Православный взгляд на онкологию

Православный взгляд на онкологию

(34 голоса4.4 из 5)

Оглав­ле­ние

Кни­га предо­став­ле­на пред­се­да­те­лем Обще­ства пра­во­слав­ных вра­чей Санкт-Петер­бур­га про­то­и­е­ре­ем Сер­ги­ем Фили­мо­но­вым.

^ Предисловие

Будучи свя­щен­ни­ком и прак­ти­ку­ю­щим вра­чом, я посчи­тал сво­им дол­гом напи­сать бро­шю­ру, име­ю­щую погра­нич­ный харак­тер: на сты­ке меди­ци­ны и рели­гии, меди­цин­ской деон­то­ло­гии и хри­сти­ан­ской нравственности.

Наде­юсь, кни­га будет полез­на как для вра­чей, сту­ден­тов, так и для паци­ен­тов и их родственников.

Зада­ча кни­ги – помочь боль­но­му пра­виль­но отне­стись к сво­ей болез­ни и окру­жа­ю­щим обстоя тель­ствам, настро­ить­ся на лече­ние и жизнь, обре­сти хри­сти­ан­ское отно­ше­ние к болезни.

Автор

^ Смысл онкологического заболевания с точки зрения врача

Онко­ло­гия – осо­бая область меди­ци­ны, где оди­на­ко­во важ­ное зна­че­ние име­ет как высо­кая про­фес­си­о­наль­ная под­го­тов­ка вра­ча, так и уме­ние его кон­так­ти­ро­вать с боль­ным чело­ве­ком. Нару­ше­ние это­го един­ства может весь­ма печаль­ным обра­зом отра­зить­ся на судь­бе пациента.

Раз­лич­но­го рода ошиб­ки и упу­ще­ния в онко­ло­гии обыч­но про­яв­ля­ют­ся не сра­зу, как напри­мер, при ост­рых хирур­ги­че­ских или тера­пев­ти­че­ских забо­ле­ва­ни­ях, а лишь через неко­то­рое вре­мя, ино­гда про­дол­жи­тель­ное, когда устра­нить их быва­ет очень труд­но, а под­час и невоз­мож­но. При этом био­ло­ги­че­ское свой­ство опу­хо­лей к про­грес­си­ро­ва­нию и неве­рие людей в стой­кое изле­че­ние рака в какой-то сте­пе­ни мас­ки­ру­ют вра­чеб­ную ошиб­ку, а ино­гда, гру­бо гово­ря, «спи­сы­ва­ют» ее.

Каж­дая болезнь име­ет свой смысл. Гос­подь посы­ла­ет болезнь, а вер­нее, попус­ка­ет, в том месте, органе или систе­ме, где страсть, пора­жа­ю­щая душу чело­ве­ка, про­яв­ля­ет­ся мак­си­маль­но. Болезнь же тогда явля­ет­ся лекар­ством, пре­се­ка­ю­щим даль­ней­шее раз­ви­тие страсти.

Онко­ло­ги­че­ское забо­ле­ва­ние, тем более зло­ка­че­ствен­ное, с рели­ги­оз­ных пози­ций име­ет сво­им назна­че­ни­ем «изве­ще­ние» чело­ве­ка о том, что ему пред­сто­ит путь в Цар­ствие Небес­ное, вре­мя жиз­ни его исчис­ле­но, отме­ре­но, и Гос­подь при­нял реше­ние ото­звать душу это­го чело­ве­ка к Себе в Веч­ность. При этом неваж­но, сколь­ко вре­ме­ни прой­дет с момен­та гисто­ло­ги­че­ско­го иссле­до­ва­ния, под­твер­жда­ю­ще­го рако­вый харак­тер опу­хо­ли до момен­та смер­ти: месяц или пят­на­дцать лет (на фоне хирур­ги­че­ско­го, луче­во­го лече­ния и химио­те­ра­пии). Важ­но, что свы­ше про­зву­чал удар в коло­кол, при­зы­ва­ю­щий к пока­я­нию за всю про­жи­тую жизнь. Поче­му мы име­ем пра­во счи­тать это «изве­ще­ни­ем»? Пото­му что суще­ству­ет мно­же­ство забо­ле­ва­ний, в резуль­та­те кото­рых насту­па­ет ско­ро­по­стиж­ная смерть, когда вслед­ствие исто­ще­ния от забо­ле­ва­ния, осо­бен­но­стей его, чело­век уже не в состо­я­нии при­бег­нуть к цер­ков­ным Таин­ствам, не может осмыс­лен­но ни гово­рить, ни видеть, ни слы­шать, ни ана­ли­зи­ро­вать. Любое цер­ков­ное Таин­ство зиждет­ся на том, что чело­век, жела­ю­щий при­сту­пить к нему, дол­жен быть в состо­я­нии ясно­го созна­ния или незна­чи­тель­но­го оглу­ше­ния созна­ния, но обя­за­тель­но дол­жен иметь место само­ана­лиз чело­ве­ка, ина­че невоз­мож­но будет ни выска­зать свои мыс­ли, ни выра­зить все то, что явля­ет­ся пред­ме­том покаяния.

Конеч­но, совре­мен­ная хирур­гия поз­во­ля­ет добить­ся хоро­ших резуль­та­тов: выжи­ва­е­мость паци­ен­тов со зло­ка­че­ствен­ны­ми ново­об­ра­зо­ва­ни­я­ми при ради­каль­ном уда­ле­нии опу­хо­лей дости­га­ет и 15, и 20 лет. Тем не менее, воз­раст от точ­ки отсче­та в Веч­ность уже не важен, важен сам факт «пре­ду­пре­жде­ния». «Изве­ще­ние» не под­ра­зу­ме­ва­ет мед­лен­ное уми­ра­ние от послан­но­го забо­ле­ва­ния, не исклю­чен вари­ант, что насту­пит и изле­че­ние (как рели­ги­оз­но­го, так и нере­ли­ги­оз­но­го характера).

Боль­ная И., со III ста­ди­ей рака желуд­ка (Т3 N0 М0) была пре­ду­пре­жде­на о необ­хо­ди­мо­сти хирур­ги­че­ско­го лече­ния. Пере­осмыс­ли­ла свою жизнь и дала обет Богу, что если оста­нет­ся живой, остав­ше­е­ся вре­мя жиз­ни посвя­тит Церк­ви. Вско­ре, при пред­опе­ра­ци­он­ном обсле­до­ва­нии вра­чи с удив­ле­ни­ем обна­ру­жи­ли исчез­но­ве­ние опу­хо­ли. Боль­ная впо­след­ствии при­ня­ла уча­стие в вос­ста­нов­ле­нии шест­на­дца­ти пра­во­слав­ных храмов.

В 80‑х годах X X века газе­ты ост­ро­ва Кипр обо­шло сен­са­ци­он­ное изве­стие об изле­че­нии от рака IV сте­пе­ни муж­чи­ны пре­клон­но­го воз­рас­та, молив­ше­го­ся об исце­ле­нии св. архан­ге­лу Рафа­и­лу. Исце­ле­ние про­шло в тече­ние одной ночи (рас­сказ мест­ной житель­ни­цы о. Кипр).

А вот один из наи­бо­лее ярких при­ме­ров «изве­ще­ния» с отсрочкой.

Боль­ная М., быв­шая стар­шая сест­ра одно­го из отде­ле­ний ЦМСЧ-122 была вто­рой год при­ко­ва­на к посте­ли из-за деструк­ции позвон­ков вслед­ствие мета­ста­зов зло­ка­че­ствен­но­го ново­об­ра­зо­ва­ния. Несмот­ря на бесе­ды со свя­щен­ни­ка­ми, посто­ян­ное обще­ние с сест­ра­ми мило­сер­дия, боль­ная не пред­рас­по­ло­жи­лась к пока­я­нию, испо­ве­ди и при­ча­стию. Ста­ла выра­жать сомне­ния в суще­ство­ва­нии Бога и заяви­ла, что не пове­рит, пока не удо­сто­ве­рит­ся лич­но в реаль­но­сти загроб­но­го мира и не пооб­ща­ет­ся с умер­ши­ми. Видя такую дер­зость по отно­ше­нию к Богу и без­успеш­ность добить­ся хоть како­го-то пони­ма­ния, духов­ное окорм­ле­ние боль­ной было прекращено.

Про­шло око­ло меся­ца и свя­щен­ник был экс­трен­но вызван самой боль­ной. Когда он вошел в пала­ту, он уви­дел лицо совер­шен­но дру­го­го чело­ве­ка: исчез­ли ока­ме­не­лое нечув­ствие и склад­ки гор­до­сти, высо­ко­ме­рия и пре­не­бре­же­ния. Боль­ная жад­но впи­ты­ва­ла каж­дое сло­во, ска­зан­ное свя­щен­ни­ком. Когда он попы­тал­ся выяс­нить, что про­изо­шло, то ока­за­лось, что в ночь перед празд­ни­ком Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы Гос­подь забрал душу боль­ной в загроб­ный мир, а затем вер­нул обрат­но. На «том све­те» она обща­лась со срод­ни­ка­ми, ей были откры­ты неко­то­рые тай­ны в отно­ше­нии буду­щих смер­тей ее близ­ких, сотруд­ни­ков по боль­ни­це (что потом и оправ­ды­ва­лось). Ей была пока­за­на важ­ность поми­но­ве­ния усоп­ших как молит­вой, так и при­но­ше­ни­ем пищи на канун. Она виде­ла две­ри рая и ада, при­врат­ни­ков. Но к рай­ским воро­там не была даже и близ­ко допу­ще­на, так как не зна­ла ни одной молит­вы. Ей было дано крат­кое молит­вен­ное пра­ви­ло, кото­рое она долж­на была тво­рить до смер­ти. После это­го были испол­не­ны неко­то­рые ее прось­бы, и она опять ока­за­лась в больнице.

Утром отде­ле­ние взбу­до­ра­жил крик боль­ной: «Верь­те, люди! Бог есть!». Встре­во­жен­ный мед­пер­со­нал пытал­ся ее ус поко­ить, но она твер­ди­ла посто­ян­но эту фра­зу и про­си­ла запи­сать сло­ва молитв, ска­зан­ные ей при­врат­ни­ка­ми рая. Боль­ная ста­ра­лась что-то пояс­нить, но окру­жа­ю­щие поду­ма­ли, что это или пере­до­зи­ров­ка лекар­ствен­ных средств или реак­тив­ное состо­я­ние на фоне дли­тель­но про­те­ка­ю­ще­го онко­ло­ги­че­ско­го забо­ле­ва­ния. Видя, что к ее прось­бе никто серьез­но не отнес­ся, она попро­си­ла позвать свя­щен­но­слу­жи­те­ля. Во вре­мя спо­кой­но­го раз­го­во­ра с ним, она рас­ска­за­ла, что виде­ла, что узнала.

Неко­то­рое вре­мя после это­го собы­тия боль­ная чув­ство­ва­ла себя хоро­шо и не нуж­да­лась в еже­днев­но при­ни­мав­ших­ся ею до того пре­па­ра­тах и обез­бо­ли­ва­ю­щих сред­ствах. Через четы­ре меся­ца, в апреле1996 года, она умер­ла глу­бо­ко веру­ю­щим, пока­яв­шим­ся в гре­хах, хотя и мало­во­цер­ко­в­лен­ным, но все же в неко­то­ром роде воцер­ко­в­лен­ным, чело­ве­ком. Перед кон­чи­ной она совер­шен­но созна­тель­но собо­ро­ва­лась и причастилась.

^ Психология онкологического больного. Религиозно-психологические аспекты

Рас­смот­рим пси­хо­ло­гию онко­ло­ги­че­ских больных.

В послед­нее вре­мя пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы в онко­ло­гии при­об­ре­та­ют новые чер­ты в свя­зи с успе­ха­ми диа­гно­сти­ки и лече­ния. Появив­ши­е­ся усло­вия для выяв­ле­ния забо­ле­ва­ний в докли­ни­че­ском пери­о­де и воз­мож­ность пол­но­го изле­че­ния выдви­га­ют на повест­ку дня необ­хо­ди­мость широ­ко­го обсуж­де­ния про­бле­мы пси­хо­ло­гии чело­ве­ка, не чув­ству­ю­ще­го себя боль­ным, но вынуж­ден­но­го идти на лече­ние, сопря­жен­ное с риском для жизни.

Боль­ные с кли­ни­че­ским про­яв­ле­ни­ем онко­ло­ги­че­ско­го забо­ле­ва­ния на пер­вых эта­пах пыта­ют­ся объ­яс­нить свои ощу­ще­ния слу­чай­ны­ми при­чи­на­ми. Они ожи­да­ют, что болез­нен­ные ощу­ще­ния прой­дут, пред­при­ни­ма­ют попыт­ки лечить­ся домаш­ни­ми сред­ства­ми. Появив­ши­е­ся мыс­ли о воз­мож­но­сти онко­ло­ги­че­ско­го забо­ле­ва­ния боль­ные или отбра­сы­ва­ют как непри­ем­ле­мые, или, при­ни­мая их, ухо­дят в себя, ожи­дая с тре­во­гой даль­ней­ше­го раз­ви­тия собы­тий. Для это­го пери­о­да забо­ле­ва­ния харак­тер­на склон­ность боль­ных к само­ана­ли­зу, скрыт­но­сти. Мень­шая часть боль­ных быст­ро впа­да­ет в пани­че­ское состо­я­ние и сра­зу обра­ща­ет­ся к вра­чу. Боль­шин­ство выжи­да­ют обыч­но несколь­ко меся­цев до тех пор, пока не появят­ся новые симп­то­мы забо­ле­ва­ния, кото­рые и вынуж­да­ют обра­тить­ся к вра­чу. У боль­ных, невни­ма­тель­ных к себе или, наобо­рот, пуга­ю­щих­ся воз­мож­но­го «страш­но­го» диа­гно­за и избе­га­ю­щих посе­ще­ния вра­ча, обра­ще­ние за меди­цин­ской помо­щью совер­ша­ет­ся под вли­я­ни­ем окружающих.

После пер­во­го посе­ще­ния вра­ча пси­хо­ло­ги­че­ская обста­нов­ка меня­ет­ся. Настро­е­ние боль­но­го с это­го пери­о­да во мно­гом зави­сит от впе­чат­ле­ния, кото­рое на него про­из­вел врач.

В этот пери­од мож­но ожи­дать в основ­ном два типа реак­ций на раз­вер­ты­ва­ю­щи­е­ся собы­тия. Одни боль­ные склон­ны к испу­гу, пани­ке и на пред­ло­же­ние гос­пи­та­ли­за­ции впа­да­ют в состо­я­ние депрес­сии. Дру­гие боль­ные, не про­яв­ля­ю­щие внеш­них при­зна­ков бес­по­кой­ства, так­же нуж­да­ют­ся во вни­ма­нии. Под мас­кой внеш­не­го спо­кой­ствия у замкну­тых по нату­ре людей может скры­вать­ся тяже­лая пси­хи­че­ская реак­ция на окру­жа­ю­щую обстановку.

Для неве­ру­ю­щих людей диа­гноз «рак» зву­чит как гром сре­ди ясно­го неба и, как пра­ви­ло, ста­но­вит­ся насто­я­щей тра­ге­ди­ей жиз­ни. Веру­ю­щие люди реа­ги­ру­ют по-раз­но­му, в зави­си­мо­сти от того , насколь­ко они воцер­ко­в­ле­ны, укреп­ле­ны, под­го­тов­ле­ны к тому, что­бы вой­ти в Цар­ствие Небес­ное. Хри­сти­а­нин еще с пеле­нок стре­мит­ся через соблю­де­ние запо­ве­дей Божи­их обре­сти Цар­ствие Небесное.

Чело­век, у кото­ро­го раз­ви­лось онко­ло­ги­че­ское забо­ле­ва­ние, может пой­ти по одно­му из трех путей:

  1. раз­гуль­ный: взять за остав­ше­е­ся вре­мя от жиз­ни все, что толь­ко воз­мож­но. По это­му пути, как пра­ви­ло, идут люди неве­ру­ю­щие, так как счи­та­ют, что за поро­гом этой жиз­ни уже ниче­го нет, толь­ко небытие.
  2. раци­о­наль­ный: боль­ной при­хо­дит к вра­чу, осу­ществ­ля­ет попыт­ку изле­че­ния, верит вра­чу, верит в его руки, про­фес­си­о­на­лизм, т. е. стре­мит­ся помочь сво­е­му телу.
  3. духов­ный: боль­ной вос­при­ни­ма­ет свое забо­ле­ва­ние имен­но как изве­ще­ние о вре­ме­ни под­го­тов­ки к веч­но­сти, не как нака­за­ние, а как милость Божию, как пред упре­жде­ние Божие о гря­ду­щей вечности.

^ Духовно-нравственные и деонтологические задачи врача-онколога по отношению к больным

У вра­ча-онко­ло­га по отно­ше­нию к паци­ен­там воз­ни­ка­ют сле­ду­ю­щие задачи:

1. Про­длить вре­мя актив­ной жиз­ни боль­но­го.

Врач может задать вопрос: «Как же мне быть, если чело­век пустит­ся во «все тяж­кие», пой­дет «в раз­нос»?» В каче­стве отве­та врач может вспом­нить, что ему даны бла­го­сло­вен­ные функ­ции, и, про­дле­вая жизнь паци­ен­та, он дает тому воз­мож­ность обре­сти допол­ни­тель­ный резерв вре­ме­ни для пока­я­ния и реше­ния сво­их жиз­нен­ных проблем.

2. Вто­рая зада­ча вра­ча-онко­ло­га – при­не­сти исце­ле­ние паци­ен­ту, не при­нуж­дая его насиль­но к вере, но и не допус­кая, что­бы паци­ент ушел в суе­ве­рия, мисти­ку, и не сошел на путь раз­гуль­но­го само­со­жже­ния.

Неяс­ность этио­ло­гии зло­ка­че­ствен­ных ново­об­ра­зо­ва­ний порож­да­ет у насе­ле­ния сомне­ния в воз­мож­но­стях меди­ци­ны. На зада­ва­е­мый боль­ны­ми и их род­ствен­ни­ка­ми вопрос о про­ис­хож­де­нии рака вра­чи пока не могут дать ясный, одно­знач­ный ответ и дале­ко не все­гда име­ют воз­мож­ность в бесе­де с ними осве­тить доста­точ­но слож­ные совре­мен­ные пред­став­ле­ния об этио­ло­гии и пато­ге­не­зе забо­ле­ва­ния. Такое поло­же­ние порож­да­ет у насе­ле­ния раз­лич­ные догад­ки и созда­ет поч­ву для дове­рия нена­уч­ным суж­де­ни­ям неспе­ци­а­ли­стов и знахарей.

Созда­нию атмо­сфе­ры недо­ве­рия спо­соб­ству­ют, в извест­ной сте­пе­ни, и пуб­ли­ка­ции в науч­ной и общей печа­ти поверх­ност­ных суж­де­ний о про­ис­хож­де­нии опу­хо­лей, и эти суж­де­ния вызы­ва­ют у мно­гих людей несбы­точ­ные надеж­ды на лик­ви­да­цию болез­ни каким-то одним «про­стым» спо­со­бом. При этом «про­сто­та» тео­рии порож­да­ет ее понят­ность, а понят­ность для непод­го­тов­лен­но­го чело­ве­ка спо­соб­ству­ет появ­ле­нию убеж­ден­но­сти в ее правильности.

Вли­я­ние тако­го рода пуб­ли­ка­ций, не гово­ря уже о совер­шен­но дале­ких от нау­ки выду­мок, объ­яс­ня­ет­ся рядом пси­хо­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей людей. С. Кэмп, вид­ный аме­ри­кан­ский пси­хо­лог, писал: «…Нау­ка с каж­дым днем услож­ня­ет­ся, спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся, ста­но­вит­ся все труд­нее для пони­ма­ния неспе­ци­а­ли­ста: В резуль­та­те обык­но­вен­но­му чело­ве­ку слож­но поспе­вать за науч­ны­ми откры­ти­я­ми. С дру­гой сто­ро­ны, лже­на­уч­ные мифы поз­во­ля­ют веря­ще­му в них обы­ва­те­лю ощу­щать себя в гуще совре­мен­но­го пото­ка, или счи­тать, что ему извест­но нечто скры­тое от дру­гих, не застав­ляя себя при­ла­гать к это­му осо­бен­ных усилий».

Вот поче­му пер­вая деон­то­ло­ги­че­ская зада­ча онко­ло­гов, при­ме­ни­тель­но не к отдель­но­му паци­ен­ту, а к обще­ству, заклю­ча­ет­ся в опро­вер­же­нии воз­ни­ка­ю­щих мифов и легенд. Наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ным явля­ет­ся пред­став­ле­ние о нали­чии «народ­ных», «зару­беж­ных» и вся­ких иных спа­си­тель­ных средств от рака. Сле­ду­ет отме­тить, что обра­ще­ние к зна­ха­рям отнюдь не явля­ет­ся уде­лом мало­об­ра­зо­ван­ных людей. Наобо­рот, как это ни стран­но, широ­ко обра­зо­ван­ные люди, чита­ю­щие мно­го раз­но­об­раз­ной лите­ра­ту­ры, где вре­мя от вре­ме­ни появ­ля­ют­ся неосто­рож­ные неком­пе­тент­ные пуб­ли­ка­ции о «новых мето­дах» лече­ния рака, осо­бен­но настой­чи­во и упор­но ищут яко­бы неиз­вест­ные ори­ги­наль­ные меди­цин­ские мето­ды лече­ния этой тяже­лой болез­ни. Обыч­но это дела­ют не сами боль­ные, а их род­ствен­ни­ки и дру­зья. Не про­хо­дит и дня, что­бы к вра­чу не при­шел писа­тель, жур­на­лист, науч­ный работ­ник неме­ди­цин­ской спе­ци­аль­но­сти, ино­гда даже врач, дале­кий от про­блем онко­ло­гии, посо­ве­то­вать­ся о не под­ле­жа­щем спе­ци­аль­ным мето­дам лече­ния боль­ном. При этом в каче­стве аргу­мен­тов при­во­дят­ся слу­хи об одном или двух извест­ных им слу­ча­ях изле­че­ния боль­ных, либо о пуб­ли­ка­ции в общей печати.

Бесе­дуя на эту тему и не имея средств лече­ния боль­но­го в з апу­щен­ной ста­дии рака и воз­мож­но­сти хоть сколь­ко-нибудь обна­де­жить его дру­зей и род­ствен­ни­ков, вра­чи не отвер­га­ют сра­зу и без­апел­ля­ци­он­но воз­мож­ность обра­ще­ния к так назы­ва­е­мым народ­ным сред­ствам или про­сто зна­ха­рям. Заяв­ле­ния тако­го рода, как «делать нече­го, поче­му не попроб овать?», «боль­ной абсо­лют­но без­на­де­жен, а вдруг новый метод лече­ния ему помо­жет?», сви­де­тель­ству­ют толь­ко о про­фес­си­о­наль­ной бес­по­мощ­но­сти вра­ча и его бездуховности.

Врач, бесе­ду­ю­щий с близ­ки­ми и род­ствен­ни­ка­ми боль­но­го, а ино­гда и с самим боль­ным, обя­зан зани­мать проч­ную и непри­ми­ри­мую пози­цию по отно­ше­нию к таким «ново­вве­де­ни­ям». Есте­ствен­но, для того, что­бы пози­ция была проч­ной и непри­ми­ри­мой, необ­хо­ди­мо знать сте­пень под­твер­жден­но­сти диа­гно­за во всех его подроб­но­стях и чет­ко пред­став­лять себе воз­мож­но­сти и пути пал­ли­а­тив­но­го и симп­то­ма­ти­че­ско­го лече­ния онко­ло­ги­че­ских боль­ных IV кли­ни­че­ской груп­пы. Надо пом­нить о том, что прак­ти­че­ски у каж­до­го онко­ло­ги­че­ско­го боль­но­го с запу­щен­ной фор­мой опу­хо­ли путем пал­ли­а­тив­ных и симп­то­ма­ти­че­ских меро­при­я­тий уда­ет­ся полу­чить ремис­сию, ино­гда доволь­но дли­тель­ную, и, что важ­нее все­го, облег­чить его стра­да­ния. Более того, при ряде лока­ли­за­ций рака ремис­сии насту­па­ют неред­ко само­про­из­воль­но, что может сти­му­ли­ро­вать успех абсо­лют­но неспе­ци­фи­че­ских и даже вооб­ще недей­ству­ю­щих лекарств и воз­дей­ствий, чем так­же широ­ко поль­зу­ют­ся шар­ла­та­ны. Каж­дый онко­лог может при­ве­сти при­ме­ры субъ­ек­тив­но­го и объ­ек­тив­но­го улуч­ше­ния обще­го состо­я­ния и даже воз­вра­ще­ния боль­ных к тру­ду в резуль­та­те при­ме­не­ния пал­ли­а­тив­ных мето­дов лечения.

При­ве­ден­ные сооб­ра­же­ния и фак­ты не остав­ля­ют места для согла­сия вра­ча на пере­да­чу боль­но­го в руки неком­пе­тент­ных людей, тем более в руки шар­ла­та­нов, яко­бы пото­му, что он, врач, не рас­по­ла­га­ет сред­ства­ми для выпол­не­ния сво­е­го вра­чеб­но­го дол­га. От этих оши­бок необ­хо­ди­мо вся­че­ски предо­сте­ре­гать еще и пото­му, что такая реко­мен­да­ция, нано­ся вред боль­но­му, при­но­сит вред и меди­цине, под­ры­вая ее авто­ри­тет. Ее след­стви­ем может быть и, веро­ят­но, неред­ко быва­ет отказ от лече­ния и уход к «вра­че­ва­те­лям» вполне изле­чи­мо­го боль­но­го со зло­ка­че­ствен­ным ново­об­ра­зо­ва­ни­ем, узнав­ше­го о слу­чае мни­мо­го изле­че­ния кого-то, кото­рое было в дей­стви­тель­но­сти обыч­ной ремис­си­ей, несвя­зан­ной с при­ме­нен­ным методом.

С. Лаборд в кни­ге «Рак» (1979) пишет, что боль­ной раком, обра­тив­ший­ся за помо­щью к зна­ха­рю, – погиб­ший боль­ной, так как он упус­ка­ет дра­го­цен­ное вре­мя, когда еще его мож­но выле­чить. Автор под­чер­ки­ва­ет, как труд­но убе­дить людей в том, что тай­ных лекарств не суще­ству­ет и далее пишет: «Хотят они это­го или нет, но, дви­жи­мые неосо­знан­ной потреб­но­стью верить, они ока­зы­ва­ют­ся перед дилем­мой, вывод из кото­рой неизбежен:

  • либо име­ет место реаль­ное откры­тие, кото­рое ока­жет­ся спо­соб­ным выле­чить гро­мад­ное коли­че­ство рако­вых боль­ных, и те, что сохра­ня­ют его в сек­ре­те, совер­ша­ют пре­ступ­ле­ние перед человечеством;
  • либо мы име­ем дело с само­зван­цем, кото­рый пре­ступ­но зло­упо­треб­ля­ет дове­ри­ем людей. Это тем более не нахо­дит ника­ких оправ­да­ний, так как речь идет о боль­ных, кото­рых осо­бен­но лег­ко обма­нуть и за счет кото­рых недо­пу­сти­мо наживаться».

Таким обра­зом, повто­рим­ся, пози­ция вра­ча-онко­ло­га по отно­ше­нию к непро­фес­си­о­наль­ным мето­дам воз­дей­ствия на онко­ло­ги­че­ских боль­ных долж­на быть твер­дой и непоколебимой.

Тем не менее, быва­ют еще слу­чаи, когда вокруг раз­лич­ных сомни­тель­ных пред­ло­же­ний под­ни­ма­ет­ся шуми­ха и авто­ры этих, с поз­во­ле­ния ска­зать, мето­дов лече­ния, ино­гда под­дер­жи­ва­е­мые прес­сой, пыта­ют­ся обой­ти зако­ны. Нет ниче­го опас­нее для окру­жа­ю­щих, чем дея­тель­ное невежество!

Сле­ду­ет вспом­нить мате­ри­а­лы про­вер­ки наде­лав­ших нема­ло шума 20 лет назад «мето­дов» лече­ния рака по Гума­ну, Про­да­ну, Качу­ги­ну, о кото­рых сего­дня мало кто пом­нит. Эти люди утвер­жда­ли, что нашли ради­каль­ные пути лече­ния зло­ка­че­ствен­ных опу­хо­лей. Офи­ци­аль­ный кон­троль их «мето­дов» в кли­ни­че­ских усло­ви­ях с соблю­де­ни­ем стро­гих пра­вил уточ­не­ния диа­гно­за и кон­тро­ля эффек­тив­но­сти дей­ствия лекарств пока­зал, что и на этот раз откры­тия не про­изо­шло. Одна­ко авто­ры «новых мето­дов» сда­лись не сра­зу. Они пыта­лись объ­яс­нить неуда­чу тем, что при про­вер­ке им было раз­ре­ше­но лечить боль­ных толь­ко с запу­щен­ной ста­ди­ей рако­во­го про­цес­са. Одна­ко ранее они утвер­жда­ли, что спа­са­ют людей почти на поро­ге смер­ти. Есте­ствен­но, если рекла­ми­ру­ет­ся столь уди­ви­тель­ный эффект, про­вер­ка долж­на идти путем лече­ния такой же кате­го­рии боль­ных. Кро­ме того, в отно­ше­нии менее рас­про­стра­нен­ных ста­дий рака совре­мен­ная онко­ло­гия рас­по­ла­га­ет надеж­ны­ми и эффек­тив­ны­ми средствами.

Само­зва­ные вра­че­ва­те­ли пыта­ют­ся оспа­ри­вать выво­ды ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных комис­сий псев­до­на­уч­ны­ми ста­ти­сти­че­ски­ми выклад­ка­ми, тогда как серьез­ный ана­лиз пока­зы­ва­ет, что у зна­чи­тель­но­го чис­ла их «паци­ен­тов» диа­гноз не был под­твер­жден мор­фо­ло­ги­че­ским мето­дом – един­ствен­но досто­вер­ным дока­за­тель­ством рака.

3. Врач дол­жен тер­пе­ли­во отне­стись к неве­же­ству, кото­рое могут про­явить паци­ен­ты и их род­ствен­ни­ки отно­си­тель­но ради­каль­но­сти и о бшир­но­сти хирур­ги­че­ско­го вме­ша­тель­ства и необ­хо­ди­мо­сти лече­ния.

В наше вре­мя ни одно забо­ле­ва­ние не вызы­ва­ет у людей тако­го ужа­са и отча­я­ния, как рак. Онко­ло­ги неред­ко наблю­да­ют тяже­лые эмо­ци­о­наль­ные реак­ции на забо­ле­ва­ние зло­ка­че­ствен­ны­ми ново­об­ра­зо­ва­ни­я­ми, пси­хо­ло­ги­че­ски свя­зан­ны­ми с пред­став­ле­ни­я­ми о неиз­ле­чи­мо­сти этих болезней.

Есть боль­ные, неохот­но и нере­гу­ляр­но посе­ща­ю­щие поли­кли­ни­ку и укло­ня­ю­щи­е­ся от обсле­до­ва­ния в свя­зи с незна­чи­тель­ным про­яв­ле­ни­ем болез­ни. Они не видят при­чин для тре­во­ги, а поэто­му не выпол­ня­ют пред­пи­са­ний вра­ча. С таки­ми боль­ны­ми необ­хо­ди­мо про­во­дить настой­чи­вую рабо­ту, дока­зы­вая обос­но­ван­ность обсле­до­ва­ния и неиз­беж­ность лече­ния, а ино­гда и рас­кры­вать серьез­ность их поло­же­ния, несмот­ря на отсут­ствие види­мых тяже­лых при­зна­ков забо­ле­ва­ния.

Пер­вый кон­такт с вра­чом для боль­ных име­ет яркую эмо­ци­о­наль­ную окрас­ку. Боль­ные пита­ют надеж­ду, что их стра­хи напрас­ны, а забо­ле­ва­ние может быть изле­че­но обыч­ны­ми меди­ка­мен­тоз­ны­ми сред­ства­ми. При амбу­ла­тор­ном обсле­до­ва­нии врач ста­ра­ет­ся помочь боль­но­му пре­одо­леть эмо­ци­о­наль­ные переживания.

Пери­од пре­бы­ва­ния боль­ных в ста­ци­о­на­ре обыч­но свя­зан с угне­те­ни­ем пси­хи­ки. Боль­ные пере­жи­ва­ют, что нахо­дят­ся в онко­ло­ги­че­ском учре­жде­нии, ост­ро реа­ги­ру­ют на состо­я­ние и судь­бу сосе­дей по пала­те. Лич­ный кон­такт вра­ча с боль­ным, помощь свя­щен­ни­ка – залог бла­го­по­луч­но­го фона для лече­ния. Бла­го­при­ят­ную обста­новк у в ста­ци­о­на­ре созда­ет сла­жен­ный, чет­ко рабо­та­ю­щий кол­лек­тив вра­чей, сестер и сани­та­рок, нали­чие сестер мило­сер­дия. От вни­ма­ния боль­ных – насто­ро­жен­ных, обострен­но вос­при­ни­ма­ю­щих все окру­жа­ю­щее, не укры­ва­ют­ся даже самые мел­кие дефек­ты в рабо­те меди­цин­ско­го персонала.

Пло­хая инфор­ма­ция боль­ных о харак­те­ре забо­ле­ва­ния явля­ет­ся одной из серьез­ных при­чин отка­за их от лече­ния. Н. Н. Бло­хин (1977) писал, что отказ боль­но­го от опе­ра­ции на осно­ве дез­ин­фор­ма­ции, сде­лан­ной по лож­ным деон­то­ло­ги­че­ским сооб­ра­же­ни­ям, сво­дит на нет деон­то­ло­ги­че­ские прин­ци­пы, кото­рые пре­вы­ше все­го ста­вят инте­ре­сы больного.

Б. М. Шубин и соав­то­ры (1980) изу­чи­ли наи­бо­лее частые при­чи­ны отка­зов от опе­ра­ций онко­ло­ги­че­ских боль­ных. Так, страх перед опе­ра­ци­ей был у 39 боль­ных, боязнь послед­ствий опе­ра­ции – у 25, отсут­ствие жалоб и хоро­шее само­чув­ствие – у 25, реше­ние попро­бо­вать лекар­ствен­ные мето­ды лече­ния – у 26, недо­ве­рие к вра­чам дан­ной боль­ни­цы – у 14, неве­рие в воз­мож­ность изле­че­ния – у 5 больных.

Выяв­ле­ны поучи­тель­ные подроб­но­сти обсто­я­тельств, заста­вив­ших боль­ных отка­зы­вать­ся или откла­ды­вать лече­ние. Сре­ди них: слиш­ком поспеш­ное и одно­крат­ное пред­ло­же­ние опе­ра­ции недо­ста­точ­но авто­ри­тет­ным, по их мне­нию, вра­чом, спо­ры в при­сут­ствии боль­но­го о целе­со­об­раз­но­сти хирур­ги­че­ско­го лече­ния, выбо­ре мето­да без доста­точ­но­го, с точ­ки зре­ния боль­но­го, обсле­до­ва­ния, дав­ле­ние род­ствен­ни­ков и т. д. При­чи­ны отка­зов, опи­сан­ные выше, име­ют осо­бое зна­че­ние при неболь­ших опу­хо­лях, не даю­щих сколь­ко-нибудь замет­ных кли­ни­че­ских про­яв­ле­ний. В этих слу­ча­ях, как пра­ви­ло, необ­хо­ди­мо актив­ное хирур­ги­че­ское лече­ние, хотя паци­ен­ты счи­та­ют себя прак­ти­че­ски здо­ро­вы­ми. Вслед за пред­ло­же­ни­ем пла­на лече­ния боль­ной обыч­но про­сит дать вре­мя поду­мать и посо­ве­то­вать­ся с близ­ки­ми. Неко­то­рые боль­ные после пер­во­го раз­го­во­ра с вра­чом исче­за­ют из его поля зре­ния и появ­ля­ют­ся спу­стя какое-то, неред­ко про­дол­жи­тель­ное, вре­мя с симп­то­ма­ми запу­щен­ной болез­ни. Вра­чу нуж­но про­яв­лять настой­чи­вость вплоть до актив­но­го посе­ще­ния или вызо­ва боль­но­го на повтор­ную бесе­ду. Обсле­до­ва­ние в поли­кли­ни­ке долж­но быть мак­си­маль­но корот­ким, не толь­ко в свя­зи с необ­хо­ди­мо­стью быст­рее начать лече­ние, но и с чисто пси­хо­ло­ги­че­ских пози­ций. Нуж­но все вре­мя пом­нить, что перед вра­чом паци­ент, не име­ю­щий симп­то­мов забо­ле­ва­ния и сомне­ва­ю­щий­ся в обя­за­тель­но­сти лече­ния. Не давая вре­ме­ни на сомне­ния, нуж­но как мож­но быст­рее поме­стить боль­но­го в ста­ци­о­нар. Допу­сти­мо ли рас­крыть диа­гноз при упор­ном несо­гла­сии с пред­ла­га­е­мым обсле­до­ва­ни­ем и лече­ни­ем? В таких сл уча­ях при­ня­то сооб­щать боль­но­му, что име­ет­ся подо­зре­ние на онко­ло­ги­че­ское забо­ле­ва­ние, что тре­бу­ет­ся деталь­ное обсле­до­ва­ние. После гос­пи­та­ли­за­ции паци­ент с бес­симп­том­ным забо­ле­ва­ни­ем встре­ча­ет­ся с тяже­лым боль­ным, с ослож­не­ни­я­ми опе­ра­ций, луче­вой тера­пи­ей, вли­я­ние кото­рых неред­ко быва­ет небла­го­при­ят­ным. Поэто­му леча­щий врач дол­жен объ­яс­нить, что в отде­ле­нии нахо­дят­ся на лече­нии не толь­ко боль­ные со зло­ка­че­ствен­ны­ми опу­хо­ля­ми, у кото­рых лече­ние слож­ное и опас­ное, но и с доб­ро­ка­че­ствен­ны­ми, предра­ко­вы­ми забо­ле­ва­ни­я­ми. След ует помочь паци­ен­ту понять, что, чем поз­же нача­то лече­ние, тем оно тяже­лее про­те­ка­ет для боль­но­го, что л учше начать лече­ние до раз­ви­тия онко­ло­ги­че­ско­го заболевания.

Боль­но­му сле­ду­ет рас­ска­зать, что в началь­ных ста­ди­ях онко­ло­ги­че­ское забо­ле­ва­ние может про­те­кать бес­симп­том­но, почти не отли­ча­ясь от тече­ния предра­ко­во­го заболевания.

Пер­вое пра­ви­ло – как мож­но быст­рее начать осу­ществ­ле­ние пла­на лече­ния. Таких боль­ных жела­тель­но опе­ри­ро­вать в бли­жай­шее вре­мя после гос­пи­та­ли­за­ции. Сле­ду­ет посо­ве­то­вать боль­ным не обсуж­дать подроб­но­сти тече­ния забо­ле­ва­ния, его лече­ния и исхо­ды с дру­ги­ми боль­ны­ми, не затра­ги­вать меди­цин­ские темы в сво­их разговорах.

Гос­пи­та­ли­за­ция в онко­ло­ги­че­ское учре­жде­ние насто­ра­жи­ва­ет боль­но­го и тем не менее убе­дить его в том, что у него изле­чи­мое забо­ле­ва­ние, как пра­ви­ло, мож­но. Тако­ва пси­хо­ло­гия боль­но­го – верить в бла­го­по­луч­ный исход болез­ни. Тен­ден­ция совре­мен­ной меди­ци­ны – гос­пи­та­ли­зи­ро­вать боль­ных в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ное лечеб­ное учре­жде­ние – раз­ви­ва­ет­ся и укреп­ля­ет­ся. Поте­ри пси­хо­ло­ги­че­ско­го поряд­ка покры­ва­ют­ся мак­си­маль­ны­ми воз­мож­но­стя­ми полу­чить наи­бо­лее ква­ли­фи­ци­ро­ван­ное лечение.

Часть боль­ных после лече­ния чув­ству­ет себя хуже, чем до лече­ния. Их не поки­да­ет мысль о том, что они напрас­но согла­си­лись на лече­ние. Ведь боль­ны­ми до лече­ния они себя не считали.

Такую воз­мож­ность врач дол­жен иметь в виду и пред усмот­реть это.

Итак, мне­ние о неиз­ле­чи­мо­сти рака явля­ет­ся основ­ным источ­ни­ком стра­ха, за кото­рым сле­ду­ют и дру­гие тяже­лые пси­хо­ло­ги­че­ские сдвиги.

С. Б. Корж опи­сал сле­ду­ю­щий тра­ги­че­ский случай.

Жен­щи­на 35 лет после гине­ко­ло­ги­че­ско­го про­фосмот­ра была направ­ле­на на дооб­сле­до­ва­ние в онко­дис­пан­сер. Она счи­та­ла, что в это учре­жде­ние направ­ля­ют толь­ко боль­ных раком, и поэто­му ска­за­ла сво­им дру­зьям, что если диа­гноз под­твер­дит­ся, она покон­чит с собой. В дис­пан­се­ре после амбу­ла­тор­но­го осмот­ра боль­ной была пред­ло­же­на гос­пи­та­ли­за­ция для лече­ния. Пси­хо­ло­ги­че­ским состо­я­ни­ем этой жен­щи­ны не зани­ма­лись, бесе­ды с ней не про­во­ди­ли. Она отпра­ви­лась домой на 1–2 дня для «устрой­ства детей» и исчез­ла. Толь­ко через месяц ее труп был обна­ру­жен в реке.

Вра­чеб­ной зада­чей, как уже упо­ми­на­лось выше, явля­ет­ся исполь­зо­ва­ние всех воз­мож­но­стей для того, что­бы поко­ле­бать это мне­ние. Есть мно­го путей реше­ния этой зада­чи, из кото­рых важ­ней­ший – инди­ви­ду­аль­ная бесе­да вра­ча с каж­дым онко­ло­ги­че­ским боль­ным и его родственниками.

^ Ответственность врача-онколога за жизнь пациента

Часто свя­щен­ни­ка при­гла­ша­ют к боль­но­му слиш­ком позд­но. Боль­ной, осо­бен­но неве­ру­ю­щий, может отре­а­ги­ро­вать на «тра­ги­че­ское» изве­стие о сво­ем диа­гно­зе дво­я­ко: настро­ить­ся на даль­ней­шее при­спо­соб­ле­ние к жиз­ни после опе­ра­ции (или без опе­ра­ции), или нало­жить на себя руки, пре­рвав жизнь само­сто­я­тель­но. Несет ли ответ­ствен­ность врач-онко­лог за то, что его паци­ент покон­чил жизнь само­убий­ством? Кос­вен­но – да. Поче­му? Пото­му что в зада­чу любо­го вра­ча вхо­дит лечить не толь­ко тело, но и беречь душу паци­ен­та. Леча­щий врач все­гда име­ет воз­мож­ность, если он не справ­ля­ет­ся с пси­хо­на­ру­ше­ни­я­ми у сво­е­го боль­но­го, вызвать пси­хи­ат­ра, пси­хо­ло­га, в то же вре­мя он может вызвать и свя­щен­ни­ка, кото­рый помо­жет боль­но­му несколь­ко по-дру­го­му осмыс­лить его забо­ле­ва­ние, про­чув­ство­вать, какое отно­ше­ние к Веч­но­сти име­ет уми­ра­ю­щий человек.

Позд­нее обра­ще­ние к свя­щен­но­слу­жи­те­лю за помо­щью чре­ва­то лише­ни­ем чело­ве­ка пред­смерт­но­го напут­ствия и испо­ве­ди, что усу­губ­ля­ет его участь в поту­сто­рон­нем мире. Вра­чу сле­ду­ет пом­нить о том, что, если свя­щен­ник успел отпу­стить часть гре­хов его паци­ен­ту, тот уже не будет отве­чать за них после смер­ти, если же не успе­ет, то гре­хи оста­нут­ся с душой, а в том мире уже нет пока­я­ния, и даже, если бы душа умер­ше­го очень захо­те­ла осво­бо­дить­ся хотя бы от одно­го гре­ха – это уже невозможно.

Таким обра­зом, роль вра­ча, сестер заклю­ча­ет­ся в том, что­бы поста­рать­ся вовре­мя вызвать свя­щен­ни­ка, когда созна­ние боль­но­го еще ясное, отсут­ству­ет рако­вая кахек­сия, что­бы паци­ент мог испо­ве­до­вать­ся и при­ча­стить­ся. Поэто­му, неза­ви­си­мо от жела­ния вра­ча, от него тоже зави­сит участь души чело­ве­ка, вве­рен­ной ему Богом, попа­дет она в ад или в рай. Пока­я­ние души чело­ве­ка скры­то от наших глаз, это вели­кая тай­на. Но в момент пока­я­ния свя­щен­ни­ку или в момент под­го­тов­ки к таин­ству в д уше чело­ве­ка про­ис­хо­дят огром­ней­шие изме­не­ния. Гос­подь-серд­це­вед видит эти изме­не­ния в чело­ве­ке и может изме­нить участь его в вечности.

Конеч­но, за то, куда попа­дет душа паци­ен­та после смер­ти, отве­ча­ет не толь­ко врач, но и сам боль­ной. Если врач пред­ло­жил боль­но­му помощь свя­щен­ни­ка, рас­ска­зал ему о жиз­ни в загроб­ном мире, даль­ше все зави­сит от доб­ро­го воле­изъ­яв­ле­ния само­го больного.

В наше вре­мя, когда не изжи­ты ате­и­сти­че­ские пред­рас­суд­ки сре­ди насе­ле­ния Рос­сии, такие раз­го­во­ры с паци­ен­том могут быть небез­опас­ны для карье­ры вра­ча. Поэто­му луч­ше, если с боль­ным пере­го­во­рит свя­щен­ник или сест­ра мило­сер­дия, нахо­дя­щи­е­ся вне шта­та отде­ле­ния. Тем не менее, лич­ность вра­ча очень силь­но вли­я­ет на пациента.

Мать одно­го из при­хо­жан при­хо­да N. пере­жи­ла бло­ка­ду, име­ла выра­жен­ные изме­не­ния в позво­ноч­ни­ке, раз­мер ее таза не поз­во­лял родить нор­маль­но­го ребен­ка, была пло­хая сов­ме­сти­мость по резу­су с пло­дом (резус­кон­фликт) и т. д. Ей ска­за­ли: «Ты будешь рожать, но ниче­го хоро­ше­го из это­го не вый­дет». Но она реши­тель­но отве­ти­ла: «Я буду рожать». Поз­же к ней в пала­ту при­шел доста­точ­но извест­ный в ак ушер­стве про­фес­сор С. Подо­шел, сел на кро­вать, погла­дил по живо­ту и спро­сил: «Ты «Бого­ро­ди­цу» чита­ешь?» Она посмот­ре­ла на него, никак не ожи­дая (это были годы гоне­ний на Цер­ковь) услы­шать из уст про­фес­со­ра такой вопрос, и ниче­го не отве­ти­ла. Про­фес­сор про­дол­жил как ни в чем не быва­ло: «Будешь читать, все будет нор­маль­но, мы с тобой родим, ты не б еспо­кой­ся, не слу­шай их;— он кив­нул голо­вой на дверь, – они ниче­го не пони­ма­ют». На удив­ле­ние всем она роди­ла здо­ро­во­го сына, без каких-либо физи­че­ских и умствен­ных дефек­тов. Сын вырос, полу­чил выс­шее обра­зо­ва­ние, в дан­ный момент – един­ствен­ная опо­ра мате­ри в ее жиз­ни и болезнях.

Вот при­мер, когда все­го лишь несколь­ко слов молит­вен­но­го укреп­ле­ния из уст вра­ча могу т при­дать сил душе паци­ен­та. И хотя он сей­час и сам сво­бод­но может вызвать к себе свя­щен­ни­ка, пер­вый, с кем встре­ча­ет­ся в боль­ни­це – сест­ра и врач.

^ Обнаружение рака. Как к этому относиться и правильно поступать

Один из самых труд­ных вопро­сов нрав­ствен­но­го, деон­то­ло­ги­че­ско­го и био­э­ти­че­ско­го харак­те­ра в дея­тель­но­сти вра­ча-онко­ло­га – когда и как сооб­щить паци­ен­ту и его род­ствен­ни­кам о неиз­ле­чи­мо­сти обна­ру­жен­но­го забо­ле­ва­ния или его зло­ка­че­ствен­ном харак­те­ре, так как все отчет­ли­во пони­ма­ют, что сна­ча­ла долж­на быть ради­каль­ная опе­ра­ция, затем – про­дол­жи­тель­ное лече­ние, и, в ряде слу­ча­ев, не выздо­ров­ле­ние, а смерть.

С одной сто­ро­ны, меди­цин­ской, врач, щадя пси­хи­ку боль­но­го, ста­ра­ет­ся не озву­чи­вать точ­ный диа­гноз, посте­пен­но под­го­тав­ли­вая паци­ен­та к адек­ват­но­му вос­при­я­тию тра­ги­че­ско­го сооб­ще­ния. С дру­гой сто­ро­ны, рели­ги­оз­ной, про­во­лоч­ка ведет к поте­ре вре­ме­ни, кото­рое паци­ент мог исполь­зо­вать для под­го­тов­ки к веч­но­сти и вре­мя это быва­ет без­воз­врат­но упущено.

Сле­ду­ю­щей осо­бен­но­стью онко­ло­гии, серьез­но вли­я­ю­щей на долж­ное пове­де­ние вра­ча, явля­ет­ся кале­ча­щий харак­тер мно­гих видов лече­ния, что угро­жа­ет каж­до­му боль­но­му инди­ви­ду­аль­но. Это обсто­я­тель­ство усу­губ­ля­ет­ся тем, что при пра­виль­ной поста­нов­ке про­фи­лак­ти­че­ских осмот­ров и ран­нем выяв­ле­нии рака болезнь уда­ет­ся обна­ру­жить у людей тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та, счи­та­ю­щих себя здоровыми.

Пред­ла­га­ет­ся кале­ча­щая опе­ра­ция (лоб­эк­то­мия, пуль­мо­нэк­то­мия). Неожи­дан­ность пред­ло­же­ния боль­шой и, несо­мнен­но, опас­ной опе­ра­ции, счи­та­ю­ще­му себя здо­ро­вым чело­ве­ку, тре­бу­ет осно­ва­тель­ной и убе­ди­тель­ной аргу­мен­та­ции для полу­че­ния его согла­сия. Мы стал­ки­ва­ем­ся с вне­зап­ным сры­вом всех пла­нов, дел, стрем­ле­ний, инте­ре­сов актив­но живу­ще­го чело­ве­ка. Он совер­шен­но не под­го­тов­лен к кру­то­му изме­не­нию сво­е­го обра­за жизни.

Иное дело, когда болезнь сама изме­ни­ла усло­вия суще­ство­ва­ния. Дли­тель­ная тем­пе­ра­тур­ная реак­ция, кашель, пло­хой сон – все это раз­ви­ва­ет­ся посте­пен­но и боль­ной сам при­хо­дит к вывод у о необ­хо­ди­мо­сти лече­ния вплоть до боль­шой опе­ра­ции. Но если нет ощу­ще­ния болез­ни, люди, испы­ты­вая страх перед болез­нью и тяже­лой опе­ра­ци­ей, стре­мят­ся пси­хо­ло­ги­че­ски «отго­ро­дить­ся» от несча­стья. Врач не уме­ет убе­дить, боль­ной отка­зы­ва­ет­ся от лече­ния или откла­ды­ва­ет его. В резуль­та­те упус­ка­ет­ся дра­го­цен­ное время.

В янва­ре 1975 г. боль­ной Ф., 58 лет, почув­ство­вал пер­вые, пока еще неболь­шие при­зна­ки, дис­фа­гии. Он скрыл это от жены, вра­ча и доче­ри, но обра­тил­ся к зна­ко­мо­му рент­ге­но­ло­гу. При рент­ге­но­ло­ги­че­ском иссле­до­ва­нии было выска­за­но подо­зре­ние на рак кар­диаль­но­го отде­ла желуд­ка и пище­во­да. После­до­ва­ла реко­мен­да­ция лечь в ста­ци­о­нар для обсле­до­ва­ния и лече­ния. Как это неред­ко быва­ет, явле­ния дис­фа­гии про­шли, и боль­ной, сопо­ста­вив свои ощу­ще­ния и не очень настой­чи­вую вра­чеб­ную реко­мен­да­цию, решил дооб­сле­до­ва­ние отло­жить. В это вре­мя жена гото­ви­лась к защи­те док­тор­ской дис­сер­та­ции, а дочь закан­чи­ва­ла шко­лу. Он ждал завер­ше­ния этих важ­ных семей­ных собы­тий. В кли­ни­ке боль­ной появил­ся толь­ко в авгу­сте, т. е. через 8 мес. после появ­ле­ния пер­вых кли­ни­че­ских при­зна­ков болез­ни. Рент­ге­но­ло­ги­че­ски и эндо­ско­пи­че­ски диа­гноз был под­твер­жден, но при тора­ко­ла­па­ро­то­мии уста­нов­ле­ны про­рас­та­ние опу­хо­ли в под­же­лу­доч­ную желе­зу, мета­ста­зы в воро­та селе­зен­ки. Потре­бо­ва­лась ком­би­ни­ро­ван­ная гастр­эк­то­мия с резек­ци­ей под­же­лу­доч­ной желе­зы и уда­ле­ни­ем селе­зен­ки. Поте­ря вре­ме­ни при­ве­ла к даль­ней­ше­му рас­про­стра­не­нию про­цес­са и пло­хо­му прогнозу.

Гото­вых рецеп­тов, как здесь посту­пить, нет. Все будет зави­сеть от опы­та, инту­и­ции, неукос­ни­тель­но­го соблю­де­ния прин­ци­пов деон­то­ло­гии и воцер­ко­в­лен­но­сти вра­ча, а от это­го – и участь каж­до­го его больного.

Итак, неяс­ность этио­ло­гии онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ний, сомне­ния боль­ных в воз­мож­но­сти изле­чи­мо­сти рака, кале­ча­щий харак­тер мно­гих видов лече­ния, угро­жа­ю­щая инва­лид­ность, нако­нец, истин­ные тра­ге­дии, кото­рые пере­жи­ва­ют боль­ные и близ­кие им люди, – все это созда­ет в любом онко­ло­ги­че­ском учре­жде­нии, на каж­дом амбу­ла­тор­ном при­е­ме онко­ло­га совер­шен­но осо­бен­ную пси­хо­ло­ги­че­скую атмо­сфе­ру, предъ­яв­ля­ю­щую свои исклю­чи­тель­ные тре­бо­ва­ния к иск усству обще­ния с боль­ным. Это поло­же­ние усу­губ­ля­ет­ся тем, что сдви­ги в душев­ном состо­я­нии паци­ен­тов, реак­ции стра­ха, гне­ва и т. д. явля­ют­ся про­яв­ле­ни­я­ми самой болез­ни, кото­рые врач дол­жен пони­мать и ста­рать­ся сни­мать все­ми доступ­ны­ми сред­ства­ми. Воз­ник­но­ве­ние кон­флик­та меж­ду онко­ло­ги­че­ски­ми боль­ны­ми и вра­чом все­гда явля­ет­ся сви­де­тель­ством несо­блю­де­ния вра­ча­ми тре­бо­ва­ний деонтологии.

Веде­ние бесе­ды с онко­ло­ги­че­ски­ми боль­ны­ми тре­бу­ет выпол­не­ния опре­де­лен­ных пра­вил. Преж­де все­го, до тех пор, пока диа­гноз не под­твер­жден мор­фо­ло­ги­че­ски, не долж­ны иметь место ника­кие выска­зы­ва­ния о сущ­но­сти болез­ни ни род­ствен­ни­кам, ни, тем более, само­му боль­но­му. Сре­ди боль­ных, направ­ля­е­мых на кон­суль­та­цию в онко­ло­ги­че­ские учре­жде­ния, диа­гноз рака под­твер­жда­ет­ся не более, чем у одно­го из трех.

Сле­ду­ет пом­нить, что даже если рак будет иден­ти­фи­ци­ро­ван поло­жи­тель­но, отно­сить­ся к это­му необ­хо­ди­мо взвешенно.

Боль­ной К. в 1984 г. был постав­лен диа­гноз рак желуд­ка и пище­во­да, неопре­де­лен­ная фор­ма. Вра­чом состав­лен про­гноз воз­мож­ной жиз­ни все­го на 4–5 недель. Боль­ной не про­во­ди­лось ника­ко­го лече­ния, т. к. ожи­дал­ся леталь­ный исход в бли­жай­шее время.

Через 1,5 меся­ца после пре­бы­ва­ния в боль­ни­це нача­лось неожи­дан­ное улуч­ше­ние состо­я­ния. Вра­чи опять рас­це­ни­ли это как вре­мен­ное явле­ние, одна­ко дочь боль­ной, уви­дев, что мать окреп­ла, забра­ла ее домой. После это­го боль­ная про­жи­ла пять с поло­ви­ной лет в удо­вле­тво­ри­тель­ном состо­я­нии до 1989 г. За это вре­мя успе­ла нор­ма­ли­зо­вать отно­ше­ния со все­ми бли­жай­ши­ми род­ствен­ни­ка­ми, при­ми­рить­ся «с ближ­ни­ми и влить­ся в пол­но­цен­ную жизнь пен­си­о­нер­ки и бабушки».

Дру­гой слу­чай. Боль­ной Н. был постав­лен диа­гноз рака гру­ди. Ее не опе­ри­ро­ва­ли по при­чине мно­же­ствен­но­го мета­ста­зи­ро­ва­ния опу­хо­ли. После пома­за­ния св. еле­ем в церк­ви пре­кра­тил­ся рост опу­хо­ли, исчез­ли боле­вые ощу­ще­ния, боль­ная про­жи­ла пол­но­цен­ной жиз­нью еще 6 лет и умер­ла от брон­хи­аль­ной астмы.

Диа­гноз рака, осо­бен­но вис­це­раль­ных лока­ли­за­ций, тру­ден, почти все­гда тре­бу­ет при­ме­не­ния спе­ци­аль­ных досто­вер­ных мето­дов иссле­до­ва­ния, и поэто­му каж­дый боль­ной, у кото­ро­го подо­зре­ва­ют нали­чие зло­ка­че­ствен­ной опу­хо­ли, дол­жен быть кон­суль­ти­ро­ван онко­ло­гом и прой­ти спе­ци­аль­ное допол­ни­тель­ное обсле­до­ва­ние. Здесь не долж­но иметь место вра­чеб­ное лег­ко­мыс­лие, кото­рое может сто­ить боль­но­му жизни.

В то же вре­мя направ­ле­ние на дооб­сле­до­ва­ние к онко­ло­гу или в онко­ло­ги­че­ское учре­жде­ние очень часто пуга­ет боль­ных и даже порож­да­ет кан­це­ро­фо­бию. Поэто­му надо не про­сто выпи­сать направ­ле­ние, но обя­за­тель­но разъ­яс­нить боль­но­му, что его посы­ла­ют в высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ное учре­жде­ние, где созда­ны все усло­вия для более точ­ной диа­гно­сти­ки, куда обра­ща­ют­ся не толь­ко онко­ло­ги­че­ские боль­ные. Что, нако­нец, суще­ству­ет боль­шая груп­па предра­ко­вых забо­ле­ва­ний, кото­ры­ми так­же зани­ма­ют­ся онко­ло­ги, и без сове­та узко­го спе­ци­а­ли­ста дан­ный врач не может пра­виль­но орга­ни­зо­вать и про­ве­сти лече­ние пациента.

Онко­лог не явля­ет­ся вра­чом «пер­во­го кон­так­та» с боль­ным. Крайне ред­ко боль­ной со зло­ка­че­ствен­ной опу­хо­лью сра­зу при­хо­дит к нему. Обыч­но до онко­ло­га он про­де­лы­ва­ет длин­ный путь, побы­вав у заве­ду­ю­ще­го отде­ле­ни­ем, хирур­га поли­кли­ни­ки и т. д. При непра­виль­но постро­ен­ной пер­вой бесе­де, когда врач, запо­до­зрив у боль­но­го рак, направ­ля­ет его к онко­ло­гу и, более того, поз­во­ля­ет себе выска­зы­вать­ся опре­де­лен­но, не имея дока­зан­но­го диа­гно­за, а лишь подо­зре­ние, насту­па­ет реак­ция в виде стра­ха. Неже­ла­тель­ные послед­ствия быва­ют дво­я­кие. Неко­то­рые боль­ные, боясь у точ­не­ния диа­гно­за, меся­ца­ми не идут к онко­ло­гу, затя­ги­вая срок лече­ния сво­ей болезни.

Несколь­ко лет назад, будучи в коман­ди­ров­ке в дру­гом горо­де, один из вра­чей-онко­ло­гов жил в гости­ни­це. Адми­ни­стра­тор, узнав из обыч­ной реги­стра­ци­он­ной кар­точ­ки о про­фес­сии гостя, попро­си­ла побе­се­до­вать с одной из сотруд­ниц. Эта срав­ни­тель­но моло­дая жен­щи­на за 8 мес. до его при­ез­да про­хо­ди­ла обыч­ный для людей ее про­фес­сии меди­цин­ский осмотр, и врач обна­ру­жи­ла у нее диф­фуз­ную масто­па­тию, дала направ­ле­ние на дооб­сле­до­ва­ние к онко­ло­гу, но крайне испу­ган­ная жен­щи­на нику­да не поеха­ла, боясь, как она ска­за­ла, уточ­не­ния диа­гно­за и опе­ра­ции. Никто из меди­цин­ско­го пер­со­на­ла с ней не гово­рил, не объ­яс­нил успеш­ность лече­ния забо­ле­ва­ния в дан­ной ста­дии. Более того, в то вре­мя, судя по запи­си в направ­ле­нии, врач вооб­ще дума­ла о нали­чии сме­шан­ной фор­мы масто­па­тии, а не о раке молоч­ной железы.

При обсле­до­ва­нии боль­ной через 8 мес. после про­фи­лак­ти­че­ско­го осмот­ра диа­гноз рака молоч­ной желе­зы уже не вызы­вал сомне­ний, посколь­ку име­лись кож­ные симп­то­мы. Учи­ты­вая пси­хо­ло­ги­че­скую насто­ро­жен­ность паци­ент­ки, а так­же то, что ее страх направ­лен на боязнь уста­нов­ле­ния диа­гно­за и надо сра­зу рас­се­ять все ее сомне­ния, а так­же имея в виду, что реги­о­наль­ный лим­фа­ти­че­ский аппа­рат, по-види­мо­му, не пора­жен, ей было пря­мо ска­за­но о нали­чии изле­чи­мой фор­мы рака молоч­ной желе­зы. При­шлось так­же объ­яс­нить воз­мож­ные послед­ствия даль­ней­ше­го ниче­го неде­ла­ния. Ее успо­ко­и­ло то, что лече­ние состо­ит толь­ко из опе­ра­ции уда­ле­ния молоч­ной желе­зы без луче­вой тера­пии и уда­ле­ния яич­ни­ков, кото­ро­го она боль­ше все­го боя­лась. Посколь­ку боль­ную уда­лось убе­дить в необ­хо­ди­мо­сти без­от­ла­га­тель­но­го лече­ния, она на сле­ду­ю­щий день была гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­на и через 2 дня про­опе­ри­ро­ва­на. Вот уже несколь­ко лет эта жен­щи­на живет и рабо­та­ет, забыв все свои преж­ние страхи.

Вто­рая фор­ма неже­ла­тель­ной реак­ции заклю­ча­ет­ся в появ­ле­нии кан­це­ро­фо­бии. Мно­гие боль­ные дума­ют, что если их напра­ви­ли на кон­суль­та­цию в онко­ло­ги­че­ское учре­жде­ние, то у них рак, а в про­ти­во­опу­хо­ле­вом лече­нии им отка­зы­ва­ют вслед­ствие неиз­ле­чи­мо­сти болезни.

Н. А. Кра­ев­ский опи­сал тра­ги­че­ский финал жиз­ни одной такой больной.

Она была направ­ле­на на об сле­до­ва­ние в онко­ло­ги­че­ское учре­жде­ние с подо­зре­ни­ем на зло­ка­че­ствен­ное ново­об­ра­зо­ва­ние. Подо­зре­ние ока­за­лось необос­но­ван­ным, а отсут­ствие рака было дока­за­но совре­мен­ны­ми и вполне досто­вер­ны­ми мето­да­ми иссле­до­ва­ния. Не пове­рив в истин­ность бла­го­по­луч­но­го диа­гно­за, боль­ная нача­ла доби­вать­ся кон­суль­та­ции у раз­ных спе­ци­а­ли­стов, но всю­ду полу­ча­ла один и тот же, без­услов­но пра­виль­ный ответ. Кли­ни­ка, кото­рой в то вре­мя руко­во­дил Н. А. Кра­ев­ский, в ее пред­став­ле­нии была послед­ней диа­гно­сти­че­ской инстан­ци­ей, и, полу­чив такой же ответ и здесь, жен­щи­на, не пове­рив, выбро­си­лась из окна и погиб­ла. При вскры­тии ника­ких при­зна­ков рака у нее уста­нов­ле­но не было.

До мор­фо­ло­ги­че­ско­го под­твер­жде­ния диа­гно­за, как уже отме­ча­лось, ни в коем сл учае нель­зя с опре­де­лен­но­стью гово­рить о диа­гно­зе, пото­му что диа­гно­сти­че­ские ошиб­ки быва­ют доста­точ­но часто.

Мать одно­го из круп­ней­ших хирур­гов Моск­вы жила в г. Горь­ком. Она забо­ле­ла, и рент­ге­но­ло­ги­че­ски был постав­лен диа­гноз рака желуд­ка. Опе­ра­цию делал опыт­ней­ший про­фес­сор в при­сут­ствии сына боль­ной и еще двух про­фес­со­ров – дру­зей сына. Во вре­мя лапа­ро­то­мии были обна­ру­же­ны опу­хо­ле­вое пора­же­ние все­го желуд­ка, уве­ли­чен­ные и плот­ные лим­фа­ти­че­ские узлы во всех бас­сей­нах мета­ста­зи­ро­ва­ния и обсе­ме­не­ние брю­ши­ны. Всем при­сут­ству­ю­щим на опе­ра­ции диа­гноз пред­ста­вил­ся настоль­ко ясным и досто­вер­ным, что биоп­сия взя­та не была. Боль­ная про­жи­ла более деся­ти лет и погиб­ла от дру­гой при­чи­ны. При вскры­тии была обна­ру­же­на почти пол­ная регрес­сия про­цес­са, а при гисто­ло­ги­че­ском иссле­до­ва­нии уста­нов­лен тубер­ку­лез желуд­ка и брюшины.

Здесь умест­но обра­тить вни­ма­ние на то, что подоб­но­го рода наблю­де­ния широ­ко исполь­зу­ют­ся в корыст­ных целях шар­ла­та­на­ми и «вра­че­ва­те­ля­ми». Каж­дый из них уме­ет рас­ска­зать о слу­ча­ях чудес­но­го изле­че­ния и пока­зать таких изле­чен­ных людей. Слу­хи о них быст­ро и широ­ко рас­про­стра­ня­ют­ся сре­ди населения.

Вра­чи при меди­цин­ском обсле­до­ва­нии онко­ло­ги­че­ских боль­ных, бесе­дах с ними и их род­ствен­ни­ка­ми в зави­си­мо­сти от харак­те­ро­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей неред­ко впа­да­ют в две край­но­сти. Здесь име­ет­ся вви­ду неоправ­дан­ный опти­мизм и запу­ги­ва­ние, рез­ко пес­си­ми­сти­че­ское отно­ше­ние вра­ча к воз­мож­но­му исхо­ду болез­ни. Ни то, ни дру­гое не долж­но иметь места, осо­бен­но при раз­го­во­рах с боль­ны­ми. Если врач запо­до­зрил у боль­но­го зло­ка­че­ствен­ную опу­холь, то и паци­ен­ту, и его род­ствен­ни­кам долж­на быть сра­зу дана в неза­пу­ги­ва­ю­щей фор­ме ори­ен­ти­ров­ка на серьез­ность поло­же­ния и необ­хо­ди­мость дооб­сле­до­ва­ния. Ори­ен­ти­ров­ка на серьез­ность болез­ни никак не долж­на сама по себе вызы­вать есте­ствен­ную для онко­ло­ги­че­ско­го боль­но­го реак­цию стра­ха. К сожа­ле­нию, это про­ис­хо­дит весь­ма часто.

Жен­щи­на 43 лет, про­фес­сор-мате­ма­тик. У нее несколь­ко меся­цев назад появи­лись неболь­шие боли в обе­их молоч­ных желе­зах, они ста­ли как бы плот­нее на ощупь. Минуя обыч­ные эта­пы обсле­до­ва­ния, она сра­зу пошла к извест­но­му хирур­гу, не зани­ма­ю­ще­му­ся про­фес­си­о­наль­но забо­ле­ва­ни­я­ми молоч­ной желе­зы. Про­фес­сор после трех­ми­нут­но­го осмот­ра реко­мен­до­вал жен­щине опе­ра­цию, посколь­ку запо­до­зрил дву­сто­рон­ний рак молоч­ных желез. Боль­ной и ее мужу было выска­за­но в доволь­но про­зрач­ной фор­ме это подо­зре­ние и сра­зу изло­жен план лече­ния: дву­сто­рон­няя маст­эк­то­мия, ова­ри­эк­то­мия с воз­мож­ной после­ду­ю­щей химиотерапией.

Лег­ко пред­ста­вить сте­пень испу­га этой актив­но живу­щей и рабо­та­ю­щей жен­щи­ны. Она при­шла за сове­том в дру­гое учре­жде­ние в состо­я­нии край­ней депрес­сии – про­из­во­ди­ла впе­чат­ле­ние при­го­во­рен­ной к смер­ти. При деталь­ном кли­ни­че­ском обсле­до­ва­нии, вклю­чав­шем, кро­ме подроб­но­го осмот­ра, рент­ге­но­ло­ги­че­ское и цито­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ние, была диа­гно­сти­ро­ва­на дву­сто­рон­няя диф­фуз­ная масто­па­тия, тре­бо­вав­шая толь­ко дли­тель­ной лекар­ствен­ной тера­пии и регу­ляр­ных кон­троль­ных осмотров.

Про­шло 7 лет. Жен­щи­на здо­ро­ва, успеш­но рабо­та­ет. Этот высо­ко­куль­тур­ный и обра­зо­ван­ный чело­век рас­ска­за­ла о тяже­лых пере­жи­ва­ни­ях в тот пери­од, когда ее запу­га­ли, и сооб­щи­ла, что она не согла­си­лась на опе­ра­цию и ста­ла искать дру­го­го вра­ча имен­но из-за мимо­лет­но­го осмот­ра и пуга­ю­щих выво­дов профессора.

Даже если диа­гноз рака кажет­ся несо­мнен­ным, пра­виль­нее ори­ен­ти­ро­вать боль­но­го на серьез­ное дооб­сле­до­ва­ние и лече­ние. Это долж­но выте­кать из вни­ма­тель­но­го, нето­роп­ли­во­го осмот­ра и обсле­до­ва­ния и столь же серьез­ной бесе­ды. Поспеш­ный вывод вра­ча порож­да­ет либо недо­ве­рие к его мне­нию, либо суж­де­ние о пол­ной оче­вид­но­сти дале­ко зашед­ше­го опу­хо­ле­во­го процесса.

Обыч­но уста­нов­ле­ние диа­гно­за рака не явля­ет­ся конеч­ным эта­пом обсле­до­ва­ния. Толь­ко после того, как рак обна­ру­жен, при­хо­дит­ся выяс­нять важ­ные подроб­но­сти, опре­де­ля­ю­щие воз­мож­ность при­ме­не­ния спе­ци­аль­но­го лече­ния. Поэто­му уже на амбу­ла­тор­ном эта­пе дол­жен быть состав­лен план доста­ци­о­нар­но­го обсле­до­ва­ния, кото­рый сле­ду­ет разъ­яс­нять боль­но­му, объ­яс­нить, зачем все это необ­хо­ди­мо, и неукос­ни­тель­но в наме­чен­ные сро­ки выполнять.

Напри­мер, при раке шей­ки мат­ки, если наме­ча­ет­ся соче­тан­ная луче­вая тера­пия, необ­хо­ди­мо уро­ло­ги­че­ское обсле­до­ва­ние. Такие боль­ные часто жалу­ют­ся на то, что их не гос­пи­та­ли­зи­ру­ют для лече­ния, а «гоня­ют» по вра­чам неиз­вест­но зачем. В осно­ве каж­дой такой жало­бы лежит отсут­ствие пра­виль­но­го кон­так­та меж­ду вра­чом, гото­вя­щим боль­ную к лече­нию, и его пациенткой.

Мно­гие онко­ло­ги амбу­ла­тор­но-поли­кли­ни­че­ской сети, поста­вив ори­ен­ти­ро­воч­ный диа­гноз зло­ка­че­ствен­но­го ново­об­ра­зо­ва­ния, без деон­то­ло­ги­че­ской под­го­тов­ки сооб­ща­ют боль­но­му, что он нуж­да­ет­ся в сроч­ной гос­пи­та­ли­за­ции и опе­ра­ции. Дей­стви­тель­но, онко­ло­ги­че­ские боль­ные не долж­ны более 10 дней ожи­дать нача­ла лече­ния, счи­тая от момен­та уста­нов­ле­ния диа­гно­за. Но 10 дней – это не экс­трен­ная гос­пи­та­лиз ация. Гораз­до луч­ше для боль­но­го назна­чить пол­ное обсле­до­ва­ние в амбу­ла­тор­ных усло­ви­ях и гос­пи­та­ли­зи­ро­вать ег о в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ное учре­жде­ние, где ему будет ока­за­на адек­ват­ная лечеб­ная помощь.

Будучи ори­ен­ти­ро­ван на необ­хо­ди­мость экс­трен­ной гос­пи­та­ли­за­ции, боль­ной начи­на­ет нерв­ни­чать, обви­нять вра­чей в мед­ли­тель­но­сти или стре­мит­ся попасть в любое лечеб­ное учре­жде­ние, лишь бы сокра­тить срок до нача­ла лече­ния. В резуль­та­те воз­ни­ка­ют жало­бы или боль­ной попа­да­ет в непро­филь­ное учре­жде­ние, из кото­ро­го его пере­во­дят к онко­ло­гам со зна­чи­тель­ной поте­рей вре­ме­ни. Все эти фак­ты, к сожа­ле­нию, неред­ки и дают осно­ва­ние выдви­нуть тре­бо­ва­ние об озна­ком­ле­нии боль­но­го с пла­ном его обсле­до­ва­ния и сро­ком его гос­пи­та­ли­за­ции. Тогда он спо­кой­но будет про­хо­дить обсле­до­ва­ние и ожи­дать имен­но то место в ста­ци­о­на­ре, кото­рое ему необ­хо­ди­мо и пред­на­зна­че­но. Такое пове­де­ние вра­ча пра­виль­но и деон­то­ло­ги­че­ски обосновано.

Очень часто врач-онко­лог поли­кли­ни­ки поз­во­ля­ет себе еди­но­лич­но состав­лять план лече­ния и объ­яв­лять его боль­но­му. В част­но­сти, это отно­сит­ся к пред­ло­же­нию опе­ра­ции, когда обсле­до­ва­ние еще не закон­че­но. Поз­же, по окон­ча­нии обсле­до­ва­ния, осо­бен­но в ста­ци­о­на­ре, могут быть выяс­не­ны допол­ни­тель­ные обсто­я­тель­ства, исклю­ча­ю­щие воз­мож­ность операции.

При этом скла­ды­ва­ет­ся необык­но­вен­но слож­ная деон­то­ло­ги­че­ская ситу­а­ция. Боль­ной уже пере­жил и пре­одо­лел страх перед опе­ра­ци­ей, он счи­та­ет, что толь­ко после нее может насту­пить выздо­ров­ле­ние (мно­гие боль­ные дума­ют, что толь­ко хирур­ги­че­ский метод эффек­ти­вен при всех фор­мах опу­хо­лей). И вдруг в опе­ра­ции ему отка­зы­ва­ют. Сей­час же появ­ля­ют­ся мыс­ли о неиз­ле­чи­мо­сти, при­хо­дит отча­я­ние. Имен­но исхо­дя из этих деон­то­ло­ги­че­ских сооб­ра­же­ний, пред­ла­гать опе­ра­цию и обсуж­дать с боль­ным и его род­ствен­ни­ка­ми воз­мож­ные исхо­ды и послед­ствия опе­ра­ции име­ет пра­во толь­ко тот врач, кото­рый берет на себя лич­ную ответ­ствен­ность за пред­сто­я­щее лече­ние. Толь­ко он и никто другой.

Во всех сомни­тель­ных слу­ча­ях, когда могут быть избра­ны раз­ные спо­со­бы лече­ния или пред­ло­же­ны ком­би­ни­ро­ван­ные мето­ды, совер­шен­но необ­хо­дим кон­си­ли­ум. Абсо­лют­но недо­пу­сти­мо в нашем деле мне­ние вра­ча любой ква­ли­фи­ка­ции о том, что он может оди­на­ко­во хоро­шо знать все мето­ды лече­ния, при­ме­ня­е­мые в онко­ло­гии: хирур­гию, луче­вую тера­пию, химио­те­ра­пию, имму­но­те­ра­пию и т. д. Если боль­но­му пред­сто­ит очень боль­шая и объ­ек­тив­но опас­ная опе­ра­ция, а суще­ству­ют дру­гие мето­ды лече­ния, может быть, менее ради­каль­ные, но даю­щие надеж­ду на выздо­ров­ле­ние или доста­точ­но дли­тель­ную ремис­сию, то врач обя­зан подроб­но рас­сказ ать боль­но­му и его род­ствен­ни­кам обо всех воз­мож­ных вари­ан­тах лечения.

В онко­ло­гии есть нема­ло вари­ан­тов забо­ле­ва­ния зло­ка­че­ствен­ны­ми ново­об­ра­зо­ва­ни­я­ми, когда аль­тер­на­ти­ва ясна и несо­мнен­на: ради­каль­ное лече­ние или смерть. Так обсто­ит дело, напри­мер, при опе­ра­бель­ном раке желуд­ка. Одна­ко в подоб­ных слу­ча­ях реше­ние вопро­са о при­ме­не­нии отно­си­тель­но опас­но­го для жиз­ни мето­да лече­ния выгля­дит ина­че, чем в общей, осо­бен­но в экс­трен­ной, хирур­гии. После­опе­ра­ци­он­ная леталь­ность при боль­ших опе­ра­ци­ях на лег­ких, пря­мой киш­ке, желуд­ке, пище­во­де, поч­ке, несмот­ря на все наши уси­лия, про­дол­жа­ет оста­вать­ся доволь­но высокой.

Кро­ме того, при самом тща­тель­ном выпол­не­нии опе­ра­ции с соблю­де­ни­ем всех прин­ци­пов онко­ло­ги­че­ской хирур­гии и ком­плекс­ном лече­нии нет гаран­тии от появ­ле­ния мета­ста­зов в бли­жай­шие меся­цы. При раке желуд­ка III ста­дии толь­ко 30–35% опе­ри­ро­ван­ных живут более 5 лет. Если чис­ло умер­ших в эти сро­ки при­нять за 100%, то почти 50% из них уми­ра­ют в тече­ние пер­вых двух лет, при­чем основ­ная часть в пер­вый год. Таким обра­зом, у части как буд­то успеш­но про­опе­ри­ро­ван­ных боль­ных сред­ний срок жиз­ни почти не пре­вы­ша­ет сред­не­го сро­ка жиз­ни неопе­ри­ро­ван­ных боль­ных раком желуд­ка. Из это­го сле­ду­ет, что реше­ние вопро­са об опе­ра­ции при раке желуд­ка совсем непро­стое и тре­бу­ет уче­та всех жиз­нен­ных обсто­я­тельств дан­но­го чело­ве­ка и обсуж­де­ния этих обсто­я­тельств с его род­ствен­ни­ка­ми и близкими.

Неоправ­дан­ный опти­мизм при­во­дит к тому, что через 1–2 года врач, обе­щав­ший пол­ное выздо­ров­ле­ние, ино­гда оста­ет­ся лицом к лицу с оси­ро­тев­шей семьей боль­но­го и дол­жен дер­жать перед ней ответ – преж­де все­го пото­му, что люди счи­та­ют: их род­ствен­ник умер не из-за запу­щен­но­сти болез­ни, а из-за недо­ста­точ­но­го мастер­ства врача.

Решить эту деон­то­ло­ги­че­скую зада­чу труд­но: всту­па­ет в про­ти­во­ре­чие, с одной сто­ро­ны, уве­рен­ность вра­ча в пол­ной бес­пер­спек­тив­но­сти даль­ней­шей жиз­ни боль­но­го раком (если ему не про­ве­де­но спе­ци­аль­ное лече­ние), с дру­гой – пока еще незна­чи­тель­ное чис­ло удач­ных исхо­дов тако­го лечения.

Это не озна­ча­ет, что нуж­но отка­зы­вать в опе­ра­ции боль­ным с опу­хо­ле­вым про­цес­сом III ста­дии. Огром­ный опыт онко­ло­ги­че­ской хирур­гии пока­зы­ва­ет, что даже при тяже­лых фор­мах рака желуд­ка с мета­ста­за­ми в сосед­ние орга­ны и в реги­о­наль­ные лим­фа­ти­че­ские узлы уда­ет­ся в отдель­ных слу­ча­ях достиг­нуть пол­но­го изле­че­ния. Про­ти­во­ре­чи­вость поло­же­ния онко­ло­га и хирур­га, обсуж­да­ю­щих вопро­сы о назна­че­нии опе­ра­ции каж­до­му боль­но­му, порож­да­ет зна­чи­тель­ные деон­то­ло­ги­че­ские труд­но­сти. В самом деле, отказ боль­но­го от опе­ра­ции вполне обос­но­ван­но сле­ду­ет счи­тать след­стви­ем деон­то­ло­ги­че­ской ошиб­ки. В то же вре­мя жало­бы род­ствен­ни­ков на вра­ча, у кото­ро­го умер боль­ной сра­зу или через очень корот­кий срок после боль­шой опе­ра­ции, – так­же след­ствие деон­то­ло­ги­че­ской ошиб­ки. Выход из это­го поло­же­ния толь­ко один. Когда обсле­до­ва­ние боль­но­го завер­ше­но и судь­ба его все­сто­ронне обсуж­де­на на кон­си­ли­у­ме, долж­ны состо­ять­ся две бесе­ды: одна с боль­ным, вто­рая – обя­за­тель­но в отсут­ствии боль­но­го – с близ­ки­ми ему людьми.

Луч­ше сна­ча­ла пого­во­рить с род­ствен­ни­ка­ми, а потом с боль­ным, пото­му что боль­шин­ство людей стре­мит­ся как мож­но ско­рее после пред­ло­же­ния сде­лать опе­ра­цию обсу­дить этот вопрос со сво­и­ми близ­ки­ми, а они долж­ны быть под­го­тов­ле­ны к это­му раз­го­во­ру. Боль­но­му сооб­ща­ют, что после все­сто­рон­не­го обсуж­де­ния опыт­ны­ми вра­ча­ми его забо­ле­ва­ния и состо­я­ния здо­ро­вья, с уче­том бук­валь­но всех обсто­я­тельств, нет дру­го­го выхо­да, кро­ме опе­ра­ции. Надо ска­зать, что у него, без­услов­но, изле­чи­мая фор­ма болез­ни, не назы­вая саму болезнь.

Как это ни стран­но, но боль­шин­ство боль­ных и не про­сят назвать диа­гноз. Если про­сят, то сле­ду­ет ска­зать, что у них погра­нич­ная фор­ма болез­ни, кото­рая в даль­ней­шем может перей­ти в рак, если свое­вре­мен­но не уда­лить забо­лев­ший орган. Толь­ко если боль­ной отка­зы­ва­ет­ся или колеб­лет­ся, а фор­ма забо­ле­ва­ния дей­стви­тель­но дает обос­но­ван­ную надеж­ду на выздо­ров­ле­ние, ниче­го не оста­ет­ся, как ска­зать паци­ен­ту, что у него изле­чи­мая фор­ма рака.

При бесе­де с род­ствен­ни­ка­ми тональ­ность долж­на быть иная. Если реше­ние об опе­ра­ции при­ня­то на вра­чеб­ном кон­си­ли­у­ме без­ого­во­роч­но, надо об этом ска­зать род­ствен­ни­кам боль­но­го, но ука­зать на воз­мож­ные ослож­не­ния и пусть неболь­шую, но име­ю­щу­ю­ся веро­ят­ность небла­го­при­ят­но­го исхо­да. Если опе­ра­ция дей­стви­тель­но необ­хо­ди­ма, реко­мен­да­ция долж­на быть кате­го­ри­че­ской, без­апел­ля­ци­он­ной. При нали­чии у вра­чей сомне­ний абсо­лют­но необ­хо­ди­мо вве­сти род­ствен­ни­ков в курс дела во избе­жа­ние даль­ней­ших недоразумений.

При этом дале­ко не без­раз­лич­но, кто ведет бесе­ды. Нель­зя важ­ней­ший раз­го­вор с боль­ным и его близ­ки­ми пору­чать моло­до­му вра­чу, пусть даже ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­му и доб­ро­со­вест­но­му, но по воз­рас­ту и слу­жеб­но­му поло­же­нию еще не вызы­ва­ю­ще­му боль­шо­го дове­рия у паци­ен­тов. Бесе­до­вать дол­жен наи­бо­лее авто­ри­тет­ный врач отде­ле­ния, хоро­шо под­го­тов­лен­ный не толь­ко вра­чеб­ным, но и жиз­нен­ным опы­том к реше­нию слож­ных деон­то­ло­ги­че­ских задач. При­сут­ствие леча­ще­го вра­ча при раз­го­во­ре так­же обязательно.

Необ­хо­ди­мо еще раз под­черк­нуть, что вопрос об опе­ра­ции или ином опас­ном для онко­ло­ги­че­ско­го боль­но­го мето­де лече­ния дол­жен решать­ся кол­лек­тив­но, а бесе­ду с боль­ным и его близ­ки­ми на эту тему обя­зан вести наи­бо­лее авто­ри­тет­ный для них врач дан­но­го кол­лек­ти­ва. Это долж­но стать нор­мой пове­де­ния людей, рабо­та­ю­щих в онко­ло­ги­че­ском отде­ле­нии, и не долж­но вызы­вать ника­ких внут­рен­них раз­но­гла­сий и вза­им­но­го недоверия.

То же сле­ду­ет ска­зать о выбо­ре хирур­га. Реше­ние это­го вопро­са тре­бу­ет от руко­во­ди­те­ля отде­ле­ния боль­шо­го так­та. Такой вопрос вооб­ще под­ни­мать не сто­ит. Обе сто­ро­ны под­ра­зу­ме­ва­ют, что боль­ной дове­ря­ет все­му кол­лек­ти­ву отде­ле­ния, а руко­во­ди­тель отде­ле­ния гаран­ти­ру­ет обес­пе­чить выпол­не­ние опе­ра­ции на необ­хо­ди­мом опе­ра­тив­но-тех­ни­че­ском уровне.

Если боль­ной и его род­ствен­ни­ки про­сят, что­бы опе­ра­цию выпол­нял опре­де­лен­ный врач и опе­ра­ция дей­стви­тель­но может быть выпол­не­на дан­ным вра­чом, то отка­зы­вать паци­ен­ту нет ника­ких осно­ва­ний, даже если этот врач не ведет непо­сред­ствен­но дан­но­го боль­но­го. Дру­гое реше­ние может при­ве­сти к отка­зу боль­но­го от опе­ра­ции и поте­ре вре­ме­ни, столь доро­го­го для само­го боль­но­го, на уго­во­ры и объяснения.

Толь­ко в том слу­чае, когда врач, заслу­жив­ший дове­рие сво­е­го паци­ен­та, не готов к выпол­не­нию опе­ра­ции тре­бу­е­мо­го объ­е­ма и слож­но­сти, заве­ду­ю­щий отде­ле­ни­ем в бесе­де с боль­ным и его близ­ки­ми дол­жен, под­черк­нув ува­же­ние к избран­но­му ими док­то­ру, ска­зать, что в отде­ле­нии име­ет­ся неко­то­рая спе­ци­а­ли­за­ция вра­чей. Про­филь же выбран­но­го вра­ча – несколь­ко иной. Он, заве­ду­ю­щий, лич­но обес­пе­чит каче­ствен­ное выпол­не­ние операции.

Быва­ет и обрат­ная ситу­а­ция, когда опыт­ней­ший руко­во­ди­тель отде­ле­ния в силу воз­рас­та или состо­я­ния сво­е­го здо­ро­вья не может выпол­нить дан­ную опе­ра­цию, а боль­ной дове­ря­ет имен­но ему, узнав от дру­гих паци­ен­тов, а ино­гда из печа­ти о его мастер­стве и хоро­ших исхо­дах опе­ра­ций, сде­лан­ных в про­шлые годы.

Каж­до­му опыт­но­му хирур­гу, осо­бен­но хирур­гу-онко­ло­гу, дела­ю­ще­му слож­ные мно­го­ча­со­вые объ­ем­ные опе­ра­ции, при­хо­дит­ся со вре­ме­нем отхо­дить непо­сред­ствен­но от рабо­ты у опе­ра­ци­он­но­го сто­ла, огра­ни­чи­вать свою опе­ра­тив­ную дея­тель­ность. Один или несколь­ко уче­ни­ков обго­ня­ют сво­е­го шефа в чисто тех­ни­че­ском отно­ше­нии, но еще не успе­ва­ют обре­сти его опы­та и муд­ро­сти, при­хо­дя­щих с годами.

Муд­рость учи­те­ля долж­на про­яв­лять­ся не толь­ко в диа­гно­сти­ке и выбо­ре так­ти­ки лече­ния, но и в уме­нии сохра­нить здо­ро­вый кол­лек­тив, не созда­вать кон­ку­рен­ции с уче­ни­ка­ми и на каж­дом эта­пе всей вра­чеб­ной жиз­ни зани­мать пра­виль­ное место в руко­во­ди­мом им кол­лек­ти­ве. В таком слу­чае веду­щий хирург-онко­лог объ­яс­ня­ет паци­ен­ту, обра­тив­ше­му­ся к нему с прось­бой лич­но опе­ри­ро­вать, что он обя­за­тель­но при­мет уча­стие в операции.

Рас­ста­нов­ка сил у опе­ра­ци­он­но­го сто­ла, осо­бен­но сей­час, когда боль­шин­ство опе­ра­ций выпол­ня­ет­ся под нар­ко­зом, в кон­це кон­цов, оста­ет­ся для боль­но­го неиз­вест­ной. У него долж­на быть пол­ная уве­рен­ность в том, что опе­ра­цию выпол­ня­ет «пер­вый состав» опе­ра­то­ров, и ни в коем слу­чае не дол­жен иметь место обман. Ниги­лизм в этих слу­ча­ях не допу­стим. Несо­блю­де­ние «риту­а­ла» ста­но­вит­ся извест­но дру­гим боль­ным и может слу­жить при­чи­ной отка­зов от опе­ра­ций. В тех слу­ча­ях, когда не соблю­да­ют­ся эти про­стые деон­то­ло­ги­че­ские пра­ви­ла, неми­ну­е­мо воз­ни­ка­ет кон­фликт­ная ситуация.

В созда­нии душев­ной атмо­сфе­ры важ­ную роль игра­ет сред­ний меди­цин­ский пер­со­нал как в поли­кли­ни­ке, так и в ста­ци­о­на­ре. Мно­гие меди­цин­ские сест­ры отлич­но пони­ма­ют свое место в систе­ме онко­ло­ги­че­ской служ­бы, пра­виль­но оце­ни­ва­ют душев­ное состо­я­ние боль­ных. Все же рабо­та меди­цин­ской сест­ры в онко­ло­ги­че­ском отде­ле­нии очень труд­на, и дале­ко не каж­дая по сво­е­му внут­рен­не­му скла­ду спо­соб­на рабо­тать в слож­ной атмо­сфе­ре онко­ло­ги­че­ско­го учре­жде­ния. С. Б. Корж при­во­дит сле­ду­ю­щий яркий пример:

Меди­цин­ская сест­ра X. про­фес­си­о­наль­ные обя­зан­но­сти испол­ня­ла хоро­шо и акку­рат­но. Ни разу не под­вер­га­лась адми­ни­стра­тив­но­му взыс­ка­нию. Но вот фак­ты, сви­де­тель­ству­ю­щие о том, что выбор про­фес­сии у нее ока­зал­ся оши­боч­ным, рабо­та­ет сест­ра без души.

Боль­ная попро­си­ла у сест­ры поро­шок от голов­ной боли. Про­шел час, а может быть и боль­ше, но поро­шок сест­ра так и не дала. Когда боль­ная сно­ва обра­ти­лась с прось­бой дать ей поро­шок, сест­ра рас­сер­ди­лась и ска­за­ла: «Подо­жде­те, от голов­ной боли не умре­те, а умре­те от той болез­ни, с кото­рой при­шли сюда». Это было ска­за­но в пала­те в при­сут­ствии еще несколь­ких боль­ных раком шей­ки матки.

После тако­го откро­вен­но­го заяв­ле­ния меди­цин­ской сест­ры боль­ные были крайне рас­стро­е­ны, пла­ка­ли и надол­го лиши­лись душев­но­го покоя. Меся­цем поз­же эта сест­ра в дру­гой пала­те на вопрос боль­ной, какая у нее болезнь, отве­ти­ла: «Если я ска­жу, что у Вас, мне док­тор язык отре­жет». Это было ска­за­но боль­ной, кото­рая за час до это­го была в глу­бо­ком обмо­ро­ке… Столь явная жесто­кость заста­ви­ла заве­ду­ю­ще­го отде­ле­ния при­гла­сить сест­ру для объ­яс­не­ния в свой каби­нет. Свое отно­ше­ние к боль­ным, к сво­ей про­фес­сии она выра­зи­ла одной фра­зой: «Я им солн­цем не буду».

Мно­гие жало­бы воз­ни­ка­ют из-за непол­ной инфор­ма­ции, кото­рую боль­ные и их род­ствен­ни­ки полу­ча­ют от сред­них меди­цин­ских работ­ни­ков, сани­та­рок и сосе­дей по пала­те. При­чи­на это­го преж­де все­го в недо­ста­точ­ной деон­то­ло­ги­че­ской ква­ли­фи­ка­ции неко­то­рых вра­чей, кото­рые не нахо­дят вре­ме­ни или жела­ния для исчер­пы­ва­ю­щих бесед с заин­те­ре­со­ван­ны­ми лица­ми. Отсут­ствие инфор­ма­ции при край­ней в ней необ­хо­ди­мо­сти у боль­ных со зло­ка­че­ствен­ны­ми ново­об­ра­зо­ва­ни­я­ми, пере­жи­ва­ю­щих есте­ствен­ный для этой кате­го­рии паци­ен­тов страх, вынуж­да­ет их искать новые источ­ни­ки инфор­ма­ции, часто совер­шен­но неком­пе­тент­ные, из кото­рых боль­ные полу­ча­ют извра­щен­ную харак­те­ри­сти­ку леча­щих их вра­чей, фан­та­сти­че­ские све­де­ния о яко­бы необык­но­вен­но эффек­тив­ных лекар­ствах, кото­рые начи­на­ют сроч­но «доста­вать» и т. д. Начи­на­ют­ся поис­ки допол­ни­тель­ных кон­суль­тан­тов и иных мето­дов лече­ния. В резуль­та­те вокруг боль­но­го созда­ет­ся крайне нер­воз­ная обста­нов­ка, меша­ю­щая про­ве­де­нию запла­ни­ро­ван­но­го и тща­тель­но про­ду­ман­но­го обсле­до­ва­ния и лечения.

Для онко­ло­ги­че­ских боль­ных харак­тер­ны попыт­ки кон­суль­ти­ро­вать­ся со мно­ги­ми вра­ча­ми в раз­ных учре­жде­ни­ях. При этом ими дви­жет есте­ствен­ное и вполне объ­яс­ни­мое жела­ние пре­одо­леть страх, может быть, обна­ру­жить ошиб­ку в диа­гно­зе и услы­шать пред­ло­же­ние менее нагру­зоч­но­го, более щадя­ще­го лече­ния. При этом мно­гие боль­ные тща­тель­но скры­ва­ют как от кон­суль­тан­та, так и от сво­е­го леча­ще­го вра­ча фак­ты обра­ще­ния к дру­го­му вра­чу, исхо­дя при этом из сле­ду­ю­щих сооб­ра­же­ний. Во-пер­вых, они не хотят оби­деть сво­е­го вра­ча, испор­тить с ним отно­ше­ния види­мо­стью недо­ве­рия. Во-вто­рых, боль­ные хотят услы­шать от кон­суль­тан­та его соб­ствен­ное мне­ние, не свя­зан­ное с пред­ше­ству­ю­щим диагнозом.

В таких слу­ча­ях совсем нетруд­но дога­дать­ся о том, что про­ис­хо­дит. Леча­щий врач совер­ша­ет деон­то­ло­ги­че­скую ошиб­ку, если хоть сколь­ко-нибудь дает понять боль­но­му о сво­ей оби­де на недо­ве­рие, даже если она име­ет­ся. В дей­стви­тель­но­сти врач может оби­жать­ся толь­ко на себя, ибо обра­ще­ние боль­но­го к дру­го­му вра­чу за сове­том сви­де­тель­ству­ет о том, что он, врач, недо­ста­точ­но авто­ри­те­тен для сво­е­го паци­ен­та. Зна­чит, он не все сде­лал убе­ди­тель­но, сам свое­вре­мен­но не понял это и так ую кон­суль­та­цию не организовал.

Нор­маль­ным поло­же­ни­ем с деон­то­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния долж­но быть уча­стие леча­ще­го вра­ча во всех кон­суль­та­ци­ях и кон­си­ли­у­мах, каса­ю­щих­ся его боль­но­го. Он дол­жен сам опре­де­лить, кому и когда пока­зать боль­но­го и свое­вре­мен­но инфор­ми­ро­вать его о сво­их пла­нах, поза­бо­тить­ся о его душе­по­пе­че­нии со сто­ро­ны Церк­ви. Тогда не будет поис­ков опыт­ных вра­чей на сто­роне, кон­суль­та­ций испод­тиш­ка, про­ти­во­ре­чи­вых суж­де­ний, порож­да­ю­щих у боль­но­го рас­те­рян­ность, неуве­рен­ность и веду­щих к поте­ре вре­ме­ни и отсроч­ке нача­ла лечения.

Пове­де­ние, деон­то­ло­ги­че­ская под­го­тов­ка вра­ча, к кото­ро­му обра­ща­ют­ся за кон­суль­та­ци­ей, обыч­но име­ю­ще­го боль­шой стаж и обшир­ные науч­ные зва­ния, игра­ют очень боль­шую роль в судь­бе боль­но­го. Неред­ко кон­суль­тант ока­зы­ва­ет­ся в слож­ном поло­же­нии, не полу­чая к момен­ту осмот­ра ком­плек­са объ­ек­тив­ных дан­ных, уже собран­ных к это­му вре­ме­ни леча­щим врачом.

Учи­ты­вая слож­ность поста­нов­ки раз­вер­ну­то­го и обос­но­ван­но­го онко­ло­ги­че­ско­го диа­гно­за и выра­бот­ки пра­виль­но­го совре­мен­но­го так­ти­че­ско­го реше­ния, кон­суль­тант, согла­ша­ясь на осмотр боль­но­го, обсле­ду­е­мо­го в дру­гом учре­жде­нии, как пра­ви­ло, дол­жен поста­вить усло­вие, что­бы боль­но­го пред­ста­вил леча­щий врач, имея на руках все дан­ные обсле­до­ва­ния. Тогда кон­суль­та­ция сра­зу при­об­ре­та­ет пра­виль­ный харак­тер и может поз­во­лить дей­стви­тель­но очень опыт­но­му вра­чу дать полез­ные сове­ты по уточ­не­нию диа­гно­за и выбо­ру адек­ват­но­го мето­да лече­ния. Если уча­стие леча­ще­го вра­ча в кон­суль­та­ции невоз­мож­но, но он зна­ет о ней, то до осмот­ра боль­но­го кон­суль­тант по теле­фо­ну или иным спо­со­бом дол­жен полу­чить у леча­ще­го вра­ча необ­хо­ди­мые све­де­ния, а итог сво­ей бесе­ды с боль­ным обя­за­тель­но сооб­щить ему до того, как боль­ной вновь при­дет на при­ем. Толь­ко такое пове­де­ние явля­ет­ся деон­то­ло­ги­че­ски обос­но­ван­ным и оправданным.

Явля­ясь пред­ста­ви­те­лем, а ино­гда и руко­во­ди­те­лем опре­де­лен­но­го направ­ле­ния в онко­ло­гии, утвер­ждая и про­па­ган­ди­руя свою сло­жив­шу­ю­ся систе­му взгля­дов, кон­суль­тант не дол­жен, не име­ет пра­ва забы­вать, что его точ­ка зре­ния может быть не един­ствен­но пра­виль­ной, а глав­ное, что боль­но­му нет дела до науч­ных раз­но­гла­сий. При­ме­ром могут слу­жить раз­но­гла­сия по пово­ду лече­ния рака молоч­ной железы.

Ленин­град­ская шко­ла онко­ло­гов на про­тя­же­нии мно­гих лет регу­ляр­но про­па­ган­ди­ро­ва­ла и прак­ти­ко­ва­ла при­ме­не­ние после­опе­ра­ци­он­ной химио­те­ра­пии при срав­ни­тель­но ран­них фор­мах рака этой лока­ли­за­ции. В это же вре­мя в МНИОИ им. П. А. Гер­це­на при этих же фор­мах при­ме­ня­лось толь­ко хирур­ги­че­ское лече­ние. При ана­ли­зе отда­лен­ных резуль­та­тов полу­че­ны прак­ти­че­ски оди­на­ко­вые дан­ные. Сле­до­ва­тель­но, до тех пор, пока не будут завер­ше­ны веду­щи­е­ся сей­час во мно­гих стра­нах круп­ные ран­до­ми­зи­ро­ван­ные иссле­до­ва­ния, кото­рые поз­во­лят объ­ек­тив­но уста­но­вить дей­стви­тель­но опти­маль­ные мето­ды лече­ния при­ме­ни­тель­но к каж­дой ста­дии и фор­ме болез­ни, никто из вра­чей не име­ет пра­ва в раз­го­во­ре с боль­ны­ми отри­ца­тель­но отзы­вать­ся о мето­дах, при­ме­ня­е­мых в дру­гих учре­жде­ни­ях, порож­дая у паци­ен­тов сомне­ния в пра­виль­но­сти реко­мен­ду­е­мо­го или про­ве­ден­но­го лечения.

Вот дру­гой при­мер. В ряде науч­ных иссле­до­ва­ний, выпол­нен­ных на боль­шом, но ретро­спек­тив­ном мате­ри­а­ле, было дока­за­но, что при мела­но­ме кожи надо про­из­во­дить про­фи­лак­ти­че­скую лим­фа­де­нэк­то­мию. Это каза­лось оче­вид­ным преж­де все­го пото­му, что при иссле­до­ва­нии уда­лен­ных с про­фи­лак­ти­че­ской целью лим­фа­ти­че­ских узлов почти в 1/4 наблю­де­ний обна­ру­жи­ва­ли мета­ста­зы мела­но­мы. Меж­ду­на­род­ное ран­до­ми­зи­ро­ван­ное иссле­до­ва­ние, про­ве­ден­ное с уча­сти­ем рос­сий­ских уче­ных, на очень боль­шом чис­ле тща­тель­но кон­тро­ли­ру­е­мых наблю­де­ний поз­во­ли­ло уста­но­вить, что про­фи­лак­ти­че­ская лим­фа­де­нэк­то­мия при мела­но­ме кожи не улуч­ша­ет резуль­та­тов лече­ния, в то вре­мя как лечеб­ная лим­фа­де­нэк­то­мия при паль­пи­ру­е­мых узлах, несо­мнен­но, полез­на. Какое же осно­ва­ние име­ли вра­чи заяв­лять боль­ным, кото­рым лече­ние пер­вич­но­го оча­га про­ве­де­но без про­фи­лак­ти­че­ской лим­фа­де­нэк­то­мии, о непра­виль­ной, оши­боч­ной так­ти­ке лечив­ше­го их врача?

Оце­ни­вая назна­чен­ное или про­ве­ден­ное лече­ние, кон­суль­тант толь­ко тогда име­ет пра­во в осто­рож­ной фор­ме, да и то не боль­но­му, а леча­ще­му вра­чу, посо­ве­то­вать изме­не­ние так­ти­ки или допол­ни­тель­ное лече­ние, если он уве­рен в недо­ста­точ­но­сти, неадек­ват­но­сти лече­ния, при­чем не толь­ко со сво­ей лич­ной точ­ки зре­ния, но и исхо­дя из основ­ных, име­ю­щих прин­ци­пи­аль­ное зна­че­ние фак­то­ров прогноза.

Так, напри­мер, в онко­ло­гии вне зави­си­мо­сти от общих уста­но­вок кон­крет­ной кли­ни­ки, пред­став­ля­ет­ся необ­хо­ди­мым про­ве­де­ние ком­плекс­ной или ком­би­ни­ро­ван­ной тера­пии рака молоч­ной желе­зы при нали­чии реги­о­нар­ных, осо­бен­но мно­же­ствен­ных мета­ста­зов. Эта точ­ка зре­ния на дан­ном эта­пе раз­ви­тия онко­ло­гии явля­ет­ся обще­при­ня­той, и раз­но­гла­сия каса­ют­ся толь­ко выбо­ра спо­со­бов допол­ни­тель­но­го воз­дей­ствия (луче­вая тера­пия, химио­те­ра­пия и т. д.), а так­же после­до­ва­тель­но­сти их при­ме­не­ния. Поэто­му, напри­мер, если во вре­мя кон­суль­та­ции боль­ной раком молоч­ной желе­зы ста­дии Т2-N2-МО леча­щий врач решил огра­ни­чить­ся толь­ко хирур­ги­че­ским лече­ни­ем, то кон­суль­тант дол­жен вне­сти кор­рек­ти­вы в план тера­пии, но сде­лать это осто­рож­но, не вну­шая боль­ной мыс­ли о непра­виль­но­сти про­во­ди­мых мероприятий.

Если же боль­ной назна­че­на химио­те­ра­пия, а кон­суль­тант пред­по­чи­та­ет соче­та­ние луче­вой и гор­мо­наль­ной тера­пии, он не име­ет мораль­но­го пра­ва менять назна­че­ние. Мож­но толь­ко при кон­так­те с леча­щим вра­чом, а отнюдь не с боль­ной, попы­тать­ся обос­но­вать реко­мен­ду­е­мые поправ­ки пла­на лече­ния. Вся­кое иное пове­де­ние кон­суль­тан­та с деон­то­ло­ги­че­ских пози­ций невер­но, ибо ухуд­ша­ет душев­ное состо­я­ние боль­ной, порож­да­ет сомне­ния в пра­виль­но­сти про­во­ди­мо­го лече­ния со все­ми выте­ка­ю­щи­ми отсю­да последствиями.

Наи­боль­шие деон­то­ло­ги­че­ские труд­но­сти встре­ча­ют­ся при меди­цин­ской помо­щи онко­ло­ги­че­ским боль­ным IV кли­ни­че­ской груп­пы. Как извест­но, ответ­ствен­ность за этих боль­ных несут участ­ко­вые тера­пев­ты при кон­суль­та­ции и помо­щи рай­он­ных онко­ло­гов. Одна­ко, имен­но участ­ко­вые тера­пев­ты наи­ме­нее под­го­тов­ле­ны в вопро­сах деон­то­ло­гии при­ме­ни­тель­но к онко­ло­ги­че­ским боль­ным. Чаще все­го непра­виль­ное пове­де­ние вра­чей заклю­ча­ет­ся в том, что они, встре­ча­ясь со зна­чи­тель­ны­ми пси­хо­ло­ги­че­ски­ми труд­но­стя­ми у посте­ли нахо­дя­ще­го­ся дома тяже­ло­го боль­но­го без пер­спек­ти­вы пол­но­го выздо­ров­ле­ния, воль­но или неволь­но стре­мят­ся огра­ни­чить обще­ние с этим чело­ве­ком, ред­ко посе­ща­ют его, не уме­ют создать обста­нов­ку борь­бы за его здо­ро­вье и жизнь. У боль­но­го появ­ля­ют­ся, кро­ме стра­ха за свою судь­бу, ощу­ще­ние забро­шен­но­сти, ненуж­но­сти, отрешенности.

В то же вре­мя врач, при­ме­няя эле­мен­тар­ные при­е­мы пси­хо­те­ра­пии, регу­ли­руя пита­ние и физио­ло­ги­че­ские отправ­ле­ния боль­но­го, свое­вре­мен­но пере­вя­зы­вая его или осво­бож­дая поло­сти тела от жид­ко­стей (эва­ку­а­ция асци­ти­че­ской или плев­раль­ной жид­ко­сти и т. д.), может суще­ствен­но улуч­шить общее состо­я­ние паци­ен­та. Даже самый тяже­ло­боль­ной при уме­лом пове­де­нии вра­ча и род­ствен­ни­ков спо­со­бен верить в успех лечения.

При­ме­ром тому может слу­жить исто­рия болез­ни Н. И. Пиро­го­ва. В 1881 г. меди­цин­ская обще­ствен­ность тор­же­ствен­но отме­ча­ла полу­ве­ко­вой юби­лей вра­чеб­ной и науч­ной дея­тель­но­сти выда­ю­ще­го­ся хирур­га. В неболь­шое укра­ин­ское село Виш­ня, где жил «ста­рый врач» (так Н. И. Пиро­гов назвал себя в «Днев­ни­ке», над кото­рым рабо­тал как раз в те дни), со всех кон­цов Рос­сии посту­па­ли при­вет­ствен­ные посла­ния. Раз­лич­ные меди­цин­ские обще­ства и инсти­ту­ты избра­ли Н. И. Пиро­го­ва сво­им почет­ным чле­ном; в его честь откры­ли мемо­ри­аль­ные пала­ты, были учре­жде­ны имен­ные стипендии.

Нико­лай Ива­но­вич дав­но не испы­ты­вал тако­го духов­но­го подъ­ема. И если бы не язвоч­ка во рту, кото­рая ино­гда сад­ни­ла и тем дава­ла о себе знать, все было бы вели­ко­леп­но. «Не рако­вая ли это шту­ка?» – ино­гда спра­ши­вал жену Пиро­гов и тут же гнал от себя эту страш­ную мысль.

При­бли­жа­лось 21 мая – «круг­лая» дата и к уль­ми­на­ция тор­же­ства. Нико­лай Ива­но­вич при­был в Моск­ву, почет­ным граж­да­ни­ном кото­рой он стал в эти дни. Его чество­ва­ли в уни­вер­си­те­те. Худож­ник И. Е. Репин изъ­явил жела­ние писать порт­рет хирур­га, и Пиро­гов несколь­ко раз пози­ро­вал ему.

Заня­тый юби­лей­ны­ми тор­же­ства­ми, он совер­шен­но забыл о ран­ке во рту и толь­ко через несколь­ко дней после при­ез­да в Моск­ву пока­зал ее про­фес­со­ру Н. В. Скли­фо­сов­ско­му. Язвоч­ка тем вре­ме­нем успе­ла уве­ли­чить­ся. Диа­гноз не вызы­вал сомне­ний: рак верх­ней челю­сти. На сле­ду­ю­щий же день собрал­ся авто­ри­тет­ный вра­чеб­ный кон­си­ли­ум, кото­рый при­нял реше­ние об опе­ра­ции зна­ме­ни­то­го хирурга.

Весть эта тяже­ло трав­ми­ро­ва­ла Пиро­го­ва. С тру­дом выси­дев на гран­ди­оз­ном бан­ке­те в Дво­рян­ском собра­нии, кото­рый про­во­дил­ся в его честь, он по насто­я­нию жены и близ­ких уехал в Вену к зна­ме­ни­то­му евро­пей­ско­му хирур­гу Тео­до­ру Биль­ро­ту. Осмот­рев боль­но­го, Биль­рот кате­го­ри­че­ски отверг постав­лен­ный ранее диа­гноз и успо­ко­ил сво­е­го гени­аль­но­го паци­ен­та. По сви­де­тель­ству сопро­вож­дав­ше­го Н. И. Пиро­го­ва в этой поезд­ке док­то­ра С. С. Шкля­рев­ско­го, «рас­по­ло­же­ние духа Н. И. Пиро­го­ва в Вене рез­ко и быст­ро изме­ни­лось: из уби­то­го и дрях­ло­го ста­ри­ка, каким он был во вре­мя доро­ги от Моск­вы до Вены, он опять сде­лал­ся бод­рым и све­жим… Н. И. и сопро­вож­дав­шие его были пол­ны счастья».

Биль­рот пода­рил на память Пиро­го­ву свою фото­гра­фию с такой над­пи­сью на обо­ро­те: «Ува­жа­е­мо­му учи­те­лю Нико­лаю Пиро­го­ву. – Прав­ди­вость и ясность мыс­лей и чувств как в сло­вах, так и в делах явля­ют­ся сту­пень­ка­ми лест­ни­цы, кото­рая при­бли­жа­ет чело­ве­ка к богам. К Вам, кото­рый дол­жен сле­до­вать по это­му не все­гда без­опас­но­му пути как надеж­ный вождь, все­гда мое рев­ност­ное стремление.

Ваш искрен­ний почи­та­тель и друг – Бильрот».

Нико­лай Ива­но­вич по воз­вра­ще­нии домой выслал ему свой порт­рет. Бод­рое и хоро­шее настро­е­ние, вызван­ное кате­го­ри­че­ским заклю­че­ни­ем Биль­ро­та о доб­ро­ка­че­ствен­ной при­ро­де язвы, про­дер­жа­лось у Пиро­го­ва почти до самой смерти.

Ошиб­ся ли Биль­рот в диа­гно­зе? Из опуб­ли­ко­ван­ных эпи­сто­ляр­ных мате­ри­а­лов извест­но, что он знал об истин­ном харак­те­ре забо­ле­ва­ния. Одна­ко пре­клон­ный воз­раст боль­но­го и запу­щен­ность про­цес­са не поз­во­ля­ли ему пред­ла­гать опе­ра­цию. «Вряд ли он пере­нес бы опе­ра­цию; но даже и при бла­го­при­ят­ном исхо­де ее надо было бы опа­сать­ся очень ско­ро­го реци­ди­ва», – писал он в Рос­сию док­то­ру Вывод­це­ву. Биль­рот исполь­зо­вал свой непре­ре­ка­е­мый авто­ри­тет, что­бы вну­шить Пиро­го­ву надежд у на бла­го­при­ят­ный исход болез­ни и тем самым обес­пе­чил ему душев­ное успо­ко­е­ние. «…Мне хоте­лось отвлечь вни­ма­ние боль­но­го от харак­те­ра его болез­ни, под­дер­жать в нем твер­дость духа и тер­пе­ние… Я посту­пил так, как мне пред­пи­сы­ва­ли мой долг и мно­го­лет­ний опыт…», – объ­яс­нял он свое пове­де­ние тому же адресату.

Серд­це­ви­ну меди­ци­ны состав­ля­ет мило­сер­дие, и если нель­зя помочь боль­но­му ради­каль­но, то надо все­ми сила­ми стре­мить­ся облег­чить его страдания.

Боль­шин­ство жалоб воз­ни­ка­ют при отказ е в гос­пи­та­ли­за­ции боль­ным IV кли­ни­че­ской груп­пы. Не ред­ко руко­во­ди­те­ли орга­нов и учре­жде­ний здра­во­охра­не­ния не дела­ют раз­ни­цы в поня­ти­ях гос­пи­та­ли­за­ции «по уходу».

Пер­вое поня­тие – сугу­бо меди­цин­ское, и для пал­ли­а­тив­ной тера­пии боль­ных обя­за­ны гос­пи­та­ли­зи­ро­вать без­от­каз­но. Име­ет­ся в виду гос­пи­та­ли­за­ция для нало­же­ния про­ти­во­есте­ствен­но­го зад­не­го про­хо­да, лик­ви­да­ции сте­но­за дыха­тель­ных путей и дру­гих важ­ных нера­ди­каль­ных опе­ра­ций и манипуляций.

Деон­то­ло­ги­че­ски пра­виль­но опре­де­лить пока­за­ния к пал­ли­а­тив­но­му лече­нию тогда, когда оно не вызва­но экс­трен­ны­ми пока­за­ни­я­ми, пого­во­рить с боль­ным и его род­ствен­ни­ка­ми о реаль­ном сро­ке поме­ще­ния паци­ен­та в ста­ци­о­нар и объ­яс­нить, зачем это дела­ет­ся. Пал­ли­а­тив­ная тера­пия почти все­гда при­но­сит боль­ным облег­че­ние, и они охот­но воз­вра­ща­ют­ся домой, осо­бен­но, если нахо­дят­ся в хоро­шем кон­так­те с участ­ко­вым вра­чом и рай­он­ным онко­ло­гом и уве­ре­ны, что дома будут окру­же­ны вни­ма­ни­ем и полу­чат всю необ­хо­ди­мую меди­цин­скую помощь. Если же врач ведет себя непра­виль­но, не пони­ма­ет задач деон­то­ло­гии, то воз­ни­ка­ют недо­ра­зу­ме­ния и тогда жало­бы неиз­беж­ны.

Вто­рое поня­тие – гос­пи­та­ли­за­ция «по ухо­ду» – соци­аль­ное и озна­ча­ет гос­пи­та­ли­за­цию тех боль­ных, кото­рые не име­ют род­ствен­ни­ков или их быто­вые усло­вия не поз­во­ля­ют доста­точ­но пол­но орга­ни­зо­вать меди­цин­скую помощь на дому. Опыт пока­зы­ва­ет, что если таким боль­ным в гос­пи­та­ли­за­ции отка­зы­ва­ют и они начи­на­ют обра­щать­ся в выше­сто­я­щие инстан­ции, то рано или позд­но все рав­но их гос­пи­та­ли­зи­ру­ют, даже если руко­во­ди­те­лю учре­жде­ния здра­во­охра­не­ния соци­аль­ная обос­но­ван­ность тре­бо­ва­ний боль­но­го и его близ­ких пред­став­ля­ет­ся недо­ста­точ­ной. Поэто­му не сле­ду­ет наста­и­вать на отка­зе и давать сове­ты род­ствен­ни­кам боль­но­го о реор­га­ни­за­ции их быта и тру­да для обслу­жи­ва­ния тяже­ло­го боль­но­го на дому.

Вра­чи обя­за­ны забо­тить­ся не толь­ко о спа­се­нии жиз­ни чело­ве­ка, но и о созда­нии вокруг боль­но­го обод­ря­ю­щей мораль­ной атмо­сфе­ры. Если воз­ни­ка­ет кон­фликт­ная обста­нов­ка вокруг боль­но­го со зло­ка­че­ствен­ной опу­хо­лью, отно­ся­ще­го­ся к IV кли­ни­че­ской груп­пе, долг вра­ча най­ти воз­мож­ность хотя бы вре­мен­но изме­нить эту обста­нов­ку. Гос­пи­та­ли­за­ция в таких слу­ча­ях сра­зу рез­ко все меня­ет и лик­ви­ди­ру­ет конфликт.

^ Излечивается ли рак при совершении Церковных Таинств

Воз­мож­но ли изле­че­ние онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ний при совер­ше­нии цер­ков­ных таинств? Воз­мож­но, хотя это быва­ет неча­сто. Обыч­но изле­че­ние свя­за­но с внут­рен­ни­ми изме­не­ни­я­ми чело­ве­ка, насту­па­ю­щи­ми в Таин­стве Пока­я­ния. Очи­ще­ние души ведет к выздо­ров­ле­нию тела. В резуль­та­те собо­ро­ва­ния (Таин­ство еле­освя­ще­ния) Гос­по­дом про­ща­ют­ся чело­ве­ку гре­хи, совер­шен­ные им по неве­де­нию или забы­тые им в тече­ние жиз­нен­но­го пути за дав­но­стью лет. Собо­ро­ва­ние – таин­ство, во вре­мя или после кото­ро­го про­ис­хо­дит укреп­ле­ние душев­ных сил боль­но­го и улуч­ше­ние его физи­че­ско­го состо­я­ния вплоть до само­лик­ви­да­ции опухоли.

Слу­чаи помо­щи Божи­ей в виде исце­ле­ний воз­мож­ны после молитв перед ико­на­ми Божи­ей Мате­ри, моща­ми свя­тых угод­ни­ков Божи­их (см. при­ло­же­ния) и дру­ги­ми свя­ты­ня­ми. Ино­гда быва­ет, что после молитв чело­век не исце­ля­ет­ся от опу­хо­ли, а она как бы «засты­ва­ет», «замо­ра­жи­ва­ет­ся» в той ста­дии, на кото­рой чело­век при­шел с прось­бой к Богу. Есть груп­па боль­ных, кото­рые пере­хо­ди­ли все сро­ки, у кото­рых долж­но было про­изой­ти и мета­ста­зи­ро­ва­ние, и пере­ход в дру­гую ста­дию, но все «оста­но­ви­лось». Это про­яв­ле­ние дей­ствия бла­го­да­ти Божи­ей, укреп­ля­ю­щей душев­ный и телес­ный состав чело­ве­ка, по силе его веры и упо­ва­ния на Создателя.

Неред­ко паци­ент может полу­чить суще­ствен­ное улуч­ше­ние сво­е­го состо­я­ния и даже воз­мож­но выздо­ров­ле­ние при погру­же­нии в воды Свя­тых источ­ни­ков. Око­ло древ­них рус­ских мона­сты­рей и по сей день бьют источ­ни­ки, обла­да­ю­щие, кро­ме бла­го­дат­ной силы, при­род­ны­ми целеб­ны­ми свой­ства­ми вслед­ствие уни­каль­но­го хими­че­ско­го соста­ва воды, в них нахо­дя­щей­ся. В каж­дой епар­хии, каж­дой рос­сий­ской губер­нии есть свои мест­ные свя­ты­ни, о кото­рых мож­но узнать и к кото­рым мож­но и нуж­но прибегать.

Одна­ко вра­чу-онко­ло­гу и онко­ло­ги­че­ско­му боль­но­му сле­ду­ет знать, что воз­мо­жен и дру­гой про­цесс – быст­рое озло­ка­честв­ле­ние («малиг­ни­за­ция») опу­хо­лей. При­чи­ной это­му явля­ет­ся воз­дей­ствие экс­тра­сен­са, кол­ду­на, био­энер­ге­ти­ка и проч. во вре­мя обра­ще­ния к нему. Про­яв­ля­ет­ся дей­ствие дру­гой силы – сата­нин­ской, про­тив­ной по харак­те­ру дей­ствию бла­го­да­ти Божи­ей. Рас­пла­та за это – малигнизация.

^ Комментарий специалиста. К вопросу о несвоевременном обращении больных к онкологу

В насто­я­щее вре­мя доволь­но попу­ля­рен «метод» лече­ния рака по Шев­чен­ко (эмуль­си­ей вод­ки и рас­ти­тель­но­го мас­ла), а так­же лече­ние интер­фе­ро­на­ми. Интер­фе­ро­ны дей­стви­тель­но при­ме­ня­ют­ся в кли­ни­че­ской онко­ло­гии (Интрон, Рофе­рон, Реа­фе­рон и др.), но лишь при зло­ка­че­ствен­ной мела­но­ме в III–IV ста­ди­ях как допол­ни­тель­ное к ради­каль­но­му, либо как пал­ли­а­тив­ное лечение.

Мно­гие боль­ные пыта­ют­ся най­ти «хоро­ше­го трав­ни­ка» вме­сто того, что­бы лечить­ся у онко­ло­га. Неже­ла­ние идти к вра­чу для обсле­до­ва­ния и лече­ния вызва­но кро­ме стра­ха еще и ком­мер­ци­а­ли­за­ци­ей меди­ци­ны в наши дни. Появи­лись высо­ко­тех­но­ло­гич­ные мето­ды, не вхо­дя­щие в систе­му обя­за­тель­но­го меди­цин­ско­го стра­хо­ва­ния, т.е. доступ­ные толь­ко плат­но. Кро­ме того, зача­стую, име­ет место пря­мое пре­ступ­ное вымо­га­ние денег за лечение.

В ответ на нега­тив­ные изме­не­ния, про­ис­хо­дя­щие за послед­ние 10–15 лет в рос­сий­ском обще­стве, упал мораль­но-эти­че­ский уро­вень вра­чей и мед­се­стер. Из-за это­го боль­ные неохот­но идут к вра­чу, недоб­ро­со­вест­но выпол­ня­ют рекомендации.

К сожа­ле­нию, очень часто боль­ные люди, дога­ды­ва­ю­щи­е­ся о нали­чии у них рако­во­го забо­ле­ва­ния, совер­ша­ют нера­зум­ные, про­сто неле­пые дей­ствия. Напри­мер, отка­зы­ва­ют­ся от обсле­до­ва­ния, назна­чен­но­го вра­чом, хотя оно совре­мен­но, быст­ро и бес­плат­но; исче­за­ют из-под вра­чеб­но­го наблю­де­ния, когда их болезнь может про­грес­си­ро­вать; не отве­ча­ют на зон­ки из поли­кли­ни­ки с реко­мен­да­ци­ей прий­ти на при­ем; не при­ни­ма­ют лекар­ства. Со сто­ро­ны это выгля­дит как само­вре­ди­тель­ство, как скры­тая фор­ма само­убий­ства с помо­щью болез­ни. И это не еди­нич­ные сл учаи, а при­чи­на едва ли не поло­ви­ны всех запу­щен­ных слу­ча­ев рака. Слов­но люди не хотят жить, может быть, пото­му, что не видят смыс­ла в жизни.

Поло­жи­тель­ную роль игра­ет хоро­ший кон­так т боль­но­го с род­ствен­ни­ка­ми, кото­рые актив­но участ­ву­ют в обсле­до­ва­нии и лече­нии: кон­суль­ти­ру­ют­ся со спе­ци­а­ли­ста­ми, сопро­вож­да­ют боль­но­го в меди­цин­ское учре­жде­ние, опла­чи­ва­ют все рас­хо­ды, под­дер­жи­ва­ют пси­хо­ло­ги­че­ски. В резуль­та­те забо­ле­ва­ние выяв­ля­ет­ся и лечит­ся свое­вре­мен­но с хоро­шим про­гно­зом на буду­щее. Раз­ви­тое чув­ство дол­га боль­но­го перед дру­ги­ми людь­ми так­же спо­соб­ству­ет ско­рей­ше­му изле­че­нию: «ведь я дол­жен уха­жи­вать за роди­те­ля­ми», или «я дол­жен поста­вить на ноги детей». Воцер­ко­в­лен­нос ть б оль­но­го , по-види­мо­му, игра­ет опре­де­лен­ную роль в отно­ше­нии к болез­ни и лече­нию, но вра­чу слож­но оце­нить ее объ­ек­тив­но, это нахо­дит­ся в ком­пе­тен­ции священника.

врач-онко­лог
поли­кли­ни­ки №7 Нев­ско­го района
М.Ю.Григорьев

^ Питание и пост онкологического больного

Про­бле­мы пита­ния дав­но зани­ма­ют мно­гие умы, но до сих пор нет еди­но­го, обще­при­ня­то­го мне­ния на этот счет. Неко­то­рые счи­та­ют, что мож­но есть все, что хочет­ся. Иные дума­ют, что нера­ци­о­наль­ное пита­ние – чуть ли не глав­ная при­чи­на всех болез­ней и поэто­му пища долж­на быть тща­тель­но ото­бра­на. Мно­гие про­по­ве­ду­ют прин­цип: мож­но все, но понемножку.

Орга­низм чело­ве­ка настро­ен на вос­при­я­тие сме­шан­ной пищи, то есть содер­жа­щей одно­вре­мен­но и бел­ки, и жиры, и углеводы.

Коли­че­ство съе­да­е­мой пищи зави­сит от аппе­ти­та. Одним из его регу­ля­то­ров слу­жит уро­вень глю­ко­зы в кро­ви. Когда он повы­ша­ет­ся, сра­ба­ты­ва­ет центр насы­ще­ния, кото­рый рас­по­ло­жен в гипо­та­ла­му­се (отдел голов­но­го моз­га) и аппе­тит уменьшается.

В сред­нем и пожи­лом воз­расте чув­стви­тель­ность рецеп­то­ров гипо­та­ла­му­са сни­жа­ет­ся, и чело­век успе­ва­ет съесть боль­ше, чем нуж­но, пока сра­бо­та­ет регу­ля­тор аппе­ти­та. То же самое про­ис­хо­дит во вре­мя быст­рой еды, когда центр насы­ще­ния про­сто не успе­ва­ет сра­ба­ты­вать. Отсю­да поступ­ле­ние лиш­них кало­рий, кото­рые пре­об­ра­зу­ют­ся в жир. Мы потреб­ля­ем пищи суще­ствен­но боль­ше, чем необ­хо­ди­мо для жиз­ни и во мно­гом пото­му, что при­вык­ли к этому.

Вспом­ним доб­рым сло­вом аске­тов-подвиж­ни­ков, кото­рые вку­ша­ют всю жизнь крайне мало, но при этом до кон­ца дней сво­их сохра­ня­ют ясность ума, а зача­стую и кре­пость телес­ную. Те из чита­те­лей, кто хоть раз бывал в мона­сты­ре и сопри­кос­нул­ся с мона­ше­ским бытом, тра­пе­зой, навер­ня­ка могут сде­лать подоб­ный вывод – мы потреб­ля­ем все­го суще­ствен­но боль­ше, чем необ­хо­ди­мо для жиз­ни, и во мно­гом пото­му, что про­сто при­вык­ли к это­му. За изли­ше­ства рас­пла­чи­ва­ем­ся здоровьем.

Так как же все-таки питать­ся пра­виль­но? Оче­вид­но, что одно­знач­но­го отве­та на этот вопрос нет. Каж­дый народ име­ет свои кули­нар­ные тра­ди­ции и пита­ние в этих рам­ках оце­ни­ва­ет как пра­виль­ное. При­чем это каса­ет­ся как под­бо­ра про­дук тов и спо­со­бов их при­го­тов­ле­ния, так и крат­но­сти при­е­ма пищи.

Хоро­шее само­чув­ствие дол­гое вре­мя – вот един­ствен­ный кри­те­рий пра­виль­но­го питания.

В вопро­сах пита­ния суще­ству­ет мно­же­ство мне­ний, сре­ди кото­рых мож­но най­ти и пря­мо про­ти­во­по­лож­ные. В ито­ге каж­дый чело­век, учи­ты­вая раз­ные точ­ки зре­ния, реша­ет для себя, к како­му мне­нию при­слу­ши­вать­ся, при­ни­мая во вни­ма­ние то, что пита­ние здо­ро­вых людей и людей с раз­лич­ны­ми забо­ле­ва­ни­я­ми отли­ча­ет­ся. Но есть несколь­ко уни­вер­саль­ных пра­вил, сле­дуя кото­рым мож­но при­бли­зить­ся к иде­а­лу в том, что каса­ет­ся пита­ния. Эти пра­ви­ла насколь­ко про­сты, настоль­ко и трудновыполнимы.

  1. Есть надо толь­ко тогда, когда появит­ся аппе­тит и кишеч­ник будет сво­бо­ден от газов.
  2. Не сле­ду­ет есть пищу, кото­рая не нра­вит­ся, так как это выво­дит орга­низм из равновесия.
  3. Есть надо мед­лен­но, хоро­шо пере­же­вы­вая пищу и подоль­ше дер­жа ее во рту.
  4. Пре­кра­щать еду нуж­но до наступ­ле­ния пол­но­го насыщения.

В пита­нии, как и в меди­цине в целом, дол­жен соблю­дать­ся глав­ный прин­цип: «Не навре­ди». Поэто­му луч­ше недо­есть, чем переесть.

Орга­низм чело­ве­ка при­спо­соб­лен для потреб­ле­ния и усво­е­ния самой раз­но­об­раз­ной пищи, но обя­за­тель­но ли она долж­на быть еже­днев­но настоль­ко раз­но­об­раз­ной и како­вы истин­ные нор­мы потреб­ле­ния, вычис­лить до кон­ца так и не уда­лось. При­слу­ши­ва­ясь к сво­е­му орга­низ­му, важ­но точ­но знать, что ему нужно.

Часто воз­ни­ка­ет вопрос – соблю­дать ли пост онко­ло­ги­че­ским боль­ным? Одно­знач­но­го отве­та здесь так­же дать невоз­мож­но. Онко­ло­ги­че­ское забо­ле­ва­ние спо­соб­но вызвать поте­рю аппе­ти­та, нето­ле­рант­ность ко мно­гим про­дук­там пита­ния. Эту про­бле­му надо учи­ты­вать, в част­но­сти, во вре­мя поста. Одна­ко, в целом, умень­ше­ние в раци­оне пита­ния мяс­ной пищи бла­го­твор­но для онко­боль­ных. Вопро­сы дли­тель­но­сти и стро­го­сти поста, осо­бен­но мно­го­днев­но­го, необ­хо­ди­мо решать не само­чин­но, а по сове­ту со священником. 

В пред­опе­ра­ци­он­ном пери­о­де необ­хо­ди­мо уси­лен­ное пита­ние. В опе­ра­ци­он­ном и после­опе­ра­ци­он­ном пери­о­де до момен­та выздо­ров­ле­ния пост боль­но­му отме­ня­ет­ся. В свя­зи с тем, что в даль­ней­шем про­во­дят­ся химио и луче­вая тера­пия, вызы­ва­ю­щие силь­ную инток­си­ка­цию и ослаб­ле­ние орга­низ­ма, пост послаб­ля­ет­ся на молоч­ные про­дук­ты, рыбу. На всю после­ду­ю­щую жизнь пост для онко­ло­ги­че­ско­го боль­но­го носит щадя­щий характер. 

 

^ Молитвы об исцелении при онкологических заболеваниях

Насту­пит выздо­ров­ле­ние или нет – все в руках Божи­их. Несмот­ря на то, что в хри­сти­ан­ской тра­ди­ции чело­ве­ку пред­пи­сы­ва­ет­ся пере­но­сить болезнь муже­ствен­но, как «горь­кое лекар­ство», как сред­ство искуп­ле­ния оши­бок жиз­ни, не счи­та­ет­ся гре­хом про­сить Бога об исце­ле­нии или уми­ро­тво­ре­нии болез­нен­ных син­дро­мов. Прось­бы и вопро­ше­ния чело­ве­ка к Созда­те­лю церк­ви назы­ва­ют­ся молитвами.

При­ве­дем неко­то­рые из них.

^ Краткая молитва болящего ко Господу

Гос­по­ди, Ты видишь мою болезнь, Ты зна­ешь, как я гре­шен и немо­щен, помо­ги мне тер­петь и бла­го­да­рить Твою благость.

Гос­по­ди, соде­лай, что­бы болезнь эта была в очи­ще­ние мно­же­ства гре­хов моих. Аминь.

^ Молитва ко Пресвятой Богородице пред чудотворной Ее иконой «Всецарица»

Образ Божи­ей Мате­ри «Все­ца­ри­ца» нахо­дит­ся в Афон­ском мона­сты­ре Вато­пед и с дав­них вре­мен при­вле­ка­ет страж­ду­щих, ищу­щих заступ­ни­че­ства Пре­чи­стой Девы в раз­лич­ных неду­гах. Осо­бен­но извест­ны слу­чаи чудес­ной помо­щи, подан­ной чрез ико­ну «Все­ца­ри­ца» страж­ду­щим от рака.

О, пре­чи­стая Бого­ма­ти, Все­ца­ри­це! Услы­ши мно­го­бо­лез­нен­ное воз­ды­ха­ние наше пред чудо­твор­ною ико­ною Тво­ею, из уде­ла Афон­ско­го в Рос­сию пре­не­сен­ною, при­з­ри на чад Тво­их, неис­цель­ны­ми неду­ги страж­ду­щих, ко свя­то­му обра­зу Тво­е­му с верою припадающих!

Яко же пти­ца кри­ло­ма покры­ва­ет птен­цы своя, тако и Ты ныне, прис­но жива сущи, покрый нас мно­го­це­леб­ным Тво­им омо­фо­ром. Тамо, иде­же надеж­да исче­за­ет, несум­нен­ную Надеж­дою буди. Тамо, иде­же лютыя скор­би пре­воз­мо­га­ют, Тер­пе­ни­ем и Осла­бою яви­ся. Тамо, иде­же мрак отча­я­ния в души все­ли­ся, да воз­си­я­ет неиз­ре­чен­ный свет Боже­ства! Мало­душ­ныя уте­ши, немощ­ныя укре­пи, оже­сто­чен­ным серд­цам умяг­че­ние и про­све­ще­ние даруй. Исце­ли боля­щия люди Твоя, о Все­ми­ло­сти­вая Цари­це! Ум и руки вра­чу­ю­щих нас бла­го­сла­ви, да послу­жат ору­ди­ем Все­мощ­на­го Вра­ча Хри­ста Спа­са нашего.

Яко живей Ти, сущей с нами, молим­ся пред ико­ною Тво­ею, о Вла­ды­чи­це! Про­стри руце Твои, испол­нен­ныя исце­ле­ния и врач­бы, Радо­сте скор­бя­щих, в печа­лех Уте­ше­ние! Да чудо­твор­ную помощь ско­ро полу­чив, про­слав­ля­ем Живо­на­чаль­ную и Нераз­дель­ную Тро­и­цу, Отца и Сына и Свя­та­го Духа, во веки веков. Аминь.

^ Молитва Святому Великомученику и целителю Пантелеимону

Всю жизнь свою на зем­ле свя­той Пан­те­ле­и­мон посвя­тил помо­щи страж­ду­щим, боль­ным и убо­гим. Он лечил людей «без­мезд­но», то есть не брал с них пла­ты. Мно­го пре­тер­пел он муче­ний, но от веры не отрек­ся, а отдал жизнь за Хри­ста. Свя­то­му Пан­те­ле­и­мо­ну молят­ся об исце­ле­нии самых раз­лич­ных недугов.

О, вели­кий угод­ни­че Хри­стов, стра­сто­терп­че и вра­чу мно­го­мило­сти­вый, Пан­те­ле­и­моне! Уми­ло­сер­ди­ся надо мною, греш­ным рабом, услы­ши сте­на­ние и вопль мой, уми­ло­сти­ви Небес­на­го, Вер­хов­на­го Вра­ча душ и телес наших, Хри­ста Бога наше­го, да дару­ет ми исце­ле­ние от неду­га, мя гне­ту­ща­го. При­и­ми недо­стой­ное моле­ние греш­ней­ша­го паче всех чело­век. Посе­ти мя бла­го­дат­ным посе­ще­ни­ем. Не возг­ну­шай­ся гре­хов­ных язв моих, пома­жи тыя еле­ем мило­сти тво­ея и исце­ли мя; да здрав сый душею и телом, оста­ток дней моих, бла­го­да­тию Божи­ею, воз­мо­гу про­ве­сти в пока­я­нии и уго­жде­нии Богу и спо­доб­лю­ся вос­при­я­ти бла­гий конец жития мое­го. Ей, угод­ни­че Божий! Умо­ли Хри­ста Бога, да пред­ста­тель­ством тво­им дару­ет здра­вие телу мое­му и спа­се­ние души моей. Аминь.

^ Молитва Святителю Луке, исповеднику, архиепископу Крымскому

Свя­той испо­вед­ник, архи­епи­скоп Лука (в миру извест­ный врач хирург Вален­тин Фелик­со­вич Вой­но-Ясе­нец­кий, 1877–1961 гг.), явил в сво­ем лице образ доб­ро­го пас­ты­ря, исце­ля­ю­ще­го неду­ги как душев­ные, так и телес­ные, пока­зал при­мер соче­та­ния слу­же­ния архи­пас­ты­ря и вра­ча. Его молит­ва­ми совер­ша­ют­ся мно­го­чис­лен­ные исце­ле­ния. Осо­бо обра­ща­ют­ся к его свя­то­му заступ­ни­че­ству боля­щие перед пред­сто­я­щи­ми операциями.

О, все­б­ла­жен­ный испо­вед­ни­че, свя­ти­те­лю отче наш Луко, вели­кий угод­ни­че Хри­стов. Со уми­ле­ни­ем при­к­лонь­ше коле­на сер­дец наших, и при­па­дая к раце чест­ных и мно­го­це­леб­ных мощей тво­их, яко­же чада отца молим тя все­усерд­но: услы­ши нас греш­ных и при­не­си молит­ву нашу к мило­сти­во­му и чело­ве­ко­лю­би­во­му Богу, Ему же ты ныне в радо­сти свя­тых и с лики ангел пред­сто­и­ши. Веру­ем бо, яко ты люби­ши ны тою же любо­вию ею же вся ближ­ния воз­лю­бил еси, пре­бы­вая на зем­ли. Испро­си у Хри­ста Бога наше­го да утвер­дит чад Сво­их в духе пра­выя веры и бла­го­че­стия: пас­ты­рям да даст свя­тую рев­ность и попе­че­ние о спа­се­нии вве­рен­ных им людей: пра­во веру­ю­щия соблю­да­ти, сла­бые и немощ­ныя в вере укреп­ля­ти, неве­ду­щия настав­ля­ти, про­тив­ныя обли­ча­ти. Всем нам подай дар кое­муж­до бла­го­по­тре­бен, и вся яже к жиз­ни вре­мен­ней и к веч­но­му спа­се­нию полез­ная. Гра­дов наших утвер­жде­ние, зем­ли пло­до­но­сие, от гла­да и пагу­бы избав­ле­ние. Скор­бя­щим у теше­ние, неду­гу­ю­щим исце­ле­ние, заблуд­шим на путь исти­ны воз­вра­ще­ние, роди­те­лем бла­го­сло­ве­ние, чадом в стра­се Гос­под­нем вос­пи­та­ние и науче­ние, сирым и убо­гим помощь и заступ­ле­ние. Подаждь нам всем твое архи­пас­тыр­ское бла­го­сло­ве­ние, да тако­вое молит­вен­ное хода­тай­ство иму­щи, изба­вим­ся от коз­ней лука­ва­го и избег­нем вся­кия враж­ды и нестро­е­ний, ере­сей и рас­ко­лов. Наста­ви нас на путь веду­щий в селе­ния пра­вед­ных и моли о нас все­силь­на­го Бога, в веч­ней жиз­ни да спо­до­бим­ся с тобою непре­стан­но сла­ви­ти Еди­но­сущ­ную и Нераз­дель­ную Тро­и­цу, Отца и Сына и Свя­та­го Духа. Ему же подо­ба­ет вся­кая сла­ва, честь и дер­жа­ва во веки веков. Аминь.

^ Медицинский словарь

IV кли­ни­че­ская груп­па – боль­ные, не под­ле­жа­щие ради­каль­но­му лечению.

Асцит – накоп­ле­ние жид­ко­сти в брюш­ной полости.

Вис­це­раль­ные лока­ли­за­ции – это внут­рен­ние лока­ли­за­ции (лег­кое, желу­док, тол­стая киш­ка, печень, под­же­лу­доч­ная желе­за и др.)

Гастр­эк­то­мия – уда­ле­ние желудка.

Деон­то­ло­гия – раз­дел меди­ци­ны, посвя­щен­ный дол­гу меди­ка перед боль­ным и перед обще­ством, а так­же нрав­ствен­ным аспек­том меди­ци­ны, духов­но­сти, человечности.

Дис­фа­гия – нару­ше­ния в про­цес­се при­е­ма при­щи (жева­ния, гло­та­ния, про­хож­де­ния по пищеводу).

Кан­це­ро­фо­бия – навяз­чи­вый страх забо­леть раком.

Кахек­сия – исто­ще­ние, ослабленность.

Лим­фа­де­нэк­то­мия – уда­ле­ние лим­фа­ти­че­ских узлов в опре­де­лен­ной ана­то­ми­че­ской обла­сти (пахо­вая, под­мы­шеч­ная и др.)

Лоб­эк­то­мия – уда­ле­ние доли легкого.

Мор­фо­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ние (в т.ч. цито­ло­ги­че­ское, гисто­ло­ги­че­ское) – иссле­до­ва­ние опу­хо­ли с при­ме­не­ни­ем микроскопа.

Пал­ли­а­тив­ное лече­ние – это нера­ди­каль­ное про­ти­во­опу­хо­ле­вое лече­ние, направ­лен­ное на улуч­ше­ние каче­ства жиз­ни онко­ло­ги­че­ско­го боль­но­го. Про­во­дят­ся в IV ста­дии забо­ле­ва­ния, либо при нали­чии про­ти­во­по­ка­за­ний к ради­каль­но­му лече­нию в дру­гих стадиях.

Плев­раль­ная жид­кость – скап­ли­ва­ет­ся в груд­ной поло­сти меж­ду лист­ка­ми плевры.

Пуль­мо­нэк­то­мия – уда­ле­ние все­го легкого.

Ран­до­ми­зи­ро­ван­ное иссле­до­ва­ние – науч­ное иссле­до­ва­ние без спе­ци­фи­че­ско­го отбо­ра мате­ри­а­ла, без предвзятости.

Ремис­сия – умень­ше­ние всех про­яв­ле­ний забо­ле­ва­ния, вплоть до их исчезновения.

Симп­то­ма­ти­че­ское лече­ние в онко­ло­гии – лече­ние направ­ле­но на устра­не­ние симп­то­мов зло­ка­че­ствен­но­го забо­ле­ва­ния при невоз­мож­но­сти его ради­каль­но­го излечения.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

30 комментариев

  • Анна, 08.09.2020

    Помо­ли­тесь пожа­луй­ста о р .Божьем Алек­сее моем муже нашли мета­стаз кар­ци­но­мы плос­ко­кле­точ­ной в лим­фо­уз­ле но не зна­ют где опу­холь будут искать ‚лече­ния еще не не назначено

    Ответить »
  • Мария, 25.02.2019

    Помо­ли­тесь, пожа­луй­ста, за мое­го папу Алек­сея. У него онко­ло­гия 4 ста­дия. Папа доб­рый и отзыв­чи­вый чело­век. Он очень хочет выздо­ро­веть! Спасибо!

    Ответить »
  • Дина, 24.02.2019

    Моя мама боле­ет раком, дали инва­лид­ность, гово­рят, что все очень плохо…Я дума­ла эти три года, что все хоро­шо, но нет… Она все­гда все скры­ва­ла в себе. Ещё ходит. Гово­рит. Дума­ет. Химия… Таб­лет­ки и все… 

    Про­шу помо­лить­ся за выздо­ров­ле­ние моей мамы!!!

    Её зовут Татьяна!!!

    Ответить »
    • А.А, 25.02.2019

      Читай­те пра­ви­ло схи­мо­на­хи­ни Анто­нии за нерож­ден­ных мла­ден­цев по роду и вооб­ще всех . Кто чита­ет пра­ви­ло за мла­ден­цев , за тех потом мла­ден­цы молят­ся Богу и помо­га­ют . Как ска­за­ла ста­ри­ца Анто­ния , кто чита­ет это пра­ви­ло , тот спа­сёт­ся . Мла­ден­цы на всех мытар­ствах будет помогать .

      Ответить »
  • Ирина, 17.08.2018

    Люди доб­рые! Про­шу молит­вен­ной помо­щи за исце­ле­ние рабы Божьей Ири­ны… рак левой гру­ди 2 ста­дии, с мета­ста­за­ми в под­мы­шеч­ные лимфоузлы.

    Хра­ни вас Господь!

    Ответить »
    • татьяна, 13.10.2018

      У моей сест­ры в 2007 году  был постав­лен  диа­гноз мела­но­ма   я пом­ню  как я сто­я­ла  в церк­ви  и моли­лась перед ико­ной   Нико­лая  Чудо­твор­ца  про­шло  11  лет она  живет и рабо­та­ет    никто  так  не  помо­жет   как помо­жет  Бог   недав­но  с  Божьей   помо­щью я  уго­во­ри­ла ее  кре­стит­ся  ей дали  вре­мя  на пока­я­ние   Сла­ва  Богу  за все

       

      Ответить »
  • Марина, 02.08.2018

    Сего­дня узна­ла, что у меня рак левой поч­ки. Верую и наде­юсь на исце­ле­ния, милость Гос­по­да наше­го и заступ­ни­че­ство Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы. Люди доб­рые моли­тесь о боля­щей рабе Божьей Марине. Хра­ни  вас Господь!

    Ответить »
  • НАДЕЖДА, 30.07.2018

    Доб­ро­го вре­ме­ни суток ! ПРОШУ МОЛИТВ О МОЕЙ БАБУЛЕ — р.б. Нине  , у нее рак желудка!((

    СПАСИ ГОСПОДИ В А С !!!!!!!!!!! И ВАШИХ БЛИЗКИХ!!!!!

    Ответить »
  • Екатерина, 28.05.2018

    Про­шу помо­лить­ся за дочень­ку, об исце­ле­нии рабы Божьей Марии 3 годи­ка, сар­ко­ма носо­глот­ки, мето­ста­зы в легких.

    Ответить »
  • Ирина, 23.05.2018

    Здравствуйте,прошу молит­вен­ной помо­щи за раба Божье­го Александра!Он пере­нес тяже­лую опе­ра­цию по уда­ле­нию части лёг­ко­го из-за опу­хо­ли в нем,а теперь очень тяже­ло восстанавливается!А впе­ре­ди воз­мож­но пред­сто­ит химио­те­ра­пия или лучевая.Помолитесь,пожалуйста,за исце­ле­ние р.Б.Александра,моего мужа!Он так хочет жить и мы его очень любим!А так­же про­шу молит­вы за его леча­ще­го врача,чтоб Гос­подь напра­вил ум и руки его на пра­виль­ное лечение,которое помо­жет выздороветь!Спасибо всем!Спаси Вас Бог!

    Ответить »
  • Ангелина, 19.03.2018

    Про­шу, помо­ли­тесь об исце­ле­нии рабы Божьей Анны. Очень нуж­на молит­вен­ная под­держ­ка. Спа­си Вас Бог!

    Ответить »
  • Татьяна, 22.02.2018

    У мое­го 11летнего сына рак моз­га, мы уже четы­ре года борем­ся с этой болез­нью, было ухо­ди­ло все, но вот всё вер­ну­лось и мето­ста­зы не под­да­ют­ся ника­кой химии! Орга­низм весь исто­ще­ния и я вижу, что он очень устал! Я при­нес­ла очень тяжё­лое реше­ние.. Отка­зать­ся от химии! Буду молить­ся за его выздо­ров­ле­ние и наде­ять­ся на Божью милость! Пра­виль­но ли я посту­па­ют? Мне нужен Ваш совет, помо­ги­те пожалуйста!

     

    Ответить »
    • Кирилл, 23.02.2018

      Татья­на, если вра­чи счи­та­ют, что нуж­но про­дол­жать химио­те­ра­пию, то име­ет ли смысл не дове­рять им?
      Ваш сыно­чек при­ча­ща­ет­ся, молится?

      Ответить »
  • Елена, 18.02.2018

    Помолитесь,пожалуйста,о здра­вии и исце­ле­нии р.б.Евгения…и о вра­чах ‚борю­щих­ся за его жизнь!У него рак кишечника..Он еще так молод и один у родителей!…Да поми­лу­ет его,Господь,во имя Отца,и Сына, и Свя­то­го Духа!Аминь!

    Ответить »
  • Людмила, 26.01.2018

    Здрав­ствуй­те, у меня рак гру­ди ‚2 СТАДИЯ, опе­ра­ция, химио­те­ра­пия. Про­шу помо­ли­тесь за р.б.Людмилу. Спасибо.

    Ответить »
  • Кристина, 20.01.2018

    Очень Вас про­шу, помо­ли­тесь за р.б. Ана­ста­сию. У моей люби­мой бабуш­ке рак 4 ста­дии с мета­ста­за­ми. Дай Бог всем терпения…

    Ответить »
  • Вера, 14.01.2018

    Пожа­луй­ста, очень про­шу, помо­ли­тесь за мое­го люби­мо­го мужа Бори­са, про­шу помо­ли­тесь все, кто это чита­ет. Неопе­ра­бель­ный рак желуд­ка 4 ста­дия, сего­дня откры­лось внут­рен­нее кро­во­те­че­ние — забра­ли в боль­ни­цу. Божень­ка, помо­ги! Мы очень его любим. Помо­ги, Боженька!

    Ответить »
    • Кирилл, 15.01.2018

      Вера, Борис дав­но испо­ве­до­вал­ся и При­ча­щал­ся? Если дав­но, то сроч­но при­гла­си­те свя­щен­ни­ка пря­мо в больницу!

      Ответить »
  • Светлана, 26.12.2017

    Спа­си­бо огром­ное за ста­тьи! Люди доб­рые, помо­ли­тесь за р.Б. Аллу!Бедняжка, стра­да­ет тоже совсем одна, не хочет род­ных расстраивать.Сердце раз­ры­ва­ет­ся. Любим её боль­ше все­го на све­те и не в силах помочь! Гос­по­ди! Спа­си и поми­луй! Дай силы высто­ять выне­сти все и не впасть в пучи­ну неверия!

    Ответить »
  • Алевтина, 26.11.2017

    Кто может помо­ли­тесь, пожа­луй­ста, за р Б Андрея (рак лег­ко­го 4 ста­дии с мета­ста­за­ми). К сожа­ле­нию он ото­шел от веры  и скры­ва­ет свой диа­гноз. Пере­но­сит эту тяжесть совсем один, что­бы нико­го не рас­стра­и­вать. Спа­си Вас Господи!

     

     

    Ответить »
  • Вера Владимировна, 26.09.2017

    Руфа, позна­комь­тесь со ста­тьей о марьи­ном корне. Реко­мен­дую исполь­зо­вать, про­ве­ре­но на практике.

    Ответить »
  • Руфа, 25.09.2017

    У мужа 2 ста­дия рака рото­глот­ки. Про­хо­дим луч и химию. Молим­ся и верим. Кто сочув­ству­ет ‑помо­ли­тесь за Валерия.

    Ответить »
  • Наталья, 26.06.2017

    У мое­го папы спу­стя пол­го­да после опе­ра­ции вер­нул­ся рак. Пожа­луй­ста, помо­ли­тесь за боля­ще­го Вади­ма. Молим­ся Все­ца­ри­це. Верим в луч­шее! И вы верьте!

    Ответить »
  • Наталия, 08.05.2017

    Здрав­ствуй­те! Боль­шое спа­си­бо за такой подроб­ный мате­ри­ал! У меня 3 ста­дия зло­ка­че­ствен­ной опу­хо­ли яич­ни­ков, мат­ки и мета­ста­зы брю­ши­ны. Лечусь и буду лечить­ся, а так­же искать все воз­мож­ные вари­ан­ты. У меня трое деток, дво­их еще надо на ноги ста­вить. Помо­ли­тесь, пожа­луй­ста, за исце­ле­ние р.б. Наталии.

    Ответить »
  • Михаил, 28.03.2017

    Когда речь идёт об онко­ло­гии, очень мно­гие начи­на­ют гово­рить о том, что надо что-то есть, надо что-то пить, как-то спе­ци­аль­но это пере­жё­вы­вать, а далее пошли вари­а­ции на тему (трав­ки, экзо­ти­че­ские фрук­ты, соки, химия, быто­вая химия и чего толь­ко не при­ду­ма­ют)… В ито­ге вме­сто того, что­бы сосре­до­то­чить­ся на молит­ве, боля­щий и род­ствен­ни­ки толь­ко и заня­ты повы­ше­ни­ем сво­их меди­цин­ских позна­ний (а часто и псев­до­по­зна­ний) и бес­ко­неч­ны­ми спо­ра­ми о том, какой метод луч­ше. Кто это видел, думаю, меня пой­мёт. Не луч­ше ли дове­рить тело про­фес­си­о­на­лам (самым обыч­ным хирур­гам, онко­ло­гам, химио­те­ра­пев­там) и сосре­до­то­чить­ся на обще­нии с Богом?  Ну, если кто-то при­ве­зёт какие-то трав­ки или козье моло­ко или дру­гое “новое” чудо-лекар­ство, ну мож­но его выпить, а вот если надо разыс­кать яд кубин­ско­го скор­пи­о­на, часа­ми бесе­до­вать с гомео­па­та­ми, пытать­ся отра­вить себя содой с пере­ки­сью, голо­дать неде­лю — то вот от это­го луч­ше себя изба­вить. Это забе­рёт дра­го­цен­ное вре­мя, отвле­чёт боль­но­го и род­ствен­ни­ков от молитв, а в худ­шем слу­чае и здо­ро­вье повре­дит, уве­ли­чив стра­да­ния больного.

    Нет у людей сред­ства, кото­рое выле­чи­ва­ет зло­ка­че­ствен­ные опу­хо­ли, да и про­длить остав­шу­ю­ся жизнь хотя бы на 10% без хирур­ги­че­ской опе­ра­ции, облу­че­ния и химио­те­ра­пии не может ника­кое сред­ство. Ищи­те помо­щи не у людей, а у Бога. С пусты­ми рука­ми точ­но не останитесь!

    Ответить »
  • Инна, 11.03.2017

    Помо­ли­тесь за  исце­ле­ние  р.б  Инны

    Ответить »
  • Виктор, 17.02.2017

    Пожа­луй­ста помо­ги­те моей любимой,удинственной жене Нине. У нее онко­за­бо­ле­ва­ние груди,была операция,химия,лучи. Потом пошли мета­ста­зы сре­до­сте­ния и над­клю­чич­ный лим­фо­узел. Сно­ва кур­сы химии и лучи. Сей­час в гру­ди новая зло­ка­че­ствен­ная опухоль,назначили химию. Мы пыта­лись лечить­ся народными,ядами,травами. Недав­но была проверка,пока орга­ны не заде­ты. Очень про­шу Вас помо­ли­тесь за мою жену­леч­ку Нину,она такой хоро­ший чело­век. ПОМОЛИТЕСЬ ПОЖАЛУЙСТА.

    Ответить »
  • Татьяна, 23.01.2017

    Помо­ги­те пожа­луй­ста! Моя подру­га Оль­га забо­ле­ла раком гру­ди, 4‑той ста­дии и было 9 химий, гово­рят что это уже все. Я не хочу верить в такой про­гноз, я хочу что она жила и мне очень боль­но и страш­но что ее боль­ше не будет! Я хочу верить в Боже­ствен­ную силу и она выздо­ро­ве­ет. Я боюсь ее поте­рять и про­шу помо­лить­ся за нее. Я буду очень Вам благодарна.

    Ответить »
    • Кирилл, 23.01.2017

      Татья­на, Бог создал этот мир, даро­вал нам жизнь и нашу пла­не­ту. Направ­ля­ет нас ко спа­се­нию, даже, если мы это­го не заме­ча­ем. Конеч­но помо­лим­ся, но сей­час важ­нее не наша молит­ва, а отно­ше­ния Оль­ги с Богом? Она живёт в мире с Ним, стре­мит­ся к позна­нию Его и упо­доб­ле­нию Ему? Если уже не может ходить, то сроч­но вызо­ви­те свя­щен­ни­ка. Важ­нее не сколь­ко лиш­них меся­цев или лет про­жи­вёт Оль­га в этом мире, а какой плод при­не­сёт её жизнь в вечность.

      Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки