Православная психиатрия — Авдеев Д.А.

Православная психиатрия — Авдеев Д.А.

(26 голосов4.3 из 5)

Авде­ев Дмит­рий Алек­сан­дро­вич — мос­ков­ский пси­хи­атр, пси­хо­те­ра­певт, кан­ди­дат меди­цин­ских наук, меди­цин­ский психолог.

От автора

Доро­гие читатели!

Будучи вра­чом пси­хи­ат­ром-пси­хо­те­ра­пев­том, я убеж­ден, что моя прак­ти­че­ская дея­тель­ность, в осно­ве кото­рой — диа­гно­сти­ка и лече­ние погра­нич­ных нерв­но-пси­хи­че­ских нару­ше­ний, душев­ная под­держ­ка и уте­ше­ние обра­ща­ю­щих­ся за помо­щью людей, не может быть вне мое­го соб­ствен­но­го миро­воз­зре­ния, вне спа­си­тель­но­го лона Пра­во­сла­вия. Как врач, я счи­таю сво­им дол­гом спо­соб­ство­вать духов­ной защи­те пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья людей, ограж­дать их души от пося­га­тельств мно­го­чис­лен­ных ново­яв­лен­ных псевдоцелителей.

Это не обсто­я­тель­ное сочи­не­ние, не науч­ный трак­тат, а, ско­рее, веле­ние серд­ца и жела­ние поде­лить­ся сво­и­ми размышлениями.

Под­ня­тые темы обшир­ны и слож­ны, поэто­му пред­став­лен­ные чита­те­лю днев­ни­ко­вые запи­си не пре­тен­ду­ют на пол­но­ту их изло­же­ния Заклю­чи­тель­ная часть кни­ги пред­став­ле­на гла­вой “О болез­нях и боле­ю­щих”, кото­рая состав­ле­на по тво­ре­ни­ям свя­тых и неко­то­рых дру­гих душе­по­лез­ных книг.

При под­го­тов­ке к изда­нию это­го мате­ри­а­ла я подол­гу бесе­до­вал со свя­щен­ни­ка­ми, мона­ше­ству­ю­щи­ми и при­ход­ски­ми, и полу­чил их одоб­ре­ние отно­си­тель­но глав­ных выво­дов кни­ги. Отдель­ные гла­вы этой рабо­ты были напе­ча­та­ны в хри­сти­ан­ском собе­сед­ни­ке “Свет Пра­во­сла­вия” и газе­те “Радо­неж”.

Кни­га, наде­юсь, будет полез­на кол­ле­гам-вра­чам, в чьих серд­цах есть искра веры Хри­сто­вой, и всем тем, кого инте­ре­су­ют про­бле­мы пси­хи­че­ско­го здоровья.

С любо­вью Дмит­рий Авдеев,
Москва, 1997 г.

Очерки и размышления

Психиатрия и духовность

Пси­хи­ат­рия… Пожа­луй, нет в меди­цине такой нау­ки, судь­ба кото­рой была бы срав­ни­ма с судь­бой пси­хи­ат­рии. Ибо в фоку­се тео­рии и прак­ти­ки пси­хи­ат­ров душа чело­ве­ка — то, что выде­ля­ет нас над всем живот­ным миром, что созда­но по обра­зу и подо­бию Божи­е­му. Поня­тие болез­ни в пси­хи­ат­рии было и оста­ет­ся неот­де­ли­мо от миро­воз­зре­ния вра­чей и уче­ных, от самых раз­но­об­раз­ных соци­аль­ных, обще­ствен­ных и поли­ти­че­ских фак­то­ров и усло­вий. Наша стра­на тому яркий и горест­ный при­мер. Я пом­ню слу­чай, когда еще в нача­ле сво­ей вра­чеб­ной рабо­ты мне при­шлось для выступ­ле­ния на кон­фе­рен­ции воро­шить кипу исто­рий болез­ни. Меня инте­ре­со­ва­ли лишь неко­то­рые дан­ные отно­си­тель­но пола, воз­рас­та и диа­гно­за паци­ен­тов, нахо­див­ших­ся на ста­ци­о­нар­ном лече­нии в пси­хи­ат­ри­че­ской кли­ни­ке. И вот как-то непро­из­воль­но я вчи­тал­ся в одну из них. Речь шла о моло­дом чело­ве­ке, кото­ро­го напра­ви­ли на обсле­до­ва­ние док­то­ра из воен­ко­ма­та, не на шут­ку обес­по­ко­ен­ные пси­хи­че­ским состо­я­ни­ем 18-лет­не­го парень­ка. Фак­ты, кото­рые заста­ви­ли вра­чей насто­ро­жить­ся, были тако­вы: бро­сил инсти­тут, уехал в дерев­ню и посту­пил послуш­ни­ком к свя­щен­ни­ку, соблю­да­ет посты и риту­а­лы. В исто­рии болез­ни в каче­стве воз­мож­ных симп­то­мов фигу­ри­ро­ва­ли вера в Бога и загроб­ную жизнь, в бес­смер­тие чело­ве­че­ской души. Мне ста­ло страш­но за это­го пар­ня, за вра­чей, ста­ра­тель­но опи­сав­ших “сума­сше­ствие”, за судь­бы дру­гих людей… Поз­же я бли­же позна­ко­мил­ся с этим милым и доб­рым юно­шей, твер­до решив­шим стать пра­во­слав­ным свя­щен­ни­ком, если будет на то Божия воля. Я обра­до­вал­ся тому, что Саше (так его зва­ли) уда­лось избе­жать непри­ят­но­стей и он начал гото­вить­ся к всту­пи­тель­ным экза­ме­нам в Духов­ную семи­на­рию. Саше помог­ли пере­ме­ны в стране, а сколь­ко было таких юно­шей, постра­дав­ших за веру Хри­сто­ву, осме­ян­ных, пре­сле­ду­е­мых, но счаст­ли­вых и не слом­лен­ных, пото­му что постра­да­ли за Христа.

Сего­дня мало кто из исто­ри­ков меди­ци­ны вспо­ми­на­ет, что пер­вый этап ста­нов­ле­ния пси­хи­ат­рии име­ну­ет­ся мона­стыр­ским. Со всей Рос­сии в мона­сты­ри сво­зи­ли душев­но­боль­ных и бес­но­ва­тых. Бра­тия с хри­сти­ан­ской любо­вью молит­ва­ми, кре­щен­ской водой и без­ро­пот­ным ухо­дом облег­ча­ла их стра­да­ния. Боль­ной был не Лиш­ним и не чужим чело­ве­ком, а бра­том во Хри­сте, кото­рый нуж­да­ет­ся в помощи.

Про­цесс отде­ле­ния пси­хи­ат­рии от церк­ви начал­ся при­мер­но с кон­ца XVIII века. При­ме­ча­тель­но, что в это же вре­мя нача­лась секу­ля­ри­за­ция куль­ту­ры в Рос­сии. Худож­ник, как пишет пре­по­да­ва­тель Мос­ков­ской духов­ной ака­де­мии М. Дуна­ев, стал созна­вать себя как бы само­сто­я­тель­ным твор­цом, но он уже не мог чер­пать энер­гию для твор­че­ско­го акта в глу­би­нах собор­но­го созна­ния и ста­но­вил­ся сла­бым копи­и­стом заим­ство­ван­ных форм. Такие же мета­мор­фо­зы про­изо­шли и с пси­хи­ат­ри­ей и пси­хи­ат­ра­ми. Пси­хи­ат­рия пред­по­чла стать более “объ­ек­тив­ной”, а уче­ные и прак­ти­ки ‑опе­реть­ся толь­ко на фак­ты, дан­ные кли­ни­че­ских наблю­де­ний и лабо­ра­тор­ных иссле­до­ва­ний. Не уда­лось удер­жать­ся име­ни­тым про­фес­со­рам от иску­ше­ния все­му най­ти раци­о­наль­ное объ­яс­не­ние и поста­вить точ­ки над “i”. Вот что об этом пишет извест­ный пра­во­слав­ный писа­тель Сер­гей Нилус в кни­ге “Вели­кое в малом”: “Слу­чай­ность, извест­ное сте­че­ние обсто­я­тельств, пси­хи­че­ская реак­ция, нер­вы, дряб­лость раз­нуз­дан­но­го бари­ча, ата­визм и мно­го дру­го­го, оди­на­ко­во мало объ­яс­ня­ю­ще­го, при­ве­дут муд­ре­цы века сего в объ­яс­не­ние пси­хо­ло­гии дан­но­го момен­та. Но они даже и не дадут себе тру­да объ­яс­нить его: им доро­га не исти­на, а усво­ен­ная ими их псев­до­на­уч­ная точ­ка зре­ния. Отка­зать­ся от нее — зна­чит при­знать свою несо­сто­я­тель­ность, а у кого из них на это хва­тит муже­ства? В обла­сти ари­сто­кра­тиз­ма мыс­ли, в кото­рой они узур­пи­ро­ва­ли себе пер­вое место, им дела нет до поги­ба­ю­ще­го в создан­ных ими заблуж­де­ни­ях чело­ве­че­ства — сохра­не­но было бы за ними их пер­вен­ство, их руко­во­дя­щее вли­я­ние над лег­ко­мыс­лен­ной тол­пой. Вне­зап­ную болезнь здо­ро­во­го орга­низ­ма они уме­ют объ­яс­нить зараз­ным нача­лом, нахо­дя­щим­ся вне орга­низ­ма и извне в него про­ни­ка­ю­щим, но мик­ро­ба духов­ной зара­зы, — откры­то­го дав­но и извест­но­го вра­чам духов­ным, вели­ким молит­вен­ни­кам церк­ви, един­ствен­ным духов­ным вра­че­ва­те­лям мяту­щей­ся чело­ве­че­ской души, — не дано открыть вновь совре­мен­ным лже­це­ли­те­лям. Закры­ты отступ­ни­че­ством и неве­ри­ем их духов­ные очи — и “видя не видят, и слы­ша не разумеют”.

Октябрь 1917 года и ком­му­ни­сти­че­ское уче­ние, кра­е­уголь­ным кам­нем кото­ро­го явля­ет­ся ате­изм, при­нес­ли извест­ные миру дра­ма­ти­че­ские послед­ствия. Что же про­изо­шло в меди­цине, в пси­хи­ат­рии? Чело­век был све­ден к плот­ской реаль­но­сти (мозг, био­ло­ги­че­ские жид­ко­сти, нерв­ные узлы, внут­рен­ние орга­ны, рефлек­сы и пове­ден­че­ские реак­ции). Лич­ность так­же ста­ла рас­смат­ри­вать­ся с пози­ции физио­ло­ги­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ных точек зре­ния. Духов­ное пони­ма­ние вся­кой болез­ни было окон­ча­тель­но низ­верг­ну­то. А вза­мен ему при­шло биологическое.

Чело­век стал вос­при­ни­мать­ся вин­ти­ком боль­шой маши­ны (госу­дар­ства). В ста­лин­ские вре­ме­на иссле­до­ва­те­ли и вра­чи с боль­шой осто­рож­но­стью про­из­но­си­ли такие сло­ва, как “душа”, “внут­рен­ний мир”, “лич­ность”, опа­са­ясь пре­сле­до­ва­ний. Изго­ня­лось и уни­что­жа­лось все, что мог­ло поме­шать пар­тий­цам и их вла­сти. С дет­ских лет людям вну­ша­лось, что малень­кий отре­зок вре­ме­ни дли­ною в 60–70 лет — един­ствен­ное богат­ство чело­ве­ка, и, соот­вет­ствен­но, карье­ра, день­ги, власть ста­но­ви­лись кри­те­ри­я­ми бла­го­по­лу­чия. От внут­рен­ней жиз­ни и иска­ния Бога был сде­лан реши­тель­ный пово­рот к жиз­ни внеш­ней, к поро­кам, гре­хам и стя­жа­тель­ству. Ком­му­ни­сти­че­ская фило­со­фия, про­воз­гла­сив­шая основ­ной зада­чей рост мате­ри­аль­но­го бла­го­со­сто­я­ния, зашла в тупик, попут­но иска­ле­чив судь­бы мил­ли­о­нов людей.

Ситу­а­ция в зару­беж­ной пси­хи­ат­рии как бы спо­соб­ство­ва­ла фор­ми­ро­ва­нию “обнов­лен­че­ских взгля­дов”. В Евро­пе пси­хи­ат­рия раз­ви­ва­лась на осно­ве раци­о­на­ли­сти­че­ских идей. Душев­ные про­бле­мы и болез­ни ста­ли состав­лять исклю­чи­тель­но ком­пе­тен­цию пси­хи­ат­рии. Свя­щен­ник и цер­ков­ные таин­ства ока­зы­ва­лись как бы и не нуж­ны. Извест­ные про­фес­со­ра напе­ре­бой пыта­лись выра­зить свое нега­тив­ное отно­ше­ние к рели­гии. Вот лишь несколь­ко при­ме­ров. Шнай­дер: “Про­яв­ле­ния рели­ги­оз­ной жиз­ни — пси­хи­че­ская болезнь”; Рейн: “Рели­ги­оз­ные идеи — это навяз­чи­во­сти”. Для Фрей­да рели­гия была мас­со­вым безумием.

Шло вре­мя, деся­ти­ле­тие сме­ня­ло деся­ти­ле­тие, и к 30–40‑м годам в сре­де пси­хи­ат­ров да и уче­ных дру­гих спе­ци­аль­но­стей, за ред­ким исклю­че­ни­ем, скла­ды­ва­лась послуш­ная уста­нов­ка на без­бо­жие и ате­изм. Но и в то тяже­лое вре­мя были сре­ди круп­ных уче­ных-меди­ков насто­я­щие подвиж­ни­ки, сумев­шие про­не­сти глу­бо­кую веру в Бога и хри­сти­ан­ское бла­го­че­стие через всю жизнь. Это про­фес­сор-пси­хи­атр Д.Е. Мели­хов, хирург С.С. Юдин, архи­епи­скоп Лука (В.Ф. Вой­но-Ясе­нец­кий), тера­певт Н.К. 1оряев и дру­гие. Их молит­ва­ми и молит­ва­ми всех веру­ю­щих сохра­нил нас Господь.

Совре­мен­ный этап пси­хи­ат­рии созда­ет­ся сего­дня и зави­сит от нас, ува­жа­е­мые кол­ле­ги, от нашей веры и духов­но­сти. Гос­подь наш Иисус Хри­стос спро­сит нас за каж­дый день, за каж­до­го паци­ен­та. Во Сла­ву ли Божию рабо­та­ем или нет? Вопрос этот оста­ет­ся пока открытым.

Личность в христианской антропологии

Лич­ность в хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии рас­смат­ри­ва­ет­ся в един­стве духов­ных, душев­ных и телес­ных про­яв­ле­ний. И это един­ство дости­га­ет­ся толь­ко при усло­вии пре­об­ла­да­ю­ще­го вли­я­ния сфе­ры духа. По сло­вам Нико­ди­ма Свя­то­гор­ца: “Дух твой, ищу­щий Бога Небес­но­го, да власт­ву­ет над душою и телом, назна­че­ние кото­рых устро­ить вре­мен­ную жизнь”. В этом един­стве-здо­ро­вье, нор­ма чело­ве­че­ской жиз­ни. По утвер­жде­нию епи­ско­па Фео­фа­на Затвор­ни­ка, духов­ную сфе­ру в чело­ве­ке состав­ля­ют: бла­го­го­ве­ние и жизнь в стра­хе Божи­ем, совесть, иска­ние Бога. “Дух есть преж­де все­го спо­соб­ность чело­ве­ка раз­ли­чать выс­шие цен­но­сти: доб­ро и зло, исти­ну и ложь, кра­со­ту и урод­ство. Если выбор в этой обла­сти сде­лан, то дух стре­мит­ся под­чи­нить сво­е­му реше­нию душу и тело. Через свой дух чело­век обща­ет­ся с Богом. Без обще­ния с Богом дух чело­ве­ка не спо­со­бен най­ти насто­я­щий кри­те­рий для опре­де­ле­ния выс­ших цен­но­стей, так как толь­ко Бог, кото­рый Сам есть абсо­лют­ное бла­го, исти­на и кра­со­та, может вер­но ука­зать реше­ние чело­ве­ку” (Пра­во­слав­ный Кате­хи­зис. Изда­ние Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1990).

Соот­вет­ствен­но ука­зан­ным духов­ным сфе­рам лич­но­сти и вся­кая болезнь име­ет в первую оче­редь духов­ную, а уже затем пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­скую при­ро­ду. Духов­ный под­ход (а для меня это пра­во­слав­ный под­ход к боль­но­му чело­ве­ку) не под­ме­ня­ет меди­ко-био­ло­ги­че­ско­го взгля­да, но обо­га­ща­ет, допол­ня­ет и завер­ша­ет пред­став­ле­ние о личности.

Через страдание — к свету православия

Грех и болезнь

Вку­сив запрет­ный плод в Эдем­ском саду, Адам и Ева совер­ши­ли пер­вый грех. “Нару­ше­ние запо­ве­ди Божи­ей, дан­ной людям для вос­пи­та­ния в них послу­ша­ния, столь необ­хо­ди­мо­го, что­бы дар сво­бо­ды вос­пол­нял­ся все­гда бла­го­да­тью свы­ше, — при­ве­ло к изгна­нию Ада­ма и Евы из рая. Грех пра­ро­ди­те­лей изме­нил то высо­кое поло­же­ние, какое Гос­подь дал людям в мире, — и вме­сто цар­ствен­но­го вла­ды­че­ства над зем­лей чело­век стал рабом при­ро­ды, дол­жен был под­чи­нять­ся ее зако­нам. Смерть вошла в мир” (Прот. проф. В. Зень­ков­ский. Апо­ло­ге­ти­ка. Киев, 1890. С. 17–20). Таким обра­зом, чело­ве­че­ская при­ро­да была повре­жде­на гре­хом. Сущ­ность гре­ха, как спра­вед­ли­во ука­зы­ва­ет ста­рец о.Силуан, не в нару­ше­нии эти­че­ской нор­мы, а в отступ­ле­нии от веч­ной Боже­ствен­ной жиз­ни. Совер­ша­ет­ся грех преж­де все­го в таин­ствен­ной глу­бине чело­ве­че­ско­го духа, но послед­ствия его пора­жа­ют все­го чело­ве­ка. Грех отра­жа­ет­ся и на физи­че­ском здо­ро­вье тво­ря­ще­го его, и на внеш­нем обли­ке. Грех неиз­беж­но выхо­дит за пре­де­лы инди­ви­ду­аль­ной жиз­ни и отя­го­ща­ет окру­жа­ю­щих. Болез­ни телес­ные, а в осо­бен­но­сти душев­ные — это след­ствие гре­ха. Вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду гре­хом и болез­нью доста­точ­но слож­ны. Попы­та­ем­ся затро­нуть неко­то­рые аспекты.

Неврозы

“Тело, будучи сло­же­но из мно­гих, при­том неоди­на­ко­вых частей, кото­рые и сами состав­ле­ны из четы­рех сти­хий, когда зане­мо­жет, име­ет нуж­ду в раз­ных вра­че­ствах и при­том состав­лен­ных из раз­ных трав. А душа, напро­тив, будучи неве­ще­ствен­на, про­ста и неслож­на, когда зане­мо­жет, одно вра­че­ство вра­чу­ет ее Дух Свя­той, бла­го­дать Гос­по­да Иису­са Христа”.
Преп. Симе­он Новый Богослов

В насто­я­щее вре­мя око­ло 400 мил­ли­о­нов чело­век боль­ны той или иной фор­мой пси­хи­че­ско­го рас­строй­ства. Из них при­мер­но 80% стра­да­ют погра­нич­ны­ми (на гра­ни здо­ро­вья и болез­ни) нерв­но-пси­хи­че­ски­ми нару­ше­ни­я­ми, сре­ди кото­рых лиди­ру­ю­щее место зани­ма­ют нев­ро­зы. Соглас­но совре­мен­но­му опре­де­ле­нию, при­ня­то­му в нашей стране, нев­роз — пси­хо­ген­ное (как пра­ви­ло, кон­флик­то­ген­ное) нерв­но-пси­хи­че­ское рас­строй­ство, кото­рое воз­ни­ка­ет в резуль­та­те нару­ше­ния осо­бо зна­чи­мых жиз­нен­ных отно­ше­ний чело­ве­ка и про­яв­ля­ет­ся в спе­ци­фи­че­ских кли­ни­че­ских фено­ме­нах при отсут­ствии пси­хо­ти­че­ских явле­ний (Нев­ро­зы. М.: Меди­ци­на, 1990). Про­ще гово­ря, нев­роз раз­ви­ва­ет­ся тогда, когда чело­век, в силу раз­лич­ных обсто­я­тельств, не может най­ти при­ем­ле­мый выход из слож­но­го поло­же­ния, раз­ре­шить пси­хо­ло­ги­че­ски зна­чи­мую ситу­а­цию или пере­не­сти трагедию.

Симп­то­мы нев­ро­ти­че­ско­го сры­ва обще­из­вест­ны: сни­же­ние настро­е­ния, раз­дра­жи­тель­ность, бес­сон­ни­ца, чув­ство внут­рен­не­го дис­ком­фор­та, вялость, апа­тия, ухуд­ше­ние аппе­ти­та. Могут появ­лять­ся навяз­чи­во­сти, вспыш­ки агрес­сив­но­сти, злоб­но­сти и т. п. Вся эта симп­то­ма­ти­ка сопро­вож­да­ет­ся общим недо­мо­га­ни­ем, непри­ят­ны­ми сома­ти­че­ски­ми ощу­ще­ни­я­ми, веге­та­тив­ны­ми дисфункциями.

При нев­ро­зе чело­век сохра­ня­ет ясность мыс­ли, кри­ти­чен, тяго­тит­ся сво­им состо­я­ни­ем, но под­час ниче­го не может изме­нить в себе. В кни­ге Дж. Фур­ста “Нев­ро­тик: его сре­да и внут­рен­ний мир” чита­ем: “Мно­гие нев­ро­ти­ки справ­ля­ют­ся с пре­по­да­ва­ни­ем, иссле­до­ва­тель­ской рабо­той и дру­ги­ми вида­ми интел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти, но в то же вре­мя тщет­но борют­ся с лич­ны­ми затруд­не­ни­я­ми явно эмо­ци­о­наль­но­го харак­те­ра”. Тот же автор отме­ча­ет, что чув­ства нев­ро­ти­ка силь­нее его интел­лек­ту­аль­ных убеж­де­ний; …эмо­ции нев­ро­ти­ка — про­дукт иска­жен­но­го пони­ма­ния им объ­ек­тив­ной ситуации.

Тер­мин “нев­роз” проч­но вошел в нашу жизнь и неиз­ве­стен раз­ве что мла­ден­цу. Выде­ля­ют школь­ные и пен­си­он­ные нев­ро­зы; нев­ро­зы дости­же­ния и оди­но­че­ства; сома­то­ген­ные и эко­ло­ги­че­ские, а так­же мно­го иных раз­но­вид­но­стей это­го непри­ят­но­го неду­га. Осо­бую груп­пу состав­ля­ют так назы­ва­е­мые ноо­ген­ные нев­ро­зы, свя­зан­ные с утра­той или отсут­стви­ем смыс­ла жиз­ни, цен­ност­ны­ми кон­флик­та­ми. Име­ют­ся дан­ные о том, что при­мер­но каж­дый пятый нев­ро­ти­че­ский слу­чай име­ет ноо­ген­ную осно­ву. В дей­стви­тель­но­сти, дума­ет­ся, что едва ли не каж­дый нев­роз име­ет духов­ные кор­ни. Впро­чем, обо всем по порядку.

Впер­вые поня­тие “нев­роз” было пред­ло­же­но в 1776 году Кул­ле­ном, и с тех пор дис­кус­сии о сущ­но­сти нев­ро­за, кор­нях его воз­ник­но­ве­ния и меха­низ­мах фор­ми­ро­ва­ния не ста­но­вят­ся менее живо­тре­пе­щу­щи­ми. Сего­дня труд­но най­ти в меди­цине дру­гое поня­тие, трак­ту­е­мое раз­лич­ны­ми науч­ны­ми шко­ла­ми столь мно­го­знач­но и про­ти­во­ре­чи­во. Нев­ро­ти­че­ские реак­ции, кото­рые могут воз­ни­кать у чело­ве­ка вслед за тяже­лы­ми потря­се­ни­я­ми, кон­флик­та­ми, сома­ти­че­ски­ми забо­ле­ва­ни­я­ми или жиз­нен­ны­ми неуря­ди­ца­ми, очень раз­но­об­раз­ны. Про­яв­ле­ния их пре­лом­ля­ют­ся лич­но­стью чело­ве­ка, осо­бен­но­стя­ми его харак­те­ра. Поэто­му и взгля­ды на эту про­бле­му отли­ча­ют­ся поляр­но­стью. При­чем на острие науч­ных дис­кус­сий нахо­дят­ся не толь­ко вопро­сы систе­ма­ти­ки нев­ро­зов, а само суще­ство­ва­ние их как нозо­ло­ги­че­ской фор­мы. Край­няя точ­ка зре­ния неко­то­рых пси­хи­ат­ров выгля­дит при­мер­но так: нев­роз — “нор­маль­ное пове­де­ние в ненор­маль­ном обще­стве”. Дру­гие точ­ки зре­ния могут быть пред­став­ле­ны сле­ду­ю­щим обра­зом: цере­браль­ная дис­функ­ция; вытес­не­ние в бес­со­зна­тель­ное; регид­ность уста­но­вок и дог­ма­ти­че­ский строй мыш­ле­ния; неуме­ние про­гно­зи­ро­вать кон­фликт и гото­вить­ся к нему; невер­ные сте­рео­ти­пы пове­де­ния; неудо­вле­тво­ре­ние потреб­но­сти в само­ак­ту­а­ли­за­ции и еще мно­гие дру­гие пред­по­ло­же­ния. Одни иссле­до­ва­те­ли отно­сят исто­ки нев­ро­зов к неко­то­ро­му свое­об­ра­зию рас­суд­ка, дру­гие к пато­ло­гии эмо­ций, тре­тьи — к про­цес­су само­по­зна­ния, чет­вер­тые — к пси­хо­ло­ги­че­ской незре­ло­сти и инфан­тиль­но­сти. Есть и такие авто­ры, кото­рые склон­ны думать, что нев­роз — наслед­ствен­ное забо­ле­ва­ние. Мне­ний мно­го, но ясно­сти нет.

Неко­то­ры­ми авто­ра­ми выска­зы­ва­лись мыс­ли о том, что нев­ро­ти­ки стра­да­ют из-за неспо­соб­но­сти любить себя (нев­ра­сте­ния) или любить себя и дру­гих (псих­асте­ния).

Сле­ду­ет ска­зать, что каж­дое пси­хо­ло­ги­че­ское направ­ле­ние толь­ко тогда ста­но­ви­лось состо­я­тель­ным в гла­зах кол­лег, когда его пред­ста­ви­те­лям уда­ва­лось аргу­мен­ти­ро­ва­но и по-ново­му заявить о взгля­дах на невроз.

В послед­нее деся­ти­ле­тие вопро­сы про­ис­хож­де­ния нев­ро­зов ста­ли под­вер­гать­ся актив­но­му пере­смот­ру. Отно­ше­ние к нев­ро­зу как к лег­кой пси­хи­че­ской дис­функ­ции в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни изме­ня­ет­ся. Прин­цип функ­ци­о­наль­но­сти (лег­кой обра­ти­мо­сти) не под­твер­жда­ет­ся совре­мен­ной кли­ни­че­ской прак­ти­кой. По опуб­ли­ко­ван­ным в печа­ти дан­ным, выздо­ров­ле­ние при нев­ро­зах насту­па­ет менее чем у 40–50% забо­лев­ших. Уста­нов­ле­но, что в пер­вые три года при нев­ро­зах выздо­рав­ли­ва­ют лишь 10% боль­ных. Часто стра­да­ния длят­ся года­ми и даже деся­ти­ле­ти­я­ми. Сле­до­ва­тель­но, нев­роз чаще воз­ни­ка­ет вви­ду каких-то внут­рен­них лич­ност­ных меха­низ­мов. Внеш­ние про­во­ци­ру­ю­щие фак­то­ры и обсто­я­тель­ства пред­став­ля­ют собой лишь “послед­нюю кап­лю”, пус­ко­вой меха­низм раз­ви­тия нев­ро­ти­че­ских нару­ше­ний. У чело­ве­ка, склон­но­го к это­му неду­гу, раз­ви­ва­ет­ся свое­об­раз­ная “спо­соб­ность” реа­ги­ро­вать на жизнь нерв­ной сла­бо­стью, раз­дра­жи­тель­но­стью, навяз­чи­во­стью или исте­рич­но­стью. Одни при­чи­ны (кон­флик­ты, стрес­сы) со вре­ме­нем ухо­дят, ста­но­вят­ся неак­ту­аль­ны­ми и вско­ре их место зани­ма­ют дру­гие, а недуг вновь возобновляется.

По мое­му глу­бо­ко­му убеж­де­нию, для пони­ма­ния исто­ков нев­ро­ти­че­ских нару­ше­ний (как, впро­чем, и дру­гих болез­ней) необ­хо­ди­мо под­нять­ся на самый высо­кий лич­ност­ный уро­вень и рас­смат­ри­вать эту пато­ло­гию с пози­ции духов­но­го нача­ла, с пози­ции пра­во­слав­но­го веро­уче­ния и свя­то­оте­че­ских писа­ний. И тогда во мно­гих слу­ча­ях будет обна­ру­жен корень стра­да­ния — духов­ная сле­по­та, игно­ри­ро­ва­ние духов­ных потреб­но­стей, без­бо­жие. Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник ука­зы­ва­ет на то, что “есте­ствен­ное от ноше­ние состав­ных частей чело­ве­ка долж­но быть по зако­ну под­чи­не­ния мень­ше­го боль­ше­му, сла­бей­ше­го силь­ней­ше­му, тако­во тело долж­но под­чи­нять­ся душе, душа духу, а дух же по свой­ству сво­е­му дол­жен быть погру­жен в Бога. В Боге дол­жен пре­бы­вать чело­век всем сво­им суще­ством и созна­ни­ем. При сем сила духа над душою зави­сит от сопри­су­ще­го ему Боже­ства, сила души над телом от обла­да­ю­ще­го ею духа. По отпа­де­нии от Бога про­изо­шло, и долж­но было про­изой­ти, смя­те­ние во всем соста­ве чело­ве­ка: дух, отде­лив­шись от Бога, поте­рял свою силу и под­чи­нил­ся душе, душа, не воз­вы­ша­е­мая духом, под­чи­ни­лась телу. Чело­век всем суще­ством сво­им погряз в чувственность”.

Таким обра­зом, нев­роз име­ет в первую оче­редь духов­ную, а уже затем — пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­скую при­ро­ду. Глу­бо­кий нев­роз — пока­за­тель нрав­ствен­но­го нездо­ро­вья, духов­но-душев­но­го раз­ла­да. Фор­мы его раз­лич­ны: нев­ра­сте­ния (уны­ние, “плач души” или раз­дра­жи­тель­ность, нетер­пи­мость); исте­рия, кото­рая тес­но свя­за­на с гре­ха­ми гор­ды­ни и тще­сла­вия; нев­ро­ти­че­ские навяз­чи­во­сти (“умствен­ная жвач­ка”, склон­ность к излиш­ней раци­о­на­ли­за­ции). Грех, как корень вся­ко­го зла, бли­зок к нев­ро­ти­че­ским рас­строй­ствам. Совер­ша­ясь в глу­бине чело­ве­че­ско­го духа, он воз­буж­да­ет стра­сти, дез­ор­га­ни­зу­ет волю, выво­дит из-под кон­тро­ля созна­ния эмо­ции и вооб­ра­же­ние (об этом подроб­но пишет прео­свя­щен­ный Фео­фан Затвор­ник в сво­их тво­ре­ни­ях). Грех опре­де­ля­ет соот­вет­ству­ю­щую духов­ную поч­ву для воз­ник­но­ве­ния нев­ро­за. В даль­ней­шем нев­ро­ти­че­ские про­яв­ле­ния могут зави­сеть от осо­бен­но­стей харак­те­ра, усло­вий жиз­ни и вос­пи­та­ния, ней­ро­фи­зио­ло­ги­че­ских пред­по­сы­лок, а так­же раз­лич­ных стрес­сов и дру­гих обсто­я­тельств, мно­гие из кото­рых оста­ют­ся неиз­вест­ны­ми. Все в одну схе­му не уло­жить. Жизнь гораз­до слож­нее. У одно­го чело­ве­ка фор­ми­ру­ет­ся нев­роз, а у дру­го­го реак­ция огра­ни­чи­ва­ет­ся силь­ным потря­се­ни­ем, но болез­ни не воз­ни­ка­ет. Глу­бин­ная сущ­ность нев­ро­зов — тай­на, извест­ная толь­ко Гос­по­ду. На все воля Божия. И еще. Со вре­мен наших пра­ро­ди­те­лей чело­ве­че­ская при­ро­да повре­жде­на гре­хом. Посе­му чело­век, стра­да­ю­щий нев­ро­зом, не луч­ше и не хуже осталь­ных. Нев­роз — лишь част­ный слу­чай послед­ствия гре­ха. Всем нам над­ле­жит, упо­вая на помощь и мило­сер­дие Гос­подне, каять­ся и исправляться.

Кто-то может спро­сить: “Быва­ют ли слу­чаи пси­хо­ло­ги­че­ских сры­вов у пра­во­слав­ных хри­сти­ан?” Да, быва­ют. Ибо в мире нет чело­ве­ка, сво­бод­но­го от гре­ха. Но пра­во­слав­ные молят­ся ко Гос­по­ду о поми­ло­ва­нии, при­бе­га­ют к вра­чу­ю­щим душу таин­ствам пока­я­ния и при­ча­ще­ния. И мило­серд­ный Гос­подь при­ни­ма­ет каю­щих­ся, вос­ста­нав­ли­ва­ет в них свою бла­го­дать и дару­ет душев­ный мир.

Хочу поде­лить­ся сво­им пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ским опы­том. На прак­ти­ке мне не при­хо­ди­лось наблю­дать слу­чаи выра­жен­ных нев­ро­зов или нев­ро­ти­че­ских раз­ви­тий лич­но­сти у людей, живу­щих бла­го­че­сти­вой хри­сти­ан­ской жиз­нью. Сре­ди пра­во­слав­ных ино­гда встре­ча­ют­ся боль­ные эндо­ген­ной пси­хо­ти­че­ской пато­ло­ги­ей. Но эти забо­ле­ва­ния, как извест­но, не при­над­ле­жат к груп­пе при­об­ре­тен­ных и раз­ви­ва­ют­ся по дру­гим механизмам.

Чаще все­го ко мне на при­ем при­хо­дят неве­ру­ю­щие; либо те, кто не веда­ет истин­но­го Бога (ино­вер­цы, неоязыч­ни­ки). Нема­ло и тех, кто нахо­дит­ся в поис­ках исти­ны. От пси­хо­те­ра­пев­та может зави­сеть многое.

Одна­ко ныне сре­ди пси­хи­ат­ров и пси­хо­те­ра­пев­тов веру­ю­щих — мень­шин­ство. В этом, на мой взгляд, одна из при­чин низ­кой эффек­тив­но­сти помо­щи при нев­ро­зах. Пси­хо­те­ра­пия насчи­ты­ва­ет сего­дня поряд­ка 1000 пси­хо­кор­рек­ци­он­ных тех­ник, пыта­ясь посто­ян­но меня­ю­щим­ся обра­зом помочь мяту­щей­ся душе. Но коли­че­ством каче­ства не под­ме­нить. Истин­ное изле­че­ние от душев­ной скор­би может про­изой­ти толь­ко через пока­я­ние, что тре­бу­ет духов­ных уси­лий и непри­выч­но для нема­лой части наших совре­мен­ни­ков (в том чис­ле и вра­чей). В этой свя­зи ста­но­вит­ся понят­но, поче­му раз­но­об­раз­ные раци­о­наль­ные и эмо­ци­о­наль­ные тера­пев­ти­че­ские воз­дей­ствия ока­зы­ва­ют­ся дале­ко не все­силь­ны и при­но­сят лишь симп­то­ма­ти­че­ский эффект.

Духов­ные кор­ни есть у вся­кой болез­ни, но рас­по­знать их быва­ет под­час невоз­мож­но. Нев­роз выде­ля­ет­ся из чис­ла осталь­ных пси­хи­че­ских и сома­ти­че­ских забо­ле­ва­ний тем) что явля­ет­ся сво­е­го рода чут­ким нрав­ствен­ным баро­мет­ром. Его связь с духов­ной сфе­рой оче­вид­на. И воз­ник­но­ве­ние это­го неду­га вслед­ствие душев­ных тер­за­ний и угры­зе­ний сове­сти может быть стремительным.

Слож­но­сти, свя­зан­ные с поис­ком при­чин воз­ник­но­ве­ния нев­ро­зов, обу­слов­ле­ны тем, что боль­шин­ство уче­ных и прак­ти­ков пыта­лись и пыта­ют­ся решить эту слож­ную про­бле­му само­сто­я­тель­но, без помо­щи Божи­ей, без веры Хри­сто­вой. Духов­ность чело­ве­ка (паци­ен­та) либо под­ме­ня­ет­ся обра­зо­ван­но­стью, эру­ди­ци­ей, либо совсем не при­ни­ма­ет­ся во вни­ма­ние, отри­ца­ет­ся. Дея­тель­ность подоб­но­го рода иссле­до­ва­те­лей срав­ни­ма с бегом по кру­гу. Истин­ных пло­дов такие тру­ды не при­не­сут. Кста­ти ска­зать, мно­гие послед­ствия духов­но­го повре­жде­ния у чело­ве­ка, стра­да­ю­ще­го нев­ро­зом, опи­са­ны, на мой взгляд, вер­но. Я уже упо­мя­нул о пато­ло­гии про­цес­са само­по­зна­ния, “нев­ро­ти­че­ском” строе мыш­ле­ния и осо­бен­но­стях эмо­ци­о­наль­ной сфе­ры. Одна­ко преж­де все­го эти изме­не­ния про­изо­шли на духов­ном уровне, а уже затем как бы отра­зи­лись в душев­ной жиз­ни инди­ви­ду­у­ма. При­чем все ска­зан­ное выше отно­сит­ся не толь­ко к нев­ро­зам, но и к широ­кой груп­пе нару­ше­ний, состав­ля­ю­щих так назы­ва­е­мую “малую” пси­хи­ат­рию (акцен­ту­а­ции харак­те­ра, при­об­ре­тен­ные пси­хо­па­тии и др.).

Хоте­лось бы, что­бы сре­ди уче­ных, в том чис­ле меди­ков и пси­хо­ло­гов, было боль­ше веру­ю­щих пра­во­слав­ных людей. Ибо дея­тель­ность чело­ве­ка не может быть вне миро­воз­зре­ния. Дай, Гос­по­ди, нам муд­рость и силы, что­бы вра­че­вать неду­ги душев­ные во сла­ву Твою!

Мило­стию Божи­ей у нас на Руси вновь появи­лась воз­мож­ность сво­бод­но читать и изу­чать тво­ре­ния свя­тых отцов. К свя­ти­тель­ской муд­ро­сти епи­ско­па Фео­фа­на Затвор­ни­ка я решил при­бег­нуть для углуб­лен­но­го разъ­яс­не­ния под­ня­той темы. В кни­ге вла­ды­ки Фео­фа­на “Начер­та­ние Хри­сти­ан­ско­го нра­во­уче­ния” есть гла­ва “Послед­ствия и пло­ды доб­рой хри­сти­ан­ской жиз­ни и жиз­ни, про­ти­во­по­лож­ной ей”. Она может стать руко­вод­ством для пси­хо­ло­гов и вра­чей, в чьих серд­цах есть искра веры Хри­сто­вой. С радо­стью выпи­сы­ваю неко­то­рые фраг­мен­ты из тво­ре­ния свя­ти­те­ля Феофана.

По творениям святителя Феофана Затворника

…Душев­ность же в чело­ве­ке, не при­яв­шем бла­го­да­ти или поте­ряв­шем ее, как обла­ко какое сто­ит меж­ду лицом чело­ве­ка и Богом, пре­се­кая обще­ние меж­ду ними. Тот, кто пора­бо­щен пре­иму­ще­ствен­но ей, или душе­вен чело­век, не при­ем­лет, яже Духа Божия (1 Коринф. 2, 14). Пре­об­ла­да­ние души, ров­но как и пре­об­ла­да­ние тела, есть отри­ца­ние жиз­ни по духу. Свя­той Апо­стол Иаков, пере­чис­лив стра­сти, коим удо­вле­тво­ря­ет и по кото­рым дей­ству­ет чело­век, не при­ем­лю­щий яже Духа Божия, с боль­шею точ­но­стью, при­бав­ля­ет: несть сия муд­рость от Бога, но зем­на, душев­на, бесов­ска (Иак. 3,15). Сло­ва душев­ный, зем­ной, не Божий, однозначительны…

Где же дух у тако­го рода людей? В них же, но, состоя в под­чи­не­нии душе и телу, он замо­рен и совсем почти не дей­ству­ет свой­ствен­ным ему обра­зом. Его при­сут­ствие в них мож­но узна­вать, с одной сто­ро­ны, по без­гра­нич­но­сти неко­то­рых душев­но-чув­ствен­ных стрем­ле­ний, не свой­ствен­ных душе и пло­ти по их при­ро­де, с дру­гой — по быва­ю­щим неред­ко состо­я­ни­ям сих людей, в коих они отри­ца­ют­ся от зем­ли, напе­ре­кор тре­бо­ва­ни­ям души и пло­ти. В послед­нем слу­чае дух поку­ша­ет­ся как бы вой­ти в свои пра­ва. Муче­ния сове­сти, боязнь Судьи-Бога, посто­ян­ная тос­ка, это суть его дей­ствия на душу, его сто­ны, отзы­ва­ю­щи­е­ся в созна­нии душев­ном. Так, в людях чув­ствен­ных и душев­ных дух тле­ет, как искра под телом. Воз­бу­ди его, или луч­ше, не мешай ему воз­буж­де­ну быть Сло­вом Божи­им, про­хо­дя­щем до раз­де­ле­ния души и духа (Евр. 4, 12), и он явит­ся во всей свой силе и власти…

***

Теперь об общем состо­я­нии и соот­но­ше­нии дей­ству­ю­щих внут­ри нас сил. Силы сии, исхо­дя из наше­го созна­ния или лица (я) и в него воз­вра­ща­ясь, долж­ны пре­бы­вать во вза­им­ной свя­зи и согла­сии меж­ду собою, под управ­ле­ни­ем сво­е­го неточ­но­го нача­ла. Вза­им­но­про­ник­но­ве­ние вза­им­но­спо­мо­ще­ство­ва­ние при зави­си­мо­сти от дей­ству­ю­ще­го лица есть есте­ствен­ное состо­я­ние их.

Но в чело­ве­ке греш­ни­ке, отпад­шем от Бога и пре­бы­ва­ю­щем в сем паде­нии, как пред­став­ля­ет опыт, силы сии явля­ют­ся как бы отпад­ши­ми от его лица, став­ши­ми в неко­то­рую от него неза­ви­си­мость и само­управ­ству­ю­щи­ми. Что зна­чат, напри­мер, обык­но­вен­ные у нас сло­ва: сде­лал бы, да не хочет­ся; или: пусть это не очень хоро­шо, но мне очень хочет­ся; или: серд­це не лежит; поди ты с серд­цем; или: пове­рил бы, но разум не поко­ря­ет­ся, ум царь в голо­ве, куда девать­ся мне с моим разу­мом? Эти и мно­гие дру­гие выра­же­ния зна­чат, что силы сии пере­ста­ли быть во вла­сти чело­ве­ка, но или управ­ля­ют­ся сами собою, или под­ле­жат вли­я­нию сто­рон­ней силы. Отпад­ши же от лица чело­ве­ка, они поте­ря­ли вза­им­ную точ­ку соеди­не­ния, а вме­сте с тем пере­ста­ли полу­чать и вза­им­ную друг от дру­га помощь и не име­ют уже того, чем одна обык­но­вен­но поль­зу­ет­ся от дру­гих. Так, разум заоб­ла­чен, меч­та­те­лен и отвле­чен, пото­му что не удер­жи­ва­ет­ся серд­цем и не пра­вит­ся волею; воля свое­нрав­на и без­сер­да от того, что не слу­ша­ет разу­ма и не смот­рит на серд­це; серд­це неудер­жи­мо, сле­по и блаж­но, пото­му что не хочет сле­до­вать ука­за­ни­ям разу­ма и не отрезв­ля­ет­ся силою воли. Но мало того, что сии силы поте­ря­ли вза­им­ную помощь, они при­ня­ли неко­то­рое враж­деб­ное друг про­тив дру­га направ­ле­ние, одна отри­ца­ет дру­гую, как бы погло­ща­ет ее и сне­да­ет. Отто­го пре­об­ла­да­ние серд­ца име­ет с собою в свя­зи сла­бость ума и непо­сто­ян­ство воли, как бы бес­ха­рак­тер­ность; пре­об­ла­да­ю­щее стрем­ле­ние к позна­ни­ям ведет за собою ослаб­ле­ние дея­тель­но­сти и бес­печ­ность воли и нечув­ствие или холод­ность серд­ца; пре­об­ла­да­ние воли все­гда сопро­вож­да­ет­ся одно­сто­рон­ним направ­ле­ни­ем, упор­ным, не вни­ма­ю­щим ника­ким дово­дам: там душа не слу­ша­ет ника­ких убеж­де­ний и недо­ступ­на для потря­се­ний сердечных.

Таким обра­зом, внут­рен­ний мир чело­ве­ка греш­ни­ка испол­нен само­управ­ства, бес­по­ряд­ка и разрушения.

***

Вслед за изме­не­ни­ем соот­но­ше­ния состав­ных частей и глав­ных его спо­соб­но­стей не могут не изме­нять­ся и суще­ствен­ные свой­ства его лица, ибо это лицо есть центр и частей, и спо­соб­но­стей. Пото­му состо­я­ние сих послед­них непо­сред­ствен­но отра­жа­ет­ся в пер­вом и его опре­де­ля­ет, как и обрат­но им определяется.

Меж­ду сими свой­ства­ми пер­вое место зани­ма­ет созна­ние. Оно есть свой­ство, исход­ное для дру­гих, есть пря­мое свой­ство лица и как бы истол­ко­ва­ние его. В про­из­вод­стве сво­ем оно, пола­гая бытие себя и бытие существ вне сущих, отли­ча­ет себя от них и их от себя. Сле­до­ва­тель­но, усло­вие к совер­шен­ству созна­ния или к состо­я­нию его в сво­ем чине есть воз­вы­ше­ние наше­го лица и над собою, и над внеш­ним миром. Где нет сего воз­вы­ше­ния, там созна­ние долж­но быть мут­но, неопре­де­лен­но, без­от­чет­но или при­бли­жать­ся к живот­но­му само­чув­ствию. Но о чело­ве­ке, до вос­при­я­тия им бла­го­го наме­ре­ния жить свя­то, по-хри­сти­ан­ски, о чело­ве­ке, рабо­та­ю­щем гре­ху и стра­стям, несо­мнен­но извест­но, что он не воз­вы­ша­ет­ся над внеш­ним миром, а, напро­тив, увле­ка­ет­ся им, живет в нем, как бы сорас­тво­ря­ет­ся с ним, поче­му и назы­ва­ет­ся внеш­ним, вне себя живу­щим, ушед­шим из себя. В себя при­хо­дит он уже в обра­ще­нии. Бла­го­со­сто­я­ние внеш­них вещей сво­их он счи­та­ет бла­го­со­сто­я­ни­ем соб­ствен­но­го лица, и, напро­тив, небла­го­со­сто­я­ние их сво­им несча­стьем. Отто­го поку­ше­ние на ущерб или самый ущерб в одеж­де, доме, мебе­ли, месте и проч. глу­бо­ко потря­са­ют его, пора­жа­ют в самое сердце.

Не воз­вы­ша­ет­ся он так­же и над внут­рен­ним сво­им миром, но так же, как внеш­ни­ми веща­ми, увле­ка­ет­ся и меха­низ­мом внут­рен­них сво­их дви­же­ний. Обык­но­вен­но гово­рят: я заду­мал­ся, был в забы­тий, не пом­ню, что со мною было или око­ло меня… То есть в это вре­мя он увле­кал­ся дви­же­ни­ем мыс­лей; или был вне себя от радо­сти, убит горем, в серд­цах вышел из себя… То есть пре­дал себя ‑дви­же­ни­ям серд­ца; или: не вспом­нишь­ся в хло­по­тах и забо­тах: то нуж­но, дру­гое нуж­но… То есть бес­пре­рыв­но гонять все впе­ред и впе­ред мно­го­об­раз­ные жела­ния воли. Оче­вид­но, что пре­дан­ный гре­ху не вла­стен над внут­рен­ни­ми дви­же­ни­я­ми, а втес­нен как бы в них, вле­чет­ся ими, как воин, стес­нен­ный внут­ри пол­ка. И это не на один толь­ко час, а посто­ян­но. Таков уж закон его жиз­ни внут­рен­ней: вести­ся, как ведомому.

Итак, у греш­ни­ка ясно­го созна­ния быть не может. Его и нет. Он ходит как в тумане, как бы объ­у­мо­рен­ный, кру­жит­ся как в вих­ре. Как полу­сон­ный сла­бо раз­ли­ча­ет пред­ме­ты от себя и полу­со­зна­ет толь­ко себя, таков и пре­дан­ный стра­стям. Это явле­ние очень стран­но: в гор­до­сти он нико­го не счи­та­ет выше себя, а меж­ду тем сам себя сла­бо сознает.

Осо­бен­ный обо­рот созна­ния есть само­со­зна­ние, или само­по­зна­ние. Оно пре­иму­ще­ствен­но обра­ще­но внутрь и раз­ли­ча­ет себя от сво­их дей­ствий, опять воз­но­сясь над тем и дру­гим. Сие само­со­зна­ние еще более сла­бо у чело­ве­ка страст­но­го, лишен­но­го бла­го­да­ти. Ибо для сего надоб­но знать свои дей­ствия, знать себя и отде­лять себя от сво­их действий.

***

Вто­рое свой­ство чело­ве­че­ско­го лица есть разум­но-сво­бод­ная само­сто­я­тель­ность. Состо­я­ние это­го свой­ства опре­де­ля­ет­ся уже состо­я­ни­ем созна­ния, ибо они слу­жат вза­им­ным друг для дру­га отра­же­ни­ем. Сле­до­ва­тель­но, в истин­ном виде и оно быва­ет толь­ко у хри­сти­ан истин­ных, а у пре­дан­ных гре­ху мож­но видеть толь­ко тень его. Само­сто­я­тель­ность, свой­ствен­ная чело­ве­ку, отли­ча­ет­ся разум­но­стью и сво­бо­дою. Разум­ность тре­бу­ет, чтоб дей­ствия рас­по­ла­га­лись по сво­е­му усмот­ре­нию, сво­им целям и сво­е­лич­но­му рас­по­ря­же­нию разум­но­му. При­зна­ком его отли­чи­тель­ным слу­жит то, если мысль все­гда пред­ше­ству­ет жела­нию; напро­тив, где жела­ние пра­вит мыс­лью, там отсут­ствие или небла­го­со­сто­я­ние сего свой­ства не под­ле­жит ника­ко­му сомне­нию. У чело­ве­ка греш­ни­ка, не води­мо­го и не укреп­ля­е­мо­го бла­го­да­тию, так и есть. Мы виде­ли уже, что он пре­дан меха­низ­му внут­рен­них дви­же­ний; и Сло­во Божие гово­рит о нем, что он тво­рит толь­ко волю пло­ти и помыш­ле­ний (Еф. 2, 3) и ходит в сво­их похо­тях (2 Петр. 3, 3), то есть как захо­тел, так и дела­ет, тогда как сле­ду­ет дей­ство­вать так, как нахо­дит чело­век сооб­раз­ным с соб­ствен­ным сво­им назначением.

***

Мерт­вя­щая сила гре­ха состо­ит: В отчуж­де­нии чело­ве­ка от Бога. Греш­ник отчуж­ден от жиз­ни Божи­ей (Еф. 4, 18) и живет как бы без Бога (Еф. 2,12). Бого­об­ще­ние, вещи Боже­ствен­ные и духов­ные состав­ля­ют есте­ствен­ную пищу наше­го духа, или как бы его сти­хию! Отпад­ши отту­да, он при­нуж­ден теперь быть не в есте­ствен­ном себе месте и уми­рать, как без пищи и без воздуха.

В рас­строй­стве сил и спо­соб­но­стей. Жизнь чело­ве­ка состо­ит в гар­мо­ни­че­ском соче­та­нии сил его при­ро­ды и их вза­и­мо­дей­ствии соот­вет­ствен­но его при­ро­де. Если сие закон­ное соот­но­ше­ние их отня­то, как виде­ли, то и жиз­ни, и дея­тель­но­сти в чело­ве­ке, свой­ствен­ной чело­ве­ку, нет. На вид он чело­век, а по настро­е­нию внут­рен­не­му — неистин­ный чело­век. Как инстру­мент рас­стро­ен­ный по виду есть тот или дру­гой; а по зву­кам не узнать какой, так судить долж­но и о чело­ве­ке, кото­ро­го внут­рен­нее рас­стро­е­но гре­ха­ми. В сем отно­ше­нии надоб­но ска­зать, что в нем умер­ло или утра­че­но истин­но чело­ве­че­ское, или то, что свой­ствен­но чело­ве­ку. Как мерт­вый не видит, не слы­шит, не дви­жет­ся, так и чело­век греш­ник не видит, не слы­шит и не дви­жет­ся по-чело­ве­че­ски: дела­ет дела, но мерт­вые (Евр. 6, 1; 9, 14).

В отъ­я­тии и как бы уби­тии сил душев­ных и телес­ных. Грех назван ядом: и точ­но, он есть яд. Как ржа съе­да­ет желе­зо, так он съе­да­ет душу и тело. Он отни­ма­ет у ума живость, сооб­ра­зи­тель­ность, быст­ро­ту, у воли — кре­пость и стой­кость, у серд­ца — вкус и такт. Ядо­ви­тость же гре­ха для тела в сем оче­вид­на. В сем отно­ше­нии чело­век, рабо­та­ю­щий гре­ху, есть то же, что уми­ра­ю­щий или томя­щий­ся пред­смерт­но. Как ощу­ти­мо это выра­жа­ет­ся в без­пре­рыв­ном, без­от­рад­ном состо­я­нии чело­ве­ка греш­ни­ка! Жиз­ни свой­ствен­на радость, но нет радо­сти у нечестивого.

О семье

Мно­гие совре­мен­ные семьи, живу­щие по сво­е­му усмот­ре­нию и отвер­га­ю­щие помощь Божию, бла­го­сло­ве­ние Гос­подне, испы­ты­ва­ют мно­же­ство пси­хо­ло­ги­че­ских и мораль­но-нрав­ствен­ных про­блем, неста­биль­ность. Нестро­е­ния эти чре­ва­ты скан­да­ла­ми, раз­во­да­ми, иска­ле­чен­ны­ми дет­ски­ми судь­ба­ми. Нелад­ная семья-постав­щик нев­ро­зов, болез­ней, пьян­ства и даже пра­во­на­ру­ше­ний. В тех семьях, в коих дела обсто­ят получ­ше, супру­ги часто не зна­ют, кому быть лиде­ром в доме, во имя чего вос­пи­ты­вать детей и к чему стре­мить­ся. Боль­но видеть, как меж­ду супру­га­ми накап­ли­ва­ют­ся раз­дра­же­ние друг дру­гом, зло­ба, недо­воль­ство жиз­нью. Супру­же­ская вер­ность, хри­сти­ан­ский семей­ный уклад, при­ме­ры бла­го­че­сти­вой семей­ной жиз­ни для неко­то­рых лишь пере­жит­ки про­шло­го, архаизм.

О семей­ных нев­ро­зах напи­са­ны и пишут­ся десят­ки ста­тей, книг, дис­сер­та­ций. Фак­ты вопи­ют: “Каж­дая тре­тья-чет­вер­тая семья “тре­щит по швам”. В “набат” бьет обще­ствен­ность. 1994 год был объ­яв­лен Меж­ду­на­род­ным годом семьи.

С нелег­ки­ми про­бле­ма­ми люди обра­ща­ют­ся в семей­ные пси­хо­ло­ги­че­ские кон­суль­та­ции, к пси­хо­те­ра­пев­там. Они жаж­дут сове­тов, “рецеп­тов” сча­стья. Не раз мне при­хо­ди­лось наблю­дать, что реко­мен­да­ции тех из спе­ци­а­ли­стов, кото­рые поня­тия о духов­но­сти, види­мо, не име­ют, выгля­дят при­мер­но так: боль­ше вре­ме­ни про­во­ди­те порознь, будь­те хит­рее, заве­ди­те любов­ни­цу (любов­ни­ка). Что­бы не созда­вать “лиш­них про­блем” в семье, реко­мен­ду­ет­ся пла­ни­ро­вать рож­да­е­мость самы­ми ковар­ны­ми мето­да­ми, вплоть до абор­тов. А тут еще по теле­ви­де­нию и в газе­тах мас­са непо­треб­щи­ны: пор­но­гра­фия, наси­лие, магия, кол­дов­ство… Сквер­но все это.

Убеж­ден, что нель­зя помочь чело­ве­ку, не имея соб­ствен­ных духов­ных цен­но­стей. Ибо “может ли сле­пой водить сле­по­го? Не оба ли упа­дут в яму” (Лк. 6, 39). Как спра­вед­ли­во пишет свя­щен­ник и пси­хо­лог о. Борис Ничи­по­ров: …“педа­го­ги, пси­хо­ло­ги, сами не под­ви­за­ю­щи­е­ся в пре­об­ра­же­нии нена­ви­сти, уны­ния, раз­дра­жи­тель­но­сти, гор­ды­ни и пр., — не могут помочь ни одно­му человеку”.

Семье без помо­щи Божи­ей не постро­ить доб­рых отно­ше­ний! Толь­ко идя навстре­чу Богу, воз­лю­бив друг дру­га через любовь к Твор­цу, семья обре­та­ет под­лин­ное сча­стье и пол­но­ту бытия. Это дока­зы­ва­ет­ся жиз­нью, под­твер­жда­ет­ся исто­ри­ей. Через веру, пока­я­ние, сов­мест­ные молит­вы, хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние детей и вза­им­ную любовь супру­ги идут к глав­ной цели — Цар­ствию Божиему.

Про­фес­сор-бого­слов С. Тро­иц­кий пишет в кни­ге “Хри­сти­ан­ская фило­со­фия бра­ка” сле­ду­ю­щие стро­ки: “Апо­стол Павел срав­ни­ва­ет вза­им­ные отно­ше­ния мужа и жены имен­но с отно­ше­ни­я­ми лиц Свя­той Тро­и­цы. Как Бог Отец есть гла­ва Хри­ста, так и муж-гла­ва жене (1 Коринф. 11,3). Как Хри­стос есть сия­ние сла­вы и образ бытия Бога Отца (Евр. 1, 3), так и жена сла­ва мужа (1 Коринф. 1,7).

Кли­мент Алек­сан­дрий­ский назы­ва­ет семью, как и цер­ковь, домом Гос­под­ним, а Иоанн Зла­то­уст пря­мо назы­ва­ет семью “малой церковью”.

Епи­скоп Фео­фан Затвор­ник учит, что семей­ство устро­я­ет свое бла­го­со­сто­я­ние “внеш­нее для внутреннего”.

Я уже упо­мя­нул об абор­тах. Аборт-это тяж­кий грех убий­ства ребен­ка во чре­ве мате­ри. В 1993 году офи­ци­аль­ная ста­ти­сти­ка заре­ги­стри­ро­ва­ла в Рос­сии поряд­ка четы­рех мил­ли­о­нов абор­тов. Зна­ет ли мать, уби­вая ребен­ка, что на 18‑й день он уже откры­вал рот, в 20 дней его серд­це билось, в 27 дней у малют­ки были руч­ки и нож­ки, в 6 недель у заро­ды­ша отме­ча­ет­ся рабо­та моз­га, а в II-12 недель плод чув­ству­ет прикосновения?!

Мне хочет­ся при­ве­сти глав­ные мыс­ли из обра­ще­ния Пат­ри­ар­ха Алек­сия II к участ­ни­кам Меж­ду­на­род­но­го кон­грес­са “Любовь, жизнь, семья”, кото­рый про­хо­дил в Москве в мае 1994 года: “И кто при­мет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня при­ни­ма­ет” (Мф. 18, 5) — так Гос­подь наш Иисус Хри­стос ука­зал Сво­им уче­ни­кам и после­до­ва­те­лям на вели­кое досто­ин­ство перед оча­ми Божи­и­ми каж­до­го ребен­ка, сколь бы мал и бес­по­мо­щен он не был на пер­вых порах. Вме­сте с тем этой запо­ве­дью хри­сти­а­нам ука­зу­ет­ся и на их пер­вей­шее пред­на­зна­че­ние в этом мире — забо­ту о духов­ном и телес­ном раз­ви­тии под­рас­та­ю­ще­го поко­ле­ния. Боже­ствен­ное Откро­ве­ние ясно гово­рит о том, что дитя, нахо­дя­ще­е­ся в мате­рин­ской утро­бе, в пол­ной мере обла­да­ет тем же бого­по­до­би­ем, что и вся­кий дру­гой чело­век, а его фор­ми­ро­ва­ние есть про­яв­ле­ние Боже­ствен­но­го твор­че­ско­го пла­на. Про­рок и псал­мо­пе­вец Давид так гово­рит об этом, обра­ща­ясь к Гос­по­ду Богу: …“Ты устро­ил внут­рен­но­сти мои и соткал меня во чре­ве мате­ри моей. Слав­лю Тебя, пото­му что я див­но устро­ен. Див­ны дела Твои, Боже, и как вели­ко чис­ло их” (Пс. 138, 13–17). Чадо­ро­дие высту­па­ет в све­те Откро­ве­ния как вели­кое Божие бла­го­сло­ве­ние чело­ве­че­ско­му роду”.

Есть еще одна слож­ная про­бле­ма — под­рост­ко­вый воз­раст. Обыч­но под ним пони­ма­ют воз­раст с 14 до 18 лет. Под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что он состав­ля­ет некий пере­ход­ный этап меж­ду дет­ством, с его пол­ной зави­си­мо­стью от взрос­лых, и спо­соб­но­стью к само­сто­я­тель­ной жиз­ни. Этот воз­раст не слу­чай­но назы­ва­ют “труд­ным”: поис­ки себя, ста­нов­ле­ние харак­те­ра и т.д. Пере­ход от опе­ка­е­мо­го дет­ства к извест­ной авто­ном­но­сти обна­жа­ет и заост­ря­ет в чис­ле про­чих и сла­бые сто­ро­ны лич­но­сти подростка.

Зако­но­ме­рен и такой вопрос: мож­но ли игно­ри­ро­вать бур­ные ней­ро­гор­мо­наль­ные сдви­ги в юном орга­низ­ме, вул­ка­ни­че­ская сила кото­рых пре­об­ра­жа­ет юнца в муску­ли­сто­го муж­чи­ну? Не эта ли био­ло­ги­че­ская мета­мор­фо­за тянет за собой дым­ный соци­аль­ный шлейф: жесто­кость и агрес­сив­ность, кри­ми­наль­ные дей­ствия, попыт­ки само­убий­ства, поло­вые преступления?

Для пра­во­слав­ных людей отве­ты на эти вопро­сы оче­вид­ны. Био­ло­ги­че­ские изме­не­ния, как бы интен­сив­но они ни про­те­ка­ли, сами по себе не могут сде­лать чело­ве­ка доб­рым или злым, свя­тым или пре­ступ­ни­ком, нрав­ствен­ным или без­нрав­ствен­ным. Чело­век — это не столь­ко плоть, сколь­ко душа и дух. На путь гре­ха под­ро­сток может встать тогда, когда он либо не веда­ет истин­но­го Бога, либо — отво­ра­чи­ва­ет­ся от Него. Мно­гое зави­сит и от тех при­ме­ров (часто нега­тив­ных), кото­рые под­ро­сток видит во “взрос­лой” жиз­ни. Без­ду­хов­ность роди­те­лей, пьян­ство или амо­раль­ное их пове­де­ние — печаль­ные пред­по­сыл­ки буду­щей без­ду­хов­но­сти подростка.

Сплошь и рядом рас­про­стра­нен так назы­ва­е­мый ате­и­сти­че­ский гума­низм, кото­рый испо­ве­ду­ет нема­лое чис­ло роди­те­лей, вос­пи­ты­ва­ю­щих сво­их детей. Его мож­но срав­нить с зам­ком на пес­ке, пото­му что духов­ным фун­да­мен­том в дан­ном слу­чае люди пре­не­бре­га­ют. Дунул ветер, и замок… Дети слы­шат запре­ты и уве­ще­ва­ния, но им до кон­ца не понят­но, поче­му нель­зя обма­ны­вать или брать чужое, поче­му необ­хо­ди­мо слу­шать­ся роди­те­лей и мно­гое дру­гое. О Боге и о гре­хе дет­кам не рас­ска­зы­ва­ют. В шко­ле, армии, тех­ни­ку­ме или инсти­ту­те от это­го гума­низ­ма оста­ет­ся все мень­ше и мень­ше. “Совесть без Бога есть ужас”, — писал Ф. М. Досто­ев­ский. Душа, не очи­щен­ная пока­я­ни­ем, ста­но­вит­ся пло­хим совет­чи­ком. Верить ей опас­но. Вывод таков: вос­пи­та­ние детей в духе под­лин­но­го бла­го­че­стия невоз­мож­но без веры, без Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Толь­ко от бла­го­да­ти Божи­ей душа чело­ве­ка очи­ща­ет­ся. про­све­ща­ет­ся и вразумляется.

Психосоматика

Тер­мин “пси­хо­со­ма­ти­ка” впер­вые упо­тре­бил R. Heinroth в 1818 году, и вот уже более ста пяти­де­ся­ти лет пси­хо­со­ма­ти­че­ское направ­ле­ние в меди­цине пред­став­ля­ет собой аре­ну жар­кой поле­ми­ки. В осно­ве идеи пси­хо­со­ма­то­зов поло­же­но утвер­жде­ние, что в про­ис­хож­де­нии ряда сома­ти­че­ских забо­ле­ва­ний лиди­ру­ю­щее место при­над­ле­жит пси­хо­эмо­ци­о­наль­ным фак­то­рам. Таким обра­зом, пси­хо­со­ма­ти­че­ская пато­ло­гия — это свое­об­раз­ный сома­ти­че­ский резо­нанс пси­хи­че­ских про­цес­сов. К чис­лу так назы­ва­е­мых истин­ных пси­хо­со­ма­то­зов отно­сят­ся: ише­ми­че­ская болезнь серд­ца, брон­хи­аль­ная аст­ма, гипер­то­ни­че­ская болезнь, язвен­ная болезнь 12-перст­ной киш­ки, язвен­ный колит, ней­ро­дер­мит, неспе­ци­фи­че­ский хро­ни­че­ский полиартрит.

Оста­но­вим­ся подроб­нее на ише­ми­че­ской болез­ни серд­ца (ИБС). Воз­ник­но­ве­ние и тече­ние ИБС — это итог ком­плек­са пато­ген­ных фак­то­ров. Роль одних (арте­ри­аль­ная гапер­тен­зия, гипер­хо­ле­сте­ри­не­мия, куре­ние, сахар­ный диа­бет) пока­за­на в науч­ных иссле­до­ва­ни­ях доста­точ­но убе­ди­тель­но. Роль дру­гих — пси­хо­ло­ги­че­ских, пси­хо­со­ци­аль­ных так­же уста­нов­ле­на и отра­же­на в рабо­тах послед­них 20–25 лет. Уче­ны­ми были про­ве­де­ны парал­ле­ли меж­ду “инфаркт­ным” харак­те­ром и воз­ник­но­ве­ни­ем ише­ми­че­ской болез­ни серд­ца. Итог этих иссле­до­ва­ний кни­га М. Фрид­ма­на и Р. Розен­ма­на “Пове­де­ние типа А и ваше серд­це” и ряд после­ду­ю­щих пуб­ли­ка­ций. Чер­ты харак­те­ра, отне­сен­ные к типу А (от англ. амби­ци­оз­ность) тако­вы: внут­рен­нее напря­же­ние, нетер­пи­мость, стрем­ле­ние к посто­ян­но­му лидер­ству, ком­пуль­сив­ность, эмо­ци­о­наль­ная неустой­чи­вость. “Пла­чет мозг, а сле­зы в серд­це” — так образ­но гово­рил извест­ный уче­ный Р.А. Лурия. Но толь­ко ли мозг пла­чет? И что лежит в осно­ве “болез­нен­но­го” пове­де­ния типа А? Преж­де все­го грех, совер­шен­ный в глу­бине чело­ве­че­ско­го духа, кото­рый воз­буж­да­ет стра­сти, вли­я­ет на харак­тер, лиша­ет душев­но­го покоя. “Исхо­дя­щее из чело­ве­ка осквер­ня­ет чело­ве­ка; ибо извнут­ри, из серд­ца чело­ве­че­ско­го, исхо­дят злые помыс­лы, пре­лю­бо­де­я­ния, любо­де­я­ния, убий­ства, кра­жи, лихо­им­ство, зло­ба, ковар­ство, непо­треб­ство, завист­ли­вое око, бого­хуль­ство, гор­дость, безум­ство: все это зло извнут­ри исхо­дит и осквер­ня­ет чело­ве­ка” (Мк. 7, 20–23).

Сле­до­ва­тель­но, про­ис­хож­де­ние пси­хо­со­ма­ти­че­ской болез­ни мож­но эскиз­но пред­ста­вить как про­цесс сома­ти­за­ции гре­ха: грех — харак­тер — болезнь (в слу­чае ИБС — при­сту­пы загру­дин­ных болей и ате­ро­скле­ро­ти­че­ская обли­те­ра­ция коро­нар­но­го рус­ла). Уста­нов­ле­но, что воз­ник­но­ве­ние брон­хи­аль­ной аст­мы свя­за­но с нали­чи­ем в харак­те­ре выра­жен­ных черт напо­ри­сто­сти, нетер­пи­мо­сти. Забо­ле­ва­ния щито­вид­ной желе­зы могут быть ини­ци­и­ро­ва­ны неуме­рен­но­стью. При обли­те­ри­ру­ю­щем эндар­те­ри­и­те обна­ру­жи­ва­ют боязливость.

Разу­ме­ет­ся, эта схе­ма долж­на вос­при­ни­мать­ся с осто­рож­но­стью и при­ме­ни­ма лишь к части слу­ча­ев. По воле Гос­по­да болез­ни могут пода­вать­ся чело­ве­ку во испы­та­ние веры и даже в награ­ду тем, кто раду­ет­ся болез­нен­ным тяго­там, пере­но­си­мым ради Бога и веч­ной жиз­ни. К нетлен­ным мощам тако­го свя­то­го, пре­по­доб­но­го отца наше­го Пиме­на Мно­го­бо­лез­нен­но­го, мне посчаст­ли­ви­лось при­кла­ды­вать­ся в Кие­во-Печер­ской лав­ре. Таким обра­зом, в зави­си­мо­сти от того, на какой духов­ной “поч­ве” воз­ни­ка­ют хво­ри, и опре­де­ля­ет­ся их смысл. Но во всех слу­ча­ях Гос­подь при­зы­ва­ет к Себе, и во всех слу­ча­ях необ­хо­ди­мы пока­я­ние, молит­ва и еже­днев­ная рабо­та над собой. Вопро­сы духов­но­сти и нрав­ствен­но­сти неот­де­ли­мы от вопро­сов болез­ни и здо­ро­вья. Я уве­рен, что пси­хо­те­ра­певт, пре­не­бре­га­ю­щий духов­ны­ми кор­ня­ми забо­ле­ва­ний и при­зна­ю­щий лишь пси­хо­со­ма­ти­че­ские вза­и­мо­от­но­ше­ния, не смо­жет ока­зать дей­ствен­ную помощь, а его уси­лия риску­ют пре­вра­тить­ся в “бег по кругу”.

Депрессии

Чис­ло депрес­сий рас­тет с каж­дым годом. Око­ло 5% насе­ле­ния зем­но­го шара стра­да­ет депрес­сив­ны­ми рас­строй­ства­ми. Более поло­ви­ны от обще­го чис­ла пси­хи­че­ски боль­ных состав­ля­ют люди с раз­ной выра­жен­но­стью депрес­сив­но­го син­дро­ма. Мил­ли­о­ны людей во всем мире при­ни­ма­ют спе­ци­аль­ные лекар­ства (анти­де­прес­сан­ты, ней­ро­леп­ти­ки, тран­кви­ли­за­то­ры), что­бы обре­сти душев­ный ком­форт и хоро­шее само­чув­ствие. О депрес­сия, уны­лом настро­е­нии, тос­ке, подав­лен­но­сти мож­но услы­шать раз­го­во­ры вез­де: в транс­пор­те, на рабо­те, сре­ди зна­ко­мых… Сего­дня мно­гие счи­та­ют, что депрес­сия — болезнь циви­ли­за­ции с ее тре­бо­ва­ни­я­ми к жиз­ни, к человеку.

Нау­ке мно­гое извест­но о при­чи­нах воз­ник­но­ве­ния депрес­сив­ных состо­я­ний, но в сре­де уче­ных не при­ня­то гово­рить о гре­хе. А при­чи­ной мно­гих форм болез­нен­ной подав­лен­но­сти и уны­ния явля­ет­ся имен­но он. Об этом гово­рят свя­тые отцы. Об этом сви­де­тель­ству­ет весь аске­ти­че­ский опыт православия.

Депрес­сия — это сво­е­го рода сиг­нал души о небла­го­по­лу­чии, бед­ствен­ном ее поло­же­нии. Ска­зан­ное осо­бен­но отно­сит­ся к так назы­ва­е­мым вне­си­ту­а­ци­он­ным депрес­си­ям, про­яв­ле­ния кото­рых не свя­за­ны с ходом жиз­нен­ных собы­тий. Муча­ет­ся чело­век от печа­ли, тос­ки. Стра­да­ет. Душа его томит­ся. Как врач, я, конеч­но, облег­чаю стра­да­ния этих людей меди­ка­мен­та­ми, бесе­да­ми да и про­сто чело­ве­че­ским уча­сти­ем. Но удо­вле­тво­ре­ние при при­е­ме боль­но­го у меня насту­па­ет лишь тогда, когда захо­дит раз­го­вор о душе, о вере, о пока­я­нии. С согла­сия паци­ен­та и по его жела­нию мы пыта­ем­ся оце­ни­вать симп­то­мы забо­ле­ва­ния с духов­ных позиций.

Не буду углуб­лять­ся в дета­ли. Ска­жу лишь, что тех паци­ен­тов, кото­рые нахо­дят доро­гу в храм, воцер­ков­ля­ют­ся, кают­ся во гре­хах (в том чис­ле и гре­хе уны­ния), Гос­подь не остав­ля­ет. Иные исце­ля­ют­ся, дру­гие — с Божи­ей помо­щью учат­ся бороть­ся со сво­и­ми стра­стя­ми и поро­ка­ми и неред­ко побеж­да­ют болезнь.

Психозы

Это обшир­ная груп­па забо­ле­ва­ний, име­ю­щих неп­си­хо­ген­ное (неп­си­хо­ло­ги­че­ское) про­ис­хож­де­ние и свя­зан­ных с рядом гене­ти­че­ских, обмен­ных и иных нару­ше­ний. Сре­ди основ­ных забо­ле­ва­ний этой груп­пы выде­ля­ют­ся: шизо­фре­ния, мани­а­каль­но-депрес­сив­ный пси­хоз, эпи­леп­ти­че­ские и стар­че­ские пси­хо­зы. Болезнь может про­те­кать непре­рыв­но или при­сту­по­об­раз­но, вяло или ярко, тяже­ло или уме­рен­но тяже­ло. Типич­ные симп­то­мы пси­хо­зов: бред, гал­лю­ци­на­ции, рас­строй­ства эмо­ци­о­наль­ной сфе­ры, пове­ден­че­ские нару­ше­ния. Со вре­ме­нем рас­стра­и­ва­ет­ся интел­лект, стра­да­ет память. Изме­ня­ет­ся лич­ность человека.

Пси­хи­че­ская болезнь — тяже­лый крест. До кон­ца познать тай­ну ее воз­ник­но­ве­ния и духов­ный смысл не удаст­ся. Мои соб­ствен­ные рас­суж­де­ния по это­му пово­ду при­мер­но тако­вы: в слу­чае пси­хо­ти­че­ских состо­я­ний смысл стра­да­ния заклю­ча­ет­ся в искуп­ле­нии гре­хов (само­го боль­но­го, или его роди­те­лей, или пра­ро­ди­те­лей). При­чем если болезнь про­яв­ля­ет­ся в дет­стве и течет доста­точ­но зло­ка­че­ствен­но, то боль­ной полу­ча­ет шан­сы ко спа­се­нию как невин­ная жерт­ва. Спа­си­тель­ны­ми ока­жут­ся в таком слу­чае ста­ра­ния и тер­пе­ние, про­яв­лен­ные близ­ки­ми, кото­рые пере­но­сят тяго­ты Хри­ста ради. Если пси­хоз воз­ни­ка­ет в более позд­нем воз­расте, то и он посы­ла­ет­ся чело­ве­ку во спа­се­ние. Ибо Гос­подь есть абсо­лют­ное бла­го. Иным Гос­подь попус­ка­ет впасть в немощь одер­жи­мо­сти, пото­му что зна­ет, что ум и волю свою чело­век исполь­зу­ет себе во зло; дру­гих ограж­да­ет тем от тяж­ких гре­хов. Мы чита­ем в посла­нии к корин­фя­нам у св. ап. Пав­ла: “Пре­дан сатане во измож­де­нии пло­ти, чтоб дух был спа­сен в день Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста” (1 Коринф. 5, 5). Стра­да­ния этих людей сле­ду­ет облег­чать не толь­ко таб­лет­ка­ми и уко­ла­ми, но и молит­вой за здра­вие сих боля­щих рабов Божи­их. Они очень нуж­да­ют­ся в молит­ве за них, так как их душев­ные силы рас­стро­е­ны, ослаб­ле­ны тяго­та­ми болезни.

Кре­ще­ных боль­ных с сохран­ной кри­ти­кой надо при­зы­вать к пока­я­нию. Делать это луч­ше в меж­при­ступ­ный пери­од или во вре­мя ремис­сии. Хоро­шо, если в пси­хи­ат­ри­че­ских лечеб­ни­цах будет боль­ше веру­ю­щих вра­чей, мед­се­стер, сани­та­рок. В таком слу­чае появит­ся пра­во­слав­ная сре­да, и те же лекар­ства, убеж­ден, будут дей­ство­вать эффек­тив­нее. По воз­мож­но­сти сле­ду­ет при­гла­шать в кли­ни­ки свя­щен­ни­ков, слу­жить водо­свят­ные молеб­ны, рас­про­стра­нять пра­во­слав­ную лите­ра­ту­ру. Опыт подоб­ной дея­тель­но­сти уже есть. Мило­стью Божи­ей в октяб­ре 1992 года Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Мос­ков­ским и Всея Руси Алек­си­ем II был освя­щен храм ико­ны Божи­ей Мате­ри “Цели­тель­ни­ца” при НИИ Кли­ни­че­ской пси­хи­ат­рии Науч­но­го цен­тра пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья Рос­сий­ской ака­де­мии меди­цин­ских наук. Душе­по­пе­че­ние паци­ен­тов кли­ни­ки осу­ществ­ля­ют свя­щен­ни­ки, до при­ня­тия сана прак­ти­ку­ю­щие врачи-психиатры.

Тра­ди­ци­он­но при­ня­то счи­тать, что боль­шин­ство пси­хо­ти­че­ской пато­ло­гии мало­из­ле­чи­мо. Осо­бен­но это отно­сит­ся к тяже­лым пси­хо­зам, деге­не­ра­тив­но-дис­тро­фи­че­ским забо­ле­ва­ни­ям коры голов­но­го моз­га, врож­ден­ным фор­мам умствен­ной непол­но­цен­но­сти и т.д. Но милость Божия по вере людей явля­ет нам чуде­са, и зако­ны есте­ства отсту­па­ют. При­ве­ду несколь­ко примеров.

Око­ло пяти лет тому назад в хра­ме я уви­дел жен­щи­ну с мла­де­ни­цей на руках, облик кото­рой изве­стен любо­му вра­чу. Диа­гноз, как гово­рят в таких слу­ча­ях, был у девоч­ки на лице. Обыч­но зву­чит он как при­го­вор. Болезнь Дау­на. Пато­ло­гия эта воз­ни­ка­ет в резуль­та­те гене­ти­че­ских нарушений.

На сле­ду­ю­щей неде­ле я вновь обра­тил вни­ма­ние на эту девоч­ку, а затем видел ее на служ­бах посто­ян­но. Мла­де­ни­цу (ей было года 3–4) все­гда при­ча­ща­ли свя­тых Хри­сто­вых Тайн. С пере­ез­дом в дру­гой город, свя­зан­ным со слу­жеб­ны­ми обсто­я­тель­ства­ми, я поте­рял из виду свою “паци­ент­ку”. И вот как-то летом, четы­ре года спу­стя, я уви­дел ее вновь. Малют­ка воз­вра­ща­лась с мамой с вечер­не­го бого­слу­же­ния. Лицо ее было милым, улыб­чи­вым, кра­си­вым! Под свет­лень­кой косы­ноч­кой кра­со­ва­лись два бело­снеж­ных бан­та. Узнать в ней “обре­чен­но­го инва­ли­да” было невоз­мож­но. Раз­гля­деть сле­ды забо­ле­ва­ния смог бы толь­ко опыт­ный спе­ци­а­лист. Хра­ни тебя Гос­подь, милое дитятко!

Вос­поль­зу­юсь очень ярким при­ме­ром, кото­рый опи­сан в неболь­шой кни­жеч­ке с назва­ни­ем “Когда боле­ют дети”. Ее автор врач и свя­щен­ник О.Алексий Гра­чев. “Два с поло­ви­ной года назад ко мне на испо­ведь при­шла боль­ная девоч­ка лет две­на­дца­ти из дет­ско­го дома. Она не мог­ла свя­зать двух слов, кру­ти­лась, как вол­чок, ее ненор­маль­ный взгляд, посто­ян­ные гри­ма­сы, весь вид ее гово­рил о “непол­но­цен­но­сти”. И вот она ста­ла испо­ве­до­вать­ся и при­ча­щать­ся каж­дое воскресенье.

Через год у нее появи­лась потреб­ность откро­ве­ния помыс­лов (кто молит­ся и часто испо­ве­ду­ет­ся, тот зна­ет, что это такое). Девоч­ка ста­ла вести такую вни­ма­тель­ную духов­ную жизнь, о кото­рой не подо­зре­ва­ют даже те люди, кото­рые счи­та­ют себя глу­бо­ко веру­ю­щи­ми и цер­ков­ны­ми. Она ста­ла молить­ся Иису­со­вой молит­вой (“Гос­по­ди, Иису­се Хри­сте, Сыне Божий, поми­луй мя, греш­ную”), бороть­ся с при­ло­га­ми, про­щать оби­ды, тер­петь все. В тече­ние несколь­ких меся­цев она научи­лась читать и писать, про­шли все при­зна­ки дебиль­но­сти, на лице изоб­ра­зи­лась печать духов­но­сти. Во всем, что она гово­ри­ла и дела­ла, было чув­ство и рас­суж­де­ние…” Подоб­ные при­ме­ры не еди­нич­ны, их множество…

Пьянство — тяжкий грех

Мил­ли­о­ны людей в нашей стране, да и во всем мире, стра­да­ют при­стра­сти­ем к спирт­но­му, при­но­ся столь­ко бед себе и ближ­ним. Дей­стви­тель­но, алко­го­лизм — страш­ное зло, кото­рое “пожи­ра­ет” и жен­щин, и пре­ста­ре­лых людей, и даже детей. Пона­ча­лу те, кто при­стра­стил­ся к выпив­кам, еще могут оста­но­вить­ся, удер­жать­ся от соблаз­на, ска­зать себе: “Нет”. Но со вре­ме­нем это сде­лать быва­ет все слож­нее и слож­нее, в конеч­ном ито­ге раз­ви­ва­ет­ся болезнь, раз­ру­ша­ю­щая плоть и душу человека.

Пого­во­рим о лече­нии этой болез­ни. Что пред­при­ни­ма­ют меди­ки для помо­щи лицам, стра­да­ю­щим неду­гом пьян­ства? Обще­при­ня­то исполь­зо­ва­ние все­воз­мож­ных дез­ин­ток­си­ка­ци­он­ных рас­тво­ров; пси­хо­троп­ных средств; пре­па­ра­тов, вызы­ва­ю­щих отвра­ще­ние к алко­го­лю посред­ством выра­бот­ки отри­ца­тель­но­го услов­но­го рефлек­са; обще­укреп­ля­ю­щих средств и вита­ми­нов, а так­же мно­гое дру­гое. Это то, что каса­ет­ся тела.

Ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный пси­хо­лог или пси­хо­те­ра­певт пыта­ет­ся вскрыть глу­бин­ные пси­хо­ло­ги­че­ские кор­ни воз­ник­но­ве­ния пьян­ства, ана­ли­зи­ру­ет харак­те­ро­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти чело­ве­ка, его семью и соци­аль­но-быто­вые усло­вия. Затем спе­ци­а­лист дает сове­ты и реко­мен­да­ции, обу­ча­ет бороть­ся со стрес­са­ми, пре­одо­ле­вать кон­флик­ты и т.д. В ряде слу­ча­ев про­во­дят­ся раз­лич­ные пси­хо­кор­рек­ци­он­ные про­це­ду­ры, эффект от кото­рых тем выше, чем ярче осо­знан­ное жела­ние само­го чело­ве­ка осво­бо­дить­ся от это­го бре­ме­ни и вер­нуть­ся к пол­но­цен­ной жиз­ни. Таким обра­зом, пси­хо­те­ра­певт ста­но­вит­ся как бы попут­чи­ком и помощ­ни­ком паци­ен­та на этом слож­ном пути, кото­рый он непре­мен­но пре­одо­ле­ва­ет сам.

Одна­ко надо иметь в виду и посто­ян­но пом­нить, что свя­тая Пра­во­слав­ная Цер­ковь счи­та­ет пьян­ство тяж­ким гре­хом. Посе­му убеж­де­ния и меди­ка­мен­ты не все­силь­ны, Для пре­одо­ле­ния неду­га нуж­но искрен­нее пока­я­ние пред Богом в таин­стве испо­ве­ди, моль­ба ко Пре­свя­той Бого­ро­ди­це и свя­тым угод­ни­кам Божиим.

Злост­ное пьян­ство может быть след­стви­ем вли­я­ния злых духов на чело­ве­ка. Гос­подь наш Иисус Хри­стос при­ше­стви­ем сво­им не уни­что­жил совер­шен­но власть дья­во­ла, а толь­ко осла­бил его вли­я­ние на людей и дал нам сред­ства отра­жать дья­воль­ские коз­ни Эти­ми душе­спа­си­тель­ны­ми сред­ства­ми явля­ют­ся вера, при­зыв име­ни Хри­ста Спа­си теля, молит­ва, пост, сми­ре­ние и, конеч­но же, свя­тые таин­ства пока­я­ния и при­ча­ще­ния. “Про­ти­во­стань­те диа­во­лу, и убе­жит от вас”, — гово­рит апо­стол Иаков.

Если в серд­це боль­но­го алко­го­лиз­мом есть 1 место вере Хри­сто­вой, то сле­ду­ет напо­ми­нать ему о том, что он опу­тан уза­ми гре­ха. Нуж­но зна­ко­мить его с нача­ла­ми пра­во­сла­вия, при­во­дить при­ме­ры исце­ле­ний, кото­рые Гос­подь дару­ет рас­ка­яв­ше­му­ся греш­ни­ку. Обо всем этом над­ле­жит гово­рить пра­во­слав­но­му вра­чу и сми­рен­но при­зы­вать Гос­по­да на помощь в исце­ле­нии страж­ду­щих. Хочу поде­лить­ся при­ме­ром из недав­не­го про­шло­го. Один хоро­шо мне зна­ко­мый чело­век дли­тель­ное вре­мя зло­упо­треб­лял спирт­ным. Пил, не заду­мы­ва­ясь о послед­стви­ях. Как-то вдруг и сра­зу он неожи­дан­но понял, что поги­ба­ет. Он слез­но помо­лил­ся ко Пре­свя­той Бого­ро­ди­це и с того дня боль­ше не при­тра­ги­вал­ся к вод­ке. При­шел к глу­бо­кой вере.

Стал ходить в храм, при­вел в него сво­их детей. Даже внешне этот чело­век пре­об­ра­зил­ся и сде­лал­ся бла­го­об­раз­нее. Сла­ва Богу! Если род­ствен­ни­ки боль­но­го веру­ю­щие люди, то они долж­ны усерд­но молить­ся за него дома и в хра­ме, поза­бо­тить­ся об освя­ще­нии жили­ща (если оно не освя­ще­но). Надо убеж­дать заблуд­ше­го посто­ян­но носить натель­ный крест, читать молит­вы, пить нато­щак кре­щен­скую воду. Толь­ко верой и тер пени­ем, толь­ко через пока­я­ние и милость Божию мож­но исце­лить­ся по-насто­я­ще­му. Дру­го­го пути нет.

Не могу не оста­но­вить­ся на одном мето­де лече­ния алко­голь­ной зави­си­мо­сти, кото­рый при­об­рел очень широ­кую попу­ляр­ность в послед­ние годы. Назы­ва­ет­ся он крат­ко и таин­ствен­но — “коди­ро­ва­ние”. Осно­ва мето­да, как утвер­жда­ют его адеп­ты, вве­де­ние смыс­ло­во­го “кода” в созна­ние паци­ен­та после пред­ва­ри­тель­ной рас­су­доч­ной пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской бесе­ды. Коди­ро­ва­ние про­ис­хо­дит на раз­ные сро­ки, кото­рые опре­де­ля­ют­ся паци­ен­том (от одно­го года до пол­но­го отка­за от упо­треб­ле­ния алко­го­ля на после­ду­ю­щую жизнь). Эффек­тив­ность мето­да, по дан­ным, опуб­ли­ко­ван­ным в печа­ти, дости­га­ет 96%. В допол­не­ние лишь ска­жу, что сеанс лече­ния длит­ся 30–40 минут, и одно­вре­мен­но коди­ро­ва­ние (оно ино­гда про­ис­хо­дит в кино­те­ат­рах, двор­цах спор­та) могут про­хо­дить сот­ни людей.

Я про­тив­ник тако­го лече­ния алко­го­лиз­ма и каюсь в том, что при­ме­нял нечто подоб­ное в сво­ей прак­ти­ке. При­ве­ду аргументы:

  1. Метод пред­став­ля­ет собой один из вари­ан­тов эмо­ци­о­наль­но-стрес­со­во­го гип­но­ти­че­ско­го воз­дей­ствия и зиждет­ся на эмо­ци­о­наль­ном шоке, стра­хе и вну­ше­нии. Свя­тая Цер­ковь не допус­ка­ет при­ме­не­ния гип­но­за и лече­ния, с ним свя­зан­но­го. Об этом подроб­но будет ска­за­но ниже.
  2. Свя­тое Еван­ге­лие гово­рит о необ­хо­ди­мо­сти в каче­стве усло­вия исце­ле­ния пока­я­ния страж­ду­ще­го для про­ще­ния гре­хов. На сеан­сах коди­ро­ва­ния о пока­я­нии не упоминается.
  3. Метод при­об­рел широ­кую оглас­ку в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции, а его глав­ные испол­ни­те­ли жаж­дут при­зна­ния и сла­вы. Извест­но, что даром цели­тель­ства обла­да­ли толь­ко свя­тые подвиж­ни­ки веры, бла­го­че­стия и вели­ко­го смирения.
  4. Име­ю­щи­е­ся эффек­ты (есть слу­чаи дли­тель­ных ремис­сий, кото­рые я наблю­дал лич­но) мож­но объ­яс­нить рядом при­чин: бла­го­при­ят­ное сте­че­ние обсто­я­тельств, реши­мость само­го чело­ве­ка, страх перед воз­мож­ны­ми ослож­не­ни­я­ми, исполь­зо­ва­ние в каче­стве фона иных мето­дов лече­ния и др. К тому же вся­кий источ­ник исце­ле­ний име­ет свою нрав­ствен­ную инди­ка­цию. Если у цели­те­ля силы не от Бога, то “помощ­ни­ком” может стать лука­вый. Но пла­та за такое “лече­ние” будет слиш­ком дорогой.
  5. В пси­хи­ат­ри­че­ской лите­ра­ту­ре появ­ля­ет­ся все боль­ше пуб­ли­ка­ций, в кото­рых и с науч­ных пози­ций ука­зы­ва­ет­ся на суще­ствен­ные недо­стат­ки мето­да. Часто вза­мен одно­го забо­ле­ва­ния (алко­го­лизм) чело­век полу­ча­ет дру­гие (нев­ро­зы, пси­хо­со­ма­ти­че­ские рас­строй­ства, затяж­ные депрес­сии). Про­ис­хо­дит это отто­го, по мое­му убеж­де­нию, что грех так и остал­ся в душе чело­ве­ка. Он лишь сме­нил “мас­ку” и про­дол­жа­ет свое действо.

Не участвуйте в делах тьмы

“Гос­по­ди, покрый мя от чело­век неко­то­рых, и бесов, и стра­стей, и от вся­кая иныя непо­доб­ный вещи”.
Из молит­вы св. Иоан­на Златоуста

Людям, не име­ю­щим насто­я­щей веры, угро­жа­ют суе­ве­рия, все­воз­мож­ные эрзац-цен­но­сти (магия, оккуль­тизм, фети­шизм и т.д.). Най­дут­ся и “духов­ные” настав­ни­ки, гото­вые несколь­ки­ми пас­са­ми “исце­лить” души и тела страж­ду­щих. Их реклам­ные пла­ка­ты или объ­яв­ле­ния в прес­се сви­де­тель­ству­ют об умо­по­мра­чи­тель­ных “эффек­тах”. Напри­мер: “Все­го за два сеан­са лечу гипер­то­нию, аст­му, рак, диа­бет и т.д”.. Через запя­тую пере­чис­ля­ют­ся десят­ки забо­ле­ва­ний, кото­рые долж­ны исчез­нуть после несколь­ких мано­ве­ний рук како­го-нибудь экс­тра­сен­са или кол­ду­на. Для этих “экс­тра­ор­ди­нар­ных” лич­но­стей не суще­ству­ет раз­ни­цы меж­ду незна­чи­тель­ным и крат­ко­вре­мен­ным облег­че­ни­ем, воз­ни­ка­ю­щим в силу извест­ных пси­хо­фи­зи­че­ских зако­нов, выздо­ров­ле­ни­ем или духов­ной пре­ле­стью. Люди втя­ги­ва­ют­ся в свое­об­раз­ную “игру”, шан­сов на выиг­рыш в кото­рой нет.

Пра­во­слав­ный миря­нин и писа­тель Н.Д. Гурьев в сво­ей кни­ге “О доб­ре и зле” зада­ет себе и всем нам тяже­лые вопро­сы: “Может быть, это те, кто при­шел “во имя свое” и кото­рым будут верить и уже верят поги­ба­ю­щие? Может быть, раз­ни­ца меж­ду ними и Анти­хри­стом толь­ко в том, что он попы­та­ет­ся пре­льстить и избран­ных, а эти- соблаз­ня­ют зауряд­ных?” Труд­ные вопро­сы. Отве­ты на них даст нам Господь.

Не могу не ска­зать о жерт­вах тота­ли­тар­ных сект, в кото­рых люди губят свои души. Име­на “вождей” этих сект извест­ны. Неко­то­рые из них нахо­дят­ся под след­стви­ем (лиде­ры Бело­го брат­ства, Аум Сен­ри­кё); иные — в таеж­ной глу­ши созда­ют изо­ли­ро­ван­ные общи­ны и кале­чат людей, дово­дя их до исто­ще­ния или умо­по­ме­ша­тель­ства (сек­та Вис­са­ри­о­на). Есть и такие, кото­рые при­кры­ва­ют­ся внеш­ней интел­ли­гент­но­стью и обхо­ди­тель­но­стью. Резуль­та­ты дея­тель­но­сти назван­ных и иных сек­тан­тов для боль­шин­ства их уче­ни­ков при­мер­но схо­жи — духов­ное раз­ло­же­ние, пси­хи­че­ские нару­ше­ния, мате­ри­аль­ный ущерб и под­рыв здо­ро­вья. К сожа­ле­нию, дале­ко не про­сто вырвать заблуд­шую душу из это­го ому­та. Ино­гда все закан­чи­ва­ет­ся очень печально.

Молит­ва от чародейства

Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Божий, о ради мя свя­ты­ми Тво­и­ми анге­лы, молит­ва­ми Все­при­чи­стыя Вла­ды­чи­цы нашея Бого­ро­ди­цы и Прис­но­де­вы Марии, силою Чес­на­го и Живо­тво­ря­ща­го Кре­ста, свя­та­го архи­стра­ти­га Божия Миха­и­ла и про­чих Небес­ных сил бес­плот­ных, свя­та­го про­ро­ка, Пред­те­чи и Кре­сти­те­ля Гос­под­ня Иоан­на, свя­та­го апо­сто­ла и еван­ге­ли­ста Иоан­на Бого­сло­ва, свя­щен­но­му­че­ни­ка Кипри­а­на и муче­ни­цы Иусти­ны, свя­ти­те­ля Нико­лая, архи­епи­ско­па Мир Ликий­ских, Чудо­твор­ца, свя­ти­те­ля Льва, епи­ско­па Катан­ска­го, свя­ти­те­ля Ники­ты Нов­го­род­ска­го, свя­ти­те­ля Иоаса­фа Бел­го­род­ска­го, свя­ти­те­ля Мит­ро­фа­на Воро­неж­ска­го, пре­по­доб­на­го Сер­гия, игу­ме­на Радо­неж­ска­го, пре­по­доб­ных Зоси­мы и Сав­ва­тия Соло­вец­ких, пре­по­доб­но­го Сера­фи­ма Саров­ска­го, чудо­твор­ца, свя­тых муче­ниц Веры, Надеж­ды, Любо­ви и мате­ри их Софии, свя­та­го муче­ни­ка Три­фо­на, свя­тых и пра­вед­ных бого­отец Иоаки­ма и Анны и всех свя­тых Тво­их, помо­зи мне, недо­стой­но­му рабу Тво­е­му (имя моля­ща­го­ся), изба­ви мя от всех навет вра­жи­их, от вся­ка­го зла, кол­дов­ства, вол­шеб­ства, чаро­дей­ства и от лука­вых чело­век, да не воз­мо­гут они при­чи­ни­ти мне нико­е­го зла. Гос­по­ди, све­том Тво­е­го сия­ния сохра­ни мя заут­ра, и полу­дне, и вечер, и на сон гря­ду­ща­го и силою бла­го­да­ти Тво­ея отвра­ти и уда­ли вся­кая злая нече­стия, дей­ству­е­мая по нау­ще­нию диа­во­ла. Аще кое зло замыс­ле­но или соде­ла­но есть, воз­вра­ти его паки в пре­ис­под­нюю. Яко Твое есть цар­ство, и сила, и сла­ва, Отца и Сына и Свя­та­го Духа. Аминь.

Так­же помо­га­ют защи­тить­ся от бесов­ских воз­дей­ствий 90‑й пса­лом, молит­ва “Да вос­крес­нет Бог” (эти и иные молит­вы поме­ще­ны в любом пра­во­слав­ном молит­во­сло­ве); чте­ние ака­фи­ста и кано­на свя­щен­но­му­че­ни­ку Кипри­а­ну и муче­ни­це Иустине.

Психотерапия — “мостик” к православной вере

Место пси­хо­те­ра­пии в меди­цине осо­бен­ное. В про­цес­се вза­и­мо­дей­ствия вра­ча и паци­ен­та встре­ча­ют­ся две лич­но­сти, два серд­ца. Про­ис­хо­дит лече­ние души душой. Боль­ные пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ско­го про­фи­ля — это совер­шен­но осо­бен­ный кон­тин­гент. Их стра­да­ния неред­ко свя­за­ны с мораль­ны­ми кон­флик­та­ми, семей­ны­ми про­бле­ма­ми, пере­жи­ва­ни­я­ми после тяже­лых болез­ней, духов­ны­ми поис­ка­ми. В гла­за вра­чу, как пра­ви­ло, смот­рит чело­век, кото­рый испы­ты­ва­ет дефи­цит люб­ви, вза­и­мо­по­ни­ма­ния, под­держ­ки со сто­ро­ны близ­ких. К спе­ци­а­ли­сту он обра­тил­ся тогда, когда пере­жи­ва­ни­я­ми запол­не­на вся душа, весь орга­низм, и нет боль­ше сил тер­петь. Ино­гда пере­жи­ва­ния транс­фор­ми­ру­ют­ся в тяже­лые сома­ти­че­ские симп­то­мы, раз­лич­ные боли, оне­ме­ния, дру­гие нару­ше­ния. Мне чаще все­го при­хо­дит­ся лечить и кон­суль­ти­ро­вать людей либо неве­ру­ю­щих, либо со сла­бой, нес­фор­ми­ро­вав­шей­ся верой. Имен­но поэто­му на пси­хо­те­ра­пев­та воз­ла­га­ет­ся боль­шая ответ­ствен­ность, как на вра­ча и чело­ве­ка. Его зада­ча — помочь паци­ен­ту, стес­нен­но­му болез­ня­ми и кон­флик­та­ми, неуря­ди­ца­ми и поте­ря­ми. Для вра­ча, посвя­тив­ше­го себя пси­хо­те­ра­пии, важ­но иметь соб­ствен­ные духов­ные цен­но­сти, кото­рые бы опре­де­ля­ли его рабо­ту с паци­ен­та­ми. Без соб­ствен­ной (я добав­ляю: пра­во­слав­ной) духов­ной плат­фор­мы он не суме­ет раз­ли­чить ситу­а­ци­он­ные (пси­хо­со­ци­аль­ные) и био­ло­ги­че­ские при­чи­ны забо­ле­ва­ний от экзи­стен­ци­аль­ных, мировоззренческих.

Годы ате­из­ма и, соот­вет­ствен­но, отсут­ствия духов­ных тре­бо­ва­ний к вра­чам этой слож­ной и очень спе­ци­фи­че­ской, в меди­цин­ском смыс­ле сло­ва, про­фес­сии не про­шли бес­след­но. К боль­шо­му сожа­ле­нию, пра­во­слав­ная духов­ность не явля­ет­ся в нашем обще­стве кри­те­ри­ем для дея­тель­но­сти пси­хо­те­ра­пев­та. А как было бы пра­виль­но руко­вод­ство­вать­ся хри­сти­ан­ски­ми цен­но­стя­ми в таком слож­ном деле, как душе­по­пе­че­ние. На прак­ти­ке каж­дый рабо­та­ет в меру сво­е­го виде­ния жиз­ни, сво­их прин­ци­пов. С дру­гой сто­ро­ны, и это одна из нелег­ких про­блем, — если и есть в душе вра­ча вера Хри­сто­ва, то не все­гда она нахо­дит отклик в серд­це пациента.

Док­тор чаще все­го боль­ных не выби­ра­ет. На при­е­ме может ока­зать­ся убеж­ден­ный ком­му­нист, ате­ист, пред­ста­ви­тель ино­го веро­ис­по­ве­да­ния. В послед­них слу­ча­ях меди­цин­ское кре­до “не навре­ди” (не толь­ко паци­ен­ту, но и себе) при­ме­ни­мо спол­на. Мой опыт пока­зы­ва­ет, что упор в лече­нии неве­ру­ю­щих и непра­во­слав­ных сто­ит делать на здра­вый смысл, душев­ную под­держ­ку, меди­ка­мен­ты. То есть оно долж­но быть более пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ным. Но мы так­же долж­ны с вели­чай­шим бла­го­го­ве­ни­ем отне­стись к душе тако­го чело­ве­ка, ибо и она есть образ Твор­ца. Если же на при­е­ме ока­зы­ва­ет­ся чело­век, душа кото­ро­го хочет обре­сти Гос­по­да, но мечет­ся в неве­де­нии, то пра­во­слав­ный пси­хо­те­ра­певт дол­жен и духов­но помочь ему. Он не под­ме­ня­ет собой свя­щен­ни­ка. Он лишь пред­ше­ству­ет ему. Док­тор ино­гда пред­став­ля­ет собой “заслон”, ограж­да­ю­щий паци­ен­та от еще боль­ших иску­ше­ний (алко­голь, блуд, самоубийство).

Неред­ко паци­ен­ты спра­ши­ва­ют меня о смыс­ле соб­ствен­ной жиз­ни, видя в моем каби­не­те ико­ны. Еван­ге­лие. И тогда тем, у кого откры­то серд­це к вере, я рас­ска­зы­ваю о хри­сти­ан­стве, о хри­сти­ан­ском пони­ма­нии смыс­ла жиз­ни, смыс­ле стра­да­ния. Уве­рен, что пси­хо­те­ра­пия, про­во­ди­мая по прин­ци­пу “потер­пи­те, все прой­дет”, в боль­шин­стве слу­ча­ев про­сто недо­пу­сти­ма. При­ве­ду лишь несколь­ко при­ме­ров. Око­ло полу­то­ра лет тому назад в состо­я­нии выра­жен­ной тре­во­ги ко мне обра­тил­ся один очень состо­я­тель­ный пред­при­ни­ма­тель пяти­де­ся­ти двух лет от роду. Он сооб­щил мне, что не хочет боль­ше жить, так как не видит смыс­ла в сво­ей жиз­ни. В тече­ние послед­них вось­ми лет он был три­жды женат на жен­щи­нах вдвое млад­ше его, нажил нема­лый капи­тал, и вот такой пла­чев­ный итог… Или дру­гой при­мер. Жен­щи­на сред­них лет поте­ря­ла един­ствен­но­го сына. Горе, сле­зы, безыс­ход­ность и отча­я­ние не поки­да­ли ее ни на день с момен­та авто­ка­та­стро­фы, кото­рая про­изо­шла два года тому назад… Еще при­мер. Моло­дой чело­век, пере­нес­ший в свои трид­цать восемь лет два инфарк­та мио­кар­да… Есть тема прак­ти­че­ски запрет­ная в свет­ской меди­цине и пси­хо­ло­гии. Тема смер­ти. О смер­ти пред­по­чи­та­ют умал­чи­вать. Нау­ка здесь бес­силь­на. Тяже­лых боль­ных посто­ян­но под­бад­ри­ва­ют: “Все будет хоро­шо”, “Все будет нор­маль­но”. В этой лжи и уми­ра­ет чело­век. Уми­ра­ет не под­го­то­вив­шись, без пока­я­ния, без духов­но­го заве­ща­ния. Мне не раз при­хо­ди­лось видеть смерть неве­ру­ю­щих людей. Хоро­шо пом­ню одно­го чело­ве­ка. На лице его — ужас и смя­те­ние, весь он был в силь­ней­шей тре­во­ге. Не нахо­жу слов, что­бы опи­сать этот леде­ня­щий душу страх, в кото­ром он пре­бы­вал. Даже мыс­ли о смер­ти у ате­и­ста рож­да­ют отча­я­ние и уны­ние. Для пра­во­слав­но­го чело­ве­ка памя­то­ва­ние часа смерт­но­го — одно из глав­ных дел жиз­ни. С юных лет хри­сти­а­нин про­сит у Гос­по­да без­бо­лез­нен­ной, мир­ной, непо­стыд­ной кон­чи­ны и доб­ро­го отве­та на страш­ном суди­ли­ще. Когда чита­ешь о кон­чине пра­вед­ни­ков и свя­тых, то не горем, а уми­ле­ни­ем и отра­дой напол­ня­ет­ся душа…

Лечеб­ное пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ское воз­дей­ствие долж­но, на мой взгляд, иметь иерар­хию целей: от бли­жай­ших (успо­ко­ить, все­лить надеж­ду, устра­нить симп­то­мы забо­ле­ва­ния) до глав­ных — внут­рен­ний рост и раз­ви­тие, обра­ще­ние к непре­хо­дя­щим цен­но­стям. В про­тив­ном слу­чае пси­хо­прак­ти­ка может стать небез­опас­ным мани­пу­ли­ро­ва­ни­ем душа­ми людей или при­не­сет лишь “кос­ме­ти­че­ский” эффект.

По мое­му глу­бо­ко­му убеж­де­нию, пси­хо­те­ра­пия, когда это воз­мож­но, долж­на стать “мости­ком” в пра­во­сла­вие. Я искренне раду­юсь, видя сво­их быв­ших паци­ен­тов в хра­ме. Впо­след­ствии если они и захо­дят ко мне, то толь­ко в гости, ибо обре­та­ют их души Все­мо­гу­ще­го цели­те­ля — Гос­по­да наше­го Иису­са Христа.

Поде­люсь еще одним при­ме­ром. В тече­ние трех лет я рабо­тал в реа­би­ли­та­ци­он­ном отде­ле­нии кар­дио­ло­ги­че­ской кли­ни­ки. Мне пред­сто­я­ло про­во­дить пси­хо­ло­ги­че­скую реа­би­ли­та­цию боль­ных после инфарк­та мио­кар­да. Люди, кото­рые при­хо­ди­ли на при­ем, а это были в основ­ном муж­чи­ны тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та, не нахо­ди­ли себе места. Настро­е­ние их было подав­лен­ным, на гла­зах часто появ­ля­лись сле­зы. Дру­гие — недо­уме­ва­ли, нахо­ди­лись в рас­те­рян­но­сти и не вери­ли про­ис­шед­ше­му с ними. Еще бы, 45–50 лет, оби­лие пла­нов, про­ек­тов. А тут такая тяже­лая болезнь-инфаркт. От одно­го это­го сло­ва мно­гие вздра­ги­ва­ли, на коже появ­ля­лись мурашки.

По инструк­ци­ям, как вра­чу-пси­хо­те­ра­пев­ту и пси­хи­ат­ру, мне сле­до­ва­ло про­во­дить диа­гно­сти­ку пси­хи­че­ских ано­ма­лий и лечить с помо­щью меди­ка­мен­тов и пси­хо­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия. Раз­лич­ны­ми иссле­до­ва­те­ля­ми уста­нов­ле­но, что даже спу­стя 6–12 меся­цев после воз­ник­но­ве­ния инфарк­та у 90% паци­ен­тов обна­ру­жи­ва­ет­ся депрес­сия. При­чи­ны ее стой­ко­сти, как пока­за­ли наблю­де­ния, свя­за­ны с утра­той смыс­ла жиз­ни, кра­хом надежд.

Деталь­но озна­ко­мив­шись с лите­ра­ту­рой по вопро­су пси­хо­ло­ги­че­ской реа­би­ли­та­ции инфаркт­ных боль­ных, я уло­вил одну тен­ден­цию, кото­рую мож­но обо­зна­чить как уход от дей­стви­тель­но­сти, сгла­жи­ва­ние ост­рых углов или отвле­че­ние. Конеч­но, успо­ко­ить­ся необ­хо­ди­мо, но что даль­ше? Такие вопро­сы я зада­вал себе очень часто.

В цен­тре пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья Рос­сий­ской АМН в мае 1993 года состо­я­лась кон­фе­рен­ция под назва­ни­ем “Пси­хи­че­ские рас­строй­ства и сер­деч­но-сосу­ди­стая пато­ло­гия”. Я был ее участ­ни­ком. Тема пси­хо­ло­ги­че­ской реа­би­ли­та­ции инфаркт­ных боль­ных обсуж­да­лась в кон­тек­сте вопро­са о “каче­стве жиз­ни”. Было заслу­ша­но мно­го выступ­ле­ний и докла­дов по пси­хо­ло­ги­че­ской реабилитации.

Глав­ная фило­соф­ская мысль высту­пав­ших укла­ды­ва­лась в схе­му: достой­но жить ‑достой­но болеть — достой­но уми­рать. При­чем под досто­ин­ством пони­ма­лись ско­рее соци­аль­но-быто­вые состав­ля­ю­щие, но отнюдь не нрав­ствен­ные. О духов­но­сти, о Боге, о вере не было ска­за­но ни еди­но­го сло­ва. Уче­ные, как мне пока­за­лось, пыта­лись спря­тать­ся за нау­ко­об­раз­ной тер­ми­но­ло­ги­ей, уйти от отве­та на глав­ный вопрос: “Что про­ти­во­по­ста­вить болез­ни?” В кото­рый раз свет­ская меди­ци­на и пси­хо­ло­гия ока­за­лись в тупи­ке. Выход из него непро­стой, он видит­ся в обра­ще­нии ко Хри­сту, в сми­ре­нии. Мит­ро­по­лит Вени­а­мин (Фед­чен­ков) писал: “Несо­мнен­но суще­ству­ет связь меж­ду неве­ри­ем и так назы­ва­е­мой обра­зо­ван­но­стью. Но дело здесь не в уче­но­сти, по наше­му мне­нию, а в чем-то ином. В чем же имен­но? В несми­рен­но­сти! Или, про­ще, в гор­до­сти! По край­ней мере, мое наблю­де­ние тако­во. Уче­ность выде­ля­ет людей из мас­сы про­стых рабо­чих, дает им пре­иму­ще­ства, рас­тет само­мне­ние… а со всем этим при­хо­дит и гор­дость. “Вера же есть сми­ре­ние”, — гово­рит св. Вар­са­ну­фий Вели­кий. Но глав­ное — не в этом; уче­ный чело­век начи­на­ет верить в себя: в свой ум, в свои зна­ния, а не в Бога, не в бла­го­дать Божию”. Доба­вить к этим сло­вам мне нечего.

Вот уже 14 лет руко­во­дит кли­ни­кой, в кото­рой я вел при­ем, моя мама-Авде­е­ва Гали­на Пет­ров­на. Она, как веру­ю­щий чело­век, вся­че­ски спо­соб­ству­ет созда­нию теп­ло­го хри­сти­ан­ско­го кли­ма­та в боль­ни­це, в реа­би­ли­та­ци­он­ном отде­ле­нии. Под ее руко­вод­ством мы раз­ра­бо­та­ли про­грам­му помо­щи боль­ным на амбу­ла­тор­ном эта­пе. Одна из глав­ных идей про­грам­мы сво­ди­лась к тому, что инфаркт мио­кар­да (или дру­гая тяже­лая пато­ло­гия) это собы­тие, из кото­ро­го необ­хо­ди­мо извлечь что-либо цен­ное для буду­щей жиз­ни, пре­вра­тить стра­да­ния в нечто осмыс­лен­ное и пре­одо­леть болезнь на пси­хо­ло­ги­че­ском и духов­ном уров­нях. С Божи­ей помо­щью мы пред­при­ня­ли попыт­ку целост­но­го взгля­да на чело­ве­ка в един­стве всех сфер его бытия: био­ло­ги­че­ской, соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской и духов­ной. Деви­зом про­грам­мы ста­ли сло­ва “врач и паци­ент в поис­ках смысла”.

Мой духов­ный настав­ник свя­щен­ник о. Борис Заки­ров, хоро­шо зна­ко­мый с вопро­са­ми пси­хо­ло­гии и фило­со­фии, неод­но­крат­но при­ез­жал к нам в кли­ни­ку. Он встре­чал­ся с вра­ча­ми, зна­ко­мил­ся с наши­ми задум­ка­ми, мно­гое поре­ко­мен­до­вал и бла­го­сло­вил про­грам­му “во сла­ву Божию и на помощь ближ­ним”. Жела­ю­щим паци­ен­там мы ста­ли читать поуче­ния свя­тых отцов, осо­бен­но те из них, кото­рые каса­лись сми­рен­но­го пере­не­се­ния болез­ней Хри­ста ради. В моем каби­не­те мы про­слу­ши­ва­ли фраг­мен­ты пра­во­слав­ных пес­но­пе­ний, встре­ча­лись с духо­вен­ством. После мое­го воз­вра­ще­ния со Свя­той Зем­ли мы полу­чи­ли бла­го­сло­ве­ние пома­зы­вать­ся лам­пад­ным мас­лом от Гро­ба Гос­под­ня, от Гроб­ни­цы Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы. К боль­шой радо­сти всех нас, кар­дио­ло­ги­че­ская кли­ни­ка рас­по­ла­га­лась в ста мет­рах от Вве­ден­ско­го собо­ра. Неко­то­рые боль­ные по воз­мож­но­сти посе­ща­ли бого­слу­же­ния, гото­ви­лись к испо­ве­ди и свя­то­му при­ча­ще­нию. Быва­ло и так, что боль­ной посту­пал на лече­ние в очень тяже­лом состо­я­нии. Затем — этап реа­би­ли­та­ции. А перед выпис­кой домой ста­но­вил­ся при­част­ни­ком. Сла­ва Богу, мило­стию и щед­ро­та­ми непре­стан­но изли­ва­ю­ще­му на нас!

С осо­бен­ным вни­ма­ни­ем мы вме­сте с боль­ны­ми и выздо­рав­ли­ва­ю­щи­ми чита­ли поуче­ния свя­ти­те­ля Фео­фа­на Затвор­ни­ка. Как ясно, как чет­ко епи­скоп Фео­фан, угод­ник Божий, гово­рит о болез­нях, об их зна­че­нии для нашей жиз­ни. С радо­стью про­ци­ти­рую свя­то­го: “Все от Бога: и болез­ни, и здо­ро­вье, и все, что от Бога, пода­ет­ся нам во спа­се­ние наше. Так и ты при­ни­май свою болезнь и бла­го­да­ри за то Бога, что печет­ся о спа­се­нии тво­ем. Чем имен­но посылаемое

Богом слу­жит во спа­се­ние, того мож­но не доис­ки­вать­ся, пото­му что и не узна­ешь, может быть. Посы­ла­ет Бог иное в нака­за­ние, как епи­ти­мью; иное в обра­зум­ле­ние, чтоб опом­нил­ся чело­век; иное, чтоб изба­вить от беды, в какую попал бы чело­век, если бы был здо­ров; иное, чтоб тер­пе­ние пока­зал чело­век и тем боль­шую заслу­жил награ­ду; иное, чтоб очи­стить от вся­кой стра­сти, и для дру­гих при­чин… Ты же, когда вспом­нишь о гре­хах, гово­ри: “Сла­ва Тебе, Гос­по­ди, что нало­жил Ты на меня епи­ти­мью в нака­за­ние!” Когда вспом­нишь, что преж­де не все­гда поми­на­ла Бога, гово­ри: “Сла­ва Тебе, Гос­по­ди, что Ты дал мне повод и нау­ку поча­ще вспо­ми­нать о Тебе!” Когда при­дет на мысль, что если бы была здо­ро­ва, то иное и не доб­рое сде­ла­ла бы, гово­ри: “Сла­ва Тебе, Гос­по­ди, что не допус­ка­ешь меня до гре­ха”, и так все… Так и бла­го­ду­ше­ствуй!” (Вып. 1, пис. 42, с. 41).

Псевдолечение

Психоанализ Фрейда

К вели­ко­му сожа­ле­нию, после сня­тия идео­ло­ги­че­ских огра­ни­че­ний и пар­тий­но­го прес­са пси­хо­те­ра­пия в нашей стране ока­за­лась в поло­же­нии ребен­ка, вверг­ну­то­го в водо­во­рот жиз­ни без при­смот­ра. И как водит­ся в таких слу­ча­ях, ребе­нок чаще все­го выби­ра­ет не самое луч­шее. Мож­но при­ве­сти и дру­гую ана­ло­гию. Пси­хо­те­ра­пия ока­за­лась в поло­же­нии чело­ве­ка, сидя­ще­го на меш­ке с золо­том и про­тя­ги­ва­ю­ще­го руку за милостыней.

Духов­ность свя­той Руси в оче­ред­ной раз была невос­тре­бо­ва­на. Свет пра­во­сла­вия не при­влек к себе вни­ма­ния уче­ных мужей и боль­шин­ства прак­ти­ков. Напро­тив, оте­че­ствен­ная пси­хо­те­ра­пия ста­ла маг­ни­том для огром­но­го коли­че­ства раз­но­об­раз­ных тех­ник и средств оздо­ров­ле­ния, нахлы­нув­ших с Запа­да и с Восто­ка, а так­же из соб­ствен­но­го “под­по­ла”. Что толь­ко не прак­ти­ку­ет­ся в послед­ние годы, при­чем офи­ци­аль­но! Суди­те сами: кол­дов­ство, магия, экс­тра­сен­со­ри­ка, ворож­ба, сня­тие пор­чи, меди­та­ция, “про­чист­ка” созна­ния голо­троп­ным дыха­ни­ем и мно­гое другое.

Выше­упо­мя­ну­тые “тех­но­ло­гии” без вся­ких ого­во­рок нуж­но ква­ли­фи­ци­ро­вать как бесов­щи­ну и насто­я­тель­но реко­мен­до­вать людям сто­ро­нить­ся подоб­но­го рода “цели­тель­ства”.

На этом фоне, при­кры­ва­ясь науч­ной обос­но­ван­но­стью и извест­но­стью, в Рос­сию при­шел пси­хо­ана­лиз Фрей­да и его после­до­ва­те­лей. В пси­хо­ана­ли­ти­че­ской тео­рии чело­век вос­при­ни­ма­ет­ся как необуз­дан­ная высо­ко­ор­га­ни­зо­ван­ная особь, у кото­рой доми­ни­ру­ют идеи сек­су­аль­но­сти и агрес­сив­но­сти. Эти идеи фор­ми­ру­ют пове­де­ние чело­ве­ка, моти­ви­ру­ют поступ­ки. Вытес­нен­ные сек­су­аль­ность или агрес­сив­ность при­во­дят к болез­ням, нев­ро­зам. Осо­знать их — зна­чит решить все про­бле­мы. Так утвер­жда­ют сто­рон­ни­ки пси­хо­ана­ли­за. Кста­ти ска­зать, Зиг­мунд Фрейд был воин­ству­ю­щим ате­и­стом, утвер­ждав­шим, что “рели­гия — это мас­со­вое безу­мие”. И вот к тако­му чело­ве­ку, точ­нее, к его науч­но­му насле­дию обра­ти­ли умы тыся­чи людей. Сре­ди них в первую оче­редь пси­хо­ло­ги, фило­со­фы, пси­хи­ат­ры, пси­хо­те­ра­пев­ты, сту­ден­че­ство. Созда­ны пси­хо­ана­ли­ти­че­ские ассо­ци­а­ции, изда­ют­ся спе­ци­аль­ные жур­на­лы, выхо­дят кни­ги и статьи.

Что пред­став­ля­ет собой пси­хо­ана­ли­ти­че­ское лече­ние. Оно может отда­лен­но напо­ми­нать испо­ведь, но без пока­я­ния, без Бога. Фрейд не оста­вил и мало­го места в лич­но­сти чело­ве­ка для духов­но­сти. Сущ­ность чело­ве­ка пред­став­ля­ет­ся ему насквозь био­ло­ги­зи­ро­ван­ной. При­ме­ров мож­но при­ве­сти мно­го. При­ве­ду лишь один. Недав­но снял с пол­ки “Мос­ков­ский пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ский жур­нал” № 4 за 1993 год и стал его листать. Пере­до­вая ста­тья посвя­ще­на пси­хо­ана­ли­ти­че­ской тера­пии. Объ­ект пси­хо­ана­ли­за А. сфо­то­гра­фи­ро­вал свои поло­вые орга­ны, откры­то поде­лил­ся этим с ана­ли­ти­ком (к его радо­сти). Далее их раз­го­вор обрас­тал мас­сой интим­ных подроб­но­стей, фан­та­зий (как кли­ен­та, так и само­го пси­хо­ана­ли­ти­ка). И тот и дру­гой сма­ко­ва­ли блуд­ные гре­хи. О резю­ме и писать стыдно…

Меня могут упрек­нуть тем, что мно­гое в тео­рии Фрей­да разум­но. Напри­мер, бес­со­зна­тель­ное в чело­ве­ке дей­ству­ет на созна­ние и про­яв­ля­ет­ся в сно­ви­де­ни­ях, ого­вор­ках, опис­ках, ассо­ци­а­ци­ях и т.д. Может быть, это и так. Глав­ное — в дру­гом. Видеть в чело­ве­ке толь­ко бес­со­зна­тель­ное, сек­су­аль­ное, агрес­сив­ное — зна­чит неве­ро­ят­но ума­лить, упро­стить и извра­тить чело­ве­че­скую сущ­ность, угля­деть в ней толь­ко нега­тив­ное, не пони­мать выс­ше­го пред­на­зна­че­ния чело­ве­ка, смыс­ла его жиз­ни и устрем­ле­ния в вечность.

Дру­гой момент в пси­хо­ана­ли­зе Фрей­да — чело­ве­ко­не­на­вист­ни­че­ство. Глу­бо­кий ана­лиз про­яв­ле­ний жесто­ко­сти в пси­хо­ана­ли­ти­че­ском уче­нии нахо­дим у о. Бори­са Ничи­по­ро­ва в кни­ге “Вве­де­ние в хри­сти­ан­скую пси­хо­ло­гию”. Фрейд, будучи бого­бор­цем, видел лишь “роко­вой” демо­ни­че­ский аре­ал в отно­ше­ни­ях отца и сына”.

Отец Борис пишет: “Сле­дуя ему до кон­ца, сын обя­за­тель­но дол­жен или убить отца, или про­ти­во­по­ста­вить­ся отцу. Так слу­чи­лось с Кро­ном, отцом Зев­са. Так было с Лаем, отцом Эди­па. И эту демо­ни­че­скую пла­ни­ду пси­хо­ло­гия зна­ет под име­нем Эди­по­ва ком­плек­са. Но Фрейд, будучи неоязыч­ни­ком, в сво­ей при­вер­жен­но­сти к элли­ни­сти­че­ской мифо­ло­ге­ме, наме­рен­но не заме­тил, что Сын Божий Иисус Хри­стос пре­по­беж­да­ет эти роко­вые отно­ше­ния. И явля­ет нам это преж­де все­го Его молит­ва в Геф­си­ман­ском саду, нака­нуне стра­да­ний, где Он молит­ся Отцу: Отче мой! Если воз­мож­но, да мину­ет Меня чаша сия; впро­чем, не как Я хочу, но как Ты (Мф. 26, 39)”. Это ли не при­мер вели­чай­шей люб­ви Сына к Отцу, кото­рый пока­зал нам Спа­си­тель. Если Цар­ствие Божие для Фрей­да безу­мие, то что душе­по­лез­но­го может дать нам, пра­во­слав­ным, этот без­бож­ный чело­век? Ответ ясен. Ничего.

Гипноз — темная сила

Попу­ляр­ность гип­но­за и ино­го цели­тель­ства, свя­зан­но­го с его раз­но­вид­но­стя­ми, достиг­ла в наши дни небы­ва­ло­го уров­ня. Факт, пря­мо ска­жем, очень насто­ра­жи­ва­ю­щий. Коли­че­ство “эст­рад­ных цели­те­лей” рас­тет с каж­дым днем. Они пыта­ют­ся пред­стать перед людь­ми как сверх­лич­но­сти, тре­бу­ют веры лич­но себе (а не Богу), гово­рят о “сво­бо­де” и “духов­но­сти”, пре­врат­но интер­пре­ти­руя эти поня­тия. Боль­шин­ство “эст­рад­ни­ков” не име­ют ника­ко­го меди­цин­ско­го обра­зо­ва­ния и демон­стри­ру­ют зре­лищ­ные при­е­мы гип­но­ти­за­ции в ком­мер­че­ских и попу­лист­ских целях. И поверь­те, их совер­шен­но не забо­тит душев­ное и телес­ное здо­ро­вье людей, кото­рые посе­ща­ют сеан­сы гипноза.

Но раз­го­вор пой­дет не о псев­до­ле­ка­рях. Гип­ноз широ­ко исполь­зу­ет­ся офи­ци­аль­ной меди­ци­ной, спе­ци­а­ли­ста­ми-пси­хо­те­ра­пев­та­ми. Этот грех был и на моей душе. Для тех вра­чей, кто еще не разо­брал­ся в тем­ной силе гип­но­за и хочет про­во­дить душе­по­лез­ное лече­ние, пишут­ся эти строки.

Итак, гип­ноз. Адеп­ты при­ме­не­ния гип­но­ти­че­ских тран­сов гово­рят об откры­тии осо­бых пси­хо­со­ма­ти­че­ских кана­лов во вре­мя исполь­зо­ва­ния гип­но­за, о вли­я­нии на пси­хи­ку чело­ве­ка, минуя кри­ти­ку (“без тор­мо­зов”), о рас­кры­тии резерв­ных воз­мож­но­стей орга­низ­ма, о потря­са­ю­щих тера­пев­ти­че­ских эффек­тах. Как спе­ци­а­лист, я с уве­рен­но­стью заяв­ляю, что ника­ких исклю­чи­тель­ных эффек­тов нет. Наблю­да­ют­ся симп­то­ма­ти­че­ское улуч­ше­ние само­чув­ствия, редук­ция отдель­ных нев­ро­ти­че­ских нару­ше­ний и исте­ри­че­ских стигм. Вот, пожа­луй, и все.

Но несрав­нен­но боль­ший ущерб нано­сит­ся душе чело­ве­ка! Об этом гип­но­ло­ги, в луч­шем слу­чае, и не помыш­ля­ют. Гип­ноз, в осо­бен­но­сти глу­бо­кие его ста­дии, — это наси­лие над лич­но­стью. Сам Гос­подь не началь­ству­ет над нами, ибо мы Его образ и подо­бие. Он тер­пе­ли­во ждет наше­го обра­ще­ния, обиль­но изли­вая на нас Свою милость и щед­ро­ты. Так насколь­ко оправ­дан­но лишать чело­ве­ка кри­ти­ки и рас­суд­ка, даже на корот­кое вре­мя, даже с бла­гой, каза­лось бы, целью? Оправ­да­ния это­му нет. Чело­век — вели­чай­шая тай­на, и нам, греш­ным, про­сто не дано знать и видеть, что испы­ты­ва­ет душа в гип­но­ти­че­ском состо­я­нии, что про­ис­хо­дит в глу­бине чело­ве­че­ско­го духа. Ни один свя­той не при­бе­гал к тому, что­бы исце­лять чело­ве­ка в изме­нен­ном состо­я­нии созна­ния. Крот­ко и сми­рен­но угод­ни­ки Божий явля­ли дар цели­тель­ства людям, кото­рый стя­жа­ли от Гос­по­да за свя­тость жиз­ни. В “Жур­на­ле Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии” чита­ем о гип­но­зе как о явле­нии, “раз­ру­ша­ю­щем дух чело­ве­ка”. Гип­ноз назван “созна­тель­ным слу­же­ни­ем злу”. Под­черк­ну­то, что в гип­но­зе исполь­зу­ют­ся тем­ные силы духов­но­го мира (ЖМП. № 12. 1989. С. 45–46). Обра­ще­ние к гип­но­ти­зе­рам стро­жай­ше запре­ще­но для пра­во­слав­ных христиан.

Извест­ны слу­чаи тяже­лых пси­хи­че­ских забо­ле­ва­ний у людей после сеан­сов кол­ду­нов, магов и, как это ни при­скорб­но ска­зать, вра­чей. Име­на Тара­со­ва, Кашпи­ров­ско­го у мно­гих на слу­ху. Во вре­мя выступ­ле­ний пря­мо или кос­вен­но ими исполь­зу­ет­ся гип­но­ти­че­ское воз­дей­ствие. При­ве­ду неко­то­рые дан­ные. Про­фес­сор В. Лебе­дев сооб­ща­ет: “Обсле­до­ва­но 2015 школь­ни­ков, 93% были вовле­че­ны в сеан­сы Кашпи­ров­ско­го. Во вре­мя сеан­сов отме­ча­ют­ся навяз­чи­вые дви­же­ния, исте­ри­че­ские реак­ции, гал­лю­ци­на­тор­ные фено­ме­ны и дру­гие пси­хи­че­ские нару­ше­ния. У 42% был отме­чен гип­но­ти­че­ский сон, после сеан­сов у 7% детей выяв­ле­ны раз­лич­ные фор­мы пси­хи­че­ской дез­адап­та­ции. Чет­ко наме­ти­лась тен­ден­ция повы­ше­ния вну­ша­е­мо­сти и рост исте­ри­че­ских реак­ций. В резуль­та­те теле­се­ан­сов неко­то­рые дети впа­да­ли в состо­я­ние ката­леп­сии при виде толь­ко фото­гра­фии Кашпи­ров­ско­го”. Мне при­хо­ди­лось видеть пря­мо-таки бес­но­ва­ния неко­то­рых паци­ен­тов после выступ­ле­ний Кашпи­ров­ско­го. Ска­жу откро­вен­но, я не мог еще тогда поста­вить духов­ный “диа­гноз” про­ис­хо­див­ше­му, но весь ужас душа чув­ство­ва­ла явствен­но. Позд­нее при­шло и пони­ма­ние. Сле­ду­ет ска­зать, что гип­ноз со вре­ме­нем при­об­ре­та­ет роль нар­ко­ти­ка. Одни и те же люди ходят от гип­но­ти­зе­ра к гип­но­ти­зе­ру, стре­мят­ся чаще испы­ты­вать “необык­но­вен­ные” состо­я­ния. Как жаль этих людей! И как пре­ступ­но посту­па­ют те, кто при­во­дит их к подоб­ной зависимости.

Иссле­до­ва­ни­я­ми уста­нов­ле­но, что меж­ду тера­пев­ти­че­ской эффек­тив­но­стью при лече­нии сло­вом (пси­хо­те­ра­пия) и глу­би­ной гип­но­за нет вза­и­мо­свя­зи. То есть гип­ноз для лече­ния боль­ных попро­сту не нужен. В послед­ние годы в спе­ци­аль­ной лите­ра­ту­ре появи­лось мно­го пуб­ли­ка­ций, сви­де­тель­ству­ю­щих о дез­ор­га­ни­за­ции пси­хи­че­ской дея­тель­но­сти чело­ве­ка после часто­го при­ме­не­ния к нему глу­бо­ко­го гипноза.

Таким обра­зом, пра­во­слав­ный врач раз и навсе­гда дол­жен отка­зать­ся от этой тем­ной силы и исклю­чить гип­ноз из сво­е­го лечеб­но­го арсенала.

Йога

Как-то еще в школь­ные годы мне попа­лись в руки ста­тьи о йоге в жур­на­ле “Нау­ка и жизнь”. Ред­кол­ле­гия в ту пору, види­мо, сама была увле­че­на этой экзо­ти­че­ской дико­вин­кой, пото­му что ста­тьи зани­ма­ли солид­ный объ­ем и выхо­ди­ли регу­ляр­но целый год.

Сло­вом, я занял­ся йогой. Пер­вое вре­мя осва­и­вал хатху, кото­рая свя­за­на с совер­шен­ство­ва­ни­ем физи­че­ских функ­ций орга­низ­ма. И дей­стви­тель­но, спу­стя пол­го­да я стал гиб­че, вынос­ли­вее, строй­нее. Но что про­изо­шло даль­ше? Глав­ным делом для меня ста­ла меди­та­ция. Уро­ки в шко­ле я прак­ти­че­ски запу­стил, рез­ко поху­дел и с про­яв­ле­ни­я­ми нев­ро­ти­че­ско­го сры­ва обра­тил­ся за помо­щью к пси­хо­те­ра­пев­ту. Сей­час я почти убеж­ден в том, что это было дей­стви­ем злых сил. Дело в том, что хатха-йога — толь­ко пер­вый шаг, после­ду­ю­щие шаги ведут к раджа-йоге и буд­диз­му с его систе­мой цен­но­стей. Таким обра­зом, хоро­шее само­чув­ствие лишь при­ман­ка. Иеро­мо­нах Сера­фим Роуз деталь­но иссле­до­вав­ший этот вопрос, одно­знач­но утвер­жда­ет, что заня­тия йогой толь­ко ради телес­но­го здо­ро­вья уже под­го­тав­ли­ва­ют чело­ве­ка к опре­де­лен­ным духов­ным воз­зре­ни­ям и даже пере­жи­ва­ни­ям, о кото­рых он, несо­мнен­но, и не догадывается.

В чем нуж­но разо­брать­ся преж­де все­го? Сле­ду­ет уяс­нить, что путь раджа-йоги есть путь иска­ния Бога в себе. Соглас­но с этим, пишет пра­во­слав­ный писа­тель и фило­соф М. В. Лоды­жен­ский, про­по­ве­ду­ю­щие раджа-йогу инду­сы отри­ца­ют боже­ствен­ное откро­ве­ние в том смыс­ле, как его пони­ма­ют хри­сти­ане. По их убеж­де­нию, откро­ве­ние идет не из како­го-то осо­бо­го источ­ни­ка, но оно есть рас­кры­тие выс­ше­го “я” в самом чело­ве­ке. Сле­дуя этим воз­зре­ни­ям, учи­те­ля йоги, как и инду­из­ма, вну­ша­ют сво­им уче­ни­кам, что они части­цы само­го боже­ства и при опре­де­лен­ном усер­дии мож­но добить­ся свя­то­сти и могущества.

Как явству­ет из выше­ска­зан­но­го, йога (читай инду­изм) — это анти­хри­сти­ан­ство. Свя­щен­ник Роди­он в кни­ге “Люди и демо­ны” очень точ­но срав­ни­ва­ет утвер­жде­ния йогов с мыс­ля­ми воз­меч­тав­ше­го о себе Ден­ни­цы, кото­рый пал с неба и стал сата­ной (Исайя, 14, 14). Хри­сти­а­нин упо­ва­ет на Гос­по­да, на Его милость и бла­го­дать, но отнюдь не на соб­ствен­ную немощь и грехи.

Хочу ска­зать сле­ду­ю­щее. Понят­но, что каж­дое направ­ле­ние в меди­цине и пси­хо­ло­гии име­ет свою идео­ло­гию, свой миро­воз­зрен­че­ский базис. Напри­мер: йога-инду­изм, аку­пунк­ту­ра — буд­дизм, кол­дов­ство — сата­низм, пси­хо­ана­лиз — бого­бор­че­ство и т.д. В свя­зи с этим надо заду­мать­ся преж­де, чем отдать свое здо­ро­вье в руки того или дру­го­го лека­ря, поль­зо­вать­ся той или иной пси­хо­ло­ги­че­ской тех­ни­кой. Луч­ше в слож­ных, спор­ных ситу­а­ци­ях попро­сить сове­та духов­ни­ка или при­ход­ско­го пра­во­слав­но­го свя­щен­ни­ка. Мож­но при­бег­нуть за разъ­яс­не­ни­ем к веру­ю­ще­му вра­чу. Будь­те бдительны!

Пастырская психиатрия

Сре­ди всех меди­цин­ских спе­ци­аль­но­стей суще­ству­ет одна, кото­рая вплот­ную Может сопри­ка­сать­ся с пас­тыр­ством. Назва­ние ее- пси­хи­ат­рия. Навер­ное, не будет пре­уве­ли­че­ни­ем ска­зать, что мно­гие свя­щен­ни­ки за годы сво­е­го слу­же­ния встре­ча­лись у испо­вед­но­го ана­лоя или во вре­мя ино­го душе­по­пе­чи­тель­ства с ситу­а­ци­я­ми, когда их духов­ное чадо обна­ру­жи­ва­ло неко­то­рые эмо­ци­о­наль­ные, пове­ден­че­ские или мыс­ли­тель­ные рас­строй­ства. Встре­ча­ют­ся и слу­чаи пас­тыр­ско­го окорм­ле­ния пси­хи­че­ских боль­ных, нахо­дя­щих­ся в состо­я­нии ремис­сии. И нако­нец, выде­ля­ет­ся обшир­ная груп­па погра­нич­ных (на гра­ни здо­ро­вья и болез­ни) пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ских нару­ше­ний, рас­про­стра­нен­ность кото­рых доста­точ­но велика.

Суще­ству­ют состо­я­ния души, как ука­зы­ва­ет архи­манд­рит Кипри­ан (Пра­во­слав­ное пас­тыр­ское слу­же­ние. Париж, 1957) кото­рые труд­но опре­де­лить кате­го­ри­я­ми нрав­ствен­но­го бого­сло­вия и кото­рые не вхо­дят в поня­тия добра и зла. Эти состо­я­ния при­над­ле­жат не к аске­ти­че­ской обла­сти, но к пси­хо­па­то­ло­ги­че­ской и раз­ви­ва­ют­ся от пло­ти, от естества.

Рань­те уча­щи­е­ся Духов­ной ака­де­мии зна­ко­ми­лись с пас­тыр­ской пси­хи­ат­ри­ей. В насто­я­щее вре­мя пред­мет этот не изу­ча­ет­ся по при­чи­нам орга­ни­за­ци­он­ным, свя­зан­ным с его пре­по­да­ва­ни­ем. Одна­ко вопрос этот ожив­лен­но обсуж­да­ет­ся и, хочет­ся думать, — решит­ся положительно.

Пас­тыр­ская пси­хи­ат­рия стре­мит­ся про­ник­нуть в те сфе­ры душев­ной жиз­ни, кото­рые не ква­ли­фи­ци­ру­ют­ся как грех, но “сосед­ству­ют” с ним или “под­тал­ки­ва­ют” боле­ю­ще­го к послед­не­му. Напри­мер, тре­во­га (если это симп­том) не явля­ет­ся гре­хом, одна­ко может при­ве­сти к тяж­ким послед­стви­ям ее обла­да­те­ля. В резуль­та­те пси­хи­че­ской болез­ни душа чело­ве­ка как бы покры­ва­ет­ся “дым­кой тума­на”, кото­рый нуж­но рас­се­ять. Такая душа, как пра­виль­но заме­тил один свя­щен­ник, теря­ет путь к Гос­по­ду. Воля чело­ве­ка ослаб­ля­ет­ся. Пас­тыр­ские настав­ле­ния ока­зы­ва­ют­ся преж­де­вре­мен­ны­ми, пото­му что не могут быть вос­при­ня­ты страж­ду­щим адек­ват­но. Лечить такие хво­ри исклю­чи­тель­но аске­ти­че­ски­ми сред­ства­ми не все­гда оправ­дан­но. Здесь будет умест­на помощь пси­хи­ат­ра. Хоро­шо, если в при­хо­де ока­жет­ся пра­во­слав­ный врач. В таком слу­чае свя­щен­ник может вос­поль­зо­вать­ся его помо­щью. Зна­ния по пси­хи­ат­рии само­му батюш­ке тоже сго­дят­ся. Пси­хи­ат­рия в этих ситу­а­ци­ях не про­ти­во­сто­ит пас­тыр­ству, но стре­мит­ся обо­га­тить его неко­то­ры­ми све­де­ни­я­ми. Зада­ча свя­щен­ни­ка — настро­ить окорм­ля­е­мо­го на тер­пе­ние и сми­ре­ние, помо­лить­ся за него. Зада­ча вра­ча — упо­вая на помощь Божию, лечить душев­ные рас­строй­ства мето­да­ми совре­мен­ной меди­ци­ны. Пси­хи­атр-пси­хо­те­ра­певт, воз­дей­ствуя на волю чело­ве­ка, его разум и эмо­ции, помо­га­ет пре­одо­леть болезнь или ее послед­ствия. Он пыта­ет­ся устра­нить пато­ло­ги­че­ские симп­то­мы и син­дро­мы со сто­ро­ны цен­траль­ной нерв­ной систе­мы, такие, как депрес­сия, тре­во­га, асте­ния и др., кото­рые воз­ник­ли не вви­ду вра­же­ско­го иску­ше­ния, но по при­чи­нам био­ло­ги­че­ским и наслед­ствен­ным. По сво­ем выздо­ров­ле­нии (когда это быва­ет воз­мож­но) чело­век вновь воз­вра­ща­ет­ся в обыч­ное состо­я­ние. Он может трез­во смот­реть на окру­жа­ю­щую жизнь и на себя, посе­щать храм Божий, молить­ся, рабо­тать на бла­го семьи и обще­ства. По мере выздо­ров­ле­ния боль­но­го “удель­ный вес” пси­хи­ат­ри­че­ской помо­щи будет осла­бе­вать, а духов­ной, напро­тив, возрастать.

Без­услов­но, выше­опи­сан­ное лишь эскиз­но изоб­ра­жа­ет такую слож­ную область зна­ний, как пас­тыр­ская пси­хи­ат­рия. В каче­стве иллю­стра­ции к ска­зан­но­му при­ве­ду при­мер из кни­ги извест­но­го рус­ско­го пси­хи­ат­ра и глу­бо­ко веру­ю­ще­го чело­ве­ка Д.Е. Мели­хо­ва “Пси­хи­ат­рия и про­бле­ма духов­ной жиз­ни”. Автор в одной из глав опи­сы­ва­ет болезнь Досто­ев­ско­го и опыт его духов­но­го пути.

“Очень поучи­тель­ным для свя­щен­ни­ка при­ме­ром врож­ден­ной наслед­ствен­ной эпи­леп­сии явля­ет­ся болезнь Ф.М. Досто­ев­ско­го: гени­аль­ный писа­тель стра­дал с 15 лет эпи­леп­си­ей. Это была отно­си­тель­но бла­го­при­ят­ная по тече­нию фор­ма сме­шан­ной эпи­леп­сии с ред­ки­ми при­пад­ка­ми и экви­ва­лен­та­ми, бла­го­да­ря чему он до кон­ца жиз­ни сохра­нил твор­че­ские спо­соб­но­сти, хотя и стра­дал зна­чи­тель­ны­ми дефек­та­ми памя­ти. Забо­ле­ва­ние дало обостре­ние в сту­ден­че­ские годы, а затем в пери­од суда, смерт­но­го при­го­во­ра, лет катор­ги и сол­дат­ской службы.

Гру­бой ошиб­кой явля­ют­ся наив­ные попыт­ки объ­яс­нить болез­нью, выво­дить из болез­ни миро­воз­зре­ние и твор­че­ство писа­те­лей или обще­ствен­ных дея­те­лей. Ф.М. Досто­ев­ский был гени­аль­ным писа­те­лем “не бла­го­да­ря, а вопре­ки” болез­ни. Будучи писа­те­лем авто­био­гра­фи­че­ским, он в сво­ем твор­че­стве пока­зал, в част­но­сти, и все мно­го­об­ра­зие и про­ти­во­ре­чи­вость про­яв­ле­ний и пере­жи­ва­ний неурав­но­ве­шен­ных типов чело­ве­че­ской лич­но­сти. В то же вре­мя, как веру­ю­щий чело­век, вера кото­ро­го про­шла “сквозь все гор­ни­ла сомне­ний”, он в ряде сво­их геро­ев отра­зил и попыт­ки осмыс­лить свою болезнь, и опыт борь­бы с болезные…

Князь Мыш­кин и Рого­жин в “Иди­о­те”; ясность, сми­ре­ние и вера стар­ца Зоси­мы и бунт Ива­на Кара­ма­зо­ва; ясность и чисто­та Але­ши Кара­ма­зо­ва и глу­бо­кое мораль­ное урод­ство (“инфер­наль­ность”) Федо­ра Кара­ма­зо­ва и Смер­дя­ко­ва; без­удерж­ная власть вле­че­ний и аффек­тов у Димит­рия, сме­ня­ю­ща­я­ся глу­бо­ким пока­я­ни­ем, жаж­дой избав­ле­ния путем стра­да­ний и т.д. Он созна­вал себя плен­ни­ком сво­ей судь­бы и болез­ни и вел с ней борь­бу. Двой­ствен­ность, двой­ни­че­ство — судь­ба не толь­ко его геро­ев, мно­гие из кото­рых гиб­нут в борь­бе со сво­и­ми двой­ни­ка­ми. Двой­ни­че­ство он созна­вал и в себе и к кон­цу жиз­ни под­во­дил ито­ги сво­е­го опы­та борь­бы с ним. …Но Досто­ев­ский до кон­ца сво­их дней сохра­нил твор­че­ские силы, кри­ти­че­ское отно­ше­ние к болез­ни, к сво­е­му харак­те­ру и живое сочув­ствие к людям. Двой­ни­че­ство было тра­ге­ди­ей боль­но­го гения и его геро­ев. Но он сохра­нил, как писал о нем Стра­хов, “глу­бо­кий душев­ный центр, опре­де­ля­ю­щий все содер­жа­ние ума и твор­че­ства”, из кото­ро­го исхо­ди­ла энер­гия, ожив­ля­ю­щая и пре­об­ра­зу­ю­щая всю деятельность…

На этом при­ме­ре мож­но крат­ко сум­ми­ро­вать отно­ше­ние само­го веру­ю­ще­го боль­но­го к про­яв­ле­ни­ям болез­ни и наме­тить основ­ные линии пове­де­ния свя­щен­ни­ка-душе­по­пе­чи­те­ля с боль­ны­ми эпи­леп­си­ей. Мож­но выде­лить две основ­ные обя­зан­но­сти свя­щен­ни­ка в отно­ше­нии больных:

1) побу­дить боль­но­го к вра­чеб­но­му обсле­до­ва­нию и в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти — систе­ма­ти­че­ско­му лече­нию и

2) помочь боль­но­му в борь­бе с болез­нью, в кри­ти­че­ском осо­зна­нии и пре­одо­ле­нии сво­их ано­ма­лий харак­те­ра и поведения.

Врач-пси­хи­атр может лечить боль­но­го в пери­о­ды ост­рых пси­хо­зов, помочь сде­лать при­сту­пы болез­ни и при­пад­ки более ред­ки­ми и по воз­мож­но­сти пре­ду­пре­дить их реци­ди­вы. Роль духов­ни­ка осо­бен­но важ­на для этих боль­ных в пери­о­ды меж­ду при­пад­ка­ми, когда они осо­зна­ют мучи­тель­ные про­ти­во­ре­чия поляр­ных состо­я­ний подъ­ема и упад­ка, оза­ре­ния и дико­го гне­ва, про­свет­ле­ния и помра­че­ния созна­ния, поляр­ных состо­я­ний бла­гост­но­го доб­ро­же­ла­тель­ства к миру и людям и мрач­но­го озлоб­ле­ния, раз­дра­же­ния, подо­зри­тель­но­сти и мора­ли­зу­ю­щих поуче­ний… Пове­де­ние свя­щен­ни­ка опре­де­ля­ет­ся общей зада­чей пас­тыр­ства помочь чело­ве­ку най­ти глу­би­ну пока­я­ния, вос­ста­но­вить пра­виль­ное духов­ное ощу­ще­ние жиз­ни в душе чело­ве­ка, пра­виль­ное отно­ше­ние к сво­е­му гре­ху и к сво­е­му бес­смерт­но­му чело­ве­че­ско­му досто­ин­ству, кото­рое под­вер­га­ет­ся таким дра­ма­ти­че­ским испы­та­ни­ям у боль­ных, когда двой­ни­че­ство выра­же­но максимально”.

О болезнях и болеющих. Болезнь — посещение Господне

Неко­то­рый ста­рец часто под­вер­гал­ся болез­ням. Слу­чи­лось ему в тече­ние одно­го года не болеть. Ста­рец очень скор­бел об этом и пла­кал, гово­ря: “Оста­вил меня мой Гос­подь и не посе­тил меня”.

Нет чело­ве­ка на Зем­ле, лишен­но­го болез­ней и скор­бей. Грех пра­ро­ди­те­лей изме­нил то высо­кое поло­же­ние, какое Гос­подь даро­вал людям. И, поте­ряв Эдем, чело­век при­об­рел… тле­ние и смерть. Но милость Божия не остав­ля­ет нас, греш­ных и недо­стой­ных. Они (болез­ни, скор­би) и тяго­ты нам, и вра­зум­ле­ние, и награ­да от Бога. Ими мы, пере­но­ся без­ро­пот­но, очи­ща­ем­ся от гре­хов, воз­рас­та­ем духов­но и при­уго­тов­ля­ем­ся к веч­но­сти. Сми­ре­ние и тер­пе­ние, упо­ва­ние на Гос­по­да и Его бла­гую волю — вот суть истин­но хри­сти­ан­ский настрой. Если пове­де­ние тако­во, то оно укреп­ля­ет боле­ю­ще­го нрав­ствен­но, вме­ня­ет­ся ему за подвиг. В этом слу­чае чело­век перед лицом скор­бей и неду­гов явля­ет побе­ду духа над пло­тью, добра над злом. Спа­си­тель наш пре­по­дал нам при­мер вели­чай­ше­го тер­пе­ния, люб­ви и кро­то­сти, пере­но­ся крест­ные стра­да­ния и молясь за сво­их распинателей.

Болезнь — это вре­мя само­про­вер­ки, вре­мя раз­мыш­ле­ний, вре­мя пока­я­ния. Будем же пом­нить, что все от Бога: и болезнь, и здо­ро­вье. А все, что от Бога, то нам во бла­го. Посе­му не будем уны­вать. Мило­серд­ный Гос­подь не пошлет каж­до­му из нас иску­ше­ний паче меры, ибо, по сло­вам апо­сто­ла, “верен Бог, кото­рый не попу­стит вам быть иску­ша­е­мы­ми сверх сил, но при иску­ше­нии даст и облег­че­ние, так что­бы вы мог­ли пере­не­сти” (1 Коринф. 10,13). Будем хра­нить в серд­це и то, что “мно­ги­ми скор­бь­ми подо­ба­ет вни­ти в Цар­ствие Божие” (Деян. 14, 22).

Напро­тив, ропот, про­тест, озлоб­лен­ность на всех и вся разо­ря­ют внут­рен­ний мир, усу­губ­ля­ют стра­да­ния, а глав­ное — ума­ля­ют или уни­что­жа­ют тот духов­ный плод, ради кото­ро­го оно посы­ла­лось. Плод этот — наше спа­се­ние. Понять и осо­знать это нам порой меша­ют мало­ве­рие, бес­печ­ное отно­ше­ние к себе и дру­гое тому подобное.

Годы ате­из­ма не про­шли бес­след­но. Вырос­ло почти два поко­ле­ния людей, не знав­ших Бога и Его свя­тую Цер­ковь. В сво­ей прак­ти­че­ской вра­чеб­ной дея­тель­но­сти я часто стал­ки­ва­юсь с ситу­а­ци­я­ми, когда боля­щий или скор­бя­щий чело­век не пони­ма­ет духов­но­го смыс­ла стра­да­ния (имею в виду кре­ще­ных пра­во­слав­ных), очень тяго­тит­ся сво­им само­чув­стви­ем, полон уны­ния и печа­ли. Быва­ет и того хуже: отча­я­ние, тос­ка, жела­ние смерти…

Есть и дру­гая про­бле­ма, кото­рая не может оста­вить рав­но­душ­ным ни одно­го веру­ю­ще­го вра­ча. Без­ду­хов­ность, царив­шая послед­ние семь­де­сят с лиш­ним лет в обще­стве, есте­ствен­но, пора­зи­ла и меди­ци­ну со все­ми выте­ка­ю­щи­ми отсю­да послед­стви­я­ми. Как тут не вспом­нить доре­во­лю­ци­он­ные боль­ни­цы. Ико­ны, воз­жен­ные лам­па­ды, сест­ры мило­сер­дия, свя­щен­ник, испо­ве­ду­ю­щий, при­ча­ща­ю­щий, собо­ру­ю­щий. Все это было… Раду­ет, что ныне по мило­сти Божи­ей эта тра­ди­ция поне­мно­гу воз­рож­да­ет­ся. Пока не повсе­мест­но, но вос­со­зда­ют­ся и освя­ща­ют­ся боль­нич­ные хра­мы, в кли­ни­ках слу­жат­ся молеб­ны. В гла­зах боль­ных людей появ­ля­ют­ся искры веры и надеж­ды. В душах водво­ря­ют­ся отра­да и уте­ше­ние. Хочет­ся верить, что Гос­подь даст нам вре­мя и силы, что­бы пока­ять­ся и исправиться.

Богу наше­му сла­ва ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Приложения по творениям святых

По творениям святых

Тело есть раб души, а душа — цари­ца, а пото­му часто мило­сер­ди­ем Божи­им быва­ет и то, когда тело изну­ря­ет­ся болез­ня­ми: от сего осла­бе­ва­ют стра­сти и чело­век при­хо­дит в себя; да и самая болезнь телес­ная рож­да­ет­ся ино­гда от страстей.

Отни­ми грех, и болез­ней не будет; ибо они быва­ют в нас от гре­ха, как сие утвер­жда­ет свя­то­го Васи­лий Вели­кий: “отку­да недуг? отку­да повре­жде­ния телес­ныя? Гос­подь создал тело, а не недуг; душу, а не грех”. Что же паче все­го полез­но и нуж­но? Соеди­не­ние с Богом и обще­ние с Ним посред­ством люб­ви. Теряя любовь сию, мы отпа­да­ем от Него, а отпа­дая, под­вер­га­ем­ся раз­лич­ным и мно­го­об­раз­ным недугам.

Кто пере­но­сит болезнь с тер­пе­ни­ем и бла­го­да­ре­ни­ем, тому вме­ня­ет­ся она вме­сто подви­га или даже более.

Один ста­рец, стра­дав­ший водя­ною болез­нию, гово­рил бра­ти­ям, кото­рые при­хо­ди­ли к нему с жела­ни­ем лечить его: “Отцы, моли­тесь, что­бы не под­верг­ся подоб­ной болез­ни мой внут­рен­ний чело­век, а что каса­ет­ся до насто­я­щей болез­ни, то я про­шу Бога о том, что­бы Он не вдруг осво­бо­дил меня от нея; ибо, поко­ли­ку внеш­ний наш чело­век тле­ет, пото­ли­ку внут­рен­ний обнов­ля­ет­ся (2 Коринф.4,16)”.

Из пись­мен­ных настав­ле­ний свя­то­го Сера­фи­ма Саровского

Во вре­мя болез­ни мы чув­ству­ем, что жизнь чело­ве­че­ская подоб­на цвет­ку, кото­рый почти тот­час засы­ха­ет, как ско­ро он рас­пус­ка­ет­ся, и — обла­ку, кото­рое рас­се­и­ва­ет­ся и не остав­ля­ет сле­да; что наши дни исче­за­ют, как тень; что наше тело сох­нет, подоб­но тра­ве поле­вой, что жизнь само­го креп­ко­го чело­ве­ка есть толь­ко дыха­ние, что с каж­дым дыха­ни­ем она сокра­ща­ет­ся, и что бие­ние его пуль­са подоб­но уда­рам маят­ни­ка при­бли­жа­ет его к послед­не­му часу, кото­рый почти все­гда бьет имен­но в ту мину­ту, когда чело­век дума­ет, что до сего часа еще очень долго.

О, болезнь, горь­кое, но здо­ро­вое лека­рем во! Как соль предот­вра­ща­ет гни­лость рыбы или мяса, так и вся­кая болезнь сохра­ня­ет дух наш от гни­ло­сти и тле­ния гре­хов­но­го и не попус­ка­ет стра­стям — чер­вям душев­ным зарож­дать­ся в нас.

Тер­петь или не тер­петь в стра­да­нии, одна­ко ж не мино­вать того, и нетер­пе­ни­ем стра­да­ния не отвра­тить, кото­рое про­мысл Божий нам опре­де­лил. А от нетер­пе­ния не иное что, как вред и пагу­ба после­ду­ет. Тер­пе­ни­ем облег­ча­ет­ся вся­кое стра­да­ние. Посмот­ри на тех, кото­рые в дол­го­вре­мен­ной нахо­дят­ся болез­ни, или кото­рые дол­го­вре­мен­но сидят в тем­ни­це; так они к тому бед­ствию тер­пе­ни­ем при­вык­ли, что аки бы не чув­ство­ва­ли того. Скорбь бо тер­пе­ние соде­лы­ва­ет. (Римл. 5, 3). Напро­тив того, нетер­пе­ни­ем умно­жа­ет­ся болезнь…

Свят. Тихон Задон­ский

Страх за тело быва­ет в людях столь силен, что вслед­ствие оно­го неред­ко оста­ют­ся они неспо­соб­ны­ми совер­шить что-либо досто­слав­ное и досто­чест­ное. Но когда на страх за тело при­ни­ка­ет страх за душу, тогда страх телес­ный изне­мо­га­ет пред стра­хом душев­ным, как воск от силы пожи­га­ю­ще­го огня.

***

И когда нахо­дишь­ся в болез­ни, ска­жи: “бла­жен спо­до­бив­ший­ся быть иску­шен­ным от Бога в том, за что насле­ду­ем жизнь”. Ибо неду­ги посы­ла­ет Бог для здра­вия души.

Свя­той Авва Иса­ак Сирин

Про­шу тебя, сын мой, тер­пи и бла­го­да­ри за пре­ткно­ве­ния, слу­ча­ю­щи­е­ся в болез­ни, по сло­ву ска­зав­ше­го: “все, ели­ко аще нане­се­но ти будет, при­и­ми за бла­го” (Сир. 2, 3), что­бы наме­ре­ние Про­мыс­ла испол­ни­лось на тебе, сын мой, так, как Ему бла­го­угод­но. Итак, будь муже­ствен, укреп­ляй­ся о Гос­по­де и (упо­вай) на Его попе­че­ние о тебе.

Бог с тобой!

Из посла­ний свя­то­го Аввы Доро­фея

Болезнь посы­ла­ет­ся ино­гда для очи­ще­ния согре­ше­ний, а ино­гда для того, что­бы сми­рить возношение.

Свя­той Иоанн Лествич­ник

За все бла­го­да­ри­те Бога; и за нездо­ро­вье бла­го­да­ри­те. Мне со сто­ро­ны лег­ко так гово­рить; вам же на деле не лег­ко, может быть, так чув­ство­вать. Вся­ко при сло­ве о тер­пе­нии и молюсь, да даст вам Гос­подь бла­го­душ­но пере­несть болезнь и научить­ся в ней чему-нибудь. Для чего свя­зал вас Гос­подь, кто уга­да­ет? Но то несо­мнен­но, что и это попу­ще­но вам в видах спо­спе­ше­ство­ва­ния целям жиз­ни, кото­рую вы избра­ли и в кото­рой хоть кое-как дер­жать себя ста­ра­е­тесь. С этой сто­ро­ны мож­но и не пытать более дела болез­ни вашей. Муже­ства себе к бла­го­душ­но­му тер­пе­нию, в мину­ты отя­же­ле­ния стра­да­ний, ищи­те, кро­ме ска­зан­но­го, в вос­по­ми­на­нии тер­пе­ния всех свя­тых и осо­бен­но муче­ни­ков. Сколь­ко и как тер­пе­ли?! И вооб­ра­зить труд­но. Да и всем — “мно­ги­ми скор­бь­ми подо­ба­ет вни­ти в Цар­ствие Божие” (Деян. 14,22).

И то, что обе­то­ва­но Гос­по­дом, назы­ва­ет­ся вен­цом. Чего ради? Того ради, что туда нель­зя взой­ти без стра­да­ний. Туда доро­га одна — крест про­из­воль­ный или непроизвольный.

Ангел Хра­ни­тель да при­но­сит вам уте­ше­ние и бла­го­ду­шие! На то, что шум в голо­ве не дает удер­жать мыс­ли, не сетуй­те. Бог судит душу по тому, что от ней самой зави­сит, а не по тому, в чем она не власт­на. В серд­це дер­жи­те наме­ре­ние не отхо­дить от Гос­по­да, и Он при­мет сие дело.

Теперь вам надо оста­вить свое пост­ни­че­ское пра­ви­ло. После отпо­сти­тесь, если Богу угод­но будет под­нять вас; а теперь, в болез­ни, в виде лекар­ства, мож­но кушать все, по сове­ту врача.

***

Есть болез­ни, на исце­ле­ние коих Гос­подь нала­га­ет запрет, когда видит, что болезнь нуж­нее для спа­се­ния, чем здоровье.

Из писем свят. Фео­фа­на Затворника

Болезнь есть вра­зум­ле­ние нам Божие и слу­жит к пре­успе­я­нию, если будем бла­го­да­рить Бога. Не был ли Иов вер­ным дру­гом Божи­им? Но чего не пре­тер­пел он, бла­го­да­ря и бла­го­слов­ляя Бога? И тер­пе­ние при­ве­ло его нако­нец к бес­при­мер­ной сла­ве. Потер­пи и ты немно­го (в болез­ни) и узришь сла­ву Божию (Иоан. 11, 40). А что постить­ся не можешь (в болез­ни), не скор­би. Бог ни от кого не тре­бу­ет тру­дов сверх силы. К тому же что такое пост, как не нака­за­ние тела для того, что­бы усми­рить тело здо­ро­вое и сде­лать его немощ­ным для стра­стей, по сло­ву Апо­сто­ла: егда немо­ще­ствую, тогда силен есмь (2 Коринф. 12, 10). А болезнь более сего нака­за­ния, и вме­ня­ет­ся вме­сто поста, — и ценит­ся даже более его. Кто пере­но­сит ее с тер­пе­ни­ем, бла­го­да­ря Бога, тот через тер­пе­ние полу­ча­ет плод спа­се­ния сво­е­го. Вме­сто того, что­бы осла­бить силу тела постом, оно быва­ет уже ослаб­ле­но болез­нию. Бла­го­да­ри же Бога, что ты осво­бо­дил­ся от тру­да постить­ся. Если и десять раз в день будешь есть, не печаль­ся; ты не будешь осуж­ден за то, так как посту­па­ешь так не в поблаж­ку себе.

***

(Боль­но­му уны­ва­ю­ще­му). Обло­бы­зай стра­да­ния Спа­си­те­ля наше­го, — как бы и ты вме­сте с Ним тер­пел поно­ше­ния, раны уни­чи­же­ния, оскорб­ле­ние через опле­ва­ние, уко­риз­ну баг­ря­ни­цы, позор тер­но­во­го вен­ца, оцет с жел­чию, боль от вон­зе­ния гвоз­дей, про­бо­де­ние копи­ем, изли­я­ние воды и кро­ви, — и заим­ствуй из сего отра­ду болез­ням тво­им. Гос­подь не оста­вит вот­ще тру­да тво­е­го. Он попу­стил тебе потер­петь малую болезнь для того, что­бы ты не чужд был свя­тых, когда уви­дишь их в оный час нося­щи­ми пло­ды тер­пе­ния скор­бей и про­слав­лен­ны­ми, но был сообщ­ни­ком их и Иису­са, имея дерз­но­ве­ние пред Ним со Свя­ты­ми. Не печаль­ся же; Бог не забыл тебя, но печет­ся о тебе, как об искрен­нем Сво­ем сыне, а не как о прелюбодейчище.

Свя­той Вар­са­ну­фий и Иоанн

Все от Бога, — и бла­гое и скорб­ное, но одно — по бла­го­во­ле­нию, дру­гое — по домо­стро­и­тель­ству, тре­тье — по попу­ще­нию. По бла­го­во­ле­нию, когда живем доб­ро­де­тель­но; ибо угод­но Богу, что­бы живу­щие доб­ро­де­тель­но укра­ша­лись вен­ца­ми тер­пе­ния; по домо­стро­и­тель­ству, когда, впа­дая в пре­гре­ше­ния, быва­ем вра­зум­ля­е­мы; по попу­ще­нию же, когда и вра­зум­ля­е­мые не обра­ща­ем­ся. — Опять домо­стро­и­тель­но Бог нака­зу­ет нас, согре­ша­ю­щих, чтоб не были мы осуж­де­ны с миром, как гово­рит Апо­стол: судом от Гос­по­да нака­зу­ем­ся, да не с миром осу­дим­ся (1 Коринф. 11,32).-В сем разу­ме — несть зло во гра­де еже Гос­подь не сотво­ри (Амос. 3, 6), тако­вы: голод, язвы, болез­ни, пора­же­ния, бра­ни; ибо все это слу­жит к очи­ще­нию от гре­хов. — Попус­ка­ет же Бог и совер­шен­но остав­ля­ет тех, кото­рые или не хотят жить без гре­ха, или вра­зум­ля­е­мые не обра­ща­ют­ся, но пре­бы­ва­ют во гре­хе. Тогда Бог пре­да­ет их в неис­ку­сен ум, т. е. попус­ка­ет их сво­бо­де тво­ри­ти непо­доб­ная (Римл. 1, 28).

Свя­той Ефрем Сирин

Когда, напри­мер, боль­ной рас­по­ло­жит­ся бла­го­душ­но пере­но­сить болезнь свою и пере­но­сит; враг, зная, что таким обра­зом он утвер­дит­ся в доб­ро­де­те­ли тер­пе­ния, под­сту­па­ет рас­стро­ить такое его бла­го­рас­по­ло­же­ние. Для сего начи­на­ет при­во­дить ему на ум мно­гие доб­рые дела, кото­рые мог бы он совер­шить, если б нахо­дил­ся в дру­гом поло­же­нии, и ста­ра­ет­ся убе­дить его, что если бы был здо­ров, как доб­ре пора­бо­тал бы Богу и сколь­ко поль­зы при­нес бы и себе и дру­гим: ходил бы в цер­ковь, вел бы бесе­ды, читал бы и писал в нази­да­ние ближ­ним, и под. Заме­тив, что такие мыс­ли при­ни­ма­ют­ся, враг поча­ще при­во­дит их в ум, раз­мно­жа­ет и рас­кра­ши­ва­ет, про­во­дит до чув­ства, вызы­ва­ет жела­ния и поры­вы к делам тем, пред­став­ляя, как хоро­шо шли бы у него те или дру­гие дела, и воз­буж­дая жале­ние, что свя­зан по рукам и ногам болез­нию. Мало-пома­лу при частых повто­ре­ни­ях таких мыс­лей и дви­же­ний в душе жела­ние пере­хо­дит в недо­воль­ство и доса­до­ва­ние. Преж­нее бла­го­душ­ное тер­пе­ние, таким обра­зом, рас­стра­и­ва­ет­ся, и болезнь пред­став­ля­ет­ся уже не как вра­чев­ство от Бога и попри­ще для доб­ро­де­те­ли тер­пе­ния, а как нечто непри­яз­нен­ное делу спа­се­ния, и жела­ние осво­бо­дить­ся от нее дела­ет­ся неудер­жи­мым, все еще в видах полу­че­ния чрез то про­сто­ра для доб­ро­де­ла­ния и уго­жде­ния Богу всяческого.

Довед­ши до сего, враг укра­да­ет из ума его и серд­ца эту бла­гую цель жела­ния выздо­ров­ле­ния и, остав­ляя одно жела­ние здо­ро­вья как здо­ро­вья, застав­ля­ет досад­ли­во смот­реть на болезнь, не как на пре­по­ну к доб­ру, а как на нечто непри­яз­нен­ное само по себе. От сего нетер­пе­ли­вость, не вра­чу­е­мая бла­го­по­мыш­ле­ни­я­ми, берет силу и пере­хо­дит в ропот­ли­вость и лиша­ет боль­но­го преж­не­го покоя от бла­го­душ­но­го тер­пе­ния. А враг раду­ет­ся, что успел его рас­стро­ить. Точь-в-точь таким же обра­зом рас­стра­и­ва­ет враг бед­но­го, тер­пе­ли­во пере­но­ся­ще­го участь свою, рисуя ему, каки­ми доб­ры­ми дела­ми укра­сил­ся бы он, если бы имел состояние.

От всех таких иску­ше­ний избав­ля­ет­ся лег­ко, кто, имея опыт­но­го руко­во­ди­те­ля, совет­ни­ка и собе­сед­ни­ка, с сми­рен­ною покор­но­стию сле­ду­ет их ука­за­ни­ям. А кто лишен поче­му-либо тако­го бла­га, тот да вни­ма­ет себе и стро­го учит­ся раз­ли­чать доб­рое от худо­го по нача­лам хри­сти­ан­ским, кои­ми долж­на устро­ять­ся жизнь всех нас. Если слу­чаи, меша­ю­щие, как нам кажет­ся, раз­вер­нуть­ся шире наше­му доб­ро­де­ла­нию, не от нашей воли, а посы­ла­ют­ся Богом, то при­ни­май их с покор­но­стию и не слу­шай­ся ника­ких вну­ше­ний, откло­ня­ю­щих тебя от сей покор­но­сти. Послав такой слу­чай, Бог ниче­го от тебя не ожи­да­ет, кро­ме того, что­бы ты дер­жал себя и дей­ство­вал так, как тре­бу­ет и как дает воз­мож­ность посе­тив­ший тебя слу­чай. Боль­ной ли ты или бед­ный, тер­пи. Ниче­го, кро­ме тер­пе­ния, Бог от тебя не тре­бу­ет. Тер­пя бла­го­душ­но, ты будешь нахо­дить­ся непре­рыв­но в доб­ром деле. Когда ни воз­зрит на тебя Бог, будет видеть, что ты дела­ешь доб­ро или пре­бы­ва­ешь в доб­ре, если бла­го­душ­но тер­пишь, тогда как у здо­ро­во­го дела доб­рые идут с про­ме­жут­ка­ми. Поче­му желая пере­ме­ны сво­е­го поло­же­ния, ты жела­ешь про­ме­нять луч­шее на худшее?

Свя­той Нико­дим Святогорец

От все­бла­го­го Бога толь­ко бла­гое про­ис­хо­дит, а не злое, — и самая болезнь твоя есть бла­го, а ты роп­щешь, мало­ду­ше­ству­ешь, уны­ва­ешь: тер­пи, бла­го­да­ри: за воль­ные сла­сти в юно­сти — неволь­ные болез­ни в старости.

***

Стра­да­ю­щий пло­тию пере­ста­ет гре­шить (1 Петр. 4, 1). Вот поче­му стра­да­ния, крест необ­хо­ди­мы для хри­сти­а­ни­на: без стра­да­ний, без удру­че­ния плоть наша дурит, бес­ну­ет­ся, гре­шит, Бога гне­вит, себе и душе напа­сти тво­рит. О плоть ока­ян­ная, мно­го­страст­ная, из-за кото­рой все беды в чело­ве­че­стве! О серд­це мно­го­страст­ное, сквер­ное! Исхо­дя­щее из чело­ве­ка осквер­ня­ет чело­ве­ка. Ибо извнутрь, из серд­ца чело­ве­че­ско­го, исхо­дят злые помыс­лы, пре­лю­бо­де­я­ния, любо­де­я­ния, убий­ства, кра­жи, лихо­им­ство, зло­ба, ковар­ство, непо­треб­ство, завист­ли­вое око, бого­хуль­ство, гор­дость, безум­ство. Все это зло извнутрь исхо­дит и осквер­ня­ет чело­ве­ка (Мк. 7, 20–23). Вот где источ­ник зла в чело­ве­ке — в сердце!

Свя­той Иоанн Крон­штадт­ский

Авва Пимен Вели­кий гово­рил: “Рав­ны сле­ду­ю­щие три: — когда кто без­молв­ству­ет пра­виль­но; когда болен и бла­го­да­рит Бога; когда кто нахо­дит­ся в нели­це­мер­ном послу­ша­нии. У этих трех одно делание”.

О страданиях младенцев

Об этом спро­сил пре­по­доб­ный Гри­го­рий бла­жен­но­го Нифон­та [свя­той Нифонт, Кипр­ский епи­скоп], говоря:

“Вот, и еще, отец мой, вижу, что в лютых болез­нях страж­дут мла­ден­цы: какой грех сотво­ри­ли они? Как понять, за что низ­ла­га­ет их Бог?”

Отве­чал бла­жен­ный: “Когда умно­жа­ют­ся гре­хи чело­ве­че­ские, и уже неис­цель­на ста­но­вит­ся зло­ба людей, тогда Гос­подь вос­хи­ща­ет к себе детей их и посы­ла­ет на них мно­го­чис­лен­ные и тяж­кие болез­ни, что­бы этим уце­ло­муд­рить их роди­те­лей. Видя муче­ния детей сво­их, гре­ха не сотво­рив­ших, не устра­шат­ся ли и не обра­тят­ся ли они сами на пока­я­ние? Не вос­клик­нут ли они: — “горе нам греш­ным, что за наши без­за­ко­ния мучат­ся незло­би­вые мла­ден­цы! Что же будет нам, ока­ян­ным, в страш­ный день вто­ро­го при­ше­ствия Гос­под­ня?” — И если, видев­ши то, роди­те­ли не испра­вят­ся, но пре­бу­дут в преж­нем нече­стии, то под­верг­нут­ся еще боль­шей страш­ной муке, пото­му что нака­за­ны были и не ура­зу­ме­ли. Детям же, здесь постра­дав­шим и мучен­ным ради обра­ще­ния к пока­я­нию роди­те­лей, воз­да­дут­ся Гос­по­дом вен­цы и поче­сти в веке бес­ко­неч­ной жизни”.

“Но, отец свя­той! — ска­зал на это пре­по­доб­ный Гри­го­рий бла­жен­но­му Нифон­ту, — ведь в Писа­нии ска­за­но, что каж­дый по делам сво­им при­ем­лет, но не ска­за­но — за гре­хи другого”.

Отве­чал бла­жен­ный Нифонт: “Мило­серд­ный Гос­подь видит ока­ме­не­ние чело­ве­че­ско­го серд­ца и нера­зу­мие, ибо мно­гие, живу­щие в мире, подъ­ем­ля на себя тру­ды вели­кие ради тще­сла­вия, на Бога роп­щут и в печа­ли сво­ей даже смерть при­зы­ва­ют, а в гре­хах сво­их не кают­ся и о душах сво­их попе­че­ния не име­ют. По этой-то при­чине 1осподь нака­зы­ва­ет как детей, так и самих роди­те­лей раз­лич­ны­ми беда­ми, что­бы болез­нью детей очи­стить роди­тель­ские без­за­ко­ния и воз­бу­дить самих роди­те­лей к при­не­се­нию пока­я­ния и тем оправ­дать их на Страш­ном Суде Сво­ем. Итак, сын мой, знай, что мла­ден­цы без гре­ха стра­да­ют для того, что­бы им за напрас­ную их смерть полу­чить жизнь нетлен­ную, а роди­те­лям их удо­сто­ить­ся за их стра­да­ния цело­муд­рия истин­но­го покаяния”.

О служении больным

Боль­ным уго­ждай, глав­ное для того, что­бы чрез это при­об­ре­сти мило­сер­дие, как я часто гово­рил; при­том же, когда и ты забо­ле­ешь, то Бог воз­двиг­нет чело­ве­ка, кото­рый послу­жит тебе; ибо Он ска­зал: в нюже меру мери­те, воз­ме­рит­ся вам (Мф. 7, 2).

***

Иной слу­жит боль­но­му, но слу­жит для того, что­бы иметь награ­ду; это так­же нера­зум­но. И пото­му если с ним слу­чит­ся что-либо скорб­ное, то это лег­ко уда­ля­ет его от сего доб­ро­го дела, и он не дости­га­ет кон­ца его, пото­му что дела­ет оное нера­зум­но. А разум­но слу­жа­щий слу­жит для того, что­бы при­об­ре­сти мило­сти­вое серд­це, что­бы при­об­ре­сти чув­ство состра­да­ния: ибо кто име­ет такую цель, тот, что бы ни слу­чи­лось с ним, скорбь ли извне, или сам боль­ной пома­ло­ду­ше­ству­ет про­тив него, он без сму­ще­ния пере­но­сит все это, взи­рая на свою цель и зная, что более боль­ной бла­го­тво­рит ему, неже­ли он боль­но­му. Поверь­те, что кто разум­но слу­жит боль­ным, тот осво­бож­да­ет­ся и от стра­стей, и от бра­ней. Я знаю бра­та, кото­рый тер­пел брань от нечи­стых помыс­лов и осво­бо­дил­ся от нее тем, что разум­но слу­жил боль­но­му, стра­дав­ше­му водя­ною болезнью.

Свя­той Авва Доро­фей

Одна­жды Авва Ага­фон на ули­це горо­да нашел стран­ни­ка; ста­рец, про­дав свое руко­де­лье, нанял хижи­ну для боль­но­го и оста­вал­ся при нем четы­ре меся­ца до выздо­ров­ле­ния странника.

Житие преподобного отца нашего Пимена Многоболезненного

Память 7 авгу­ста (20 авгу­ста по ново­му стилю).

При­сту­пая к повест­во­ва­нию о бла­жен­ном Пимене, заме­тим, что здесь мы позна­ко­мим­ся с вели­ки­ми его стра­да­ни­я­ми и узна­ем о при­ме­ре без­ро­пот­но­го пере­не­се­ния неду­гов и научим­ся, как пере­но­сить доб­лест­но, с бла­го­да­ре­ни­ем, болез­ни телес­ные и как в немо­щи совер­ша­ет­ся сила Божия.

Бла­жен­ный Пимен родил­ся на свет боль­ным, боль­ным он и вырос. Но сия телес­ная болезнь не дала в нем места болез­ни душев­ной. Он был чист от вся­ко­го поро­ка и от утро­бы мате­ри не знал сквер­но­го гре­ха. Мно­го раз молил он роди­те­лей сво­их отдать его в мона­стырь, где бы он мог при­нять постри­же­ние в ино­че­ский образ; но чадо­лю­би­вые роди­те­ли не хоте­ли рас­ста­вать­ся с сыном. Они жела­ли иметь его наслед­ни­ком по смер­ти сво­ей и пото­му отка­зы­ва­лись испол­нить его прось­бу. Одна­жды тяж­ко зане­мог бла­жен­ный. Каза­лось, что он уже был бли­зок к смер­ти; все отча­я­лись в его жиз­ни. Тогда, понуж­ден­ные несча­сти­ем, роди­те­ли при­нес­ли сына в Печер­ский мона­стырь и ста­ли про­сить пре­по­доб­ных отцов молить­ся о боля­щем, что­бы Гос­подь исце­лил его от неду­га. Пре­по­доб­ные же отцы те, несмот­ря на про­дол­жи­тель­ную и усерд­ную молит­ву, не мог­ли ока­зать ни малей­шей поль­зы боля­ще­му, ибо молит­ва его пре­одо­ле­ла молит­вы всех. Сам боля­щий не про­сил себе здо­ро­вья у Гос­по­да, но, напро­тив, молил­ся о про­дол­же­нии болез­ни, зная, что если он был бы здрав, то роди­те­ли взя­ли бы его из мона­сты­ря и лиши­ли осу­ществ­ле­ния завет­но­го жела­ния. Так как отец и мать были здесь и не дава­ли воз­мож­но­сти сыну при­нять постри­же­ние, то бла­жен­ный впал в вели­кую печаль и при­леж­но начал молить­ся Богу об испол­не­нии жела­ния сво­е­го, и вот в одну ночь, когда слу­ги и роди­те­ли его спа­ли, вошли к нему свет­лые анге­лы, одни в обра­зе пре­крас­ных юно­шей, дру­гие в обра­зе игу­ме­на и бра­тии, неся в руках све­чи, Еван­ге­лие, вла­ся­ни­цу, ман­тию, куколь и все, что необ­хо­ди­мо для постри­же­ния, и ска­за­ли ему: “Жела­ешь ли, что- бы мы постриг­ли тебя?” Бла­жен­ный же с радо­стью отве­чал: “Ей! хочу! Бог послал вас, Гос­по­дие мои; молю, испол­ни­те жела­ние серд­ца мое­го”. Тогда они нача­ли пред­ла­гать вопро­сы, совер­шая все по поряд­ку, как пишет­ся в уста­ве ино­че­ско­го постри­же­ния. Итак, постриг­ли его в вели­кий ангель­ский образ, облек­ли в ман­тию и куколь, нарек­ли его Пиме­ном. Вру­чив же ему, по обы­чаю, све­чу горя­щую, ска­за­ли: “Сорок дней и ночей пусть не уга­са­ет све­ча эта”. Вме­сте с тем они пред­ска­за­ли ему все­гдаш­нее стра­да­ние от телес­ных болез­ней, заме­тив при этом, что полу­че­ние здра­вия будет зна­ме­ни­ем наступ­ле­ния смер­ти. Совер­шив­ши все это, они лоб­за­ли его и ушли в цер­ковь, взяв вла­сы его в убрус, кото­рый поло­жи­ли на гроб пре­по­доб­но­го Феодосия.

Бра­тия же, нахо­дя­ща­я­ся вбли­зи в кел­ли­ях сво­их, услы­шав глас пения, раз­бу­ди­ла про­чих, пола­гая, что игу­мен с неко­то­ры­ми постри­га­ет боля­ще­го или что боля­щий уже пре­ста­вил­ся, и поэто­му все вме­сте при­шли в ту кел­лию, где лежал бла­жен­ный. Но, при­дя, нашли тут всех спя­щи­ми; отец, мать и слу­ги так­же спа­ли. Меж­ду тем, всю­ду рас­про­стра­ня­лось бла­го­уха­ние; боля­щий, нахо­дясь в бодр­ствен­ном состо­я­нии, был испол­нен радо­сти и весе­лия и обле­чен в ино­че­скую одеж­ду. Бра­тия тогда с удив­ле­ни­ем спро­си­ли боля­ще­го: “От кого, бра­те, при­нял ты постри­же­ние? и что за пение слы­ша­ли мы здесь, кое­го, одна­ко, роди­те­ли, быв­шие у одра тво­е­го, не слы­ша­ли?” Боль­ной отве­чал: “Думаю, что игу­мен, при­дя с бра­ти­ею, постриг меня и назвал Пиме­ном; те-то и пес­но­пе­ния совер­ша­ли, что вы слы­ша­ли, и све­чу, кото­рую вы теперь види­те, дали мне, ска­зав при этом, что она будет гореть непре­стан­но в про­дол­же­ние 40 дней и ночей. Вла­сы же мои взя­ли они в убрус и отпра­ви­лись с ними в цер­ковь”. Слы­ша это, бра­тия тот­час отпра­ви­лась к церк­ви. Цер­ковь ока­за­лась запер­той. Тогда раз­бу­ди­ли поно­ма­рей и спро­си­ли их: не вхо­дил ли кто в цер­ковь после пове­чер­ней молит­вы? Они отве­ча­ли, что никто не вхо­дил, так как и клю­чи спря­та­ны у экли­си­ар­ха. Раз­бу­ди­ли и экли­си­ар­ха: тот взял клю­чи, кото­рых не давал нико­му, и пошел в цер­ковь, и вот на гро­бе пре­по­доб­но­го Фео­до­сия нашли вла­сы, лежа­щие в убру­се. Тогда рас­ска­за­ли обо всем этом игу­ме­ну. Игу­мен же, весь­ма уди­вив­шись, начал искать тща­тель­но, кто бы мог постричь сего бла­жен­но­го Пиме­на, но не нахо­дил тако­во­го. И всем ста­ло понят­но, что это совер­ши­лось по про­мыс­лу и воле Божи­ей свы­ше, чрез свя­тых анге­лов Гос­под­них. Игу­мен с бра­ти­ей рас­суж­да­ли, мож­но ли вме­нить то постри­же­ние бла­жен­но­го во устав­ное постри­же­ние? Но так как име­ли сви­де­тель­ство, имен­но вла­сы, най­ден­ные на гро­бе пре­по­доб­но­го Фео­до­сия и чудес­но сюда пере­не­сен­ные, а так­же све­чу, неуга­са­е­мо горя­щую в про­дол­же­ние соро­ка дней; взи­рая на все это, игу­мен с бра­ти­ею при­зна­ли излиш­ним тво­рить над пре­по­доб­ным свое постри­же­ние, но толь­ко ска­за­ли: “Доволь­но, брат Пимен, тебе; ты от Само­го Бога полу­чил ино­че­ский образ и наре­чен­ное имя. Но толь­ко ска­жи нам (спра­ши­вал его игу­мен, при­дя с кни­га­ми постри­же­ния): како­вы были постриг­шие тебя? и не оста­ви­ли ли чего-нибудь напи­сан­но­го в кни­гах этих?” Бла­жен­ный же Пимен ска­зал игу­ме­ну: “Поч­то меня иску­ша­ешь, отче! Ты сам, со сво­ею бра­ти­ею, при­дя сюда, совер­шил надо мною все, что напи­са­но в кни­гах этих. При этом ска­зал мне еще и то, что во всю жизнь мне пред­сто­ит пре­бы­вать в болез­ни, и что здра­вие, дабы я мог сво­и­ми рука­ми поне­сти свой одр, будет пода­но мне пред исхо­дом моим. И теперь про­шу, моли о мне, отче свя­тый, да подаст мне 1осподь тер­пе­ние”. Слы­ша это, все оста­ви­ли его с миром. Бла­жен­ный же Пимен, соглас­но про­ро­че­ству постриг­ших его, мно­го лет лежал в тяж­кой и весь­ма мерз­кой болез­ни, так что при­слу­жи­вав­шие ему гну­ша­лись, неод­но­крат­но остав­ляя его без пищи и пития в про­дол­же­ние двух и даже трех дней. Он же с радо­стию все тер­пел и бла­го­да­рил о всем Бога.

Слу­чи­лось неко­гда, что один боль­ной был при­не­сен в мона­стырь Печер­ский и постри­жен. Бра­тия же, забо­тя­ща­я­ся о слу­же­нии боль­ным, взя­ла и это­го и при­нес­ла к бла­жен­но­му Пиме­ну, что­бы слу­жить обо­им вме­сте; но часто служ­бой этой пре­не­бре­га­ла, остав­ляя забы­ты­ми обо­их боля­щих; они изне­мо­га­ли от жаж­ды. Тогда бла­жен­ный Пимен ска­зал дру­го­му боля­ще­му: “Брат! Так как при­слу­жи­ва­ю­щие нами гну­ша­ют­ся, то хотел ли бы ты быть на служ­бе этой, если бы вос­ста­вил тебя Гос­подь?” Боль­ной обе­щал бла­жен­но­му, что он будет до смер­ти сво­ей усерд­но слу­жить боля­щим. Бла­жен­ный Пимен ска­зал ему: “Вот, Гос­подь отни­ма­ет болезнь твою от тебя и, сде­лав­шись здра­вым, испол­ни обе­ща­ние твое, слу­жа мне и подоб­ным мне. На нера­ди­вых же о тако­вом слу­же­нии Гос­подь наве­дет болезнь лютую, что­бы они, нака­зан­ные так, полу­чи­ли спа­се­ние”. Боль­ной тот­час под­нял­ся совер­шен­но здра­вым и начал слу­жить пре­по­доб­но­му Пиме­ну, а преж­ние его при­служ­ни­ки, гну­шав­ши­е­ся сво­е­го дела — слу­же­ния боль­ным, были объ­яты неду­гом, по сло­ву бла­жен­но­го. Исце­лив­ший­ся от неду­га брат слу­жил усерд­но, но, побыв немно­го в тако­вом деле, и он укло­нил­ся от Пиме­на вслед­ствие мерз­кой болез­ни бла­жен­но­го и оста­вил его без хле­ба и воды. Уда­лив­шись же, лег в одной хра­мине для от дыха. И вот вне­зап­но пора­зил его огнен­ный недуг и, не в силах будучи встать и стер­петь трех­днев­ной жаж­ды, он начал кри­чать: “Спа­си­те меня, ради Гос­по­да, ибо уми­раю от жаж­ды”. Бра­тия, услы­шав­ши крик, при­шла к нему и, видя его, одер­жи­мо­го лютым неду­гом, сооб­щи­ла об этом бла­жен­но­му Пиме­ну, гово­ря: “Брат, слу­жив­ший тебе, уми­ра­ет”. Бла­жен­ный же Пимен ска­зал: “Еже, аще сеет чело­век, то и пожнет” (Гал. 6, 7). Так как оста­вил меня без пищи и пития, то и сам вос­при­ял это, солгав­ши Богу и пре­зрев сла­бость мою. Но так как мы науче­ны от Гос­по­да не воз­да­вать зла за зло, то пой­ди­те и ска­жи­те: “Пимен зовет тебя; вста­вай и иди”. Когда при­шед­шие про­из­нес­ли это боль­но­му, он почув­ство­вал себя здра­вым и, встав­ши, сам при­шел к бла­жен­но­му. Бла­жен­ный уве­ще­вал его, гово­ря: “Мало­вер­ный! Вот ты теперь здо­ров; смот­ри, не согре­шай боль­ше. Не зна­ешь ли, что рав­ную мзду иметь будут — боля­щий и слу­жа­щий ему, ибо тер­пе­ние убо­гих не погиб­нет до кон­ца; но, полу­чая здесь скорбь и туту, они будут иметь радость и весе­лие там, иде­же несть болезнь, ни печаль, ни воз­ды­ха­ние, но жизнь бес­ко­неч­ная. Ради это­го, бра­те, я и терп­лю сие. Бог же, Кото­рый тебя исце­лил, по моей молит­ве, от неду­га тво­е­го, тот может и меня вос­ста­вить от одра сего и исце­лить болезнь мою. Но сам я не хочу это­го, ибо — пре­тер­пе­вый до кон­ца, ска­зал Гос­подь, той спа­сен будет (Мф. 10,22). Луч­ше в жиз­ни этой я сгнию весь, зато в буду­щей плоть моя будет без истле­ния. Здесь потерп­лю смрад, зато там испол­ню­ся неиз­ре­чен­но­го бла­го­уха­ния. Доб­ро, брат, и вели­кое сча­стье пред­сто­ять в свет­лом, чистом и пре­свя­том месте в церк­ви, где неви­ди­мо с ангель­ски­ми сила­ми вос­сы­ла­ет­ся песнь Богу, ибо цер­ковь — небо зем­ное нари­ца­ет­ся, и сто­я­щие в ней как бы на небе­си пред­сто­ят. И что зна­чит эта тем­ная и смрад­ная хра­ми­на, не преж­де ли это суда — суд и преж­де бес­ко­неч­ные муки — мука. Но кто с бла­го­да­ре­ни­ем и покор­но­стью тер­пит здесь, тот достой­но может ска­зать: тер­пя потер­пе Гос­по­да, и внят ми (Пс. 39, 2). Уте­шая тако­вых, и апо­стол гово­рит: аще нака­за­ния тер­пи­те, яко сыно­вом обре­та­ет­ся вам Бог, аще ли без нака­за­ния есте (Евр. 12, 7), убо пре­лю­бо­дей­чи­ще есте, а не сыно­ве. Уве­ще­ва­ет нас, бра­тие, к пере­не­се­нию стра­да­ния и Гос­подь, гово­ря: в тер­пе­нии вашем стя­жи­те души ваши. Настав­лен­ный тако­вым уве­ща­ни­ем бла­жен­но­го, брат был глу­бо­ко тро­нут и с тех пор неот­ступ­но слу­жил свя­то­му Пиме­ну. Доб­лест­ный же стра­да­лец и достой­ный под­ра­жа­тель пра­вед­но­го Иова, вос­сы­лая непре­стан­ные бла­го­да­ре­ния Богу, лежал, одер­жи­мый стра­да­ни­я­ми сво­и­ми, в про­дол­же­ние два­дца­ти лет. Но вот при­спел час и вре­мя пре­став­ле­ния пре­по­доб­но­го. Во свя­том Печер­ском мона­сты­ре яви­лось зна­ме­ние. Ночью над тра­пез­ною пока­за­лось вдруг три огнен­ных стол­па и отсю­да про­сти­ра­лись они вверх по направ­ле­нию к церк­ви. Бог весть, о чем гово­ри­ло сие див­ное зна­ме­ние! Но истин­но то, что Бог, в Тро­и­це про­слав­ля­е­мый, тво­ряй анге­лы своя духи, и слу­ги своя пла­мень огнен­ный, уже при­слал анге­лов Сво­их за душой Мно­го­бо­лез­нен­но­го Пиме­на, ибо в тот день стра­да­лец Пимен вне­зап­но почув­ство­вал себя здо­ро­вым и узнал час исхо­да сво­е­го, как пред­ска­за­ли ему постриг­шие его. Вос­став­ши от одра сво­е­го, пре­по­доб­ный обо­шел все кел­лии, покло­нил­ся всем и про­стил­ся с бра­ти­ею сми­рен­но. Боля­щим же бра­ти­ям ска­зал: “Дру­зья мои и бра­тия! встань­те и про­во­ди­те меня”, — и тот­час, по сло­ву пре­по­доб­но­го, болез­ни их исчез­ли, и, встав на ноги свои здра­вы­ми, они пошли со сво­им бла­го­де­те­лем. Он же, вой­дя в цер­ковь, при­ча­стил­ся Боже­ствен­ных тайн, и после это­го, взяв­ши погре­баль­ный одр, без посто­рон­не­го ука­за­ния пути понес его к пеще­ре, в коей нико­гда не был и кото­рую не видел от рож­де­ния сво­е­го. Вой­дя в пеще­ру, он покло­нил­ся гро­бу пре­по­доб­но­го Анто­ния и пока­зал место, где желал быть поло­жен. Затем пре­по­доб­ный на вре­мя замол­чал и потом, обра­тив­шись к бра­тии, тор­же­ствен­но ска­зал: “Вот, бра­тие, при­шли теперь постриг­шие меня, что­бы взять меня с собою”, и вслед за эти­ми сло­ва­ми воз­лег на одр и успе о Гос­по­де. Бра­тия же с вели­кою честию поло­жи­ла его на пока­зан­ном месте в пеще­ре и вос­хва­ли­ла Гос­по­да, див­но­го во свя­тых Сво­их. Ему же сла­ва, честь и дер­жа­ва подо­ба­ет ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Душеполезное чтение

Исцеление Н.А. Мотовилова святым Серафимом Саровским

За год до пожа­ло­ва­ния мне запо­ве­ди о слу­же­нии Божи­ей Мате­ри при Диве­ев­ской оби­те­ли, вели­кий ста­рец Сера­фим исце­лил меня от тяж­ких и неимо­вер­ных, вели­ких рев­ма­ти­че­ских и дру­гих болез­ней, с рас­слаб­ле­ни­ем все­го тела и отня­ти­ем ног, скор­чен­ных и в колен­ках рас­пух­ших и язва­ми про­леж­ней на спине и боках, кои­ми я стра­дал неис­цель­но более трех лет.

1831 года 9 сен­тяб­ря батюш­ка отец Сера­фим одним сло­вом исце­лил меня от всех болез­ней моих. И исце­ле­ние это было сле­ду­ю­щим обра­зом. Велел я вез­ти себя, тяж­ко боль­но­го, из сель­ца Брит­ви­на, Ниже­го­род­ско­го Луко­я­нов­ско­го име­ния мое­го к батюш­ке О.Серафиму; 5 сен­тяб­ря 1831 года я был при­ве­зен в Саров­скую пустынь; 7 сен­тяб­ря и 8‑го, на день Рож­де­ства Божи­ей Мате­ри, удо­сто­ил­ся я иметь две бесе­ды пер­вые с батюш­кой о. Сера­фи­мом, до обе­да и после обе­да в мона­стыр­ской кельи его, но исце­ле­ния еще не полу­чил. А когда на дру­гой день, 9 сен­тяб­ря, при­ве­зен был я к нему в ближ­нюю его пустынь­ку близ его колод­ца, и чет­ве­ро чело­век, носив­шие меня на сво­их руках, а пятый, под­дер­жи­вав­ший мне голо­ву, при­нес­ли меня к нему, нахо­див­ше­му­ся в бесе­де с наро­дом, во мно­же­стве при­хо­див­шем к нему тогда, воз­ле боль­шой и очень тол­стой сос­ны и до сего вре­ме­ни (шести­де­ся­тые года истек­ше­го сто­ле­тия) на бере­гу реч­ки Саров­ки суще­ству­ю­щей, на его сено­кос­ной паж­нин­ке, меня поса­ди­ли. На прось­бу мою помочь мне и исце­лить меня он сказал:

- Да ведь я не док­тор. К док­то­рам надоб­но отно­сить­ся, когда хотят лечить­ся от болез­ней каких-нибудь.

Я подроб­но рас­ска­зал ему бед­ствия мои и что я все три глав­ные спо­со­бы лече­ния испы­тал, а имен­но: алло­па­ти­ей — лечил­ся у зна­ме­ни­тых в Каза­ни док­то­ров — Васи­лия Леон­тье­ви­ча Телье и рек­то­ра Импе­ра­тор­ско­го Казан­ско­го Уни­вер­си­те­та Кар­ла Фео­до­ро­ви­ча Фук­са, по зна­нию и прак­ти­ке сво­ей не толь­ко в Каза­ни и Рос­сии, но и за гра­ни­цей доволь­но извест­но­го меди­ка-хирур­га; гид­ро­па­ти­ей — на Сер­ги­ев­ских мине­раль­ных сер­ных водах, ныне Самар­ской губер­нии; взял целый пол­ный курс лече­ния и гомео­па­ти­ей у само­го осно­ва­те­ля и изоб­ре­та­те­ля сего спо­со­ба Ган­не­ма­на чрез уче­ни­ка его, пен­зен­ско­го док­то­ра Питер­со­на, — но ни от одно­го спо­со­ба не полу­чил исце­ле­ния болез­ней моих и затем ни в чем уже не пола­гаю спа­се­ния и не имею дру­гой надеж­ды полу­чить исце­ле­ния от неду­гов, кро­ме как толь­ко лишь бла­го­да­ти­ею Божи­ей. Но, будучи гре­шен и не име­ю­чи дерз­но­ве­ния сам ко Гос­по­ду Богу, про­шу его свя­тых молитв, что­бы Гос­подь исце­лил меня. И он сде­лал мне вопрос: — А веру­е­те ли Вы в Гос­по­да Иису­са Хри­ста, что Он есть Бого­че­ло­век и в Пре­чи­стую Его Божию Матерь, что она есть Прис­но­де­ва? Я отве­чал: — Верую!

- А веру­ешь ли, — про­дол­жал он меня спра­ши­вать, — что Гос­подь, как преж­де исце­лял мгно­вен­но и одним сло­вом Сво­им или при­кос­но­ве­ни­ем Сво­им все неду­ги, быв­шие на людях, так и ныне так же лег­ко и мгно­вен­но может по-преж­не­му исце­лять тре­бу­ю­щих помо­щи одним же сло­вом Сво­им, и что хода­тай­ство к нему Божи­ей Мате­ри за нас все­мо­гу­ще, и что по сему хода­тай­ству Гос­подь Иисус Хри­стос и ныне так же мгно­вен­но и одним сло­вом может исце­лить вас?

Я отве­чал, что истин­но все­му это­му всею душой моей и серд­цем моим верую и, если бы не веро­вал, то не велел бы вез­ти себя к нему.

- А если Вы веру­е­те, — заклю­чил он, ‑то Вы здо­ро­вы уже!

- Как здо­ров? — спро­сил я, — когда люди мои и Вы дер­жи­те меня на руках.

- Нет! — ска­зал он мне, — вы совер­шен­но всем телом вашим теперь уже здо­ро­вы вконец!

И он при­ка­зал дер­жав­шим меня на руках сво­их людям моим отой­ти от меня, а сам, взяв­ши меня за пле­чи, при­под­нял от зем­ли и, поста­вив на ноги мои, ска­зал мне:

- Креп­че стой­те, твер­же утвер­ждай­тесь нога­ми на зем­ле… вот так! Не робей­те! Вы совер­шен­но здра­вы теперь.

И потом при­ба­вил, радост­но смот­ря на меня:

- Вот, види­те ли, как Вы хоро­шо теперь сто­и­те? Я отвечал:

- Поне­во­ле хоро­шо стою, пото­му что Вы хоро­шо и креп­ко дер­жи­те меня! И он, отняв руки свои от меня, ска­зал: — Ну, вот уже и я теперь не дер­жу Вас, а Вы и без меня все креп­ко же сто­и­те; иди­те же сме­ло, батюш­ка мой, — Гос­подь исце­лил Вас! иди­те же и тро­гай­тесь с места!

Взяв меня за руку одной рукой сво­ею, а дру­гою в пле­чи мои немно­го под­тал­ки­вая, повел меня по тра­ве и по неров­ной зем­ле око­ло боль­шой сос­ны, говоря:

- Вот, ваше бого­лю­бие, как Вы хоро­шо пошли! Я отвечал:

- Да, пото­му что Вы хоро­шо меня вести изволите!

- Нет! — ска­зал он мне, отняв от меня руку свою. — Сам Гос­подь совер­шен­но исце­лить Вас изво­лил, и Сама Божия Матерь о том Его упро­си­ла. Вы и без меня теперь пой­де­те и все­гда хоро­шо ходить буде­те; иди­те же! и стал тол­кать меня, что­бы я шел. — Да этак я упа­ду и уши­бусь! — ска­зал я. — Нет! — про­ти­во­ре­чил он мне, — не уши­бе­тесь, а твер­до пойдете…

И когда я почув­ство­вал в себе какую-то свы­ше осе­нив­шую тут меня силу, при­обод­рил­ся немно­го и твер­до пошел, то он вдруг оста­но­вил меня и сказал:

- Доволь­но уже! — и спро­сил: — Что, теперь удо­сто­ве­ри­лись ли Вы, что Гос­подь Вас дей­стви­тель­но исце­лил во всем и во всем совер­шен­но?.. Отъ­ял Гос­подь без­за­ко­ния Ваши и гре­хи Ваши очи­стил есть Гос­подь. Види­те ли, какое чудо Гос­подь сотво­рил с Вами ныне?! Веруй­те же все­гда несо­мнен­но в Него, Хри­ста Спа­си­те­ля наше­го, и креп­ко надей­тесь на бла­го­у­тро­бие Его к Вам; всем серд­цем воз­лю­би­те Его и при­ле­пи­тесь к Нему всею душею Вашею и все­гда креп­ко надей­тесь на Него и бла­го­да­ри­те Цари­цу Небес­ную за Ее к Вам вели­кие мило­сти. Но так как трех­лет­нее стра­да­ние Ваше тяж­ко изну­ри­ло Вас, то Вы теперь не вдруг помно­гу ходи­те, а посте­пен­но: мало-пома­лу при­учай­тесь к хож­де­нию и бере­ги­те здо­ро­вье Ваше, как дра­го­цен­ный дар Божий!..

И, доволь­но потом еще побе­се­до­вав со мною, отпу­стил меня на гости­ни­цу совер­шен­но здоровым.

Итак, люди мои пошли одни из леса и ближ­ней пустынь­ки до мона­сты­ря, бла­го­да­ря Бога и див­ные мило­сти Его ко мне, явлен­ные в соб­ствен­ных гла­зах их, а я сам один сел с гости­ни­ком отцом Гури­ем, твер­до без под­держ­ки люд­ской сидя в эки­па­же, воз­вра­тил­ся в гости­ни­цу Саров­ской пусты­ни. А так как мно­гие бого­моль­цы были со мною при исце­ле­нии моем, то преж­де меня воз­вра­ти­лись в мона­стырь, всем воз­ве­щая о вели­ком чуде этом.

***

О. Иоанн Крон­штадт­ский нахо­дил­ся в цар­ском двор­це в Лива­дии при послед­них днях жиз­ни Импе­ра­то­ра Алек­сандра Ш, и самая кон­чи­на Госу­да­ря после­до­ва­ла в его при­сут­ствии. Боль­ной Госу­дарь встре­тил о. Иоан­на сло­ва­ми: “Я не смел при­гла­сить Вас сам. Бла­го­да­рю, что Вы при­бы­ли. Про­шу молить­ся за меня. Я очень недо­мо­гаю…” Это было 12 октяб­ря 1894 года. После сов­мест­ной коле­но­пре­кло­нен­ной молит­вы Госу­да­ря наедине с о. Иоан­ном после­до­ва­ло зна­чи­тель­ное улуч­ше­ние здо­ро­вья боль­но­го и яви­лись надеж­ды на его пол­ное выздо­ров­ле­ние. Так про­дол­жа­лось пять дней; 17 октяб­ря нача­лось сно­ва ухуд­ше­ние. В послед­ние часы сво­ей жиз­ни Госу­дарь гово­рил о. Иоан­ну: “Вы — свя­той чело­век. Вы — пра­вед­ник. Вот поче­му Вас любит рус­ский народ”. “Да, — отве­чал о. Иоанн, — Ваш народ любит меня”. Уми­рая, по при­ня­тии Свя­тых Тайн и Таин­ства Еле­освя­ще­ния, Госу­дарь про­сил о. Иоан­на воз­ло­жить свои руки на его голо­ву, гово­ря ему: “Когда Вы дер­жи­те руки свои на моей голо­ве, я чув­ствую боль­шое облег­че­ние, а когда отни­ма­е­те, очень стра­даю — не отни­май­те их”. О. Иоанн так и про­дол­жал дер­жать свои руки на голо­ве уми­ра­ю­ще­го Царя, пока Царь не пре­дал душу свою Богу.

Исцеление отроковицы

Забо­та­ми и тру­да­ми сво­ей мате­ри я была опре­де­ле­на в чис­ло вос­пи­тан­ниц Зван­ско­го Дер­жа­вин­ско­го учи­ли­ща 9 1/2 лет, 15 авгу­ста 1876 года, где про­дол­жа­ла свое уче­ние три года с поло­ви­ною, до 18 янва­ря 1880 года, в доб­ром здра­вии. Того же года 18 чис­ла янва­ря я ушиб­ла себе пра­вую ногу повы­ше ступ­ни и немед­лен­но была поме­ще­на в учи­лищ­ную боль­ни­цу… 13 янва­ря 1881 года я была отправ­ле­на на изле­че­ние в Петер­бург, в боль­ни­цу при Свя­то-Тро­иц­кой общине сестер мило­сер­дия, где опре­де­ле­на моя болезнь вос­па­ле­ни­ем над­кост­ниц в сочле­не­ни­ях, и здесь я про­бы­ла до 10 июня насто­я­ще­го года. 11 июня я опять была воз­вра­ще­на в Дер­жа­вин­ское учи­ли­ще не полу­чив­шею ника­ко­го облег­че­ния и не могу­щую ходить без косты­ля и про­вод­ни­ка и при этом чув­ство­ва­ла боль во всей пра­вой сто­роне сво­е­го организма.

Видя такое свое горь­кое, тяже­лое поло­же­ние, по вну­ше­нию сво­ей матуш­ки началь­ни­цы, я ура­зу­ме­ла, что оста­ет­ся одно — искать помо­щи у Вра­ча небес­но­го, и я обра­ти­лась с усерд­ною молит­вою к угод­ни­ку Божию, свя­то­му вели­ко­му­че­ни­ку и цели­те­лю Пан­те­лей­мо­ну (кото­ро­го ико­на, с частью его свя­то­го мощей, нахо­дит­ся в нашем хра­ме), и чита­ла по несколь­ку раз в день ака­фист ему.

В ночь с 23 на 24 июля я вижу во сне стар­ца, кото­рый гово­рит мне: “Ты молишь­ся и чита­ешь ака­фист цели­те­лю Пан­те­лей­мо­ну, а нико­гда не про­бу­ешь сту­пить на боль­ную ногу; нуж­но молить­ся и веро­вать, что свя­той вели­ко­му­че­ник может исце­лить. Когда будет празд­ник цели­те­ля Пан­те­лей­мо­на, то ты без косты­ля иди в цер­ковь; если же ты это­го не сде­ла­ешь, то будешь стро­го нака­за­на”. После чего он и уда­лил­ся. Наут­ро я рас­ска­за­ла сон послуш­ни­це Вар­ва­ре, заве­до­вав­шей боль­ни­цей, кото­рая сооб­щи­ла это матуш­ке игу­ме­ний. После я почув­ство­ва­ла неопре­де­лен­ный страх и боязнь и ста­ла еще усерд­нее молить­ся Богу.

В ночь с 25 на 26 июля мне вто­рич­но явля­ет­ся тот же муж и гово­рит: “Ты колеб­лешь­ся, что тебе не дой­ти будет до церк­ви без косты­ля, так вот ты что сде­лай: когда будет празд­ник цели­те­ля Пан­те­лей­мо­на, пред все­нощ­ной возь­ми из лам­па­ды цели­те­ля Пан­те­лей­мо­на мас­ла, преж­де помажь ногу, потом про­чи­тай ака­фист ему, и ты тот­час почув­ству­ешь исце­ле­ние, и читай в день столь­ко же раз ака­фист, сколь­ко чита­ешь и до исце­ле­ния; если же это­го не испол­нишь, то будешь стро­го нака­за­на”. Он потом обер­нул­ся в свя­той угол и ска­зал: “Зав­тра празд­ник, а здесь и лам­па­да не теп­лит­ся” (это было на вос­крес­ный день). И потом пошел зажи­гать ее, и когда он под­нял руки, что­бы зажечь, то я уви­де­ла, что он был стар­че­ско­го лица, в мона­ше­ском оде­я­нии, и поду­ма­ла: кто он такой? Когда он зажег лам­пад­ку, подо­шел и ска­зал: “Я тот, кото­ро­му ты нико­гда не моли­лась и не молишь­ся, но я сжа­лил­ся над тобой, и мы вме­сте с цели­те­лем Пан­те­лей­мо­ном хода­тай­ство­ва­ли за тебя Богу. Все то, что ты доб­рое сде­ла­ла, при­ня­то Богом; твоя молит­ва услы­ша­на, и ты полу­чишь исце­ле­ние тогда, когда испол­нишь то, что я тебе ска­зал” — и уда­лил­ся. Я просну­лась, про­би­ло 12 часов, и я слы­ша­ла шаги кого-то уда­ляв­ше­го­ся от меня, я вста­ла, помо­ли­лась и опять засну­ла. 26 июля, нака­нуне празд­ни­ка пред все­нощ­ной, я взя­ла мас­ла от ико­ны цели­те­ля Пан­те­лей­мо­на, кото­рое у меня было рань­ше запа­се­но, пома­за­ла ногу, и когда маза­ла, то чита­ла ака­фист и заме­ти­ла, что нога моя, преж­де быв­шая тем­но­го цве­та и холод­ная, пере­ме­ни­лась в обык­но­вен­ный вид и ста­ла теп­лою; когда я дочи­та­ла до 5‑го конда­ка: Чудо пре­слав­ное сотво­ри тобою Гос­подь, у меня неволь­но заше­ве­ли­лась нога без боли. В это вре­мя вошла ко мне Вар­ва­ра, и я попро­си­ла про­чи­тать сно­ва ака­фист, а сама ста­ла молить­ся, стоя на одной ноге без косты­ля и делая пояс­ные покло­ны. Когда же Вар­ва­ра нача­ла читать икос: Разум Бога­дух­но­вен имея, о доб­рой вои­те­лю Пан­те­лей­моне, я ста­ла на коле­на. По про­чте­нии ака­фи­ста, я подо­шла без косты­ля к Вар­ва­ре и ска­за­ла: “Вар­ва­ра! Нога моя теперь ведь здо­ро­ва”. Вар­ва­ра пере­кре­сти­лась и ска­за­ла: “Сла­ва Богу” — и пошла сооб­щить об этом матуш­ке началь­ни­це. В кори­до­ре встре­ти­ла настав­ни­цу III-го клас­са Алек. Игн. Доро­го­ву и ска­за­ла ей радост­ную весть о моем исце­ле­нии и они вме­сте при­шли ко мне в боль­ни­це. Настав­ни­ца спро­си­ла: “Что, Женя, не боль­но теперь тво­ей ноге?”, я ска­за­ла: “Нет”. Затем Вар­ва­ра и Доро­го­ва отпра­ви­лись к матуш­ке, кото­рая немед­лен­но при­шла ко мне. Я поце­ло­ва­ла ее руку и ска­за­ла: матуш­ка, я теперь, сла­ва Богу, здо­ро­ва. Все вос­пи­тан­ни­цы, нахо­див­ши­е­ся тут, тот­час узна­ли об этом и с радост­ны­ми сле­за­ми при­бе­жа­ли видеть меня. Во вре­мя бла­го­ве­ста ко все­нощ­ной я пошла в цер­ковь поза­ди вос­пи­тан­ниц и впе­ре­ди матуш­ки. В церк­ви преж­де все­го я при­ло­жи­лась к иконе цели­те­ля Пан­те­лей­мо­на и сто­я­ла всю все­нощ­ную пред этой ико­ною без устали.

В ночь с 28 на 29 июля мне опять явля­ет­ся тот же ста­рец и гово­рит: “Ты молишь­ся Богу, что­бы Он открыл тебе, кто это являл­ся во сне; я тот, кото­ро­му за два дня до празд­ни­ка цели­те­ля Пан­те­лей­мо­на память. Когда ты была в церк­ви и смот­ре­ла в кни­ге дни свя­тых и дошла до 24 июля и поду­ма­ла, что это не тот ли, кото­рый являл­ся мне во сне? — это имен­но я”. 24 чис­ла совер­ша­ет­ся память пре­по­доб­но­му Поли­кар­пу Печерскому.

Бла­го­да­ре­ние Богу, сви­де­тель­ству­юсь име­нем Божи­им, что все напи­сан­ное мною есть истин­ная прав­да, и что я чув­ствую себя по сие вре­мя совер­шен­но здоровою.

Вос­пи­тан­ни­ца Зван­ско­го Дер­жа­вин­ско­го жен­ско­го учи­ли­ща Е.Г.

Из беседы святого Серафима Саровского с иноком

…“Я усла­дил­ся сло­вом Гос­по­да мое­го Иису­са Хри­ста, где Он гово­рит: в дому Отца Мое­го оби­те­ли мно­зи суть (т.е. для тех, кото­рые слу­жат Ему и про­слав­ля­ют Его свя­тое Имя). На этих сло­вах Хри­ста Спа­си­те­ля я, убо­гий, оста­но­вил­ся, и воз­же­лал видеть оныя небес­ные оби­те­ли и молил Гос­по­да мое­го Иису­са Хри­ста, что­бы Он пока­зал мне эти оби­те­ли; и Гос­подь не лишил меня, убо­го­го, Сво­ей мило­сти; Он испол­нил мое жела­ние и про­ше­ние: вот я и был вос­хи­щен в эти небес­ные оби­те­ли; толь­ко не знаю, с телом или кро­ме тела. Бог весть; это непо­сти­жи­мо. А о той радо­сти и сла­до­сти небес­ной, кото­рую я там вку­шал, ска­зать тебе невоз­мож­но”. И с эти­ми сло­ва­ми о. Сера­фим замол­чал… Он поник голо­вою, гла­дя тихонь­ко рукою про­тив серд­ца, лицо его ста­ло посте­пен­но менять­ся и нако­нец до того про­све­ти­лось, что невоз­мож­но было смот­реть на него. Во вре­мя таин­ствен­но­го сво­е­го мол­ча­ния он как буд­то созер­цал что-то с уми­ле­ни­ем. Потом о. Сера­фим сно­ва заго­во­рил. “Ах, если бы ты знал, — ска­зал ста­рец ино­ку, — какая радость, какая сла­дость ожи­да­ет душу пра­вед­но­го на небе­си, то ты решил­ся бы во вре­мен­ной жиз­ни пере­но­сить вся­кие скор­би, гоне­ния и кле­ве­ту с бла­го­да­ре­ни­ем. Если бы самая эта кел­лия наша (при этом он пока­зал на свою кел­лию) была пол­на чер­вей и если бы эти чер­ви ели плоть нашу во всю вре­мен­ную жизнь, то со вся­ким жела­ни­ем надоб­но бы на это согла­сить­ся, что­бы толь­ко не лишить­ся той небес­ной радо­сти, какую уго­то­вал Бог любя­щим Его. Там нет ни болез­ни, ни печа­ли, ни воз­ды­ха­ния; там сла­дость и радость неиз­гла­го­лан­ные; там пра­вед­ни­ки про­све­тят­ся как солн­це. Но если той небес­ной сла­вы и радо­сти не мог изъ­яс­нить и сам свя­той Апо­стол Павел (2 Коринф. 12, 2–4), то какой же дру­гой язык чело­ве­че­ский может изъ­яс­нить кра­со­ту гор­не­го селе­ния, в кото­ром водво­рят­ся души праведных?!”

Конец, и Богу слава!

Использованная к разделу литература

  1. Тво­ре­ния иже во свя­тых отца наше­го Фео­фа­на Затворника.
  2. Пре­по­доб­ный Нико­дим Свя­то­го­рец. Неви­ди­мая брань.
  3. Пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник. Лестви­ца.
  4. Тво­ре­ния иже во свя­тых отца наше­го Тихо­на Задон­ско­го.
  5. Пре­по­доб­но­го отца наше­го Аввы Доро­фея Душе­по­лез­ные поучения.
  6. Лето­пись Сера­фи­мо-Диве­ев­ско­го монастыря.
  7. Доб­ро­то­лю­бие. Т. 2.
  8. Аввы Иса­а­ка Сири­на Сло­ва подвижнические.
  9. Отеч­ник, состав­лен­ный свят. Игна­ти­ем Брян­ча­ни­но­вым.
  10. Житие свя­то­го пра­вед­но­го отца наше­го Иоан­на Крон­штад­ско­го чудотворца.
  11. Живой колос с духов­ной нивы про­то­и­е­рея Иоан­на Ильи­ча Сер­ги­е­ва-Крон­штад­ско­го (выпис­ки из днев­ни­ка за 1907- 1908 гг.).
  12. Житие, стра­да­ния и чуде­са свя­то­го вели­ко­му­че­ни­ка и цели­те­ля Пантелеймона.
  13. Кие­во-Печер­ский Патерик.
  14. С. Нилус. Свя­ты­ня под спудом.

Послесловие

Любез­ный чита­тель, Вы пере­вер­ну­ли послед­нюю стра­ни­цу этой кни­ги. Буду рад, если она помог­ла Вам разо­брать­ся в каких-то слож­ных и неод­но­знач­ных вопро­сах отно­си­тель­но затра­ги­ва­е­мых тем.

Сознаю, что мно­гое из того, что заслу­жи­ва­ет осве­ще­ния не попа­ло на стра­ни­цы это­го изда­ния. Наде­юсь на то, что в буду­щем, по мере накоп­ле­ния опы­та и даль­не­ига­его изу­че­ния душев­ных балез­ней с пози­ции пра­во­слав­ной духов­но­сти, мною или ины­ми авто­ра­ми будут вос­пол­нять­ся эти пробелы.

Буду бла­го­да­рен за Ваши отзывы.

Автор
127572, Москва, а/я 28.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Гали­на Ивановна, 17.04.2021

    Спа­си вас Гос­подь, Дмит­рий Александрович!
    Про­чла кни­гу на одном дыхании!
    Мно­гое отклик­ну­лось во мне. Бла­го­да­рю вас за ваш труд и зна­ния, кото­ры­ми вы делитесь.
    Огром­ное спасибо!!!

    Ответить »
  • Оль­га Евстиг­не­е­ва, пра­во­слав­ный врач, 25.12.2018

    Досто­чти­мый Дмит­рий Александрович!

    Кни­га заме­ча­тель­ная, ее нуж­но читать всем вра­чам и вра­зум­лять­ся от Бога, через эту кни­гу. Но не все серд­ца могут вме­стить ее содер­жи­мое, но без­услов­но, сей­те семе­на прав­ды, надеж­ды и исти­ны, у кого-то они про­рас­тут, дадут пло­ды, вскор­мят ими и дру­гих людей. Доб­ро­де­ла­ние Ваше будет веч­но. Успе­хов Вам в рабо­те, Божье­го Бла­го­во­ле­ния, мира душев­но­го и здра­вия, молит­вы, люб­ви к ближ­ним, умно­же­ния веры и  пока­ян­ных слез! Спа­си Вас Господи!

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки