На каком этапе эмбрион становится личностью?

На каком этапе эмбрион становится личностью?

(5 голосов5.0 из 5)

“Мораль­но-эти­че­ские про­бле­мы опре­де­ле­ния ста­ту­са эмбри­о­на” Луцен­ко Вла­ди­мир, священник

 
Дости­же­ния совре­мен­ной меди­ци­ны, осо­бен­но репро­дук­тив­ных тех­но­ло­гий, застав­ля­ют все серьез­нее заду­мы­вать­ся — с како­го момен­та начи­на­ет­ся жизнь чело­ве­ка, на каком эта­пе внут­ри­утроб­но­го раз­ви­тия эмбри­он ста­но­вит­ся лич­но­стью со все­ми пра­ва­ми и под защи­той зако­на? Об этом рас­суж­да­ет автор ста­тьи, опи­ра­ясь на науч­ные дан­ные, а так­же пред­ла­га­ет биб­лей­ский и свя­то­оте­че­ский взгляд на проблему.
 
 
Ста­тус эмбри­о­на — это поня­тие, воз­ник­шее в свя­зи с дости­же­ни­я­ми совре­мен­ных репро­дук­тив­ных тех­но­ло­гий и поста­вив­шее вопрос о мораль­но-эти­че­ских кри­те­ри­ях и барье­рах, свя­зан­ных с мани­пу­ля­ци­я­ми, осу­ществ­ля­е­мы­ми над чело­ве­че­ски­ми эмбри­о­на­ми. Совре­мен­ные репро­дук­тив­ные тех­но­ло­гии неиз­беж­но пред­по­ла­га­ют и про­во­дят опре­де­лен­ные мани­пу­ля­ции с поло­вы­ми клет­ка­ми и эмбри­о­на­ми чело­ве­ка. Но чет­кие регла­мен­та­ции по пово­ду допу­сти­мых пре­де­лов таких мани­пу­ля­ций до сих пор отсут­ству­ют. Более того, суще­ству­ют два пря­мо про­ти­во­по­лож­ных под­хо­да к реше­нию про­бле­мы. Один осно­ван на мораль­ных прин­ци­пах и тре­бу­ет запре­та любых мани­пу­ля­ций с эмбри­о­на­ми чело­ве­ка на любых ста­ди­ях их раз­ви­тия, посколь­ку жизнь чело­ве­ка, по мне­нию сто­рон­ни­ков этой точ­ки зре­ния, начи­на­ет­ся с момен­та зача­тия. При­вер­жен­цы про­ти­во­по­лож­ной пози­ции по вопро­су ста­ту­са эмбри­о­на, сре­ди кото­рых боль­шин­ство вра­чей-иссле­до­ва­те­лей, допус­ка­ют и даже при­вет­ству­ют не толь­ко исполь­зо­ва­ние эмбри­о­нов чело­ве­ка в про­грам­ме экс­тра­кор­по­раль­но­го опло­до­тво­ре­ния (ЭКО), но и вооб­ще широ­кое внед­ре­ние искус­ствен­но­го опло­до­тво­ре­ния в каче­стве аль­тер­на­тив­но­го спо­со­ба раз­мно­же­ния людей. Таким обра­зом, сно­ва воз­ни­ка­ет дав­ний вопрос, как рас­смат­ри­вать ста­тус эмбри­о­на, а имен­но с како­го момен­та отсчи­ты­вать нача­ло жиз­ни чело­ве­ка, на каком эта­пе внут­ри­утроб­но­го раз­ви­тия рас­смат­ри­вать эмбри­он как лич­ность с опре­де­лен­ны­ми пра­ва­ми, нахо­дя­щу­ю­ся под защи­той закона.
 
Вопрос ста­ту­са эмбри­о­на поро­дил горя­чие дис­кус­сии о юри­ди­че­ских и эти­че­ских гра­ни­цах допу­сти­мо­го в экс­пе­ри­мен­тах над ним. В жид­ком азо­те хра­нят­ся мил­ли­о­ны «лиш­них» эмбри­о­нов, кото­рые были заго­тов­ле­ны для имплан­та­ции в мат­ку на слу­чай неуда­чи преды­ду­щих попы­ток. Что делать с ними по исте­че­нии «сро­ка хра­не­ния»? Мож­но ли исполь­зо­вать чело­ве­че­ские эмбри­о­ны в науч­но-иссле­до­ва­тель­ских, тера­пев­ти­че­ских или про­мыш­лен­ных целях? Поз­во­ли­тель­но ли при­бе­гать к пре­дим­план­та­ци­он­ной диа­гно­сти­ке ради выяв­ле­ния воз­мож­ных гене­ти­че­ских дефек­тов или для опре­де­ле­ния пола буду­ще­го ребен­ка в том слу­чае, если супру­ги жела­ли бы, напри­мер, рож­де­ния маль­чи­ка, а не девоч­ки? Мож­но ли пой­ти на опре­де­лен­ные гене­ти­че­ские мани­пу­ля­ции с целью появ­ле­ния на свет ребен­ка с жела­тель­ны­ми для роди­те­лей каче­ства­ми (тео­ре­ти­че­ски такой под­бор свойств может ока­зать­ся осу­ще­стви­мым)? Отно­сят­ся ли так назы­ва­е­мые «репро­дук­тив­ные пра­ва», то есть пра­во иметь детей, и при­том ров­но столь­ко, сколь­ко хочет­ся, к чис­лу неотъ­ем­ле­мых прав чело­ве­ка? Явля­ет­ся ли эмбри­он лич­но­стью и в пра­ве ли мы за него решать его судьбу?
 
Тех­но­ло­гия ЭКО вклю­ча­ет опло­до­тво­ре­ние «боль­шо­го коли­че­ства» яйце­кле­ток[1] и после­ду­ю­щее уни­что­же­ние боль­шо­го чис­ла эмбри­о­нов при каж­дой про­из­ве­ден­ной про­це­ду­ре. При каж­дой про­це­ду­ре, как пра­ви­ло, исполь­зу­ет­ся 7–8 яйце­кле­ток и уни­что­жа­ет­ся 6–7 полу­чен­ных эмбрионов.
 
Когда в 2010 г. Нобе­лев­ская пре­мия в обла­сти физио­ло­гии и меди­ци­ны была при­суж­де­на Робер­ту Эдвард­су за раз­ра­бот­ку тех­но­ло­гии экс­тра­кор­по­раль­но­го опло­до­тво­ре­ния (ЭКО)[2], Рим­ская Като­ли­че­ская Цер­ковь немед­лен­но высту­пи­ла с пуб­лич­ным осуж­де­ни­ем это­го реше­ния Нобе­лев­ско­го коми­те­та. Такая пози­ция Вати­ка­на обу­слов­ле­на тем, что для бого­сло­вия Като­ли­че­ской Церк­ви клю­че­вым вопро­сом эти­ки совре­мен­ных вспо­мо­га­тель­ных репро­дук­тив­ных тех­но­ло­гий явля­ет­ся вопрос о ста­ту­се эмбри­о­на чело­ве­ка. Офи­ци­аль­ные доку­мен­ты Вати­ка­на, исхо­дя­щие из Пап­ско­го Сове­та по вопро­сам семьи (Pontifical Council for the Family) или Пап­ско­го Сове­та по вопро­сам жиз­ни (Pontifical Council for Life), кате­го­ри­че­ски утвер­жда­ют, что с момен­та сво­е­го зача­тия при опло­до­тво­ре­нии яйце­клет­ки — есте­ствен­но­го, искус­ствен­но­го или при кло­ни­ро­ва­нии, — чело­ве­че­ский эмбри­он, даже если он состо­ит из одной опло­до­тво­рен­ной яйце­клет­ки, зиго­ты, обла­да­ет тем же самым чело­ве­че­ским досто­ин­ством, что и любая дру­гая чело­ве­че­ская лич­ность[3]. В силу того фак­та, что совре­мен­ные вспо­мо­га­тель­ные репро­дук­тив­ные тех­но­ло­гии сопря­же­ны с про­из­вод­ством избы­точ­но­го коли­че­ства чело­ве­че­ских эмбри­о­нов, подав­ля­ю­щее боль­шин­ство из кото­рых затем по тем или иным при­чи­нам под­вер­га­ет­ся раз­ру­ше­нию, Рим­ская Като­ли­че­ская Цер­ковь счи­та­ет эти­че­ски непри­ем­ле­мы­ми раз­но­об­раз­ные мето­ды опло­до­тво­ре­ния in vitro, кло­ни­ро­ва­ние и тому подоб­ные репро­дук­тив­ные тех­но­ло­гии, свя­зан­ные с про­из­вод­ством и гибе­лью чело­ве­че­ских эмбрионов.
 
Такая точ­ка зре­ния отоб­ра­же­на и в Осно­вах соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви: «Нрав­ствен­но недо­пу­сти­мы­ми с пра­во­слав­ной точ­ки зре­ния явля­ют­ся так­же все раз­но­вид­но­сти экс­тра­кор­по­раль­но­го (вне­те­лес­но­го) опло­до­тво­ре­ния, пред­по­ла­га­ю­щие заго­тов­ле­ние, кон­сер­ва­цию и наме­рен­ное раз­ру­ше­ние «избы­точ­ных» эмбри­о­нов. Имен­но на при­зна­нии чело­ве­че­ско­го досто­ин­ства даже за эмбри­о­ном осно­ва­на мораль­ная оцен­ка абор­та, осуж­да­е­мо­го Цер­ко­вью»[4].
 
Свя­щен­ный Синод Эллад­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви на тех же осно­ва­ни­ях в спе­ци­аль­ном заяв­ле­нии «Кло­ни­ро­ва­ние кле­ток эмбри­о­на» кате­го­ри­че­ски осуж­да­ет про­ве­де­ние экс­пе­ри­мен­тов, преду­смат­ри­ва­ю­щих раз­ру­ше­ние эмбри­о­нов. «Точ­ка зре­ния, соглас­но кото­рой чело­ве­че­ская лич­ность начи­на­ет фор­ми­ро­вать­ся на 14‑й день после зача­тия, не может оправ­дать бри­тан­ских уче­ных. Это субъ­ек­тив­ное и про­из­воль­ное реше­ние схо­ла­сти­че­ско­го рода, не осно­ван­ное на науч­ных дан­ных. Цер­ковь и хри­сти­ан­ская совесть с само­го момен­та зача­тия при­зна­ют чело­ве­ка лич­но­стью, наде­лен­ной веч­ной и бес­смерт­ной уча­стью. <…> Улуч­ше­ние жиз­ни дру­гих людей не может осно­вы­вать­ся на раз­ру­ше­нии мил­ли­о­нов чело­ве­че­ских существ на эмбри­о­наль­ной ста­дии раз­ви­тия»[5].
 
«В Хель­син­ской декла­ра­ции Все­мир­ной меди­цин­ской ассо­ци­а­ции гово­рит­ся: “Инте­ре­сы и бла­го отдель­но­го чело­ве­ка долж­ны пре­ва­ли­ро­вать над инте­ре­са­ми обще­ства и нау­ки”. Но как при­ме­нить это к иссле­до­ва­ни­ям на эмбри­о­нах чело­ве­ка, когда ста­тус эмбри­о­на не опре­де­лен?»[6] — спра­вед­ли­во заме­ча­ет ака­де­мик Л.Ф. Кури­ло. «Боль­шая часть сре­ди участ­ву­ю­щих в обсуж­де­нии этой про­бле­мы спе­ци­а­ли­стов, — резю­ми­ру­ет он, — учи­ты­вая невоз­мож­ность в насто­я­щее вре­мя решить вопрос о ста­ту­се эмбри­о­на чело­ве­ка и невоз­мож­ность оста­но­вить исполь­зо­ва­ние вспо­мо­га­тель­ных репро­дук­тив­ных тех­но­ло­гий <…> при­дер­жи­ва­ют­ся уме­рен­ной пози­ции. Соглас­но послед­ней, в осно­ве нача­ла жиз­ни лежит при­ро­да после­до­ва­тель­ных био­ло­ги­че­ских про­цес­сов, и защи­та эмбри­о­на чело­ве­ка соот­но­си­тель­на сте­пе­ни его раз­ви­тия»[7].
 
На про­тя­же­нии послед­них деся­ти­ле­тий все эти про­бле­мы обсуж­да­ют­ся меди­ка­ми и юри­ста­ми, фило­со­фа­ми и бого­сло­ва­ми в раз­ных стра­нах мира, а так­же в раз­лич­ных меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ци­ях. Одна­ко еди­но­ду­шия достиг­нуть не уда­ет­ся. И даже зако­но­да­тель­ства евро­пей­ских госу­дарств, напри­мер Фран­ции, Ита­лии и Швей­ца­рии, содер­жат про­ти­во­ре­чи­вые отве­ты на при­ве­ден­ные выше вопро­сы[8]. В дру­гих стра­нах, вклю­чая Укра­и­ну, зако­но­да­тель­ное регу­ли­ро­ва­ние дея­тель­но­сти в обла­сти репро­дук­тив­ных тех­но­ло­гий и иссле­до­ва­ний прак­ти­че­ски отсутствует.

 Библейский и святоотеческий взгляд на статус эмбриона

Зача­тие и рож­де­ние ребен­ка, с точ­ки зре­ния хри­сти­ан­ской веры, пред­став­ля­ет­ся даром Божи­им. «…при­об­ре­ла я чело­ве­ка от Гос­по­да», — гово­рит Ева по рож­де­нии сына (Быт. 4:1). О бес­плод­ной Анне, впо­след­ствии мате­ри про­ро­ка Саму­и­ла, ска­за­но, что «Гос­подь заклю­чил чре­во ее» (1 Цар. 1:5). Когда же она, после дол­гих молитв, рож­да­ет ребен­ка, то гово­рит: «От Гос­по­да Бога Сава­о­фа я испро­си­ла его» (1 Цар. 1:20). Автор псал­ма опи­сы­ва­ет раз­ви­тие эмбри­о­на и пло­да как твор­че­ский акт Бога: «Ты устро­ил внут­рен­но­сти мои и соткал меня во чре­ве мате­ри моей… Не сокры­ты были от Тебя кости мои, когда я сози­да­ем был в тайне, обра­зу­ем был во глу­бине утро­бы. Заро­дыш мой виде­ли очи Твои…» (Пс. 138: 13, 15–16). О том же сви­де­тель­ству­ет Иов в сво­их сло­вах, обра­щен­ных к Богу: «Твои руки тру­ди­лись надо мною и обра­зо­ва­ли все­го меня кру­гом… Ты вывел меня из чре­ва» (Иов 10: 8, 18). «Я обра­зо­вал тебя во чре­ве <…> и преж­де неже­ли ты вышел из утро­бы, Я освя­тил тебя…», — гово­рит Гос­подь про­ро­ку Иере­мии (Иер. 1:5). Исхо­дя из тако­го пред­став­ле­ния, Пра­во­слав­ная Цер­ковь наста­и­ва­ет на непри­кос­но­вен­но­сти жиз­ни чело­ве­че­ско­го пло­да или эмбри­о­на на любой ста­дии раз­ви­тия. «Тот, кто будет чело­ве­ком, уже чело­век»[9], — писал Тер­тул­ли­ан. Во 2‑м и 8‑м пра­ви­лах свя­ти­те­ля Васи­лия Вели­ко­го ска­за­но: «Умыш­лен­но погу­бив­шая зача­тый во утро­бе плод под­ле­жит осуж­де­нию смер­то­убий­ства… Даю­щие вра­чев­ст­вод­ля извер­же­ния зача­то­го в утро­бе суть убий­цы, рав­но и при­ем­лю­щие дето­убий­ствен­ные отра­вы»[10]. При этом свя­ти­тель Васи­лий уточ­ня­ет, что тяжесть вины не зави­сит от сро­ка бере­мен­но­сти: «У нас нет раз­ли­че­ния пло­да обра­зо­вав­ше­го­ся и еще необ­ра­зо­ван­но­го»[11].
 

 Момент одушевления

Вме­сте с тем неко­то­рые отцы (преп. Мака­рий Вели­кий или автор при­пи­сы­ва­е­мых ему тво­ре­ний, блаж. Иеро­ним и Фео­до­рит Кир­ский, Иоанн Бол­гар­ский и свт. Кирилл Туров­ский) счи­та­ли, что оду­шев­ле­ние заро­ды­ша про­ис­хо­дит не тот­час же по зача­тии, но лишь спу­стя неко­то­рое вре­мя — подоб­но тому, как при сотво­ре­нии пер­во­го чело­ве­ка Бог преж­де создал тело Ада­ма, а затем уже «вду­нул в лице его дыха­ние жиз­ни, и стал чело­век душею живою» (Быт. 2:7). Такая же пози­ция отра­же­на в «Пра­во­слав­ном испо­ве­да­нии» (1643): «Душа дает­ся от Бога в то вре­мя, когда тело обра­зу­ет­ся и соде­ла­ет­ся спо­соб­ным к вос­при­я­тию оной»[12]. Из этих пред­по­сы­лок выте­ка­ет диф­фе­рен­ци­ро­ван­ное отно­ше­ние пра­во­слав­ных бого­сло­вов к раз­лич­ным мето­дам доступ­ной в наши дни ано­маль­ной тех­ни­ки деторождения.
 
Отку­да пошло это мне­ние? Из дог­ма­ти­че­ско­го бого­сло­вия мы зна­ем три тео­рии тво­ре­ния чело­ве­че­ских душ:
 
1. мне­ние о пред­су­ще­ство­ва­нии чело­ве­че­ских душ (Ори­ген);
2. мне­ние о тво­ре­нии чело­ве­че­ских душ Богом (блж. Иеро­ним Стри­дон­ский, свт. Иоанн Зла­то­уст, свт. Кирилл Александрийский);
3. мне­ние о рож­де­нии чело­ве­че­ских душ[13] (Тер­ту­ли­ан).
 
Тер­тул­ли­ан для объ­яс­не­ния пере­да­чи пер­во­род­но­го гре­ха исхо­дил из пред­по­ло­же­ния, что не толь­ко тело, но и душа пере­да­ет­ся ребен­ку от роди­те­лей. Для опро­вер­же­ния это­го бого­слов­ско­го тези­са дру­гие отцы, а затем и св. Фома Акви­нат, пред­ло­жи­ли тео­рию после­ду­ю­ще­го внед­ре­ния души. Эта тео­рия утвер­жда­ет, что душа, будучи пред­на­зна­чен­ной к суб­стан­ци­о­наль­но­му един­ству с телом, онто­ло­ги­че­ски име­ет иное про­ис­хож­де­ние и созда­ет­ся непо­сред­ствен­но Богом. Кро­ме того, эта гипо­те­за пред­по­ла­га­ет, что для внед­ре­ния души необ­хо­ди­ма опре­де­лен­ная орга­ни­за­ция тела, некая «фор­ма», кото­рая, будучи душой, фор­ми­ру­ет тело. Св. Фома счи­та­ет, что рас­ти­тель­ная и живот­ная душа суще­ству­ет уже с момен­та опло­до­тво­ре­ния. Таким обра­зом, хро­но­ло­ги­че­ская про­бле­ма при­об­ре­та­ет онто­ло­ги­че­ское зна­че­ние[14].
 
Момент внед­ре­ния души отне­сен к пери­о­ду меж­ду 30‑м и 40‑м днем после опло­до­тво­ре­ния, по ана­ло­гии с биб­лей­ски­ми пред­пи­са­ни­я­ми, свя­зан­ны­ми с очи­ще­ни­ем жен­щи­ны после родов. Сле­ду­ет немед­лен­но доба­вить, что не все отцы церк­ви при­дер­жи­ва­лись тако­го мне­ния, в осо­бен­но­сти это отно­сит­ся к гре­че­ским отцам, преж­де все­го к свт. Гри­го­рию Бого­сло­ву, кото­рый утвер­ждал, что душа воз­ни­ка­ет в пер­вый же момент после зача­тия, в чем ему сле­до­ва­ли дру­гие отцы, в част­но­сти прп. Мак­сим Испо­вед­ник. Но при этом мораль­ные и кано­ни­че­ские нор­мы (нала­гав­шие суро­вые нака­за­ния) оста­ва­лись неиз­мен­ны­ми, наста­и­вая на недо­пу­сти­мо­сти абор­та во всех случаях.

 Позиции о статусе эмбриона человека соотносительно степени его развития

В рам­ках дан­но­го направ­ле­ния мож­но выде­лить несколь­ко позиций.
 
Одним из клю­че­вых в опре­де­ле­нии эмбри­о­на чело­ве­ка как лич­но­сти явля­ет­ся вопрос о том, когда плод чело­ве­ка при­об­ре­та­ет спо­соб­ность чув­ство­вать. Пер­вые дви­же­ния пло­да зафик­си­ро­ва­ны на 6‑й неде­ле раз­ви­тия, в это же вре­мя плод реа­ги­ру­ет на при­кос­но­ве­ния, в спин­ном моз­ге вы­являются синап­сы. В нерв­ных волок­нах спин­но­го моз­га у пло­да 10‑й неде­ли раз­ви­тия опре­де­ле­ны пер­вые ней­ро­ме­ди­а­то­ры и заре­ги­стри­ро­ва­на актив­ность ство­ла голов­но­го моз­га[15].
 
Нача­ло жиз­ни чело­ве­ка свя­зы­ва­ют с момен­том фор­ми­ро­ва­ния дыха­тель­ной систе­мы. Послед­няя скла­ды­ва­ет­ся уже в кон­це 4‑й неде­ли с момен­та опло­до­тво­ре­ния. Одна­ко само­сто­я­тель­ное дыха­ние, а сле­до­ва­тель­но, авто­ном­ное суще­ство­ва­ние пло­да вне тела мате­ри, ста­но­вит­ся воз­мож­ным толь­ко к 20‑й неде­ле[16].
 
Таким нача­лом так­же счи­та­ют фор­ми­ро­ва­ние сер­деч­но-сосу­ди­стой систе­мы (20–40‑й день после опло­до­тво­ре­ния). Пер­во­на­чаль­но серд­це эмбри­о­на пред­став­ле­но пуль­си­ру­ю­щим сосу­дом — дор­саль­ной аор­той. Одна­ко послед­няя не явля­ет­ся точ­ной копи­ей серд­ца взрос­ло­го чело­ве­ка. Толь­ко по исте­че­нии 20-днев­но­го сро­ка дан­ный орган при­об­ре­та­ет чер­ты насто­я­ще­го 4‑камерного серд­ца мле­ко­пи­та­ю­щих. Здесь воз­ни­ка­ет ряд вопро­сов. Если мы свя­зы­ва­ем момент фор­ми­ро­ва­ния серд­ца с пер­вым серд­це­би­е­ни­ем, сле­ду­ет ли счи­тать пуль­са­цию дор­саль­но­го сосу­да за тако­вое? Как опре­де­лить момент нача­ла пуль­са­ции для кон­крет­но­го эмбриона?
 
Сле­ду­ю­щая пози­ция свя­зы­ва­ет ста­нов­ле­ние чело­ве­ка с нача­лом функ­ци­о­ни­ро­ва­ния ство­ла моз­га. На нее нель­зя не обра­тить внима­ние преж­де все­го в силу прин­ци­па сим­мет­рии. В совре­мен­ной меди­цине утвер­дил­ся кри­те­рий смер­ти чело­ве­ка — «смерть моз­га». Естест­венно допу­стить, что если конец чело­ве­че­ской жиз­ни мы свя­зы­ва­ем со смер­тью моз­га, то и нача­ло чело­ве­че­ской жиз­ни долж­но быть свя­за­но с нача­лом функ­ци­о­ни­ро­ва­ния ство­ла мозга.
 
Ряд спе­ци­а­ли­стов, преж­де все­го эмбрио­ло­ги и гисто­ло­ги, свя­зы­ва­ют нача­ло чело­ве­че­ской жиз­ни с момен­том фор­ми­ро­ва­ния пер­вич­ной полос­ки — мор­фо­ло­ги­че­ско­го пред­ше­ствен­ни­ка нерв­ной труб­ки. До 14-го дня после опло­до­тво­ре­ния эмбрио­ло­ги рас­смат­ри­ва­ют эмбри­он чело­ве­ка как пре­эм­бри­он, счи­тая, что до это­го сро­ка он сфор­ми­ро­ван кле­точ­ны­ми сло­я­ми, пред­став­ля­ю­щи­ми собой заро­ды­ше­вые обо­лоч­ки — мате­ри­ал, не участ­ву­ю­щий в даль­ней­шем в постро­е­нии соб­ствен­но эмбриона.
 
Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурож­ский, рас­суж­дая на эту тему, гово­рит: «Можем ли мы ска­зать, что когда Божия Матерь зача­ла Спа­си­те­ля Хри­ста, то до како­го-то момен­та — до 14, 18, до 28‑й неде­ли — Он не был чело­ве­ком и не был рож­да­ю­щим­ся Богом? Нет, в момент зача­тия заро­дыш ребен­ка уже явля­ет­ся чело­ве­ком, его уни­что­же­ние явля­ет­ся убий­ством чело­ве­ка. И на это надо смот­реть пря­мо и серьез­но, ника­ко­го изви­не­ния в этом отно­ше­нии нет»[17]. Д.В. Попов, извест­ный рос­сий­ский уче­ный-эмбрио­лог, утвер­жда­ет, что изу­чив всю про­фес­си­о­наль­ную лите­ра­ту­ру, он так и не нашел аргу­мен­ти­ро­ван­но­го и достой­но­го вни­ма­ния обос­но­ва­ния тому, что 14‑й день счи­та­ет­ся нача­лом како­го-то каче­ствен­но ново­го пери­о­да в жиз­ни чело­ве­че­ско­го эмбри­о­на[18]. Про­во­дить юри­ди­че­скую раз­ни­цу меж­ду четыр­на­дца­ти­днев­ным эмбри­о­ном и два­дца­ти­днев­ным — это то же самое, что за убий­ство пяти­ки­ло­грам­мо­во­го мла­ден­ца давать мень­ший срок, чем за убий­ство деся­ти­ки­ло­грам­мо­во­го, или опре­де­лять пра­ва людей в зави­си­мо­сти от расы, про­фес­сии либо того, кто прав­ша или левша.
 

 «Градуалистские» позиции

Сто­рон­ни­ки гра­ду­а­лист­ской пози­ции, ста­вя­щие во гла­ву угла поэтап­ность раз­ви­тия, обра­ща­ют вни­ма­ние на то, что и спер­ма­то­зо­ид, и яйце­клет­ка явля­ют­ся живы­ми объ­ек­та­ми еще до про­цес­са опло­до­тво­ре­ния, и под­чер­ки­ва­ют, что опло­до­тво­рен­ная яйце­клет­ка раз­ви­ва­ет­ся в чело­ве­ка посте­пен­но. Цен­ность эмбри­о­на зна­чи­тель­на, но не абсо­лют­на. Что же каса­ет­ся его пра­ва на жизнь — тут мне­ния варьи­ру­ют в извест­ном диа­па­зоне: кто-то может счи­тать, что эмбри­он чело­ве­ка обла­да­ет пра­вом на жизнь, дру­гие пред­по­чтут гово­рить о пра­ве на развитие.
 
Сто­рон­ни­ки гра­ду­а­лист­ских пози­ций пола­га­ют, что пра­ва эмбри­о­на уси­ли­ва­ют­ся и рас­ши­ря­ют­ся по мере его раз­ви­тия. Соот­вет­ствен­но, пра­ва эмбри­о­на могут пере­ве­ши­вать­ся дру­ги­ми пра­ва­ми или инте­ре­са­ми, таки­ми, как сооб­ра­же­ния здо­ро­вья мате­ри, в тех слу­ча­ях, когда эти послед­ние силь­нее. Про­тив­ни­ки такой пози­ции опа­са­ют­ся, что варьи­ро­ва­ние сте­пе­ни защи­ты, предо­став­ля­е­мой эмбриону/плоду в рам­ках гра­ду­а­лист­ско­го под­хо­да, может подо­рвать ува­же­ние к чело­ве­че­ско­му досто­ин­ству и прин­цип рав­ной мораль­ной цен­но­сти всех лиц. Ведь с точ­ки зре­ния гра­ду­а­лист­ской пози­ции, если по каким-то при­чи­нам нуж­но выби­рать меж­ду эмбри­о­на­ми, то исхо­дить при выбо­ре сле­ду­ет из того, какие инте­ре­сы силь­нее и при­о­ри­тет­нее[19]. Один из сто­рон­ни­ков этой пози­ции при­во­дит такой при­мер: «Пред­ставь­те себе, что 2‑месячный ребе­нок ока­зал­ся в ловуш­ке в кли­ни­ке, и вы мог­ли либо спа­сти одно­го ребен­ка, либо 100 эмбри­о­нов, но не обо­их. Кто-нибудь коле­бал­ся бы на секун­ду, преж­де чем спа­сти ребен­ка? Навер­ня­ка нет, но если бы эмбри­о­ны дей­стви­тель­но были мораль­но экви­ва­лент­ны мла­ден­цам, то был бы выбор в спа­се­нии мно­гих эмбри­о­нов и толь­ко одно­го ребен­ка, что было бы реша­ю­щей при­чи­ной спа­се­ния эмбри­о­нов»[20]. Ана­ли­зи­руя этот при­мер, нуж­но ска­зать, что наше пове­де­ние в той или иной ситу­а­ции не лиша­ет эмбри­о­на его ста­ту­са. То, что мы себя так пове­дем, гово­рит толь­ко о нашем вос­при­я­тии (вос­пи­та­нии), а не о том, явля­ет­ся ли эмбри­он чело­ве­ком или нет.
 

 Выводы

Таким обра­зом, все пози­ции, кото­рые пред­по­ла­га­ют воз­рас­та­ние цен­но­сти и пра­во­вой защи­щен­но­сти эмбри­о­на по мере того, как он при­об­ре­та­ет внеш­ние чер­ты, харак­тер­ные для чело­ве­ка, явля­ют­ся сво­е­го рода анти­по­да­ми 2‑го пра­ви­ла свт. Васи­лия Вели­ко­го. Внеш­нее сход­ство или несхо­жесть опре­де­ля­ет видо­вую при­над­леж­ность эмбри­о­на. Чело­век устро­ен так, что не может быть чело­ве­ком сна­ча­ла на одну деся­тую, потом напо­ло­ви­ну, а затем уже целым. Во вре­мя внут­ри­утроб­но­го суще­ство­ва­ния про­ис­хо­дит раз­ви­тие. Эмбри­он пред­став­ля­ет собой настоль­ко замкну­тую систе­му, что извне, то есть из орга­низ­ма мате­ри, он полу­ча­ет толь­ко воду, кис­ло­род и пита­тель­ные веще­ства. Чело­век, будь то ново­рож­ден­ный ребе­нок или ста­рик, как эмбри­он или зиго­та, оста­ет­ся тако­вым неза­ви­си­мо от того, сколь­ко он весит, какой име­ет воз­раст. Даже сам тер­мин «раз­ви­тие» не вполне под­хо­дит, так как пред­по­ла­га­ет изме­не­ние от про­сто­го, при­ми­тив­но­го состо­я­ния к более слож­но­му. В слу­чае с эмбри­о­ном ско­рее мож­но гово­рить о про­яв­ле­нии уже име­ю­щих­ся, но скры­тых свойств. В зиго­те, опло­до­тво­рен­ной яйце­клет­ке, то есть в чело­ве­ке, после зача­тия есть все, что име­ет­ся у взрос­ло­го, толь­ко в одной клет­ке. Эту мысль мож­но про­ил­лю­стри­ро­вать сле­ду­ю­щим срав­не­ни­ем: после опло­до­тво­ре­ния (зача­тия) начи­на­ет­ся деле­ние кле­ток. Сна­ча­ла обра­зу­ют­ся две клет­ки, потом четы­ре, восемь и так далее — до самой био­ло­ги­че­ской смер­ти. Когда из одной клет­ки обра­зу­ют­ся две, то ни одна из них нико­гда не будет более слож­но устро­е­на, чем та клет­ка, из кото­рой они обра­зо­ва­лись. Про­ис­хо­дит толь­ко диф­фе­рен­ци­а­ция, узкая спе­ци­а­ли­за­ция кле­ток: из зиго­ты про­изой­дут и жиро­вые клет­ки, и клет­ки соеди­ни­тель­ной тка­ни, и все осталь­ные, но ни одна из них не будет более слож­но устро­е­на, чем самая пер­вая. Даже хро­мо­со­мы сома­ти­че­ских кле­ток с мил­ли­ар­да­ми генов будут иден­тич­ны тем, кото­рые обра­зо­ва­лись в момент зача­тия. Поэто­му делить эмбри­о­ны на более цен­ные и менее цен­ные невоз­мож­но. Любая уста­нов­ка, пред­по­ла­га­ю­щая воз­мож­ность умерщ­вле­ния чело­ве­ка в любом воз­расте, начи­ная с зача­тия, ведет к оправ­да­нию убийства.
 
Жизнь чело­ве­ка начи­на­ет­ся с момен­та зача­тия. Имен­но обра­зо­ва­ние уни­каль­но­го и непо­вто­ри­мо­го набо­ра генов (гено­ма) явля­ет­ся клю­че­вым момен­том в фор­ми­ро­ва­нии заро­ды­ша. Что каса­ет­ся кле­точ­но­го мик­ро­окру­же­ния, то оно важ­но не само по себе, а толь­ко в каче­стве фона, на кото­ром реа­ли­зу­ет­ся гене­ти­че­ская программа.

[1] Аку­шер­ство и гине­ко­ло­гия: пер. с англ. / под общ. ред. Г.М. Саве­лье­вой, Л.Г. Сичи­на­ва. — М.: ГЭО­ТАР-Медиа, 1997.с. 454.

[2] Нобе­лев­ская пре­мия по физио­ло­гии и меди­цине 2010 года. https://www.nkj.ru/archive/articles/18844/ Дата посе­ще­ния: 20.20.17.

[3] Аксе­нов Игорь., прот. Про­гресс и совре­мен­ное чело­ве­че­ское досто­ин­ство. Эти­че­ские вопро­сы совре­мен­ных вспо­мо­га­тель­ных репро­дук­тив­ных тех­но­ло­гий. // Пра­во­сла­вие и про­бле­мы био­э­ти­ки. Сбор­ник работ. — Москва: 2017. С. 403.

[4] Осно­вы соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. XII.4 http://www.patriarchia. ru/ db/text/141422. Дата посе­ще­ния: 20.20.17.

[5] Бала­шов Нико­лай, прот. Геном чело­ве­ка, «тера­пев­ти­че­ское кло­ни­ро­ва­ние» и ста­тус эмбри­о­на (точ­ка зре­ния пра­во­слав­но­го) / про­то­и­е­рей Нико­лай Бала­шов // Цер­ковь и вре­мя. — 2001. — № 2 (15). — С. 58–76.

[6] Кури­ло, Л.Ф. Эти­ко-пра­во­вые аспек­ты исполь­зо­ва­ния ство­ло­вых кле­ток чело­ве­ка / Л.Ф. Кури­ло // Чело­век. — 2003. — № 3. —:http://vivovoco.rsl.ru/vv/papers/men/cells.htm. Дата посе­ще­ния: 20.10.17.

[7] Кури­ло, Л.Ф. Раз­ви­тие эмбри­о­на чело­ве­ка и неко­то­рые мораль­но-эти­че­ские про­бле­мы мето­дов вспо­мо­га­тель­ной репро­дук­ции / Л.Ф. Кури­ло // Про­бле­мы репро­дук­ции. — 1998. — № 3: http://www. rusmedserv.com/problreprod/1998/3/article_90.html. Дата посе­ще­ния: 20.10.17.

[8] Бала­шов Нико­лай., прот. Репро­дук­тив­ные тех­но­ло­гии: Дар или иску­ше­ние? //Православие и про­бле­мы био­э­ти­ки. Сбор­ник работ. — Москва: 2017. С. 73.

[9] Тер­тул­ли­ан, К.С.Ф. Апо­ло­гия / К.С.Ф. Тер­тул­ли­ан // Бого­слов­ские тру­ды. — М: Мос­ков­ская Пат­ри­ар­хия, 1984. — Сб. 25. — С. 176.

[10] Пра­ви­ла Свя­тых Отцов Пра­во­слав­ной Церк­ви с тол­ко­ва­ни­я­ми Епи­ско­па Нико­ди­ма (Мило­ша). http://seminaria.accanto.ru/pravo/milosh/canons_fathers_nikodim_milosh.htm#_Toc86275502. Дата посе­ще­ния: 20.10.17.

[11] Пра­ви­ла Свя­тых Отцов Пра­во­слав­ной Церк­ви с тол­ко­ва­ни­я­ми Епи­ско­па Нико­ди­ма (Мило­ша). http://seminaria.accanto.ru/pravo/milosh/canons_fathers_nikodim_milosh.htm#_Toc86275502. Дата посе­ще­ния: 20.10.17.

[12] Шал­кин­ский, С., свящ. О вре­ме­ни оду­шев­ле­ния зача­тых мла­ден­цев / свящ. С. Шал­кин­ский // Мис­си­о­нер­ский сбор­ник. — Рязань. 1909. — № 4, с. 240.

[13] Давы­ден­ков Олег., прот. Дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие. М., 2005. С. 122.

[14] Сгреч­ча, Э. Био­э­ти­ка: учеб­ник / Э. Сгреч­ча, В. Там­боне; пер. с итал. В. Зелин­ский и Н. Косто­ма­ро­ва. — М: Биб­лей­ско-бого­слов­ский инсти­тут св. апо­сто­ла Андрея, 2002. С. 167.

[15] Про­бле­ма опре­де­ле­ния ста­ту­са эмбри­о­на. https://articlekz.com/article/6166. Дата посе­ще­ния: 20.10.17.

[16] Силу­я­но­ва И.В., Пер­шин М.С., Ляуш Л.Б., Маке­е­ва И.М. Ста­тус эмбри­о­на. Чело­век, 2007, № 2. С. 98–108.

[17] Анто­ний Сурож­ский, мит­ро­по­лит. Отве­ты на вопро­сы / мит­ро­по­лит Анто­ний Сурож­ский // Аль­фа и Оме­га. — 2001. — № 3(29). — С. 318–319

[18] Цит. по Мак­сим Обу­хов., прот. Эти­че­ский аспект мани­пу­ля­ций над эмбри­о­на­ми. // Пра­во­сла­вие и про­бле­мы био­э­ти­ки. Сбор­ник работ. — Москва: 2017. С. 84.

[19] Защи­та ємбри­о­на чело­ве­ка IN VITRO. Доклад Рабо­чей груп­пы по защи­те эмбри­о­на и пло­да чело­ве­ка. Страс­бург. 2003. С.6.

[20] The Oxford Handbook of Bioetics. New York.2007. p. 444

Источ­ник…

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки