Суррогатное материнство: чужой ребенок за деньги

Суррогатное материнство: чужой ребенок за деньги

(0 голосов0 из 5)

Мно­гие счи­та­ют, что в сур­ро­гат­ном мате­рин­стве нет ниче­го дур­но­го – это необ­хо­ди­мая помощь людям, жела­ю­щим заве­сти соб­ствен­но­го ребен­ка. Гово­рят и о мате­ри­аль­ной состав­ля­ю­щей: неиму­щие жен­щи­ны, таким обра­зом смо­гут попра­вить свое мате­ри­аль­ное поло­же­ние. Чем чре­ва­то сур­ро­гат­ное мате­рин­ство, мы попро­си­ли рас­ска­зать аку­ше­ра-гине­ко­ло­га и пери­на­таль­но­го пси­хо­ло­га Ели­за­ве­ту НОВОСЕЛОВУ.

Прогестерон и другие неожиданности

«Надо понять сра­зу, что этап, на кото­ром люди реша­ют при­бег­нуть к сур­ро­гат­но­му мате­рин­ству, это уже сво­е­го рода «точ­ка невоз­вра­та» в вопро­се пла­ни­ро­ва­ния семьи, — рас­ска­зы­ва­ет она. — Это­му реше­нию пред­ше­ству­ют годы попы­ток изме­нить что-то в сво­ем здо­ро­вье, и люди, кото­рые реши­ли при­бег­нуть к тако­му мето­ду, уже мани­а­каль­но зацик­ле­ны на идее родить гене­ти­че­ски сво­е­го ребен­ка». Мораль­ная сто­ро­на вопро­са оста­ет­ся пред­ме­том спо­ра толь­ко для тех, кто с тре­пе­том отно­сить­ся к идее мате­рин­ства, одна­ко не для супру­же­ской пары, одер­жи­мой жела­ни­ем во что бы то ни ста­ло стать роди­те­ля­ми. Нач­нем с самой сур­ро­гат­ной мате­ри. Ее уча­стие в рож­де­нии ребен­ка мыс­лит­ся защит­ни­ка­ми сур­ро­гат­но­го мате­рин­ства как «помощь» бес­плод­ным роди­те­лям. На одном сай­те так и напи­са­но: «Если Вы хоти­те стать сур­ро­гат­ной мате­рью и гото­вы помочь нашим паци­ен­там стать роди­те­ля­ми…» Одна­ко суще­ству­ет и вполне реаль­ный пси­хо­ло­ги­че­ский вред от тако­го рода «помо­щи». О нем мож­но было бы дога­дать­ся, уже про­чи­тав на тех же сай­тах, что в про­грам­му сур­ро­гат­но­го мате­рин­ства, как пра­ви­ло, вклю­че­ны кон­суль­та­ции пси­хо­ло­га, более того, пер­со­нал сай­тов обе­ща­ет от лица кли­ен­та вза­и­мо­дей­ство­вать с сур­ро­гат­ной мате­рью и решать все теку­щие вопро­сы «в инте­ре­сах гене­ти­че­ских роди­те­лей». Сай­ты гаран­ти­ру­ют согла­сие сур­ро­гат­ной мате­ри на реги­стра­цию ребен­ка на имя гене­ти­че­ских роди­те­лей, как буд­то жен­щи­ны-сур­ро­га­ты толь­ко и дела­ют, что отка­зы­ва­ют­ся от сво­их дого­вор­ных обя­за­тельств. «Мате­рин­ство с пси­хо­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния не может быть лож­ным. Ребе­нок — это не про­сто цве­ток, кото­рый поса­ди­ли в клум­бу, поли­ли, доба­ви­ли удоб­ре­ния и он пита­ет­ся ее сока­ми, вырас­та­ет, а потом его мож­но сорвать и с клум­бой от это­го ниче­го не слу­чит­ся», — у Ели­за­ве­ты Геор­ги­ев­ны есть свои аргументы.

За девять меся­цев бере­мен­но­сти жен­щи­на по-раз­но­му осо­зна­ет свое состо­я­ние. В пери­на­таль­ной пси­хо­ло­гии (pere – вокруг, око­ло; natos – рож­де­ние) при­ня­то выде­лять несколь­ко пери­о­дов, в кото­рых отно­ше­ние бере­мен­ной жен­щи­ны к сво­е­му «инте­рес­но­му поло­же­нию» и к окру­жа­ю­ще­му миру пре­тер­пе­ва­ет зна­чи­тель­ные изме­не­ния. Все они вхо­дят в так назы­ва­е­мую пси­хо­ло­ги­че­скую доми­нан­ту бере­мен­но­сти, то есть в ряд раз­лич­ных эмо­ци­о­наль­ных состо­я­ний, кото­рые власт­ву­ют (доми­ни­ру­ют) над все­ми осталь­ны­ми житей­ски­ми пере­жи­ва­ни­я­ми. Глав­ным «дей­ству­ю­щим лицом», обес­пе­чи­ва­ю­щим осо­бое эмо­ци­о­наль­ное и пси­хо­ло­ги­че­ское состо­я­ние жен­щи­ны в пери­од вына­ши­ва­ния, явля­ет­ся ПРОГЕСТЕРОН – так назы­ва­е­мый «гор­мон бере­мен­но­сти». Под его воз­дей­стви­ем с само­го нача­ла бере­мен­но­сти, с момен­та при­креп­ле­ния заро­ды­ша и нача­ла его раз­ви­тия (не зави­си­мо от того — свой это ребе­нок или под­са­жен­ная опло­до­тво­рен­ная яйце­клет­ка от дру­гих гене­ти­че­ских роди­те­лей) орга­низм жен­щи­ны начи­на­ет рабо­тать в режи­ме «все для фрон­та, все для побе­ды». Зада­ча про­ге­сте­ро­на — осво­бо­дить все вакант­ные энер­ге­ти­че­ские ресур­сы для вына­ши­ва­ния и раз­ви­тия пло­да. Под вли­я­ни­ем гор­мо­наль­ной пере­строй­ки обыч­ные гор­мо­наль­ные про­цес­сы ухо­дят на вто­рой план, пере­стра­и­ва­ет­ся рабо­та нерв­ной систе­мы. Неума­ли­мый про­ге­сте­рон обес­пе­чи­ва­ет защи­ту пло­да, усып­ляя на вре­мя бере­мен­но­сти имму­ни­тет — «дра­ко­на», защи­ща­ю­ще­го чело­ве­че­ский орга­низм от любо­го чуже­род­но­го втор­же­ния. Не сто­ит забы­вать, что, с точ­ки зре­ния имму­но­ло­гии, бере­мен­ность — это чудо, пото­му что для мате­рин­ско­го орга­низ­ма плод явля­ет­ся чуже­род­ным суще­ством, и нор­маль­ным иммун­ным отве­том мате­рин­ско­го орга­низ­ма на его раз­ви­тие была бы реак­ция оттор­же­ния. Борь­ба про­ге­сте­ро­на с имму­ни­те­том часто выра­жа­ет­ся в виде ран­не­го ток­си­ко­за бере­мен­но­сти: и тут сур­ро­гат­ная мать ока­зы­ва­ет­ся в худ­шем поло­же­нии, чем если бы она была бере­мен­на гене­ти­че­ски сво­им ребенком.

«В раз­ви­тии ток­си­ко­за, явля­ю­ще­го­ся по сути иммун­ной реак­ци­ей оттор­же­ния, поло­жи­тель­ную роль игра­ет то, что плод гене­ти­че­ски чуже­ро­ден мате­ри лишь на поло­ви­ну, а сур­ро­гат­ная мать вына­ши­ва­ет пол­но­стью гене­ти­че­ски чуже­род­ный плод, — гово­рит Ели­за­ве­та Ново­се­ло­ва. – Реак­ции оттор­же­ния, кото­рые выра­жа­ют­ся сла­бо­стью, поте­рей аппе­ти­та, рво­той, сни­же­ни­ем веса, апа­ти­ей, тре­во­гой, мни­тель­но­стью, раз­дра­жи­тель­но­стью у сур­ро­гат­ной мате­ри могут быть физио­ло­ги­че­ски выра­же­ны силь­нее. На этот пери­од при­хо­дит­ся адап­та­ци­он­ная фаза доми­нан­ты бере­мен­но­сти: эйфо­рия, свя­зан­ная с повы­шен­ным выде­ле­ни­ем про­ге­сте­ро­на, быст­ро сме­ня­ет­ся апа­ти­ей, тре­во­гой и раз­дра­жи­тель­но­стью. Буду­щая мама неред­ко начи­на­ет рефлек­си­ро­вать, боять­ся за свое здо­ро­вье; она сомне­ва­ет­ся в соб­ствен­ных силах и пра­виль­но­сти при­ня­то­го реше­ния. Сна­ча­ла бере­мен­ная «сур­ро­гат­ным» ребен­ком жен­щи­на дума­ет: «Ура, у меня полу­чи­лось! Пер­вая часть биз­нес- пла­на осу­ществ­ле­на!» Но потом при­хо­дит ток­си­коз, а вме­сте с ним – страх и пер­вые сомне­ния: «из-за чего я страдаю?»

Грань стирается

Быть бере­мен­ной «пона­рош­ку» не полу­чит­ся — физио­ло­ги­че­ский меха­низм это­го про­цес­са неиз­ме­нен и весь­ма мас­шта­бен. После­ду­ю­щие пери­о­ды доми­нан­ты бере­мен­но­сти будут все боль­ше и боль­ше погру­жать жен­щи­ну в ощу­ще­ния соб­ствен­но­го мате­рин­ства, соб­ствен­ной бере­мен­но­сти, в забо­ту имен­но о сво­ем ребен­ке, кото­ро­го ей в буду­щем при­дет­ся отдать. Когда ток­си­коз закан­чи­ва­ет­ся, насту­па­ет пери­од доми­нан­ты погру­же­ния. Под дей­стви­ем этой доми­нан­ты мно­гие жен­щи­ны начи­на­ют совер­шать поступ­ки, под­чер­ки­ва­ю­щие факт бере­мен­но­сти в соб­ствен­ных гла­зах и в гла­зах всех окру­жа­ю­щих. Имен­но в это вре­мя жен­щи­на может попро­сить достать ей под­снеж­ни­ки в янва­ре: «мало ли что взбре­дет в голо­ву бере­мен­ной жен­щине?» Мате­рин­ство в это вре­мя выда­ет себя как свет, кото­рый нель­зя скрыть в тем­ном углу. Жен­щи­на рас­цве­та­ет, пол­но­стью рас­кры­вая свою жен­ствен­ность. Уве­ли­чи­ва­ет­ся грудь, округ­ля­ет­ся живот. Воло­сы ста­но­вят­ся гуще, кожа вырав­ни­ва­ет­ся. Она начи­на­ет актив­но увле­кать­ся всем, что свя­за­но с темой бере­мен­но­сти, и сама того не заме­чая, пол­но­стью погру­жа­ет­ся в тема­ти­ку мате­рин­ства. Тем вре­ме­нем у гене­ти­че­ских роди­те­лей обыч­но скла­ды­ва­ют­ся свои пред­став­ле­ния о том, как и где их сур­ро­гат­ной мате­ри луч­ше рожать, когда ей гулять и что ей есть «в инте­ре­сах ребен­ка». «Если в таких вопро­сах у моло­дых мам и при нор­маль­ной бере­мен­но­сти порой быва­ют серьез­ные раз­но­гла­сия с род­ствен­ни­ка­ми, — гово­рит Ели­за­ве­та Геор­ги­ев­на. —- то что уж гово­рить о кон­флик­тах, кото­рые воз­ни­ка­ют с гене­ти­че­ски­ми роди­те­ля­ми при сур­ро­гат­ной бере­мен­но­сти!» Мате­ри­аль­ный сти­мул, кото­рый по пла­ну дол­жен был помочь пере­не­сти все невзго­ды, в этот пери­од про­сто не рабо­та­ет, так как у жен­щи­ны про­па­да­ет инте­рес ко все­му, кро­ме бере­мен­но­сти. Надо пом­нить, что ребе­нок к это­му вре­ме­ни уже явно напо­ми­на­ет о себе – он начи­на­ет шеве­лить­ся. Гор­мо­ны дела­ют свое дело. Жен­щи­на хоро­шо себя чув­ству­ет и хоро­шо выгля­дит. Посте­пен­но она начи­на­ет ощу­щать себя по насто­я­ще­му бере­мен­ной, грань «чужой-свой» ребе­нок окон­ча­тель­но стирается.

Мама для чужого

Затем насту­па­ет ста­дия доми­нан­ты, кото­рую назы­ва­ют «син­дром пере­мен». Если вы види­те бере­мен­ную жен­щи­ну, с увле­че­ни­ем кле­я­щую обои в два часа ночи, будь­те уве­ре­ны — она нахо­дит­ся имен­но на этой ста­дии. Все нор­маль­ные роди­те­ли в это вре­мя разъ­ез­жа­ют по стро­и­тель­ным рын­кам, вре­мен­но пере­ква­ли­фи­ци­ро­вав­шись в домо­ро­щен­ных дизай­не­ров и мар­ке­то­ло­гов. Но сур­ро­гат­ная мать на все это не име­ет пра­ва. Вме­ши­ва­ясь в пла­ни­ро­ва­ние инте­рье­ра для буду­щей дет­ской, теперь уже она вызы­ва­ет гене­ти­че­ских роди­те­лей на кон­флик­ты. «В это вре­мя очень хочет­ся уста­и­вать дет­скую, выби­рать «при­дан­ное» для малы­ша, вязать чеп­чи­ки и пинет­ки, и даже если сур­ро­гат­ная мать пыта­ет­ся пода­вить в себе «син­дром гнез­до­ва­ния», до кон­ца сде­лать это она все рав­но не в состо­я­нии»— утвер­жда­ет Ели­за­ве­та Новоселова.

К кон­цу вто­ро­го три­мест­ра бере­мен­но­сти буду­щая мама начи­на­ет подроб­но рас­спра­ши­вать подруг и близ­ких, читать в Интер­не­те днев­ни­ки бере­мен­но­сти и рас­ска­зы о родах, — так всту­па­ет в силу «инфор­ма­ци­он­ная» доми­нан­та. «Имен­но в этот пери­од сур­ро­гат­ная мать начи­на­ет оце­ни­вать двой­ствен­ность сво­е­го поло­же­ния, — счи­та­ет Ели­за­ве­та. — Поми­мо обыч­но­го стра­ха перед рода­ми, у бере­мен­ной жен­щи­ны может появить­ся и осо­бый, мисти­че­ский страх, свя­зан­ный с фак­том сур­ро­гат­но­го мате­рин­ства. Ино­гда под воз­дей­стви­ем «инфор­ма­ци­он­ной» доми­нан­ты жен­щи­на видит тре­вож­ные «вещие» сны, она гово­рит себе: зачем я рожаю это­го чужо­го ребен­ка? А вдруг это не пра­виль­но? А вдруг за это меня нака­жет Бог?». И, нако­нец, в «пред­ро­до­вой» доми­нан­те начи­на­ет­ся самый печаль­ный пери­од сур­ро­гат­ной бере­мен­но­сти. «Я носи­ла это­го ребен­ка, стра­да­ла из-за него; я забо­ти­лась о нем боль­ше, чем его био­ло­ги­че­ские роди­те­ли. Неуже­ли это не мой ребе­нок, разь­ве я не имею на него пра­ва?! Вот я рожу — и все, конец?», — гово­рит себе жен­щи­на. Ели­за­ве­та Ново­се­ло­ва срав­ни­ва­ет это состо­я­ние с поло­же­ни­ем чело­ве­ка, кото­рый успеш­но про­шел испы­та­тель­ный срок на очень важ­ную для него долж­ность, но на рабо­ту его так и не взяли.

Несчастная семья

При сур­ро­гат­ном мате­рин­стве ни одна из есте­ствен­ных потреб­но­стей бере­мен­ной мате­ри не реа­ли­зу­ет­ся. «Изъ­ян со сто­ро­ны пси­хо­ло­ги­че­ско­го ста­ту­са у жен­щи­ны, кото­рая носит ребен­ка и зна­ет, что он нико­гда не будет ей при­над­ле­жать, без­усло­вен. — Ели­за­ве­та Геор­ги­ев­на гово­рит об основ­ной пси­хо­ло­ги­че­ской про­бле­ме сур­ро­гат­ных мате­рей: у них про­ис­хо­дит как бы «раз­дво­е­ние лич­но­сти»: одна часть пла­ни­ру­ет неко­то­рую меди­цин­скую опе­ра­цию с целью попра­вить свои финан­со­вые дела, а вто­рая не зави­си­мо от пер­вой ока­зы­ва­ет­ся по насто­я­ще­му бере­мен­ной; эта часть любит еще не родив­ше­го­ся ребен­ка и, есте­ствен­но, счи­та­ет его сво­им. Такой дис­со­нанс нахо­дит­ся на гра­ни меж­ду нор­мой и пато­ло­ги­ей пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья жен­щи­ны; раз­дво­е­ние лич­но­сти вку­пе с мощ­ной гор­мо­наль­ной пере­строй­кой может спро­ва­ци­ро­вать раз­ви­тие серьез­но­го пси­хи­че­ско­го рас­строй­ства. Бес­спор­но, такое пси­хо­эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние вред­но не толь­ко для самой сур­ро­гат­ной мате­ри, но и для пло­да, кото­рый она носит.

Извест­но, что бере­мен­ным нель­зя нерв­ни­чать, пси­хо­ло­ги­че­ский стресс для них про­ти­во­по­ка­зан. Но что имен­но про­ис­хо­дит с ребен­ком, когда сур­ро­гат­ная мать испы­ты­ва­ет страх или депрес­сию? отри­ца­тель­нее эмо­ции, такие, как страх, оби­да, тре­во­га, раз­дра­же­ние и огор­че­ние, при­во­дят к повы­ше­нию в кро­ви адре­на­ли­на. Это веще­ство, име­ну­е­мое в попу­ляр­ной лите­ра­ту­ре «гор­мо­ном стра­ха», опас­но состо­я­ния бере­мен­но­сти: избы­ток адре­на­ли­на в кро­ви может при­ве­сти к тахи­кар­дии (уча­ще­нию серд­це­би­е­ния), повы­ше­нию арте­ри­аль­но­го дав­ле­ния и тону­са мат­ки. Пере­чис­лен­ные изме­не­ния в само­чув­ствии буду­щей мамы, воз­ни­ка­ю­щие на фоне отри­ца­тель­ных эмо­ций, неред­ко ста­но­вят­ся при­чи­ной раз­ви­тия фето­пла­цен­тар­ной недо­ста­точ­но­сти — ухуд­ше­ния пита­ния и дыха­ния пло­да в свя­зи со сни­же­ни­ем пла­цен­тар­но­го кро­во­то­ка. Гипер­то­нус мат­ки, воз­ни­ка­ю­щий на фоне раз­дра­же­ния или стра­ха бере­мен­ной, явля­ет­ся основ­ным фак­то­ром угро­зы пре­ры­ва­ния бере­мен­но­сти и преж­де­вре­мен­ных родов. Так что ограж­дать жен­щи­ну «в инте­рес­ном поло­же­нии» от все­го, что может ее огор­чить или напу­гать, дей­стви­тель­но важ­но: от состо­я­ния нерв­ной систе­мы мате­ри во мно­гом зави­сит тече­ние бере­мен­но­сти, а, сле­до­ва­тель­но, и здо­ро­вье плода.

«Если жен­щи­на нахо­дит­ся в подав­лен­ном состо­я­нии ее гипо­физ выде­ля­ет мень­ше эндор­фи­нов. В попу­ляр­ной лите­ра­ту­ре их еще назы­ва­ет «гор­мо­ны сча­стья», — гово­рит Ели­за­ве­та Ново­се­ло­ва. – Это основ­ные гор­мо­ны наше­го орга­низ­ма, от коли­че­ства эндор­фи­нов зави­сит ско­рость обмен­ных про­цес­сов и рабо­та всех систем чело­ве­че­ско­го тела. Если это орга­низм бере­мен­ной жен­щи­ны, то коли­че­ство эндор­фи­нов ска­зы­ва­ют­ся соот­вет­ствен­но и на раз­ви­тии ребен­ка, непо­сред­ствен­но зави­ся­ще­го от мате­рин­ско­го обме­на веществ: ведь плод живет за счет орга­низ­ма мате­ри, он пита­ет­ся от этой систе­мы, раз­ви­ва­ет­ся и дышит за ее счет. Стресс во вре­мя бере­мен­но­сти уве­ли­чи­ва­ет риск не толь­ко пси­хо­ло­ги­че­ской ущерб­но­сти ребен­ка в буду­щем, но и пред­став­ля­ет опас­ность для его эле­мен­тар­но­го физи­че­ско­го здо­ро­вья. У ребен­ка, чья мать во вре­мя бере­мен­но­сти под­вер­га­ет­ся посто­ян­но­му стрес­су, рез­ко повы­ша­ет­ся риск фор­ми­ро­ва­ния пато­ло­гий раз­ви­тия», — счи­та­ет Ели­за­ве­та Георгиевна.

Но и гене­ти­че­ским роди­те­лям при­хо­дит­ся не слад­ко – пери­на­таль­ные пси­хо­ло­ги счи­та­ют, что у них есть при­чи­ны нерв­ни­чать: «На запа­де в 60% слу­ча­ев сур­ро­гат­ные мате­ри пыта­ют­ся рас­торг­нуть дого­вор, или скрыть­ся с глаз сво­их нани­ма­те­лей. Не ред­ки попыт­ки выкрасть ребен­ка. Если мы боим­ся, остав­ляя ребен­ка с няней, то какой же страх долж­на испы­ты­вать жен­щи­на, если ее ребен­ка носит дру­гая жен­щи­на. Тут уж волей-нево­лей нач­нешь думать: а как она себя ведет, когда я ее не вижу? не вре­дит ли она малы­шу непра­виль­ным обра­зом жиз­ни? не захо­чет ли она украсть у меня ребен­ка, не полю­би­ла ли она его боль­ше чем люб­лю его я?»

Чужой лучше своего

Суще­ству­ет мне­ние, что без­дет­ность — это ука­за­ние на то, что, воз­мож­но, в каче­стве роди­те­ля тебя ждут дру­гие дети — сиро­ты, лишен­ные роди­тель­ской люб­ви, кото­рых мож­но усы­но­вить из дет­ско­го дома. Но, как уже было ска­за­но выше, люди, решив­ши­е­ся на сур­ро­гат­ное вына­ши­ва­ние, непре­мен­но хотят гене­ти­че­ски «сво­е­го» ребен­ка. Впро­чем, быва­ют слу­чаи, когда роди­те­лей разо­ча­ро­вы­ва­ют и соб­ствен­ные, абсо­лют­но род­ные «гене­ти­че­ские» дети. Ино­гда, со вре­ме­нем ста­но­вит­ся ясно, что в семье рас­тет совсем не тот чело­век, каким роди­те­лям хоте­лось бы видеть свое чадо. Мате­ри и отцу при­ем­но­го ребен­ка быва­ет лег­че с этим сми­рить­ся. Они могут себя уте­шить тем, что не их гене­ти­ка ста­ла при­чи­ной про­блем, тем что они могут изме­нить послед­ствия этой гене­ти­ки извест­ны­ми педа­го­ги­че­ски­ми при­е­ма­ми, и нако­нец, что они в любом слу­чае сде­ла­ли доб­рое дело, забрав малы­ша из дет­ско­го дома в семью. А вот роди­те­лей «сур­ро­гат­но­го» ребен­ка, когда этот ребе­нок под­рас­тет , все рав­но неволь­но будут мучить мрач­ные мыс­ли: а прав­да ли это мой ребе­нок? Может быть все-таки он немно­жеч­ко не мой, пото­му что носи­ла его не я?» Сур­ро­гат­ное буду­щее по мне­нию Ели­за­ве­ты Ново­се­ло­вой не пред­ве­ща­ет ниче­го хоро­ше­го: «Если прак­ти­ка сур­ро­гат­но­го мате­рин­ства ста­нет повсе­мест­ной, сам аспект мате­рин­ства пре­тер­пит серьез­ные изме­не­ния в сто­ро­ну дегра­да­ции. Если при­ве­сти на кон­суль­та­цию к пси­хо­ло­гу сво­е­го под­рост­ка, то пер­вое что пси­хо­лог спро­сит как носи­ли бере­мен­ность и как дол­го кор­ми­ли гру­дью. Если настоль­ко важ­но груд­ное вскарм­ли­ва­ние, кото­рое сего­дня пре­крас­но мож­но заме­нить корм­ле­ни­ем из бутыл­ки, то что гово­рить о вына­ши­ва­нии, о гене­ти­че­ской целост­но­сти орга­низ­ма, о пре­ем­ствен­но­сти поко­ле­ний и фор­ми­ро­ва­нии во вре­мя бере­мен­но­сти родо­вой доми­нан­ты, кото­рая по сути явля­ет­ся увер­тю­рой к даль­ней­ше­му созна­тель­но­му материнству?»

Ири­на СЕЧИНА

Источ­ник: http://www.nsad.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Soffy, 03.07.2019

    Это дей­стви­тель­но печаль­ная тен­ден­ция… осо­бен­но если учесть, что есть пары кото­рые при­бе­га­ют к сур­ро­гат­но­му мате­рин­ству ‚не по при­чине неспо­соб­но­сти иметь детей … я позна­ко­ми­лась с жен­щи­ной ( ино­стран­ка), кото­рая ждёт сей­час ребён­ка от сур­ро­гат­ной мамы, по при­чине того, что после пер­во­го ребён­ка ей про­сто не хоте­лось боль­ше рожать самой.….. это дела­ет дру­гая жен­щи­на за неё… 

    Ответить »
  • Smr, 06.01.2017

    Не при­вет­ствую такое за день­ги. Как мож­но про­да­вать чело­ве­че­скую жизнь, у нас в стране с ума сошли уже. Что угод­но про­да­ют уже до детей дошли. Люби­те сво­их близ­ких, дого­ва­ри­вай­тесь,  рожай­те не ради ком­мер­че­ских целей,  поду­май­те кому отда­е­те малы­шей будут ли с ними обра­щать­ся как со сво­и­ми. Нет гаран­тий что ребе­нок будет жить в радо­сти и достат­ке, и будет ли вооб­ще жить в Рос­сии не уве­зут ли какие нибудь бес­плод­ные роди­те­ли за гра­ни­цу, ведь есть люди жела­ю­щие иметь деток для про­сто­го сча­стья и под­держ­ки в труд­ную минуту.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки