Н. Ярасова — Как стать счастливым? О невротических поисках счастья

Н. Ярасова — Как стать счастливым? О невротических поисках счастья

(9 голосов5.0 из 5)

Сча­стье!.. Почти недо­сти­жи­мое, все­ми желан­ное… Как мно­го сил тра­тят люди в погоне за неуло­ви­мым, но отто­го ещё более при­вле­ка­тель­ным счастьем!
Они мчат­ся по доро­ге стрем­ле­ний, игно­ри­руя «дорож­ные зна­ки», на кото­рых написано:

  • «Хочешь быть счаст­ли­вым — будь им!» (Козь­ма Прутков); 
  • «Не гоняй­ся за сча­стьем, оно все­гда в тебе самом» (Пифа­гор);
  • «Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поис­ке иде­а­лов, тогда ты по насто­я­ще­му ста­нешь счаст­ли­вым» (Фри­дрих Ницше); 
  • «Сча­стье подоб­но бабоч­ке. Чем боль­ше ловишь его, тем боль­ше оно усколь­за­ет. Но если вы пере­не­се­те свое вни­ма­ние на дру­гие вещи, оно при­дет и тихонь­ко сядет вам на пле­чо» (Вик­тор Франкл).
  • Поче­му люди игно­ри­ру­ют эти оче­вид­ные исти­ны? Поче­му такое ощу­ще­ние, что они сле­пы и глу­хи? Поче­му они не хотят «пере­стать бес­по­ко­ить­ся о тех вещах, кото­рые не под силу нашей воле»? (Эпи­к­тет)

Как стать счастливым: счастливым — это как?

В послед­ние деся­ти­ле­тия сча­стье из фило­соф­ской про­бле­мы, в серьёз­ные раз­мыш­ле­ния о кото­рой рань­ше погру­жа­лись лишь на опре­де­лен­ном эта­пе лич­ност­но­го раз­ви­тия, кото­рая была пре­ро­га­ти­вой тон­ко чув­ству­ю­щих поэтов и мыс­ли­те­лей, пре­вра­ти­лось в повсе­днев­ный товар. Поис­ки сча­стья нын­че «в трен­де». Пред­по­ла­га­ет­ся, что сча­стье — это нечто почти мате­ри­аль­ное, что-то такое, что вполне мож­но полу­чить если и не про­стым уси­ли­ем воли, то сово­куп­но­стью опре­де­лен­ных жиз­нен­ных дей­ствий. То есть сча­стье — это некое дости­же­ние. Выс­ший уро­вень само­ре­а­ли­за­ции, лич­ност­ная (а в иде­а­ле и про­фес­си­о­наль­ная) успеш­ность, опре­де­лен­ный (жела­тель­но высо­кий) уро­вень достат­ка, нали­чие любя­ще­го и люби­мо­го парт­не­ра (или пол­но­цен­ной семьи).
По одной из вер­сий про­ис­хож­де­ния сло­ва, сча­стье — это луч­шая доля. И в созна­нии обы­ва­те­лей луч­шая доля — это в первую оче­редь физи­че­ское и соци­аль­ное благополучие.
Более того, мно­гие сто­ле­тия не пре­кра­ща­ют­ся попыт­ки выве­сти фор­му­лу неко­е­го абсо­лют­но­го сча­стья — сча­стья для всех. И при этом оче­вид­но, что пред­став­ле­ние о сча­стье у каж­до­го своё. Хоро­шо иллю­стри­ру­ет это пес­ня из извест­но­го совет­ско­го мульт­филь­ма «Лету­чий корабль». Меч­та Царя — выдать дочь выгод­но замуж, меч­та потен­ци­аль­но­го жени­ха — о богат­стве, короне и сла­ве. Сама царев­на Заба­ва меч­та­ет о люб­ви, тру­бо­чист — о семье, пол­ной дети­шек. И каж­дый гово­рит: «Вот оно — сча­стье!». Так воз­мож­но ли гло­баль­ное и хро­ни­че­ское счастье?

Как стать счастливым: электронная «книга рецептов»

Интер­нет — самая оче­вид­ная копил­ка все­воз­мож­ных сове­тов — кишит пред­ло­же­ни­я­ми сча­стья. Сча­стья — «в ассор­ти­мен­те»! И пред­ла­га­е­мые спо­со­бы его дости­же­ния раз­но­об­раз­ны: богат­ство, пози­тив­ное мыш­ле­ние, все­про­ще­ние, исце­ле­ние, даун­шиф­тинг (“жизнь ради себя”), образ­цо­вая семья, избав­ле­ние от дет­ских травм и т.д. Кста­ти, для попу­ляр­ных рецеп­тов сча­стья вооб­ще харак­тер­но про­тал­ки­ва­ние пред­став­ле­ния о сча­стье как об отсут­ствии про­блем (с день­га­ми, со здо­ро­вьем, с общением).
А даль­ше — супер­но­вые мето­ды, гаран­ти­ро­ван­ный сверх­быст­рый резуль­тат, скид­ки! Как гово­рит­ся, любой каприз — за ваши день­ги! И день­ги обыч­но нема­лые! «Про­дав­цы воз­ду­ха» дале­ко не бес­ко­рыст­ны. Резуль­тат «гаран­ти­ру­ет­ся», но обыч­но не дости­га­ет­ся. Вино­ва­тым же назна­ча­ет­ся «кли­ент».
А вот сотруд­ни­ки отде­ла Линей­но­го сча­стья НИИ ЧАВО в извест­ной кни­ге бра­тьев Стру­гац­ких «Поне­дель­ник начи­на­ет­ся в суб­бо­ту» были не биз­не­сме­на­ми, а науч­ны­ми энту­зи­а­ста­ми. Имен­но отсут­ствие мате­ри­аль­ной выго­ды – и стра­ха не удо­вле­тво­рить кли­ен­та — поз­во­ли­ло ска­зоч­ным учё­ным выдви­нуть гипо­те­зу о том, что счаст­ли­вым чело­век ста­но­вит­ся, толь­ко тогда, «когда начи­на­ет мень­ше думать о себе и боль­ше о других»:
«Здесь рабо­та­ли на опти­мизм… Здесь кон­ден­си­ро­ва­ли и рас­про­стра­ня­ли по все­му све­ту весе­лый, без­злоб­ный смех; раз­ра­ба­ты­ва­ли, испы­ты­ва­ли и внед­ря­ли моде­ли пове­де­ний и отно­ше­ний, укреп­ля­ю­щих друж­бу и раз­ру­ша­ю­щих рознь; воз­го­ня­ли и суб­ли­ми­ро­ва­ли экс­трак­ты горе­уто­ли­те­лей, не содер­жа­щих ни еди­ной моле­ку­лы алко­го­ля и иных нар­ко­ти­ков. Сей­час здесь гото­ви­ли к поле­вым испы­та­ни­ям пор­та­тив­ный уни­вер­саль­ный зло­бо­дро­би­тель и раз­ра­ба­ты­ва­ли новые мар­ки ред­чай­ших спла­вов ума и доброты».

Но стре­мясь к бла­го­ду­шию, важ­но не впасть в дру­гую край­ность. Важ­но пом­нить, что сча­стье и эйфо­рия – это совсем раз­ные вещи!
Инте­рес­но то, что как-то неуло­ви­мо необ­хо­ди­мость, даже обя­зан­ность быть счаст­ли­вы­ми ста­ла чуть ли не акси­о­мой жиз­ни. Но тем, кто гонит­ся за сча­стьем, сто­ит оста­но­вить­ся и задать себе вопрос: кому и поче­му я дол­жен быть счаст­лив? Ответ нахо­дит­ся доволь­но быст­ро. Хоро­шень­ко поду­мав, боль­шин­ство моих кли­ен­тов на такой вопрос отве­ча­ют: «роди­те­лям». А затем уже в ход идут житей­ская пси­хо­ло­гия и раз­лич­ные соци­аль­ные уста­нов­ки, вли­я­ние СМИ – «все гово­рят». И обыч­но лишь в кон­це вопро­сом зву­чит: «может, быть счаст­ли­вым я дол­жен само­му себе?». Но ведь если себе, зна­чит, «может, я и не должен?».
И полу­ча­ет­ся, что цель «быть счаст­ли­вым», осо­бен­но в сле­до­ва­нии обще­ствен­ным «сце­на­ри­ям сча­стья», — это вооб­ще кем-то навя­зан­ная цель, порож­да­ю­щая море проблем?

«Счастьезаменители» и «гореутолители»: кардинальные ошибки в поисках счастья

Стрем­ле­ние к сча­стью мно­гим и мно­гим людям при­но­сит стра­да­ния. Люди ищут — и не нахо­дят! И поис­ки сча­стья при­об­ре­та­ют нев­ро­ти­че­ский харак­тер, дела­ют людей по-насто­я­ще­му боль­ны­ми. Боль­ны­ми, в первую оче­редь, душой. И тогда неко­то­рые пыта­ют­ся заглу­шить боль все­ми воз­мож­ны­ми «боле­уто­ли­те­ля­ми». Кто-то пыта­ет­ся забыть­ся в путе­ше­стви­ях, в шум­ных заба­вах; жить так, что­бы не дать себе оста­но­вить­ся и заду­мать­ся… Ни в коей мере не сто­ит думать, что все путе­ше­ству­ю­щие бегут от себя! Сами по себе путе­ше­ствия пре­крас­ны! Одна­ко порой новые горо­да и стра­ны — лишь попыт­ка заглу­шить душев­ную боль. Ино­гда весь­ма успеш­ная, но…

«Насколь­ко же заблуж­да­ют­ся те люди, кото­рые ищут сча­стья вне самих себя – в чужих стра­нах и путе­ше­стви­ях, в богат­стве и сла­ве, в боль­ших вла­де­ни­ях и насла­жде­ни­ях, в удо­воль­стви­ях и пре­из­быт­ке и в пустых вещах, кото­рые кон­цом сво­им име­ют горечь! Воз­во­дить баш­ню сча­стья вне наше­го серд­ца – это все рав­но что стро­ить дом в месте, кото­рое под­вер­га­ет­ся посто­ян­ным зем­ле­тря­се­ни­ям. Весь­ма ско­ро такое зда­ние рух­нет…» (свя­ти­тель Нек­та­рий Эгин­ский)

Подоб­ная суб­ли­ма­ция, иллю­зия сча­стья даёт вре­мен­ный эффект ане­сте­зии – от боли, от внут­ри­лич­но­стых или внеш­них кон­флик­тов. Но это «обез­бо­ли­ва­ние» обыч­но весь­ма непол­но­цен­но. Надол­го све­жие впе­чат­ле­ния не помо­га­ют. А кому-то не помо­га­ют вооб­ще. Такие люди ищут более силь­но дей­ству­ю­щие «горе­уто­ли­те­ли». И «сча­стье­за­ме­ни­те­ля­ми» ста­но­вят­ся раз­лич­ные деструк­тив­ные стра­те­гии пове­де­ния и даже деструк­тив­ные стра­те­гии жиз­ни в целом. На сце­ну выхо­дят табак, алко­голь, про­чие нар­ко­ти­ки. Акту­аль­ной ста­ла про­бле­ма игро­вой зави­си­мо­сти (как от азарт­ных, так и от ком­пью­тер­ных игр). И совсем уж «изыс­кан­ной» (извра­щён­ной) попыт­кой добить­ся состо­я­ния сча­стья явля­ют­ся соза­ви­си­мость и про­чие виды нев­ро­ти­че­ских отношений.
То есть поис­ки сча­стья при­во­дят людей к состо­я­нию зави­си­мо­сти — и не толь­ко от нар­ко­ти­ков, но и от дру­гих людей, от вла­сти и успе­ха, от раз­ных дей­ствий (напри­мер, карье­ры или поку­пок), и даже от вещей. По сути – к зави­си­мо­сти от самих поис­ков сча­стья. А если смот­реть глуб­же — к зави­си­мо­сти от страстей.

В филь­ме Пав­ла Лун­ги­на «Ост­ров» есть заме­ча­тель­ная сце­на: герой Пет­ра Мамо­но­ва сжи­га­ет сапо­ги, пода­рен­ные насто­я­те­лю мона­сты­ря Вла­ды­кой, и сплав­ля­ет по воде афон­ское оде­я­ло; он уни­что­жа­ет вещи, состав­ля­ю­щие глав­ную цен­ность монаха.
Это вызы­ва­ет сна­ча­ла гнев. Но — про­хо­дит воз­му­ще­ние; при­хо­дит отрезв­ле­ние. И насто­я­тель бла­го­да­рит стар­ца за этот урок. За то, что он осво­бо­дил его от страст­ной зави­си­мо­сти от вещей. От тще­слав­но­го обладания:
«Я, брат, тебе … бла­го­да­рен. Да, бла­го­да­рен, что изба­вил ты меня от все­го лиш­не­го, нанос­но­го. А я ведь и прав­да, при­вя­зан был и к этим сапо­гам, и оде­я­лу. А ты меня от них изба­вил. Спа­си­бо тебе! А глав­ное, пока­зал ты мне, что веры… во мне мало». (Фильм «Ост­ров»)

И в самом деле. Дела­ет ли нас счаст­ли­вы­ми обла­да­ние чем-то? Воз­мож­но, оно, дей­стви­тель­но дела­ет нас тщеславными? 
Или, может быть, мно­гое зави­сит от того, что сто­ит за обла­да­ни­ем? Страсть вла­дель­ца? Жад­ность? Гор­ды­ня собственника? 
Или спо­кой­ное вла­де­ние, так ска­зать, «без фанатизма». 
Напри­мер, кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ние с вос­пи­та­тель­ной целью — это заня­тие, про­буж­да­ю­щее любо­зна­тель­ность, раз­ви­ва­ю­щее целе­устрем­лён­ность и т.д. И несмот­ря на высо­кую зна­чи­мость для каж­до­го кол­лек­ци­о­не­ра его тща­тель­но состав­лен­ной кол­лек­ции, извест­но мно­же­ство слу­ча­ев, когда люди жерт­во­ва­ли сво­и­ми собра­ни­я­ми ради здо­ро­вья и бла­го­по­лу­чия близ­ких. Или даже изна­чаль­но соби­ра­ли кол­лек­ции ради обще­ствен­но­го бла­га (музеи и т.п.). Одна­ко не раз быва­ло и по-дру­го­му. Порой страсть к кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­нию настоль­ко пора­бо­ща­ет душу, что раз­ру­ша­ет семьи, ста­но­вит­ся при­чи­ной раз­лич­ных бес­чинств, пре­ступ­ле­ний, в том чис­ле убийств. 
И эта двой­ствен­ность каса­ет­ся любо­го обла­да­ния. Ибо суть не в вещах, а в стра­стях, управ­ля­ю­щих человеком. 
Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст одно­знач­но гово­рит о том, дела­ет ли обла­да­ние чем-либо людей счаст­ли­вы­ми: «Опре­де­лять сча­стье жиз­ни на осно­ва­нии рос­ко­ши и богат­ства и насто­я­щих вещей свой­ствен­но не людям, обра­ща­ю­щим вни­ма­ние на свое соб­ствен­ное бла­го­род­ство, но людям, сде­лав­шим­ся лошадь­ми и осла­ми».

Но сколь­ко бы об этом не гово­ри­ли, поня­тие сча­стья из раза в раз под­ме­ня­ет­ся дру­ги­ми — более физи­че­ски­ми — понятиями. 
Чаще все­го в погоне за сча­стьем люди стре­мят­ся, в первую оче­редь, к финан­со­во­му достат­ку. Одна­ко сча­стье не рав­но день­гам. Науч­ные иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что улуч­ше­ние эмо­ци­о­наль­но­го бла­го­по­лу­чия вме­сте с ростом дохо­да про­ис­хо­дит толь­ко до опре­де­лён­но­го уров­ня. И про­ис­хо­дит это из-за уве­ли­че­ния воз­мож­но­стей для чело­ве­ка — покуп­ки, путе­ше­ствия, плат­ная меди­ци­на… А после дости­же­ния это­го уров­ня чело­век вновь начи­на­ет ощу­щать себя несчаст­ным. Есть даже такое поня­тие «нев­роз богатых».
Более того, дока­за­но, что даже неожи­дан­ное изме­не­ние жиз­нен­ных усло­вий — огром­ный выиг­рыш в лоте­рею или, напро­тив, ката­стро­фа, лишив­шая средств и здо­ро­вья, лишь нена­дол­го выры­ва­ют чело­ве­ка из при­выч­но­го ему состо­я­ние сча­стья или несча­стья. А затем (когда прой­дёт при­мер­но год) инва­ли­ды и бед­ня­ки учат­ся жить в новых обсто­я­тель­ствах, вновь обре­тая сча­стье; а побе­ди­те­ли сно­ва погру­жа­ют­ся в стра­да­ние. И ино­гда даже боль­шее, чем до момен­та финан­со­вой ста­биль­но­сти, пото­му что к преж­не­му состо­я­нию добав­ля­ет­ся разо­ча­ро­ва­ние от того, что даже щед­рые дары судь­бы не при­нес­ли дол­го­ждан­но­го блаженства. 

«Душев­ная и телес­ная жизнь, при бла­го­при­ят­ном тече­нии, дает что-то похо­жее буд­то на сча­стье; но это быва­ет мимо­лет­ный при­зрак сча­стья, ско­ро исче­за­ю­щий (свя­ти­тель Фео­фан, Затвор­ник Вышенский)

Совре­мен­ные уче­ные уве­ря­ют: все дело в том, что сча­стье и несча­стье порож­да­ют­ся соб­ствен­ны­ми внут­рен­ни­ми уста­нов­ка­ми чело­ве­ка. То есть, быть счаст­ли­вым — это… выбор?!

«СЧАСТЬЕ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫЙ!» (Стругацкие «Сталкер»)

По мне­нию немец­ко­го язы­ко­ве­да Эри­ха Бер­не­ке­ра (1874–1937), эти­мо­ло­гия сло­ва «сча­стье» свя­за­на со зна­че­ни­ем «доля, сов­мест­ное уча­стие» и ««несо­мнен­на для позд­не­го цер­ков­но-сла­вян­ско­го «при­част­ный».
Если раз­мыш­лять в этом направ­ле­нии, то ста­но­вит­ся важ­ным пони­ма­ние в Пра­во­сла­вии сча­стья как «бла­жен­ства» — состо­я­ния доб­ро­ты и насла­жде­ния — и неот­рыв­ность сча­стья от бытия с Богом. 
Когда-то дав­но чело­век был СЧАСТЛИВ. Он жил с Богом. Обла­дал всем спо­кой­стви­ем мира. Всей пол­но­той Боже­ствен­ной Люб­ви. Жил в БЛАЖЕНСТВЕ. Но затем чело­век отпал от Бога, совер­шив пер­во­род­ный грех. И каж­дый чело­век лич­но повто­ря­ет этот путь отхож­де­ния от Бога. И каж­дый всей душой стре­мит­ся вер­нуть­ся к Нему, что­бы вновь обре­сти поте­рян­ную Радость, ищет путь назад, к Богу. Но чело­век, пора­бо­щен­ный сво­и­ми стра­стя­ми, тол­ка­е­мый ими на грех, этот путь не нахо­дит! Пото­му что лишь «чистые серд­цем Бога узрят». 
И сто­ит доба­вить, что вме­сто того, что­бы занять­ся сво­ей душой, настро­ить свой внут­рен­ний ком­пас на путь к Богу, люди ищут сча­стья лишь для одной свой части — для тела. Полу­ча­ет­ся, что забо­тясь о физи­че­ском бла­го­по­лу­чии, но при этом игно­ри­руя потреб­но­сти души — или питая ее вред­ной пищей, мы, поче­му-то, ждём бла­го­по­лу­чия и сча­стья душев­но­го. Мета­фо­ри­че­ски мож­но ска­зать, что когда душа про­сит пить, мы даём телу бутер­брод. И мы гор­дим­ся этой сво­ей забо­той, и не про­сто рас­стра­и­ва­ем­ся, но порой и оби­жа­ем­ся на Бога за то, что вот всё же дела­ем, а сча­стья нет!

Полу­ча­ет­ся пара­док­саль­ный итог: в погоне за сча­стьем чело­век попа­да­ет в состо­я­ние глу­бо­чай­ше­го несча­стья. А «самый счаст­ли­вый тот, кому не нуж­но сча­стье». (Луций Анней Сенека).

И в самом деле. 

«Зна­е­те, какая самая боль­шая при­чи­на несча­стья? Это посто­ян­ный поиск сча­стья. Сча­стье — это жизнь с Богом. Все осталь­ное — как Бог даст. Пото­му что наша жизнь после гре­хо­па­де­ния в этом греш­ном, про­пи­тан­ном гре­хом мире не место отды­ха, а место подви­га» (архи­манд­рит Мел­хи­се­дек (Артю­хин).

«В этом и состо­ит выс­шее сча­стье: в еди­не­нии с Богом, дела­ю­щем чело­ве­ка при­част­ни­ком Боже­ствен­ной сла­вы» (свя­ти­тель Васи­лий, епи­скоп Кинешемский).

Свя­тые отцы нема­ло пояс­не­ний дали тому, что же дела­ет чело­ве­ка счаст­ли­вым. И глав­ное – о том, что сча­стье – это состо­я­ние внутреннее: 
«Взо­шед­ший в область Исти­ны, под­чи­нив­ший­ся Истине, полу­ча­ет нрав­ствен­ную и духов­ную сво­бо­ду, полу­ча­ет нрав­ствен­ное и духов­ное сча­стье. Эта сво­бо­да и это сча­стье не зави­сят от чело­ве­ков и обсто­я­тельств» (свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов).

Совре­мен­ные уче­ные – напри­мер, сотруд­ни­ки Йель­ско­го уни­вер­си­те­та, мно­го лет иссле­до­вав­шие сча­стье и орга­ни­зо­вав­шие учеб­ный курс для жела­ю­щих стать счаст­ли­вы­ми, тоже уве­ря­ют, что сча­стье – это внут­рен­няя уста­нов­ка чело­ве­ка. Это уста­нов­ка мало зави­сит от обсто­я­тельств – лишь на 10%. Нема­лую роль в состо­я­нии сча­стья игра­ет то, что идет от семьи — при­выч­ки, образ жиз­ни. Все это может зна­чи­тель­но менять­ся. И на 40% сча­стье зави­сит от наших мыс­лей, устрем­ле­ний. Пси­хо­лог-иссле­до­ва­тель Соня Любо­мир­ски в резуль­та­те сво­их иссле­до­ва­ний выде­ли­ла 3 самых важ­ных фак­то­ра, вли­я­ю­щих на состо­я­ние сча­стья: физи­че­ская актив­ность, воз­мож­ность вдо­воль общать­ся с близ­ки­ми и, глав­ное, — БЛАГОДАРНОСТЬ за то, что у тебя УЖЕ есть.

«Сча­стьем при­вык­ли назы­вать нечто внеш­нее…. Но оно не во вне, а в нас, в состо­я­нии духа отрад­ном, радост­ном, бла­го­рас­тво­рен­ном» (свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник).

И в самом деле, каж­дый чело­век, иду­щий по пути духов­но­го раз­ви­тия, зна­ет то чув­ство облег­че­ния, уми­ро­тво­ря­ю­щей радо­сти, кото­рое воз­ни­ка­ет даже при незна­чи­тель­ном сбра­сы­ва­нии уду­ша­ю­ще­го ярма стра­стей. Когда пере­ста­ешь лгать. Когда чест­но при­зна­ешь­ся себе в сво­их оби­дах, зло­сти, зави­сти, гор­дыне – и вслед за этим вся­че­ски иско­ре­ня­ешь в себе само стрем­ле­ние при­ле­пить­ся к этим пагуб­ным состо­я­ни­ям. Когда бла­го­дар­но вос­при­ни­ма­ешь саму воз­мож­ность жить и дышать. Ценишь все, что даро­ва­но тебе Богом — без ропо­та, без уны­ния. Эта радость бытия запол­ня­ет душу без остат­ка. Это состо­я­ние назы­ва­ет­ся в Пра­во­сла­вии бес­стра­сти­ем. Не сто­ит путать бес­стра­стие с бесчувствием:

«Бес­стра­стие не в том состо­ит, что­бы не ощу­щать стра­стей, но в том, что­бы не при­ни­мать их в себя» (пре­по­доб­ный Иса­ак Сирин).

На самом деле хри­сти­ан­ское состо­я­ние бес­стра­стия близ­ко по сути состо­я­нию пси­хи­че­ско­го здоровья.

«Осво­бож­де­ние души от помыс­лов, стра­стей, тира­нии смер­ти спо­соб­ству­ет рав­но­ве­сию чело­ве­ка, как пси­хо­ло­ги­че­ско­му, так и соци­аль­но­му» (мит­ро­по­лит Иеро­фей (Вла­хос).

Поэто­му вме­сто того, что­бы охо­тить­ся за неуло­ви­мым сча­стьем, исто­щая себя в этой бес­ко­неч­ной гон­ке, сле­ду­ет пом­нить, что сча­стье – это, в первую оче­редь, ощу­ще­ние жиз­ни «не по лжи», ощу­ще­ние чистой сове­сти, стя­жа­ние «духа мир­на». Истин­ное сча­стье – это сво­бо­да от стра­стей. Жизнь «в Боге, с Богом, перед Богом, под Богом» (Пре­по­доб­ный Иоанн Крон­штадт­ский).

Автор: Яра­со­ва Ната­лья Николаевна

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки