Нужен ли христианам спорт?

Нужен ли христианам спорт?

(5 голосов5.0 из 5)

По бла­го­сло­ве­нию

Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Московского

и всея Руси АЛЕКСИЯ II

Свя­щен­ник Андрей Овчинников

Содержание

Пре­ди­сло­вие автора

Часть I. Физи­че­ское вос­пи­та­ние детей

Дви­же­ние и здоровье

Зачем детям спорт?

Люби­тель­ский и «дво­ро­вый» спорт

Кру­жок при вос­крес­ной школе?

Нуж­но ли отда­вать детей в спор­тив­ные секции?

Каким дол­жен быть тренер?

Поче­му важен кон­троль родителей?

Каки­ми вида­ми спор­та луч­ше заниматься?

Туризм

Экс­тре­маль­ные виды спорта

Куда напра­вить энер­гию молодых?

Здо­ро­вье — это Божий дар

О здо­ро­вом питании

Часть II. Труд­но­сти боль­шо­го спорта

А что пло­хо­го в спорте?

Тру­до­устрой­ство быв­ших спортсменов

Цен­но­сти истин­ные и мнимые

Что такое про­фес­си­о­наль­ный спорт?

Часть III. Нужен ли хри­сти­а­нам спорт?

«… От телес­ных состя­за­ний к духов­но­му поприщу»

О досу­ге христианина

О при­ро­де спорта

Из жиз­не­опи­са­ния иеро­мо­на­ха Васи­лия (Рос­ля­ко­ва) 

ПОКАЯННЫЙ КАНОН

Тво­ре­ние иеро­мо­на­ха Василия,

в Опти­ной Пусты­ни на Пас­ху убиеннаго 

Предисловие автора

Мы с вами, доро­гой чита­тель, живем в такое вре­мя, когда Цер­ковь полу­чи­ла, нако­нец, воз­мож­ность гово­рить с людь­ми обо всем, что их тре­во­жит и вол­ну­ет. Не толь­ко выс­шие тай­ны че­ловеческого духа откры­ва­ет нам ее любя­щий го­лос. Изли­ва­ет она свой бла­го­дат­ный свет и на наши жиз­нен­ные повсе­днев­ные про­бле­мы, стре­мясь к тому, что­бы зем­ная жизнь чело­ве­ка была освя­ще­на миром, испол­не­на радо­сти и люб­ви. Сего­дня, когда есть воз­мож­ность сво­бод­но про­поведовать Сло­во Божие, слу­жи­те­ли Церк­ви в сво­их настав­ле­ни­ях несут людям Еван­гель­скую прав­ду о самых раз­ных сто­ро­нах чело­ве­че­ской жиз­ни. Одни явле­ния наше­го вре­ме­ни, кото­рые помо­га­ют чело­ве­ку духов­но рас­ти и продвигать­ся по пути спа­се­ния, под­дер­жи­ва­ют­ся и одобря­ются Цер­ко­вью, дру­гие, кото­рые под­ры­ва­ют нрав­ственную жизнь обще­ства, раз­ру­ша­ют духов­ные цен­но­сти наше­го наро­да — осуждаются…

Труд­но сего­дня пред­ста­вить нашу жизнь без нау­ки, искус­ства, куль­ту­ры. Об этих сфе­рах че­ловеческой дея­тель­но­сти напи­са­но мно­го серьез­ных и глу­бо­ких сочи­не­ний. Есть сре­ди авто­ров и духов­ные писа­те­ли: Цер­ковь ска­за­ла свое сло­во о нау­ке, искус­стве, куль­ту­ре… А что представ­ляет собой такое явле­ние нашей жиз­ни как спорт? Как Цер­ковь и ее чада долж­ны к нему от­носиться? В нашей кни­ге мы попы­та­лись посмот­реть на эту про­бле­му с точ­ки зре­ния православ­ного хри­сти­а­ни­на. Одна­ко перед тем, как обра­титься к любой про­бле­ме, очень важ­но дать как мож­но более точ­ное опре­де­ле­ние тех поня­тий, кото­рые мы соби­ра­ем­ся исполь­зо­вать, создать, так ска­зать, свой «поня­тий­ный аппа­рат». Мы нача­ли с того, что попы­та­лись раз­де­лить поня­тия «спорт» и «физи­че­ская культура».

Итак, когда мы гово­рим о спор­те, то име­ем в виду следующее:

Спорт — это образ и уклад жиз­ни, где чело­век, как сол­дат на воен­ной служ­бе, живет, чет­ко испол­няя зада­ния и волю сво­их спор­тив­ных настав­ни­ков. Спорт — это культ тела, когда физи­че­ская кра­со­та воз­во­дит­ся в ранг выс­ших досто­инств челове­ка. Спорт это мощ­ная инду­стрия зре­лищ; биз­нес, кото­рый созда­ет и фор­ми­ру­ет свою систе­му ценностей.

«Но кро­ме про­фес­си­о­наль­но­го спор­та суще­ству­ет спорт люби­тель­ский, — воз­ра­зит нам чита­тель. — Что же, и для него най­дут­ся стро­гие сло­ва обли­че­ния?» Для отве­та на этот вопрос мы обра­тим­ся к дру­го­му поня­тию, кото­рое мы так­же пыта­ем­ся рас­крыть в нашей кни­ге — физи­че­ской куль­ту­ре. Хри­сти­ан­ская антро­по­ло­гия рас­смат­ри­ва­ет чело­ве­ка как суще­ство духов­но-те­лес­ное. Чело­век, состо­я­щий из духа, души и тела, нуж­да­ет­ся в пол­но­цен­ном и гар­мо­нич­ном разви­тии и духов­ных, и телес­ных потреб­но­стей. На пер­вом месте долж­ны нахо­дить­ся выс­шие запро­сы чело­ве­че­ско­го духа — то, к чему при­зы­вал Гос­подь, — искать «преж­де… Цар­ства Божия и прав­ды Его» (Мф. 6, 33). Но и телес­ные потреб­но­сти чело­ве­ка не могут быть нами оставле­ны в небре­же­нии. Ведь тело чело­ве­ка, по сло­вам апо­сто­ла Пав­ла, есть «храм… Свя­та­го Духа» (1 Кор. 6, 19). Тело — это жили­ще богоподоб­ной души; телес­ная при­ро­да чело­ве­ка возвыше­на настоль­ко, что будет участ­во­вать вме­сте с ду­шой в Боже­ствен­ном прославлении.

Рас­суж­дая о духов­ной жиз­ни, мы видим, что «Цар­ство Небес­ное силою берет­ся, и упо­треб­ля­ю­щие уси­лие вос­хи­ща­ют его» (Мф. 11, 12). Дру­ги­ми сло­ва­ми, для спа­се­ния тре­бу­ет­ся труд. А где есть труд, там нуж­но креп­кое здо­ро­вье. И Здесь мы под­хо­дим к серьез­ной про­бле­ме — про­блеме здо­ро­вья. Как дол­жен чело­век отно­сить­ся ‘К сво­е­му здо­ро­вью? Самое глав­ное, что нуж­но пом­нить: здо­ро­вье — это вели­кий дар Бо­жий, кото­рый надо хра­нить и укреп­лять. Поэто­му все, что каса­ет­ся забо­ты о сохра­не­нии здо­ро­вья, — есть доб­рое и бла­гое начи­на­ние. И в этом деле глав­ным под­спо­рьем быва­ет имен­но физи­че­ская культура.

Одоб­ряя и под­дер­жи­вая заня­тия физ­куль­ту­рой, отме­тим сле­ду­ю­щее: физи­че­ская куль­ту­ра и мас­со­вый спорт в отли­чие от боль­шого спор­та свою глав­ную зада­чу видят в укреп­ле­нии здо­ро­вья людей. Заня­тия физи­че­ской куль­ту­рой про­сто необ­хо­ди­мы людям, про­жи­ва­ю­щим в боль­ших горо­дах, где нет возмож­ности зани­мать­ся физи­че­ским тру­дом. Ее мож­но актив­но исполь­зо­вать как сред­ство повы­ше­ния рабо­то­спо­соб­но­сти, осо­бен­но тем людям, чей труд изы­ма­ют твор­че­ским. Осо­бо сле­ду­ет ска­зать о При­клад­ной физ­куль­ту­ре, зада­чи кото­рой очень раз­но­об­раз­ны: и под­го­тов­ка юно­шей к служ­бе в армии, и исполь­зо­ва­ние опре­де­лен­ных навы­ков в про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти (мили­ци­о­не­ров, пожар­ных, спа­са­те­лей). Необ­хо­ди­ма и осо­бая физ­куль­ту­ра — лечеб­ная, как сред­ство реабили­тации и вос­ста­нов­ле­ния сил и здо­ро­вья. Физи­че­ское раз­ви­тие — это состав­ная часть, хотя и не глав­ная, обще­го раз­ви­тия чело­ве­ка. А на правиль­ное раз­ви­тие чело­ве­ка, осо­бен­но в дет­ском воз­расте, роди­те­лям и педа­го­гам нуж­но обра­щать самое при­сталь­ное внимание.

Вспом­ним сло­ва свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла: «Все мне поз­во­ли­тель­но, но не все полез­но» (1 Кор. 6, 12). То, что слу­жит на бла­го чело­ве­ку, то, что помо­га­ет ему в пре­одо­ле­нии житей­ских труд­но­стей и скор­бей — полез­но для него. И если физи­ческая куль­ту­ра явля­ет­ся для кого-то под­спо­рьем в жиз­ни, если чело­век от заня­тий физи­че­ски­ми упраж­не­ни­я­ми полу­ча­ет заряд сил и здо­ро­вья, то за него хочет­ся пора­до­вать­ся и поже­лать ему по­чаще обра­щать­ся к Богу со сло­ва­ми благодарно­сти. Ну, а если кто-то решит посвя­тить свою жизнь спор­ту и напра­вить все силы на укрепле­ние и совер­шен­ство­ва­ние сво­их физи­че­ских ка­честв, то он дол­жен все­рьез заду­мать­ся о том, кому и чему он будет слу­жить всей сво­ей жиз­нью, каких целей будет дости­гать. Об этом мы и соби­ра­ем­ся гово­рить с читателем.

Про­то­и­е­рей Андрей Овчинников

Часть I

ФИЗИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ

Движение и здоровье

Люди все­гда зна­ли о том, что дви­же­ние — неотъ­ем­ле­мая часть их жиз­ни. Воз­мож­но, это зна­ние Бог дал чело­ве­ку вме­сте с разу­мом. Рож­де­ние мла­ден­ца сопро­вождается дви­же­ни­ем. Пер­вый вздох, пер­вый крик малень­ко­го чело­ве­ка — и он уже сучит нож­ка­ми, раз­махивает кро­хот­ны­ми руч­ка­ми. Не успел малыш на­учиться пере­во­ра­чи­вать­ся со спин­ки на живо­тик, а мать уже ста­ра­ет­ся укре­пить его тель­це мас­са­жем и гимна­стикой. Еще не уме­ет он думать и гово­рить, — а ро­дители уже учат его пол­зать, ходить, пла­вать. Движе­ние начи­на­ет­ся вме­сте с жиз­нью и пре­кра­ща­ет­ся толь­ко со смер­тью. Дви­же­ние — это и есть сама жизнь. Как гово­рит ста­рец Васи­лий Поля­но­ми­руль­ский: «Если бы нам было полез­но быть рас­слаб­лен­ны­ми телом и лежать полу­мерт­вы­ми, едва дыша, то Бог нас та­кими бы и сотво­рил с само­го нача­ла. Но Он сде­лал ина­че, и пото­му согре­ша­ют те, кто хоро­шо сделан­ное не хра­нят в том же состо­я­нии[1].

По дви­же­ни­ям малень­ко­го ребен­ка врач опре­де­ля­ет, пра­виль­но ли он раз­ви­ва­ет­ся. Дви­же­ния взрос­ло­го о чело­ве­ка часто выда­ют окру­жа­ю­щим его происхож­дение, харак­тер, род занятий.

Труд­но пред­ста­вить себе систе­му вос­пи­та­ния ребен­ка, из кото­рой исклю­че­ны подвиж­ные игры и физи­ческие упраж­не­ния. Это так есте­ствен­но: ребе­нок рас­тет, а взрос­лые забо­тят­ся о его пра­виль­ном раз­ви­тии. Одна­ко, обра­ща­ясь к вере и зре­лом воз­расте, совре­мен­ные роди­те­ли сре­ди про­чих, обыч­ных для нео­фи­тов вопро­сов, зада­ют свя­щен­ни­ку и такой: «А нужен ли хри­сти­а­нам спорт?». Любой врач-педи­атр ска­жет, что не забо­тить­ся о физи­че­ском раз­ви­тии город­ско­го ребен­ка нера­зум­но. Но хри­сти­ане зна­ют и то, что спорт воз­буж­да­ет дух сопер­ни­че­ства, дает поч­ву для появ­ле­ния гор­до­сти, тще­сла­вия. «Как же быть? — спра­ши­ва­ют мамы и папы. — Где та золо­тая сере­ди­на, кото­рой долж­ны при­дер­жи­вать­ся право­славные люди? Как взять от спор­та толь­ко хоро­шее и не навре­дить нрав­ствен­но­му вос­пи­та­нию соб­ствен­но­го ребенка?»

Если обра­тить­ся к исто­рии наше­го госу­дар­ства, то мож­но уви­деть, что вос­пи­та­ние маль­чи­ков на Руси было невоз­мож­но без физи­че­ской под­го­тов­ки. В учеб­ни­ке по исто­рии физ­куль­ту­ры и спор­та мы чита­ем: «Дево­чек и деву­шек вос­пи­ты­ва­ли женщи­ны, а маль­чи­ков и юно­шей — муж­чи­ны. Каж­дый сла­вян­ский маль­чик знал, что дол­жен вырас­ти вои­ном. Воен­ная под­го­тов­ка сла­вя­ни­на начи­на­лась с двух лет, а в четы­ре года его уже сажа­ли на коня. Сна­ча­ла маль­чи­ка при­уча­ли к игру­шеч­но­му ору­жию. В 10 лет он под руко­вод­ством отца дол­жен был в совер­шен­стве вла­деть дере­вян­ным ору­жи­ем, знать при­е­мы фех­то­ва­ния. К 12‑и годам маль­чик овла­де­вал основ­ны­ми при­е­ма­ми борь­бы — брос­ко­вой и удар­ной тех­ни­кой. В 12 лет под­ро­сток начи­нал овла­де­вать бое­вым ору­жи­ем. В 16 лет он про­хо­дил посвя­ще­ние в вои­на. Восточ­ные сла­вяне были искус­ны­ми плов­ца­ми и греб­ца­ми. На сво­их лод­ках-одно­древ­ках они пус­ка­лись в пла­ва­ние по Дне­пру в Чер­ное море. В VII в. сла­вян­ский флот дохо­дил до Кри­та и южных бере­гов Ита­лии, оса­ждал Царь­град»[2].

На рус­ских зем­лях народ береж­но сохра­нял и про­дол­жал раз­ви­вать само­быт­ные фор­мы физи­че­ско­го вос­пи­та­ния, кото­рые слу­жи­ли ему сред­ством под­го­тов­ки силь­ных, вынос­ли­вых вои­нов — чудо-бога­ты­рей. Не толь­ко про­стые, но и знат­ные люди ста­ра­лись вшить сво­им детям над­ле­жа­щее физи­че­ское воспита­ние. «Начи­ная с X в. в кня­же­ских и бояр­ских домах появ­ля­ют­ся спе­ци­аль­ные лица для вос­пи­та­ния детей, это были, глав­ным обра­зом, выход­цы из наро­да, вла­де­ю­щие вос­пи­та­тель­ным мастер­ством. Вос­пи­ты­вая и обу­чая детей, они исполь­зо­ва­ли народ­ные фор­мы физи­че­ско­го вос­пи­та­ния. В юном и зре­лом воз­расте моло­дежь совер­шен­ство­ва­ла свою воен­но-физи­че­скую под­го­тов­ку, нахо­дясь на служ­бе в стар­шей бояр­ской дру­жине, а так­же и в быту, на охо­те, кон­ных риста­ли­щах (тур­ни­рах, состя­за­ни­ях), воен­ных играх и по­мехах (раз­вле­че­ни­ях)»[3].

Мно­го полез­ных сове­тов о том, как надо вос­пи­ты­вать кня­же­ских детей, есть в «Поуче­нии» Вла­ди­ми­ра Моно­ма­ха сво­им чадам. Ста­вя на пер­вое место пуше­ние детям стра­ха Божия, «Поуче­ние» в то же вре­мя реко­мен­ду­ет вос­пи­ты­вать в них муже­ство, храб­рость, тру­до­лю­бие, гуман­ность, отва­гу, любовь к Родине, уме­ние защи­щать ее от вра­гов. Вла­ди­мир Моно­мах заве­щал не стра­шить­ся «ни рати, ни зве­ря», но тво­рить «муж­ское дело».

А как мож­но тво­рить «муж­ское дело» без физи­че­ской под­го­тов­ки? Любой маль­чик, кото­ро­го пра­виль­но вос­пи­ты­ва­ют, зна­ет, что надо быть силь­ным, надо уметь посто­ять за себя, защи­тить свою семью, свою Роди­ну… Но и кро­ме все­го это­го есть у хри­сти­ан еще одна важ­ная зада­ча — мы долж­ны вырас­тить здо­ро­вое поко­ле­ние, а это невоз­мож­но без пра­виль­но­го физи­че­ско­го вос­пи­та­ния детей.

Восточ­ный уче­ный-медик Абу-Али Ибн Сина, из­вестный евро­пей­цам под име­нем Ави­цен­ны, почти тыся­чу лет назад утвер­ждал, что если чело­век уме­рен­но и свое­вре­мен­но зани­ма­ет­ся физи­че­ски­ми упраж­не­ни­я­ми и соблю­да­ет режим, то он не нуж­да­ет­ся ни в лече­нии, ни в лекар­ствах. Уче­ный счи­тал, что физи­че­ские упраж­не­ния укреп­ля­ют мыш­цы, связ­ки и нер­вы, бла­го­да­ря чему люди могут выпол­нять свою рабо­ту, будучи ограж­де­ны от опас­ности забо­ле­ва­ния. Мно­гое спор­но для хри­сти­ан в уче­нии восточ­но­го док­то­ра, но нель­зя не при­зна­вать и того, что его «Канон вра­чеб­ной нау­ки» был учеб­ником для меди­ков несколь­ких поколений.

Хри­сти­ане зна­ют, что здо­ро­вье — это Божий дар, кото­рый мы долж­ны хра­нить и укреп­лять. Физи­че­ски раз­ви­вать наших детей мы обя­за­ны уже пото­му, что несем ответ­ствен­ность не толь­ко за их духов­ное, но и за физи­че­ское здоровье.

Зачем детям спорт?

Итак,   для   нор­маль­но­го раз­ви­тия детям необ­хо­ди­мо дви­же­ние, поэто­му роди­те­ли долж­ны позаботить­ся об их физи­че­ском вос­пи­та­нии. Но нуж­но пони­мать, что спорт и физ­куль­ту­ра — это раз­ные вещи. Ведь зани­мать­ся заряд­кой мож­но и дома. Нам же важ­но обсу­дить вопрос о том, что надо «взять» у дет­ско­го спор­та и от чего поста­рать­ся огра­дить сво­их чад. Спорт раз­ви­ва­ет рабо­то­спо­соб­ность, тре­ни­ру­ет волю. Через «не хочу» и «не могу» совер­ша­ет­ся в спор­те мно­гое, и в этом — его полез­ная сто­ро­на. Рабо­та на гра­ни пере­утом­ле­ния вос­пи­ты­ва­ет в чело­ве­ке такие каче­ства, кото­рые могут при­го­дить­ся ему во взрос­лой и даже в духов­ной жизни.

У нас с матуш­кой, напри­мер, под­рас­та­ет стар­ший сын. Он очень живой, и мы дума­ем, что как раз таким детям необ­хо­ди­мы физи­че­ские нагруз­ки. Я не знаю, хва­тит ли у меня сил бегать вме­сте с ним на заряд­ку по утрам, но пони­маю, что о реше­нии это­го вопро­са при­дет­ся поду­мать зара­нее. А к спор­тив­ной сек­ции сто­ит отно­сить­ся при­мер­но так же, как пра­во­слав­ные отно­сят­ся к дет­ско­му саду. Заня­тия в сек­ции пред­по­ла­га­ют отрыв от семьи. Обще­ние тре­не­ра с детьми силь­но отли­ча­ет­ся от домаш­не­го, поэто­му я бы сове­то­вал взрос­лым толь­ко хоро­шень­ко все обду­мав и взве­сив отда­вать малень­ких детей в секции.

Лет до девя­ти роди­те­ли могут сами зани­мать­ся с детьми. Два или три часа во вре­мя про­гулки на све­жем воз­ду­хе мож­но про­ве­сти с поль­зой для здо­ро­вья всей семьи: брать с собой мяч, бадмин­тон, вело­си­пед. Перед нача­лом зимы поза­бо­тить­ся о том, что­бы у ребен­ка были лыжи, сан­ки, конь­ки… Глав­ное — не ленить­ся. Мож­но самим при­ду­мы­вать подвиж­ные игры, ходить в похо­ды, совер­шать лыж­ные про­гул­ки всей семьей. Нам всем надо вести ак­тивный образ жиз­ни, зака­лять­ся самим и зака­лять сво­их детей. Детям необ­хо­ди­мо при­вы­кать к физиче­ским нагруз­кам и здо­ро­во­му обра­зу жиз­ни, и тогда, Бог даст, они вырас­тут креп­ки­ми и сильными.

Мы зна­ем, что нор­маль­ный сон — это часть пра­виль­но­го обра­за жиз­ни. Но совре­мен­ные дети пло­хо спят. Поче­му? Ребен­ку необ­хо­ди­мо уста­вать физичес­ки. Сон — это защит­ная реак­ция орга­низ­ма на утом­ление. Но если утом­ле­ния нет, зна­чит, нет и сна. Мно­гие дети пло­хо едят, но если ребе­нок не тру­дит­ся, то он и не ест. Аппе­тит — это сиг­нал к тому, что орга­низму необ­хо­ди­мо попол­нить рас­ход физи­че­ских сил. Немно­го слож­нее обсто­ит дело с аппе­ти­том взрос­лых, тем не менее, мы зна­ем, что у работ­ни­ков умственно­го и физи­че­ско­го тру­да — раз­ный раци­он. Пло­хим аппе­ти­том стра­да­ют (мы не гово­рим о боль­ных) люди, кото­рые не быва­ют на воз­ду­хе, не тру­дят­ся физичес­ки, не уста­ют. Поэто­му роди­те­ли сами долж­ны вести актив­ный образ жиз­ни. Пусть мы не хотим зани­маться спор­том, но мы обя­за­ны дать детям креп­кое здо­ро­вье. Мы долж­ны научить их посто­ять за себя, защи­тить сла­бо­го, быть лов­ки­ми, смелы­ми. Жен­щи­нам свой­ствен­но тянуть­ся к силь­но­му полу, зна­чит, маль­чик, жела­ю­щий вырас­ти насто­я­щим муж­чи­ной, стать хоро­шим мужем, дол­жен стремить­ся быть силь­ным. Если дети хри­сти­ан вырас­тут сла­быми и мяг­ко­те­лы­ми, кто защи­тит наше Оте­че­ство и наши семьи?

Любительский и «дворовый» спорт

Навер­ное, люди стар­ше­го поко­ле­ния хоро­шо пом­нят, как радост­но им быва­ло в дет­стве зимой, когда насту­пали пер­вые моро­зы, и все ребя­та выхо­ди­ли во двор за­ливать каток. В каж­дом рай­оне были свои опыт­ные на­ставники, кото­рые зна­ли, как надо залить лед, что­бы не было бугор­ков. Сна­ча­ла зали­ва­ли кипят­ком, потом холод­ной водой, выби­ра­ли дежур­ных, кото­рые сле­ди­ли за тем, что­бы никто не выхо­дил на лед рань­ше вре­ме­ни. В тече­ние всей зимы каток ста­ра­лись под­держивать на долж­ном уровне, чисти­ли снег. С на­шей детво­рой бес­плат­но или почти бес­плат­но работа­ли энту­зи­а­сты. Они доста­ва­ли недо­ро­гой инвен­тарь, соби­ра­ли пожерт­во­ва­ния для раз­ви­тия сво­е­го дела, тре­ни­ро­ва­ли ребят — пыта­лись вовлечь маль­чи­шек и дев­чо­нок в спор­тив­ную жизнь. Дети были заня­ты, и может быть, еще и поэто­му уро­вень дет­ской преступ­ности был на поря­док ниже сегодняшнего.

А теперь люби­тель­ский спорт, как и мно­гое дру­гое в нашем обще­стве, при­об­рел ком­мер­че­ский харак­тер. Бес­плат­ные сек­ции закры­лись. И, пожа­луй, толь­ко теперь мы поня­ли, как мно­го поте­ря­ли наши дети. Нее мы хоро­шо пом­ним и дво­ро­вый каток, и дво­ро­вый фут­бол. Люби­тель­ский спорт давал людям силы для жиз­ни, и госу­дар­ство финан­си­ро­ва­ло его раз­ви­тие. Мест­ные орга­ны управ­ле­ния органи­зовывали похо­ды выход­но­го дня, лыж­ные про­гул­ки. Теп­лая элек­трич­ка отво­зи­ла людей в при­го­род­ные посел­ки и несколь­ко часов жда­ла окон­ча­ния прогул­ки, что­бы доста­вить лыж­ни­ков обрат­но домой.

Сей­час не при­хо­дит­ся рас­счи­ты­вать, что о здо­ро­вом обра­зе жиз­ни наших детей поза­бо­тят­ся работни­ки ЖЭКа или энту­зи­а­сты-физ­куль­тур­ни­ки при обще­образовательной шко­ле. Но зада­чи наши оста­лись преж­ни­ми: мы хотим вырас­тить пол­но­цен­ное поколение.

Кружок при воскресной школе?

Пра­во­слав­ным мож­но было бы орга­ни­зо­вы­вать спор­тив­ные круж­ки при вос­крес­ной шко­ле, хотя на при­хо­де сде­лать это слож­нее, чем во дво­ре. Ведь зада­ча Церк­ви — это, преж­де все­го, воз­рождение при­ход­ской жиз­ни. Конеч­но, если бы при хра­ме нашлись про­фес­си­о­на­лы, выпуск­ни­ки физ­куль­тур­ных инсти­ту­тов, быв­шие спортс­ме­ны, кото­рые взя­ли бы на себя труд по орга­ни­за­ции спор­тив­ных круж­ков, — это было бы очень хоро­шо. Я, как священ­ник, а в про­шлом — выпуск­ник физ­куль­тур­но­го ин­ститута, могу ска­зать, что в заня­ти­ях физкульту­рой нет ниче­го предо­су­ди­тель­но­го для детей хри­сти­ан, осо­бен­но для маль­чи­ков. Вос­пи­та­ни­ем детей надо зани­мать­ся, и заня­тия физ­куль­ту­рой — это необ­хо­ди­мая часть вос­пи­та­ния, в первую оче­редь, для город­ских ребят.

Когда я рабо­тал учи­те­лем физ­куль­ту­ры, то совме­щал свой труд с обя­зан­но­стя­ми алтар­ни­ка в хра­ме. И часто при­хо­ди­лось ехать на уро­ки сра­зу после служ­бы. Пом­ню, как одна­жды при­шел в смя­те­ние от того, что при­шлось играть с детьми в какую-то шум­ную и весе­лую игру, пре­одо­ле­вая пока­ян­ное настро­е­ние после вели­ко­пост­ной служ­бы. Но дирек­тор пра­во­слав­ной гим­на­зии тогда Алек­сей Ива­но­вич, а теперь отец Алек­сий, ска­зал мне: «Что делать? Это твое послу­ша­ние. Надо сми­рить­ся. Веру­ю­ще­му чело­ве­ку труд­но во вре­мя поста зани­мать­ся спор­том. Но дети есть дети, их орга­низ­мы тре­бу­ют дви­же­ния. Когда они под­рас­тут, то пой­мут, что пост — вре­мя покаяния».

А пока мож­но каж­дое вос­кре­се­нье после служ­бы орга­ни­зо­вы­вать похо­ды или лыж­ные про­гул­ки, играть в фут­бол, волей­бол… Не обя­за­тель­но свя­щен­ни­ку с цер­ков­но­го амво­на гово­рить, что сего­дня состо­ит­ся фут­боль­ный матч меж­ду при­хо­жа­на­ми наше­го хра­ма и сосед­не­го. Но в каче­стве объ­яв­ле­ния на стене вос­крес­ной шко­лы это сооб­ще­ние мог­ло бы выгля­деть умест­но. Мож­но вне­сти спор­тив­ные заня­тия в школь­ное рас­пи­са­ние. По опы­ту вид­но, что дет­ское разви­тие тре­бу­ет дви­га­тель­ной актив­но­сти. Физи­че­ская куль­тура тре­бу­ет под­го­тов­ки, обра­зо­ва­ния, зна­ний (в том чис­ле и зна­ний о пре­ду­пре­жде­нии травм, навы­ков в ока­за­нии пер­вой меди­цин­ской помо­щи, орга­ни­за­ции мето­ди­ки пре­по­да­ва­ния), поэто­му хоте­лось бы, что­бы наши­ми детьми зани­ма­лись профессионалы.

Нужно ли отдавать детей в спортивные секции?

Пока спор­тив­ных круж­ков при вос­крес­ных шко­лах нет или почти нет, роди­те­лям при­хо­дит­ся думать о том, надо ли отда­вать детей в спор­тив­ные сек­ции, здесь, как мы уже гово­ри­ли, опас­ность заклю­ча­ет­ся пока лишь в том, что ребе­нок может «ото­рвать­ся» от семьи, а роди­те­ли — от важ­ней­ше­го дела сво­ей жиз­ни – вос­пи­та­ния. Вос­пи­ты­вать ребен­ка долж­ны роди­те­ли, а не сек­ция, не тре­нер и не кто-нибудь дру­гой. Но, как почти в любом явле­нии, в заня­ти­ях в спортив­ной сек­ции, конеч­но, есть и мно­го хоро­ше­го. Они фор­ми­ру­ют опре­де­лен­ный ритм жиз­ни, сле­дуя кото­рому ребе­нок при­вы­ка­ет рано вста­вать, вовре­мя ло­житься, делать заряд­ку по утрам. На тре­ни­ров­ках они учат­ся рабо­тать физи­че­ски, слу­шать­ся тре­не­ра, забы­вать об уста­ло­сти, отсе­кать свою волю, а глав­ное, учат­ся пони­мать то, что плоть может быть послушной.

Не сто­ит слиш­ком бес­по­ко­ить­ся о том, что мож­но пере­гру­зить дет­ский орга­низм в спор­тив­ной сек­ции. Тре­нер несет пол­ную ответ­ствен­ность за здо­ро­вье сво­их под­опеч­ных. Кро­ме того, ребе­нок хотя бы раз в год дол­жен про­хо­дить обсле­до­ва­ние в меди­цин­ском учре­жде­нии, пото­му что для заня­тий спор­том необ­ходимо иметь справ­ку о состо­я­нии здо­ро­вья. Так что началь­ный пери­од спор­тив­но­го раз­ви­тия ниче­го вред­но­го детям не при­не­сет, но это не зна­чит, что детс­кие заня­тия спор­том мож­но пустить на само­тек. От­давать ребен­ка (осо­бен­но город­ско­го маль­чи­ка) в спор­тив­ную сек­цию мож­но и, ско­рее все­го, даже нуж­но, толь­ко не сто­ит это­го делать слиш­ком рано. Пусть он сна­ча­ла внут­ренне окреп­нет, под­рас­тет. Ведь лю­бой тре­нер — это хоть и про­фес­си­о­наль­но подготов­ленный, но все-таки чужой человек.

Каким должен быть тренер?

Преж­де, чем отда­вать ребен­ка в сек­цию, надо хоро­шень­ко узнать, что за чело­век тре­нер, насколь­ко состо­я­те­лен он как педа­гог. Мож­но поспра­ши­вать сосе­дей о том, в каких сек­ци­ях зани­ма­ют­ся их дети, нра­вит­ся ли им их настав­ник. Хоро­шо, если он — моло­дой выпуск­ник инсти­ту­та физ­куль­ту­ры, у кото­ро­го еще нет се­мьи, — тогда он рас­по­ла­га­ет доста­точ­ным количе­ством вре­ме­ни, что­бы посвя­тить его детям. Сре­ди моло­дых спортс­ме­нов есть пре­крас­ные спе­ци­а­ли­сты. Они бук­валь­но живут сво­им делом: увле­чен­но зани­маются с детьми, вме­сте про­во­дят сво­бод­ное вре­мя, обсуж­да­ют общие, не толь­ко спор­тив­ные про­бле­мы. В таком обще­нии нет ниче­го пло­хо­го, в опре­де­лен­ной мере оно необ­хо­ди­мо ребен­ку для фор­ми­ро­ва­ния личности.

Но быва­ет и так, что в про­цес­се обу­че­ния тре­нер может возы­меть слиш­ком боль­шое вли­я­ние на ребен­ка, поэто­му роди­те­ли не долж­ны оста­вать­ся безучас­тными к их отно­ше­ни­ям. Вре­мя от вре­ме­ни отцу или мате­ри надо посе­щать тре­ни­ров­ки, при­хо­дить на со­ревнования. Мно­гие спор­тив­ные меро­при­я­тия орга­низуют спе­ци­аль­но, что­бы сбли­зить педа­го­гов, детей и роди­те­лей. Вырас­тая, дети с бла­го­дар­но­стью вспо­минают доб­ро­же­ла­тель­ную атмо­сфе­ру спор­тив­но­го кол­лек­ти­ва. Взрос­лым не обя­за­тель­но делать «пока­зательное выступ­ле­ние» из сво­е­го визи­та в спор­тив­ную сек­цию, глав­ное уметь свое­вре­мен­но на­ставить ребен­ка лас­ко­вым сло­вом. Если у него что-то не полу­чи­лось на сорев­но­ва­ни­ях, его мож­но ус­покоить, под­дер­жать в слож­ной ситу­а­ции. И наобо­рот, когда он про­явил себя очень успеш­но, мож­но слег­ка оса­дить его: «Неве­лик подвиг — забить два гола или прыг­нуть выше дру­гих. Спорт хорош до поры, но при­дет вре­мя, когда надо будет най­ти в себе силы, оста­вить его, что­бы исполь­зо­вать приобретен­ные каче­ства на более важ­ные дела». Под­дер­жи­вать обще­ние с тре­не­ром надо еще и для того, что­бы не про­пу­стить момент, когда он нач­нет вовле­кать ребен­ка в про­фес­си­о­наль­ный спорт и суметь удер­жать ситу­а­цию под родитель­ским контролем.

Почему важен контроль родителей?

Взрос­лым обя­за­тель­но надо вни­кать в то, чем зани­ма­ет­ся ребе­нок в сек­ции. У любо­го тре­не­ра все­гда есть свой профессио­нальный инте­рес, и роди­те­ли могут опоз­дать с раз­го­во­ра­ми, если пустят про­цесс обу­че­ния на само­тек. Если тре­не­ру уда­ет­ся под­го­то­вить масте­ра спор­та, ему под­ни­ма­ют зар­пла­ту, его повы­ша­ют в долж­но­сти. Слиш­ком мно­го сил вкла­ды­ва­ет тре­нер в спо­соб­но­го ребен­ка, что­бы так про­сто отпу­стить его от себя. Детей с хоро­ши­ми «дан­ны­ми» втя­ги­ва­ют в спор­тивную жизнь, обе­щая им без­бед­ное буду­щее, при­зыв на сроч­ную служ­бу в спор­тив­ную роту, сла­ву, помощь при поступ­ле­нии в инсти­тут… Но не так про­сто быва­ет вырвать­ся из спор­тив­ной жиз­ни, если слиш­ком глу­боко уйти в нее. Часто толь­ко кон­фликт раз­ря­жал напря­жен­ную ситу­а­цию, созда­вал усло­вия для ухо­да. Одна­ко дале­ко не каж­дый ребе­нок спо­со­бен сохра­нять рав­но­ве­сие в кон­фликт­ной ситу­а­ции со взрос­лым человеком.

Конеч­но, мож­но поко­рить­ся воле тре­не­ра и жить на тех усло­ви­ях, кото­рые он пред­ло­жит. Но тогда надо быть гото­вым и к тому, что при­дет­ся при­не­сти в жерт­ву спор­тив­ным дости­же­ни­ям здо­ро­вье, нрав­ствен­ное состо­я­ние, а, воз­мож­но, и семей­ную жизнь. Ребе­нок, при­ни­ма­ю­щий по сове­ту тре­не­ра реше­ние за­ниматься про­фес­си­о­наль­но, не спо­со­бен в силу воз­раста понять на что он согла­ша­ет­ся. Он не зна­ет пока, что в этом слу­чае вся его взрос­лая жизнь будет свя­зана со спор­том, и даже когда он захо­чет оста­вить спорт, это сде­лать будет не просто.

Тем не менее, мож­но раз­ре­шить под­рост­ку зани­мать­ся спор­том, если сами роди­те­ли доб­ро­со­вест­но отно­сят­ся к сво­им обя­зан­но­стям. Я с бла­го­дар­но­стью вспо­ми­наю свои дет­ские годы, про­ве­ден­ные в спор­тив­ной сек­ции. Наш тре­нер был насто­я­щим педа­го­гом. Он часто про­во­дил роди­тель­ские собра­ния, нахо­дил­ся в кон­так­те со взрос­лы­ми. Сооб­ща реша­лись вопро­сы само­го раз­но­го харак­те­ра. Тре­нер инте­ре­со­вал­ся на­шей успе­ва­е­мо­стью, пове­де­ни­ем, отно­ше­ни­я­ми в се­мье. Мы нико­гда не слы­ша­ли от роди­те­лей неблаго­дарных слов, ска­зан­ных в его адрес. Часто оди­но­кие мате­ри, узнав о том, что есть такой заме­ча­тель­ный педа­гог, при­во­ди­ли в сек­цию сво­их детей, так назы­ваемых «труд­ных под­рост­ков», и пла­ва­ние посте­пен­но вытес­ня­ло из их жиз­ни бес­тол­ков­щи­ну и хули­ган­ство. Физи­че­ская энер­гия, кото­рая рань­ше рас­хо­до­ва­лась на непо­треб­ные вещи, теперь направ­ля­лась в нейт­ральное рус­ло. Конеч­но, спорт не созда­ет каких-то выс­ших цен­но­стей, но хотя бы энер­гия «труд­ных» ре­бят, когда они заня­ты в сек­ции, не тра­тит­ся на зло. И тем самым, все-таки, испол­ня­ет­ся запо­ведь псалмо­певца царя Дави­да: «укло­няй­ся от зла» (Пс. 33, 15). Спорт часто помо­гал завсе­гда­та­ям орга­ни­за­ций по делам несо­вер­шен­но­лет­них исправиться.

Дети из бла­го­по­луч­ных семей тоже полу­ча­ли поль­зу от спор­тив­ных заня­тий. Я пом­ню, как мои роди­те­ли вни­ма­тель­но сле­ди­ли за тем, что­бы мое вре­мя было пра­виль­но орга­ни­зо­ва­но, и я, зани­ма­ясь спор­том, не отста­вал в шко­ле. Как толь­ко уче­ба начи­нала стра­дать, спор­тив­ные заня­тия пре­кра­ща­лись. Пере­жить такое все­гда было тяже­ло, хоте­лось нара­щивать мастер­ство. Но взрос­лые поста­ви­ли мне усло­вия: за трой­ку я про­пус­каю тре­ни­ров­ку, за двой­ку — целую неде­лю тре­ни­ро­вок. При­хо­ди­лось хоро­шо учить­ся, что­бы зани­мать­ся люби­мым делом. А напря­жен­ный ритм жиз­ни при­уча­ет ребен­ка к тру­ду, вос­пи­ты­ва­ет полез­ные для жиз­ни каче­ства характера.

Какими видами спорта лучше заниматься?

Мы отве­тим на этот вопрос    так: хри­сти­а­ни­ну луч­ше зани­мать­ся теми вида­ми спор­та, кото­рые не вли­я­ют на его миро­воз­зре­ние и не раз­ви­ва­ют чув­ства избраннос­ти. Тра­ди­ци­он­ный, при­выч­ный для созна­ния спорт сми­ря­ет чело­ве­ка. Любой ребе­нок с дет­ства зна­ет, что всем людям надо научить­ся пла­вать и катать­ся на лыжах. И когда его отда­ют в лыж­ную сек­цию или на пла­ва­ние, у него не воз­ни­ка­ет мыс­лей о сво­ей прича­стности к чему-то уни­каль­но­му. Дру­гое дело, когда взрос­лые отправ­ля­ют его в кон­ный спорт или боль­шой тен­нис. Ребе­нок неволь­но может «раз­дуть­ся» от осо­зна­ния того, что он отно­сит­ся к некой эли­те, хотя бы даже спортивной.

Зани­мать­ся надо теми вида­ми спор­та, кото­рые не вли­я­ют на внут­рен­нюю жизнь чело­ве­ка, не вре­дят духов­но­му здо­ро­вью. Поэто­му Цер­ковь осто­рож­но отно­сит­ся к восточ­ным единобор­ствам. Они име­ют в сво­ей осно­ве нехри­сти­ан­скую идео­ло­гию. Маль­чи­кам креп­ко­го тело­сло­же­ния, ко­торые хоте­ли бы зани­мать­ся борь­бой, мож­но пореко­мендовать сам­бо. Этот вид при­ме­ча­те­лен для нас еще и тем, что бор­цы зани­ма­ют­ся в курт­ках с длин­ны­ми рука­ва­ми. Бокс — слиш­ком жесток. А вот игро­вые виды спор­та раз­ви­ва­ют мыш­ле­ние. Как отец я бы отдал им пред­по­чте­ние. В фут­бо­ле и хок­кее слиш­ком мно­го столк­но­ве­ний, эти виды игро­во­го спор­та вызы­вают агрес­сию и чре­ва­ты серьез­ны­ми трав­ма­ми. На­шим детям боль­ше под­хо­дят волей­бол и баскетбол.

Хорош тот спорт, кото­рый гар­мо­нич­но раз­ви­ва­ет чело­ве­ка. Напри­мер, лег­ко­ат­ле­ти­че­ские мно­го­бо­рья. Маль­чи­кам я поре­ко­мен­до­вал бы лыж­ный спорт. Лыжи тре­ни­ру­ют почти все груп­пы мышц, в отли­чие, ска­жем, от бега. Для дево­чек хоро­ши те виды спор­та, кото­рые вос­пи­ты­ва­ют гра­ци­оз­ность. До опре­де­лен­но­го воз­рас­та мож­но зани­мать­ся худо­же­ствен­ной гим­на­сти­кой. Спор­тив­ная гим­на­сти­ка раз­ви­ва­ет слиш­ком креп­кие мыш­цы, кото­рые могут в буду­щем поме­шать нор­маль­но­му про­цес­су дето­рож­де­ния. На любитель­ском уровне девоч­кам тоже мож­но зани­мать­ся лыжа­ми и плаванием.

О чем нель­зя забы­вать роди­те­лям, кото­рые отда­ют дево­чек в спор­тив­ные сек­ции? Серьез­ные физи­ческие нагруз­ки уве­ли­чи­ва­ют в жен­ском орга­низ­ме коли­че­ство муж­ских гор­мо­нов. Девоч­ка может огру­беть, при­об­ре­сти маль­чи­ше­ский (если не муж­ской) облик, поэто­му к жен­ско­му спор­ту надо отно­сить­ся очень осто­рож­но. Сей­час есть спор­тив­ные клу­бы для люби­телей, где девуш­ки зани­ма­ют­ся гим­на­сти­кой и плава­нием. Такая «око­ло­спор­тив­ная» сре­да боль­ше подхо­дит хри­сти­ан­кам. Девоч­кам полез­но раз­ви­тие чув­ства рит­ма. Очень помо­га­ют в этом заня­тия хореографи­ей, толь­ко нашим детям луч­ше зани­мать­ся народны­ми тан­ца­ми. А места в круж­ках баль­ных и спортив­ных тан­цев оста­вить сво­бод­ны­ми для тех, кто пока не при­шел к вере. Епи­скоп Вар­на­ва (Беля­ев) рассуж­дая о баль­ных тан­цах, гово­рил, что слиш­ком рано раз­вивается в девоч­ке то, что надо побе­речь до време­ни. Опи­ра­ясь на мне­ние епи­ско­па, я бы и маль­чи­кам не сове­то­вал зани­мать­ся баль­ны­ми тан­ца­ми и пар­ным фигур­ным катанием.

Туризм

Сре­ди дру­гих видов спор­та особ­ня­ком сто­ит туризм. Туризм — это, ско­рее, даже не спорт, а уклад жиз­ни. Тури­сты живут вос­по­ми­на­ни­я­ми о про­шлых похо­дах, пере­жи­ва­ют впе­чат­ле­ния от насто­я­щих и гото­вят­ся к похо­дам буду­щим. Дол­гое отсут­ствие гла­вы семьи, конеч­но, не спо­соб­ству­ет сохра­не­нию миро­лю­би­вой до­машней атмо­сфе­ры, поэто­му семьи у тури­стов ред­ко быва­ют пол­но­цен­ны­ми. Так ли хоро­шо остав­лять жену и детей ино­гда на целый месяц, для того, что­бы уйти в лес петь пес­ни? Пси­хо­ло­гия бродяжниче­ства вытес­ня­ет взрос­лое и ответ­ствен­ное отно­ше­ние к жиз­ни и часто нахо­дит свое отра­же­ние в сти­хах: «А я еду, а я еду за тума­ном». И опять мы видим подме­ну насто­я­щих цен­но­стей мни­мы­ми. Вме­сто того, что­бы стре­мить­ся к Богу, к Церк­ви, к семье, чело­век от­дает силы путе­ше­стви­ям, кото­рые меня­ют его миро­воззрение. Мы не будем слиш­ком кри­ти­ко­вать ту­ризм, все-таки, этот вид спор­та нель­зя назвать экст­ремальным, если не брать в рас­чет бом­жей, кото­рые могут при­чи­нить мно­го непри­ят­но­стей в лесу, но взрос­лым людям надо пони­мать, что отрыв от семьи и частая сме­на мест ред­ко при­но­сят мир душе.

Заня­тия туриз­мом для ребен­ка свя­за­ны с тем, что он ухо­дит от семьи, а мы долж­ны отно­сить­ся к это­му весь­ма осто­рож­но (насколь­ко нрав­ствен­ный чело­век инструк­тор и т.п.?). Все похо­ды, как пра­ви­ло, совер­шаются в выход­ные дни. Ночу­ют дети в палат­ках, а какой бла­го­ра­зум­ный отец отпу­стит в поход свою дочь, зная, что там пред­по­ла­га­ет­ся сов­мест­ный ночлег?

Часто в оправ­да­ние туриз­ма гово­рят, что этот вид спор­та дает воз­мож­ность реа­ли­зо­вать­ся поло­жи­тель­ным каче­ствам чело­ве­че­ской нату­ры, что тури­сты — хоро­шие дру­зья и на них мож­но поло­жить­ся в труд­ной ситу­а­ции, а, путе­ше­ствуя, чело­век пости­га­ет кра­соту тво­ре­ния Божи­его мира. Все это так, но не стра­дают ли близ­кие по вине гла­вы семьи, для кото­ро­го туризм инте­рес­нее, чем обще­ние с женой и детьми? Да и может ли сам турист отве­тить на вопрос, что имен­но гонит его из дома? И если он пой­мет это, то, воз­мож­но, най­дет в себе силы, что­бы вер­нуть­ся к нор­маль­ной жиз­ни и посвя­тить себя чему-то более высо­кому. Этот путь изве­стен мно­гим. Если серд­ца челове­ка каса­ет­ся бла­го­дать Божия, он остав­ля­ет не толь­ко спорт, но и все, что име­ет. Посте­пен­но высо­кие уст­ремления пере­рож­да­ют его, и про­ис­хо­дит это таин­ственным обра­зом. Душа встре­ча­ет­ся с Богом, и все зем­ное обес­це­ни­ва­ет­ся. Надо толь­ко молить­ся о том, что­бы Гос­подь ука­зал путь, по кото­ро­му сле­ду­ет идти. В хри­сти­ан­стве все чисто и глу­бо­ко. Если твоя душа отзы­ва­ет­ся на пре­крас­ное, то поди­вись той кра­соте, кото­рая при­сут­ству­ет в Церк­ви. Если ты хочешь иметь дру­зей, то самым луч­шим дру­гом может стать жена. Про­бле­мы, свя­зан­ные с досу­гом, лег­ко реша­ются, когда у чело­ве­ка есть дом. Силы наши раскры­ваются во всей пол­но­те, когда мы начи­на­ем жить как хри­сти­ане и бороть­ся с грехом.

Экстремальные виды спорта

Сей­час в сре­де моло­де­жи высок инте­рес к так назы­ва­е­мым экс­тре­маль­ным ви­дам спор­та. Чело­ве­ку, осо­бен­но незре­ло­му, свойствен­но тянуть­ся к заня­ти­ям, кото­рые будо­ра­жат кровь. Совре­мен­ная инду­стрия раз­вле­че­ний рас­счи­ты­ва­ет на эту потреб­ность. Даже в пар­ках отды­ха, куда еще не так дав­но мамы и папы при­во­ди­ли дети­шек, что­бы пока­тать их на кару­се­лях, теперь боль­шим спро­сом поль­зу­ет­ся аттрак­ци­он «тар­зан», участ­вуя в кото­ром чело­век пры­га­ет с выш­ки, зави­са­ет в воз­ду­хе вниз голо­вой и рас­ка­чи­ва­ет­ся над водой, при­вя­зан­ный стра­хо­воч­ным тро­сом. Моло­дежь вез­де ищет ост­рых ощу­ще­ний, поэто­му и тянет­ся к экс­тре­маль­ным видам спорта.

К клас­си­че­ским рис­ко­ван­ным видам спор­та отно­сят­ся аль­пи­низм, гор­ный туризм, вод­ный туризм, спе­лео­ту­ризм и др. Сюда же мож­но отне­сти и воздуш­ную акро­ба­ти­ку пара­шю­ти­стов. Все эти виды спор­та неиз­беж­но сопря­же­ны с опас­но­стью для жиз­ни. Воз­душные акро­ба­ты, напри­мер, под­ни­ма­ют­ся на само­лете на высо­ту трех-четы­рех тысяч мет­ров, а потом совер­ша­ют прыж­ки с задерж­кой рас­кры­тия парашю­та, выпол­няя в сво­бод­ном паде­нии ком­плекс акроба­тических фигур. Само паде­ние длит­ся пол­то­ры ми­нуты. Ино­гда спе­ци­аль­но под­го­тов­лен­ный опе­ра­тор сни­ма­ет про­ис­хо­дя­щее. Мастер­ски выпол­нен­ные в воз­ду­хе акро­ба­ти­че­ские фигу­ры смот­рят­ся очень кра­сиво, но не слиш­ком ли высо­ка цена, кото­рую готов запла­тить спортс­мен в слу­чае неудачи?

В рис­ко­ван­ных видах спор­та, кото­рые издав­на раз­ви­ва­лись в нашей стране, необ­хо­ди­мым усло­ви­ем все­гда была тех­ни­ка без­опас­но­сти, аза­ми кото­рой спортс­ме­ны овла­де­ва­ют преж­де чем перей­ти от теоретиче­ских заня­тий к прак­ти­ке. Они про­хо­дят спе­ци­аль­ную под­го­тов­ку по ока­за­нию пер­вой меди­цин­ской помо­щи, учат­ся при­ни­мать меры спа­се­ния в экс­тре­маль­ных усло­ви­ях, перед вос­хож­де­ни­ем на вер­ши­ну про­хо­дят реги­стра­цию в мест­ном спа­са­тель­ном поис­ко­вом цен­тре, отку­да в слу­чае непред­ви­ден­ной опас­но­сти груп­пе обя­за­ны выслать помощь. Но все мы зна­ем, что даже при бла­го­при­ят­ном сте­че­нии обсто­я­тельств воз­мож­но­сти ока­за­ния помо­щи чело­ве­ку, попав­ше­му в беду, ограничены.

Нам, пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам, сто­ит подроб­нее рас­смот­реть при­чи­ну инте­ре­са моло­де­жи к опас­ным видам спор­та. Веро­ят­но, люди, кото­рые любят риск, не пони­ма­ют, как высо­ка цена чело­ве­че­ской жиз­ни. Жизнь — это вели­кий дар Божий. Она дана чело­ве­ку для того, что­бы, про­жив ее на зем­ле по Еван­гель­ским зако­нам, спо­до­бить­ся веч­но­го спа­се­ния. Поэто­му так береж­но отно­сят­ся к жиз­ни хри­сти­ане. Мы зна­ем, что грех само­убий­ства не про­ща­ет­ся ни в этом веке, ни в буду­щем. Зна­ют ли об этом спортс­ме­ны, кото­рые зани­ма­ют­ся экс­тре­маль­ны­ми вида­ми спор­та? Ведь грех само­убий­ства быва­ет и неволь­ным. Когда чело­век ложит­ся под поезд или при­ни­ма­ет смер­то­нос­ное зелье — это само­убий­ство воль­ное, но если мы зна­ем о том, что опас­но ходить в горы, где нель­зя застра­хо­вать­ся от соше­ствия лавин, кам­не­па­дов, сры­ва в про­пасть, и все же про­дол­жа­ем это делать — это неволь­ное само­убий­ство. Турист-вод­ник зна­ет о том, что может раз­бить­ся о кам­ни, если лод­ка пере­вер­нет­ся, спе­лео­лог пони­ма­ет, что может поте­рять шнур, кото­рый выво­дит его на воз­дух, и на­веки остать­ся под зем­лей. Что же застав­ля­ет людей так лег­ко­мыс­лен­но отно­сить­ся к жиз­ни? Кто-то гово­рит, что, нахо­дясь в опас­но­сти, чело­век ско­рее вспо­ми­на­ет о Боге. Это так. Когда пови­са­ешь над про­па­стью, на­минаешь молить­ся, хочешь ты того или нет. Но зачем же дово­дить дело до той ста­дии, когда уже никто, кро­ме Гос­по­да, не может помочь? И не назы­ва­ет­ся ли это «иску­шать Гос­по­да Бога понапрасну»?

С теле­экра­нов нам еже­днев­но навя­зы­ва­ют так назы­ва­е­мую «муж­скую пси­хо­ло­гию». Наше вни­ма­ние все­ми сила­ми пыта­ют­ся при­влечь к так назы­ва­е­мо­му «спор­ту для насто­я­щих муж­чин», или так назы­ва­е­мой «охо­те для насто­я­щих муж­чин». Нам пыта­ют­ся пред­ставить, что эти заня­тия укреп­ля­ют волю, раз­ви­ва­ют сме­лость. Одна­ко нам дово­ди­лось общать­ся с «муже­ствен­ны­ми», с обще­при­ня­той точ­ки зре­ния, людь­ми. При внеш­нем муже­стве они пасу­ют перед таки­ми труд­ностями, кото­рых нико­гда бы не испу­га­лись христиа­не. Один «муже­ствен­ный» чело­век, кото­рый не боял­ся пры­гать с пара­шю­том и спус­кать­ся в пеще­ры, тряс­ся как оси­но­вый листо­чек, когда ему при­шлось вез­ти жену в род­дом, и боял­ся брать на себя ответ­ствен­ность за вос­пи­та­ние детей.

Вот оно — след­ствие под­ме­ны истин­ных цен­но­стей лож­ны­ми. Диа­воль­ским ста­ра­ни­ем люди переста­ют пони­мать, что такое насто­я­щее муже­ство. А ведь уси­лия надо направ­лять на бла­гие дела. Чело­век ни­чего не! дол­жен делать без цели. Празд­ность — мать всех поро­ков. Имен­но она подви­га­ет людей на бес­смысленные дей­ствия. Име­ем ли мы пра­во назвать му­жественными людей, кото­рые «гоня­ют» по горам на вело­си­пе­дах или пры­га­ют с пара­шю­том, но боят­ся рас­тить детей? Нель­зя назвать насто­я­щим муж­чи­ной чело­ве­ка, кото­рый не пони­ма­ет, что такое насто­я­щие цен­но­сти. Сколь­ко нуж­но сил, что­бы вос­пи­тать детей! Сколь­ко нуж­но муд­ро­сти, муже­ства для это­го свято­го и бого­угод­но­го дела! Под­дер­жать жену, обес­пе­чить детей, не спа­со­вать перед труд­но­стя­ми, зара­бо­тать день­ги чест­ным тру­дом, а не раз­бо­ем и про­ти­во­за­кон­ным биз­не­сом — вот где тре­бу­ет­ся насто­я­щая муж­ская сила, помно­жен­ная на терпение!

Чело­век, не познав­ший бла­го­да­ти цер­ков­ных таинств, сла­до­сти молит­вы, чув­ства уми­ле­ния от чте­ния свя­то­оте­че­ских писа­ний, пыта­ет­ся под­ме­нить пищу духов­ную неким сур­ро­га­том. Вот отку­да берет­ся жела­ние ост­рых ощу­ще­ний. Ведь духов­ная жизнь, даже на ран­них ее ста­ди­ях, тре­бу­ет не мень­ше муже­ства, чем экс­тре­маль­ные виды спор­та. Поче­му бы не напра­вить уси­лия на бла­гое дело? Пред­ста­вим себе хотя бы палом­ни­ка. Что­бы добрать­ся до мона­сты­ря, надо пре­одо­леть мно­го труд­но­стей: доро­гу, огра­ни­че­ния в пище и отды­хе, ожи­да­ние духовни­ка, дол­гие служ­бы… Но эти пере­жи­ва­ния в конеч­ном ито­ге при­но­сят душе мир, тиши­ну и спо­кой­ствие. И мож­но себе пред­ста­вить, что тво­рит­ся в душе после заня­тий экс­тре­маль­ны­ми вида­ми спор­та: тре­во­ги, стра­хи, напря­же­ние, волнения…

Но, может быть, воз­душ­ные акро­ба­ты, аль­пи­ни­сты и дру­гие «экс­тре­маль­щи­ки» не толь­ко любят рис­ковать, а хотят, напри­мер, с высо­ты уви­деть кра­со­ту Божи­его тво­ре­ния или иссле­до­вать ланд­шафт местно­сти, при­не­сти поль­зу нау­ке? Хоро­шо, когда люди ста­вят перед собой такие зада­чи. Я читал как-то, что в Сред­ней Азии сре­ди раз­ных вер­шин, каж­дая из кото­рых име­ла свое назва­ние, была одна, имя кото­рой было пик Без­бож­ник. Веру­ю­щие люди реши­ли такое поло­же­ние дел испра­вить. Сфор­ми­ро­ва­лась груп­па пра­во­слав­ных аль­пи­ни­стов, соору­ди­ли крест для воз­движения его на вер­ши­ну, орга­ни­зо­ва­ли поход, и теперь она име­ет дру­гое назва­ние. Это, на мой взгляд, бла­гое дело.

К сожа­ле­нию, чаще спортс­ме­ны видят свою цель в том, что­бы гор­де­ли­вым чело­ве­че­ским умом бро­сить вызов при­ро­де и Само­му Твор­цу, дока­зать, что нет ниче­го невоз­мож­но­го для чело­ве­ка. Хотя, кажет­ся, всем извест­ны слу­чаи, когда снеж­ные лави­ны, сошед­шие с вер­шин, пол­но­стью уни­что­жа­ли пала­точ­ные город­ки аль­пи­ни­стов. Супру­гам, у кото­рых есть дети даже запре­ща­ет­ся вме­сте совер­шать вос­хож­де­ние[4]. Аль­пи­ни­сты идут по слож­ным марш­ру­там, рис­ку жиз­нью, поко­ря­ют отвес­ные сте­ны высо­той в несколь­ко сот мет­ров. Конеч­но, есть марш­ру­ты раз­ных ка­тегорий слож­но­сти, но чем выше кате­го­рия, тем боль­ше титу­лов, наград, зачет­ных бал­лов полу­ча­ет чело­век, пре­одо­лев­ший путь восхождения.

То же самое мож­но ска­зать и о вод­ном туриз­ме, и о заня­ти­ях спе­лео­ло­ги­ей… Пере­прав­ля­ясь через вод­ные поро­ги, спортс­ме­ны риску­ют жиз­нью. Они хоро­шо пони­ма­ют, что могут не выплыть, если лод­ка пе­ревернется. Спе­лео­ло­ги спус­ка­ют­ся туда, где, как нам гово­рит Еван­ге­лие, жили толь­ко одер­жи­мые бесом. Мы пом­ним сви­де­тель­ство об исце­ле­нии гада­рин­ско­го бес­но­ва­то­го. Где жил бес­но­ва­тый? В гро­бах. Та­ким сло­вом назы­ва­лись рань­ше высе­чен­ные в ска­ле пеще­ры, где иудеи погре­ба­ли усоп­ших род­ствен­ни­ков. Бес­но­ва­тые жили имен­но в таких пеще­рах. Нечи­стые духи сами жела­ли это­го. Спус­кать­ся в пеще­ры из любо­пыт­ства — безу­мие. Один зна­ко­мый спе­лео­лог рас­ска­зы­вал, как, нахо­дясь в пеще­ре, решил про­честь канон Всем свя­тым. Не хочет­ся пере­да­вать подроб­ности того, что нача­лось в под­зе­ме­лье, ска­жу лишь, что в ответ на молит­ву опол­чи­лась вся нечисть, и ее недо­воль­ство было очевидным.

Извест­но, что людям с нар­ко­ти­че­ской или алко­гольной зави­си­мо­стью в пери­од ремис­сии нар­ко­ло­ги реко­мен­ду­ют заня­тия экс­тре­маль­ны­ми вида­ми спор­та. Воз­мож­но, вра­чи счи­та­ют, что зави­си­мо­му чело­ве­ку нужен силь­ный стресс, что­бы на пси­хо­ло­ги­че­ском уровне про­изо­шло пере­клю­че­ние (по прин­ци­пу «клин кли­ном выши­ба­ют»). Одна­ко, если мы рас­смат­ри­ва­ем нар­ко­ма­нию как про­бле­му духов­ную, а диа­во­ла как глав­но­го винов­ни­ка нар­ко­ма­нии, то мы пони­ма­ем, что сред­ства борь­бы про­тив это­го неду­га тоже долж­ны быть духов­ны­ми, таки­ми, как молит­ва, пост, обраще­ние к таин­ствам Церк­ви. Слиш­ком слаб чело­век, что­бы обой­тись без это­го надеж­но­го и креп­ко­го ору­жия. Экс­тре­маль­ные виды спор­та нель­зя делать сред­ством избав­ле­ния от духов­ных проблем.

Куда направить энергию молодых?

В душе моло­до­го чело­ве­ка почти все­гда есть стрем­ле­ние к подви­гу. Взрос­лым надо толь­ко помочь ему напра­вить это жела­ние в нуж­ное рус­ло. В кон­це вось­ми­де­ся­тых годов было мно­го под­поль­ных клу­бов каратэ, дзю-до, атлетиче­ской гим­на­сти­ки и пр. Руко­во­ди­те­ли этих клу­бов го­ворили, что их цель — научить маль­чи­шек посто­ять за себя, защи­тить сла­бо­го, и мно­гие виды восточ­ных еди­но­борств были при­ня­ты нашей моло­де­жью как бое­вые искус­ства само­за­щи­ты. Но на деле все обстоя­ло ина­че. Навы­ки, кото­рые полу­ча­ли на заня­ти­ях под­ростки, исполь­зо­ва­лись часто в рэке­те и хули­ган­ских выходках.

Моло­дых мож­но пере­ори­ен­ти­ро­вать: если вы дей­стви­тель­но хоти­те ост­рых ощу­ще­ний, помо­ги­те людям, кото­рые нахо­дят­ся в опас­но­сти! В Рос­сии созда­но Мини­стер­ство по чрез­вы­чай­ным ситу­а­ци­ям. В места сти­хий­ных бед­ствий (землетря­сений, навод­не­ний, пожа­ров) и ката­строф, туда, где есть еще воз­мож­ность спа­сти людей, госу­дар­ство направ­ля­ет спе­ци­а­ли­стов, кото­рые могут ока­зы­вать помощь про­фес­си­о­наль­но. Спа­са­те­ли тоже риску­ют жиз­нью, но их рабо­та тре­бу­ет насто­я­ще­го муже­ства. Она пре­сле­ду­ет бла­гую цель. А когда такой цели нет, то цена ост­рых ощу­ще­ний ста­но­вит­ся неоправ­дан­но высо­кой. Ино­гда это — зем­ная жизнь, а ино­гда и жизнь вечная.

Еще не так дав­но в нашей стране суще­ство­ва­ли допри­зыв­ные клу­бы, где маль­чиш­ки учи­лись стре­лять, пры­гать с пара­шю­том, ездить на машине. У мно­гих моло­дых людей было жела­ние прой­ти эту шко­лу муже­ства. «Хочешь стать насто­я­щим муж­чи­ной, по­служи в армии, отдай силы там, где они дей­стви­тель­но нуж­ны», — гово­ри­ли нашим пар­ням опыт­ные педа­гоги. Это было нор­маль­ное, здо­ро­вое направ­ле­ние вос­пи­та­ния юно­шей. Как теперь воз­ро­дить эту здо­ровую «нор­маль­ность»? Роди­те­лей, кото­рые не хотят отда­вать детей в армию из-за «дедов­щи­ны» и пьян­ства, вполне мож­но понять. Но как оправ­дать тех, кто боит­ся армии, и не пони­ма­ет того, что ребе­нок может поте­рять жизнь на тре­ни­ров­ке, зани­ма­ясь экстремаль­ными вида­ми спор­та? Как оправ­дать тех, кто не жа­леет денег на при­об­ре­те­ние справ­ки об осво­бож­де­нии от служ­бы в армии и поку­па­ет доро­го­сто­я­щее обо­ру­до­ва­ние для мод­ных заня­тий спор­том? Кто вну­шил нашим детям и нашим роди­те­лям, что опас­но слу­жить в армии, но пре­стиж­но зани­мать­ся экс­тре­маль­ным спор­том? Мы видим здесь резуль­тат ста­ра­ний теле­а­ген­тов, кото­рые навя­зы­ва­ют нашей моло­де­жи лож­ные цен­но­сти. Диа­вол застав­ля­ет людей слу­жить мир­ской сла­ве, соб­ствен­но­му «Я», золо­то­му тель­цу. Но в этом слу­же­нии мно­гие теря­ют не толь­ко духов­ные цен­но­сти, но и мате­ри­аль­ные, когда пла­тят за то, что вредно.

Слиш­ком высо­ка цена жиз­ни, что­бы при­не­сти ее в жерт­ву пусто­му, ненуж­но­му делу. Пред­ста­вим, что чело­век вне­зап­но поги­ба­ет во вре­мя вос­хож­де­ния на вер­ши­ну. Какой ответ даст он на Суде Гос­по­ду? Для чего под­ни­мал­ся на гору? Бог дает нам опре­де­лен­ное коли­че­ство лет для того, что­бы мы сде­ла­ли как мож­но боль­ше доб­рых дел, что­бы мы рас­ка­я­лись в сво­их согре­ше­ни­ях. Поэто­му к сво­ей жиз­ни мы долж­ны отно­сить­ся очень береж­но. Все, что свя­за­но с ее созна­тельным сокра­ще­ни­ем, мож­но назвать гре­хом. Сюда же мож­но отне­сти и раз­ру­ше­ние здо­ро­вья фактора­ми рис­ка (куре­ни­ем, пьян­ством, раз­гуль­ным обра­зом жиз­ни…). Здо­ро­вье — это состав­ля­ю­щая часть нашей жиз­ни, а жизнь — это дар Божий. Чело­век здо­ро­вый гораз­до нуж­нее и себе само­му, и сво­ей семье, и обществу.

Здоровье это Божий дар

Тот, кто не име­ет креп­ко­го  здо­ро­вья,   луч­ше  дру­гих пони­ма­ет, как важ­но его беречь. Но все мы долж­ны пони­мать, что здо­ро­вье — это Божий дар. Здо­ро­вье свя­щен­ни­ка, напри­мер, — это здо­ро­вье все­го при­хо­да. Ведь когда боле­ет началь­ник, стра­да­ет любое дело. Здо­ро­вье роди­те­лей — это здо­ро­вье семьи. Здо­ро­вье детей — это здо­ро­вье об­щества. Сей­час, может быть, как нико­гда рань­ше, тре­бу­ют­ся наши силы и наше креп­кое здо­ровье, что­бы воз­рож­дать Рос­сию и Цер­ковь. Мы не хотим оби­жать людей, кото­рые несут болез­ни как крест, спа­са­ю­щий и воз­ло­жен­ный Гос­по­дом. Мы гово­рим о том, что не име­ем пра­ва бес­печ­но отно­сить­ся к сво­е­му здо­ро­вью, даро­ван­но­му Богом.

Гово­ря о физи­че­ской куль­ту­ре, нель­зя не ска­зать и об осо­бой отрас­ли спор­тив­ной меди­ци­ны — лечеб­ной физ­куль­ту­ре. Опре­де­лен­ный набор физи­че­ских упраж­не­ний помо­га­ет вос­ста­но­вить нор­маль­ную жиз­не­де­я­тель­ность орга­низ­ма после травм и тяже­лых болез­ней, облег­чить состо­я­ние чело­ве­ка, от при­ро­ды стра­да­ю­ще­го каким-либо неду­гом. В лечеб­ной физ­культуре нет ниче­го дур­но­го, толь­ко нуж­но сра­зу предо­сте­речь хри­сти­ан от обра­ще­ния к раз­но­го рода цели­те­лям и после­до­ва­те­лям нетра­ди­ци­он­ной медици­ны. Ком­плек­сы физи­че­ских упраж­не­ний есть у мно­гих восточ­ных школ (у‑шу, йога и пр.), но для нас они непри­ем­ле­мы, посколь­ку име­ют противополож­ную хри­сти­ан­ству, эго­и­сти­че­скую духов­ную осно­ву. Луч­ше исполь­зо­вать реко­мен­да­ции тра­ди­ци­он­ной меди­ци­ны. Лечеб­ная физ­куль­ту­ра помо­га­ет чело­ве­ку встать на ноги после травм или опе­ра­ций, испра­вить непра­виль­ную фор­му ске­ле­та, помо­га­ет жен­щи­нам вер­нуть­ся к нор­маль­но­му весу в после­ро­до­вой пери­од. Прой­ти курс тра­ди­ци­он­ной лечеб­ной физ­куль­ту­ры даже полез­но, если делать это с целью оздоров­ления, а не для того, что­бы застав­лять окру­жа­ю­щих обра­щать на нас внимание.

О здоровом питании

Состав­ля­ю­щие телес­но­го здо­ро­вья — это дви­га­тель­ная актив­ность и физи­че­ская нагруз­ка, здо­ро­вое пи­тание и зака­ли­ва­ние. Есть тра­ди­ци­он­ная схе­ма укреп­ления здо­ро­вья, сле­дуя кото­рой чело­век нико­гда не отой­дет от пра­во­слав­но­го укла­да жиз­ни. После раз­говора о поль­зе физ­куль­ту­ры хоте­лось бы остановить­ся чуть подроб­нее на здо­ро­вом питании.

При­хо­дя в мага­зин, совре­мен­ный чело­век видит пере­пол­нен­ные при­лав­ки: огром­ный выбор сыра, мяс­ных про­дук­тов…, и, оча­ро­ван­ный изоби­ли­ем, испы­тывает, ско­рее, чув­ство непол­но­цен­но­сти от того, что не может все­го это­го купить. Не так дав­но гово­ри­ли, что у чело­ве­ка в нашей стране толь­ко две про­бле­мы — как достать еду и как поху­деть. Теперь, когда вре­мя изме­ни­лось, пере­фра­зи­руя эту шут­ку, мож­но сфор­мулировать наши про­бле­мы так: «Как зара­бо­тать денег и не забо­леть наев­шись». Люди, нако­нец, при­задумались над тем, что же все-таки они едят. Меди­ки заня­лись иссле­до­ва­ни­ем это­го вопро­са, и оказа­лось, что не от круп, ово­щей и нату­раль­но­го мяса стра­да­ют орга­ны пище­ва­ре­ния. Наобо­рот, из этих про­дук­тов, без пре­муд­ро­стей при­го­тов­лен­ных, состо­ит боль­шин­ство диет в отде­ле­ни­ях гастро­эн­те­ро­ло­гии и лечеб­но­го пита­ния. Здо­ро­вая еда это про­стая еда, не гово­ря уже о том, что она намно­го дешевле.

С уве­ли­че­ни­ем ассор­ти­мен­та про­дук­тов в мага­зи­нах рас­тет и коли­че­ство пред­ла­га­е­мых для «оздоров­ления» чело­ве­че­ства диет. Но хри­сти­а­нам нет смыс­ла увле­кать­ся дие­та­ми, пото­му что все они по сути сво­ей есть подо­бие пра­во­слав­но­го поста, а пост — са­мая луч­шая дие­та. Что­бы пита­ние было здо­ро­вым, в нашем раци­оне долж­но быть мно­го ово­щей и фрук­тов: картошки/ капу­сты, мор­ков­ки, яблок, огур­цов, поми­до­ров. Когда нет поста, надо пить моло­ко (луч­ше недли­тель­но­го хра­не­ния), есть кис­ло-молоч­ные про­дук­ты. Что каса­ет­ся мяса, то здесь каж­дая семья и зави­си­мо­сти от сво­е­го бюд­же­та реша­ет, как часто сто нуж­но есть. Мясо — про­дукт доро­гой, но, если есть воз­мож­ность, пред­по­чти­тель­нее упо­треб­лять его в нату­раль­ном виде и не поку­пать полу­фаб­ри­ка­ты и кол­бас­ные изделия.

Моя матуш­ка рас­ска­зы­ва­ла, как было организова­но пита­ние в ее боль­шой семье. Чет­ве­ро детей, роди­тели, дедуш­ка с бабуш­кой и дядя — все­го девять че­ловек жили в одном доме. Хозяй­ство было общим. И за все годы жиз­ни в роди­тель­ском доме никто из де­тей ни разу не ел соси­сок или кол­ба­сы. Пита­лись толь­ко нату­раль­ным мясом. Осе­нью дед поку­пал недоро­гого поро­сен­ка, раз­де­лы­вал туш­ку на части, замора­живал, а мама всю зиму гото­ви­ла из сви­ни­ны раз­ные блю­да. Так же заго­тав­ли­ва­ли на зиму рыбу. Мясо­ед чере­до­ва­ли с постом, и вырас­ти­ли здо­ро­вых детей. Ни у кого из чет­ве­рых не болит желу­док, у всех — здо­ро­вая печень. Вот разум­ный под­ход к пита­нию: чере­до­ва­ние мясо­еда с постом и про­стая еда.

Совре­мен­ные люди силь­но стра­да­ют от гигиеничес­кой негра­мот­но­сти. Гиги­е­на как нау­ка о здо­ро­вье дол­жна быть нами освоена.

Часть II

ТРУДНОСТИ БОЛЬШОГО СПОРТА

А что плохого в спорте?

Про­фес­си­о­наль­ные спортс­ме­ны гово­рят, что заня­тия спор­том полез­ны до полу­че­ния пер­во­го раз­ря­да. Тот, кто не достиг еще пер­вого раз­ря­да — физ­куль­тур­ник, а кто достиг и под­нялся выше — спортс­мен. Мы, как и боль­шин­ство спортс­ме­нов, счи­та­ем, что заня­тия физ­куль­ту­рой по­лезны для здо­ро­вья, а спорт — вре­ден. Физкульту­ра укреп­ля­ет мыш­цы, повы­ша­ет рабо­то­спо­соб­ность. Пер­вый раз­ряд в спор­те — это доволь­но высо­кий уро­вень раз­ви­тия физи­че­ских воз­мож­но­стей. Если не гово­рить о «ран­них» видах (таких, как фигур­ное ката­ние, худо­же­ствен­ная и спор­тив­ная гим­на­сти­ка, ко­торыми дети начи­на­ют зани­мать­ся с пяти-шести лет), то пер­вый раз­ряд юно­ша полу­ча­ет с наступ­ле­ни­ем армей­ско­го воз­рас­та, и тогда заня­тия спор­том мож­но пре­кра­тить. Для боль­шин­ства моло­дых людей после армии начи­на­ет­ся взрос­лая жизнь, а профес­сиональный спорт тре­бу­ет мно­гих жертв.

Спорт — это уклад жиз­ни. Как хри­сти­а­нин оста­ет­ся хри­сти­а­ни­ном и в хра­ме, и дома, и на рабо­те, так и спортс­ме­ну при­хо­дит­ся стро­ить свою жизнь в со­ответствии с тем, что его глав­ная обя­зан­ность — отта­чи­вать дви­же­ния и совер­шен­ство­вать фор­му тела. Его рас­по­ря­док дня вклю­ча­ет не толь­ко трениров­ки, но и тео­ре­ти­че­ские заня­тия, изу­че­ние опы­та пред­ше­ствен­ни­ков, соот­вет­ству­ю­щее пита­ние, отдых, систе­му вос­ста­нов­ле­ния… Все, что он дела­ет, долж­но нахо­дить­ся в гар­мо­нии с его основ­ным занятием.

Дли­тель­ное пре­бы­ва­ние в спор­те меня­ет и харак­тер чело­ве­ка. Спортс­мен посто­ян­но окру­жен внима­нием. При­я­те­ли вос­хи­ща­ют­ся его силой, роди­те­ли под­дер­жи­ва­ют его, одоб­ря­ют пра­виль­ный выбор жиз­ненного пути. Ведь спорт, как счи­та­ют мно­гие, — это кра­со­та и гар­мо­ния тела, спорт — это здо­ро­вый образ жиз­ни. Рань­ше гово­ри­ли, что совет­ский спортс­мен умно­жа­ет сла­ву сво­ей Роди­ны. Не знаю, мож­но ли хотя бы отча­сти согла­сить­ся с тем, что наши спортс­ме­ны — это наша сла­ва? Часто, наобо­рот, обраще­ние к Богу быва­ло очень непро­стым для спортс­ме­на, тело кото­ро­го — это некий идол, кото­ро­му он слу­жит. Да и осо­знать себя греш­ни­ком, нахо­дясь на гребне сла­вы, непросто.

Когда гово­рят о вре­де про­фес­си­о­наль­но­го спор­та, то начи­на­ют обыч­но не с нрав­ствен­ных, а с физичес­ких про­блем спортс­ме­нов. Глав­ная из них в том, что, отта­чи­вая мастер­ство, спортс­ме­ны до пре­де­ла изна­шивают свой орга­низм. Давай­те рас­смот­рим, как эта про­ис­хо­дит на при­ме­ре сприн­тер­ско­го бега. Чело­век, кото­рый толь­ко при­шел в спор­тив­ную сек­цию, может про­бе­жать сто мет­ров за два­дцать секунд. Что­бы улуч­шить свой резуль­тат на пять секунд, ему потре­бу­ет­ся год напря­жен­ных тре­ни­ро­вок. И чем выше под­ни­ма­ет­ся уро­вень физи­че­ско­го раз­ви­тия, тем боль­ше вре­ме­ни ухо­дит на борь­бу за каж­дую сле­ду­ю­щую долю секун­ды. Шли­фо­ва­ние каж­до­го дви­же­ния про­исходит на гра­ни чело­ве­че­ских воз­мож­но­стей. Серд­це про­фес­си­о­наль­но­го спортс­ме­на во вре­мя напря­жен­ной тре­ни­ров­ки про­ка­чи­ва­ет око­ло двух­сот лит­ров кро­ви за мину­ту. При таких нагруз­ках люди рабо­та­ют мно­го часов, а, выхо­дя из боль­шо­го спор­та, стра­да­ют от сер­деч­ных заболеваний.

Еще одна серьез­ная про­бле­ма спор­та — допинг. По часто­те сер­деч­ных сокра­ще­ний мож­но опре­де­лить, насколь­ко чело­век утом­лен. Если пульс здо­ро­во­го чело­ве­ка состав­ля­ет 180 уда­ров в мину­ту, это озна­чает, что насту­пи­ло пере­утом­ле­ние. Допин­го­вый пре­парат ото­дви­га­ет барьер утом­ле­ния до 220 — 250 уда­ров. Сер­деч­ная мыш­ца чело­ве­ка, кото­рый рабо­та­ет с такой часто­той пуль­са, может не выдер­жать, и тогда про­изой­дет раз­рыв серд­ца. Не так дав­но допинг зап­ретили. На боль­ших сорев­но­ва­ни­ях уста­нов­лен так назы­ва­е­мый анти­до­пин­го­вый кон­троль, но это дале­ко не такая про­стая про­бле­ма, что­бы решить ее ди­рективными методами.

С одной сто­ро­ны, в таб­ли­цу пре­па­ра­тов, запрещен­ных анти­до­пин­го­вым кон­тро­лем, зане­се­ны, напри­мер, аспи­рин, кап­ли от насмор­ка и пище­вые добав­ки, ко­торые вклю­ча­ют в себя необ­хо­ди­мые для поддержа­ния нор­маль­ной жиз­не­де­я­тель­но­сти спортс­ме­на веще­ства. Таким обра­зом, меры, при­ни­ма­е­мые антидопин­говым кон­тро­лем по отно­ше­нию к спортс­ме­нам на боль­ших сорев­но­ва­ни­ях, силь­но зави­сят от зада­ния, кото­рое выпол­ня­ет кон­тро­ли­ру­ю­щая орга­ни­за­ция. Про­ще гово­ря, «неугод­ных» все­гда мож­но «пой­мать» на исполь­зо­ва­нии «допин­га», даже если они про­сто при­ни­ма­ют вита­ми­ны. А с дру­гой сто­ро­ны, из интер­вью, кото­рое дал в свое вре­мя газе­те «Совет­ский спорт» Юрий Вла­сов, понят­но, что не толь­ко вита­мины исполь­зу­ют спортс­ме­ны для изыс­ка­ния резерв­ных воз­мож­но­стей организма:

«…Во вре­мя дис­пу­та в Кельне я сооб­ра­зил, что меж­ду­на­род­ный спорт от про­бле­мы допин­гов никог­да не отде­ла­ет­ся, если допинг-кон­троль будет про­водиться по уже деся­ти­ле­ти­я­ми ото­бран­ным шаб­ло­нам, к кото­рым и спортс­ме­ны, и тре­не­ры гото­вы — пре­па­ра­ты ведь спе­ци­аль­ным обра­зом а при­крываются” в кро­ви. …Мы про­ве­ли в сере­дине 80‑х годов “бес­пре­па­рат­ный” чем­пи­о­нат стра­ны. И что же? Были пока­за­ны резуль­та­ты на уровне 1964 или 1966 годов, то есть с совре­мен­ных резуль­та­тов надо сбра­сы­вать 30 — 40 кг — эти кило­грам­мы идут за счет “химии”»[5].

И чуть выше:

«…Но самое глав­ное, конеч­но, что вызва­ло раз­дражение, мои выступ­ле­ния про­тив ана­бо­ли­ков. Посте­пен­но я понял, что в этом “завя­за­на” вся Меж­ду­на­род­ная феде­ра­ция. Я сооб­щал тогда Гро­мову дан­ные о том, что, напри­мер, неко­то­рые ее руко­во­ди­те­ли (не буду назы­вать фами­лий, дабы не вызвать скан­да­ла) полу­ча­ли в ряде слу­ча­ев круп­ные взят­ки за то, что­бы целые коман­ды, не гово­ря уже об отдель­ных атле­тах, мог­ли избе­жать антидопин­гового кон­тро­ля. Я тогда уяс­нил, что на анаболи­ках, как и на нар­ко­ти­ках, кор­мит­ся нема­ло людей. Кста­ти, за рубе­жом ана­бо­ли­ки отно­сят к нарко­тическим пре­па­ра­там с соот­вет­ству­ю­щим уголов­ным нака­за­ни­ем за распространение.

Кон­чи­лось все тем, что руко­во­ди­те­ли Междуна­родной феде­ра­ции, по суще­ству, устро­и­ли надо мной суд. Они вызва­ли меня в Афи­ны. Нашли фор­маль­ный повод — отказ наших спортс­ме­нов высту­пать в Австра­лии на куб­ке Мира. Меня поса­ди­ли в зале вме­сте с пере­вод­чи­цей. Наглу­хо закры­ли две­ри. И нача­ли, по сути дела, допрос: какое пра­во вы имее­те гово­рить об ана­бо­ли­ках? Поче­му вы раз­ва­ли­ва­е­те систе­му меж­ду­на­род­но­го спор­та? И про­чее, и про­чее. При­гро­зи­ли штра­фом в несколь­ко сотен тысяч дол­ла­ров нашей наци­о­наль­ной феде­ра­ции или же от­странением коман­ды от выступ­ле­ний на чемпиона­тах мира. Я сумел отбить все эти напад­ки. Но это была лишь отсроч­ка уж черес­чур ярост­но и спло­ченно меня ата­ко­ва­ли. Со мной пере­ста­ли здоровать­ся чле­ны Меж­ду­на­род­ной феде­ра­ции, что­бы не на­вредить себе. Я ока­зал­ся очень неудоб­ным челове­ком[6].

Так что про­бле­ма допин­га, с какой бы сто­ро­ны мы к ней ни подо­шли, в мире боль­шо­го спор­та не решена.

Кро­ме про­бле­мы допин­га в каж­дом виде спор­та есть свои про­фес­си­о­наль­ные забо­ле­ва­ния. В фигур­ном ката­нии — пере­ло­мы и выви­хи, в бок­се — череп­но-моз­го­вые трав­мы, у гор­но­лыж­ни­ков — силь­ные уши­бы, у тяже­ло­ат­ле­тов — гры­жи внут­рен­них орга­нов и т.д.

В раз­де­ле, посвя­щен­ном про­бле­мам боль­шо­го спор­та, мы не будем слиш­ком подроб­но останавли­ваться на труд­но­стях лич­ной жиз­ни спортс­ме­нов. Слу­жение сво­е­му телу, сла­ва, частые поезд­ки, естествен­но, не укреп­ля­ют отно­ше­ний в бра­ке. Поклон­ни­цы или быв­шие подру­ги ста­но­вят­ся жена­ми спортс­ме­нов, но сами спортс­ме­ны про­дол­жа­ют жить той жиз­нью, кото­рой жили до сва­дьбы: тре­ни­ров­ки, сбо­ры, между­народные сорев­но­ва­ния, частые поезд­ки… Извест­ны слу­чаи, когда тре­нер, что­бы под­нять спор­тив­ный дух перед сорев­но­ва­ни­я­ми, сове­то­вал сво­е­му уче­ни­ку заве­сти любов­ни­цу. А ведь семей­ная жизнь созида­ется Богом, на нее есть Его осо­бое бла­го­сло­ве­ние. И слиш­ком мало обще­го меж­ду бла­го­че­сти­вой жиз­нью и про­фес­си­о­наль­ны­ми заня­ти­я­ми спортом.

Для чего мы рас­ска­за­ли так мно­го «пло­хо­го» о спор­те? В самом деле, ведь есть же, навер­ное, и сре­ди спортс­ме­нов хри­сти­ане? Есть. И, как гово­рят мно­гие из них, вера часто помо­га­ет спортс­ме­ну в труд­ных ситу­а­ци­ях, а каче­ства, при­об­ре­тен­ные в боль­шом спор­те, ока­зы­ва­ют­ся полез­ны­ми в духов­ной жиз­ни. Вот отры­вок из бесе­ды редак­то­ра «Дани­лов­ско­го бла­го­вест­ни­ка» с заслу­жен­ным масте­ром спор­та по лег­кой атле­ти­ке Бори­сом Г.:

Когда Вы при­шли в спорт, Вы уже были цер­ковными человеком?

Вера была у меня с дет­ства, но душа образо­вывалась посте­пен­но. Навер­ное, если бы я при­шел к вере взрос­лым чело­ве­ком, то вос­при­я­тие жиз­ни было бы дру­гим. К спор­ту я отно­шусь как к рабо­те. На любом месте надо чест­но тру­дить­ся. Гос­подь ска­зал: кро­вью и потом буде­те добы­вать свой хлеб. Вот я и добываю.

В любом деле, и в спор­те тоже, надо, преж­де все­го, быть хри­сти­а­ни­ном, а потом уже профессиона­лом. Я знаю мно­гих пра­во­слав­ных спортс­ме­нов. Они искренне ста­ра­ют­ся быть поло­жи­тель­ным приме­ром для сво­их кол­лег, ста­ра­ют­ся, что­бы за ними, под­тя­ги­ва­лись и все осталь­ные. Мы не сов­ме­ща­ем’ веру со спор­том. Мы про­сто живем и тем, и дру­гим. Сей­час, при­хо­дя к вере, мно­гие люди старают­ся оста­вить свое дело, уехать из горо­да, посе­лить­ся где-нибудь рядом с мона­сты­рем. Конеч­но, по-раз­но­­му тре­бу­ет Гос­подь… Но я счи­таю, что для меня это было бы про­яв­ле­ни­ем сла­бо­сти. Хри­сти­ане долж­ны быть све­тиль­ни­ка­ми для тех, кто пока не при­шел к вере. А мно­гие не выдер­жи­ва­ют, гово­рят, что это слиш­ком тяже­ло. Гос­подь Сам ука­жет путь, по кото­ро­му мож­но вый­ти из спор­та, когда для это­го при­дет время.

А вот отры­вок из жиз­не­опи­са­ния оптин­ско­го иеро­монаха Васи­лия (Рос­ля­ко­ва), кото­рый тоже в миру был спортсменом:

«Посте­пен­но в коман­де при­вык­ли к тому, что Игорь [имя в миру] постит­ся. Неко­то­рые, прав­да, бес­по­ко­и­лись, что он осла­бе­ет и не смо­жет играть.

Ведь когда сорев­но­ва­ния при­хо­ди­лись на Вели­кий Пост, то Игорь вку­шал толь­ко овся­ную кашу с ку­рагой, да греч­не­вую кру­пу, раз­мо­чив ее пред­ва­ри­тель­но в воде. Одна­жды кто-то из дру­зей про­сил его ос­тавить пост, что­бы были силы для реша­ю­ще­го мат­ча, но Игорь, улы­ба­ясь, отве­тил на это: Глав­ное, что­бы были силы духов­ные”. И истин­ность этих слов он под­твер­дил сво­ей реши­тель­ной игрой»[7].

Но даль­ше мы читаем:

«Я чем более душа его позна­ва­ла Бога, тем бо­лее он утвер­ждал­ся в необ­хо­ди­мо­сти оста­вить спорт. Будучи к тому вре­ме­ни масте­ром спор­та меж­ду­на­род­но­го клас­са, Игорь пони­мал, что все эти тур­ни­ры и состя­за­ния не могут при­не­сти поль­зы душе, ибо каж­дая игра сопря­же­на со мно­же­ством стра­стей. Гор­де­ли­вое жела­ние быть побе­ди­те­лем, неко­то­рая непри­язнь к сопер­ни­ку, порою выливаю­щаяся в гнев и зло­бу, сеет в душе смя­те­ние и не может даро­вать ей покоя. Что­бы утвер­дить­ся в сво­их суж­де­ни­ях, он обра­тил­ся к архи­манд­ри­ту Иоан­ну (Кре­стьян­ки­ну). Ста­рец посо­ве­то­вал ему оста­вить спорт и идти в мона­стырь»[8].

У каж­до­го чело­ве­ка свой путь ко Хри­сту. Игорь Рос­ля­ков стал иеро­мо­на­хом Свя­то-Вве­ден­ской Опти­ной пусты­ни. Спо­до­бил­ся муче­ни­че­ской кон­чи­ны. Есть, конеч­но, быв­шие спортс­ме­ны и сре­ди священни­ков, и сре­ди про­стых веру­ю­щих. Но когда мы стано­вимся роди­те­ля­ми, то вме­сте с дет­ской душой получа­ем от Гос­по­да и обя­зан­ность нести за нее ответствен­ность. «В чем заста­ну, в том и сужу», — гово­рит Гос­подь. Что отве­тим мы на Страш­ном суде, если наш ребе­нок погиб­нет во вре­мя спор­тив­но­го состя­за­ния и поте­ря­ет воз­мож­ность веч­но­го спа­се­ния от того, что стал спортс­ме­ном? Раз­ве мы не подо­зре­ва­ли о вре­де, кото­рый при­но­сит слу­же­ние соб­ствен­но­му телу? Да и ста­нет ли нам лег­че от подоб­но­го оправ­да­ния? Вряд ли. Когда веру­ю­щие роди­те­ли поз­во­ля­ют ребен­ку стать про­фес­си­о­наль­ным спортс­ме­ном, они долж­ны отда­вать себе отчет в том, чего по­требует вза­мен этот культ.

Вот что писал о дет­ском спор­те мно­го­крат­ный чем­пион мира по тяже­лой атле­ти­ке Юрий Власов:

«Познав шко­лу боль­шо­го спор­та (на деле жест­ко про­фес­си­о­наль­но­го), я не могу не счи­тать боль­шой дет­ский спорт вред­ным и оши­боч­ным укло­ном в систе­ме боль­шо­го спор­та. Это тот слу­чай, когда очки, меда­ли, рекор­ды и опре­де­лен­ные лож­ные пред­став­ле­ния навя­зы­ва­ют нездо­ро­вый путь вопре­ки даже обыч­ной логи­ке, не толь­ко гуманности.

Дет­ский и под­рост­ко­вый спорт под­чи­ня­ет­ся зако­нам борь­бы взрос­лых, ведет­ся по зако­нам борь­бы взрос­лых без вся­кой скид­ки, весь под прес­сом пре­дель­ных напря­же­ний (не толь­ко физи­че­ских, но и нерв­ных). А ведь чело­ве­че­ство издрев­ле обе­ре­га­ло от подоб­ных испы­та­ний и потря­се­ний во вся­ком слу­чае, стре­ми­лось и детей (под­рост­ков тоже), и жен­щин. Это явля­лось пер­вой забо­той любо­го чело­ве­че­ско­го сооб­ще­ства, вклю­чая самые при­ми­тив­ные сту­пе­ни его состо­я­ния. Даже не воо­руженные зна­ни­я­ми люди не сомне­ва­лись, что дет­ский орга­низм не спо­со­бен без соот­вет­ству­ю­ще­го уро­на про­ти­во­сто­ять жесто­ко­сти той борь­бы, ко­торая по необ­хо­ди­мо­сти выпа­да­ет на взрос­лый орга­низм. И что уж тогда тол­ко­вать о дет­стве и обо всем том, что состав­ля­ет дет­ство и долж­но быть в дет­стве?»[9].

Трудоустройство бывших спортсменов

Еще одна про­бле­ма боль­шо­го спор­та свя­за­на с тру­до­устрой­ством быв­ших спортс­ме­нов. Хоро­шо, если меж­ду тре­ни­ров­ка­ми, сбо­ра­ми и сорев­но­ва­ни­я­ми моло­дой чело­век успе­ва­ет полу­чить обра­зо­ва­ние. Тогда мож­но рабо­тать трене­ром или най­ти рабо­ту по дру­гой спе­ци­аль­но­сти. Люди с педа­го­ги­че­ски­ми спо­соб­но­стя­ми нахо­дят себе при­ме­не­ние, ста­но­вясь хоро­ши­ми спор­тив­ны­ми на­ставниками. А если таких спо­соб­но­стей нет? Тогда про­бле­ма заня­то­сти быв­ших спортс­ме­нов отча­сти «ре­шается» с помо­щью тене­вых струк­тур эко­но­ми­ки и печаль­но извест­но­го рэке­та. С появ­ле­ни­ем рыноч­ной эко­но­ми­ки мно­гие спортс­ме­ны попол­ни­ли ряды пре­ступных группировок.

«Пен­си­он­ный» воз­раст спортс­ме­нов зави­сит от вида спор­та, от того, какие имен­но каче­ства вырабатыва­ют в себе спортс­ме­ны. Одни виды спор­та раз­ви­ва­ют гиб­кость, дру­гие — силу, тре­тьи — сило­вую вынос­ливость, отдель­ной груп­пой сто­ят игры. Гим­на­сти­ка, напри­мер, счи­та­ет­ся ран­ним видом спор­та. Гим­на­сты, как мы уже гово­ри­ли, начи­на­ют тре­ни­ро­вать­ся с пяти лет и к два­дца­ти годам схо­дят с боль­шой аре­ны. Са­мыми «жиз­не­спо­соб­ны­ми» мож­но счи­тать спортсме­нов, кото­рые раз­ви­ва­ют сило­вую вынос­ли­вость. Это каче­ство доль­ше дру­гих удер­жи­ва­ет чело­ве­ка в боль­шом спор­те. Лыж­ные мара­фон­цы ино­гда до сорока­летнего воз­рас­та не остав­ля­ют боль­шо­го спор­та. Но ведь соро­ка­лет­ний воз­раст у обыч­но­го чело­ве­ка — это вре­мя рас­цве­та жиз­нен­ных сил, а соро­ка­лет­ний спорт­смен чув­ству­ет себя пенсионером.

Наше госу­дар­ство пока не в состо­я­нии помочь быв­шим спортс­ме­нам решить вопрос тру­до­устрой­ства. Ока­зав­шись в обыч­ной жиз­ни, про­фес­си­о­на­лы стра­да­ют от неустро­ен­но­сти, недо­стат­ка физи­че­ских нагру­зок, от отсут­ствия цело­го ком­плек­са ярких впе­чат­ле­ний, к кото­рым при­выкли. Кро­ме того, в орга­низ­ме про­ис­хо­дят се­рьезные изме­не­ния на физио­ло­ги­че­ском уровне, с кото­ры­ми дале­ко не все люди могут спра­виться. Напри­мер, аппе­тит чело­ве­ка, при­вык­ше­го к боль­шим физи­че­ским нагруз­кам, оста­ет­ся преж­ним, но из-за их отсут­ствия не все кало­рии «сжи­га­ют­ся», и тело наби­ра­ет лиш­ний вес. Про­бле­ма пере­хо­да из боль­шо­го спор­та в обыч­ную жизнь очень серьезная.

Ценности истинные и мнимые

Хри­сти­ан­ский  под­ход  к вос­пи­та­нию пред­по­ла­га­ет уча­стие роди­те­лей в жиз­ни детей. Взрос­лые не долж­ны упу­стить момент, когда ребе­нок осо­зна­ет про­бле­му и попы­та­ет­ся при­нять само­сто­я­тель­ное реше­ние: надо ли ему про­дол­жать за­нятия спор­том? Он пока еще не пони­ма­ет, что если дет­ство кон­чи­лось, надо оста­вить и спорт. Професси­ональный спорт обес­це­ни­ва­ет смысл чело­ве­че­ско­го су­ществования. Не созда­вая ника­ких цен­но­стей, спорт­смены часто гор­де­ли­во, даже насмеш­ли­во отно­сят­ся к людям тру­да. Пом­ню, когда я был спортс­ме­ном, дере­вен­ские жите­ли, к кото­рым я при­ез­жал на лето, вос­при­ни­ма­ли меня совсем не так, как мне бы хоте­лось. Да и как они мог­ли отно­сить­ся к моло­до­му пар­ню, кото­рый не пони­ма­ет, для чего дер­жать ско­ти­ну и вы­ращивать ово­щи, когда все мож­но купить в мага­зине! Они доб­ро­со­вест­но тру­ди­лись, у них был ого­род, хо­зяйство, кото­рое их кор­ми­ло, а у меня — …спорт.

Заня­тия спор­том, а точ­нее физ­куль­ту­рой, нуж­ны чело­ве­ку лишь на опре­де­лен­ном эта­пе раз­ви­тия. Для кого-то рань­ше, для кого-то поз­же, но все рав­но на­ступает вре­мя, когда от них при­хо­дит­ся отка­зы­вать­ся. Ведь спорт не созда­ет цен­но­стей духов­ных. Если физ­культура нуж­на ребен­ку для вос­пи­та­ния харак­те­ра и нор­маль­но­го физи­че­ско­го раз­ви­тия, то спорт в самом без­обид­ном слу­чае лишь раз­вле­ка­ет чело­ве­ка. На что тра­тит спортс­мен колос­саль­ную энер­гию? Неуже­ли спортс­ме­на­ми мы, пра­во­слав­ные хри­сти­ане, хоте­ли бы видеть сво­их веру­ю­щих детей? Или луч­ше согласить­ся с тем, что не таки­ми кра­си­вы­ми будут тела и не столь осле­пи­тель­ны­ми награ­ды наших чад, как у професси­ональных спортс­ме­нов, но они вырас­тут доб­ры­ми, отзыв­чи­вы­ми и не пожа­ле­ют сил для того, кому дей­ствительно необ­хо­ди­ма их помощь?

Конеч­но, спор­тив­ные тре­ни­ров­ки вос­пи­ты­ва­ют тру­до­лю­бие. Но пере­ход от спор­та к тру­ду происхо­дит обыч­но на уровне миро­воз­зре­ния, вме­сте с осоз­нанием духов­ных цен­но­стей. Труд­но одна­жды объяс­нить ребен­ку, что если наста­ло вре­мя рабо­тать, то боль­ше уже не надо пла­вать на ско­рость. Вос­пи­та­ние тру­до­лю­бия — это дело всей жизни.

Что такое профессиональный спорт?

Итак, согла­сим­ся, что физ­куль­ту­ра — необ­хо­ди­мая часть вос­пи­та­ния ребен­ка, осо­бен­но город­ско­го. Маль­чи­ка, не заня­то­го физи­че­ским тру­дом, мож­но и даже нуж­но отда­вать в спор­тив­ную сек­цию в воз­расте девя­ти-деся­ти лет при усло­вии, что роди­тели будут вни­ма­тель­но сле­дить за его обще­ни­ем с тре­нером. Тот момент, когда ребен­ка с хоро­ши­ми физи­ческими дан­ны­ми нач­нут «пере­тя­ги­вать» в боль­шой спорт, не дол­жен остать­ся неза­ме­чен­ным для роди­телей. Вид спор­та, кото­рым зани­ма­ет­ся юный хрис­тианин, не дол­жен вли­ять на его миро­воз­зре­ние и нрав­ствен­ность. Спорт не дол­жен быть жесто­ким и слиш­ком эффект­ным. Обо всем этом мы гово­ри­ли выше, каса­ясь раз­ли­чий меж­ду физ­куль­ту­рой и спор­том, а теперь поста­ра­ем­ся пока­зать чита­те­лю, что такое боль­шой спорт с точ­ки зре­ния нравственности.

Дума­ет­ся, что боль­шин­ство веру­ю­щих пони­ма­ет, что пред­став­ля­ет собой про­фес­си­о­наль­ный спорт, и вряд ли они захо­тят видеть сво­их детей спортс­ме­на­ми в буду­щем. Но после семи­де­ся­ти­лет­не­го прав­ле­ния ате­и­сти­че­ски настро­ен­ной вла­сти нема­ло людей при­шли к вере в зре­лом воз­расте. Их жизнь сло­жи­лась в соот­вет­ствии со вре­ме­нем, и мно­гие из них счи­та­ют спорт неотъ­ем­ле­мой частью совре­мен­но­го обществен­ного укла­да, заня­ти­ем для здо­ро­вых и силь­ных лю­дей, а спор­тив­ные зре­ли­ща — хоро­шим спо­со­бом про­ведения досуга.

Но давай­те посмот­рим, как воз­ник профессиональ­ный спорт. Конец девят­на­дца­то­го века в исто­рии че­ловечества был отно­си­тель­но спо­кой­ным пери­о­дом вре­ме­ни. Это созда­ло бла­го­при­ят­ные усло­вия для раз­вития эко­но­ми­ки и рас­ши­ре­ния меж­ду­на­род­ных свя­зей. В Гер­ма­нии, Англии, Фран­ции, США, Рос­сии, Ита­лии быст­ро раз­ви­вал­ся про­мыш­лен­ный капи­тал. Созда­ва­лись кон­цер­ны, син­ди­ка­ты, кар­те­ли, кото­рые име­ли дочер­ние пред­при­я­тия во мно­гих стра­нах. Это застав­ля­ло про­мыш­лен­ни­ков искать новые фор­мы со­трудничества меж­ду государствами.

«Послед­няя треть девят­на­дца­то­го сто­ле­тия, – чи­таем мы в учеб­ни­ке по исто­рии физи­че­ской культу­ры и спор­та, — харак­те­ри­зу­ет­ся во мно­гих стра­нах мира широ­ким обще­ствен­ным дви­же­ни­ем сре­ди госу­дарственных и обще­ствен­ных дея­те­лей, уче­ных, вра­чей и педа­го­гов, направ­лен­ным на повы­ше­ние уров­ня обра­зо­ва­ния моло­де­жи и укреп­ле­ние ее физиче­ского состо­я­ния. В ходе это­го дви­же­ния шел широ­кий поиск новых форм, средств и мето­дов в физичес­ком вос­пи­та­нии и спор­те. Мно­гие выска­зы­ва­ли идеи об исполь­зо­ва­нии в этих целях не толь­ко националь­ного спор­тив­но­го дви­же­ния, но и меж­ду­на­род­ных спор­тив­ных свя­зей»[10]. А в 1875 г. под руко­вод­ством немец­ко­го исто­ри­ка антич­но­сти Эрн­ста Кур­ци­у­са были нача­ты архео­ло­ги­че­ские рас­коп­ки Древ­ней Олим­пии, И в ходе шести экс­пе­ди­ций к кон­цу девят­на­дца­то­го века была обна­ру­же­на почти вся ее тер­ри­то­рия и боль­шое коли­че­ство огром­ных скульп­тур­ных памят­ни­ков. Резуль­та­ты архео­ло­ги­че­ских рас­ко­пок были опублико­ваны в 1887 году и вызва­ли повы­шен­ный инте­рес к олим­пий­ским играм. Со вре­ме­ни отме­ны древ­них олим­пийских игр (394 г.) про­шло ров­но пол­то­ры тыся­чи лет, преж­де чем в 1894 году был создан Международ­ный олим­пий­ский коми­тет (МОК) и ста­ли проводить­ся (с 1896 г.) совре­мен­ные Олим­пий­ские игры, кото­рые, конеч­но же, сыг­ра­ли огром­ную роль в раз­ви­тии про­фес­си­о­наль­но­го спор­та. Лег­ко заме­тить, что про­фес­си­о­наль­ный спорт появил­ся на свет как дети­ще боль­ших соци­аль­ных изменений.

Под­дер­жа­ние про­фес­си­о­наль­но­го спор­та на долж­ном уровне, кото­рый обя­за­те­лен для уча­стия спортс­ме­нов в меж­ду­на­род­ных состя­за­ни­ях, тре­бу­ет огром­ных денеж­ных затрат. Тре­ни­ро­воч­ный про­цесс во мно­гих видах спор­та длит­ся от деся­ти до пят­на­дца­ти лет. Физи­че­ские и пси­хо­ло­ги­че­ские нагруз­ки спортс­ме­нов так высо­ки, что тре­бу­ют доро­го­сто­я­щей систе­мы вос­ста­нов­ле­ния. Спортс­ме­ны нуж­да­ют­ся в ус­лугах высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных спе­ци­а­ли­стов — тре­не­ров, спор­тив­ных вра­чей, пси­хо­ло­гов, массажи­стов, дие­то­ло­гов. Колос­саль­ных вло­же­ний тре­бу­ет под­дер­жа­ние и раз­ви­тие мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ской базы: пло­ща­док, обо­ру­до­ва­ния, тре­на­же­ров, одеж­ды спортс­ме­нов. Высту­па­ю­щие спортс­ме­ны и весь пер­сонал, обслу­жи­ва­ю­щий боль­шой спорт, нуж­да­ют­ся в зара­бот­ной пла­те и поощ­ри­тель­ных пре­ми­ях. Понят­но, что вло­же­ния в боль­шой спорт долж­ны окупать­ся и при­но­сить при­быль. В спор­те, как и в любом дру­гом биз­не­се, дей­ству­ют обще­из­вест­ные экономи­ческие зако­ны. Вкла­ды­вая день­ги в раз­ви­тие любо­го дела, пред­при­ни­ма­тель рас­счи­ты­ва­ет полу­чить при­быль. Ком­мер­сан­ты от спор­та име­ют огром­ную вы­году за счет кас­со­вых сбо­ров, рекла­мы и дру­гих до­ходных ста­тей. Про­фес­си­о­наль­ные спортс­ме­ны так­же пред­став­ля­ют собой пред­мет куп­ли-про­да­жи, яв­ляются наем­ной рабо­чей силой, при­но­ся­щей при­быль. Отно­ше­ния меж­ду спортс­ме­ном-про­фес­си­о­на­лом и ра­ботодателем, зафик­си­ро­ван­ные кон­трак­том, стро­ят­ся по эко­но­ми­че­ским законам.

В пери­од соци­а­лиз­ма в нашей стране работодате­лем высту­па­ло госу­дар­ство, кото­рое в боль­шей сте­пени счи­та­ло при­бы­лью под­дер­жа­ние пре­сти­жа СССР на меж­ду­на­род­ной спор­тив­ной арене. Но с развити­ем рыноч­ной эко­но­ми­ки в Рос­сии мно­гое изме­ни­лось, и спорт сего­дня — это в боль­шей сте­пе­ни биз­нес, чем все осталь­ное. А в биз­не­се, как извест­но, пра­вят свои зако­ны, и чем ниже уро­вень нрав­ствен­но­сти, уро­вень духов­но­сти обще­ства, тем эти зако­ны более жестки.

Про­фес­си­о­наль­ный спорт все­гда был тес­но свя­зан с поли­ти­кой, одна­ко быва­ли пери­о­ды, когда он пы­тался слу­жить бла­гим ее целям. Напри­мер, на исто­рической родине олим­пий­ских игр, в Древ­ней Гре­ции на вре­мя их про­ве­де­ния пре­кра­ща­лись меж­до­усоб­ные вой­ны. В совет­ский пери­од, когда в обще­стве, все-таки, нрав­ствен­ные цен­но­сти пре­об­ла­да­ли над мате­риальными, глав­ной зада­чей уча­стия нашей стра­ны в играх было, как мы уже гово­ри­ли, под­дер­жа­ние пре­сти­жа СССР в гла­зах миро­вой обще­ствен­но­сти, рас­ши­ре­ние куль­тур­ных свя­зей, обмен спор­тив­ным опы­том. А теперь, как нагляд­но пока­за­ли послед­ние олим­пий­ские игры в Аме­ри­ке, в спор­те все реша­ют день­ги. Конеч­но, мож­но гово­рить о том, что низ­кие зар­пла­ты спортс­ме­нов и раз­ру­шен­ная рыноч­ной эко­номикой мате­ри­аль­ная база в Рос­сии не дают возмож­ности нашим спортс­ме­нам нор­маль­но тре­ни­ро­вать­ся, гото­вить­ся долж­ным обра­зом к меж­ду­на­род­ным спор­тивным состя­за­ни­ям. Рос­сий­ские спортс­ме­ны (как и спортс­ме­ны сла­бо­раз­ви­тых стран) вынуж­де­ны заклю­чать кон­трак­ты с ино­стран­ны­ми клу­ба­ми, полу­чать, образ­но гово­ря, зара­бот­ную пла­ту за свой труд в дру­гой стране, а на боль­ших сорев­но­ва­ни­ях представ­лять Рос­сию. Но ведь это не опро­вер­га­ет, а лишь под­твер­жда­ет наши сло­ва о том, что спор­тив­ные со­стязания сего­дня — это еще и сорев­но­ва­ние капита­лов раз­ных стран. И, конеч­но, вос­ста­но­вить справед­ливость в усло­ви­ях, когда спортс­ме­ны, а ино­гда и су­дьи живут на день­ги чужой стра­ны, крайне сложно.

Вот замет­ка, опуб­ли­ко­ван­ная в чет­вер­том номе­ре жур­на­ла «Рус­ский Дом» за 2002 год. Автор, может быть, рез­ко, но, на наш взгляд, прав­ди­во характери­зует послед­нюю зим­нюю Олимпиаду:

«Если сум­ми­ро­вать впе­чат­ле­ния от про­шед­ших.. в Солт-Лейк-Сити XIX зим­них Олим­пий­ских игр, то надо чест­но ска­зать, что они доста­ви­ли про­стым зри­те­лям во всем мире, а в Рос­сии особен­но, наря­ду с удо­воль­стви­ем видеть выда­ю­щих­ся спортс­ме­нов, кучу раз­дра­же­ния и огор­че­ний. Нико­гда рань­ше так не было, и хоте­лось бы, что­бы подоб­ное более не повто­ря­лось. Сам театр сорев­но­ва­ний — горы, окру­жа­ю­щие Солт-Лейк-Сити — был вели­ко­ле­пен. Спор­тив­ные соору­же­ния вызы­ва­ли вос­хи­ще­ние. Зри­те­ли, валом валив­шие на сорев­но­ва­ния, хотя и боле­ли за сво­их, все же не выка­зы­ва­ли ника­кой враж­деб­но­сти к гостям. Побед­ные выступ­ле­ния встре­ча­лись шква­лом ова­ций. Прояв­лений ксе­но­фо­бии не было. Весь празд­ник был ис­порчен ком­мер­сан­та­ми от спор­та, судья­ми, чинов­никами всех мастей и реп­тиль­ной прес­сой. Олим­пиада сто­и­ла хозя­е­вам 2 млрд. дол­ла­ров, а получен­ный от нее доход соста­вил 4 млрд. дол­ла­ров. Доход был глав­ной голов­ной болью деляг от спор­та и, зная, что зри­те­ли ждут побед в первую оче­редь от сво­их спортс­ме­нов, они пере­шли все гра­ни­цы мора­ли и сове­сти, влияя на дележ­ку при­зо­вых мест. Впер­вые спор­тив­ный судья (по фигур­но­му ката­нию) признал­ся, что на него было ока­за­но дав­ле­ние, с целью по­влиять на оцен­ку выступ­ле­ний. Бес­пре­це­дент­ный скан­дал учи­ни­ли чинов­ни­ки, при­су­див канад­ской паре вто­рой ком­плект золо­тых меда­лей, хотя по­беда рос­сий­ских спортс­ме­нов не вызы­ва­ла ни у кого сомне­ний. Гру­бо “засу­ди­ли” нашу Олю Коро­ле­ву, бле­стя­ще высту­пив­шую во фри­стай­ле — лыж­ной акро­ба­ти­ке. Миро­вая геге­мо­ния США в поли­ти­ке и эко­но­ми­ке при­ве­ла к их заси­лью в меж­ду­на­род­ных олим­пий­ских струк­ту­рах, что ска­за­лось на чести и сове­сти судей­ско­го кор­пу­са. При­ме­ча­тель­но, что за все вре­мя Игр аме­ри­кан­ским спортс­ме­нам не было сде­ла­но ни одно­го заме­ча­ния, а все нака­за­ния сыпа­лись на дру­гих. Осо­бен­но доста­лось нашим олим­пий­цам. Сами олим­пийы гово­рят: “Ощу­ще­ния, что за нами стра­на, сила как рань­ше, когда толь­ко попро­буй нас тронь, не было”. …Паши чиновни­ки, тре­не­ры долж­ны отве­тить обще­ствен­но­сти, поче­му в при­ме­не­нии запре­щен­ных пре­па­ра­тов чаще все­го обви­ня­ли нас…

Жаль, что …сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции на­строили нашу обще­ствен­ность на боль­шие успе­хи хок­ке­и­стов, высту­пав­ших под фла­гом Рос­сии. На льду ока­за­лась и не рос­сий­ская, и не олим­пий­ская, и даже не коман­да. В сви­те­рах с дву­гла­вым орлом игра­ли наем­ные ландс­кнех­ты, общая сум­ма кон­трактов кото­рых в НХЛ состав­ля­ет 60 млн. дол­ларов. Они живут и рабо­та­ют в США, а в Рос­сии быва­ют наез­да­ми. С такой коман­дой мы побед ни­когда не дождемся…»

Вид­но, как боро­лись за при­зо­вое место на Олимпий­ских играх аме­ри­кан­цы. Цель, как гово­рит­ся, «оправ­дывала» любые сред­ства, даже не очень чест­ные. Ну а мы, обыч­ные люди, какие выво­ды можем сде­лать из все­го того, что про­изо­шло на олим­пиа­де? Конеч­но, жаль наших спортс­ме­нов, бле­стя­щие выступ­ле­ния ко­торых не удо­сто­и­лись соот­вет­ству­ю­ще­го вознагражде­ния. Но соль олим­пий­ской тра­ге­дии, навер­ное, в том, что рос­сий­ские спортс­ме­ны и их болель­щи­ки были уве­ре­ны, что оцен­ка сорев­но­ва­ний будет спра­вед­ли­вой. Разо­ча­ро­ва­ние про­изо­шло от несправедливости.

Но ведь сре­ди наших спортс­ме­нов есть хри­сти­ане. А они мог­ли бы помочь осталь­ным научить­ся правиль­но отне­стись к про­ис­шед­ше­му на олим­пий­ских играх. Чест­но выпол­няя свою рабо­ту, любой чело­век, тем не менее, дол­жен быть готов к тому, что мир может быть жесто­ким и неспра­вед­ли­вым. Побе­да в спор­те доволь­но часто доста­ва­ясь не тому, кто силь­нее, а, напри­мер, тому, кто бога­че или вли­я­тель­нее… Разочарова­ния неиз­беж­ны, когда культ (в этом слу­чае культ тела) отде­ля­ет чело­ве­ка от Бога. «Не делай себе ку­мира» (Исх. 20, 4), — гово­рит нам Свя­щен­ное Пи­сание. И воз­мож­но, те чув­ства, кото­рые испы­та­ли рос­сий­ские спортс­ме­ны и болель­щи­ки от зим­ней Олим­пи­а­ды 2002 года, заста­вят хоть кого-нибудь за­думаться о веч­ных ценностях.

Часть III

ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА. СПОРТ. ДУХОВНОСТЬ

«…От телесных состязаний к духовному поприщу»

Епи­скоп Вар­на­ва (Беля­ев) в «Осно­вах искус­ства свя­то­сти» писал: «…С погру­же­ни­ем в глу­би­ну духов­ной жиз­ни явля­ет­ся необ­хо­ди­мость в отка­зе спер­ва от ненуж­ных и лиш­них вещей, потом от тех, к кото­рым мы при­вык­ли и кото­ры­ми часто поль­зу­ем­ся, хотя и без осо­бой нуж­ды в них, и нако­нец, от самых необ­хо­ди­мых. Наста­ет вре­мя подви­гов»[11]. На что обра­ща­ет наше вни­ма­ние епи­скоп? В духов­ной жиз­ни чело­век пере­жи­ва­ет несколь­ко эта­пов взрос­ле­ния: ново­на­чаль­ный, воз­рас­та­ния и духов­ного пре­успе­я­ния. На каж­дом из этих эта­пов ему при­ходится про­дви­гать себя, застав­лять воз­вы­шать­ся над преж­ним обра­зом жиз­ни и нико­гда не оста­нав­ли­вать­ся на достигнутом.

О спор­те епи­скоп Вар­на­ва гово­рит как о заня­тии, кото­рое может быть полез­ным для людей, переходя­щих от мир­ской жиз­ни к духов­ной. Спор­том зани­маются обыч­но те, кто еще не уве­ро­вал в Бога, или нахо­дит­ся на самых пер­вых ступе­нях воцер­ко­в­ле­ния. Спорт — это порож­де­ние не­совершенной чело­ве­че­ской мыс­ли, несо­вер­шен­ных че­ловеческих жела­ний, и пото­му есть заня­тие людей несо­вершенных. В кни­ге вла­ды­ки Вар­на­вы есть ссыл­ка на извест­но­го отца Церк­ви Кли­мен­та Александрий­ского, кото­рый про­по­ве­до­вал людям, гото­вя­щим­ся к таин­ству свя­то­го кре­ще­ния, в Алек­сан­дрий­ском огла­си­тель­ном учи­ли­ще. Свя­ти­тель гово­рит о поль­зе гим­на­сти­ки для юно­шей, одна­ко жен­щи­нам сове­ту­ет за­ниматься боль­ше физи­че­ским тру­дом, пото­му что бе­гать и бороть­ся им не полез­но. «Пусть вол­ну (шерсть. — Прим. ред.) пря­дут и ткут и кухар­ке помо­га­ют, если нуж­но (рабо­той по дому зани­ма­ют­ся)… Из муж­чин же одни могут бороть­ся, дру­гие в мяч играть, осо­бен­но на откры­том воз­ду­хе. Дру­гие пусть доволь­ству­ют­ся путе­ше­стви­я­ми по стране и про­гул­ка­ми по горо­ду… Борь­ба же, нами доз­во­ля­е­мая, долж­на про­во­дить­ся не ради како­го-нибудь сует­но­го состя­за­ния, а для вызо­ва испа­ри­ны на теле; пне с бахваль­ством сво­ей лов­ко­стью долж­но при­сту­пать к ней… а в ин­тересах столь необ­хо­ди­мо­го и столь полез­но­го здо­ро­въя… И все же во всем долж­но наблю­дать меру и цель…». Так свт. Кли­мент в 190 году по Рож­де­стве Хри­сто­вом поучал огла­шен­ных. Снис­хо­дил к их не­мощи и язы­че­ско­му при­стра­стию к спор­ту и в то же  вре­мя под­во­дил под него здо­ро­вую осно­ву и доб­рую цель. Со вре­ме­нем, когда они сде­ла­ют­ся христиана­ми, конеч­но, отбро­сят и это: будут подвиж­ни­чатъ и под­ви­зать­ся вме­сто гим­на­сти­че­ской аре­ны на попри­ще хри­сти­ан­ско­го телес­но­го доб­ро­де­ла­ния; будут “гнать себя к поче­сти выш­не­го зва­ния” (Флп. 3, 14) не ради укреп­ле­ния физи­че­ско­го здо­ро­вья, а ради при­не­се­ния его в жерт­ву Богу»[12].

Итак, спорт не плох, когда вызы­ва­ет испа­ри­ну на I теле, застав­ля­ет физи­че­ские чле­ны нагру­жать­ся и разо­гре­вать­ся. Толь­ко враг наше­го спа­се­ния не дал ему оста­вать­ся в таком состо­я­нии. «Он постро­ил все дело так, что обще­ствен­ный спорт стал для чело­ве­ка пол­ной душев­ной гибе­лью, сетью на попри­ще спасе­ния, и не толь­ко для него само­го, но и для всех его окру­жа­ю­щих. Как же враг рода чело­ве­че­ско­го это сде­лал? Он ввел награ­ды, поче­сти, при­зы для возбуж­дения духа сорев­но­ва­ния в участ­ни­ках, завел между­народные тур­ни­ры, чем­пи­о­на­ты, состя­за­ния, вызвал в душах целую бурю стра­стей — зависть к победите­лю, оби­ду и печаль в побеж­ден­ном, зло­рад­ство у вра­гов послед­не­го, тще­сла­вие и гор­дость в дру­зьях пер­вого. А выки­нуть все это из чело­ве­че­ско­го оби­хо­да — зна­чит, с куль­тур­ной точ­ки зре­ния, обес­цве­тить весь инте­рес игры»[13]. Вот и сей­час спорт так тес­но вошел в жизнь свет­ских людей, что если мы будем выска­зываться про­тив его зре­лищ­ной сто­ро­ны, то бро­сим вызов совре­мен­но­му укла­ду обще­ства и, ско­рее все­го, не най­дем пони­ма­ния. Поэто­му, как гово­рит Гос­подь, хри­сти­а­нам надо быть «муд­ры­ми, как змии и про­сты­ми, как голу­би» (См. Мф. 10, 16).

Спорт духов­но бес­пер­спек­ти­вен как уклад жиз­ни. Спортс­ме­ны слиш­ком мно­го вни­ма­ния уде­ля­ют телу, гово­ря точ­нее, слу­жат пло­ти, не забо­тясь о духов­ном. Но как душа тре­бу­ет для себя пищи и нуж­да­ет­ся в заня­ти­ях, так нуж­да­ет­ся в них и тело. Если у горо­жан нет воз­мож­но­сти тру­дить­ся физи­че­ски, то необ­ходимо нагру­жать свои мыш­цы физ­куль­ту­рой, тре­нировать серд­це, дыха­ние. Дру­ги­ми сло­ва­ми, мы раз­ли­ча­ем поня­тия: «спорт» и «физи­че­ская куль­ту­ра». Чело­ве­ку не нужен спорт, но необ­ходимы физи­че­ские нагруз­ки. Спортс­мен слу­жит стра­стям, а физ­куль­тур­ник — укреп­ля­ет здо­ро­вье и повы­ша­ет рабо­то­спо­соб­ность. Спорт же как зре­ли­ще, как состя­за­ние, где сла­бый про­иг­ры­ва­ет и полу­ча­ет осуж­де­ние, а силь­ный выиг­ры­ва­ет, ожи­дая награ­ды и поче­стей — духов­но опасен.

О досуге христианина

Епи­скоп Вар­на­ва счи­та­ет спорт ненуж­ным заня­ти­ем для хри­сти­ан даже как зре­ли­ще. Вер­нем­ся еще раз к тру­ду епи­ско­па. Срав­ни­вая укла­ды мона­ше­ской и мир­ской жиз­ни, он вни­ма­тель­но рас­смат­ри­ва­ет, что такое удо­воль­ствие в том и дру­гом слу­чае. Какие удо­вольствия раз­ре­ша­ют­ся мона­хам, а какие — благоче­стивым миря­нам? Мона­хи в мона­сты­рях ведут стро­гий, пост­ни­че­ский и подвиж­ни­че­ский образ жиз­ни, но как люди, обле­чен­ные немощ­ной пло­тью, они не мо­гут хотя бы изред­ка не давать ей неко­то­рых послаб­лений. Лиш­ний час сна, про­гул­ка на при­ро­де, обще­ние, вкус­ная еда — это те чистые хри­сти­ан­ские ра­дости, кото­рые не нару­ша­ют их молит­вен­но­го состо­яния, не вре­дят мона­ше­ско­му духу. Миряне, как избрав­шие путь внеш­не­го дела­ния, уте­ша­ют себя уже: тем, что живут в миру. Дей­стви­тель­но, у нас все­гда — вкус­ный стол, у нас есть близ­кие люди, с кото­ры­ми мы обща­ем­ся, мы зани­ма­ем­ся люби­мым делом на ра­боте, вос­пи­ты­ва­ем детей… Мы более сво­бод­ны, и эта сво­бо­да, дан­ная нам от Гос­по­да, уже сама по себе — уте­ше­ние, за кото­рое мы долж­ны быть бла­го­дар­ны. Хри­сти­а­нам не полез­ны мир­ские уве­се­ле­ния. «Ни театр, ни спорт, ни игры, ни тан­цы, ни музы­ка (раз­ве толь­ко клас­си­че­ская или, луч­ше ска­зать цер­ков­ная, в любом слу­чае — не страст­ная, мог­ла бы быть осто­рож­но доз­во­ле­на), ни охо­та … ни что иное подоб­ное, …что будо­ра­жит наши чув­ства, не могут быть при­лич­ны, как гово­рит апо­стол (См. Еф. 5, 3–4), свя­тым, како­вы­ми при­зва­ны быть (и были в пер­вые века) все живу­щие в миру, и пото­му долж­ны быть без­услов­но запре­ще­ны нами же сами­ми»[14]. У нас и так хва­та­ет радостей.

До рево­лю­ции был такой жур­нал — «Отдых хри­стианина». Чуть боль­ше века назад хри­сти­ане счита­ли, что к отды­ху, к сво­е­му досу­гу необ­хо­ди­мо отно­сить­ся вни­ма­тель­но и с бла­го­го­ве­ни­ем. Обще­ние в семье, поезд­ки на при­ро­ду, посе­ще­ние дру­зей — вот отдых, кото­рый вно­сит в душу чело­ве­ка тиши­ну, ра­дость и покой.

Сво­бод­ное вре­мя совре­мен­ных людей зани­ма­ет собой теле­ви­зор, и спор­тив­ные пере­да­чи — это огром­ная часть «теле­до­су­га». Спортс­ме­ны, спор­тив­ные ком­ментаторы, жур­на­ли­сты, пишу­щие о спор­те, – мас­тера сво­е­го дела, кото­рые рабо­та­ют за очень боль­шую зара­бот­ную пла­ту. Из про­сто­го попе­че­ния о здо­ровье спорт пре­вра­щен в зре­ли­ще, в объ­ект нажи­вы и пред­мет стра­сти. С каким мастер­ством пере­да­ют режис­се­ры и опе­ра­то­ры спор­тив­ные состя­зания на экра­ны теле­ви­зо­ров! Болель­щи­ки забы­ва­ют обо всем на све­те, когда начи­на­ет­ся чем­пи­о­нат мира по фут­бо­лу или Уим­бл­дон­ский тур­нир по боль­шо­му тен­ни­су. Сопе­ре­жи­вая спортс­ме­нам у теле­ви­зо­ров, они не пом­нят уже о семье, о близ­ких, о дру­зьях — о тех, кому долж­но при­над­ле­жать их вни­ма­ние и сво­бодное время.

 

Если чело­век хочет воз­ло­жить на себя осо­бые телес­ные тру­ды, то ему нуж­но соблю­сти мно­гие усло­вия, что­бы они на Страш­ном суде не ста­ли ему в осуж­де­ние, а здесь, на зем­ле, — пустой тра­той вре­ме­ни[15].

Епи­скоп Вар­на­ва (Беля­ев)

О природе спорта

В этой гла­ве мы хоте­ли бы пого­во­рить о про­фес­си­о­наль­ном спор­те как о явле­нии, кото­рое име­ет в сво­ей глу­бин­ной сущ­но­сти анти­хри­сти­ан­скую направлен­ность. Что гово­рит пра­во­сла­вие о цели чело­ве­че­ской жиз­ни? Вспом­ним изре­че­ние вели­ко­го подвиж­ни­ка и молит­вен­ни­ка Зем­ли Рус­ской пре­по­доб­но­го Серафи­ма Саров­ско­го. Он гово­рил, что цель хри­сти­ан­ской жиз­ни состо­ит в стя­жа­нии бла­го­да­ти Свя­то­го Духа. Веру­ю­ще­му чело­ве­ку понят­но, что обо­га­ще­ние бла­го­да­тию Божи­ей не совер­ша­ет­ся без уси­лий с его сторо­ны. Что­бы стя­жать бла­го­дать, необ­хо­дим труд и непре­стан­ное упраж­не­ние в хри­сти­ан­ских добродетелях.

Посмот­рим теперь на спорт не как на обществен­ное явле­ние, а как на образ жиз­ни со стро­гим распо­рядком дня, в кото­ром чело­век уже не при­над­ле­жит себе и дол­жен чет­ко выпол­нять ука­за­ния тре­не­ров, вра­чей, дие­то­ло­гов, пси­хо­ло­гов. Спортс­мен, желая достичь высо­ких резуль­та­тов, упраж­ня­ет­ся ежеднев­но по несколь­ку часов. Такой труд пре­вра­ща­ет­ся в мно­го­лет­ний тре­ни­ро­воч­ный про­цесс, в кото­ром толь­ко усер­ди­ем дости­га­ют­ся высо­кие результаты.

Лег­ко мож­но заме­тить, что хри­сти­ан­ство и спорт схо­жи в том, что каса­ет­ся кро­пот­ли­вой буд­нич­ной рабо­ты для духов­но­го (или физи­че­ско­го) совер­шен­ство­ва­ния. Толь­ко неглу­бо­ко­го ума чело­век будет утвер­ждать, что в деле хри­сти­ан­ско­го подвиж­ни­че­ства нет необ­хо­ди­мо­сти мно­го и усерд­но тру­дить­ся: Хри­стианство — это не увле­че­ние, не фило­со­фия, это — подвиг всей чело­ве­че­ской жиз­ни. Ведь когда речь идет о веч­ной уча­сти бес­смерт­ной и бого­по­доб­ной души, кото­рая, по сло­ву Само­го Спа­си­те­ля, доро­же цело­го мира, чело­век толь­ко и дол­жен делать, что заботить­ся о ее спа­се­нии. Каж­до­му из нас надо не толь­ко за­ботиться, но и жить так, как запо­ве­ду­ет Свя­тое Евангелие.

Люди изна­чаль­но при­зва­ны к бла­го­че­стию и свя­тости. Их зада­ча — создать из сво­ей души храм Бо­жий, где будет оби­тать Дух Свя­той. Нау­кой из наук, и искус­ством из искусств назы­ва­ли свя­тые отцы дело пра­виль­но­го устро­е­ния духов­ной жиз­ни. Мыс­ли вся­кого чело­ве­ка долж­ны быть заня­ты духов­ным. Буду­щее бла­жен­ство в веч­но­сти — это бого­об­ще­ние. Но уже здесь, в зем­ной жиз­ни, хри­сти­ане долж­ны при­общиться, насколь­ко каж­до­му воз­мож­но, к это­му бла­годатному делу. «На зем­ле чело­ве­ку нуж­но научить­ся жить по-небес­но­му», — вот золо­тое пра­ви­ло хри­стианства. Но путь к этой жиз­ни, свя­той и богоподоб­ной, лежит через непре­рыв­ную борь­бу со стра­стя­ми. Успех в борь­бе с духа­ми зло­бы под­не­бес­ной, с диа­во­лом, кото­рый «ходит, как рыка­ю­щий лев, ища кого погло­тить» (1 Пет. 5, 8), будет воз­мо­жен лишь тогда, когда хри­сти­а­нин воору­жит­ся бла­го­дат­ны­ми ору­ди­я­ми спа­се­ния. Но такое «воору­же­ние» произой­дет, толь­ко в том слу­чае, если чело­век будет полно­правным и пол­но­цен­ным чле­ном Свя­той Православ­ной Церк­ви, кото­рая подоб­но любя­щей мате­ри обе­регает сво­их духов­ных чад от раз­лич­ных соблаз­нов, паде­ний и искушений.

Для успеш­но­го и пло­до­твор­но­го шество­ва­ния по пути духов­но­го совер­шен­ство­ва­ния пра­во­слав­но­му хри­сти­а­ни­ну необ­хо­ди­мо при­над­ле­жать ко Свя­той Церк­ви, не толь­ко счи­тать себя, но и быть вер­ным и послуш­ным Ее чадом, все­гда пови­но­вать­ся ее материн­скому гла­су. Неда­ром гово­рит свт. Иоанн Зла­то­уст: «Кому Цер­ковь не мать, тому Бог — не Отец». А быть вер­ным чадом Свя­той Церк­ви мож­но толь­ко тогда, когда осо­бым обра­зом устра­и­ва­ет­ся жизнь чело­ве­ка — и внеш­няя, и внут­рен­няя. Для это­го необ­хо­ди­мо воцер­ко­вить свою жизнь. Подоб­но тому, как жизнь сол­да­та во всех ее про­яв­ле­ни­ях ого­во­ре­на в Воин­ском Уста­ве, регла­мен­ти­ро­ва­на и жизнь христианина.

Извест­но, что Цер­ковь сто­ит на послу­ша­нии, а послу­ша­ние пред­по­ла­га­ет нали­чие дис­ци­пли­ны. И здесь хри­сти­а­ни­на мож­но срав­нить со спортс­ме­ном. Как для дости­же­ния успе­ха в спор­те тре­бу­ет­ся сле­до­ва­ние стро­го­му рас­по­ряд­ку дня, так и христиани­ну для духов­но­го совер­шен­ство­ва­ния необ­хо­дим осо­бый режим жиз­ни, кото­рый назы­ва­ет­ся цер­ков­ным укла­дом, или уста­вом. Но, при внеш­нем сход­стве жиз­ни атле­та и хри­сти­ан­ско­го подвиж­ни­ка, внутрен­няя орга­ни­за­ция и харак­тер ее противоположны.

В чем же заклю­ча­ет­ся это раз­ли­чие меж­ду спортив‑1 ной идео­ло­ги­ей и хри­сти­ан­ской? Сущ­ность спор­та мож­но выра­зить сло­ва­ми извест­но­го изре­че­ния: «В здо­ро­вом теле — здо­ро­вый дух». (Может быть не все зна­ют, что это выска­зы­ва­ние зву­ча­ло так: «Молись о том, что­бы в здо­ро­вом теле был здо­ро­вый дух»). Оче­вид­но, что забо­та о теле и его раз­ви­тии глав­ная цель спор­та. Спорт — это свое­об­раз­ным культ тела. Автор этих строк не пона­слыш­ке зна­ком со спор­том, и сам мно­го лет жиз­ни отдал спор­тив­ным заня­ти­ям. Поэто­му, рас­кры­вая анти­хри­сти­ан­скую при­ро­ду спор­та, мы дер­за­ем утвер­ждать, что невоз­можно быть одно­вре­мен­но про­фес­си­о­наль­ным спорт­сменом и хри­сти­а­ни­ном, слиш­ком раз­ные цели у спор­та и христианства.

«Ищи­те преж­де все­го Цар­ства Божия и прав­ды Его и все осталь­ное при­ло­жит­ся вам» (Мф. 6, 33), — ска­зан­ные Гос­по­дом сло­ва, на осно­ва­нии кото­рых мож­но сме­ло утвер­ждать, что для чело­ве­ка самы­ми важ­ны­ми в жиз­ни явля­ют­ся цен­но­сти духов­ные. Ду­ховная жизнь пер­вич­на по отно­ше­нию к жиз­ни теле­сной. Тело в послу­ша­нии у души, а душа под­власт­на духу — как выс­шей бого­по­доб­ной силе. Тело — это крот­кий и сми­рен­ный ослик, на кото­ром вос­се­да­ет воз­ница — душа, дви­жи­мая в сво­ем бытии выс­ши­ми Еван­гель­ски­ми запросами.

Мно­го­ве­ко­вой опыт хри­сти­ан­ской жиз­ни показы­вает, что телес­ные потреб­но­сти чело­ве­ка долж­ны на­ходиться в узде воз­дер­жа­ния и уме­рен­но­сти. Тело — не обна­жа­ет­ся, не при­укра­ши­ва­ет­ся, не нежит­ся. Ему отво­дит­ся суро­вая и стро­гая участь. Оно подоб­но уз­нику или слу­ге. А что делать?.. Слиш­ком глу­бо­кие и серьез­ные послед­ствия доста­лись чело­ве­че­ско­му роду it удел после гре­хо­па­де­ния пра­ро­ди­те­лей. Наша за­дача попы­тать­ся с Божи­ей помо­щью, хоть в самом ма­лом подо­бии вос­ста­но­вить ту див­ную гар­мо­нию, кото­рая была в чело­ве­ке до гре­хо­па­де­ния. А эта гармо­ния состо­я­ла в том, что все силы души чело­ве­ка на­ходились в стро­гой и строй­ной иерар­хии и напоми­нали собой пира­ми­ду, вер­ши­на кото­рой — выс­шие запро­сы чело­ве­че­ско­го духа, а осно­ва­ние — телес­ные (негре­хов­ные) потреб­но­сти. Одна­ко, после грехопа­дения исце­ляя и спа­сая свою душу чело­ве­ку надо дер­жать в «ежо­вых рука­ви­цах» тело, удо­вле­тво­ряя лишь самым необ­хо­ди­мым без­греш­ным его запросам.

В спор­те все эти поня­тия постав­ле­ны «с ног на го­лову». Само воз­ник­но­ве­ние спор­та было про­дук­том пад­ше­го чело­ве­че­ско­го разу­ма. После гре­хо­па­де­ния, лишая Свое созда­ние счаст­ли­вой жиз­ни в раю, Гос­подь дал чело­ве­ку запо­ведь — тру­дить­ся на зем­ле в поте лица, добы­вая себе хлеб. Таким обра­зом, труд, имен­но физи­че­ский труд, стал для чело­ве­ка свое­об­раз­ным лекар­ством, кото­рое долж­но было вра­че­вать пора­жен­ную гре­хом душу. Труд — это сози­да­ние. Он помо­га­ет чело­ве­ку пре­одо­ле­вать житей­ские невзго­ды. Через вза­им­ный труд люди испол­ня­ют запо­ведь о люб­ви друг к другу.

В отли­чие от тру­да, спорт не созда­ет ника­ких цен­но­стей, поэто­му он не пре­об­ра­зу­ет чело­ве­ка духов­но. За вре­мя сво­е­го суще­ство­ва­ния спорт пре­вра­тил­ся в мощ­ную и широ­ко разветвлен­ную инду­стрию зре­лищ. Имен­но этой «зре­лищ­ной сто­ро­ной» спорт, как гигант­ский спрут, при­тя­ги­ва­ет к себе мил­ли­о­ны людей. Его воз­дей­ствие на душу че­ловека через СМИ подоб­но нар­ко­ти­че­ско­му дей­ствию. Когда воз­ни­ка­ет устой­чи­вое при­вы­ка­ние к нар­ко­ти­ку, жизнь без него кажет­ся невыносимой.

Хоро­шо извест­но, сколь­ко вре­ме­ни сами спортс­ме­ны уде­ля­ют тре­ни­ро­воч­но­му про­цес­су. Еже­днев­но от двух до семи часов, и это при высо­кой физи­че­ской нагруз­ке, ино­гда с риском для здо­ро­вья. Но вос­пи­та­ние в спортс­ме­нах неко­то­рых про­фес­си­о­наль­ных качеств, в первую оче­редь, духа сопер­ни­че­ства, губи­тель­но для спа­се­ния души. «Ты дол­жен быть луч­ше дру­гих!» «Тебе необ­хо­ди­мо его (ее) побе­дить любой ценой!», «Цель (побе­да) — оправ­ды­ва­ет любые сред­ства (даже самые гре­хов­ные)», — такие сло­ва при­хо­ди­лось слы­шать любо­му спортс­ме­ну за несколь­ко минут до на­чала состя­за­ния. С таки­ми «настав­ле­ни­я­ми» обраща­ется обыч­но тре­нер к сво­им питом­цам. Для христи­анина опас­ность таких слов оче­вид­на. В душах спортс­ме­нов насаж­да­ет­ся страсть гор­до­сти, тщесла­вия — основ­ной при­чи­ны наше­го нрав­ствен­но­го па­дения. Вспом­ним муд­рое свя­то­оте­че­ское изре­че­ние: «Где совер­ши­лось паде­ние, там пред­ва­ри­ла гор­дость». Есте­ствен­но, ни о каком сми­ре­нии и ни о какой кро­тости в спор­тив­ном мире речи быть не может.

С само­го ран­не­го воз­рас­та моло­дым и даже совсем юным вос­пи­тан­ни­кам спор­тив­ных сек­ций вну­ша­ют­ся мыс­ли о том, что наи­выс­шая цель для чело­ве­ка раз­вивать и тре­ни­ро­вать свое тело. Так у ребен­ка проис­ходит фор­ми­ро­ва­ние лож­ных цен­но­стей, кото­рые очень труд­но будет раз­вен­чать в зре­лом воз­расте. Телес­ную кра­со­ту вос­пи­ты­вать и созда­вать все­гда лег­че, ибо этот труд под­пи­ты­ва­ет­ся самолюбовани­ем и зиждит­ся на тще­сла­вии. А если еще появят­ся (и обя­за­тель­но появят­ся!) поклон­ни­ки и почитате­ли? Как труд­но быва­ет в таком «воз­вы­шен­ном» состо­янии сни­зой­ти вниз, на нашу греш­ную зем­лю, и взгля­нуть на себя не через приз­му лести и вос­хи­ще­ний, а через непод­куп­ное и стро­гое око сво­ей сове­сти, через приз­му Еван­гель­ских запо­ве­дей! И такой само­ана­лиз для мно­гих спортс­ме­нов почти невоз­мо­жен. Слиш­ком закру­ти­ла их жизнь, при­выч­ка жить осо­бым «спортив­ным» обра­зом (поезд­ки, сбо­ры, сорев­но­ва­ния) превра­тилась в навык, а изме­нять ниче­го не хочется.

Для вся­ко­го хри­сти­а­ни­на обя­за­тель­ным явля­ет­ся испол­не­ние цер­ков­но­го уста­ва. Как мы уже гово­ри­ли выше, жизнь пра­во­слав­но­го чело­ве­ка доволь­но стро­го орга­ни­зо­ва­на, тре­бу­ет соблю­де­ния необходи­мых для бла­га души запо­ве­дей. К ним отно­сят­ся: чте­ние утрен­них и вечер­них молитв, соблю­де­ние по­стных дней, мно­го­днев­ных постов, уча­стие в воскрес­ных и празд­нич­ных бого­слу­же­ни­ях, под­го­тов­ка к бла­годатным таин­ствам Пока­я­ния и Свя­то­го Причаще­ния. Отдель­но сле­до­ва­ло бы ска­зать о подви­ге всей хри­сти­ан­ской жиз­ни, сущ­ность кото­рой состо­ит в непре­стан­ном «внут­рен­нем дела­нии», в борь­бе с бо­гопротивными помыс­ла­ми, в стя­жа­нии в сво­ем серд­це бла­го­дат­но­го мира и тихой радо­сти. Внеш­нее де­лание (молит­вы, посты и т.п.) не есть цель христиан­ской жиз­ни, но оно необ­хо­ди­мо и обя­за­тель­но, спортс­ме­ну быва­ет труд­но и неудоб­но выпол­нять даже эти внеш­ние цер­ков­ные пред­пи­са­ния. Если труд­но уп­ражняться в сред­ствах, слу­жа­щих спа­се­нию души, тс что гово­рить о целях хри­сти­ан­ской жизни?

В совре­мен­ном спор­те, где нагруз­ка на орга­низм дости­га­ет кри­ти­че­ских вели­чин, тре­бу­ет­ся точ­но ис­полнять реко­мен­да­ции спор­тив­ных вра­чей и тре­не­ров. Но они в один голос ска­жут, что любо­му спортс­ме­ну для пол­но­цен­но­го физи­че­ско­го раз­ви­тия и повы­ше­ния тре­ни­ро­ван­но­сти тре­бу­ет­ся пол­но­цен­ное пита­ние, состо­я­щее в основ­ном из мяс­ной и молоч­ной пищи. «На пост­ной пище мож­но и ноги про­тя­нуть», — ска­жет с важ­ным видом какой-нибудь пре­успев­ший лыж­ник или бас­кет­бо­лист. Здесь инте­рес­но отме­тить тот факт, что Цер­ковь снис­хо­ди­тель­но отно­сит­ся к тем, кто по роду про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти или состо­я­нию здо­ро­вья не может постить­ся стро­го по ycта­ву. Мы име­ем в виду тех, кто про­хо­дит воин­скую служ­бу и не может говеть; пост послаб­ля­ет­ся для путе­ше­ству­ю­щих и боля­щих; снис­хож­де­ние в пост­ном подви­ге тре­бу­ет­ся людям, заня­тым тяже­лым или вред­ным физи­че­ским тру­дом (шах­те­рам, метал­лур­гам, по­лярникам, кос­мо­нав­там). Но все они по необходимо­сти испол­ня­ют свой про­фес­си­о­наль­ный долг, и труд их при­но­сит обще­ству опре­де­лен­ную поль­зу. А о спор­те, даже про­фес­си­о­наль­ном, это­го ска­зать нель­зя по двум при­чи­нам: во-пер­вых, спор­том люди занимают­ся доб­ро­воль­но и могут в любое вре­мя пре­кра­тить за­нятия; во-вто­рых, спорт, как про­дукт пад­ше­го чело­веческого созна­ния, не созда­ет ника­ких духов­ных и мате­ри­аль­ных цен­но­стей. Поэто­му мож­но сме­ло зая­вить, что при­ро­да и сущ­ность спор­та паразитичны.

А если гово­рить о молит­вен­ном настро­е­нии, то спортс­ме­ну достичь его почти невоз­мож­но. Напом­ним, что молит­ва есть воз­но­ше­ние ума и серд­ца к Богу. Что­бы наши молит­вы дохо­ди­ли до Гос­по­да и были Ему угод­ны, тре­бу­ет­ся соот­вет­ству­ю­щее состо­я­ние. А спорт, с его духом сопер­ни­че­ства и азар­та, про­сто не может обес­пе­чить чело­ве­ку тако­го состо­я­ния души. Но нам могут воз­ра­зить: спор­тив­ные теле­о­пе­ра­то­ры не раз пока­зы­ва­ли зри­те­лям, как миро­вые «звез­ды» футбо­ла и хок­кея кре­сти­лись перед нача­лом мат­ча или пос­ле успеш­но­го его окон­ча­ния! Это так. Но не будем лука­вить: мно­гие дела­ют это напо­каз, совер­шен­но не оце­ни­вая той могу­чей духов­ной силы, кото­рой обла­дает крест­ное зна­ме­ние. Осе­нять себя кре­стом не­обходимо с чув­ством глу­бо­ко­го бла­го­го­ве­ния и стра­ха Божия. Но о нали­чии в душе таких чувств труд­но го­ворить в усло­ви­ях спор­тив­ных сорев­но­ва­ний. Посеще­ния Хра­ма Божи­его в вос­крес­ные и празд­нич­ные дни для спортс­ме­нов так­же затруд­ни­тель­но. Выход­ные и вос­крес­ные дни – это вре­мя, когда устра­и­ва­ют­ся со­ревнования и тур­ни­ры, в кото­рых участ­ву­ет мно­же­ство спортс­ме­нов и зрителей.

И, нако­нец, нель­зя не ска­зать несколь­ко слов о хри­сти­ан­ской нрав­ствен­но­сти. Цер­ковь запо­ве­ду­ет людям не толь­ко иметь веру в Бога, не толь­ко испол­нять цер­ков­ный устав, но и вести нрав­ствен­ную жизнь. Это тре­бо­ва­ние осно­ва­но на сло­вах Спасите­ля, Кото­рый гово­рил Сво­им вер­ным после­до­ва­те­лям: «…будь­те совер­шен­ны, как совер­шен Отец ваш Небес­ный» (Мф. 5, 48). Поэто­му с момен­та основа­ния Церк­ви насто­я­щие хри­сти­ане про­во­ди­ли и про­водят чистую, бого­угод­ную жизнь. Но что­бы нрав­ственно и духов­но совер­шен­ство­вать­ся, тре­бу­ет­ся иметь перед гла­за­ми достой­ный при­мер для подража­ния. Пра­во­слав­ные люди, обща­ясь друг с дру­гом, нази­дая себя сове­та­ми и настав­ле­ни­я­ми отцов духов­ных, читая свя­то­оте­че­ские изре­че­ния, стре­мят­ся ра­ботать над сво­им нрав­ствен­ным обли­ком. Осо­бым «сти­му­лом» явля­ет­ся ожи­да­ние бла­жен­ной вечнос­ти — как самой глав­ной награ­ды за поне­сен­ные тру­ды ради спа­се­ния сво­ей души.

Вспо­ми­на­ет­ся рус­ская посло­ви­ца: «С кем поведе­шься, от того и набе­решь­ся». Более глу­бо­ко и возвы­шенно зву­чит изре­че­ние свя­то­го про­ро­ка и псалмопев­ца Дави­да: «С пре­по­доб­ным пре­по­до­бен буде­ши, и с мужем непо­вин­ным непо­ви­нен буде­ши; и со из­бранным избран буде­ши, и со строп­ти­вым раз­вра­ти­ши­ся» (Пс. 17, 26 — 27). Вся­ко­му чело­ве­ку для чистой нрав­ствен­ной жиз­ни необ­хо­ди­мы усло­вия и сре­да. Даже в при­ро­де самые кра­си­вые и неж­ные ра­стения вырас­та­ют не на пусты­рях и задвор­ках, а в теп­ли­цах и оран­же­ре­ях, где есть соот­вет­ству­ю­щий мик­ро­кли­мат и уход.

Душа наша тоже подоб­на цвет­ку. Она тре­бу­ет к себе само­го забот­ли­во­го и ответ­ствен­но­го отно­ше­ния. Для нее так­же необ­хо­ди­мы опре­де­лен­ные усло­вия. Пра­во­сла­вие и созда­ет такие усло­вия. И в подтверж­дение этих слов мож­но обра­тить­ся к исто­рии нашей Церк­ви: открыть жиз­не­опи­са­ния свя­тых угод­ни­ков Божи­их и подвиж­ни­ков бла­го­че­стия и уви­деть, как каж­дый из них в меру сво­их сил и даро­ва­ний укра­сил свою душу хри­сти­ан­ски­ми доб­ро­де­те­ля­ми. Душа по пра­ву име­ну­ет­ся неве­стой Хри­сто­вой. Так вот, души свя­тых были, образ­но гово­ря, в неска­зан­ной кра­со­те и сия­нии, ибо все гряз­ное и нечи­стое (гре­хи, стра­сти, поро­ки) было омы­то, а все доб­рое и чистое рас­цве­ло и при­умно­жи­лось. Это ста­ло воз­мож­ным, пото­му что Сам Гос­подь неве­до­мым для нас обра­зом, видя тру­ды и подви­ги свя­тых, как Пре­муд­рый Жи­вописец укра­шал их души Сво­ей небес­ной сла­вой. Важ­но еще ска­зать, что истин­ное подвиж­ни­че­ство, бла­го­че­стие и свя­тость воз­мож­но толь­ко в лоне Свя­той Пра­во­слав­ной Церк­ви, так как она через свя­тых отцов, через их тво­ре­ния созда­ла и откры­ла вер­ным чадам те зако­ны и пра­ви­ла духов­ной жиз­ни, зна­ние и испол­не­ние кото­рых опре­де­лит в конеч­ном ито­ге пре­успе­я­ние в подвиж­ни­че­ской жиз­ни. Там, где нет соблю­де­ния этих зако­нов духов­но­сти или где они ис­кажены, про­цесс духов­но­го и нрав­ствен­но­го совер­шенствования невозможен.

В спор­тив­ном мире очень тяже­ло чело­ве­ку, желаю­щему бороть­ся с гре­хом и тво­рить доб­рые дела. Пусть пове­рит нам чита­тель в том, что нрав­ствен­ная жизнь совре­мен­ных спортс­ме­нов слиш­ком дале­ка от того иде­а­ла, о кото­ром воз­ве­ща­ет людям Свя­тое Еванге­лие. Отрыв чело­ве­ка от Церк­ви, как вет­ви от лозы, лиша­ет мно­гих моло­дых людей, с одной сто­ро­ны, пони­ма­ния нрав­ствен­ных и духов­ных цен­но­стей, а с дру­гой — не дает сил про­ти­во­сто­ять злу и нечестию.

Часто спор­тив­ные жур­на­ли­сты, дви­жи­мые духом лести, даже гнус­ные сла­бо­сти «спор­тив­ных звезд» выда­ют за нор­му жиз­ни. Но извест­но, что чело­век, мно­го­крат­но одер­жи­вая малые побе­ды над сво­ей во­лей, через них укреп­ля­ет­ся в доб­ре, совершенствует­ся в доб­ро­де­те­лях и бла­го­че­стии. А, допус­кая малые пора­же­ния, — нрав­ствен­но и духов­но дегра­ди­ру­ет. И, навер­ное, потре­бу­ет­ся чудо, дей­ствие все­мо­гу­щей силы Божи­ей, что­бы воз­звать чело­ве­ка из состо­я­ния паде­ния и поста­вить его на путь спа­се­ния души. Такие чуде­са совер­ша­ют­ся не часто, ибо Гос­подь нико­го не хочет спа­сать насиль­но, остав­ляя чело­ве­ку в любом по­ложении сво­бо­ду выбо­ра меж­ду доб­ром и злом.

Дли­тель­ные заня­тия спор­том изме­ня­ют чело­ве­ка настоль­ко, что ему труд­но най­ти себя в иной обла­сти обще­ствен­ной дея­тель­но­сти. Осо­бы­ми слу­ча­я­ми, печаль­ными и даже страш­ны­ми, явля­ет­ся преж­де­вре­мен­ная кон­чи­на, насту­пив­шая во вре­мя спор­тив­но­го поедин­ка. «В чем заста­ну, в том и сужу», — гово­рит Гос­подь. И, как страш­но уме­реть в объ­я­ти­ях блуд­ни­цы или не­раскаянным бого­бор­цем, так же страш­но пре­дать душу Гос­по­ду, обез­об­ра­жен­ную стра­стя­ми, кото­рые забот­ли­во взра­щи­ва­лись спор­том, пря­мо на спор­тив­ной арене.

Осо­бая скорбь воз­ни­ка­ет в душе, когда видишь на цен­траль­ной аллее Вагань­ков­ско­го клад­би­ща памят­ник зна­ме­ни­то­му тре­не­ру. За свои тру­ды в обла­сти спор­та он стал име­но­вать­ся «вели­ким», но над моги­лой извест­но­го, кажет­ся, все­му миру чело­ве­ка возвы­шается… хок­кей­ная клюш­ка. Не свя­той крест, а клюш­ка ста­ла для почив­ше­го обра­зом, кото­ро­му он слу­жил и покло­нял­ся всю жизнь.

Каж­дый чело­век сво­бо­ден в сво­их дей­стви­ях. Мы будем бла­го­дар­ны Богу, если кто-нибудь, читая эти стро­ки, заду­ма­ет­ся над сво­ей жиз­нью, над ее целью и смыс­лом. И хочет­ся с любо­вью ска­зать вся­ко­му про­фессиональному спортс­ме­ну: Спорт для тебя заме­нил Бога и Цер­ковь. Но он не дал тебе дол­го­ждан­но­го мира и покоя. Ибо вне Бога ниче­го по-насто­я­ще­му свет­ло­го быть не может. Так воз­вра­щай­ся ско­рее в Отчий Дом, в Свя­тую Цер­ковь, где тебя ждут и встре­тят с вели­кой радо­стью! Вспом­ни сло­ва из Еван­ге­лия, где гово­рит­ся о том, что «на небе­сах более радо­сти будет об одном греш­ни­ке каю­щем­ся, неже­ли о де­вяноста девя­ти пра­вед­ни­ках, не име­ю­щих нуж­ды в пока­я­нии» (Лк. 15, 7).

 

Быть хри­сти­а­ни­ном мож­но на любом месте. Но когда чело­век быва­ет при­зван Гос­по­дом, он старает­ся так устро­ить свою жизнь, что­бы ничто не поме­шало ему спа­стись. Игорь Рос­ля­ков был спортс­ме­ном, перед кото­рым были откры­ты пер­спек­ти­вы безбед­ного суще­ство­ва­ния и чело­ве­че­ской сла­вы. Мастер спор­та меж­ду­на­род­но­го клас­са, игрок сбор­ной Совет­ского Сою­за… Все это ока­за­лось незна­чи­тель­ным пе­ред радо­стью веч­ной жиз­ни и сия­ни­ем сла­вы Божией.

Из жизнеописания иеромонаха Василия (Рослякова)[16]

Иеро­мо­нах Васи­лий (в миру Игорь Ива­но­вич Рос­ляков) родил­ся в Москве 10/23 декаб­ря 1960 года. Отец его, Иван Федо­ро­вич Рос­ля­ков, был чело­век воен­ный. В годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны он храб­ро сра­жал­ся на Север­ном фло­те, а затем продол­жил служ­бу в пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нах. Мать Иго­ря, Анна Михай­лов­на, рабо­та­ла тка­чи­хой на мос­ковской фабрике.

Рож­де­ние сына в семье Рос­ля­ко­вых было долгождан­ной радо­стью, так как Ива­ну Федо­ро­ви­чу в то вре­мя испол­ни­лось уже 43 года, а Анне Михай­ловне — 40. Вско­ре после рож­де­ния маль­чи­ка счаст­ли­вые роди­тели кре­сти­ли сво­е­го горя­чо люби­мо­го сына и нарек­ли его Иго­рем — в честь бла­го­вер­но­го Вели­ко­го кня­зя Иго­ря Черниговского. <…>

Уче­ба ему дава­лась лег­ко. Память была про­сто ве­ликолепная. Он вни­ма­тель­но слу­шал то, о чем гово­рилось на уро­ках, а на сле­ду­ю­щий день без тру­да повто­рял ска­зан­ное и полу­чал хоро­шие отметки.

При­мер­но с девя­ти лет Игорь начал серьез­но за­ниматься пла­ва­ни­ем. До это­го он очень боял­ся воды, но все же побо­рол страх, сам пошел и запи­сал­ся в сек­цию по вод­но­му поло. Хотя телес­ное упражне­ние мало полез­но, — гово­рит апо­стол Павел, но пре­мудрость Божия устро­я­ет так, что часто малополез­ные навы­ки Все­ми­ло­сти­вый Гос­подь обра­ща­ет ко спа­се­нию души… Так, Игорь, при­ни­мая уча­стие в сорев­но­ва­ни­ях, ста­но­вил­ся муже­ствен­ным, сме­лым, реши­тель­ным. Стрем­ле­ние к побе­де порож­да­ло се­рьезность и целе­на­прав­лен­ность. Все эти каче­ства по­степенно воз­рас­та­ли и укреп­ля­лись в душе будуще­го мона­ха, что­бы непо­сти­жи­мым про­мыс­лом Божи­им при­го­то­вить ее к подви­гу и укра­сить мученичес­ким венцом. <…>

По окон­ча­нии шко­лы Игорь высту­пал на соревно­ваниях за коман­ду авто­за­во­да. Поз­же, посту­пив на факуль­тет жур­на­ли­сти­ки, стал играть за университет­скую коман­ду. Учась в уни­вер­си­те­те, Игорь очень ско­ро понял, что жур­на­ли­стом рабо­тать не смо­жет: писать лжи­вые ста­тьи он не хотел, а бороть­ся в оди­ночку с зако­сте­не­лой неправ­дой не видел смыс­ла. Един­ствен­ным уте­ше­ни­ем для души в то вре­мя …ос­тавалось ноч­ное созер­ца­ние таин­ствен­ных звезд, ко­торое сопро­вож­да­лось рож­де­ни­ем новых стихов-размышлений. <…>

Одна­жды, будучи на сорев­но­ва­ни­ях в Гол­лан­дии, Игорь позна­ко­мил­ся с моло­дой пере­вод­чи­цей — гол­ландкой. Они ста­ли пере­пи­сы­вать­ся. Вско­ре при­шло вре­мя ехать на оче­ред­ные сорев­но­ва­ния в Кана­ду, но Игорь попал в спи­сок «невы­езд­ных». Ему предъ­явили обви­не­ние в «шпи­он­ской свя­зи с иностранны­ми граж­да­на­ми». Силь­но пере­жи­вал Игорь такую несправ­де­ли­вость, но это собы­тие ока­за­ло боль­шое вли­я­ние на его даль­ней­шую жизнь. Каза­лось бы, что тут хоро­ше­го? – Ложь и кле­ве­та. Но Пре­муд­рый Про­мы­сел Божий искус­но устро­я­ет все ко спа­се­нию души. Пре­по­да­ва­тель исто­рии, при­хо­жан­ка одно­го из мос­ков­ских хра­мов, обра­ти­ла вни­ма­ние на то, что Игорь чем-то рас­стро­ен. Она рас­спро­си­ла его и по­советовала обра­тить­ся к священнику.

И вот Игорь впер­вые пере­сту­пил порог хра­ма. А ведь часто так труд­но быва­ет сде­лать этот пер­вый шаг! Но когда чело­век с Божи­ей помо­щью нахо­дит в себе силы прий­ти на первую испо­ведь, какое успо­ко­е­ние при­об­ре­та­ет его душа! И чему мож­но упо­до­бить сей покой? Где най­ти сло­ва, что­бы опи­сать его? Ибо где Бог там и мир. <…>

Вско­ре Игорь позна­ко­мил­ся с иеро­мо­на­хом Рафа­илом, слу­жив­шим на при­хо­де в горо­де Про­хо­ро­ве Псков­ской губер­нии, кото­рый, настав­ляя буду­ще­го ино­ка, ока­зал бла­го­твор­ное вли­я­ние на его даль­ней­ший жиз­нен­ный путь. Игорь очень полю­бил это­го замеча­тельного батюш­ку и все­гда с бла­го­дар­но­стью вспоми­нал о нем. Через отца Рафа­и­ла Бог посе­ял в душе буду­ще­го муче­ни­ка семя люб­ви, кото­рое воз­рос­ло и ста­ло подоб­но дре­ву, насаж­ден­но­му при исхо­ди­щах вод, живи­тель­ных вод пре­муд­ро­сти Божи­ей, и взрас­тило плод, еже есть венец муче­ни­че­ский, во вре­мя свое.

18 нояб­ря 1988 года отец Рафа­ил погиб в автомо­бильной ката­стро­фе, в 60-ти кило­мет­рах от Нов­го­ро­да. Отпе­ва­ние при­шлось на его день Анге­ла — Собор Архи­стра­ти­га Миха­и­ла и про­чих Небес­ных Сил бес­плот­ных. «С момен­та полу­че­ния изве­стия о гибе­ли [иеро­мо­на­ха Рафа­и­ла]… до при­ча­ще­ния была не­вероятная душев­ная скорбь, – писал Игорь, а после при­ча­стия — спо­кой­ствие души, ощу­ще­ние мира на серд­це. Гос­подь дает понять об уча­сти отца Рафа­и­ла. Он сре­ди Ангель­ских чинов и непре­стан­но молит­ся о нас». <…>

Одна­жды утром, пере­би­рая ящик сто­ла, Анна Ми­хайловна вдруг обна­ру­жи­ла кре­стик. Кре­щаль­ный кре­стик ее сына. Зна­ме­на­тель­но, что про­изо­шло это в Кре­сто­по­клон­ную неде­лю Вели­ко­го Поста, и что имен­но в тот день на все­нощ­ном бде­нии был вынос кре­ста. Игорь опи­сал это собы­тие в сво­ем днев­ни­ке: «…Я надел этот кре­стик впер­вые после кре­ще­ния, быв­ше­го 27 лет назад. Явный знак Божий. Во-пер­­вых, ука­зу­ю­щий, может быть при­бли­зи­тель­но, день мое­го кре­ще­ния, – это радост­но. Во-вто­рых: напо­ми­на­ю­щий сло­ва Хри­сто­вы: возь­ми крест сво­ей и сле­дуй за Мною — это пока тягост­но… Воис­ти­ну крест­ный день!». <…>

Мно­гие дру­зья были удив­ле­ны пере­мене, происшед­шей в Иго­ре. Кто с улыб­кой кру­тил паль­цем у вис­ка, кто начи­нал с любо­пыт­ством рас­спра­ши­вать, а иные пыта­лись убеж­дать в ненуж­но­сти веры и религии.

Посте­пен­но в коман­де при­вык­ли к тому, что Игорь постит­ся. Неко­то­рые, прав­да, бес­по­ко­и­лись, что он осла­бе­ет и не смо­жет играть. Ведь когда сорев­но­ва­ния при­хо­ди­лись на Вели­кий Пост, то Игорь вку­шал толь­ко овся­ную кашу с кура­гой, да греч­не­вую кру­пу, размо­чив ее пред­ва­ри­тель­но в воде. Одна­жды кто-то из дру­зей про­сил его оста­вить пост, что­бы были силы для реша­ю­ще­го мат­ча, но Игорь, улы­ба­ясь отве­тил на это: «Глав­ное, что­бы были силы духовные». <…>

После каж­дой игры, по вече­рам, коман­да собира­лась «отме­чать» либо побе­ду, либо пора­же­ние. Игорь ино­гда мог выпить немно­го вино­град­но­го вина, не упус­кая при этом слу­чая рас­ска­зать какую-либо прит­чу о вино­град­ной лозе, или о том, что не вино уко­ризненно, но пьян­ство. «Само же вино Гос­подь запо­ведал при­ме­нять в вели­ком таин­стве Евха­ри­стии», — гово­рил он. Но если был пост­ный день, то Игорь твер­до соблю­дал его, и дру­зья зна­ли, что заста­вить Рос­ля­ко­ва посту­пить­ся сво­ей сове­стью про­сто невоз­можно. За это его уважали.

Летом всю коман­ду отправ­ля­ли отды­хать на море, но Иго­рю не по душе были эти зем­ные уте­хи. Он поехал в Псков­ские Пече­ры, в древ­ний муж­ской мона­стырь, где про­жил в каче­стве палом­ни­ка око­ло меся­ца. Здесь впер­вые про­изо­шло его зна­ком­ство с мона­ше­ством, кото­рое напо­ми­на­ло ему могу­чее воин­ство Ангель­ских сил. <…>

Пер­вый раз в сво­ей жиз­ни Игорь встре­чал празд­ник Хри­сто­ва Вос­кре­се­ния в 1985 году в Свя­то-Ни­­коль­ском хра­ме. Закон­чил­ся Вели­кий Пост, пер­вый со­знательный пост в его жиз­ни. <…> Игорь вдохновен­но пел со все­ми вос­крес­ный тро­парь «Хри­стос Вос­кре­се из мерт­вых». Ему хоте­лось поде­лить­ся радо­стью Вос­кресения Хри­сто­ва с каж­дым чело­ве­ком. Не раз при­хо­ди­лось ему испы­ты­вать радость, побеж­дая на сорев­нованиях, но сей­час было иное чув­ство. Это была ра­дость побе­ды веры и тор­же­ства люб­ви Божи­ей. Это было истин­ное вос­кре­се­ние души, кото­рое в жиз­ни сей есть ни что иное, как соеди­не­ние ее с Духом Святым.

Вдруг Игорь вспом­нил, как одна­жды, когда он по­здним вече­ром воз­вра­щал­ся с тре­ни­ров­ки домой, Гос­подь напом­нил ему о Страш­ном Суде. В вагоне мет­ро было немно­го­люд­но, и он, усев­шись на ска­мей­ку, стал раз­мыш­лять о веч­но­сти. Вне­зап­но поезд рез­ко затор­мо­зил и оста­но­вил­ся. Свет погас, и насту­пи­ла кро­меш­ная тьма. Страх охва­тил серд­це. Надо ска­зать, что Игорь зани­мал­ся доволь­но жест­ким видом спор­та — во вре­мя игры неред­ко мож­но было полу­чить от сопер­ни­ка силь­ный удар кула­ком. Здесь-то и необ­хо­ди­мы муже­ство и стой­кость, что­бы не отве­тить уда­ром на удар и при этом, не стру­сив, про­дол­жить игру, ата­куя воро­та сопер­ни­ка. Игорь был очень смел, так что игро­ки более силь­ные физи­че­ски отсту­па­ли пред его реши­тель­но­стью. Но тут было дру­гое. Ему на мгно­ве­ние почу­ди­лось, что свер­ши­лось Биб­лей­ское про­ро­че­ство о кон­це све­та. «Неужто и вправ­ду при­шло вре­мя Страш­но­го Суда? — поду­мал Игорь, — ведь ска­за­но, что при­дет вне­зап­но день тот, как тать ночью, и заста­нет врас­плох всех, живу­щих на зем­ле». Серд­це от вол­не­ния заби­лось силь­нее. «С чем при­ду к Тебе, Гос­по­ди? — взы­ва­ла встре­во­жен­ная душа, — что я сде­лал на зем­ле достой­но­го оправ­да­ния и ми­лости? » В памя­ти ярко вспых­ну­ли кар­ти­ны прошло­го. Все поступ­ки, и малые, и боль­шие, вдруг отчет­ливо напом­ни­ли о себе. Но тут что-то загу­де­ло, сно­ва заго­рел­ся свет, и поезд тронулся.

Эту ночь Игорь про­вел без сна. Он раз­мыш­лял о сво­ей жиз­ни и гото­вил­ся к испо­ве­ди, запи­сы­вая вспом­нив­ши­е­ся ему в эти мину­ты гре­хи. На гла­зах неволь­но появи­лись сле­зы. Это были сле­зы радо­сти обре­тен­но­го пока­я­ния и бла­го­дар­но­сти Богу за Его вели­кое милосердие.

И вот теперь здесь, во вре­мя Пас­халь­но­го бого­служения, Игорь уви­дел духов­ны­ми оча­ми ту вели­кую побе­ду Хри­ста над диа­во­лом, то вели­кое муже­ство, дан­ное хри­сти­а­нам, кото­рое побуж­да­ет их сра­жать­ся с вра­гом спа­се­ния рода чело­ве­че­ско­го и побеждать. <…>

…После служ­бы все раз­гов­ля­лись за празд­нич­ным сто­лом. Игорь лико­вал как ребе­нок. Мно­гие при­хожане, кото­рые еще не были зна­ко­мы с ним, при­метили это­го весе­ло­го пле­чи­сто­го пар­ня. «Из поста надоб­но выхо­дить акку­рат­но, — шутил Игорь, — поло­жи­те-ка мне еще пароч­ку кот­ле­ток!». Его безо­бидные шут­ки были испол­не­ны дет­ской весе­ло­сти. Имен­но здесь, за восемь лет до муче­ни­че­ской кончи­ны, кто-то впер­вые спро­сил Иго­ря о его самом завет­ном жела­нии, на что он, не заду­мы­ва­ясь отве­тил: «Хо­рошо бы уме­реть на Пас­ху, под коло­коль­ный звон». И Гос­подь услы­шал его жела­ние и спо­до­бил Сво­е­го избран­ни­ка Вели­ко­го Тор­же­ства и Веч­ной Пасхаль­ной радости. <…>

5 янва­ря 1990 года послуш­ни­ка Иго­ря постриг­ли в ино­че­ство с име­нем Васи­лий — в честь свя­ти­те­ля Ва­силия Вели­ко­го. Это собы­тие при­нес­ло новое благодат­ное чув­ство душе буду­ще­го муче­ни­ка Христова. <…>

23 авгу­ста это­го же года состо­ял­ся постриг ино­ка Васи­лия в ман­тию в честь Мос­ков­ско­го Хри­ста ради юро­ди­во­го Васи­лия Блаженного. <…>

На Вход Гос­по­день в Иеру­са­лим, 8 апре­ля 1990 года, отца Васи­лия руко­по­ло­жи­ли в иеро­ди­а­ко­на. А на Пре­по­ло­ве­ние Пяти­де­сят­ни­цы, 9 мая (память свя­щен­но­му­че­ни­ка Васи­лия, епи­ско­па Ама­сий­ско­го), ему впер­вые пору­чи­ли про­из­не­сти про­по­ведь. Мно­гие были при­ят­но удив­ле­ны глу­би­ной его проповедничес­кого сло­ва. Про­по­ведь име­ла духов­ную силу, ибо ска­зана была от любя­ще­го серд­ца. Теперь отец Васи­лий все чаще и чаще гово­рил сло­во Божие к наро­ду. Как одно­му из луч­ших про­по­вед­ни­ков, ему пору­ча­ли про­по­ве­ди на празд­нич­ные дни. Сло­ва, ска­зан­ные Батюш­кой так про­сто и убе­ди­тель­но, неред­ко побуж­да­ли людей к пере­мене жиз­ни, ибо вос­пла­ме­ня­ли души их рев­но­стью по Бозе. Батюш­ка в сво­их про­по­ве­дях не обли­чал, но рас­кры­вал корень гре­ха и пока­зы­вал его пагуб­ность, сожа­лея о согре­ша­ю­щих и молит­вен­но обра­ща­ясь к Богу о про­ще­нии их. <…>

После руко­по­ло­же­ния во иеро­мо­на­хи, кото­рое со­стоялось 21 нояб­ря того же года на Собор Архистра­тига Божия Миха­и­ла и про­чих Небес­ных Сил бес­плот­ных, отец Васи­лий соста­вил для себя крат­кие обя­зан­но­сти свя­щен­ни­ка, что­бы все­гда бла­го­го­вей­но пред­сто­ять Пре­сто­лу Божию. <…>

Руко­по­ло­же­ние, кото­рое он при­нял за послу­ша­ние, откры­ло новую стра­ни­цу в его жиз­ни. Сострадатель­ность и забот­ли­вое вни­ма­ние к ближ­ним помо­га­ли вра­че­вать и уте­шать души, напол­няя их бла­го­дат­ным миром пока­я­ния. <…> От его слов рож­да­лись в сер­дце мир и тиши­на. Батюш­ка при­учал видеть свои гре­хи и не вни­мать погреш­но­стям ближ­них. Полу­ча­лось у него как-то про­сто и безобидно. <…>

Для отца Васи­лия Опти­на ста­ла колы­бе­лью, в ко­торой рос и укреп­лял­ся его мона­ше­ский дух. Он ча­сто посе­щал могил­ки тогда еще не про­слав­лен­ных Оптин­ских стар­цев и подол­гу молил­ся там, про­ся их помо­щи и хода­тай­ства Цари­цы Небес­ной, кото­рая рас­про­стер­ла омо­фор Свой над Оби­те­лью. Отец Васи­лий соста­вил несколь­ко пре­крас­ных сти­хир об Опти­ной Пусты­ни, мно­го и пло­до­твор­но рабо­тал над со­ставлением служ­бы пре­по­доб­ным стар­цам, кото­рую, к сожа­ле­нию, так и не успел закончить.

В фев­ра­ле 1993 года он в послед­ний раз побы­вал в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре на оче­ред­ной сес­сии в духов­ной семи­на­рии. На обрат­ном пути заехал к ма­тери в Моск­ву. Отслу­жил пани­хи­ду на моги­ле отца. Затем снял со сбе­ре­га­тель­ной книж­ки те неболь­шие день­ги, кото­рые соби­ра­ла для него со сво­ей пен­сии Анна Михай­лов­на, и, отда­вая их ей, ска­зал: «Про­шу тебя, боль­ше не кла­ди. Мне они не нуж­ны. Да и как я пред­ста­ну с ними пред Богом!».

Послед­ний в сво­ей жиз­ни Вели­кий Пост отец Ва­силий про­вел стро­же обыч­но­го. Кро­ме обя­за­тель­ных про­дол­жи­тель­ных мона­стыр­ских служб, он еще по­долгу молил­ся по ночам в сво­ей келье. В Вели­кий Пяток, во вре­мя бого­слу­же­ния, ему надо было кано­нар­шить. Батюш­ка вышел на солею, но вдруг поче­­му-то замер с кни­гой в руках и дол­го мол­чал. «Ужа­се­ся о сем небо, и солн­це лучи скры», — про­ка­но­нар­ши­ли с кли­ро­са, и хор запел.

—      Что слу­чи­лось? — спро­си­ли его потом, — что
с тобой было?

Но отец Васи­лий ниче­го не отве­тил. Лишь поз­же, тай­но, пове­дал одно­му бра­ту, что в тот момент, ког­да ему надо было кано­нар­шить, он вдруг уви­дел стар­ца Амвро­сия, но о чем гово­рил с ним Пре­по­доб­ный — не сказал. <…>

Перед Пас­халь­ной литур­ги­ей Батюш­ку назна­чи­ли совер­шать про­ско­ми­дию, поэто­му он зара­нее облачил­ся в крас­ную фелонь. Про­ско­ми­дию он совер­шал все­гда быст­ро и чет­ко, а тут как-то медлил.

—  Ты что мед­лишь? Надо бы побыст­рее! — пото­ропил его благочинный.

—  Не могу, про­сти­те. Так тяже­ло буд­то сам себя зако­лаю, — отве­тил Батюш­ка. А окон­чив, ска­зал: «Нико­гда так не уставал».

В кон­це Пас­халь­ной литур­гии отец Васи­лий вышел кано­нар­шить. Видя его уста­лым и блед­ным, бра­тия с кли­ро­са сказали:

—  Отды­хай­те, Батюш­ка, мы сами справимся.

—  Я по послу­ша­нию, — твер­до отве­тил отец Ва­силий и начал: «Да вос­крес­нет Бог, и рас­то­чат­ся вра­зи Его!». — Непо­ко­ле­би­мая вера в то, что все устро­я­ет Гос­подь, пода­ва­ла ему силы и укрепляла. <…>

В это Пас­халь­ное утро бра­тия, раз­го­вев­шись, ра­зошлись по сво­им кельям. Отцу Васи­лию предстоя­ло идти по послу­ша­нию в скит, — он дол­жен был испо­ве­до­вать при­ча­ща­ю­щих­ся на сред­ней скит­ской Литур­гии. Тихо про­пев Пас­халь­ные часы пред ико­нами в сво­ей келье, он напра­вил­ся к скит­ской баш­не, через воро­та кото­рой мож­но вый­ти на тро­пин­ку, веду­щую в Скит. Вне­зап­но тиши­ну нару­шил коло­кольный звон. Это ино­ки Фера­понт и Тро­фим, про­резая утрен­нюю тиши­ну, воз­ве­ща­ли миру Пасхаль­ную радость. В Опти­ной есть доб­рая тра­ди­ция: зво­нить на Пас­ху во все коло­ко­ла в любое вре­мя на про­тя­же­ние всей Свет­лой Сед­ми­цы. Но на этот раз звон как-то неожи­дан­но обо­рвал­ся. Боль­шой коло­кол уда­рил еще несколь­ко раз и затих.

Отец Васи­лий оста­но­вил­ся: что-то про­изо­шло. Не пре­да­ва­ясь раз­ду­мьям, быст­ро напра­вил­ся к коло­кольне. Навстре­чу ему бежал чело­век в сол­дат­ской шинели.

—      Брат, что слу­чи­лось? — спро­сил отец Васи­лий бежав­ше­го. Тот про­бор­мо­тал что-то невнят­ное, делая вид, что направ­ля­ет­ся к воро­там скит­ской баш­ни. Но, сде­лав несколь­ко шагов в этом направ­ле­нии, выхва­тил из-под полы шине­ли ост­рый 60-сан­ти­мет­ро­вый меч и силь­ным уда­ром в спи­ну прон­зил отца Василия.

Батюш­ка упал на зем­лю. Каза­лось, что тьма на мгно­ве­ние вос­тор­же­ство­ва­ла, что солн­це померк­ло и Анге­лы закры­ли лица свои в эту страш­ную минуту.

Убий­ца хлад­но­кров­но наки­нул край ман­тии на голо­ву отца Васи­лия и надви­нул кло­бук на его лицо. По-види­мо­му, это дей­ствие было одним из пра­вил риту­а­ла, ибо уби­тых им перед тем на коло­кольне ино­ков Фера­пон­та и Тро­фи­ма так­же нашли с силь­но надви­ну­ты­ми на лицо клобуками.

Сбро­сив шинель, слу­жи­тель сата­ны пере­мах­нул через мона­стыр­скую сте­ну и скрыл­ся в густой чаще леса. Здесь, неда­ле­ко от сте­ны, был най­ден окровав­ленный меч, на кото­ром выгра­ви­ро­ва­на над­пись: «Са­тана. 666». Она сви­де­тель­ство­ва­ла, что убий­ство было ритуальным. <…>

Когда Литур­гия под­хо­ди­ла к кон­цу, сооб­щи­ли, что ото­шел ко Гос­по­ду иеро­мо­нах Васи­лий. В хра­ме все пла­ка­ли. «Надо было воз­гла­шать “Хри­стос Вос­кре­се!” — вспо­ми­нал один иеро­мо­нах, — а я не мог гром­ко про­из­не­сти, толь­ко ска­зал один раз».

 

Вско­ре на имя отца Намест­ни­ка была полу­че­на телеграмма:

«Хри­стос Вос­кре­се! Раз­де­ляю с Вами и с брати­ей оби­те­ли Пас­халь­ную радость! Вме­сте с Вами раз­де­ляю и скорбь по пово­ду тра­ги­че­ской гибе­ли трех насель­ни­ков Опти­ной Пусты­ни. Молюсь об упо­ко­е­нии их душ. Верю, что Гос­подь, при­звав­ший их в пер­вый день Свя­та­го Хри­сто­ва Вос­кре­се­ния через муче­ни­че­скую кон­чи­ну, сде­ла­ет их участни­ками веч­ной Пас­хи в неве­чер­нем дни Цар­ствия Своего.

Душой с Вами и с братией.

Пат­ри­арх АЛЕКСИЙ II

18 апре­ля 1993 года».

ПОКАЯННЫЙ КАНОН, глас 6

 

Тво­ре­ние иеро­мо­на­ха ВАСИЛИЯ,

в Опти­ной Пусты­ни на Пас­ху убиеннаго

 

Песнь 1

 

Ирмос: Раз­сту­пи­ся пучи­на черм­ная / и убла­жи сто­пы Изра­и­ля уни­чи­жен­на­го, / сомкнув­ши­ся же мглою и бурею / над гла­вою гор­до­сти Еги­пет­ская, / Гос­по­да про­сла­вив­ши во веки, / яко истин­на­го Судию и Избавителя.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Иде­же обря­щу нача­ло зла мое­го? Окрест воз­зрю и содро­га­ю­ся, внутрь обра­щу­ся и воз болез­ную, яко тьма горь­кая обсто­ит мя. О Звез­до еди­ная, Хри­сте Спа­се мой, достиг­ни мя луча­ми бла­го­да­ти Твоея.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Со Ада­мом ныне сокру­ша­ю­ся: како вос­пою Све­та уте­рян­но­го? Како воз­ве­щу Исти­ну остав­лен­ную? Аще реку, яко не видех  Гос­по­да, кам­ни возо­пи­ют, обли­ча­ю­ще мя. Камо пой­ду, пре­зрев Тя, Спа­се, Путь и Исти­на Сый, Христе?

 

Сла­ва: Не имам, Гос­по­ди, витий­ства высо­ка­го, не вем гла­го­лов пре­муд­рых, но, яко и отцы наши от века, взы­ваю Ти: поми­луй мя, Боже, и спа­си мя.

И ныне: He покрыю лукав­ством лютых моих, но вся воз­ве­щу Тебе, Дево Чистая, оба­че не сми­ре­ния полон тво­рю сия, но без­стыд­ства пота­ен­на­го. Ты же, кро­то­сти Источ­ни­че Пре­чи­стый, омый ока­ян­ство души моея и цело­муд­рие во мне оживи.

 

Песнь 3

 

Ирмос: Еди­но­му дню вре­ме­на упо­доб­ляя, / веч­но­сти начер­та­ние пока­зал еси, Гос­по­ди, / тем­же во хра­ме сла­вы Тво­ея лики состав­ля­ют­ся, / несть свят, / раз­ве Тебе, Гос­по­ди, взывающе.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Коли­ко одежд раз­де­ру, ока­ян­ный, и покоя достиг­ну? Коли­ко пеп­ла воз­ло­жу на гла­ву срам­ную мою и не иму помыш­ле­ний лютых? Коим вре­ти­щем покры­ю­ся и не узрю без­за­ко­ний моих? Всуе мяту­ся, ища пока­я­ния. Но Ты, Хри­сте, рекий: без Мене не може­те тво­ри­ти ниче­со­же, прой­ди во уды моя
раз­се­ки сло­вом Тво­им камен­ную утро­бу мою пора­зи камень серд­ца мое­го и изве­ди источ­ни­ки слез.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Егда в ску­до­сти пре­бы­ваю, печаль и зависть тер­за­ют мя, егда же пре­спе­ваю мало, гор­до­стию обу­ре­ва­ю­ся неудер­жи­мою; грех алч­ный гонит мя, Гос­по­ди. При­и­ми сокру­ше­ние мое, Вла­ды­ко, иных бо даров и жертв не имам.

 

Сла­ва: Отку­ду при­и­му сле­зу, аще не от Тебе, Боже? Камо гря­ду в день печа­ли, аще не во храм Твой, Вла­ды­ко? Иде­же обря­щу уте­ше­ние, аще не во сло­ве­сех Тво­их, Свя­те? Не отри­ни мене, Гос­по­ди, и ныне помя­ни мя.

 

И ныне: При­з­ри на мя, Вла­ды­чи­це, и вся сквер­ны моя попа­ли, да не обе­шу на выю      мою жер­нов осель­ский, но прах пре­гре­ше­ний моих при­не­су Хри­сту Богу мое­му, и воз­ме­тет от лица пре­кло­нен­на­го моего.

 

Седа­лен

 

Оста­вих Тя, Све­те истин­ный, тьма обдер­жит мя и хлад, огнь муд­ро­ва­ния мое­го не гре­ет мя, нощи смерт­ныя ужа­са­ю­ся. Воста­ни рано, Гос­по­ди, Солн­це мое, и ожи­ви мя теп­ло­тою Духа Твоего.

 

Сла­ва: У Тебе, Вла­ды­ко, про­шу бла­го­да­ти, но тай­ную надеж­ду пола­гаю в кре­по­сти моей; вели­чаю и бла­го­да­рю Тя, но сла­вы не лишаю само­лю­би­вый души моея. Не пре­зри, Гос­по­ди, пока­я­ния мое­го и поми­луй мя.

 

И ныне: Со вся­кою скор­бию, вели­кою и малою, с оби­да­ми тай­ны­ми и печа­лию горь­кою при­бе­гаю к Тебе, Мати Божия, яко чадо, от злых оби­ди­мое, вся при­но­шу Тебе, Дево Чистая, чая уте­ше­ния и матер­ния милости.

 

Песнь 4

 

Ирмос: Мир  из  небы­тия  воз­зва­вый / и персть зем­ную сына Све­та соде­ла­вый, / воз­ве­ди, Гос­по­ди, / в радость душу мою / и утвер­ди во истине Тво­ей / непоколебимо.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

К Тебе иду, Гос­по­ди, и ута­и­ти замыш­ляю, а яко Ана­ния и Сап­фи­ра, часть некую души моея на дела постыд­ная. При­з­ри на немощь мою, и умерт­ви тай­ная моя, и Сам яви мя неосуж­ден­на пред Тобою.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Не при­ем­лет душа моя уте­ше­ния: днем лице­ме­рие мое настав­ля­ет мя, нощию нечес­тие серд­ца мое­го пред­сто­ит мне, ото­бо­ю­ду печаль и поно­ше­ние, несть мне при­бе­жи­ща; един ток­мо плач утвер­жде­ние и уте­ше­ние мое.

 

Сла­ва: Отче, воз­ста­ви мя, аз бо пред гре­хом пре­смы­ка­ю­ся раб­ски; Сыне, изве­ди мя от места студ­на­го жития мое­го; Свя­тый, освя­ти нощь стран­ство­ва­ния мое­го. Тро­и­це непо­сти­жи­мая, да гря­ду к Тебе пока­я­ни­ем непоколебимым.

 

И ныне: Бого­ро­ди­це мило­сти­вая, горь­кая жиз­ни сея усла­ди сле­за­ми пока­я­ния, ока­ме­нен­ная мира сего сокру­ше­ни­ем сер­деч­ным умяг­чи. Вся бо  може­ши моле­ни­ем неусы­па­ю­щим, одес­ную Хри­ста Бога предстоящи.

 

Песнь 5

 

Ирмос: Пла­чев­ною нощию / без­дне небес­ней аз уди­вих­ся, / день истлев­ший пред собою видя, / дости­гох зари и нача­ла сол­неч­на­го / и паки уди­вих­ся неудер­жи­мо / бли­ста­нию пророчествующему.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Яко Савл, неистов­ствую на Тя, Боже, рев­ност­но гоню бла­го­дать Твою от себе, но Ты Сам, ВЛда­ды­ко, яви­ся серд­цу мое­му и осле­пи оное све­том люб­ве Тво­ея, и воз­гла­шу аз, ока­ян­ный: что сотво­рю, Господи?

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Обли­чил мя еси, Гос­по­ди, и пре­кло­них­ся пред Тобою, сты­дом покры­с­та­ся очи мои, да не узрит и нощь гре­ха мое­го; ток­мо Тебе, Боже, печаль моя. Не оста­ви мене, смя­тен­на­го, посе­ти и спа­си мя.

 

Сла­ва: Не гла­дом глад­на душа моя, не жаж­дою жаж­дет серд­це мое, но о гла­гол ex Тво­их, Хри­сте, страж­ду, о истине Тво­ей алчу. При­з­ри на немощь мою, Гос­по­ди, и подаждь ман­ну сло­вес Твоих.

 

И ныне: Све­щею неуга­си­мою, сле­зы тер­лыя на зем­лю иска­па­ю­щи, пред­сто­и­ши, Бо горо­ди­це Пре­свя­тая, пред Царем Небес­ным, тем­же и мне све­та и теп­ла Тво­е­го даруй на дер­зост­ное серд­це мое.

 

Песнь 6

 

Ирмос: Повер­жен на ложе слез­ное, / яко на дно мор­ское, / како воста­ти мне, смерт­но­му, / от места кле­ве­ты и пре­зре­ния? / Гос­по­ди, Боже мой, / вос­кре­си мя, погибающего.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Вне­гда искрен­ний мои поно­ша­ше мя, к Тебе, Гос­по­ди, душа моя; аще убо душа моя обет­ша­ет, уста при­зо­вут Вла­ды­ку мое­го. Но камо, Гос­по­ди, пой­ду, аще рече­ши: не веем тя? Зем­ля не при­и­мет мя, небо не покры­ет мя. Не отри­ни мене, Боже, от лица Твоего,

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Твоя от Тво­их при­но­шу Ти, Спа­се, и вели­ча­ю­ся; тщу­ся, яко Симон волхв, Духа Свя­та­го полу­чи­ти за мзду молитв и дел моих. Про­сти мя, Гос­по­ди, и не помя­ни нече­стия моего.

 

Сла­ва: Уста испо­ве­ду­ют Тя, Гос­по­ди, тело уго­тов­ля­ет­ся на подви­ги и стра­да­ния, душа же без­молв­ству­ет и гото­вит час отре­че­ния мое­го. Гос­по­ди, сокру­ши жесто­кое серд­це мое и от сна нечув­ствия воз­ста­ви мя.

 

И ныне: Сокру­ши­ша­ся коле­на моя от нощи печа­ли и забве­ния, но ты не забу­ди мене, Матия Божия, и воз­ста­ви мя, унывающаго.

 

Кондак
При бре­зе ста­ну, Гос­по­ди, и вос­пла­чу, яко зрю Тя по иную стра­ну вод непро­хо­ди­мых, Обра­ти ко мне очи Твои, Спа­се мой, и поми­луй мя.

 

Ин кондак

 

Глас Твой слы­шу, Гос­по­ди, хла­да тон­ка, и не вем, отку­ду при­хо­дит и камо идет. Отвер­зи, Хри­сте Спа­се, слух серд­ца мое­го, и наста­ви, и спа­си мя.

 

Икос

 

Помер­че во мне Солн­це Прав­ды, и при­и­де на мя хлад зем­ный, гре­ю­ся огнем стра­стей моих, во дво­рех чуждих обре­та­ю­ся, ока­ян­ный. Взы­ди, Гос­по­ди, на небо серд­ца мое­го и день спа­се­ния мне возвести.

 

Песнь 7

 

Ирмос: Вави­лон­скую пещь огнен­ную, / яко часть малую / пла­мене без­за­ко­ния люд­ска­го, / отро­цы невре­ди­мо про­и­до­ша, / спа­се­ния песнь вос­пе­ва­ю­ще: / Боже отец наших, бла­го­сло­вен еси.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Аще остав­лю Тя, Гос­по­ди, Ты не оста­ви мене до кон­ца, потер­пи безум­ства и без­за­ко­ния моя, покрый сра­мо­ту и нече­стие мое. Егда же в день печа­ли при­зо­ву Тя, про­сти мене и не помя­ни непо­сто­ян­ства и двое­ду­шия моего.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Сты­жу­ся про­си­ти Тебе, Гос­по­ди, тем­же не имам сло­вес к Тебе, ока­ян­ный, ток­мо руце про­сти­раю и серд­це, мило­сти про­шу и хле­ба насущ­на­го, яко нищий, отвер­жен­ный и презренный.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Тебе, Гос­по­ди, ищу и не обре­таю; яко сле­пец, ищу Тебе и пово­ды­ря не имам; при до­роге сежу и ожи­даю, вне­гда мимо­иде­ши и услы­ши­ши моле­ния моя.

 

Сла­ва: Гла­го­ле­ши, Гос­по­ди: сту­чи­те, и от­верзется вам; но скорбь, Вла­ды­ко, свя­за руце мои, истор­же муже­ство из души моея; при две­рех сежу, без­молв­ный. Отвер­зи ми, Гос­поди, и при­з­ри на мя, яко на раз­слаб­лен­но­го иногда.

 

И ныне: Поч­то сирот­ствую, Матерь имея мира Вла­ды­чи­цу? Поч­то сму­ща­ю­ся во стран-стви­их, дом насле­до­вав небес­ный? Пресвя­тая Бого­ро­ди­це, Мати Гос­по­да наше­го, до­веди мя гор­ня­го Оте­че­ства моего.

 

Песнь 8

 

Ирмос: Не   ужас­ни­ся,   душе   моя, / не устра­ши­ся, серд­це мое, / иску­ше­ния огнен-наго, / во очи­ще­ние посы­ла­е­ма­го Гос­по­дем Мило­сер­дым, / Его­же  стра­сти помя­ни­те, / Вос­кре­се­ние вос­пой­те / и пре­воз­но­си­те Его во вся веки.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Вер­но­сти сло­во вру­чаю Тебе, Гос­по­ди, но при пер­вом стра­се отри­ца­ю­ся; видя же Тя на пору­га­ние ведо­ма и, обра­щ­ша­ся, зря­ща мене, поми­наю, студ­ный, клят­вы моя, гря­ду вон и пла­чу­ся горько.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

И пла­чев­ный Иуда люб­ля­ше Иису­са, оба­че коры­сти ради; аз же, немощ­ный, таяж­де тво­рю: силы Боже­ствен­ные люб­ве не при­ем­лю, изне­мо­гаю от нощи тще­сла­вия мое­го. Спа­си мя, Гос­по­ди, да не впа­ду в без­дну пре­да­тель­ства и поги­бе­ли вечныя.

 

Сла­ва: Дары исце­ле­ний от Бога при­им и людем рас­то­чая, сла­вою обо­га­ти­ся Иуда; при­но­ше­ния содер­жа и мило­сты­ню подавая,
бла­го­да­рень­ми услаж­да­ше­ся; аз же, трео­ка­ян­ный, тще­сла­вия богат­ства ско­пив, стра­шу­ся еди­но­жды Бога пре­да­ти. Спа­си мя, Гос­поди, да воз­дам Тебе Еди­но­му сла­ву и благодарение/

 

И ныне: Скуд­но хва­ле­ние мое Тво­е­го, Вла­ды­чи­це, мило­сер­дия, немощ­но пока­я­ние мое о без­дне гре­хов моих; отсут­ствую во бла­го­да­ре­нии, без­уствую и в пока­я­нии. Не оста­ви мене, смя­тен­на­го, Мати Божия, и спа­си мя.

 

Песнь 9

 

Ирмос: Усы­нов­ле­ние мое чуд­ное / Мате­рию Гос­под­нею / дер­заю вос­пе­ва­ти, / но стра­шу­ся и тре­пе­щу сего, / яко при Кре­сте быв­ша­го. / Пред­ста­ни мне, Мати, в позо­ри­щи и в смер­ти / и спа­си мя сия­ни­ем лика Тво­е­го пречистаго.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Не отве­ща­е­ши мне ниче­со­же, Гос­по­ди, егда вослед вопию Тебе: помо­зи ми, душа моя жесто­ко печа­лу­ет­ся. Обра­ти­ся же, Спа­се мой, яко не поне­су остав­ле­ния сего, и поми­луй мя.

 

При­пев: Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.

 

Вем, Гос­по­ди, вем, яко бие­ши вся­ка­го сына, его­же при­ем­ле­ши, но роп­щу, егда зрю нака­зу­е­мых чад Тво­их. Про­сти мя, Гос­по­ди, и тер­пе­ние с бла­го­да­ре­ни­ем даруй.

 

Сла­ва: Разу­мом пости­гаю, яко сла­ву гото­ви­ши пла­чу­щим и уни­чи­жен­ным, но душа моя не уте­ша­ет­ся ныне воз­да­я­ни­ем гряду­щим; скорбь объ­ем­лет мя, егда зрю поноше­ния на искрен­няя моя. Поми­луй мя, Госпо­ди, и моли­ти­ся научи за вра­ги неоскудевающия.

 

И ныне: Гне­ва огнь неуга­си­мый сожи­га­ет мя, гор­ды­ни червь неусы­па­яй сне­да­ет серд­це мое. Спа­си мя, Пре­свя­тая Бого­ро­ди­це, от мук адо­вых, достиг­ших до души моея.

 

Све­ти­лен
Све­те мой, Хри­сте Спа­се, нощь жития мое­го, иде­же и солн­це не про­све­ща­ет мя, оза­ри бли­ста­ни­ем Боже­ства Тво­е­го и спа­си мя.

 

Молит­ва

Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Ты еси Хлеб жиз­ни, и при­хо­дяй к Тебе не будет алка­ти и ве руяй в Тя не будет жаж­да­ти во век; Гос­по­ди, Ты еси Хлеб живый, сше­дый с небес, ядый Хлеб сей не умрет и будет жити во веки; Гос­по­ди, Хлеб сей есть Плоть Твоя, юже Ты отдал еси за жизнь мира, тем­же и рекл еси: ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь имать живот веч­ный, и Аз вос­кре­шу его в послед­ний день. Тако и днесь гря­дем         к Тебе по сло­ву Тво­е­му. И ныне, испы­туя нас, гла­го­ле­ши: не хоще­те ли и вы оты­ти? Мы же, яко Петр ино­гда, зовем Ти: Гос­по­ди! к кому нам ити? Ты има­ши гла­го­лы жиз­ни веч­ныя, Ты — Хри­стос, Сын Бога Жива­го, Ты — Аль­фа и Оме­га, нача­ло и конец, Ты — Бог, Царь и Гос­подь, и Твою дер­жа­ву и мило­сер­дие сла­вим ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

 

 

Текст Кано­на взят из книги

«Оптин­ская Гол­го­фа». – Москва, 1996 г., с. 26—32.

_________

[1] Житие и писа­ния мол­дав­ско­го стар­ца Паи­сия Велич­ков­ско­го. Свя­то-Вве­ден­ская Опти­на Пустынь, 2001 г., с. 82.

[2] Исто­рия физи­че­ской куль­ту­ры и спор­та. Москва, 2000 г., с. 111.

[3] Там же, с. 114.

[4] Здесь под­ра­зу­ме­ва­ет­ся то, что в слу­чае гибе­ли обо­их роди­телей ребе­нок оста­ет­ся круг­лым сиротой.

[5] Юрий Вла­сов пять раз был пер­вым в тяже­лой атле­ти­ке на миро­вых чем­пи­о­на­тах и Олим­пий­ских играх. Уста­но­вил око­ло трид­ца­ти миро­вых и все­со­юз­ных рекор­дов. Был капи­та­ном и зна­ме­нос­цем совет­ских олим­пий­цев в Риме и Токио. Носил титул само­го силь­но­го чело­ве­ка пла­не­ты. См. Ю.П. Вла­сов. Мы были и есть. – Воро­неж, 1996 г.

[6] «Совет­ский спорт», 31 октяб­ря — 1 нояб­ря 1991 г., № 210—211.

[7] Ты испы­тал меня, Боже, и зна­ешь… Жиз­не­опи­са­ние иеро­монаха Васи­лия (Рос­ля­ко­ва). – Москва,  2001 г., с. 30–31.

[8] Там же, с. 32.

[9] Ю. Вла­сов. Зачем нам нужен спорт? // «Совет­ская культу­ра», 23 апре­ля 1988 г.

 

[10] Исто­рия физи­че­ской куль­ту­ры и спор­та. – Москва. 2000, с. 330.

[11] Епи­скоп Вар­на­ва. Осно­вы искус­ства свя­то­сти. – Ниж­ний Нов­го­род, 1997 г.,  т. 3, с. 176.

[12] Епи­скоп Вар­на­ва. Осно­вы искус­ства свя­то­сти. – Ниж­ний Нов­го­род, 1997 г.,  т. 3, с. 177–178.

[13] Там же.

[14] Епи­скоп Вар­на­ва. Осно­вы искус­ства свя­то­сти. – Ниж­ний Нов­го­род, 1997 г.,  т. 3, с. 201–202.

[15] Епи­скоп Вар­на­ва. Осно­вы искус­ства свя­то­сти. – Ниж­ний Нов­го­род, 1997 г.,  т. 3, с. 179.

[16] Ты испы­тал меня, Боже, и зна­ешь… Жиз­не­опи­са­ние иеро­монаха Васи­лия (Рос­ля­ко­ва). – Москва, 2001.

Сайт про­то­и­е­рея Андрея Овчинникова 

 

 

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки