Н. Ярасова — Как стать счастливым? О невротических поисках счастья

Н. Ярасова — Как стать счастливым? О невротических поисках счастья

(7 голосов5.0 из 5)

Счастье!.. Почти недостижимое, всеми желанное… Как много сил тратят люди в погоне за неуловимым, но оттого ещё более привлекательным счастьем!
Они мчатся по дороге стремлений, игнорируя «дорожные знаки», на которых написано:

  • «Хочешь быть счастливым — будь им!» (Козьма Прутков);
  • «Не гоняйся за счастьем, оно всегда в тебе самом» (Пифагор);
  • «Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по настоящему станешь счастливым» (Фридрих Ницше);
  • «Счастье подобно бабочке. Чем больше ловишь его, тем больше оно ускользает. Но если вы перенесете свое внимание на другие вещи, оно придет и тихонько сядет вам на плечо» (Виктор Франкл).
  • Почему люди игнорируют эти очевидные истины? Почему такое ощущение, что они слепы и глухи? Почему они не хотят «перестать беспокоиться о тех вещах, которые не под силу нашей воле»? (Эпиктет)

Как стать счастливым: счастливым — это как?

В последние десятилетия счастье из философской проблемы, в серьёзные размышления о которой раньше погружались лишь на определенном этапе личностного развития, которая была прерогативой тонко чувствующих поэтов и мыслителей, превратилось в повседневный товар. Поиски счастья нынче «в тренде». Предполагается, что счастье — это нечто почти материальное, что-то такое, что вполне можно получить если и не простым усилием воли, то совокупностью определенных жизненных действий. То есть счастье — это некое достижение. Высший уровень самореализации, личностная (а в идеале и профессиональная) успешность, определенный (желательно высокий) уровень достатка, наличие любящего и любимого партнера (или полноценной семьи).
По одной из версий происхождения слова, счастье — это лучшая доля. И в сознании обывателей лучшая доля — это в первую очередь физическое и социальное благополучие.
Более того, многие столетия не прекращаются попытки вывести формулу некоего абсолютного счастья — счастья для всех. И при этом очевидно, что представление о счастье у каждого своё. Хорошо иллюстрирует это песня из известного советского мультфильма «Летучий корабль». Мечта Царя — выдать дочь выгодно замуж, мечта потенциального жениха — о богатстве, короне и славе. Сама царевна Забава мечтает о любви, трубочист — о семье, полной детишек. И каждый говорит: «Вот оно — счастье!». Так возможно ли глобальное и хроническое счастье?

Как стать счастливым: электронная «книга рецептов»

Интернет — самая очевидная копилка всевозможных советов — кишит предложениями счастья. Счастья — «в ассортименте»! И предлагаемые способы его достижения разнообразны: богатство, позитивное мышление, всепрощение, исцеление, дауншифтинг («жизнь ради себя»), образцовая семья, избавление от детских травм и т.д. Кстати, для популярных рецептов счастья вообще характерно проталкивание представления о счастье как об отсутствии проблем (с деньгами, со здоровьем, с общением).
А дальше — суперновые методы, гарантированный сверхбыстрый результат, скидки! Как говорится, любой каприз — за ваши деньги! И деньги обычно немалые! «Продавцы воздуха» далеко не бескорыстны. Результат «гарантируется», но обычно не достигается. Виноватым же назначается «клиент».
А вот сотрудники отдела Линейного счастья НИИ ЧАВО в известной книге братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу» были не бизнесменами, а научными энтузиастами. Именно отсутствие материальной выгоды – и страха не удовлетворить клиента — позволило сказочным учёным выдвинуть гипотезу о том, что счастливым человек становится, только тогда, «когда начинает меньше думать о себе и больше о других»:
«Здесь работали на оптимизм… Здесь конденсировали и распространяли по всему свету веселый, беззлобный смех; разрабатывали, испытывали и внедряли модели поведений и отношений, укрепляющих дружбу и разрушающих рознь; возгоняли и сублимировали экстракты гореутолителей, не содержащих ни единой молекулы алкоголя и иных наркотиков. Сейчас здесь готовили к полевым испытаниям портативный универсальный злободробитель и разрабатывали новые марки редчайших сплавов ума и доброты».

Но стремясь к благодушию, важно не впасть в другую крайность. Важно помнить, что счастье и эйфория – это совсем разные вещи!
Интересно то, что как-то неуловимо необходимость, даже обязанность быть счастливыми стала чуть ли не аксиомой жизни. Но тем, кто гонится за счастьем, стоит остановиться и задать себе вопрос: кому и почему я должен быть счастлив? Ответ находится довольно быстро. Хорошенько подумав, большинство моих клиентов на такой вопрос отвечают: «родителям». А затем уже в ход идут житейская психология и различные социальные установки, влияние СМИ – «все говорят». И обычно лишь в конце вопросом звучит: «может, быть счастливым я должен самому себе?». Но ведь если себе, значит, «может, я и не должен?».
И получается, что цель «быть счастливым», особенно в следовании общественным «сценариям счастья», — это вообще кем-то навязанная цель, порождающая море проблем?

«Счастьезаменители» и «гореутолители»: кардинальные ошибки в поисках счастья

Стремление к счастью многим и многим людям приносит страдания. Люди ищут — и не находят! И поиски счастья приобретают невротический характер, делают людей по-настоящему больными. Больными, в первую очередь, душой. И тогда некоторые пытаются заглушить боль всеми возможными «болеутолителями». Кто-то пытается забыться в путешествиях, в шумных забавах; жить так, чтобы не дать себе остановиться и задуматься… Ни в коей мере не стоит думать, что все путешествующие бегут от себя! Сами по себе путешествия прекрасны! Однако порой новые города и страны — лишь попытка заглушить душевную боль. Иногда весьма успешная, но…

«Насколько же заблуждаются те люди, которые ищут счастья вне самих себя – в чужих странах и путешествиях, в богатстве и славе, в больших владениях и наслаждениях, в удовольствиях и преизбытке и в пустых вещах, которые концом своим имеют горечь! Возводить башню счастья вне нашего сердца – это все равно что строить дом в месте, которое подвергается постоянным землетрясениям. Весьма скоро такое здание рухнет…» (святитель Нектарий Эгинский)

Подобная сублимация, иллюзия счастья даёт временный эффект анестезии – от боли, от внутриличностых или внешних конфликтов. Но это «обезболивание» обычно весьма неполноценно. Надолго свежие впечатления не помогают. А кому-то не помогают вообще. Такие люди ищут более сильно действующие «гореутолители». И «счастьезаменителями» становятся различные деструктивные стратегии поведения и даже деструктивные стратегии жизни в целом. На сцену выходят табак, алкоголь, прочие наркотики. Актуальной стала проблема игровой зависимости (как от азартных, так и от компьютерных игр). И совсем уж «изысканной» (извращённой) попыткой добиться состояния счастья являются созависимость и прочие виды невротических отношений.
То есть поиски счастья приводят людей к состоянию зависимости — и не только от наркотиков, но и от других людей, от власти и успеха, от разных действий (например, карьеры или покупок), и даже от вещей. По сути – к зависимости от самих поисков счастья. А если смотреть глубже — к зависимости от страстей.

В фильме Павла Лунгина «Остров» есть замечательная сцена: герой Петра Мамонова сжигает сапоги, подаренные настоятелю монастыря Владыкой, и сплавляет по воде афонское одеяло; он уничтожает вещи, составляющие главную ценность монаха.
Это вызывает сначала гнев. Но — проходит возмущение; приходит отрезвление. И настоятель благодарит старца за этот урок. За то, что он освободил его от страстной зависимости от вещей. От тщеславного обладания:
«Я, брат, тебе … благодарен. Да, благодарен, что избавил ты меня от всего лишнего, наносного. А я ведь и правда, привязан был и к этим сапогам, и одеялу. А ты меня от них избавил. Спасибо тебе! А главное, показал ты мне, что веры… во мне мало». (Фильм «Остров»)

И в самом деле. Делает ли нас счастливыми обладание чем-то? Возможно, оно, действительно делает нас тщеславными?
Или, может быть, многое зависит от того, что стоит за обладанием? Страсть владельца? Жадность? Гордыня собственника?
Или спокойное владение, так сказать, «без фанатизма».
Например, коллекционирование с воспитательной целью — это занятие, пробуждающее любознательность, развивающее целеустремлённость и т.д. И несмотря на высокую значимость для каждого коллекционера его тщательно составленной коллекции, известно множество случаев, когда люди жертвовали своими собраниями ради здоровья и благополучия близких. Или даже изначально собирали коллекции ради общественного блага (музеи и т.п.). Однако не раз бывало и по-другому. Порой страсть к коллекционированию настолько порабощает душу, что разрушает семьи, становится причиной различных бесчинств, преступлений, в том числе убийств.
И эта двойственность касается любого обладания. Ибо суть не в вещах, а в страстях, управляющих человеком.
Святитель Иоанн Златоуст однозначно говорит о том, делает ли обладание чем-либо людей счастливыми: «Определять счастье жизни на основании роскоши и богатства и настоящих вещей свойственно не людям, обращающим внимание на свое собственное благородство, но людям, сделавшимся лошадьми и ослами».

Но сколько бы об этом не говорили, понятие счастья из раза в раз подменяется другими — более физическими — понятиями.
Чаще всего в погоне за счастьем люди стремятся, в первую очередь, к финансовому достатку. Однако счастье не равно деньгам. Научные исследования показали, что улучшение эмоционального благополучия вместе с ростом дохода происходит только до определённого уровня. И происходит это из-за увеличения возможностей для человека — покупки, путешествия, платная медицина… А после достижения этого уровня человек вновь начинает ощущать себя несчастным. Есть даже такое понятие «невроз богатых».
Более того, доказано, что даже неожиданное изменение жизненных условий — огромный выигрыш в лотерею или, напротив, катастрофа, лишившая средств и здоровья, лишь ненадолго вырывают человека из привычного ему состояние счастья или несчастья. А затем (когда пройдёт примерно год) инвалиды и бедняки учатся жить в новых обстоятельствах, вновь обретая счастье; а победители снова погружаются в страдание. И иногда даже большее, чем до момента финансовой стабильности, потому что к прежнему состоянию добавляется разочарование от того, что даже щедрые дары судьбы не принесли долгожданного блаженства.

«Душевная и телесная жизнь, при благоприятном течении, дает что-то похожее будто на счастье; но это бывает мимолетный призрак счастья, скоро исчезающий (святитель Феофан, Затворник Вышенский)

Современные ученые уверяют: все дело в том, что счастье и несчастье порождаются собственными внутренними установками человека. То есть, быть счастливым — это… выбор?!

«СЧАСТЬЕ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫЙ!» (Стругацкие «Сталкер»)

По мнению немецкого языковеда Эриха Бернекера (1874-1937), этимология слова «счастье» связана со значением «доля, совместное участие» и ««несомненна для позднего церковно-славянского «причастный».
Если размышлять в этом направлении, то становится важным понимание в Православии счастья как «блаженства» — состояния доброты и наслаждения — и неотрывность счастья от бытия с Богом.
Когда-то давно человек был СЧАСТЛИВ. Он жил с Богом. Обладал всем спокойствием мира. Всей полнотой Божественной Любви. Жил в БЛАЖЕНСТВЕ. Но затем человек отпал от Бога, совершив первородный грех. И каждый человек лично повторяет этот путь отхождения от Бога. И каждый всей душой стремится вернуться к Нему, чтобы вновь обрести потерянную Радость, ищет путь назад, к Богу. Но человек, порабощенный своими страстями, толкаемый ими на грех, этот путь не находит! Потому что лишь «чистые сердцем Бога узрят».
И стоит добавить, что вместо того, чтобы заняться своей душой, настроить свой внутренний компас на путь к Богу, люди ищут счастья лишь для одной свой части — для тела. Получается, что заботясь о физическом благополучии, но при этом игнорируя потребности души — или питая ее вредной пищей, мы, почему-то, ждём благополучия и счастья душевного. Метафорически можно сказать, что когда душа просит пить, мы даём телу бутерброд. И мы гордимся этой своей заботой, и не просто расстраиваемся, но порой и обижаемся на Бога за то, что вот всё же делаем, а счастья нет!

Получается парадоксальный итог: в погоне за счастьем человек попадает в состояние глубочайшего несчастья. А «самый счастливый тот, кому не нужно счастье». (Луций Анней Сенека).

И в самом деле.

«Знаете, какая самая большая причина несчастья? Это постоянный поиск счастья. Счастье — это жизнь с Богом. Все остальное — как Бог даст. Потому что наша жизнь после грехопадения в этом грешном, пропитанном грехом мире не место отдыха, а место подвига» (архимандрит Мелхиседек (Артюхин).

«В этом и состоит высшее счастье: в единении с Богом, делающем человека причастником Божественной славы» (святитель Василий, епископ Кинешемский).

Святые отцы немало пояснений дали тому, что же делает человека счастливым. И главное – о том, что счастье – это состояние внутреннее:
«Взошедший в область Истины, подчинившийся Истине, получает нравственную и духовную свободу, получает нравственное и духовное счастье. Эта свобода и это счастье не зависят от человеков и обстоятельств» (святитель Игнатий Брянчанинов).

Современные ученые – например, сотрудники Йельского университета, много лет исследовавшие счастье и организовавшие учебный курс для желающих стать счастливыми, тоже уверяют, что счастье – это внутренняя установка человека. Это установка мало зависит от обстоятельств – лишь на 10%. Немалую роль в состоянии счастья играет то, что идет от семьи — привычки, образ жизни. Все это может значительно меняться. И на 40% счастье зависит от наших мыслей, устремлений. Психолог-исследователь Соня Любомирски в результате своих исследований выделила 3 самых важных фактора, влияющих на состояние счастья: физическая активность, возможность вдоволь общаться с близкими и, главное, — БЛАГОДАРНОСТЬ за то, что у тебя УЖЕ есть.

«Счастьем привыкли называть нечто внешнее…. Но оно не во вне, а в нас, в состоянии духа отрадном, радостном, благорастворенном» (святитель Феофан Затворник).

И в самом деле, каждый человек, идущий по пути духовного развития, знает то чувство облегчения, умиротворяющей радости, которое возникает даже при незначительном сбрасывании удушающего ярма страстей. Когда перестаешь лгать. Когда честно признаешься себе в своих обидах, злости, зависти, гордыне – и вслед за этим всячески искореняешь в себе само стремление прилепиться к этим пагубным состояниям. Когда благодарно воспринимаешь саму возможность жить и дышать. Ценишь все, что даровано тебе Богом — без ропота, без уныния. Эта радость бытия заполняет душу без остатка. Это состояние называется в Православии бесстрастием. Не стоит путать бесстрастие с бесчувствием:

«Бесстрастие не в том состоит, чтобы не ощущать страстей, но в том, чтобы не принимать их в себя» (преподобный Исаак Сирин).

На самом деле христианское состояние бесстрастия близко по сути состоянию психического здоровья.

«Освобождение души от помыслов, страстей, тирании смерти способствует равновесию человека, как психологическому, так и социальному» (митрополит Иерофей (Влахос).

Поэтому вместо того, чтобы охотиться за неуловимым счастьем, истощая себя в этой бесконечной гонке, следует помнить, что счастье – это, в первую очередь, ощущение жизни «не по лжи», ощущение чистой совести, стяжание «духа мирна». Истинное счастье – это свобода от страстей. Жизнь «в Боге, с Богом, перед Богом, под Богом» (Преподобный Иоанн Кронштадтский).

Психолог Наталья Ярасова

Добавить Gravatar Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*