Социальная адаптация инвалидов

Социальная адаптация инвалидов

(6 голосов5.0 из 5)

Про­бле­ма пси­хо­со­ци­аль­но­го раз­ви­тия инва­ли­да в семье и обще­стве оста­ет­ся одной из самых слож­ней­ших про­блем соци­аль­ной пси­хо­ло­гии. Пси­хо­ло­ги­че­ские трав­мы полу­ча­ет как сам инва­лид, так и его семья.

Если ребе­нок рож­да­ет­ся с дет­ским церебраль­ным пара­ли­чом, суще­ству­ет высо­кий риск роди­тель­ско­го (в том чис­ле мате­рин­ско­го) непри­ня­тия, отда­ле­ния и агрес­сии. Появ­ле­ние тако­го ребен­ка в семье ста­вит под угро­зу суп­ружеские отно­ше­ния и может нега­тив­но повли­ять на психо­логическое состо­я­ние дру­гих детей в семье.

Сле­пые мла­ден­цы не могут сле­дить за выра­же­ни­ем ли­ца забо­тя­ще­го­ся о них чело­ве­ка и улы­бать­ся в ответ.

Пове­де­ние глу­хих малы­шей может при­ни­мать­ся за непослушание.

Дети с дру­ги­ми серьез­ны­ми недо­стат­ка­ми здо­ро­вья не­способны реа­ги­ро­вать на сиг­на­лы окру­жа­ю­ще­го мира, так как это дела­ют здо­ро­вые малыши.

Явные откло­не­ния у детей, кото­рые замет­ны с момен­та рож­де­ния, такие как син­дром Дау­на и ДЦП, созда­ют нема­лые адап­та­ци­он­ные и пси­хо­ло­ги­че­ские труд­но­сти для всех чле­нов семьи, осо­бен­но для моло­дых роди­те­лей. Обу­че­ние этих роди­те­лей и дру­гих чле­нов семьи тер­пе­нию и навы­кам обще­ния с боль­ным ребен­ком спо­соб­ству­ет нала­жи­ва­нию диа­ло­га родитель—ребенок, фор­ми­ро­ва­нию при­вя­зан­но­сти и всей после­ду­ю­щей социализации.

Малень­кий чело­ве­чек родил­ся инва­ли­дом… Valid—в пе­реводе с английского—«имеющий силу». Инвалидность—«от­сутствие силы», если пере­во­дить бук­валь­но. Зву­чит, как при­говор… Одна­ко этот при­го­вор нель­зя счи­тать окончательным!

В пери­од ново­рож­ден­но­сти и в груд­нич­ко­вый пери­од ма­лыш-инва­лид ощу­ща­ет боль и дис­ком­форт (неудоб­ство). Нездо­ро­вье мла­ден­ца часто слу­жит при­чи­ной отка­за роди­те­лей от него…

Но чело­век — суще­ство разум­ное! Роди­те­ли обя­за­ны спра­вить­ся со сво­и­ми пере­жи­ва­ни­я­ми по пово­ду рож­де­ния «ущерб­но­го» малы­ша, взять ситу­а­цию под кон­троль сво­ей сове­сти и начать забо­тить­ся о малы­ше. Это дает­ся очень нелегко.

В такой ситу­а­ции под­держ­ка груп­пы роди­те­лей, воспи­тывающих детей-инва­ли­дов, может суще­ствен­но помочь. Цен­ные сове­ты роди­те­лей, ока­зав­ших­ся наедине с таким же горем, очень важны.

С какими же проблемами сталкивается семья, в которой появился ребенок-инвалид?

Здесь важ­но рас­смот­реть несколь­ко аспек­тов проблемы:

  1. Во-пер­вых, это отно­ше­ния мать — боль­ное дитя;
  2. Во-вто­рых, мать — боль­ное дитя — отец;
  3. В‑третьих, боль­ное дитя — здо­ро­вые дети;
  4. В‑четвертых, мать — здо­ро­вые дети;
  5. В‑пятых, семья с ребен­ком-инва­ли­дом и про­чие родственники;
  6. В‑шестых, семья с ребенком—инвалидом и общество;
  7. В‑седьмых, кон­струк­тив­ное реше­ние о созда­нии ассо­ци­а­ции семей, име­ю­щих в сво­ем соста­ве детей-инвалидов.

Жизнь, конеч­но, ста­вит перед эти­ми семья­ми мно­же­ство дру­гих вопро­сов, но рас­смот­рим про­бле­му имен­но в соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ском аспекте.

Семья вста­ла перед фак­том: в семье инва­лид или тяже­ло боль­ной человек.

Род­ствен­ни­ков гне­тет чув­ство стра­ха, вины, депрес­сия; разо­ча­ро­ва­ние, а так­же ярость, вызван­ная нераз­ре­ши­мо­стью самой про­бле­мы забо­ле­ва­ния. Эти реак­ции семьи — не откло­не­ния, а нор­маль­ные чело­ве­че­ские реак­ции на чрез­вы­чай­но слож­ную, раз­дра­жа­ю­щую, непо­сти­жи­мую и явно непод­власт­ную им ситуацию.

Семья в дан­ном слу­чае стал­ки­ва­ет­ся с объ­ек­тив­ны­ми и субъ­ек­тив­ны­ми трудностями.

1)    Объ­ек­тив­ные: доро­го­виз­на лекарств и лече­ния, т. е. воз­рос­шие рас­хо­ды семьи, нару­ше­ние рит­ма и pacnoряд­ка жиз­ни семьи, допол­ни­тель­ные нагруз­ки на здо­ро­вых чле­нов семьи.

2)    Субъ­ек­тив­ные: раз­но­об­раз­ные пере­жи­ва­ния в свя­зи с забо­ле­ва­ни­ем чле­на семьи (горе, чув­ство вины, отча­я­ния, стра­ха), т. е. эмо­ци­о­наль­ные реак­ции (стресс).

Нагруз­ка меж­ду чле­на­ми семьи, име­ю­щей в сво­ем соста­ве тяже­ло боль­но­го или инва­ли­да, рас­пре­де­ля­ет­ся, как “сло­е­ный пирог”.

Пер­вый, внут­рен­ний, слой—это обыч­но один чело­век (мать, бабуш­ка и др.)—тот член семьи, кото­рый берет на себя роль глав­но­го «опе­ку­на» и на кото­ро­го при­хо­дит­ся основ­ная тяжесть повсе­днев­но­го ухо­да, обслу­жи­ва­ния, вос­пи­та­ния. Жизнь это­го чле­на семьи цели­ком сосре­до­то­че­на на боль­ном: и день и ночь дума­ет о потреб­но­стях и нуж­дах боль­но­го, забо­тит­ся об их удо­вле­тво­ре­нии, об уте­ше­нии больного.

Этот член семьи чита­ет меди­цин­ские ста­тьи, посе­ща­ет вра­ча, обща­ет­ся с ана­ло­гич­ны­ми семья­ми, что­бы узнать что-то полез­ное для сво­е­го боль­но­го. Боль­ше дру­гих чле­нов семьи этот пекун стра­да­ет от всех коле­ба­ний и пере­па­дов болез­ни, от любо­го ухуд­ше­ния. Имен­но он «надо­еда­ет» леча­ще­му вра­чу, соци­аль­ным работ­ни­кам — вда­ет­ся в дета­ли лече­ния, в мело­чи, обви­ня­ет окру­жа­ю­щих в бездействии.

Его жизнь — это непре­рыв­ный поток дел и мыс­лей, свя­зан­ных с боль­ным. И чем хуже идут дела у боль­но­го, тем боль­ше актив­но­сти требует­ся от опе­ку­на. Часты слу­чаи, когда мать ребен­ка-инва­ли­да настоль­ко «заня­та» его опе­кой, что это ста­но­вит­ся угро­зой суще­ство­ва­ния семьи в целом. Муж и дру­гие (здо­ро­вые) дети чув­ству­ют острую нехват­ку вни­ма­ния, уча­стия, а ино­гда и явную агрес­сию со сто­ро­ны мате­ри: жен­щи­на обви­ня­ет сво­их домаш­них в недо­ста­точ­но­сти вни­ма­ния к боль­но­му, в доме посто­ян­но тягост­ная атмо­сфе­ра. Воз­ни­ка­ет отчуж­де­ние меж­ду глав­ным опе­ку­ном и дру­ги­ми чле­на­ми семьи. Нет спло­чен­но­сти — семья рушится.

Ухуд­ше­ние состо­я­ния здо­ро­вья боль­но­го ухуд­ша­ет и об­становку в семье. Здесь очень важ­но осталь­ным чле­нам се­мьи понять, что для мате­ри — это боль­ное дитя пер­во­сте­пен­но, оно «доми­ни­ру­ет» в ее моз­гу как самое главное.

Осталь­ным чле­нам семьи, состав­ля­ю­щим «вто­рой слой сло­е­но­го пиро­га», уда­ет­ся «откло­нить­ся» от тягост­ной домаш­ней атмо­сфе­ры на рабо­те, уче­бе, в обще­нии с дру­зья­ми и т. д. Они как бы созда­ют «защит­ный барьер» от этой трав­мирующей ситу­а­ции, бегут от этой тягост­ной атмо­сфе­ры. В таких семьях часто исче­за­ет радость бытия, а посе­ля­ет­ся горе.

Как же пози­тив­но раз­ре­шить создав­шу­ю­ся ситуацию?

При­ве­дем при­мер из прак­ти­ки одно­го из Цен­тров по соци­аль­ной адап­та­ции инвалидов.

Моло­дая жен­щи­на, мать дво­их детей: одной девоч­ке 7 лет, дру­гой девоч­ке 1 год. Млад­шая стра­да­ет ДЦП. До это­го друж­ная, любя­щая друг дру­га, семья с рож­де­ния млад­шей девоч­ки пре­бы­ва­ет в состо­я­нии безыс­ход­но­го горя. Мать все­це­ло посвя­ща­ет себя боль­но­му ребен­ку, стар­шая девоч­ка-пер­во­класс­ни­ца и отец семей­ства испы­ты­ва­ют на себе отчуж­ден­ность и агрес­сию мате­ри. Отец ста­ра­ет­ся поре­же и помень­ше бывать дома, под любым пред­ло­гом стре­мит­ся уйти от трав­ми­ру­ю­щей ситу­а­ции. Ему не хва­та­ет забо­ты и «домаш­не­го теп­ла». Кро­ме того, на «гори­зон­те» появ­ля­ет­ся «сочув­ству­ю­щая» его горю сослу­жи­ви­ца, кото­рая не прочь «при­лас­кать и пожа­леть» отца семей­ства. Ситу­а­ция, пря­мо ска­жем, кри­ти­че­ская… К сча­стью, моло­дая мама нашла в себе силы и при­шла на кон­суль­та­цию к пси­хо­ло­гу. Как кон­суль­ти­ру­е­мой, ей нуж­но было выго­во­рить свою беду, она нуж­да­лась в ана­ли­зе ситу­а­ции и кон­крет­ном сове­те, кото­рый мог бы сохра­нить семью. Непро­сто пере­убе­дить взрос­ло­го, оби­жен­но­го и устав­ше­го чело­ве­ка — мать боль­но­го ребенка.

Ана­лиз ситу­а­ции как бы «со сто­ро­ны», под­креп­лен­ный образ­ны­ми при­ме­ра­ми из Свя­щен­но­го Писа­ния,  поз­во­лил жен­щине понять сво­их домаш­них, по-дру­го­му, более пози­тив­но оце­нить реаль­ность. Ведь в этой семье исчез­ла атмо­сфе­ра радо­сти бытия, а посе­лил­ся грех уныния.

После несколь­ких бесед мама боль­но­го ребен­ка с бла­го­дар­но­стью сказала: 

“Как толь­ко изме­ни­лось мое миро­по­ни­ма­ние, одно­вре­мен­но изме­ни­лось и отно­ше­ние ко мне осталь­ных чле­нов семьи: доч­ки и му­жа. Я выбра­ла курс на доб­рое отно­ше­ние к окру­жа­ю­щим. Глав­ное сей­час — жизнь рядом с тобой живу­щих. Толь­ко во бла­ге им полу­чишь свое сча­стье. Дер­жись рядом с род­ны­ми, они помо­гут в труд­ный час. А вме­сте мы — сила! Не нуж­но боять­ся обра­щать­ся за помо­щью к спе­ци­а­ли­стам в таких труд­ных жиз­нен­ных ситуациях.”

А как чув­ству­ют себя здо­ро­вые дети в семье, име­ю­щей в сво­ем соста­ве ребенка-инвалида?

Для здо­ро­вых детей харак­тер­ны про­яв­ле­ния тре­вож­но­сти. Их эмо­ци­о­наль­ная связь с боль­ным и его про­бле­ма­ми не столь проч­на, как у глав­но­го «опе­ку­на». Здо­ро­вые дети про­дол­жа­ют учить­ся, а, поки­дая дом, зани­ма­ясь сво­и­ми про­фес­си­о­наль­ны­ми или учеб­ны­ми дела­ми, все, что свя­за­но с болез­нью, пси­хо­ло­ги­че­ски отда­ля­ет­ся от них. Но они боят­ся, что сте­пень небла­го­по­лу­чия боль­но­го заста­вит их пре­рвать свои мно­го­чис­лен­ные про­фес­си­о­наль­ные, учеб­ные, лич­ные и дру­гие дела. Страх перед этим может пере­ра­с­ти в страх перед глав­ным опе­ку­ном. Воз­ни­ка­ет жела­ние «уйти, скрыть­ся на необи­та­е­мый ост­ров», т. е. отчуж­де­ние в ито­ге. Здесь вели­ка роль глав­но­го опе­ку­на в пози­тив­ном реше­нии проблемы. 

Сле­ду­ю­щий при­мер из прак­ти­ки Цен­тра адаптации.

Млад­ший ребе­нок в этой семье стра­дал тяже­лым онко­логическим забо­ле­ва­ни­ем кро­ви, жизнь его исчис­ля­лась ме­сяцами. Мать и отец это­го ребен­ка, узнав о диа­гно­зе от вра­­чей-онко­ло­гов и посо­ве­то­вав­шись с пси­хо­ло­гом, реши­ли соз­дать для боль­но­го и дру­гих детей в семье атмо­сфе­ру радос­ти. Они кле­и­ли вме­сте елоч­ные игруш­ки, езди­ли всей семьей в крат­ко­сроч­ные похо­ды, пока­зы­ва­ли дома куколь­ный театр. Вез­де ста­ра­лись быть вме­сте, насы­щать жизнь детей малень­кими радо­стя­ми. Пси­хо­ло­ги­че­ски труд­нее все­го при­хо­ди­лось роди­те­лям, так как они осо­зна­ва­ли неиз­беж­ность исхо­да. Они нашли в себе силы до послед­не­го дня сохра­нить чувст­во вза­им­ной забо­ты и добра, ничем не выда­вая свое горе. А на это тре­бу­ет­ся боль­шое муже­ство и сила воли. Един­ство семьи поз­во­ли­ло им лег­че пере­не­сти горечь утра­ты, а боль­ному малы­шу про­жить корот­кую, но счаст­ли­вую жизнь.

Не надо забы­вать, что у малень­ких даже здо­ро­вых де­тей может воз­ник­нуть ком­плекс недо­стат­ка вни­ма­ния, свое­образная рев­ность по отно­ше­нию к тому вни­ма­нию, кото­рое уде­ля­ет­ся боль­но­му ребенку. 

В силу инди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стей кон­крет­но­го здо­рового ребен­ка воз­мож­ны его болез­ни, вызван­ные стрес­сом, желани­ем вни­ма­ния со сто­ро­ны дру­гих чле­нов семьи: частые просту­ды, ослаб­ле­ние имму­ни­те­та, болез­ни лег­ких и почек. 

Тре­тий слой (под­груп­па), кото­рый кон­цен­три­ру­ет­ся во­круг боль­но­го — это близ­кие и даль­ние род­ствен­ни­ки. Их пе­ресуды часто сво­дят­ся к тому, что при­чи­ной болез­ни были непра­виль­ные дей­ствия глав­но­го опе­ку­на и дру­гих чле­нов семьи. В резуль­та­те их мне­ния и поступ­ки ослож­ня­ют поло­жение глав­но­го опе­ку­на и дру­гих чле­нов семьи, уси­ли­ва­ют их чув­ство вины и беспомощности.

Нарас­та­ет неудо­вле­тво­рен­ность чле­нов семьи семей­ной жиз­нью, рас­тет отчуж­де­ние в семье.

Что же сти­му­ли­ру­ет эту гло­баль­ную семей­ную неудо­вле­тво­рен­ность? Во-пер­вых, ощу­ще­ние вины за болезнь: семья осо­бен­но тяже­ло пере­жи­ва­ет болезнь, если ее чле­ны ви­нят себя или боль­но­го в том, что про­изо­шло. Кен­нет Тер­кель­сен в 1987 г. опи­са­ла две наи­бо­лее часто встре­ча­ю­щи­е­ся точ­ки зре­ния семьи на при­чи­ны болезни:

а)   Био­ло­ги­че­ская: семьи, осо­знан­но или неосо­знан­но при­дер­жи­ва­ю­щи­е­ся этой тео­рии, видят при­чи­ны болез­ни в каких-то неза­ви­ся­щих от воли паци­ен­та мута­ци­ях-изме­не­ни­ях в орга­низ­ме. В этом слу­чае семья пере­оце­ни­ва­ет возмож­ность меди­ка­мен­тоз­но­го лече­ния, неред­ко тер­за­ет страх за наслед­ствен­ность гене­ти­че­скую, или страх, что вопре­ки всем уве­ре­ни­ям вра­ча, болезнь заразна.

б)  Пси­хо­ло­ги­че­ская: ее сто­рон­ни­ки во всем винят себя, всех чле­нов семьи или само­го инва­ли­да. Суще­ству­ет скры­тая агрес­сия всех чле­нов семьи друг к другу.

Все это важ­но пони­мать и ста­рать­ся снять раз­дра­же­ние и агрес­сию в семье. Накоп­ле­ние зна­ний и опы­та при­во­дит к тому, что семья посте­пен­но может осво­бо­дить­ся и пере­ста­нет эмо­ци­о­наль­но зави­сеть от вре­мен­ных коле­ба­ний в ходе болезни.

Осо­бо сле­ду­ет обра­тить вни­ма­ние на семьи, в кото­рых один из чле­нов име­ет выра­жен­ное нерв­но-пси­хи­че­ское рас­строй­ство. Рас­смот­рим дина­ми­ку такой семьи. Зна­чи­тель­ное внут­рен­нее и внеш­нее дав­ле­ние на эту семью, состо­я­ние нер­в­но-пси­хи­че­ско­го напря­же­ния, тре­во­ги, нездо­ро­во­го чув­ства вины—все это ведет к тому, что струк­ту­ра такой семьи неустойчива.

Дан­ное поло­же­ние вос­при­ни­ма­ет­ся как трудноперено­симое, и чле­ны семьи напря­жен­но ищут выхо­да из него.

Семья в дан­ном слу­чае может либо рас­пасть­ся, либо моби­ли­зо­вать­ся перед лицом несча­стья, каким явля­ет­ся пси­хическая болезнь одно­го из ее членов.

Какие про­бле­мы сто­ят перед такой семьей? Во-пер­вых, пони­ма­ние боль­но­го и уста­нов­ле­ние уров­ня тре­бо­ва­ний к нему.

Что­бы удер­жать боль­но­го от неадек­ват­но­го пове­де­ния, семья ведет поиск средств воз­дей­ствия на него.

При­мер. Боль­ная Н.- в мар­те 1999 г. Отказ от пищи 3 суток, затруд­нен акт гло­та­ния, состо­я­ние подав­лен­ное, соче­тается с потреб­но­стью «бежать, куда гла­за гля­дят», асте­низация. Ана­мнез: астен­но-нев­ро­ти­че­ский син­дром. Лекар­ственная тера­пия, назна­чен­ная вра­чом (ата­ракс, коак­сил, рела­ни­ум) эффек­та не дала. Пери­о­ди­че­ские еже­ме­сяч­ные сры­вы в пред­мен­стру­аль­ную фазу. Реак­ция чле­нов семьи: семья моби­ли­зо­ва­лась для реше­ния этой про­бле­мы. Мас­саж, маг­ни­то-тера­пия 20 дней, бесе­ды с боль­ным, застав­ля­ю­щие отвлечь­ся от стра­ха перед «при­сту­пом болез­ни». Еже­год­но семья со скром­ным достат­ком выез­жа­ет к морю «дика­ря­ми», так как это дает ремис­сию при­мер­но на 4 месяца.

Это кон­струк­тив­ное реше­ние про­бле­мы, хотя пол­но­го выздо­ров­ле­ния оно и не при­нес­ло, но поз­во­ли­ло семье снять напря­же­ние и объединиться.

Деструк­тив­ный вари­ант тако­го случая—это рас­пад се­мьи Л., где у мате­ри тро­их детей после пере­не­сен­ных стрес­сов появи­лось психзаболевание.

Очень важен эмо­ци­о­наль­ный кли­мат в семье. Прове­денные в послед­ние годы иссле­до­ва­ния семей, где име­ет­ся боль­ной шизо­фре­ни­ей, пока­за­ли, что нали­чие или отсут­ствие реци­ди­ва забо­ле­ва­ния в нема­лой сте­пе­ни зави­сит от того, насколь­ко семья ока­зы­ва­ет­ся в состо­я­нии понять и учесть повы­шен­ную чув­стви­тель­ность, сен­си­тив­ность боль­но­го. Впер­вые об этом гово­ри­лось в иссле­до­ва­ни­ях Medical Research Council’s Social Psychiatry Unitin London (1962 г.), а фе­номену дали назва­ние EE—выраженность эмо­ций. Было до­казано, что в семьях «эмо­ци­о­наль­но-воз­буж­ден­ных» ‚чаще были реци­ди­вы болез­ни, и, чем спо­кой­нее был кли­мат в се­мье, тем реже были обостре­ния болез­ни. Семье очень важ­но осво­ить эмо­ци­о­наль­но щадя­щие высказывания.

При­ме­ры выска­зы­ва­ний эмоционально…

щадя­щих:

  • Может быть ты можешь сде­лать это иначе
  • Изви­ни, я не совсем тебя понял
  • Мне труд­но сосредоточиться
  • Это надо было сде­лать чуть иначе

жест­ких:

  • Ты сде­лал все неправильно
  • Что ты такое говоришь?
  • Пере­стань шуметь и ме­шать мне
  • Ты опять все испортил

Когда семья реша­ет исполь­зо­вать щадя­щие выска­зы­ва­ния, это помо­га­ет избе­жать отри­ца­тель­ных эмо­ций, в осно­ве кото­рых горечь, воз­му­ще­ние, обида.

Доми­ни­ру­ю­щие отри­ца­тель­ные эмо­ции могут пере­ра­с­ти в пове­ден­че­скую анти­па­тию к боль­но­му, к стрем­ле­нию «от­делаться» от него. Кон­цен­тра­ция вни­ма­ния семьи на поло­жи­тель­ных, сохра­нен­ных сто­ро­нах лич­но­сти инди­ви­да с выра­женным нерв­но-пси­хи­че­ским рас­строй­ством порож­да­ет мотив забо­ты, «Мотив Экзю­пе­ри» («Мы в отве­те за тех, кого приручили») .

Werner1989 г. дока­зал, что в бла­го­по­луч­ных семьях дети с серьез­ны­ми после­ро­до­вы­ми ослож­не­ни­я­ми пока­за­ли незна­чи­тель­ное отста­ва­ние от здо­ро­вых детей, тогда как в небла­го­по­луч­ной семье дитя оста­ет­ся «Диким».

Начи­ная с 70‑х годов 20 века в США опро­бо­ва­лись про­грам­мы ком­плекс­ной помо­щи детям-инва­ли­дам и чле­нам их семей (Broussard 1989 г, Sasserath, 1983 г.) Эти про­грам­мы поз­во­ли­ли роди­те­лям детей-инва­ли­дов выра­бо­тать эффек­тив­ные спо­со­бы управ­ле­ния их вни­ма­ни­ем, повы­ше­ни­ем обу­ча­е­мо­сти самым необ­хо­ди­мым навы­кам, опре­де­лять даже неболь­шие изме­не­ния к луч­ше­му их отста­ю­ще­го в раз­ви­тии peбенка.

К сожа­ле­нию, в малень­ких рай­он­ных город­ках Рос­сии и сель­ских насе­лен­ных пунк­тах рабо­та с детьми-инва­ли­да­ми и их семья­ми носит чисто фор­маль­ный «раз­вле­ка­тель­ный» харак­тер (экс­кур­сии на при­ро­ду, в театр), мало обу­ча­ю­щих про­грамм, нет инструк­то­ров пси­хо­со­ци­аль­ной реа­би­ли­та­ции по рабо­те с детьми инва­ли­да­ми и их семья­ми. Чаще все­го пред­се­да­тель обще­ства инва­ли­дов толь­ко успе­ва­ет зани­мать­ся орга­ни­за­ци­он­ны­ми момен­та­ми меро­при­я­тий для этих детей. Когда уж забо­тить­ся об их физи­че­ском развитии .

К тому момен­ту, когда здо­ро­вые дети начи­на­ют ходить в дет­ский сад, шко­лу, общать­ся друг с дру­гом, дети-инва­ли­­ды оста­ют­ся мало­об­щи­тель­ны­ми. Поче­му? Про­сто им очень слож­но най­ти дру­зей. Такой ребе­нок явно отли­ча­ет­ся от ос­тальных: менее лов­кий, менее подвиж­ный и менее силь­ный. Имен­но послед­ний аспект очень вли­я­ет на отно­ше­ние к нему сверст­ни­ков. Ведь «дет­ское» обще­ство срод­ни пер­во­быт­но­му: здесь дей­ству­ет закон «кто луч­ше», закон лиде­ра. При об­щении со здо­ро­вы­ми сверст­ни­ка­ми малыш-инва­лид может испы­ты­вать тре­во­гу и страх, излиш­нее напря­же­ние, чув­ство соб­ствен­ной непол­но­цен­но­сти. Малень­кие дети — народ весь­ма жесто­кий. Мно­гие еще не научи­лись состра­дать ближ­не­му. Поэто­му боль­ной малыш в сре­де здо­ро­вых сверст­ни­ков часто пре­вращается в изгоя.

В этих усло­ви­ях роди­те­лям, вос­пи­та­те­лям, учи­те­лям важ­но достичь сле­ду­ю­щих целей:

  1. Созда­ние доб­ро­же­ла­тель­ной атмо­сфе­ры в обще­нии здо­ро­вых и боль­ных детей.
  2. Научить­ся рас­по­зна­вать и сни­мать стрес­со­вые реак­ции у детей. Вер­нуть ребен­ку уве­рен­ность в себе че­рез теп­ло­ту и лас­ку, вызвать ребен­ка на откровенность.
  3. Не одер­ги­вать, а попы­тать­ся понять, поче­му дитя сосет палец, гры­зет ноготь, пря­чет­ся с голо­вой под оде­я­ло. Лас­ка, забо­та, доб­рое, иду­щее от серд­ца, сло­во успо­ко­ит и обод­рит малыша.

Сре­ди детей-инва­ли­дов име­ют­ся и дети, неспо­соб­ные к уче­нию в силу спе­ци­фи­ки их забо­ле­ва­ния. Это дети с дис­лексией—испытывающие труд­но­сти с пись­мом. Дети с гипер­активностью—те, кото­рые не могут дол­гое вре­мя сидеть спо­койно. С каж­дой неуда­чей такие дети все мень­ше верят в свою спо­соб­ность чему-то научить­ся. Одни ста­но­вят­ся замк­нутыми, дру­гие — раз­вяз­но-агрес­сив­ны­ми. Одна­ко, сле­ду­ет отме­тить, что дислек­си­ей в дет­стве стра­да­ли Томас Эди­сон, Нель­сон Рок­фел­лер, Ханс Кри­сти­ан Андер­сен. Они суме­ли пре­одо­леть себя. В насто­я­щее вре­мя раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся мно­го­чис­лен­ные учеб­ные про­грам­мы кор­рек­ции, в осно­ве кото­рых необ­хо­ди­мость создать у ребен­ка чув­ства уве­рен­но­сти в сво­их силах.

В юно­сти под­рос­шие дети начи­на­ют пони­мать, что суще­ству­ют раз­лич­ные типы чело­ве­че­ско­го тела и раз­лич­ные его иде­а­лы. У них фор­ми­ру­ет­ся доволь­но чет­кое пред­став­ле­ние о типе сво­е­го тела, его про­пор­ци­ях и лов­ко­сти. Под­рост­ки уде­ля­ют сво­е­му телу гораз­до боль­ше вни­ма­ния. В этом пери­о­де моло­дые люди ост­ро чув­ству­ют потреб­ность во вни­ма­нии про­ти­во­по­лож­но­го пола. Здесь под­рост­ка инва­ли­да под­сте­ре­га­ет горь­кое разо­ча­ро­ва­ние. Инва­лид­ная коляс­ка, косты­ли или клюш­ка обра­ща­ют на себя вни­ма­ние у здо­ро­вых под­рост­ков лишь как объ­ект любопытства.

Отча­я­ние овла­де­ва­ет моло­ды­ми людь­ми-инва­ли­да­ми. В этой ситу­а­ции важ­ны дове­ри­тель­ные отно­ше­ния с близ­ки­ми людьми.

В дан­ной ситу­а­ции воз­мож­но разум­ное реше­ние. Важ­но с ран­не­го дет­ства раз­ви­вать талан­ты ребен­ка-инва­ли­да. В юном воз­расте это очень при­го­дит­ся, даст чув­ство соб­ствен­но­го досто­ин­ства, ощу­ще­ние состо­я­тель­но­сти, как инди­ви­ду­аль­но­сти, лич­но­сти. Важ­но, что­бы дети-инва­ли­ды дру­жи­ли друг с другом. 

Раз­ви­тие и вос­пи­та­ние ребен­ка-инва­ли­да — про­цесс, несо­мнен­но, слож­ный, тре­бу­ю­щий от роди­те­лей и вос­пи­та­те­лей мно­го уси­лий. Одна­ко это очень важ­но вос­пи­тать в чело­ве­ке уве­рен­ность, что инвалиды—люди, вызван­ные жиз­нью на испы­та­ние, а не изгои общества.

Выводы      

Опыт пока­зы­ва­ет, что исполь­зо­ва­ние пси­хо­ло­ги­че­ских пра­вил поз­во­ля­ет семье, име­ю­щей в сво­ем соста­ве инва­ли­да выжить. Кро­ме того, настрой на успех суще­ствен­но облег­ча­ет соци­аль­ную адап­та­цию самих инва­ли­дов и чле­нов их семей. Пра­ви­ла эти таковы.

  1. Не теряй­те надеж­ду и верь­те в побе­ду над труд­но­стя­ми. Радуй­тесь каж­дой даже малень­кой побе­де над болезнью.
  2. Поста­рай­тесь пони­мать боль­но­го луч­ше, чем он сам себя понимает.
  3. Союз­ни­ки в вашей борь­бе с болез­нью — дове­рие и откро­вен­ность боль­но­го. Ста­рай­тесь заво­е­вать их.
  4. Ищи­те под­хо­ды к боль­но­му, ана­ли­зи­руй­те неуда­чи и оши­бки при обще­нии с боль­ным чле­ном семьи.
  5. Ищи­те союзников—организуйте соци­аль­ную «сре­ду сво­е­го оби­та­ния» (клу­бы инва­ли­дов, спор­тив­ные сек­ции инва­ли­дов, заня­тия в круж­ках и т. д.). Разви­вайте талан­ты у ребенка-инвалида.
  6. «Бороть­ся и искать, най­ти и не сда­вать­ся» — вот де­виз тех, кто пошел по это­му пути.

Автор: Ека­те­ри­на Соловьева

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки