вой встре­че подо­зри­тель­ным, хит­рым и дву­лич­ным типом, зна­чит, и даль­ше мы в каж­дом его дей­ствии под­спуд­но будем искать воз­мож­ное лукав­ство, хит­рость и обман.

Нечто похо­жее пред­став­ля­ет собой эффект оре­о­ла — когда одно из качеств чело­ве­ка ста­но­вит­ся опре­де­ля­ю­щим для оцен­ки его лич­но­сти в целом. Так, Иван Тур­ге­нев лишь одна­жды повел себя мало­душ­но во вре­мя пожа­ра на паро­хо­де. И на всю жизнь ока­зал­ся в гла­зах свет­ско­го обще­ства чело­ве­ком пуг­ли­вым и нере­ши­тель­ным. Нико­го не инте­ре­со­ва­ло, что в ту пору он был все­го лишь восем­на­дца­ти­лет­ним маль­чиш­кой, кото­ро­му очень не хоте­лось уми­рать в столь юном воз­расте. Даже после смер­ти писа­те­ля про­дол­жа­ли попре­кать этим досад­ным инцидентом.

А есть еще эффект аван­си­ро­ва­ния — когда к разо­ча­ро­ва­нию в чело­ве­ке при­во­дит отсут­ствие у него поло­жи­тель­ных качеств, кото­рые мы же сами ему при­пи­са­ли ранее. Есть так­же эффект физио­гно­ми­че­ской редук­ции — когда по внеш­но­сти чело­ве­ка мы дела­ем некие заклю­че­ния о его личности.

1315889272506.cachedЕсть эффект ожи­да­ния — когда, решив, что чело­век может нехо­ро­шо пове­сти себя в отно­ше­нии нас, мы непро­из­воль­но про­во­ци­ру­ем его на ожи­да­е­мое нами пове­де­ние. Пере­чис­лять пси­хо­ло­ги­че­ские меха­низ­мы, спо­соб­ные при­ве­сти людей к ссо­ре, мож­но еще дол­го. Но суть, навер­ное, уже понят­на: в нашей пси­хи­ке есть мно­же­ство «вклю­ча­те­лей», кото­рые сра­ба­ты­ва­ют поми­мо наше­го созна­ния. И кон­тро­ли­ро­вать их вли­я­ние на нас мож­но, лишь зная об их существовании.

Так отку­да же в чело­ве­че­ской душе взя­лись эти зага­доч­ные «тро­ян­ские про­грам­мы», при­во­дя­щие людей к враж­де и ссо­рам там, где они даже и не соби­ра­лись кон­флик­то­вать? Тут пси­хо­ло­ги­че­ская нау­ка умол­ка­ет. Обна­ру­жив в чело­ве­ке все эти эффек­ты, она так и не смог­ла внят­но объ­яс­нить при­чи­ну их воз­ник­но­ве­ния. Оче­вид­но лишь, что все это какие-то раз­но­вид­но­сти защит­но­го пове­де­ния, груп­по­во­го или инди­ви­ду­аль­но­го, очень похо­жие на ана­ло­гич­ное пове­де­ние живот­ных в стае. А живот­ны­ми дви­жут весь­ма про­стые, но очень дей­ствен­ные прин­ци­пы — удо­воль­ствие и страх. К сожа­ле­нию, в пси­хо­ло­ги­че­ских авто­ма­тиз­мах чело­ве­ка мы тоже вряд ли най­дем что-либо иное, кро­ме этих двух «дви­га­те­лей». В нау­ке это сход­ство людей и живот­ных объ­яс­ня­ет­ся эво­лю­ци­он­ным путем раз­ви­тия чело­ве­ка. Одна­ко в хри­сти­ан­ском веро­уче­нии мож­но уви­деть прин­ци­пи­аль­но иные при­чи­ны тако­го сходства.

ЛЮДИ И ПАВИАНЫ

После гре­хо­па­де­ния чело­век, соглас­но уче­нию Церк­ви «…ско­там бес­смыс­лен­ным при­ло­жих­ся». Смысл это­го опре­де­ле­ния в том, что изна­чаль­но в чело­ве­ке не было живот­ных потреб­но­стей. Он полу­чал жиз­нен­ную силу от непо­сред­ствен­но­го бого­об­ще­ния, отли­ча­ясь этим от все­го осталь­но­го мира живых существ на Зем­ле. Он имел тело, но не нуж­дал­ся в пище и питье, не боял­ся болез­ней, дикие живот­ные его не тро­га­ли, посколь­ку виде­ли в нем вла­ды­ку мира, пол­но­моч­но­го пред­ста­ви­те­ля Твор­ца, каким и был заду­ман и создан чело­век. Отпав же от Бога, он ока­зал­ся впи­сан в кон­текст все­го мате­ри­аль­но­го мира, под­пал под общие для это­го мира зако­ны, и дей­стви­тель­но ока­зал­ся — «сло­вес­ным живот­ным» (по сло­ву свя­ти­те­ля Гри­го­рия Нис­ско­го), отли­ча­ю­щим­ся от всех про­чих живых существ лишь нали­чи­ем разу­ма и спо­соб­но­стью свои при­род­ные свой­ства обра­щать во вред как себе, так и окру­жа­ю­ще­му его миру. Поэто­му с хри­сти­ан­ской точ­ки зре­ния все живот­ные про­яв­ле­ния в чело­ве­ке вполне мож­но объ­яс­нить не эво­лю­ци­ей, а — инво­лю­ци­ей, — паде­ни­ем пер­во­здан­но­го чело­ве­ка ниже соб­ствен­ной чело­веч­но­сти, с после­ду­ю­щим куль­тур­ным раз­ви­ти­ем, рас­тя­нув­шим­ся на тыся­че­ле­тия. Но, несмот­ря на все види­мое мно­го­об­ра­зие создан­ной им куль­ту­ры, опре­де­ля­ю­щи­ми моти­ва­ми чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти пад­ше­го чело­ве­ка так и оста­лись те самые, заим­ство­ван­ные у живот­ных моти­вы — жела­ние насла­жде­ния и страх перед страданием.

И все наши ссо­ры друг с дру­гом в конеч­ном сче­те опре­де­ля­ют­ся имен­но эти­ми живот­ны­ми дви­же­ни­я­ми души. Мы либо защи­ща­ем от дру­гих людей свои удо­воль­ствия, либо боим­ся, что нам при­чи­нят боль. И не так уж важ­но, что эти боль и удо­воль­ствие могут быть не физио­ло­ги­че­ски­ми, а душев­ны­ми — на то мы и люди все-таки, а не пави­а­ны. Но сам факт тако­го «обе­зья­нье­го» пове­де­ния весь­ма печа­лен и уни­зи­те­лен для любо­го чело­ве­ка, осо­зна­ю­ще­го себя не высо­ко­раз­ви­тым при­ма­том, а обра­зом создав­ше­го нас Божества.

ШКОЛА ПРИМИРЕНИЯ

Конеч­но, обо­зна­чить при­чи­ны наших ссор и обид и с духов­ной, и с пси­хо­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния куда про­ще, чем дать кон­крет­ные сове­ты по их пре­одо­ле­нию. Да и нету их, общих для всех сове­тов. Здесь у каж­до­го чело­ве­ка — свой путь, на кото­ром ему помо­гут и духов­ник, и пси­хо­лог. Но глав­ное, что­бы сам он решил­ся дви­гать­ся по это­му пути, и пони­мал, что состо­я­ние непри­ми­рен­но­сти — это преж­де все­го опас­ность для него самого.

Если гово­рить о Церк­ви, то огром­ной помо­щью, мож­но даже ска­зать, шко­лой при­ми­ре­ния явля­ет­ся для веру­ю­щих людей Таин­ство Пока­я­ния и цер­ков­ная испо­ведь. По сути дела, испо­ве­да­ние сво­их гре­хов перед свя­щен­ни­ком — это и есть при­зна­ние ненор­маль­но­сти тако­го поло­же­ния дел, когда чело­век уве­рен, что он во всем и все­гда прав, когда он живет в состо­я­нии вой­ны с дру­ги­ми, поз­во­ля­ет себе кого-либо нена­ви­деть и не воз­ла­га­ет на себя ника­кой ответ­ствен­но­сти за это. Испо­ведь — очень мощ­ный спо­соб прий­ти к пра­виль­но­му состо­я­нию души и научить­ся жить в мире. Но для это­го нуж­но не про­сто каять­ся в соде­лан­ном, но твер­до решить нико­гда боль­ше не воз­вра­щать­ся к испо­ве­дан­но­му гре­ху, пытать­ся изме­нить себя, рабо­тать над собой.73871570_3400156_1134891920x1080

Семья тоже может ока­зать­ся шко­лой при­ми­ре­ния. Быва­ет так, что совсем еще малень­кий ребе­нок, даже четы­рех или пяти­лет­ний, не может заста­вить себя ска­зать «про­сти», когда он вино­ват. Тут роди­те­лям важ­но быть очень вни­ма­тель­ны­ми и поста­рать­ся сде­лать так, что­бы ребе­нок не сты­дил­ся и не боял­ся, а понял, что при­зна­ние сво­ей вины — это бла­го и облег­че­ние преж­де все­го для него само­го. И конеч­но же, луч­шим при­ме­ром для это­го явля­ют­ся сами роди­те­ли. Если папа и мама во вре­мя семей­ных ссор сами спо­соб­ны ска­зать друг дру­гу «про­сти», ребе­нок усво­ит такую модель пове­де­ния без осо­бых проблем.

И, нако­нец, есть самое эффек­тив­ное сред­ство от ссо­ры — эту ссо­ру про­сто не зате­вать. Навер­ное, каж­дый заме­чал за собой, что, оби­дев­шись на огор­чив­ше­го нас чело­ве­ка, мы спе­шим из сооб­ра­же­ний само­за­щи­ты поболь­нее «уда­рить» его сло­вом в ответ. Ну а если брать нынеш­нее обще­ние в Интер­не­те, то это про­сто хре­сто­ма­тия спе­ци­аль­но инду­ци­ро­ван­ных, «наве­ден­ных» ссор, кото­рые люди (зача­стую, доста­точ­но умные и даже счи­та­ю­щие себя хри­сти­а­на­ми), сами же и про­во­ци­ру­ют вполне созна­тель­но и со стран­ным убеж­де­ни­ем, что в этот момент они могут поз­во­лить себе жить не по Евангелию…

КАК УБИТЬ В СЕБЕ ЗВЕРЯ?

Пер­вый грех в рай­ском саду рас­ко­лол мир чело­ве­ка, как бро­шен­ный камень рас­ка­лы­ва­ет зер­ка­ло. Отпав от Бога, люди уже не мог­ли сохра­нить един­ство и меж­ду собой, каж­дый ока­зал­ся на сво­ем оскол­ке неко­гда еди­но­го про­стран­ства люб­ви. Любая ссо­ра — раз­де­ле­ние. Но самое пер­вое раз­де­ле­ние в мире про­изо­шло, когда по под­сказ­ке сата­ны чело­век нару­шил запо­ведь о нев­ку­ше­нии пло­дов с дре­ва позна­ния добра и зла. Этим он как бы ска­зал Богу: «Ты гово­ришь, “не вку­шай этих пло­дов, пото­му что умрешь”? Я Тебе не верю. Сата­на гово­рит, что, вку­сив их, я ста­ну во всем равен Тебе. А зна­чит, смо­гу жить без Тебя». Это душев­ное устро­е­ние и ока­за­лось тем страш­ным резуль­та­том нару­ше­ния запо­ве­ди, о кото­ром Бог пре­ду­пре­ждал человека.

Жизнь чело­ве­ка без Бога ока­за­лась все­го лишь жиз­нью высо­ко­ор­га­ни­зо­ван­но­го живот­но­го, боя­ще­го­ся стра­да­ний и стре­мя­ще­го­ся к насла­жде­ни­ям. И мера нашей под­лин­ной чело­веч­но­сти заклю­ча­ет­ся как раз в спо­соб­но­сти пре­одо­ле­вать в себе эти живот­ные нача­ла, под­чи­няя их запо­ве­дям Еван­ге­лия. Пси­хо­ло­ги­че­ские меха­низ­мы наше­го пад­ше­го есте­ства вовсе не оправ­ды­ва­ют наше пове­де­ние. Они лишь ука­зы­ва­ют на его повре­жден­ность и глу­бо­чай­шее наше отли­чие от того обра­за совер­шен­но­го чело­ве­ка, кото­рый мож­но уви­деть в еван­гель­ском опи­са­нии Хри­ста. Мы не най­дем в Его пове­де­нии ника­ко­го дей­ствия пси­хо­ло­ги­че­ских меха­низ­мов, о кото­рых шла речь в этой статье.

Пото­му что любовь не делит людей на чужих и сво­их. А там, где это раз­де­ле­ние наблю­да­ет­ся, люб­ви уже нет места. Поэто­му каж­дый из нас в отно­ше­нии к дру­го­му чело­ве­ку, по сути, все­гда сто­ит перед выбо­ром — упо­до­бить­ся живот­но­му или упо­до­бить­ся Христу.

Для пер­во­го вари­ан­та осо­бых уси­лий при­ла­гать не при­дет­ся: наша повре­жден­ная гре­хом при­ро­да все сде­ла­ет за нас сама. А вот вто­рой мож­но осу­ще­ствить лишь по рецеп­там, дан­ным в Нагор­ной про­по­ве­ди. Это лекар­ство пона­ча­лу может пока­зать­ся горь­ким на вкус: мирить­ся с оби­жен­ны­ми, про­щать обид­чи­ков и долж­ни­ков, бла­го­слов­лять нена­ви­дя­щих тебя — все это для пад­ше­го чело­ве­ка весь­ма непро­сто. Но хотя бы одна­жды посту­пив так ради Хри­ста, уже невоз­мож­но забыть мир и радость, про­рас­та­ю­щие в душе из зер­на испол­нен­ной еван­гель­ской запо­ве­ди. Толь­ко так — мирясь, любя и про­щая — и воз­мож­но пре­одо­ле­вать в себе живот­ные дви­же­ния души. Пото­му что толь­ко тогда, сквозь все защит­ные меха­низ­мы нашей пси­хи­ки, посте­пен­но, слов­но изоб­ра­же­ние на закоп­чен­ной иконе, в нас нач­нет про­сту­пать под­лин­ная наша суть — образ и подо­бие Хри­ста. И вовсе не повод горе­вать, если ошиб­ка уже про­изо­шла и меж­ду близ­ки­ми людь­ми про­бе­жа­ла трещина.

В эти Рож­де­ствен­ские дни самое вре­мя занять­ся вос­ста­нов­ле­ни­ем сожжен­ных мостов, и раз­ру­ше­ни­ем глу­хих стен, отде­лив­ших нас друг от дру­га. Нуж­но лишь пове­рить Еван­ге­лию и сде­лать хотя бы один шаг навстре­чу тому, кто вдруг ока­зал­ся для тебя чужим. Все осталь­ное помо­жет сде­лать Гос­подь, ведь Рож­де­ство — вре­мя чудес. И в этом совсем нетруд­но убе­дить­ся, став сора­бот­ни­ком Богу в тво­ре­нии это­го уди­ви­тель­но­го чуда — при­ми­ре­ния с ближним.

Источ­ник: foma.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки