Домашние роды: неоправданный риск или правильная мода?

Домашние роды: неоправданный риск или правильная мода?

(1 голос5.0 из 5)

Сей­час боль­шое чис­ло жен­щин стре­мят­ся рожать дома. Мол, дома спо­кой­ней, рядом близ­кие, чув­ству­ешь себя уве­рен­ней. Но что дума­ют о домаш­них родах врачи-акушеры?

Врач аку­шер-гине­ко­лог Роман Нико­ла­е­вич Гет­ма­нов поль­зу­ет­ся боль­шим авто­ри­те­том у веру­ю­щих людей. При­чин тому несколь­ко: во-пер­вых, Роман Нико­ла­е­вич сам веру­ю­щий, пра­во­слав­ный; во-вто­рых, он отец боль­шо­го семей­ства: у него 10 детей. И, самое глав­ное: он спе­ци­а­лист очень высо­ко­го уров­ня. Попасть к нему на роды — меч­та мно­гих жен­щин. У Рома­на Нико­ла­е­ви­ча очень боль­шой опыт, и чита­тель­ни­цам пор­та­ла будет не без­ин­те­рес­но узнать его мне­ние о попу­ляр­ных сей­час домаш­них родах.

— Роман Нико­ла­е­вич, как вы отно­си­тесь к весь­ма попу­ляр­ным сего­дня родам дома?

— Я про­тив­ник домаш­них родов. Попро­бую объ­яс­нить свою позицию.

Пер­вое. Я рабо­таю вра­чом уже 20 лет, но могу ска­зать чест­но и совер­шен­но опре­де­лен­но: я нико­гда и ни при каких родах не могу ниче­го гаран­ти­ро­вать. Роды — это, с одной сто­ро­ны, есте­ствен­ный про­цесс, а с дру­гой сто­ро­ны, мы нико­гда не зна­ем про­мыс­ла Божия о чело­ве­ке, кото­рый нахо­дит­ся перед нами. В моей прак­ти­ке были слу­чаи, когда при пол­ном бла­го­по­лу­чии всех обсто­я­тельств, при нор­маль­ных физио­ло­ги­че­ских родах рож­да­лись мерт­вые дети. И в то же вре­мя мы очень часто стал­ки­ва­ем­ся с тяже­лы­ми, ослож­нен­ны­ми рода­ми, с боль­ны­ми жен­щи­на­ми, у чьих детей изна­чаль­но подо­зре­ва­ет­ся какое-то небла­го­по­лу­чие, — а все закан­чи­ва­ет­ся хоро­шо. Но любые роды — это все­гда риск, а тем более, если эти роды про­хо­дят на дому.

Вто­рое — это опас­ность аку­шер­ско­го кро­во­те­че­ния. Пря­мое пере­ли­ва­ние кро­ви сего­дня счи­та­ет­ся опе­ра­ци­ей, для кото­рой долж­ны быть очень стро­гие пока­за­ния. Все­мир­ная орга­ни­за­ция здра­во­охра­не­ния оста­ви­ла толь­ко два таких пока­за­ния — когда чело­ве­ка, услов­но гово­ря, пере­ез­жа­ет трам­вай, и с каж­дым сокра­ще­ни­ем серд­ца нару­жу выбра­сы­ва­ет­ся боль­шое коли­че­ство кро­ви. А вто­рое пока­за­ние — это аку­шер­ское кро­во­те­че­ние. Аку­шер­ское кро­во­те­че­ние мож­но опи­сать очень про­стой ана­ло­ги­ей: если у вас сло­мал­ся кран на кухне, то вода течет, и оста­но­вить ее вы не може­те. Как извест­но, у взрос­ло­го чело­ве­ка в орга­низ­ме от 5 до 6 лит­ров кро­ви. Так вот, очень часто видя при нор­маль­ных родах тяже­лые кро­во­те­че­ния и пони­мая, чем и как быст­ро это может закон­чить­ся, я, конеч­но, нико­гда не возь­мусь за домаш­ние роды. Даже если вы спа­се­те жен­щи­ну, вы оста­ви­те ее инвалидом.

Как раз недав­но про­изо­шел такой слу­чай. Одна наша при­хо­жан­ка рожа­ла дома, а «духов­ная аку­шер­ка», как они себя назы­ва­ют, при­ни­ма­ла одно­вре­мен­но роды у двух или трех жен­щин, пере­ез­жая по Москве из одной квар­ти­ры в дру­гую. Кон­чи­лось дело тем, что наша при­хо­жан­ка ока­за­лась в бли­жай­шем род­до­ме с кро­во­по­те­рей два лит­ра кро­ви. И это еще хоро­шо, что все этим закон­чи­лось, хотя по опи­са­нию там был эпи­зод поте­ри дав­ле­ния, то есть это был фак­ти­че­ски гемор­ра­ги­че­ский шок, а из него люди выхо­дят с боль­ши­ми послед­стви­я­ми. Хро­ни­че­ский син­дром дис­се­ми­ни­ро­ван­но­го внут­ри­со­су­ди­сто­го свер­ты­ва­ния кро­ви — это как мини­мум то, что она при­об­ре­ла. Гово­рить о здо­ро­вье этой жен­щи­ны в даль­ней­шем не при­хо­дит­ся. Вот цена легкомыслия.

И тре­тье. При каж­дых родах могут воз­ник­нуть ситу­а­ции, когда надо при­ни­мать реше­ние момен­таль­но. Я поклон­ник клас­си­че­ско­го аку­шер­ства, вот у меня на сто­ле лежит люби­мая кни­га — учеб­ник аку­шер­ства XIX века, автор ее Ште­кель. Это немец­кий автор, по его учеб­ни­ку учил­ся еще мой дед в трид­ца­тых годах ХХ века. Это клас­си­че­ский учеб­ник по аку­шер­ству. Конеч­но, сего­дня отно­ше­ние к родо­вспо­мо­же­нию силь­но изме­ни­лось. Тогда все было более есте­ствен­но, и смерт­ность тогда была дру­гой — и мате­рин­ская, и дет­ская. Но клас­си­ка есть клас­си­ка. Вот опи­сы­ва­ют­ся тяже­лые ситу­а­ции, напри­мер, роды в нож­ном пред­ле­жа­нии, и каж­дый раз, при опи­са­ние такой ответ­ствен­ной ситу­а­ции, зада­ет­ся вопрос: что дол­жен делать док­тор? В 90 про­цен­тах слу­ча­ев ответ один: дер­жать руки в кар­ма­нах. Но как толь­ко док­тор доста­ет эти руки из кар­ма­нов, он дол­жен делать все быст­ро, чет­ко, с пол­ной само­от­да­чей и пони­мая, что и зачем он дела­ет. Но при домаш­них родах все, что мы нач­нем делать, будет само­де­я­тель­но­стью. Мы не смо­жем ква­ли­фи­ци­ро­ван­но ока­зать жен­щине помощь.

— Чем же мож­но объ­яс­нить такую попу­ляр­ность домаш­них родов?

— Есть такой заме­ча­тель­ный аку­шер Мишель Оден. Еще в 1986 году, когда я толь­ко закон­чил меди­цин­ский инсти­тут, мне повез­ло, и я попал на одну из его лек­ций во Вто­ром меди­цин­ском инсти­ту­те. Тогда нача­лась пере­строй­ка и сюда при­е­ха­лом­но­го людей, гото­вых поде­лить­ся сво­им опы­том и наблю­де­ни­я­ми. В чис­ле этих людей в Моск­ву при­е­хал и Мишель Оден, фран­цуз­ский аку­шер-гине­ко­лог, бле­стя­щий про­фес­си­о­нал сво­е­го дела. Он автор несколь­ких книг, и сей­час в Москве и в Рос­сии вооб­ще эти кни­ги очень попу­ляр­ны. Он понял некие про­стые вещи и очень пра­виль­но их обоб­щил. Роды — это, конеч­но, вовсе не какой-то «кон­вей­ер», а инди­ви­ду­аль­ный про­цесс. Более того, это есте­ствен­ный про­цесс. Мно­же­ство пато­ло­гий, воз­ни­ка­ю­щих при родах, очень часто быва­ют вне­се­ны вра­ча­ми или теми людь­ми, кото­рые нахо­дят­ся рядом с роже­ни­цей. Свя­за­но это и с непра­виль­ной под­го­тов­кой самой женщины.

В кли­ни­ке, откры­той Оде­ном, были обо­ру­до­ва­ны спе­ци­аль­ные одно­мест­ные пала­ты для роже­ниц. В этих пала­тах нет окон, но может сто­ять ван­на, или висеть кана­ты, или пол может быть засте­лен мяг­ки­ми мата­ми на уровне чело­ве­че­ско­го роста. Жен­щи­на там может делать все, что ей захо­чет­ся: висеть на кана­те, лежать в ванне и т.д. Но все это вре­мя она нахо­дит­ся в пала­те одна. А когда она начи­на­ет тужить­ся, при­хо­дят ее муж и аку­шер­ка и при­ни­ма­ют у нее роды. Жен­щин к таким родам, конеч­но, спе­ци­аль­но гото­ви­ли. Если взять роже­ни­цу с ули­цы, поме­стить ее в оди­ноч­ную каме­ру без све­та и без все­го про­че­го, то жен­щи­на сра­зу впа­дет в исте­ри­ку, посчи­та­ет, что ее запер­ли в оди­ноч­ную каме­ру, и вооб­ще, что ее очень оби­де­ли. Она будет тре­бо­вать, что­бы с ней обя­за­тель­но кто-то нахо­дил­ся и чем-то ей помогал.

Я боль­шой поклон­ник мето­да Оде­на, но, про­ра­бо­тав 20 лет в сво­ей про­фес­сии, я, конеч­но, пони­маю, что брать выбо­роч­но какие-то его поло­же­ния и пытать­ся осу­ществ­лять их — это совер­шен­но непра­виль­но. Если вы хоти­те рожать по Оде­ну, то необ­хо­ди­мо выпол­нять все от и до, а не толь­ко какие-то отдель­ные понра­вив­ши­е­ся вам дета­ли. В нашей стране сего­дня нет воз­мож­но­сти рожать по его мето­ди­ке. Может быть, к это­му надо стре­мить­ся, но сей­час это невозможно.

Очень часто защит­ни­ки домаш­них родов ссы­ла­ют­ся на опыт Гол­лан­дии, где доволь­но боль­шой про­цент родов про­ис­хо­дит на дому. Но, во-пер­вых, на эта­пе вына­ши­ва­ния все жен­щи­ны там очень тща­тель­но наблю­да­ют­ся. Сна­ча­ла у аку­ше­рок, а если воз­ни­ка­ют какие-то изме­не­ния в ана­ли­зах или состо­я­нии жен­щи­ны, то под­клю­ча­ют­ся спе­ци­а­ли­сты. Какой-то про­цент жен­щин с физио­ло­ги­че­ски нор­маль­но теку­щей бере­мен­но­стью изъ­яв­ля­ет жела­ние рожать дома, и они могут это делать. Но боль­шой про­цент жен­щин одно­знач­но отсе­и­ва­ет­ся, и они рожа­ют в ста­ци­о­на­рах в при­сут­ствии вра­чей. Сего­дня у нас неред­ко мож­но услы­шать: «Поче­му в Гол­лан­дии мож­но, а у нас нель­зя?» Да пото­му что, во-пер­вых, в Гол­лан­дии у каж­до­го дома, в кото­ром рожа­ет жен­щи­на, сто­ит авто­мо­биль ско­рой помо­щи, кото­рый осна­щен так хоро­шо, что при необ­хо­ди­мо­сти пря­мо в нем мож­но делать даже доста­точ­но серьез­ные опе­ра­ции! И этот реани­мо­биль осна­щен запа­сом плаз­мы и кро­ве­за­ме­ни­те­ля. При­чем плаз­ма соот­вет­ству­ет той груп­пе кро­ви и резус фак­то­ру той жен­щи­ны, кото­рая в дан­ный момент рожа­ет. И рас­чет­ное вре­мя при­бы­тия это­го реани­мо­би­ля в меди­цин­ский центр, где жен­щине в слу­чае како­го-то ослож­не­ния могут в любой момент ока­зать спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ную помощь, исчис­ля­ет­ся мину­та­ми. А во-вто­рых, пред­ставь­те себе, за какое вре­мя вы даже в Москве доеде­те до бли­жай­ше­го родиль­но­го дома, сколь­ко вре­ме­ни вы буде­те сто­ять в проб­ке, и что вы буде­те делать, если ребе­нок или жен­щи­на в этот момент будут умирать?

Поэто­му еще раз хочу ска­зать, что Гол­лан­дия и мы — это две огром­ные раз­ни­цы. И ссы­лать­ся на Гол­лан­дию в наших усло­ви­ях — это про­сто безответственно.

У меня были пред­ло­же­ния при­нять уча­стие в домаш­них родах. И каж­дый раз я себе гово­рил: ну, хоро­шо, роды — это есте­ствен­ный про­цесс, все пока­за­ния заме­ча­тель­ные и жен­щи­на здо­ро­вая, и ско­рее все­го все прой­дет нор­маль­но. Сто чело­век дома нор­маль­но родят, две­сти… А две­сти пер­вый ребе­нок умрет. И ты будешь пони­мать, что если бы эта жен­щи­на ока­за­лась в этот момент не дома, а в родиль­ном доме, где ей мог­ли бы сроч­но ока­зать спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ную помощь, то ребе­нок мог бы там пре­крас­но выжить. И вот с этим пони­ма­ни­ем я зарек­ся при­ни­мать роды на дому. Если я врач, я дол­жен сде­лать все воз­мож­ное, что­бы у меня никто не умер. А если у меня кто-то уми­ра­ет, то я дол­жен знать, что я делал все воз­мож­ное, что­бы это­го не слу­чи­лось. Поэто­му я счи­таю, что риск здесь совер­шен­но не оправ­дан, это не тот риск, если бы было неку­да деть­ся, была вой­на или еще что-то такое. Я хоро­шо пони­маю, что жен­щи­на ино­гда луч­ше рожа­ет в поле или на трол­лей­бус­ной оста­нов­ке, чем в род­до­ме. Так дей­стви­тель­но быва­ет. Но мы роже­ниц не отби­ра­ем, они сами к нам при­хо­дят. И они быва­ют очень раз­ные, но рис­ко­вать эти­ми жен­щи­на­ми мы не име­ем ника­ко­го пра­ва, каки­ми бы умны­ми, или глу­пы­ми, или вздор­ны­ми они ни были. Наша свя­тая обя­зан­ность — помо­гать им рожать их детей.

Домаш­ние роды сей­час очень мод­ны. Но есть у меня такое подо­зре­ние, что эта мода ско­ро прой­дет. Пото­му что уже появи­лась мас­са вся­ких ослож­не­ний, появи­лось мно­же­ство раз­лич­ных вопро­сов. Ко мне уже обра­ща­лись в каче­стве рецен­зен­та, что­бы я помог оправ­дать­ся в суде по тра­ге­ди­ям, кото­рые слу­чи­лись при домаш­них родах. И я думаю, что эта мода дол­го не про­дер­жит­ся. Под­вер­гать жен­щин такой опас­но­сти нельзя.

— Суще­ству­ют ли какие-то ста­ти­сти­че­ские дан­ные о домаш­них родах?

— По пово­ду ста­ти­сти­че­ских дан­ных могу рас­ска­зать такую исто­рию. Недав­но в Москве про­хо­ди­ли Рож­де­ствен­ские чте­ния, и в их рам­ках рабо­та­ла под­сек­ция, посвя­щен­ная родо­вспо­мо­же­нию. Офи­ци­аль­но меня туда не при­гла­ша­ли, но мои зна­ко­мые, кото­рые были туда при­гла­ше­ны, позво­ни­ли мне, и я попал на засе­да­ние этой под­сек­ции. Вы зна­е­те, я при­шел про­сто в тихий ужас. И вынуж­ден был с это­го засе­да­ния уйти, с пер­вой же части. Посколь­ку меня никто не бла­го­слов­лял вме­ши­вать­ся или высту­пать там, я решил уйти тихо. Надо ска­зать, что там были заме­ча­тель­ные люди, насто­я­щие подвиж­ни­ки из Ека­те­рин­бур­га, Вол­го­гра­да, Ниж­не­вар­тов­ска, кото­рые борют­ся про­тив абор­тов в мест­ных род­до­мах. Но кем­же была пред­став­ле­на Москва? Москва была пред­став­ле­на «духов­ны­ми акушерками».

Кто это все бла­го­слов­лял, кто орга­ни­зо­вы­вал, я не знаю, но факт тот, что сто­ли­ца была пред­став­ле­на самой насто­я­щей сек­той. По-дру­го­му это не назо­вешь. Доста­точ­но огра­ни­чен­ный круг людей, кото­рые абсо­лют­но уве­ре­ны в сво­ей право­те и очень агрес­сив­ны по отно­ше­нию к дру­гим. На это засе­да­ние были при­гла­ше­ны чинов­ни­ки из Мини­стер­ства здра­во­охра­не­ния. И эти дамы в пла­точ­ках — «духов­ные аку­шер­ки» — на них набро­си­лись в пря­мом смыс­ле сло­ва. Мол, вы, офи­ци­аль­ная меди­ци­на — насто­я­щие бан­ди­ты! У нас жен­щи­ны дома рожа­ют и день, и два, и три, но все быва­ет хоро­шо. А у вас в род­до­мах родо­сти­му­ля­ция, обез­бо­ли­ва­ние, еще что-то, но все рав­но все уми­ра­ют. В общем, вы все — врачи-убийцы!

Сего­дня госу­дар­ство ста­ло поне­мно­гу пово­ра­чи­вать­ся лицом к Церк­ви. Помни­те зна­ме­ни­тую фра­зу Пре­зи­ден­та, что у Рос­сии есть два защит­ни­ка — Цер­ковь и ядер­ное ору­жие. Види­мо, эту мысль донес­ли до чинов­ни­ков, и они теперь ста­ра­ют­ся не кон­флик­то­вать с Цер­ко­вью. И вот, при­шла на Рож­де­ствен­ские чте­ния высо­ко­по­став­лен­ная чинов­ни­ца, кото­рая в Москве отве­ча­ет за мате­рин­ство и дет­ство, и сра­зу попа­ла на этих «духов­ных аку­ше­рок», кото­рые узур­пи­ро­ва­ли за собой пра­во высту­пать от лица Церк­ви. Вот что вызва­ло у меня внут­рен­ний про­тест. Пото­му что они — вовсе не лицо Церк­ви. Воз­мож­но, это их соб­ствен­ная точ­ка зре­ния или точ­ка зре­ния их духов­ни­ков, но это никак не офи­ци­аль­ная пози­ция Церкви.

Так вот, эта началь­ни­ца по мате­рин­ству и дет­ству ока­за­лась явно не гото­ва к тако­му раз­го­во­ру. Выяс­ни­лось, что по домаш­ним родам у нас нет почти ника­ких ста­ти­сти­че­ских дан­ных, их про­сто никто не счи­та­ет. Это меня очень уди­ви­ло. Чинов­ни­ца ска­за­ла, что по ста­ти­сти­ке в Москве за про­шлый год было 700 ослож­нен­ных домаш­них родов. Но здесь учи­ты­ва­лись толь­ко те жен­щи­ны, кото­рых после домаш­них родов при­вез­ли в ста­ци­о­нар. Что­бы понять всю кар­ти­ну, нуж­но опра­ши­вать не род­до­ма, куда эти жен­щи­ны попа­да­ют фак­ти­че­ски толь­ко с ослож­не­ни­я­ми, а ЗАГСы: сколь­ко заре­ги­стри­ро­ва­но мла­ден­цев не с род­до­мов­ски­ми справ­ка­ми и сви­де­тель­ства­ми, а по тало­нам ско­рой помо­щи, по сви­де­тель­ским пока­за­ни­ям. Но таких дан­ных нет. 700 ослож­нен­ных родов на Моск­ву — мно­го это или мало? Ска­зать труд­но, так как мы не зна­ем обще­го чис­ла домаш­них родов. Но когда к нам в род­до­ма при­во­зят жен­щин с кро­во­по­те­рей, с после­да­ми, кото­рые не могут родить­ся чуть ли не сут­ки, и про­чи­ми ослож­не­ни­я­ми, все мы пони­ма­ем, что это пол­ное безобразие.

— И все же пер­спек­ти­ва рожать в род­до­ме сей­час мно­гих жен­щин ско­рее отпу­ги­ва­ет, чем привлекает.

— Во-пер­вых, в Москве сего­дня мно­го новых, совре­мен­ных родиль­ных домов.

Когда я толь­ко начи­нал рабо­тать, в род­до­мах еще была еди­ная «пред­ро­до­вая». Это боль­шая ком­на­та со мно­же­ством кро­ва­тей, на кото­рых лежат несчаст­ные роже­ни­цы. Все они нахо­дят­ся на раз­ных эта­пах схва­ток, и все друг на дру­га смот­рят и срав­ни­ва­ют. Сто­ит одной жен­щине заго­ло­сить, и тут же все одно­вре­мен­но начи­на­ют голо­сить. Когда у кого-то из них насту­па­ло пол­ное откры­тие, при кото­ром голов­ка пло­да опус­ка­ет­ся в полость таза, их, этих жен­щин, под­ни­ма­ли с кро­ва­тей и вели в родиль­ные залы, где сто­я­ли так назы­ва­е­мые «рах­ма­нов­ские» крес­ла. Жен­щи­ны на них кое-как заби­ра­лись и начи­на­ли тужить­ся. Это кар­ти­на, очень дале­кая от есте­ствен­ных родов. Но наши жены так рожали.

Так вот, таких уста­рев­ших род­до­мов в Москве оста­лось немно­го, и после рекон­струк­ции их пере­во­дят на новый, совре­мен­ный прин­цип устро­е­ния. Теперь это еди­ный род­б­лок, состо­я­щий из одно­мест­ных бок­сов, в каж­дом бок­се есть кро­вать, кото­рая в нуж­ный момент лег­ко транс­фор­ми­ру­ет­ся в крес­ло. Здесь же жен­щи­на рожа­ет и про­во­дит после родов два часа вме­сте с мла­ден­цем. Это опти­маль­ный вари­ант, жен­щине никто не меша­ет, она одна, а когда это необ­хо­ди­мо, появ­ля­ет­ся персонал.

Если жен­щи­на разум­ная и под­го­тов­лен­ная, если она пони­ма­ет, зачем она идет в род­дом и что род­дом — это не гости­ни­ца и не сана­то­рий, это место, отку­да надо все­гда побыст­рее ухо­дить домой, — так вот, если все пра­виль­но орга­ни­зо­ва­но, то роды в совре­мен­ном род­до­ме ничем не долж­ны отли­чать­ся от родов дома. Во мно­гих род­до­мах, где роже­ни­цы лежат в отдель­ных изо­ли­ро­ван­ных бок­сах, сей­час допус­ка­ет­ся при­сут­ствие на родах мужа или кого-то из род­ствен­ни­ков. Поэто­му, по боль­шо­му сче­ту, от домаш­них родов это уже мало чем отличается.

— Но гово­рят, что жен­щи­на при родах дома рас­слаб­ля­ет­ся и не испы­ты­ва­ет таких стра­хов, как в роддоме.

— В совре­мен­ных род­до­мах устра­и­ва­ют отдель­ные бок­сы, что­бы жен­щи­на мог­ла чув­ство­вать себя мак­си­маль­но сво­бод­но и рас­сла­бить­ся. Глав­ное обез­бо­ли­ва­ние при родах — это рас­слаб­ле­ние, и я спе­ци­аль­но учу это­му сво­их паци­ен­ток. Надо уметь рас­слаб­лять­ся меж­ду схват­ка­ми, и тогда боле­вые ощу­ще­ния будут совер­шен­но иные. И   конеч­но же, жен­щи­на долж­на быть спо­кой­на. Она не долж­на со стра­хом ожи­дать, что ей сей­час сде­ла­ет док­тор. Часто жен­щи­на во вре­мя родов зада­ет вопро­сы вра­чу: «А что вы мне сде­ла­ли? А что вы мне сей­час буде­те делать?» Все эти стра­хи и мыс­ли как раз и гово­рят о пол­ной непод­го­тов­лен­но­сти жен­щи­ны к родам. Она долж­на пол­но­стью выклю­чить голо­ву! Вот это­му жен­щин и надо учить: что­бы они хоро­шо пони­ма­ли, что от них тре­бу­ет­ся во вре­мя родов, и пра­виль­но к это­му готовились.

— Мно­гие жен­щи­ны боят­ся без необ­хо­ди­мо­сти под­верг­нуть­ся полост­ной опе­ра­ции — кеса­ре­во­му сечению.

— Это абсо­лют­но непра­виль­ная поста­нов­ка вопро­са. Кеса­ре­во сече­ние — это опе­ра­ция, кото­рая дела­ет­ся по меди­цин­ским пока­за­ни­ям. Абсо­лют­ных пока­за­ний для кеса­ре­ва сече­ния очень мало. В основ­ном мы дела­ем эти опе­ра­ции по отно­си­тель­ным пока­за­ни­ям, кото­рые опре­де­ля­ют­ся вра­чом. Чаще все­го мы опе­ри­ру­ем в инте­ре­сах ребен­ка — когда вра­чу оче­вид­но, что этот плод не прой­дет через этот таз. Но сего­дня такие слу­чаи встре­ча­ют­ся очень ред­ко. Обыч­но все направ­ле­но на то, что­бы родить здо­ро­во­го ребен­ка. То есть любая жен­щи­на в прин­ци­пе может родить. Уве­ли­че­ние чис­ла кеса­ре­вых сече­ний, на мой взгляд, свя­за­но с ростом бла­го­со­сто­я­ния. Логи­ка такая: зачем жен­щине рожать самой, если она может запла­тить? Это ста­ло уже свое­об­раз­ным сви­де­тель­ством при­над­леж­но­сти к опре­де­лен­но­му соци­аль­но­му клас­су. Кста­ти, в пра­во­слав­ной Гре­ции очень высо­кий для Евро­пы про­цент таких опе­ра­ций. Мы до это­го еще не дошли. Повто­рюсь, мы опе­ри­ру­ем в инте­ре­сах ребен­ка. И глав­ный залог бла­го­по­луч­ных родов — это вза­им­ное дове­рие вра­ча и паци­ен­та. Если тако­го дове­рия нет, то вы нахо­ди­тесь в очень опас­ной ситу­а­ции. Если вы начи­на­е­те скан­да­лить и обви­нять в чем-то вра­ча, вы сами заго­ня­е­те себя в раз­лич­ные пато­ло­гии родо­вой дея­тель­но­сти, такие как сла­бость, дис­ко­ор­ди­на­ция и так далее. Если вы дове­ри­лись вра­чу, вы долж­ны его без­ого­во­роч­но слу­шать­ся. Тогда у вас есть хоть какое-то подо­бие гаран­тии, что все кон­чит­ся благополучно.

Воз­вра­ща­ясь к домаш­ним родам — нель­зя забы­вать, что сей­час это доста­точ­но серьез­ный биз­нес. Сред­няя цена домаш­них родов — 500 дол­ла­ров. Но если вы гото­вы пла­тить таким аку­шер­кам, кото­рые будут разъ­ез­жать на авто­мо­би­ле по Москве от одной жен­щи­ны к дру­гой и при­ни­мать у вас домаш­ние роды, то неуже­ли за эти же день­ги нель­зя най­ти хоро­ше­го вра­ча? Вра­чи тоже очень раз­ные, но най­ти нор­маль­ных людей, хоро­ших спе­ци­а­ли­стов в сво­ем деле мож­но. Они все­гда вам помогут.

— Что бы вы посо­ве­то­ва­ли тем, кто соби­ра­ет­ся рожать дома?

— Не гне­ви­те и не иску­шай­те Бога. Никто не может вам ска­зать, чем все это закон­чит­ся. А потом может стать уже поздно.

Источ­ник: http://www.getmanov.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Anna, 21.04.2018

    Я роди­ла дома. Про­шёл год , не могу себе про­стить и не знаю про­щу ли когда-либо. Какой надо было быть дурой , что­бы пой­ти на это . Начи­та­лась ста­тей в интер­не­те.. Сла­ва Богу всё закон­чи­лось хоро­шо , но под какой риск я под­верг­ла свою жизнь и жизнь моих близ­ких … До испо­ве­ди я ещё не дошла, обя­за­тель­но схо­жу , но ста­нет ли мне когда ‑нибудь лег­че я не знаю .

    Ответить »
  • Виктория, 11.04.2018

     Жен­щи­на, ока­зы­ва­ет­ся, вино­ва­та в ослож­не­ни­ях: вра­чу не дове­ря­ет, стра­хи какие-то испы­ты­ва­ет, пло­хо под­го­то­ви­лась… Я в род­дом еха­ла в пре­крас­ном настро­е­нии и спо­кой­ная. Но мне в пер­вые же пол­ча­са вскры­ли зачем-то плод­ный пузырь, не объ­яс­нив зачем и поче­му, так же мол­ча несколь­ко уко­лов неиз­вест­но­го мне назна­че­ния сде­ла­ли, сту­ден­тов на меня смот­реть води­ли, рука­ми во мне ковы­ря­лись, при чем несколь­ко раз­ных вра­чей, я даже не запом­ни­ла, сколь­ко их сме­нить­ся успе­ло. О каком дове­рии и спо­кой­ствии при таком отно­ше­нии мож­но гово­рить. Род­дом это кон­вей­ер, а жен­щи­на там как мясо на раз­дел­ке, сей­час мне вто­рой раз рожать и я реаль­но ста­ла заду­мы­вать­ся о домаш­них родах.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки