• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Терновый венец болезни. Опыт преодоления рака Добавлено в рубрику: Неизлечимые болезни

Терновый венец болезни. Опыт преодоления рака

Распечатать
(32 голоса: 4.31 из 5)

Родные мои! Все, кто взял в руки эту книгу, которую я писал всем сердцем, заранее стали для меня родными, потому что нас уже связывает нечто общее — стремление найти утешение в той боли, которая появилась вдруг в нашей жизни.

И хотя я не знаю лично каждого моего читателя, но могу обратиться к нему по-дружески, по-христиански — на «ты». Знаю, друг мой, что тебя, как и всякого человека, посещала когда-нибудь боль, болезнь, быть может, ты или твои близкие пережили, а быть может, сейчас переживают непростые времена. Значит, эта книга может приоткрыть что-то в тебе самом, в окружающем мире, поможет понять причины и смысл происходящего с тобой и со мной, поддержит кого-то…

По благословению

Святейшего Патриарха Московского

и всея Руси Кирилла

Протоиерей Михаил Овчинников. ТЕРНОВЫЙ ВЕНЕЦ БОЛЕЗНИ. Опыт преодоления рака. М.: Даниловский благовестник. 2009

Протоиерей Михаил Овчинников пережил в 1999 году страшную ав­токатастрофу. Имея травмы, как говорили врачи, несовместимые с жиз­нью, он перенес серии клинических смертей и настоящим чудом (без пре­увеличения!) был возрожден к деятельной жизни. Несколько раз переиздававшаяся книга «Между жизнью и смертью» — это личные свиде­тельства священника с порога вечности.

В новой книге «Терновый венец болезни» отец Михаил честно и без страха, с верой и надеждой на милость Божию рассказывает о личном опыте преодоления смертельной болезни — рака.

Повествование это далеко выходит за рамки автобиографического произведения, и хотя содержит размышления о причинах онкологических заболеваний и их лечении, менее всего напоминает сборник народных со­ветов. Это — уникальное духовное литературное произведение, которое поможет тяжко болящему человеку пережить шок, понять волю Божию в каждом событии, происходящем с ним.

Книга предлагает задуматься о недугах и причинах их появления, о том, чем эти болезни могут нам помочь, куда они нас ведут. Она говорит об исцеляющей силе страдания, способного преобразить душу и всю жизнь человека.

Написанная искренним, горячим сердцем, книга укрепляет волю к преображению души, побуждает читателя к размышлению о своих поступ­ках, помыслах, об ответственности за свою жизнь. Протоиерей Михаил Ов­чинников, которому приоткрылась тайна мира иного, свидетельствует о беспредельной красоте даже отсветов Горнего мира, к которому сподобил его прикоснуться Господь. Автор всей своей жизнью убеждает: надо здесь и сейчас, достойно неся терновый венец своей болезни, приближаться к Царствию Небесному.

© Данилов ставропигиальный мужской монастырь, 2008

© Протоиерей Михаил Овчинников, 2008

 

Содержание

Предисловие редактора

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ — К ЖИЗНИ!

 

Несколько слов от автора к читателю

ЛЕГКО ЛИ ДУМАТЬ О ЦАРСТВЕ НЕБЕСНОМ?

 

ИСЦЕЛЯЮЩАЯ СИЛА СТРАДАНИЯ

Тёмные тучи

«Ящик» может понадобиться без отлагательства

Болезнь учит покаянию

Всё можно претерпеть, ко всему привыкнуть

О том, как я сам себя успокаивал

 

МЫ БОЛЬНЫ ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ

Научиться болеть

Помоги нам, Боже

О чистой совести

Встреча с Богом

Изменить образ жизни

Антираковая диета доктора Ласкина

 

ДУХОВНАЯ СТОРОНА ОНКОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЕЗНЕЙ

О болезнях телесных, душевных и духовных

Основа для спасения – смирение

«Болезнь ваша — великий дар Божий…»

Вера твоя спасёт тебя!

Мост в Царство Небесное

 

НЕ ВСЕ ЛИ РАВНО, У КОГО ЛЕЧИТЬСЯ?

Поможет ли экстрасенс?

Исповедь колдуньи

Ад — это разлучение

«Наказывает» ли Бог?

 

ДУХОВНЫЕ РЕСУРСЫ ИСЦЕЛЕНИЯ

Жить в полную силу

Средства очищения души

Почему мы не умеем любить?

Целительная сила Таинства соборования

Вода твоя вечно живая…

 

ЗАЧЕМ СДАВАТЬ ПОЛЕ БОЯ?

Не стоит бежать от лечения

Что поможет справиться с психологическими проблемами

Ему уготовано не так уж много времени

Святая Гора Афон — гавань спасения

 

БОЛЕЗНЬ — К ЖИЗНИ ИЛИ К СМЕРТИ?

Беседы с врачом-священником

Эмоции больного и наши реакции на них

Чудо веры

Воля к жизни. Если вам предстоит операция

Если в семье больной

«Спите и не знаете, что мне надо причаститься…»

Бог вас не оставит

 

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ДЛЯ ЖИЗНИ ВЕЧНОЙ

«Доктор, я умру?!.»

Откуда наши страхи?

Какое это было благословение!

«Сиротство, как блаженство»

Рак — это чудо пробуждения

Икона в подарок за спасённого

«Свыше дарована мне отсрочка…»

Приложение

МОЛИТВЕННАЯ ПОМОЩЬ БОЛЯЩЕМУ

Св. вмч. и целителю Пантелеймону

Канон

Акафист

Молитвы

Свт. Нектарию, митрополиту Пентапольскому, Эгинскому чудотворцу

Акафист

Молитвы

Свт. Луке, исповеднику, архиепископу Крымскому

Канон

Акафист

Молитва

От всяких недугов и болезней

Молитва Пресвятой Богородице перед Ее иконой «Всех скорбящих Радость»

Молитва Пресвятой Богородице в честь Ее иконы «Скоропослушница»

Молитва Пресвятой Богородице в честь Ее иконы «Всецарица»

Молитва на всякую немощь

Молитва в болезни

Молитва болящей

Молитва до и после чтения Евангелия

Молитвы об исцелении болящего

Молитва св. блаж. Ксении Петербургской

Молитва свт. Спиридону, епископу Тримифунтскому, чудотворцу

Молитва пр. Серафиму, Саровскому чудотворцу

Молитва св. мученице Параскеве, нареченной Пятница

Молитва безеребренникам и чудотворцам Косме и Дамиану

Молитва мч. Трифону

Молитва св. прав. Иоанну Кронштадтскому

 

Использованная литература

 

Что это за книга?

СВЕТЛЫЙ УЧЕБНИК ЖИЗНИ

 

 

 

Посвящается

 любимой и верной помощнице матушке Людмиле ОВЧИННИКОВОЙ,

 и в радостях, и в горе пребывающей рядом — в молитвах, трудах и заботах

 

… Болезнь ваша — великий дар Божий,

денно и нощно за сие … хвалите

и благодарите –

спасена будет душа ваша.

                                        Старец Арсений Афонский

 

Предисловие редактора

 

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ — К ЖИЗНИ!

Когда мне посчастливилось готовить к изданию первую книгу отца Михаила Овчинникова «Между жизнью и смертью. Свидетельства с порога вечности»[1], я не была зна­кома с ним лично, общались в ту пору мы лишь по телефо­ну. Но радостный и полный силы голос священника, побывавшего за гранью жизни, говорил о том, что личность он — по меньшей мере, незаурядная. После выхода той кни­ги в Крым, в Топловский Свято-Параскевиевский женский монастырь, где сейчас служит батюшка, хлынул поток пи­сем. Имя его за короткий срок стало широко известно мно­гим русским и зарубежным читателям.

И кого бы мог оставить равнодушным уникальный рассказ о тайне жизни и смерти, обычно скрытой от нас. Отец Михаил, попавший в 1999 году в страшную автомо­бильную катастрофу, не оставлявшую ему никаких шан­сов на жизнь, выжил вопреки прогнозам врачей. Пережив несколько клинических смертей, встретившись в мире бесплотном с почившими духовником и матерью, он был возвращен из небытия чудом Божиим, совершившимся по молитвам близких людей и его духовных чад.

Показательно свидетельство об этом случае (немыс­лимом для материалиста) врача-анестезиолога отделения реанимации и интенсивной терапии районной больницы Верхнеднепровска Жанны РАДЧЕНКО:

«Когда я впервые увидела больного священника Ми­хаила Овчинникова, невольно подумала: «Не жилец…» На­столько тяжелым было его состояние, что невозможно было предвидеть положительный исход лечения. В первые мгновения даже пронеслась мысль: «Целесообразна ли моя врачебная помощь? «

Последствия катастрофы были ужасными: тяжелая черепно-мозговая травма, сотрясение и ушиб головного мозга. Под вопросом стоял диагноз внутричерепной гема­томы, перелома основания черепа, дислокации структур мозга. Больной был без сознания. Тяжелая кома на тех ее гранях, когда сразу невозможно оценить, погибла кора го­ловного мозга или нет. Если не исключить возможность первого варианта, это значит — социальная смерть, то есть остается возможность биологического существова­ния, но неосмысленного: не только без активной деятель­ности, но практически без переживаний, мышления, идей, то есть всего того, что присуще каждой личности. Это даже представить себе невозможно по отношению к отцу Михаилу, такому яркому, незаурядному человеку…

Каково же было мое изумление, когда на третьи сут­ки я узнала, что Михаил Георгиевич начал приходить в себя, реагировать на врачебные инструкции, переведен из реанимации в отделение! И это, и то, как быстро отец Михаил прошел восстановительный период, до сих пор вол­нует меня. Как специалист точной естественной науки -медицины, то есть как реалист, я не могу в это поверить. Налицо действие той удивительной силы, о которой мы, реалисты, пытаемся не думать. Это то, что сокрыто от нас в тайне мироздания. Называйте это как хотите: Божия благодать, какое-то непостижимое для нас пространственное измерение и т. д. Пусть это вам кажется даже вымыслом, моей фантазией, но то, что существует такая Сила, заставляет и меня, человека довольно строгих убеждений и взглядов, по-иному взглянуть на мир вокруг себя».

Пройдя через нестерпимые муки смертельной болезни, обретя, по сути, вторую жизнь, отец Михаил нашел в себе силы не только вернуться к священнической службе, но и написать обо всем происшедшем с ним, детально про­анализировать свои ощущения на грани между жизнью и смертью. Он делал это не только как пациент, но и как па­стырь, что вызвало горячий отклик у многих людей, кото­рых глубоко тронул рассказ о внутренней силе, о любви к Богу и людям…

Книга, которая сейчас лежит перед вами, — не просто продолжение начатого прежде труда. В ней — рассказ о новом испытании, посланном Господом отцу Михаилу: о серьезной онкологической болезни, которая должна была подорвать и без того истощенные силы батюшки, но кото­рая отступила — благодаря его доверию к воле Божией, силе духа, молитвам ближних и заботам врачей.

О своем новом возвращении в земную жизнь священ­ник пишет просто, искренне и сердечно. Идущие из глу­бины сердца слова могут поддержать многих из тех, кто нуждается сейчас в утешении на скорбном пути болезни, отчаяния, сомнения.

—    Как ваше здоровье, отец Михаил? — спрашиваю при встрече.

—    Слава Богу! Знала бы ты, сколько милостей посыла­ет мне Господь!

Жалоб от священника, как бы ни было ему трудно, никто никогда не слышит. В любой ситуации на лице его — открытая радостная улыбка, и лишь глубоко в глазах мож­но иногда разглядеть отсвет тихой грусти. Когда он зво­нит из Крыма в Москву, в издательство, кто бы ни взял трубку, слышит неизменное:

— Здравствуй, родненькая моя, радость моя!

Он — имеет право на такую радость, пережив опыт невыносимой для человека боли, опыт её преодоления, преображения в светлое состояние, которое можно выра­зить словами: «Слава Богу за всё!»

Но цена этой обретенной радости немалая. Ведь напи­сать обо всём произошедшем с ним — значит, пережить всё заново, значит, нести крест общения с множеством людей, среди которых есть и такие, что непременно хотят чудес, требуют от него пророчеств.

Об одном таком случае отец Михаил рассказал во время своего последнего приезда в Москву на Международные Рождественские образовательные чтения.

Паломники в Свято-Параскевиевский Топловский монастырь приезжают почти каждый день. Однажды к матушке Людмиле, верной спутнице батюшки, подошла группа женщин:

— Где здесь у вас находятся мощи известного старца?

— Какого старца? — удивилась та. — Таких мощей в нашем монастыре нет.

—  Как это — вы здесь живете и не знаете? – возмутились  «паломницы».

— Всем известно, что здесь лежат мощи отца Михаила. От них уже много исцелений было!

Узнав, что отец Михаил жив и что старцем он, конечно же, не является, женщины были очень разочарованы. Их мысли тут же приняли иное направление:

—  Ну, значит, отец Михаил при смерти. Нам говорили, что если кто подержится за умирающего священника, тому простятся все его грехи — в том числе и будущие. У нас к вам предложение: позвольте приложиться к вашему батюшке, а мы организуем сбор пожертвований, так что хватит и на похороны, и на памятник!

Естественно, «паломницам по старцам» был дан от ворот поворот…

Печальный пример дремучего «народного благочестия», вырастающего из невежества, пользующегося вздорными «бабьими баснями»[2]! Для таких «искательниц», очевидно, всё равно, что к священнику за советом обратиться, что к гадалке пойти.

Хочется надеяться, что читатель возьмет в руки эту книгу совсем с иным настроением — для того, чтобы задуматься о смысле ниспосланных нам испытаний, чтобы через тяготы и тернии — обратиться к Жизни. Вечной.

Алла Добросоцких

Наверх>>>

 

Несколько слов от автора к читателю

ЛЕГКО ЛИ ДУМАТЬ О ЦАРСТВЕ НЕБЕСНОМ?

…Задумывался ли ты когда-нибудь, читатель, о конечной и для всех живущих на земле единственно общей цели всех земных трудов и усилий, всех горестей и радостей, разочарований и надежд, любви и ненависти, добра и зла — всего, словом, того, из чего сплетается терновый венец твоей жизни?

Сергей Нилус

Если мы непрестанно будем помышлять о Цар­стве Небесном, о бессмертии и нескончаемой жизни, о ликах Ангелов, о пребывании со Христом, о славе не­преходящей, о жизни беспечальной, если вообразим, что и слезы, и поношения, и уничижения, и смерть, и печали, и труды, и болезнь, и уныние, и бедность, и злоречие, и вдовство, и грех, и осуждение, и наказание, и всякое другое зло и бедствие из небесной жизни изгнано… Что, напротив, там обитают мир, кротость, благость, милосердие, любовь, радость, слава, честь и прочие блага, каких словом описать невозможно, если будем, говорю, непрестанно размышлять об этом, -то ни одно из настоящих благ не прельстит нас и мы будем восклицать с Давидом: Когда приду и явлюсь пред лице Божие! (Пс. 41;3)

Свт. Иоанн Златоуст

 

Родные мои! Все, кто взял в руки эту книгу, которую я писал всем сердцем, заранее стали для меня родными, потому что нас уже связывает нечто общее — стремление найти утешение в той боли, которая появилась вдруг в нашей жизни.

И хотя я не знаю лично каждого моего читателя, но могу обратиться к нему по-дружески, по-христиански — на «ты». Знаю, друг мой, что тебя, как и всякого человека, посещала когда-нибудь боль, болезнь, быть может, ты или твои близкие пережили, а быть может, сейчас переживают непростые времена. Значит, эта книга может приоткрыть что-то в тебе самом, в окружающем мире, поможет понять причины и смысл происходящего с тобой и со мной, поддержит кого-то…

Но не ищи здесь автобиографических данных — некоторые факты, а также имена людей, которые просили об этом, изменены сознательно.

Не ищи на этих страницах перечня народных лекарственных средств и «чудодейственных» рецептов их применения. Нет здесь и выписок из историй болезней людей, находившихся на лечении в онкологическом диспансере. Мне кажется, вообще нет смысла уповать на какие-то способы немедленного исцеления от онкологического недуга — хотя именно этого ждут многие люди: подайте нам необыкновенное лекарство, которое моментально приведет в порядок наш бунтующий организм.

Нет, эта книга не просто о путях выздоровления — это было бы спекулятивно и напоминало бы модный сегодня лозунг, ставящий всё с ног на голову: «Главное — здо­ровье, остальное — приложится!» Эта книга — об ином: о путях к выздоровлению духовному (независимо от выздоровления телесного), о спасительной силе страдания, о преодолении болезни греха, о возвращении к истинной жизни.

Я попытался написать о том, как человеку понять волю Божию в каждом событии, происходящем с ним. Хочу рассказать о своем непростом опыте преодоления недуга, чтобы засвидетельствовать перед очень близкими мне внутренне людьми, переживающими сейчас ту или иную смертную болезнь, о великой любви Божией к нам.

Быть может, ты захочешь спросить: о какой любви может идти речь, когда столько людей слышат от медиков страшные слова: «У вас рак»? Легко ли думать о Царствии Небесном, когда ты сам стоишь на краю могилы либо от тебя вот-вот уйдут дорогие тебе люди и тебя начинает мучить вопрос: «За что мне это?» Но важно понять, что тяжкий диагноз — это не приговор к смерти, а повод услышать призыв Божий к нам, осознать, что именно и как происходит с нами в этот миг. Какие и почему возникают эмоции? Какие действия мы предпринимаем или вовсе ничего не делаем? Поймем ли мы, что любая болезнь — это воля Божия, вразумляющая нас, помогающая нам и ведущая в Царство Небесное? Согласимся ли с этим и начнем ли двигаться к христианской жизни?

Взялся писать об этом не со стороны: мне, автору этой книги, самому довелось пройти подобные страдания. Но не о самих невзгодах пойдет речь. Хочу поразмышлять о причинах происходящих с нами несчастий и скорбен, о том, что помогает человеку вынести мучительные испытания, и как ему с Божией помощью можно всё претерпеть и — выжить. Речь пойдет о том, что в смертельно опасных ситуациях (по медицинским показателям), человек, по милости Божией, может и должен продолжать жить, любить, трудиться.

Но говорить о каких-то своих необычных возможностях я не могу; о силе воли, выносливости — тоже (их у меня просто нет). Я слабый, немощный человек, переживший несколько лет назад автокатастрофу, после которой должен был неизбежно погибнуть. А сейчас — новые испытания, которые моими силами преодолеть про­сто невозможно. Хочу попытаться показать людям, сколь велика сила Божия, какие чудесные дары Господь может нам явить. Самое главное то, как мы должны просить Его об этом, с каким покаянием взывать к Небу.

Я не хочу, да и не имею права никого учить, тем более людей, каждое прикосновение к ранам которых вызывает у них нестерпимую боль… Просто мы вместе поразмышляем о своих поступках, помыслах, об ответственности за свою жизнь. И, наконец, постараемся ответить на вопрос о том, действительно ли мы христиане или только воображаем себя ими? А самое главное — думаем ли мы о Царствии Небесном и пытаемся ли приблизиться к нему…

И еще один очень важный момент. Не хочу уподобиться прокаженным, исцеленным Христом, но так и не подумавшим его поблагодарить[3]. Мы привыкли ругать медицину по поводу и без повода. Но без самоотверженной помощи медиков, которых без преувеличения можно назвать врачами милостью Божией, некому было бы писать эти строки… Я бесконечно благодарен многим людям, которым моя судьба была небезразлична. Я на себе ощутил труды и любовь главного врача Крымского диагностического центра Натальи Игнатонене, врачей этой клиники Нины Гевондян и Александра Натягайло, работников второго хирургического отделения 6-й горбольницы — профессора Виктора Страсека, заведующего отделением Николая Власова, Игоря Скобелева — хирурга, совершившего первую операцию, спасшую мне жизнь. Я видел, как самоотверженно несут свое служение сотрудники Крымского республиканского клинического онкологического диспансера профессор Виталий Соркин, заведующий отделением, прекраснейший хирург Сергей Ефетов, который произвел вторую операцию по удалению онкологических образований. Глубоко благодарен также руководителям Симферопольского отделения корпорации «Сибирское здоровье» Виктории Веремеенко и Григорию Ковальчуку, Заслуженному деятелю науки и техники Украины, доктору медицинских наук, профессору Виктору Жебровскому и его помощнику кандидату медицинских наук, доценту Сергею Воровскому, выполнившим третью операцию. Невозможно, к стыду моему, поименно перечислить всех лечивших меня опытных врачей, заботливых медсестер, многочисленных тружеников наших больниц. Спаси вас Господи за труды ваши и великую, незаметную христианскую любовь к нам, немощным.

А сколько физически ощутимой любви и заботы получил я от родного Свято-Параскевиевского монастыря, какое понимание с сердечной молитвой и трепетным участием исходили от матушки игумении и сестер святой обители! С христианской готовностью свою молитвенную помощь в трудную минуту всегда оказывал наш архипастырь, митрополит Лазарь.

Сколько людей, сколько духовных чад в молитвах ожидали в коридорах клиник, когда я приду в себя, чтобы увидеться со мной, недостойным, поддержать меня ободряющим словом. Находясь за тысячи километров от Крымских гор, друзья присылали лекарства, письма с добрыми молитвенными пожеланиями. А многочисленные бессонные вахты, молитвы родной матушки Людмилы около меня, распластавшегося на больничной койке!

Низкий поклон всем вам, дорогие братья и сестры, спаси вас Господи за вашу любовь, за хлопоты и заботу!

Особую благодарность и самые теплые чувства вызывает в моей душе покойный ныне протоиерей Владимир Карпец, который напутствовал издание моей первой книги. Он и жизнью своей, и больничными скорбями, и самой смертью явил для меня и многих христиан пример необыкновенной силы воли!..

Помолимся за всех них, дорогой мой читатель и друг, и пойдем вместе со мной по тяжкому и радостному пути скорбей и преодоления, ибо вдвоем легче терпеть, легче понять, легче надеяться…

Наверх>>>

 

ИСЦЕЛЯЮЩАЯ СИЛА СТРАДАНИЯ

 

ТЁМНЫЕ ТУЧИ

Сырой, сумрачный вечер. Холодный беспокойный мартовский ветер передвигает по вершинам и склонам Крымских гор темные, тяжелые тучи… Неуютно в душе.

Начинается вечернее богослужение. Казалось бы, благодатная тишина монастырского храма должна привносить спокойствие в сердце, однако на душе тревожно, почему-то неможется, временами накатывает сильная слабость. Прямо на богослужении начинаются довольно ощутимые внутренние боли — и это состояние очень беспокоит.

Идет чтение девятого часа: на этой службе мы вспоминаем великие предсмертные страдания и смерть Спасителя. Как ручеек журчит с клироса тихий голос сестры, читающей псалмы:«Блажени живущие в дому Твоем: во веки веков восхвалят Тя»(Пс. 83; 5) — это обращение ко всем нам: в храме Божием мы приносим жертву хвалы Ему. И далее призывает псалмопевец Давид:«Яко Ты, Господи, благ и кроток и многомилостив всем призывающим Тя» (Пс. 85; 5), убеждая нас, чтобы все мы, от мала до велика, прибегали к милосердию Божию.

«Призри на мя …даждь державу Твою отроку Твоему, и спаси сына рабы Твоея»[4], — добавляет к этому пророк.

Эти молитвы несколько приводят в чувство: всё Господь может, только уповай на Его милосердие, верно служи Ему. А тут, видишь ли, — чрево побаливает! И тем не менее…

— Что-то ты неважно выглядишь, — бдительно замечает вечером матушка Людмила.

— Не тревожься, — отвечаю, — просто служба была трудная.

Чувствую, что не очень-то убеждает её мой бодрый ответ. Я и сам давно уже замечаю, что даже прочесть имена, поминаемые вслух во время богослужения, часто становится мне не по силам. Представляете — читаю эти длинные списки и — вдруг сознание начинает медленно отключаться. Мучаюсь от неловкости перед сестрами и паломниками, хотя вроде и нет в этом моей вины.

Наверх>>>

 

«ЯЩИК» МОЖЕТ ПОНАДОБИТЬСЯ БЕЗ ОТЛАГАТЕЛЬСТВА

К ночи боли крепчают и достигают к утру такой силы, что ясно понимаю — поездки в клинику, от кото­рой прежде всячески увиливал, не избежать. Осмотр в приемном покое помню уже плохо. Сквозь муть в гла­зах передо мной встает человек в белом халате. Медленно соображаю — не иначе как хирург.

— Игорь Скобелев, — представился он, — ваш врач. Мы посоветовались с коллегами и решили оперировать вас, причем не откладывая в долгий ящик.

Ну, что уж тут комментировать. Не понимая, что промедление смертельно опасно, все же чувствую, что сил терпеть уже мало. Так что отвечаю:

—   Конечно, ведь «ящик» может понадобиться без отлагательства…

Да, чувство юмора иногда приходит к человеку в са­мое, казалось бы, неподходящее время…

—   Доктор, — капитулирую с безысходным смирением, — в медицине я совсем ничего не понимаю, посему действуйте, как считаете нужным.

Операция, милостью Божией, в целом прошла ус­пешно.

Постепенно затихают послеоперационные боли. На моей больничной тумбочке перед иконами находятся преждеосвященные Дары Христовы (вот она — великая милость Божия!). Уже на третье утро после операции я самостоятельно причастился. И это — в больнице, в отделении реанимации! Благодарен врачам, которые не возражали против таких неординарных для них действий больного в палате интенсивной терапии.

Простите меня, мои духовные наставники: в том состоянии не было у меня сил для полной молитвенной подготовки к Причастию — ни встать, ни поклон положить, ни молитв необходимых не мог прочитать. Было только громадное желание: прикоснуться своими пересохшими губами к Телу и Крови Господней, осознавая, что в этом мое спасение.

«Но с кем Причастие и Покаяние —

Господня сохранит рука», — пишет протоиерей Андрей Логвинов.

Наверх>>>

БОЛЕЗНЬ УЧИТ ПОКАЯНИЮ

Реальные плоды Причастия очевидны: постепенно яснее начинает соображать голова, крепнет тело, осто­рожно начинаю двигаться. Жизнь продолжается!

Причастия совершались постоянно, молитвы наполнялись силой.«…Верою прихожду и страхом, Владыко, ко Причащению Божественных Даров Твоих»— в полумраке больничной палаты совершенно по-новому воспринимаются слова канона ко Святому Причащению.

«Исцели души моея язвы, Господи…», — стонет сердце.

«Душею и телом да освящуся, Владыко, да просвещуся, да спасуся…» Наверное, только пережив посленаркозный хаос и неумелые, болезненные движения оживающего тела, человек начинает иначе относиться к знакомым ранее словам:

«…Христе Иисусе, премудросте Божия, …умертви моя душетленныя страсти телесныя».

«От скверных устен, от мерзкаго сердца, от нечистого языка, от души осквернены, приими моление, Христе мой …»

Уста мои скверные, мерзкое и нечистое сердце — вот с чем мы становимся на моление пред Иисусом Христом! Вот истинная причина наших телесных страданий. Эти на удивление ясные мысли постепенно формировали в моей страдающей душе ощутимую вину пред Богом, которую ранее, скорее всего, так остро и не ощущал.

Наверх>>>

 

ВСЁ МОЖНО ПРЕТЕРПЕТЬ, КО ВСЕМУ ПРИВЫКНУТЬ

Во время операции, по медицинским соображениям, была несколько изменена моя кишечная конструкция — появилась необходимость калоприемника на боку живота. Ох, и дискомфортная же это штука, когда новое устройство твоего организма разительно отличается от нормального, привычного.

— Все можно претерпеть, ко всему привыкнуть, — убеждает хирург, милый, жизнерадостный человек, — люди активно живут, трудятся даже после ампутации некоторых частей тела, а у вас — мелочи.

«Не очень-то эти слова настраивают на благодушные размышления», — скрипит брюзжащий внутренний червячок.

— Однако, — продолжает мой собеседник, — руку, ногу человек теряет насовсем. А вашим бедам, уважаемый батюшка, мы поможем, все восстановим, как только внутренности укрепятся после происшедшего. За это время и пробы, взятые у вас на гистологический анализ, исследуем: проверим на доброкачественность.

— Ну, что ж, — говорю в ответ, — по милости Божией, в добрый час.

Наверх>>>

О ТОМ, КАК Я САМ СЕБЯ УСПОКАИВАЛ

Лирическая успокоенность выздоравливающего че­ловека не позволила осознать, что стоит за словами: «ги­стологический анализ». А если быть честным перед со­бой, то мне и не хотелось осознавать это, наверное, как практически все больные в такой ситуации, я внутрен­не отодвигал мысли, что это может произойти со мной. Как говорится, авось обойдется.

Медленно текут больничные минуты, с нудным уп­рямством складываясь в ночи и дни. И вот уже реально­стью стала долгожданная выписка из клиники.

—   Итак, состояние у вас вполне удовлетворительное, — говорит мне заведующий отделением Николай Валентинович Власов, — правда, анализ показал, что у вас присутствует онкологическое образование…

Это было полной неожиданностью для успокоившего себя пациента!

—   ??? — мой немой вопрос, отразившийся на лице, доктор, наверное, видел не у одного человека.

Он всеми силами старается ободрить меня:

—   Никакой паники быть не может. Просто вам необходимо встать на учет и проконсультироваться в онко-диспансере.

Как ведут себя люди при такой удручающей новости? Плачут? Каменеют? Ропщут? Много читал об этом, понимал, что на всё воля Божия, но ведь до сего момента всё это происходило не со мной! Сказать, что не пережил при этом известии если не шока, то серьезного волнения — будет неправдой. Каждый человек переживает это. И я не смог бы успокоиться, если бы буквально не принудил себя размышлять о силе Божией, о Его многомилостивой воле. Вспомнились строки протоиерея Андрея Логвинова:«Господи, как же Тебя не хватает!.. Снова подарок Твой — летний закат: золотом плавленым свет затекает, заполоняя округу и сад».

Постепенно душа утихомирилась. Я начал привыкать к тому, что послано мне Богом. К тому же беседы врачей отняли трусливую надежду, что всё разрешится само собой. Мысли начали упорядочиваться, я стал выстраивать для себя схему дальнейших действий… Нужны серьезные размышления о духовной стороне болезни, необходимо подобрать правильную молитвенную поддержку лечения и, наверное, нужно почитать хотя бы немного теории о том, что же это такое — «рак», что говорит об этом медицина?

Итак, подбираю необходимую литературу…

Наверх>>>

 

МЫ БОЛЬНЫ ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ

 

Господь недостаток наших добрых дел восполня­ет или болезнями, или скорбями.

Свт. Димитрий Ростовский

 

Не гонитесь, друзья, за деньгами

Остановитесь вы или нет?!

Шар Земной не пинайте ногами

Ради нескольких жалких монет!

Евгений Ряпов

 

НАУЧИТЬСЯ БОЛЕТЬ

Итак, я начал с того, с чего начинает, наверное, каждый, у кого обнаружен рак (чтобы понять, «за что» ему это, почему именно ему, чтобы оставить соломинку надежды — а вдруг это ошибка?): я начал читать соответствующую литературу. Делать выписки. Осмысливать статистику.

Но чем больше я читал, тем больше понимал ничтожную практическую пользу для меня лично от этой статистики.«30-32% онкологических заболеваний связано с курением». Ну, ко мне это вроде отношения не имеет. «30-35% случаев заболевания связаны с неправильным питанием». Возможно, но что именно было не так и как это изменить?

«В российских условиях более 50% нашего здоровья может быть связано с состоянием окружающей среды». Да, есть такое понятие, как«канцерогенное старение организма», да, экономика во многом, по словам Э. Фромма, существует «только ценой нездоровья людей». По экспертизам Всемирной организации здравоохранения,«…в случае прекращения поступления в окружающую среду канцерогенов и предотвращения контакта с ними человека можно достичь снижения заболеваемости раком почти на 70%».

Проблема состояния природы — это проблема в основном морально-этическая, духовная.

Но если искать причины своих бед в разрушении экологической системы, то можно прийти в ужас: и что мне делать с этими процентами? Появится соблазн сде­лать гибельный для больного вывод: я — жертва чьих-то безнравственных действий, что же я поделаю в такой ситуации?! Но психология жертвы еще никому не шла на пользу. Главными при саможалении становятся те же бесплодные вопросы: «за что?», «почему именно я?» и тому подобные, способные довести до отчаяния, до раз­рушения себя. В итоге человек может броситься в две крайности. Кто-то пассивно-требовательно отдаст себя на волю врачей, считая, что все ему обязаны, но сам ни во что не вникая, перестанет бороться и, в конечном сче­те, сдастся болезни, а то и опустится. А кто-то начнет искать новых и новых знахарей и шарлатанов, лихора­дочно перебирать «народные средства», почерпнутые из невежественной газеты «ЗОЖ» (здоровый образ жиз­ни) — вроде безумной идеи «лечиться» водкой с расти­тельным маслом, или «божественными растворами» шарлатанки Надежды Антоненко, прикрывающейся Православием…

Стоит ли доискиваться до причин своей тяжкой бо­лезни? И хотя одни медики считают, что ожирение мо­жет оказаться главным поводом возникновения целого рядараковых заболеваний, другие называют иные ос­нования — ни один врач не скажет вам, отчего заболели именно вы.

По статистике 5% случаев рака обусловлены вооб­ще неизвестными никому причинами. Мне кажется, этот процент намного больше. Так что лучше отнесу свою болезнь к довольно высокому проценту «неизвестных причин» и попытаюсь понять, что все эти причины кро­ются внутри нас — это наша лень, безволие, нежелание что-то менять в себе, в своем образе жизни. Ожидая чуда со стороны, мы ждем какой-то единоразовой таблетки, чтобы продолжать жить так, как мы привыкли, часто греховно, разрушительно для собственного здоровья. А между тем, медики утверждают, что выздоровление наполовину зависит от установок самого человека, от его желания действовать, бороться, изменить себя и всё вокруг себя. Какой врач может обязать тебя, например, ежедневно гулять вместо того, чтобы сидеть у телеви­зора? Кто заставит, кроме тебя самого, употреблять бо­лее здоровую пищу? Кто выпишет рецепт: отказаться от вредных привычек? Только ты сам…

Так не лучше ли подумать о том, как создать нор­мальную экологическую обстановку внутри себя, со­здать свой микромир, недоступный вредным продуктам, всяческим канцерогенным факторам? То есть научить­ся «правильно» болеть, соболезновать другим. Конеч­но, это очень непросто. Современный человек не готов смиряться (не перед болезнью, а перед волей Божьей!), а потому и не готов правильно воспринимать как свою болезнь, так и чужие несчастья…

В книге Бориса Ширяева «Неугасимая лампада» есть удивительная история под названием «Фрейлина трех императриц», где говорится о том, с каким достоинством вела себя в Соловецком лагере шестидесятипятилет­няя баронесса, фрейлина трех императриц. Жизнь сре­ди уголовниц (притонодержательниц, проституток,контрабандисток) поистине была адом, особенно тяж­ким для аристократки. Ведь издеваясь над ней, уголов­ницы ждали жалоб, слёз бессилия, но этого им не при­шлось увидеть. Баронесса не опустилась, не поддалась нечеловеческим испытаниям, свалившимся на неё. И в смраде матерной ругани, и в хаосе потасовок она была той же, какой видели ее во дворце: женщиной с истин­ным чувством собственного достоинства, с невероятным самообладанием и глубоким сознанием своего долга.

Она несла крест каторжницы без ропота, без жалоб и жалости к себе, без сетования и слёз. На седьмом де­сятке лет ей приходилось поднимать двухпудовый груз сырых кирпичей. Не показывая своей несомненной ус­талости, она, вернувшись в барак, тщательно чистила свое платье, молча съедала миску тресковой баланды, молилась, стоя на коленях перед маленьким образком, и ложилась спать на свой аккуратно прибранный топчан.

Именно эти самообладание и внутренняя дисцип­лина не только спасли баронессу от унижения, но заставили даже самых матёрых уголовниц уважать её. «Человек душу свою соблюдает!», «Божеская стару­ха», говорили о ней. Ей «доверили» самое льготное, «привилегированное» место: фрейлина трех русских им­ператриц стала уборщицей камеры воровок и прости­туток.

«Нарастающее духовное влияние баронессы чув­ствовалось в ее камере всё сильнее и сильнее, — пишет Борис Ширяев. — Это великое таинство пробуждения Человека совершалось без насилия и громких слов. Ве­роятно, и сама баронесса не понимала той роли, кото­рую ей назначено было выполнить в камере каторжно­го общежития. Она делала и говорила «что надо», так, как делала это всю жизнь. Простота и полное отсут­ствие дидактики ее слов и действия и были главной си­лой ее воздействия на окружающих».

Окружающие фрейлину уголовницы стали сдержи­ваться от сквернословия, несколько человек потянулись к вере — на Страстной неделе они говели и причасти­лись у тайно проведенного в Соловецкий театр священ­ника. Таинство принятия Тела и Крови Христовых со­вершалось в темном чулане, где хранилась бутафория, Дарами, пронесенными в плоской солдатской кружке в боковом кармане бушлата…

Поразительно, как закончилась жизнь этой необык­новенной женщины.

«Когда вспыхнула страшная эпидемия сыпняка, срочно понадобились сестры милосердия или могущие заменить их. Нач. санчасти УСЛОН[5] М. В. Фельдман не хотела назначений на эту смертническую работу Она пришла в женбарак и, собрав его обитательниц, уговаривала их идти добровольно, обещая жалованье и хороший паек. Желающих не было. Их не нашлось и тог­да, когда экспансивная Фельдман обратилась с призы­вом о помощи умирающим.

В это время в камеру вошла старуха-уборщица с вязанкой дров. Голова ее была укручена платком — на дворе стояли трескучие морозы. Складывая дрова к печке, она слышала лишь последние слова Фельдман:

— Так никто не хочет помочь больным и умирающим?

— Я хочу, — послышалось от печки.

— Ты? А ты грамотная?

— Грамотная.

с термометром умеешь обращаться?

— Умею. Я работала три года хирургической сест­рой в Царскосельском лазарете…

— Как ваша фамилия?

Прозвучало известное имя, без титула.

— Баронесса! — крикнула, не выдержав, Сонька (однаиз уголовниц, вначале особо досаждавшая фрейлине. — Свящ. М.О.), но этот выкрик звучал совсем не так, как в первый день работы бывшей фрейлины на «кирпи­чиках «.

Второй записалась Сонька и вслед за нею еще не­сколько женщин… Двери сыпнотифозного барака за­крылись за вошедшими туда вслед за фрейлиной трех русских императриц. Оттуда мало кто выходил. Не вышло и большинство из них.

М. В. Фельдман рассказывала потом, что баронес­са была назначена старшей сестрой, но несла работу наравне с другими. Рук не хватало. Работа была очень тяжела, т. к. больные лежали вповалку на полу, и под­стилка под ними сменялась сестрами, выгребавшими руками пропитанные нечистотами стружки.

Страшное место был этот барак. Баронесса рабо­тала днем и ночью, работала так же тихо, мерно и спо­койно, как носила кирпичи и мыла пол женбарака. С такою же методичностью и аккуратностью, как, ве­роятно, она несла свои дежурства при императрицах. Это ее последнее служение было не самоотверженным порывом, но следствием глубокой внутренней культуры, воспринятой не только с молоком матери, но унаследо­ванной от ряда предшествовавших поколений…

Владевшее ею чувство долга и глубокая личная дис­циплина дали ей силы довести работу до предельного часа, минуты, секунды… Час этот пробил, когда на руках и на шее баронессы зарделась зловещая сыпь. М. В. Фельдман заметила ее.

— Баронесса, идите и ложитесь в особой палате… Разве вы не видите сами?

— К чему? Вы же знаете, что в мои годы от тифа не выздоравливают. Господь призывает меня к Себе, но два-три дня я еще смогу служить Ему…

Они стояли друг против друга. Аристократка и коммунистка. Девственница и страстная, нераскаян­ная Магдалина. Верующая в Него и атеистка. Женщи­ны двух миров. Экспансивная, порывистая М. В. Фельд­ман обняла и поцеловала старуху. Когда она рассказы­вала мне об этом, ее глаза были полны слез.

— Знаете, мне хотелось тогда перекрестить ее, как крестила меня в детстве няня.  Но я побоялась оскор­бить ее чувство веры. Ведь я же еврейка. Последняя секунда пришла через день. Во время утреннего обхода баронесса села на пол, потом легла. Начался бред. Сонька Глазок тоже не вышла из барака смерти, души их вместе предстали перед Престолом Господним».

 

Видя этот пример высокого достоинства человека, не будем отчаиваться. К нам всегда протянута любящая Божьярука — стоит только почувствовать это, и болезнь будет переносить гораздо легче. С Божьей помощью, по советам врачей, надо найти то, что поможет мне лич­но — и с физической, и с моральной, и с духовной сто­роны.

Итак, с молитвой, двинемся в этот трудный путь.

 Наверх>>>

ПОМОГИ НАМ, БОЖЕ!

Раннее утро …

Готовимся к началу Божественной Литургии, с клироса слышно тихое чтение 3-го часа. В алтарном окне монастырского храма иконы Божией Матери «Всех скор­бящих Радосте» Господь пишет такой дивный пейзаж, что глаз не оторвать!

На востоке, у самого края земли загорается зарево просыпающейся бесконечной Вселенной. Между горячими фиолетово-багряными переливами утренних туч проглядывает небо, незаметно переходя в теплую лазурную даль. Вот оно — то ощущение, о котором невозможно иначе сказать, как — Благодать Господня!

После 6-го часа, разбудив утреннюю полудремную тишину, возвышенно и торжественно зазвучал трезвон: «яко да вcu слышащие звенение его, во дни или в нощи, возбудятся к славословию имени Святаго Твоего»[6].

Окидываю взглядом алтарь: все ли готово для встре­чи с Тайнами Христовыми? Слева торжественно замер жертвенник, трепетно мерцают разноцветные лампад­ки, потрескивают на Престоле большие свечи, освещая Евангелие, из-под которого голубеет Илитон с Антиминсом[7]. Все стоит на своем месте, как пред Великим парадом чествования Иисуса Христа. Мир замер в ожида­нии начала умилостивительного воспоминания о Сыне Человеческом. Но как же трудно оторвать свою мирскую плоть от вознесения души к благодатному бессмертно­му блаженству!

—      Господи, помоги мне, недостойному и болящему, свершить благодарственное хваление Спасителю Мира и преподать людям таинственную жертву Тела и Крови Христовой.

А плотяное сердечко все равно тихонько стонет о личном:

—      Боже, если Тебе это угодно, сними, утиши скорби и тяжести моей болезни!..

Затихает колокольный звон, храм заполняет такая тишина, которую не ощутишь больше нигде. В вытяну­тых руках поднято Евангелие, оно плывет над Антимин­сом, будто изображая над ним крест.

«Благословено Царство, звучит прославление Свя­той Троицы, — Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков!»

«Аминь», — совсем по-неземному переливаются го­лоса монастырских певчих.

«Миром Господу помолимся»,— взывает Святая Цер­ковь по всей Вселенной Вседержителя.

«Господи, помилуй!!!»— просят людские сердца, примирившиеся со всеми, не имеющие ни на кого гнева иль вражды.

И я ощущаю, как от этой совместной, необыкновен­но мощной молитвы всей Церкви укрепляется и мой немощный, ослабевший от испытаний дух.

Помоги нам, Боже…

Наверх>>>

О ЧИСТОЙ СОВЕСТИ

В субботний вечер в отделении онкологической кли­ники ощущается какое-то незримое облегчение. Каза­лось бы, непонятно почему: в воскресенье больные не освобождаются от своих утомительных, надоевших бо­лезней, не уходят и навязчивые размышления о них. Просто в этот день мы все свободны от разговоров с врачами, которых и ждем и боимся одновременно: ведь они всегда страшат неприятными «сюрпризами». Пото­му-то мы так по-детски радуемся краткой воскресной свободе.

Но для многих главная причина необычного вос­кресного настроения в том, что в наших христианских душах глубоко заложена генетически выверенная ра­дость об этом дне — дне Воскресения Господа нашего Иисуса Христа. Ощущаю, как снисходительно улыбнул­ся на эти наивные, по его представлению, слова маловерующий человек:

— Что же, прямо все так и стали в честь Воскресе­ния верующими?..

К сожалению, — нет. Разумеется, всё отделение на утреннюю молитву не выходит, далеко не все больные появляются на молебнах о здравии, которого всем нам так не хватает. Богоборческий двадцатый век, казалось бы, старательно уничтожил в душах людей святую веру, умение обращаться к Богу за помощью.

Однако, зная, что в нашей палате постоянно звучит слово ко Господу, нет-нет, да и откроется дверь, очеред­ной страдалец протянет руку с записочками, с просьбой помолиться. Нет, не оправдались надежды вражии -не уничтожена Вера Православная на Святой Руси!..

Медленно иду по коридору отделения, сдерживая боли внутри себя. Тихим субботним вечером в небольшом холле, на диванах, на креслах бережно расположили свои болящие телеса уже знакомые мне страдальцы. Идет оживленный разговор, но не такой, когда они утомленно рассказывают друг другу о болячках, уколах, облучениях, химиотерапии.

Чинно восседает на кресле, согнув ногу и прижав ее к животу, словно для самообезболивания, Юрий Николаевич, преподаватель университета. Чуть раска­чиваясь, несколько возбужденно рассуждает на весь холл:

— Вот был такой философ, Декарт. Он говорил: всё подвергайте сомнению!

— Но это никак не относится к нашей действитель­ности, — иронично блеснул очками солидный чиновник железнодорожного ведомства.

— Ну, конечно же, нет, — примиряюще улыбнулся Юрий Николаевич. — Я просто хотел подчеркнуть, что мы не должны уподобляться кроликам, которые покор­но доверяются врачам. Вот смотрите, — показал он ка­кую-то книгу, вроде учебника. — Здесь говорится, что связь развития опухоли с центральной нервной систе­мой пока ещё изучена слабо. А связь эта есть, и она уди­вительна. Я прочел, что редко, но бывают случаи само­произвольного исцеления. Вы слышите? Не излечения, а ис-це-ле-ния!

Вот это да …

По холлу прошло неуловимое движение. Словно из книги, взмахнув переливающимися крыльями, выпорх­нула чудесная сказочная жар-птица, и каждый хотел, чтобы она непременно коснулась крылом его самого.

— Самопроизвольное! — отбросив газету, с недоуме­нием всплеснул руками материалист-железнодорож­ник. — Это значит, что моя опухоль вдруг, по необъясни­мой причине, начнет уменьшаться, рассасываться и вдруг — нет ее! Так, что ли?

Примолк народ. Даже рты приоткрылись от этой удивительной сказки. Сердце каждого замерло от нере­альной, но такой желанной и долгожданной надежды. Чтобы моя всю жизнь исковеркавшая губительная опу­холь — и вдруг истекла, истаяла, уничтожилась?.. Ах, как бы этого хотелось!

Но пожилая женщина в темном теплом платочке, незаметно сидевшая в углу, вдруг тихо сказала:

— Для этого надо, наверное, иметь… чистую совесть!

—    Ах, да при чем тут совесть? — возмущенно махнул рукой железнодорожный чиновник, сурово проступила сквозь очки его марксистская закваска, — несерьезно, обсуждая такие сложные медицинские вопросы, гово­рить о каких-то мифических духовных проблемах!

Университетский преподаватель повернулся в сто­рону смутившейся женщины:

—    А это вы, милая, здорово сказали. Конечно, мно­гого мы, люди духовно темные, не понимаем — ни в ме­дицине, ни в религии. А вот я прочёл в одном журнале интереснейшую статью… Мозг человека огражден от всего постороннего специальным барьером — он называ­ется, кажется, гематоэнцефалическим. То есть в крове­носных сосудах, идущих в мозг, находится по нескольку мембран, которые защищают мозг от всего вредного -микробов, химических веществ и даже лекарств. И че­ловек будет жив до тех пор, пока какое-то нежелатель­ное вещество, либо микробы (словом то, что может убить человека) этот барьер не преодолеют и не попа­дут в мозг.

—    А можно поточнее? — встрепенулся кто-то. Народ, собравшийся вокруг, вдруг затих. Даже двое молодых людей, с упоением сражавшихся в нарды на угловом столике холла, отодвинув доску, замерли с не­мым вопросом в глазах.

—    Ну, я не медик, — попытался объяснить Юрий Ни­колаевич, — всех деталей не запомнил, но главное уло­вил. Оказывается, действие этого барьера зависит от соотношения солей в организме человека (не помню точно, каких — вроде, калия и натрия). Если, скажем, натрия достаточно, то человека ничего не берёт, гадость всякая через барьер не проходит — и жизнь продолжает­ся! Ну, а если вдруг нехватка натрия возникла — защита прорвана, человеку — конец.

В холле, словно натянутая струна, стояла звенящая тишина.

—     От чего же это, — торопит рассказчика исхудавший, весь перевязанный мужчина, — зависит соотношение солей-то этих?

—     Да уж будьте покойны — не от совести нашей! -язвит материалист.

—     Вот это и есть самое интересное! — хорошо по­ставленный голос Юрия Николаевича поднялся до тор­жественных нот.

Преподаватель встретился взглядом с ироничным блеском очков неверующего оппонента и сказал то глав­ное, ради чего он затеял весь разговор:

—    Их соотношение зависит — от настроения челове­ка! !! Понимаете, коль бодр человек, духовно стоек — со­отношение солей меняется в пользу здоровья, и тут уж никакая болезнь не доведет до смерти. А если взяло верх уныние, отчаяние — тут уж можно и гроб заказывать.

Вот такими вечерними беседами встречал грядущий воскресный день болящий народ…

Не стану углубляться в то, насколько, с медицинской точки зрения, достоверны сведения преподавателя, воз­можно, он привёл не те термины, что-то понял слиш­ком упрощённо. Я лишь пересказал дилетантский раз­говор, обычный среди больных. Но в нём есть исклю­чительно важный момент: люди с различной степенью веры воскресный день начали с дискуссии о том, что именно может привести больного к выздоровлению или к гибели. Удивительно, что речь шла о нравственных понятиях, практически с христианской точки зрения — о человеческом настроении (бодрости, духовной стой­кости или, наоборот, об унынии).

Кстати, о подобной ситуации идет речь в материа­лах православного медицинского сервера. Оказывается, между эмоциональным состоянием родителей и иммун­ной системой детей существует прямая зависимость, и у нервных родителей дети болеют чаще. Вот что пишет Елена Корлева:

«Родители, которые часто испытывают стресс, делают тем самым своих детей уязвимыми для многих болезней. К такому выводу пришла группа британских ученых из Университета Рочестера во главе с докто­ром Мэри Касертой. Они впервые провели исследова­ние, которое помогло им установить, что между эмо­циональным состоянием родителей и иммунной системой их чад существует прямая зависимость. Слу­жители науки объясняют это тем, что дети очень чув­ствительны к нервному состоянию отцов и матерей и сопереживают им, что ведет к снижению детского иммунитета.

В эксперименте, который длился три года и обо­шелся в 64 тысячи долларов, приняли участие 169 де­тей и их родителей. Каждые шесть месяцев психи­атры оценивали состояние взрослых. До прохождения осмотра родители должны были самостоятельно фиксировать все случаи заболеваний детей. В резуль­тате ученые выяснили, что подрастающее поколение

в семьях, подверженных стрессам, намного чаще ис­пытывает проблемы со здоровьем.

Исследователи полагают, что полученные ими дан­ные послужат для неспокойных родителей поводом за­думаться над природой своих волнений и перестать нервничать по пустякам. Ведь их уравновешенность благоприятно скажется не только на здоровье детей, но и на их собственном самочувствии: иммунная система первой страдает от стресса, вне зависимости от возраста человека. Под влиянием переживаний могут проявиться самые различные инфекции: ОРВИ, герпес, молочница. Иногда нервозность приводит к де­прессии, нерегулярному питанию, бессоннице, психоло­гической беспомощности и апатии.

Можно сделать вывод, что поиск путей для сня­тия стресса — это один из способов позаботиться о своем здоровье. Кроме того, спокойное отношение к жизни помогает дольше сохранять молодость. Не так давно ученые выяснили: ничто так не старит ор­ганизм, как постоянный стресс, вызывающий необ­ратимые изменения на клеточном уровне. Особенно пагубны излишние нервы для женского организма —  представительницы прекрасного пола, которые часто вол­нуются, живут на 9-17лет меньше, чем женщины спо­койные и уравновешенные»[8]

Когда проснулось воскресное солнышко, я читал утренние молитвы, служил молебен о здравии в том са­мом холле, где шла вечерняя беседа. На столике вместо доски с нардами стояли иконы со свечами, лежали Крест и Евангелие.

Торжествующим гимном в нашем маленьком угол­ке Вселенной звучит Воскресная песнь: «Воскресение Христово видевше, поклонимся Святому Господу Иису­су, единому Безгрешному…»

Боковым зрением вижу склонившуюся женщину в теплом платочке.

«Кресту Твоему, покланяемся, Христе…»

Сердце поет — не один я сегодня в больничном хол­ле: и два паренька молятся у стены, и наш преподава­тель, чувствую, способен не только лекции произносить, но и склониться к Всевышнему.

«Приидите, вcu вернии, поклонимся святому Хрис­тову Воскресению…»

Возношу Крест для поклонения после молебна. Лица, вчера еще такие сумрачные, затенённые болезнен­ными страданиями, в воскресное утро словно высвет­лились. Разумеется, это не значит, что люди эти вдруг исцелились, конечно же, нет. Но сделан маленький шаг к Богу, хоть на йоту укрепилась вера. А это уже осознан­ное движение к постепенному улучшению здоровья -душевного и телесного.

—    С воскресным днем! Поздравляю вас! — улыбаюсь собравшимся.

В ответ — мирное сияние глаз замученных недугом людей, да и у самого на душе светлеет. Я ведь тоже из этого болящего племени…

Приближается наш ироничный чиновник. Что-то скажет он на сей раз? Неожиданно слышу:

—      И вас, батюшка, с воскресением…

Голос вчерашнего спорщика звучит необычно доб­ро и даже ласково, он опускает глаза… Хорошо-то как!

С Воскресением Христовым вас, дорогие братья и сестры!

Наверх>>>

ВСТРЕЧА С БОГОМ

Именно в это скорбное для меня и моих сотовари­щей по болезни время как-то необычно расцветает ве­сенний Крым. Горы неповторимы в любое время года, а сейчас, в марте, они дышат чем-то совсем особенным, будто благодатью тихо наполняется каждая веточка, каж­дая распускающаяся почка.

Оставив за шкафчиком свою послеоперационную палочку, бреду себе потихоньку по обители (бегом-то бежать — сил не хватает). Не хочется шагать по ступень­кам — как замечательно ощущать под ногами мягкую прошлогоднюю травку на спуске к монастырской церк­ви. Слушаю звонкий прозрачный воздух — будто нежные переливы поющей вдали флейты. Пахнет прелыми лис­тьями, сладко кружится голова — то ли остатки болезни, то ли весенняя радость…

Поднимешь взгляд на горы — глаз не отвести. Неза­метной жизнью живут леса: пока еще не видно зеленых проблесков будущих листьев, но зимняя окраска дере­вьев ощутимо меняется. Внимательный взгляд улавли­вает дымчатую сиреневость леса на южных склонах крымских гор.

Замечали ли вы, какая тонкая радость исходит от крымских подснежников? Еще полмесяца назад самые храбрые белые головки, как разведчики, проглядывали в поисках тепла сквозь травку в укромных местах юж­ных склонов. А сейчас, как войско, целыми рядами наступает это веселое цветочное братство. Смотришь — в тех местах, где мы вчера еще ничего не видели, всё засыпано улыбающимися цветочками, от которых ти­хонько исходит запах холодной свежести, запах весны.

Именно об этом состоянии написал академик Евге­ний Ряпов:

Что дышит поле… Дождь искрится …

В деревьях бродит вешний сок…

И никогда не повторится

Простой березовый листок.

В эти минуты трудно поверить, что можно услышать стон людской беды:

— Ну, где же оно, это счастье? Какое оно?

— Приди и виждь[9], — говорит на это Святое Евангелие…

Чувствую, не зря пришли эти мысли: приближают­ся ко мне несколько человек. Видно издали, что любо­ваться переливами подснежников на весенних склонах они сейчас не могут. Мы, священники, видя человека, часто начинаем ощущать горе, идущее из его сердца.

— Батюшка Михаил, — слышу осевший от тревог го­лос молодой женщины, — большая беда у нас.

— Что за беда, моя родная?

— На папочку моего недуг тяжкий навалился, — гла­за женщины наполняются слезами.

«Уж не рак ли навалился на незнакомого мне раба Божьего?» мелькает немой встречный вопрос.

—    Анализ показал онкологию, — получаю подтверж­дение своей догадке.

В голове возникают мысли довольно несуразные: «Ну вот, больного привезли к больному… И как же может помочь сам больной?..» Но тут же заставляю замолчать этот саможалеющий, себялюбивый голос:«Не к тебе привезли этого страдающего человека, а на святое монастырское место».

Пока спускаемся вниз, беседую с родственниками, ощущая при этом, что вера и молитвенная поддержка в семье слабоватая, а точнее сказать, почти никакая.

Вот и «виновник» нашей встречи — Александр Ко­жевников, 50 лет от роду, работал шофёром, сейчас ему это не по силам. Даже не зная диагноза, скажешь: чело­веку весьма и весьма плохо: очень слаб, нутро разрыва­ет кашель, стоять на ногах тяжело — аж покачивает!

Из своего небольшого опыта монастырской жизни могу сказать, что на нашей святой Топловской земле шансов выжить и укрепиться намного больше, чем в го­родской суматохе Симферополя.

Из своего небольшого опыта монастырской жизни могу сказать, что на нашей святой Топловской земле шансов выжить и укрепиться намного больше, чем в го­родской суматохе Симферополя.

— Мой вам совет, дорогие мои, — убеждаю родствен­ников и болящего Александра, — берите благословение у матушки игуменьи, чтобы вашему болящему пожить и помолиться в обители. Будем вместе молиться, изу­чать Закон Божий, и начнет Александр становиться пра­вославным христианином. Исповеди и Причастие — это самое лучшее лекарство.

И я рассказал, какие в монастыре целительные чу­дотворные источники, какая неповторимая чистота гор­ного воздуха, какая тишина, которую уже давно не мо­гут услышать измученные жители наших мегаполисов.

Конечно, из-за тяжелого состояния Александра нуж­но было, чтобы с ним остался кто-то из родственников. Но у тех, да и у самого больного сразу же возникли со­мнения:

—      А вдруг самочувствие резко ухудшится, а тут и больницы рядом нет?! Да и дел у всех дома невпрово­рот — как вырвать себя из жизни, это ведь не на один день!

Лукавый враг найдет сотни аргументов, чтобы при­остановить человека, стремящегося двинуться к Госпо­ду. Долго все обсуждали, сомневались, но порешили-таки положиться на волю Божию. Рискнули оставить Александра в монастыре.

Это была их первая, общая победа, когда в сердцах начала просыпаться вера. Победа эта серьезная, но с ви­ду вроде бы и незаметная.

Как важно нам, по словам митрополита Антония Сурожского,«… попытаться рассеять отношение к смерти, которое выработалось у современного челове­ка: страх, отвержение, чувство, будто смерть — худ­шее, что может с нами произойти, и надо всеми сила­ми стремиться выжить, даже если выживание очень мало напоминает настоящую жизнь».

Понимаю, что за победой, одержанной этими людь­ми, пойдут испытания, резкие смены в состоянии здо­ровья, сомнения в необходимости духовного укреп­ления — и у близких, и у самого больного. Помоги, Гос­поди, дай всем нам силы, терпение, укрепи нашу веру! Слава Богу за всё!

Наверх>>>

ИЗМЕНИТЬ ОБРАЗ ЖИЗНИ

К сожалению, у многих складывается впечатление, что усилия многотысячной армии врачей, занимающих­ся проблемой онкологических заболеваний, почти бесплодны.

Но это не так. Одна из причин высокой смертности от рака — низкая информированность людей о том, как его избежать. Рак не является неизлечимой болезнью. Рак излечим!

Даже те 30-37% заболевших, которых (по официаль­ной статистике) удается излечить от злокачественных новообразований, вселяют, хоть и грустную, но надежду.

Но на самом деле исцелённых (а ещё лучше — не заболевших!) может быть намного больше, если чело­век попытается изменить образ жизни, который на­вязывает ему цивилизация: обилие рафинированных, бедных витаминами и минеральными веществами продуктов, избыток углеводов в питании, вредоносные маргарины (или так называемые «мягкие» растительные масла), содержащие разрушительные для организма полинасыщенные жирные кислоты, напитки с сахароза-менителем аспартамом, который является сильным, медленно действующим ядом… Я уже не говорю об от­сутствии двигательной активности, «расслаблении» у телевизора, вредных привычках, лени и т. д.

У нас есть два пути: покорно поддаться яркой рек­ламе вредного образа жизни или всеми силами проти­востоять воздействию губительных факторов, перестать «болеть цивилизацией».

Очень интересный факт: в экономически развитых странах заболеваемость раком толстого кишечникадовольно высокая, а, к примеру, в Африке — низкая. В чем же дело? Хорошо механически и термически об­работанная пища «цивилизованного человека» содержит мало растительных волокон и витаминов, а в так назы­ваемых нецивилизованных странах люди питаются в основном сырыми и полусырыми овощами и фрукта­ми, где вдоволь и волокон, и витаминов. Выводы делай­те сами.

Конечно, человек, уже страдающий тяжелыми забо­леваниями, не должен заниматься самодеятельностью, главный советник и наставник на нелегком пути вы­здоровления — его лечащий врач. Он же может и посове­товать, какие именно комплексы витаминов, какие ну-трицевтики (лекарства и витамины растительного происхождения) надо применять. Самодеятельность здесь опасна — на рынке лекарств и БАДов развелось много мошенников, из-за чего человек рискует купить дорогостоящую подделку.

Мне самому в поисках информации об онкологи­ческих заболеваниях довелось познакомиться с мате­риалами корпорации «Сибирское здоровье». Академик Н.Н. Петров и другие ученые Новосибирской академии наук утверждают, что 70-80% онкологических заболе­ваний могут быть предупреждены.

Почему рак зарождается в клетке, которая «вышла из-под контроля»? Почему организм перестаёт контро­лировать клетки? Как развивается предраковая ситуация? Как и почему клетки становятся злокачественными? Как флавоноиды, каротин обезвреживают канцерогены? Каким же образом поддается раку уставший организм с истощенной иммунной системой? На многие вопро­сы я пытался найти ответ в работах корпорации «Сибир­ское здоровье», в беседах с его сотрудниками. Я не буду пересказывать серьезные откровения, которые содержат­ся в работах новосибирцев, людям, не знакомым с ме­дицинской наукой и, особенно, с проблемами онколо­гических заболеваний. При желании все это можно най­ти, в том числе и в Интернете.

Скажу о том, что сам испытал на практике. Профес­сор В.Н. Суколинский предложил усилить защиту орга­низма от старения, болезней, в том числе и онкологи­ческих, с помощью витаминов А, С, Е. Его открытие в том, что эти витамины лишь в определенных дозах и в определенном процентном соотношении могут оказы­вать защитное действие в здоровых тканях и способство­вать гибели злокачественных клеток. Антиоксидантный комплекс, который я применял, вместе с другими вра­чебными средствами успешно помог мне справиться с онкологическим недугом.

Сегодня я жив, служу Богу и людям только по ми­лости Вседержителя, а также благодаря трудам нашей медицины. Препараты «Сибирского здоровья» с мона­стырскими молитвами принимаю по сегодняшний день.

Очень, конечно, хотелось бы узнать, какой процент из вылечившихся приходится на людей далеких от веры, а какой — на верующих, которым помогали молитвы — их собственные и их близких. Со временем, я думаю, такие данные появятся. Они многое могли бы показать в новом свете.

Наверх>>>

АНТИРАКОВАЯ ДИЕТА ДОКТОРА ЛАСКИНА

Сам я эту диету на себе не пробовал. Но о ней рас­сказала мне Л.Н. Юрель, врач из Сергиева Посада, спе­циалист по естественным методам оздоровления, — которой я очень благодарен за консультации по медицинской части книги.

На сайте журнала «Физкультура и спорт» помещен интереснейший материал Владимир Добкина. Приведу небольшой отрывок из него.

«Представьте себе такую картину: врача-онко­лога из Москвы приглашают в Обнинск к тяжелому больному. Диагноз — лимфосаркома. Осматривать из­лишне, его десятки раз уже обследовали. Больному Вла­димиру Цареву 46 лет, худенький, как подросток, с не­естественно большим животом, словно человек арбуз проглотил. Практически не встает с постели, смер­тельный диагноз ему известен, а потому нового док­тора встречает без особого энтузиазма. Человек на­уки, он уже давно не верит в чудеса.

С другой стороны, больной, приговоренный неот­вратимым ужасом диагноза, вправе ожидать от спе­циалиста хотя бы слов надежды! А приезжий доктор заговорил о питании, крайне необходимом в этом слу­чае, а в заключение извлек из портфеля пакет крупы. Изумленный больной, не имея сил даже привстать со своего ложа, запустил руку в нутро пакета и разглядел на ладони коричневые крупинки.

—   Гречка? — с изумлением спросил Царев.

—   Да, гречка, — отвечает Ласкин, уже уставший изумлять своих недоверчивых пациентов. — И если вы хотите выздороветь, это будет основой вашей диеты на довольно длительное время. Но вернусь я к вам ров­но через неделю. Тогда и поговорим более предметно.

Через неделю доктор Ласкин снова был в Обнинске. И хотя он уже почти привык, что эффект иногда бы­вает поразительно быстрым, Царев все-таки удивил его тем, что встретил у дверей палаты на своих собствен­ных ногах, а арбузоподобный живот исчез, теперь боль­ничный халат был демонстративно повязан поясом, обозначающим талию.

Понимаю, что, дойдя до этого места в статье, лю­бой читатель со средним набором знаний о физиологии человека, а уж тем более знакомый с тем, как прохо­дит процесс заболевания раком, не испытает никаких других чувств, кроме недоверия. С раком может спра­виться элементарная гречка? Та самая, знакомая нам с детства, которую еще, кажется, совсем недавно (люди старшего и далее среднего поколения это хоро­шо помнят) выдавали исключительно в заказах и толь­ко по красным датам в календаре, а сегодня ее можно приобрести на каждом углу в любом магазине? Да быть того не может!

Признаться, и мы, сотрудники редакции, воспри­няли эту новую для нас информацию с большой долей не­доверия и скептицизма. И хотя пришел доктор Ласкин в редакцию, что называется, не с улицы, а по рекоменда­ции давнего друга редакции и соавтора этой уникальной методики Александра Балюры, кандидата медицинских наук, поверить в исцеление трехразовым питанием жид­кой гречневой кашей, сопровождаемым обильным пить­ем — не меньше 8 стаканов в сутки (желательно не из-под крана, поскольку во многих наших городах и поселках из кранов истекает неизвестно что, но только не живи­тельная влага), было очень даже непросто. Понадо­бились многие часы разговоров, доскональное изучение многостраничного патента, публикаций В. Ласкина в специализированной прессе, консультаций со специали­стами, чтобы прийти к выводу: чуда пет, есть глубокое знание работы организма и его зависимости от пи­тания»[10].

Так в чем же здесь секрет?

Чтобы не смущать читателя дилетантским переска­зом специальных вещей, приведу материал З.П. Белки­на, кандидата медицинских наук по специальности «иммунология, аллергология», ведущего научного сотрудника ФГУН МНИИЭМ им. Г.Н. Габричев­ского.

«Можно ли победить рак?Если судить по печаль­ной статистике врачей-онкологов, то вряд ли, особен­но в запущенных случаях. Между тем, рак достаточно часто диагностируют именно на заключительных 3-й и 4-й стадиях, когда раковые клетки распространяются по всему организму и возможности традиционных ме­тодов лечения (операция, химиотерапия, лучевая тера­пия) весьма ограниченны.

Однако существует другой подход к терапии рака — диетологический.Среди всех известных антираковых диет наибольшее внимание в настоящее время привле­кает диета известного врача-онколога доктора В. Ласкина.В течение многих лет Вульф Абрамович, как и все врачи, лечил своих пациентов химиотерапевтическими препаратами и очень страдал, когда пациенты умира­ли. В отличие от многих своих коллег он никак не мог смириться с тезисом «рак — это судьба » и мечтал при­думать свой метод не лечения, а излечения от рака. Он много читал, и как-то на глаза ему попалась статья японского профессора Джоржа Озавы об успешном ле­чении раковых больных 100%-ной злаковой диетой на основе коричневого риса. Идея показалась привлекатель­ной, но коричневого риса тогда в Москве не было, и Лас­кин решил попробовать гречневую крупу.

А дальше… дальше началась фантастика. Доктор Ласкин приходил к тяжёлым раковым больным с паке­тами гречневой крупы, и уже через 2-4 недели они, как правило, становились ходячими, а затем болезнь отсту­пала. Всего описано более 30 случаев полного выздоров­ления от рака, в том числе рака молочной железы, простаты, кишечника, лимфогранулематоза, лимфо-саркомы, кожной опухоли Mercelecancer, меланомы. Подробно эти пациенты и методика диетотерапии описаны в книгах: 1. В.А. Ласкин.Рак побеждён, вто­рое рождение. Москва, Издательский Дом «Династия», 2006; 2. В.И. Добкин. Антираковая диета доктора Ласкина. ФИС, Золотая библиотечка здоровья, 2006.

Какому проценту больных помогает эта диета?

К сожалению, большой статистики, позволяющей оце­нить эффективность диеты, пока не существует, и вот по какой причине. Из 100 раковых больных, кото­рым доктор Ласкин предлагал свою фактически спар­танскую диету, в лучшем случае лишь 3-5 соглашались соблюдать «гречишный» режим питания. Запомнились слова одного пациента: «лучше я умру с солёным огур­цом во рту, чем буду каждый день есть гречку». Не­смотря на явное улучшение, этот больной резко нару­шил диету и в скором времени действительно ушёл из жизни. Объяснение такому поведению заключается в том, что для многих людей современная супервкусная пища играет такую же роль, как спиртное для алкого­ликов. Современные пищеголики привыкли черпать из еды наслаждение, снимать с помощью неё стресс. А без неё они впадают в депрессию, и даже страх смер­ти от рака не останавливает их!

А можно ли и соблюсти гречневую диету и сохра­нить хорошее настроение? Оказывается, можно. Су­ществует особый класс натуральных биоактивных ве­ществ, которые повышают настроение и активность мозга без вреда для здоровья. Это так называемые «ум­ные биологически активные добавки», которые повы­шают в мозге уровень гормонов и медиаторов счастья (серотонина, дофамина, эндорфинов и др.), а также чувствительность к ним нервных клеток. В итоге по­вышается активность работы особых центров голов­ного мозга — «центров удовлетворённости».

В чём секрет эффективности диеты? Сам Лас­кин объясняет успех своей диеты тем, что в гречке содержится рекордное среди всех продуктов питания содержание особого биофлавоноида кверцетина — 8%!!! Главное, что делает кверцетин — это восстанавливает активность «поломанного» в раковых клетках гена р53 или сам заменяет его функцию. Этот ген р53 (ген-суп-рессор опухолевых клеток) является одним из главных регулировщиков в ядре клетки, регулирующим размно­жение клеток. Его даже называют «хранителем кле­точного генома». Если только клетка пытается стать на раковый путь, то ген р53 вызывает либо остановку размножения аномальных клеток, либо их гибель (апоптоз). К сожалению, ген р53 — это наиболее часто инактивируемый ген-супрессор в опухолях человека. 50 — 60% всех опухолей человека лишены нормального аллеля[11] р53.

К их числу относятся опухоли головного мозга, лёг­ких, прямой кишки, молочной железы, гемопоэтической[12] системы и печени. Кверцетин восстанавливает функцию гена р53, тем самым останавливая размно­жение опухолевых клеток и приводя их к гибели. Хотя многие продукты (шиповник, коричневый рис, брокколи и др.) содержат немало кверцетина, чемпионом по его содержанию является гречневая крупа. В 100 граммах гречки содержится 8 граммов кверцитина!!!

Тайная мудрость диеты доктора Ласкина. Дие­та содержит 300 граммов гречки и, соответственно, 24 грамма кверцетина в день, а если учесть, что в со­став диеты входит ещё и шиповник, то, на самом деле, кверцетина ещё больше. Чтобы оценить эти цифры, достаточно напомнить, что типичная американская БАД «Кверцетин» содержит в одной банке 60 табле­ток по 0,5 граммов, т. е. всего 30 граммов кверцетина.

Таким образом, гречневая диета — это уникальный способ насытить организм ракового пациента дра­гоценным кверцетином, к тому же, в высоко усвояе­мой форме;

—    это мегадозная кверцетиновая терапия больного раком. Но оказывается, этого мало, поскольку стоит гречневую диету и использовать греч­невую кашу как гарнир (например, к мясному блюду), как эффект её исчезает;

—    с другой стороны, даже огромное количество таб­леток кверцетина, принятое с обычной трапезой, не излечит ракового пациента.

Таким образом, напрашивается вывод, что, таин­ственным образом, именно гречневая диета даёт воз­можность проявиться активности кверцитина»[13].

В том рассказе меня больше всего поразило, что смертельно больного человека пришлось уговаривать соблюдать жизненно необходимую диету (на небольшой срок — всего-то около 40 дней). И хотя речь шла о вы­боре между жизнью и смертью, пристрастие его к при­вычной еде было таким сильным (в Православии это на­зывается чревоугодием), что он был согласен скорее погибнуть от болезни, чем что-то изменить в себе:

—      Чем жевать эту гречку, лучше я умру с солёным огурцом в зубах.

Конечно, приведенная диета — не панацея, но она очень ценна тем, что учит человека бороться с собой и за себя, учит решимости отстоять свое право на жизнь. Она не может никому навредить, напротив, ее «побоч­ные действия» способствуют очищению и укреплению сосудов.

Так что мы воочию видим, что если больной отка­зывается включать в лечение важнейшую составляю­щую — духовную (работу над собой) — вряд ли можно ждать хороших результатов. Только при сочетании ме­тодов лечения, охватывающих весь организм и все сфе­ры жизни больного: тело, дух и душу — можно добиться успеха!

Одно из самых главных условий для исцеления боль­ного человека: вера в Божью милость, оптимистичное отношение к жизни. С помощью Господа я с этим неду­гом — справлюсь!

 

Наверх>>>

 

ДУХОВНАЯ СТОРОНА ОНКОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЕЗНЕЙ

 

При том, что в душах грязь и гнилость —

Лучится свыше Благодать …

Столь велика к нам Божья милость,

Что невозможно передать!..

Протоиерей Андрей Логвинов

 

О БОЛЕЗНЯХ ТЕЛЕСНЫХ, ДУШЕВНЫХ И ДУХОВНЫХ

Многих волнуют причины, по которым человек заболевает раком или иной тяжёлой болезнью. Но ответа нельзя найти, не рассмотрев духовной стороны заболе­вания. Интересный анализ проведен авторским коллек­тивом медиков под руководством петербургского врача и священника о. Сергия Филимонова в книге «Право­славная Церковь и современная медицина».

В ней идёт речь о трёх видах болезней — телесных, душевных и духовных. Говоря об этих понятиях, уместно вспомнить о труде под названием «Дух, душа и тело» святителя Луки (Войно-Ясенецкого), архиепископа Крымского, профессора, доктора медицины.

Телесные болезни — это те, в основе которых лежит временное или постоянное изменение структуры тканей человека от молекулярного до макро-уровня. Они приводят к нарушению нормальной работы органов и систем (сердечно-сосудистой, пищеварительной и др.). Лечение таких болезней происходит в больницах и клиниках.

Каково же значение тела в составе человеческой при­роды? По учению Церкви, тело, по сравнению с душой, есть низший элемент человеческой природы. Без души оно мертво, оно — прах (см.: Быт. 3; 19), чем и было до оживления душою и становится по разлучении души от тела (Еккл. 12; 7). Тем не менее, оно — существенная составная часть природы человека, «храмина» (см.: 2 Кор. 5; 1; ср.: 2 Петр. 1; 14) и сосуд души (2 Кор. 4; 7).

Тело предназначено быть неразлучным спутником и сотрудником души во всех ее отправлениях и дей­ствиях, быть ее служебным орудием. В зависимости от духа оно может сделаться как сосудом греховной нечистоты и скверны, так и храмом Духа Божия (см.: 1 Кор. 3; 16-17).

Добро и зло человек делает с помощью тела, «ибо всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, — доброе или худое» (2 Кор. 5; 10).

Союз души с телом, по свидетельству Откровения, есть союз вечный; смерть тела или разлучение от души есть только явление временное, ибо все тела некогда воскреснут для вечной жизни (см.: Ин. 5, 25). Телеса прославляются Богом и до всеобщего воскресения — в чудесах нетления святых мощей.

Болезнь может возникнуть у человека с Божьего попущения через нечистую силу, как у Иова, когда «отошел сатана от лица Господня и поразил Иова проказою лютою от подошвы ноги его по самое темя его» (Иов. 2; 7). Причиною болезни может быть человеческая за­висть. Так, у того же Иова мы встречаем: «глупца убивает гневливость, и несмысленного губит раздражительность»  (Иов. 5; 2); а с другой стороны, «кроткое сердце — жизнь для тела, а зависть — гниль для костей» (Притч. 14; 30).

Ветхий Завет указывает в качестве причины болезни пресыщение. Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова, взывает к нам из глубины веков: «Сын мой! <… > Не пресыщайся всякою сластью и не бросайся на раз­ные снеди, ибо от многоядения бывает болезнь <…> от пресыщения многие умерли, а воздержный прибавит себе жизни» (Сир. 37; 30-34).

Однако в любом случае считается, что болезнь как таковая — попущение Божие за грехи.

Кроме телесных, бывают болезни душевные — свя­занные с изменением состояния психики человека, не укладывающиеся в общепринятые рамки человеческо­го поведения, мышления.

Душа — «…совокупность органических и чувствен­ных восприятий, следов воспоминаний, мыслей, чувств и волевых актов, но без обязательного участия в этом комплексе высших проявлений духа, не свойственных животным и некоторым людям»[14].

Душа, психика — это некая жизненная сила, данная человеку свыше Богом:

«И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт. 2; 7).

Ветхий Завет повествует об образе сотворения души. Тогда как тело человека и души животных Бог создал из земли, и создал Своим творческим «да будет» (Быт. 1; 20), при творении богоподобной человеческой души Он ничего не заимствовал из земных стихийных начал, а вместо этого употребил одно Свое творческое дуно­вение (Быт. 2; 7). Ветхий Завет утверждает, что душа бессмертна, а также изображает воскресение мертвых под видом возвращения души в тело (3 Цар. 17; 21, Иез. 37; 6-9).

В Новом Завете Иисус Христос говорил Своим ученикам о бытии души: «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне»(Мф. 10; 28).

О высоком преимуществе души человеческой пред земным и чувственным Он говорит:

«Какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст че­ловек за душу свою?»(Мф. 16; 26).

Душа — это символ, синоним жизни, но не ее источ­ник. Источник жизни — Бог, действующий посредством Своего духа.

Отличие человека от других тварей в том, что он органично соединяет в себе два мира — материальный и духовный. Процесс их разделения, то есть смерти, так страшен и томителен для человека потому, что он пере­стает быть человеком. Несомненно, душа нуждается в теле, а тело в душе. Душа несовершенна без тела, а тело несовершенно без души.

Всякая духовная деятельность тесно связана с моз­говой; всякая мозговая деятельность имеет духовный аспект. Человеческая душа, используя мозг, замутнен­ный болезнью или пребывающий в состоянии опьяне­ния, наркотического воздействия, не сможет рассуждать здраво, так же, как и самый великий музыкант не смог бы исполнить шедевр на разбитом фортепиано. Душа не будет свободна в своем выборе, если ее парализует плохая работа организма. Существует разрываемая толь­ко смертью органичная связь между душой и телом. Через болезнь уже начинает проявляться власть смерти над телом человека, и поэтому Библия касается, в ос­новном, духовного значения болезней.

Душевные болезни относятся к разделу медицины, называемому психиатрией. Диагностикой и лечением душевных расстройств занимаются в специальных пси­хиатрических домах, лечебницах и диспансерах.

Но бывают и духовные заболевания — те, при кото­рых страдает дух человека, хотя нередко одновременно с этим и душа, и тело.

«Дух человеческий (душа, обогащенная Божествен­ной благодатью, несущей в себе частицу Божества) есть дыхание Духа Божиего…»[15].

«…Душа получает жизнь и благодать одновремен­но, ибо благодать — это дыхание Божие, «Божествен­ная струя «, животворящее присутствие Духа Свято­го»[16].

Человек имеет добрый (здоровый) дух, когда живет по-христиански, в соответствии со святыми Божиими заповедями, и злой (нездоровый, поврежденный), если совершает грехи, живет греховной жизнью. Духовны­ми болезнями, которыми мы все страдаем, являются гре­хи, страсти и пороки, отделяющие нас от Бога. Такие, например, как гордость, тщеславие, леность, печаль, любостяжание, чревоугодие, гневливость, блудная страсть и т. д.

«…Любящий себя, свою душу часто становится соперником и противником для других, а любящий свой дух, ставший проводником, как бы лучом Божествен­ного света, — их благодетелем. Духу принадлежит то, что вечно, душе — то, что временно»,— пишет архи­мандрит Рафаил (Карелин).

Из-за повреждения здорового духа душа становит­ся одержимой нечистыми страстями, а тело наследует через это различные болезни. Однако, как ни страшен натиск врага рода человеческого, верующий человек ощущает нескончаемую помощь Господню.

Лечением таких заболеваний не может заниматься ни врач, ни психиатр, так как очищение от грехов, напол­няющих душу, доступно только священнику во время Таинства Покаяния, ибо только ему от Бога дана на это особая власть и сила.

Конечно, говоря о конкретной болезни конкретно­го человека, никто не скажет, какова именно причина или комплекс причин болезненного состояния (это зна­ет только один Бог!), но то, что при этом всегда в ка­ких-то проявлениях присутствует грех и влияет на нас — это точно.

Не хотелось бы, чтобы, читая всё написанное выше, человек вопринимал свою болезнь как «жестокое» на­казание за грехи. Вспомнив добровольную смерть Иису­са Христа за грехи наши, мы поймем, что Господом в отношении нас руководит милость. Болезнь же часто бывает именно актом милости к погибающей в грехах душе, тем единственным лекарством, которое способно начать ее исцелять. В нашей воле — принять это лекар­ство и начать исцеление или же отвергнуть милость Божью.

 Наверх>>>

ОСНОВА ДЛЯ СПАСЕНИЯ – СМИРЕНИЕ

 

Благословенны госпиталь, больница,

Тюрьма, сума, ранение, зима:

Душа отъединится и смирится,

А в Боге — просветление ума,

И — чистое моленье, вдохновение …

Основа для спасения — смиренье.

Протоиерей Андрей Логвинов

 

Отверзаются Царские Врата — через них Сам Гос­подь Иисус Христос, Царь Славы невидимо проходит в Святых Дарах.

Под иконой «Тайная Вечеря» поднимают святое Евангелие.

«Премудрость! Прости!»[17]

Словно свечки, устремились в небо в единой молит­ве матушка игумения, монахини, сестры обители, мно­гочисленные паломники — и больные, и здоровые. Каж­дый со своими скорбями, немощами, просьбами ко Господу.

«Приидите, поклонимся и припадем  ко Христу», -трепетно склоняется болящий Александр.

Замирает Н., мама тяжело болящего запойного сына.

«Спаси ны, Сыне Божий, воскресый из мертвых, поющия Ти: Аллилуиа!»— стонет сердечко бесноватой Леночки.

Просит священник Отца Небесного, воспеваемого херувимами и серафимами, принять от нас ангельскую песнь, простить грехи.

Господи, дай нам силы праведно служить Тебе!

«Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас», — более полутора тысяч лет разно­сится по всем Православным храмам Земли эта ангель­ская песнь ПресвятойТроице. Во время сильного зем­летрясения в Константинополе, благочестивый юноша, при вознесении невидимой силой на небеса, услышал пение святыми Ангелами этих слов. Когда умиленный народ повторил эту удивительную молитву, землетря­сение прекратилось.

«… Святый Безсмертный, помилуй нас»,-постепен­но затихая, умоляет на клиросе монастырский хор.

После чтения Апостола, святое Евангелие кресто­образно движется над главами трепетно склонившихся людей.

«От Матфеа святаго Евангелия чтение…»

И — замирает в ожидании слова Божия православ­ный мир. Особым вниманием наполнены сегодня серд­ца недугующих людей: сейчас к каждому из них Гос­подь обратит святые слова, уча борьбе с болезнями, стремясь приблизить страдальцев к Вечному Бытию.

«И пришед Иисус в дом Петров, -повествует еван­гелист Матфей, — виде тещу его, лежащу и огнем жегому»[18].

Исцелил Христос и эту измученную, страдающую женщину, и многих бесноватых, которых к Нему при­вели.

«…Изгна духи словом и вся болящия изцели»(Мф. 8; 14-16).

Он возлагал на больных, страждущих различными болезнями, руки, и демоны выходили. Замерли несча­стные и немощные люди при этих словах: Истинный и Всемогущий Целитель на каждом из нас может проявить Свою чудесную силу. Кроме того, Господь ясно указал, что путь исцеления — это изгнание из человека бесов­ской силы. Оказывается (приходит понимание в сердца людей!), болезнь наша порождается внутренней нашей греховной нечистотой. Лекарства, таблетки, уколы, уме­ние наших врачей, конечно же, необходимы, и это может помочь больному. Но полное исцеление придет только после изгнания племени бесовского постом, покаянной молитвой и смирением. В жизни есть много ситуаций и мест, не всегда людям приятных, где Гос­подь Своей волей попустил нам пребывать. И все это ведет истерзанного человека к молитвенному смирению.

Наверх>>>

«БОЛЕЗНЬ ВАША — ВЕЛИКИЙ ДАР БОЖИЙ…»

 

Благодарите Бога, что вы на добром пути: бо­лезнь ваша — великий дар Божий, денно и нощно за сие и за все хвалите и благодарите — спасена будет душа ваша.

Старец Арсений Афонский

 

Действительно, болезнь — это дар борьбы с собой. Именно борьбы, потому что, даже уже начиная осо­знавать её духовный смысл, человек снова и снова воз­вращается к «проклятым» вопросам: «за что?», «мог ли я избежать этого?» Не раз говорил об этом с теми, кто находится на лечении в онкологическом диспансере. Я вместе со многими переживал непростые стадии осо­знания болезни.

—   Это ошибка! — самая распространённая эмоцио­нальная реакция на тревожное сообщение. — Со мной (или с близким мне человеком) это никак не может про­изойти!

Так многие люди утешают себя всё время, пока длят­ся исследования. Но вот гистологические анализы го­товы. Теперь у врачей есть все основания утверждать:

—   Это, к сожалению, не ошибка.

Конечно, любое онкологическое новообразование проходит свои стадии развития, и очень многое зависит от того, насколько рано начато лечение. Но независимо от прогноза сам факт онкологического заболевания чаще всего приводит человека в эмоциональный шок.

Иногда наступает психологический ступор, когда всё в душе как бы останавливается, человек перестает за­мечать окружающее — и мир и людей. Назойливые мыс­ли вьются вокруг одного стержня: «За что мне такое? Сколько лет, месяцев, а быть может, недель мне еще отведено прожить?»

О вопросе «за что?» и о потенциальном сроке на­шей жизни — разговор пойдет несколько позже. А пока… Сколько я повидал бедолаг, которые, сидя в палате на соседней койке, в истерике выплёскивают в простран­ство свой ужас от происходящего:

—   Мне страшно, мне тошно от всех этих мыслей! Никого не хочу видеть!

Через некоторое время истерика становится безмолв­ной, наступает невыносимая депрессия…

Лежит в постели П., мужчина средних лет. Взор ос­тановился, взгляд направлен в никуда. Вижу, что нужно как-то приводить его в чувство. Читаю вполголоса сти­хи севастопольской поэтессы Светланы Андреевой:

Рубиновое солнце на небе густо-синем,

Закатной акварелью расцвечен небосвод,

Так царственно нисходит в воздушном паланкине

Прекрасное светило, украсив свой заход…

Вижу, что душа коллеги по несчастью сейчас закры­та, к ней не пробиться ни одной лирической строчке.

—   Друг милый, посмотри-ка в окошко, какое небо красивое, солнышко греет, — пытаюсь расшевелить его, замершего в глубоком ступоре, — пойдем-ка во двор, пройдемся.

—   Сил нет, ничего не хочу, — тихо хрипит сосед.

—   Всё-таки признайся, может, ты чего-нибудь хо­чешь? — я не теряю надежды. — Какие у тебя сейчас пла­ны?

Надо сказать, все житейские, сочувственные вопро­сы в ситуации, когда человек закрыт, выглядят по-ду­рацки.

—   Чего тут можно хотеть? — слышу безнадежный выдох. — Всё. Это конец. Не хочется ни есть, ни пить — свернуться бы в комочек и замереть.

Все эти безысходные настроения объединяет одно — наше непонимание причины происходящей беды и уди­вительная беспомощность, которой мы себя подчиня­ем. Но какая польза оттого что, услышав слово «рак», человек заранее сдается, ничего не попробовав предпри­нять.

Меня тоже, дорогие мои, всё это коснулось — в боль­шей или меньшей степени: и удручающий диагноз, и скорбь, и душевная смута, и серьезные внутриполостные операции, и мучительные этапы оживания, а затем долгое восстановительное лечение. Честно признаюсь: возникало иногда ощущение, что жизнь заканчивается, что больше терпеть и бороться невозможно. И только любящий Господь укреплял мою слабую волю, посы­лая поддержку через стольких людей!

Известно, что при тяжких, изнуряющих болезнях у человека не так уж редко встречается желание и даже готовность умереть. Должен признаться, что и у меня было несколько подобных моментов, хотя, казалось бы, у священника таких негативных эмоций и быть не дол­жно. Но ведь священник такой же грешный человек, как и другие люди, и его в тяжкие минуты посещают по­мыслы уныния. Другое дело — как преодолеть это иску­шение.

После второй операции я довольно тяжело выходил из наркоза. Как в тумане, но вполне отчетливо помню то состояние: веки полуприкрыты, не могу шевельнуть ни рукой, ни губами, ни глазами. Ясно вижу людей в белых халатах, которые, делая что-то вокруг меня, при­зывают:

—   Дышите, батюшка, дышите!

Мысли мои при этом вполне осознанны и даже чет­ки: «Дыхание — моя жизнь. Для меня эта жизнь — оче­редная лавина боли, страданий. Сколько же я их вытер­пел!.. Не хочу я этого! Не хочу ни дышать, ни жить, ни видеть никого из вас».

В тот момент передо мной всплывает лицо матуш­ки Людмилы, которая, переживая перед операцией, про­сила:

—   Ты только держись, не умирай! На что я отвечал с улыбкой:

—   Мы, офицеры, не сдаемся! Так что не переживай: жить буду…

Думаю, привели меня в чувство и просьба любимой жены, и мое обещание. К тому же вовремя мысль по­явилась: «Друг милый! Ты христианин или нет? Чего это ты дышать не хочешь? Самоубийством попахива­ет это».Наверное, это молитвы ближних достучались до меня… Наконец, я набрался сил и тихонечко захри­пел, делая первые «вздохи».

И в этот миг услышал радостное:

— Молодец, батюшка, дыши, дыши дальше!

Стыдно стало в этот момент: «Да какой я вам моло­дец? Знали бы вы, как я только что ни дышать, ни ви­деть вас, ни жить не собирался».

Вот вам реальная, на себе пережитая ситуация, как может человек умереть вполне осознанно, если не по­лучит молитвенной и дружеской поддержки. Родные мои, болящие люди, задумайтесь над этим. Живите!.. Живите во славу Божию и в радость ближним вашим!

Ну, а как ответить на стон и крик болящего чело­века, возникающий не только в начале, но на разных эта­пах болезни: «Почему у меня рак? Что за напасть такая — онкология?! Почему именно мне — такая чудо­вищная несправедливость!»? Случается, что после этих вопросов появляются иные мысли, можно сказать, ко­щунственные: «Почему Бог допускает такое?»

Попытаемся разобраться.

«Родной» онкоцентр… Не спеша передвигаю ноги по потрескавшемуся асфальту больничной аллейки, вды­хая запах листвы и каких-то растений, радуюсь, что здесь, на окраине Симферополя, довольно чистый воз­дух. Подхожу к скамеечке, на которой расположилась группа мужчин в спортивных костюмах, халатах, тапоч­ках — это явно мои страдающие соратники. Знаю, что ведут они (в который уже раз!) свои бесконечные боль­ничные беседы…

Средь них явно выделяется лидер разговора — муж­чина средних лет с перебинтованной шеей. С трудом поворачивая к собеседникам голову, он продолжает, оче­видно, давно начатый, разговор:

—  Понимаете, человек создан по образу и подобию Бога. И мы, чтобы хоть чуточку познать Его, познаем самих себя. Человек — это огромная сумма клеток. Все эти клетки в целом работают на благо организма. Каж­дая исполняет свою роль. А проявляет заботу и надзор за ними — по воле Божией, наш организм…

Его собеседники настроены противоречить — осо­бенно один, нос и щеки которого сплошь закрывают пластыри. Морщась от боли, он говорит о том, что вол­нует, наверное, многих:

— А вы никогда не задавали себе вопрос: нужны ли мы миру, людям и Богу?

— Сошлюсь на целителя Малахова, — отвечает лидер беседы. — Он говорит, что свою «нужность» каждый че­ловек ежедневно доказывает своим образом жизни. Если человек погряз в своем узком мирке, делает всё только для себя и ему дела нет до остального, то и «Остально­му» до него дела нет.

— С такими взглядами, дорогие мои, нельзя согла­ситься, — вступаю я в разговор. — Выходит, что какой-то человек вроде бы и не нужен Богу?! Взгляды Малахова далеки от христианских, более того — они пропитаны восточным оккультизмом: карма, перевоплощение. Мож­но ли согласиться (не говорю уж с точки зрения христи­анской, даже просто с позиций морали), что какой-то человек может быть вреден для Господа, как раковая клетка для организма?!

— А может быть, мы, живущие своими заботами, за­бывшие о Боге, — с горечью заметил пожилой мужчина, всем телом опершись на спасительную палочку, — мо­жет быть, мы и вправду не нужны Создателю?

— Знаете, я думаю, человек так поставил себя в этой жизни, что его действия Богу не нужны, — продолжил мысль седовласый мужчина в элегантном свитере. -И ненужного человека, как ненужный волос, убирают с помощью его же порочного образа жизни, порочных мыслей, порочных дел.

— Нет, братья, простите! — не соглашаюсь я. — Это совсем не так. Вспомните, как Господь с бесконечной любовью искал одну погибающую заблудшую овцу, ос­тавив сотни благополучных. Нет у Господа ненужных людей. Заблудшие сыновья — есть, но мы помним по евангельской притче, как встречал Отец это свое за­блудшее дитя…

О многом тогда говорили мы, в том числе и о том, что не только священники, но и врачи все чаще прихо­дят к выводу: очень часто рак — это расплата человека за разрушительные эмоции, мысли и дела. Но здесь очень важно подчеркнуть: не наказание, не кара, а имен­но расплата. Так же, как разрушение организма, напри­мер, алкоголика — не кара «свыше», а неизбежное след­ствие отравления.

Оказывается, неспособность человека контролиро­вать свои отрицательные эмоции увеличивает даже вре­мя заживления ран, не говоря уже о более серьезных недугах. К такому выводу пришли сотрудники Государ­ственного Университета Огайо в результате эксперимен­та с участием 98 добровольцев. Как выяснилось, у раз­дражительных людей раны заживали значительно медленнее по сравнению с теми, кто обладал более спо­койным характером. По мнению авторов исследования, замедленное заживление ран может быть связано с по­вышенным уровнем гормона кортизола. Ученые от­мечают также, что полученные ими данные подтвер­ждаются результатами предыдущих исследований. В частности, некоторое время назад было установлено, что на скорость восстановления поврежденных в резуль­тате травм тканей могут влиять такие факторы, напри­мер, как семейные ссоры.

Таким образом, даже научные исследования под­тверждают, что болезнь является следствием того, что человек (иногда сам того не подозревая) нарушил и исказил свою связь с Источником Жизни, с Вседер­жителем.

Православные христиане считают, что болезнь яв­ляется своеобразным предупреждением: восстанови нарушенные связи, подумай, как ты живешь?

Как только человек приходит к осознанию этого предупреждения, начинают восстанавливаться связи. И если в дальнейшем преобладают добрые мысли, дела во славу Божию, на благо людей, если человек переста­ет разрушать свое здоровье (соблюдает Богом данный ритм жизни организма — питание, движение, распоря­док дня и т. д.), болезнь постепенно отступает.

Когда же человек упорствует в своем невежестве, эгоизме и усугубляет свои ошибки — думает, что его вылечат за деньги, то «урок» преподается в более «по­нятной» форме, вплоть до физического разрушения орга­низма. Примеров тому — миллионы.

Исходя из этого, становится понятным, почему су­ществует так много способов лечения рака. У каждого онкологического больного нарушены те или иные связи (очень индивидуальные) либо сумма этих связей. Если применить для их восстановления весь комплекс тех или иных средств (в первую очередь, духовных), может на­ступить полное выздоровление. Если же происходит частичное восстановление — значит, человек «застрял» в болезни. Ну а если «лечишься не в том направлении», то и результат получишь нулевой или отрицательный.

Особенно важно понять, в какой из двух «частей» организма преимущественно произошло нарушение -в духовной форме жизни (из-за эгоистических эмоций, отсутствия любви, например), либо в физическом теле (от внутренней грязи из-за запоров, паразитов и т. п.). В соответствии с этим надо и выбрать лечение, начи­нать работать над собой.

Но чаще всего происходит наложение одного фактора на другой, усугубляющее болезненное состоя­ние организма. В любом случае мы должны понять, что рак — это не некое «наказание» за неправильную жизнь.

Рак — это следствие того, что мы долгие годы жили в катастрофическом, трагическом несогласии с собой, в конфликте своего «Я» с волей Божией.

Очень важные мысли по этому поводу высказывает московский священник Артемий Владимиров:

«Какой главный наш грех в отношении Господа Бога? Мне кажется, что это черная неблагодарность. Мы, словно эгоистичные дети, бездумно пользуемся дарами Божиими, часто в жертву своим страстям принося естество, нимало не заботясь о последстви­ях. И часто начинаем ценить здоровье, этот ценный Божий дар, только тогда, когда его потеряем. По рус­ской пословице «Что имеем — не храним, потерявши — плачем «. Тем, кто не хочет болеть, порекомендовал бы (помимо главного — исполнения заповедей Божиих — не прелюбодействуй, чти отца и матерь твою, не произ­носи имя Божие всуе) благодарить Господа за дар здо­ровья. Ибо человек, благодарящий Бога, становится способным вместить в себя милость Господню. Благо­даря Господу, мы учимся ценить Его к нам благодеяния и не растрачивать их понапрасну.

Впрочем, совершенно здорового человека не найти. Неслучайно и в Писании сказано: «Многими скорбями (а значит, и болезнями) надлежит войти в Царствие Небесное «. Но не то это значит, что Богу угодны наши болезни. Нет. Часто мы сами являемся виновниками недугов, постигающих нас. Бог хочет, чтобы каждый из нас был здоров. Прежде душа, а потом и тело. И так уж выходит: страдая телом, мы перестаем гре­шить душой. Тело, борясь с недугом, удерживает душу от многих безрассудных поступков. Вот почему и ска­зано: врача неотвращайся, но прежде принеси Богу исповедание твое… И неслучайно Церковь именуется врачебницей и человеческого духа, и страждущего тела. Все без исключения Таинства Церкви (от Крещения доЕлеосвящения) совершаются «во исцеление души и тела» »[19].

Многие зададут вопрос: как же отнести вышеска­занное к детям, заболевшим раком? У них-то какой мо­жет быть разлад с собою? Они же невинны.

Во-первых, надо понимать, что основными факто­рами, способствующими развитию злокачественных опухолей у детей, являются нарушение внутриутробно­го развития, влияние неблагоприятных экологических факторов, профессионально вредная работа родителей.

Во-вторых, родители должны задать вопрос «за что страдают дети?» самим себе и со всей честностью про­анализировать, всегда ли они жили и живут по запове­дям Божиим.

Не курила ли мама во время беременности? Соблю­дала ли целомудрие до брака или «наградила» чадо по­следствиями блуда? Не обращалась ли к бабкам-зна­харкам, не носила ли дитя к экстрасенсам? Это очень серьезные грехи, ведь Церковь отлучает на 6 лет от Свя­того Причащения тех христиан, которые идут к «бабуш­ке», пусть и прикрывающейся православными иконами. Родители, изменяющие друг другу, также подвергают сво­их детей серьезной опасности…

У любого человека достаточно сил и духовных воз­можностей для того, чтобы познать себя и умело подчи­нить воле Божьей, чтобы с помощью Господа успешно справиться с любым недугом, в том числе и с онкологи­ческой болезнью.

Один древний подвижник IV века, приняв римско­го сенатора-христианина, сказал ему, что если бы он и его домочадцы по воскресным дням причащались Свя­тых Христовых Тайн, то в дом его не вошла бы ника­кая болезнь.

Так что, родные мои, от болезни можно получить пользу, может быть, гораздо большую, чем от абсолют­ного здоровья, которое человека расковывает, дает ему возможность жить по своим страстям. Во время болез­ни человек волен выбирать: биться головой об стену, проклинать всё и вся или смириться и перестать гре­шить. Тому, кто тяжко заболел, надо понять, что все тай­ны — почему и для чего дана болезнь — откроются после смерти. Здесь нужно довериться Богу, понять, принять, смириться. Но смириться — не значит опустить руки: есть лечение, есть Таинства и святыни…

Очень интересное свидетельство о воле к исцеле­нию привёл доктор медицинских наук, иеромонах Ана­толий (Берестов) в книге «От чего нас хотят спасти НЛО, экстрасенсы, оккультисты, маги»:

«…Нельзя отрицать, что единичные спонтанные исцеления под влиянием внушения или самовнушения возможны. Я знаю о таком случае, произошедшем в со­ветское время. Пожилая женщина попала в больницу с раком кишечника, все внутренности были поражены метастазами. Врачи сказали, что лечению она не под­лежит, и собрались выписать ее домой умирать. В этот момент женщина получает известие, что в ав­токатастрофе разбилась ее дочь, и остался в живых грудной ребенок. Эта женщина сказала себе: я должна жить для того, чтобы вырастить внучку. Она, выпи­савшись из больницы, собрала всю силу воли, несмотря на боли и недомогания стала воспитывать девочку. Когда несколько месяцев спустя больная появилась у врачей, то-о чудо! — никакой раковой опухоли у нее не было обнаружено. Конечно, в этом случае наверняка была и помощь Божия: Господь, видя решимость этой женщиныжертвенно нести крест для спасения мла­денца погибшей дочери, мог послать ей исцеление, даже если она была неверующим человеком».

Наверх>>>

ВЕРА ТВОЯ СПАСЁТ ТЕБЯ!

Горные кряжи Топлы… Крутые отвесные скалы, веселые водопады, причудливые деревца, немыслимым образом зацепившиеся за расщелины. Взглянешь вверх -душа уплывает в бездонную синь, местами прикрытую ажуром облаков. Смотришь вниз — ощущаешь голово­кружительную глубину ниспадающих откосов; осторож­но замираешь у края обрыва, провожая взглядом кру­жащиеся листочки, медленно опускающиеся в бездну ущелья. Там шумит река, быстрая, горная, она бьется и пенится внизу, под откосом.

Чуть в стороне — горы более мягких очертаний. В тихой лесной чащобе бесконечными руладами залива­ются птицы — различаешь едва слышные переливы, при­зывные трели, пощелкивания, постукивания и резкие, тревожные высвисты. Какие же неповторимые голоса Господь создал для радости на этой скорбной, но такой милой земле. Бесконечно можно говорить о неописуе­мой красоте наших мест, где расположена Топловская Свято-Троицкая Параскевиевская обитель, но знал бы человек, какие чудеса он может лицезреть в Царстве Небесном…

В монастырском храме плавно течет Божественная Литургия:

«О святем  храме сем и с верою, благоговением и страхом Божиим входящих в онь Господу помолимся!»

Склонились в поклонах сестры монастыря и палом­ники…

«О плавающих, путешествующих, недугующих … и о спасении их Господу помолимся!»

Сколько же их по всей земле — страждущих, боля­щих братьев и сестер! А здесь, в обители, лишь неболь­шая их часть. Но тем и сильна монастырская молитва, что в ней всегда, ежедневно — утром, вечером, ночью -уста человеческие взывают к Богу. И не зависят эти службы от того, сколько людей собралось… «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них…»(Мф. 18; 20).

Замерла в молитве Нина, экономист сельскохозяй­ственного предприятия, радуясь, наверное, что на Ли­тургии затихает кашель, буквально разрывающий зады­хающееся тело. Почти прозрачная кожа обтягивает ее высохшее лицо, заостренные скулы, подбородок, утон­чившиеся уши. Все ее истерзанное естество взывает:

—   Господи, помилуй, спаси!

Крестится, одновременно поглаживая левой рукой ногу (её грызет непрестанная боль), семнадцатилетний Димитрий. Знаю, что скоро нужно ему возвращаться в онкологический центр. Анализы уже почти собраны, требуется окончательное согласие и его, и его родите­лей на операцию. Как человек, страдающий подобным недугом, всем сердцем ощущаю эту молитву:

—   Господи, помоги, подскажи правильное решение!

Звучат с клироса слова первого антифона, прослав­ляющие Господа, который очищает и исцеляет наши душевные и телесные немощи, исполняет благие наши желания:

«Благослови, душе моя, Господа». Особо утешают болящих людей стихи 102-го псалма:«Щедр и милостив Господь, долготерпелив и мно­гомилостив».

С этими словами постепенно уходит тревога из на­ших душ, потому что долготерпеливый Бог снизойдет недостоинству нашему, как обыкновенно отцы и мате­ри снисходят неразумию и глупости своих детей.

Молится люд христианский. Склоняется в поклонах уже знакомый нам болящий Александр Кожевников. Мужчина этот немолод, совсем недавно сделал первые шаги на нелегком пути к Богу. Сейчас он только начи­нает ощущать Его всемилостивую силу.

Александра, ранее с трудом перемещавшегося, по­началу привозили в обитель его близкие. Теперь он уже находит силы самостоятельно приезжать в Топловский монастырь, постоянно молится, причащается Даров Христовых, без посторонней помощи обслуживает себя в гостинице.

Все это — чудо (иначе не скажешь!), потому что он перенес инфаркт задней стенки сердца, через полтора года после этого — операцию по удалению камней из желчного пузыря. И буквально через полгода его гос­питализировали в Симферопольский онкодиспансер: рак легких, 10 раз проходил лучевую терапию, но состоя­ние становилось все хуже и хуже. Первую нашу встре­чу, когда привезла его в обитель дочь Екатерина, я уже описывал.

Сейчас это жизнерадостный человек — по нему и не скажешь, что он тяжко болен.

— Я только и мечтаю о поездке в Топловский монас­тырь, — беря при встрече благословение, улыбается он.

— Как самочувствие? — задаю вопрос, не столько для того, чтобы поинтересоваться его прекрасным жизнен­ным тонусом, сколько для того, чтобы поддержать его радость.

— Настроение — лучше некуда, — сияют глаза Алек­сандра, — вы знаете, батюшка, Топловский монастырь -это мое спасение.

Александр прекрасно понимает, что ему помогают не «экскурсионные» поездки в наше замечательное ме­сто. Он много молится, читает духовную литературу, постепенно выполняет задачи, которые мы обсуждали на нашей первой встрече. Он становится православным христианином. Воистину «вера твоя спасет тебя» (ср.: Мф. 9; 22, Лк. 7; 50)!

Тихо читаю молитву первого антифона, такого близ­кого сердцам всех людей, но особенно тех, кого муча­ют, сгибают болезненные страдания:

«Господи Боже наш… Его же милость безмерна и человеколюбие неизреченно: Сам, Владыко… сотвори с нами, и молящимися с нами, богатые милости Твоя и щедроты Твоя».

Наверх>>>

 

 

МОСТ В ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ

 

Ибо для меня жизнь — Христос, и смерть — приоб­ретение.

Фил. 1; 21

 

Казалось бы, что хорошего может принести боль­ному и окружающим тяжкая зловредная хворь с ужаса­ющим названием — рак?

Но прочитаем удивительную историю, которую рас­сказала знакомая — корреспондент Наталья Сыч — и в личных беседах, и в статье днепропетровской газеты «Начало».

«Из больницы отца привезли, — пишет Наталья, — еле живого. Лицо, как печеное яблоко, под глазами зловеще отвисла ткань землянисто-багрового цвета. Мутные потухшие глаза указывали на смертельную опасность его состояния. Тяжело дыша, в полусогнутом виде, он проковылял от машины до скамейки. Он захлебывался от ужасного кашля, смахивая с губ концом рукава гус­тую кровь.

Видно было, что страшная болезнь забирает у него последние силы. Уходил в небытие родной человек, про­живший нелегкую жизнь.

Всё было — полуголодное детство и военная юность, семья и двое детей. Жизнь с первых дней у молодых как-то не заладилась. Отец пил, гулял, бил жену. Часто, когда мы по его вине оставались голодными, он закипал от злости и вымещал свой гнев на жене и детях.

Лютой ненавистью воспылала я тогда к отцу и дала себе зарок, что когда вырасту, обязательно ему отомщу.

…Шли годы, дети переженились. Но в семье роди­телей всё было неладно: в их многолетней ссоре не было ни победителей, ни побежденных. Страдала я от люд­ских пересудов, горечь копилась от неладных своих ро­дителей. К сожалению, я не знала тогда о поучитель­ных словах:

«Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти бу­дет, и да долголетен будеши на земли «.

Но настал час, и Господь просветил нас во многих истинах…

В поисках «правды», родители стали членами сек­ты «Свидетели Иеговы». Неожиданно парализовало мать, началась тяжкая борьба по выхаживанию род­ного человека. Вскоре мамы не стало… Отец, тяжело переживая одиночество, замкнулся в себе. Я старалась постепенно убирать из его души глубоко посеянное семя ненависти к Церкви, к священникам.

Отец вместе с нами приехал в Топловский монас­тырь, где его встретили с любовью и радостью. Впер­вые он принял Святое Причастие. Скорбел только, что нет рядом его половинки. Представлял, как бы они шли потихоньку по дивному лесу к источнику святого Геор­гия Победоносца. Глаза его светились тихой радостью.

Постепенно крепла вера у моего отца. В его рас­суждениях появилось много нового: когда он в чем-то был не прав, то приговаривал:

— Прости, Боже, меня, дурака старого!

Он приятно удивлял меня в своем стремлении по­знать Божественные истины. Поражался стойкости святителя Луки, перечитывал труды схиигумена Сав­вы. В тетрадке выписал его наставления:

«Ведь нам все равно надо дышать. Так вот, хоро­шо бы на вдох говорить: «Господи!», а на выдох: «По­милуй!». Вдыхать Господа, а выдыхать из себя все не­чистое, греховное».

Менялся человек на глазах, как будто готовился ко встрече с Богом.

Однажды, к моему стыду, между мной и отцом произошел разлад: дьявол пытался вбить между нами клин. Получив через людей от него записочку: «Прошу тебя, приди ко мне вечером. Мы должны погово­рить «, — немедленно бегу к нему. Стиснув друг друга в объятиях, мы не стеснялись горючих слез и славили Бога за то, что по Его милости так все чудно разре­шилось.

С каждым днем отец чувствовал приближение сво­ей смерти. Он запаниковал, когда был поставлен страш­ный диагноз. При облучениях открылось кровотечение, он ничего не ел, и по нашей просьбе его выписали домой.

В эти скорбные дни так много у нас с ним было раз­говоров о вечном. В сложные минуты, когда не хвата­ло терпения и моральных сил, приходил на помощь наш батюшка:

— В его состоянии, — говорил он нам, — лучшее ле­карство — это ваша любовь.

Горько и больно было видеть страдания родного че­ловека. Дома я становилась на колени и, рыдая, умоля­ла Господа о даровании мирной кончины моему отцу. Два воскресенья папа причащался.

Накануне смерти отец просил у меня и всех наших близких прощения. Мне было тяжело сдерживать сле­зы, но он уже знаками показывал, чтобы я не рыдала.

Он прощался со мной и хотел запомнить такой, какой любил — веселой и спокойной.

Удивительно точное выражение наших пережива­ний того времени нашла я в замечательном стихотво­рении архиепископа Иоанна (Шаховского):

Уходят люди.

Каждому черед.

Вся наша жизнь

в простом вопросе этом:

Кого Господь

к ответу позовет,

Кого утешит

Сам Своим ответом.

Не могут уберечься

берега

От волн, стремящихся

 к покою.

Так наша жизнь течет

 к Его рукам,

Благословенная

Его рукою.

Вот так, в последние дни, отец успел «переписать» свою жизнь начисто. Нашел мой папочка, — заканчива­ет повествование Наталья, — что жизнь для него — Хри­стос, а в смерти он обрел приобретение».

Упокой, Господи, душу усопшего раба Божьего Ни­колая!

+ + +

За время работы над этой книгой мне пришлось пе­речитать немало литературы, ознакомиться с самыми различными описаниями понятия смерти. Меня в боль­шей степени интересовали чувства человека во время подготовки к переходу в мир иной, его практические дей­ствия. Дополнения к своим размышлениям я находил в самых различных изданиях, в произведениях, казалось бы, далеких от нравственного богословия. Весьма крат­кое, но емкое высказывание я обнаружил в книге «Плач в комнате смеха», написанной прекрасным писателем, поэтом, добрым и милым человеком Леонидом Панасенко, почетным академиком Крымской Академии наук:

«Одни, когда видят пропасть, думают о бездне, дру­гие — о мосте через нее».

Действительно, эти слова дополняют повествование Натальи Сыч: ее папа, усопший Николай, успел пост­роить, или сделал все возможное для постройки этого моста в Царство Небесное.

 

Наверх>>>

 

 

НЕ ВСЕ ЛИ РАВНО, У КОГО ЛЕЧИТЬСЯ?

ПОМОЖЕТ ЛИ ЭКСТРАСЕНС?

Кто сейчас только не предлагает исцеление от рака! При онкологических центрах даже развился целый биз­нес экстрасенсов, спекулирующих на несчастье людей. Кто-то утверждает, что снимет «порчу», которая якобы стала причиной болезни, кто-то предлагает «прочистить энергетические каналы», кто-то рекламирует очередное чудодейственное средство.

Разнообразные «учебники и пособия», со всей к нам «любовью», призывают пить мочу, лечиться неконтакт­ным массажем, раскрывать чакры, перекачивать энер­гию…

Наводнила прилавки и лженаучная литература об исцелении от рака. Какая гордыня сквозит в самих на­званиях этих книжонок: «Я победила рак!». Идет лука­вый рассказ о якобы христианских методах лечения рака, на самом деле включающих такие оккультные действа, как наговоры, заговоры и проклятья. Неискушенного чи­тателя «просвещают», как правильно (причем с уточне­нием: «по-христиански») «выкатывать яйцом» болезнь, как грамотно использовать технику «выливания вос­ком». Чуть не на каждом книжном прилавке мы наткнем­ся на «чакры», «аджны», «вишшудхи»…

Каких только лукавых уловок не применяют для ловли неискушеного в вопросах духовности современ­ного читателя! Нам предлагают «чистить» свечой раз­личные предметы, даже молитву «Отче наш» для этого приспособили — чтоб христианство напоминало. Чаро­дейка Т.М.В. «осчастливила» человечество «откровени­ем», что домашним способом (то есть своими заговора­ми) можно «освятить» соль, после чего несчастному семейству будут не страшны ни сглазы, ни порчи, ни наговоры. Вот ведь какая «благодать» приходит по пер­вому требованию знахаря — теперь, по их мнению, не нужны ни церковные молитвы, ни очищение себя от скверны греховной, ни покаяние пред Господом. Знай себе, как та гадалка, «освящай» соль в доме — и будет полный порядок!

Мы должны знать, что подобными «целителями» становятся, как правило, больные люди. Это пропаган­дисты всяческой бесовщины, этакие «тимуровцы» от сатаны. Вспомните: врач, исцелися сам!

И если заболевший человек стремится избавиться от болезни любой ценой, не понимая, что грех и болезнь тесно взаимосвязаны, то он становится лёгкой добычей всякого рода целителей, включая и «дипломированных» экстрасенсов. Тем более что духовная неопытность, а чаще — беспечность, заставляют некритично доверять утверждениям лекарей, что уж они-то обладают «боже­ственной силой», что им открыты некие нетрадицион­ные древние методы.

У каждого целителя есть группы пациентов, кото­рые расписывают, как им помогло уникальное лечение. А раз помогает — то не всё ли равно, от кого получать помощь, не всё ли равно, какой силой исцеляться?

Но человек, обратившийся к темным силам, может получить лишь иллюзию исцеления, временное облег­чение, которое обязательно обернется тяжёлым рециди­вом болезни и, что ещё хуже, серьёзными духовными проблемами.

Надо понять, что сегодняшнее время вполне можно назвать эпохой духовного беспредела. Не только свои квартиры, но и свои тела мы часто предоставляем в распоряжение бесов. В современной жизни все приспособ­лено для разрушения духовности, для извращения ее. Изнеженность и эгоизм, похоть и обжорство, отсутствие терпения и смирения делают нас не просто жилищами бесов, а их игрушками и орудиями.

То и дело слышишь признания: «Ой, батюшка, во мне кто-то сидит…» Даже указывают пальцем на кон­кретное место на себе: «Я все время чувствую, как здесь шевелится что-то…» Многие понимают, что это случи­лось с ними по их же делам, но все равно оправдывают себя: да ведь так все живут, ну кто же знал, что нельзя… Экая наивная отговорка!

Одна весьма известная в своих кругах дама, экстра­сенс (как ее называли, «блестящий диагност») после нескольких посвящений в «рейки» заболела болезнью многих оккультистов: у нее развилась скоротечная ка­таракта, меньше чем за год поразившая оба глаза. Опе­рация вроде бы помогла, но экстрасенс не вразумилась. Владение «блестящей диагностикой» не помогло ей рас­познать рак у самой себя: буквально за год цветущая внешне женщина сошла в могилу…

Горько, когда люди не желают слышать вразумления, которое Господь посылает через болезни. Но многие об­ращаются к Богу именно через болезнь, приходят в ра­зум и начинают, наконец, заботиться о главном — о спасе­нии души. Так тяжкая болезнь, привлечённая грехами, становится великой милостью Спасителя к грешникам…

Но чаще всего начала духовного заболевания мы не замечаем. Совесть нас обличает, мы же стараемся за­глушить ее. Поэтому нас все чаще охватывает неудов­летворенность, безысходность, тоска. Мы начинаем ощущать в себе «нечто», какие-то боли, внутренний дискомфорт. Часто нарушается сон, появляются страхи. В общении — раздражительность, вспыльчивость, готов­ность «постоять за себя». В семье — непонимание меж­ду супругами, детьми и родителями.

Если мы крещены с детства, помним, как нас води­ли в Церковь, причащали, то спасительные мысли об обращении к Богу непременно начнут посещать нас, тревожить душу, раздувая огонек надежды.

А если нет никакой веры, а только желание побыст­рее избавиться от неприятного? Причем неважно, каким путем. Мы живем, не зная законов, не ведаем границ дозволенного. И посему направляем свои стопы к «баб­кам», целителям, экстрасенсам и прочим служителям тьмы.

—    Говорят же люди, что помогает это! — слышится голос из нашей темноты духовной.

Стремясь к исцелению таким образом, мы только больше заболеваем. Новые и новые «жильцы» из пре­исподней вселяются в нас, мучают и играют нами, ведя к погибели.

Бывает, у людей встречается меркантильный взгляд на исцеление.

—    Поскорее освободите нас от всего этого! — требу­ют они. — Мы заплатим!

Они считают, что духовное исцеление можно купить за деньги, как любой другой товар.

Но законы мира духовного отличаются от наших представлений о благополучии! И эти законы не меша­ло бы изучить, прежде чем обращаться к Господу с просьбой, а зачастую просто с требованием. Тем, кто посещал колдунов, экстрасенсов, или еще и сам «прак­тиковал», а особенно тем, кто одновременно ходит в Церковь и лечится у колдунов, — исцелиться труднее всего. Потому что лицемеры ненавистны Богу. Лице­мерие, по словам Амвросия Оптинского, хуже неверия.

— Мы искали Истину, — утверждает маловерующий народ.

Такое впечатление, будто живут они в диких джунг­лях, а не в православной стране.

Страшнее всего, что предательство веры, интерес к бесовщине часто даже грехом не считают! Вера та­ким «искателям» уже не нужна, ее место прочно заняло суеверие…

Но посмотрите, что это за люди — «целители», како­ва богопротивная суть их дел.

Известный экстрасенс и шарлатан И. Ц. рекламирует себя как «потомственного целителя с уникальным да­ром, который лечит рак в последних стадиях» с помо­щью пассов руками и с использованием трав. Сколько людей, поверив, что такое «народное» врачевание им поможет, бросали назначенное врачом лечение и поги­бали!

А чего стоят манипуляции «академика» Надежды Антоненко с онкологическими больными, которых она «божественным методом» якобы излечивает от рака в четвертой стадии? Мы уже знаем о цене «исцелений» Кашпировского, заканчивавшихся тяжелыми рецидива­ми болезней. Здесь же деятельность самозваной целительницы может быть особенно опасной, так как ради ложной надежды тяжелейшие больные оставляют себя без медицинской помощи. Собирая несчастных людей в пансионате «Орбита», Н. Антоненко не стесняется про­давать «заряженную» ею воду (якобы особо лечебную, «святую»), вынуждает сжигать в доме все перьевые из­делия и даже детские игрушки, в случае неподчинения припугивая тем, что не будет лечить. И все это под ви­дом «православия», под маской «покаяния», под при­крытием икон и евангельских цитат, под видом «синте­за религии, науки, медицины».

В издаваемой ею газете «Вера и надежда» Н. Антоненко утверждает: «Мне открыта тайна Господня в из­бавлении людей от грехов и болезней». Ни больше ни меньше! «Если объединить усилия медицины и ту Бо-жию силу, КОТОРОЙ ВЛАДЕЮ ПОКА Я ОДНА (выде­лено нами. — Авт.), то мы спасем детей, молодое поко­ление». «Божественный дар — лечить людей обычной питьевой водой, превращенной данной ей свыше энер­гией в лечебное вещество», оборачивается такими бе­совскими штучками, как «телепортация» в воду неких «хлопьев и мошек», «появление на теле» изображений обнаженных женщин и животных, «выход с клизмой» пластмассовых пластин и других «таинственных» пред­метов.

И еще один «совет» дает целительница: разрезать на части пояс с псалмом «Живый в помощи Вышняго» и… зарыть на могиле родных. Вот такая кощунственная манипуляция!

 Наверх>>>

ИСПОВЕДЬ КОЛДУНЬИ

Мне довелось познакомиться со страшным свиде­тельством — исповедью бывшей колдуньи-целительницы Нины Красновой из Москвы о методах и пос­ледствиях экстрасенсорного лечения. Рассказ этой женщины, присланный в издательство «Даниловский благовестник», — разоблачительный документ, так ска­зать, из первых рук.

«Когда во второй половине 80-х годов прошлого сто­летия я из любопытства увлеклась оккультизмом, на­чала заниматься хатха-йогой в специальной группе, на 3-м году этих занятий у меня неожиданно начали проявляться способности к целительству: я поняла, что могу диагностировать руками больную зону и снимать боль. Столкнувшись с духовной сферой, я поняла, что Бог есть и в 1991 г. приняла Крещение в православную веру. Но суть Православия для меня осталась тайной. Храмы посещала, «заряжалась» в них энергией от икон, на исповеди о своих оккультных опытах не упоминала. Сплошной грех, в общем. Затем, в конце 1991 г., за очень приличную плату я прошла двухмесячное обучение в Московском международном медицинском центре «Омоложение», который тогда действовал при НИИ СП им. Склифосовского и получила диплом, в котором мне была присвоена квалификация экстрасенса, био­энерготерапевта и рефлексотерапевта.

Я горела желанием, творить чудеса, помогая людям. Амбиции захлестывали. Возможности казались беспре­дельными, вот только серьезно обучать меня, как мне тогда казалось, никто особо не торопился. Теперь я по­нимаю, что демоны, используя моё тщеславие и другие грехи, усиленно разжигали во мне эти мысли и жела­ния, образы и состояния. Скрывая во время исповеди свои занятия, я оказалась беззащитной перед воздей­ствиями оккультистов.

Преподаватель наших курсов, дипломированная оккультистка рериховского толка, заигрывавшая с хри­стианством, на лекциях давала лишь общие схематич­ные знания, а мне очень хотелось заниматься практи­ческим лечением. В этот период я много времени уделяла медитациям, обращалась к «высшему разуму», к Богу с просьбами о помощи в моих занятиях. Я тогда ещё весьма смутно понимала разницу.

И — допросилась: во время медитаций мне начал являться и учить меня так называемый «духовный» учитель, то есть бестелесная сущность духовного плана. Контакт происходил на мысленном уровне и сопровождался спецэффектами: свечением, ощуще­ниями полета, звуками, красочными изображениями и т.п., часто беспорядочными и непонятными. У оккуль­тистов эти явления называются «ясновидением» и «яснослышанием «. Показывая такие тематические «мультики», «духовный «учитель фактически учил меня при­емам биоэнергетического (то есть, колдовского, маги­ческого) воздействия на людей, цели при этом представ­лялись самыми высокими и гуманными. Однако он про­сто обманывал меня, исподволь порабощая. Постепенно я стала чувствовать, что этот учитель контролиру­ет мою волю. Вот тогда мне стало по-настоящему страшно! Но это было потом, и то, что этот «учи­тель» был никто иной как бес, я поняла тоже много позже.

Очень долго я заблуждалась, считая, что моя «ис­ключительность» от Бога, ведь я же к Нему обраща­лась в медитациях, не понимая, что прошу греховного, противного Господу. Причиной моих заблуждений была моя полная духовная безграмотность, самонадеянность и беспечность. Итог — 7 лет работы целителем с при­менением различных биоэнергетических, точнее бесов­ских способов лечения и других экстрасенсорных услуг. А затем — 10 лет тяжелейшего выхода из этого бесов­ского состояния. Все, что я пишу в этой статье — результат моего личного 20-летнего горького опыта.

Жизнь экстрасенса, поверьте — не сахар. Ни мир в душе, ни покой в теле невозможны. Земное тело, преж­де всего прочего, дано нам от Бога как защита души от духов злобы поднебесных[20] (бесов). При занятиях ок­культизмом эта защита утрачивается. Экстрасенс постоянно страдает от так называемых «астральных пробоев». Трудно сказать, насколько этот термин отражает реальность — оккультисты астралом на­зывают то измерение или пространство, в котором происходит жизнедеятельность бесов. Но в состоянии магического «ясновидения» колдун доступен прямо­му воздействию бесов вплоть до тяжелых физических травм. При этом, показывая «мультики «, лукавые мо­гут принимать вид любого человека (родственника, друга, кого угодно), якобы нападающего на мага, и не­пременно научат, как отомстить.

На первом году профессиональных занятий у меня был такой «пробой «, что я месяц пролежала пластом с сильнейшей головной болью. Нанесение удара мне ви­делось со стороны бывшего преподавателя с курсов, для меня это был шок, ведь сначала я боготворила эту жен­щину. Сейчас склонна думать, что это была иллюзия, наведённая бесами, так как на самом деле та препода­вательница мной мало интересовалась. А принцип дей­ствия бесов известен давно — разделяй и властвуй, они сеют вражду даже среди своих служителей. Потом я поняла, что «астральные войны » в среде экстрасен­сов — дело обычное. Слава Богу, у меня хватило ума отказаться от участия в них. Как видите, святостью здесь и не пахнет, о любви даже речи нет. «Ясновиде­ние» сплошь и рядом показывает ложные картины — вернее, «астральные» спектакли с использованием по­луправды, с помощью чего бесы манипулируют своими рабами.

Что же тогда удерживает людей в оккульных груп­пах? Сознание собственной исключительности, а так­же иллюзии: у кого-то — власти над обычными людь­ми, возможности применять бесовские способности в личных корыстных целях, у кого-то — служения высшей идее «мирового разума», жертвенности собой, помо­щи людям, как это было у меня. В любом случае, если быть откровенной, без амбиций здесь не обходится.

К весне 1991 г., быстро получив все необходимые знания и способности под руководством «духовного учи­теля», я начала профессиональную деятельность це­лителя-колдуна. Сначала предлагала окружающим продиагностировать их, затем и полечить. Первое время работала бесплатно. А на лето официально устрои­лась работать целителем-биоэнерготерапевтом на одну крупную турбазу на Волге, где проводила лекции о нетрадиционных методах лечения для отдыхающих. Желающие могли записаться ко мне на сеансы.

На биоэнергетических сеансах целитель-маг опре­деленными методами вводит человека в состояние из­мененного сознания. Проще говоря, под моими руками, которыми я производила пассы, люди как бы засыпали. В таком состоянии человек легко доступен для воздей­ствия, так как у него отключена воля. Через «яснови­дение » я видела внутренние органы людей, словно на цветном рентгене, что мне давало возможность легко диагностировать любое нарушение их состояния и фун­кций. А лечение происходило, как я думала, за счет пе­рераспределения биоэнергии самого организма. Бесы, как известно, — существа бестелесные. Внедриться в человека с отключённой волей для них — не проблема. Теперь я прихожу к выводу, что на самом деле, исполь­зуя мой разум, бес-одержитель моими руками энерге­тически воздействовал на доверившихся мне людей, при этом диктовал мне, что делать и как. После сеанса мои пациенты переживали состояние как бы легкого опья­нения и эйфории.

Я также помогала людям разбираться в их личных делах, семейных, рабочих, моделировала ситуации, ис­кала пропавших людей и ценности, пыталась даже про­гнозировать будущее, в общем, влезла по уши в бесов­ское беззаконие. Ведь человек не может и не должен пытаться заменить собой Бога.

Через колдунов бесы активно воздействуют на па­циентов. Сначала можно видеть реальные результаты как бы необыкновенных исцелений, улучшения в каких-то частностях по желанию клиентов. Через некото­рое время наступает регресс. Примеры из моей прак­тики полностью подтверждают это.

Мой пациент Саша, молодой человек в возрасте 30 лет с диагнозом рассеянный склероз, страдал тяже­лыми нарушениями координации движений и речи, не мог передвигаться без посторонней помощи. Приезжал он ко мне издалека, в сопровождении отца, раз в полго­да проходил курс биоэнергетического лечения по 10 се­ансов — продолжалось это в течение двух лет. Сначала казалось, что произошло резкое улучшение: после двух курсов почти полностью восстановились функции дви­жения и речи, так что со стороны даже невозможно было сказать, что Саша чем-то болен. Затем насту­пил резкий регресс, заболевание приняло более тяже­лую форму, сопровождавшуюся психическими отклоне­ниями, кроме того, развалились отношения с отцом.

У Тамары, страдавшей онкологическим заболе­ванием, после моего лечения за 3 месяца рассосались множественные опухоли придатков, что было подтвер­ждено обследованием с помощью УЗИ, но через год за­болевание вернулось.

16-летний подросток Максим, инвалид детства, страдавший эпилепсией, не мог учиться, говорил совсем непонятно. После нескольких курсов лечения стал гово­рить внятно, частота эпилептических припадков со­кратилась вдвое, и он смог даже работать на почте, разносить письма. Врачи признали этот случай чудом. Этот результат сохранялся несколько лет, однако прежде спокойный мальчик стал агрессивным, начал бить мать, превратился в настоящее бедствие для всей семьи. И таких примеров много. Я хочу быть предельно честной перед Богом и перед людьми, поэтому пишу правду, ничего не приукрашивая.

«Помощь » бесов всегда направлена во вред челове­ку. Господь лечит душу, после чего может наступить исцеление тела или облегчение болезни, сатана же мо­жет лишь временно улучшить состояние больного либо заменить одну проблему на другую. Но за это лукавый втридорога взыщет с доверившегося ему человека, по­губит его душу. Бесы не жалеют никого, тем более сво­их служителей. В процессе работы колдун начинает разрушаться. Тяжелые физические болезни, психичес­кие расстройства, семейный разлад, проблемы с деть­ми — это далеко не полный список всех несчастий, которые я непосредственно наблюдала в среде экстра­сенсов. Страшно то, что всё это в той или иной сте­пени может случиться и у пациентов колдунов.

Приведу рассказ моей спутницы Марины, с кото­рой мы весной 2003 г. ездили в Псково-Печерский мона­стырь. В прошлом она довольно долго помогала некой целителънице в организации приемов. Эта целительница имела большую практику, работала с помощью «ясно­видения «. Однако «ясновидящая » не распознала у Ма­рины онкологию, утверждала, что та здорова. Мари­на перенесла тяжелую операцию, долгий период лече­ния и реабилитации. Кроме того, случившееся было для нее тяжелой психологической травмой — ведь она очень доверяла той женщине. Но пути Господни неисповеди­мы, именно через эти скорби Марина пришла к Право­славию. Так случилось, что через несколько лет она ещё раз встретилась со знакомой ценительницей. Состоя­ние той было ужасающим — она вся распухла, тело её было деформировано, какая-то тяжелая болезнь раз­лагала её плоть, все кожные покровы гнили заживо. Марину она не узнала…

На 7-ом году работы целителем мое состояние было тяжелым. Были такие боли, что казалось — по­звоночник разваливается, немели и болели руки и ноги так, что было трудно двигаться. До меня начало дохо­дить, во что же я «вляпалась». Бес-одержатель дер­жал меня мертвой хваткой, заставляя выполнять его волю, полностью блокируя мою. В семье — полный раз­лад: развод с мужем, проблемы с ребенком. От отчая­ния у меня развилась тяжелая депрессия, я весила 43 кг и на улице теряла сознание. Дело кончилось клиникой неврозов. Вспомнить страшно…

Мучаясь сомнениями, я бросила все и уехала в Оптину Пустынь молиться. Промыслом Божиим, не ина­че, я попала туда в тот момент, когда были обретены святые мощи всех оптинских старцев, и ряд гробов с ними стоял перед ракой святого Амвросия Оптинского в храме Введения во храм Пресвятой Богородицы. На ко­ленях со слезами я ползала возле мощей и молила:

— Святые старцы, выведите меня на истиный путь, я запуталась!

После этой поездки Бог дал мне сил в один момент прекратить практику целителя. После я много моли­лась, ездила по святым местам, каялась и плакала. Бес свирепо мучил меня, когда я начинала молиться. Были такие боли, что я теряла сознание. Однажды на мо­литвах бес сковал меня так, что я не могла повернуть голову к распятию, которое привезла из Оптиной Пус­тыни. Тогда, превозмогая боль, я сняла распятие со стены и обняла его. Бес часа два кидал меня по комна­те, требуя, чтобы я бросила крест, пока я не рухнула без памяти на диван, так и не отпустив креста… Все­го не расскажешь. Такова расплата за игры в дьяволь­ский оккультизм. За 10 лет покаяния многие негатив­ные явления ушли, сознания на молитвах я уже не теряю.

Все эти годы я читала много духовной святооте­ческой литературы, разбиралась. У святителя Игнатия Брянчанинова есть книга «О чувственном и духовном видении духов». Там четко показана разница между чув­ственным видением, на котором основано «ясновиде­ние «, и духовным видением Святых Отцов Правосла­вия, данным милостью Божией. Когда я первый раз приехала к моему будущему духовному отцу и рассказа­ла о своих якобы от Бога «сверхспоособностях «, он за­дал мне один вопрос:

— Сколько лет ты подвизалась в пустыне?

И мне многое стало ясным. Ничто нечистое в Цар­ство Небесное войти не может[21]. Для того чтобы очи­ститься от своих страстей и пороков, от всей грязи душевной и духовной, требуются десятилетия тяже­лого труда покаяния и молитвы. В то время как бесы открывают свои «сверхспособности » (фактически вхо­дят в человека, зомбируют его) очень быстро, только изъяви желание. Я, например, получила пресловутое «ясновидение» и все знания, необходимые для нача­ла работы целителем, всего за 2 месяца. Ешь — не хочу!

На своём горьком опыте я поняла, что такое ок­культизм. Разновидностей и течений в нём масса: целительство, астрология, хиромантия, знахарство, ну­мерология, всевозможные гадания и прочее, а источник один — каббала, древняя магия, бесовское учение.

Враг хитер, его служители, как правило, произво­дят приятное впечатление. В их приемных может быть много икон. У одной моей знакомой «дипломированной колдуньи » стены в приемной вместо обоев были оклее­ны святцами. Колдуны могут даже вслух автомати­чески читать молитвы. Но они лгут, что только им всё дано от Бога, лгут, обещая решить все проблемы быстро, разумеется, не бесплатно и часто совсем не­дёшево (мол, стоит ли думать о цене, когда мучитель­ная проблема непременно разрешится!). И заморочен­ные люди на всё соглашаются — сначала на помощь, а потом, глядишь, и на сотрудничество с силами тьмы.

Меня спасла неизреченная милость Господа наше­го Иисуса Христа, благодаря руководству моего духов­ного отца — архимандрита Троице-Сергиевой Лавры, благодаря молитвам Пресвятой Богородицы, святых Оптинских старцев, святых Киприана и Иустины и многих других Святых Отцов Православия, к которым я обращалась за помощью, как к живым родным душам, любящим всех нас, грешных. Я прошла чин отречения от занятий оккультизмом на Крутицком подворье у иеромонаха Анатолия (Берестова) — ведь в соответ­ствии с решением Архиерейского собора оккультисты отлучаются от Церкви, как служители сатаны.

Хочу сказать: берегитесь, не поддавайтесь на об­ман служителей бесов! Их «помощь» — реальная опас­ность для вас и ваших семей! Обращаюсь также ко всем запутавшимся в оккультизме людям, не ведающим, кому они на самом деле служат. Остановитесь! Бросьте это пагубное занятие, покайтесь, пока не погибли, пока еще есть время! На своем опыте скажу: оторваться от бе­совщины очень трудно, демоны просто так своих жертв не отпускают — мстят, и пребольно, но повре­дить бессмертной душе никак не могут. Ничего не бой­тесь — освободиться возможно, Господь милостив! Лучше отмучиться в этой земной жизни, чем потерять Богообщение в Царстве Небесном, погубить свою бес­ценную душу!

Прошу на коленях прощения у всех, кому причинила зло за время работы целителем. Я не ведала, что тво­рила. Простите меня, Христа ради! И каждый день я молю Господа, чтобы Он изгладил Своей милостью все мои беззакония!»

Наверх>>>

АД — ЭТО РАЗЛУЧЕНИЕ

Мы видим из этого рассказа, что обращение к раз­личного рода целителям может привести к тяжелейшим духовным повреждениям, а также особой, крайней фор­ме далеко зашедшего духовного заболевания — одержи­мости нечистыми духами, когда демон вселяется в че­ловека и начинает действовать в нём, говорить его голосом, естественно, помимо воли самого человека. Как правило, одержимые люди проявляют себя в церквах, в монастырях, на Святой Земле, когда соприкасаются со святынями. Враг рода человеческого в таких ситуа­циях не может оставаться незаметным — он вырывается из потаённых глубин больного вполне видимо, прояв­ляя враждебность и агрессию.

Во время служб, молебнов нередко приходится слы­шать крики, стоны, нечеловеческий вой, издаваемый нормальными на первый взгляд людьми, падение наземь без чувств, судороги и т. д. Это синдромы одержимос­ти. Зачастую людям, подверженным этому недугу, му­чительно тяжело подойти к Причастию, к помазанию святым елеем, к мощам святых угодников Божиих — лу­кавый не позволяет им этого сделать: их буквально от­брасывает назад. Когда все-таки удается свершить бла­годатное действо, у страдальцев наступает облегчение.

К сожалению, в случаях одержимости человека не­чистыми духами врач, призванный исцелять, по своему духовному незнанию иногда лишь усугубляет болезнь. Бывает, увы, и такое: затрудняясь в постановке диагно­за (нередко это бывает тот самый случай, когда больной страдает от демонов), врач посылает своих пациентов к… «бабкам», знахарям, экстрасенсам, колдунам! То­гда как в добрые старые времена доктор нередко встре­чал больного вопросом: «Давно ли причащались?» — и не приступал к лечению, пока больной не исповедует­ся и не причастится…

После службы к священнику подошла группа лю­дей. Со всех сторон посыпались вопросы:

— За что же входят бесы в человека?

— Почему это становится возможным?

— Как Бог попускает такое?

Взволнованы люди, только что с ужасом наблюдав­шие, как страшно — постепенно усиливая голос до оглу­шительного, душераздирающего крика, буквально «взре­вела» симпатичная молодая женщина. Затем священник, прочтя Евангелие, перекрестил собравшихся святой кни­гой. В этот миг несчастная женщина, испустив страш­ный вой, рухнула на пол.

— Понимаю, как вас обеспокоило происшедшее на сегодняшней службе, — ответил священник. — Не смею комментировать именно этот случай со страдалицей. Но чаще всего подобное происходит с теми, кто совершает страшные грехи: аборты — убийства нерождённых, убий­ства во время предохранения от беременности (многие способы предохранения являтся абортивными). Причи­ной страшного недуга могут стать блуд и прелюбодея­ния, в особенности рукоблудие и половые извращения. Делают свое черное дело и чревоугодие, доведенное до страсти, и пренебрежение постами, и обиды, наносимые родителям и близким. Бесчисленно число наших грехов.

Беседа продолжалась долго.

— Входят бесы в человека за поругание святыни, — продолжал объяснять священник, — участились случаи одержимости от увлечения тяжелым роком, особенно так называемым «тяжелым металлом».

— Простите, батюшка, что перебиваю, — включился в разговор крепкий, спортивного вида молодой чело­век, — мне как психиатру неоднократно приходилось лечить девочек и мальчиков в состоянии серьёзных нер­вных срывов после оглушительных концертов заезжих гастролеров поп-музыки, тяжелого рока. Много сил ухо­дит на такое лечение.

— Нам, священникам, тоже приходится заниматься с такими духовно повреждёнными молодыми людь­ми, — отвечает батюшка. — Уверен, что результаты будут более ощутимы, если начнём действовать сообща.

Проблема эта требует серьезного анализа и изу­чения, она не так проста, как кажется на первый взгляд.

Не хочется обижать никого из тех музыкантов, ко­торые относят себя к так называемому «русскому ро­ку», — среди них немало действительно думающих, ищущих людей, идущих к Православию. В самом опре­делении «рок-музыки» сейчас немало противоречий и путаницы. Одни называют этим термином практически бардовскую песню, противоположную отупляющей «по­псе» (которая, кстати, тоже сопровождается далеко не лирическим музыкальным сопровождением), другие склонны относить к року всё, что «ударяет по мозгам». Чтобы не вносить ещё большей путаницы, буду гово­рить о тяжёлом роке как деструктивных ритмах, разру­шающих душу и тело.

Слышал об одном неплохом музыканте, вроде бы пришедшем к вере. Но, начав писать песни на право­славные темы, он усилил «жёсткость» своей музыки до совсем уж невыносимого звучания (кстати, этот чело­век сейчас болен раком). Мне трудно понять, как это можно совмещать в одной душе, созданной по образу и подобию Божию.

Интересные рассуждения я нашел у архимандрита Рафаила (Карелина) о том, что вся жизнь человека про­ходит в определенных ритмах, а иную мысль можно сравнить со стройным музыкальным аккордом. Во всем Божьем мире — в бесконечном космосе, в микроскопи­ческом атоме, в организме богоподобного человека ­сложнейшие структуры действуют по принципу ритми­ческой и звуковой гармонии. На определенный тон на­страивает человека потребность петь. В ритме, захваты­вающем человеческую душу, заключается в какой-то степени очарование поэзии.

Но наряду с образами божественной гармонии, бывает ужасающая дисгармония, в которую все более скатывается современное искусство. «Металлика», «тя­желый рок», «техно»-музыка, так называемая психоде­лическая[22] музыка — это искусство взрывов и разруше­ний, искусство хаоса и смерти.

«Известно, что рок-музыка[23] приводит людей в со­стояние некоего демонического транса, когда в душе рождается жажда насилия и разрушения, нередко вы­ливающаяся в какое-то коллективное безумие»[24].

Думаю, вряд ли кто-либо сможет вспомнить пере­ломанные «восторженными» слушателями пюпитры оркестра, виртуозно исполнившего симфонию Шоста­ковича, или растерзанные «благодарными поклонника­ми» одежды балерин по окончании «Лебединого озера» с блистательной музыкой Петра Ильича Чайковского. Не настраивают на бесовское буйство мелодии и ритмы этой чудной, божественной музыки.

«Но почему современный человек упорно ищет те формы искусства, которые еще недавно вызывали бы неприятие и отвращение, как крики и визг из окон сума­сшедшего дома? Как раз потому, что в этих апокалип­сических картинах и музыкальных «революциях», … бой­не звуков микроб безумия, внедрившийся в сознание человека, узнает свое»[25].

Архимандрит Рафаил говорит, что такое «искусст­во» сродно внутреннему безумию. Увидав перекошен­ные истеричные лица современных «артистов», ужаса­юще гримасничающих перед зрителями, большинство нормальных людей воскликнет: «Безобразие!» Смысл этого слова зловещий и страшный. Поскольку человек — это образ Божий, а безобразие — это потеря образа Божия, вследствие чего человек становится образом демо­на. А на экранах TV у этих порочных лицедеев и лица, изувеченные в гримерках, и отвратительные наряды веют духом бездны сатанинской.

Среди кумиров юных меломанов — откровенный сатанист Брайан О’Орнер, выступающий под псевдони­мом Мерилин Менсон. Вот что он заявил в интервью газете «Аргументы и факты»:

«Мне симпатичен Люцифер <…>. Он захотел стать таким, как Бог, <…> почему бы нет. <…> Я <… > не употребляю наркотики для творчества. У меня уже и так полно демонов в голове. <…> Я просто стремлюсь разрушить этот мир своей музыкой».

Комментарии, как говорится, излишни. Список этот можно продолжать бесконечно: солист рок-группы «Нирвана» Курт Кобейн застрелился в героиновом уга­ре, Ян Кертис повесился перед видеокамерой, Лу Рид кололся прямо на сцене под гимн «Heroin»[26]… Вот кому в руки мы отдаем наших мальчиков и девочек…

Преподобный Иоанн Лествичник, игумен Синайс­кой горы говорил: «Наказание гордому — его падение, досадитель — бес, а признаком оставления его от Бога есть умоисступление».

Демоническому воздействию человек может подвер­гнуться на курсах ускоренного обучения иностранным языкам под гипнозом, при «кодировании» от какой-либо зависимости (сейчас даже от ожирения предлагают ле­читься «кодированием»!), при просмотре оккультной телепередачи, на сеансе у «народного целителя»… Тя­желейшие вспышки онкологических заболеваний пере­плетены с нашей бездуховностью, с каким-то снисхо­дительным отношением к возможному внедрению в нас бесовского духа.

«Есть два аспекта вечности: вечная жизнь и веч­ная смерть. Третьего состояния нет»[27].

Вечная смерть — это мучительная скорбь потери жизни вечной. Через бесоодержимого человека в страш­ные минуты приступов, вернее, при острых нападках бесов, проявляется ненависть — к Богу, к матери, к отцу, ко всему прекрасному, в чем дышит Дух Божий. А это и есть проблески ада с полным отсутствием любви и мо­рем ненависти.

Ад — это всегда разлучение, отлучение от добра.

+ + +

Страшно прикоснуться к этим безднам, родные мои. Так что, прежде чем переступить порог целительского центра или обратиться к какой-нибудь «православной» бабке, задумаемся — а не слишком ли дорогую цену со­бираемся мы заплатить за мифическое «исцеление»? Цена этого — наша бессмертная душа.

Наверх>>>

«НАКАЗЫВАЕТ» ЛИ БОГ?

За все, за все настигнет воздаяние,

Уйдет в песок земных блаженств река …

Но с кем Причастие и Покаяние –

Господня сохранит рука.

Протоиерей Андрей Логвинов

 

Но тогда каковы же условия истинного исцеления? Принести Господу искреннее, нелицемерное покаяние и твердо решить изменить свою жизнь.

Но перестройка жизни нужна не одному заболевше­му, она необходима всем членам семьи, которые состав­ляют одно целое. Иного пути к исцелению просто нет.

—  Бог нас так страшно наказывает! — восклицали две женщины, беседуя со мной в монастырском парке. — За что же это?!

Постарался объяснить им:

— Задавать вопрос о том, за какие грехи нас Господь наказывает — просто неприлично.

— Как это вы, батюшка, — несколько смущаясь, с оби­дой стали возражать подруги, — обвиняете нас в отсут­ствии приличия, вроде бы мы ничего кощунственного не сказали.

—    Во-первых, такими неразумными вопросами мы ставим под сомнение Промысл Божий. А во-вторых, каждый, честно поразмышляв о своей жизни, поразит­ся: как же Бог до сих пор терпит наши безобразия! При­лично ли, сидя в грязи, уверять, что мы чистые и что нас не надо отмывать?

Вроде бы поняли и согласились. Тогда можно и далее объяснить:

—  Тогда перехожу к так называемым «наказаниям», — продолжаю я. — Не наказание, как вы считаете, а вра­зумление посылает всем нам Господь, попуская наши скорби. Это лекарство для души нужно для того, чтобы мы очистились от безумия мира, ведь ничто нечистое не войдет в Царствие Небесное. А когда Сам Христос нам на помощь — разумно ли отказываться от этой помощи?

Действительно, на пути спасения нельзя терять ни минуты. Враг, атакующий нас, набирает силу, от греха изменяется и наше физическое естество. Это ведет к болезням, перед которыми медицина бессильна. А сколь­ко таких случаев, когда люди обращаются в церковь слишком поздно? Когда уже трудно чем-либо им помочь, ведь исцеление — и духовное, и физическое — требует времени…

Как-то после службы услышал спор в группе палом­ников — интеллигентных молодых людей. Чувствова­лось, что они и в церкви не впервые, и читают кое-что из духовной литературы.

— А как раньше, например, Иоанн Кронштадтский умел быстро поднимать страждущих людей, даже со смертного одра? — вопрос был задан с некоторым упре­ком и даже усмешкой. — Что же вы, современные ба­тюшки, до этого уровня-то не дотягиваете?

— Знаете, мои дорогие, — пытаюсь ответить на их сомнения, — давайте говорить откровенно. Образование у многих современных священников намного слабее, чем у Иоанна Кронштадтского, оптинских старцев, мо­литвенников почаевских и других пастырей начала двад­цатого века. В безбожное время уничтожена большая часть духовного цвета нашего общества, не работали духовные семинарии, академии. К церковному служе­нию призывались мирские люди, которые еще только начинали свой путь к Богу. Я сам только на пятом де­сятке лет впервые пришел в церковь, а до того времени создавал военные ракеты. Вот и подумайте, мог ли я или мои сверстники приблизиться к молитвенной высоте наших славных предшественников?

Святой праведный Иоанн Кронштадтский помогал людям верующим, по крайней мере, понимающим, во что они верят, имеющим хотя бы элементарное пред­ставление о духовных проблемах. Сегодня ситуация изменилась не в лучшую сторону. Соответственно, изменилась и задача священника: сначала — научить, при­вести к Богу, познакомить с основами духовной жизни. И только потом вместе с больным просить Господа об исцелении наших немощей. Если Господу это будет угодно.

Как много времени требуется для этого…

 

Наверх>>>

 

 

ДУХОВНЫЕ РЕСУРСЫ ИСЦЕЛЕНИЯ

 

Бог не требует от больного подвигов телесных,

а только терпения со смирением и благодарения.

Прп. Амвросий Оптинский

 

 

ЖИТЬ В ПОЛНУЮ СИЛУ

Январский морозец провожал от Симферопольско­го вокзала московский поезд, которым я милостью Божией смог отправиться в столицу на международные Рождественские чтения. Дорога дальняя, есть время просмотреть и обдумать свое выступление на медицин­ской секции, почитать необходимую литературу.

Как правило, при столь длинной поездке звучат мно­гочисленные дорожные истории. Чаще всего они не не­сут в себе ничего важного — так, обычная дорожная бол­товня. Но порой слышишь незабываемые откровения, дышащие верой человеческой, жизненной мудростью. Так случилось и на этот раз. Во время чаепития разго­вор коснулся темы, которая не могла оставить меня рав­нодушным, хотя я всецело был занят подготовкой к пред­стоящему выступлению.

Соседка по купе Наталья, женщина средних лет, рас­сказала довольно необычную историю.

— Познакомилась я с нашим соседом по даче, инте­ресным, жизнерадостным мужчиной. Рассказывая о нем подруге, услышала ее вздох: «А ведь у Василия рак…» — «То есть — как?» — оторопела я. Ведь в тот вечер, когда мы познакомились, он от души веселился, имел вид вполне счастливого человека. «Конечно, держится он отлично, — скорбно вздохнула подруга, — да вот только чем всё это кончится… Рак он и есть рак!»

Замолчала наша попутчица, протянув руку к стака­ну чая. Мой интерес к ее рассказу был вполне понятен — ведь я и сам из той же «онкологической команды».

— Ну, и как же развивались события дальше? — под­талкиваю к разговору Наталью.

— А история этого Василия кончилась лучше неку­да. Точнее сказать, она и по сей день не закончилась. Живет себе Василий, регулярно ходит в церковь, посто­янно исповедуется, причащается — говорит, что только этим и существует. По-прежнему работает, растит свой сад-огород, любит порыбачить на зорьке. Который год теплыми вечерами мы с мужем слышим его весёлое: «Соседи! Идите к нам на шашлыки!»

— Так что, не было у него рака, — уточняет попутчик, офицер, любящий во всем точность, — ошиблись врачи?

— Вот и нет: был рак, — слышим в ответ, — и опера­цию ему сделали, и облучали «как положено», и не­сколько курсов химиотерапии прошел. Но ни слова жа­лобы не слышал никто от него за эти годы, только улыбнется и тихонечко, перекрестившись, «Господи, помилуй» прошепчет.

— Достойный мужик, — комментирует офицер.

— А самое главное, — продолжает Наталья, уже со­всем забыв про ужин, — верит мой сосед, что болезнь болезнью, а жить надо в полную силу; молиться Госпо­ду и жить в уверенности, что впереди Он дарует тебе еще многое.

Уже впоследствии, общаясь с компетентным врачом-онкологом, я услышал такую оценку:

— Скорее всего, вполне приличным своим самочув­ствием Василий на 90% обязан именно своему жизне­любию и привычке всегда верить в лучшее, а главное — своему бесстрашию перед болезнью.

Сожалел я, что мой собеседник в белом халате про­пустил веру в Бога, которая давала силы болящему Ва­силию. Но вернемся к рассказу Натальи.

— В свое время, — увлеченно продолжала она, — мне пришлось общаться с людьми, работавшими на Черно­быльской атомной станции, на ликвидации аварии.

— Это нам знакомо, — посерьезнел офицер.

— Так знаете, кто умирал первым? Те, кто боялся. Те, кто, получив, в общем-то, не такую уж страшную радиационную дозу, впадал в панику и отчаянье. А ря­дом продолжали жить люди, получившие в пять, а то и в десять раз большее количество рентген. Они просто не допускали мысли, что могут умереть. И — жили. Судмедэксперта Чернобыльской зоны Колю Белехова как-то раз, спустя лет семь после аварии, спросили: «Коля! О чем ты думал, когда остался практически один в эвакуированной Припяти? Ведь ты врач, ты знал, что дозы «шкалят» запредельные, что это — верная смерть?..» — «А я думал, что я — молодой и здоровый, что я даже вопреки очевидному, по милости Божьей, выживу!» — улыбался он. И живет этот судмедэксперт — работает и шестерых детей растит. Двое из ребятишек, кстати, после аварии родились. И все они, вопреки стра­хам и прогнозам врачей, вполне здоровы. А получил Николай Николаевич Белехов, по самым скромным под­счетам, в черные дни в Припяти около семи радиоак­тивных смертельных доз.

Чудо? Да! Только чудо это сотворили не эти люди сами по себе, а их вера и нескончаемая милость Божия.

Наверх>>>

СРЕДСТВА ОЧИЩЕНИЯ ДУШИ

 

Не бросайте крестов, крест дается на время,

Чтобы идолов в наших сердцах сокрушить.

Стрелы временных бед — это легкое бремя,

И начало прозренья души.

Священник Сергий Киселёв

 

Есть громадный пласт духовных средств, не осоз­нанный ещё до конца ни больными, ни врачами. Мы, священники, прикладываем свои усилия, чтобы боль­ные не забывали элементарные христианские правила. Да и врачи должны быть осведомлены о них.

Молитва должна постоянно быть с нами. Как ска­зал Апостол, «непрестанно молитесь»(1 Фес. 5; 17). Это не значит, что мы должны забросить все дела и не вставать с колен — нет. Но если мы будем радостно по­мнить о Боге, за всё его благодаря и во всех случаях об­ращаясь за помощью, — как же изменится наша жизнь! Молитвы в палате, в больничной церкви, а если хватает сил — то и в близлежащем храме. Очень хорошо как мож­но чаще читать Иисусову молитву: «Господи Иисусе Хри­сте, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго (грешную)». В приложении к этой книге собраны молитвы о выздоров­лении болящего.

А какую радость и утешение приносят святые ико­ны: лики Иисуса Христа, Божией Матери, Святых Угод­ников Божиих! Они должны непременно находиться рядом с вами в больнице.

«Стой перед иконой Спасителя, как перед Самим Господом Иисусом Христом, невидимо вездесущим… Стой перед иконой Божией Матери, как перед Самой Пресвятой Девой… ибо ощущение присутствия Господ­ня наводит на душу спасительный страх и вводит в нее спасительное чувство благоговения»[28].

Многие люди, воцерковляясь, едут в случае болез­ни к мощам святых людей, угодников Божиих. Зачем? Мощи — это бесценное сокровище, которое Господь да­ровал Своей Церкви. Для нас чудотворения через мощи святых утешительны и благодатны. Нетление тел свя­тых угодников Божиих (таких, как преподобный Алек­сандр Свирский) не может быть объяснено ни одной из естественных причин. Нередко от святых мощей исте­кает миро — особое благовонное масло. Порою доста­точно лишь однажды благоговейно, с верою приложить­ся к ним — и получишь облегчение в болезни или полное исцеление. Хорошо, если в больничной церкви находят­ся в ковчегах или в мощевиках частицы святых мощей, чтобы страждущие могли прикладываться к ним. Если этого нет, то стоит убедить ваших близких, что для вас необходима поездка к мощам, к чудотворным иконам, к святым источникам.

Особо хотелось бы сказать о кресте и крестном зна­мении. Господь совершил наше спасение Своею Крестною смертью, Крестом примирил нас с Богом, через Крест низвел на нас дары благодатные и благословения небесные.

Вспоминаю давнюю историю, которую рассказала Наталья Губа в газете «Начало»…

Из длинного больничного коридора раздался гром­кий крик:

— Мамочки, подъем — кормить детей!

Пораздавала медсестра новорожденных младенцев —

всем молодым мамашам, кроме Леночки.

— А мой-то где? — испугалась та.

— Не волнуйся, — успокоила медсестра, — с ним уже всё нормально, но пока он в реанимации.

— Как в реанимации?! — охнула Лена.

— Да ты что, не помнишь, какие у тебя были тя­желые роды? Удушье у малыша было. Скажи спасибо Людмиле Павловне, что откачала твоего дитятю…

Через некоторое время к Леночке подошла красивая молодая женщина в белоснежном халате.

— Меня зовут Людмила Павловна, я слежу за вашим малышом.

Волнение, благодарность доктору, слезы…

— Не надо плакать, — успокаивала доктор при оче­редной встрече. — Вы, наверное, хотите увидеть сына? Покормить его?

—  А разве это возможно?

—  Да, только снимите с себя все лишнее и наденьте чистое белье.

Через несколько минут сияющая Лена стояла перед реанимационной палатой.

— Уже переоделись? — спросила доктор, но заметила висевший на груди крестик. — Я же сказала, что надо снять все посторонние предметы.

— Нет у меня ничего лишнего.

— А крестик на шнурке?

— Это же крест. Его никогда не снимают, — смущен­но оправдывалась Лена.

— Я знаю только то, что Иисус — живой, Он — мой Спаситель, и никаких подтверждений этому не требу­ется. Снимите этот грязный шнурок, иначе в стериль­ную реанимацию вас не пущу.

Растерялась Лена. Где-то она уже это слышала:

— Иисус… Мой Бог…

Похоже на протестантскую проповедь. Да-да, так оно и есть. Вспомнила о разговорах мамочек на эту тему… Но тогда не придала этому никакого значения. А теперь все стало ясно: с крестиком её не пустят к ма­лышу.

— Пожалуйста, дайте мне одну минуточку, — попро­сила она доктора.

Вбежала в палату, о чем-то подумала. Потом сняла с себя крестик, поцеловала его и прикрепила булавкой к внутренней стороне больничной рубашки, рядом с сердцем, которое стучало в такт молитве: «Господи, прости меня…»

Благочестивые люди крестным знамением начина­ют всякое дело, заканчивают же благодарением Богу. Вспомните результаты операций, которые начинались с молитвы и крестного знамения, творимых врачами, сестрами и больными, — мы знаем об этом на примере работы святителя-хирурга Луки (Войно-Ясенецкого).

Есть и другие благочестивые обычаи применения святынь, особенно благодатные для больного. Кадить ладаном и окроплять святой водой дом и больничную палату. Ежедневно принимать крещенскую или взятую из храма с водосвятного молебна святую воду с просфо­рой. Помазывать больные места освященным маслом (елеем): из алтаря, со службы на литии, с соборования, от мощей, от чудотворных икон.

Не хотелось бы, чтобы всё сказанное мною воспри­нималось как набор неких рецептов для исцеления. Упа­си нас Бог от «магического» подхода к Таинствам и свя­тыням. Господь может подать через них помощь лишь по вере человека, когда тот полностью меняет свою жизнь, стараясь очистить её от греха.

Наверх>>>

ПОЧЕМУ МЫ НЕ УМЕЕМ ЛЮБИТЬ?

Если бы мы сознавали это (наши чувства перед лицом смерти), как бы мы относились друг к другу да и к себе самим? Если бы я знал, если бы вы знали, что человек, с которым вы разговариваете, может вот-вот умереть, и что звук вашего голоса, содержание ваших слов, ваши движения, ваше отношение к нему, ваши намерения станут последними, что он воспри­мет и унесет в вечность, — как внимательно, как заботливо, с какой любовью мы бы поступали!..

Антоний, митрополит Сурожский

 

Заканчивается в храме вечерняя служба. Тихонь­ко звучит с клироса голос сестрички, повторяющей восклицание Давида, шедшее из глубины его пламен­ного сердца:

«…Сердце мое и плоть моя возрадовастася о Бозе живе».

Нежные блики на иконах — от согревающих их лам­падок. Мерцают не догоревшие ещё свечи у иконоста­са. Замерла на коленях перед Распятием тяжело боля­щая юная Татьяна. Сердцем ощущаю этот тихий стон:

«Господи, Боже Сил, услыши молитву мою… при­зри на лице Христа Твоего…»

Это не мирское изнурительное желание исцелить­ся, мучающее душу (хотя и это, конечно, может звучать в исстрадавшемся сердечке). Это — молитва о родите­лях, это её горе об их постепенном удалении от Бога, тоска об их духовном разъединении. Казалось бы, неза­метно замирает видимая жизнь в Церкви, но это совсем не так. Идет время Исповеди, покаяния людей в своих грехах. Сокрушенно затих люд Божий, молится пред Господом о помиловании.

«Покаяние есть таинство, в котором исповедающий грехи свои… невидимо разрешается от грехов Са­мим Иисусом Христом»[29].

Исповедь особо важна для человека в недугах, ока­завшегося лицом к лицу с собственной жизнью и совес­тью. Она дает силы начать обуздывать свои страсти и греховные привычки. Сердечная боль покаяния бывает как бальзам на исстрадавшуюся душу…

В подготовительных молитвах к Причастию неза­метно пролетают остатки ночи, мало времени остается для сна…

Раннее утро… Божественная Литургия идет на од­ном дыхании. Человек, обладающий хотя бы небольшим молитвенным опытом, чаще всего не замечает устало­сти, не чувствует, как, казалось бы, длинны литургиче­ские молитвы, песнопения — он и не заметил, как «Отче наш» запел народ в храме.

«Святая святым!» — возвещает не священник — Сам Господь, предупреждая, что святые Тайны преподают­ся только достойным.

Наверное, многие люди часто ощущали при этих словах внутренний трепет: а достоин ли я?

«Причащение есть Таинство, в котором верую­щий… вкушает самаго Тела и Крови Христовой для веч­ной жизни»[30].

Отверзлись Царские врата:

«Со страхом Божиим и верою приступите», — в ру­ках священника Святая Чаша с истинным Телом Христо­вым и истинной Кровью Христовой.

На колени становятся все прихожане — пред ними Сам Господь!

«Верую, Господи, и исповедую, яко Ты ecu воистинну Христос, Сын Бога Живаго», — в одном ритме бьются сердца людей, в трепете склонившихся перед Господом.

«Молюся убо Тебе: помилуй мя, и прости ми прегре­шения моя, вольная и невольная, яже словом, яже де­лом, яже ведением и неведением и сподоби мя неосужденно причаститися Пречистых Твоих Таинств, во оставление грехов и в жизнь вечную».

У некоторых причастников на глазах слезы: прости мне, Господи, жизнь мою грешную!.. И стар и мал, сми­ренно сложив руки на груди, со страхом Божиим приближаются к Святой Чаше. В вечность смотрят глаза смертельно больной Танюши (даже в последние дни своей жизни она молится за любимых родителей)… Бес­новатую Елену силы сатанинские не подпускают к При­частию: она стонет, раскачивается, едва удерживаясь на ногах. Заботливый казачий офицер бережно под­держивает ее… Юную леди с губами, размалеванными невероятной помадой, пришлось деликатно, но твердо отстранить от Причастия. Как же хочется врагу рода человеческого осквернить Святые Дары чем угодно, ну, к примеру — этой ядовитой краской!

Действительно, в момент приближения человека к Богу начинается невидимая схватка, настоящий наш бой с реальной и злобной силой.

Господи, помоги выстоять!

Рассказ о Танечке продолжает наша добрая знако­мая, корреспондент газет «Начало» и «Таврида Право­славная» — Наталья Сыч из поселка Фрунзе, что в Сакском районе.

«Подъезжая к батюшкиному жилищу, мы узнали, что множество гостей, внуков к вечеру разъедутся.

— Останется только одно мое любимое чадо, — с грустью сказал наш священник, — Татьяна, которая приехала умирать в наш монастырь…

— ???

— Да, эта история не столько трагическая, сколько поучительная, — слышу в ответ.

И вот мы в уютном, гостеприимном и любимом нами доме. Слышен шум и гам играющей детворы…

За чаем все перезнакомились. Рядышком со мной сидела милая девушка.

— Татьяна, — представилась она.

Украдкой наблюдая за ней, пыталась уловить ка­кие-либо признаки смертельной болезни на ее прекрас­ном лице и — не находила их. Единственное, что броси­лось в глаза — на тарелке у нее отварная картошка и яблоки, хотя был накрыт рождественский праздничный стол. Откланявшись, Татьяна ушла в свою ком­нату, а матушка стала рассказывать нам ее историю…

Батюшка познакомился с их семьей, когда они при­ехали из Сибири в город Д.

Дмитрий, отец Танечки — человек деятельный: фер­мерство, цветы, «челночные» рейсы в Польшу. Появи­лись денежки — соответственно дом, машина, дача. Знал Дмитрий, что батюшка строит храм: он иногда заходил в церковь поставить свечку. На тот момент заминка вышла у священника: не на что было приобре­сти железобетонные блоки и несколько тонн цемента. Обратился он:

— А что, Дмитрий, давай вместе строить церковь!

 — Понимаешь, батюшка, — уклонился тот, — вот еще кое-какие дела завершу, несколько миллионов ско­лочу, тогда что-нибудь сообразим.

И отъехал себе домой. Крупной величиной посте­пенно становился Дмитрий: сделки заключал гранди­озные, полуостров купил себе на Днепре. Шикарные за­столья, фейерверки, гости со всех концов земли. А средь этого блеска нудный батюшка всё свое:

— На тебя, Дмитрий, вроде бы и приятно смотреть: достойный «трудоголик», нравится мне такой народ. Вот только сердцем своим вижу, что ты можешь по­гибнуть: казалось бы, крепко идешь по жизни, да только бег твой  —  в никуда.

— Всё вы мне, батюшка, — начинает гневаться Дмитрий, — черноту какую-то предсказываете.

Но как-то потихоньку начало у него всё рассыпать­ся. Визиты налоговой, «любознательность» милиции. Чтобы обезопасить себя, попытались переписать имущество с одного члена семьи на другого. Огромные сред­ства вложил Дмитрий в землю вместе с зарубежными компаньонами, а земля «вдруг» перестала родить. За долги забрали всё: дома, машины, трактора, катера, земли.

А самое страшное — любимая дочка Татьяна нача­ла серьезно болеть. Операция, а за ней другая только ускорили течение болезни, рак прогрессировал.

— Дмитрий, у тебя гибнет семья, — неоднократно начинал батюшка беседы.

— Не сыпьте мне перец на раны, — слышал один ответ.

А там и развод грянул. И преуспевавший человек постепенно стал, как бы это деликатней сказать, как беглый жулик: то одних надует, то других. Прятался от милиции, спутался с какой-то юной девицей и опять отцом стал.

Татьяне тем временем — третью операцию сдела­ли, состояние здоровья всё хуже. Отказалась она от дальнейшего лечения, чувствуя, очевидно, близкую кон­чину. Приехала умирать сюда, в монастырь, в надеж­де приложить свои тающие силы к молитве о мире в семье, о своих любимых папуле и мамочке… Понимая, что дни ее сочтены, торопилась очистить душу по­каянием.

Много беседовал с ней батюшка о смысле скорбей, посылаемых нам Богом. Всецело доверяла ему Таня, не жалко было ей себя, своей молодости, красоты, несбыв­шихся надежд. Она жалела только любимых ею отца, маму, сестру, она спешила — чтобы успеть своими мо­литвами сделать то, чего ей так хотелось!

Состояние её всё ухудшалось. Батюшка содрогнул­ся от ужаса, когда елеопомазывал Танины послеопера­ционные швы: все её тело было чудовищно раскромса­но, места живого не было!

Два дня, проведенные под одной крышей с мужест­венной христианкой на всю жизнь оставили след в душе. Этот пример явится для всех нас утешением в пере­несении скорбей на сложных жизненных перекрестках.

 Умерла Татьяна в полном сознании, отдавая послед­ние распоряжения: пригласить папу на похороны… Очень просила, чтобы любимый батюшка её отпевал. Когда люди входили в помещение, где стоял гроб, все ощущали необъяснимый цветочный запах, напоминающий фиалки. Как же красива была она в нежных кружевах на голове!.. Тихо шкптали пришедшие люди: «Да это же невеста Христова!» Дерзаем надеяться: воистину, невеста Христова, Татьяна, очистив сердце Любовью к Богу и ближним своим смиренным покаянием, теперь молится о нас в селениях праведных».

Упокой, Господи, душу приснопоминаемой рабы Божией — Татьяны!

Наверх>>>

ЦЕЛИТЕЛЬНАЯ СИЛА ТАИНСТВА СОБОРОВАНИЯ

Знаменитый старец Оптиной пустыни Амвросий Оптинский писал о том, что Таинство соборования мно­гих безнадежных больных воздвигало со одра; кроме того, оно очищает забытые и недоуменные грехи, и после положись на волю Божию.

Елеосвящение, соборование — одно из семи Таинств Православной Церкви, которое совершается над боль­ными. Смысл Таинства заключается в том, что елеосвя­щение обладает целительной силой, очищает больного от грехов, в которых тот не успел раскаяться или о кото­рых забыл.

Я замечал, что особенно благотворно Таинство Со­борования отражается на организме человека с роковым диагнозом «рак».

Ученики Господа молились над больными, пома­зывая их освященным маслом — елеем, который сим­волизирует милость Христову, соединенным с вином, напоминающим о Его Крови, пролитой на Кресте. Они призывали на болящего Божию благодать для исцеле­ния от душевных и телесных недугов.

В Соборном послании святого апостола Иакова го­ворится: «Злостраждет ли кто из вас, пусть молится. Весел ли кто, пусть поет псалмы. Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5; 13-15).

Соборованием Таинство Елеосвящения называется потому, что оно должно совершаться «собором» — се­мью священниками.

После каждого из семи чтений из апостольских по­сланий и Евангелия священник крестообразно помазы­вает больному лоб, щеки, грудь и руки, чтобы каждый раз на больном было семь крестов. В конце Таинства на голову больного возлагается раскрытое Евангелие. В это время читают окончательную молитву прощения, подоб­но Христу, исцеляя немощных возложением рук.

Благодать Божия, изливаемая в этом Таинстве, спо­собна совершенно исцелить от болезни или же дать об­легчение и силы, чтобы переносить ее благодушно.

Наверх>>>

ВОДА ТВОЯ ВЕЧНО ЖИВАЯ …

Живая вода, ты и в стужу теплая,

Живая вода роднит из Топлово,

Живая вода, ты даешь мне силы,

Живая вода от святой могилы.

Анатолий Кашка, г. Москва

 

Тихий вечерний ветерок бережно шевелит ковер цветущего разнотравья, воздух наполнен незабываемы­ми крымскими ароматами. Прямо на глазах открывают­ся лепестки ярко-желтого лунника, светящегося, как опускающееся к горизонту солнышко. Мир и молитвен­ная радость монастырского покоя, благоухание и живое дыхание Божией благодати…

Как жили угодники Божии в таких святых местах, как молились Искупителю, что оставили после себя?

Прежде всего, безграничную любовь к Господу и к ближ­ним своим. Там, где они молились, или на месте их зем­ной кончины возникали целебные источники. Эта святая вода давала людям исцеление, облегчение в страданиях. Примеров можно привести бесконечное множество.

В Топловском Свято-Параскевиевском монастыре несколько таких источников. Шелестит меж камней живительная струя чудотворного источника святой преподобномученицы Параскевы. Вдали, в горах, наполне­ны купели водой с источника Георгия Победоносца, а еще глубже в лесу — падает с отвесных скал в водоем маленький водопад из источника трех святителей.

Слепые люди в этих купелях прозревали, немые на­чинали говорить, отступали тяжкие недуги, с которыми не могла справиться медицина. Это происходило и много веков назад, это происходит и по сегодняшний день. Любой человек, приехавший в обитель со своими про­блемами, болезнями (как и автор этой книги), чувствует на себе благодать этих намоленных мест. После испо­веди и Святого Причастия, погружения с молитвами в животворящие воды, наливается силой наше, еще не­давно слабое тело, покидает нас душок скептицизма и маловерия. Приидите и видите!..

Странники, богомольцы, болящие возрождаются в чудодейственных водах, в молитвах и тепле христи­анской любви…

Но что же такое — вода? Химическую формулу ее — Н2О — мы знаем еще со школьных уроков химии. С дру­гой стороны, почему Господь постоянно использует именно это вещество? Откроем Книгу Бытия (первый день сотворения мира Богом):

«В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста <…> и Дух Божий носился над водою» (Быт. 1; 1, 2) — то есть вода была в основе сотворенной Богом земли.

«И сказал Бог (в пятый день сотворения мира): да произведет вода пресмыкающихся, душу живую…» (Быт. 1; 20) — здесь говорится об участии воды и возду­ха в творческом процессе, ведь именно в этих стихиях Творец определил жить и размножаться соответствую­щим родам животной жизни.

На поверхности земного шара воды гораздо боль­ше, чем суши, а человеческий организм состоит более чем на две трети из воды.

Святое Евангелие говорит, какое значение придавал Иисус Христос воде: «И свидетельствовал Иоанн, го­воря: <…> Пославший меня крестить в воде сказал мне…» (Ин. 1; 32, 33).

«И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, — и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь…» (Мф. 3; 16). Итак, Иису­сом Христом было показано крещение водою и Духом Святым.

Ученые Петербурга открыли новое, ранее не извест­ное науке свойство Слова Божьего — преобразовывать структуру воды, повышая её оптическую плотность в короткой ультрафиолетовой области спектра. Оптиче­ская плотность, по сравнению со своим исходным зна­чением до освящения, повышалась — то есть вода как бы различала смысл произносимых над ней молитв. Она насыщалась светом, и спектрограф фиксировал это явление.

Оптическая плотность воды, освящаемой крестным знамением, которое накладывает священник, повыша­ется почти в 2,5 раза! Заметим, что у священника паль­цы правой руки сложены для благословения так, что изображают первые буквы имени Христа.

Получается, что и вода, находящаяся в нас, узнает имя Иисуса Христа! Так ученые двадцать первого века постепенно подходят к подтверждению христианских основ нашей жизни.

Выявлены также уникальные бактерицидные свой­ства воды после ее освящения молитвой и крестным знамением. После прочтения молитвы «Отче наш» и осенения пробы воды крестным знамением количество вредных бактерий (кишечная палочка, золотистый ста­филококк) уменьшалось в сотни раз!

В других исследованиях подтверждается наличие своеобразной памяти, которой обладает водная среда. Загрязненная вода проходит очистительные сооружения, всевозможные отстойники, но как бы ни были они со­вершенны, мы не можем получить абсолютно чистую воду. Вода, загрязненная человеческими нечистотами, хотя и получает после очистки приличные физико-хи­мические свойства — не может считаться идеальной для нужд человеческого организма.

Дело в том, что её структура серьезно нарушена. Вода сохранила в своей «памяти» весь ужас грязи чело­веческой. Она несет в себе весь комплекс наших грехов. Разве это не страшно?

Говоря о чистоте человека, чистоте его души и тела, мы понимаем, что только покаянием пред Господом мож­но привести его в порядок.

Вода, соприкасаясь с нами, с нашей нечистотой, не­сет её далее. И мы продолжаем окунаться в неё и пить эти, невидимые нами, грязные потоки.

— Что за ужас! — воскликнет обыватель. — Выходит, нет нам спасения?

Но страхи эти напрасны. Ведь у человека есть испо­ведь, покаяние пред Господом, есть молитвы, крестное знамение, есть вера христианская — всё это, милостию Божией, изменяет воду. И она становится другой — чис­той, благодатной.

Потому-то и появляются в местах прославления свя­тых угодников Божиих святые целительные источники. Они рождались, насыщались Духом Святым, молитвен­ным духом наших подвижников, их верностью Христу даже до своей смерти.

Да дарует Господь всем нам надежду — получая ос­вящение всего нашего естества вечно живой водой, при­носящей нам силы, — достичь жизни вечной.

Наверх>>>

 

ЗАЧЕМ СДАВАТЬ ПОЛЕ БОЯ?

НЕ СТОИТ БЕЖАТЬ ОТ ЛЕЧЕНИЯ

Онкологические заболевания (несмотря на то, что по уровню смертности они стоят на третьем месте, что мно­гие серьёзные исследования говорят о благоприятном прогнозе для излечения многих форм) вызывают больше всего страхов, в том числе и у некоторых православных людей или же считающих себя таковыми.

Какой-то мистический ужас перед раком строится на незнании и вытекающих из него ошибочных утверж­дений:

якобы причина рака медицине вообще неизвест­на; якобы рак всегда сопровождается сильной болью и ведет к мучительной смерти; якобы больной не в состоя­нии помочь себе и облегчить свои страдания; якобы все способы лечения рака только ухудшают самочувствие и практически никогда не приносят улучшения.

Да уж, такая нафантазированная перспектива не может вызвать у человека ничего другого, кроме глубо­чайшего стресса. Стресс же, в свою очередь, ослабляет иммунную защиту организма, забирает жизненные си­лы, делает больного пассивным и равнодушным или, наоборот, издерганным неврастеником. Такое «поле боя» очень благоприятно для дальнейшего развития онко­логического заболевания — тут уж ему есть, где развер­нуться!.. И круг замыкается: о Боге думать некогда, тя­желейшая депрессия, вызванная мыслями о раке, практически без боя сдает в руки врага крепость — весь наш организм.

Именно фаталистическое отношение к заболеванию делает лечение менее успешным. Те, кто впадает в ужас при одной мысли о том, что можно заболеть раком, про­сто-напросто не могут принять диагноз врача и, как след­ствие, пренебрегают его рекомендациями. Другие дела­ют вид, будто проблема исчезнет, если они не будут обращать на нее никакого внимания. По данным обсле­дования, четверо больных из десяти больше трех меся­цев не обращались за медицинской помощью после того, как заметили у себя симптомы рака. Каждый пятый тя­нул больше года, а в течение этого времени рак распро­странялся. В таких случаях страх — самая большая пре­града на пути к выздоровлению.

Но, как мы видели на примере больного раба Божия Василия, диагноз «рак» вовсе не означает, что нужно срочно готовиться к боли и смерти.

Более 2 миллионов россиян, живущих и по сей день, практически были вылечены от рака — в том смысле, что у них нет каких-либо проявлений заболевания, по мень­шей мере, в течение пяти лет после его диагностирова­ния и лечения. Процент излечения сейчас составляет около 49% (тогда как в 1950г. был около 25%), что по­зволяет считать рак одним из излечимых хронических заболеваний. Многие больные, у которых сохраняется рак, могут вести сравнительно нормальный образ жиз­ни при лечении.

Кроме того, болевой синдром при раке наблюдает­ся только у трёх-четырёх человек из ста. Остальные, разумеется, тоже испытывают боль, но боль умеренную, терпимую. Мне рассказали об уходе из жизни пожило­го отца одной прихожанки. Неизлечимая в его случае болезнь привела его к воцерковлению, он причащался еженедельно. Состояние его было на удивление радост­ным; не испытывая болей, он не нуждался в наркоти­ках, только в последние три дня перед кончиной прини­мал таблетки анальгина…

Кроме страха боли и смерти у человека неизбежно возникают и другие вопросы: как я буду жить — такой больной? Как отнесется к моей болезни семья? Хватит ли денег на лечение? Смогу ли я работать? Что со мной будет, если работать не смогу? Что будет с моими деть­ми?.. И так далее.

Если вы погрузитесь в пучину этих вопросов, то утонете в страхе и отчаянии. Как же быть? Примите си­туацию такой, какова она есть на сегодняшний день. Вы больны, и это — очевидно, это свершившийся факт. Если вы не обратитесь вспять, к состоянию первого шока, не будете тратить силы на страхи, бесконечно задавая себе и окружающим вопросы: «За что это мне?», вы сэко­номите массу сил. Сил, которые потребуются вам на борьбу с болезнью. Все зависит от того, насколько вы готовы сами принять участие в собственном излечении. Ибо ни один врач не может помочь человеку, если он сам по-настоящему и всерьез не будет бороться за свое выздоровление.

Вспомните знаменитого штангиста Юрия Власова. Его позвоночник был искалечен настолько, что все вра­чи единогласно отказали ему в малейшей надежде на выздоровление. Приговор медиков был лаконичен: пол­ная неподвижность на всю оставшуюся жизнь. Кроме того, у Власова отказывало сердце, давление превыша­ло все разумные нормы. Помните, что было дальше? Юрий Власов не только выжил и начал ходить, он вер­нулся в большой спорт. И на все вопросы журналистов о том, как он сумел добиться этого, отвечал одно: «Я хотел жить!» Вспоминая те безбожные годы, пони­маем, почему наш уважаемый спортсмен не вспомнил перед прессой о воле Божьей.

Итак, вы решили лечиться?

Вам не придется бороться в одиночку: на вашей сто­роне будут врачи, те лекарства и медицинские средства, которые вы выберете, и помощь Божия не оставит вас. Но ответственность за то, что ждет вас в конце пути, за результаты этой борьбы должна лечь на ваши плечи.

Я уже говорил, что большинство заболевших, как правило, боятся предстоящего лечения в клинике — в операции, облучении, химиотерапии они видят угрозу более страшную, чем, пожалуй, само заболевание. Ко­нечно, приятного мало: от облучения выпадают воло­сы, появляются язвы на коже. От химиотерапии челове­ка постоянно тошнит, он едва стоит на ногах от слабости. А об операции и вообще говорить жутко: по родному живому телу скальпелем… Тут уж, как ни бравируй — страшно!!!

Однако побочные действия облучения и химиоте­рапии поддаются практически полному устранению. Те пациенты, которые сумеют комплексно и грамотно объе­динить классические методы с альтернативными, бук­вально обречены на выздоровление. Но отказ от пред­ложенного онкологом лечения приносит огромный, а иногда и непоправимый, вред. Вспомним, что неблаго­приятный исход болезни бывает большей частью тогда, когда с лечением сильно затянули. Порой судьбу боль­ного решают месяцы.

Итак, главное — помолившись, начать лечение. Что надо помнить при этом всегда?

Во-первых, что успех лечения во многом определя­ется вашей христианской верой, эмоциональным благо­получием.

Во-вторых, что несчастный и унылый человек вы­здоравливает гораздо медленнее уверенного в успехе оптимиста.

В-третьих, что организму человеческому Господь дал огромные ресурсы для исцеления. Ваша же задача — создать себе максимально благоприятные условия.

Если вы твердо приняли решение выздороветь, вам потребуются три главных человеческих качества, три составляющие вашего будущего успеха: христианская вера, терпение и сила воли.

Бог вам в помощь, мои родные болящие сотоварищи!

Наверх>>>

ЧТО ПОМОЖЕТ СПРАВИТЬСЯ С ПСИХОЛОГИЧЕСКИМИ ПРОБЛЕМАМИ

«Убивают, между прочим, и врачи от неведения болезни больного, прописывая ему вредные лекарства. Убивают и те, которые не хотят лечиться или лечить больного, коему необходима помощь врача. Убивают те, которые раздражают больного, для которого раздра­жение гибельно… и тем ускоряют его смерть. Убива­ют те, которые не подают в скором времени, по ску­пости или по другой недоброй причине, врачебного пособия больному…» — говорил св. прав. Иоанн Крон­штадтский.

В самой тяжкой ситуации человек не будет ощущать себя покинутым, если постарается ни на миг не забы­вать о Боге.

«Будучи больной, не понуждай себя через силу в цер­ковь, а лежи под одеялом, да твори Иисусову молит­ву», — вразумлял страждущих чад старец Афанасий Оптинский.

Святитель Феофан Затворник пояснял: «Однако же в те часы, в кои идет в церкви служба, лучше не ле­жать, а усесться на постели, прислонясь, если немощь одолевает, к стене, и так молиться умно и сердечно, с полным желанием и бодренностию духа».

Бодренность духа поддержит и тело — даст силы за­ботиться о нем: постоянно обеспечивать всеми необхо­димыми витаминами и минеральными веществами, рав­номерной физической нагрузкой.

Все мы ленивы — да, часто оправдываем себя тем, что недосуг, нет сил. Но поверьте — без постоянной на­грузки из тяжкой болезни не выбраться. Можно только раскиснуть, зачерстветь телом и душой. Гораздо полез­нее понуждать себя — так, как понуждаем к молитве ле­нивую душу. Нагрузка необходима также для улучше­ния обмена веществ в тканях. Чтобы снять физическое и эмоциональное напряжение, улучшить настроение, настроить организм на борьбу с болезнью — займитесь дыхательной гимнастикой, побольше гуляйте, любуй­тесь волнами, облаками на небе, цветами, зеленой ли­ствой деревьев, всем, что дарует нам Господь (конечно, всё это лучше делать с Иисусовой молитвой). Это даст необходимый заряд положительных эмоций и энергии. Есть ради чего стремиться к победе над своими греха­ми, над своим бессилием и доказать самому себе, что ты, по милости Божией, можешь жить здоровой и пол­ноценной жизнью.

Каждому человеку необходима поддержка родных и друзей. В любой болезни очень важно не замкнуться в себе, не озлобиться, а позволить близким людям помочь вам, принять активное участие в решении вашей пробле­мы. В то же время нельзя забывать, что они живые и ра­нимые люди и ваше заболевание для них — тоже стресс. При взаимном доверии и искренности они почувствуют себя вправе задавать любые вопросы о вашем самочув­ствии. Они услышат ваш спокойный благожелательный ответ. Их поддержка даст вам дополнительные силы и стимул в борьбе с недугом.

Общение с тяжко больным складывается из каких-то на первый взгляд незаметных, приятных мелочей, проявления внимания, заботы. Как много поводов есть, чтобы проявить свою любовь! «Один эпизод растрогал меня до слез. Я был приглашен пособоровать и причас­тить умирающего. Умирал от рака совсем еще неста­рый мужчина. Семья была простая, рабочая. Дело было перед Рождеством. Когда я зашел в его комнату, то увидел развешанные повсюду детские гирлянды, елоч­ные украшения и украшенную елку. Я знал, что у них никогда не было детей. Тогда его супруга сказала мне шепотом: «Вот решила его порадовать, все-таки Но­вый год «. Вскоре после причастия этот человек ото­шел ко Господу»[31].

Наверх>>>

ЕМУ УГОТОВАНО НЕ ТАК УЖ МНОГО ВРЕМЕНИ…

Думали ли вы, дорогие читатели, как можно наибо­лее точно охарактеризовать человека?

Весьма интересные мысли я обнаружил в книге Георгия Когонашвили «Свидетели верные».

— Можно ли о человеке, — спрашивает Георгий, — сказать одним словом? Наверное, это очень трудно и не всегда возможно.

Однако если говорить о протоиерее Владимире Карпеце, то к нему больше всего подошло бы слово — лю­бовь. С прекрасным понятием любви связано много про­изводных слов: доброта и ласковость, отзывчивость и сострадание, внимательность и забота.

О любви можно писать объемные научные трактаты. Но что же такое — любовь, с христианской точки зрения?

«Любовь христианская — влечение одного существа к другому для взаимного дополнения жизни», — говорит богословский энциклопедический словарь.

Вот об этом «дополнении» и стоит поговорить, вспо­миная нашего горячо всеми любимого батюшку Влади­мира. Он дополнял нашу жизнь своей неутомимостью в служении Богу и людям, он дополнял нашу жизнь сво­ей ярко выраженной жаждой Божественной любви, он дополнял нашу жизнь своими молитвами, своими люб­веобильными делами.

— Удивительно, но отца Владимира хватало на всех, — рассказывает священник Вячеслав Кулагин, — многие десятки встреч, с духовенством, с руководителями го­рода, учреждений, с мирянами, стекающимися к нему со всех концов света. Батюшки хватало и для бесед с учителями, с врачами, с воинами. Находил он время и на интернат, и на противотуберкулезный диспансер. Вспоминаю: как бы ни был он занят, если ему говорят — батюшка, пойти очень нужно, — он быстренько надевал на себя поручи, епитрахиль. Ответ был один: пошли, я готов.

Да, на всех, на всех хватало отца Владимира. Мы очень реально ощущали, что на нас изливается молит­венная любовь Божия, изливается на всех без исклю­чения.

— Вы знаете, когда он появился в Севастополе, — про­должил отец Вячеслав, — то был совершенно высохший, какой-то утонченный. Перемещался с такой подвижно­стью, ему была присуща какая-то особая, я бы сказал, виртуозная подвижность — так что, образно говоря, он напоминал «мощи», летающие по городу. У тех, кто ви­дел его, в сердце возникало ощущение, что он торопил­ся. Не суетился, не метался впустую — а именно торо­пился. Торопился успеть сделать все, к чему призвал его Бог, он боялся уйти от нас, не выполнив чего-то очень важного…

+ + +

Очевидно, молитвенная душа отца Владимира ощу­щала, что ему уготовано Всевышним не так уж много земных лет для службы людям.

Все ли мы исполняем завет: спешите делать добро? Когда думаешь об этом, невольно приходят на ум некоторые воспоминания о событиях восьмилетней давно­сти. Эти годы жизни отделяют меня от той Божествен­ной радости, которая дарована была мне, грешному, пос­ле автокатастрофы: ощутить в «том» мире свет Любви Божией. После выздоровления, работая в своей крым­ской келье над продолжением книги, я натолкнулся на удивительные строки в сочинениях архиепископа Сан-Францисского Иоанна (Шаховского).

Буквально за час до этого, во время прогулки по мо­настырским аллеям, я беседовал с паломниками из Кур­ска о том, надо ли спешить в этой жизни и для чего спе­шить, есть ли духовные причины для спешки.

— Какая суета сейчас в мире, — сокрушалась бабуш­ка тяжело болящей внучки, — люди бегут, ничего не за­мечая вокруг.

— В этом-то и заключается сила бесовского давле­ния на человечество, — подтверждаю ее беспокойство, — врагу рода человеческого важно нагнетать темп жизни, чтобы у человека в его бесконечном беге не осталось времени замечать трудности людей, помочь кому-то.

— Просто в ужас приходишь от этого водоворо­та, — горюет женщина, — спешка эта, наверное, мчит нас к концу света.

— Все это, конечно, напоминает падение человека, — отвечаю ей, — но только надо разобраться, что же нас толкает или же подвигает к спешке. Если мы мечемся в цепях ничтожных малых дел — из-за суетности личных желаний, то это очень напоминает скольжение в бездну.

После этой беседы, вернувшись за рабочий стол, я открыл книгу архиепископа Иоанна (Шаховского) в том месте, где он беседует о горячностях духа.

Слова этого великого молитвенника настолько пе­реплелись со слабо написанными ранее мною строками в книге «Между жизнью и смертью», точнее, обогати­ли, подтвердили их, что мне захотелось поделиться ими с читателями.

«Горе человека в том, что он постоянно торопит­ся, но торопится суетно, бесплодно <…> Вошла в мир дьявольская торопливость, поспешность. Тайну этой поспешности и торопливости открывает нам Слово Божие в 12-ой главе Апокалипсиса: «сошел диавол в сильной ярости, зная, что не много ему остается вре­мени » (Откр. 12; 12). Вот откуда <…> все более безу­держный бег людей и народов <… > Бедный человек! Все закованы в цепи малых, ничего не дающих дел, которые надо выполнить возможно скорее, <…> чтобы <…> начать ряд других, столь же ничтожных дел…»

Где же взять время на добро, пока ты живешь в теле? Ходи в свете, пока есть свет (см.: Ин. 12; 35).

  • «Оттого торопись делать добро, — продолжает архиепископ Иоанн, -<…> Быстрота раскаяния пос­ле какого бы то ни было греха — вот первая горячность, которую принесем к Богу.

• Быстрота прощения согрешившего брата <…>.

  • Быстрота отдачи ближним всего, что может их вывести из беды.
  • Умение быстро <…> послужить хоть малым каждому человеку, умение молиться за каждого…
  • Умение <…> противопоставить всякому выражению зла — добро, всякой тьме — свет Христов, вся­кой лжи — Истину.
  • И <…> горячность веры, любви и надежды на­шей, это — умение мгновенно вознести сердце и все ес­тество свое к Богу, предаваясь в Его волю, благодаря и славословя Его за всё»[32].

Как можно ещё более ярко и ёмко описать возмож­ность появления на небесах тех светящихся благодат­ных душ, возносящихся к Господу, которые было позво­лено увидеть мне, умирающему, недостойному человеку. Кто помнит жизнь нашего батюшки Владимира, навер­ное, с уверенностью может сказать, что она была ис­полнена этой горячности духа, о которой поведал архи­епископ Иоанн.

Как благодарен я Всевышнему, что нашлись такие слова у великого молитвенника владыки Иоанна о тех явлениях, которые я не смог описать столь убедительно!

Наверх>>>

СВЯТАЯ ГОРА АФОН — ГАВАНЬ СПАСЕНИЯ

Взбранный Нектарие, Эгинский чудотворче, при­носим ти прошения о болящих сродниках наших: изря­ден бо явился ecu целитель раковыя язвы и прочих не­дугов, сего ради едиными усты и единем сердцем воспеваем ти присно: Радуйся, Нектарие, Архиерею Божий.

Кондак 1-й акафиста святителю Нектарию

 

Говоря о наших возможностях борьбы с психологи­ческими проблемами, хочется вспомнить посещение Святой Горы Афон — спасительной гавани для всех страждущих.

Поздняя осень 2006 года. Приближаясь к восточно­му полуострову Греческой Халкидикии, мы медленно переваливаем через высокий хребет, с которого просмат­риваются необозримые просторы: ущелья, реки — тон­кие, как причудливые ниточки, синевато-фиолетовые горные озера. После многочисленных головокружи­тельных поворотов нашего автобуса вдали открывается Эгейское море. За туманною голубоватою завесой, под узорчатой каймой горизонта — воздушно-прозрачные скальные гряды, прижимающиеся к морской лазури. И там, в маревой дали, незаметными уступами вырисо­вывается силуэт величественной горы, уходящей вер­шиной в облака. Эта гора сияла, источая невообразимо красивый свет, ее вершину окружал чуть приметный голубой нимб.

Это и есть долгожданная Святая Гора Афонская — одно из тех редких мест, над которыми поднимается све­товой столп, связывающий Землю с Небом. В ней — сила Православия, полная милости и любви Богородицы.

На границе монастырских владений, поселения Уранополи, мы пересели на судно и тихо движемся по Сингитскому заливу Эгейского моря вдоль южного берега Афона. На голубом просторе вспыхивают цветущие бе­рега, напоминающие прихотливые корзины осенних цветов. Они как бы плавают в легкой морской зыби, от­ражая и зелень различных оттенков, и красноватые, с белыми переливами скалы, и караваны опаловых обла­ков, едва скользящих в прозрачной пелене неба… Берег становится всё более крутым, всё выше вздымаются зе­леные горы. Везде — внизу вдоль берега, и повыше на склонах, и совсем высоко в горах — утопают в зелени монастыри, скиты и келии с разноцветными маковками куполов. Всюду кресты, наши сияющие православные кресты, и тихие переливы колокольного звона… Самим Господом устроена эта красота и дана в удел Его Пре­чистой Матери для возделывания душ, которые в тру­дах и подвигах, борясь со всякого рода искушениями, стремятся исполнить предназначение человека на зем­ле — достичь святости.

У небольшого залива за Ксенофонтским монасты­рем наш паром поворачивает к берегу, украшенному величественными куполами монастыря Святого Панте­леимона, или, как его называют, «монастыря русских».

Идет неповторимая афонская служба. С клироса обители славят святого Димитрия, бывшего начальни­ком города в Фессалониках, открыто воспевавшего имя Христово и прободенного в темнице копьем. Мощи свя­того Димитрия Солунского, его святая глава по сегод­няшний день источают целебное и благовонное миро. И все это находится в главном соборе Салоник, остав­шихся позади, на территории Греции. С хоругвями, свечами был свершен крестный ход из собора в храм св. Еввулы, матери святого великомученика Пантелеимона.

Ранним утром выходим из собора после Литургии. Уже рассвело, нежно-голубое небо плавно сливается с безбрежным морем, ярким золотом горят купола мо­настырских церквей. Тишина во всей вселенной, толь­ко в лесных чащах радостно поют птицы — всякое дыха­ние и тварь хвалит своего Творца.

Над фасадом трапезной возвышается звонница, на которой размещается множество колоколов разных раз­меров — от громадного, наполняющего густым таин­ственным гулом афонские горы, до самых небольших, радующих нежным серебристым перезвоном. Воздух оживает и медленно колышется от властного и призыв­ного благовеста, что плывет меж деревьями все выше и выше в горы. А потом где-то тонет, и только отзвук оста­ется жить еще несколько мгновений. Легко и свободно этот колокольный звон несет к Богу все молитвы и сле­зы, которые приносят люди в храм Божий…

Незаметно пролетели мгновения счастливого пре­бывания в Святогорских монастырях, утвержденных молитвами святых, постом и слезами монахов…

Все дальше уходит паром от Афона. На остроконеч­ном пике Святой горы, будто флаг, сияет ослепительно белое облачко. С правой стороны тянутся крутые афон­ские берега, торжественно и неторопливо проходят перед глазами уже знакомые нам монастыри. Стоишь, очарованный, и чувствуешь, что нет сил оторвать взгляд от удивительной картины.

Всякий человек, посетивший эти места, пережива­ет незабываемое впечатление, которое бережно хранит всю жизнь. Уезжая, многие паломники, как и я, навер­ное, просили, чтобы Господь позволил, если Ему это будет угодно, прикоснуться ещё раз к сокровенной жиз­ни монашеской республики, единственной такой во всем мире — хранящей отсвет духовного рая.

Читая это, кто-то вздохнет: «А мне вот не пришлось прикоснуться к этой святой земле». Действительно, не каждый там побывал, однако мы должны понимать, что милостию Божией помощь этой благодатной земли ря­дом с нами. По нашей вере афонские подвижники не­престанно стоят в молитве перед Богом о нас, недостой­ных. Каждый может расположить в своем молитвенном уголке иконы святого великомученика и целителя Пан­телеимона, святого Нектария, митрополита Пентапольского, Эгинского чудотворца, святой мученицы Параске­вы. Может всем сердцем принять полные глубокого смысла слова старца Арсения Афонского: «Болезнь Ва­ша — великий дар Божий, денно и нощно за сие <…> хвалите и благодарите — спасена будет душа Ваша».

Каждый верующий человек имеет реальную молит­венную возможность прикоснуться к благодатной святогорской земле, освященной Богородицею. На каждо­го страждущего человека смотрят с икон очи святых целителей, слышащих слова наших молитв.

Наверх>>>

 

БОЛЕЗНЬ – К ЖИЗНИ ИЛИ К СМЕРТИ?

 

БЕСЕДЫ С ВРАЧОМ-СВЯЩЕННИКОМ

Поздняя крымская осень… Едва занимающийся холодный рассвет встретили мы на мокрых поворотах дороги, поднимающейся к Севастополю. Дворник на ло­бовом стекле деловито сметал дождевые брызги, сме­шанные с разноцветными листьями и грязными пото­ками от проезжавших машин. Но водитель, утомленный скользкой дорогой и «боевыми» иномарками, летящи­ми по ней, не унывает. Осень — в радость …

Приближаемся к больнице в северной части города. Мчимся в вестибюль сквозь расходившийся ливень. Навстречу по лестнице спускается группа врачей.

— Вячеслав Кулагин, — протягивает мне руку один из них, — местный руководитель.

Я улыбаюсь в ответ: уж очень не подходит казённое слово «руководитель» этому крепкому, ладно сложен­ному, добродушному человеку, плотно обтянутому ос­лепительно-белым халатом. Спокойное, слегка улыба­ющееся лицо, седая борода и, сквозь очки — добрые, лучащиеся глаза. Как же он мне (да и матушке Людми­ле тоже) вдруг напомнил (даже не пойму — чем) облик нашего святителя Луки, Крымского исповедника.

И вот мы в кабинете заведующего хирургическим отделением, которым и оказался «местный руководитель». Усадив нас на диван и извинившись, Вячеслав Кулагин удалился заканчивать утренний  обход.

Пока выдалась минутка, рассматриваем апартаменты. Впрочем, это слово здесь вряд ли уместно. Необычный кабинет скорее напоминает молитвенную келью: кругом в благодатном порядке висят  иконы. На стене — большая икона святителя Луки    (Войно-Ясенецкого), на шкафу — его чудесный   живописный портрет. Над рабочим столом    врача портрет царственных мучеников. За стеклянной дверцей шкафа мой любопытный взор увидел массу предметов, в которых, скорее всего, хранятся какие-то святыни. В немом удивлении переглянулись мы с матушкой Людмилой — вот так кабинет врача! В этой теплой обстановке не так ощущаешь скользкий холод осеннего утра. Симпатичными кажутся растущий перед окном мокрый кипарис, подрагивающий опадающими листьями  клен, заросли сирени, которой все нипочем. Бегут,  вьются струйками по стеклу капельки дождя,  отмеряя кому-то время его жизни…

Возвратившись после обхода, заведующий отделением Вячеслав Алексеевич после более подробного знакомства заводит разговор о болезнях в целом, о недугах человека, о его смерти. Разговор особенно важен для нас, поскольку в этой клинике лечился протоиерей Владимир Карпец.

— Необходимость православной  классификации и осмысления болезни всегда стояла перед медицинским сообществом, — говорит Вячеслав Алексеевич, — об этом мы много говорили с отцом Владимиром. То, что болезнью Господь подает свою милость людям – сегодня многим понятно, духовная суть болезней тоже, вроде, ясна.

— Так о какой же классификации, — уточняю я, — шла у вас речь?

— Вопрос о смерти человека не отличается большой новизной. О переходе человека в землю было сказано еще в Ветхом Завете: «Адаму же сказал: <…> со скорбью бу­дешь питаться <…> полевою травою; в поте лица твое­го будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3; 17-19). Конечно, нового ничего нет в том, что мы все из земли взяты и в землю возвратимся. Я же хочу вер­нуться к основе наших болезней. Их можно разделить на болезни к смерти, и напротив, совершенно не к смерти. А болезни к смерти имеют ещё более интересное деление.

— Да? И чем же оно интересно?

— Разделяются они так: бывает смерть моменталь­ная, а бывает длительная болезнь, тоже приводящая к смерти. Для православных христиан смерть моменталь­ная, внезапная — не лучший вариант. Печально, что че­ловек умер без подготовки, без покаяния, без Причастия.

— Настолько ли ужасна, — выражаю некоторое сомне­ние, — для верующего человека моментальная смерть? И вообще, о реальности и логичности смерти неодно­кратно говорится и в Новом Завете: «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом — смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нём все согрешили» (Рим. 5; 12).

— Да, современный человек представляет смерть, как некоторое неординарное событие. И весьма трудно че­ловеку осознать, — уверенно продолжает Кулагин, — что даже в моментальной смерти нужно видеть милость Божию, она есть везде. Милость Господня, я думаю, в том, что Он останавливает греховную жизнь на опре­делённом этапе, чтобы человек хоть как-то, но мог бы оправдаться перед Богом. Вот в этом и есть промысел Божий.

— Уважаемый Вячеслав Алексеевич, — не могу удер­жаться от вопроса, — у меня такое ощущение, что я го­ворю не с врачом, а, скорее, со священником?

— Вы, батюшка, в обоих вариантах не ошиблись, — улыбается заведующий отделением, — я одновременно и врач, и священник.

— Когда же вы приняли сан священства? — удивляет­ся матушка Людмила.

— Священник-то я совсем молодой, вроде бы даже младенец: 10 месяцев мне всего…

— Тяжело ли, — интересуется матушка, — совмещать эти два довольно ёмких занятия? Точнее, не просто за­нятия, а образа жизни.

— Вы понимаете, мне Господь всё дарует, — задум­чиво отвечает врач и священник. — Конечно, — смеет­ся, — ежели бы пару часов в сутки добавить, да еще пару дней в неделю, неплохо было бы. Но, если серьезно, то я вижу, что Господь дарует всё, и я, в общем-то, не могу сказать — тяжело мне или нет. Я не могу на это ответить. Все мои дела, которые у меня есть — они есть. Тут — ра­ботаю, оперирую, там — службы в субботы, воскресе­ния, праздничные дни. Уверен, что это всё Господне, Гос­подне — абсолютно всё.

— Дай вам Боже силы, батюшка, — произношу с ува­жением, и с некоторым удивлением. — Простите мою полную медицинскую неосведомленность, но можно ли продолжить разговор о конкретных заболеваниях, веду­щих к смерти?

— Однозначно говорить о таких заболеваниях весь­ма сложно, здесь можно говорить о заболеваниях онко­логических, хронических, гематологических, урологи­ческих и т.д. И тем не менее, смею утверждать, что эти заболевания нам нужны. Конечно, для тех людей, кто воцерковлен, кто имеет духовное понимание…

— Да, уж, — размышляю озадаченно, вспоминая при этом себя в роли больного, — как же людям об этом-то говорить?

— Да, да! — восклицает Вячеслав Алексеевич. — На то мы и пастыри. Кроме того, священнику необходимо иметь хоть какие-то медицинские знания.

— Всё же хотелось бы вернуться к другой стороне нашего разговора, — напоминаю о неоконченной бесе­де. — Что такое — болезнь «не к смерти»?

— Ну, «болезнь не к смерти», конечно, дана нам для нашего вразумления, вразумления сиюминутного, жи­тейского.

— Кажется, что вразумление житейское — это боль­ше подходит ко мне, — заявляю самокритично.

— Господь буквально дергает нас за руку, — продол­жает отец Вячеслав, — Он говорит нам: «Остановись, прислушайся!» Да… Тут уж только оглянуться нужно и бежать, бежать, ползти. Господь взывает: «Не можешь — Я тебя принесу к Себе, в Храм, ко Кресту».

— Был случай, — вспоминаю при этих словах, — что больной, лечившийся от алкогольной зависимости, го­ворил о бывшем ему видении: на его жизненной дороге временами оставались только следы Господа, потому что Господь нёс немощного человека на Своих руках…

— Да, — вздохнув, поддерживает батюшка, — взывает к нам Бог: и донесет, и на ноги поставит, и склонит тебя на коленочки. Ты только очищайся, очищайся. Готовь­ся! Потому что там, за гробом, будет намного тяжелее…

Вячеслав Кулагин замолчал, переживая, видно, судь­бы своих больных и прихожан. Потом продолжил:

— Вернемся к онкологическим болезням. Часто встречаешься с весьма тяжелыми случаями. Дело в том, что мы, славяне, достаточно эмоциональные люди, и я по своей врачебной практике знаю, как же тяжело гово­рить человеку о его диагнозе. Всегда мучительно решаешь для себя: сказать больному или повременить с раз­говором о сути его болезни. Однозначного ответа нет. Отец Сергий Филимонов из Петербурга предлагает го­ворить об этом чётко и категорично. Но я думаю, что для такого разговора надо хорошо знать человека, на­сколько он способен воспринять ситуацию. К сожале­нию, я был свидетелем того, как люди после подобных известий кончали жизнь самоубийством…

— Совсем недавно, — добавил я, — мне довелось по­знакомиться с книгой архимандрита Рафаила «Умение умирать». У него есть образное сравнение: человек в больнице прикован болезнью к постели, подобно тому как заключенный в тюрьме охраняется решетками, за­совами. Болезнь показывает ложь наших страстей и, как церковный колокол, ведет нас в вечность, зовет к Богу. И это драгоценное для человека время стремится отнять демон. Очень часто и врачи, и близкие люди больного скрывают опасность болезни, утешают несбыточными надеждами о скором выздоровлении. Эта ложь являет­ся предательством спасения человека, а авторы лжи ста­новятся духовными убийцами того, кого они любят.

Говорили мы и о том, что родные и близкие боятся напомнить о необходимости исповеди и Причастия. Вроде бы, решают они, страшновато позвать священни­ка — а вдруг больной догадается, что болезнь приняла серьезный оборот? И никто из участников этого обмана не хочет задуматься, что нераскаянные грехи мучают душу человека.

В Книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова, на­писано: «…И умершего не лишай милости» (Сир.7; 36). Эта милость важна не только для умерших, но и для живых, тяжело болящих людей. Наши молитвы о них, их личное покаяние, Причастие Святых Тайн, Таинство Соборования доставят им мир и спокойствие. Это все может подать больному неожиданное и для врачей, и для окружающих, исцеление его, или силы достойно, с по­корностью воле Божией встретить кончину.

— Да, абсолютно верно, — соглашается врач, — но этот путь реален и верен для верующего человека, с христи­анским опытом. А сегодня люди, как правило, невоцерковленные, слишком эмоциональные — они способны к неадекватному поступку. Родные и близкие вместе со священником должны, насколько возможно, максималь­но приблизить человека к вере. Понимаем, что путь этот нелегкий и не такой уж быстрый, но сила Божия, по нашим молитвам, безгранична.

— Странно устроено мышление современных лю­дей, — продолжаю тему, — они, лишая человека памяти о смерти, дают ему беззаботно, так сказать, «комфортно» умереть. На этой лжи рождается не менее опасное зло: при мучительной болезни, при ничтожно малом шансе выздоровления часто возникают страшные вопросы: может быть, мы должны прервать эти мучения, прекра­щая лечение, или вводя вещество, которое безболезнен­но убило бы тяжко страдающего больного?

— Ответ здесь однозначен: это нехристианский взгляд, — твердо отвечает врач-священник Вячеслав, — продолжать человеку жить на земле, или отойти в мир иной — может решить только Господь. Ни врач, ни близ­кие не имеют права на такое решение. Далее: усыпив больного, скажем, смертельной дозой наркотика, мы лишаем его последнего шанса — покаяния перед смер­тью, которое имел даже разбойник, пригвожденный к кресту рядом со Спасителем… Разговаривая с больным, врач должен предвидеть, как воспримет человек нелёг­кую весть, он обязан быть психологом. А самое глав­ное — чтобы сам врач был христианином. И тогда — как врач помолится, так Господь и управит, вразумит его, как вести себя с больным…

— То, что во врачебной деятельности, — продолжает доктор, — нет наших личных успехов или неудач, это я давно понял. Всё вокруг Божие, всё, буквально всё. Вот видите, икона святителя Луки — она рядом со мной сто­ит всегда. Я чувствую, как он моей рукой водит, и дер­заю считать его своим духовным наставником, небес­ным покровителем.

— И при этом, — опять вмешиваюсь в рассказ вра­ча, — зная веру святителя Луки, его молитву, мы помним, что и врачом он оставался, и операции делал. Операции сложнейшие, блистательные. Оперировал, понимая, что во всем — воля Божья. Знаете, как в этой присказке: Господь своей милостью дает нам орехи на дереве, од­нако колоть их и вкладывать нам в рот Он не будет. Вот так и святитель Лука: когда нужно было помочь челове­ку, он, засучив рукава, с молитвой делал это.

— Да, конечно, — грустно улыбнулся Вячеслав Кула­гин, — хирург должен выполнять свой профессиональ­ный долг. К сожалению, у хирургов умирают иногда больные, и у православных врачей — тоже. Почему это происходит? Святитель помог мне найти ответ на этот вопрос: Господь попускает погибнуть больному, прой­дя через трагическую болезнь, мучения. Не хочу затра­гивать сейчас эти события с точки зрения больного. Это отдельный вопрос. Господь, глядя на хирурга, приоста­навливает его гордыню, ведет его к смирению. В этом тоже воля Божья, это Его премудрость, посланная нам — обуздать человека в его профессиональной гордыне, в его уверенности, что он всё может. Вседержитель за­ставляет хирурга оглянуться, задуматься и прийти к Богу. Да, смерть пациента для нас весьма горькая пилюля. Трудно ведь сразу понять, смириться, что этого больно­го Господь забирает к Себе, а лечащего врача, профес­сионала Он облекает духовной мудростью и зрелостью…

Наверх>>>

ЭМОЦИИ БОЛЬНОГО И НАШИ РЕАКЦИИ НА НИХ

Большинство людей, пораженных онкологическим недугом, интуитивно чувствуют это, и даже если близ­кие не говорят о диагнозе, внутренне уверены, что их болезнь якобы неизлечима, поэтому начинают как бы «планировать» предполагаемую кончину.

Интересные исследования провел Мориц Роолингз, доктор медицинских наук из диагностического центра в американском штате Теннеси. Со свойственным ему юмором он утверждает, что в подобных случаях в пала­те у постели больного разыгрываются удивительные театральные представления. Больной и тот, кто его на­вещает, делают друг перед другом вид, что находятся в полном неведении и в очень осторожной беседе пытаются ввести один другого в заблуждение. Однако че­ловеку, особенно тяжело больному, так необходима откровенность и взаимопонимание близкого, которого он любит и уважает.

Доктор Элизабет Кюблер-Росс, исследовавшая про­блемы идущего к смерти человека, выделила пять пос­ледовательных фаз в эмоциях больного, ожидающего своей кончины.

Отрицание, неверие тому, о чем ему сообщили. Этот катастрофический глас неизбежности, «рока» человек отделяет от себя некоторой защитной стеной: «Со мной этого не должно случиться!», «Тут какая-то неточность!» «Диагноз ошибочен!» и т. д.

Возмущение наступает, когда больной, перебары­вая сокрушающий удар первого известия, переходит к реакции отрицания, сменяющейся чувством гнева, за­висти, обиды с вопросами: «Как же любящий Господь мог допустить такое?» В этой фазе больные люди труд­ноуправляемы, они, кажется, рассержены на мир, на лю­дей, и на самого Бога.

Сделка выражается в попытке «хорошо себя вес­ти» в надежде угодить или, если сказать несколько гру­бее — сторговаться с Богом. В этот период больной при­знает Бога, даже если никогда не делал этого раньше.

Депрессия. Когда уже невозможно отрицать своё тяжелое состояние, возмущение сменяется чувством непоправимой утраты своего места под солнцем, поте­ри самого себя. Среди пациентов люди твердой христи­анской убежденности принимали ощущение близости смерти с большим спокойствием, чем люди, живущие без веры.

Признание. После череды депрессий больной ожи­дает свою кончину с определенной степенью одобрения. В это время для него характерно уединение, понима­ние бессмысленности мирских проблем. Члены семьи начинают избегать обсуждения с ним как раз тех вопро­сов, которые ему необходимо глубже понять и к обсуж­дению которых он стремится: болезненна ли смерть? есть ли жизнь после смерти? как мне следует приготовиться к ней? могу ли я быть спокоен?

Интересен и поучителен рассказ об этом митропо­лита Антония Сурожского, мудрость его христианского подхода к тяжелейшей болезни матери, угасавшей в те­чение трёх лет от рака. После безуспешной операции доктор сообщил сыну печальную новость, будучи уве­рен, что женщине об этом никто ничего не скажет.

Последовал поразительный ответ митрополита Антония:

— Конечно, скажу.

Состоялся серьезный разговор двух любящих лю­дей, после которого мать, помолчав, сказала:

— Значит, я умру.

Ответ был:

— Да.

«…Мы остались вместе в полном молчании, обща­ясь без слов, — рассказывал владыка Антоний. — Мы сто­яли перед лицом чего-то, что вошло в жизнь и всё в ней перевернуло. Это не был призрак, это не было зло, ужас. Это было нечто окончательное, что нам предстояло встретить, еще не зная, чем оно окажется. Мы оста­вались вместе и молча так долго, как того требовали наши чувства. А затем жизнь пошла дальше.

…В результате этого случились две вещи <…> Ни в какой момент моя мать или я сам не были замурова­ны в ложь, не должны были играть <…> не пришлось притворяться, будто жизнь побеждает, будто смерть, болезнь отступает. <…> Наши отношения были глубоки и истинны, в них не было лжи, и поэтому они могли вместить всю правду до глубины.

…Потому что смерть стояла рядом, могла прий­ти в любой миг, и тогда поздно будет что-либо испра­вить, — всё должно было в любой миг выражать как можно совершеннее благоговение и любовь, которыми были полны наши отношения. Только смерть может наполнить величием и смыслом всё, что кажется как будто мелким и незначительным…

Достоевский, рассуждая в «Братьях Карамазовых» об аде, говорит, что ад молено выразить двумя слова­ми: «Слишком поздно!» Поздно произнести слова, ко­торые можно было сказать, поздно сделать движение, которое могло выразить наши отношения»[33].

Наверх>>>

ЧУДО ВЕРЫ

Как сложно и неповторимо развивается у каждого человека христианская вера. Основа её лежит, прежде всего, в воспитании. Велико счастье малыша, если он с первых дней своей жизни попал в мир верующей семьи. Если с момента крещения он постоянно причащался Даров Христовых, а душа малыша слышала церковные песнопения, находясь в благодатном мире Божием.

Страшный богоборческий двадцатый век тяжелым катком прошел по Руси православной, по нашим семь­ям, по всем нам. Семья моя не была исключением: отец- ракетный конструктор, мама — педагог. О вере христо­вой, о вечности в нашей семье никогда не говорилось, мои родители были честными советскими тружени­ками, они пытались строить «светлое будущее», при­думанное апологетами воинствующего материализма. В доме был мир, хорошие отношения, но — ни слова о Боге, о Церкви.

Проходили годы, многое менялось на наших глазах. На пятом десятке лет я принял крещение, стал постоян­ным прихожанином в Днепропетровском Свято -Троиц­ком соборе, получил благословение читать и петь на клиросе. С легким удивлением воспринимали эти из­вестия мои родители — они считали это очередным временным увлечением своего сына. И вот к их велико­му изумлению (да и моему тоже) я стал священником. Потребовалось много терпения, понимания этих людей, изувеченных безбожным обществом. При встречах ста­рался затрагивать темы веры, Бога. В первое время ощу­щал упорное сопротивление со стороны родителей, ка­кую-то внутреннюю отгороженность, иногда разговор переходил в раздраженную перепалку.

Наверное, как каждый новоначальный я слишком ретиво вступал в споры (а точнее сказать — в ссоры), ста­раясь доказать истины Православия. Причем, глубин этих истин, как «первоклассник», конечно, и сам-то не знал. В частности, не знал я тогда важной молитвы, ве­дущей к спокойному христианскому общению:

«Господи научи правильно, просто, разумно обра­щаться со всеми домашними и окружающими меня, старшими, равными и младшими, чтобы мне никого не огорчить, но всем содействовать ко благу» (из молитв Оптинских старцев).

К сожалению, и огорчал неразумно, и не мог пра­вильно содействовать нашему благу. Простите меня, мои родители, ныне усопшие, но такие мне близкие. Про­стите…

И тем не менее, постепенно происходили изменения: при внешней кажущейся закрытости отца и матери я стал ощущать интерес к моим рассказам о службах, о делах церковного прихода, о строительстве новой церкви.

Высочайшее для меня счастье — это день маминого крещения, её первого осознанного шага к Богу! Начал­ся постепенный процесс её воцерковления, появился интерес к чтению духовной литературы. Как серьезно готовилась она к исповедям, к Таинству Причастия. Она как бы спешила познать то, чего лишена была всю свою жизнь.

Несколько позже мне стал понятен ускоренный темп её духовной жизни: ухудшилось состояние здоровья. Медицинские исследования выявили диагноз — онкологическое заболевание кишечника. Пришла тяжкая пора лечения: химиотерапия, облучение, операция. И при этом, может быть, самое главное — мама укрепля­лась в вере. Поразительно: несмотря на серьезные про­блемы со здоровьем, ухудшение самочувствия, — хрис­тианское мировоззрение мамы крепло буквально на глазах. Мы все ощущали, как тщательно старалась она очистить свою душу от всего лишнего. Менялся даже её характер — она становилась гораздо спокойнее, день за днем уходила раздражительность, мучавшая её ранее (и это — при физических страданиях). Действительно, болезнь эта была дана для очищения души.

Длительное время она мечтала о венчании с моим папой. Он не был воинствующим атеистом, но, вместе с тем, и движения к христианству пока не проявлялось: слушал наши беседы с мамой сдержанно, слегка замы­каясь в себе. А на постоянные её просьбы о венчании ничего не отвечал. Махнув рукой, улыбался снисходи­тельно: мол, не выдумывай, нам и так хорошо.

Пришло время, когда мамочка уже не могла под­ниматься, каждое её перемещение происходило только с нашей помощью. Смотрит она на нас грустными, лю­бящими глазами и, буквально извиняясь, просит:

— Вы уж не обижайтесь, скоро уже я вас не буду мучить.

И постоянные просьбы:

— Сыночек, если тебе не трудно, причасти меня.

Мы все понимали, что дни её сочтены, и после моего разговора с папой, где я сказал, что он может доставить бесконечную радость умирающей жене, он согласился на венчание. Если бы вы видели ее глаза, когда она узнала об этом: они буквально засветились от счастья!

Поскольку везти маму в церковь уже не было ника­кой возможности, постарались устроить всё дома — мак­симально красиво и торжественно: подготовили неболь­шой иконостас, аналой перед её кроватью, так как я понимал, что это единственное место, где она может выдержать довольно долгую службу.

И тут произошло чудо, поразившее всех близких. Мама попросила подготовить её самое красивое розо­вое платье и, с помощью поддерживающей её матушки Людмилы, оделась, а затем с великим трудом, но само­стоятельно причесалась, надела красивый белый кружев­ной платок. Взяв под руку своего любимого мужа, с за­жжённой свечой в руке, медленно поднялась пред иконостасом, замерев пред ним — такая неповторимо красивая…

«Благословен Бог наш, — началось богослужение, — всегда, ныне и присно и во веки веков…»

Во время венчания я внимательно следил за состоя­нием мамы, неоднократно предлагая ей присесть на кро­вать.

— Нет, — сияли её глаза, устремленные в бесконеч­ность, к иконам, — мне так хорошо, я не устала.

«Обручается раба Божия Радмира рабу Божию Ге­оргию во имя Отца и Сына и Святаго Духа».

Мы все знали, что перед нами тяжело болящий, не­движимый, лежачий человек, но милость Божия, ду­ховная радость оказались сильнее смертельной болезни.

«Господи Боже наш, — восклицаю, поднимая руки свои к небу, — славою и честию венчай я!»

Какая же красивая пара стояла передо мной: торже­ственный, подтянутый седой мужчина, мой родной па­почка, а под руку с ним цветущая женщина с сияющим счастливым лицом.

«Положил ecи на главах их венцы…»

Замерев, слушают Евангелие. И окончательная молитва:

«Отец и Сын и Святый Дух, Всесвятая и Едино­сущная, и Живоначалъная Троица… да сподобит вас и обещанных благ восприятия, молитвами Святыя Бого­родицы, и всех Святых».

Вот когда я воочию увидел, к каким «обещанным благам восприятия» шла моя любимая мама. Она уже видела эти блага на небесах, она сердцем своим дыша­ла словами молитвы: «…восприими венцы их в Царствии Твоем». Именно в Царство Божие в тот миг уже летела её душа — в неповторимо прекрасный, восхитительный мир неземного совершенства, Вечной Пасхи Нетленной.

На этой необыкновенной высоте блаженства отошла её душа к Господу, она сделала всё, что может сотво­рить земной человек, готовясь к встрече с Господом. За время мучительных дней болезни она прошла такой сложный духовный путь, на который у некоторых лю­дей не хватает и всей жизни.

+ + +

Много может сочинить в своих фантазиях неверу­ющий человек, описывая свои прогнозы о смерти, как о конечной точке бытия. Святое Евангелие об этом сказа­ло вполне доходчиво и ясно. Кроме того, Господь очень часто давал людям свидетельства о жизни вечной, о пути в бесконечное Царство Небесное. Я получил эти свиде­тельства после тяжкой автокатастрофы, соприкоснув­шись, по милости Божией, с тонкой гранью бытия меж­ду жизнью и смертью. Душа, освобождаясь от больной изломанной плоти, уходила в прекрасный бестелесный мир, пронизанный светом — жизнью.

По воле Божьей происходили мои встречи с душа­ми усопших людей, и одна из них — с моей усопшей ма­мочкой. После тяжкой болезни на земле и её твердого пути к Богу я увидел её душу в сиянии, которое не вы­разить земными словами. Она ощущала все, что проис­ходило со мною, глаза любящей матери излучали немую скорбь о тех муках, которые я претерпел и о тех, кото­рые мне предстояло ещё вынести. Однако не услышал я от мамы ни одного слова о страданиях, которые так при­вычны на земле. Она скорбела обо мне, она поддержи­вала меня в будущих испытаниях и, вместе с тем, она находилась — да, рискну об этом сказать, в отблеске ве­ликого света за свое долготерпение в недугах земных.

Наверх>>>

ВОЛЯ К ЖИЗНИ. ЕСЛИ ВАМ ПРЕДСТОИТ ОПЕРАЦИЯ

Не расстраивайтесь по этому поводу, ведь если вра­чи предлагают операцию, значит, ваш прогноз не так уж  плох, ведь опухоль можно удалить. Оценивая ваше об­щее состояние, врач уверен, что вы справитесь с опера­цией, что это — надежный путь к выздоровлению.

Безнадежные опухоли так и называются — «неопе­рабельные», с ними бороться намного сложнее (хотя тоже возможно).

Однако, даже согласившись на операцию, многие продолжают терзаться страхами. Конечно, волнение понять можно — ни один человек, а особенно больной, не может выключить свои чувства, но он может владеть ими. Надо настроиться на то, что мы не имеем права позволять страху брать верх, парализовать силы.

Надо понять, что если мы настроены негативно, если ожидаем, что случится самое худшее, мысленно гото­вим себя к несчастью, к различным неразрешимым про­блемам, то, конечно же, все глубже и глубже погружа­емся в депрессию и страдания. И естественно, получаем то, чего ожидаем! Законы психологии работают четко: мы всегда получаем то, что закладываем в свое созна­ние.

Мы мучаем себя и ближних страхом и ожиданием неизбежных осложнений? Будут осложнения! Уверены в милости Божьей и в Его силе? Будет победа над бо­лезнью! Особо ощутимая, действенная помощь прихо­дит к нам, когда молитвы читаются в святых, благодат­ных местах.

Так не легче ли победить депрессию и «запрограм­мировать» удачу, чем начинать заранее страдать и моде­лировать трагедию?..

— Со святым утром, — приветствую седовласого по­жилого мужчину, поселяясь в палате онкологического центра.

Ответная реакция не радует.

— А чего это оно — святое? — сосед с удивлением под­нимает на меня карие глаза.

— Потому что Господь нам его подарил, — пытаюсь нащупать верный тон разговора.

— Ничего себе, подарочек: в онкодиспансере маять­ся! — голос страдающего человека едва не звенит от воз­мущения. Немного поостыв, он добавляет. — А звать меня Армен Маникович.

Знакомимся понемногу. Передо мной — интеллигент­ный человек, с гордостью говорящий о своем армянском происхождении. Глядя на мой священнический подряс­ник, он с духовным расположением добавляет:

— Мы, армяне, тоже православные христиане.

— Слава Богу, — радуюсь в ответ, — вместе с едино­верцем не страшно и в онкологии помаяться.

Завязалась спокойная беседа о вере, о милости Бо­жией, которую мы не всегда можем понять. Этот тяже­ло болящий 75-летний человек прожил очень интерес­ную, трудную жизнь. Он сохранил ясность мышления, четкую память, благородную речь образованного чело­века…

Но как-то глубокой ночью меня разбудила громкая ругань. Сначала я даже не поверил, что грубые, непри­стойные слова, которые неприлично не то что писать, а просто вспоминать, произносит мой сосед по палате — тот самый интеллигентный старик, с которым я имел счастье познакомиться. Как же злобно давит нас враг рода человеческого, если в минуты тяжкого страдания человек обращается не к своему Творцу, а призывает вражью силу!

Вздохнув, тихим голосом читаю молитвы: «Госпо­ди, помоги, помилуй, спаси и сохрани разум! Господи, помилуй нас, грешных!» Я молился достаточно тихо и уверен, что не разбудил моего соседа: неловко было так поступить с тяжело больным пожилым человеком. Он продолжал находиться в своем тяжелом, полуобмо­рочном сне, однако ругань его постепенно затихала. Он стонал, охал, ворочаясь на больничной постели, но, с помощью Божией, матерщина, наконец, прекратилась. Какова же сила молитвенного слова!

С какими словами, мыслями и настроением мы го­товимся к предстоящей операции? От этого будет во многом зависеть её исход. Замечательно, если настрой будет христианским (именно христианство несет заряд оптимизма). Важно настроить близких на мысли о том, что вы непременно вскоре поправитесь, вам предстоит приниматься за любимые дела, по которым вы так со­скучились.

Побеседуйте с врачом, расспросите об операции, о её объеме, возможных осложнениях. Тогда вы сможете грамотно следить за своим состоянием. Распределяйте каждый свой день так, чтобы у вас не было свободного времени для пессимистического настроения.

Многие православные в такой ситуации стараются найти в себе силы искренне благодарить Господа за то, что получили время задуматься о своей душе. Ведь именно в эти дни появляется возможность спокойно разобраться в прожитом, в ошибках и успехах, все взве­сить, обдумать, всех простить и у всех попросить про­щения.

Достаточно вспомнить, сколько доброго нам сдела­ли близкие и, порой, какой неблагодарностью мы им отвечали, сколько боли причиняли самым родным и любимым людям, сколь часто от наших слов, словно от ударов, сжимались их сердца. Эту боль мы не имеем права оставить без раскаяния.

Наша болезнь — некоторая передышка перед новым, творчески полноценным периодом в жизни. Будет ли он счастливым — зависит от нас. Опытные врачи советуют почаще думать о радости, которую предстоит испытать, когда по милости Божией, преодолев все трудности, пройдя через тяжелые испытания, мы победим болезнь. Не только востановленное здоровье будет наградой, но и сознание того, сколь щедро Бог дал нам сил — не от­ступить, не поддаться в панике болезни, но прорваться через её тернии — к жизни!

Наверх>>>

ЕСЛИ В СЕМЬЕ БОЛЬНОЙ…

 

Равную награду получает больной,

и кто служит ему…

Св. Пимен Многоболезненный

 

Понимаю, как тяжело тем, кому довелось быть ря­дом с онкологическим больным. Но, родные мои, от ва­шей самоотверженности, терпения, любви зависит не только выздоровление, но, быть может, и спасение че­ловека. Надеюсь, мои нехитрые рекомендации, многие из которых взяты из личного опыта, помогут вам.

Больному, как воздух, нужна молитва, но если он молиться не привык — он может не решиться начать. Помогите ему — помолитесь вместе. Это может оказать­ся более утешительным, чем десятки слов. «За компа­нию» всегда веселее делать также физические упраж­нения, выполнять многие предписания врача.

Ваш больной подсознательно ждёт (хотя может и не показать этого), что вы будете поддерживать его веру в положительный исход лечения. Потому очень полезно каждое утро вместе определить, что предстоит сделать за день для улучшения его состояния, а вечером подве­сти итоги. Не стоит смущаться, если результаты пока невелики, главное — очередной шаг был сделан!

Не давайте человеку озлобляться и обижаться на весь мир. Постарайтесь в беседе с ним коснуться физиологи­ческих и духовных предпосылок его болезни. Это помо­жет понять, что болезнь появилась не без его участия, а следовательно, и в ее лечении ему, с помощью Божи­ей, придется сыграть активную роль.

Говорить ли правду о болезни? Вопрос непростой. Если больной стремится знать правду, готов бороться за свое здоровье, то правдивая информация мобилизует его силы. Если же он не готов к этому, следует сделать акцент на тех деталях, о которых говорил ему врач, объяснив, что подобным страдают многие, что в этом нет ничего страшного, и мобилизовать его силы на борь­бу с конкретными симптомами заболевания.

Помогите родному человеку быть терпеливым в ожидании результатов лечения. Постоянно напоминай­те ему о перспективах лечения. Обращайте внимание даже на незначительные улучшения в состоянии здоро­вья, которые Господь сейчас дарует ему (а что же будет дальше!). Повторяйте, что победа с помощью Божией непременно придет.

Обычно онкологическому больному нужна строгая диета — вернее, питание по схеме, назначенной врачом. Естественно, что ему и в соблюдении христианского поста нужны серьезные послабления — посоветуйтесь об этом со священником, исходя из рекомендаций вра­чей и состояния больного.

Очень часто на этой стадии люди страдают синдромом ненужности, начинают считать себя обузой для всех. Как важно умело дать понять, что их помощь в дальнейшей жизни очень нужна окружающим. Кстати, отличный способ помочь себе — это начать помогать дру­гим, здесь и сейчас. Когда человек болен, ему порой кажется, что все вокруг должны что-то для него делать, а ему болезнь дает право быть эгоистом. На самом же деле, чем больше человек отдает, тем больше получает. Поэтому нужно всячески переключать внимание боль­ного на ближних, нуждающихся в его посильной помо­щи, что заставит его меньше концентрироваться на не­гативных мыслях и ощущениях. При этом он не только получит еще больше любви и заботы взамен, но и сам испытает большую радость.

Используйте в качестве лечебного средства творче­скую деятельность, музыку, цвет, поэзию, смех. Это кон­центрирует и переключает внимание. Главное, чтобы человек получал от своих занятий удовольствие, радость.

Как часто и долго надо общаться с больными? Здесь, как и везде, нужна рассудительность. Есть тяжкие боль­ные (после операции, изнуренные, с переутомленной нервной системой и т. п.), которые тяготятся посещени­ем и страдают, когда к ним обращаются с разговорами, даже с вопросами. Поэтому, прежде чем посетить боля­щего, нужно узнать от врача или его близких — будет ли ему приятно такое посещение.

Посещай болящих, да посетит Бог тебя…

Наверх>>>

«СПИТЕ И НЕ ЗНАЕТЕ, ЧТО МНЕ НАДО ПРИЧАСТИТЬСЯ…»

Вернусь к рассказу о духовном пути моего папы. Я уже упомянул, что он был талантливым инженером, конструктором ракетных систем, чрезвычайно добрым и отзывчивым человеком. Повторюсь, что в нашей совет­ской семье никогда не было разговоров о Боге, а уж если говорить о вере, то нам всеми силами вкладывали веру в «светлое будущее». Напомню, что в начале духовного возрождения (точнее — духовного рождения) мамочки мой папа по-прежнему очень был сдержан в разговорах о вере, о церкви. И, тем не менее, его добрая, отзыв­чивая душа все более приближалась к нам, к нашим проблемам, которые приходилось решать в церковном приходе.

Светлая голова изобретателя и его умелые руки не могли быть без дела. И, будучи на пенсии, он начал по­степенно включаться в хозяйственные проблемы храма. Принял участие в подготовке технического проекта по капитальной реконструкции старого здания, чтобы переоборудовать его в красивый храм. А вопросов, и весьма сложных, вставало немало. Но реконструкция состоялась, в районном центре вознеслась новая колокольня. Сделано это с помощью Божией руками прихо­жан, в числе которых был и наш вчерашний ракетный конструктор.

Построить храм — дело прекрасное, но то, что на богослужениях в этой церкви часто стал появляться её строитель, наполняло мое сердце тихой радостью. Я понимал, что мой папочка и о вере-то ничего не знал, но видно было, что с удовольствием тихонько стоял в сторонке, рассматривая новые настенные росписи, ико­ны, слушая церковные песнопения. Наблюдения опыт­ного конструкторского глаза рождали конкретные идеи: как можно удачнее перепрофилировать алтарь, рекон­струировать иконостас. Или вдруг увидел решение, как сделать вверху алтаря объемную надпись «Христос воскресе» с внутренней подсветкой. И это были не просто маниловские идеи — появлялась грамотная чертежная документация, которая затем его же руками претворя­лась в реальность.

Начал он понемногу кое-что читать из духовной литературы; с большим трудом, но все же удавалось иногда затрагивать в разговорах мысли об исповеди, о причастии. Каждый священник понимает, как бережно нужно готовить человека к первой исповеди… Безгра­ничным было мое счастье, когда отец, одетый как нико­гда нарядно, заставил себя подойти к исповеди, а затем — торжественный, сосредоточенный, смиренно сложив на груди руки, подходил к Чаше с Причастием. Сдержан­но, как у него всегда это было принято, он отвечал на дальнейшие приветствия домашних. Но было заметно, что отвечает он с видимым удовольствием — глаза его светились счастьем. Со временем причастия стали по­вторяться, конечно, не так часто, как хотелось бы, но было вполне очевидно, что человек поворачивается к Богу. Высказав свою оценку («не так часто»), я сму­тился: а можем ли мы судить о частоте причащения какого-либо человека — ведь это вопрос глубоко личный!

Сравнивая сложный, неторопливый процесс духов­ного взросления отца с быстрым воцерковлением ма­мочки, еще раз убеждаюсь, что эти пути совершенно индивидуальны, так как люди всегда различны по ха­рактеру, темпераменту, образу мышления. Ведь к Богу строем не идут, и пути каждой личности, скорость ду­ховного развития не влияют на итоги, на конечные ре­зультаты жизни человека.

Вскоре мне пришлось воочию убедиться в этом. После ухода мамы в мир иной отец остался совсем один — мы с матушкой Людмилой перебрались в Топловский монастырь за полтысячи километров. Постепен­но удалось убедить отца переехать к нам. Жил он своей жизнью, в своём темпе, помогая по хозяйству своими умелыми руками. К причастию подходил нечасто, но с основательностью. Нам с матушкой Людмилой было совершенно понятно, что мы не вправе менять этот ритм его жизни.

Годы брали своё, и отец начал заметно сдавать. Вра­чи не видели в нем серьёзных болезней, объясняя, что на определенном этапе просто начинает затухать жизнедеятельность организма. Одним словом, наступает старость… Медики успокаивали, что процесс этот не­избежен, предотвратить его на земле ещё никто не мо­жет — мы и сами это видели и понимали. Мы непрес­танно молились о любимом человеке, который с каждым днем угасал буквально на наших глазах, и монастыр­ские сестры поддерживали нас. Мы благодарны Госпо­ду за радость забот о папочке, за то, что смогли оказы­вать ему духовную и телесную помощь.

Состояние его, буквально высохшего, было настоль­ко серьёзно, что он уже не мог самостоятельно вставать, взгляд постепенно утрачивал осмысленность. Положе­ние осложнялось тем, что постоянно ухудшающаяся речь стала совершенно невнятной. По неразборчивым звукам, какому-то мычанию мы с большим трудом мог­ли, хоть отчасти, догадаться, о чем он просит. И вот в такой критической ситуации произошли события, которые можно расценить только как чудо.

В одну из многочисленных бессонных ночей матуш­ка Людмила подошла к умирающему папе, чтобы сде­лать все необходимое для недвижимого человека — и замерла в удивлении. Папа, глядя на нее ясными, пони­мающими глазами, вполне внятно и четко сказал:

— Ну вот, спите, мои родные, и не слышите, что мне нужно причаститься!

— Папочка, — взволнованно спросила матушка, ста­раясь удостовериться в реальности услышанного, — ты что, хочешь, чтобы к тебе пришел священник, испове­дал тебя и причастил?

— Конечно же, — услышала Людмила ясный ответ, — ты же всё знаешь!

Матушка немедленно подняла меня. Пока я готовил всё необходимое, читал молитвы, она побежала к иеро­монаху Савватию, который ночевал в эту ночь в мона­стыре. На ходу облачаясь, в комнате появился отец Савватий, начал исповедовать папу, задавая вопросы. Мы видели, как состояние его начало резко ухудшаться, но исповедь была совершенно осмысленной, хотя папа го­ворил с трудом:

— Про-сти-те… вас… про-щаю…

Слава Богу, что мгновенно глянув друг другу в гла­за, мы с иеромонахом поняли: идет реальный процесс покаяния человека. И на вопрос, хочет ли он прича­ститься, отец утвердительно наклонил голову и ясно от­ветил:

— Да!

Монах поднес к устам умирающего лжицу со Свя­тыми Дарами. И вдруг папа поднял руки, будто сопро­тивляясь чему-то, потом начал отмахиваться — неужели от Причастия?!

— Папочка, — взволновано обратилась к нему матуш­ка Людмила, — ты что, не хочешь причащаться?

— Хо-чу, — с большим трудом двигались его губы.

— А руками, — допытывались мы, — почему размахи­ваешь?

— Да смотрите, — медленно, но уверенно отвечал папа, — всё лезут, лезут, мешаются.

Ведь это он видел натиск сил бесовских — с ужасом поняли мы.

— Не волнуйся, дедуля, — ласково успокаивал его иеромонах Савватий, — мы с твоим сыночком молимся, воюем с ними.

— Не хочу к ним, — просил он, — хочу с вами.

Вскоре успокоился папочка, со счастливым выраже­нием глаз принял Причастие и через некоторое время мирно отошел ко Господу.

По благословению игуменьи обители тело моего любимого папочки предали земле на кладбище Свято-Параскевиевского монастыря. Где только не покоятся останки усопших друзей — моих и моего отца: и на за­брошенных кладбищах, и испепеленные страшными катастрофами ракетных стартов, и под полуразрушен­ными гробницами без святых крестов, ожидающие мо­литв своих близких.

— Какое же это счастье, — воскликнул я как-то в кру­гу наших ветеранов, ракетчиков, — что папочка похоро­нен здесь, в святой обители!

— ?!! — увидел немое удивление друзей, — о каком же счастье можно говорить в этой ситуации?

— Кому и где быть похороненным, — отвечаю, — в этом воля Божья, его попущение. Ни в одном месте нет пол­ной уверенности, что о людях, похороненных там, по­стоянно молятся. А на монастырском кладбище, мы уве­рены: во все века, доколе будет жива обитель, постоянно будут идти заупокойные молитвы о погребенных там рабах Божиих.

Упокой, Господи, души усопших раб Твоих, здесь ле­жащих и повсюду православных!

Наверх>>>

БОГ ВАС НЕ ОСТАВИТ

Я уже упоминал об одной поучительной истории, которую рассказал мне Виктор, бывший алкоголик, па­циент реабилитационного центра, ныне уже социальный работник — волонтер, помощник врачей.

«Раб Божий Н., попав в сложную жизненную ситу­ацию, как многие из нас, начал пить. Допрыгался он до белой горячки, до «галюников», был на волосок от смер­ти — побывал даже в реанимации.

Изо всех сил желая спастись, попал он в наш реа­билитационный наркологический центр. Есть в мето­дике нашего центра так называемая групповая психо­терапия, когда ребята и девушки — алкоголики и наркоманы — собираются для откровенных бесед о своих проблемах, чувствах».

— Знаете, — широко улыбнулся мой рассказчик, — я на себе убедился, как же помогло мне совместное пере­живание проблем, деятельное сочувствие друг к другу.

«И вот начал посещать эти встречи своих собрать­ев и мой подопечный Н. Идет беседа. Один из собесед­ников встает и очень тихо рассказывает христианскую притчу:

— Как-то раз одному человеку приснился сон. Ему снилось, будто он идёт песчаным берегом, а рядом с ним — Господь. На небе мелькали картины из его жиз­ни, и после каждой из них он замечал на песке две це­почки следов: одну — от его ног, другую — от ног Госпо­да. Когда перед ним промелькнула последняя картина, он оглянулся на следы на песке. И увидел, что часто вдоль его жизненного пути тянулась лишь одна цепоч­ка следов. Заметил он также, что это были самые тяжёлые и несчастные времена в его жизни, когда у него не было сил жить… Он сильно опечалился и стал спрашивать Господа: «Не Ты ли говорил мне: если по­следую путём Твоим, Ты не оставишь меня. Но я заме­тил, что в самые трудные, чёрные времена моей жиз­ни лишь одна цепочка следов тянулась по песку. Почему же Ты покидал меня, когда я больше всего нуждался в Тебе? » Господь отвечал: «Моё милое, милое дитя. Я люблю тебя и никогда тебя не покину. Когда были в твоей жизни горе и испытания, лишь одна цепочка следов тянулась по дороге. Потому что в те времена Я нёс тебя на руках «.

Рассказ этот произвел на моего приятеля Н. неиз­гладимое впечатление.

— Я заплакал, — признался он, — и с тех пор что-то не хочется мне пить… Стыдно перед Господом, кото­рому и так тяжело — ну-ка, вынеси нас всех, безнадеж­ных, на руках. А Он не бросает, несет…

Именно после этого у моего друга Н. начала появ­ляться вера в Бога. И она вылечила его. Впрочем, не­удивительно это: мы знаем сотни людей, которые вы­жили и живут сейчас благодаря своей вере».

Уже перед самым завершением своей книги я имел счастье познакомиться с председателем Межнациональ­ного Союза писателей Крыма Леонидом Панасенко, писателем-фантастом. Вообще говоря, к фантастике в це­лом Православие относится весьма сдержанно. С одной стороны, это понятно — вычурные фантазии этого жан­ра нередко уводят читателя в дебри очень далёкие не только от христианства, но и от нравственности. С дру­гой стороны, иногда случается, что и камни, как го­ворится, вопиют — и среди экзотических сюжетных по­воротов вдруг забьется православное сердце славянина.

Я приведу некоторые мысли и цитаты из фантасти­ческого рассказа «Спасите наши Души!», рассказыва­ющего о гибели «Титаника».

Молодая пара пребывает на огромном корабле в сча­стье и неге. Звучит тихая молитва, как вздох уходящего в сон человека:

— Господи… Сделай так, чтобы это длилось вечно! Разбей, пожалуйста, этот корабль о коралловые рифы и дай нам кусочек рая!

И вслед за этими словами — раздался стук в дверь:

— Мы терпим бедствие, надеть спасательные жиле­ты, и — на палубу, к шлюпкам!

За бортом — ледяная вода, колючий ветер бросает по волнам их ненадежный челн, кажется, над всем ви­тает устрашающее слово «айсберг»:

— Господи, — зашептал он, — Ты все перепутал. Где остров, где коралловые рифы?! Там ледяная вода, там смерть. Разве о том я просил Тебя?

Лодка качнулась — и оба влюблённых обожжены ле­дяной водой. Он поднял очи к небу и зашептал горячо, исступленно, истово:

— Спаси нас, Господи! Сжалься над нами! Спаси хотя бы ее.

Волны заливали лицо. Плача от ужаса, он гневно крикнул небу:

— Не слышишь?! Где же Ты?!

— Посмотри на себя, человек. Тонешь, взываешь ко Мне — и сквернословишь.

Голос был тихий, бесконечно усталый. Господь — сухонький Старичок — стоял над ними, по колени в оке­анской зыби.

— Ты все взываешь и взыскуешь, сын Мой, — обра­тился Бог к оторопевшему герою. — Напрасно. Я не по­мощник тебе в твоей беде.

— Почему, Господи? Ты же всемогущий. Что Тебе стоит?

Бог грустно улыбнулся:

— Нынче все изменилось. Никто ни во что не верит. Ни в Меня, ни в свет, ни в тьму, ни в себя. Христа вы снова предали и во второй раз убили.

— Что же нам делать?

— Спасайте себя сами, дети Мои. Спасайте свои души — и Я приду, вернусь. А теперь Мне пора.

Объяли страдальца холод и тоска:

— Ведь я не верил! Обращался, обещал всё на све­те — и не верил. Так, на всякий случай произносил ни­чего не значащие слова, считая их молитвой… Что мы наделали! И кто, если не Он, спасет теперь меня и воз­любленную мою, всех нас?!

Бог стал медленно подниматься, придерживаясь за путеводный лучик, то и дело теряя и с трудом находя опору.

Человеку стало больно и страшно. Забыв о близкой своей гибели, он мысленно из последних сил помогал Господу Богу своему: подставлял плечо, поддерживал, а там, где ступени небесной лестницы подгнили и обло­мились, не гнушался подставить вместо них свои ладо­ни. И чем больше он старался, тем сильнее — совершен­но неизвестно почему — налегал на своё весло правый гребец шлюпки, и нос её уходил влево, туда, где барах­тались в воде и во тьме еще не видимые со шлюпки гиб­нущие люди…

+ + +

Не спешите, мои православные друзья, искать в этом повествовании канонические недочеты. Они очевидны, я и не стараюсь в своем пересказе как-то их завуалиро­вать. Но ведь фантастический рассказ — не учебник бо­гословия. Гораздо важнее ощутить внутренние христи­анские движения героя…

Какие мгновенные результаты он получал по сво­им молитвам? Молитвам разным — и о продолжении беспечной неги, и о спасении жизни. Какой же различ­ный отклик был на эти молитвы!

А разве вы не узнаете в этой истории наш с вами «гнев» на небо, когда не всё так гладко получается, как ты просишь? И разве не подтверждает рассказ тот не­преложный факт, что помощь Божия всегда соответству­ет нашей вере?

А не удивительно, как именно герой пытается помочь Богу? Без всякой гордыни, но жертвенно и самозабвенно.

Забудь своё, делай всё, чтобы сердцем помочь Госпо­ду — и нос шлюпки вечного спасения повернет к тебе!..

Так ли просто нам начать молиться — пусть даже и в критический момент нашей жизни? Казалось бы, возьми в церкви православный молитвослов и — начинай! Но…

Пришел как-то к Серафиму Саровскому молодой послушник и сказал ему:

— Батюшка! Трудно мне читать акафисты и каноны, ещё труднее даётся Евангелие. Не понимаю я, что в этих книгах написано, больно мудрёно всё!

И старец Серафим, улыбаясь, ответил:

— А ты, радость моя, не задумывайся, что там напи­сано: просто читай с терпением — и всё. Ты-то, может, и не понимаешь, зато бесы прекрасно понимают и уж так стремятся прочь от того, кто святые книги читает, так стремятся… А ведь тебе только этого и нужно…

Рассказ этот вовсе не о том, что молитва сама по себе имеет некое «магическое» значение вне зависимости от нашего понимания. Нет! Он напоминает нам: усилия, которые мы стремимся делать над собой, многого сто­ят. Они приводят нас к живой вере, отгоняющей от нас всякую нечисть.

Вот и вы, родные мои, борясь со своими недугами, попробуйте для начала последовать немудреному сове­ту Серафима Саровского. Не смущайтесь своего незна­ния, и, открыв приложение этой книги, начинайте чи­тать ежедневно эти молитвы. И если поначалу многого не поймёте — не беда. Кому надо, поймут, и кому долж­но, услышат!

Наверх>>>

 

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ДЛЯ ЖИЗНИ ВЕЧНОЙ

 

 

Лишь об одном прошу успеть сказать,

С последним выдохом, собрав остатки силы,

К Тебе с надеждой устремив глаза,

Успеть промолвить: Господи, помилуй!

Юрий Сергеев

 

 

«ДОКТОР, Я УМРУ?!.»

Рано или поздно все мы встаем перед тревожной, а для кого-то удручающей реальностью перехода в мир иной. Но для смертельно больного человека, которому по земным меркам ещё жить бы да жить, — вопрос этот приобретает особую остроту.

Как долог путь, пройденный с онкологическим гру­зом; были на этом пути и утешения, но больше — беско­нечные страдания! Что наиболее сильно запечатлелось в сердце? От этого зависит, как мы воспримем наш (воз­можно, уже близкий) переход в мир иной.

И хотя об этом почти не говорят вслух, хотя в глубине души хочется утешить себя, что вроде не так уж всё плохо и опасно — приходит момент, когда обманы­вать себя больше невозможно. Тогда человек ощущает свое состояние совершенно безошибочно, что бы ни го­ворили врачи, родственники и друзья. Всем сердцем он чувствует, как медленно выходит из него жизнь, как очевидно приближение смерти. Признаюсь, что не раз и мне самому приходилось это ощущать.

Сколько эмоций проносится в наших сердцах при мысли о смерти! Кризис, в котором при этом оказывается человек, требует разрешения. Как же важно осознать неизбежность перехода твоей души к абсолютно непри­вычному образу жизни, а если точнее — перехода в аб­солютно другую жизнь.

Зачастую в эти минуты не все люди воспринимают «…смерть как решающий момент, когда окончится время делания на земле, и, значит, надо торопиться; надо спешить совершить на земле все, что в наших си­лах. А целью жизни <…> было — стать той подлинной личностью, какой мы были задуманы Богом, в меру сил приблизиться к тому, что апостол Павел называет пол­нотой роста Христова, стать — возможно совершен­нее — неискаженным образом Божиим»[34]. Так писал мит­рополит Антоний Сурожский.

Бывает, нужен неожиданный, порой даже невероят­ный в такой ситуации толчок, чтобы подвести человека к осознанию, что ему предстоит не банально «сыграть в ящик», а прикоснуться к чему-то великому.

Никогда не забуду диалог в одной из клиник.

— Доктор, я умру?! — скорбно, не то вопрошая, не то утверждая, обращается смертельно больной человек к своему лечащему врачу.

Я был поражен, какой дивный ответ дал доктор стра­дальцу.

— Конечно, умрешь, мой дорогой, — лицо врача оза­рилось теплой улыбкой, — и ты умрешь, и я, и наш сан­техник Степан, и главврач клиники. Мы все отойдем ко Господу. Бессмертия еще никто не достиг.

Что-то неуловимо изменилось при этих словах в ли­це больного. Казалось бы, какие уж тут шутки на краю могилы! Однако улыбка никому еще не помешала. Она напомнила умирающему: он — не один, это путь всех людей.

Мне кажется, вообще о смерти можно и нужно говорить и с шуткой, и, вместе с тем, серьезно. Ведь готовиться к приходу этой неизбежности мы должны постоянно. Но в жизни разговоры о смерти чаще всего начинаются только в тот момент, когда вдруг у нас об­наруживается онкологическое заболевание.

«Большинство людей нашего века очень мало зна­ют о смерти, о том, как происходит умирание и что будет после него. О смерти не думают. Это может показаться странным, так как смерть — самое важ­ное событие в жизни человека, и ничего более опреде­ленного и более окончательного ни с кем из нас случить­ся не может. Это ясно всем, и все же, во время нашей жизни почти все мы <…> о смерти не думаем или, может быть, правильнее сказать, только стараемся не думать, потому что где-то в глубине всегда есть ощу­щение неизбежного и смутная тревога.

Мысль о смерти трудная и неприятная, вот и ста­раемся не думать. Мы всегда заняты, день заполнен; нужно позаботиться о будущем, чего-то добиться, в чем-то успеть, что-то закончить. И вдруг — смерть. Сразу приходит конец всем нашим планам и надеждам. Это иногда кажется странным, непонятным и даже нелогичным. Как же так? Я ведь еще не успел сделать то, что было нужно, и вдруг такое?»[35]

Древние христиане напоминали друг другу о смер­ти словами: имей память смертную. В молитвах, кото­рые как драгоценное наследие передал нам Иоанн Зла­тоуст, есть строки, где мы просим Бога дать нам память смертную…

О чем говорят нам глаза умирающего человека: о тяжкой болезни, медленно пожирающей страдальца? Но глаза больного смотрят не на тело, которое мучает­ся, не на лекарства, которые, возможно, помогут. Глаза его обращены за пределы нашего мира, мира видимого. Они уже проникают в мир иной, отделенный от нас тон­кой непроницаемой стеной. И в эти мгновения умира­ющий человек находится как бы в двух мирах. Он слы­шит голоса близких людей, уже ушедших в вечность.

Глаза умирающего человека нередко обретают глу­бину и ясность при этом взгляде вдаль, где ему видится что-то великое.

Это бездна, это бесконечность …

« “Помни час смертный и вовек не согрешишь”, — взы­вает к нам святая наша мать — Церковь. «Вовек не со­грешишь!» Слышишь ли, что говорит она? Забыли мы об этом для всех неизбежном часе: и во что же грехами своими обратили весь окружающий нас мир? Забыли думать о смерти; но она не забыла о нас и с силой ужа­сающей всё больше и яростнее, день ото дня, час от часу всё безжалостнее вырывает она из рядов живых свои намеченные жертвы: война, голод, болезни, землетрясе­ния, страшные и внезапные наводнения; общественные и семейные раздоры, доходящие до кровопролитий, в ко­торых сыновья поднимают руку на отцов и матерей, брат на брата, мужья на жен, жены на мужей; меж­доусобная брань, в которой общественные отбросы и увлеченная богоборным учением обезумевшая молодежь в ослеплении восстают на власть предержащую и на всех, кто живёт по заповедями Божьим, а не по стихиям мира <…> Наступают, по видимому, времена, о кото­рых верные христиане предупреждены грозным словом Св. Писания, что “до узд конских будет кровь тогда” и “если бы не сократились дни те ради избранных, то не было бы спасения никакой плоти”»[36].

Наверх>>>

ОТКУДА НАШИ СТРАХИ?

Любого, самого разудалого человека страшит то, что с ним может произойти что-то неизвестное, независи­мо от его желания. Вот небольшой пример.

В красивом холле комфортабельной виллы распо­ложилась группа жизнерадостных, энергичных людей. Обычный добродушный разговор преуспевающих при­ятелей. Бизнес, деловые контакты, мужская дружба, интересные путешествия, виндсерфинг, дайвцентры и т. д. — легкая беседа обо всем на фоне приятной тихой музыки.

И вдруг этот светский разговор непредсказуемо принимает иное направление.

А что, друзья, — держа в руке бокал с шампан­ским, тихонько, как бы сам с собой, говорит серьезный лидер торгового бизнеса. — Знаете, ведь придет минута, когда нам с вами придется умирать… Иной раз наедине с собой задумываюсь — готов ли я к этому?

О чем тут думать, Сергей! — моментально реаги­рует энергичный, спортивного вида молодой мужчина. — К чему готовиться? Придет наше время — умрем, и все.

И, тем не менее, каждого, даже неверующего чело­века посещают подобные беспокойные мысли — в раз­личных, порой неожиданных ситуациях.

А если это не абсолютный конец, как уверяют ма­териалисты? — поддержал размышления друзей Юрий. Владелец крупных мебельных предприятий, магазинов, он всегда сохранял способность в любых ситуациях мыслить широко, с размахом. — Если наше будущее за­висит от того, какими мы стали к моменту, когда при­дется перешагнуть смертный порог?

— Верующим людям проще и понятнее, — со знани­ем дела комментирует Андрей. Друзья обычно прислу­шиваются к нему, когда заходят разговоры о Боге, о вере, ведь отец у него священник. — Христианство учит, что человек имеет не только тело, но и душу. При умирании душа исходит из тела и продолжает жить в новых усло­виях. Эти условия зависят от множества поступков, со­вершённых нами в жизни. От того, каковы эти поступ­ки в общем жизненном итоге, и зависит решение Бога на Страшном Суде. По большому счету, друзья, если каждый спросит себя: готов ли я предстать сию минуту пред лицом Творца? — наверное, многие из нас скажут: нет!!! Вот отсюда и наши страхи.

Такие, далеко не производственные, не коммерче­ские проблемы обсуждали наши друзья из делового мира на дружеской вечеринке. Слава Богу!..

Очень интересные мысли о проблемах жизни и смер­ти высказал архимандрит Рафаил. Для человека, дале­кого от веры, эта трактовка весьма необычна.

«Наша жизнь похожа на сновидение, а смерть — на пробуждение. Проснулся человек, и все, что было во сне, осталось во власти минувшей ночи. То, что он считал жизнью, на самом деле было умиранием, а то, что он считал смертью, оказалось жизнью. Он считал жиз­нью исполнение похотей и страстей своего тела, но они бесследно прошли, как порыв бури. Пять чувств были лишь пятью щелями в темнице, сквозь которые он раз­личал одни неясные тени, но смерть закрыла их, как закрывают ставни в доме, а само тело оказалось тру­пом, который он носил на себе»[37].

В болезни, хоть и самой легкой, на память часто приходит смерть — это голос совести, голос Божий в нас, чтобы мы могли испытать свою душу.

Действительно, когда человек задумывается о смыс­ле смерти, у него начинает меняться отношение к миру, к самой жизни. И если раньше его смутно тревожила мысль, что цель жизни — могила, пустота, не имеющая конца и края, то теперь постепенно приходит понима­ние, что могила — это не конец и уж никак не цель наше­го бытия. А то, что для нас было так важно вчера, в чем мы только видели главную цель наших жизненных уст­ремлений: высокое положение, деньги, земные удоволь­ствия, страсти — на самом деле нечто мимолётное, не имеющее никакого значения перед Вечностью. У чело­века, приближающегося к концу земной жизни, всё ме­няется: исчезают мелкие заботы, утихает непомерная гордыня, амбиции, желание славы и высокого обще­ственного статуса. Он во всём начинает видеть помощь и Промысл Господа. И ранее неосознаваемое становит­ся на пороге перехода единственно реальным. Это не значит, что Господь спасает нас насильно, Он только показывает нам что-то весьма важное — дай Боже нам это увидеть. Не обманывает нас Богом заложенное пред­чувствие вечной жизни: она тебе дана, но только по смер­ти, — как семени, которое «аще не умрет, не оживет»[38]. Весь вопрос заключен в том: как умереть и как ожить? Умереть ли для вечной жизни в грехе и в муке греха, или же для нескончаемой радости, для правды — в бла­женстве, в вечном созерцании Источника всякой прав­ды, Отца Светов?

Как ни удивительно звучит, но онкологическое за­болевание может стать для больного временем добрых дел — для себя, для ближних. Приходится самым серь­езным образом объявлять войну своей гордыне: слушать людей, принимать их помощь. Ведь даже для того, что­бы попросить, например: «помогите мне добраться до храма, прикоснуться к святыням, побыть на богослу­жении», — надо смириться. Так что не унывайте, что уже и сил нет дойти до церкви, ведь есть же друзья! Какую радость они испытают с вами вместе в церковном полу­мраке, где потрескивают свечи, смотрят с икон святые лики и звучит тихое песнопение: «Приидите, покло­нимся, и припадем ко Христу… Спаси ны, Сыне Божий!»

Сколько любви проявляется в этом общении, сколь­ко глубокого открывается — такого, чего раньше и не за­мечал вовсе! А как тревожно и радостно попросить про­щения за обиды и несправедливости у всех близких и знакомых. Любовь, бесконечная Божественная любовь как-то совсем по-особому ощущается в эти дни…

А какое благодатное время настаёт для чтения ду­ховных книг — ведь раньше всё некогда было этим за­няться. И вообще всё происходило как-то бегом, налету, на многое тогда, казалось бы, и времени-то не хватало, а сейчас — пользуйся, пришло это время, Господь всё это дает лично тебе! И даже если бессонница вдруг одо­левает — лучше не пугаться и не выискивать всяческих пилюль. «Слава Богу, — говорите в таких случаях, — на­конец-то смогу не спеша помолиться». Разве не о чем нам попросить Иисуса Христа и Его угодников?

Слава Богу, что Господь даёт нам время, чтобы осо­знать иную реальность, «примерить» на себя Вечность. Он дарит нам путь к Нему, дарит Свое бесконечное ми­лосердие. От человека только требуется понять этот дар и с благодарностью принять его. «В руце Твои, Господи Иисусе Христе, Боже мой, предаю дух мой, Ты же мя благослови, Ты мя помилуй и живот вечный даруй ми…»[39]

Наверх>>>

КАКОЕ ЭТО БЫЛО БЛАГОСЛОВЕНИЕ!

«…Смерть, мысли о ней, память о ней — как бы единственное, что придает жизни высший смысл. Жить в уровень требований смерти означает жить так, чтобы смерть могла прийти в любой момент и встретить нас на гребне волны, а не на ее спаде <…> Те из нас, кому случилось жить какое-то время с уми­рающим человеком, с человеком, который осознал, как и мы, приближение смерти, вероятно, поняли, что присутствие смерти может означать для взаимных отношений. Оно означает, что каждое слово должно содержать все благоговение, всю красоту, всю гармо­нию и любовь, которые как бы спали в этих отношени­ях. Оно означает, что нет ничего слишком мелкого, по­тому что всё, как бы ни было оно мало, может быть выражением любви или ее отрицанием»[40].

В беседах со священником и врачом Вячеславом Кулагиным мы снова и снова возвращались к последним дням дорогого нам батюшки — протоиерея Владимира, к последним месяцам и дням его жизни. Нас интересова­ло, как протекала его болезнь, как он её переносил, чем запомнился своему доктору — будущему священнику.

— Отец Владимир уже давно начал мне говорить, — рассказывал иерей Вячеслав, — что он стал плохо запо­минать лица людей, с которыми прежде виделся несколь­ко раз. Очень он переживал, что, не узнавая людей, может этим их обидеть. В онкологии это явление назы­вается «синдром малых признаков».

— То есть это началось, — уточняю я, — в результате его болезни?

— Да, появились те небольшие признаки, по кото­рым можно было заподозрить серьезное заболевание. Потом, когда продиагностировали опухоль головного мозга, выяснилось, что она очень больших размеров, расположена в весьма жизненно важной и опасной (при её поражении) зоне: там, где размещены центры, регу­лирующие дыхание, кровообразование и работу важных органов, в том числе и сердца… Но при такой тяжёлой болезни батюшка был физически достаточно крепок, интеллектуально абсолютно здоров — совершенно ясный ум, чёткая речь.

— Что же могла сделать в такой ситуации медицина, как боролись с этой опухолью? Простите меня, диле­танта.

— Как выяснилось в госпитале Санкт-Петербурга, опухоль была расположена там, где сделать радикаль­ную операцию просто невозможно. Поэтому выполне­на была паллиативная, вспомогательная операция, на которой убрали часть этого образования, оставив его на тех жизненно важных зонах, где любые действия при­ведут к гибели организма. Ну, в дальнейшем, лечение продолжали химиотерапией, облучением…

Вячеслав Алексеевич тяжело вздыхает. Мы долго молчим…

— Вы знаете, батюшка, — решаюсь, наконец, на­рушить молчание, — по глазам отца Владимира я ви­дел, что он ясно понимал близость своей кончины. Или я ошибаюсь?

— Конечно, понимал. Он осознанно прощался со все­ми, перечислял, кому передать поклоны и благослове­ния. Просил он только одного: не своего выздоровле­ния, не облегчения трудностей — просил он о том, чтобы милость Божия свершилась на священнике Владимире. Это было его главное желание.

— Действительно, — соглашаюсь, — не о плоти сво­ей, чтобы ей полегче было, думал батюшка, а о воле Божией. Не забывал он нас — я хорошо запомнил, что, приближаясь к окончанию своей земной жизни, он все время повторял: «Миленькие мои, миленькие, прости­те меня за всё». Да, мы все хорошо помним, в каком благодатном внутреннем состоянии уходил в мир иной наш любимый батюшка. Я отчетливо видел, какой уста­лостью были наполнены его глаза. И при всем этом в них светилась бесконечная любовь ко всем нам, с ко­торыми он прощался. Понимал наш молитвенник, что совсем скоро он должен будет предстать перед Всевыш­ним.

— Знаете, когда они приехали с матушкой Натальей сюда, — признался иерей Вячеслав, — несмотря на слож­ность ситуации, я видел, что Господь даровал мне сча­стье быть с ним все периоды этой тяжкой болезни. Я подтверждаю, что в то время у него практически не было здоровой зоны головного мозга, опухоль заняла всю черепную коробку! Все было опутано этим страш­ным спрутом. При том поражении, которое было у ба­тюшки, — я как врач утверждаю это! — он должен был умереть от боли, от жуткой боли! В таком состоянии жить просто невозможно. В любое мгновение могло ос­тановиться сердце, замереть кровообращение, прекра­титься дыхание. Батюшка же не испытывал никакой боли, не было никаких её проявлений. Естественно, перед смертью начался отек мозга. Но это был очень короткий процесс.

— Мы были у него, — с грустью добавила матушка, — буквально за день до его кончины. Не ведая тогда всего, о чем вы нам рассказали, мы догадывались о тяжких, разрушительных процессах.

— Я был у него за сутки до смерти, — ответы доктора становятся мучительно медленными, — знаете, я, не­достойный, дерзнул взять его руку, положил ее себе на голову и попросил его благословения. И отец Влади­мир благословил меня. Если бы вы знали, какое это было благословение!..

Мы не могли сдержать слез, слушая подробности этой удивительной кончины…

— Уходил он так, как мы молим в просительной ек­тении: «христианской кончины — безболезненной, непо­стыдной, мирной». Именно такой смерти мы всегда про­сим. Он так и ушел…

 

«Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним… и мерт­вые во Христе воскреснут прежде…» (1 Фес.4; 14—16).

 

— Батюшка, — нарушила долгое молчание матушка Людмила, — а что вас подтолкнуло к рукоположению в сан священника? Быть может, повлияла на это судьба отца Владимира, общение с ним?

— Много было моментов, которые способствовали этому, — задумался седовласый иерей Вячеслав, — мыс­ли о рукоположении у меня были и прежде, долго я таил их в себе, останавливая себя: ну, нельзя же так. Отец Владимир — это первый священник, которому я открыл свой помысел. До этого я просто измучил себя, осозна­вая, что недостоин, пока не открылся ему.

— Ну, и каков же был ответ?

— Батюшка благословил меня молиться, — лицо Ку­лагина озарилось тихой улыбкой, — молиться о том, что­бы по этому поводу свершилась воля Божья. Я просто уверен, что без этого благословения ничего бы не про­изошло. Знаете, был ещё один удивительный момент: еще до моего рукоположения он благословил мне свою рясу — вот такое необычное для мирянина благослове­ние. А ещё батюшка попросил меня, чтобы, когда поеду на разговор к владыке, сообщил ему, чтобы нам поехать вместе. А как вместе — когда он лежит на смертном одре?.. И вот, когда отца Владимира не стало, подошло время ехать к митрополиту Лазарю по поводу моего ру­коположения. Я, вспомнив наш разговор, тихонько ска­зал: «Батюшка, я должен ехать. Поехали со мной». Это было невероятно, но я чувствовал, что отец Владимир невидимо был с нами на разговоре. Все проблемы раз­решились каким-то чудом: просто моментально, как бы сами собой. Уверен, что батюшка вымолил, чтобы свер­шилась воля Божья. И теперь ощущаю, что батюшка постоянно с нами. Вы, отец Михаил, я знаю, давно зна­ли отца Владимира. После его смерти у вас не возника­ло ощущения того, что он рядом?

— Да, я чувствую это постоянно. И многие люди рас­сказывают о том же. Часто приезжаю в Севастополь, обязательно прихожу к его могилке, знаю — он рядыш­ком. Слава Богу за всё!

Действительно, наш дорогой батюшка Владимир не оставляет меня. Он — первый крымский священник, с которым я познакомился еще во время службы в Днепропетровской, а затем в Криворожской епархии. Я всё время стремился к нему, мне так нужны были его мудрые советы, его любящие глаза. Служил он в Ста­ром Крыму — я ездил к нему туда, после его перевода в Топловскую Свято-Параскевиевскую обитель — этот монастырь стал для меня родным. Когда он по благо­словению владыки Лазаря переехал в Севастополь, то сказал мне:

— Перебирайся-ка ты, отец Михаил, в монастырь, твоя очередь пришла служить здесь.

Так и получилось. Приехал я из далекой Днепропетровщины на прием к владыке Лазарю. И так же, как отец Вячеслав, ощущал, что отец Владимир — рядом. Я уве­рен, что именно по его молитвам свершилась милость Божия: в этот же день все документы были подписаны, и сейчас я служу в Топловской обители. По сегодняш­ний день не только я, но и многие близкие мне люди ощущают: несмотря на то, что протоиерея Владимира вроде бы и нет на земле, но он рядом с нами.

Наверх>>>

 

«СИРОТСТВО, КАК БЛАЖЕНСТВО»

…Христос воскрес из мертвых, первенец из умер­ших. Ибо, как смерть через человека, так через чело­века и воскресение мертвых. Как в Адаме все умира­ют, так во Христе все оживут, каждый в своем порядке: первенец Христос, потом Христовы, в при­шествие Его.

1 Кор. 15; 20-23

 

Хотя Евангелие говорит нам, что на небесах вчераш­нее горе явит нам радость, наша земная жизнь там, ско­рее всего, будет иметь негативные последствия: зем­ные избыточные, далеко не всегда безгрешные утехи выльются в реальные слезы, богатство земное явит пол­ное небесное нищенство, премудрость мирская — духов­ную тьму.

Говоря о нас, людях, которые пока ещё остались на этой грешной земле, хочется привести слова архи­мандрита Рафаила:

«…Мы можем исправить наши грехи и ошибки мо­литвой за умерших — еще в большей степени, чем если бы они были с нами на земле. И у мертвого мы можем просить прощения, как у живого, особенно у его моги­лы. <… > Души умерших благодарили за молитвы о них или являлись тем, с кем раньше находились во вражде, чтобы взаимно простить друг друга. Живые и усопшие отделены друг от друга, но в Церкви Христовой наши души находятся с ними в единстве. Свет церковных молитв озаряет не только землю, но и глубины ада; он несет облегчение и отраду тем, кто может воспринять его лучи <… > В этих молитвах — утешение мертвым и назидание живым; это плач о бренности и греховно­сти нашей жизни, но в нем слышна и надежда. Мерт­вые ждут от нас милости. И как же будут они благо­дарить тех, кто молился за них, когда встретятся с ними в загробном мире![41]»

 

В осенний день мы подъехали к Севастопольскому кладбищу. Притихли старые деревья в ярком убранстве затухающей осени — от сдержанных коричневато-золотистых до пронзительно желтых и густо багряных тонов. Сквозь пышную листву, на глазах осыпающуюся с деревьев, проступают состарившиеся ветви, в своём неповторимом ритме напоминающие руки молящихся людей, тянущиеся к небесам. В сторонке замерла кладбищенская церковь, добросердечно распахнувшая свои врата пред каждым…

Начинаю служить панихиду у могилки отца Влади­мира. Удивительно: мы заранее никого не приглашали, но как-то незаметно при первых словах молитв вокруг появились люди. Как позднее выяснилось, это были не случайные прохожие, остановившиеся помолиться. Эти люди были из различных городов и сел, но все они хо­рошо знали и любили батюшку. И вот эта любовь со­брала нас всех на поминовение дорогого нам протоие­рея Владимира.

Под тихий шелест осенней непогоды звучат слова псалма «Живый в помощи Вышняго…», призывающего людей полагать свое упование на Божие покровитель­ство. Сердце чувствует, как уста отца Владимира про­износят вместе с любящей его матушкой Натальей: «Речет Господеви: Заступник мой ecu и прибежище мое, Бог мой, и уповаю на Него».

Все вместе повторяем слова пророка: «Долготою дней исполню его, и явлю ему спасение Мое».

Молится народ: «Яко да Господь Бог учинит душу его, идеже праведный упокояются. …Упокой душу усоп­шего раба Твоего, протоиерея Владимира, в месте светле, в месте злачне, в месте покойне, отнюдуже отбеже болезнь, печаль и воздыхание».

Заканчивается панихида… А в сердце навязчиво бьется мысль: вот мы здесь стоим на нашей грешной земле, молимся, трудимся, любим близких нам людей. Мы — здесь на земле, а ты, батюшка — в ней, сырой, в могилке. Казалось бы, кому же из нас сейчас лучше?..

Но, рассуждая по поводу этой беспокойной мыс­ли, понимаешь неуместность горестных восклицаний, которые приходится иногда слышать:

— Как же это ужасно, что такого человека нет с нами!

В стихотворении Беллы Ахмадулиной «По улице моей который год…» есть удивительные строки: «И ощу­тить сиротство, как блаженство».

Да, после ухода от нас отца Владимира оно есть, это наше сиротство. Даже те люди, которые ранее обижа­лись на батюшку за то, что, на их взгляд, он вроде бы маловато уделил им внимания, сейчас вдруг поняли, что с его уходом они стали сиротами вообще. И многие люди сейчас плачут об этом, очень многие.

Но можно ли в этом сиротстве ощутить блаженство? Духовно укрепляясь в любви и молитве за любимого человека, мы постепенно убеждаемся, что день его смер­ти — это не день уничтожения, а день нового рождения для вечной жизни; день перехода бессмертной души человеческой в другие условия жизни, где нет места зем­ным болезням, печалям и воздыханиям. Если мы гово­рим о бессмертной душе человека и, в частности, наше­го любимого батюшки, то тут понятие «блаженство» уже присутствует сполна, присутствует для его вечно живой души.

Поэтому вопрос: «Кому из нас сейчас лучше — тебе, батюшка, или нам?» уходит из сердца.

«Во блаженном успении вечный покой подаждь, Гос­поди, усопшему рабу Твоему, протоиерею Владимиру, и сотвори ему вечную память».

«Вечная память, вечная память», — разносится наше песнопение по замершему осеннему кладбищу.

Вечная тебе память, наш дорогой и горячо любимый друг, молитвенник и наставник батюшка Владимир!

Именно в этом — главный смысл и содержание на­шей земной жизни, которая готовит нас через покая­ние к переходу в мир иной, к встрече с Господом. К нам с вами обращены слова Иисуса Христа: «…Наипаче ищите Царствия Божия, и это всё приложится вам» (Лк. 12; 31).

И нам всем надо уже здесь и сейчас, достойно неся терновый венец своей болезни, всей своей жизни, — при­ближаться к Царствию Небесному.

Наверх>>>

РАК – ЭТО ЧУДО ПРОБУЖДЕНИЯ

В утешение и назидание моим дорогим читателям мне хотелось бы привести статью Евгении Коваленко из г.Владивостока «Жизнь моя разделилась на «до» и «после»», опубликованную в журнале «Наследник». Какой удивительной верой и надеждой дышит этот чест­ный, искренний, ничего не приукрашивающий рассказ!

«Я знаю: так бывает практически у всех людей.

Ведь у каждого человека происходят в жизни зна­менательные, знаковые события, которые и делят ее на «до» и «после». У меня, как и у многих в онкологи­ческом лениении, — «до» диагноза и «после» него…

Об этой болячке человек, близко к ней не прикоснув­шийся, знает так мало, что, узнав о диагнозе, испы­тывает, мягко говоря, шок.

«Рак — это смерть!» — первая мысль. Вторая: «Пос­ле рака жизни нет, а та, которая есть, — не жизнь, поэтому лучше сразу умереть!» Но это совсем не так! Есть на свете вещи и пострашнее.

«До » -я не могла себе даже признаться в том, что меня кто-то любит. Вот и вера моя была настолько слаба, что я позволила себе расслабиться.

А «после»…

После я стала замечать, как много на улице жен­щин разных возрастов в париках (облысевших после хи­миотерапии и облучения). Как много инвалидов, вхо­дящих в автобус, показывая свои льготные проездные. А с виду такие красивые, благополучные люди! Я стала одной из них — получающих злые и обидные слова в спи­ну от водителей.

После узнаешь, что онкологические отделения пе­реполнены настолько, что даже лечения и облучения приходится ждать до тех пор, пока твоя стадия рака не перейдет в следующую, более тяжелую. Что не все бесплатно, а даже наоборот — все это очень недешево. После узнаешь, каково это — попадать на прием к свое­му врачу или проходить комиссию на общих основани­ях. Нужно вставать в пять утра не один день, чтобы взять талон, пройти очередные обследования, сдать анализы и т.п. В толпе таких же несчастных, больных, теряющих сознание, приезжающих Бог знает откуда, даже ночующих здесь же, под стенами онкологического центра, еле стоящих на ногах людей (в основном по­жилого возраста, молодые просто платят за ускорение процесса), непрестанно огрызаясь и отстаивая свое место под «онкологическим солнцем «.

«После» уже прошло полтора года. Говорят, это самое трудное время, когда начинаешь переоценивать все (или не начинаешь вовсе), но уже четко и ясно пони­маешь, для чего тебе здесь, на Земле, необходимо вре­мя. Это самое время становится поистине драгоцен­ным, и бесконечно каешься в душе и на исповеди за его неразумную растрату.

«После» — это осознание того, что уже сил у тебя осталось наполовину, на треть, на четверть от тех, что были раньше, и относиться к этим силам физи­ческим нужно бережно и нежно, равномерно распре­деляя их между насущными и незавершенными делами.

После понимаешь, как много и многим ты должен в этой жизни. А Богу просто должен за всё. Понима­ешь, что нужно максимально стремиться к тому, что­бы долги эти хотя бы частично отдать и покаяться в том, что многие из них ты уже не сможешь вернуть.

После приходит осознание, что нужно, прежде все­го, научиться прощать. Иначе выданный аванс на жизнь не оправдан! Прощать всех и за все. Что люди — все, подчеркиваю: все — хорошие в своем начале и побуж­дениях. Даже если так совсем не кажется. А в твоих собственных неудачах и несбывшихся надеждах вино­ваты не они, а грех. Ну да, тот самый первородный грех непослушания. А вы-то думали — какой? И про­стить всех: разведенных папу и маму (каждого по-сво­ему несчастного от содеянного), мало зарабатыва­ющего мужа (думаешь, он не желает большего?), плохо готовящую, сварливую жену (сама, небось, мучается), неблагодарных детей (а за что им тебя благодарить? За вечную твою занятость и «свидания» по выходным за ужином, в лучшем случае?). А также коварных со­перников, подлых конкурентов, вредных соседей, целое поколение молодых людей, орущих по вечерам на дет­ских площадках, сварливых стариков, олигархов и невме­няемых сограждан — в общем, всех, кого, оглянувшись, увидишь. Того, кто толкнул, плюнул, обозвал, не помог… Просто подумать надо: «А вдруг ему сейчас хуже? На­много хуже, чем мне «.

Ну вот, после и понимаешь, что от рака не уми­рают.

С ним испытывают, как бы так сказать, смерть перед смертью. И живут. Живут, бывает, даже доль­ше многих относительно здоровых людей. Рак — это акт справедливости. Ведь все, что со мной происходит, — правильно и закономерно. Плоды моей прошедшей жиз­ни. Так что, слава Богу за все.

Рак — это, так сказать, «последнее китайское пре­дупреждение» Всевышнего с надеждой на твое пони­мание и исправление. А возможно, если ты исцелишь­ся, — способ показать Его Промысел на твоем примере.

Так что знайте, друзья мои: рак — это чудо. Чудо пробуждения всех вокруг. Обычно никто не остается абсолютно равнодушным к тебе. Это чудо молитвы твоей и за тебя. Это чудо возрождения к жизни и даже, если ты стоишь на краю, чудо веры в то, что все закон­чится хорошо.

Есть и такой взгляд на эту тему: если перенесешь все страдания стоически и безропотно, то это почти мученичество, за которое нужно только благодарить Бога.

Просто потом, после абсолютного «после», будет легче. Претерпевший до конца — спасется. В общем, такое чудо».

Наверх>>>

ИКОНА В ПОДАРОК ЗА СПАСЁННОГО

В первый день Великого поста в храм во имя свя­тых Космы и Дамиана Римских, что при институте рака и его детском отделении, из Успенской Почаевской лав­ры был доставлен точный список чудотворной Поча­евской иконы Божией Матери, освященный на мощах преподобных Иова и Амфилохия Почаевских и на са­мом чудотворном образе.

Икона передана в дар храму и детскому отделению в благодарность за исцеление мальчика Володи Мастило, который проходил лечение в киевском институте онкологии. Подростку диагностировали одну из самых опасных форм рака — саркому Юинга (согласно статис­тике, на Украине нет детей, которые бы выжили с таким заболеванием). Более того, у ребенка обнаружили мета­стазы в легких, что практически исключало шансы на выздоровление. Семья повезла мальчика в Почаевскую лавру, где они прожили некоторое время, усердно мо­лясь Христу, Пречистой Богородице и преподобным Иову и Амфилохию Почаевским, участвуя в Церковных Таинствах. По свидетельству врачей, в настоящее вре­мя Володя полностью здоров. Теперь список чудотвор­ного почаевского образа, подаренный родителями Володи, станет одной из святынь больничного храма[42].

Наверх>>>

«СВЫШЕ ДАРОВАНА МНЕ ОТСРОЧКА…»

Бывает так, что и милости, и скорбные посещения человека Господом — всё переиспытано, и всё не впрок. И бывает тогда, что, дав человеку пережить ещё одно испытание — смертную болезнь — Господь продляет ему жизнь. Для чего? Для покаяния!

Поэтому человек, выздоравливающий после болез­ни, особенно после серьезной и опасной, должен гово­рить: «Свыше дарована мне отсрочка, покаюсь и исправ­лю свою жизнь по заповедям Христовым».

Хотелось бы каждому, родные мои, пожелать леле­ять в душе своей покаянные слезы, ведь черта, отделя­ющая каждого из нас от вечной жизни, так близка, что мы даже не представляем… Это намного ближе, чем нам обычно кажется!

Святая Гора Афон — Топловский монастырь — Москва — Севастополь

2005-2007.

Наверх>>>

 

Приложение.

МОЛИТВЕННАЯ ПОМОЩЬ БОЛЯЩЕМУ

К кому с молитвой обращаться в болезни? Конечно, прежде всего, к Господу нашему Иисусу Христу — с тер­пением, покаянием, благодарностью. Всё — и жизнь наша, и здоровье, и болезнь — в Руках Его. Человек всё получает по вере своей и по милости Божией. Поэтому можно молиться о помощи и Божией Матери, и различным святым, к которым особо распо­ложено сердце, — все они будут нашими ходатаями и молитвенниками.

Но есть святые, к которым принято сугубо обращать­ся в болезни — они при жизни имели опыт помощи недужным людям. И прежде всего это святой велико­мученик и целитель Пантелеимон, память которого со­вершается 27 июля / 9 августа.

Святой целитель Пантелеимон жил в Никомидии в II веке при императоре Максимиане, приблизившем его к себе за врачебное искусство. В то время в Нико­мидии скрывались христиане, пресвитеры Ермолай, Ермипп и Ермократ. Ермолай просветил Пантелеимона светом учения Христова, и он стал постоянно посещать пресвитеров. Однажды, увидев на улице мертвого ре­бенка и укусившую его змею, Пантелеимон дал обет креститься, если он сумеет воскреситьребенка. Он го­рячо помолился Господу — и свершилось чудо: ребенок ожил. Во исполнение своего обета целитель крестился.

Не беря никакой платы, он исцелял именем Господа убогих и страждущих, особенно христиан, томившихся в тюрьмах. По доносу завидовавших ему врачей Пан­телеимона подвергли за исповедание христианской веры жестоким пыткам: повесили на дереве, жгли свечами, потом рвали железными когтями, колесовали, бросали в кипящее олово, пытались утопить в море. Дикие зве­ри, которым он был брошен на растерзание, лизали ему ноги, а народ, видя это, кричал:

— Велик Бог христианский!

Св. Пантелеимона привязали к масличному дереву и хотели отрубить голову, но святой стал молиться, и меч не причинил ему вреда, а с неба раздался вдруг го­лос, утверждающий перемену языческого имени Пантолеон («по всему лев») на соответствующее его жизни и подвигу имя Пантелеимон («всемилостивый») и при­зывающий страстотерпца в Небесное Царство. Палачи упали на колени и отказались убивать мученика, св. Пан­телеимон же велел им выполнить свое дело. Когда ему отрубили голову, из раны потекло вместо крови моло­ко, а маслина тут же покрылась плодами. Брошенное в костер тело великомученика не сгорело и было погре­бено христианами. Мощи св. Пантелеимона разошлись по всему христианскому миру, а его честная глава находится ныне в Русском Пантелеимоновом монасты­ре на Афоне.

Почитание святого в Русской Православной Церкви известно с XII века: великий князь киевский Изяслав, в святом крещении Пантелеимон (ок. 1097-1154), имел изображение святого на шлеме и его заступлением ос­тался жив во время битвы 1151 года. Великомученик Пантелеимон почитается Православной Церковью как покровитель воинов и милостивый целитель. Бесчислен­ны свидетельства русской истории об исцелениях свя­тым Пантелеймоном болящих, а также о прекращении по его предстательству пред Богом страшных моровых поветрий и эпидемий. К святому Пантелеимону обраща­ются верующие с мольбой об умилостивлении «небеснаго верховного Врача душ и телес наших».

Благодатный целебный источник св. Пантелеимона находится в Автономной Республике Крым, г.Старый Крым.

Св. Пантелеимон всегда был покровителем врачей и больных. Поэтому славословие великомученику Пан­телеимону и всем святым будет логичным завершением книги.

Наверх>>>

 

Канон святому великомученику и целителю Пантелеимону

Творение Феофа́ново. Глас 2-й.

 

Песнь 1

Ирмо́с: Во глубине́ постла́ иногда́ фараони́тское всево́инство преоруже́нная си́ла, вопло́щшееся же Сло́во всезло́бный грех потреби́ло есть; препросла́вленный Госпо́дь сла́вно бо просла́вися.

Припев: Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Присту́пль усердно ко Христу, прежде сконча́ния, еже о Христе, мертвеца́ пе́рвее воздвигл еси. Ныне же мя, пребога́те, умерщвле́на грехо́вным угрызе́нием, тво­ими молитвами, Пантелеймоне, оживотвори́.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́­моне, моли́ Бога о нас.

Возси́я, якоже звезда́, нося́ в ю́ности ста́ростный[43] и Богомудрый ра́зум, добро́тою же тела благоле́пие души́ стяжа́в, препросла́вленному Слову явился еси прекра́сен.

Святым великомучениче и целебниче Пантелеи́­моне, моли Бога о нас.

Умертви́вся миру и во Христе, блаженне, оде́явся ба́нею Креще́ния, был еси богоно́сен орга́н и прия́телище де́йства[44] Ду́ху, всем угожда́я, всех уврачу́я неду́ги.

Слава: Премудрость сестру́ себе притвори́в[45] и при­ча́стник жи́зни ведо́м, от не́я почти́лся еси и венце́м дарова́ний украси́лся еси, Божественныя зари́, блажен­не, облиста́я све́тлостию.

И ныне, Богородичен: Благослове́ньми, Пресвятая Чистая, естество́, уда́лено преслуша́нием бы́вшее от Зижди́теля, Христа ро́ждши, венча́ла еси и тле́ния свободи́ла еси. Те́мже, ра́дующеся, вси ве́рнии, Тя ублажа́ем.

Катавасия: Моли́ Бога о нас, святый великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, яко мы усердно к тебе прибегаем, скорому помощнику и молитвеннику о душа́х наших.

 

Песнь 3

Ирмо́с: Процвела́ есть пусты́ня, я́ко крин, Го́споди, язы́ческая неплодя́щая, Церковь прише́ствием Твоим, в не́йже утверди́ся мое се́рдце.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Панте­леи́моне, моли́ Бога о нас.

Словеса́ Духа услы́шав, был еси яко земля до́брая и благопло́дная, прие́мый се́мя многоце́нно и роди́вый, треблаже́нне, спасе́ние душа́м.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Панте­леи́моне, моли́ Бога о нас.

Умертви́л еси мудрова́ние змии́на угрызе́ния и ду́шу оживи́л еси, богодохнове́нно возроди́вся и Царю всех предстоя́.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Панте­леи́моне, моли́ Бога о нас.

Посрами́л еси безбо́жное мучи́телей повеле́ние и ко Христу прите́кл еси, вместо всех Сего́ стяжа́в, и был еси, Богомудре, великий купе́ц.

Слава: Ма́тере твоея́ благоче́стие возлю́бль, сла́вне, о́тчее же возненави́дел еси безбо́жие многомяте́жное, яко име́я ра́зум, лу́чшее избра́л еси.

И ныне, Богородичен: Нося́й Божественным мано­ве́нием всю тварь, Господь на руку́ но́сится Твое́ю, Дево. Его́же ныне моли́ изба́вити от бед пою́щия Тя.

 

Моли́ Бога о нас, святый великому́чениче и целе́б­ниче Пантелеи́моне, яко мы усердно к тебе прибегаем, скорому помощнику и молитвеннику о душа́х наших.

Го́споди, поми́луй (трижды).

 

Седа́лен, глас 4

До́бляго страда́льца благоче́стия Христова вос­хва́лим све́тло Пантелеи́мона, ве́рнии, псалмы́, и пе́нии, и пе́сньми духовными, и́мже мучи́тельство неви́димаго врага си́лою Божественною попра́ся и неду́гов исцеле­ние бога́тно от Господа дарова́ся творя́щим ве́рно Бо­жественный и честны́й праздник его.

Слава, глас тойже: Ермола́я мудраго, мучениче, слове́с послу́шал еси и оста́вил еси а́бие худо́жество земно́е, яко ме́рзко, яко не кре́пко, яко губи́тельно, име́я Христовы стра́сти, уче́ния жизни в сердце твоем, неисце́льно стра́ждущим здра́вие, Пантелеи́моне, да­́руя. Те́мже моли́ся о творя́щих любовию память твою.

И ныне, Богородичен: Треволне́нии страстными, безсо́вестный аз, обурева́емь, Чистая, призываю Тя те́пле: да не пре́зриши мене́, окая́ннаго, поги́бнути, бе́здну милосе́рдия ро́ждши, ра́зве бо Тебе наде́жды не и́мам, да не враго́м у́бо обра́дование и смех, наде́явся на Тя, и́бо мо́жеши, ели́ко хо́щеши, я́ко Ма́ти сущи всех Бога.

 

Песнь 4

Ирмо́с: Прише́л еси́ от Де́вы не хода́тай, ни А́нгел, но Сам, Го́споди, вопло́щся, и спасл еси́ всего мя, челове́ка. Тем зову́ Ти: сла́ва си́ле Твоей, Го́споди.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́­моне, моли́ Бога о нас.

После́дуя Владыце любо́вию, расточи́л еси богат­ство ни́щим, себе обнажа́я к страданию, е́же и проше́л еси́, ве́чныя наде́жды прови́дев.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи­моне, моли́ Бога о нас.

Хвале́ния Богу жертву прине́сл еси́, я́ве возгнуша́вся и́дольских треб, все же шата́ние[46] нечести́вых, страсто-те́рпче, попра́л еси.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́­моне, моли́ Бога о нас.

Снеда́емым за́вистию и гне́вом бори́мым, непобори́мую силу сим предста́вил еси́, му́чениче, и победил еси злочести́вое томле́ние, вооружи́вся.

Слава: Иже старца Симео́на рука́ми держи́мый, старца тя глаго́лы, Пантелеимоне, улови́ к Божествен­ному разуме́нию и ко многих спасе́нию и избавле́нию.

И ныне, Богородичен: Ю́ныя и де́вы во след Тебе потеко́ша, Де́ву и Отрокови́цу Тя и Ма́терь зря́ще, еди́на бо обоя́ во еди́но собрала́ еси несказа́нно, Богоневе́сто.

 

Моли́ Бога о нас, святый великому́чениче и целе́б­ниче Пантелеимоне, яко мы усердно к тебе прибегаем, скорому помощнику и молитвеннику о душа́х наших.

 

Песнь 5

Ирмо́с: Просвеще́ние во тьме лежа́щих, спасе́ние отча́янных, Христе́, Спа́се мой, к Тебе у́тренюю, Царю́ ми́ра, просвети́ мя сия́нием Твоим, иного́ бо ра́зве Тебе, бо́га не зна́ю.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Панте­леи́моне, моли́ Бога о нас.

Радостно подвиги подъя́л еси муче́ния, огражде́н си­лою Божественною, и, терпением твердо муче́ния подъе́мля, ра́дуяся, вопия́л еси: ино́го бо, ра́зве Тебе, бога не зна́ем.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Панте­леи́моне, моли́ Бога о нас.

На подвиг борьбы вступи́в, блаженне, Божествен­ною силою превозмо́гл еси безбо́жных нечести́вое тира́нство и неи́стовство идолослуже́ния, обле́кся во Христа, Судию́ и Венча́теля подвигов.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Панте­леи́моне, моли́ Бога о нас.

Ю́ношеско ты противле́ние име́я и тве́рдостию души́ возставле́ние стяжав, всяку я́зву до́блественне претерпел еси, и му́жеским, блаженне, у́мом, благодатию Божественнаго Креста́ укрепля́емь.

Слава: Несогла́сное отри́ну веща́ние заблу́ждшим, Небесным учением страда́лец и многим спасению пресла́вну бысть вино́вник, Твоим де́йством, Христе, укреп­ля́емь.

И ныне, Богородичен: Рече́ния премудрых, и га­да́ния вся, Препросла́вленная, и проро́к прорече́ния Тя прообража́ху проявле́нно напосле́док бы́ти Бо́жию Роди́тельницу, ины́я бо, ра́зве Тебе, чи́стыя не зна́ем.

 

Моли́ Бога о нас, святый великому́чениче и целе́б­ниче Пантелеи́моне, яко мы усердно к тебе прибегаем, скорому помощнику и молитвеннику о душа́х наших.

 

Песнь 6

Ирмо́с: В бе́здне грехо́вней валя́яся, неизсле́дную милосе́рдия Твоего призыва́ю бе́здну: от тли, Бо́же, мя воз­веди́.

Сняты́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́­моне, моли́ Бога о нас.

Идолы ле́стныя оплева́л еси и возноси́мую пре́лесть упраздни́л еси, чудоде́йствуя ди́вная и творя́ исцеления, Богомудре.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́­моне, моли́ Бога о нас.

Вене́чник показался еси, всеизря́дне, сквозе́ бо огнь ты прошел еси и воду, и, на колеси́ протяза́емь, преславно погуби́л еси безу́мныя.

Слава: Мучителей суровство низложи́в, неудо́бь носи́мая бие́ния телесная душе́вною кре́постию, по­страдал еси, Богомудре, благодатию.

И ныне, Богородичен: Содержа́й концы земли, яко Бог, Твоими руками, Чистая, держи́тся описа́нием те́ла, Иже Божественным зра́ком неопи́санный.

 

Моли́ Бога о нас, святый великому́чениче и целеб­ниче Пантелеи́моне, яко мы усердно к тебе прибегаем, скорому помощнику и молитвеннику о душа́х наших.

Господи, помилуй (трижды).

 

Конда́к, глас 5

Подража́тель сый Ми́лостиваго и исцеле́ний благо­дать от Него прие́м, страстоте́рпче и му́чениче Христа Бога, моли́твами твоими душе́вныя на́ша неду́ги исцели́, отгоня́я при́сно борца́ собла́зны от вопию́щих ве́рно: спаси́ ны, Го́споди.

 

И́кос

Безсре́бреника память, до́бляго страда́льца, вернаго целе́бника, благоче́стно воспое́м, христолю́бцы, да прии́мем милость, па́че же оскве́рншии, я́коже и аз, своя́ хра́мы, душа́м бо и те́лом, возлю́бленнии, исцеле́ния подава́ет. Потщи́мся у́бо, ве́рная бра́тия, в сердца́х наших име́ти его кре́пость, избавля́юща от ле́сти вопию́щия: спаси́ ны́, Го́споди.

 

Песнь 7

Ирм́ос: Т́елу злато́му прему́дрыя де́ти не послужи́ша, и в пла́мень са́ми поидо́ша, и бо́ги их обруга́ша, среди́ пла́мене возопи́ша, и ороси́ я́ А́нгел: услы́шася уже́ уст ва́ших моли́тва.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́­моне, моли́ Бога о нас.

Законно стражда́ и победив врага, приста́нище благоути́шно су́щим в мо́ри, славне, обурева́емым был еси, свет же су́щим во тьме жития́, и пе́ти научил еси: благослове́н Бог отец наших.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́­моне, моли́ Бога о нас.

Блаже́н еси, и добро́ тебе есть ныне, преблаженне, восприи́мшему пребога́тную и блаженную наде́жду твою, угото́ванную верою Го́сподеви зову́щим: благо­словен Бог отец наших.

Слава: Святых ду́ши, и праведных ли́цы, и Безпло́тных чи́ни А́нгельстии прия́ша слико́вника тя, блаженне, мече́м бо усече́н быв во главу́, пое́ши, ра́дуяся: благословен Бог отец наших.

И ныне, Богородичен: Оружие, еже прежде дре́важиво́тнаго нас отлучи́вшее, ныне, обраща́емо, прие́млет зна́менавшияся Кро́вию, из ребр Сы́на Твоего изше́дшею, Пренепоро́чная. Благослове́на еси, Бога пло́тию ро́ждшая.

 

Моли́ Бога о нас, святый великому́чениче и целе́б­ниче Пантелеи́моне, яко мы усердно к тебе прибегаем, скорому помощнику и молитвеннику о душа́х наших.

 

Песнь 8

Ирмо́с: В пещь о́гненную ко отроко́м евре́йским снизше́дшаго и пла́мень в ро́су прело́жшаго Бога по́йте дела́ я́ко Го́спода, и превозноси́те во вся ве́ки.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́­моне, моли́ Бога о нас.

Благоприя́тное твое́я хи́трости душе́вное ослепле́ние о́тчее исцеля́ет, подаю́щее свет ве́рою, преблаженне, притека́ющим и ко Спа́су Христу наставля́ющее.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́­моне, моли́ Бога о нас.

За Христа закла́н быв, к вечней жизни премину́л еси и Богозва́нен яви́лся еси именова́нием Божиим, Богомудре. Тем почита́ем тя и превозно́сим Христа во ве́ки.

Слава: Витийское отложи́в лю́тое му́дрых глум­ле́ние, Христовым призыва́нием боле́зненных страсте́й коре́ния посека́еши, исцеля́я превознося́щия Христа во ве́ки.

И ныне, Богородичен: Безсме́ртия зарю́ ве́мы исто́ч­ника Тя, Богородице, яко ро́ждшую Сло́во Безсме́ртнаго Отца́, всех сме́рти избавля́ющего, превознося́щих Его во ве́ки.

 

Моли́ Бога о нас, святый великому́чениче и целе́б­ниче Пантелеи́моне, яко мы усердно к тебе прибегаем, скорому помощнику и молитвеннику о душа́х наших.

 

Песнь 9

Ирмо́с: Безнача́льна Роди́теля Сын, Бог и Госпо́дь, вопло́щся от Де́вы, нам яви́ся, омраче́нная просвети́ти, собра́ти расточе́нная. Тем Всепе́тую Богоро́дицу велича́ем.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́­моне, моли́ Бога о нас.

Преста́вился еси́, ра́дуяся, к жела́нию коне́чному, иде́же всели́вся, преблаженне, блаженный конец прия́ти воистинну сподо́бился еси, сый со Влады́кою твоим во ве́ки безконе́чныя.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́­моне, моли́ Бога о нас.

Желание получил еси и любве твоея́ исполне́ние, ка́плющей еще те́плей кро́ви, за Христа излия́вшейся, от Него́же, ра́дуяся, прия́л еси венцы́ по́двигов твоих.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́­моне, моли́ Бога о нас.

Львов уста́ и звере́й зия́ния, я́коже Дании́л дре́вле, ты обузда́л еси, весть бо стыде́тися, му́чениче, доброде­тели и безслове́сное естество́. Те́мже тя, пресла́вне, соше́дшеся, ублажа́ем.

Слава: Бога́тную бла́гость тебе Христос да́рует, со­кровище исцелений нам да́руя и всеми́лостива изво­ле́нием тя пода́в вся́кому скорбя́щему, и приста́нище тихое, и предста́теля, и защи́тителя.

И ныне, Богородичен: Яко руно́, Всенепоро́чная, дождь Небе́сный во утро́бе заче́нши, нам родила́ еси тишину́ Даю́щаго я́ко Бога Того́ пою́щим и Тя, Всепе́тую Богородицу, пропове́дающим.

 

Моли́ Бога о нас, святый великому́чениче и целе́б­ниче Пантелеи́моне, яко мы усердно к тебе прибегаем, скорому помощнику и молитвеннику о душа́́х наших.

Наверх>>>

 

Акафист святому великомученику и целителю Пантелеимону

 

Кондак 1

Избранный страстотерпче Христов и врачу благо­датный, туне подаяй недугующим исцеления, песньми восхваляем тя, заступника нашего. Ты же, яко имеяй дерзновение ко Господу, от всяких бед и болезней свобождай нас, любовию тебе зовущих:

Радуйся, великомучениче и целителю Пантелеи­моне.

 

Икос 1

Ангела земнаго и небесного человека вемы тя, слав­ный Пантелеимоне: ангельскою бо непорочностию и му­ченичеством украшен, преселися еси от земли на небо, идеже со Ангелы и всеми святыми предстоя Престолу Господа славы, молися о нас, земных, почитающих тя звании сими:

Радуйся, светлосте благочестия;

Радуйся, преславный светильниче Церкве;

Радуйся, мучеников пречестных украшение;

Радуйся, верных в непоколебимом терпении утвер­ждение;

Радуйся, юности преизрядная похвало;

Радуйся, поборниче Христов, в мужестве неодоленный;

Радуйся, произрастший в мире, премирным явивыйся;

Радуйся, ангеле во плоти, превосходяй смертных;

Радуйся, небожителю всеблаженный;

Радуйся, Божественнаго разума вместилище;

Радуйся, имже вера возвысися;

Радуйся, имже прелесть низложися;

Радуйся, великомучениче и целителю Пантелеи­моне.

 

Кондак 2

Видя тя Владыка сосуд избран, возлюби души твоея доброту. Ты бо земную всякую сладость и славу пре­зрев, венцем мученическим возжелал еси украситися, уязвлен Божественною любовию, и вдохновенно поя: Аллилуиа.

Разум богодухновен имея, о доблий воителю Пан­телеимоне, изумил еси царя Максимиана мужеством души твоея и словесы, имиже дерзновенно проповедал еси Христа. Темже похваляюще дерзновение твое, гла­голем ти сице:

Радуйся, угрозы Максимиана презревый;

Радуйся, советом нечестивых не покоривыйся;

Радуйся, насаждение истиннаго богопочитания;

Радуйся, искоренение демонскаго служения;

Радуйся, неистовства мучителей изобличителю;

Радуйся, идольския прелести низложителю;

Радуйся, разгнавый нечестивых соборища;

Радуйся, пременивый тленная на небесная;

Радуйся, собеседниче невещественных Ангелов;

Радуйся, сликовствователю многострадальных свя­тых;

Радуйся, имже сатана посрамися;

Радуйся, имже Христос прославися;

Радуйся, великомучениче и целителю Пантелеи­моне.

 

Кондак 3

Силою Вышняго, дарованною тебе, и крепким тер­пением твоим обезсилил еси мучителеву дерзость, му­жественный победоносче: огня, зверей, колеса не убоявся и мечем усечен во главу, венец победы приял еси от Христа Бога, взывая Ему: Аллилуиа.

 

Икос 3

Имущи обитель твоя вседрагую главу твою, богомудрый страстотерпче, яко превеликое сокровище, радости исполняется о сем, и любовию воспевающи дан­ную тебе от Бога благодать исцелений, благодарно зо­вет ти:

Радуйся, Никомидии светильниче всесветный;

Радуйся чтущей тя обители страже неусыпный;

Радуйся, имже охладе безбожие;

Радуйся, имже возрасте богопознание;

Радуйся, светлая страстотерпцев славо;

Радуйся, радостное православных слышание;

Радуйся, исцелений благодатный источниче;

Радуйся, дарований великих вместилище;

Радуйся, благовонное миро, облагоухающее души;

Радуйся, яко помогаеши призывающим тя;

Радуйся, слепым зрение даровавый; Радуйся, хромым благошествие устроивый;

Радуйся, великомучениче и целителю Пантелеи­моне.

 

Кондак 4

Бурею помышлений многобожия одержим, нечести­вый царь смутися, уведев от завиствовавших тебе врачев, яко всякия неисцельныя недуги целиши ты Именем Христа. Мы же, с веселием славяще дивнаго в тебе Бога, вопием Ему: Аллилуиа.

 

Икос 4

Слышавше никомидийстии людие о великом состра­дании твоем к страждущим и о безмездном врачевании от всяких болезней, устремишася вси к тебе, с верою во врачующую благодать, в тебе сущую, и приемлюще ско­рая исцеления от всяких болезней, прославляху Бога и тебе величаху, всемилостиваго целителя своего, зову­ще ти:

Радуйся, помазанный миром благодати;

Радуйся, храме Бога освященный;

Радуйся, великая благочестивых славо;

Радуйся, твердая озлобляемых стено;

Радуйся, мудрых превосходяй разумом;

Радуйся, верных осияваяй мысли;

Радуйся, Божественных даров приятелище и мно­гообразных нам милостей Господних источниче;

Радуйся, скорый помощниче страждущим;

Радуйся, обуреваемых пристанище;

Радуйся, заблудших наставниче;

Радуйся, болящих туне врачуяй;

Радуйся, обильно исцеления источаяй;

Радуйся, великомучениче и целителю Пантелеи­моне.

 

Кондак 5

Чудо преславное сотвори тобою Господь, егда чрез служителя Своего Ермолая призываше тя в чудный Свой свет. Ехидною бо велиею угрызенно умершее отроча по молитве твоей ко Христу абие оживе и воста здраво. Познав убо Жизнодавца всех Истиннаго Бога, с твер­дою верою воззвал еси Ему: Аллилуиа.

 

Икос 5

Узре свет слепый, ему же с призыванием Имене Хри­стова прикоснулся еси ты, славне. Ермолаем бо пресви­тером просвещен, отринув отеческое многобожие, восприял еси матернее благочестие, имже и отца просветил еси. Сего ради тебе, славному угоднику Божию и чуд­ному врачу, взываем:

Радуйся, к Богу велие рачение имеяй;

Радуйся, присногорящий огню Божественныя любве;

Радуйся, деятельный послушателю священных поучений Ермолая;

Радуйся, последовавый советом матере твоея Еввулы;

Радуйся, яко вся раздал еси, да Христа приобрящеши;

Радуйся, любовь к миру любовию Божиею победи­вый;

Радуйся, яко вместо сладких мира, за Христа лютая страдания приял еси;

Радуйся, яко общник сотворился еси Страстем Хри­стовым;

Радуйся, восторжествовавый над всеми страстьми;

Радуйся, украсивыйся благодатным безстрастием;

Радуйся, исполняяй радости притекающия к тебе;

Радуйся, туне исцеляяй всех благодатию Христовою;

Радуйся, великомучениче и целителю Пантелеи­моне.

 

Кондак 6

Проповедник истины явися просвещенный тобою телесне и душевне слепец: подобно бо евангельскому слепцу, дерзновенно пред всеми исповеда Света Истиннаго Христа, просвещающа всякаго человека, нечестиваго же царя и боги языческия укорив, чрез мечное усе­чение взыде к немерцающему свету на небеси пети Богу: Аллилуиа.

 

Икос 6

С светлым лицем представ судилищу цареву, дерзно­венно взывал еси, треблаженне, во услышание всех: всецелебная сила моя и слава Христос есть Истинный Бог, Владыка всех, мертвыя воскрешаяй и всяк недуг отгоняяй. За таковое исповедание ублажающе тя, глаголем:

Радуйся, уста громогласная Божества Христова;

Радуйся, языче медоточный, вещаяй Его домостро­ительство;

Радуйся, витие превышшаго богословия;

Радуйся, сеятелю мудрый благочестия;

Радуйся, сладкозвучная веры свирель;

Радуйся, славный проповедниче Православия;

Радуйся, прежде смерти явивый дивная;

Радуйся, по смерти совершаяй чудная;

Радуйся, зрителю славы Христовой;

Радуйся, послушателю молящихся тебе;

Радуйся, подателю милости тоя требующим;

Радуйся, ходатаю благ почитающим память твою;

Радуйся, великомучениче и целителю Пантелеи­моне.

 

Кондак 7

Миро излияся на душу твою, богомудрый целебни­че, от Утешителя Духа; темже по смерти честныя остан­ки твоя, благоуханием своим страстей злосмрадие отгоняя, исцеление подают вопиющим верою Богу: Ал­лилуиа.

 

Икос 7

Егда узреша идольстии чтители многолетна разслабленна, молитвою твоею, святе, воздвигнута и ходяща, мнози увероваша во Христа; жрецы же бесовстии, зави­стию снедаеми, подвигоша царя на ярость. Тебе убо не­щадно за Христа стружему и опаляему бывшу, со уми­лением зовем:

 

Радуйся, наслаждения земная презревый;

Радуйся, благ вещественных превышший;

Радуйся, яко вся красная мира сего ни во что же вме­нил еси;

Радуйся, яко славу скоротекущую с себе отрясл еси;

Радуйся, неуловим пребывый ловлении Велиара;

Радуйся, победивый мучителей коварства;

Радуйся, не пощадивый за Христа жизни своея;

Радуйся, явивыйся врагом враждебныя плоти;

Радуйся, многобожия широту утеснивый;

Радуйся, Божественною силою идолы поправый;

Радуйся, острейшая стрело, язвящая враги;

Радуйся, предстателю, заступаяй верующия;

Радуйся, великомучениче и целителю Пантелеи­моне.

 

Кондак 8

Страннолепно являшеся тебе Господь, ободряя и со­блюдая в мучениях за Имя Его: во образе бо пресвитера Ермолая, клокощущее олово, в неже ввержен был еси, охлади, и в мори отрешив велий камень от выи твоея, изведе неврежденна на землю. Ты же, паки представ пред царя, торжественне пел еси Христу Богу: Аллилуиа.

 

Икос 8

Весь умне на небеси водворяяся, и низу на земли сущих не оставляеши, сопребывая с нами всечестною главою твоею, великий страстотерпче Христов, прием­ля от Господа и подая просвещение и освящение вопи­ющим тебе таковая:

Радуйся, премудрости Божественныя исполненный;

Радуйся, промышления Божия о нас таинниче;

Радуйся, богомудренных умов услаждение;

Радуйся, боголюбивых душ увеселение;

Радуйся, пресветлый Христов бисере;

Радуйся, освященный душею и телом;

Радуйся, во дворех перворожденных на небеси вселивыйся;

Радуйся, в присноблаженных обитаяй чертозех;

Радуйся, света Троическаго зрителю;

Радуйся, в молитвах к Богу теплый о нас предста­телю;

Радуйся, просвещение душам подаваяй;

Радуйся, скорбящим утешение низпосылаяй;

Радуйся, великомучениче и целителю Пантелей­моне.

 

Кондак 9

Всякое естество удивися, Пантелеймоне, сиянию в тебе благодати и богатству добродетелей: ангелоподобней чистоте твоей, великому мужеству в лютых страданиих, крепкой любви ко Христу и многому состраданию к людем, в нихже твориши преславная, во еже пети: Аллилуиа.

 

Икос 9

Витии многовещаннии не возмогут по достоянию восхвалити борения твоя, славный добропобедниче, како непобедимою силою Божиею юный леты победи древняго исконнаго врага и посрами идольскую прелесть. Мы же, удивления исполненнии, зовем ти:

Радуйся, радостное зрелище Ангелов;

Радуйся, благоговейное удивление человеков;

Радуйся, кровь за Христа излиявый и в смерти мле­ко источивый;

Радуйся, тело за Него мученической смерти предавый;

Радуйся, исповедничества правило;

Радуйся, доблий воине Царя царей;

Радуйся, тьмы державца победивый;

Радуйся, победою твоею небесных и земных обвеселивый;

Радуйся, горняго мира обитателю блаженный;

Радуйся, дольняго мира мудрый странниче;

Радуйся, древо, украшенное плодами благодатных дарований;

Радуйся, носяй добропобедныя ветви;

Радуйся, великомучениче и целителю Пантелеи­моне.

 

Кондак 10

Сострадания исполнен, яко истинный подражатель Подателя милости Господа, честный страдальче, Пан­телеимоном (си есть, всемилостивым) от Него преименован еси, на вся притекающия к тебе милость изливая, юже и нам неоскудно источай, о тебе вопиющим Богу: Аллилуиа.

 

Икос 10

Стену тя тверду обрет мучитель, никиими же мука­ми победиму, покусися сокрушити крепость твою зубы зверей и остреями мучилищнаго колеса, обаче и в сем ничтоже успе: сила бо Христова лютость зверей укро­ти, а страшное коло, на немже обращаемо бе тело твое, абие сокрушися. Тебе убо непобедимому страстотерп­цу зовем:

Радуйся, честное Христово избрание;

Радуйся, непорочное Богови благоухание;

Радуйся, твердый адаманте Церкве;

Радуйся, непоколебимый столпе, досязаяй до небесе;

Радуйся, звери видимыя укрощаяй;

Радуйся, драконов невидимых сокрушаяй;

Радуйся, обагренный твоею за Христа кровию, срастворенною млеком;

Радуйся, неувядаемыя приемый венцы;

Радуйся, радость причинивый Ангелом и человеком;

Радуйся, прославленный Богом на небеси и на земли;

Радуйся, небожителю, ликовствуяй с мученики;

Радуйся, насыщаяйся лицезрением Христа пресладким;

Радуйся, великомучениче и целителю Пантелеи­моне.

 

Кондак 11

Песнь исходную приносим твоему за Христа заколению священному, в немже вместе с кровию млеко истече от тебе, великомучениче, и масличина, под неюже усечен был еси, исполнися вся целительных плодов. Темже Христу, дивно прославляющему славящия Его, тепле вопием: Аллилуиа.

 

Икос 11

Светозарная луча был еси, богомудре, во тьме мно­гобожия седящим, путеводящая к Солнцу Правды Хри­сту Богу, Емуже молися, во свете заповедей Его присно пребывати и нам, сицевая радостная тебе приносящим:

Радуйся, пресветлая звездо, на мысленной тверди блистающая;

Радуйся, луча, христоименитым людем светящая;

Радуйся, таинственно облиставаемь от Солнца Христа;

Радуйся, умне землю обтекаяй;

Радуйся, селение красное Пресвятаго Духа;

Радуйся, сосуде пречестный, изливаяй исцеления;

Радуйся, чистоты сокровище;

Радуйся, милости тезоимените;

Радуйся, Царствия Небеснаго наследниче;

Радуйся, вечныя славы сопричастниче;

Радуйся, предстателю бедствующим в мори житейстем;

Радуйся, безсребренниче, помогаяй призывающим тя с верою;

Радуйся, великомучениче и целителю Пантелеи­моне.

 

Кондак 12

Благодати обилие приял еси, треблаженне, по оби­лию любве твоея ко Христу Богу, Иже и яви тя многоце­лебным источником, безмездно врачующим душевныя и телесныя болезни, притекающих к тебе с верою и Богу вопиющих: Аллилуиа.

 

Икос 12

Поюще многострадальныя подвиги твоя за Христа, славный страстотерпче, хвалим долготерпение твое, ублажаем мученическую кончину, почитаем и священ­ную память твою, заступниче наш и целителю, и в по­хвалу сицевая тебе зовем:

Радуйся, благочестия трубо благозвучная;

Радуйся, мечу, посекаяй нечестие;

Радуйся, строганный на древе за Распростершаго руце Свои на Древе Крестнем;

Радуйся, яко опаляемь за Него, прелести пещь пога­сил еси;

Радуйся, язвами твоими враги уязвивый;

Радуйся, кровию твоею токи идольския крове изсушивый;

Радуйся, в кипящее олово вверженный за Христа;

Радуйся, погруженный за Имя Его в водах морских;

Радуйся, промышлением Божиим неврежден в сих пребывый;

Радуйся, яко чрез огнь и воду мучений вшел еси в покой небесный;

Радуйся, изливаяй неизсякаемыя струи милости вер­ным;

Радуйся, благосострадательный врачу, исцеления благодатная подаваяй;

Радуйся, великомучениче и целителю Пантелеи­моне.

 

Кондак 13

О многострадальный и предивный страстотерпче Христов и целителю наш Пантелеймоне! Милостиво прием сие малое от нас приношение, от многообразных недугов исцели ны и предстательством твоим сохрани от враг видимых и невидимых, и вечнаго мучения избавитися нам Господа умоли, да во Царствии Его выну воспеваем: Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды, затем икос 1 «Ангела земного…» и кондак 1 «Избранный страсто­терпче…»

 

Молитва святому великомученику и целителю Пантелеимону

О святый великомучениче и целителю Пантелеи­моне, Бога милостиваго подражателю! Призри благосердием и услыши нас грешных, пред святою твоею ико­ною усердне молящихся, испроси нам у Господа Бога, Ему же со Ангелы предстоиши на небеси, оставление грехов и прегрешений наших: исцели болезни душевныя и телесныя рабов Божиих (имена) ныне поминае­мых, зде предстоящих и всех христиан православных, ко твоему заступлению притекающих. Се бо, грех на­ших ради, люте одержими есмы многими недуги и не имамы помощи и утешения: к тебе же прибегаем, яко дадеся ти благодать молитися за ны и целити всяк недуг и всяку болезнь. Даруй убо всем нам святыми молитва­ми твоими здравие и благомощие души и тела, преспеяние веры и благочестия и вся к житию временному и ко спасению потребная, яко да сподобившеся тобою вели­ких и богатых милостей, прославим тя и Подателя всех благ, дивнаго во святых Бога нашего, Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

 

Ему же, молитва вторая, наедине от лица болящего читаемая

О великий угодниче Христов, страстотерпче и вра­чу многомилостивый, Пантелеимоне! Умилосердися надо мною грешным рабом (имя), услыши стенание и вопль мой, умилостиви Небесного Верховного Врача душ и телес наших, Христа Бога нашего, да дарует ми исцеление от недуга мя гнетущего. Приими недостой­ное моление грешнейшего паче всех человек, посети мя благодатным посещением, не возгнушайся греховных язв моих, помажи тыя елеем милости твоея и исцели мя; да здрав сый душею и телом, остаток дней моих, благодатию Божиею, возмогу провести в покаянии и угождении Богу и сподоблюся восприяти благий конец жития моего. Ей, угодниче Божий! Умоли Христа Бога, да предстательством твоим дарует здравие телу моему и спасение душе моей. Аминь.

 

Ему же молитва третья

О великий Христов угодниче и преславный целеб­ниче, великомучениче Пантелеимоне! Душею на небеси Престолу Божию предстояй и триипостасныя Его славы наслаждаяйся, телом же и ликом святым на земли в Божественних храмех почиваяй и данною ти свыше благодатию различные чудеса источаяй, призри милос­тивым твоим оком на предстоящия люди, честней твоей иконе умильно молящиеся и просящие от тебе целебныя помощи и заступления: простри ко Господу Богу нашему теплыя твоя молитвы, и испроси душам нашим оставление согрешений. Се бо мы, за беззакония наша не смеюще возвести очеса наша к высоте небесней, ниже вознести глас молебный к Его в Божестве непреступней славе, сердцем сокрушенным и духом смиренным тебе, ходатая милостива ко Владыце и молитвенника за ны, грешныя, призываем, яко ты приял еси благодать от Него недуги отгоняти и страсти исцеляти. Тебе убо просим: не презри нас, недостойных, молящихся тебе и твоей помощи требующих. Буди нам в печалех утешитель, в недузех лютых страждущим врач, напаствуемым скорый покровитель, очесам недугующим прозрения датель, ссущим и младенцем в скорбех готовейший предстатель и исцелитель: исходатайствуй всем вся, яже ко спасе­нию полезная, яко да твоими ко Господу Богу молитва­ми получивши благодать и милость, прославим всех благих Источника и Дароподателя Бога, Единого в Тро­ице Святей славимаго, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Наверх>>>

 

Акафист святителю Нектарию, митрополиту Пентапольскому, Эгинскому чудотворцу

 

Кондак 1

Избранный Нектарие, Пентаполя митрополите и Эгинский чудотворче, приносим ти прошения о боля­щих сродниках наших: изряден бо явился еси целитель раковыя язвы и прочих недугов, всей вселенней благо­дать даруя, сего ради едиными усты и единем сердцем воспеваем ти присно: Радуйся, Нектарие, Архиерею Божий.

 

Икос 1

Ангела хранителя во святем крещении обретый, от младых ногтей равноангельскаго жития возжелал еси, отче наш Нектарие; ныне же со Ангелы зрением Славы Божия наслаждался, моли всех Ангелов Владыку о по­ющих ти сицевая:

Радуйся, венчанных родителей плоде благословен­ный;

Радуйся, от чрева матери Богом освященный;

Радуйся, издетска навыкший послушанию;

Радуйся, от юности изучивый Писания;

Радуйся, Божиих словес одушевленная книго;

Радуйся, живая боголюбия скрижаль;

Радуйся, Богом избранный за кротость и смирение;

Радуйся, дом оставивый духовнаго ради учения;

Радуйся, яко тебе ради буря зельна на мори утишися;

Радуйся, яко поясом твоим надломленная мачта укрепися;

Радуйся, орля юное, имуще криле умныя молитвы;

Радуйся, елене, взыскавый источники покаяния;

Радуйся, Нектарие, Архиерею Божий.

 

Кондак 2

Видящи тя на воздусе молящася, черница некая пре­страшна бысть, Боголюбче; ты же дар молитвы сокры­вая, уста девы клятвою запечатлел еси, Господу в серд­це воспев: Аллилуиа.

 

Икос 2

Разум Христов молитвою стяжал еси, святый Некта­рие, во еже разумети, что есть воля Божия, благая, угод­ная и совершенная; научи и нас на всяком месте воздевати руки к Богу без гнева и сомнения, да приимеши от нас похвальная:

Радуйся, во юдоли плачевне восхождения положивый;

Радуйся, плоды Духа израстивый;

Радуйся, чадо Горы Афонския;

Радуйся, ключу молитвы Иисусовы;

Радуйся, древляго благочестия светило;

Радуйся, граде Святыя Троицы;

Радуйся, благодатию осененный;

Радуйся, Херувиме огненный;

Радуйся, соль земли обетованныя;

Радуйся, слезами сеявый, пожавый радостию;

Радуйся, на немже процвете святыня Христа;

Радуйся, яко Бог благодействова тя;

Радуйся, Нектарие, Архиерею Божий.

 

Кондак 3

Силою Вышняго Облеченный, отче Нектарие, силу словес Христовых утвердил еси: во Царствии Моем, Той рече, ни женятся, ниже посягают, но, яко Ангели на небеси, выну поют: Аллилуиа.

 

Икос 3

Имущи Пречистая Богородица в услужении все во­инство небесное, тебе, угодниче, аки Ангела во плоти, воспевателя чудес Своих постави: мы же, Мариин омо­фор над тобою зряще, со страхом и любовию припада­ем ти:

Радуйся, тайный избранниче Богоматере;

Радуйся, велений Ея исполнителю;

Радуйся, духа кротости от Чистыя Голубицы приявый;

Радуйся, в песнех духовных Приснодеву прославивый;

Радуйся, учай угождати Неба и земли Царице;

Радуйся, молитвами Матере милость у Сына обретый;

Радуйся, мерило праведности и мудрости палато;

Радуйся, высоте разсуждения и смирения глубино;

Радуйся, Эгинский крине, нектар покаяния точащий;

Радуйся, Эдемская пчело, медом богословия нас снабдевающая;

Радуйся, мироварнице, миро изливающая;

Радуйся, чаше духовнаго омовения;

Радуйся, Нектарие, Архиерею Божий.

 

Кондак 4

Раковую язву кровоточащу на груди имея, иерей хра­ма твоего, Нектарие, смятеся, егда ты явлься облобыза его, аки во плоти сый; он же, исцеление получив, тебе невидиму бывшу, со слезами возопи Богови: Аллилуиа.

 

Икос 4

Слышаша мнози о дивнем исцелении, при жизни тобою содеянном, егда во стране Канадстей, святей Ли­тургии служиме, в Дусе явился еси, чудотворче Некта­рие, и разслаблена некоего мужа воздвигл еси, к Чаше его призывая; той же здрав бысть, веси Эгинския до­стиг и, тя во плоти узрев, велегласно взываше:

Радуйся, врачу гостеприимный, Греции похвало;

Радуйся Николая Чудотворца славу стяжавый;

Радуйся, кладезю благостыни;

Радуйся, милосердый самарянине;

Радуйся, даром чудес обогащенный;

Радуйся, посещали люди смиренныя;

Радуйся, утешаяй нас чудесы неложными;

Радуйся, яко невозможная другим тебе возможна;

Радуйся, яко скорби наша на радость прелагаеши;

Радуйся, ты бо от очей наших слезы отираеши;

Радуйся, одержимых бесы свободителю;

Радуйся, раковыя язвы исцелителю;

Радуйся, Нектарие, Архиерею Божий.

 

Кондак 5

Боготечною звездою покаяния возшел еси, отче, над вселенней, лучи сокрушения о людских беззакониях выну испущаяй; озари умы наша к зрению грех наших, да умилостивим Владыку пением:Аллилуиа.

 

Икос 5

Видеша отроковицы чистыя Архиерея своего, в ле­поте души и тела Богу предстояща, и, познав в нем великаго молитвенника и чудотворца, согласно возгласиша ти, святителю Нектарие:

Радуйся, Христа присное жилище;

Радуйся, Духа дивное сокровище;

Радуйся, царское священие Великаго Архиерея;

Радуйся, призванный к Престолу Вечнаго Царя;

Радуйся, Плоти Христове сотелесниче;

Радуйся, Крове Святыя причастниче;

Радуйся, глашатаю покаяния;

Радуйся, ходатаю о нас пред Богом;

Радуйся, нектаре, Ангелы веселяяй;

Радуйся, пламеню, демоны пожигаяй;

Радуйся, пучино щедрот;

Радуйся, море чудес преславных;

Радуйся, Нектарие, Архиерею Божий.

 

Кондак 6

Проповедниче Единаго Благаго, Нектарие Бла­женный, тя, смирившася под крепкую руку Божию, Той превознесе; в страстнем мори вдающихся не забуди чад твоих, но на брезе смирения постави я, да возвеличат Бога твоего, воспевая: Аллилуиа.

 

Икос 6

Возсиявшу свету блаженств Христовых, от степени в степень востекл еси, богомудре Нектарие: кротостию и миром, воздержанием и любовию душу свою просве­тил еси, да от нас ныне слышиши сицевая:

Радуйся, носивый ризу смирения;

Радуйся, обиды покрывавший прощением;

Радуйся, наслаждаяйся о множестве мира;

Радуйся, наследуяй землю кротких;

Радуйся, фиале покаяннаго плача;

Радуйся, чистоты сердечныя зерцало;

Радуйся, именем Иисусовым насыщенный;

Радуйся, водами Писаний напоенный;

Радуйся, милость и суд возвестивый;

Радуйся, любовию вражду упразднивый;

Радуйся, благочестивый житием;

Радуйся, гонимый правды ради;

Радуйся, Нектарие, Архиерею Божий.

 

Кондак 7

Хотя человек Божий совершен быти, Нектарие праведне, путь непорочных избрал еси: на Эгинстем остро­ве житейское море, аки в ковчезе, преплавая, победи­тельная воспевал еси Господеви: Аллилуиа.

 

Икос 7

Новаго Завета учитель изряден явился еси, слово Божие житием своим проповедавый: яко несть наша брань противу плоти и крове, но к миродержателем тьмы века сего. Мы же, о Господе возмогая, вопием ти, державне Нектарие:

Радуйся, доблий воине Иисуса Христа;

Радуйся, язво духовом злобы поднебесным;

Радуйся, вся оружия Божия восприявый;

Радуйся, препоясавый чресла истиною;

Радуйся, яко нозе твои красны благовестием мира;

Радуйся, яко на версе твоем утвержден шлем спа­сения;

Радуйся, щите веры, имже вернии ограждаются;

Радуйся, мечу обоюдоострый, ереси посяцаяй;

Радуйся, победителю, от древа жизни вкушаяй;

Радуйся, человече Божий, странный смерти вторыя;

Радуйся, свидетелю веры истинныя;

Радуйся, райская ветвь спасения;

Радуйся, Нектарие, Архиерею Божий.

 

Кондак 8

Странное обретеся в тебе совершенство, точию со­вершенным в любве доступное; усоверши любовию души наша, любвеобильне Нектарие, да в мужа совер­шенна достигше, поем Богови: Аллилуиа.

 

Икос 8

Весь был еси в нижних, смиренным последуя, в вышних с Богом, сиречь с Любовию, пребывая; даруй нам, о, неботаинниче Нектарие, любве познание, во еже пеги ти сицевая:

Радуйся, яко пленником содеялся еси любве Божия;

Радуйся, яко чад своих любовию пленил еси;

Радуйся, выю под иго Спасово подклонивый;

Радуйся, бремена ближних носивый;

Радуйся, в любве укорененный;

Радуйся, в милости утвержденный;

Радуйся, широту и долготу Креста разумеваяй;

Радуйся, высоту и глубину Древа постигаяй;

Радуйся, разумниче любве, разум превосходящия;

Радуйся, полноты Божия вместилище;

Радуйся, в уме держай елика истинна, праведна и честна;

Радуйся, сердцем любяй елика пречиста, доброхвальна и прелюбезна;

Радуйся, Нектарие, Архиерею Божий.

 

Кондак 9

Всякое естество Ангельское и человеческое удивися образу, великий Нектарие, в тебе явленному: яко несть во Христе ни иудей, ни еллин, ни раб, ни свободь, ни мужеск пол, ни женский, но нова тварь, Искупителю твари поющая: Аллилуиа.

 

Икос 9

Витии многовещанныя умолкоша, житию твоему, святый отче Нектарие, дивящеся, како свят был еси, грешным ся именовавый; духовен был еси, из земли перстныя взятый; по смерти вознесен был еси, при жиз­ни умом до ада низшедый: мы же отверзше уста, аки дети вопием:

Радуйся, главо, веру возвысившая;

Радуйся, уста, безбожие посрамившия;

Радуйся, око, Боговедением просвещенное;

Радуйся, деснице, могуществом Его укрепленная;

Радуйся, смиряяй кичливыя умы;

Радуйся, сокрушаяй гордая сердца;

Радуйся, явивый силу в немощи;

Радуйся, в слезах нашедый радость;

Радуйся, умерый и живый;

Радуйся, земный и небесный;

Радуйся, горушное семя живота;

Радуйся, зрелый класе Воскресения;

Радуйся, Нектарие, Архиерею Божий.

 

Кондак 10

Спасти хотя душу свою, яко деву, единому Жениху ту обручил еси; ныне же, вшед в невестник Христов с лики девственных, Нектарие славне, поеши песнь: Аллилуиа.

 

Икос 10

Стена еси всем прибегающим к тебе, достохвальне Нектарие, имаши бо благодать немощныя врачевати и к небесному наследию возводити: нас убо, чад твоих, уврачуй и в Царствие Христово возведи, да вседушно речем ти сицевая:

Радуйся, старче благодатный;

Радуйся, юниц путевождь преизрядный;

Радуйся, невинный пастырю невинных овец;

Радуйся, мудрый собирателю девственных жемчу­жин;

Радуйся, вселенныя духовный окормителю;

Радуйся, Евхаристии пламенный служителю;

Радуйся, гласе смиреннаго Христа;

Радуйся, глаголе зиждительнаго Духа;

Радуйся, в терпении искушенный;

Радуйся, скорбьми очищенный;

Радуйся, поборниче Божия правды;

Радуйся, наследниче Христовы славы;

Радуйся, Нектарие, Архиерею Божий.

 

Кондак 11

Пение Богоматери приносил еси, угодниче Божий, Материю Света Деву именуя, ныне же совершение про­светился еси разумением тайны воплощения, вознося горе́ глас: Аллилуия.

 

Икос 11

Светом Божественныя славы просвещаема зрим тя, Нектарие, в чертозе славы: просвети одеяние душ наших Троическим сиянием, да воспеваем ти непре­станно:

Радуйся, каменю драгий Царевы диадимы;

Радуйся, молние Носимаго на Серафимех;

Радуйся, яко светла заповедь, просветившая очи твоя;

Радуйся, яко возлюбил еси ю паче злата и топазия;

Радуйся, сребро разжжено, очищено седмерицею;

Радуйся, гусли духовныя, Спасова цевнице;

Радуйся, в сердцы имя Божие написавый;

Радуйся, любовию подвиг веры оправдавый;

Радуйся, святыню Духа носивый;

Радуйся, освятивый души, растленныя страстьми;

Радуйся, праведностию аки виссоном убеленный;

Радуйся, Троицы познанием озаренный;

Радуйся, Нектарие, Архиерею Божий.

 

Кондак 12

Благодать, от Бога ти данную, умножая умножил еси, рабе Божий, благий и верный Нектарие, темже и нас куплю духовную деяти сотвори, да обретше лихву, Хри­сту воспоим: Аллилуиа.

 

Икос 12

Поюще твоя чудеса, пречудне Нектарие, вемы, яко Христос в тя богатно вселися, сего ради чудодейну дес­ницу Его на нас низведи, глаголющих сице:

Радуйся, преемниче древних отцев;

Радуйся, новый угодниче Христов;

Радуйся, Великия Церкве красото;

Радуйся, всемирная надеждо;

Радуйся, себе уничиживый, Богом прославленный;

Радуйся, в последних ходивый, первым поставлен­ный;

Радуйся, дела обители точию знавый, егоже знает вселенная;

Радуйся, чуждый дольния славы, небесною мздою почтенный;

Радуйся, иже по кончине недвижим лежай, недужна возстави;

Радуйся, иже многим явивыйся, плач о кончине устави;

Радуйся, две златницы, монашества и священства, от Бога получивый;

Радуйся, с лихвою цельбы и чудес злато Христу возвративый;

Радуйся, Нектарие, Архиерею Божий.

 

Кондак 13

О священная главо, дивный врачу, Архиерею Божий Нектарие! Приими ныне малое, обаче теплое моление чад твоих, благодати, сущей в тебе, верующих. Даруй нам недугов исцеление и от вечныя избави погибели, да Христу Спасу нашему взываем с радостию: Аллилуиа.

 

Этот кондак читается трижды, затем икос 1 «Ан­гела хранителя…» и кондак 1 «Избранный Нектарие…»

 

Молитва святителю Нектарию, митрополиту Пентапольскому, Эгинскому чудотворцу

О мироточивая главо, святителю Нектарие, Ар­хиерею Божий! Во времена великаго отступления, не­честию мир пленившу, благочестием просиял еси и гла­ву прегордаго Денницы, уязвляющаго нас, сокрушил еси. Сего ради дарова ти Христос врачевати язвы неисцельны, за беззакония наша нас поразившия. Веруем: воз­люби тя Бог праведнаго, да тебе ради нас, грешных, помилует, от клятвы разрешит, от недуг избавит, и по всей вселенней страшно и славно будет имя Его, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 

Молитва иная

Об исцелении от рака, наркомании, от нападения темных сил, пьянства

О святителю Нектарие, отче Богомудрый! Приими, блюстителю веры Православныя, исповедание устен людей христоименитых, собранных днесь в храме бла­годатию Божиею, в тебе живущею. Весть бо достиже до предел Российских, яко ты, велий во святых угодниче Христов, во всех концех вселенныя призывающим имя твое являешися и от раковыя болезни исцеление даруеши.

Слышахом об иерее, тебе тезоименитом и храм во имя твое созидавшем со скорбьми велиими. Раковою убо язвою грудною поражен бе, крови на всяк день точащей­ся, и страждаше люте, дела же своего святаго не оставляше.

Внезапу ты, святителю многомилостиве, с небесе сшед, ему во храме предстал еси в видимом образе. Он же, непщуя тя собрата едина от смертных быти, прошаше молитв твоих и рече: «Боляй есмь вельми, обаче хощу святый олтарь наздати, да поне единожды святую Ли­тургию вкупе с прихожаны совершу; послежде и умрети готов есмь, смерть бо мя не страшит».

Ты же, отче, безплотен сый, слезами лице свое орошаше! И объем страдальца, лобызаше и глаголя: «Не тужи, чадо мое, яко, болезнию испытан, здрав будеши. Вси убо о чудеси сем ведати имут». Он же, исцелен быв, абие разуме, с кем беседоваше, тебе невидиму бывшу.

О великий угодниче Христов Нектарие! Храм оный свершен есть ныне, и чудеса твои, аки море преизливающееся, умножишася! Мы же познахом, яко молитве праведника должно поспешествуемой быти усердием нашим к службе Божией и решимостью за Христа умирати, да здрави обрящемся. Молят тя, отче праведный, болящая чада твоя: да совершается с нами воля Божия, благая, угодная и совершенная, не хотящи смерти грешнику, но еже обратитися и живу быти ему.

Ты же, провозвестниче воли Божией, исцели ны бла­годатным явлением своим, да велик будет Бог на небеси и на земли во веки веков! Аминь.

Наверх>>>

Тропарь святителю Нектарию, глас 1

Силиврии отрасль и Эгины хранителя, в последняя лета явльшагося, добродетели друга искренняго, Некта­рия почтим, вернии, яко божественнаго служителя Хри­стова: точит бо цельбы многоразличныя благочестно вопиющим: слава Прославльшему тя Христу, слава Дав­шему ти чудес благодать, слава Действующему тобою всем исцеления.

 

Кондак, глас 8

Православия звезду новосветлую, и Церкве новозданное ограждение воспоим в веселии сердечнем: про­славлен бо Духа действом, исцелений точит благодать независтную вопиющим: радуйся, отче Нектарие.

 

Величание

Величаем тя, святителю отче наш Нектарие, и чтим святую память твою, ты бо молиши о нас Христа Бога нашего.

Наверх>>>

Канон святителю Луке, исповеднику, архиепископу Крымскому, глас 8-й

 

Песнь 1

Ирмос: Дивному Богу величия принесем, и великолепно с нами да воспоет земля и небо ясно славу Его.

Припев: Святителю отче Луко, моли Бога о нас.

Святительский престол во граде Симферополе укра­сил светло, в немже пожив, яко Ангел, святым житием и учением Божественным освятил еси люди, да вси при­носят величия Божия и поют славу Его.

Вседержителя и Господа о нас моли, святителю Луко, даровати нам оставление прегрешений, да с тобою див­ному Богу величия принесем, и воспоем славу Его.

Слава: Явился еси ныне в памяти твоей Крымстей пастве, исповедниче Христов, столп непоколебимый и стена нерушимая, болящим утешение, грешников споручниче, Богу величия принося и воспевая славу Его.

И ныне, Богородичен: Тя призывающим спаситель­ное еси пристанище и покров, Богородительнице Пре­чистая, темже от души призываем Тя тепле: Владычице, спаси ны и научи нас дивному Богу величия приносити и воспевати славу Его.

 

Песнь 3

Ирмос: Уподоби мя, Христе, умно горе Сионстей, возвысивый и утвердивши в надежди о Тебе и искапавый росу благодати, Человеколюбче.

Источил еси, святителю, учения реки благодатныя и всяку душу благочестивых напоил еси, многая исце­лил еси и о всех усердне молился, да искапает росу бла­годати Своея Человеколюбец.

Труды твоими, яко добрый пастырь, святителю Луко, указал еси людем путь в Царство Небесное, и за подви­ги твоя от Бога венчан славою на небеси, Егоже моли, да ниспослет и нам росу благодати Своея, Человеко­любец.

Слава: Егда волею Божиею изгнание в Сибирь, и темницы, и многия скорби наидоша на тя, тогда терпе­нием мужемудренно вся победил еси, исповедав Хрис­та, и моля Его, да источит на всех росу благодати Своея, яко Человеколюбец.

И ныне, Богородичен: Любити убо Тя, Пречистая Богомати, и песнию прославляти Тебе научает нас ве­ликий Архангел и звати, Богоневесто, еже радуйся, яко Господь с Тобою: радуйся, Радосте Ангелов и всех человеков.

 

Седален, глас 8

Ко Господу имея очи сердечныя, святитель явился еси богоподобен и Крымскую паству преславно упасл еси, отгоняя полки безбожных палицею словес Боже­ственных, темже по кончине благодать достойно насле­довал еси, святителю блаженне. Сего ради вопием ти: моли Христа Бога грехов оставление даровати чтущим всечестную память твою.

Слава и ныне, Богородичен

Тя пристанище, и стену, и прибежище, и надежду, и покров, и заступление теплое обретше вернии, к Тебе притекаем и вопием прилежно, и зовем верно: помилуй, Богородице, уповающих на Тя и от прегрешений избави.

 

Песнь 4

Ирмос: Всел еси на кони, апостоли Твоя, Господи, и приял еси рукама Твоима узды их, и спасение бысть еждение Твое верно поющим: слава силе Твоей, Господи.

Юже стяжал еси честною Твоею Кровию, Церкве Твоея, Христе, чада утверди и направи на путь мира, тако воздыхал еси к Сыну Божию, святителю отче наш Луко, преподобныя своя руце о пастве воздеюща.

Любы николиже отпадает, глаголет Божественный Дух устами апостола Павла. В твоих деннощных тру­дах исцелений недужных любовь твоя известися, угод­ниче Христов, и сию проявил еси в милосердии, непре­станно вдов питая и сирых, и немощных.

Слава: Ученьми, мудре святителю, стадо твое утвер­дил еси в вере и доброделанием твоим Церкви был ис­поведник и учитель, Луко.

И ныне, Богородичен: Крепость наша Ты еси, Пре­чистая Богомати, Твоими бо мольбами и святителя Луки избавихомся вси от страстей, и бед, и обстояний, и не­дугов многообразных, Спасу Христу зовуще: слава силе Твоей, Господи.

 

Песнь 5

Ирмос: Повеления Твоя просвещением, Христе Боже, яко Благ, показал еси, зане, Светодавче, от нощи утренююще, славу возсылаем.

Единицу несозданную богословил еси Троицу Свя­тую Бога нашего и человеческаго естества состав в духе, душе и теле священными богословии твоими научил еси.

Умом чистым и писании духовными назидал еси, богоглаголиве Луко, образ был еси всей богоданной па­стве твоей, словом и житием, любовию, верою и чисто­тою.

Слава: Смотрением Божиим и святительским бла­гословением рукою моею приносимое тебе и твоим тру­дом похваление, святителю Луко, не отрини, но приими и моли Христа Бога, да избавит мя шуияго стояния и сподобит Небеснаго Царствия Своего.

И ныне, Богородичен: Едина Чистая, Богородительнице, не презри молений раб Твоих, приими сия молит­вы ради угодника Твоего святителя Луки, и принеси ко Престолу Сына Твоего, да спасет души наша.

 

Песнь 6

Ирмос: Отвергл мя еси во глубины сердца морскаго, и видех чудеса Твоя, Господи.

Ризную худость имел еси, пребогате, вся бо своя неимущим раздавал, сироты и вдовыя питая, рачитель же сый Милостиваго Спасителя Христа быв.

Духовныя жизни всем людем страны нашея учитель был, благочестием украшался, гордыню посекл еси, бла­женне, духовным мечем, пастыри назирая и утверждая.

Слава: На пажити Божественней труждаяся, архи­ерей сый, архипастырем нашим в молитвах способствуй, да право правят слово истины; Церковь Православную огради, страну нашу сохрани, веру в нас умножи, да сла­вим Христа во веки.

И ныне, Богородичен: Откровице Богоизбранная, восхваляем Тя вси и верно молимся, Дево Марие: моле­ние наше приими и прошения исполни.

 

Кондак, глас 1

Якоже звезда всесветлая, добродетельми сияющи, / был еси святителю, / душу же равноангельну сотворил, / сего ради святительства саном почется, / во изгнании же от безбожных много пострадал / и непоколебим ве­рою пребыв, / врачебною мудростию многая исцелил еси. / Темже ныне честное тело твое от земленных недр обретенное дивно / Господь прослави, да вси вернии вопием ти: / радуйся, отче святителю Луко, / земли Крымстей похвало и утверждение.

 

Икос

Исповедании священными подобствовав, сеятель был еси духовных добродетелей, нечестия же явился искоренителю, святителю Луко прехвальне, яко архипас­тырь и учитель жизнь совершив, к Небеси востекл еси и венец неувядаемый от Господа приял. Сего ради вопи­ем ти: Радуйся, отче святителю Луко, земли Крымстей похвало и утверждение.

 

Песнь 7

Ирмос: В начале землю основавый и Небеса словом утвердивый, благословен еси во веки, Господи, Боже отец наших.

Елеем любве твоея помазал еси люди, иго Христово на рамо взем, последовал еси стопам Его, святительски потрудился, слово Божие возвестил да прославляют верныя чада Сотворшаго вся, поя Господеви: благословен еси во веки Боже отец наших.

Пастырь добрый словесному стаду твоему, святи­телю Луко, был еси, душу твою за овцы положити гото­вый: темже и явился еси обидимым заступник непрео­боримый, правды же ревнитель неустрашимый, сильных мира сего с любовию обличая и пасомых своих отечес­ки вразумляя и наставляя, да верно воспевают Господа, Бога отец наших.

Слава: Радовахуся людие града Симферополя, зряще тебе светлостию сана святительскаго облечена и пре­столу благодати Божией предстояща, усердно о пастве молящагося. И, по апостолу, вся всем быв, да всех ко Христу приведеши и купно со всеми вопиеши: благо­словен еси во веки, Господи, Боже отец наших.

И ныне, Богородичен: Радости Подательнице, Богородительнице Пречистая, верою славящия и от души поющия Тя радости неизреченныя исполни и Света Невечерняго сподоби, Дево Богоблагодатная, Владычице.

 

Песнь 8

Ирмос: Покрываяй водами превыспренняя Своя, пола­гаяй морю предел песок и содержай вся, Тя поет солнце, Тя хвалит луна, Тебе приносит песнь вся тварь, яко Содетелю всех во веки.

Имя твое, святителю Луко, якоже благоухание рая Божия по лицу всея земли нашея обносится, услаждая сердца верующих и призывая в радости духовней воспевати Содетеля всех во веки.

Ныне ни в зерцалех, ни в гаданиих добрых, лицем же к лицу Христа Господа зриши, вопия радостно тя Прославльшему Содетелю всех во веки.

Слава: О, иерарше богомудре, священное скончал еси течение, священнейшую жизнь твою священнейше совершив, радуяся и воспевая освящающаго Содетеля всех Бога во веки.

И ныне, Богородичен: Шедше путем Божественных заповедей Сына Твоего, Богомати, и Тя Заступницу и Предстательницу имея, весь род человеческий Твоим Рождеством от праотча падения востает и от клятвы праматерния избавляется.

 

Песнь 9

Ирмос: Благословен Господь, Бог Израилев, воздвигнувый рог спасения нам в дому Давидове, отрока Своего, в них же посети нас Восток с высоты и направил ны есть на путь мира.

Евангелие Христово проповедав, мудре святителю, дело Божие на земли совершив и сподобившись приятия Святых Тайн Христовых, о Бозе почил еси.

Ныне с Вышними Воинствы моли, угодниче Хрис­тов, Человеколюбца даровати притекающим к предстательству твоему оставление грехов и жития исправление.

Слава: И по смерти, яко жив сый, благодатию Божиею с нами пребываеши, святителю Луко, пастырь добрый нам являешися, твердо стояти в православней вере укрепляя и в добродетельней жизни наставляя.

И ныне, Богородичен: Еже радуйся, со Архангелом зовем Ти, Чистая, яко Царя Небеснаго родила еси, Дево Богородице, и молим Тя: избави ны, рабы Твоя, вечныя смерти.

Наверх>>>

Акафист святителю Луке

 

Кондак 1

Возбранный святителю Церкве Православныя и исповедниче, возсиявый стране нашей в земле Крымстей, яко светозарное светило, добре потрудивыйся и за имя Христово гонение претерпевый, прославляюще прославльшаго тя Господа, даровавшаго нам тебе новаго молитвенника и помощника, похвальное воспеваем ти пение: ты же, яко имеяй велие дерзновение ко Владыце небесе и земли, от всяких недугов душевных и телесных свободи нас и добре стояти в Православии укрепи, да вси во умилении зовем ти:

Радуйся, святителю Крымский исповедниче Луко, врачу благий и милостивый.

 

Икос 1

Ангелов собеседниче и человеков наставниче, Луко преславный, подобно евангелисту и апостолу Луке, емуже тезоименит сый, от Бога дар целити недуги человеческия приял еси, во врачевании болезней ближних, многая труды подъемля, и, плоть нося, о плоти нерадел еси, делы добрыми Отца Небеснаго прославил еси. Тем­же благодарив во умилении зовем ти:

Радуйся, от юности разум свой игу Христову покоривый;

Радуйся, пречестное Святыя Троицы селение бывый;

Радуйся, блаженство милостивых, по Слову Госпо­да, унаследовавый;

Радуйся, верою Христовою и знанием богодарованным многия недужныя исцеливый;

Радуйся, страждущих недугами телесными врачу милосердный;

Радуйся, во дни брани вождей и воинов исцели­телю;

Радуйся, всех врачев наставниче;

Радуйся, скорый в нуждах и скорбех сущим помощниче;

Радуйся, Церкви Православныя утверждение;

Радуйся, земли нашея озарение;

Радуйся, крымския паствы похвало;

Радуйся, града Симферополя украшение;

Радуйся, святителю Крымский исповедниче Луко, врачу благий и милостивый.

 

Кондак 2

Видя в человецех во время врачеваний, аки в зерца­ле, премудрость и славу Творца всяческих Бога, к Нему Духом выну возносился еси, богомудре, светом же богоразумия твоего и нас озари, да вопием купно с тобою: Аллилуиа.

 

Икос 2

Разум твой Божественными ученьми просветил еси, Луко всеславне, отвергнув всяко плотское мудрование, с разумом же и волю повинул еси Господеви. Подобен апостолом быв, тии бо по Слову Христову: «Грядита по Мне, и сотворю вы ловца человеком» оставиша вся и по Нем идоша, и ты, святе, услышав зовущего тя на слу­жение Господа Иисуса чрез раба Своего архиепископа Ташкентского Иннокентия абие приемлеши священство в Церкви Православней. Сего ради, яко богомудраго наставника, тя ублажающе, воспеваем сице:

Радуйся, Ангела Хранителя увеселение;

Радуйся, яко того николиже опечалил еси;

Радуйся, во учении преспевавый и тем мудрецы мира сего удививый;

Радуйся, от творящих беззаконие уклонивыйся;

Радуйся, Божия Премудрости созерцателю и проповедниче;

Радуйся, истиннаго богословия златословесный учи­телю;

Радуйся, апостольских преданий блюстителю;

Радуйся, свеще, Богом возженная, мрак нечестия разгоняющая;

Радуйся, звездо, путь ко спасению показуюшая;

Радуйся, Православия ревнителю;

Радуйся, раскольников обличителю;

Радуйся, свидений и оправданий Господних возжадавый;

Радуйся, святителю Крымский исповедниче Луко, врачу благий и милостивый.

 

Кондак 3

Силою благодати Божия, еще во временней жизни приял еси дар, святе Луко, недуги целити, да вси, усер­дно притекающии к тебе недугов телесных и паче ду­шевных исцеления сподобляются, вопия Богу: Алли­луиа.

 

Икос 3

Имея неусыпное попечение о спасении душ, вверен­ных тебе от Бога, Луко блаженне, пастырски к душеспа­сительной жизни, и словом и самым делом непрестанно наставлял еси. Сего ради приими от нашего усердия достойныя похвалы тебе:

Радуйся, Божия разума исполненный;

Радуйся, благодатию Духа Святаго преосененный;

Радуйся, нищеты Христовы подражателю;

Радуйся, пастырю добрый, уклоняющихся от веры православныя и блуждающих по горам суемудрия, взыскавый;

Радуйся, делателю винограда Христова, чад Божиих укрепляяй в истинной вере православней;

Радуйся, щите, защищаяй благочестие;

Радуйся, непоколебимое Православия основание;

Радуйся, твердый каменю веры;

Радуйся, душепагубного неверия и злотворного об­новленчества обличителю и искоренителю;

Радуйся, в делании духовнем подвизающихся муд­рый укрепителю;

Радуйся, от мира изгнанным пристанища тихаго указателю;

Радуйся, яко приим крест Христу последовал еси;

Радуйся, святителю Крымский исповедниче Луко, врачу благий и милостивый.

 

Кондак 4

Бурю внутрь имея помышлений многих, недоуме­ваше раб Божий, что речет о нем Господь, егда проразумеваху его достойна быти епископом граду Ташкенту: обаче всего себе Христу Богу предаде, Тому о всем бла­годарение возсылая, зовый: «Благословен Бог, изливаяй благодать Свою на архиереи Своя». И поя Ему: Алли­луиа.

 

Икос 4

Слышавше людие православнии, в гонении сущии, о благоплодных добротах души твоея, богоносне Луко, и видеша на степени святительства, яко достойный со­суд Божественныя благодати, вся немощная врачующая и оскудевающая восполняющая, дивятся чудному промышлению Бога о тебе и приносят ти сицевая благохваления:

Радуйся, архиерею, от Самого Господа пронареченный;

Радуйся и в надписании книги твоея сан епископа тебе предуказавый;

Радуйся, иерархов украшение;

Радуйся, пастырю добрый, яко готов был еси душу твою положити за овцы своя словесныя;

Радуйся, многосветлый Церкве светильниче;

Радуйся, апостолов сопричастниче;

Радуйся, исповедников украшение;

Радуйся, о себе попечение всякое отвергни;

Радуйся, скорбей утолителю;

Радуйся, о людских невежествиих печальниче;

Радуйся, искавших спасения правым Учением оглашавый;

Радуйся, житием твоим сего учения не посрамивый;

Радуйся, святителю Крымский исповедниче Луко, врачу благий и милостивый.

 

Кондак 5

Боготочною кровию от вечныя смерти искупленныя соблюдая, егда сан епископа в дни страшных гонений по благословению святаго Патриарха Тихона от рук епископов православных приял еси, святителю Луко, дело благовестника добре сотворил еси, обличая, запре­щая, умоляя, со всяким долготерпением и учением, и поя Богу: Аллилуиа.

 

Икос 5

Видевше Ангельстии чинове великия твоя подви­ги, егда по заповеди Господней: «Блажени изгнани прав­ды ради: яко тех есть Царство Небесное», в крепости сердечней безропотно понесл еси заточение и изгнание в Сибирь за имя Господа и святую Церковь Христову, терпением велиим устрояя свое спасение, примером же своим верных души назидая. Мы же тя усердно любо­вию почитающе чествуем похвалами сими:

Радуйся, светильниче на свещнице церковнем по­ставленный;

Радуйся, яко слово Писания: «Любы долготерпит», на тебе оправдася;

Радуйся, защищати тя верным воспретивый;

Радуйся, властем повинувыйся и сего ради волею в руки воинов нощию предавыйся;

Радуйся, клевреты и неправедных судей уничижен­ный;

Радуйся, в заточение со смирением безропотно шедый;

Радуйся, из управляемой тобою Ташкентския епар­хии правды ради изгнанный;

Радуйся, верными оплаканный;

Радуйся, за Господа распятого изъязвленный и за­ушенный;

Радуйся, уста лживых неверов заградивый;

Радуйся, праведными устами небесныя истины и в изгнании вещавый;

Радуйся, яко мученицы на небесех о терпении тво­ем ликоваху;

Радуйся, святителю Крымский исповедниче Луко, врачу благий и милостивый.

 

Кондак 6

Проповедник немолчный тайны Пресвятыя Единосущныя и Неразделимыя Троицы был еси и в темнице, и во градех сибирского изгнания терпя глад, мраз северныя страны и жестокость клевретов безбожных. Сего ради проповедует Церковь Крымская величия Божия явленныя на тебе, святителю Луко, яко приял еси дар целити недуги душевныя и телесныя и в стране изгна­ния, да вси единым сердцем и едиными усты воспеваем Богу: Аллилуиа.

 

Икос 6

Возсиял еси, яко звезда лучезарная, красноярстей пастве и тамбовстей, озаряя души верных и разгоняя тьму нечестия и безбожия. И исполнишася на тебе сло­ва Христовы: «Блажени есте, егда поносят вам, и ижденут, и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради». Ты же, гонимый из града во град и клеветы терпя, архи­пастырское служение усердие исполнял и сладостию писаний твоих насыщал вся алчущия и жаждущия прав­ды, иже благодарне взывают тебе:

Радуйся, наставниче, всех к небеси наставляяй;

Радуйся, славы Божией истинный ревнителю;

Радуйся, воине Христов непобедимый;

Радуйся, за Христа Господа темницы и биения терпевый;

Радуйся, смирения Его истинный подражателю;

Радуйся, вместилище Духа Святаго;

Радуйся, вшедый с мудрыми в радость Господа тво­его;

Радуйся, корыстолюбия обличителю;

Радуйся, пагубу тщеславия показавый;

Радуйся, беззаконники ко обращению призывавый;

Радуйся, имже сатана посрамися;

Радуйся, имже Христос прославися;

Радуйся, святителю Крымский исповедниче Луко, врачу благий и милостивый.

 

Кондак 7

Хотя достойно совершити подвиг, возложенный на тя от Бога, облеклся еси во вся оружия Божия и стал на брань противу миродержителей века сего, духовом злобы поднебесным, препоясав чресла своя истиною и облекшись в броню правды, угасил, исповедниче Луко, вся стрелы лукаваго, поя Содетелю и Богу: Аллилуиа.

 

Икос 7

Новое гонение воздвиже беззаконных человек и без­божных на Церковь Православную и в дальнюю таеж­ную глубину угнаша тя, святителю Луко, и близ смерти быв, рукою Божию сохранен, взывал с Павлом апосто­лом: «До нынешнего часа и алчем, и жаждем, и наготуем, и страждем, и скитаемся… Гоними, терпим: якоже отреби миру быхом, всем попрание доселе». Сего ради, ведуще таковая, ублажаем тя:

Радуйся, исповедниче Христов блаженный;

Радуйся, мраз лютый претерпевый;

Радуйся, близ смерти бывый, Господом сохранен­ный;

Радуйся, самоотвержение всецелое показавый;

Радуйся, уневестивый душу твою Жениху Христу;

Радуйся, Господа распятаго на Кресте присно пред собою предзревый;

Радуйся, во бдениих и молитвах неослабно пребы­вал еси;

Радуйся, Единосущныя Троицы истинный ревни­телю;

Радуйся, скорый от всякия болезни безмездный врачу;

Радуйся, ломотныя и опухлыя уврачевавый;

Радуйся, от неисцельныя гнойныя болезни костей и ран здрави возставивый;

Радуйся, яко верою твоею и трудами врачевными расслабленнии исцелеша;

Радуйся, святителю Крымский исповедниче Луко, врачу благий и милостивый.

 

Кондак 8

Странник во юдоли земней быв, терпения, воздер­жания и чистоты образ показал еси, исповедниче Луко. Любовь евангельскую явил еси, егда отечество в опас­ности от нашествия иноплеменник пребываше, деннонощно во врачебнице трудился, исцеляя недуги и раны вождей и воинов Отечества земнаго, непамятозлобием и любовию удивляя всех творящих ти напасти и многия сим обратил ко Христу, во еже пети Ему: Аллилуиа.

 

Икос 8

Весь исполнь любве Христовы, Луко благосерде, душу твою полагал еси за други твоя, и яко Ангел Хра­нитель присущ был еси ближним и дальним, озлобленныя укрощая, враждующия примиряя и спасение всем устрояя. Поминая труды твоя во благо людей Отечествия твоего, благодарне взываем ти:

Радуйся, дивную любовь ко Отечеству земному по­казавый;

Радуйся, смирения и незлобия учителю;

Радуйся, изгнание и жестокия муки мужемудренно претерпевый;

Радуйся, за Христа пострадавый и мучимый;

Радуйся, твердо Его исповедавый;

Радуйся, злобу врагов любовию Христовою победивый;

Радуйся, отче благосердный, взыскавый спасения многих;

Радуйся, яко великими скорбями был искушаем;

Радуйся, в гонениих терпение дивное явивый;

Радуйся, яко за враги умолял еси Господа;

Радуйся, егоже любовь победи всяку вражду;

Радуйся, егоже незлобие покори жестокия сердца;

Радуйся, святителю Крымский исповедниче Луко, врачу благий и милостивый.

 

Кондак 9

Всем был еси вся, якоже и святый Павел, да всяко некия спасеши, святителю Луко, архипастырский под­виг совершая в тамбовстем крае, многими труды храмы обновляя и созидая, Уставы Святоотеческия строго со­блюдая, спасению паствы твоея служити не престал еси, чисто Богови поюще: Аллилуиа.

 

Икос 9

Витии человечестии не возмогут по достоянию изрещи твоих благодеяний множество, егда явился на Крымстей земли, яко отец чадолюбивый, святителю отче Луко. Щедродательная бо десница твоя всюду досязаше. Мы же благосердию твоему подражати хотяще, во удивлении взываем к тебе:

Радуйся, лучу любве Божия;

Радуйся, сокровище милосердия Спасова неисточимое;

Радуйся, яко вся своя неимущим раздавал еси;

Радуйся, ближния твоя паче себе возлюбивый;

Радуйся, безматерних сирот питателю и окормителю;

Радуйся, безпомощных старцев и стариц попечи­телю;

Радуйся, яко болящия и в темнице заключенныя посещал еси;

Радуйся, яко нужды бедных предварял в различных местах Отечества своего;

Радуйся, яко нищия поминая, обеды им устроял еси;

Радуйся, яко коемуждо в горестех, аки Ангел уте­шитель являлся еси;

Радуйся, Ангеле земный и человече небесный;

Радуйся, яко о глубине милосердия твоего Мати Божия возрадовася;

Радуйся, святителю Крымский исповедниче Луко, врачу благий и милостивый.

 

Кондак 10

Спасению крымския паствы твоея служити много­летне не престал по образу пастыреначальника Христа, на рамех заблудшее взем естество Богу и Отцу привел еси. Божиим бо милосердием утешая, ко исправлению жития словесы учительными твоими влекл еси вся, во еже сердцем чистым пета Богу: Аллилуиа.

 

Икос 10

Царя Небеснаго Христа Бога верный служителю быв, святителю отче Луко, неустанно возвещал слово истины во всех храмах земли нашея Таврическия, ду­шеспасительною пищею учения евангельского верныя чада научая и Устав Церковный строго исполняти по­велевая. Темже тя, яко пастыря добраго, сице прослав­ляем:

Радуйся, неутомимый проповедниче правды евангельския;

Радуйся, яко Богом врученное тебе стадо словесное добре пасый;

Радуйся, яко овцы своя словесныя от душегубных волков охранявый;

Радуйся, чина церковного строгий блюстителю;

Радуйся, чистоты веры православныя охранителю;

Радуйся, тобою бо Дух Святый написа словеса спасительныя;

Радуйся, яко тайну богословия о духе, душе и теле явил еси нам;

Радуйся, яко слово твое, аки в ризы позлащены, тай­ны веры одеяшася;

Радуйся, молние, гордыню низлагающая;

Радуйся, громе, беззаконно живущия устрашаяй;

Радуйся, церковного благочестия насадителю;

Радуйся, архипастырю, пастыри духовныя наставляяй и вразумляяй непрестанно;

Радуйся, святителю Крымский исповедниче Луко, врачу благий и милостивый.

 

Кондак 11

Пение у гроба твоего, угодниче Божий, не умолкаше во днех блаженнаго успения твоего. Мнози бо, ведяху тя богоносна и равноангельна суща, собрашася от всех предел земнаго твоего Отечествия совершити соборное моление о душе твоей, восходящия в горния обители Отечествия Небеснаго, воспевая и поя Богу: Аллилуиа.

 

Икос 11

Свеща еси в Церкви Христовой, горящая невеще­ственным светом благодати Божией, был еси, святите­лю Луко, вся концы земли нашея озаряя. Егда же приспе время отшествия твоего, Божественнии Ангели прияша святую душу твою, и в Небесныя обители вознесоша. Темже, поминающе блаженное успение и велие твое на небеси и на земли прославление, с радостию приносим ти благохваления сия:

Радуйся, светильниче немеркнущий Света Невечерняго;

Радуйся, яко мнози прославиша чрез твои добрыя дела Отца Небеснаго;

Радуйся, яко свет добрых дел твоих просветился пред человеки;

Радуйся, яко мнози прославиша чрез твои добрыя дела Отца Небеснаго;

Радуйся, угодниче Божий, течение благочестие скончавый;

Радуйся, веру, надежду и любы от Господа стяжавый;

Радуйся, со Христом, Егоже возлюбил еси, на веки соединивыйся;

Радуйся, Царствия Небеснаго и славы вечныя наследниче;

Радуйся, архиерею, от вечного Архиерея Христа благодатными дарами исполненный;

Радуйся, скорый помощниче призывающим тя;

Радуйся, земли Крымския новое светило и утверж­дение;

Радуйся, рода христианскаго благодатный покрови­телю;

Радуйся, святителю Крымский исповедниче Луко, врачу благий и милостивый.

 

Кондак 12

Благодать свыше ти данную познавше, благоговей­но лобызаем честнаго лика твоего изображение, святи­телю Луко, чающе тобою получити просимое от Бога. Темже припадая ко святым мощем твоим со умилением молим тя: укрепи нас добре стояти в вере православней и угождающе благими делы немолчно пети Богу: Алли­луиа.

 

Икос 12

Поюще Бога, дивнаго во святых Своих, хвалим тя, Христова исповедника, святителя и предстателя пред Господем. Весь бо еси в вышних, но и нижних не оставляеши, святителю отче Луко, присно со Христом царствуеши и о нас грешных пред Престолом Божиим хо­датайствуешь. Сего ради во умилении зовем ти:

Радуйся, света неприступнаго зрителю;

Радуйся, ему же сорадуются Ангелы, и о немже ве­селятся человецы;

Радуйся, научивый заповедем Христовым и сотворивый я;

Радуйся, яко достоин явился еси Царствия Небес­наго;

Радуйся, путем исповедничества райских селений достигший;

Радуйся, поношения Христа ради терпевый и веч­ную с Ним славу приявый;

Радуйся, души наша к Царствию Небесному путеводяй;

Радуйся, предстателю пред Престолом Божиим за нас грешных;

Радуйся, Православия похвало и земли нашея радование;

Радуйся, в сонме святых быти сподобивыйся;

Радуйся, Собору всех Крымских святых сопричастниче;

Радуйся, святителю Крымский исповедниче Луко, врачу благий и милостивый.

 

Кондак 13

О великий и преславный угодниче Божий, святите­лю отче наш Луко, приими сие похвальное пение от нас недостойных, обаче с любовию сыновнею тебе прино­симое. Предстательством твоим у Престола Божия и молитвами твоими всех нас в вере православней и доб­рых делех утверди. От всяких бед, скорбей, болезней и напастей в сей жизни находящих сохрани, от мучений в будущем веце избави. И сподоби в вечней жизни куп­но с тобою и со всеми святыми пети Творцу нашему: Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды, затем икос 1 «Ан­гелов собеседниче…» и кондак 1 «Возбранный святи­телю…»

 

Молитва святителю Луке, исповеднику, архиепископу Крымскому

О всеблаженный исповедниче, святителю отче наш Луко, великий угодниче Христов! Со умилением преклоньше колена сердец наших и припадая к раце чест­ных и многоцелебных мощей твоих, якоже чада отца, молим тя всеусердно: услыши нас грешных и принеси молитву нашу к Милостивому и Человеколюбцу Богу, Емуже ты ныне в радости святых и с лики Ангел предстоиши. Веруем бо, яко ты любиши ны тою же любовию, еюже вся ближния возлюбил еси, пребывая на земли.

Испроси у Христа Бога нашего, да утвердит во Свя­тей Своей Православней Церкви дух правыя веры и бла­гочестия: пастырям ея да даст святую ревность и попече­ние о спасении вверенных им людей: право верующия соблюдати, слабыя и немощныя в вере укрепляти, неведущия наставляти, противныя обличати. Всем нам подай дар коемуждо благопотребен, и вся яже к жизни временней и к вечному спасению полезная. Градов наших ут­верждение, земли плодоносие, от глада и пагубы избав­ление. Скорбящим утешение, недугующим исцеление, заблудшим на путь истины возвращение, родителем бла­гословение, чадом в страсе Господнем воспитание и на­учение, сирым и убогим помощь и заступление.

Подаждь нам всем твое архипастырское и святое благословение, да тобою осеняеми избавимся от козней лукаваго и избегнем всякия вражды и нестроений, ере­сей и расколов.

Даруй нам богоугодно прейти поприще временной жизни, настави нас на путь, ведущий в селения правед­ных, избави нас воздушных мытарств и моли о нас всесильнаго Бога, да в вечней жизни с тобою непрестанно славим Отца и Сына и Святаго Духа, Емуже подоба­ет всякая слава, честь и держава во веки веков. Аминь.

Наверх>>>

 

ОТ ВСЯКИХ НЕДУГОВ И БОЛЕЗНЕЙ

Тяжко страждущие люди кроме общих молитв об исцелении могут читать и такие молитвы

 

Молитва Пресвятой Богородице перед Ее иконой «Всех скорбящих Радость»

О Пресвятая Владычице Богородице, Преблагословенная Мати Христа Бога, Спасителя нашего, всех скор­бящих Радосте, больных посещение, немощных покро­ве и заступнице, вдовиц и сирых покровительнице, матерей печальных всенадежная утешительнице, мла­денцев немощных крепосте, и всем беспомощным все­гда готовая помоще и верное прибежище! Тебе, о Все­милостивая, дадеся от Всевышняго благодать во еже всех заступати и избавляти от скорби и болезней, зане Сама лютыя скорби и болезни претерпела еси, взирающи на вольное страдание Сына Твоего возлюбленнаго и Того на Кресте распинаема зрящи, егда оружие Симеоном предреченное сердце Твое пройде. Темже убо, о Мати чадолюбивая, вонми гласу моления нашего, утеши нас в скорби сущих, яко верная радости Ходатаица: пред­стоящи престолу Пресвятыя Троицы, одесную Сына Твоего, Христа Бога нашего, можеши, аще восхощеши, вся нам полезная испросити. Сего ради с верою сердеч­ною и любовию от души припадаем к Тебе яко Царице и Владычице, и псаломски вопити Тебе дерзаем: слыши, Дщи, и виждь, и приклони ухо Твое, услыши моле­ние наше, и избави нас от обстоящих бед и скорбей. Ты бо прошения всех верных, яко скорбящих Радость, ис­полняеши, и душам их мир и утешение подаеши. Се, зриши беду нашу и скорбь; яви нам милость Твою, по­шли утешение уязвленному печалию сердцу нашему, покажи и удиви на нас грешных богатство милосердия Твоего, подаждь нам слезы покаяния ко очищению гре­хов наших и утолению гнева Божия, да с чистым серд­цем, совестию благою и надеждою несумненною при­бегаем ко Твоему ходатайству и заступлению: приими, всемилостивая наша Владычице Богородице, усердное моление наше Тебе приносимое, и не отрини нас недо­стойных от Твоего благосердия, но подаждь нам избав­ление от скорби и болезни, защити нас от всякаго наве­та вражия и клеветы человеческия, буди нам помощница неотступная во все дни жизни нашея, яко да под Твоим Матерним покровом всегда пребудем цели и сохранени Твоим заступлением и молитвами к Сыну Твоему и Богу Спасителю нашему, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и Святым Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 

Молитва Пресвятой Богородице в честь Ее иконы «Скоропослушница»

Преблагословенная Владычице, Приснодево Бого­родице, Бога Слова паче всякаго слова на спасение на­ше рождшая, и благодать Его преизобильно паче всех приявшая, море явльшаяся Божественных дарований и чудес приснотекущая река, изливающая благость всем, с верою к Тебе прибегающим! Чудотворному Твоему образу припадающе, молимся Тебе, всещедрей Матери человеколюбиваго Владыки: удиви на нас пребогатыя милости Твоя, и прошения наша, приносимая Тебе, Скоропослушнице, ускори исполнити все еже на пользу, во утешение и спасение коемуждо устрояющи. Посети, Преблагая, рабы Твоя благодатию Твоей, подаждь недугующим цельбу и совершенное здравие, обуреваемым тишину, плененным свободу, и различными образы страждущих утеши. Избави, Всемилостивая Госпоже, всяк град и страну от глада, язвы, труса, потопа, огня, меча и иныя казни временныя и вечныя, Матерним Тво­им дерзновением отвращающи гнев Божий; и душевна-го разслабления, обуревания страстей и грехопадений свободи рабы Твоя, яко да непреткновенно во всяком благочестии поживше в сем веце, и в будущем вечных благ сподобимся благодатию и человеколюбием Сына Твоего и Бога, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение со Безначальным Его Отцем и Пресвятым Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Наверх>>>

Молитва Пресвятой Богородице в честь Ее иконы «Всецарица»

(Пантанасса)

О Всеблагая, досточудная Богородице Пантанасса, Всецарице! Несмь достоин да внидеши под кров мой! Но яко милостиваго Бога любоблагоутробная Мати, рцы слово, да исцелится душа моя и укрепится немощствующее тело мое. Имаши бо державу непобедимую и не изнеможет у Тебе всяк глагол, о Всецарице! Ты за мя упроси, Ты за мя умоли. Да прославляю преславное имя Твое всегда, ныне и в безконечныя веки. Аминь.

 

Молитва на всякую немощь

Владыко Вседержителю, врачу душ и телес, смиря­яйи возносяй, наказуяй и паки изцеляяй, брата нашего (имя) немощствующа посети милостию Твоею, простри мышцу Твою, исполнену исцеления и врачбы, и исцели его, возставляй от одра и немощи, запрети духу немо­щи, отстави от него всяку язву, всяку болезнь, всяку рану, всяку огневицу и трясавицу. И аще есть в нем согреше­ние или беззаконие, ослаби, остави, прости, Твоего ради человеколюбия.

 

Молитва в болезни

Господи Боже, Владыко жизни моей, Ты по благости Твоей сказал: не хочу смерти грешника, но чтоб он об­ратился и жив был. Я знаю, что эта болезнь, которою я страдаю, есть наказание Твое за мои грехи и беззако­ния; знаю, что по делам моим я заслужил тягчайшее наказание, но, Человеколюбче, поступай со мною не по злобе моей, а по беспредельному милосердию Твоему. Не пожелай смерти моей, но дай мне силы, чтобы я тер­пеливо сносил болезнь, как заслуженное мною испыта­ние, и по исцелении от нее обратился всем сердцем, всею душою и всеми моими чувствами к Тебе, Господу Богу, Создателю моему, и жив был для исполнения святых Твоих заповедей, для спокойствия моих родных и для моего благополучия. Аминь.

Наверх>>>

Молитва болящей

Господи, видишь Ты мою болезнь. Ты знаешь, как я грешна и немощна; помоги мне терпеть и благодарить Твою Благость. Господи, сотвори, чтобы болезнь эта была в очищение многих моих грехов. Владыко Госпо­ди, я в руках Твоих, помилуй меня по воле Твоей и, если мне полезно, исцели меня вскоре. Достойное по делам моим приемлю; помяни мя, Господи, во Царствии Тво­ем! Слава Богу за всё!

 

Молитва до и после чтения Евангелия

Каждый день нужно читать по одной главе Еван­гелия, а перед и после главы — эту молитву:

Спаси, Господи, и помилуй раба Твоего (имя) сло­вами Божественнаго Евангелия, чтомыми о спасении раба Твоего. Попали, Господи, терние всех его согре­шений, и да вселится в него благодать Твоя, опаляющая, очищающая, освящающая всего человека, во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

 

Молитва первая об исцелении болящего

Владыко Вседержителю, святый Царю, наказуяй и не умерщвляяй, утверждаяй низпадающия и возводяй низверженныя, телесныя человеков скорби исправляяй, молимся Тебе, Боже наш, раба Твоего (имя) немощствующа посети милостию Твоею, прости ему всякое согре­шение вольное и невольное. Ей, Господи, врачебную Твою силу с небесе низпосли, прикоснися телеси, угаси огневицу, укроти страсть и всякую немощь таяющую-ся, буди Врач раба Твоего (имя), воздвигни его от одра болезненнаго и от ложа озлобления цела и всесовершенна, даруй его Церкви Твоей благоугождающа и творяща волю Твою. Твое бо есть, еже миловати и спасати ны, Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Свя­тому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Наверх>>>

Молитва вторая об исцелении болящего

О Премилосердый Боже, Отче, Сыне и Святый Душе, в Нераздельней Троице покланяемый и славимый, призри благоутробно на раба твоего (имя), болезнию одержимаго; отпусти ему вся согрешения его; подай ему исцеление от болезни; возврати ему здравие и силы те­лесныя; подай ему долгоденственное и благоденствен­ное житие, мирные Твоя и премирные блага, чтобы он вместе с нами приносил благодарные мольбы Тебе, Всещедрому Богу и Создателю моему.

Пресвятая Богородица, всесильным заступлением Твоим помоги мне умолить Сына Твоего, Бога моего, об исцелении раба Божия (имя).

Все святые и Ангелы Господни, молите Бога о боль­ном рабе Его (имя). Аминь.

Наверх>>>

Молитва святой блаженной Ксении Петербургской

О святая всеблаженная мати Ксение! Под кровом Всевышняго жившая, ведомая и укрепляемая Богомате­рию, глад и жажду, хлад и зной, поношения и гонения претерпевшая, дар прозорливости и чудотворения от Бога получила еси и под сению Всемогущаго покоишися: святая Церковь, яко благоуханный цвет, прослави тя. Предстояще на месте твоего погребения, пред образом твоим святым, яко живой ти, сущей с нами, молимся ти: приими прошения наша и принеси я ко престолу мило-серднаго Отца Небеснаго, яко дерзновение к Нему иму­щая, испроси притекающим к тебе вечное спасение, на благая дела и начинания наша щедрое благословение, от всяких бед и скорбей избавление, предстани святыми твоими молитвами пред всемилостивым Спасителем нашим о нас, недостойных и грешных. Помози, святая блаженная мати Ксение, младенцы светом святаго кре­щения озарити и печатию дара Духа Святаго запечатлети, отроки и отроковицы в вере, честности, богобояз­ненности воспитати и успехи в учении им даровати; болящия и недугующия исцели, семейным любовь и согласие низпосли, монашествующих подвигом добрым подвизатися удостой и от поношений огради, пастыри в крепости Духа Святаго утверди, народ и страну нашу в мире и безмятежии сохрани, о лишенных в предсмерт­ный час причащения Святых Христовых Тайн умоли: ты наша надежда и упование, скорое услышание и из­бавление, тебе благодарение возсылаем и с тобою сла­вим Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Наверх>>>

Молитва святителю Спиридону, епископу Тримифунтскому, чудотворцу

О великий и пречудный святителю Христов и чудотворче Спиридоне, Керкирская похвало, всея вселенныя светильниче пресветлый, теплый к Богу молитвенниче и всем к тебе прибегающим и с верою молящимся скоропредстательный заступниче! Ты веру православ­ную на Никейстем Соборе посреде отцев преславно изъяснил еси, ты единство Святыя Троицы чудесною силою показал еси и еретики до конца посрамил еси. Услыши, святителю Христов, нас грешных, молящихся тебе, и сильным твоим предстательством у Господа из­бави нас от всякаго злаго обстояния: от глада, потопа, огня и смертоносной язвы. Ты бо во временней жизни своей от всех сих бедствий избавлял еси люди твоя: от нашествия агарян и от глада страну твою сохранил еси, царя от неисцельнаго недуга избавил еси и многая греш­ники к покаянию привел еси, за святость же жития тво­его Ангелы невидимо в церкви поющия и сослужащия тебе имел еси. Сице убо прослави тебе, вернаго раба Своего, Владыка Христос, яко и вся тайная человече­ская деяния дарова тебе разумети, живущия же непра­ведно обличати. Многим, в скудости и недостаточестве живущим, ты усердно помогал еси, люди убогия изо­бильно во время глада напитал еси, и иная многая зна­мения силою в тебе живущаго Духа Божия сотворил еси. Сице и нас не остави, святителю Христов, поминай нас, чад своих, у Престола Вседержителя и умоли Господа, да подаст многих наших грехов прощение, безбедное и мирное житие да дарует нам, кончины же живота непостыдныя и мирныя и блаженства вечнаго в будущем веке сподобит нас, да непрестанно возсылаем славу и благо­дарение Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 

Молитва преподобному Серафиму, Саровскому чудотворцу

О пречудный отче Серафиме, великий Саровский чудотворче, всем прибегающим к тебе скоропослушный помощниче! Во дни земнаго жития твоего никтоже от тебе тощь и неутешен отыде, но всем в сладость бысть видение лика твоего и благоуветливый глас словес тво­их. К сим же и дар исцелений, дар прозрения, дар не­мощных душ врачевания обилен в тебе явися. Егда же призва тя Бог от земных трудов к небесному успокое­нию, николиже любовь твоя преста от нас, и невозмож­но есть исчислити чудеса твоя умножившаяся, яко звез­ды небесныя: се бо по всем концем земли нашея людем Божиим являешися и даруеши им исцеления. Темже и мы вопием ти: о претихий и кроткий угодниче Божий, дерзновенный к Нему молитвенниче, николиже призывающия тя отреваяй, вознеси о нас благомощную твою молитву ко Господу сил, да дарует нам вся благопотреб-ная в жизни сей и вся к душевному спасению полезная, да оградит нас от падений греховных и истинному по­каянию научит нас, во еже безпреткновенно внити нам в вечное Небесное Царство, идеже ты ныне в незаходимей сияеши славе, и тамо воспевати со всеми святы­ми живоначальную Троицу до скончания века. Аминь.

Наверх>>>

Молитва святой мученице Параскеве, нареченной Пятница

О святая и преблаженная мученице Христова Параскево, красото девическая, мучеников похвало, чистоты образе, великодушных зерцало, премудрых удивление, веры христианския хранительнице, идольския льсти обличительнице, Евангелия Божественнаго поборнице, заповедей Господних ревнительнице, сподобльшаяся прийти ко пристанищу вечнаго покоя и в чертозе Жени­ха твоего Христа Бога светло веселящаяся, сугубым вен­цем девства и мученичества украшенная! Молим тя, свя­тая мученице, буди о нас печальница ко Христу Богу, Егоже преблаженнейшим зрением присно веселитися. Моли Всемилостиваго, Егоже словом очи слепым отверзе, да избавит нас от болезни очес наших, телесных вкупе и душевных; разжени твоими святыми молитва­ми темный мрак, прибывший от грехов наших, испроси у Отца Света свет благодати душевным и телесным очесем нашим; просвети нас, омраченных грехми, светом Божия благодати, да твоих ради святых молитв дастся безочесным сладкое зрение. О великая угодница Божия! О мужественнейшая дево! О крепкая мученице святая Параскево! Святыми твоими молитвами буди нам греш­ным помощница, ходатайствуй и молися о окаянных и зело нерадивых грешнецех, ускори на помощь нам, ибо зело немощни есмы. Моли Господа, чистая девице, моли Милосердаго, святая мученице, моли Жениха твоего, непорочная Христова невесто, да твоими молитвами пособствовавши, мрака же греховнаго избывше, во све­те истинныя веры и деяний Божественных внидем во свет вечный дне невечерняго, во град веселия приснаго, в немже ты ныне светло блиставши славою и веселием безконечным, славословящи и воспевающи со всеми Небесными силами Трисвятительное Единое Божество, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Наверх>>>

Молитва безсребренникам и чудотворцам Косме и Дамиану

К вам, святии безсребренницы и чудотворцы Космо и Дамиане, яко к скорым помощником и теплым молит­венником о спасении нашем мы, недостойнии, преклонше колена, прибегаем и припадающе усердно вопием: не презрите моления нас грешных, немощных, во мно­гая беззакония впадших, и по вся дни и часы согреша­ющих. Умолите Господа, да пробавит нам, недостойным рабом Своим, великия и богатыя Своя милости: избави­те нас от всякия скорби и болезни, вы бо прияли есте от Бога и Спаса нашего Иисуса Христа неоскудную благо­дать исцелений, ради твердыя веры, безмезднаго враче­вания и мученическия кончины вашея… Ей, угодницы Божии, не престайте молящеся за ны, с верою к вам притекающия: аще бо по множеству грехов наших и несмы достойни милосердия вашего, обаче вы, вернии подражателие человеколюбия Божия суще, сотворите молит­вами вашими, да плоды достойны покаяния приносяще, и в вечный покой достигнем, хваляще и благословяще дивнаго во святых Своих Господа и Бога и Спаса наше­го Иисуса Христа, и Пречистую Матерь Его, и ваше теп­лое заступление всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 

Молитва мученику Трифону

О святый мучениче Христов Трифоне, услыши ны­не и на всякий час моление нас, раб Божиих (имена), и предстательствуй о нас пред Господем. Ты некогда дщерь цареву, во граде Риме от диавола мучиму, исце­лил еси: сице и нас от лютых его козней сохрани во вся дни жития нашего, наипаче же в день последняго наше­го издыхания предстательствуй о нас. Моли Господа, да сподобит и нас причастники быти присносущнаго весе­лия и радости, да с тобою купно удостоимся славити Отца и Сына и Святаго Утешителя Духа во веки веков. Аминь.

Наверх>>>

Молитва святому праведному Иоанну Кронштадтскому

О великий угодниче Христов, святый праведный отче Иоанне Кронштадтский, пастырю дивный, скорый помощниче и милостивый предстателю!

Вознося славословие Триединому Богу, ты молит­венно взывал:

«Имя Тебе — Любовь: не отвергни мене заблуждающагося;

Имя Тебе — Сила: укрепи меня изнемогающаго и падающаго;

Имя Тебе — Свет: просвети душу мою, омраченную житейскими страстями;

Имя Тебе — Мир: умири мятущуюся душу мою;

Имя Тебе — Милость: не преставай миловать меня».

Ныне благодарная твоему предстательству, всерос­сийская паства молится тебе:

Христоименитый и праведный угодниче Божий! Любовию твоею озари нас, грешных и немощных, сподоби нас принести достойные плоды покаяния и неосужденно причащатися Святых Христовых Тайн; си­лою твоею веру в нас укрепи, в молитве поддержи, недуги и болезни исцели, от напастей, врагов видимых и невидимых избави; светом лика твоего служителей и предстоятелей Алтаря Христова на святыя подвиги пастырского делания подвигни, младенцам воспитание даруй, юность настави, старость поддержи, святыни хра­мов и святые обители озари; умири, чудотворче и провидче преизряднейший, народы страны нашея, благода­тию и даром Святаго Духа избави от междоусобныя брани, расточенная собери, прельщенныя обрати и сово­купи Святей Соборней и Апостольстей Церкви; милостию твоею супружества в мире и единомыслии соблю­ди, монашествующим в делах благих преуспеяние и благословение даруй, малодушныя утеши, страждущих от духов нечистых свободи, в нуждах и обстояниих су­щих помилуй и всех нас на путь спасения настави.

Во Христе живый отче наш Иоанне! Приведи нас к Невечернему Свету жизни вечныя, да сподобимся с тобою вечнаго блаженства, хваляще и превозносяще Бога во веки веков. Аминь.

 

+ + +

Используйте колоссальную силу слова, обращенно­го к Богу и Его святым, себе во благо. Ищите свой путь к исцелению.

 

Наверх>>>

 

 

 

 

Использованная литература

Библия. М., «Российское Библейское Общество». 1995.

Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа. СПб., синодальная типография. 1892.

Андреева С. Подари мне, Господи, слова. Стихи. Севастопольское благочиние, Севастополь, 2002.

Андрей Логвинов, протоиерей. Именем Твоим. Сти­хи. М., «Русское слово». 2006.

Антоний, митрополит Сурожский. Жизнь. Болезнь. Смерть. Фонд «Христианская жизнь». Клин, 2001.

Гичев Ю.П. Загрязнение окружающей среды и здо­ровье человека. М. — Новосибирск, 2002.

Гоулер Я. Вы можете победить рак. М., «Салюс», 1997.

Данилова Т. Вода — источник жизни. Киев, 2006.

Евмений, игумен. Луч надежды в наркотическом мире. Издание Макариев-Решемской обители. 2007.

Житие святых царственных мучеников. Торжеству­ет и пророчествует Святой Афон. М., 2001.

Закон Божий. Руководство для семьи и школы. Киев, 2004.

Иоанн (Шаховской), архиепископ. О семи горячностях духа. В кн. Самодержавие духа. Очерки русского самосознания. СПб., 1994.

Кадас Сотирос, археолог. Святая Гора Афон. Афи­ны, 2005.

Калиновский П. Переход. Последняя болезнь, смерть и после. М., «Ставрос», 2004.

Когонашвили Георгий. Свидетели верные, Симфе­рополь, 2006.

Лопухин А. Толковая Библия или комментарий на все книги Св. Писания. СПб., 1904-1907.

Лосский В. Догматическое богословие. М., Центр «СЭИ», 1991.

Лука (Войно-Ясенецкий), свт. Дух, душа и тело. М., 1999.

Маевский В. Афонские рассказы. Париж, 1950.

Михаил Овчинников, священник. В цепях ничтож­но малых. Днепропетровск, «Начало». 2006.

Михаил Овчинников, протоиерей. Жизнь и смерть. Днепропетровск, 2002.

Михаил Овчинников, протоиерей. Между жизнью и смертью. М., «Паломник», 2005.

Михаил Овчинников, протоиерей. Святая Гора Афон — гавань спасительная. Симферопольская и Крымская епархия, 2006.

Молитвослов. М., Сестричество во имя прмч. Ве­ликой княгини Елизаветы, 1998.

Молитвослов и Псалтирь. УПЦ, Киевская Митро­полия, 1998.

Мориц Роолингз. Душа после смерти. УПЦ, Полтав­ская епархия. Спасо-Преображенский Мгарский мона­стырь, 2004.

Настольная книга священно-церковно-служителя. Изд. отдел Московского Патриархата, 1993.

Николаев В. Из рода в род. Документальная повесть. М., изд. дом «Софтиздат», 2003.

Нилус С. Жатва жизни. Пшеница и плевелы, http:// www.mozgolov.ru/2008/02/12/nilus-s.a.-zhatva-zhizni.-pshenica-i.html.

От чего нас хотят спасти НЛО, экстрасенсы, оккуль­тисты, маги. М., «Даниловский благовестник», 2000.

Павел Гумеров, священник. Малая Церковь. М., Сретенский монастырь, 2008.

Панасенко Л. Плач в комнате смеха. Фантастические рассказы. Симферополь, ТПО «Вариант», 2001.

Пантелеимон, иеромонах. Козни бесовские. «Благо­вест», 1997.

Победа над последним врагом. Случаи воскресения мертвых. УПЦ, Полтавская епархия. Спасо-Преображенский Мгарский монастырь, 2004.

Полный православный богословский энциклопеди­ческий словарь. СПб., изд. П.П. Сойкина. Репринт. М., «Рипол», 1995.

Православная Церковь и современная медицина. Под редакцией к.м.н., священника Сергия Филимоно­ва. СПб., 2002.

Рафаил (Карелин), архимандрит. Умение умирать, или искусство жить. УПЦ, Полтавская епархия, Мгар­ский монастырь, 2004.

Ряпов Евгений. Вера… Любовь. Книга стихотворе­ний. М., «Планета 2000», 2001.

Сайт Петрозаводской и Карельской епархии (http://eparhia.onego.ru/disis.htm).

Сергий Филимонов, священник. В помощь боляще­му. УПЦ, Полтавская епархия. Спасо-Преображенский Мгарский монастырь, 2001.

Сергий Филимонов, священник. Пастырское служе­ние в больнице. СПб, 2003.

Сергий Филимонов, священник. Православный взгляд на онкологию. СПб., 2001.

Служебник. Издание Московской Патриархии. М. 1958.

Солженицын А. Раковый корпус М., «Художественная литература», 1990.

Толковая Псалтирь архиепископа Иринея. М.,  Синодальная Типография, 1903.

Наверх>>>

Что это за книга?

СВЕТЛЫЙ УЧЕБНИК ЖИЗНИ

 

Когда книга «Терновый венец болезни» готовилась к печати, рукопись её читали священник и хирург Вя­чеслав Кулагин, председатель Межнационального Со­юза писателей Крыма, Почетный академик Крымской академии наук Леонид Панасенко. Вот что они захоте­ли сказать читателям.

 

Мне представляется, что книга о. Михаила Овчин­никова идет прямо к своей цели — в сердце православ­ного человека, открывая для него ещё один путь богообщения: через онкологическую болезнь.

Онкология — не наказание, а милость Божия! Вот что мы слышим со страниц этой книги. Милость к нам — ленивым, грешным, милость, подвизающая нас на под­виги духовного очищения в покаянии, подвиги милосер­дия. Что еще нужно Богу от человека?

Тяжеловаты эти духовные истины для человека мало воцерковленного, да и для считающего себя верующим. Как близок бывает он к отчаянию!

Но очень мягкий, лиричный, наполненный любовью и состраданием тон книги смягчает жесткую правду духовной истины. Как тактично обращается автор к сво­им собеседникам — читателям, не поучая их, а предла­гая самим сделать выбор между бездуховным ожидани­ем физических страданий, мучительной телесной смерти и — смиренным покаянием, благодарением за телесные скорби. Второй путь — это путь очищения в надежде благ вечной Вечности! Он осенен благодатью Святого Духа.

Иерей Вячеслав Кулагин, хирург

 

Промысл Божий свел меня с отцом Михаилом в больничной палате, в момент, когда он тяжко страдал: его терзали боли, искромсанное операциями тело не принимало даже самую легкую пищу.

Я от него научился терпению и умению страдать не для зрителей. Позже я убедился, что в отце Михаиле прекрасно уживаются качества, порой противоречащие одно другому: открытость и деликатность, ненавязчи­вость; беспредельное смирение и одновременно твер­дость духа, верность своим убеждениям.

Всё это отразилось и в его творчестве. Читая его исповедальную книгу, я — человек, имеющий довольно слабую веру, неожиданно для себя стал открывать не­повторимую красоту церковного богослужения. И ког­да с трепетом перелистывал страницу за страницей — всё сильнее ощущал волнующее, дивное дыхание икон, молитв, песнопений. Монастырский хор, просьбы люд­ских сердец: «Господи, помилуй!» на фоне просыпа­ющейся Вселенной.

Все это мог написать только человек, сердце кото­рого горит любовью к Богу.

Эту книгу-исповедь следует читать не спеша, как светлый учебник жизни, которая порой наполнена му­чительными испытаниями. Я сам прочувствовал её жи­вительную силу и даже немного завидую тем, кто впер­вые откроет для себя общение с отцом Михаилом.

Леонид Панасенко,

председатель Межнационального Союза писателей Крыма,

Почетный академик Крымской академии наук

 

Автору этой книги можно написать по адресу:

97652, Украина, Автономная республика Крым, с. Тополевка, Белогорский район, Топловский Свято-Параскевиевский монастырь. Протоиерею Михаилу Овчинникову.

 

Наверх>>>

 

[1] Здесь и далее см. список литературы в конце книги

[2] См.: 1 Тим. 4; 7

[3] См.: Лк. 17; 12-19.

[4] «Воззри на меня… дай крепость Твою рабу Твоему, и спаси сына рабы Твоей».

[5] УСЛОН — Управление Соловецких лагерей особого назначения.

[6] Из чина освящения церковного колокола.

[7] Антими́нс — четырехугольный плат с изображением положения во Гроб Господа Иисуса Христа; это неотъемлемая часть Престола, без Антиминса нельзя служить Литургию и совершать Таинство претворения хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы. Антиминс разворачивается в ходе Литургии в строго определённые моменты, в остальное время находится в свёрнутом стоянии в особом плате — Илито́не.

[8] http://www.utro.ru/articles/2008/03/21/725381.shtml

[9] См.: Ин.1; 43-51

[10] http://www.fismag.ru/pub/dobkin09.php

[11] Аллель- одна из возможных форм одного и того же гена.

[12] Гемопоэтические – иначе кроветворные стволовые клетки.

[13] http://www.nmiff.ru/paradeigma/laskin.htm

[14] Свт. Лука (Войно-Ясенецкий). Дух, душа и тело.

[15] Свт. Лука (Войно-Ясенецкий). Указ. соч.

[16] В. Лосский. Догматическое богословие.

[17] Возглашение на Литургии, означающее: «Со вниманием, прямо, бодро стойте».

[18] Огнем жегому – дежащую в горячке.

[19] Сайт Петрозаводской и Карельской епархии (eparhia.onego.ru/disis.htm).

[20] См.:Еф.6;12.

[21] См.:Откр.21; 27.

[22] Музыка, при помощи спецэфектов оказывающая на человека то же действие, что и наркотики.

[23] Будем помнить, что мы договорились применять этот термин условно — для обозначения деструктивной, крайне тяжёлой по ритму музыки.

[24] Архимандрит Рафаил (Карелин). Умение умирать или искусство жить.

[25] Там же.

[26] Факты взяты из книги игумена Евмения «Луч надежды в наркотическом мире».

[27] Архимандрит Рафаил (Карелин). Умение умирать…

[28] Свт. Игнатий Брянчанинов.

[29] Катехизис.

[30] Катехизис.

[31] Священник Павел Гумеров. Малая Церковь.

[32] Архинпескоп Иоанн Шаховский. О семи горячностях духа.

[33] Митрополит Сурожский Антоний. Жизнь. Болезнь. Смерть.

[34] Митрополит Сурожский Антоний. Жизнь. Болезнь. Смерть.

[35] Калиновский П. Переход. Последняя болезнь. Смерть и после.

[36] Сергей Нилус. Жатва жизни. Пшеница и плевелы.

[37] Архимандрит Рафаил (Карелин). «Умение умирать или искусство жить».

[38] 1 Кор. 15; 36.

[39] См.  молитвы на сон грядущим.

[40] Митрополит Сурожский Антоний.

[41] Архимандрит Рафаил (Карелин). Умение умирать или искусство жить.

[42] «Православие в Украине» // http://orthodoxy.org.ua/

[43] Старостный — старческий.

[44] Приятелище действа — вместилище даров.

[45] Притворив — приобретя.

[46] Шатание — мудрование.

Метки 1 39 733 На форум
Оставить комментарий » 1 Комментарий
  • Надежда, 15.08.2016

    СПАСИ ГОСПОДИ. отца Михаила за поддержку, за вразумления нас грешных. Отец Михаил, помолитесь о рабе Божией Надежде, завтра предстоит беседа с онкологом. СЛАВА БОГУ ЗА ВСЕ.

    Ответить »
Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики


Календарь беременности

Средняя продолжительность цикла:

Первый день последней менструации:

См. также тест на беременность

Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес:

Самое популярное (просмотров)

Обращаем ваше внимание, что информация, представленная на сайте, носит ознакомительный и просветительский характер и не предназначена для самодиагностики и самолечения. Выбор и назначение лекарственных препаратов, методов лечения, а также контроль за их применением может осуществлять только лечащий врач. Обязательно проконсультируйтесь со специалистом.