Мозг использует 5% своих возможностей — правда или миф?

Мозг использует 5% своих возможностей — правда или миф?

(9 голосов4.8 из 5)

Прав­да ли, что воз­мож­но­сти наше­го моз­га без­гра­нич­ны? Что про­ис­хо­дит в моз­ге, когда мы осво­бож­да­ем­ся от ненуж­ных при­вы­чек? На эти и дру­гие вопро­сы отве­ча­ет рос­сий­ский учё­ный пси­хо­фи­зио­лог Иван Басюл.

Попыт­ки ука­зать на огра­ни­чен­ное исполь­зо­ва­ние моз­гом сво­их воз­мож­но­стей, объ­ё­мов хра­ни­мой инфор­ма­ции и ско­ро­сти её обра­бот­ки счи­таю ерун­дой. Пото­му что если чуть-чуть попы­тать­ся разо­брать­ся, то все эти оцен­ки (5% от всех воз­мож­но­стей моз­га и т.п.) непо­нят­но отку­да про­ис­хо­дят. Если побе­се­до­вать с авто­ра­ми таких оце­нок, то обыч­но выяс­ня­ет­ся их неадек­ват­ность про­цес­сам в мозге.

Физик Мэтью Фишер непло­хо обос­но­вы­ва­ет гипо­те­зу о том, что мозг вполне себе может являть­ся кван­то­вым ком­пью­те­ром. Если эта гипо­те­за под­твер­дит­ся, все совре­мен­ные оцен­ки про­из­во­ди­тель­но­сти моз­га ока­жут­ся абсо­лют­но несостоятельными.

— Что это нам даёт?

Это даёт нам «понят­но, что ниче­го не понят­но». Поэто­му надо очень акку­рат­но отно­сить­ся ко вся­ким ради­каль­ным заяв­ле­ни­ям о необ­хо­ди­мо­сти каких-то тех­но­ло­ги­че­ских улуч­ше­ний, биох­а­кин­гу (хими­че­ские и тех­ни­че­ские мето­ды «улуч­ше­ния себя») и про­че­му нью­эй­джу. Или когда начи­на­ют что-то обос­но­вы­вать, опи­ра­ясь на коли­че­ство инфор­ма­ции в моз­ге и ско­рость её обработки.

Мозг рабо­та­ет так, как может в соот­вет­ствии с тем, как пита­ет его осталь­ной орга­низм и како­вые его соб­ствен­ные функ­ци­о­наль­ные воз­мож­но­сти. Под вся­ки­ми тре­ни­ров­ка­ми он может изме­нять­ся, это реаль­ный факт, кото­рый был пока­зан мас­сой иссле­до­ва­ний. Воз­мож­но­сти таких тре­ни­ро­вок очень вели­ки. Это и есть та самая пла­стич­ность моз­га, кото­рая может ком­пен­си­ро­вать суще­ствен­ную утра­ту каких-то его частей, напри­мер, из-за травмы.

Думаю, что все эти 5% и про­чее и берет­ся, когда начи­на­ют сопо­став­лять людей, кото­рые 10–20-30 лет тре­ни­ру­ют свой мозг в чём-то, и людей, кото­рые его не тре­ни­ро­ва­ли в этом же. А мозг при этом рас­смат­ри­ва­ют какой-то сред­не­ариф­ме­ти­че­ский. Хотя моз­ги у этих людей будут раз­ны­ми, пото­му что одни их тре­ни­ро­ва­ли, а дру­гие — не особо.

— Врож­дён­ные инди­ви­ду­аль­ные воз­мож­но­сти моз­га, навер­ное, игра­ют здесь не послед­нюю роль?

Конеч­но!

Ито­го­вое состо­я­ние моз­га здесь и сей­час — это как бы инди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти, умно­жен­ные на харак­тер и объ­ём тренировки.

Если исход­но талант­ли­вый чело­век будет тре­ни­ро­вать свой талант, конеч­но, он будет в этом почти недо­ся­га­ем для других.

Напри­мер, у людей с абсо­лют­ным слу­хом от при­ро­ды немно­го утол­ще­на кора моз­га в слу­хо­вых обла­стях. А если чело­век ещё и тре­ни­ро­вать свой слух будет, то ещё силь­нее ото­рвёт­ся от дру­гих людей. Хотя про­сто более-менее хоро­ший слух может раз­вить каж­дый, если будет заниматься.

А у лон­дон­ских так­си­стов немно­го уве­ли­чен гип­по­камп, кото­рый силь­но свя­зан с памя­тью. Всё пото­му, что они долж­ны знать город без навигатора.

Если исход­но хоро­шая память с боль­шим гип­по­кам­пом, быст­рее сдашь экза­мен на таксиста.

Если не очень, в про­цес­се тре­ни­ро­вок (изу­чать город), гип­по­камп уве­ли­чит­ся, память натре­ни­ру­ет­ся. Хотя, воз­мож­но, при­дёт­ся учить­ся дольше.

— А что про­ис­хо­дит с моз­гом, когда идёт дегра­да­ция навы­ков, если мож­но так выра­зить­ся? К при­ме­ру, у меня в дет­стве был абсо­лют­ный слух. Со вре­ме­нем я почув­ство­ва­ла, что мно­гое не слы­шу настоль­ко чисто, как слы­ша­ла рань­ше — гита­ру ста­ло настра­и­вать сложнее.

Воз­мож­но, в дет­стве он был всё-таки не от при­ро­ды, а бла­го­да­ря заня­ти­ям музы­кой с ран­них лет.

Одно­знач­но ска­зать труд­но, да и путью неиз­вест­но это. Но! Если когда-то были сфор­ми­ро­ва­ны нерв­ные сети и цепи, кото­рые очень деталь­но мог­ли обра­ба­ты­вать звук, то если их не исполь­зо­вать, они дей­стви­тель­но мог­ли частич­но раз­ру­шить­ся. Но это не дегра­да­ция нерв­ной тка­ни, это ско­рее рас­пад свя­зей, кото­рые мало рабо­та­ют или почти не работают.

А может быть даже и не рас­пад, а вре­мен­ное «затруд­не­ние» в их акти­ви­за­ции. Пото­му что вос­ста­но­вить навык обыч­но намно­го лег­че и быст­рее, чем сфор­ми­ро­вать, когда его нико­гда не было.

Рецеп­то­ры в синап­сах могут быть моди­фи­ци­ро­ва­ны так, что какая-то нерв­ная цепь будет лег­че акти­ви­ро­вать­ся или наобо­рот слож­нее. При этом не обя­за­тель­но раз­ру­шать­ся сами­ми синап­сам, про­сто про­ис­хо­дит пере­строй­ка рецеп­то­ров внут­ри них. Это и назы­ва­ют пла­стич­но­стью нерв­ной систе­мы, пла­стич­но­стью синап­сов и т.д.

— Что про­ис­хо­дит в моз­ге, когда чело­век осво­бож­да­ет­ся от преж­них при­вы­чек и выра­ба­ты­ва­ет новые? Недав­но чита­ла такое кате­го­рич­ное выска­зы­ва­ние: «при­выч­ку мож­но толь­ко заме­нить на новую».

Если рас­смот­реть при­выч­ку с точ­ки зре­ния орга­ни­за­ции нерв­ных про­цес­сов, то мож­но ска­зать при­мер­но так: при­выч­ка — это неко­то­рая сеть/цепь ней­ро­нов, кото­рая в опре­де­лён­ной ситу­а­ции акти­ви­ру­ет­ся лег­че и пер­вее всего.

Каж­дая новая акти­ва­ция этой сети (посту­пок в ситу­а­ции при­выч­ным обра­зом) будет укреп­лять эту при­выч­ку. Сила при­выч­ки — это то, насколь­ко лег­че акти­ви­ру­ет­ся эта нерв­ная сеть отно­си­тель­но каких-то дру­гих путей/цепей ней­ро­нов. Если эта раз­ни­ца очень вели­ка, отме­нить при­выч­ку и вести себя непри­выч­ным обра­зом будет очень сложно.

Но если най­ти в себе силы и таки запу­стить какую-то дру­гую сеть ней­ро­нов в дан­ной ситу­а­ции, то ста­рая, хотя и более лег­ко сра­ба­ты­ва­ю­щая, будет посте­пен­но «уга­сать». Хотя тут мож­но посте­пен­но сва­лить­ся в эту новую привычку.

— Нуж­но при­ла­гать уси­лия, волю, правильно?

Да, эти уси­лия и воля нуж­ны, что­бы акти­ви­ро­вать новые пути и цепи ней­ро­нов, кото­рые вме­сте до это­го почти не рабо­та­ли и поэто­му свя­зи меж­ду кото­ры­ми ещё не такие «креп­кие», и нерв­ный импульс по кото­рым про­хо­дит не так лег­ко, как по посто­ян­но рабо­та­ю­щим цепям.

А если таких, схо­жих по лёг­ко­сти запус­ка, сетей для дан­ной ситу­а­ции будет очень мно­го, и меж­ду ними не будет суще­ствен­ной раз­ни­цы по лёг­ко­сти акти­ва­ции, то это как бы «отсут­ствие» при­выч­ки в нашем обыч­ном пони­ма­нии поня­тия «при­выч­ка». Не будет одно­го сте­рео­тип­но­го дей­ствия, будет боль­шой ряд оди­на­ко­во воз­мож­ных, из кото­рых чело­век смо­жет спо­кой­но выбрать.

Напри­мер, чело­век захо­дит в поезд мет­ро. Две­ри закры­ва­ют­ся и через неко­то­рое вре­мя поезд тро­га­ет­ся. Обыч­но поезд тро­га­ет­ся через схо­жие про­ме­жут­ки вре­ме­ни. Выра­ба­ты­ва­ет­ся рефлекс, что­бы через этот про­ме­жу­ток вре­ме­ни после закры­ва­ния две­рей немно­го пере­не­сти вес тела на одну ногу так, чтоб при тро­га­нии поез­да сохра­нить равновесие.

А если вдруг поезд тро­нет­ся поз­же, то вид­но, как сто­я­чие пас­са­жи­ры даже без тро­га­ния поез­да немно­го кач­нут­ся на одну из ног. Это сра­бо­тал рефлекс, натре­ни­ро­ван­ный сот­ня­ми повто­ре­ний «закры­лась дверь — пара секунд — поезд тронулся».

Вся ситу­а­ция — поезд, закры­ва­ю­щи­е­ся две­ри и пр. — при­во­дит к запус­ку это­го рефлекса.

Что­бы его оста­но­вить и не пере­не­сти вес тела на одну из ног через одну-две секун­ды после закры­тия две­рей, нуж­но созна­тель­но обра­тить вни­ма­ние на рас­пре­де­ле­ние веса по ногам. А это акти­ва­ция цепей, кото­рые мы исполь­зу­ем неча­сто, пото­му что рав­но­ве­сие обыч­но под­дер­жи­ва­ет­ся автоматически.

И этой допол­ни­тель­ной акти­ва­ци­ей новых цепей про­изой­дёт тор­мо­же­ние путей, через кото­рые обыч­но реа­ли­зу­ет­ся неболь­шой пере­нос веса тела на одну ногу, что­бы сохра­нить рав­но­ве­сие при стар­те поезда.

Если повто­рить сколь­ко-то раз, то появит­ся новая, воз­мож­но почти такая же стой­кая цепь ней­ро­нов, кото­рая будет оста­нав­ли­вать этот пере­нос веса тела.

Или дру­гой при­мер, чело­век заку­ри­ва­ет на сво­ём обыч­ном пеше­ход­ном пере­хо­де по доро­ге на рабо­ту. Рука сама тянет­ся за сига­ре­та­ми — это акти­ви­ру­ет­ся натре­ни­ро­ван­ная мно­ги­ми повто­ре­ни­я­ми сеть нейронов.

Мож­но воле­вым уси­ли­ем оста­но­вить это дви­же­ние и не заку­рить. Сфор­ми­ру­ет­ся и акти­ви­ру­ет­ся сеть, кото­рая будет тор­мо­зить обыч­ную и при­выч­ную, кото­рая «тянет­ся за сига­ре­той». Но ниче­го не делать труд­но, поэто­му удоб­нее быва­ет немно­го пере­стро­ить эту ста­рую сеть, пере­клю­чить эту руку с сига­ре­ты за зубочистку.

На такое пере­клю­че­ние потре­бу­ет­ся мень­ше воле­вых сил, посколь­ку частич­но будет исполь­зо­вать­ся уже име­ю­ща­я­ся и хоро­шо рабо­та­ю­щая сеть.

Не все при­выч­ки вред­ные. При­выч­ки делать заряд­ку утром, гулять перед сном и при­стё­ги­вать­ся в авто­мо­би­ле — тоже при­выч­ки и запуск хоро­шо натре­ни­ро­ван­ной сети. Вот поболь­ше чита­те­лям таких помо­га­ю­щих в жиз­ни привычек!

Бесе­до­ва­ла Ека­те­ри­на Соловьева

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Александр, 19.04.2018

    Хоте­лось-бы узнать мне­ние авто­ра о мето­де Геор­гия Сытина?

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки