Терновый венец болезни. Опыт преодоления рака

Терновый венец болезни. Опыт преодоления рака

(54 голоса4.3 из 5)

Род­ные мои! Все, кто взял в руки эту кни­гу, кото­рую я писал всем серд­цем, зара­нее ста­ли для меня род­ны­ми, пото­му что нас уже свя­зы­ва­ет нечто общее — стрем­ле­ние най­ти уте­ше­ние в той боли, кото­рая появи­лась вдруг в нашей жизни.

И хотя я не знаю лич­но каж­до­го мое­го чита­те­ля, но могу обра­тить­ся к нему по-дру­же­ски, по-хри­сти­ан­ски — на «ты». Знаю, друг мой, что тебя, как и вся­ко­го чело­ве­ка, посе­ща­ла когда-нибудь боль, болезнь, быть может, ты или твои близ­кие пере­жи­ли, а быть может, сей­час пере­жи­ва­ют непро­стые вре­ме­на. Зна­чит, эта кни­га может при­от­крыть что-то в тебе самом, в окру­жа­ю­щем мире, помо­жет понять при­чи­ны и смысл про­ис­хо­дя­ще­го с тобой и со мной, под­дер­жит кого-то…

По бла­го­сло­ве­нию

Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Московского

и всея Руси Кирилла

Про­то­и­е­рей Миха­ил Овчин­ни­ков. ТЕРНОВЫЙ ВЕНЕЦ БОЛЕЗНИ. Опыт пре­одо­ле­ния рака. М.: Дани­лов­ский бла­го­вест­ник. 2009

Про­то­и­е­рей Миха­ил Овчин­ни­ков пере­жил в 1999 году страш­ную авто­ка­та­стро­фу. Имея трав­мы, как гово­ри­ли вра­чи, несов­ме­сти­мые с жиз­нью, он пере­нес серии кли­ни­че­ских смер­тей и насто­я­щим чудом (без пре­уве­ли­че­ния!) был воз­рож­ден к дея­тель­ной жиз­ни. Несколь­ко раз пере­из­да­вав­ша­я­ся кни­га «Меж­ду жиз­нью и смер­тью» — это лич­ные сви­де­тель­ства свя­щен­ни­ка с поро­га вечности.

В новой кни­ге «Тер­но­вый венец болез­ни» отец Миха­ил чест­но и без стра­ха, с верой и надеж­дой на милость Божию рас­ска­зы­ва­ет о лич­ном опы­те пре­одо­ле­ния смер­тель­ной болез­ни — рака.

Повест­во­ва­ние это дале­ко выхо­дит за рам­ки авто­био­гра­фи­че­ско­го про­из­ве­де­ния, и хотя содер­жит раз­мыш­ле­ния о при­чи­нах онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ний и их лече­нии, менее все­го напо­ми­на­ет сбор­ник народ­ных сове­тов. Это — уни­каль­ное духов­ное лите­ра­тур­ное про­из­ве­де­ние, кото­рое помо­жет тяж­ко боля­ще­му чело­ве­ку пере­жить шок, понять волю Божию в каж­дом собы­тии, про­ис­хо­дя­щем с ним.

Кни­га пред­ла­га­ет заду­мать­ся о неду­гах и при­чи­нах их появ­ле­ния, о том, чем эти болез­ни могут нам помочь, куда они нас ведут. Она гово­рит об исце­ля­ю­щей силе стра­да­ния, спо­соб­но­го пре­об­ра­зить душу и всю жизнь человека.

Напи­сан­ная искрен­ним, горя­чим серд­цем, кни­га укреп­ля­ет волю к пре­об­ра­же­нию души, побуж­да­ет чита­те­ля к раз­мыш­ле­нию о сво­их поступ­ках, помыс­лах, об ответ­ствен­но­сти за свою жизнь. Про­то­и­е­рей Миха­ил Овчин­ни­ков, кото­ро­му при­от­кры­лась тай­на мира ино­го, сви­де­тель­ству­ет о бес­пре­дель­ной кра­со­те даже отсве­тов Гор­не­го мира, к кото­ро­му спо­до­бил его при­кос­нуть­ся Гос­подь. Автор всей сво­ей жиз­нью убеж­да­ет: надо здесь и сей­час, достой­но неся тер­но­вый венец сво­ей болез­ни, при­бли­жать­ся к Цар­ствию Небесному.

© Дани­лов став­ро­пи­ги­аль­ный муж­ской мона­стырь, 2008

© Про­то­и­е­рей Миха­ил Овчин­ни­ков, 2008

Содержание

Пре­ди­сло­вие редактора

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ — К ЖИЗНИ!

Несколь­ко слов от авто­ра к читателю

ЛЕГКО ЛИ ДУМАТЬ О ЦАРСТВЕ НЕБЕСНОМ?

ИСЦЕЛЯЮЩАЯ СИЛА СТРАДАНИЯ

Тём­ные тучи

«Ящик» может пона­до­бить­ся без отлагательства

Болезнь учит покаянию

Всё мож­но пре­тер­петь, ко все­му привыкнуть

О том, как я сам себя успокаивал

МЫ БОЛЬНЫ ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ

Научить­ся болеть

Помо­ги нам, Боже

О чистой совести

Встре­ча с Богом

Изме­нить образ жизни

Анти­ра­ко­вая дие­та док­то­ра Ласкина

ДУХОВНАЯ СТОРОНА ОНКОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЕЗНЕЙ

О болез­нях телес­ных, душев­ных и духовных

Осно­ва для спа­се­ния – смирение

«Болезнь ваша — вели­кий дар Божий…»

Вера твоя спа­сёт тебя!

Мост в Цар­ство Небесное

НЕ ВСЕ ЛИ РАВНО, У КОГО ЛЕЧИТЬСЯ?

Помо­жет ли экстрасенс?

Испо­ведь колдуньи

Ад — это разлучение

«Нака­зы­ва­ет» ли Бог?

ДУХОВНЫЕ РЕСУРСЫ ИСЦЕЛЕНИЯ

Жить в пол­ную силу

Сред­ства очи­ще­ния души

Поче­му мы не уме­ем любить?

Цели­тель­ная сила Таин­ства соборования

Вода твоя веч­но живая…

ЗАЧЕМ СДАВАТЬ ПОЛЕ БОЯ?

Не сто­ит бежать от лечения

Что помо­жет спра­вить­ся с пси­хо­ло­ги­че­ски­ми проблемами

Ему уго­то­ва­но не так уж мно­го времени

Свя­тая Гора Афон — гавань спасения

БОЛЕЗНЬ — К ЖИЗНИ ИЛИ К СМЕРТИ?

Бесе­ды с врачом-священником

Эмо­ции боль­но­го и наши реак­ции на них

Чудо веры

Воля к жиз­ни. Если вам пред­сто­ит операция

Если в семье больной

«Спи­те и не зна­е­те, что мне надо причаститься…»

Бог вас не оставит

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ДЛЯ ЖИЗНИ ВЕЧНОЙ

«Док­тор, я умру?!.»

Отку­да наши страхи?

Какое это было благословение!

«Сирот­ство, как блаженство»

Рак — это чудо пробуждения

Ико­на в пода­рок за спасённого

«Свы­ше даро­ва­на мне отсрочка…»

При­ло­же­ние

МОЛИТВЕННАЯ ПОМОЩЬ БОЛЯЩЕМУ

Св. вмч. и цели­те­лю Пантелеймону

Канон

Ака­фист

Молит­вы

Свт. Нек­та­рию, мит­ро­по­ли­ту Пен­та­поль­ско­му, Эгин­ско­му чудотворцу

Ака­фист

Молит­вы

Свт. Луке, испо­вед­ни­ку, архи­епи­ско­пу Крымскому

Канон

Ака­фист

Молит­ва

От вся­ких неду­гов и болезней

Молит­ва Пре­свя­той Бого­ро­ди­це перед Ее ико­ной «Всех скор­бя­щих Радость»

Молит­ва Пре­свя­той Бого­ро­ди­це в честь Ее ико­ны «Ско­ро­по­слуш­ни­ца»

Молит­ва Пре­свя­той Бого­ро­ди­це в честь Ее ико­ны «Все­ца­ри­ца»

Молит­ва на вся­кую немощь

Молит­ва в болезни

Молит­ва болящей

Молит­ва до и после чте­ния Евангелия

Молит­вы об исце­ле­нии болящего

Молит­ва св. блаж. Ксе­нии Петербургской

Молит­ва свт. Спи­ри­до­ну, епи­ско­пу Три­ми­фунт­ско­му, чудотворцу

Молит­ва пр. Сера­фи­му, Саров­ско­му чудотворцу

Молит­ва св. муче­ни­це Парас­ке­ве, наре­чен­ной Пятница

Молит­ва безе­реб­рен­ни­кам и чудо­твор­цам Кос­ме и Дамиану

Молит­ва мч. Трифону

Молит­ва св. прав. Иоан­ну Кронштадтскому

Исполь­зо­ван­ная литература

Что это за книга?

СВЕТЛЫЙ УЧЕБНИК ЖИЗНИ

Посвя­ща­ет­ся

 люби­мой и вер­ной помощ­ни­це матуш­ке Люд­ми­ле ОВЧИННИКОВОЙ,

 и в радо­стях, и в горе пре­бы­ва­ю­щей рядом — в молит­вах, тру­дах и заботах

… Болезнь ваша — вели­кий дар Божий,

ден­но и нощ­но за сие … хвалите

и бла­го­да­ри­те –

спа­се­на будет душа ваша.

                                        Ста­рец Арсе­ний Афонский

Предисловие редактора

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ — К ЖИЗНИ!

Когда мне посчаст­ли­ви­лось гото­вить к изда­нию первую кни­гу отца Миха­и­ла Овчин­ни­ко­ва «Меж­ду жиз­нью и смер­тью. Сви­де­тель­ства с поро­га веч­но­сти»[1], я не была зна­ко­ма с ним лич­но, обща­лись в ту пору мы лишь по теле­фо­ну. Но радост­ный и пол­ный силы голос свя­щен­ни­ка, побы­вав­ше­го за гра­нью жиз­ни, гово­рил о том, что лич­ность он — по мень­шей мере, неза­у­ряд­ная. После выхо­да той кни­ги в Крым, в Топлов­ский Свя­то-Парас­ке­ви­ев­ский жен­ский мона­стырь, где сей­час слу­жит батюш­ка, хлы­нул поток писем. Имя его за корот­кий срок ста­ло широ­ко извест­но мно­гим рус­ским и зару­беж­ным читателям.

И кого бы мог оста­вить рав­но­душ­ным уни­каль­ный рас­сказ о тайне жиз­ни и смер­ти, обыч­но скры­той от нас. Отец Миха­ил, попав­ший в 1999 году в страш­ную авто­мо­биль­ную ката­стро­фу, не остав­ляв­шую ему ника­ких шан­сов на жизнь, выжил вопре­ки про­гно­зам вра­чей. Пере­жив несколь­ко кли­ни­че­ских смер­тей, встре­тив­шись в мире бес­плот­ном с почив­ши­ми духов­ни­ком и мате­рью, он был воз­вра­щен из небы­тия чудом Божи­им, совер­шив­шим­ся по молит­вам близ­ких людей и его духов­ных чад.

Пока­за­тель­но сви­де­тель­ство об этом слу­чае (немыс­ли­мом для мате­ри­а­ли­ста) вра­ча-ане­сте­зио­ло­га отде­ле­ния реани­ма­ции и интен­сив­ной тера­пии рай­он­ной боль­ни­цы Верх­нед­не­пров­ска Жан­ны РАДЧЕНКО:

«Когда я впер­вые уви­де­ла боль­но­го свя­щен­ни­ка Миха­и­ла Овчин­ни­ко­ва, неволь­но поду­ма­ла: “Не жилец…” Настоль­ко тяже­лым было его состо­я­ние, что невоз­мож­но было пред­ви­деть поло­жи­тель­ный исход лече­ния. В пер­вые мгно­ве­ния даже про­нес­лась мысль: “Целе­со­об­раз­на ли моя вра­чеб­ная помощь? ”

Послед­ствия ката­стро­фы были ужас­ны­ми: тяже­лая череп­но-моз­го­вая трав­ма, сотря­се­ние и ушиб голов­но­го моз­га. Под вопро­сом сто­ял диа­гноз внут­ри­че­реп­ной гема­то­мы, пере­ло­ма осно­ва­ния чере­па, дис­ло­ка­ции струк­тур моз­га. Боль­ной был без созна­ния. Тяже­лая кома на тех ее гра­нях, когда сра­зу невоз­мож­но оце­нить, погиб­ла кора голов­но­го моз­га или нет. Если не исклю­чить воз­мож­ность пер­во­го вари­ан­та, это зна­чит — соци­аль­ная смерть, то есть оста­ет­ся воз­мож­ность био­ло­ги­че­ско­го суще­ство­ва­ния, но неосмыс­лен­но­го: не толь­ко без актив­ной дея­тель­но­сти, но прак­ти­че­ски без пере­жи­ва­ний, мыш­ле­ния, идей, то есть все­го того, что при­су­ще каж­дой лич­но­сти. Это даже пред­ста­вить себе невоз­мож­но по отно­ше­нию к отцу Миха­и­лу, тако­му ярко­му, неза­у­ряд­но­му человеку…

Како­во же было мое изум­ле­ние, когда на тре­тьи сут­ки я узна­ла, что Миха­ил Геор­ги­е­вич начал при­хо­дить в себя, реа­ги­ро­вать на вра­чеб­ные инструк­ции, пере­ве­ден из реани­ма­ции в отде­ле­ние! И это, и то, как быст­ро отец Миха­ил про­шел вос­ста­но­ви­тель­ный пери­од, до сих пор вол­ну­ет меня. Как спе­ци­а­лист точ­ной есте­ствен­ной нау­ки ‑меди­ци­ны, то есть как реа­лист, я не могу в это пове­рить. Нали­цо дей­ствие той уди­ви­тель­ной силы, о кото­рой мы, реа­ли­сты, пыта­ем­ся не думать. Это то, что сокры­то от нас в тайне миро­зда­ния. Назы­вай­те это как хоти­те: Божия бла­го­дать, какое-то непо­сти­жи­мое для нас про­стран­ствен­ное изме­ре­ние и т. д. Пусть это вам кажет­ся даже вымыс­лом, моей фан­та­зи­ей, но то, что суще­ству­ет такая Сила, застав­ля­ет и меня, чело­ве­ка доволь­но стро­гих убеж­де­ний и взгля­дов, по-ино­му взгля­нуть на мир вокруг себя».

Прой­дя через нестер­пи­мые муки смер­тель­ной болез­ни, обре­тя, по сути, вто­рую жизнь, отец Миха­ил нашел в себе силы не толь­ко вер­нуть­ся к свя­щен­ни­че­ской служ­бе, но и напи­сать обо всем про­ис­шед­шем с ним, деталь­но про­ана­ли­зи­ро­вать свои ощу­ще­ния на гра­ни меж­ду жиз­нью и смер­тью. Он делал это не толь­ко как паци­ент, но и как пас­тырь, что вызва­ло горя­чий отклик у мно­гих людей, кото­рых глу­бо­ко тро­нул рас­сказ о внут­рен­ней силе, о люб­ви к Богу и людям…

Кни­га, кото­рая сей­час лежит перед вами, — не про­сто про­дол­же­ние нача­то­го преж­де тру­да. В ней — рас­сказ о новом испы­та­нии, послан­ном Гос­по­дом отцу Миха­и­лу: о серьез­ной онко­ло­ги­че­ской болез­ни, кото­рая долж­на была подо­рвать и без того исто­щен­ные силы батюш­ки, но кото­рая отсту­пи­ла — бла­го­да­ря его дове­рию к воле Божи­ей, силе духа, молит­вам ближ­них и забо­там врачей.

О сво­ем новом воз­вра­ще­нии в зем­ную жизнь свя­щен­ник пишет про­сто, искренне и сер­деч­но. Иду­щие из глу­би­ны серд­ца сло­ва могут под­дер­жать мно­гих из тех, кто нуж­да­ет­ся сей­час в уте­ше­нии на скорб­ном пути болез­ни, отча­я­ния, сомнения.

-    Как ваше здо­ро­вье, отец Миха­ил? — спра­ши­ваю при встрече.

-    Сла­ва Богу! Зна­ла бы ты, сколь­ко мило­стей посы­ла­ет мне Господь!

Жалоб от свя­щен­ни­ка, как бы ни было ему труд­но, никто нико­гда не слы­шит. В любой ситу­а­ции на лице его — откры­тая радост­ная улыб­ка, и лишь глу­бо­ко в гла­зах мож­но ино­гда раз­гля­деть отсвет тихой гру­сти. Когда он зво­нит из Кры­ма в Моск­ву, в изда­тель­ство, кто бы ни взял труб­ку, слы­шит неизменное:

- Здрав­ствуй, род­нень­кая моя, радость моя!

Он — име­ет пра­во на такую радость, пере­жив опыт невы­но­си­мой для чело­ве­ка боли, опыт её пре­одо­ле­ния, пре­об­ра­же­ния в свет­лое состо­я­ние, кото­рое мож­но выра­зить сло­ва­ми: «Сла­ва Богу за всё!»

Но цена этой обре­тен­ной радо­сти нема­лая. Ведь напи­сать обо всём про­изо­шед­шем с ним — зна­чит, пере­жить всё зано­во, зна­чит, нести крест обще­ния с мно­же­ством людей, сре­ди кото­рых есть и такие, что непре­мен­но хотят чудес, тре­бу­ют от него пророчеств.

Об одном таком слу­чае отец Миха­ил рас­ска­зал во вре­мя сво­е­го послед­не­го при­ез­да в Моск­ву на Меж­ду­на­род­ные Рож­де­ствен­ские обра­зо­ва­тель­ные чтения.

Палом­ни­ки в Свя­то-Парас­ке­ви­ев­ский Топлов­ский мона­стырь при­ез­жа­ют почти каж­дый день. Одна­жды к матуш­ке Люд­ми­ле, вер­ной спут­ни­це батюш­ки, подо­шла груп­па женщин:

- Где здесь у вас нахо­дят­ся мощи извест­но­го старца?

- Како­го стар­ца? — уди­ви­лась та. — Таких мощей в нашем мона­сты­ре нет.

-  Как это — вы здесь живе­те и не зна­е­те? – воз­му­ти­лись  “палом­ни­цы”.

- Всем извест­но, что здесь лежат мощи отца Миха­и­ла. От них уже мно­го исце­ле­ний было!

Узнав, что отец Миха­ил жив и что стар­цем он, конеч­но же, не явля­ет­ся, жен­щи­ны были очень разо­ча­ро­ва­ны. Их мыс­ли тут же при­ня­ли иное направление:

-  Ну, зна­чит, отец Миха­ил при смер­ти. Нам гово­ри­ли, что если кто подер­жит­ся за уми­ра­ю­ще­го свя­щен­ни­ка, тому про­стят­ся все его гре­хи — в том чис­ле и буду­щие. У нас к вам пред­ло­же­ние: поз­воль­те при­ло­жить­ся к ваше­му батюш­ке, а мы орга­ни­зу­ем сбор пожерт­во­ва­ний, так что хва­тит и на похо­ро­ны, и на памятник!

Есте­ствен­но, «палом­ни­цам по стар­цам» был дан от ворот поворот…

Печаль­ный при­мер дре­му­че­го «народ­но­го бла­го­че­стия», вырас­та­ю­ще­го из неве­же­ства, поль­зу­ю­ще­го­ся вздор­ны­ми «бабьи­ми баснями»[2]! Для таких «иска­тель­ниц», оче­вид­но, всё рав­но, что к свя­щен­ни­ку за сове­том обра­тить­ся, что к гадал­ке пойти.

Хочет­ся наде­ять­ся, что чита­тель возь­мет в руки эту кни­гу совсем с иным настро­е­ни­ем — для того, что­бы заду­мать­ся о смыс­ле нис­по­слан­ных нам испы­та­ний, что­бы через тяго­ты и тер­нии — обра­тить­ся к Жиз­ни. Вечной.

Алла Доб­ро­соц­ких

Наверх

Несколько слов от автора к читателю

ЛЕГКО ЛИ ДУМАТЬ О ЦАРСТВЕ НЕБЕСНОМ?

…Заду­мы­вал­ся ли ты когда-нибудь, чита­тель, о конеч­ной и для всех живу­щих на зем­ле един­ствен­но общей цели всех зем­ных тру­дов и уси­лий, всех горе­стей и радо­стей, разо­ча­ро­ва­ний и надежд, люб­ви и нена­ви­сти, добра и зла — все­го, сло­вом, того, из чего спле­та­ет­ся тер­но­вый венец тво­ей жизни?

Сер­гей Нилус

Если мы непре­стан­но будем помыш­лять о Цар­стве Небес­ном, о бес­смер­тии и нескон­ча­е­мой жиз­ни, о ликах Анге­лов, о пре­бы­ва­нии со Хри­стом, о сла­ве непре­хо­дя­щей, о жиз­ни бес­пе­чаль­ной, если вооб­ра­зим, что и сле­зы, и поно­ше­ния, и уни­чи­же­ния, и смерть, и печа­ли, и тру­ды, и болезнь, и уны­ние, и бед­ность, и зло­ре­чие, и вдов­ство, и грех, и осуж­де­ние, и нака­за­ние, и вся­кое дру­гое зло и бед­ствие из небес­ной жиз­ни изгна­но… Что, напро­тив, там оби­та­ют мир, кро­тость, бла­гость, мило­сер­дие, любовь, радость, сла­ва, честь и про­чие бла­га, каких сло­вом опи­сать невоз­мож­но, если будем, гово­рю, непре­стан­но раз­мыш­лять об этом, ‑то ни одно из насто­я­щих благ не пре­льстит нас и мы будем вос­кли­цать с Дави­дом: Когда при­ду и явлюсь пред лице Божие! (Пс. 41;3)

Свт. Иоанн Зла­то­уст

Род­ные мои! Все, кто взял в руки эту кни­гу, кото­рую я писал всем серд­цем, зара­нее ста­ли для меня род­ны­ми, пото­му что нас уже свя­зы­ва­ет нечто общее — стрем­ле­ние най­ти уте­ше­ние в той боли, кото­рая появи­лась вдруг в нашей жизни.

И хотя я не знаю лич­но каж­до­го мое­го чита­те­ля, но могу обра­тить­ся к нему по-дру­же­ски, по-хри­сти­ан­ски — на «ты». Знаю, друг мой, что тебя, как и вся­ко­го чело­ве­ка, посе­ща­ла когда-нибудь боль, болезнь, быть может, ты или твои близ­кие пере­жи­ли, а быть может, сей­час пере­жи­ва­ют непро­стые вре­ме­на. Зна­чит, эта кни­га может при­от­крыть что-то в тебе самом, в окру­жа­ю­щем мире, помо­жет понять при­чи­ны и смысл про­ис­хо­дя­ще­го с тобой и со мной, под­дер­жит кого-то…

Но не ищи здесь авто­био­гра­фи­че­ских дан­ных — неко­то­рые фак­ты, а так­же име­на людей, кото­рые про­си­ли об этом, изме­не­ны сознательно.

Не ищи на этих стра­ни­цах переч­ня народ­ных лекар­ствен­ных средств и «чудо­дей­ствен­ных» рецеп­тов их при­ме­не­ния. Нет здесь и выпи­сок из исто­рий болез­ней людей, нахо­див­ших­ся на лече­нии в онко­ло­ги­че­ском дис­пан­се­ре. Мне кажет­ся, вооб­ще нет смыс­ла упо­вать на какие-то спо­со­бы немед­лен­но­го исце­ле­ния от онко­ло­ги­че­ско­го неду­га — хотя имен­но это­го ждут мно­гие люди: подай­те нам необык­но­вен­ное лекар­ство, кото­рое момен­таль­но при­ве­дет в поря­док наш бун­ту­ю­щий организм.

Нет, эта кни­га не про­сто о путях выздо­ров­ле­ния — это было бы спе­ку­ля­тив­но и напо­ми­на­ло бы мод­ный сего­дня лозунг, ста­вя­щий всё с ног на голо­ву: «Глав­ное — здо­ро­вье, осталь­ное — при­ло­жит­ся!» Эта кни­га — об ином: о путях к выздо­ров­ле­нию духов­но­му (неза­ви­си­мо от выздо­ров­ле­ния телес­но­го), о спа­си­тель­ной силе стра­да­ния, о пре­одо­ле­нии болез­ни гре­ха, о воз­вра­ще­нии к истин­ной жизни.

Я попы­тал­ся напи­сать о том, как чело­ве­ку понять волю Божию в каж­дом собы­тии, про­ис­хо­дя­щем с ним. Хочу рас­ска­зать о сво­ем непро­стом опы­те пре­одо­ле­ния неду­га, что­бы засви­де­тель­ство­вать перед очень близ­ки­ми мне внут­ренне людь­ми, пере­жи­ва­ю­щи­ми сей­час ту или иную смерт­ную болезнь, о вели­кой люб­ви Божи­ей к нам.

Быть может, ты захо­чешь спро­сить: о какой люб­ви может идти речь, когда столь­ко людей слы­шат от меди­ков страш­ные сло­ва: «У вас рак»? Лег­ко ли думать о Цар­ствии Небес­ном, когда ты сам сто­ишь на краю моги­лы либо от тебя вот-вот уйдут доро­гие тебе люди и тебя начи­на­ет мучить вопрос: «За что мне это?» Но важ­но понять, что тяж­кий диа­гноз — это не при­го­вор к смер­ти, а повод услы­шать при­зыв Божий к нам, осо­знать, что имен­но и как про­ис­хо­дит с нами в этот миг. Какие и поче­му воз­ни­ка­ют эмо­ции? Какие дей­ствия мы пред­при­ни­ма­ем или вовсе ниче­го не дела­ем? Пой­мем ли мы, что любая болезнь — это воля Божия, вра­зум­ля­ю­щая нас, помо­га­ю­щая нам и веду­щая в Цар­ство Небес­ное? Согла­сим­ся ли с этим и нач­нем ли дви­гать­ся к хри­сти­ан­ской жизни?

Взял­ся писать об этом не со сто­ро­ны: мне, авто­ру этой кни­ги, само­му дове­лось прой­ти подоб­ные стра­да­ния. Но не о самих невзго­дах пой­дет речь. Хочу пораз­мыш­лять о при­чи­нах про­ис­хо­дя­щих с нами несча­стий и скор­бен, о том, что помо­га­ет чело­ве­ку выне­сти мучи­тель­ные испы­та­ния, и как ему с Божи­ей помо­щью мож­но всё пре­тер­петь и — выжить. Речь пой­дет о том, что в смер­тель­но опас­ных ситу­а­ци­ях (по меди­цин­ским пока­за­те­лям), чело­век, по мило­сти Божи­ей, может и дол­жен про­дол­жать жить, любить, трудиться.

Но гово­рить о каких-то сво­их необыч­ных воз­мож­но­стях я не могу; о силе воли, вынос­ли­во­сти — тоже (их у меня про­сто нет). Я сла­бый, немощ­ный чело­век, пере­жив­ший несколь­ко лет назад авто­ка­та­стро­фу, после кото­рой дол­жен был неиз­беж­но погиб­нуть. А сей­час — новые испы­та­ния, кото­рые мои­ми сила­ми пре­одо­леть про­сто невоз­мож­но. Хочу попы­тать­ся пока­зать людям, сколь вели­ка сила Божия, какие чудес­ные дары Гос­подь может нам явить. Самое глав­ное то, как мы долж­ны про­сить Его об этом, с каким пока­я­ни­ем взы­вать к Небу.

Я не хочу, да и не имею пра­ва нико­го учить, тем более людей, каж­дое при­кос­но­ве­ние к ранам кото­рых вызы­ва­ет у них нестер­пи­мую боль… Про­сто мы вме­сте пораз­мыш­ля­ем о сво­их поступ­ках, помыс­лах, об ответ­ствен­но­сти за свою жизнь. И, нако­нец, поста­ра­ем­ся отве­тить на вопрос о том, дей­стви­тель­но ли мы хри­сти­ане или толь­ко вооб­ра­жа­ем себя ими? А самое глав­ное — дума­ем ли мы о Цар­ствии Небес­ном и пыта­ем­ся ли при­бли­зить­ся к нему…

И еще один очень важ­ный момент. Не хочу упо­до­бить­ся про­ка­жен­ным, исце­лен­ным Хри­стом, но так и не поду­мав­шим его поблагодарить[3]. Мы при­вык­ли ругать меди­ци­ну по пово­ду и без пово­да. Но без само­от­вер­жен­ной помо­щи меди­ков, кото­рых без пре­уве­ли­че­ния мож­но назвать вра­ча­ми мило­стью Божи­ей, неко­му было бы писать эти стро­ки… Я бес­ко­неч­но бла­го­да­рен мно­гим людям, кото­рым моя судь­ба была небез­раз­лич­на. Я на себе ощу­тил тру­ды и любовь глав­но­го вра­ча Крым­ско­го диа­гно­сти­че­ско­го цен­тра Ната­льи Игна­то­нене, вра­чей этой кли­ни­ки Нины Гевон­дян и Алек­сандра Натя­гай­ло, работ­ни­ков вто­ро­го хирур­ги­че­ско­го отде­ле­ния 6‑й гор­боль­ни­цы — про­фес­со­ра Вик­то­ра Стра­се­ка, заве­ду­ю­ще­го отде­ле­ни­ем Нико­лая Вла­со­ва, Иго­ря Ско­бе­ле­ва — хирур­га, совер­шив­ше­го первую опе­ра­цию, спас­шую мне жизнь. Я видел, как само­от­вер­жен­но несут свое слу­же­ние сотруд­ни­ки Крым­ско­го рес­пуб­ли­кан­ско­го кли­ни­че­ско­го онко­ло­ги­че­ско­го дис­пан­се­ра про­фес­сор Вита­лий Сор­кин, заве­ду­ю­щий отде­ле­ни­ем, пре­крас­ней­ший хирург Сер­гей Ефе­тов, кото­рый про­из­вел вто­рую опе­ра­цию по уда­ле­нию онко­ло­ги­че­ских обра­зо­ва­ний. Глу­бо­ко бла­го­да­рен так­же руко­во­ди­те­лям Сим­фе­ро­поль­ско­го отде­ле­ния кор­по­ра­ции «Сибир­ское здо­ро­вье» Вик­то­рии Вере­ме­ен­ко и Гри­го­рию Коваль­чу­ку, Заслу­жен­но­му дея­те­лю нау­ки и тех­ни­ки Укра­и­ны, док­то­ру меди­цин­ских наук, про­фес­со­ру Вик­то­ру Жеб­ров­ско­му и его помощ­ни­ку кан­ди­да­ту меди­цин­ских наук, доцен­ту Сер­гею Воров­ско­му, выпол­нив­шим тре­тью опе­ра­цию. Невоз­мож­но, к сты­ду мое­му, поимен­но пере­чис­лить всех лечив­ших меня опыт­ных вра­чей, забот­ли­вых мед­се­стер, мно­го­чис­лен­ных тру­же­ни­ков наших боль­ниц. Спа­си вас Гос­по­ди за тру­ды ваши и вели­кую, неза­мет­ную хри­сти­ан­скую любовь к нам, немощным.

А сколь­ко физи­че­ски ощу­ти­мой люб­ви и забо­ты полу­чил я от род­но­го Свя­то-Парас­ке­ви­ев­ско­го мона­сты­ря, какое пони­ма­ние с сер­деч­ной молит­вой и тре­пет­ным уча­сти­ем исхо­ди­ли от матуш­ки игу­ме­нии и сестер свя­той оби­те­ли! С хри­сти­ан­ской готов­но­стью свою молит­вен­ную помощь в труд­ную мину­ту все­гда ока­зы­вал наш архи­пас­тырь, мит­ро­по­лит Лазарь.

Сколь­ко людей, сколь­ко духов­ных чад в молит­вах ожи­да­ли в кори­до­рах кли­ник, когда я при­ду в себя, что­бы уви­деть­ся со мной, недо­стой­ным, под­дер­жать меня обод­ря­ю­щим сло­вом. Нахо­дясь за тыся­чи кило­мет­ров от Крым­ских гор, дру­зья при­сы­ла­ли лекар­ства, пись­ма с доб­ры­ми молит­вен­ны­ми поже­ла­ни­я­ми. А мно­го­чис­лен­ные бес­сон­ные вах­ты, молит­вы род­ной матуш­ки Люд­ми­лы око­ло меня, рас­пла­став­ше­го­ся на боль­нич­ной койке!

Низ­кий поклон всем вам, доро­гие бра­тья и сест­ры, спа­си вас Гос­по­ди за вашу любовь, за хло­по­ты и заботу!

Осо­бую бла­го­дар­ность и самые теп­лые чув­ства вызы­ва­ет в моей душе покой­ный ныне про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Кар­пец, кото­рый напут­ство­вал изда­ние моей пер­вой кни­ги. Он и жиз­нью сво­ей, и боль­нич­ны­ми скор­бя­ми, и самой смер­тью явил для меня и мно­гих хри­сти­ан при­мер необык­но­вен­ной силы воли!..

Помо­лим­ся за всех них, доро­гой мой чита­тель и друг, и пой­дем вме­сте со мной по тяж­ко­му и радост­но­му пути скор­бей и пре­одо­ле­ния, ибо вдво­ем лег­че тер­петь, лег­че понять, лег­че надеяться…

Наверх

ИСЦЕЛЯЮЩАЯ СИЛА СТРАДАНИЯ

ТЁМНЫЕ ТУЧИ

Сырой, сумрач­ный вечер. Холод­ный бес­по­кой­ный мар­тов­ский ветер пере­дви­га­ет по вер­ши­нам и скло­нам Крым­ских гор тем­ные, тяже­лые тучи… Неуют­но в душе.

Начи­на­ет­ся вечер­нее бого­слу­же­ние. Каза­лось бы, бла­го­дат­ная тиши­на мона­стыр­ско­го хра­ма долж­на при­вно­сить спо­кой­ствие в серд­це, одна­ко на душе тре­вож­но, поче­му-то немо­жет­ся, вре­ме­на­ми нака­ты­ва­ет силь­ная сла­бость. Пря­мо на бого­слу­же­нии начи­на­ют­ся доволь­но ощу­ти­мые внут­рен­ние боли — и это состо­я­ние очень беспокоит.

Идет чте­ние девя­то­го часа: на этой служ­бе мы вспо­ми­на­ем вели­кие пред­смерт­ные стра­да­ния и смерть Спа­си­те­ля. Как руче­ек жур­чит с кли­ро­са тихий голос сест­ры, чита­ю­щей псал­мы:«Бла­же­ни живу­щие в дому Тво­ем: во веки веков вос­хва­лят Тя»(Пс. 83; 5) — это обра­ще­ние ко всем нам: в хра­ме Божи­ем мы при­но­сим жерт­ву хва­лы Ему. И далее при­зы­ва­ет псал­мо­пе­вец Давид:«Яко Ты, Гос­по­ди, благ и кро­ток и мно­го­мило­стив всем при­зы­ва­ю­щим Тя» (Пс. 85; 5), убеж­дая нас, что­бы все мы, от мала до вели­ка, при­бе­га­ли к мило­сер­дию Божию.

«При­з­ри на мя …даждь дер­жа­ву Твою отро­ку Тво­е­му, и спа­си сына рабы Тво­ея»[4], - добав­ля­ет к это­му пророк.

Эти молит­вы несколь­ко при­во­дят в чув­ство: всё Гос­подь может, толь­ко упо­вай на Его мило­сер­дие, вер­но слу­жи Ему. А тут, видишь ли, — чре­во поба­ли­ва­ет! И тем не менее…

- Что-то ты неваж­но выгля­дишь, — бди­тель­но заме­ча­ет вече­ром матуш­ка Людмила.

- Не тре­вожь­ся, — отве­чаю, — про­сто служ­ба была трудная.

Чув­ствую, что не очень-то убеж­да­ет её мой бод­рый ответ. Я и сам дав­но уже заме­чаю, что даже про­честь име­на, поми­на­е­мые вслух во вре­мя бого­слу­же­ния, часто ста­но­вит­ся мне не по силам. Пред­став­ля­е­те — читаю эти длин­ные спис­ки и — вдруг созна­ние начи­на­ет мед­лен­но отклю­чать­ся. Муча­юсь от нелов­ко­сти перед сест­ра­ми и палом­ни­ка­ми, хотя вро­де и нет в этом моей вины.

Наверх

«ЯЩИК» МОЖЕТ ПОНАДОБИТЬСЯ БЕЗ ОТЛАГАТЕЛЬСТВА

К ночи боли креп­ча­ют и дости­га­ют к утру такой силы, что ясно пони­маю — поезд­ки в кли­ни­ку, от кото­рой преж­де вся­че­ски уви­ли­вал, не избе­жать. Осмотр в при­ем­ном покое пом­ню уже пло­хо. Сквозь муть в гла­зах пере­до мной вста­ет чело­век в белом хала­те. Мед­лен­но сооб­ра­жаю — не ина­че как хирург.

- Игорь Ско­бе­лев, — пред­ста­вил­ся он, — ваш врач. Мы посо­ве­то­ва­лись с кол­ле­га­ми и реши­ли опе­ри­ро­вать вас, при­чем не откла­ды­вая в дол­гий ящик.

Ну, что уж тут ком­мен­ти­ро­вать. Не пони­мая, что про­мед­ле­ние смер­тель­но опас­но, все же чув­ствую, что сил тер­петь уже мало. Так что отвечаю:

-   Конеч­но, ведь «ящик» может пона­до­бить­ся без отлагательства…

Да, чув­ство юмо­ра ино­гда при­хо­дит к чело­ве­ку в самое, каза­лось бы, непод­хо­дя­щее время…

-   Док­тор, — капи­ту­ли­рую с безыс­ход­ным сми­ре­ни­ем, — в меди­цине я совсем ниче­го не пони­маю, посе­му дей­ствуй­те, как счи­та­е­те нужным.

Опе­ра­ция, мило­стью Божи­ей, в целом про­шла успешно.

Посте­пен­но зати­ха­ют после­опе­ра­ци­он­ные боли. На моей боль­нич­ной тум­боч­ке перед ико­на­ми нахо­дят­ся пре­ждео­свя­щен­ные Дары Хри­сто­вы (вот она — вели­кая милость Божия!). Уже на тре­тье утро после опе­ра­ции я само­сто­я­тель­но при­ча­стил­ся. И это — в боль­ни­це, в отде­ле­нии реани­ма­ции! Бла­го­да­рен вра­чам, кото­рые не воз­ра­жа­ли про­тив таких неор­ди­нар­ных для них дей­ствий боль­но­го в пала­те интен­сив­ной терапии.

Про­сти­те меня, мои духов­ные настав­ни­ки: в том состо­я­нии не было у меня сил для пол­ной молит­вен­ной под­го­тов­ки к При­ча­стию — ни встать, ни поклон поло­жить, ни молитв необ­хо­ди­мых не мог про­чи­тать. Было толь­ко гро­мад­ное жела­ние: при­кос­нуть­ся сво­и­ми пере­сох­ши­ми губа­ми к Телу и Кро­ви Гос­под­ней, осо­зна­вая, что в этом мое спасение.

«Но с кем При­ча­стие и Покаяние —

Гос­под­ня сохра­нит рука», — пишет про­то­и­е­рей Андрей Логвинов.

Наверх

БОЛЕЗНЬ УЧИТ ПОКАЯНИЮ

Реаль­ные пло­ды При­ча­стия оче­вид­ны: посте­пен­но яснее начи­на­ет сооб­ра­жать голо­ва, креп­нет тело, осто­рож­но начи­наю дви­гать­ся. Жизнь продолжается!

При­ча­стия совер­ша­лись посто­ян­но, молит­вы напол­ня­лись силой.«…Верою при­хо­жду и стра­хом, Вла­ды­ко, ко При­ча­ще­нию Боже­ствен­ных Даров Тво­их»- в полу­мра­ке боль­нич­ной пала­ты совер­шен­но по-ново­му вос­при­ни­ма­ют­ся сло­ва кано­на ко Свя­то­му Причащению.

«Исце­ли души моея язвы, Гос­по­ди…», — сто­нет сердце.

«Душею и телом да освя­щу­ся, Вла­ды­ко, да про­све­щу­ся, да спа­су­ся…» Навер­ное, толь­ко пере­жив после­нар­коз­ный хаос и неуме­лые, болез­нен­ные дви­же­ния ожи­ва­ю­ще­го тела, чело­век начи­на­ет ина­че отно­сить­ся к зна­ко­мым ранее словам:

«…Хри­сте Иису­се, пре­муд­ро­сте Божия, …умерт­ви моя душет­лен­ныя стра­сти телесныя».

«От сквер­ных устен, от мерз­ка­го серд­ца, от нечи­сто­го язы­ка, от души осквер­не­ны, при­и­ми моле­ние, Хри­сте мой …»

Уста мои сквер­ные, мерз­кое и нечи­стое серд­це — вот с чем мы ста­но­вим­ся на моле­ние пред Иису­сом Хри­стом! Вот истин­ная при­чи­на наших телес­ных стра­да­ний. Эти на удив­ле­ние ясные мыс­ли посте­пен­но фор­ми­ро­ва­ли в моей стра­да­ю­щей душе ощу­ти­мую вину пред Богом, кото­рую ранее, ско­рее все­го, так ост­ро и не ощущал.

Наверх

ВСЁ МОЖНО ПРЕТЕРПЕТЬ, КО ВСЕМУ ПРИВЫКНУТЬ

Во вре­мя опе­ра­ции, по меди­цин­ским сооб­ра­же­ни­ям, была несколь­ко изме­не­на моя кишеч­ная кон­струк­ция — появи­лась необ­хо­ди­мость кало­при­ем­ни­ка на боку живо­та. Ох, и дис­ком­форт­ная же это шту­ка, когда новое устрой­ство тво­е­го орга­низ­ма рази­тель­но отли­ча­ет­ся от нор­маль­но­го, привычного.

- Все мож­но пре­тер­петь, ко все­му при­вык­нуть, — убеж­да­ет хирург, милый, жиз­не­ра­дост­ный чело­век, — люди актив­но живут, тру­дят­ся даже после ампу­та­ции неко­то­рых частей тела, а у вас — мелочи.

«Не очень-то эти сло­ва настра­и­ва­ют на бла­го­душ­ные раз­мыш­ле­ния», — скри­пит брюз­жа­щий внут­рен­ний червячок.

- Одна­ко, — про­дол­жа­ет мой собе­сед­ник, — руку, ногу чело­век теря­ет насо­всем. А вашим бедам, ува­жа­е­мый батюш­ка, мы помо­жем, все вос­ста­но­вим, как толь­ко внут­рен­но­сти укре­пят­ся после про­ис­шед­ше­го. За это вре­мя и про­бы, взя­тые у вас на гисто­ло­ги­че­ский ана­лиз, иссле­ду­ем: про­ве­рим на доброкачественность.

- Ну, что ж, — гово­рю в ответ, — по мило­сти Божи­ей, в доб­рый час.

Наверх

О ТОМ, КАК Я САМ СЕБЯ УСПОКАИВАЛ

Лири­че­ская успо­ко­ен­ность выздо­рав­ли­ва­ю­ще­го чело­ве­ка не поз­во­ли­ла осо­знать, что сто­ит за сло­ва­ми: «гисто­ло­ги­че­ский ана­лиз». А если быть чест­ным перед собой, то мне и не хоте­лось осо­зна­вать это, навер­ное, как прак­ти­че­ски все боль­ные в такой ситу­а­ции, я внут­ренне ото­дви­гал мыс­ли, что это может про­изой­ти со мной. Как гово­рит­ся, авось обойдется.

Мед­лен­но текут боль­нич­ные мину­ты, с нуд­ным упрям­ством скла­ды­ва­ясь в ночи и дни. И вот уже реаль­но­стью ста­ла дол­го­ждан­ная выпис­ка из клиники.

-   Итак, состо­я­ние у вас вполне удо­вле­тво­ри­тель­ное, — гово­рит мне заве­ду­ю­щий отде­ле­ни­ем Нико­лай Вален­ти­но­вич Вла­сов, — прав­да, ана­лиз пока­зал, что у вас при­сут­ству­ет онко­ло­ги­че­ское образование…

Это было пол­ной неожи­дан­но­стью для успо­ко­ив­ше­го себя пациента!

-   ??? — мой немой вопрос, отра­зив­ший­ся на лице, док­тор, навер­ное, видел не у одно­го человека.

Он все­ми сила­ми ста­ра­ет­ся обод­рить меня:

-   Ника­кой пани­ки быть не может. Про­сто вам необ­хо­ди­мо встать на учет и про­кон­суль­ти­ро­вать­ся в онко-диспансере.

Как ведут себя люди при такой удру­ча­ю­щей ново­сти? Пла­чут? Каме­не­ют? Роп­щут? Мно­го читал об этом, пони­мал, что на всё воля Божия, но ведь до сего момен­та всё это про­ис­хо­ди­ло не со мной! Ска­зать, что не пере­жил при этом изве­стии если не шока, то серьез­но­го вол­не­ния — будет неправ­дой. Каж­дый чело­век пере­жи­ва­ет это. И я не смог бы успо­ко­ить­ся, если бы бук­валь­но не при­ну­дил себя раз­мыш­лять о силе Божи­ей, о Его мно­го­мило­сти­вой воле. Вспом­ни­лись стро­ки про­то­и­е­рея Андрея Логви­но­ва:«Гос­по­ди, как же Тебя не хва­та­ет!.. Сно­ва пода­рок Твой — лет­ний закат: золо­том плав­ле­ным свет зате­ка­ет, запо­ло­няя окру­гу и сад».

Посте­пен­но душа ути­хо­ми­ри­лась. Я начал при­вы­кать к тому, что посла­но мне Богом. К тому же бесе­ды вра­чей отня­ли трус­ли­вую надеж­ду, что всё раз­ре­шит­ся само собой. Мыс­ли нача­ли упо­ря­до­чи­вать­ся, я стал выстра­и­вать для себя схе­му даль­ней­ших дей­ствий… Нуж­ны серьез­ные раз­мыш­ле­ния о духов­ной сто­роне болез­ни, необ­хо­ди­мо подо­брать пра­виль­ную молит­вен­ную под­держ­ку лече­ния и, навер­ное, нуж­но почи­тать хотя бы немно­го тео­рии о том, что же это такое — «рак», что гово­рит об этом медицина?

Итак, под­би­раю необ­хо­ди­мую литературу…

Наверх

МЫ БОЛЬНЫ ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ

Гос­подь недо­ста­ток наших доб­рых дел вос­пол­ня­ет или болез­ня­ми, или скорбями.

Свт. Димит­рий Ростовский

Не гони­тесь, дру­зья, за деньгами

Оста­но­ви­тесь вы или нет?!

Шар Зем­ной не пинай­те ногами

Ради несколь­ких жал­ких монет!

Евге­ний Ряпов

НАУЧИТЬСЯ БОЛЕТЬ

Итак, я начал с того, с чего начи­на­ет, навер­ное, каж­дый, у кого обна­ру­жен рак (что­бы понять, «за что» ему это, поче­му имен­но ему, что­бы оста­вить соло­мин­ку надеж­ды — а вдруг это ошиб­ка?): я начал читать соот­вет­ству­ю­щую лите­ра­ту­ру. Делать выпис­ки. Осмыс­ли­вать статистику.

Но чем боль­ше я читал, тем боль­ше пони­мал ничтож­ную прак­ти­че­скую поль­зу для меня лич­но от этой ста­ти­сти­ки.«30–32% онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ний свя­за­но с куре­ни­ем». Ну, ко мне это вро­де отно­ше­ния не име­ет. «30–35% слу­ча­ев забо­ле­ва­ния свя­за­ны с непра­виль­ным пита­ни­ем». Воз­мож­но, но что имен­но было не так и как это изменить?

«В рос­сий­ских усло­ви­ях более 50% наше­го здо­ро­вья может быть свя­за­но с состо­я­ни­ем окру­жа­ю­щей сре­ды». Да, есть такое поня­тие, как«кан­це­ро­ген­ное ста­ре­ние орга­низ­ма», да, эко­но­ми­ка во мно­гом, по сло­вам Э. Фром­ма, суще­ству­ет «толь­ко ценой нездо­ро­вья людей». По экс­пер­ти­зам Все­мир­ной орга­ни­за­ции здра­во­охра­не­ния,«…в слу­чае пре­кра­ще­ния поступ­ле­ния в окру­жа­ю­щую сре­ду кан­це­ро­ге­нов и предот­вра­ще­ния кон­так­та с ними чело­ве­ка мож­но достичь сни­же­ния забо­ле­ва­е­мо­сти раком почти на 70%».

Про­бле­ма состо­я­ния при­ро­ды — это про­бле­ма в основ­ном мораль­но-эти­че­ская, духовная.

Но если искать при­чи­ны сво­их бед в раз­ру­ше­нии эко­ло­ги­че­ской систе­мы, то мож­но прий­ти в ужас: и что мне делать с эти­ми про­цен­та­ми? Появит­ся соблазн сде­лать гибель­ный для боль­но­го вывод: я — жерт­ва чьих-то без­нрав­ствен­ных дей­ствий, что же я поде­лаю в такой ситу­а­ции?! Но пси­хо­ло­гия жерт­вы еще нико­му не шла на поль­зу. Глав­ны­ми при само­жа­ле­нии ста­но­вят­ся те же бес­плод­ные вопро­сы: «за что?», «поче­му имен­но я?» и тому подоб­ные, спо­соб­ные дове­сти до отча­я­ния, до раз­ру­ше­ния себя. В ито­ге чело­век может бро­сить­ся в две край­но­сти. Кто-то пас­сив­но-тре­бо­ва­тель­но отдаст себя на волю вра­чей, счи­тая, что все ему обя­за­ны, но сам ни во что не вни­кая, пере­ста­нет бороть­ся и, в конеч­ном сче­те, сдаст­ся болез­ни, а то и опу­стит­ся. А кто-то нач­нет искать новых и новых зна­ха­рей и шар­ла­та­нов, лихо­ра­доч­но пере­би­рать «народ­ные сред­ства», почерп­ну­тые из неве­же­ствен­ной газе­ты «ЗОЖ» (здо­ро­вый образ жиз­ни) — вро­де безум­ной идеи «лечить­ся» вод­кой с рас­ти­тель­ным мас­лом, или «боже­ствен­ны­ми рас­тво­ра­ми» шар­ла­тан­ки Надеж­ды Анто­нен­ко, при­кры­ва­ю­щей­ся Православием…

Сто­ит ли доис­ки­вать­ся до при­чин сво­ей тяж­кой болез­ни? И хотя одни меди­ки счи­та­ют, что ожи­ре­ние может ока­зать­ся глав­ным пово­дом воз­ник­но­ве­ния цело­го ряда­ра­ко­вых забо­ле­ва­ний, дру­гие назы­ва­ют иные осно­ва­ния — ни один врач не ска­жет вам, отче­го забо­ле­ли имен­но вы.

По ста­ти­сти­ке 5% слу­ча­ев рака обу­слов­ле­ны вооб­ще неиз­вест­ны­ми нико­му при­чи­на­ми. Мне кажет­ся, этот про­цент намно­го боль­ше. Так что луч­ше отне­су свою болезнь к доволь­но высо­ко­му про­цен­ту «неиз­вест­ных при­чин» и попы­та­юсь понять, что все эти при­чи­ны кро­ют­ся внут­ри нас — это наша лень, без­во­лие, неже­ла­ние что-то менять в себе, в сво­ем обра­зе жиз­ни. Ожи­дая чуда со сто­ро­ны, мы ждем какой-то еди­но­ра­зо­вой таб­лет­ки, что­бы про­дол­жать жить так, как мы при­вык­ли, часто гре­хов­но, раз­ру­ши­тель­но для соб­ствен­но­го здо­ро­вья. А меж­ду тем, меди­ки утвер­жда­ют, что выздо­ров­ле­ние напо­ло­ви­ну зави­сит от уста­но­вок само­го чело­ве­ка, от его жела­ния дей­ство­вать, бороть­ся, изме­нить себя и всё вокруг себя. Какой врач может обя­зать тебя, напри­мер, еже­днев­но гулять вме­сто того, что­бы сидеть у теле­ви­зо­ра? Кто заста­вит, кро­ме тебя само­го, упо­треб­лять более здо­ро­вую пищу? Кто выпи­шет рецепт: отка­зать­ся от вред­ных при­вы­чек? Толь­ко ты сам…

Так не луч­ше ли поду­мать о том, как создать нор­маль­ную эко­ло­ги­че­скую обста­нов­ку внут­ри себя, создать свой мик­ро­мир, недо­ступ­ный вред­ным про­дук­там, вся­че­ским кан­це­ро­ген­ным фак­то­рам? То есть научить­ся «пра­виль­но» болеть, собо­лез­но­вать дру­гим. Конеч­но, это очень непро­сто. Совре­мен­ный чело­век не готов сми­рять­ся (не перед болез­нью, а перед волей Божьей!), а пото­му и не готов пра­виль­но вос­при­ни­мать как свою болезнь, так и чужие несчастья…

В кни­ге Бори­са Ширя­е­ва «Неуга­си­мая лам­па­да» есть уди­ви­тель­ная исто­рия под назва­ни­ем «Фрей­ли­на трех импе­ра­триц», где гово­рит­ся о том, с каким досто­ин­ством вела себя в Соло­вец­ком лаге­ре шести­де­ся­ти­пя­ти­лет­няя баро­нес­са, фрей­ли­на трех импе­ра­триц. Жизнь сре­ди уго­лов­ниц (при­то­но­дер­жа­тель­ниц, проституток,контрабандисток) поис­ти­не была адом, осо­бен­но тяж­ким для ари­сто­крат­ки. Ведь изде­ва­ясь над ней, уго­лов­ни­цы жда­ли жалоб, слёз бес­си­лия, но это­го им не при­шлось уви­деть. Баро­нес­са не опу­сти­лась, не под­да­лась нече­ло­ве­че­ским испы­та­ни­ям, сва­лив­шим­ся на неё. И в смра­де матер­ной руга­ни, и в хао­се пота­со­вок она была той же, какой виде­ли ее во двор­це: жен­щи­ной с истин­ным чув­ством соб­ствен­но­го досто­ин­ства, с неве­ро­ят­ным само­об­ла­да­ни­ем и глу­бо­ким созна­ни­ем сво­е­го долга.

Она нес­ла крест каторж­ни­цы без ропо­та, без жалоб и жало­сти к себе, без сето­ва­ния и слёз. На седь­мом десят­ке лет ей при­хо­ди­лось под­ни­мать двух­пу­до­вый груз сырых кир­пи­чей. Не пока­зы­вая сво­ей несо­мнен­ной уста­ло­сти, она, вер­нув­шись в барак, тща­тель­но чисти­ла свое пла­тье, мол­ча съе­да­ла мис­ку трес­ко­вой балан­ды, моли­лась, стоя на коле­нях перед малень­ким образ­ком, и ложи­лась спать на свой акку­рат­но при­бран­ный топчан.

Имен­но эти само­об­ла­да­ние и внут­рен­няя дис­ци­пли­на не толь­ко спас­ли баро­нес­су от уни­же­ния, но заста­ви­ли даже самых матё­рых уго­лов­ниц ува­жать её. «Чело­век душу свою соблю­да­ет!», «Боже­ская ста­ру­ха», - гово­ри­ли о ней. Ей «дове­ри­ли» самое льгот­ное, «при­ви­ле­ги­ро­ван­ное» место: фрей­ли­на трех рус­ских импе­ра­триц ста­ла убор­щи­цей каме­ры воро­вок и проституток.

«Нарас­та­ю­щее духов­ное вли­я­ние баро­нес­сы чув­ство­ва­лось в ее каме­ре всё силь­нее и силь­нее, - пишет Борис Ширя­ев. — Это вели­кое таин­ство про­буж­де­ния Чело­ве­ка совер­ша­лось без наси­лия и гром­ких слов. Веро­ят­но, и сама баро­нес­са не пони­ма­ла той роли, кото­рую ей назна­че­но было выпол­нить в каме­ре каторж­но­го обще­жи­тия. Она дела­ла и гово­ри­ла «что надо», так, как дела­ла это всю жизнь. Про­сто­та и пол­ное отсут­ствие дидак­ти­ки ее слов и дей­ствия и были глав­ной силой ее воз­дей­ствия на окружающих».

Окру­жа­ю­щие фрей­ли­ну уго­лов­ни­цы ста­ли сдер­жи­вать­ся от сквер­но­сло­вия, несколь­ко чело­век потя­ну­лись к вере — на Страст­ной неде­ле они гове­ли и при­ча­сти­лись у тай­но про­ве­ден­но­го в Соло­вец­кий театр свя­щен­ни­ка. Таин­ство при­ня­тия Тела и Кро­ви Хри­сто­вых совер­ша­лось в тем­ном чулане, где хра­ни­лась бута­фо­рия, Дара­ми, про­не­сен­ны­ми в плос­кой сол­дат­ской круж­ке в боко­вом кар­мане бушлата…

Пора­зи­тель­но, как закон­чи­лась жизнь этой необык­но­вен­ной женщины.

«Когда вспых­ну­ла страш­ная эпи­де­мия сып­ня­ка, сроч­но пона­до­би­лись сест­ры мило­сер­дия или могу­щие заме­нить их. Нач. сан­ча­сти УСЛОН[5] М. В. Фельд­ман не хоте­ла назна­че­ний на эту смерт­ни­че­скую рабо­ту Она при­шла в жен­ба­рак и, собрав его оби­та­тель­ниц, уго­ва­ри­ва­ла их идти доб­ро­воль­но, обе­щая жало­ва­нье и хоро­ший паек. Жела­ю­щих не было. Их не нашлось и тогда, когда экс­пан­сив­ная Фельд­ман обра­ти­лась с при­зы­вом о помо­щи умирающим.

В это вре­мя в каме­ру вошла ста­ру­ха-убор­щи­ца с вязан­кой дров. Голо­ва ее была укру­че­на плат­ком — на дво­ре сто­я­ли трес­ку­чие моро­зы. Скла­ды­вая дро­ва к печ­ке, она слы­ша­ла лишь послед­ние сло­ва Фельдман:

- Так никто не хочет помочь боль­ным и умирающим?

- Я хочу, — послы­ша­лось от печки.

- Ты? А ты грамотная?

- Гра­мот­ная.

с тер­мо­мет­ром уме­ешь обращаться?

- Умею. Я рабо­та­ла три года хирур­ги­че­ской сест­рой в Цар­ско­сель­ском лазарете…

- Как ваша фамилия?

Про­зву­ча­ло извест­ное имя, без титула.

- Баро­нес­са! - крик­ну­ла, не выдер­жав, Сонь­ка (однаиз уго­лов­ниц, вна­ча­ле осо­бо доса­ждав­шая фрей­лине. - Свящ. М.О.), но этот выкрик зву­чал совсем не так, как в пер­вый день рабо­ты быв­шей фрей­ли­ны на “кир­пи­чи­ках “.

Вто­рой запи­са­лась Сонь­ка и вслед за нею еще несколь­ко жен­щин… Две­ри сып­но­ти­фоз­но­го бара­ка закры­лись за вошед­ши­ми туда вслед за фрей­ли­ной трех рус­ских импе­ра­триц. Отту­да мало кто выхо­дил. Не вышло и боль­шин­ство из них.

М. В. Фельд­ман рас­ска­зы­ва­ла потом, что баро­нес­са была назна­че­на стар­шей сест­рой, но нес­ла рабо­ту наравне с дру­ги­ми. Рук не хва­та­ло. Рабо­та была очень тяже­ла, т. к. боль­ные лежа­ли впо­вал­ку на полу, и под­стил­ка под ними сме­ня­лась сест­ра­ми, выгре­бав­ши­ми рука­ми про­пи­тан­ные нечи­сто­та­ми стружки.

Страш­ное место был этот барак. Баро­нес­са рабо­та­ла днем и ночью, рабо­та­ла так же тихо, мер­но и спо­кой­но, как носи­ла кир­пи­чи и мыла пол жен­ба­ра­ка. С такою же мето­дич­но­стью и акку­рат­но­стью, как, веро­ят­но, она нес­ла свои дежур­ства при импе­ра­три­цах. Это ее послед­нее слу­же­ние было не само­от­вер­жен­ным поры­вом, но след­стви­ем глу­бо­кой внут­рен­ней куль­ту­ры, вос­при­ня­той не толь­ко с моло­ком мате­ри, но уна­сле­до­ван­ной от ряда пред­ше­ство­вав­ших поколений…

Вла­дев­шее ею чув­ство дол­га и глу­бо­кая лич­ная дис­ци­пли­на дали ей силы дове­сти рабо­ту до пре­дель­но­го часа, мину­ты, секун­ды… Час этот про­бил, когда на руках и на шее баро­нес­сы зарде­лась зло­ве­щая сыпь. М. В. Фельд­ман заме­ти­ла ее.

- Баро­нес­са, иди­те и ложи­тесь в осо­бой пала­те… Раз­ве вы не види­те сами?

- К чему? Вы же зна­е­те, что в мои годы от тифа не выздо­рав­ли­ва­ют. Гос­подь при­зы­ва­ет меня к Себе, но два-три дня я еще смо­гу слу­жить Ему…

Они сто­я­ли друг про­тив дру­га. Ари­сто­крат­ка и ком­му­нист­ка. Дев­ствен­ни­ца и страст­ная, нерас­ка­ян­ная Маг­да­ли­на. Веру­ю­щая в Него и ате­ист­ка. Жен­щи­ны двух миров. Экс­пан­сив­ная, поры­ви­стая М. В. Фельд­ман обня­ла и поце­ло­ва­ла ста­ру­ху. Когда она рас­ска­зы­ва­ла мне об этом, ее гла­за были пол­ны слез.

- Зна­е­те, мне хоте­лось тогда пере­кре­стить ее, как кре­сти­ла меня в дет­стве няня.  Но я побо­я­лась оскор­бить ее чув­ство веры. Ведь я же еврей­ка. Послед­няя секун­да при­шла через день. Во вре­мя утрен­не­го обхо­да баро­нес­са села на пол, потом лег­ла. Начал­ся бред. Сонь­ка Гла­зок тоже не вышла из бара­ка смер­ти, души их вме­сте пред­ста­ли перед Пре­сто­лом Господним».

 

Видя этот при­мер высо­ко­го досто­ин­ства чело­ве­ка, не будем отча­и­вать­ся. К нам все­гда про­тя­ну­та любя­щая Божьяру­ка — сто­ит толь­ко почув­ство­вать это, и болезнь будет пере­но­сить гораз­до лег­че. С Божьей помо­щью, по сове­там вра­чей, надо най­ти то, что помо­жет мне лич­но — и с физи­че­ской, и с мораль­ной, и с духов­ной стороны.

Итак, с молит­вой, дви­нем­ся в этот труд­ный путь.

 Наверх

ПОМОГИ НАМ, БОЖЕ!

Ран­нее утро …

Гото­вим­ся к нача­лу Боже­ствен­ной Литур­гии, с кли­ро­са слыш­но тихое чте­ние 3-го часа. В алтар­ном окне мона­стыр­ско­го хра­ма ико­ны Божи­ей Мате­ри «Всех скор­бя­щих Радо­сте» Гос­подь пишет такой див­ный пей­заж, что глаз не оторвать!

На восто­ке, у само­го края зем­ли заго­ра­ет­ся заре­во про­сы­па­ю­щей­ся бес­ко­неч­ной Все­лен­ной. Меж­ду горя­чи­ми фио­ле­то­во-баг­ря­ны­ми пере­ли­ва­ми утрен­них туч про­гля­ды­ва­ет небо, неза­мет­но пере­хо­дя в теп­лую лазур­ную даль. Вот оно — то ощу­ще­ние, о кото­ром невоз­мож­но ина­че ска­зать, как — Бла­го­дать Господня!

После 6‑го часа, раз­бу­див утрен­нюю полу­дрем­ную тиши­ну, воз­вы­шен­но и тор­же­ствен­но зазву­чал тре­звон: «яко да вcu слы­ша­щие зве­не­ние его, во дни или в нощи, воз­бу­дят­ся к сла­во­сло­вию име­ни Свя­та­го Тво­е­го»[6].

Оки­ды­ваю взгля­дом алтарь: все ли гото­во для встре­чи с Тай­на­ми Хри­сто­вы­ми? Сле­ва тор­же­ствен­но замер жерт­вен­ник, тре­пет­но мер­ца­ют раз­но­цвет­ные лам­пад­ки, потрес­ки­ва­ют на Пре­сто­ле боль­шие све­чи, осве­щая Еван­ге­лие, из-под кото­ро­го голу­бе­ет Или­тон с Антиминсом[7]. Все сто­ит на сво­ем месте, как пред Вели­ким пара­дом чество­ва­ния Иису­са Хри­ста. Мир замер в ожи­да­нии нача­ла уми­ло­сти­ви­тель­но­го вос­по­ми­на­ния о Сыне Чело­ве­че­ском. Но как же труд­но ото­рвать свою мир­скую плоть от воз­не­се­ния души к бла­го­дат­но­му бес­смерт­но­му блаженству!

-      Гос­по­ди, помо­ги мне, недо­стой­но­му и боля­ще­му, свер­шить бла­го­дар­ствен­ное хва­ле­ние Спа­си­те­лю Мира и пре­по­дать людям таин­ствен­ную жерт­ву Тела и Кро­ви Христовой.

А пло­тя­ное сер­деч­ко все рав­но тихонь­ко сто­нет о личном:

-      Боже, если Тебе это угод­но, сни­ми, ути­ши скор­би и тяже­сти моей болезни!..

Зати­ха­ет коло­коль­ный звон, храм запол­ня­ет такая тиши­на, кото­рую не ощу­тишь боль­ше нигде. В вытя­ну­тых руках под­ня­то Еван­ге­лие, оно плы­вет над Анти­мин­сом, буд­то изоб­ра­жая над ним крест.

«Бла­го­сло­ве­но Цар­ство, - зву­чит про­слав­ле­ние Свя­той Тро­и­цы, — Отца и Сына и Свя­та­го Духа, ныне и прис­но и во веки веков!»

«Аминь», — совсем по-незем­но­му пере­ли­ва­ют­ся голо­са мона­стыр­ских певчих.

«Миром Гос­по­ду помо­лим­ся»,- взы­ва­ет Свя­тая Цер­ковь по всей Все­лен­ной Вседержителя.

«Гос­по­ди, поми­луй!!!»- про­сят люд­ские серд­ца, при­ми­рив­ши­е­ся со все­ми, не име­ю­щие ни на кого гне­ва иль вражды.

И я ощу­щаю, как от этой сов­мест­ной, необык­но­вен­но мощ­ной молит­вы всей Церк­ви укреп­ля­ет­ся и мой немощ­ный, осла­бев­ший от испы­та­ний дух.

Помо­ги нам, Боже…

Наверх

О ЧИСТОЙ СОВЕСТИ

В суб­бот­ний вечер в отде­ле­нии онко­ло­ги­че­ской кли­ни­ки ощу­ща­ет­ся какое-то незри­мое облег­че­ние. Каза­лось бы, непо­нят­но поче­му: в вос­кре­се­нье боль­ные не осво­бож­да­ют­ся от сво­их уто­ми­тель­ных, надо­ев­ших болез­ней, не ухо­дят и навяз­чи­вые раз­мыш­ле­ния о них. Про­сто в этот день мы все сво­бод­ны от раз­го­во­ров с вра­ча­ми, кото­рых и ждем и боим­ся одно­вре­мен­но: ведь они все­гда стра­шат непри­ят­ны­ми «сюр­при­за­ми». Пото­му-то мы так по-дет­ски раду­ем­ся крат­кой вос­крес­ной свободе.

Но для мно­гих глав­ная при­чи­на необыч­но­го вос­крес­но­го настро­е­ния в том, что в наших хри­сти­ан­ских душах глу­бо­ко зало­же­на гене­ти­че­ски выве­рен­ная радость об этом дне — дне Вос­кре­се­ния Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста. Ощу­щаю, как снис­хо­ди­тель­но улыб­нул­ся на эти наив­ные, по его пред­став­ле­нию, сло­ва мало­ве­ру­ю­щий человек:

- Что же, пря­мо все так и ста­ли в честь Вос­кре­се­ния верующими?..

К сожа­ле­нию, — нет. Разу­ме­ет­ся, всё отде­ле­ние на утрен­нюю молит­ву не выхо­дит, дале­ко не все боль­ные появ­ля­ют­ся на молеб­нах о здра­вии, кото­ро­го всем нам так не хва­та­ет. Бого­бор­че­ский два­дца­тый век, каза­лось бы, ста­ра­тель­но уни­что­жил в душах людей свя­тую веру, уме­ние обра­щать­ся к Богу за помощью.

Одна­ко, зная, что в нашей пала­те посто­ян­но зву­чит сло­во ко Гос­по­ду, нет-нет, да и откро­ет­ся дверь, оче­ред­ной стра­да­лец про­тя­нет руку с запи­соч­ка­ми, с прось­бой помо­лить­ся. Нет, не оправ­да­лись надеж­ды вра­жии ‑не уни­что­же­на Вера Пра­во­слав­ная на Свя­той Руси!..

Мед­лен­но иду по кори­до­ру отде­ле­ния, сдер­жи­вая боли внут­ри себя. Тихим суб­бот­ним вече­ром в неболь­шом хол­ле, на дива­нах, на крес­лах береж­но рас­по­ло­жи­ли свои боля­щие теле­са уже зна­ко­мые мне стра­даль­цы. Идет ожив­лен­ный раз­го­вор, но не такой, когда они утом­лен­но рас­ска­зы­ва­ют друг дру­гу о боляч­ках, уко­лах, облу­че­ни­ях, химиотерапии.

Чин­но вос­се­да­ет на крес­ле, согнув ногу и при­жав ее к живо­ту, слов­но для само­о­без­бо­ли­ва­ния, Юрий Нико­ла­е­вич, пре­по­да­ва­тель уни­вер­си­те­та. Чуть рас­ка­чи­ва­ясь, несколь­ко воз­буж­ден­но рас­суж­да­ет на весь холл:

- Вот был такой фило­соф, Декарт. Он гово­рил: всё под­вер­гай­те сомнению!

- Но это никак не отно­сит­ся к нашей дей­стви­тель­но­сти, — иро­нич­но блес­нул очка­ми солид­ный чинов­ник желез­но­до­рож­но­го ведомства.

- Ну, конеч­но же, нет, — при­ми­ря­ю­ще улыб­нул­ся Юрий Нико­ла­е­вич. — Я про­сто хотел под­черк­нуть, что мы не долж­ны упо­доб­лять­ся кро­ли­кам, кото­рые покор­но дове­ря­ют­ся вра­чам. Вот смот­ри­те, — пока­зал он какую-то кни­гу, вро­де учеб­ни­ка. — Здесь гово­рит­ся, что связь раз­ви­тия опу­хо­ли с цен­траль­ной нерв­ной систе­мой пока ещё изу­че­на сла­бо. А связь эта есть, и она уди­ви­тель­на. Я про­чел, что ред­ко, но быва­ют слу­чаи само­про­из­воль­но­го исце­ле­ния. Вы слы­ши­те? Не изле­че­ния, а ис-це-ле-ния!

Вот это да …

По хол­лу про­шло неуло­ви­мое дви­же­ние. Слов­но из кни­ги, взмах­нув пере­ли­ва­ю­щи­ми­ся кры­лья­ми, выпорх­ну­ла чудес­ная ска­зоч­ная жар-пти­ца, и каж­дый хотел, что­бы она непре­мен­но кос­ну­лась кры­лом его самого.

- Само­про­из­воль­ное! — отбро­сив газе­ту, с недо­уме­ни­ем всплес­нул рука­ми мате­ри­а­лист-желез­но­до­рож­ник. — Это зна­чит, что моя опу­холь вдруг, по необъ­яс­ни­мой при­чине, нач­нет умень­шать­ся, рас­са­сы­вать­ся и вдруг — нет ее! Так, что ли?

При­молк народ. Даже рты при­от­кры­лись от этой уди­ви­тель­ной сказ­ки. Серд­це каж­до­го замер­ло от нере­аль­ной, но такой желан­ной и дол­го­ждан­ной надеж­ды. Что­бы моя всю жизнь иско­вер­кав­шая губи­тель­ная опу­холь — и вдруг истек­ла, иста­я­ла, уни­что­жи­лась?.. Ах, как бы это­го хотелось!

Но пожи­лая жен­щи­на в тем­ном теп­лом пла­точ­ке, неза­мет­но сидев­шая в углу, вдруг тихо сказала:

- Для это­го надо, навер­ное, иметь… чистую совесть!

-    Ах, да при чем тут совесть? — воз­му­щен­но мах­нул рукой желез­но­до­рож­ный чинов­ник, суро­во про­сту­пи­ла сквозь очки его марк­сист­ская заквас­ка, — несе­рьез­но, обсуж­дая такие слож­ные меди­цин­ские вопро­сы, гово­рить о каких-то мифи­че­ских духов­ных проблемах!

Уни­вер­си­тет­ский пре­по­да­ва­тель повер­нул­ся в сто­ро­ну сму­тив­шей­ся женщины:

-    А это вы, милая, здо­ро­во ска­за­ли. Конеч­но, мно­го­го мы, люди духов­но тем­ные, не пони­ма­ем — ни в меди­цине, ни в рели­гии. А вот я про­чёл в одном жур­на­ле инте­рес­ней­шую ста­тью… Мозг чело­ве­ка ограж­ден от все­го посто­рон­не­го спе­ци­аль­ным барье­ром — он назы­ва­ет­ся, кажет­ся, гема­то­эн­це­фа­ли­че­ским. То есть в кро­ве­нос­ных сосу­дах, иду­щих в мозг, нахо­дит­ся по несколь­ку мем­бран, кото­рые защи­ща­ют мозг от все­го вред­но­го ‑мик­ро­бов, хими­че­ских веществ и даже лекарств. И чело­век будет жив до тех пор, пока какое-то неже­ла­тель­ное веще­ство, либо мик­ро­бы (сло­вом то, что может убить чело­ве­ка) этот барьер не пре­одо­ле­ют и не попа­дут в мозг.

-    А мож­но поточ­нее? — встре­пе­нул­ся кто-то. Народ, собрав­ший­ся вокруг, вдруг затих. Даже двое моло­дых людей, с упо­е­ни­ем сра­жав­ших­ся в нар­ды на угло­вом сто­ли­ке хол­ла, ото­дви­нув дос­ку, замер­ли с немым вопро­сом в глазах.

-    Ну, я не медик, — попы­тал­ся объ­яс­нить Юрий Нико­ла­е­вич, — всех дета­лей не запом­нил, но глав­ное уло­вил. Ока­зы­ва­ет­ся, дей­ствие это­го барье­ра зави­сит от соот­но­ше­ния солей в орга­низ­ме чело­ве­ка (не пом­ню точ­но, каких — вро­де, калия и натрия). Если, ска­жем, натрия доста­точ­но, то чело­ве­ка ниче­го не берёт, гадость вся­кая через барьер не про­хо­дит — и жизнь про­дол­жа­ет­ся! Ну, а если вдруг нехват­ка натрия воз­ник­ла — защи­та про­рва­на, чело­ве­ку — конец.

В хол­ле, слов­но натя­ну­тая стру­на, сто­я­ла зве­ня­щая тишина.

-     От чего же это, — торо­пит рас­сказ­чи­ка исху­дав­ший, весь пере­вя­зан­ный муж­чи­на, — зави­сит соот­но­ше­ние солей-то этих?

-     Да уж будь­те покой­ны — не от сове­сти нашей! ‑язвит материалист.

-     Вот это и есть самое инте­рес­ное! — хоро­шо постав­лен­ный голос Юрия Нико­ла­е­ви­ча под­нял­ся до тор­же­ствен­ных нот.

Пре­по­да­ва­тель встре­тил­ся взгля­дом с иро­нич­ным блес­ком очков неве­ру­ю­ще­го оппо­нен­та и ска­зал то глав­ное, ради чего он зате­ял весь разговор:

-    Их соот­но­ше­ние зави­сит — от настро­е­ния чело­ве­ка! !! Пони­ма­е­те, коль бодр чело­век, духов­но сто­ек — соот­но­ше­ние солей меня­ет­ся в поль­зу здо­ро­вья, и тут уж ника­кая болезнь не дове­дет до смер­ти. А если взя­ло верх уны­ние, отча­я­ние — тут уж мож­но и гроб заказывать.

Вот таки­ми вечер­ни­ми бесе­да­ми встре­чал гря­ду­щий вос­крес­ный день боля­щий народ…

Не ста­ну углуб­лять­ся в то, насколь­ко, с меди­цин­ской точ­ки зре­ния, досто­вер­ны све­де­ния пре­по­да­ва­те­ля, воз­мож­но, он при­вёл не те тер­ми­ны, что-то понял слиш­ком упро­щён­но. Я лишь пере­ска­зал диле­тант­ский раз­го­вор, обыч­ный сре­ди боль­ных. Но в нём есть исклю­чи­тель­но важ­ный момент: люди с раз­лич­ной сте­пе­нью веры вос­крес­ный день нача­ли с дис­кус­сии о том, что имен­но может при­ве­сти боль­но­го к выздо­ров­ле­нию или к гибе­ли. Уди­ви­тель­но, что речь шла о нрав­ствен­ных поня­ти­ях, прак­ти­че­ски с хри­сти­ан­ской точ­ки зре­ния — о чело­ве­че­ском настро­е­нии (бод­ро­сти, духов­ной стой­ко­сти или, наобо­рот, об унынии).

Кста­ти, о подоб­ной ситу­а­ции идет речь в мате­ри­а­лах пра­во­слав­но­го меди­цин­ско­го сер­ве­ра. Ока­зы­ва­ет­ся, меж­ду эмо­ци­о­наль­ным состо­я­ни­ем роди­те­лей и иммун­ной систе­мой детей суще­ству­ет пря­мая зави­си­мость, и у нерв­ных роди­те­лей дети боле­ют чаще. Вот что пишет Еле­на Корлева:

«Роди­те­ли, кото­рые часто испы­ты­ва­ют стресс, дела­ют тем самым сво­их детей уяз­ви­мы­ми для мно­гих болез­ней. К тако­му выво­ду при­шла груп­па бри­тан­ских уче­ных из Уни­вер­си­те­та Роче­сте­ра во гла­ве с док­то­ром Мэри Касер­той. Они впер­вые про­ве­ли иссле­до­ва­ние, кото­рое помог­ло им уста­но­вить, что меж­ду эмо­ци­о­наль­ным состо­я­ни­ем роди­те­лей и иммун­ной систе­мой их чад суще­ству­ет пря­мая зави­си­мость. Слу­жи­те­ли нау­ки объ­яс­ня­ют это тем, что дети очень чув­стви­тель­ны к нерв­но­му состо­я­нию отцов и мате­рей и сопе­ре­жи­ва­ют им, что ведет к сни­же­нию дет­ско­го иммунитета.

В экс­пе­ри­мен­те, кото­рый длил­ся три года и обо­шел­ся в 64 тыся­чи дол­ла­ров, при­ня­ли уча­стие 169 детей и их роди­те­лей. Каж­дые шесть меся­цев пси­хи­ат­ры оце­ни­ва­ли состо­я­ние взрос­лых. До про­хож­де­ния осмот­ра роди­те­ли долж­ны были само­сто­я­тель­но фик­си­ро­вать все слу­чаи забо­ле­ва­ний детей. В резуль­та­те уче­ные выяс­ни­ли, что под­рас­та­ю­щее поколение

в семьях, под­вер­жен­ных стрес­сам, намно­го чаще испы­ты­ва­ет про­бле­мы со здоровьем.

Иссле­до­ва­те­ли пола­га­ют, что полу­чен­ные ими дан­ные послу­жат для неспо­кой­ных роди­те­лей пово­дом заду­мать­ся над при­ро­дой сво­их вол­не­ний и пере­стать нерв­ни­чать по пустя­кам. Ведь их урав­но­ве­шен­ность бла­го­при­ят­но ска­жет­ся не толь­ко на здо­ро­вье детей, но и на их соб­ствен­ном само­чув­ствии: иммун­ная систе­ма пер­вой стра­да­ет от стрес­са, вне зави­си­мо­сти от воз­рас­та чело­ве­ка. Под вли­я­ни­ем пере­жи­ва­ний могут про­явить­ся самые раз­лич­ные инфек­ции: ОРВИ, гер­пес, молоч­ни­ца. Ино­гда нер­воз­ность при­во­дит к депрес­сии, нере­гу­ляр­но­му пита­нию, бес­сон­ни­це, пси­хо­ло­ги­че­ской бес­по­мощ­но­сти и апатии.

Мож­но сде­лать вывод, что поиск путей для сня­тия стрес­са — это один из спо­со­бов поза­бо­тить­ся о сво­ем здо­ро­вье. Кро­ме того, спо­кой­ное отно­ше­ние к жиз­ни помо­га­ет доль­ше сохра­нять моло­дость. Не так дав­но уче­ные выяс­ни­ли: ничто так не ста­рит орга­низм, как посто­ян­ный стресс, вызы­ва­ю­щий необ­ра­ти­мые изме­не­ния на кле­точ­ном уровне. Осо­бен­но пагуб­ны излиш­ние нер­вы для жен­ско­го орга­низ­ма —  пред­ста­ви­тель­ни­цы пре­крас­но­го пола, кото­рые часто вол­ну­ют­ся, живут на 9–17лет мень­ше, чем жен­щи­ны спо­кой­ные и урав­но­ве­шен­ные»[8]

Когда просну­лось вос­крес­ное сол­ныш­ко, я читал утрен­ние молит­вы, слу­жил моле­бен о здра­вии в том самом хол­ле, где шла вечер­няя бесе­да. На сто­ли­ке вме­сто дос­ки с нар­да­ми сто­я­ли ико­ны со све­ча­ми, лежа­ли Крест и Евангелие.

Тор­же­ству­ю­щим гим­ном в нашем малень­ком угол­ке Все­лен­ной зву­чит Вос­крес­ная песнь: «Вос­кре­се­ние Хри­сто­во видев­ше, покло­ним­ся Свя­то­му Гос­по­ду Иису­су, еди­но­му Безгрешному…»

Боко­вым зре­ни­ем вижу скло­нив­шу­ю­ся жен­щи­ну в теп­лом платочке.

«Кре­сту Тво­е­му, покла­ня­ем­ся, Христе…»

Серд­це поет — не один я сего­дня в боль­нич­ном хол­ле: и два парень­ка молят­ся у сте­ны, и наш пре­по­да­ва­тель, чув­ствую, спо­со­бен не толь­ко лек­ции про­из­но­сить, но и скло­нить­ся к Всевышнему.

«При­и­ди­те, вcu вер­нии, покло­ним­ся свя­то­му Хри­сто­ву Воскресению…»

Воз­но­шу Крест для покло­не­ния после молеб­на. Лица, вче­ра еще такие сумрач­ные, зате­нён­ные болез­нен­ны­ми стра­да­ни­я­ми, в вос­крес­ное утро слов­но высвет­ли­лись. Разу­ме­ет­ся, это не зна­чит, что люди эти вдруг исце­ли­лись, конеч­но же, нет. Но сде­лан малень­кий шаг к Богу, хоть на йоту укре­пи­лась вера. А это уже осо­знан­ное дви­же­ние к посте­пен­но­му улуч­ше­нию здо­ро­вья ‑душев­но­го и телесного.

-    С вос­крес­ным днем! Поздрав­ляю вас! — улы­ба­юсь собравшимся.

В ответ — мир­ное сия­ние глаз заму­чен­ных неду­гом людей, да и у само­го на душе свет­ле­ет. Я ведь тоже из это­го боля­ще­го племени…

При­бли­жа­ет­ся наш иро­нич­ный чинов­ник. Что-то ска­жет он на сей раз? Неожи­дан­но слышу:

-      И вас, батюш­ка, с воскресением…

Голос вче­раш­не­го спор­щи­ка зву­чит необыч­но доб­ро и даже лас­ко­во, он опус­ка­ет гла­за… Хоро­шо-то как!

С Вос­кре­се­ни­ем Хри­сто­вым вас, доро­гие бра­тья и сестры!

Наверх

ВСТРЕЧА С БОГОМ

Имен­но в это скорб­ное для меня и моих сото­ва­ри­щей по болез­ни вре­мя как-то необыч­но рас­цве­та­ет весен­ний Крым. Горы непо­вто­ри­мы в любое вре­мя года, а сей­час, в мар­те, они дышат чем-то совсем осо­бен­ным, буд­то бла­го­да­тью тихо напол­ня­ет­ся каж­дая веточ­ка, каж­дая рас­пус­ка­ю­ща­я­ся почка.

Оста­вив за шкаф­чи­ком свою после­опе­ра­ци­он­ную палоч­ку, бре­ду себе поти­хонь­ку по оби­те­ли (бегом-то бежать — сил не хва­та­ет). Не хочет­ся шагать по сту­пень­кам — как заме­ча­тель­но ощу­щать под нога­ми мяг­кую про­шло­год­нюю трав­ку на спус­ке к мона­стыр­ской церк­ви. Слу­шаю звон­кий про­зрач­ный воз­дух — буд­то неж­ные пере­ли­вы пою­щей вда­ли флей­ты. Пах­нет пре­лы­ми листья­ми, слад­ко кру­жит­ся голо­ва — то ли остат­ки болез­ни, то ли весен­няя радость…

Под­ни­мешь взгляд на горы — глаз не отве­сти. Неза­мет­ной жиз­нью живут леса: пока еще не вид­но зеле­ных про­блес­ков буду­щих листьев, но зим­няя окрас­ка дере­вьев ощу­ти­мо меня­ет­ся. Вни­ма­тель­ный взгляд улав­ли­ва­ет дым­ча­тую сире­не­вость леса на южных скло­нах крым­ских гор.

Заме­ча­ли ли вы, какая тон­кая радость исхо­дит от крым­ских под­снеж­ни­ков? Еще пол­ме­ся­ца назад самые храб­рые белые голов­ки, как раз­вед­чи­ки, про­гля­ды­ва­ли в поис­ках теп­ла сквозь трав­ку в укром­ных местах южных скло­нов. А сей­час, как вой­ско, целы­ми ряда­ми насту­па­ет это весе­лое цве­точ­ное брат­ство. Смот­ришь — в тех местах, где мы вче­ра еще ниче­го не виде­ли, всё засы­па­но улы­ба­ю­щи­ми­ся цве­точ­ка­ми, от кото­рых тихонь­ко исхо­дит запах холод­ной све­же­сти, запах весны.

Имен­но об этом состо­я­нии напи­сал ака­де­мик Евге­ний Ряпов:

Что дышит поле… Дождь искрится …

В дере­вьях бро­дит веш­ний сок…

И нико­гда не повторится

Про­стой бере­зо­вый листок.

В эти мину­ты труд­но пове­рить, что мож­но услы­шать стон люд­ской беды:

- Ну, где же оно, это сча­стье? Какое оно?

- При­ди и виждь[9], — гово­рит на это Свя­тое Евангелие…

Чув­ствую, не зря при­шли эти мыс­ли: при­бли­жа­ют­ся ко мне несколь­ко чело­век. Вид­но изда­ли, что любо­вать­ся пере­ли­ва­ми под­снеж­ни­ков на весен­них скло­нах они сей­час не могут. Мы, свя­щен­ни­ки, видя чело­ве­ка, часто начи­на­ем ощу­щать горе, иду­щее из его сердца.

- Батюш­ка Миха­ил, — слы­шу осев­ший от тре­вог голос моло­дой жен­щи­ны, — боль­шая беда у нас.

- Что за беда, моя родная?

- На папоч­ку мое­го недуг тяж­кий нава­лил­ся, — гла­за жен­щи­ны напол­ня­ют­ся слезами.

«Уж не рак ли нава­лил­ся на незна­ко­мо­го мне раба Божье­го?» - мель­ка­ет немой встреч­ный вопрос.

-    Ана­лиз пока­зал онко­ло­гию, — полу­чаю под­твер­жде­ние сво­ей догадке.

В голо­ве воз­ни­ка­ют мыс­ли доволь­но несу­раз­ные: «Ну вот, боль­но­го при­вез­ли к боль­но­му… И как же может помочь сам боль­ной?..» Но тут же застав­ляю замол­чать этот само­жа­ле­ю­щий, себя­лю­би­вый голос:«Не к тебе при­вез­ли это­го стра­да­ю­ще­го чело­ве­ка, а на свя­тое мона­стыр­ское место».

Пока спус­ка­ем­ся вниз, бесе­дую с род­ствен­ни­ка­ми, ощу­щая при этом, что вера и молит­вен­ная под­держ­ка в семье сла­бо­ва­тая, а точ­нее ска­зать, почти никакая.

Вот и «винов­ник» нашей встре­чи — Алек­сандр Кожев­ни­ков, 50 лет от роду, рабо­тал шофё­ром, сей­час ему это не по силам. Даже не зная диа­гно­за, ска­жешь: чело­ве­ку весь­ма и весь­ма пло­хо: очень слаб, нут­ро раз­ры­ва­ет кашель, сто­ять на ногах тяже­ло — аж покачивает!

Из сво­е­го неболь­шо­го опы­та мона­стыр­ской жиз­ни могу ска­зать, что на нашей свя­той Топлов­ской зем­ле шан­сов выжить и укре­пить­ся намно­го боль­ше, чем в город­ской сума­то­хе Симферополя.

Из сво­е­го неболь­шо­го опы­та мона­стыр­ской жиз­ни могу ска­зать, что на нашей свя­той Топлов­ской зем­ле шан­сов выжить и укре­пить­ся намно­го боль­ше, чем в город­ской сума­то­хе Симферополя.

- Мой вам совет, доро­гие мои, — убеж­даю род­ствен­ни­ков и боля­ще­го Алек­сандра, — бери­те бла­го­сло­ве­ние у матуш­ки игу­ме­ньи, что­бы ваше­му боля­ще­му пожить и помо­лить­ся в оби­те­ли. Будем вме­сте молить­ся, изу­чать Закон Божий, и нач­нет Алек­сандр ста­но­вить­ся пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном. Испо­ве­ди и При­ча­стие — это самое луч­шее лекарство.

И я рас­ска­зал, какие в мона­сты­ре цели­тель­ные чудо­твор­ные источ­ни­ки, какая непо­вто­ри­мая чисто­та гор­но­го воз­ду­ха, какая тиши­на, кото­рую уже дав­но не могут услы­шать изму­чен­ные жите­ли наших мегаполисов.

Конеч­но, из-за тяже­ло­го состо­я­ния Алек­сандра нуж­но было, что­бы с ним остал­ся кто-то из род­ствен­ни­ков. Но у тех, да и у само­го боль­но­го сра­зу же воз­ник­ли сомнения:

-      А вдруг само­чув­ствие рез­ко ухуд­шит­ся, а тут и боль­ни­цы рядом нет?! Да и дел у всех дома нев­про­во­рот — как вырвать себя из жиз­ни, это ведь не на один день!

Лука­вый враг най­дет сот­ни аргу­мен­тов, что­бы при­оста­но­вить чело­ве­ка, стре­мя­ще­го­ся дви­нуть­ся к Гос­по­ду. Дол­го все обсуж­да­ли, сомне­ва­лись, но поре­ши­ли-таки поло­жить­ся на волю Божию. Риск­ну­ли оста­вить Алек­сандра в монастыре.

Это была их пер­вая, общая побе­да, когда в серд­цах нача­ла про­сы­пать­ся вера. Побе­да эта серьез­ная, но с виду вро­де бы и незаметная.

Как важ­но нам, по сло­вам мит­ро­по­ли­та Анто­ния Сурож­ско­го,«… попы­тать­ся рас­се­ять отно­ше­ние к смер­ти, кото­рое выра­бо­та­лось у совре­мен­но­го чело­ве­ка: страх, отвер­же­ние, чув­ство, буд­то смерть — худ­шее, что может с нами про­изой­ти, и надо все­ми сила­ми стре­мить­ся выжить, даже если выжи­ва­ние очень мало напо­ми­на­ет насто­я­щую жизнь».

Пони­маю, что за побе­дой, одер­жан­ной эти­ми людь­ми, пой­дут испы­та­ния, рез­кие сме­ны в состо­я­нии здо­ро­вья, сомне­ния в необ­хо­ди­мо­сти духов­но­го укреп­ле­ния — и у близ­ких, и у само­го боль­но­го. Помо­ги, Гос­по­ди, дай всем нам силы, тер­пе­ние, укре­пи нашу веру! Сла­ва Богу за всё!

Наверх

ИЗМЕНИТЬ ОБРАЗ ЖИЗНИ

К сожа­ле­нию, у мно­гих скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что уси­лия мно­го­ты­сяч­ной армии вра­чей, зани­ма­ю­щих­ся про­бле­мой онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ний, почти бесплодны.

Но это не так. Одна из при­чин высо­кой смерт­но­сти от рака — низ­кая инфор­ми­ро­ван­ность людей о том, как его избе­жать. Рак не явля­ет­ся неиз­ле­чи­мой болез­нью. Рак излечим!

Даже те 30–37% забо­лев­ших, кото­рых (по офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке) уда­ет­ся изле­чить от зло­ка­че­ствен­ных ново­об­ра­зо­ва­ний, все­ля­ют, хоть и груст­ную, но надежду.

Но на самом деле исце­лён­ных (а ещё луч­ше — не забо­лев­ших!) может быть намно­го боль­ше, если чело­век попы­та­ет­ся изме­нить образ жиз­ни, кото­рый навя­зы­ва­ет ему циви­ли­за­ция: оби­лие рафи­ни­ро­ван­ных, бед­ных вита­ми­на­ми и мине­раль­ны­ми веще­ства­ми про­дук­тов, избы­ток угле­во­дов в пита­нии, вре­до­нос­ные мар­га­ри­ны (или так назы­ва­е­мые «мяг­кие» рас­ти­тель­ные мас­ла), содер­жа­щие раз­ру­ши­тель­ные для орга­низ­ма поли­на­сы­щен­ные жир­ные кис­ло­ты, напит­ки с саха­ро­за-мени­те­лем аспар­та­мом, кото­рый явля­ет­ся силь­ным, мед­лен­но дей­ству­ю­щим ядом… Я уже не гово­рю об отсут­ствии дви­га­тель­ной актив­но­сти, «рас­слаб­ле­нии» у теле­ви­зо­ра, вред­ных при­выч­ках, лени и т. д.

У нас есть два пути: покор­но под­дать­ся яркой рекла­ме вред­но­го обра­за жиз­ни или все­ми сила­ми про­ти­во­сто­ять воз­дей­ствию губи­тель­ных фак­то­ров, пере­стать «болеть цивилизацией».

Очень инте­рес­ный факт: в эко­но­ми­че­ски раз­ви­тых стра­нах забо­ле­ва­е­мость раком тол­сто­го кишеч­ни­ка­до­воль­но высо­кая, а, к при­ме­ру, в Афри­ке — низ­кая. В чем же дело? Хоро­шо меха­ни­че­ски и тер­ми­че­ски обра­бо­тан­ная пища «циви­ли­зо­ван­но­го чело­ве­ка» содер­жит мало рас­ти­тель­ных воло­кон и вита­ми­нов, а в так назы­ва­е­мых неци­ви­ли­зо­ван­ных стра­нах люди пита­ют­ся в основ­ном сыры­ми и полу­сы­ры­ми ово­ща­ми и фрук­та­ми, где вдо­воль и воло­кон, и вита­ми­нов. Выво­ды делай­те сами.

Конеч­но, чело­век, уже стра­да­ю­щий тяже­лы­ми забо­ле­ва­ни­я­ми, не дол­жен зани­мать­ся само­де­я­тель­но­стью, глав­ный совет­ник и настав­ник на нелег­ком пути выздо­ров­ле­ния — его леча­щий врач. Он же может и посо­ве­то­вать, какие имен­но ком­плек­сы вита­ми­нов, какие ну-три­цев­ти­ки (лекар­ства и вита­ми­ны рас­ти­тель­но­го про­ис­хож­де­ния) надо при­ме­нять. Само­де­я­тель­ность здесь опас­на — на рын­ке лекарств и БАДов раз­ве­лось мно­го мошен­ни­ков, из-за чего чело­век рис­ку­ет купить доро­го­сто­я­щую подделку.

Мне само­му в поис­ках инфор­ма­ции об онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ни­ях дове­лось позна­ко­мить­ся с мате­ри­а­ла­ми кор­по­ра­ции «Сибир­ское здо­ро­вье». Ака­де­мик Н.Н. Пет­ров и дру­гие уче­ные Ново­си­бир­ской ака­де­мии наук утвер­жда­ют, что 70–80% онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ний могут быть предупреждены.

Поче­му рак зарож­да­ет­ся в клет­ке, кото­рая «вышла из-под кон­тро­ля»? Поче­му орга­низм пере­ста­ёт кон­тро­ли­ро­вать клет­ки? Как раз­ви­ва­ет­ся предра­ко­вая ситу­а­ция? Как и поче­му клет­ки ста­но­вят­ся зло­ка­че­ствен­ны­ми? Как фла­во­но­и­ды, каро­тин обез­вре­жи­ва­ют кан­це­ро­ге­ны? Каким же обра­зом под­да­ет­ся раку устав­ший орга­низм с исто­щен­ной иммун­ной систе­мой? На мно­гие вопро­сы я пытал­ся най­ти ответ в рабо­тах кор­по­ра­ции «Сибир­ское здо­ро­вье», в бесе­дах с его сотруд­ни­ка­ми. Я не буду пере­ска­зы­вать серьез­ные откро­ве­ния, кото­рые содер­жат­ся в рабо­тах ново­си­бир­цев, людям, не зна­ко­мым с меди­цин­ской нау­кой и, осо­бен­но, с про­бле­ма­ми онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ний. При жела­нии все это мож­но най­ти, в том чис­ле и в Интернете.

Ска­жу о том, что сам испы­тал на прак­ти­ке. Про­фес­сор В.Н. Суко­лин­ский пред­ло­жил уси­лить защи­ту орга­низ­ма от ста­ре­ния, болез­ней, в том чис­ле и онко­ло­ги­че­ских, с помо­щью вита­ми­нов А, С, Е. Его откры­тие в том, что эти вита­ми­ны лишь в опре­де­лен­ных дозах и в опре­де­лен­ном про­цент­ном соот­но­ше­нии могут ока­зы­вать защит­ное дей­ствие в здо­ро­вых тка­нях и спо­соб­ство­вать гибе­ли зло­ка­че­ствен­ных кле­ток. Анти­ок­си­дант­ный ком­плекс, кото­рый я при­ме­нял, вме­сте с дру­ги­ми вра­чеб­ны­ми сред­ства­ми успеш­но помог мне спра­вить­ся с онко­ло­ги­че­ским недугом.

Сего­дня я жив, слу­жу Богу и людям толь­ко по мило­сти Все­дер­жи­те­ля, а так­же бла­го­да­ря тру­дам нашей меди­ци­ны. Пре­па­ра­ты «Сибир­ско­го здо­ро­вья» с мона­стыр­ски­ми молит­ва­ми при­ни­маю по сего­дняш­ний день.

Очень, конеч­но, хоте­лось бы узнать, какой про­цент из выле­чив­ших­ся при­хо­дит­ся на людей дале­ких от веры, а какой — на веру­ю­щих, кото­рым помо­га­ли молит­вы — их соб­ствен­ные и их близ­ких. Со вре­ме­нем, я думаю, такие дан­ные появят­ся. Они мно­гое мог­ли бы пока­зать в новом свете.

Наверх

АНТИРАКОВАЯ ДИЕТА ДОКТОРА ЛАСКИНА

Сам я эту дие­ту на себе не про­бо­вал. Но о ней рас­ска­за­ла мне Л.Н. Юрель, врач из Сер­ги­е­ва Поса­да, спе­ци­а­лист по есте­ствен­ным мето­дам оздо­ров­ле­ния, — кото­рой я очень бла­го­да­рен за кон­суль­та­ции по меди­цин­ской части книги.

На сай­те жур­на­ла «Физ­куль­ту­ра и спорт» поме­щен инте­рес­ней­ший мате­ри­ал Вла­ди­мир Доб­ки­на. При­ве­ду неболь­шой отры­вок из него.

«Пред­ставь­те себе такую кар­ти­ну: вра­ча-онко­ло­га из Моск­вы при­гла­ша­ют в Обнинск к тяже­ло­му боль­но­му. Диа­гноз — лим­фос­ар­ко­ма. Осмат­ри­вать излишне, его десят­ки раз уже обсле­до­ва­ли. Боль­но­му Вла­ди­ми­ру Царе­ву 46 лет, худень­кий, как под­ро­сток, с неесте­ствен­но боль­шим живо­том, слов­но чело­век арбуз про­гло­тил. Прак­ти­че­ски не вста­ет с посте­ли, смер­тель­ный диа­гноз ему изве­стен, а пото­му ново­го док­то­ра встре­ча­ет без осо­бо­го энту­зи­аз­ма. Чело­век нау­ки, он уже дав­но не верит в чудеса.

С дру­гой сто­ро­ны, боль­ной, при­го­во­рен­ный неот­вра­ти­мым ужа­сом диа­гно­за, впра­ве ожи­дать от спе­ци­а­ли­ста хотя бы слов надеж­ды! А при­ез­жий док­тор заго­во­рил о пита­нии, крайне необ­хо­ди­мом в этом слу­чае, а в заклю­че­ние извлек из порт­фе­ля пакет кру­пы. Изум­лен­ный боль­ной, не имея сил даже при­встать со сво­е­го ложа, запу­стил руку в нут­ро паке­та и раз­гля­дел на ладо­ни корич­не­вые крупинки.

-   Греч­ка? — с изум­ле­ни­ем спро­сил Царев.

-   Да, греч­ка, — отве­ча­ет Лас­кин, уже устав­ший изум­лять сво­их недо­вер­чи­вых паци­ен­тов. — И если вы хоти­те выздо­ро­веть, это будет осно­вой вашей дие­ты на доволь­но дли­тель­ное вре­мя. Но вер­нусь я к вам ров­но через неде­лю. Тогда и пого­во­рим более предметно.

Через неде­лю док­тор Лас­кин сно­ва был в Обнин­ске. И хотя он уже почти при­вык, что эффект ино­гда быва­ет пора­зи­тель­но быст­рым, Царев все-таки уди­вил его тем, что встре­тил у две­рей пала­ты на сво­их соб­ствен­ных ногах, а арбу­зо­по­доб­ный живот исчез, теперь боль­нич­ный халат был демон­стра­тив­но повя­зан поя­сом, обо­зна­ча­ю­щим талию.

Пони­маю, что, дой­дя до это­го места в ста­тье, любой чита­тель со сред­ним набо­ром зна­ний о физио­ло­гии чело­ве­ка, а уж тем более зна­ко­мый с тем, как про­хо­дит про­цесс забо­ле­ва­ния раком, не испы­та­ет ника­ких дру­гих чувств, кро­ме недо­ве­рия. С раком может спра­вить­ся эле­мен­тар­ная греч­ка? Та самая, зна­ко­мая нам с дет­ства, кото­рую еще, кажет­ся, совсем недав­но (люди стар­ше­го и далее сред­не­го поко­ле­ния это хоро­шо пом­нят) выда­ва­ли исклю­чи­тель­но в зака­зах и толь­ко по крас­ным датам в кален­да­ре, а сего­дня ее мож­но при­об­ре­сти на каж­дом углу в любом мага­зине? Да быть того не может!

При­знать­ся, и мы, сотруд­ни­ки редак­ции, вос­при­ня­ли эту новую для нас инфор­ма­цию с боль­шой долей недо­ве­рия и скеп­ти­циз­ма. И хотя при­шел док­тор Лас­кин в редак­цию, что назы­ва­ет­ся, не с ули­цы, а по реко­мен­да­ции дав­не­го дру­га редак­ции и соав­то­ра этой уни­каль­ной мето­ди­ки Алек­сандра Балю­ры, кан­ди­да­та меди­цин­ских наук, пове­рить в исце­ле­ние трех­ра­зо­вым пита­ни­ем жид­кой греч­не­вой кашей, сопро­вож­да­е­мым обиль­ным питьем — не мень­ше 8 ста­ка­нов в сут­ки (жела­тель­но не из-под кра­на, посколь­ку во мно­гих наших горо­дах и посел­ках из кра­нов исте­ка­ет неиз­вест­но что, но толь­ко не живи­тель­ная вла­га), было очень даже непро­сто. Пона­до­би­лись мно­гие часы раз­го­во­ров, дос­ко­наль­ное изу­че­ние мно­го­стра­нич­но­го патен­та, пуб­ли­ка­ций В. Лас­ки­на в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной прес­се, кон­суль­та­ций со спе­ци­а­ли­ста­ми, что­бы прий­ти к выво­ду: чуда пет, есть глу­бо­кое зна­ние рабо­ты орга­низ­ма и его зави­си­мо­сти от пита­ния»[10].

Так в чем же здесь секрет?

Что­бы не сму­щать чита­те­ля диле­тант­ским пере­ска­зом спе­ци­аль­ных вещей, при­ве­ду мате­ри­ал З.П. Бел­ки­на, кан­ди­да­та меди­цин­ских наук по спе­ци­аль­но­сти «имму­но­ло­гия, аллер­го­ло­гия», веду­ще­го науч­но­го сотруд­ни­ка ФГУН МНИИЭМ им. Г.Н. Габричевского.

«Мож­но ли побе­дить рак?Если судить по печаль­ной ста­ти­сти­ке вра­чей-онко­ло­гов, то вряд ли, осо­бен­но в запу­щен­ных слу­ча­ях. Меж­ду тем, рак доста­точ­но часто диа­гно­сти­ру­ют имен­но на заклю­чи­тель­ных 3‑й и 4‑й ста­ди­ях, когда рако­вые клет­ки рас­про­стра­ня­ют­ся по все­му орга­низ­му и воз­мож­но­сти тра­ди­ци­он­ных мето­дов лече­ния (опе­ра­ция, химио­те­ра­пия, луче­вая тера­пия) весь­ма ограниченны.

Одна­ко суще­ству­ет дру­гой под­ход к тера­пии рака — дие­то­ло­ги­че­ский.Сре­ди всех извест­ных анти­ра­ко­вых диет наи­боль­шее вни­ма­ние в насто­я­щее вре­мя при­вле­ка­ет дие­та извест­но­го вра­ча-онко­ло­га док­то­ра В. Лас­ки­на.В тече­ние мно­гих лет Вульф Абра­мо­вич, как и все вра­чи, лечил сво­их паци­ен­тов химио­те­ра­пев­ти­че­ски­ми пре­па­ра­та­ми и очень стра­дал, когда паци­ен­ты уми­ра­ли. В отли­чие от мно­гих сво­их кол­лег он никак не мог сми­рить­ся с тези­сом “рак — это судь­ба ” и меч­тал при­ду­мать свой метод не лече­ния, а изле­че­ния от рака. Он мно­го читал, и как-то на гла­за ему попа­лась ста­тья япон­ско­го про­фес­со­ра Джор­жа Оза­вы об успеш­ном лече­нии рако­вых боль­ных 100%-ной зла­ко­вой дие­той на осно­ве корич­не­во­го риса. Идея пока­за­лась при­вле­ка­тель­ной, но корич­не­во­го риса тогда в Москве не было, и Лас­кин решил попро­бо­вать греч­не­вую крупу.

А даль­ше… даль­ше нача­лась фан­та­сти­ка. Док­тор Лас­кин при­хо­дил к тяжё­лым рако­вым боль­ным с паке­та­ми греч­не­вой кру­пы, и уже через 2–4 неде­ли они, как пра­ви­ло, ста­но­ви­лись ходя­чи­ми, а затем болезнь отсту­па­ла. Все­го опи­са­но более 30 слу­ча­ев пол­но­го выздо­ров­ле­ния от рака, в том чис­ле рака молоч­ной желе­зы, про­ста­ты, кишеч­ни­ка, лим­фо­гра­ну­ле­ма­то­за, лим­фо-сар­ко­мы, кож­ной опу­хо­ли Mercelecancer, мела­но­мы. Подроб­но эти паци­ен­ты и мето­ди­ка дие­то­те­ра­пии опи­са­ны в кни­гах: 1. В.А. Ласкин.Рак побеж­дён, вто­рое рож­де­ние. Москва, Изда­тель­ский Дом «Дина­стия», 2006; 2. В.И. Доб­кин. Анти­ра­ко­вая дие­та док­то­ра Лас­ки­на. ФИС, Золо­тая биб­лио­теч­ка здо­ро­вья, 2006. 

Како­му про­цен­ту боль­ных помо­га­ет эта диета?

К сожа­ле­нию, боль­шой ста­ти­сти­ки, поз­во­ля­ю­щей оце­нить эффек­тив­ность дие­ты, пока не суще­ству­ет, и вот по какой при­чине. Из 100 рако­вых боль­ных, кото­рым док­тор Лас­кин пред­ла­гал свою фак­ти­че­ски спар­тан­скую дие­ту, в луч­шем слу­чае лишь 3–5 согла­ша­лись соблю­дать “гре­чиш­ный” режим пита­ния. Запом­ни­лись сло­ва одно­го паци­ен­та: “луч­ше я умру с солё­ным огур­цом во рту, чем буду каж­дый день есть греч­ку”. Несмот­ря на явное улуч­ше­ние, этот боль­ной рез­ко нару­шил дие­ту и в ско­ром вре­ме­ни дей­стви­тель­но ушёл из жиз­ни. Объ­яс­не­ние тако­му пове­де­нию заклю­ча­ет­ся в том, что для мно­гих людей совре­мен­ная супер­вкус­ная пища игра­ет такую же роль, как спирт­ное для алко­го­ли­ков. Совре­мен­ные пище­го­ли­ки при­вык­ли чер­пать из еды насла­жде­ние, сни­мать с помо­щью неё стресс. А без неё они впа­да­ют в депрес­сию, и даже страх смер­ти от рака не оста­нав­ли­ва­ет их!

А мож­но ли и соблю­сти греч­не­вую дие­ту и сохра­нить хоро­шее настро­е­ние? Ока­зы­ва­ет­ся, мож­но. Суще­ству­ет осо­бый класс нату­раль­ных био­ак­тив­ных веществ, кото­рые повы­ша­ют настро­е­ние и актив­ность моз­га без вре­да для здо­ро­вья. Это так назы­ва­е­мые “умные био­ло­ги­че­ски актив­ные добав­ки”, кото­рые повы­ша­ют в моз­ге уро­вень гор­мо­нов и меди­а­то­ров сча­стья (серо­то­ни­на, дофа­ми­на, эндор­фи­нов и др.), а так­же чув­стви­тель­ность к ним нерв­ных кле­ток. В ито­ге повы­ша­ет­ся актив­ность рабо­ты осо­бых цен­тров голов­но­го моз­га — “цен­тров удовлетворённости”.

В чём сек­рет эффек­тив­но­сти дие­ты? Сам Лас­кин объ­яс­ня­ет успех сво­ей дие­ты тем, что в греч­ке содер­жит­ся рекорд­ное сре­ди всех про­дук­тов пита­ния содер­жа­ние осо­бо­го био­фла­во­но­и­да квер­це­ти­на — 8%!!! Глав­ное, что дела­ет квер­це­тин — это вос­ста­нав­ли­ва­ет актив­ность “поло­ман­но­го” в рако­вых клет­ках гена р53 или сам заме­ня­ет его функ­цию. Этот ген р53 (ген-суп-рес­сор опу­хо­ле­вых кле­ток) явля­ет­ся одним из глав­ных регу­ли­ров­щи­ков в ядре клет­ки, регу­ли­ру­ю­щим раз­мно­же­ние кле­ток. Его даже назы­ва­ют “хра­ни­те­лем кле­точ­но­го гено­ма”. Если толь­ко клет­ка пыта­ет­ся стать на рако­вый путь, то ген р53 вызы­ва­ет либо оста­нов­ку раз­мно­же­ния ано­маль­ных кле­ток, либо их гибель (апо­птоз). К сожа­ле­нию, ген р53 — это наи­бо­лее часто инак­ти­ви­ру­е­мый ген-супрес­сор в опу­хо­лях чело­ве­ка. 50 — 60% всех опу­хо­лей чело­ве­ка лише­ны нор­маль­но­го алле­ля[11] р53.

К их чис­лу отно­сят­ся опу­хо­ли голов­но­го моз­га, лёг­ких, пря­мой киш­ки, молоч­ной желе­зы, гемо­по­э­ти­че­ской[12] систе­мы и пече­ни. Квер­це­тин вос­ста­нав­ли­ва­ет функ­цию гена р53, тем самым оста­нав­ли­вая раз­мно­же­ние опу­хо­ле­вых кле­ток и при­во­дя их к гибе­ли. Хотя мно­гие про­дук­ты (шипов­ник, корич­не­вый рис, брок­ко­ли и др.) содер­жат нема­ло квер­це­ти­на, чем­пи­о­ном по его содер­жа­нию явля­ет­ся греч­не­вая кру­па. В 100 грам­мах греч­ки содер­жит­ся 8 грам­мов кверцитина!!!

Тай­ная муд­рость дие­ты док­то­ра Лас­ки­на. Дие­та содер­жит 300 грам­мов греч­ки и, соот­вет­ствен­но, 24 грам­ма квер­це­ти­на в день, а если учесть, что в состав дие­ты вхо­дит ещё и шипов­ник, то, на самом деле, квер­це­ти­на ещё боль­ше. Что­бы оце­нить эти циф­ры, доста­точ­но напом­нить, что типич­ная аме­ри­кан­ская БАД «Квер­це­тин» содер­жит в одной бан­ке 60 таб­ле­ток по 0,5 грам­мов, т. е. все­го 30 грам­мов кверцетина.

Таким обра­зом, греч­не­вая дие­та — это уни­каль­ный спо­соб насы­тить орга­низм рако­во­го паци­ен­та дра­го­цен­ным квер­це­ти­ном, к тому же, в высо­ко усво­я­е­мой форме;

-    это мега­доз­ная квер­це­ти­но­вая тера­пия боль­но­го раком. Но ока­зы­ва­ет­ся, это­го мало, посколь­ку сто­ит греч­не­вую дие­ту и исполь­зо­вать греч­не­вую кашу как гар­нир (напри­мер, к мяс­но­му блю­ду), как эффект её исчезает;

-    с дру­гой сто­ро­ны, даже огром­ное коли­че­ство таб­ле­ток квер­це­ти­на, при­ня­тое с обыч­ной тра­пе­зой, не изле­чит рако­во­го пациента.

Таким обра­зом, напра­ши­ва­ет­ся вывод, что, таин­ствен­ным обра­зом, имен­но греч­не­вая дие­та даёт воз­мож­ность про­явить­ся актив­но­сти квер­ци­ти­на»[13].

В том рас­ска­зе меня боль­ше все­го пора­зи­ло, что смер­тель­но боль­но­го чело­ве­ка при­шлось уго­ва­ри­вать соблю­дать жиз­нен­но необ­хо­ди­мую дие­ту (на неболь­шой срок — все­го-то око­ло 40 дней). И хотя речь шла о выбо­ре меж­ду жиз­нью и смер­тью, при­стра­стие его к при­выч­ной еде было таким силь­ным (в Пра­во­сла­вии это назы­ва­ет­ся чре­во­уго­ди­ем), что он был согла­сен ско­рее погиб­нуть от болез­ни, чем что-то изме­нить в себе:

-      Чем жевать эту греч­ку, луч­ше я умру с солё­ным огур­цом в зубах.

Конеч­но, при­ве­ден­ная дие­та — не пана­цея, но она очень цен­на тем, что учит чело­ве­ка бороть­ся с собой и за себя, учит реши­мо­сти отсто­ять свое пра­во на жизнь. Она не может нико­му навре­дить, напро­тив, ее «побоч­ные дей­ствия» спо­соб­ству­ют очи­ще­нию и укреп­ле­нию сосудов.

Так что мы воочию видим, что если боль­ной отка­зы­ва­ет­ся вклю­чать в лече­ние важ­ней­шую состав­ля­ю­щую — духов­ную (рабо­ту над собой) — вряд ли мож­но ждать хоро­ших резуль­та­тов. Толь­ко при соче­та­нии мето­дов лече­ния, охва­ты­ва­ю­щих весь орга­низм и все сфе­ры жиз­ни боль­но­го: тело, дух и душу — мож­но добить­ся успеха!

Одно из самых глав­ных усло­вий для исце­ле­ния боль­но­го чело­ве­ка: вера в Божью милость, опти­ми­стич­ное отно­ше­ние к жиз­ни. С помо­щью Гос­по­да я с этим неду­гом — справлюсь!

Наверх

ДУХОВНАЯ СТОРОНА ОНКОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЕЗНЕЙ

При том, что в душах грязь и гнилость -

Лучит­ся свы­ше Благодать …

Столь вели­ка к нам Божья милость,

Что невоз­мож­но передать!..

Про­то­и­е­рей Андрей Логвинов

О БОЛЕЗНЯХ ТЕЛЕСНЫХ, ДУШЕВНЫХ И ДУХОВНЫХ

Мно­гих вол­ну­ют при­чи­ны, по кото­рым чело­век забо­ле­ва­ет раком или иной тяжё­лой болез­нью. Но отве­та нель­зя най­ти, не рас­смот­рев духов­ной сто­ро­ны забо­ле­ва­ния. Инте­рес­ный ана­лиз про­ве­ден автор­ским кол­лек­ти­вом меди­ков под руко­вод­ством петер­бург­ско­го вра­ча и свя­щен­ни­ка о. Сер­гия Фили­мо­но­ва в кни­ге «Пра­во­слав­ная Цер­ковь и совре­мен­ная медицина».

В ней идёт речь о трёх видах болез­ней — телес­ных, душев­ных и духов­ных. Гово­ря об этих поня­ти­ях, умест­но вспом­нить о тру­де под назва­ни­ем «Дух, душа и тело» свя­ти­те­ля Луки (Вой­но-Ясе­нец­ко­го), архи­епи­ско­па Крым­ско­го, про­фес­со­ра, док­то­ра медицины.

Телес­ные болез­ни — это те, в осно­ве кото­рых лежит вре­мен­ное или посто­ян­ное изме­не­ние струк­ту­ры тка­ней чело­ве­ка от моле­ку­ляр­но­го до мак­ро-уров­ня. Они при­во­дят к нару­ше­нию нор­маль­ной рабо­ты орга­нов и систем (сер­деч­но-сосу­ди­стой, пище­ва­ри­тель­ной и др.). Лече­ние таких болез­ней про­ис­хо­дит в боль­ни­цах и клиниках.

Како­во же зна­че­ние тела в соста­ве чело­ве­че­ской при­ро­ды? По уче­нию Церк­ви, тело, по срав­не­нию с душой, есть низ­ший эле­мент чело­ве­че­ской при­ро­ды. Без души оно мерт­во, оно — прах (см.: Быт. 3; 19), чем и было до ожив­ле­ния душою и ста­но­вит­ся по раз­лу­че­нии души от тела (Еккл. 12; 7). Тем не менее, оно — суще­ствен­ная состав­ная часть при­ро­ды чело­ве­ка, «хра­ми­на» (см.: 2 Кор. 5; 1; ср.: 2 Петр. 1; 14) и сосуд души (2 Кор. 4; 7).

Тело пред­на­зна­че­но быть нераз­луч­ным спут­ни­ком и сотруд­ни­ком души во всех ее отправ­ле­ни­ях и дей­стви­ях, быть ее слу­жеб­ным ору­ди­ем. В зави­си­мо­сти от духа оно может сде­лать­ся как сосу­дом гре­хов­ной нечи­сто­ты и сквер­ны, так и хра­мом Духа Божия (см.: 1 Кор. 3; 16–17).

Доб­ро и зло чело­век дела­ет с помо­щью тела, «ибо всем нам долж­но явить­ся пред суди­ли­ще Хри­сто­во, что­бы каж­до­му полу­чить соот­вет­ствен­но тому, что он делал, живя в теле, — доб­рое или худое» (2 Кор. 5; 10).

Союз души с телом, по сви­де­тель­ству Откро­ве­ния, есть союз веч­ный; смерть тела или раз­лу­че­ние от души есть толь­ко явле­ние вре­мен­ное, ибо все тела неко­гда вос­крес­нут для веч­ной жиз­ни (см.: Ин. 5, 25). Теле­са про­слав­ля­ют­ся Богом и до все­об­ще­го вос­кре­се­ния — в чуде­сах нетле­ния свя­тых мощей.

Болезнь может воз­ник­нуть у чело­ве­ка с Божье­го попу­ще­ния через нечи­стую силу, как у Иова, когда «ото­шел сата­на от лица Гос­под­ня и пора­зил Иова про­ка­зою лютою от подош­вы ноги его по самое темя его» (Иов. 2; 7). При­чи­ною болез­ни может быть чело­ве­че­ская зависть. Так, у того же Иова мы встре­ча­ем: «глуп­ца уби­ва­ет гнев­ли­вость, и несмыс­лен­но­го губит раз­дра­жи­тель­ность»  (Иов. 5; 2); а с дру­гой сто­ро­ны, «крот­кое серд­це — жизнь для тела, а зависть — гниль для костей» (Притч. 14; 30).

Вет­хий Завет ука­зы­ва­ет в каче­стве при­чи­ны болез­ни пре­сы­ще­ние. Кни­га Пре­муд­ро­сти Иису­са, сына Сира­хо­ва, взы­ва­ет к нам из глу­би­ны веков: «Сын мой! <… > Не пре­сы­щай­ся вся­кою сла­стью и не бро­сай­ся на раз­ные сне­ди, ибо от мно­го­яде­ния быва­ет болезнь <…> от пре­сы­ще­ния мно­гие умер­ли, а воз­держ­ный при­ба­вит себе жиз­ни» (Сир. 37; 30–34).

Одна­ко в любом слу­чае счи­та­ет­ся, что болезнь как тако­вая — попу­ще­ние Божие за грехи.

Кро­ме телес­ных, быва­ют болез­ни душев­ные — свя­зан­ные с изме­не­ни­ем состо­я­ния пси­хи­ки чело­ве­ка, не укла­ды­ва­ю­щи­е­ся в обще­при­ня­тые рам­ки чело­ве­че­ско­го пове­де­ния, мышления.

Душа — «…сово­куп­ность орга­ни­че­ских и чув­ствен­ных вос­при­я­тий, сле­дов вос­по­ми­на­ний, мыс­лей, чувств и воле­вых актов, но без обя­за­тель­но­го уча­стия в этом ком­плек­се выс­ших про­яв­ле­ний духа, не свой­ствен­ных живот­ным и неко­то­рым людям»[14].

Душа, пси­хи­ка — это некая жиз­нен­ная сила, дан­ная чело­ве­ку свы­ше Богом:

«И создал Гос­подь Бог чело­ве­ка из пра­ха зем­но­го, и вду­нул в лице его дыха­ние жиз­ни, и стал чело­век душею живою» (Быт. 2; 7).

Вет­хий Завет повест­ву­ет об обра­зе сотво­ре­ния души. Тогда как тело чело­ве­ка и души живот­ных Бог создал из зем­ли, и создал Сво­им твор­че­ским «да будет» (Быт. 1; 20), при тво­ре­нии бого­по­доб­ной чело­ве­че­ской души Он ниче­го не заим­ство­вал из зем­ных сти­хий­ных начал, а вме­сто это­го упо­тре­бил одно Свое твор­че­ское дуно­ве­ние (Быт. 2; 7). Вет­хий Завет утвер­жда­ет, что душа бес­смерт­на, а так­же изоб­ра­жа­ет вос­кре­се­ние мерт­вых под видом воз­вра­ще­ния души в тело (3 Цар. 17; 21, Иез. 37; 6–9).

В Новом Заве­те Иисус Хри­стос гово­рил Сво­им уче­ни­кам о бытии души: «Не бой­тесь уби­ва­ю­щих тело, души же не могу­щих убить; а бой­тесь более того, кто может и душу и тело погу­бить в геенне»(Мф. 10; 28).

О высо­ком пре­иму­ще­стве души чело­ве­че­ской пред зем­ным и чув­ствен­ным Он говорит:

«Какая поль­за чело­ве­ку, если он при­об­ре­тёт весь мир, а душе сво­ей повре­дит? Или какой выкуп даст чело­век за душу свою?»(Мф. 16; 26).

Душа — это сим­вол, сино­ним жиз­ни, но не ее источ­ник. Источ­ник жиз­ни — Бог, дей­ству­ю­щий посред­ством Сво­е­го духа.

Отли­чие чело­ве­ка от дру­гих тва­рей в том, что он орга­нич­но соеди­ня­ет в себе два мира — мате­ри­аль­ный и духов­ный. Про­цесс их раз­де­ле­ния, то есть смер­ти, так стра­шен и томи­те­лен для чело­ве­ка пото­му, что он пере­ста­ет быть чело­ве­ком. Несо­мнен­но, душа нуж­да­ет­ся в теле, а тело в душе. Душа несо­вер­шен­на без тела, а тело несо­вер­шен­но без души.

Вся­кая духов­ная дея­тель­ность тес­но свя­за­на с моз­го­вой; вся­кая моз­го­вая дея­тель­ность име­ет духов­ный аспект. Чело­ве­че­ская душа, исполь­зуя мозг, замут­нен­ный болез­нью или пре­бы­ва­ю­щий в состо­я­нии опья­не­ния, нар­ко­ти­че­ско­го воз­дей­ствия, не смо­жет рас­суж­дать здра­во, так же, как и самый вели­кий музы­кант не смог бы испол­нить шедевр на раз­би­том фор­те­пи­а­но. Душа не будет сво­бод­на в сво­ем выбо­ре, если ее пара­ли­зу­ет пло­хая рабо­та орга­низ­ма. Суще­ству­ет раз­ры­ва­е­мая толь­ко смер­тью орга­нич­ная связь меж­ду душой и телом. Через болезнь уже начи­на­ет про­яв­лять­ся власть смер­ти над телом чело­ве­ка, и поэто­му Биб­лия каса­ет­ся, в основ­ном, духов­но­го зна­че­ния болезней.

Душев­ные болез­ни отно­сят­ся к раз­де­лу меди­ци­ны, назы­ва­е­мо­му пси­хи­ат­ри­ей. Диа­гно­сти­кой и лече­ни­ем душев­ных рас­стройств зани­ма­ют­ся в спе­ци­аль­ных пси­хи­ат­ри­че­ских домах, лечеб­ни­цах и диспансерах.

Но быва­ют и духов­ные забо­ле­ва­ния — те, при кото­рых стра­да­ет дух чело­ве­ка, хотя неред­ко одно­вре­мен­но с этим и душа, и тело.

«Дух чело­ве­че­ский (душа, обо­га­щен­ная Боже­ствен­ной бла­го­да­тью, несу­щей в себе части­цу Боже­ства) есть дыха­ние Духа Божи­его…»[15].

«…Душа полу­ча­ет жизнь и бла­го­дать одно­вре­мен­но, ибо бла­го­дать — это дыха­ние Божие, “Боже­ствен­ная струя “, живо­тво­ря­щее при­сут­ствие Духа Свя­то­го»[16].

Чело­век име­ет доб­рый (здо­ро­вый) дух, когда живет по-хри­сти­ан­ски, в соот­вет­ствии со свя­ты­ми Божи­и­ми запо­ве­дя­ми, и злой (нездо­ро­вый, повре­жден­ный), если совер­ша­ет гре­хи, живет гре­хов­ной жиз­нью. Духов­ны­ми болез­ня­ми, кото­ры­ми мы все стра­да­ем, явля­ют­ся гре­хи, стра­сти и поро­ки, отде­ля­ю­щие нас от Бога. Такие, напри­мер, как гор­дость, тще­сла­вие, леность, печаль, любо­с­тя­жа­ние, чре­во­уго­дие, гнев­ли­вость, блуд­ная страсть и т. д.

«…Любя­щий себя, свою душу часто ста­но­вит­ся сопер­ни­ком и про­тив­ни­ком для дру­гих, а любя­щий свой дух, став­ший про­вод­ни­ком, как бы лучом Боже­ствен­но­го све­та, — их бла­го­де­те­лем. Духу при­над­ле­жит то, что веч­но, душе — то, что вре­мен­но»,— пишет архи­манд­рит Рафа­ил (Каре­лин).

Из-за повре­жде­ния здо­ро­во­го духа душа ста­но­вит­ся одер­жи­мой нечи­сты­ми стра­стя­ми, а тело насле­ду­ет через это раз­лич­ные болез­ни. Одна­ко, как ни стра­шен натиск вра­га рода чело­ве­че­ско­го, веру­ю­щий чело­век ощу­ща­ет нескон­ча­е­мую помощь Господню.

Лече­ни­ем таких забо­ле­ва­ний не может зани­мать­ся ни врач, ни пси­хи­атр, так как очи­ще­ние от гре­хов, напол­ня­ю­щих душу, доступ­но толь­ко свя­щен­ни­ку во вре­мя Таин­ства Пока­я­ния, ибо толь­ко ему от Бога дана на это осо­бая власть и сила.

Конеч­но, гово­ря о кон­крет­ной болез­ни кон­крет­но­го чело­ве­ка, никто не ска­жет, како­ва имен­но при­чи­на или ком­плекс при­чин болез­нен­но­го состо­я­ния (это зна­ет толь­ко один Бог!), но то, что при этом все­гда в каких-то про­яв­ле­ни­ях при­сут­ству­ет грех и вли­я­ет на нас — это точно.

Не хоте­лось бы, что­бы, читая всё напи­сан­ное выше, чело­век вопри­ни­мал свою болезнь как «жесто­кое» нака­за­ние за гре­хи. Вспом­нив доб­ро­воль­ную смерть Иису­са Хри­ста за гре­хи наши, мы пой­мем, что Гос­по­дом в отно­ше­нии нас руко­во­дит милость. Болезнь же часто быва­ет имен­но актом мило­сти к поги­ба­ю­щей в гре­хах душе, тем един­ствен­ным лекар­ством, кото­рое спо­соб­но начать ее исце­лять. В нашей воле — при­нять это лекар­ство и начать исце­ле­ние или же отверг­нуть милость Божью.

 Наверх

ОСНОВА ДЛЯ СПАСЕНИЯ – СМИРЕНИЕ

Бла­го­сло­вен­ны гос­пи­таль, больница,

Тюрь­ма, сума, ране­ние, зима:

Душа отъ­еди­нит­ся и смирится,

А в Боге — про­свет­ле­ние ума,

И — чистое моле­нье, вдохновение …

Осно­ва для спа­се­ния — смиренье.

Про­то­и­е­рей Андрей Логвинов

Отвер­за­ют­ся Цар­ские Вра­та — через них Сам Гос­подь Иисус Хри­стос, Царь Сла­вы неви­ди­мо про­хо­дит в Свя­тых Дарах.

Под ико­ной «Тай­ная Вече­ря» под­ни­ма­ют свя­тое Евангелие.

«Пре­муд­рость! Прости!»[17]

Слов­но свеч­ки, устре­ми­лись в небо в еди­ной молит­ве матуш­ка игу­ме­ния, мона­хи­ни, сест­ры оби­те­ли, мно­го­чис­лен­ные палом­ни­ки — и боль­ные, и здо­ро­вые. Каж­дый со сво­и­ми скор­бя­ми, немо­ща­ми, прось­ба­ми ко Господу.

«При­и­ди­те, покло­ним­ся и при­па­дем  ко Хри­сту», ‑тре­пет­но скло­ня­ет­ся боля­щий Александр.

Зами­ра­ет Н., мама тяже­ло боля­ще­го запой­но­го сына.

«Спа­си ны, Сыне Божий, вос­кре­сый из мерт­вых, пою­щия Ти: Алли­лу­иа!»- сто­нет сер­деч­ко бес­но­ва­той Леночки.

Про­сит свя­щен­ник Отца Небес­но­го, вос­пе­ва­е­мо­го херу­ви­ма­ми и сера­фи­ма­ми, при­нять от нас ангель­скую песнь, про­стить грехи.

Гос­по­ди, дай нам силы пра­вед­но слу­жить Тебе!

«Свя­тый Боже, Свя­тый Креп­кий, Свя­тый Без­смерт­ный, поми­луй нас», — более полу­то­ра тысяч лет раз­но­сит­ся по всем Пра­во­слав­ным хра­мам Зем­ли эта ангель­ская песнь Пре­свя­той­Тро­и­це. Во вре­мя силь­но­го зем­ле­тря­се­ния в Кон­стан­ти­но­по­ле, бла­го­че­сти­вый юно­ша, при воз­не­се­нии неви­ди­мой силой на небе­са, услы­шал пение свя­ты­ми Анге­ла­ми этих слов. Когда уми­лен­ный народ повто­рил эту уди­ви­тель­ную молит­ву, зем­ле­тря­се­ние прекратилось.

«… Свя­тый Без­смерт­ный, поми­луй нас»,-посте­пен­но зати­хая, умо­ля­ет на кли­ро­се мона­стыр­ский хор.

После чте­ния Апо­сто­ла, свя­тое Еван­ге­лие кре­сто­об­раз­но дви­жет­ся над гла­ва­ми тре­пет­но скло­нив­ших­ся людей.

«От Мат­феа свя­та­го Еван­ге­лия чтение…»

И — зами­ра­ет в ожи­да­нии сло­ва Божия пра­во­слав­ный мир. Осо­бым вни­ма­ни­ем напол­не­ны сего­дня серд­ца неду­гу­ю­щих людей: сей­час к каж­до­му из них Гос­подь обра­тит свя­тые сло­ва, уча борь­бе с болез­ня­ми, стре­мясь при­бли­зить стра­даль­цев к Веч­но­му Бытию.

«И при­шед Иисус в дом Пет­ров, ‑повест­ву­ет еван­ге­лист Мат­фей, — виде тещу его, лежа­щу и огнем жего­му»[18].

Исце­лил Хри­стос и эту изму­чен­ную, стра­да­ю­щую жен­щи­ну, и мно­гих бес­но­ва­тых, кото­рых к Нему привели.

«…Изгна духи сло­вом и вся боля­щия изце­ли»(Мф. 8; 14–16).

Он воз­ла­гал на боль­ных, страж­ду­щих раз­лич­ны­ми болез­ня­ми, руки, и демо­ны выхо­ди­ли. Замер­ли несчаст­ные и немощ­ные люди при этих сло­вах: Истин­ный и Все­мо­гу­щий Цели­тель на каж­дом из нас может про­явить Свою чудес­ную силу. Кро­ме того, Гос­подь ясно ука­зал, что путь исце­ле­ния — это изгна­ние из чело­ве­ка бесов­ской силы. Ока­зы­ва­ет­ся (при­хо­дит пони­ма­ние в серд­ца людей!), болезнь наша порож­да­ет­ся внут­рен­ней нашей гре­хов­ной нечи­сто­той. Лекар­ства, таб­лет­ки, уко­лы, уме­ние наших вра­чей, конеч­но же, необ­хо­ди­мы, и это может помочь боль­но­му. Но пол­ное исце­ле­ние при­дет толь­ко после изгна­ния пле­ме­ни бесов­ско­го постом, пока­ян­ной молит­вой и сми­ре­ни­ем. В жиз­ни есть мно­го ситу­а­ций и мест, не все­гда людям при­ят­ных, где Гос­подь Сво­ей волей попу­стил нам пре­бы­вать. И все это ведет истер­зан­но­го чело­ве­ка к молит­вен­но­му смирению.

Наверх

«БОЛЕЗНЬ ВАША — ВЕЛИКИЙ ДАР БОЖИЙ…»

 

Бла­го­да­ри­те Бога, что вы на доб­ром пути: болезнь ваша — вели­кий дар Божий, ден­но и нощ­но за сие и за все хва­ли­те и бла­го­да­ри­те — спа­се­на будет душа ваша.

Ста­рец Арсе­ний Афонский

Дей­стви­тель­но, болезнь — это дар борь­бы с собой. Имен­но борь­бы, пото­му что, даже уже начи­ная осо­зна­вать её духов­ный смысл, чело­век сно­ва и сно­ва воз­вра­ща­ет­ся к «про­кля­тым» вопро­сам: «за что?», «мог ли я избе­жать это­го?» Не раз гово­рил об этом с теми, кто нахо­дит­ся на лече­нии в онко­ло­ги­че­ском дис­пан­се­ре. Я вме­сте со мно­ги­ми пере­жи­вал непро­стые ста­дии осо­зна­ния болезни.

-   Это ошиб­ка! — самая рас­про­стра­нён­ная эмо­ци­о­наль­ная реак­ция на тре­вож­ное сооб­ще­ние. — Со мной (или с близ­ким мне чело­ве­ком) это никак не может произойти!

Так мно­гие люди уте­ша­ют себя всё вре­мя, пока длят­ся иссле­до­ва­ния. Но вот гисто­ло­ги­че­ские ана­ли­зы гото­вы. Теперь у вра­чей есть все осно­ва­ния утверждать:

-   Это, к сожа­ле­нию, не ошибка.

Конеч­но, любое онко­ло­ги­че­ское ново­об­ра­зо­ва­ние про­хо­дит свои ста­дии раз­ви­тия, и очень мно­гое зави­сит от того, насколь­ко рано нача­то лече­ние. Но неза­ви­си­мо от про­гно­за сам факт онко­ло­ги­че­ско­го забо­ле­ва­ния чаще все­го при­во­дит чело­ве­ка в эмо­ци­о­наль­ный шок.

Ино­гда насту­па­ет пси­хо­ло­ги­че­ский сту­пор, когда всё в душе как бы оста­нав­ли­ва­ет­ся, чело­век пере­ста­ет заме­чать окру­жа­ю­щее — и мир и людей. Назой­ли­вые мыс­ли вьют­ся вокруг одно­го стерж­ня: «За что мне такое? Сколь­ко лет, меся­цев, а быть может, недель мне еще отве­де­но прожить?»

О вопро­се «за что?» и о потен­ци­аль­ном сро­ке нашей жиз­ни — раз­го­вор пой­дет несколь­ко поз­же. А пока… Сколь­ко я пови­дал бедо­лаг, кото­рые, сидя в пала­те на сосед­ней кой­ке, в исте­ри­ке выплёс­ки­ва­ют в про­стран­ство свой ужас от происходящего:

-   Мне страш­но, мне тош­но от всех этих мыс­лей! Нико­го не хочу видеть!

Через неко­то­рое вре­мя исте­ри­ка ста­но­вит­ся без­молв­ной, насту­па­ет невы­но­си­мая депрессия…

Лежит в посте­ли П., муж­чи­на сред­них лет. Взор оста­но­вил­ся, взгляд направ­лен в нику­да. Вижу, что нуж­но как-то при­во­дить его в чув­ство. Читаю впол­го­ло­са сти­хи сева­сто­поль­ской поэтес­сы Свет­ла­ны Андреевой:

Руби­но­вое солн­це на небе густо-синем,

Закат­ной аква­ре­лью рас­цве­чен небосвод,

Так цар­ствен­но нис­хо­дит в воз­душ­ном паланкине 

Пре­крас­ное све­ти­ло, укра­сив свой заход…

Вижу, что душа кол­ле­ги по несча­стью сей­час закры­та, к ней не про­бить­ся ни одной лири­че­ской строчке.

-   Друг милый, посмот­ри-ка в окош­ко, какое небо кра­си­вое, сол­ныш­ко гре­ет, — пыта­юсь рас­ше­ве­лить его, замер­ше­го в глу­бо­ком сту­по­ре, — пой­дем-ка во двор, пройдемся.

-   Сил нет, ниче­го не хочу, — тихо хри­пит сосед.

-   Всё-таки при­знай­ся, может, ты чего-нибудь хочешь? — я не теряю надеж­ды. — Какие у тебя сей­час планы?

Надо ска­зать, все житей­ские, сочув­ствен­ные вопро­сы в ситу­а­ции, когда чело­век закрыт, выгля­дят по-дурацки.

-   Чего тут мож­но хотеть? — слы­шу без­на­деж­ный выдох. — Всё. Это конец. Не хочет­ся ни есть, ни пить — свер­нуть­ся бы в комо­чек и замереть.

Все эти безыс­ход­ные настро­е­ния объ­еди­ня­ет одно — наше непо­ни­ма­ние при­чи­ны про­ис­хо­дя­щей беды и уди­ви­тель­ная бес­по­мощ­ность, кото­рой мы себя под­чи­ня­ем. Но какая поль­за отто­го что, услы­шав сло­во «рак», чело­век зара­нее сда­ет­ся, ниче­го не попро­бо­вав предпринять.

Меня тоже, доро­гие мои, всё это кос­ну­лось — в боль­шей или мень­шей сте­пе­ни: и удру­ча­ю­щий диа­гноз, и скорбь, и душев­ная сму­та, и серьез­ные внут­ри­по­лост­ные опе­ра­ции, и мучи­тель­ные эта­пы ожи­ва­ния, а затем дол­гое вос­ста­но­ви­тель­ное лече­ние. Чест­но при­зна­юсь: воз­ни­ка­ло ино­гда ощу­ще­ние, что жизнь закан­чи­ва­ет­ся, что боль­ше тер­петь и бороть­ся невоз­мож­но. И толь­ко любя­щий Гос­подь укреп­лял мою сла­бую волю, посы­лая под­держ­ку через столь­ких людей!

Извест­но, что при тяж­ких, изну­ря­ю­щих болез­нях у чело­ве­ка не так уж ред­ко встре­ча­ет­ся жела­ние и даже готов­ность уме­реть. Дол­жен при­знать­ся, что и у меня было несколь­ко подоб­ных момен­тов, хотя, каза­лось бы, у свя­щен­ни­ка таких нега­тив­ных эмо­ций и быть не долж­но. Но ведь свя­щен­ник такой же греш­ный чело­век, как и дру­гие люди, и его в тяж­кие мину­ты посе­ща­ют помыс­лы уны­ния. Дру­гое дело — как пре­одо­леть это искушение.

После вто­рой опе­ра­ции я доволь­но тяже­ло выхо­дил из нар­ко­за. Как в тумане, но вполне отчет­ли­во пом­ню то состо­я­ние: веки полу­при­кры­ты, не могу шевель­нуть ни рукой, ни губа­ми, ни гла­за­ми. Ясно вижу людей в белых хала­тах, кото­рые, делая что-то вокруг меня, призывают:

-   Дыши­те, батюш­ка, дышите!

Мыс­ли мои при этом вполне осо­знан­ны и даже чет­ки: «Дыха­ние — моя жизнь. Для меня эта жизнь — оче­ред­ная лави­на боли, стра­да­ний. Сколь­ко же я их вытер­пел!.. Не хочу я это­го! Не хочу ни дышать, ни жить, ни видеть нико­го из вас».

В тот момент пере­до мной всплы­ва­ет лицо матуш­ки Люд­ми­лы, кото­рая, пере­жи­вая перед опе­ра­ци­ей, просила:

-   Ты толь­ко дер­жись, не уми­рай! На что я отве­чал с улыбкой:

-   Мы, офи­це­ры, не сда­ем­ся! Так что не пере­жи­вай: жить буду…

Думаю, при­ве­ли меня в чув­ство и прось­ба люби­мой жены, и мое обе­ща­ние. К тому же вовре­мя мысль появи­лась: «Друг милый! Ты хри­сти­а­нин или нет? Чего это ты дышать не хочешь? Само­убий­ством попа­хи­ва­ет это».Навер­ное, это молит­вы ближ­них досту­ча­лись до меня… Нако­нец, я набрал­ся сил и тихо­неч­ко захри­пел, делая пер­вые «вздо­хи».

И в этот миг услы­шал радостное:

- Моло­дец, батюш­ка, дыши, дыши дальше!

Стыд­но ста­ло в этот момент: «Да какой я вам моло­дец? Зна­ли бы вы, как я толь­ко что ни дышать, ни видеть вас, ни жить не собирался».

Вот вам реаль­ная, на себе пере­жи­тая ситу­а­ция, как может чело­век уме­реть вполне осо­знан­но, если не полу­чит молит­вен­ной и дру­же­ской под­держ­ки. Род­ные мои, боля­щие люди, заду­май­тесь над этим. Живи­те!.. Живи­те во сла­ву Божию и в радость ближ­ним вашим!

Ну, а как отве­тить на стон и крик боля­ще­го чело­ве­ка, воз­ни­ка­ю­щий не толь­ко в нача­ле, но на раз­ных эта­пах болез­ни: «Поче­му у меня рак? Что за напасть такая — онко­ло­гия?! Поче­му имен­но мне — такая чудо­вищ­ная неспра­вед­ли­вость!»? Слу­ча­ет­ся, что после этих вопро­сов появ­ля­ют­ся иные мыс­ли, мож­но ска­зать, кощун­ствен­ные: «Поче­му Бог допус­ка­ет такое?»

Попы­та­ем­ся разобраться.

«Род­ной» онко­центр… Не спе­ша пере­дви­гаю ноги по потрес­кав­ше­му­ся асфаль­ту боль­нич­ной аллей­ки, вды­хая запах лист­вы и каких-то рас­те­ний, раду­юсь, что здесь, на окра­ине Сим­фе­ро­по­ля, доволь­но чистый воз­дух. Под­хо­жу к ска­ме­еч­ке, на кото­рой рас­по­ло­жи­лась груп­па муж­чин в спор­тив­ных костю­мах, хала­тах, тапоч­ках — это явно мои стра­да­ю­щие сорат­ни­ки. Знаю, что ведут они (в кото­рый уже раз!) свои бес­ко­неч­ные боль­нич­ные беседы…

Средь них явно выде­ля­ет­ся лидер раз­го­во­ра — муж­чи­на сред­них лет с пере­бин­то­ван­ной шеей. С тру­дом пово­ра­чи­вая к собе­сед­ни­кам голо­ву, он про­дол­жа­ет, оче­вид­но, дав­но нача­тый, разговор:

-  Пони­ма­е­те, чело­век создан по обра­зу и подо­бию Бога. И мы, что­бы хоть чуточ­ку познать Его, позна­ем самих себя. Чело­век — это огром­ная сум­ма кле­ток. Все эти клет­ки в целом рабо­та­ют на бла­го орга­низ­ма. Каж­дая испол­ня­ет свою роль. А про­яв­ля­ет забо­ту и над­зор за ними — по воле Божи­ей, наш организм…

Его собе­сед­ни­ки настро­е­ны про­ти­во­ре­чить — осо­бен­но один, нос и щеки кото­ро­го сплошь закры­ва­ют пла­сты­ри. Мор­щась от боли, он гово­рит о том, что вол­ну­ет, навер­ное, многих:

- А вы нико­гда не зада­ва­ли себе вопрос: нуж­ны ли мы миру, людям и Богу?

- Сошлюсь на цели­те­ля Мала­хо­ва, — отве­ча­ет лидер бесе­ды. — Он гово­рит, что свою «нуж­ность» каж­дый чело­век еже­днев­но дока­зы­ва­ет сво­им обра­зом жиз­ни. Если чело­век погряз в сво­ем узком мир­ке, дела­ет всё толь­ко для себя и ему дела нет до осталь­но­го, то и «Осталь­но­му» до него дела нет.

- С таки­ми взгля­да­ми, доро­гие мои, нель­зя согла­сить­ся, — всту­паю я в раз­го­вор. — Выхо­дит, что какой-то чело­век вро­де бы и не нужен Богу?! Взгля­ды Мала­хо­ва дале­ки от хри­сти­ан­ских, более того — они про­пи­та­ны восточ­ным оккуль­тиз­мом: кар­ма, пере­во­пло­ще­ние. Мож­но ли согла­сить­ся (не гово­рю уж с точ­ки зре­ния хри­сти­ан­ской, даже про­сто с пози­ций мора­ли), что какой-то чело­век может быть вре­ден для Гос­по­да, как рако­вая клет­ка для организма?!

- А может быть, мы, живу­щие сво­и­ми забо­та­ми, забыв­шие о Боге, — с горе­чью заме­тил пожи­лой муж­чи­на, всем телом опер­шись на спа­си­тель­ную палоч­ку, — может быть, мы и вправ­ду не нуж­ны Создателю?

- Зна­е­те, я думаю, чело­век так поста­вил себя в этой жиз­ни, что его дей­ствия Богу не нуж­ны, — про­дол­жил мысль седо­вла­сый муж­чи­на в эле­гант­ном сви­те­ре. ‑И ненуж­но­го чело­ве­ка, как ненуж­ный волос, уби­ра­ют с помо­щью его же пороч­но­го обра­за жиз­ни, пороч­ных мыс­лей, пороч­ных дел.

- Нет, бра­тья, про­сти­те! — не согла­ша­юсь я. — Это совсем не так. Вспом­ни­те, как Гос­подь с бес­ко­неч­ной любо­вью искал одну поги­ба­ю­щую заблуд­шую овцу, оста­вив сот­ни бла­го­по­луч­ных. Нет у Гос­по­да ненуж­ных людей. Заблуд­шие сыно­вья — есть, но мы пом­ним по еван­гель­ской прит­че, как встре­чал Отец это свое заблуд­шее дитя…

О мно­гом тогда гово­ри­ли мы, в том чис­ле и о том, что не толь­ко свя­щен­ни­ки, но и вра­чи все чаще при­хо­дят к выво­ду: очень часто рак — это рас­пла­та чело­ве­ка за раз­ру­ши­тель­ные эмо­ции, мыс­ли и дела. Но здесь очень важ­но под­черк­нуть: не нака­за­ние, не кара, а имен­но рас­пла­та. Так же, как раз­ру­ше­ние орга­низ­ма, напри­мер, алко­го­ли­ка — не кара «свы­ше», а неиз­беж­ное след­ствие отравления.

Ока­зы­ва­ет­ся, неспо­соб­ность чело­ве­ка кон­тро­ли­ро­вать свои отри­ца­тель­ные эмо­ции уве­ли­чи­ва­ет даже вре­мя зажив­ле­ния ран, не гово­ря уже о более серьез­ных неду­гах. К тако­му выво­ду при­шли сотруд­ни­ки Госу­дар­ствен­но­го Уни­вер­си­те­та Огайо в резуль­та­те экс­пе­ри­мен­та с уча­сти­ем 98 доб­ро­воль­цев. Как выяс­ни­лось, у раз­дра­жи­тель­ных людей раны зажи­ва­ли зна­чи­тель­но мед­лен­нее по срав­не­нию с теми, кто обла­дал более спо­кой­ным харак­те­ром. По мне­нию авто­ров иссле­до­ва­ния, замед­лен­ное зажив­ле­ние ран может быть свя­за­но с повы­шен­ным уров­нем гор­мо­на кор­ти­зо­ла. Уче­ные отме­ча­ют так­же, что полу­чен­ные ими дан­ные под­твер­жда­ют­ся резуль­та­та­ми преды­ду­щих иссле­до­ва­ний. В част­но­сти, неко­то­рое вре­мя назад было уста­нов­ле­но, что на ско­рость вос­ста­нов­ле­ния повре­жден­ных в резуль­та­те травм тка­ней могут вли­ять такие фак­то­ры, напри­мер, как семей­ные ссоры.

Таким обра­зом, даже науч­ные иссле­до­ва­ния под­твер­жда­ют, что болезнь явля­ет­ся след­стви­ем того, что чело­век (ино­гда сам того не подо­зре­вая) нару­шил и иска­зил свою связь с Источ­ни­ком Жиз­ни, с Вседержителем.

Пра­во­слав­ные хри­сти­ане счи­та­ют, что болезнь явля­ет­ся свое­об­раз­ным пре­ду­пре­жде­ни­ем: вос­ста­но­ви нару­шен­ные свя­зи, поду­май, как ты живешь?

Как толь­ко чело­век при­хо­дит к осо­зна­нию это­го пре­ду­пре­жде­ния, начи­на­ют вос­ста­нав­ли­вать­ся свя­зи. И если в даль­ней­шем пре­об­ла­да­ют доб­рые мыс­ли, дела во сла­ву Божию, на бла­го людей, если чело­век пере­ста­ет раз­ру­шать свое здо­ро­вье (соблю­да­ет Богом дан­ный ритм жиз­ни орга­низ­ма — пита­ние, дви­же­ние, рас­по­ря­док дня и т. д.), болезнь посте­пен­но отступает.

Когда же чело­век упор­ству­ет в сво­ем неве­же­стве, эго­из­ме и усу­губ­ля­ет свои ошиб­ки — дума­ет, что его выле­чат за день­ги, то «урок» пре­по­да­ет­ся в более «понят­ной» фор­ме, вплоть до физи­че­ско­го раз­ру­ше­ния орга­низ­ма. При­ме­ров тому — миллионы.

Исхо­дя из это­го, ста­но­вит­ся понят­ным, поче­му суще­ству­ет так мно­го спо­со­бов лече­ния рака. У каж­до­го онко­ло­ги­че­ско­го боль­но­го нару­ше­ны те или иные свя­зи (очень инди­ви­ду­аль­ные) либо сум­ма этих свя­зей. Если при­ме­нить для их вос­ста­нов­ле­ния весь ком­плекс тех или иных средств (в первую оче­редь, духов­ных), может насту­пить пол­ное выздо­ров­ле­ние. Если же про­ис­хо­дит частич­ное вос­ста­нов­ле­ние — зна­чит, чело­век «застрял» в болез­ни. Ну а если «лечишь­ся не в том направ­ле­нии», то и резуль­тат полу­чишь нуле­вой или отрицательный.

Осо­бен­но важ­но понять, в какой из двух «частей» орга­низ­ма пре­иму­ще­ствен­но про­изо­шло нару­ше­ние ‑в духов­ной фор­ме жиз­ни (из-за эго­и­сти­че­ских эмо­ций, отсут­ствия люб­ви, напри­мер), либо в физи­че­ском теле (от внут­рен­ней гря­зи из-за запо­ров, пара­зи­тов и т. п.). В соот­вет­ствии с этим надо и выбрать лече­ние, начи­нать рабо­тать над собой.

Но чаще все­го про­ис­хо­дит нало­же­ние одно­го фак­то­ра на дру­гой, усу­губ­ля­ю­щее болез­нен­ное состо­я­ние орга­низ­ма. В любом слу­чае мы долж­ны понять, что рак — это не некое «нака­за­ние» за непра­виль­ную жизнь.

Рак — это след­ствие того, что мы дол­гие годы жили в ката­стро­фи­че­ском, тра­ги­че­ском несо­гла­сии с собой, в кон­флик­те сво­е­го «Я» с волей Божией.

Очень важ­ные мыс­ли по это­му пово­ду выска­зы­ва­ет мос­ков­ский свя­щен­ник Арте­мий Владимиров:

«Какой глав­ный наш грех в отно­ше­нии Гос­по­да Бога? Мне кажет­ся, что это чер­ная небла­го­дар­ность. Мы, слов­но эго­и­стич­ные дети, без­дум­но поль­зу­ем­ся дара­ми Божи­и­ми, часто в жерт­ву сво­им стра­стям при­но­ся есте­ство, нима­ло не забо­тясь о послед­стви­ях. И часто начи­на­ем ценить здо­ро­вье, этот цен­ный Божий дар, толь­ко тогда, когда его поте­ря­ем. По рус­ской посло­ви­це “Что име­ем — не хра­ним, поте­ряв­ши — пла­чем “. Тем, кто не хочет болеть, поре­ко­мен­до­вал бы (поми­мо глав­но­го — испол­не­ния запо­ве­дей Божи­их — не пре­лю­бо­дей­ствуй, чти отца и матерь твою, не про­из­но­си имя Божие всуе) бла­го­да­рить Гос­по­да за дар здо­ро­вья. Ибо чело­век, бла­го­да­ря­щий Бога, ста­но­вит­ся спо­соб­ным вме­стить в себя милость Гос­под­ню. Бла­го­да­ря Гос­по­ду, мы учим­ся ценить Его к нам бла­го­де­я­ния и не рас­тра­чи­вать их понапрасну.

Впро­чем, совер­шен­но здо­ро­во­го чело­ве­ка не най­ти. Неслу­чай­но и в Писа­нии ска­за­но: “Мно­ги­ми скор­бя­ми (а зна­чит, и болез­ня­ми) над­ле­жит вой­ти в Цар­ствие Небес­ное “. Но не то это зна­чит, что Богу угод­ны наши болез­ни. Нет. Часто мы сами явля­ем­ся винов­ни­ка­ми неду­гов, пости­га­ю­щих нас. Бог хочет, что­бы каж­дый из нас был здо­ров. Преж­де душа, а потом и тело. И так уж выхо­дит: стра­дая телом, мы пере­ста­ем гре­шить душой. Тело, борясь с неду­гом, удер­жи­ва­ет душу от мно­гих без­рас­суд­ных поступ­ков. Вот поче­му и ска­за­но: вра­ча неотвра­щай­ся, но преж­де при­не­си Богу испо­ве­да­ние твое… И неслу­чай­но Цер­ковь име­ну­ет­ся вра­чеб­ни­цей и чело­ве­че­ско­го духа, и страж­ду­ще­го тела. Все без исклю­че­ния Таин­ства Церк­ви (от Кре­ще­ния доЕле­освя­ще­ния) совер­ша­ют­ся «во исце­ле­ние души и тела» »[19].

Мно­гие зада­дут вопрос: как же отне­сти выше­ска­зан­ное к детям, забо­лев­шим раком? У них-то какой может быть раз­лад с собою? Они же невинны.

Во-пер­вых, надо пони­мать, что основ­ны­ми фак­то­ра­ми, спо­соб­ству­ю­щи­ми раз­ви­тию зло­ка­че­ствен­ных опу­хо­лей у детей, явля­ют­ся нару­ше­ние внут­ри­утроб­но­го раз­ви­тия, вли­я­ние небла­го­при­ят­ных эко­ло­ги­че­ских фак­то­ров, про­фес­си­о­наль­но вред­ная рабо­та родителей.

Во-вто­рых, роди­те­ли долж­ны задать вопрос «за что стра­да­ют дети?» самим себе и со всей чест­но­стью про­ана­ли­зи­ро­вать, все­гда ли они жили и живут по запо­ве­дям Божиим.

Не кури­ла ли мама во вре­мя бере­мен­но­сти? Соблю­да­ла ли цело­муд­рие до бра­ка или «награ­ди­ла» чадо послед­стви­я­ми блу­да? Не обра­ща­лась ли к баб­кам-зна­хар­кам, не носи­ла ли дитя к экс­тра­сен­сам? Это очень серьез­ные гре­хи, ведь Цер­ковь отлу­ча­ет на 6 лет от Свя­то­го При­ча­ще­ния тех хри­сти­ан, кото­рые идут к «бабуш­ке», пусть и при­кры­ва­ю­щей­ся пра­во­слав­ны­ми ико­на­ми. Роди­те­ли, изме­ня­ю­щие друг дру­гу, так­же под­вер­га­ют сво­их детей серьез­ной опасности…

У любо­го чело­ве­ка доста­точ­но сил и духов­ных воз­мож­но­стей для того, что­бы познать себя и уме­ло под­чи­нить воле Божьей, что­бы с помо­щью Гос­по­да успеш­но спра­вить­ся с любым неду­гом, в том чис­ле и с онко­ло­ги­че­ской болезнью.

Один древ­ний подвиж­ник IV века, при­няв рим­ско­го сена­то­ра-хри­сти­а­ни­на, ска­зал ему, что если бы он и его домо­чад­цы по вос­крес­ным дням при­ча­ща­лись Свя­тых Хри­сто­вых Тайн, то в дом его не вошла бы ника­кая болезнь.

Так что, род­ные мои, от болез­ни мож­но полу­чить поль­зу, может быть, гораз­до боль­шую, чем от абсо­лют­но­го здо­ро­вья, кото­рое чело­ве­ка рас­ко­вы­ва­ет, дает ему воз­мож­ность жить по сво­им стра­стям. Во вре­мя болез­ни чело­век волен выби­рать: бить­ся голо­вой об сте­ну, про­кли­нать всё и вся или сми­рить­ся и пере­стать гре­шить. Тому, кто тяж­ко забо­лел, надо понять, что все тай­ны — поче­му и для чего дана болезнь — откро­ют­ся после смер­ти. Здесь нуж­но дове­рить­ся Богу, понять, при­нять, сми­рить­ся. Но сми­рить­ся — не зна­чит опу­стить руки: есть лече­ние, есть Таин­ства и святыни…

Очень инте­рес­ное сви­де­тель­ство о воле к исце­ле­нию при­вёл док­тор меди­цин­ских наук, иеро­мо­нах Ана­то­лий (Бере­стов) в кни­ге «От чего нас хотят спа­сти НЛО, экс­тра­сен­сы, оккуль­ти­сты, маги»:

«…Нель­зя отри­цать, что еди­нич­ные спон­тан­ные исце­ле­ния под вли­я­ни­ем вну­ше­ния или само­вну­ше­ния воз­мож­ны. Я знаю о таком слу­чае, про­изо­шед­шем в совет­ское вре­мя. Пожи­лая жен­щи­на попа­ла в боль­ни­цу с раком кишеч­ни­ка, все внут­рен­но­сти были пора­же­ны мета­ста­за­ми. Вра­чи ска­за­ли, что лече­нию она не под­ле­жит, и собра­лись выпи­сать ее домой уми­рать. В этот момент жен­щи­на полу­ча­ет изве­стие, что в авто­ка­та­стро­фе раз­би­лась ее дочь, и остал­ся в живых груд­ной ребе­нок. Эта жен­щи­на ска­за­ла себе: я долж­на жить для того, что­бы вырас­тить внуч­ку. Она, выпи­сав­шись из боль­ни­цы, собра­ла всю силу воли, несмот­ря на боли и недо­мо­га­ния ста­ла вос­пи­ты­вать девоч­ку. Когда несколь­ко меся­цев спу­стя боль­ная появи­лась у вра­чей, то‑о чудо! — ника­кой рако­вой опу­хо­ли у нее не было обна­ру­же­но. Конеч­но, в этом слу­чае навер­ня­ка была и помощь Божия: Гос­подь, видя реши­мость этой жен­щи­ныжерт­вен­но нести крест для спа­се­ния мла­ден­ца погиб­шей доче­ри, мог послать ей исце­ле­ние, даже если она была неве­ру­ю­щим человеком».

Наверх

ВЕРА ТВОЯ СПАСЁТ ТЕБЯ!

Гор­ные кря­жи Топ­лы… Кру­тые отвес­ные ска­лы, весе­лые водо­па­ды, при­чуд­ли­вые дерев­ца, немыс­ли­мым обра­зом заце­пив­ши­е­ся за рас­ще­ли­ны. Взгля­нешь вверх ‑душа уплы­ва­ет в без­дон­ную синь, места­ми при­кры­тую ажу­ром обла­ков. Смот­ришь вниз — ощу­ща­ешь голо­во­кру­жи­тель­ную глу­би­ну нис­па­да­ю­щих отко­сов; осто­рож­но зами­ра­ешь у края обры­ва, про­во­жая взгля­дом кру­жа­щи­е­ся листоч­ки, мед­лен­но опус­ка­ю­щи­е­ся в без­дну уще­лья. Там шумит река, быст­рая, гор­ная, она бьет­ся и пенит­ся вни­зу, под откосом.

Чуть в сто­роне — горы более мяг­ких очер­та­ний. В тихой лес­ной чащо­бе бес­ко­неч­ны­ми рула­да­ми зали­ва­ют­ся пти­цы — раз­ли­ча­ешь едва слыш­ные пере­ли­вы, при­зыв­ные тре­ли, пощел­ки­ва­ния, посту­ки­ва­ния и рез­кие, тре­вож­ные высви­сты. Какие же непо­вто­ри­мые голо­са Гос­подь создал для радо­сти на этой скорб­ной, но такой милой зем­ле. Бес­ко­неч­но мож­но гово­рить о неопи­су­е­мой кра­со­те наших мест, где рас­по­ло­же­на Топлов­ская Свя­то-Тро­иц­кая Парас­ке­ви­ев­ская оби­тель, но знал бы чело­век, какие чуде­са он может лице­зреть в Цар­стве Небесном…

В мона­стыр­ском хра­ме плав­но течет Боже­ствен­ная Литургия:

«О свя­тем  хра­ме сем и с верою, бла­го­го­ве­ни­ем и стра­хом Божи­им вхо­дя­щих в онь Гос­по­ду помолимся!»

Скло­ни­лись в покло­нах сест­ры мона­сты­ря и паломники…

«О пла­ва­ю­щих, путе­ше­ству­ю­щих, неду­гу­ю­щих … и о спа­се­нии их Гос­по­ду помолимся!»

Сколь­ко же их по всей зем­ле — страж­ду­щих, боля­щих бра­тьев и сестер! А здесь, в оби­те­ли, лишь неболь­шая их часть. Но тем и силь­на мона­стыр­ская молит­ва, что в ней все­гда, еже­днев­но — утром, вече­ром, ночью ‑уста чело­ве­че­ские взы­ва­ют к Богу. И не зави­сят эти служ­бы от того, сколь­ко людей собра­лось… «где двое или трое собра­ны во имя Мое, там Я посре­ди них…»(Мф. 18; 20).

Замер­ла в молит­ве Нина, эко­но­мист сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го пред­при­я­тия, раду­ясь, навер­ное, что на Литур­гии зати­ха­ет кашель, бук­валь­но раз­ры­ва­ю­щий зады­ха­ю­ще­е­ся тело. Почти про­зрач­ная кожа обтя­ги­ва­ет ее высох­шее лицо, заост­рен­ные ску­лы, под­бо­ро­док, утон­чив­ши­е­ся уши. Все ее истер­зан­ное есте­ство взывает:

-   Гос­по­ди, поми­луй, спаси!

Кре­стит­ся, одно­вре­мен­но погла­жи­вая левой рукой ногу (её гры­зет непре­стан­ная боль), сем­на­дца­ти­лет­ний Димит­рий. Знаю, что ско­ро нуж­но ему воз­вра­щать­ся в онко­ло­ги­че­ский центр. Ана­ли­зы уже почти собра­ны, тре­бу­ет­ся окон­ча­тель­ное согла­сие и его, и его роди­те­лей на опе­ра­цию. Как чело­век, стра­да­ю­щий подоб­ным неду­гом, всем серд­цем ощу­щаю эту молитву:

-   Гос­по­ди, помо­ги, под­ска­жи пра­виль­ное решение!

Зву­чат с кли­ро­са сло­ва пер­во­го анти­фо­на, про­слав­ля­ю­щие Гос­по­да, кото­рый очи­ща­ет и исце­ля­ет наши душев­ные и телес­ные немо­щи, испол­ня­ет бла­гие наши желания:

«Бла­го­сло­ви, душе моя, Гос­по­да». Осо­бо уте­ша­ют боля­щих людей сти­хи 102-го псал­ма:«Щедр и мило­стив Гос­подь, дол­го­тер­пе­лив и многомилостив».

С эти­ми сло­ва­ми посте­пен­но ухо­дит тре­во­га из наших душ, пото­му что дол­го­тер­пе­ли­вый Бог сни­зой­дет недо­сто­ин­ству наше­му, как обык­но­вен­но отцы и мате­ри снис­хо­дят нера­зу­мию и глу­по­сти сво­их детей.

Молит­ся люд хри­сти­ан­ский. Скло­ня­ет­ся в покло­нах уже зна­ко­мый нам боля­щий Алек­сандр Кожев­ни­ков. Муж­чи­на этот немо­лод, совсем недав­но сде­лал пер­вые шаги на нелег­ком пути к Богу. Сей­час он толь­ко начи­на­ет ощу­щать Его все­ми­ло­сти­вую силу.

Алек­сандра, ранее с тру­дом пере­ме­щав­ше­го­ся, пона­ча­лу при­во­зи­ли в оби­тель его близ­кие. Теперь он уже нахо­дит силы само­сто­я­тель­но при­ез­жать в Топлов­ский мона­стырь, посто­ян­но молит­ся, при­ча­ща­ет­ся Даров Хри­сто­вых, без посто­рон­ней помо­щи обслу­жи­ва­ет себя в гостинице.

Все это — чудо (ина­че не ска­жешь!), пото­му что он пере­нес инфаркт зад­ней стен­ки серд­ца, через пол­то­ра года после это­го — опе­ра­цию по уда­ле­нию кам­ней из желч­но­го пузы­ря. И бук­валь­но через пол­го­да его гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­ли в Сим­фе­ро­поль­ский онко­дис­пан­сер: рак лег­ких, 10 раз про­хо­дил луче­вую тера­пию, но состо­я­ние ста­но­ви­лось все хуже и хуже. Первую нашу встре­чу, когда при­вез­ла его в оби­тель дочь Ека­те­ри­на, я уже описывал.

Сей­час это жиз­не­ра­дост­ный чело­век — по нему и не ска­жешь, что он тяж­ко болен.

- Я толь­ко и меч­таю о поезд­ке в Топлов­ский мона­стырь, — беря при встре­че бла­го­сло­ве­ние, улы­ба­ет­ся он.

- Как само­чув­ствие? — задаю вопрос, не столь­ко для того, что­бы поин­те­ре­со­вать­ся его пре­крас­ным жиз­нен­ным тону­сом, сколь­ко для того, что­бы под­дер­жать его радость.

- Настро­е­ние — луч­ше неку­да, — сия­ют гла­за Алек­сандра, — вы зна­е­те, батюш­ка, Топлов­ский мона­стырь ‑это мое спасение.

Алек­сандр пре­крас­но пони­ма­ет, что ему помо­га­ют не «экс­кур­си­он­ные» поезд­ки в наше заме­ча­тель­ное место. Он мно­го молит­ся, чита­ет духов­ную лите­ра­ту­ру, посте­пен­но выпол­ня­ет зада­чи, кото­рые мы обсуж­да­ли на нашей пер­вой встре­че. Он ста­но­вит­ся пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном. Воис­ти­ну «вера твоя спа­сет тебя» (ср.: Мф. 9; 22, Лк. 7; 50)!

Тихо читаю молит­ву пер­во­го анти­фо­на, тако­го близ­ко­го серд­цам всех людей, но осо­бен­но тех, кого муча­ют, сги­ба­ют болез­нен­ные страдания:

«Гос­по­ди Боже наш… Его же милость без­мер­на и чело­ве­ко­лю­бие неиз­ре­чен­но: Сам, Вла­ды­ко… сотво­ри с нами, и моля­щи­ми­ся с нами, бога­тые мило­сти Твоя и щед­ро­ты Твоя».

Наверх

 

 

МОСТ В ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ

Ибо для меня жизнь — Хри­стос, и смерть — приобретение.

Фил. 1; 21

Каза­лось бы, что хоро­ше­го может при­не­сти боль­но­му и окру­жа­ю­щим тяж­кая зло­вред­ная хворь с ужа­са­ю­щим назва­ни­ем — рак?

Но про­чи­та­ем уди­ви­тель­ную исто­рию, кото­рую рас­ска­за­ла зна­ко­мая — кор­ре­спон­дент Ната­лья Сыч — и в лич­ных бесе­дах, и в ста­тье дне­про­пет­ров­ской газе­ты «Нача­ло».

«Из боль­ни­цы отца при­вез­ли, — пишет Ната­лья, — еле живо­го. Лицо, как пече­ное ябло­ко, под гла­за­ми зло­ве­ще отвис­ла ткань зем­ля­ни­сто-баг­ро­во­го цве­та. Мут­ные потух­шие гла­за ука­зы­ва­ли на смер­тель­ную опас­ность его состо­я­ния. Тяже­ло дыша, в полу­со­гну­том виде, он про­ко­вы­лял от маши­ны до ска­мей­ки. Он захле­бы­вал­ся от ужас­но­го каш­ля, сма­хи­вая с губ кон­цом рука­ва густую кровь.

Вид­но было, что страш­ная болезнь заби­ра­ет у него послед­ние силы. Ухо­дил в небы­тие род­ной чело­век, про­жив­ший нелег­кую жизнь.

Всё было — полу­го­лод­ное дет­ство и воен­ная юность, семья и двое детей. Жизнь с пер­вых дней у моло­дых как-то не зала­ди­лась. Отец пил, гулял, бил жену. Часто, когда мы по его вине оста­ва­лись голод­ны­ми, он заки­пал от зло­сти и выме­щал свой гнев на жене и детях.

Лютой нена­ви­стью вос­пы­ла­ла я тогда к отцу и дала себе зарок, что когда вырас­ту, обя­за­тель­но ему отомщу.

…Шли годы, дети пере­же­ни­лись. Но в семье роди­те­лей всё было нелад­но: в их мно­го­лет­ней ссо­ре не было ни побе­ди­те­лей, ни побеж­ден­ных. Стра­да­ла я от люд­ских пере­су­дов, горечь копи­лась от нелад­ных сво­их роди­те­лей. К сожа­ле­нию, я не зна­ла тогда о поучи­тель­ных словах:

“Чти отца тво­е­го и матерь твою, да бла­го ти будет, и да дол­го­ле­тен буде­ши на земли “.

Но настал час, и Гос­подь про­све­тил нас во мно­гих истинах…

В поис­ках “прав­ды”, роди­те­ли ста­ли чле­на­ми сек­ты “Сви­де­те­ли Иего­вы”. Неожи­дан­но пара­ли­зо­ва­ло мать, нача­лась тяж­кая борь­ба по выха­жи­ва­нию род­но­го чело­ве­ка. Вско­ре мамы не ста­ло… Отец, тяже­ло пере­жи­вая оди­но­че­ство, замкнул­ся в себе. Я ста­ра­лась посте­пен­но уби­рать из его души глу­бо­ко посе­ян­ное семя нена­ви­сти к Церк­ви, к священникам.

Отец вме­сте с нами при­е­хал в Топлов­ский мона­стырь, где его встре­ти­ли с любо­вью и радо­стью. Впер­вые он при­нял Свя­тое При­ча­стие. Скор­бел толь­ко, что нет рядом его поло­вин­ки. Пред­став­лял, как бы они шли поти­хонь­ку по див­но­му лесу к источ­ни­ку свя­то­го Геор­гия Побе­до­нос­ца. Гла­за его све­ти­лись тихой радостью.

Посте­пен­но креп­ла вера у мое­го отца. В его рас­суж­де­ни­ях появи­лось мно­го ново­го: когда он в чем-то был не прав, то приговаривал:

- Про­сти, Боже, меня, дура­ка старого!

Он при­ят­но удив­лял меня в сво­ем стрем­ле­нии познать Боже­ствен­ные исти­ны. Пора­жал­ся стой­ко­сти свя­ти­те­ля Луки, пере­чи­ты­вал тру­ды схи­и­гу­ме­на Сав­вы. В тет­рад­ке выпи­сал его наставления:

“Ведь нам все рав­но надо дышать. Так вот, хоро­шо бы на вдох гово­рить: «Гос­по­ди!», а на выдох: «Поми­луй!». Вды­хать Гос­по­да, а выды­хать из себя все нечи­стое, греховное”.

Менял­ся чело­век на гла­зах, как буд­то гото­вил­ся ко встре­че с Богом.

Одна­жды, к мое­му сты­ду, меж­ду мной и отцом про­изо­шел раз­лад: дья­вол пытал­ся вбить меж­ду нами клин. Полу­чив через людей от него запи­соч­ку: “Про­шу тебя, при­ди ко мне вече­ром. Мы долж­ны пого­во­рить “, — немед­лен­но бегу к нему. Стис­нув друг дру­га в объ­я­ти­ях, мы не стес­ня­лись горю­чих слез и сла­ви­ли Бога за то, что по Его мило­сти так все чуд­но разрешилось.

С каж­дым днем отец чув­ство­вал при­бли­же­ние сво­ей смер­ти. Он запа­ни­ко­вал, когда был постав­лен страш­ный диа­гноз. При облу­че­ни­ях откры­лось кро­во­те­че­ние, он ниче­го не ел, и по нашей прось­бе его выпи­са­ли домой.

В эти скорб­ные дни так мно­го у нас с ним было раз­го­во­ров о веч­ном. В слож­ные мину­ты, когда не хва­та­ло тер­пе­ния и мораль­ных сил, при­хо­дил на помощь наш батюшка:

- В его состо­я­нии, — гово­рил он нам, — луч­шее лекар­ство — это ваша любовь.

Горь­ко и боль­но было видеть стра­да­ния род­но­го чело­ве­ка. Дома я ста­но­ви­лась на коле­ни и, рыдая, умо­ля­ла Гос­по­да о даро­ва­нии мир­ной кон­чи­ны мое­му отцу. Два вос­кре­се­нья папа причащался.

Нака­нуне смер­ти отец про­сил у меня и всех наших близ­ких про­ще­ния. Мне было тяже­ло сдер­жи­вать сле­зы, но он уже зна­ка­ми пока­зы­вал, что­бы я не рыдала.

Он про­щал­ся со мной и хотел запом­нить такой, какой любил — весе­лой и спокойной.

Уди­ви­тель­но точ­ное выра­же­ние наших пере­жи­ва­ний того вре­ме­ни нашла я в заме­ча­тель­ном сти­хо­тво­ре­нии архи­епи­ско­па Иоан­на (Шахов­ско­го):

Ухо­дят люди.

Каж­до­му черед.

Вся наша жизнь

в про­стом вопро­се этом:

Кого Гос­подь

к отве­ту позовет,

Кого уте­шит

Сам Сво­им ответом.

Не могут уберечься

бере­га

От волн, стремящихся

 к покою.

Так наша жизнь течет

 к Его рукам, 

Бла­го­сло­вен­ная

Его рукою.

Вот так, в послед­ние дни, отец успел “пере­пи­сать” свою жизнь начи­сто. Нашел мой папоч­ка, - закан­чи­ва­ет повест­во­ва­ние Ната­лья, — что жизнь для него — Хри­стос, а в смер­ти он обрел приобретение».

Упо­кой, Гос­по­ди, душу усоп­ше­го раба Божье­го Николая!

+ + +

За вре­мя рабо­ты над этой кни­гой мне при­шлось пере­чи­тать нема­ло лите­ра­ту­ры, озна­ко­мить­ся с самы­ми раз­лич­ны­ми опи­са­ни­я­ми поня­тия смер­ти. Меня в боль­шей сте­пе­ни инте­ре­со­ва­ли чув­ства чело­ве­ка во вре­мя под­го­тов­ки к пере­хо­ду в мир иной, его прак­ти­че­ские дей­ствия. Допол­не­ния к сво­им раз­мыш­ле­ни­ям я нахо­дил в самых раз­лич­ных изда­ни­ях, в про­из­ве­де­ни­ях, каза­лось бы, дале­ких от нрав­ствен­но­го бого­сло­вия. Весь­ма крат­кое, но емкое выска­зы­ва­ние я обна­ру­жил в кни­ге «Плач в ком­на­те сме­ха», напи­сан­ной пре­крас­ным писа­те­лем, поэтом, доб­рым и милым чело­ве­ком Лео­ни­дом Пана­сен­ко, почет­ным ака­де­ми­ком Крым­ской Ака­де­мии наук:

«Одни, когда видят про­пасть, дума­ют о без­дне, дру­гие — о мосте через нее».

Дей­стви­тель­но, эти сло­ва допол­ня­ют повест­во­ва­ние Ната­льи Сыч: ее папа, усоп­ший Нико­лай, успел постро­ить, или сде­лал все воз­мож­ное для построй­ки это­го моста в Цар­ство Небесное.

 

Наверх

 

 

НЕ ВСЕ ЛИ РАВНО, У КОГО ЛЕЧИТЬСЯ?

ПОМОЖЕТ ЛИ ЭКСТРАСЕНС?

Кто сей­час толь­ко не пред­ла­га­ет исце­ле­ние от рака! При онко­ло­ги­че­ских цен­трах даже раз­вил­ся целый биз­нес экс­тра­сен­сов, спе­ку­ли­ру­ю­щих на несча­стье людей. Кто-то утвер­жда­ет, что сни­мет «пор­чу», кото­рая яко­бы ста­ла при­чи­ной болез­ни, кто-то пред­ла­га­ет «про­чи­стить энер­ге­ти­че­ские кана­лы», кто-то рекла­ми­ру­ет оче­ред­ное чудо­дей­ствен­ное средство.

Раз­но­об­раз­ные «учеб­ни­ки и посо­бия», со всей к нам «любо­вью», при­зы­ва­ют пить мочу, лечить­ся некон­такт­ным мас­са­жем, рас­кры­вать чак­ры, пере­ка­чи­вать энергию…

Навод­ни­ла при­лав­ки и лже­на­уч­ная лите­ра­ту­ра об исце­ле­нии от рака. Какая гор­ды­ня скво­зит в самих назва­ни­ях этих кни­жо­нок: «Я побе­ди­ла рак!». Идет лука­вый рас­сказ о яко­бы хри­сти­ан­ских мето­дах лече­ния рака, на самом деле вклю­ча­ю­щих такие оккульт­ные дей­ства, как наго­во­ры, заго­во­ры и про­кля­тья. Неис­ку­шен­но­го чита­те­ля «про­све­ща­ют», как пра­виль­но (при­чем с уточ­не­ни­ем: «по-хри­сти­ан­ски») «выка­ты­вать яйцом» болезнь, как гра­мот­но исполь­зо­вать тех­ни­ку «выли­ва­ния вос­ком». Чуть не на каж­дом книж­ном при­лав­ке мы наткнем­ся на «чак­ры», «адж­ны», «виш­шуд­хи»…

Каких толь­ко лука­вых уло­вок не при­ме­ня­ют для лов­ли неис­ку­ше­но­го в вопро­сах духов­но­сти совре­мен­но­го чита­те­ля! Нам пред­ла­га­ют «чистить» све­чой раз­лич­ные пред­ме­ты, даже молит­ву «Отче наш» для это­го при­спо­со­би­ли — чтоб хри­сти­ан­ство напо­ми­на­ло. Чаро­дей­ка Т.М.В. «осчаст­ли­ви­ла» чело­ве­че­ство «откро­ве­ни­ем», что домаш­ним спо­со­бом (то есть сво­и­ми заго­во­ра­ми) мож­но «освя­тить» соль, после чего несчаст­но­му семей­ству будут не страш­ны ни сгла­зы, ни пор­чи, ни наго­во­ры. Вот ведь какая «бла­го­дать» при­хо­дит по пер­во­му тре­бо­ва­нию зна­ха­ря — теперь, по их мне­нию, не нуж­ны ни цер­ков­ные молит­вы, ни очи­ще­ние себя от сквер­ны гре­хов­ной, ни пока­я­ние пред Гос­по­дом. Знай себе, как та гадал­ка, «освя­щай» соль в доме — и будет пол­ный порядок!

Мы долж­ны знать, что подоб­ны­ми «цели­те­ля­ми» ста­но­вят­ся, как пра­ви­ло, боль­ные люди. Это про­па­ган­ди­сты вся­че­ской бесов­щи­ны, эта­кие «тиму­ров­цы» от сата­ны. Вспом­ни­те: врач, исце­ли­ся сам!

И если забо­лев­ший чело­век стре­мит­ся изба­вить­ся от болез­ни любой ценой, не пони­мая, что грех и болезнь тес­но вза­и­мо­свя­за­ны, то он ста­но­вит­ся лёг­кой добы­чей вся­ко­го рода цели­те­лей, вклю­чая и «дипло­ми­ро­ван­ных» экс­тра­сен­сов. Тем более что духов­ная неопыт­ность, а чаще — бес­печ­ность, застав­ля­ют некри­тич­но дове­рять утвер­жде­ни­ям лека­рей, что уж они-то обла­да­ют «боже­ствен­ной силой», что им откры­ты некие нетра­ди­ци­он­ные древ­ние методы.

У каж­до­го цели­те­ля есть груп­пы паци­ен­тов, кото­рые рас­пи­сы­ва­ют, как им помог­ло уни­каль­ное лече­ние. А раз помо­га­ет — то не всё ли рав­но, от кого полу­чать помощь, не всё ли рав­но, какой силой исцеляться?

Но чело­век, обра­тив­ший­ся к тем­ным силам, может полу­чить лишь иллю­зию исце­ле­ния, вре­мен­ное облег­че­ние, кото­рое обя­за­тель­но обер­нет­ся тяжё­лым реци­ди­вом болез­ни и, что ещё хуже, серьёз­ны­ми духов­ны­ми проблемами.

Надо понять, что сего­дняш­нее вре­мя вполне мож­но назвать эпо­хой духов­но­го бес­пре­де­ла. Не толь­ко свои квар­ти­ры, но и свои тела мы часто предо­став­ля­ем в рас­по­ря­же­ние бесов. В совре­мен­ной жиз­ни все при­спо­соб­ле­но для раз­ру­ше­ния духов­но­сти, для извра­ще­ния ее. Изне­жен­ность и эго­изм, похоть и обжор­ство, отсут­ствие тер­пе­ния и сми­ре­ния дела­ют нас не про­сто жили­ща­ми бесов, а их игруш­ка­ми и орудиями.

То и дело слы­шишь при­зна­ния: «Ой, батюш­ка, во мне кто-то сидит…» Даже ука­зы­ва­ют паль­цем на кон­крет­ное место на себе: «Я все вре­мя чув­ствую, как здесь шеве­лит­ся что-то…» Мно­гие пони­ма­ют, что это слу­чи­лось с ними по их же делам, но все рав­но оправ­ды­ва­ют себя: да ведь так все живут, ну кто же знал, что нель­зя… Экая наив­ная отговорка!

Одна весь­ма извест­ная в сво­их кру­гах дама, экс­тра­сенс (как ее назы­ва­ли, «бле­стя­щий диа­гност») после несколь­ких посвя­ще­ний в «рей­ки» забо­ле­ла болез­нью мно­гих оккуль­ти­стов: у нее раз­ви­лась ско­ро­теч­ная ката­рак­та, мень­ше чем за год пора­зив­шая оба гла­за. Опе­ра­ция вро­де бы помог­ла, но экс­тра­сенс не вра­зу­ми­лась. Вла­де­ние «бле­стя­щей диа­гно­сти­кой» не помог­ло ей рас­по­знать рак у самой себя: бук­валь­но за год цве­ту­щая внешне жен­щи­на сошла в могилу…

Горь­ко, когда люди не жела­ют слы­шать вра­зум­ле­ния, кото­рое Гос­подь посы­ла­ет через болез­ни. Но мно­гие обра­ща­ют­ся к Богу имен­но через болезнь, при­хо­дят в разум и начи­на­ют, нако­нец, забо­тить­ся о глав­ном — о спа­се­нии души. Так тяж­кая болезнь, при­вле­чён­ная гре­ха­ми, ста­но­вит­ся вели­кой мило­стью Спа­си­те­ля к грешникам…

Но чаще все­го нача­ла духов­но­го забо­ле­ва­ния мы не заме­ча­ем. Совесть нас обли­ча­ет, мы же ста­ра­ем­ся заглу­шить ее. Поэто­му нас все чаще охва­ты­ва­ет неудо­вле­тво­рен­ность, безыс­ход­ность, тос­ка. Мы начи­на­ем ощу­щать в себе «нечто», какие-то боли, внут­рен­ний дис­ком­форт. Часто нару­ша­ет­ся сон, появ­ля­ют­ся стра­хи. В обще­нии — раз­дра­жи­тель­ность, вспыль­чи­вость, готов­ность «посто­ять за себя». В семье — непо­ни­ма­ние меж­ду супру­га­ми, детьми и родителями.

Если мы кре­ще­ны с дет­ства, пом­ним, как нас води­ли в Цер­ковь, при­ча­ща­ли, то спа­си­тель­ные мыс­ли об обра­ще­нии к Богу непре­мен­но нач­нут посе­щать нас, тре­во­жить душу, раз­ду­вая ого­нек надежды.

А если нет ника­кой веры, а толь­ко жела­ние побыст­рее изба­вить­ся от непри­ят­но­го? При­чем неваж­но, каким путем. Мы живем, не зная зако­нов, не веда­ем гра­ниц доз­во­лен­но­го. И посе­му направ­ля­ем свои сто­пы к «баб­кам», цели­те­лям, экс­тра­сен­сам и про­чим слу­жи­те­лям тьмы.

-    Гово­рят же люди, что помо­га­ет это! — слы­шит­ся голос из нашей тем­но­ты духовной.

Стре­мясь к исце­ле­нию таким обра­зом, мы толь­ко боль­ше забо­ле­ва­ем. Новые и новые «жиль­цы» из пре­ис­под­ней все­ля­ют­ся в нас, муча­ют и игра­ют нами, ведя к погибели.

Быва­ет, у людей встре­ча­ет­ся мер­кан­тиль­ный взгляд на исцеление.

-    Поско­рее осво­бо­ди­те нас от все­го это­го! — тре­бу­ют они. — Мы заплатим!

Они счи­та­ют, что духов­ное исце­ле­ние мож­но купить за день­ги, как любой дру­гой товар.

Но зако­ны мира духов­но­го отли­ча­ют­ся от наших пред­став­ле­ний о бла­го­по­лу­чии! И эти зако­ны не меша­ло бы изу­чить, преж­де чем обра­щать­ся к Гос­по­ду с прось­бой, а зача­стую про­сто с тре­бо­ва­ни­ем. Тем, кто посе­щал кол­ду­нов, экс­тра­сен­сов, или еще и сам «прак­ти­ко­вал», а осо­бен­но тем, кто одно­вре­мен­но ходит в Цер­ковь и лечит­ся у кол­ду­нов, — исце­лить­ся труд­нее все­го. Пото­му что лице­ме­ры нена­вист­ны Богу. Лице­ме­рие, по сло­вам Амвро­сия Оптин­ско­го, хуже неверия.

- Мы иска­ли Исти­ну, — утвер­жда­ет мало­ве­ру­ю­щий народ.

Такое впе­чат­ле­ние, буд­то живут они в диких джун­глях, а не в пра­во­слав­ной стране.

Страш­нее все­го, что пре­да­тель­ство веры, инте­рес к бесов­щине часто даже гре­хом не счи­та­ют! Вера таким «иска­те­лям» уже не нуж­на, ее место проч­но заня­ло суеверие…

Но посмот­ри­те, что это за люди — «цели­те­ли», како­ва бого­про­тив­ная суть их дел.

Извест­ный экс­тра­сенс и шар­ла­тан И. Ц. рекла­ми­ру­ет себя как «потом­ствен­но­го цели­те­ля с уни­каль­ным даром, кото­рый лечит рак в послед­них ста­ди­ях» с помо­щью пас­сов рука­ми и с исполь­зо­ва­ни­ем трав. Сколь­ко людей, пове­рив, что такое «народ­ное» вра­че­ва­ние им помо­жет, бро­са­ли назна­чен­ное вра­чом лече­ние и погибали!

А чего сто­ят мани­пу­ля­ции «ака­де­ми­ка» Надеж­ды Анто­нен­ко с онко­ло­ги­че­ски­ми боль­ны­ми, кото­рых она «боже­ствен­ным мето­дом» яко­бы изле­чи­ва­ет от рака в чет­вер­той ста­дии? Мы уже зна­ем о цене «исце­ле­ний» Кашпи­ров­ско­го, закан­чи­вав­ших­ся тяже­лы­ми реци­ди­ва­ми болез­ней. Здесь же дея­тель­ность само­зва­ной цели­тель­ни­цы может быть осо­бен­но опас­ной, так как ради лож­ной надеж­ды тяже­лей­шие боль­ные остав­ля­ют себя без меди­цин­ской помо­щи. Соби­рая несчаст­ных людей в пан­си­о­на­те «Орби­та», Н. Анто­нен­ко не стес­ня­ет­ся про­да­вать «заря­жен­ную» ею воду (яко­бы осо­бо лечеб­ную, «свя­тую»), вынуж­да­ет сжи­гать в доме все перье­вые изде­лия и даже дет­ские игруш­ки, в слу­чае непод­чи­не­ния при­пу­ги­вая тем, что не будет лечить. И все это под видом «пра­во­сла­вия», под мас­кой «пока­я­ния», под при­кры­ти­ем икон и еван­гель­ских цитат, под видом «син­те­за рели­гии, нау­ки, медицины».

В изда­ва­е­мой ею газе­те «Вера и надеж­да» Н. Анто­нен­ко утвер­жда­ет: «Мне откры­та тай­на Гос­под­ня в избав­ле­нии людей от гре­хов и болез­ней». Ни боль­ше ни мень­ше! «Если объ­еди­нить уси­лия меди­ци­ны и ту Бо-жию силу, КОТОРОЙ ВЛАДЕЮ ПОКА Я ОДНА (выде­ле­но нами. — Авт.), то мы спа­сем детей, моло­дое поко­ле­ние». «Боже­ствен­ный дар — лечить людей обыч­ной питье­вой водой, пре­вра­щен­ной дан­ной ей свы­ше энер­ги­ей в лечеб­ное веще­ство», обо­ра­чи­ва­ет­ся таки­ми бесов­ски­ми штуч­ка­ми, как «теле­пор­та­ция» в воду неких «хло­пьев и мошек», «появ­ле­ние на теле» изоб­ра­же­ний обна­жен­ных жен­щин и живот­ных, «выход с клиз­мой» пласт­мас­со­вых пла­стин и дру­гих «таин­ствен­ных» предметов.

И еще один «совет» дает цели­тель­ни­ца: раз­ре­зать на части пояс с псал­мом «Живый в помо­щи Выш­ня­го» и… зарыть на моги­ле род­ных. Вот такая кощун­ствен­ная манипуляция!

 Наверх

ИСПОВЕДЬ КОЛДУНЬИ

Мне дове­лось позна­ко­мить­ся со страш­ным сви­де­тель­ством — испо­ве­дью быв­шей кол­ду­ньи-цели­тель­ни­цы Нины Крас­но­вой из Моск­вы о мето­дах и послед­стви­ях экс­тра­сен­сор­но­го лече­ния. Рас­сказ этой жен­щи­ны, при­слан­ный в изда­тель­ство «Дани­лов­ский бла­го­вест­ник», — раз­об­ла­чи­тель­ный доку­мент, так ска­зать, из пер­вых рук.

«Когда во вто­рой поло­вине 80‑х годов про­шло­го сто­ле­тия я из любо­пыт­ства увлек­лась оккуль­тиз­мом, нача­ла зани­мать­ся хатха-йогой в спе­ци­аль­ной груп­пе, на 3‑м году этих заня­тий у меня неожи­дан­но нача­ли про­яв­лять­ся спо­соб­но­сти к цели­тель­ству: я поня­ла, что могу диа­гно­сти­ро­вать рука­ми боль­ную зону и сни­мать боль. Столк­нув­шись с духов­ной сфе­рой, я поня­ла, что Бог есть и в 1991 г. при­ня­ла Кре­ще­ние в пра­во­слав­ную веру. Но суть Пра­во­сла­вия для меня оста­лась тай­ной. Хра­мы посе­ща­ла, “заря­жа­лась” в них энер­ги­ей от икон, на испо­ве­ди о сво­их оккульт­ных опы­тах не упо­ми­на­ла. Сплош­ной грех, в общем. Затем, в кон­це 1991 г., за очень при­лич­ную пла­ту я про­шла двух­ме­сяч­ное обу­че­ние в Мос­ков­ском меж­ду­на­род­ном меди­цин­ском цен­тре “Омо­ло­же­ние”, кото­рый тогда дей­ство­вал при НИИ СП им. Скли­фо­сов­ско­го и полу­чи­ла диплом, в кото­ром мне была при­сво­е­на ква­ли­фи­ка­ция экс­тра­сен­са, био­энер­го­те­ра­пев­та и рефлексотерапевта.

Я горе­ла жела­ни­ем, тво­рить чуде­са, помо­гая людям. Амби­ции захле­сты­ва­ли. Воз­мож­но­сти каза­лись бес­пре­дель­ны­ми, вот толь­ко серьез­но обу­чать меня, как мне тогда каза­лось, никто осо­бо не торо­пил­ся. Теперь я пони­маю, что демо­ны, исполь­зуя моё тще­сла­вие и дру­гие гре­хи, уси­лен­но раз­жи­га­ли во мне эти мыс­ли и жела­ния, обра­зы и состо­я­ния. Скры­вая во вре­мя испо­ве­ди свои заня­тия, я ока­за­лась без­за­щит­ной перед воз­дей­стви­я­ми оккультистов.

Пре­по­да­ва­тель наших кур­сов, дипло­ми­ро­ван­ная оккуль­тист­ка рери­хов­ско­го тол­ка, заиг­ры­вав­шая с хри­сти­ан­ством, на лек­ци­ях дава­ла лишь общие схе­ма­тич­ные зна­ния, а мне очень хоте­лось зани­мать­ся прак­ти­че­ским лече­ни­ем. В этот пери­од я мно­го вре­ме­ни уде­ля­ла меди­та­ци­ям, обра­ща­лась к “выс­ше­му разу­му”, к Богу с прось­ба­ми о помо­щи в моих заня­ти­ях. Я тогда ещё весь­ма смут­но пони­ма­ла разницу.

И — допро­си­лась: во вре­мя меди­та­ций мне начал являть­ся и учить меня так назы­ва­е­мый “духов­ный” учи­тель, то есть бес­те­лес­ная сущ­ность духов­но­го пла­на. Кон­такт про­ис­хо­дил на мыс­лен­ном уровне и сопро­вож­дал­ся спе­ц­эф­фек­та­ми: све­че­ни­ем, ощу­ще­ни­я­ми поле­та, зву­ка­ми, кра­соч­ны­ми изоб­ра­же­ни­я­ми и т.п., часто бес­по­ря­доч­ны­ми и непо­нят­ны­ми. У оккуль­ти­стов эти явле­ния назы­ва­ют­ся “ясно­ви­де­ни­ем” и “ясно­слы­ша­ни­ем “. Пока­зы­вая такие тема­ти­че­ские “муль­ти­ки”, “духов­ный “учи­тель фак­ти­че­ски учил меня при­е­мам био­энер­ге­ти­че­ско­го (то есть, кол­дов­ско­го, маги­че­ско­го) воз­дей­ствия на людей, цели при этом пред­став­ля­лись самы­ми высо­ки­ми и гуман­ны­ми. Одна­ко он про­сто обма­ны­вал меня, испод­воль пора­бо­щая. Посте­пен­но я ста­ла чув­ство­вать, что этот учи­тель кон­тро­ли­ру­ет мою волю. Вот тогда мне ста­ло по-насто­я­ще­му страш­но! Но это было потом, и то, что этот “учи­тель” был никто иной как бес, я поня­ла тоже мно­го позже.

Очень дол­го я заблуж­да­лась, счи­тая, что моя “исклю­чи­тель­ность” от Бога, ведь я же к Нему обра­ща­лась в меди­та­ци­ях, не пони­мая, что про­шу гре­хов­но­го, про­тив­но­го Гос­по­ду. При­чи­ной моих заблуж­де­ний была моя пол­ная духов­ная без­гра­мот­ность, само­на­де­ян­ность и бес­печ­ность. Итог — 7 лет рабо­ты цели­те­лем с при­ме­не­ни­ем раз­лич­ных био­энер­ге­ти­че­ских, точ­нее бесов­ских спо­со­бов лече­ния и дру­гих экс­тра­сен­сор­ных услуг. А затем — 10 лет тяже­лей­ше­го выхо­да из это­го бесов­ско­го состо­я­ния. Все, что я пишу в этой ста­тье — резуль­тат мое­го лич­но­го 20-лет­не­го горь­ко­го опыта.

Жизнь экс­тра­сен­са, поверь­те — не сахар. Ни мир в душе, ни покой в теле невоз­мож­ны. Зем­ное тело, преж­де все­го про­че­го, дано нам от Бога как защи­та души от духов зло­бы под­не­бес­ных[20] (бесов). При заня­ти­ях оккуль­тиз­мом эта защи­та утра­чи­ва­ет­ся. Экс­тра­сенс посто­ян­но стра­да­ет от так назы­ва­е­мых “аст­раль­ных про­бо­ев”. Труд­но ска­зать, насколь­ко этот тер­мин отра­жа­ет реаль­ность — оккуль­ти­сты аст­ра­лом назы­ва­ют то изме­ре­ние или про­стран­ство, в кото­ром про­ис­хо­дит жиз­не­де­я­тель­ность бесов. Но в состо­я­нии маги­че­ско­го “ясно­ви­де­ния” кол­дун досту­пен пря­мо­му воз­дей­ствию бесов вплоть до тяже­лых физи­че­ских травм. При этом, пока­зы­вая “муль­ти­ки “, лука­вые могут при­ни­мать вид любо­го чело­ве­ка (род­ствен­ни­ка, дру­га, кого угод­но), яко­бы напа­да­ю­ще­го на мага, и непре­мен­но научат, как отомстить.

На пер­вом году про­фес­си­о­наль­ных заня­тий у меня был такой “про­бой “, что я месяц про­ле­жа­ла пла­стом с силь­ней­шей голов­ной болью. Нане­се­ние уда­ра мне виде­лось со сто­ро­ны быв­ше­го пре­по­да­ва­те­ля с кур­сов, для меня это был шок, ведь сна­ча­ла я бого­тво­ри­ла эту жен­щи­ну. Сей­час склон­на думать, что это была иллю­зия, наве­дён­ная беса­ми, так как на самом деле та пре­по­да­ва­тель­ни­ца мной мало инте­ре­со­ва­лась. А прин­цип дей­ствия бесов изве­стен дав­но — раз­де­ляй и власт­вуй, они сеют враж­ду даже сре­ди сво­их слу­жи­те­лей. Потом я поня­ла, что “аст­раль­ные вой­ны ” в сре­де экс­тра­сен­сов — дело обыч­ное. Сла­ва Богу, у меня хва­ти­ло ума отка­зать­ся от уча­стия в них. Как види­те, свя­то­стью здесь и не пах­нет, о люб­ви даже речи нет. “Ясно­ви­де­ние” сплошь и рядом пока­зы­ва­ет лож­ные кар­ти­ны — вер­нее, “аст­раль­ные” спек­так­ли с исполь­зо­ва­ни­ем полу­прав­ды, с помо­щью чего бесы мани­пу­ли­ру­ют сво­и­ми рабами.

Что же тогда удер­жи­ва­ет людей в оккуль­ных груп­пах? Созна­ние соб­ствен­ной исклю­чи­тель­но­сти, а так­же иллю­зии: у кого-то — вла­сти над обыч­ны­ми людь­ми, воз­мож­но­сти при­ме­нять бесов­ские спо­соб­но­сти в лич­ных корыст­ных целях, у кого-то — слу­же­ния выс­шей идее “миро­во­го разу­ма”, жерт­вен­но­сти собой, помо­щи людям, как это было у меня. В любом слу­чае, если быть откро­вен­ной, без амби­ций здесь не обходится.

К весне 1991 г., быст­ро полу­чив все необ­хо­ди­мые зна­ния и спо­соб­но­сти под руко­вод­ством “духов­но­го учи­те­ля”, я нача­ла про­фес­си­о­наль­ную дея­тель­ность цели­те­ля-кол­ду­на. Сна­ча­ла пред­ла­га­ла окру­жа­ю­щим про­ди­а­гно­сти­ро­вать их, затем и поле­чить. Пер­вое вре­мя рабо­та­ла бес­плат­но. А на лето офи­ци­аль­но устро­и­лась рабо­тать цели­те­лем-био­энер­го­те­ра­пев­том на одну круп­ную тур­ба­зу на Вол­ге, где про­во­ди­ла лек­ции о нетра­ди­ци­он­ных мето­дах лече­ния для отды­ха­ю­щих. Жела­ю­щие мог­ли запи­сать­ся ко мне на сеансы.

На био­энер­ге­ти­че­ских сеан­сах цели­тель-маг опре­де­лен­ны­ми мето­да­ми вво­дит чело­ве­ка в состо­я­ние изме­нен­но­го созна­ния. Про­ще гово­ря, под мои­ми рука­ми, кото­ры­ми я про­из­во­ди­ла пас­сы, люди как бы засы­па­ли. В таком состо­я­нии чело­век лег­ко досту­пен для воз­дей­ствия, так как у него отклю­че­на воля. Через “ясно­ви­де­ние ” я виде­ла внут­рен­ние орга­ны людей, слов­но на цвет­ном рент­гене, что мне дава­ло воз­мож­ность лег­ко диа­гно­сти­ро­вать любое нару­ше­ние их состо­я­ния и функ­ций. А лече­ние про­ис­хо­ди­ло, как я дума­ла, за счет пере­рас­пре­де­ле­ния био­энер­гии само­го орга­низ­ма. Бесы, как извест­но, — суще­ства бес­те­лес­ные. Внед­рить­ся в чело­ве­ка с отклю­чён­ной волей для них — не про­бле­ма. Теперь я при­хо­жу к выво­ду, что на самом деле, исполь­зуя мой разум, бес-одер­жи­тель мои­ми рука­ми энер­ге­ти­че­ски воз­дей­ство­вал на дове­рив­ших­ся мне людей, при этом дик­то­вал мне, что делать и как. После сеан­са мои паци­ен­ты пере­жи­ва­ли состо­я­ние как бы лег­ко­го опья­не­ния и эйфории.

Я так­же помо­га­ла людям раз­би­рать­ся в их лич­ных делах, семей­ных, рабо­чих, моде­ли­ро­ва­ла ситу­а­ции, иска­ла про­пав­ших людей и цен­но­сти, пыта­лась даже про­гно­зи­ро­вать буду­щее, в общем, влез­ла по уши в бесов­ское без­за­ко­ние. Ведь чело­век не может и не дол­жен пытать­ся заме­нить собой Бога.

Через кол­ду­нов бесы актив­но воз­дей­ству­ют на паци­ен­тов. Сна­ча­ла мож­но видеть реаль­ные резуль­та­ты как бы необык­но­вен­ных исце­ле­ний, улуч­ше­ния в каких-то част­но­стях по жела­нию кли­ен­тов. Через неко­то­рое вре­мя насту­па­ет регресс. При­ме­ры из моей прак­ти­ки пол­но­стью под­твер­жда­ют это.

Мой паци­ент Саша, моло­дой чело­век в воз­расте 30 лет с диа­гно­зом рас­се­ян­ный скле­роз, стра­дал тяже­лы­ми нару­ше­ни­я­ми коор­ди­на­ции дви­же­ний и речи, не мог пере­дви­гать­ся без посто­рон­ней помо­щи. При­ез­жал он ко мне изда­ле­ка, в сопро­вож­де­нии отца, раз в пол­го­да про­хо­дил курс био­энер­ге­ти­че­ско­го лече­ния по 10 сеан­сов — про­дол­жа­лось это в тече­ние двух лет. Сна­ча­ла каза­лось, что про­изо­шло рез­кое улуч­ше­ние: после двух кур­сов почти пол­но­стью вос­ста­но­ви­лись функ­ции дви­же­ния и речи, так что со сто­ро­ны даже невоз­мож­но было ска­зать, что Саша чем-то болен. Затем насту­пил рез­кий регресс, забо­ле­ва­ние при­ня­ло более тяже­лую фор­му, сопро­вож­дав­шу­ю­ся пси­хи­че­ски­ми откло­не­ни­я­ми, кро­ме того, раз­ва­ли­лись отно­ше­ния с отцом.

У Тама­ры, стра­дав­шей онко­ло­ги­че­ским забо­ле­ва­ни­ем, после мое­го лече­ния за 3 меся­ца рас­со­са­лись мно­же­ствен­ные опу­хо­ли при­дат­ков, что было под­твер­жде­но обсле­до­ва­ни­ем с помо­щью УЗИ, но через год забо­ле­ва­ние вернулось.

16-лет­ний под­ро­сток Мак­сим, инва­лид дет­ства, стра­дав­ший эпи­леп­си­ей, не мог учить­ся, гово­рил совсем непо­нят­но. После несколь­ких кур­сов лече­ния стал гово­рить внят­но, часто­та эпи­леп­ти­че­ских при­пад­ков сокра­ти­лась вдвое, и он смог даже рабо­тать на почте, раз­но­сить пись­ма. Вра­чи при­зна­ли этот слу­чай чудом. Этот резуль­тат сохра­нял­ся несколь­ко лет, одна­ко преж­де спо­кой­ный маль­чик стал агрес­сив­ным, начал бить мать, пре­вра­тил­ся в насто­я­щее бед­ствие для всей семьи. И таких при­ме­ров мно­го. Я хочу быть пре­дель­но чест­ной перед Богом и перед людь­ми, поэто­му пишу прав­ду, ниче­го не приукрашивая.

“Помощь ” бесов все­гда направ­ле­на во вред чело­ве­ку. Гос­подь лечит душу, после чего может насту­пить исце­ле­ние тела или облег­че­ние болез­ни, сата­на же может лишь вре­мен­но улуч­шить состо­я­ние боль­но­го либо заме­нить одну про­бле­му на дру­гую. Но за это лука­вый втри­до­ро­га взы­щет с дове­рив­ше­го­ся ему чело­ве­ка, погу­бит его душу. Бесы не жале­ют нико­го, тем более сво­их слу­жи­те­лей. В про­цес­се рабо­ты кол­дун начи­на­ет раз­ру­шать­ся. Тяже­лые физи­че­ские болез­ни, пси­хи­че­ские рас­строй­ства, семей­ный раз­лад, про­бле­мы с детьми — это дале­ко не пол­ный спи­сок всех несча­стий, кото­рые я непо­сред­ствен­но наблю­да­ла в сре­де экс­тра­сен­сов. Страш­но то, что всё это в той или иной сте­пе­ни может слу­чить­ся и у паци­ен­тов колдунов.

При­ве­ду рас­сказ моей спут­ни­цы Мари­ны, с кото­рой мы вес­ной 2003 г. езди­ли в Пско­во-Печер­ский мона­стырь. В про­шлом она доволь­но дол­го помо­га­ла некой цели­телъ­ни­це в орга­ни­за­ции при­е­мов. Эта цели­тель­ни­ца име­ла боль­шую прак­ти­ку, рабо­та­ла с помо­щью “ясно­ви­де­ния “. Одна­ко “ясно­ви­дя­щая ” не рас­по­зна­ла у Мари­ны онко­ло­гию, утвер­жда­ла, что та здо­ро­ва. Мари­на пере­нес­ла тяже­лую опе­ра­цию, дол­гий пери­од лече­ния и реа­би­ли­та­ции. Кро­ме того, слу­чив­ше­е­ся было для нее тяже­лой пси­хо­ло­ги­че­ской трав­мой — ведь она очень дове­ря­ла той жен­щине. Но пути Гос­под­ни неис­по­ве­ди­мы, имен­но через эти скор­би Мари­на при­шла к Пра­во­сла­вию. Так слу­чи­лось, что через несколь­ко лет она ещё раз встре­ти­лась со зна­ко­мой цени­тель­ни­цей. Состо­я­ние той было ужа­са­ю­щим — она вся рас­пух­ла, тело её было дефор­ми­ро­ва­но, какая-то тяже­лая болезнь раз­ла­га­ла её плоть, все кож­ные покро­вы гни­ли зажи­во. Мари­ну она не узнала…

На 7‑ом году рабо­ты цели­те­лем мое состо­я­ние было тяже­лым. Были такие боли, что каза­лось — позво­ноч­ник раз­ва­ли­ва­ет­ся, неме­ли и боле­ли руки и ноги так, что было труд­но дви­гать­ся. До меня нача­ло дохо­дить, во что же я “вля­па­лась”. Бес-одер­жа­тель дер­жал меня мерт­вой хват­кой, застав­ляя выпол­нять его волю, пол­но­стью бло­ки­руя мою. В семье — пол­ный раз­лад: раз­вод с мужем, про­бле­мы с ребен­ком. От отча­я­ния у меня раз­ви­лась тяже­лая депрес­сия, я веси­ла 43 кг и на ули­це теря­ла созна­ние. Дело кон­чи­лось кли­ни­кой нев­ро­зов. Вспом­нить страшно…

Муча­ясь сомне­ни­я­ми, я бро­си­ла все и уеха­ла в Опти­ну Пустынь молить­ся. Про­мыс­лом Божи­им, не ина­че, я попа­ла туда в тот момент, когда были обре­те­ны свя­тые мощи всех оптин­ских стар­цев, и ряд гро­бов с ними сто­ял перед ракой свя­то­го Амвро­сия Оптин­ско­го в хра­ме Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы. На коле­нях со сле­за­ми я пол­за­ла воз­ле мощей и молила:

- Свя­тые стар­цы, выве­ди­те меня на исти­ный путь, я запуталась!

После этой поезд­ки Бог дал мне сил в один момент пре­кра­тить прак­ти­ку цели­те­ля. После я мно­го моли­лась, езди­ла по свя­тым местам, кая­лась и пла­ка­ла. Бес сви­ре­по мучил меня, когда я начи­на­ла молить­ся. Были такие боли, что я теря­ла созна­ние. Одна­жды на молит­вах бес ско­вал меня так, что я не мог­ла повер­нуть голо­ву к рас­пя­тию, кото­рое при­вез­ла из Опти­ной Пусты­ни. Тогда, пре­воз­мо­гая боль, я сня­ла рас­пя­тие со сте­ны и обня­ла его. Бес часа два кидал меня по ком­на­те, тре­буя, что­бы я бро­си­ла крест, пока я не рух­ну­ла без памя­ти на диван, так и не отпу­стив кре­ста… Все­го не рас­ска­жешь. Тако­ва рас­пла­та за игры в дья­воль­ский оккуль­тизм. За 10 лет пока­я­ния мно­гие нега­тив­ные явле­ния ушли, созна­ния на молит­вах я уже не теряю.

Все эти годы я чита­ла мно­го духов­ной свя­то­оте­че­ской лите­ра­ту­ры, раз­би­ра­лась. У свя­ти­те­ля Игна­тия Брян­ча­ни­но­ва есть кни­га “О чув­ствен­ном и духов­ном виде­нии духов”. Там чет­ко пока­за­на раз­ни­ца меж­ду чув­ствен­ным виде­ни­ем, на кото­ром осно­ва­но “ясно­ви­де­ние “, и духов­ным виде­ни­ем Свя­тых Отцов Пра­во­сла­вия, дан­ным мило­стью Божи­ей. Когда я пер­вый раз при­е­ха­ла к мое­му буду­ще­му духов­но­му отцу и рас­ска­за­ла о сво­их яко­бы от Бога “сверх­спо­особ­но­стях “, он задал мне один вопрос:

- Сколь­ко лет ты под­ви­за­лась в пустыне?

И мне мно­гое ста­ло ясным. Ничто нечи­стое в Цар­ство Небес­ное вой­ти не может[21]. Для того что­бы очи­стить­ся от сво­их стра­стей и поро­ков, от всей гря­зи душев­ной и духов­ной, тре­бу­ют­ся деся­ти­ле­тия тяже­ло­го тру­да пока­я­ния и молит­вы. В то вре­мя как бесы откры­ва­ют свои “сверх­спо­соб­но­сти ” (фак­ти­че­ски вхо­дят в чело­ве­ка, зом­би­ру­ют его) очень быст­ро, толь­ко изъ­яви жела­ние. Я, напри­мер, полу­чи­ла пре­сло­ву­тое “ясно­ви­де­ние” и все зна­ния, необ­хо­ди­мые для нача­ла рабо­ты цели­те­лем, все­го за 2 меся­ца. Ешь — не хочу!

На сво­ём горь­ком опы­те я поня­ла, что такое оккуль­тизм. Раз­но­вид­но­стей и тече­ний в нём мас­са: цели­тель­ство, аст­ро­ло­гия, хиро­ман­тия, зна­хар­ство, нуме­ро­ло­гия, все­воз­мож­ные гада­ния и про­чее, а источ­ник один — каб­ба­ла, древ­няя магия, бесов­ское учение.

Враг хитер, его слу­жи­те­ли, как пра­ви­ло, про­из­во­дят при­ят­ное впе­чат­ле­ние. В их при­ем­ных может быть мно­го икон. У одной моей зна­ко­мой “дипло­ми­ро­ван­ной кол­ду­ньи ” сте­ны в при­ем­ной вме­сто обо­ев были окле­е­ны свят­ца­ми. Кол­ду­ны могут даже вслух авто­ма­ти­че­ски читать молит­вы. Но они лгут, что толь­ко им всё дано от Бога, лгут, обе­щая решить все про­бле­мы быст­ро, разу­ме­ет­ся, не бес­плат­но и часто совсем недё­ше­во (мол, сто­ит ли думать о цене, когда мучи­тель­ная про­бле­ма непре­мен­но раз­ре­шит­ся!). И замо­ро­чен­ные люди на всё согла­ша­ют­ся — сна­ча­ла на помощь, а потом, гля­дишь, и на сотруд­ни­че­ство с сила­ми тьмы.

Меня спас­ла неиз­ре­чен­ная милость Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста, бла­го­да­ря руко­вод­ству мое­го духов­но­го отца — архи­манд­ри­та Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры, бла­го­да­ря молит­вам Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы, свя­тых Оптин­ских стар­цев, свя­тых Кипри­а­на и Иусти­ны и мно­гих дру­гих Свя­тых Отцов Пра­во­сла­вия, к кото­рым я обра­ща­лась за помо­щью, как к живым род­ным душам, любя­щим всех нас, греш­ных. Я про­шла чин отре­че­ния от заня­тий оккуль­тиз­мом на Кру­тиц­ком подво­рье у иеро­мо­на­ха Ана­то­лия (Бере­сто­ва) — ведь в соот­вет­ствии с реше­ни­ем Архи­ерей­ско­го собо­ра оккуль­ти­сты отлу­ча­ют­ся от Церк­ви, как слу­жи­те­ли сатаны.

Хочу ска­зать: бере­ги­тесь, не под­да­вай­тесь на обман слу­жи­те­лей бесов! Их “помощь” — реаль­ная опас­ность для вас и ваших семей! Обра­ща­юсь так­же ко всем запу­тав­шим­ся в оккуль­тиз­ме людям, не веда­ю­щим, кому они на самом деле слу­жат. Оста­но­ви­тесь! Брось­те это пагуб­ное заня­тие, покай­тесь, пока не погиб­ли, пока еще есть вре­мя! На сво­ем опы­те ска­жу: ото­рвать­ся от бесов­щи­ны очень труд­но, демо­ны про­сто так сво­их жертв не отпус­ка­ют — мстят, и пре­боль­но, но повре­дить бес­смерт­ной душе никак не могут. Ниче­го не бой­тесь — осво­бо­дить­ся воз­мож­но, Гос­подь мило­стив! Луч­ше отму­чить­ся в этой зем­ной жиз­ни, чем поте­рять Бого­об­ще­ние в Цар­стве Небес­ном, погу­бить свою бес­цен­ную душу!

Про­шу на коле­нях про­ще­ния у всех, кому при­чи­ни­ла зло за вре­мя рабо­ты цели­те­лем. Я не веда­ла, что тво­ри­ла. Про­сти­те меня, Хри­ста ради! И каж­дый день я молю Гос­по­да, что­бы Он изгла­дил Сво­ей мило­стью все мои беззакония!»

Наверх

АД — ЭТО РАЗЛУЧЕНИЕ

Мы видим из это­го рас­ска­за, что обра­ще­ние к раз­лич­но­го рода цели­те­лям может при­ве­сти к тяже­лей­шим духов­ным повре­жде­ни­ям, а так­же осо­бой, край­ней фор­ме дале­ко зашед­ше­го духов­но­го забо­ле­ва­ния — одер­жи­мо­сти нечи­сты­ми духа­ми, когда демон все­ля­ет­ся в чело­ве­ка и начи­на­ет дей­ство­вать в нём, гово­рить его голо­сом, есте­ствен­но, поми­мо воли само­го чело­ве­ка. Как пра­ви­ло, одер­жи­мые люди про­яв­ля­ют себя в церк­вах, в мона­сты­рях, на Свя­той Зем­ле, когда сопри­ка­са­ют­ся со свя­ты­ня­ми. Враг рода чело­ве­че­ско­го в таких ситу­а­ци­ях не может оста­вать­ся неза­мет­ным — он выры­ва­ет­ся из пота­ён­ных глу­бин боль­но­го вполне види­мо, про­яв­ляя враж­деб­ность и агрессию.

Во вре­мя служб, молеб­нов неред­ко при­хо­дит­ся слы­шать кри­ки, сто­ны, нече­ло­ве­че­ский вой, изда­ва­е­мый нор­маль­ны­ми на пер­вый взгляд людь­ми, паде­ние наземь без чувств, судо­ро­ги и т. д. Это син­дро­мы одер­жи­мо­сти. Зача­стую людям, под­вер­жен­ным это­му неду­гу, мучи­тель­но тяже­ло подой­ти к При­ча­стию, к пома­за­нию свя­тым еле­ем, к мощам свя­тых угод­ни­ков Божи­их — лука­вый не поз­во­ля­ет им это­го сде­лать: их бук­валь­но отбра­сы­ва­ет назад. Когда все-таки уда­ет­ся свер­шить бла­го­дат­ное дей­ство, у стра­даль­цев насту­па­ет облегчение.

К сожа­ле­нию, в слу­ча­ях одер­жи­мо­сти чело­ве­ка нечи­сты­ми духа­ми врач, при­зван­ный исце­лять, по сво­е­му духов­но­му незна­нию ино­гда лишь усу­губ­ля­ет болезнь. Быва­ет, увы, и такое: затруд­ня­ясь в поста­нов­ке диа­гно­за (неред­ко это быва­ет тот самый слу­чай, когда боль­ной стра­да­ет от демо­нов), врач посы­ла­ет сво­их паци­ен­тов к… «баб­кам», зна­ха­рям, экс­тра­сен­сам, кол­ду­нам! Тогда как в доб­рые ста­рые вре­ме­на док­тор неред­ко встре­чал боль­но­го вопро­сом: «Дав­но ли при­ча­ща­лись?» — и не при­сту­пал к лече­нию, пока боль­ной не испо­ве­ду­ет­ся и не причастится…

После служ­бы к свя­щен­ни­ку подо­шла груп­па людей. Со всех сто­рон посы­па­лись вопросы:

- За что же вхо­дят бесы в человека?

- Поче­му это ста­но­вит­ся возможным?

- Как Бог попус­ка­ет такое?

Взвол­но­ва­ны люди, толь­ко что с ужа­сом наблю­дав­шие, как страш­но — посте­пен­но уси­ли­вая голос до оглу­ши­тель­но­го, душе­раз­ди­ра­ю­ще­го кри­ка, бук­валь­но «взре­ве­ла» сим­па­тич­ная моло­дая жен­щи­на. Затем свя­щен­ник, про­чтя Еван­ге­лие, пере­кре­стил собрав­ших­ся свя­той кни­гой. В этот миг несчаст­ная жен­щи­на, испу­стив страш­ный вой, рух­ну­ла на пол.

- Пони­маю, как вас обес­по­ко­и­ло про­ис­шед­шее на сего­дняш­ней служ­бе, — отве­тил свя­щен­ник. — Не смею ком­мен­ти­ро­вать имен­но этот слу­чай со стра­да­ли­цей. Но чаще все­го подоб­ное про­ис­хо­дит с теми, кто совер­ша­ет страш­ные гре­хи: абор­ты — убий­ства нерож­дён­ных, убий­ства во вре­мя предо­хра­не­ния от бере­мен­но­сти (мно­гие спо­со­бы предо­хра­не­ния являт­ся абор­тив­ны­ми). При­чи­ной страш­но­го неду­га могут стать блуд и пре­лю­бо­де­я­ния, в осо­бен­но­сти руко­блу­дие и поло­вые извра­ще­ния. Дела­ют свое чер­ное дело и чре­во­уго­дие, дове­ден­ное до стра­сти, и пре­не­бре­же­ние поста­ми, и оби­ды, нано­си­мые роди­те­лям и близ­ким. Бес­чис­лен­но чис­ло наших грехов.

Бесе­да про­дол­жа­лась долго.

- Вхо­дят бесы в чело­ве­ка за пору­га­ние свя­ты­ни, — про­дол­жал объ­яс­нять свя­щен­ник, — уча­сти­лись слу­чаи одер­жи­мо­сти от увле­че­ния тяже­лым роком, осо­бен­но так назы­ва­е­мым «тяже­лым металлом».

- Про­сти­те, батюш­ка, что пере­би­ваю, — вклю­чил­ся в раз­го­вор креп­кий, спор­тив­но­го вида моло­дой чело­век, — мне как пси­хи­ат­ру неод­но­крат­но при­хо­ди­лось лечить дево­чек и маль­чи­ков в состо­я­нии серьёз­ных нерв­ных сры­вов после оглу­ши­тель­ных кон­цер­тов заез­жих гастро­ле­ров поп-музы­ки, тяже­ло­го рока. Мно­го сил ухо­дит на такое лечение.

- Нам, свя­щен­ни­кам, тоже при­хо­дит­ся зани­мать­ся с таки­ми духов­но повре­ждён­ны­ми моло­ды­ми людь­ми, — отве­ча­ет батюш­ка. — Уве­рен, что резуль­та­ты будут более ощу­ти­мы, если нач­нём дей­ство­вать сообща.

Про­бле­ма эта тре­бу­ет серьез­но­го ана­ли­за и изу­че­ния, она не так про­ста, как кажет­ся на пер­вый взгляд.

Не хочет­ся оби­жать нико­го из тех музы­кан­тов, кото­рые отно­сят себя к так назы­ва­е­мо­му «рус­ско­му року», — сре­ди них нема­ло дей­стви­тель­но дума­ю­щих, ищу­щих людей, иду­щих к Пра­во­сла­вию. В самом опре­де­ле­нии «рок-музы­ки» сей­час нема­ло про­ти­во­ре­чий и пута­ни­цы. Одни назы­ва­ют этим тер­ми­ном прак­ти­че­ски бар­дов­скую пес­ню, про­ти­во­по­лож­ную отуп­ля­ю­щей «попсе» (кото­рая, кста­ти, тоже сопро­вож­да­ет­ся дале­ко не лири­че­ским музы­каль­ным сопро­вож­де­ни­ем), дру­гие склон­ны отно­сить к року всё, что «уда­ря­ет по моз­гам». Что­бы не вно­сить ещё боль­шей пута­ни­цы, буду гово­рить о тяжё­лом роке как деструк­тив­ных рит­мах, раз­ру­ша­ю­щих душу и тело.

Слы­шал об одном непло­хом музы­кан­те, вро­де бы при­шед­шем к вере. Но, начав писать пес­ни на пра­во­слав­ные темы, он уси­лил «жёст­кость» сво­ей музы­ки до совсем уж невы­но­си­мо­го зву­ча­ния (кста­ти, этот чело­век сей­час болен раком). Мне труд­но понять, как это мож­но сов­ме­щать в одной душе, создан­ной по обра­зу и подо­бию Божию.

Инте­рес­ные рас­суж­де­ния я нашел у архи­манд­ри­та Рафа­и­ла (Каре­ли­на) о том, что вся жизнь чело­ве­ка про­хо­дит в опре­де­лен­ных рит­мах, а иную мысль мож­но срав­нить со строй­ным музы­каль­ным аккор­дом. Во всем Божьем мире — в бес­ко­неч­ном кос­мо­се, в мик­ро­ско­пи­че­ском ато­ме, в орга­низ­ме бого­по­доб­но­го чело­ве­ка слож­ней­шие струк­ту­ры дей­ству­ют по прин­ци­пу рит­ми­че­ской и зву­ко­вой гар­мо­нии. На опре­де­лен­ный тон настра­и­ва­ет чело­ве­ка потреб­ность петь. В рит­ме, захва­ты­ва­ю­щем чело­ве­че­скую душу, заклю­ча­ет­ся в какой-то сте­пе­ни оча­ро­ва­ние поэзии.

Но наря­ду с обра­за­ми боже­ствен­ной гар­мо­нии, быва­ет ужа­са­ю­щая дис­гар­мо­ния, в кото­рую все более ска­ты­ва­ет­ся совре­мен­ное искус­ство. «Метал­ли­ка», «тяже­лый рок», «техно»-музыка, так назы­ва­е­мая психоделическая[22] музы­ка — это искус­ство взры­вов и раз­ру­ше­ний, искус­ство хао­са и смерти.

«Извест­но, что рок-музы­ка[23] при­во­дит людей в состо­я­ние неко­е­го демо­ни­че­ско­го тран­са, когда в душе рож­да­ет­ся жаж­да наси­лия и раз­ру­ше­ния, неред­ко выли­ва­ю­ща­я­ся в какое-то кол­лек­тив­ное безу­мие»[24].

Думаю, вряд ли кто-либо смо­жет вспом­нить пере­ло­ман­ные «вос­тор­жен­ны­ми» слу­ша­те­ля­ми пюпит­ры оркест­ра, вир­ту­оз­но испол­нив­ше­го сим­фо­нию Шоста­ко­ви­ча, или рас­тер­зан­ные «бла­го­дар­ны­ми поклон­ни­ка­ми» одеж­ды бале­рин по окон­ча­нии «Лебе­ди­но­го озе­ра» с бли­ста­тель­ной музы­кой Пет­ра Ильи­ча Чай­ков­ско­го. Не настра­и­ва­ют на бесов­ское буй­ство мело­дии и рит­мы этой чуд­ной, боже­ствен­ной музыки.

«Но поче­му совре­мен­ный чело­век упор­но ищет те фор­мы искус­ства, кото­рые еще недав­но вызы­ва­ли бы непри­я­тие и отвра­ще­ние, как кри­ки и визг из окон сума­сшед­ше­го дома? Как раз пото­му, что в этих апо­ка­лип­си­че­ских кар­ти­нах и музы­каль­ных “рево­лю­ци­ях”, … бойне зву­ков мик­роб безу­мия, внед­рив­ший­ся в созна­ние чело­ве­ка, узна­ет свое»[25].

Архи­манд­рит Рафа­ил гово­рит, что такое «искус­ство» срод­но внут­рен­не­му безу­мию. Уви­дав пере­ко­шен­ные исте­рич­ные лица совре­мен­ных «арти­стов», ужа­са­ю­ще гри­мас­ни­ча­ю­щих перед зри­те­ля­ми, боль­шин­ство нор­маль­ных людей вос­клик­нет: «Без­об­ра­зие!» Смысл это­го сло­ва зло­ве­щий и страш­ный. Посколь­ку чело­век — это образ Божий, а без­об­ра­зие — это поте­ря обра­за Божия, вслед­ствие чего чело­век ста­но­вит­ся обра­зом демо­на. А на экра­нах TV у этих пороч­ных лице­де­ев и лица, изу­ве­чен­ные в гри­мер­ках, и отвра­ти­тель­ные наря­ды веют духом без­дны сатанинской.

Сре­ди куми­ров юных мело­ма­нов — откро­вен­ный сата­нист Брай­ан О’Ор­нер, высту­па­ю­щий под псев­до­ни­мом Мери­лин Мен­сон. Вот что он заявил в интер­вью газе­те «Аргу­мен­ты и факты»:

«Мне сим­па­ти­чен Люци­фер <…>. Он захо­тел стать таким, как Бог, <…> поче­му бы нет. <…> Я <… > не упо­треб­ляю нар­ко­ти­ки для твор­че­ства. У меня уже и так пол­но демо­нов в голо­ве. <…> Я про­сто стрем­люсь раз­ру­шить этот мир сво­ей музыкой».

Ком­мен­та­рии, как гово­рит­ся, излиш­ни. Спи­сок этот мож­но про­дол­жать бес­ко­неч­но: солист рок-груп­пы «Нир­ва­на» Курт Кобейн застре­лил­ся в геро­и­но­вом уга­ре, Ян Кер­тис пове­сил­ся перед видео­ка­ме­рой, Лу Рид колол­ся пря­мо на сцене под гимн «Heroin»[26]… Вот кому в руки мы отда­ем наших маль­чи­ков и девочек…

Пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник, игу­мен Синай­ской горы гово­рил: «Нака­за­ние гор­до­му — его паде­ние, доса­ди­тель — бес, а при­зна­ком остав­ле­ния его от Бога есть умоисступление».

Демо­ни­че­ско­му воз­дей­ствию чело­век может под­верг­нуть­ся на кур­сах уско­рен­но­го обу­че­ния ино­стран­ным язы­кам под гип­но­зом, при «коди­ро­ва­нии» от какой-либо зави­си­мо­сти (сей­час даже от ожи­ре­ния пред­ла­га­ют лечить­ся «коди­ро­ва­ни­ем»!), при про­смот­ре оккульт­ной теле­пе­ре­да­чи, на сеан­се у «народ­но­го цели­те­ля»… Тяже­лей­шие вспыш­ки онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ний пере­пле­те­ны с нашей без­ду­хов­но­стью, с каким-то снис­хо­ди­тель­ным отно­ше­ни­ем к воз­мож­но­му внед­ре­нию в нас бесов­ско­го духа.

«Есть два аспек­та веч­но­сти: веч­ная жизнь и веч­ная смерть. Тре­тье­го состо­я­ния нет»[27].

Веч­ная смерть — это мучи­тель­ная скорбь поте­ри жиз­ни веч­ной. Через бесо­одер­жи­мо­го чело­ве­ка в страш­ные мину­ты при­сту­пов, вер­нее, при ост­рых напад­ках бесов, про­яв­ля­ет­ся нена­висть — к Богу, к мате­ри, к отцу, ко все­му пре­крас­но­му, в чем дышит Дух Божий. А это и есть про­блес­ки ада с пол­ным отсут­стви­ем люб­ви и морем ненависти.

Ад — это все­гда раз­лу­че­ние, отлу­че­ние от добра.

+ + +

Страш­но при­кос­нуть­ся к этим без­днам, род­ные мои. Так что, преж­де чем пере­сту­пить порог цели­тель­ско­го цен­тра или обра­тить­ся к какой-нибудь «пра­во­слав­ной» баб­ке, заду­ма­ем­ся — а не слиш­ком ли доро­гую цену соби­ра­ем­ся мы запла­тить за мифи­че­ское «исце­ле­ние»? Цена это­го — наша бес­смерт­ная душа.

Наверх

«НАКАЗЫВАЕТ» ЛИ БОГ?

За все, за все настиг­нет воздаяние,

Уйдет в песок зем­ных бла­женств река …

Но с кем При­ча­стие и Покаяние –

Гос­под­ня сохра­нит рука.

Про­то­и­е­рей Андрей Логвинов

Но тогда како­вы же усло­вия истин­но­го исце­ле­ния? При­не­сти Гос­по­ду искрен­нее, нели­це­мер­ное пока­я­ние и твер­до решить изме­нить свою жизнь.

Но пере­строй­ка жиз­ни нуж­на не одно­му забо­лев­ше­му, она необ­хо­ди­ма всем чле­нам семьи, кото­рые состав­ля­ют одно целое. Ино­го пути к исце­ле­нию про­сто нет.

-  Бог нас так страш­но нака­зы­ва­ет! — вос­кли­ца­ли две жен­щи­ны, бесе­дуя со мной в мона­стыр­ском пар­ке. — За что же это?!

Поста­рал­ся объ­яс­нить им:

- Зада­вать вопрос о том, за какие гре­хи нас Гос­подь нака­зы­ва­ет — про­сто неприлично.

- Как это вы, батюш­ка, — несколь­ко сму­ща­ясь, с оби­дой ста­ли воз­ра­жать подру­ги, — обви­ня­е­те нас в отсут­ствии при­ли­чия, вро­де бы мы ниче­го кощун­ствен­но­го не сказали.

-    Во-пер­вых, таки­ми нера­зум­ны­ми вопро­са­ми мы ста­вим под сомне­ние Про­мысл Божий. А во-вто­рых, каж­дый, чест­но пораз­мыш­ляв о сво­ей жиз­ни, пора­зит­ся: как же Бог до сих пор тер­пит наши без­об­ра­зия! При­лич­но ли, сидя в гря­зи, уве­рять, что мы чистые и что нас не надо отмывать?

Вро­де бы поня­ли и согла­си­лись. Тогда мож­но и далее объяснить:

-  Тогда пере­хо­жу к так назы­ва­е­мым «нака­за­ни­ям», — про­дол­жаю я. — Не нака­за­ние, как вы счи­та­е­те, а вра­зум­ле­ние посы­ла­ет всем нам Гос­подь, попус­кая наши скор­би. Это лекар­ство для души нуж­но для того, что­бы мы очи­сти­лись от безу­мия мира, ведь ничто нечи­стое не вой­дет в Цар­ствие Небес­ное. А когда Сам Хри­стос нам на помощь — разум­но ли отка­зы­вать­ся от этой помощи?

Дей­стви­тель­но, на пути спа­се­ния нель­зя терять ни мину­ты. Враг, ата­ку­ю­щий нас, наби­ра­ет силу, от гре­ха изме­ня­ет­ся и наше физи­че­ское есте­ство. Это ведет к болез­ням, перед кото­ры­ми меди­ци­на бес­силь­на. А сколь­ко таких слу­ча­ев, когда люди обра­ща­ют­ся в цер­ковь слиш­ком позд­но? Когда уже труд­но чем-либо им помочь, ведь исце­ле­ние — и духов­ное, и физи­че­ское — тре­бу­ет времени…

Как-то после служ­бы услы­шал спор в груп­пе палом­ни­ков — интел­ли­гент­ных моло­дых людей. Чув­ство­ва­лось, что они и в церк­ви не впер­вые, и чита­ют кое-что из духов­ной литературы.

- А как рань­ше, напри­мер, Иоанн Крон­штадт­ский умел быст­ро под­ни­мать страж­ду­щих людей, даже со смерт­но­го одра? — вопрос был задан с неко­то­рым упре­ком и даже усмеш­кой. — Что же вы, совре­мен­ные батюш­ки, до это­го уров­ня-то не дотягиваете?

- Зна­е­те, мои доро­гие, — пыта­юсь отве­тить на их сомне­ния, — давай­те гово­рить откро­вен­но. Обра­зо­ва­ние у мно­гих совре­мен­ных свя­щен­ни­ков намно­го сла­бее, чем у Иоан­на Крон­штадт­ско­го, оптин­ских стар­цев, молит­вен­ни­ков поча­ев­ских и дру­гих пас­ты­рей нача­ла два­дца­то­го века. В без­бож­ное вре­мя уни­что­же­на боль­шая часть духов­но­го цве­та наше­го обще­ства, не рабо­та­ли духов­ные семи­на­рии, ака­де­мии. К цер­ков­но­му слу­же­нию при­зы­ва­лись мир­ские люди, кото­рые еще толь­ко начи­на­ли свой путь к Богу. Я сам толь­ко на пятом десят­ке лет впер­вые при­шел в цер­ковь, а до того вре­ме­ни созда­вал воен­ные раке­ты. Вот и поду­май­те, мог ли я или мои сверст­ни­ки при­бли­зить­ся к молит­вен­ной высо­те наших слав­ных предшественников?

Свя­той пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский помо­гал людям веру­ю­щим, по край­ней мере, пони­ма­ю­щим, во что они верят, име­ю­щим хотя бы эле­мен­тар­ное пред­став­ле­ние о духов­ных про­бле­мах. Сего­дня ситу­а­ция изме­ни­лась не в луч­шую сто­ро­ну. Соот­вет­ствен­но, изме­ни­лась и зада­ча свя­щен­ни­ка: сна­ча­ла — научить, при­ве­сти к Богу, позна­ко­мить с осно­ва­ми духов­ной жиз­ни. И толь­ко потом вме­сте с боль­ным про­сить Гос­по­да об исце­ле­нии наших немо­щей. Если Гос­по­ду это будет угодно.

Как мно­го вре­ме­ни тре­бу­ет­ся для этого…

 

Наверх

ДУХОВНЫЕ РЕСУРСЫ ИСЦЕЛЕНИЯ

 

Бог не тре­бу­ет от боль­но­го подви­гов телесных,

а толь­ко тер­пе­ния со сми­ре­ни­ем и благодарения.

Прп. Амвро­сий Оптинский

ЖИТЬ В ПОЛНУЮ СИЛУ

Январ­ский моро­зец про­во­жал от Сим­фе­ро­поль­ско­го вок­за­ла мос­ков­ский поезд, кото­рым я мило­стью Божи­ей смог отпра­вить­ся в сто­ли­цу на меж­ду­на­род­ные Рож­де­ствен­ские чте­ния. Доро­га даль­няя, есть вре­мя про­смот­реть и обду­мать свое выступ­ле­ние на меди­цин­ской сек­ции, почи­тать необ­хо­ди­мую литературу.

Как пра­ви­ло, при столь длин­ной поезд­ке зву­чат мно­го­чис­лен­ные дорож­ные исто­рии. Чаще все­го они не несут в себе ниче­го важ­но­го — так, обыч­ная дорож­ная бол­тов­ня. Но порой слы­шишь неза­бы­ва­е­мые откро­ве­ния, дыша­щие верой чело­ве­че­ской, жиз­нен­ной муд­ро­стью. Так слу­чи­лось и на этот раз. Во вре­мя чае­пи­тия раз­го­вор кос­нул­ся темы, кото­рая не мог­ла оста­вить меня рав­но­душ­ным, хотя я все­це­ло был занят под­го­тов­кой к пред­сто­я­ще­му выступлению.

Сосед­ка по купе Ната­лья, жен­щи­на сред­них лет, рас­ска­за­ла доволь­но необыч­ную историю.

- Позна­ко­ми­лась я с нашим сосе­дом по даче, инте­рес­ным, жиз­не­ра­дост­ным муж­чи­ной. Рас­ска­зы­вая о нем подру­ге, услы­ша­ла ее вздох: «А ведь у Васи­лия рак…» — «То есть — как?» — ото­ро­пе­ла я. Ведь в тот вечер, когда мы позна­ко­ми­лись, он от души весе­лил­ся, имел вид вполне счаст­ли­во­го чело­ве­ка. «Конеч­но, дер­жит­ся он отлич­но, — скорб­но вздох­ну­ла подру­га, — да вот толь­ко чем всё это кон­чит­ся… Рак он и есть рак!»

Замол­ча­ла наша попут­чи­ца, про­тя­нув руку к ста­ка­ну чая. Мой инте­рес к ее рас­ска­зу был вполне поня­тен — ведь я и сам из той же «онко­ло­ги­че­ской команды».

- Ну, и как же раз­ви­ва­лись собы­тия даль­ше? — под­тал­ки­ваю к раз­го­во­ру Наталью.

- А исто­рия это­го Васи­лия кон­чи­лась луч­ше неку­да. Точ­нее ска­зать, она и по сей день не закон­чи­лась. Живет себе Васи­лий, регу­ляр­но ходит в цер­ковь, посто­ян­но испо­ве­ду­ет­ся, при­ча­ща­ет­ся — гово­рит, что толь­ко этим и суще­ству­ет. По-преж­не­му рабо­та­ет, рас­тит свой сад-ого­род, любит поры­ба­чить на зорь­ке. Кото­рый год теп­лы­ми вече­ра­ми мы с мужем слы­шим его весё­лое: «Сосе­ди! Иди­те к нам на шашлыки!»

- Так что, не было у него рака, — уточ­ня­ет попут­чик, офи­цер, любя­щий во всем точ­ность, — ошиб­лись врачи?

- Вот и нет: был рак, — слы­шим в ответ, — и опе­ра­цию ему сде­ла­ли, и облу­ча­ли «как поло­же­но», и несколь­ко кур­сов химио­те­ра­пии про­шел. Но ни сло­ва жало­бы не слы­шал никто от него за эти годы, толь­ко улыб­нет­ся и тихо­неч­ко, пере­кре­стив­шись, «Гос­по­ди, поми­луй» прошепчет.

- Достой­ный мужик, — ком­мен­ти­ру­ет офицер.

- А самое глав­ное, — про­дол­жа­ет Ната­лья, уже совсем забыв про ужин, — верит мой сосед, что болезнь болез­нью, а жить надо в пол­ную силу; молить­ся Гос­по­ду и жить в уве­рен­но­сти, что впе­ре­ди Он дару­ет тебе еще многое.

Уже впо­след­ствии, обща­ясь с ком­пе­тент­ным вра­чом-онко­ло­гом, я услы­шал такую оценку:

- Ско­рее все­го, вполне при­лич­ным сво­им само­чув­стви­ем Васи­лий на 90% обя­зан имен­но сво­е­му жиз­не­лю­бию и при­выч­ке все­гда верить в луч­шее, а глав­ное — сво­е­му бес­стра­шию перед болезнью.

Сожа­лел я, что мой собе­сед­ник в белом хала­те про­пу­стил веру в Бога, кото­рая дава­ла силы боля­ще­му Васи­лию. Но вер­нем­ся к рас­ска­зу Натальи.

- В свое вре­мя, — увле­чен­но про­дол­жа­ла она, — мне при­шлось общать­ся с людь­ми, рабо­тав­ши­ми на Чер­но­быль­ской атом­ной стан­ции, на лик­ви­да­ции аварии.

- Это нам зна­ко­мо, — посе­рьез­нел офицер.

- Так зна­е­те, кто уми­рал пер­вым? Те, кто боял­ся. Те, кто, полу­чив, в общем-то, не такую уж страш­ную ради­а­ци­он­ную дозу, впа­дал в пани­ку и отча­я­нье. А рядом про­дол­жа­ли жить люди, полу­чив­шие в пять, а то и в десять раз боль­шее коли­че­ство рент­ген. Они про­сто не допус­ка­ли мыс­ли, что могут уме­реть. И — жили. Суд­мед­экс­пер­та Чер­но­быль­ской зоны Колю Беле­хо­ва как-то раз, спу­стя лет семь после ава­рии, спро­си­ли: «Коля! О чем ты думал, когда остал­ся прак­ти­че­ски один в эва­ку­и­ро­ван­ной При­пя­ти? Ведь ты врач, ты знал, что дозы “шка­лят” запре­дель­ные, что это — вер­ная смерть?..» — «А я думал, что я — моло­дой и здо­ро­вый, что я даже вопре­ки оче­вид­но­му, по мило­сти Божьей, выжи­ву!» — улы­бал­ся он. И живет этот суд­мед­экс­перт — рабо­та­ет и шесте­рых детей рас­тит. Двое из ребя­ти­шек, кста­ти, после ава­рии роди­лись. И все они, вопре­ки стра­хам и про­гно­зам вра­чей, вполне здо­ро­вы. А полу­чил Нико­лай Нико­ла­е­вич Беле­хов, по самым скром­ным под­сче­там, в чер­ные дни в При­пя­ти око­ло семи радио­ак­тив­ных смер­тель­ных доз.

Чудо? Да! Толь­ко чудо это сотво­ри­ли не эти люди сами по себе, а их вера и нескон­ча­е­мая милость Божия.

Наверх

СРЕДСТВА ОЧИЩЕНИЯ ДУШИ

Не бро­сай­те кре­стов, крест дает­ся на время,

Что­бы идо­лов в наших серд­цах сокрушить.

Стре­лы вре­мен­ных бед — это лег­кое бремя,

И нача­ло про­зре­нья души.

Свя­щен­ник Сер­гий Киселёв

Есть гро­мад­ный пласт духов­ных средств, не осо­знан­ный ещё до кон­ца ни боль­ны­ми, ни вра­ча­ми. Мы, свя­щен­ни­ки, при­кла­ды­ва­ем свои уси­лия, что­бы боль­ные не забы­ва­ли эле­мен­тар­ные хри­сти­ан­ские пра­ви­ла. Да и вра­чи долж­ны быть осве­дом­ле­ны о них.

Молит­ва долж­на посто­ян­но быть с нами. Как ска­зал Апо­стол, «непре­стан­но моли­тесь»(1 Фес. 5; 17). Это не зна­чит, что мы долж­ны забро­сить все дела и не вста­вать с колен — нет. Но если мы будем радост­но пом­нить о Боге, за всё его бла­го­да­ря и во всех слу­ча­ях обра­ща­ясь за помо­щью, — как же изме­нит­ся наша жизнь! Молит­вы в пала­те, в боль­нич­ной церк­ви, а если хва­та­ет сил — то и в близ­ле­жа­щем хра­ме. Очень хоро­шо как мож­но чаще читать Иису­со­ву молит­ву: «Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Божий, поми­луй мя греш­на­го (греш­ную)». В при­ло­же­нии к этой кни­ге собра­ны молит­вы о выздо­ров­ле­нии болящего.

А какую радость и уте­ше­ние при­но­сят свя­тые ико­ны: лики Иису­са Хри­ста, Божи­ей Мате­ри, Свя­тых Угод­ни­ков Божи­их! Они долж­ны непре­мен­но нахо­дить­ся рядом с вами в больнице.

«Стой перед ико­ной Спа­си­те­ля, как перед Самим Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом, неви­ди­мо вез­де­су­щим… Стой перед ико­ной Божи­ей Мате­ри, как перед Самой Пре­свя­той Девой… ибо ощу­ще­ние при­сут­ствия Гос­под­ня наво­дит на душу спа­си­тель­ный страх и вво­дит в нее спа­си­тель­ное чув­ство бла­го­го­ве­ния»[28].

Мно­гие люди, воцер­ков­ля­ясь, едут в слу­чае болез­ни к мощам свя­тых людей, угод­ни­ков Божи­их. Зачем? Мощи — это бес­цен­ное сокро­ви­ще, кото­рое Гос­подь даро­вал Сво­ей Церк­ви. Для нас чудо­тво­ре­ния через мощи свя­тых уте­ши­тель­ны и бла­го­дат­ны. Нетле­ние тел свя­тых угод­ни­ков Божи­их (таких, как пре­по­доб­ный Алек­сандр Свир­ский) не может быть объ­яс­не­но ни одной из есте­ствен­ных при­чин. Неред­ко от свя­тых мощей исте­ка­ет миро — осо­бое бла­го­вон­ное мас­ло. Порою доста­точ­но лишь одна­жды бла­го­го­вей­но, с верою при­ло­жить­ся к ним — и полу­чишь облег­че­ние в болез­ни или пол­ное исце­ле­ние. Хоро­шо, если в боль­нич­ной церк­ви нахо­дят­ся в ков­че­гах или в моще­ви­ках части­цы свя­тых мощей, что­бы страж­ду­щие мог­ли при­кла­ды­вать­ся к ним. Если это­го нет, то сто­ит убе­дить ваших близ­ких, что для вас необ­хо­ди­ма поезд­ка к мощам, к чудо­твор­ным ико­нам, к свя­тым источникам.

Осо­бо хоте­лось бы ска­зать о кре­сте и крест­ном зна­ме­нии. Гос­подь совер­шил наше спа­се­ние Сво­ею Крест­ною смер­тью, Кре­стом при­ми­рил нас с Богом, через Крест низ­вел на нас дары бла­го­дат­ные и бла­го­сло­ве­ния небесные.

Вспо­ми­наю дав­нюю исто­рию, кото­рую рас­ска­за­ла Ната­лья Губа в газе­те «Нача­ло»…

Из длин­но­го боль­нич­но­го кори­до­ра раз­дал­ся гром­кий крик:

- Мамоч­ки, подъ­ем — кор­мить детей!

Пораз­да­ва­ла мед­сест­ра ново­рож­ден­ных младенцев -

всем моло­дым мама­шам, кро­ме Леночки.

- А мой-то где? — испу­га­лась та.

- Не вол­нуй­ся, — успо­ко­и­ла мед­сест­ра, — с ним уже всё нор­маль­но, но пока он в реанимации.

- Как в реани­ма­ции?! — охну­ла Лена.

- Да ты что, не пом­нишь, какие у тебя были тяже­лые роды? Уду­шье у малы­ша было. Ска­жи спа­си­бо Люд­ми­ле Пав­ловне, что отка­ча­ла тво­е­го дитятю…

Через неко­то­рое вре­мя к Леноч­ке подо­шла кра­си­вая моло­дая жен­щи­на в бело­снеж­ном халате.

- Меня зовут Люд­ми­ла Пав­лов­на, я сле­жу за вашим малышом.

Вол­не­ние, бла­го­дар­ность док­то­ру, слезы…

- Не надо пла­кать, — успо­ка­и­ва­ла док­тор при оче­ред­ной встре­че. — Вы, навер­ное, хоти­те уви­деть сына? Покор­мить его?

-  А раз­ве это возможно?

-  Да, толь­ко сни­ми­те с себя все лиш­нее и надень­те чистое белье.

Через несколь­ко минут сия­ю­щая Лена сто­я­ла перед реани­ма­ци­он­ной палатой.

- Уже пере­оде­лись? — спро­си­ла док­тор, но заме­ти­ла висев­ший на гру­ди кре­стик. — Я же ска­за­ла, что надо снять все посто­рон­ние предметы.

- Нет у меня ниче­го лишнего.

- А кре­стик на шнурке?

- Это же крест. Его нико­гда не сни­ма­ют, — сму­щен­но оправ­ды­ва­лась Лена.

- Я знаю толь­ко то, что Иисус — живой, Он — мой Спа­си­тель, и ника­ких под­твер­жде­ний это­му не тре­бу­ет­ся. Сни­ми­те этот гряз­ный шну­рок, ина­че в сте­риль­ную реани­ма­цию вас не пущу.

Рас­те­ря­лась Лена. Где-то она уже это слышала:

- Иисус… Мой Бог…

Похо­же на про­те­стант­скую про­по­ведь. Да-да, так оно и есть. Вспом­ни­ла о раз­го­во­рах мамо­чек на эту тему… Но тогда не при­да­ла это­му ника­ко­го зна­че­ния. А теперь все ста­ло ясно: с кре­сти­ком её не пустят к малышу.

- Пожа­луй­ста, дай­те мне одну мину­точ­ку, — попро­си­ла она доктора.

Вбе­жа­ла в пала­ту, о чем-то поду­ма­ла. Потом сня­ла с себя кре­стик, поце­ло­ва­ла его и при­кре­пи­ла булав­кой к внут­рен­ней сто­роне боль­нич­ной рубаш­ки, рядом с серд­цем, кото­рое сту­ча­ло в такт молит­ве: «Гос­по­ди, про­сти меня…»

Бла­го­че­сти­вые люди крест­ным зна­ме­ни­ем начи­на­ют вся­кое дело, закан­чи­ва­ют же бла­го­да­ре­ни­ем Богу. Вспом­ни­те резуль­та­ты опе­ра­ций, кото­рые начи­на­лись с молит­вы и крест­но­го зна­ме­ния, тво­ри­мых вра­ча­ми, сест­ра­ми и боль­ны­ми, — мы зна­ем об этом на при­ме­ре рабо­ты свя­ти­те­ля-хирур­га Луки (Вой­но-Ясе­нец­ко­го).

Есть и дру­гие бла­го­че­сти­вые обы­чаи при­ме­не­ния свя­тынь, осо­бен­но бла­го­дат­ные для боль­но­го. Кадить лада­ном и окроп­лять свя­той водой дом и боль­нич­ную пала­ту. Еже­днев­но при­ни­мать кре­щен­скую или взя­тую из хра­ма с водо­свят­но­го молеб­на свя­тую воду с просфо­рой. Пома­зы­вать боль­ные места освя­щен­ным мас­лом (еле­ем): из алта­ря, со служ­бы на литии, с собо­ро­ва­ния, от мощей, от чудо­твор­ных икон.

Не хоте­лось бы, что­бы всё ска­зан­ное мною вос­при­ни­ма­лось как набор неких рецеп­тов для исце­ле­ния. Упа­си нас Бог от «маги­че­ско­го» под­хо­да к Таин­ствам и свя­ты­ням. Гос­подь может подать через них помощь лишь по вере чело­ве­ка, когда тот пол­но­стью меня­ет свою жизнь, ста­ра­ясь очи­стить её от греха.

Наверх

ПОЧЕМУ МЫ НЕ УМЕЕМ ЛЮБИТЬ?

Если бы мы созна­ва­ли это (наши чув­ства перед лицом смер­ти), как бы мы отно­си­лись друг к дру­гу да и к себе самим? Если бы я знал, если бы вы зна­ли, что чело­век, с кото­рым вы раз­го­ва­ри­ва­е­те, может вот-вот уме­реть, и что звук ваше­го голо­са, содер­жа­ние ваших слов, ваши дви­же­ния, ваше отно­ше­ние к нему, ваши наме­ре­ния ста­нут послед­ни­ми, что он вос­при­мет и уне­сет в веч­ность, — как вни­ма­тель­но, как забот­ли­во, с какой любо­вью мы бы поступали!..

Анто­ний, мит­ро­по­лит Сурожский

Закан­чи­ва­ет­ся в хра­ме вечер­няя служ­ба. Тихонь­ко зву­чит с кли­ро­са голос сест­рич­ки, повто­ря­ю­щей вос­кли­ца­ние Дави­да, шед­шее из глу­би­ны его пла­мен­но­го сердца:

«…Серд­це мое и плоть моя воз­ра­до­ва­с­та­ся о Бозе живе».

Неж­ные бли­ки на ико­нах — от согре­ва­ю­щих их лам­па­док. Мер­ца­ют не дого­рев­шие ещё све­чи у ико­но­ста­са. Замер­ла на коле­нях перед Рас­пя­ти­ем тяже­ло боля­щая юная Татья­на. Серд­цем ощу­щаю этот тихий стон:

«Гос­по­ди, Боже Сил, услы­ши молит­ву мою… при­з­ри на лице Хри­ста Твоего…»

Это не мир­ское изну­ри­тель­ное жела­ние исце­лить­ся, муча­ю­щее душу (хотя и это, конеч­но, может зву­чать в исстра­дав­шем­ся сер­деч­ке). Это — молит­ва о роди­те­лях, это её горе об их посте­пен­ном уда­ле­нии от Бога, тос­ка об их духов­ном разъ­еди­не­нии. Каза­лось бы, неза­мет­но зами­ра­ет види­мая жизнь в Церк­ви, но это совсем не так. Идет вре­мя Испо­ве­ди, пока­я­ния людей в сво­их гре­хах. Сокру­шен­но затих люд Божий, молит­ся пред Гос­по­дом о помиловании.

«Пока­я­ние есть таин­ство, в кото­ром испо­ве­да­ю­щий гре­хи свои… неви­ди­мо раз­ре­ша­ет­ся от гре­хов Самим Иису­сом Хри­стом»[29].

Испо­ведь осо­бо важ­на для чело­ве­ка в неду­гах, ока­зав­ше­го­ся лицом к лицу с соб­ствен­ной жиз­нью и сове­стью. Она дает силы начать обуз­ды­вать свои стра­сти и гре­хов­ные при­выч­ки. Сер­деч­ная боль пока­я­ния быва­ет как баль­зам на исстра­дав­шу­ю­ся душу…

В под­го­то­ви­тель­ных молит­вах к При­ча­стию неза­мет­но про­ле­та­ют остат­ки ночи, мало вре­ме­ни оста­ет­ся для сна…

Ран­нее утро… Боже­ствен­ная Литур­гия идет на одном дыха­нии. Чело­век, обла­да­ю­щий хотя бы неболь­шим молит­вен­ным опы­том, чаще все­го не заме­ча­ет уста­ло­сти, не чув­ству­ет, как, каза­лось бы, длин­ны литур­ги­че­ские молит­вы, пес­но­пе­ния — он и не заме­тил, как «Отче наш» запел народ в храме.

«Свя­тая свя­тым!» — воз­ве­ща­ет не свя­щен­ник — Сам Гос­подь, пре­ду­пре­ждая, что свя­тые Тай­ны пре­по­да­ют­ся толь­ко достойным.

Навер­ное, мно­гие люди часто ощу­ща­ли при этих сло­вах внут­рен­ний тре­пет: а досто­ин ли я?

«При­ча­ще­ние есть Таин­ство, в кото­ром веру­ю­щий… вку­ша­ет сама­го Тела и Кро­ви Хри­сто­вой для веч­ной жиз­ни»[30].

Отверз­лись Цар­ские врата:

«Со стра­хом Божи­им и верою при­сту­пи­те», — в руках свя­щен­ни­ка Свя­тая Чаша с истин­ным Телом Хри­сто­вым и истин­ной Кро­вью Христовой.

На коле­ни ста­но­вят­ся все при­хо­жане — пред ними Сам Господь!

«Верую, Гос­по­ди, и испо­ве­дую, яко Ты ecu воис­тин­ну Хри­стос, Сын Бога Жива­го», — в одном рит­ме бьют­ся серд­ца людей, в тре­пе­те скло­нив­ших­ся перед Господом.

«Молю­ся убо Тебе: поми­луй мя, и про­сти ми пре­гре­ше­ния моя, воль­ная и неволь­ная, яже сло­вом, яже делом, яже веде­ни­ем и неве­де­ни­ем и спо­до­би мя неосуж­ден­но при­ча­сти­ти­ся Пре­чи­стых Тво­их Таинств, во остав­ле­ние гре­хов и в жизнь вечную».

У неко­то­рых при­част­ни­ков на гла­зах сле­зы: про­сти мне, Гос­по­ди, жизнь мою греш­ную!.. И стар и мал, сми­рен­но сло­жив руки на гру­ди, со стра­хом Божи­им при­бли­жа­ют­ся к Свя­той Чаше. В веч­ность смот­рят гла­за смер­тель­но боль­ной Таню­ши (даже в послед­ние дни сво­ей жиз­ни она молит­ся за люби­мых роди­те­лей)… Бес­но­ва­тую Еле­ну силы сата­нин­ские не под­пус­ка­ют к При­ча­стию: она сто­нет, рас­ка­чи­ва­ет­ся, едва удер­жи­ва­ясь на ногах. Забот­ли­вый каза­чий офи­цер береж­но под­дер­жи­ва­ет ее… Юную леди с губа­ми, раз­ма­ле­ван­ны­ми неве­ро­ят­ной пома­дой, при­шлось дели­кат­но, но твер­до отстра­нить от При­ча­стия. Как же хочет­ся вра­гу рода чело­ве­че­ско­го осквер­нить Свя­тые Дары чем угод­но, ну, к при­ме­ру — этой ядо­ви­той краской!

Дей­стви­тель­но, в момент при­бли­же­ния чело­ве­ка к Богу начи­на­ет­ся неви­ди­мая схват­ка, насто­я­щий наш бой с реаль­ной и злоб­ной силой.

Гос­по­ди, помо­ги выстоять!

Рас­сказ о Танеч­ке про­дол­жа­ет наша доб­рая зна­ко­мая, кор­ре­спон­дент газет «Нача­ло» и «Таври­да Пра­во­слав­ная» — Ната­лья Сыч из посел­ка Фрун­зе, что в Сак­ском районе.

«Подъ­ез­жая к батюш­ки­но­му жили­щу, мы узна­ли, что мно­же­ство гостей, вну­ков к вече­ру разъедутся.

- Оста­нет­ся толь­ко одно мое люби­мое чадо, — с гру­стью ска­зал наш свя­щен­ник, — Татья­на, кото­рая при­е­ха­ла уми­рать в наш монастырь…

- ???

- Да, эта исто­рия не столь­ко тра­ги­че­ская, сколь­ко поучи­тель­ная, — слы­шу в ответ.

И вот мы в уют­ном, госте­при­им­ном и люби­мом нами доме. Слы­шен шум и гам игра­ю­щей детворы…

За чаем все пере­зна­ко­ми­лись. Рядыш­ком со мной сиде­ла милая девушка.

- Татья­на, — пред­ста­ви­лась она.

Украд­кой наблю­дая за ней, пыта­лась уло­вить какие-либо при­зна­ки смер­тель­ной болез­ни на ее пре­крас­ном лице и — не нахо­ди­ла их. Един­ствен­ное, что бро­си­лось в гла­за — на тарел­ке у нее отвар­ная кар­тош­ка и ябло­ки, хотя был накрыт рож­де­ствен­ский празд­нич­ный стол. Откла­няв­шись, Татья­на ушла в свою ком­на­ту, а матуш­ка ста­ла рас­ска­зы­вать нам ее историю…

Батюш­ка позна­ко­мил­ся с их семьей, когда они при­е­ха­ли из Сиби­ри в город Д.

Дмит­рий, отец Танеч­ки — чело­век дея­тель­ный: фер­мер­ство, цве­ты, «чел­ноч­ные» рей­сы в Поль­шу. Появи­лись денеж­ки — соот­вет­ствен­но дом, маши­на, дача. Знал Дмит­рий, что батюш­ка стро­ит храм: он ино­гда захо­дил в цер­ковь поста­вить свеч­ку. На тот момент замин­ка вышла у свя­щен­ни­ка: не на что было при­об­ре­сти желе­зо­бе­тон­ные бло­ки и несколь­ко тонн цемен­та. Обра­тил­ся он:

- А что, Дмит­рий, давай вме­сте стро­ить церковь!

 — Пони­ма­ешь, батюш­ка, — укло­нил­ся тот, — вот еще кое-какие дела завер­шу, несколь­ко мил­ли­о­нов ско­ло­чу, тогда что-нибудь сообразим.

И отъ­е­хал себе домой. Круп­ной вели­чи­ной посте­пен­но ста­но­вил­ся Дмит­рий: сдел­ки заклю­чал гран­ди­оз­ные, полу­ост­ров купил себе на Дне­пре. Шикар­ные засто­лья, фей­ер­вер­ки, гости со всех кон­цов зем­ли. А средь это­го блес­ка нуд­ный батюш­ка всё свое:

- На тебя, Дмит­рий, вро­де бы и при­ят­но смот­реть: достой­ный «тру­до­го­лик», нра­вит­ся мне такой народ. Вот толь­ко серд­цем сво­им вижу, что ты можешь погиб­нуть: каза­лось бы, креп­ко идешь по жиз­ни, да толь­ко бег твой  —  в никуда.

- Всё вы мне, батюш­ка, — начи­на­ет гне­вать­ся Дмит­рий, — чер­но­ту какую-то предсказываете.

Но как-то поти­хонь­ку нача­ло у него всё рас­сы­пать­ся. Визи­ты нало­го­вой, «любо­зна­тель­ность» мили­ции. Что­бы обез­опа­сить себя, попы­та­лись пере­пи­сать иму­ще­ство с одно­го чле­на семьи на дру­го­го. Огром­ные сред­ства вло­жил Дмит­рий в зем­лю вме­сте с зару­беж­ны­ми ком­па­ньо­на­ми, а зем­ля “вдруг” пере­ста­ла родить. За дол­ги забра­ли всё: дома, маши­ны, трак­то­ра, кате­ра, земли.

А самое страш­ное — люби­мая доч­ка Татья­на нача­ла серьез­но болеть. Опе­ра­ция, а за ней дру­гая толь­ко уско­ри­ли тече­ние болез­ни, рак прогрессировал.

- Дмит­рий, у тебя гиб­нет семья, — неод­но­крат­но начи­нал батюш­ка беседы.

- Не сыпь­те мне перец на раны, — слы­шал один ответ.

А там и раз­вод гря­нул. И пре­успе­вав­ший чело­век посте­пен­но стал, как бы это дели­кат­ней ска­зать, как бег­лый жулик: то одних наду­ет, то дру­гих. Пря­тал­ся от мили­ции, спу­тал­ся с какой-то юной деви­цей и опять отцом стал.

Татьяне тем вре­ме­нем — тре­тью опе­ра­цию сде­ла­ли, состо­я­ние здо­ро­вья всё хуже. Отка­за­лась она от даль­ней­ше­го лече­ния, чув­ствуя, оче­вид­но, близ­кую кон­чи­ну. При­е­ха­ла уми­рать сюда, в мона­стырь, в надеж­де при­ло­жить свои таю­щие силы к молит­ве о мире в семье, о сво­их люби­мых папу­ле и мамоч­ке… Пони­мая, что дни ее сочте­ны, торо­пи­лась очи­стить душу покаянием.

Мно­го бесе­до­вал с ней батюш­ка о смыс­ле скор­бей, посы­ла­е­мых нам Богом. Все­це­ло дове­ря­ла ему Таня, не жал­ко было ей себя, сво­ей моло­до­сти, кра­со­ты, несбыв­ших­ся надежд. Она жале­ла толь­ко люби­мых ею отца, маму, сест­ру, она спе­ши­ла — что­бы успеть сво­и­ми молит­ва­ми сде­лать то, чего ей так хотелось!

Состо­я­ние её всё ухуд­ша­лось. Батюш­ка содрог­нул­ся от ужа­са, когда елео­по­ма­зы­вал Тани­ны после­опе­ра­ци­он­ные швы: все её тело было чудо­вищ­но рас­кром­са­но, места живо­го не было!

Два дня, про­ве­ден­ные под одной кры­шей с муже­ствен­ной хри­сти­ан­кой на всю жизнь оста­ви­ли след в душе. Этот при­мер явит­ся для всех нас уте­ше­ни­ем в пере­не­се­нии скор­бей на слож­ных жиз­нен­ных перекрестках.

 Умер­ла Татья­на в пол­ном созна­нии, отда­вая послед­ние рас­по­ря­же­ния: при­гла­сить папу на похо­ро­ны… Очень про­си­ла, что­бы люби­мый батюш­ка её отпе­вал. Когда люди вхо­ди­ли в поме­ще­ние, где сто­ял гроб, все ощу­ща­ли необъ­яс­ни­мый цве­точ­ный запах, напо­ми­на­ю­щий фиал­ки. Как же кра­си­ва была она в неж­ных кру­же­вах на голо­ве!.. Тихо шкп­та­ли при­шед­шие люди: «Да это же неве­ста Хри­сто­ва!» Дер­за­ем наде­ять­ся: воис­ти­ну, неве­ста Хри­сто­ва, Татья­на, очи­стив серд­це Любо­вью к Богу и ближ­ним сво­им сми­рен­ным пока­я­ни­ем, теперь молит­ся о нас в селе­ни­ях праведных».

Упо­кой, Гос­по­ди, душу прис­но­по­ми­на­е­мой рабы Божи­ей — Татьяны!

Наверх

ЦЕЛИТЕЛЬНАЯ СИЛА ТАИНСТВА СОБОРОВАНИЯ

Зна­ме­ни­тый ста­рец Опти­ной пусты­ни Амвро­сий Оптин­ский писал о том, что Таин­ство собо­ро­ва­ния мно­гих без­на­деж­ных боль­ных воз­дви­га­ло со одра; кро­ме того, оно очи­ща­ет забы­тые и недо­умен­ные гре­хи, и после поло­жись на волю Божию.

Еле­освя­ще­ние, собо­ро­ва­ние — одно из семи Таинств Пра­во­слав­ной Церк­ви, кото­рое совер­ша­ет­ся над боль­ны­ми. Смысл Таин­ства заклю­ча­ет­ся в том, что еле­освя­ще­ние обла­да­ет цели­тель­ной силой, очи­ща­ет боль­но­го от гре­хов, в кото­рых тот не успел рас­ка­ять­ся или о кото­рых забыл.

Я заме­чал, что осо­бен­но бла­го­твор­но Таин­ство Собо­ро­ва­ния отра­жа­ет­ся на орга­низ­ме чело­ве­ка с роко­вым диа­гно­зом «рак».

Уче­ни­ки Гос­по­да моли­лись над боль­ны­ми, пома­зы­вая их освя­щен­ным мас­лом — еле­ем, кото­рый сим­во­ли­зи­ру­ет милость Хри­сто­ву, соеди­нен­ным с вином, напо­ми­на­ю­щим о Его Кро­ви, про­ли­той на Кре­сте. Они при­зы­ва­ли на боля­ще­го Божию бла­го­дать для исце­ле­ния от душев­ных и телес­ных недугов.

В Собор­ном посла­нии свя­то­го апо­сто­ла Иако­ва гово­рит­ся: «Зло­ст­раж­дет ли кто из вас, пусть молит­ся. Весел ли кто, пусть поет псал­мы. Болен ли кто из вас, пусть при­зо­вет пре­сви­те­ров Церк­ви, и пусть помо­лят­ся над ним, пома­зав его еле­ем во имя Гос­подне. И молит­ва веры исце­лит боля­ще­го, и вос­ста­вит его Гос­подь; и если он соде­лал гре­хи, про­стят­ся ему» (Иак. 5; 13–15).

Собо­ро­ва­ни­ем Таин­ство Еле­освя­ще­ния назы­ва­ет­ся пото­му, что оно долж­но совер­шать­ся «собо­ром» — семью священниками.

После каж­до­го из семи чте­ний из апо­столь­ских посла­ний и Еван­ге­лия свя­щен­ник кре­сто­об­раз­но пома­зы­ва­ет боль­но­му лоб, щеки, грудь и руки, что­бы каж­дый раз на боль­ном было семь кре­стов. В кон­це Таин­ства на голо­ву боль­но­го воз­ла­га­ет­ся рас­кры­тое Еван­ге­лие. В это вре­мя чита­ют окон­ча­тель­ную молит­ву про­ще­ния, подоб­но Хри­сту, исце­ляя немощ­ных воз­ло­же­ни­ем рук.

Бла­го­дать Божия, изли­ва­е­мая в этом Таин­стве, спо­соб­на совер­шен­но исце­лить от болез­ни или же дать облег­че­ние и силы, что­бы пере­но­сить ее благодушно.

Наверх

ВОДА ТВОЯ ВЕЧНО ЖИВАЯ …

Живая вода, ты и в сту­жу теплая,

Живая вода род­нит из Топлово,

Живая вода, ты даешь мне силы,

Живая вода от свя­той могилы.

Ана­то­лий Каш­ка, г. Москва

Тихий вечер­ний вете­рок береж­но шеве­лит ковер цве­ту­ще­го раз­но­тра­вья, воз­дух напол­нен неза­бы­ва­е­мы­ми крым­ски­ми аро­ма­та­ми. Пря­мо на гла­зах откры­ва­ют­ся лепест­ки ярко-жел­то­го лун­ни­ка, све­тя­ще­го­ся, как опус­ка­ю­ще­е­ся к гори­зон­ту сол­ныш­ко. Мир и молит­вен­ная радость мона­стыр­ско­го покоя, бла­го­уха­ние и живое дыха­ние Божи­ей благодати…

Как жили угод­ни­ки Божии в таких свя­тых местах, как моли­лись Иску­пи­те­лю, что оста­ви­ли после себя?

Преж­де все­го, без­гра­нич­ную любовь к Гос­по­ду и к ближ­ним сво­им. Там, где они моли­лись, или на месте их зем­ной кон­чи­ны воз­ни­ка­ли целеб­ные источ­ни­ки. Эта свя­тая вода дава­ла людям исце­ле­ние, облег­че­ние в стра­да­ни­ях. При­ме­ров мож­но при­ве­сти бес­ко­неч­ное множество.

В Топлов­ском Свя­то-Парас­ке­ви­ев­ском мона­сты­ре несколь­ко таких источ­ни­ков. Шеле­стит меж кам­ней живи­тель­ная струя чудо­твор­но­го источ­ни­ка свя­той пре­по­доб­но­му­че­ни­цы Парас­ке­вы. Вда­ли, в горах, напол­не­ны купе­ли водой с источ­ни­ка Геор­гия Побе­до­нос­ца, а еще глуб­же в лесу — пада­ет с отвес­ных скал в водо­ем малень­кий водо­пад из источ­ни­ка трех святителей.

Сле­пые люди в этих купе­лях про­зре­ва­ли, немые начи­на­ли гово­рить, отсту­па­ли тяж­кие неду­ги, с кото­ры­ми не мог­ла спра­вить­ся меди­ци­на. Это про­ис­хо­ди­ло и мно­го веков назад, это про­ис­хо­дит и по сего­дняш­ний день. Любой чело­век, при­е­хав­ший в оби­тель со сво­и­ми про­бле­ма­ми, болез­ня­ми (как и автор этой кни­ги), чув­ству­ет на себе бла­го­дать этих намо­лен­ных мест. После испо­ве­ди и Свя­то­го При­ча­стия, погру­же­ния с молит­ва­ми в живо­тво­ря­щие воды, нали­ва­ет­ся силой наше, еще недав­но сла­бое тело, поки­да­ет нас душок скеп­ти­циз­ма и мало­ве­рия. При­и­ди­те и видите!..

Стран­ни­ки, бого­моль­цы, боля­щие воз­рож­да­ют­ся в чудо­дей­ствен­ных водах, в молит­вах и теп­ле хри­сти­ан­ской любви…

Но что же такое — вода? Хими­че­скую фор­му­лу ее — Н2О — мы зна­ем еще со школь­ных уро­ков химии. С дру­гой сто­ро­ны, поче­му Гос­подь посто­ян­но исполь­зу­ет имен­но это веще­ство? Откро­ем Кни­гу Бытия (пер­вый день сотво­ре­ния мира Богом):

«В нача­ле сотво­рил Бог небо и зем­лю. Зем­ля же была без­вид­на и пуста <…> и Дух Божий носил­ся над водою» (Быт. 1; 1, 2) — то есть вода была в осно­ве сотво­рен­ной Богом земли.

«И ска­зал Бог (в пятый день сотво­ре­ния мира): да про­из­ве­дет вода пре­смы­ка­ю­щих­ся, душу живую…» (Быт. 1; 20) — здесь гово­рит­ся об уча­стии воды и воз­ду­ха в твор­че­ском про­цес­се, ведь имен­но в этих сти­хи­ях Тво­рец опре­де­лил жить и раз­мно­жать­ся соот­вет­ству­ю­щим родам живот­ной жизни.

На поверх­но­сти зем­но­го шара воды гораз­до боль­ше, чем суши, а чело­ве­че­ский орга­низм состо­ит более чем на две тре­ти из воды.

Свя­тое Еван­ге­лие гово­рит, какое зна­че­ние при­да­вал Иисус Хри­стос воде: «И сви­де­тель­ство­вал Иоанн, гово­ря: <…> Послав­ший меня кре­стить в воде ска­зал мне…» (Ин. 1; 32, 33).

«И, кре­стив­шись, Иисус тот­час вышел из воды, — и се, отверз­лись Ему небе­са, и уви­дел Иоанн Духа Божия, Кото­рый схо­дил, как голубь…» (Мф. 3; 16). Итак, Иису­сом Хри­стом было пока­за­но кре­ще­ние водою и Духом Святым.

Уче­ные Петер­бур­га откры­ли новое, ранее не извест­ное нау­ке свой­ство Сло­ва Божье­го — пре­об­ра­зо­вы­вать струк­ту­ру воды, повы­шая её опти­че­скую плот­ность в корот­кой уль­тра­фи­о­ле­то­вой обла­сти спек­тра. Опти­че­ская плот­ность, по срав­не­нию со сво­им исход­ным зна­че­ни­ем до освя­ще­ния, повы­ша­лась — то есть вода как бы раз­ли­ча­ла смысл про­из­но­си­мых над ней молитв. Она насы­ща­лась све­том, и спек­тро­граф фик­си­ро­вал это явление.

Опти­че­ская плот­ность воды, освя­ща­е­мой крест­ным зна­ме­ни­ем, кото­рое накла­ды­ва­ет свя­щен­ник, повы­ша­ет­ся почти в 2,5 раза! Заме­тим, что у свя­щен­ни­ка паль­цы пра­вой руки сло­же­ны для бла­го­сло­ве­ния так, что изоб­ра­жа­ют пер­вые бук­вы име­ни Христа.

Полу­ча­ет­ся, что и вода, нахо­дя­ща­я­ся в нас, узна­ет имя Иису­са Хри­ста! Так уче­ные два­дцать пер­во­го века посте­пен­но под­хо­дят к под­твер­жде­нию хри­сти­ан­ских основ нашей жизни.

Выяв­ле­ны так­же уни­каль­ные бак­те­ри­цид­ные свой­ства воды после ее освя­ще­ния молит­вой и крест­ным зна­ме­ни­ем. После про­чте­ния молит­вы «Отче наш» и осе­не­ния про­бы воды крест­ным зна­ме­ни­ем коли­че­ство вред­ных бак­те­рий (кишеч­ная палоч­ка, золо­ти­стый ста­фи­ло­кокк) умень­ша­лось в сот­ни раз!

В дру­гих иссле­до­ва­ни­ях под­твер­жда­ет­ся нали­чие свое­об­раз­ной памя­ти, кото­рой обла­да­ет вод­ная сре­да. Загряз­нен­ная вода про­хо­дит очи­сти­тель­ные соору­же­ния, все­воз­мож­ные отстой­ни­ки, но как бы ни были они совер­шен­ны, мы не можем полу­чить абсо­лют­но чистую воду. Вода, загряз­нен­ная чело­ве­че­ски­ми нечи­сто­та­ми, хотя и полу­ча­ет после очист­ки при­лич­ные физи­ко-хими­че­ские свой­ства — не может счи­тать­ся иде­аль­ной для нужд чело­ве­че­ско­го организма.

Дело в том, что её струк­ту­ра серьез­но нару­ше­на. Вода сохра­ни­ла в сво­ей «памя­ти» весь ужас гря­зи чело­ве­че­ской. Она несет в себе весь ком­плекс наших гре­хов. Раз­ве это не страшно?

Гово­ря о чисто­те чело­ве­ка, чисто­те его души и тела, мы пони­ма­ем, что толь­ко пока­я­ни­ем пред Гос­по­дом мож­но при­ве­сти его в порядок.

Вода, сопри­ка­са­ясь с нами, с нашей нечи­сто­той, несет её далее. И мы про­дол­жа­ем оку­нать­ся в неё и пить эти, неви­ди­мые нами, гряз­ные потоки.

- Что за ужас! — вос­клик­нет обы­ва­тель. — Выхо­дит, нет нам спасения?

Но стра­хи эти напрас­ны. Ведь у чело­ве­ка есть испо­ведь, пока­я­ние пред Гос­по­дом, есть молит­вы, крест­ное зна­ме­ние, есть вера хри­сти­ан­ская — всё это, мило­стию Божи­ей, изме­ня­ет воду. И она ста­но­вит­ся дру­гой — чистой, благодатной.

Пото­му-то и появ­ля­ют­ся в местах про­слав­ле­ния свя­тых угод­ни­ков Божи­их свя­тые цели­тель­ные источ­ни­ки. Они рож­да­лись, насы­ща­лись Духом Свя­тым, молит­вен­ным духом наших подвиж­ни­ков, их вер­но­стью Хри­сту даже до сво­ей смерти.

Да дару­ет Гос­подь всем нам надеж­ду — полу­чая освя­ще­ние все­го наше­го есте­ства веч­но живой водой, при­но­ся­щей нам силы, — достичь жиз­ни вечной.

Наверх

ЗАЧЕМ СДАВАТЬ ПОЛЕ БОЯ?

НЕ СТОИТ БЕЖАТЬ ОТ ЛЕЧЕНИЯ

Онко­ло­ги­че­ские забо­ле­ва­ния (несмот­ря на то, что по уров­ню смерт­но­сти они сто­ят на тре­тьем месте, что мно­гие серьёз­ные иссле­до­ва­ния гово­рят о бла­го­при­ят­ном про­гно­зе для изле­че­ния мно­гих форм) вызы­ва­ют боль­ше все­го стра­хов, в том чис­ле и у неко­то­рых пра­во­слав­ных людей или же счи­та­ю­щих себя таковыми.

Какой-то мисти­че­ский ужас перед раком стро­ит­ся на незна­нии и выте­ка­ю­щих из него оши­боч­ных утверждений:

яко­бы при­чи­на рака меди­цине вооб­ще неиз­вест­на; яко­бы рак все­гда сопро­вож­да­ет­ся силь­ной болью и ведет к мучи­тель­ной смер­ти; яко­бы боль­ной не в состо­я­нии помочь себе и облег­чить свои стра­да­ния; яко­бы все спо­со­бы лече­ния рака толь­ко ухуд­ша­ют само­чув­ствие и прак­ти­че­ски нико­гда не при­но­сят улучшения.

Да уж, такая нафан­та­зи­ро­ван­ная пер­спек­ти­ва не может вызвать у чело­ве­ка ниче­го дру­го­го, кро­ме глу­бо­чай­ше­го стрес­са. Стресс же, в свою оче­редь, ослаб­ля­ет иммун­ную защи­ту орга­низ­ма, заби­ра­ет жиз­нен­ные силы, дела­ет боль­но­го пас­сив­ным и рав­но­душ­ным или, наобо­рот, издер­ган­ным нев­ра­сте­ни­ком. Такое «поле боя» очень бла­го­при­ят­но для даль­ней­ше­го раз­ви­тия онко­ло­ги­че­ско­го забо­ле­ва­ния — тут уж ему есть, где раз­вер­нуть­ся!.. И круг замы­ка­ет­ся: о Боге думать неко­гда, тяже­лей­шая депрес­сия, вызван­ная мыс­ля­ми о раке, прак­ти­че­ски без боя сда­ет в руки вра­га кре­пость — весь наш организм.

Имен­но фата­ли­сти­че­ское отно­ше­ние к забо­ле­ва­нию дела­ет лече­ние менее успеш­ным. Те, кто впа­да­ет в ужас при одной мыс­ли о том, что мож­но забо­леть раком, про­сто-напро­сто не могут при­нять диа­гноз вра­ча и, как след­ствие, пре­не­бре­га­ют его реко­мен­да­ци­я­ми. Дру­гие дела­ют вид, буд­то про­бле­ма исчез­нет, если они не будут обра­щать на нее ника­ко­го вни­ма­ния. По дан­ным обсле­до­ва­ния, чет­ве­ро боль­ных из деся­ти боль­ше трех меся­цев не обра­ща­лись за меди­цин­ской помо­щью после того, как заме­ти­ли у себя симп­то­мы рака. Каж­дый пятый тянул боль­ше года, а в тече­ние это­го вре­ме­ни рак рас­про­стра­нял­ся. В таких слу­ча­ях страх — самая боль­шая пре­гра­да на пути к выздоровлению.

Но, как мы виде­ли на при­ме­ре боль­но­го раба Божия Васи­лия, диа­гноз «рак» вовсе не озна­ча­ет, что нуж­но сроч­но гото­вить­ся к боли и смерти.

Более 2 мил­ли­о­нов рос­си­ян, живу­щих и по сей день, прак­ти­че­ски были выле­че­ны от рака — в том смыс­ле, что у них нет каких-либо про­яв­ле­ний забо­ле­ва­ния, по мень­шей мере, в тече­ние пяти лет после его диа­гно­сти­ро­ва­ния и лече­ния. Про­цент изле­че­ния сей­час состав­ля­ет око­ло 49% (тогда как в 1950г. был око­ло 25%), что поз­во­ля­ет счи­тать рак одним из изле­чи­мых хро­ни­че­ских забо­ле­ва­ний. Мно­гие боль­ные, у кото­рых сохра­ня­ет­ся рак, могут вести срав­ни­тель­но нор­маль­ный образ жиз­ни при лечении.

Кро­ме того, боле­вой син­дром при раке наблю­да­ет­ся толь­ко у трёх-четы­рёх чело­век из ста. Осталь­ные, разу­ме­ет­ся, тоже испы­ты­ва­ют боль, но боль уме­рен­ную, тер­пи­мую. Мне рас­ска­за­ли об ухо­де из жиз­ни пожи­ло­го отца одной при­хо­жан­ки. Неиз­ле­чи­мая в его слу­чае болезнь при­ве­ла его к воцер­ко­в­ле­нию, он при­ча­щал­ся еже­не­дель­но. Состо­я­ние его было на удив­ле­ние радост­ным; не испы­ты­вая болей, он не нуж­дал­ся в нар­ко­ти­ках, толь­ко в послед­ние три дня перед кон­чи­ной при­ни­мал таб­лет­ки анальгина…

Кро­ме стра­ха боли и смер­ти у чело­ве­ка неиз­беж­но воз­ни­ка­ют и дру­гие вопро­сы: как я буду жить — такой боль­ной? Как отне­сет­ся к моей болез­ни семья? Хва­тит ли денег на лече­ние? Смо­гу ли я рабо­тать? Что со мной будет, если рабо­тать не смо­гу? Что будет с мои­ми детьми?.. И так далее.

Если вы погру­зи­тесь в пучи­ну этих вопро­сов, то уто­не­те в стра­хе и отча­я­нии. Как же быть? При­ми­те ситу­а­цию такой, како­ва она есть на сего­дняш­ний день. Вы боль­ны, и это — оче­вид­но, это свер­шив­ший­ся факт. Если вы не обра­ти­тесь вспять, к состо­я­нию пер­во­го шока, не буде­те тра­тить силы на стра­хи, бес­ко­неч­но зада­вая себе и окру­жа­ю­щим вопро­сы: «За что это мне?», вы сэко­но­ми­те мас­су сил. Сил, кото­рые потре­бу­ют­ся вам на борь­бу с болез­нью. Все зави­сит от того, насколь­ко вы гото­вы сами при­нять уча­стие в соб­ствен­ном изле­че­нии. Ибо ни один врач не может помочь чело­ве­ку, если он сам по-насто­я­ще­му и все­рьез не будет бороть­ся за свое выздоровление.

Вспом­ни­те зна­ме­ни­то­го штан­ги­ста Юрия Вла­со­ва. Его позво­ноч­ник был иска­ле­чен настоль­ко, что все вра­чи еди­но­глас­но отка­за­ли ему в малей­шей надеж­де на выздо­ров­ле­ние. При­го­вор меди­ков был лако­ни­чен: пол­ная непо­движ­ность на всю остав­шу­ю­ся жизнь. Кро­ме того, у Вла­со­ва отка­зы­ва­ло серд­це, дав­ле­ние пре­вы­ша­ло все разум­ные нор­мы. Помни­те, что было даль­ше? Юрий Вла­сов не толь­ко выжил и начал ходить, он вер­нул­ся в боль­шой спорт. И на все вопро­сы жур­на­ли­стов о том, как он сумел добить­ся это­го, отве­чал одно: «Я хотел жить!» Вспо­ми­ная те без­бож­ные годы, пони­ма­ем, поче­му наш ува­жа­е­мый спортс­мен не вспом­нил перед прес­сой о воле Божьей.

Итак, вы реши­ли лечиться?

Вам не при­дет­ся бороть­ся в оди­ноч­ку: на вашей сто­роне будут вра­чи, те лекар­ства и меди­цин­ские сред­ства, кото­рые вы выбе­ре­те, и помощь Божия не оста­вит вас. Но ответ­ствен­ность за то, что ждет вас в кон­це пути, за резуль­та­ты этой борь­бы долж­на лечь на ваши плечи.

Я уже гово­рил, что боль­шин­ство забо­лев­ших, как пра­ви­ло, боят­ся пред­сто­я­ще­го лече­ния в кли­ни­ке — в опе­ра­ции, облу­че­нии, химио­те­ра­пии они видят угро­зу более страш­ную, чем, пожа­луй, само забо­ле­ва­ние. Конеч­но, при­ят­но­го мало: от облу­че­ния выпа­да­ют воло­сы, появ­ля­ют­ся язвы на коже. От химио­те­ра­пии чело­ве­ка посто­ян­но тош­нит, он едва сто­ит на ногах от сла­бо­сти. А об опе­ра­ции и вооб­ще гово­рить жут­ко: по род­но­му живо­му телу скаль­пе­лем… Тут уж, как ни бра­ви­руй — страшно!!!

Одна­ко побоч­ные дей­ствия облу­че­ния и химио­те­ра­пии под­да­ют­ся прак­ти­че­ски пол­но­му устра­не­нию. Те паци­ен­ты, кото­рые суме­ют ком­плекс­но и гра­мот­но объ­еди­нить клас­си­че­ские мето­ды с аль­тер­на­тив­ны­ми, бук­валь­но обре­че­ны на выздо­ров­ле­ние. Но отказ от пред­ло­жен­но­го онко­ло­гом лече­ния при­но­сит огром­ный, а ино­гда и непо­пра­ви­мый, вред. Вспом­ним, что небла­го­при­ят­ный исход болез­ни быва­ет боль­шей частью тогда, когда с лече­ни­ем силь­но затя­ну­ли. Порой судь­бу боль­но­го реша­ют месяцы.

Итак, глав­ное — помо­лив­шись, начать лече­ние. Что надо пом­нить при этом всегда?

Во-пер­вых, что успех лече­ния во мно­гом опре­де­ля­ет­ся вашей хри­сти­ан­ской верой, эмо­ци­о­наль­ным благополучием.

Во-вто­рых, что несчаст­ный и уны­лый чело­век выздо­рав­ли­ва­ет гораз­до мед­лен­нее уве­рен­но­го в успе­хе оптимиста.

В‑третьих, что орга­низ­му чело­ве­че­ско­му Гос­подь дал огром­ные ресур­сы для исце­ле­ния. Ваша же зада­ча — создать себе мак­си­маль­но бла­го­при­ят­ные условия.

Если вы твер­до при­ня­ли реше­ние выздо­ро­веть, вам потре­бу­ют­ся три глав­ных чело­ве­че­ских каче­ства, три состав­ля­ю­щие ваше­го буду­ще­го успе­ха: хри­сти­ан­ская вера, тер­пе­ние и сила воли.

Бог вам в помощь, мои род­ные боля­щие сотоварищи!

Наверх

ЧТО ПОМОЖЕТ СПРАВИТЬСЯ С ПСИХОЛОГИЧЕСКИМИ ПРОБЛЕМАМИ

«Уби­ва­ют, меж­ду про­чим, и вра­чи от неве­де­ния болез­ни боль­но­го, про­пи­сы­вая ему вред­ные лекар­ства. Уби­ва­ют и те, кото­рые не хотят лечить­ся или лечить боль­но­го, кое­му необ­хо­ди­ма помощь вра­ча. Уби­ва­ют те, кото­рые раз­дра­жа­ют боль­но­го, для кото­ро­го раз­дра­же­ние гибель­но… и тем уско­ря­ют его смерть. Уби­ва­ют те, кото­рые не пода­ют в ско­ром вре­ме­ни, по ску­по­сти или по дру­гой недоб­рой при­чине, вра­чеб­но­го посо­бия боль­но­му…» — гово­рил св. прав. Иоанн Крон­штадт­ский.

В самой тяж­кой ситу­а­ции чело­век не будет ощу­щать себя поки­ну­тым, если поста­ра­ет­ся ни на миг не забы­вать о Боге.

«Будучи боль­ной, не понуж­дай себя через силу в цер­ковь, а лежи под оде­я­лом, да тво­ри Иису­со­ву молит­ву», — вра­зум­лял страж­ду­щих чад ста­рец Афа­на­сий Оптинский.

Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник пояс­нял: «Одна­ко же в те часы, в кои идет в церк­ви служ­ба, луч­ше не лежать, а усесть­ся на посте­ли, при­сло­нясь, если немощь одо­ле­ва­ет, к стене, и так молить­ся умно и сер­деч­но, с пол­ным жела­ни­ем и бод­рен­но­стию духа».

Бод­рен­ность духа под­дер­жит и тело — даст силы забо­тить­ся о нем: посто­ян­но обес­пе­чи­вать все­ми необ­хо­ди­мы­ми вита­ми­на­ми и мине­раль­ны­ми веще­ства­ми, рав­но­мер­ной физи­че­ской нагрузкой.

Все мы лени­вы — да, часто оправ­ды­ва­ем себя тем, что недо­суг, нет сил. Но поверь­те — без посто­ян­ной нагруз­ки из тяж­кой болез­ни не выбрать­ся. Мож­но толь­ко рас­кис­нуть, зачерст­веть телом и душой. Гораз­до полез­нее понуж­дать себя — так, как понуж­да­ем к молит­ве лени­вую душу. Нагруз­ка необ­хо­ди­ма так­же для улуч­ше­ния обме­на веществ в тка­нях. Что­бы снять физи­че­ское и эмо­ци­о­наль­ное напря­же­ние, улуч­шить настро­е­ние, настро­ить орга­низм на борь­бу с болез­нью — зай­ми­тесь дыха­тель­ной гим­на­сти­кой, поболь­ше гуляй­те, любуй­тесь вол­на­ми, обла­ка­ми на небе, цве­та­ми, зеле­ной лист­вой дере­вьев, всем, что дару­ет нам Гос­подь (конеч­но, всё это луч­ше делать с Иису­со­вой молит­вой). Это даст необ­хо­ди­мый заряд поло­жи­тель­ных эмо­ций и энер­гии. Есть ради чего стре­мить­ся к побе­де над сво­и­ми гре­ха­ми, над сво­им бес­си­ли­ем и дока­зать само­му себе, что ты, по мило­сти Божи­ей, можешь жить здо­ро­вой и пол­но­цен­ной жизнью.

Каж­до­му чело­ве­ку необ­хо­ди­ма под­держ­ка род­ных и дру­зей. В любой болез­ни очень важ­но не замкнуть­ся в себе, не озло­бить­ся, а поз­во­лить близ­ким людям помочь вам, при­нять актив­ное уча­стие в реше­нии вашей про­бле­мы. В то же вре­мя нель­зя забы­вать, что они живые и рани­мые люди и ваше забо­ле­ва­ние для них — тоже стресс. При вза­им­ном дове­рии и искрен­но­сти они почув­ству­ют себя впра­ве зада­вать любые вопро­сы о вашем само­чув­ствии. Они услы­шат ваш спо­кой­ный бла­го­же­ла­тель­ный ответ. Их под­держ­ка даст вам допол­ни­тель­ные силы и сти­мул в борь­бе с недугом.

Обще­ние с тяж­ко боль­ным скла­ды­ва­ет­ся из каких-то на пер­вый взгляд неза­мет­ных, при­ят­ных мело­чей, про­яв­ле­ния вни­ма­ния, забо­ты. Как мно­го пово­дов есть, что­бы про­явить свою любовь! «Один эпи­зод рас­тро­гал меня до слез. Я был при­гла­шен посо­бо­ро­вать и при­ча­стить уми­ра­ю­ще­го. Уми­рал от рака совсем еще неста­рый муж­чи­на. Семья была про­стая, рабо­чая. Дело было перед Рож­де­ством. Когда я зашел в его ком­на­ту, то уви­дел раз­ве­шан­ные повсю­ду дет­ские гир­лян­ды, елоч­ные укра­ше­ния и укра­шен­ную елку. Я знал, что у них нико­гда не было детей. Тогда его супру­га ска­за­ла мне шепо­том: “Вот реши­ла его пора­до­вать, все-таки Новый год “. Вско­ре после при­ча­стия этот чело­век ото­шел ко Гос­по­ду»[31].

Наверх

ЕМУ УГОТОВАНО НЕ ТАК УЖ МНОГО ВРЕМЕНИ…

Дума­ли ли вы, доро­гие чита­те­ли, как мож­но наи­бо­лее точ­но оха­рак­те­ри­зо­вать человека?

Весь­ма инте­рес­ные мыс­ли я обна­ру­жил в кни­ге Геор­гия Кого­на­шви­ли «Сви­де­те­ли верные».

- Мож­но ли о чело­ве­ке, — спра­ши­ва­ет Геор­гий, — ска­зать одним сло­вом? Навер­ное, это очень труд­но и не все­гда возможно.

Одна­ко если гово­рить о про­то­и­е­рее Вла­ди­ми­ре Кар­пе­це, то к нему боль­ше все­го подо­шло бы сло­во — любовь. С пре­крас­ным поня­ти­ем люб­ви свя­за­но мно­го про­из­вод­ных слов: доб­ро­та и лас­ко­вость, отзыв­чи­вость и состра­да­ние, вни­ма­тель­ность и забота.

О люб­ви мож­но писать объ­ем­ные науч­ные трак­та­ты. Но что же такое — любовь, с хри­сти­ан­ской точ­ки зрения?

«Любовь хри­сти­ан­ская — вле­че­ние одно­го суще­ства к дру­го­му для вза­им­но­го допол­не­ния жиз­ни», — гово­рит бого­слов­ский энцик­ло­пе­ди­че­ский словарь.

Вот об этом «допол­не­нии» и сто­ит пого­во­рить, вспо­ми­ная наше­го горя­чо все­ми люби­мо­го батюш­ку Вла­ди­ми­ра. Он допол­нял нашу жизнь сво­ей неуто­ми­мо­стью в слу­же­нии Богу и людям, он допол­нял нашу жизнь сво­ей ярко выра­жен­ной жаж­дой Боже­ствен­ной люб­ви, он допол­нял нашу жизнь сво­и­ми молит­ва­ми, сво­и­ми люб­ве­обиль­ны­ми делами.

- Уди­ви­тель­но, но отца Вла­ди­ми­ра хва­та­ло на всех, — рас­ска­зы­ва­ет свя­щен­ник Вяче­слав Кула­гин, — мно­гие десят­ки встреч, с духо­вен­ством, с руко­во­ди­те­ля­ми горо­да, учре­жде­ний, с миря­на­ми, сте­ка­ю­щи­ми­ся к нему со всех кон­цов све­та. Батюш­ки хва­та­ло и для бесед с учи­те­ля­ми, с вра­ча­ми, с вои­на­ми. Нахо­дил он вре­мя и на интер­нат, и на про­ти­во­ту­бер­ку­лез­ный дис­пан­сер. Вспо­ми­наю: как бы ни был он занят, если ему гово­рят — батюш­ка, пой­ти очень нуж­но, — он быст­рень­ко наде­вал на себя пору­чи, епи­тра­хиль. Ответ был один: пошли, я готов.

Да, на всех, на всех хва­та­ло отца Вла­ди­ми­ра. Мы очень реаль­но ощу­ща­ли, что на нас изли­ва­ет­ся молит­вен­ная любовь Божия, изли­ва­ет­ся на всех без исключения.

- Вы зна­е­те, когда он появил­ся в Сева­сто­по­ле, — про­дол­жил отец Вяче­слав, — то был совер­шен­но высох­ший, какой-то утон­чен­ный. Пере­ме­щал­ся с такой подвиж­но­стью, ему была при­су­ща какая-то осо­бая, я бы ска­зал, вир­ту­оз­ная подвиж­ность — так что, образ­но гово­ря, он напо­ми­нал «мощи», лета­ю­щие по горо­ду. У тех, кто видел его, в серд­це воз­ни­ка­ло ощу­ще­ние, что он торо­пил­ся. Не суе­тил­ся, не метал­ся впу­стую — а имен­но торо­пил­ся. Торо­пил­ся успеть сде­лать все, к чему при­звал его Бог, он боял­ся уйти от нас, не выпол­нив чего-то очень важного…

+ + +

Оче­вид­но, молит­вен­ная душа отца Вла­ди­ми­ра ощу­ща­ла, что ему уго­то­ва­но Все­выш­ним не так уж мно­го зем­ных лет для служ­бы людям.

Все ли мы испол­ня­ем завет: спе­ши­те делать доб­ро? Когда дума­ешь об этом, неволь­но при­хо­дят на ум неко­то­рые вос­по­ми­на­ния о собы­ти­ях вось­ми­лет­ней дав­но­сти. Эти годы жиз­ни отде­ля­ют меня от той Боже­ствен­ной радо­сти, кото­рая даро­ва­на была мне, греш­но­му, после авто­ка­та­стро­фы: ощу­тить в «том» мире свет Люб­ви Божи­ей. После выздо­ров­ле­ния, рабо­тая в сво­ей крым­ской келье над про­дол­же­ни­ем кни­ги, я натолк­нул­ся на уди­ви­тель­ные стро­ки в сочи­не­ни­ях архи­епи­ско­па Сан-Фран­цис­ско­го Иоан­на (Шахов­ско­го).

Бук­валь­но за час до это­го, во вре­мя про­гул­ки по мона­стыр­ским алле­ям, я бесе­до­вал с палом­ни­ка­ми из Кур­ска о том, надо ли спе­шить в этой жиз­ни и для чего спе­шить, есть ли духов­ные при­чи­ны для спешки.

- Какая суе­та сей­час в мире, — сокру­ша­лась бабуш­ка тяже­ло боля­щей внуч­ки, — люди бегут, ниче­го не заме­чая вокруг.

- В этом-то и заклю­ча­ет­ся сила бесов­ско­го дав­ле­ния на чело­ве­че­ство, — под­твер­ждаю ее бес­по­кой­ство, — вра­гу рода чело­ве­че­ско­го важ­но нагне­тать темп жиз­ни, что­бы у чело­ве­ка в его бес­ко­неч­ном беге не оста­лось вре­ме­ни заме­чать труд­но­сти людей, помочь кому-то.

- Про­сто в ужас при­хо­дишь от это­го водо­во­ро­та, — горю­ет жен­щи­на, — спеш­ка эта, навер­ное, мчит нас к кон­цу света.

- Все это, конеч­но, напо­ми­на­ет паде­ние чело­ве­ка, — отве­чаю ей, — но толь­ко надо разо­брать­ся, что же нас тол­ка­ет или же подви­га­ет к спеш­ке. Если мы мечем­ся в цепях ничтож­ных малых дел — из-за сует­но­сти лич­ных жела­ний, то это очень напо­ми­на­ет сколь­же­ние в бездну.

После этой бесе­ды, вер­нув­шись за рабо­чий стол, я открыл кни­гу архи­епи­ско­па Иоан­на (Шахов­ско­го) в том месте, где он бесе­ду­ет о горяч­но­стях духа.

Сло­ва это­го вели­ко­го молит­вен­ни­ка настоль­ко пере­пле­лись со сла­бо напи­сан­ны­ми ранее мною стро­ка­ми в кни­ге «Меж­ду жиз­нью и смер­тью», точ­нее, обо­га­ти­ли, под­твер­ди­ли их, что мне захо­те­лось поде­лить­ся ими с читателями.

«Горе чело­ве­ка в том, что он посто­ян­но торо­пит­ся, но торо­пит­ся сует­но, бес­плод­но <…> Вошла в мир дья­воль­ская тороп­ли­вость, поспеш­ность. Тай­ну этой поспеш­но­сти и тороп­ли­во­сти откры­ва­ет нам Сло­во Божие в 12-ой гла­ве Апо­ка­лип­си­са: “сошел диа­вол в силь­ной яро­сти, зная, что не мно­го ему оста­ет­ся вре­ме­ни ” (Откр. 12; 12). Вот отку­да <…> все более без­удерж­ный бег людей и наро­дов <… > Бед­ный чело­век! Все зако­ва­ны в цепи малых, ниче­го не даю­щих дел, кото­рые надо выпол­нить воз­мож­но ско­рее, <…> что­бы <…> начать ряд дру­гих, столь же ничтож­ных дел…»

Где же взять вре­мя на доб­ро, пока ты живешь в теле? Ходи в све­те, пока есть свет (см.: Ин. 12; 35).

  • «Отто­го торо­пись делать доб­ро, — про­дол­жа­ет архи­епи­скоп Иоанн, -<…> Быст­ро­та рас­ка­я­ния после како­го бы то ни было гре­ха — вот пер­вая горяч­ность, кото­рую при­не­сем к Богу.

• Быст­ро­та про­ще­ния согре­шив­ше­го брата <…>.

  • Быст­ро­та отда­чи ближ­ним все­го, что может их выве­сти из беды.
  • Уме­ние быст­ро <…> послу­жить хоть малым каж­до­му чело­ве­ку, уме­ние молить­ся за каждого…
  • Уме­ние <…> про­ти­во­по­ста­вить вся­ко­му выра­же­нию зла — доб­ро, вся­кой тьме — свет Хри­стов, вся­кой лжи — Истину.
  • И <…> горяч­ность веры, люб­ви и надеж­ды нашей, это — уме­ние мгно­вен­но воз­не­сти серд­це и все есте­ство свое к Богу, пре­да­ва­ясь в Его волю, бла­го­да­ря и сла­во­сло­вя Его за всё»[32].

Как мож­но ещё более ярко и ёмко опи­сать воз­мож­ность появ­ле­ния на небе­сах тех све­тя­щих­ся бла­го­дат­ных душ, воз­но­ся­щих­ся к Гос­по­ду, кото­рые было поз­во­ле­но уви­деть мне, уми­ра­ю­ще­му, недо­стой­но­му чело­ве­ку. Кто пом­нит жизнь наше­го батюш­ки Вла­ди­ми­ра, навер­ное, с уве­рен­но­стью может ска­зать, что она была испол­не­на этой горяч­но­сти духа, о кото­рой пове­дал архи­епи­скоп Иоанн.

Как бла­го­да­рен я Все­выш­не­му, что нашлись такие сло­ва у вели­ко­го молит­вен­ни­ка вла­ды­ки Иоан­на о тех явле­ни­ях, кото­рые я не смог опи­сать столь убедительно!

Наверх

СВЯТАЯ ГОРА АФОН — ГАВАНЬ СПАСЕНИЯ

Взбран­ный Нек­та­рие, Эгин­ский чудо­твор­че, при­но­сим ти про­ше­ния о боля­щих срод­ни­ках наших: изря­ден бо явил­ся ecu цели­тель рако­выя язвы и про­чих неду­гов, сего ради еди­ны­ми усты и еди­нем серд­цем вос­пе­ва­ем ти прис­но: Радуй­ся, Нек­та­рие, Архи­ерею Божий.

Кондак 1‑й ака­фи­ста свя­ти­те­лю Нектарию

Гово­ря о наших воз­мож­но­стях борь­бы с пси­хо­ло­ги­че­ски­ми про­бле­ма­ми, хочет­ся вспом­нить посе­ще­ние Свя­той Горы Афон — спа­си­тель­ной гава­ни для всех страждущих.

Позд­няя осень 2006 года. При­бли­жа­ясь к восточ­но­му полу­ост­ро­ву Гре­че­ской Хал­ки­ди­кии, мы мед­лен­но пере­ва­ли­ва­ем через высо­кий хре­бет, с кото­ро­го про­смат­ри­ва­ют­ся необо­зри­мые про­сто­ры: уще­лья, реки — тон­кие, как при­чуд­ли­вые ниточ­ки, сине­ва­то-фио­ле­то­вые гор­ные озе­ра. После мно­го­чис­лен­ных голо­во­кру­жи­тель­ных пово­ро­тов наше­го авто­бу­са вда­ли откры­ва­ет­ся Эгей­ское море. За туман­ною голу­бо­ва­тою заве­сой, под узор­ча­той кай­мой гори­зон­та — воз­душ­но-про­зрач­ные скаль­ные гря­ды, при­жи­ма­ю­щи­е­ся к мор­ской лазу­ри. И там, в маре­вой дали, неза­мет­ны­ми усту­па­ми выри­со­вы­ва­ет­ся силу­эт вели­че­ствен­ной горы, ухо­дя­щей вер­ши­ной в обла­ка. Эта гора сия­ла, исто­чая нево­об­ра­зи­мо кра­си­вый свет, ее вер­ши­ну окру­жал чуть при­мет­ный голу­бой нимб.

Это и есть дол­го­ждан­ная Свя­тая Гора Афон­ская — одно из тех ред­ких мест, над кото­ры­ми под­ни­ма­ет­ся све­то­вой столп, свя­зы­ва­ю­щий Зем­лю с Небом. В ней — сила Пра­во­сла­вия, пол­ная мило­сти и люб­ви Богородицы.

На гра­ни­це мона­стыр­ских вла­де­ний, посе­ле­ния Ура­но­по­ли, мы пере­се­ли на суд­но и тихо дви­жем­ся по Син­гит­ско­му зали­ву Эгей­ско­го моря вдоль южно­го бере­га Афо­на. На голу­бом про­сто­ре вспы­хи­ва­ют цве­ту­щие бере­га, напо­ми­на­ю­щие при­хот­ли­вые кор­зи­ны осен­них цве­тов. Они как бы пла­ва­ют в лег­кой мор­ской зыби, отра­жая и зелень раз­лич­ных оттен­ков, и крас­но­ва­тые, с белы­ми пере­ли­ва­ми ска­лы, и кара­ва­ны опа­ло­вых обла­ков, едва сколь­зя­щих в про­зрач­ной пелене неба… Берег ста­но­вит­ся всё более кру­тым, всё выше взды­ма­ют­ся зеле­ные горы. Вез­де — вни­зу вдоль бере­га, и повы­ше на скло­нах, и совсем высо­ко в горах — уто­па­ют в зеле­ни мона­сты­ри, ски­ты и келии с раз­но­цвет­ны­ми маков­ка­ми купо­лов. Всю­ду кре­сты, наши сия­ю­щие пра­во­слав­ные кре­сты, и тихие пере­ли­вы коло­коль­но­го зво­на… Самим Гос­по­дом устро­е­на эта кра­со­та и дана в удел Его Пре­чи­стой Мате­ри для воз­де­лы­ва­ния душ, кото­рые в тру­дах и подви­гах, борясь со вся­ко­го рода иску­ше­ни­я­ми, стре­мят­ся испол­нить пред­на­зна­че­ние чело­ве­ка на зем­ле — достичь святости.

У неболь­шо­го зали­ва за Ксе­но­фонт­ским мона­сты­рем наш паром пово­ра­чи­ва­ет к бере­гу, укра­шен­но­му вели­че­ствен­ны­ми купо­ла­ми мона­сты­ря Свя­то­го Пан­те­ле­и­мо­на, или, как его назы­ва­ют, «мона­сты­ря русских».

Идет непо­вто­ри­мая афон­ская служ­ба. С кли­ро­са оби­те­ли сла­вят свя­то­го Димит­рия, быв­ше­го началь­ни­ком горо­да в Фес­са­ло­ни­ках, откры­то вос­пе­вав­ше­го имя Хри­сто­во и про­бо­ден­но­го в тем­ни­це копьем. Мощи свя­то­го Димит­рия Солун­ско­го, его свя­тая гла­ва по сего­дняш­ний день исто­ча­ют целеб­ное и бла­го­вон­ное миро. И все это нахо­дит­ся в глав­ном собо­ре Сало­ник, остав­ших­ся поза­ди, на тер­ри­то­рии Гре­ции. С хоруг­вя­ми, све­ча­ми был свер­шен крест­ный ход из собо­ра в храм св. Евву­лы, мате­ри свя­то­го вели­ко­му­че­ни­ка Пантелеимона.

Ран­ним утром выхо­дим из собо­ра после Литур­гии. Уже рас­све­ло, неж­но-голу­бое небо плав­но сли­ва­ет­ся с без­бреж­ным морем, ярким золо­том горят купо­ла мона­стыр­ских церк­вей. Тиши­на во всей все­лен­ной, толь­ко в лес­ных чащах радост­но поют пти­цы — вся­кое дыха­ние и тварь хва­лит сво­е­го Творца.

Над фаса­дом тра­пез­ной воз­вы­ша­ет­ся звон­ни­ца, на кото­рой раз­ме­ща­ет­ся мно­же­ство коло­ко­лов раз­ных раз­ме­ров — от гро­мад­но­го, напол­ня­ю­ще­го густым таин­ствен­ным гулом афон­ские горы, до самых неболь­ших, раду­ю­щих неж­ным сереб­ри­стым пере­зво­ном. Воз­дух ожи­ва­ет и мед­лен­но колы­шет­ся от власт­но­го и при­зыв­но­го бла­го­ве­ста, что плы­вет меж дере­вья­ми все выше и выше в горы. А потом где-то тонет, и толь­ко отзвук оста­ет­ся жить еще несколь­ко мгно­ве­ний. Лег­ко и сво­бод­но этот коло­коль­ный звон несет к Богу все молит­вы и сле­зы, кото­рые при­но­сят люди в храм Божий…

Неза­мет­но про­ле­те­ли мгно­ве­ния счаст­ли­во­го пре­бы­ва­ния в Свя­то­гор­ских мона­сты­рях, утвер­жден­ных молит­ва­ми свя­тых, постом и сле­за­ми монахов…

Все даль­ше ухо­дит паром от Афо­на. На ост­ро­ко­неч­ном пике Свя­той горы, буд­то флаг, сия­ет осле­пи­тель­но белое облач­ко. С пра­вой сто­ро­ны тянут­ся кру­тые афон­ские бере­га, тор­же­ствен­но и нето­роп­ли­во про­хо­дят перед гла­за­ми уже зна­ко­мые нам мона­сты­ри. Сто­ишь, оча­ро­ван­ный, и чув­ству­ешь, что нет сил ото­рвать взгляд от уди­ви­тель­ной картины.

Вся­кий чело­век, посе­тив­ший эти места, пере­жи­ва­ет неза­бы­ва­е­мое впе­чат­ле­ние, кото­рое береж­но хра­нит всю жизнь. Уез­жая, мно­гие палом­ни­ки, как и я, навер­ное, про­си­ли, что­бы Гос­подь поз­во­лил, если Ему это будет угод­но, при­кос­нуть­ся ещё раз к сокро­вен­ной жиз­ни мона­ше­ской рес­пуб­ли­ки, един­ствен­ной такой во всем мире — хра­ня­щей отсвет духов­но­го рая.

Читая это, кто-то вздох­нет: «А мне вот не при­шлось при­кос­нуть­ся к этой свя­той зем­ле». Дей­стви­тель­но, не каж­дый там побы­вал, одна­ко мы долж­ны пони­мать, что мило­стию Божи­ей помощь этой бла­го­дат­ной зем­ли рядом с нами. По нашей вере афон­ские подвиж­ни­ки непре­стан­но сто­ят в молит­ве перед Богом о нас, недо­стой­ных. Каж­дый может рас­по­ло­жить в сво­ем молит­вен­ном угол­ке ико­ны свя­то­го вели­ко­му­че­ни­ка и цели­те­ля Пан­те­ле­и­мо­на, свя­то­го Нек­та­рия, мит­ро­по­ли­та Пен­та­поль­ско­го, Эгин­ско­го чудо­твор­ца, свя­той муче­ни­цы Парас­ке­вы. Может всем серд­цем при­нять пол­ные глу­бо­ко­го смыс­ла сло­ва стар­ца Арсе­ния Афон­ско­го: «Болезнь Ваша — вели­кий дар Божий, ден­но и нощ­но за сие <…> хва­ли­те и бла­го­да­ри­те — спа­се­на будет душа Ваша».

Каж­дый веру­ю­щий чело­век име­ет реаль­ную молит­вен­ную воз­мож­ность при­кос­нуть­ся к бла­го­дат­ной свя­то­гор­ской зем­ле, освя­щен­ной Бого­ро­ди­цею. На каж­до­го страж­ду­ще­го чело­ве­ка смот­рят с икон очи свя­тых цели­те­лей, слы­ша­щих сло­ва наших молитв.

Наверх

БОЛЕЗНЬ – К ЖИЗНИ ИЛИ К СМЕРТИ?

БЕСЕДЫ С ВРАЧОМ-СВЯЩЕННИКОМ

Позд­няя крым­ская осень… Едва зани­ма­ю­щий­ся холод­ный рас­свет встре­ти­ли мы на мок­рых пово­ро­тах доро­ги, под­ни­ма­ю­щей­ся к Сева­сто­по­лю. Двор­ник на лобо­вом стек­ле дело­ви­то сме­тал дож­де­вые брыз­ги, сме­шан­ные с раз­но­цвет­ны­ми листья­ми и гряз­ны­ми пото­ка­ми от про­ез­жав­ших машин. Но води­тель, утом­лен­ный скольз­кой доро­гой и «бое­вы­ми» ино­мар­ка­ми, летя­щи­ми по ней, не уны­ва­ет. Осень — в радость …

При­бли­жа­ем­ся к боль­ни­це в север­ной части горо­да. Мчим­ся в вести­бюль сквозь рас­хо­див­ший­ся ливень. Навстре­чу по лест­ни­це спус­ка­ет­ся груп­па врачей.

- Вяче­слав Кула­гин, — про­тя­ги­ва­ет мне руку один из них, — мест­ный руководитель.

Я улы­ба­юсь в ответ: уж очень не под­хо­дит казён­ное сло­во «руко­во­ди­тель» это­му креп­ко­му, лад­но сло­жен­но­му, доб­ро­душ­но­му чело­ве­ку, плот­но обтя­ну­то­му осле­пи­тель­но-белым хала­том. Спо­кой­ное, слег­ка улы­ба­ю­ще­е­ся лицо, седая боро­да и, сквозь очки — доб­рые, луча­щи­е­ся гла­за. Как же он мне (да и матуш­ке Люд­ми­ле тоже) вдруг напом­нил (даже не пой­му — чем) облик наше­го свя­ти­те­ля Луки, Крым­ско­го исповедника.

И вот мы в каби­не­те заве­ду­ю­ще­го хирур­ги­че­ским отде­ле­ни­ем, кото­рым и ока­зал­ся «мест­ный руко­во­ди­тель». Уса­див нас на диван и изви­нив­шись, Вяче­слав Кула­гин уда­лил­ся закан­чи­вать утрен­ний обход.

Пока выда­лась минут­ка, рас­смат­ри­ва­ем апар­та­мен­ты. Впро­чем, это сло­во здесь вряд ли умест­но. Необыч­ный каби­нет ско­рее напо­ми­на­ет молит­вен­ную келью: кру­гом в бла­го­дат­ном поряд­ке висят  ико­ны. На стене — боль­шая ико­на свя­ти­те­ля Луки    (Вой­но-Ясе­нец­ко­го), на шка­фу — его чудес­ный   живо­пис­ный порт­рет. Над рабо­чим сто­лом    вра­ча порт­рет цар­ствен­ных муче­ни­ков. За стек­лян­ной двер­цей шка­фа мой любо­пыт­ный взор уви­дел мас­су пред­ме­тов, в кото­рых, ско­рее все­го, хра­нят­ся какие-то свя­ты­ни. В немом удив­ле­нии пере­гля­ну­лись мы с матуш­кой Люд­ми­лой — вот так каби­нет вра­ча! В этой теп­лой обста­нов­ке не так ощу­ща­ешь скольз­кий холод осен­не­го утра. Сим­па­тич­ны­ми кажут­ся рас­ту­щий перед окном мок­рый кипа­рис, подра­ги­ва­ю­щий опа­да­ю­щи­ми листья­ми  клен, зарос­ли сире­ни, кото­рой все нипо­чем. Бегут,  вьют­ся струй­ка­ми по стек­лу капель­ки дождя,  отме­ряя кому-то вре­мя его жизни…

Воз­вра­тив­шись после обхо­да, заве­ду­ю­щий отде­ле­ни­ем Вяче­слав Алек­се­е­вич после более подроб­но­го зна­ком­ства заво­дит раз­го­вор о болез­нях в целом, о неду­гах чело­ве­ка, о его смер­ти. Раз­го­вор осо­бен­но важен для нас, посколь­ку в этой кли­ни­ке лечил­ся про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Карпец.

- Необ­хо­ди­мость пра­во­слав­ной  клас­си­фи­ка­ции и осмыс­ле­ния болез­ни все­гда сто­я­ла перед меди­цин­ским сооб­ще­ством, — гово­рит Вяче­слав Алек­се­е­вич, — об этом мы мно­го гово­ри­ли с отцом Вла­ди­ми­ром. То, что болез­нью Гос­подь пода­ет свою милость людям – сего­дня мно­гим понят­но, духов­ная суть болез­ней тоже, вро­де, ясна.

- Так о какой же клас­си­фи­ка­ции, — уточ­няю я, — шла у вас речь?

- Вопрос о смер­ти чело­ве­ка не отли­ча­ет­ся боль­шой новиз­ной. О пере­хо­де чело­ве­ка в зем­лю было ска­за­но еще в Вет­хом Заве­те: «Ада­му же ска­зал: <…> со скор­бью будешь питать­ся <…> поле­вою тра­вою; в поте лица тво­е­го будешь есть хлеб, доко­ле не воз­вра­тишь­ся в зем­лю, из кото­рой ты взят, ибо прах ты и в прах воз­вра­тишь­ся» (Быт. 3; 17–19). Конеч­но, ново­го ниче­го нет в том, что мы все из зем­ли взя­ты и в зем­лю воз­вра­тим­ся. Я же хочу вер­нуть­ся к осно­ве наших болез­ней. Их мож­но раз­де­лить на болез­ни к смер­ти, и напро­тив, совер­шен­но не к смер­ти. А болез­ни к смер­ти име­ют ещё более инте­рес­ное деление.

- Да? И чем же оно интересно?

- Раз­де­ля­ют­ся они так: быва­ет смерть момен­таль­ная, а быва­ет дли­тель­ная болезнь, тоже при­во­дя­щая к смер­ти. Для пра­во­слав­ных хри­сти­ан смерть момен­таль­ная, вне­зап­ная — не луч­ший вари­ант. Печаль­но, что чело­век умер без под­го­тов­ки, без пока­я­ния, без Причастия.

- Настоль­ко ли ужас­на, — выра­жаю неко­то­рое сомне­ние, — для веру­ю­ще­го чело­ве­ка момен­таль­ная смерть? И вооб­ще, о реаль­но­сти и логич­но­сти смер­ти неод­но­крат­но гово­рит­ся и в Новом Заве­те: «Посе­му, как одним чело­ве­ком грех вошел в мир, и гре­хом — смерть, так и смерть пере­шла во всех чело­ве­ков, пото­му что в нём все согре­ши­ли» (Рим. 5; 12).

- Да, совре­мен­ный чело­век пред­став­ля­ет смерть, как неко­то­рое неор­ди­нар­ное собы­тие. И весь­ма труд­но чело­ве­ку осо­знать, — уве­рен­но про­дол­жа­ет Кула­гин, — что даже в момен­таль­ной смер­ти нуж­но видеть милость Божию, она есть вез­де. Милость Гос­под­ня, я думаю, в том, что Он оста­нав­ли­ва­ет гре­хов­ную жизнь на опре­де­лён­ном эта­пе, что­бы чело­век хоть как-то, но мог бы оправ­дать­ся перед Богом. Вот в этом и есть про­мы­сел Божий.

- Ува­жа­е­мый Вяче­слав Алек­се­е­вич, — не могу удер­жать­ся от вопро­са, — у меня такое ощу­ще­ние, что я гово­рю не с вра­чом, а, ско­рее, со священником?

- Вы, батюш­ка, в обо­их вари­ан­тах не ошиб­лись, — улы­ба­ет­ся заве­ду­ю­щий отде­ле­ни­ем, — я одно­вре­мен­но и врач, и священник.

- Когда же вы при­ня­ли сан свя­щен­ства? — удив­ля­ет­ся матуш­ка Людмила.

- Свя­щен­ник-то я совсем моло­дой, вро­де бы даже мла­де­нец: 10 меся­цев мне всего…

- Тяже­ло ли, — инте­ре­су­ет­ся матуш­ка, — сов­ме­щать эти два доволь­но ёмких заня­тия? Точ­нее, не про­сто заня­тия, а обра­за жизни.

- Вы пони­ма­е­те, мне Гос­подь всё дару­ет, — задум­чи­во отве­ча­ет врач и свя­щен­ник. — Конеч­но, — сме­ет­ся, — еже­ли бы пару часов в сут­ки доба­вить, да еще пару дней в неде­лю, непло­хо было бы. Но, если серьез­но, то я вижу, что Гос­подь дару­ет всё, и я, в общем-то, не могу ска­зать — тяже­ло мне или нет. Я не могу на это отве­тить. Все мои дела, кото­рые у меня есть — они есть. Тут — рабо­таю, опе­ри­рую, там — служ­бы в суб­бо­ты, вос­кре­се­ния, празд­нич­ные дни. Уве­рен, что это всё Гос­подне, Гос­подне — абсо­лют­но всё.

- Дай вам Боже силы, батюш­ка, — про­из­но­шу с ува­же­ни­ем, и с неко­то­рым удив­ле­ни­ем. — Про­сти­те мою пол­ную меди­цин­скую неосве­дом­лен­ность, но мож­но ли про­дол­жить раз­го­вор о кон­крет­ных забо­ле­ва­ни­ях, веду­щих к смерти?

- Одно­знач­но гово­рить о таких забо­ле­ва­ни­ях весь­ма слож­но, здесь мож­но гово­рить о забо­ле­ва­ни­ях онко­ло­ги­че­ских, хро­ни­че­ских, гема­то­ло­ги­че­ских, уро­ло­ги­че­ских и т.д. И тем не менее, смею утвер­ждать, что эти забо­ле­ва­ния нам нуж­ны. Конеч­но, для тех людей, кто воцер­ко­в­лен, кто име­ет духов­ное понимание…

- Да, уж, — раз­мыш­ляю оза­да­чен­но, вспо­ми­ная при этом себя в роли боль­но­го, — как же людям об этом-то говорить?

- Да, да! — вос­кли­ца­ет Вяче­слав Алек­се­е­вич. — На то мы и пас­ты­ри. Кро­ме того, свя­щен­ни­ку необ­хо­ди­мо иметь хоть какие-то меди­цин­ские знания.

- Всё же хоте­лось бы вер­нуть­ся к дру­гой сто­роне наше­го раз­го­во­ра, — напо­ми­наю о неокон­чен­ной бесе­де. — Что такое — болезнь «не к смерти»?

- Ну, «болезнь не к смер­ти», конеч­но, дана нам для наше­го вра­зум­ле­ния, вра­зум­ле­ния сию­ми­нут­но­го, житейского.

- Кажет­ся, что вра­зум­ле­ние житей­ское — это боль­ше под­хо­дит ко мне, — заяв­ляю самокритично.

- Гос­подь бук­валь­но дер­га­ет нас за руку, — про­дол­жа­ет отец Вяче­слав, — Он гово­рит нам: «Оста­но­вись, при­слу­шай­ся!» Да… Тут уж толь­ко огля­нуть­ся нуж­но и бежать, бежать, полз­ти. Гос­подь взы­ва­ет: «Не можешь — Я тебя при­не­су к Себе, в Храм, ко Кресту».

- Был слу­чай, — вспо­ми­наю при этих сло­вах, — что боль­ной, лечив­ший­ся от алко­голь­ной зави­си­мо­сти, гово­рил о быв­шем ему виде­нии: на его жиз­нен­ной доро­ге вре­ме­на­ми оста­ва­лись толь­ко сле­ды Гос­по­да, пото­му что Гос­подь нёс немощ­но­го чело­ве­ка на Сво­их руках…

- Да, — вздох­нув, под­дер­жи­ва­ет батюш­ка, — взы­ва­ет к нам Бог: и доне­сет, и на ноги поста­вит, и скло­нит тебя на коле­ноч­ки. Ты толь­ко очи­щай­ся, очи­щай­ся. Готовь­ся! Пото­му что там, за гро­бом, будет намно­го тяжелее…

Вяче­слав Кула­гин замол­чал, пере­жи­вая, вид­но, судь­бы сво­их боль­ных и при­хо­жан. Потом продолжил:

- Вер­нем­ся к онко­ло­ги­че­ским болез­ням. Часто встре­ча­ешь­ся с весь­ма тяже­лы­ми слу­ча­я­ми. Дело в том, что мы, сла­вяне, доста­точ­но эмо­ци­о­наль­ные люди, и я по сво­ей вра­чеб­ной прак­ти­ке знаю, как же тяже­ло гово­рить чело­ве­ку о его диа­гно­зе. Все­гда мучи­тель­но реша­ешь для себя: ска­зать боль­но­му или повре­ме­нить с раз­го­во­ром о сути его болез­ни. Одно­знач­но­го отве­та нет. Отец Сер­гий Фили­мо­нов из Петер­бур­га пред­ла­га­ет гово­рить об этом чёт­ко и кате­го­рич­но. Но я думаю, что для тако­го раз­го­во­ра надо хоро­шо знать чело­ве­ка, насколь­ко он спо­со­бен вос­при­нять ситу­а­цию. К сожа­ле­нию, я был сви­де­те­лем того, как люди после подоб­ных изве­стий кон­ча­ли жизнь самоубийством…

- Совсем недав­но, — доба­вил я, — мне дове­лось позна­ко­мить­ся с кни­гой архи­манд­ри­та Рафа­и­ла «Уме­ние уми­рать». У него есть образ­ное срав­не­ние: чело­век в боль­ни­це при­ко­ван болез­нью к посте­ли, подоб­но тому как заклю­чен­ный в тюрь­ме охра­ня­ет­ся решет­ка­ми, засо­ва­ми. Болезнь пока­зы­ва­ет ложь наших стра­стей и, как цер­ков­ный коло­кол, ведет нас в веч­ность, зовет к Богу. И это дра­го­цен­ное для чело­ве­ка вре­мя стре­мит­ся отнять демон. Очень часто и вра­чи, и близ­кие люди боль­но­го скры­ва­ют опас­ность болез­ни, уте­ша­ют несбы­точ­ны­ми надеж­да­ми о ско­ром выздо­ров­ле­нии. Эта ложь явля­ет­ся пре­да­тель­ством спа­се­ния чело­ве­ка, а авто­ры лжи ста­но­вят­ся духов­ны­ми убий­ца­ми того, кого они любят.

Гово­ри­ли мы и о том, что род­ные и близ­кие боят­ся напом­нить о необ­хо­ди­мо­сти испо­ве­ди и При­ча­стия. Вро­де бы, реша­ют они, страш­но­ва­то позвать свя­щен­ни­ка — а вдруг боль­ной дога­да­ет­ся, что болезнь при­ня­ла серьез­ный обо­рот? И никто из участ­ни­ков это­го обма­на не хочет заду­мать­ся, что нерас­ка­ян­ные гре­хи муча­ют душу человека.

В Кни­ге Пре­муд­ро­сти Иису­са, сына Сира­хо­ва, напи­са­но: «…И умер­ше­го не лишай мило­сти» (Сир.7; 36). Эта милость важ­на не толь­ко для умер­ших, но и для живых, тяже­ло боля­щих людей. Наши молит­вы о них, их лич­ное пока­я­ние, При­ча­стие Свя­тых Тайн, Таин­ство Собо­ро­ва­ния доста­вят им мир и спо­кой­ствие. Это все может подать боль­но­му неожи­дан­ное и для вра­чей, и для окру­жа­ю­щих, исце­ле­ние его, или силы достой­но, с покор­но­стью воле Божи­ей встре­тить кончину.

- Да, абсо­лют­но вер­но, — согла­ша­ет­ся врач, — но этот путь реа­лен и верен для веру­ю­ще­го чело­ве­ка, с хри­сти­ан­ским опы­том. А сего­дня люди, как пра­ви­ло, нево­цер­ко­в­лен­ные, слиш­ком эмо­ци­о­наль­ные — они спо­соб­ны к неадек­ват­но­му поступ­ку. Род­ные и близ­кие вме­сте со свя­щен­ни­ком долж­ны, насколь­ко воз­мож­но, мак­си­маль­но при­бли­зить чело­ве­ка к вере. Пони­ма­ем, что путь этот нелег­кий и не такой уж быст­рый, но сила Божия, по нашим молит­вам, безгранична.

- Стран­но устро­е­но мыш­ле­ние совре­мен­ных людей, — про­дол­жаю тему, — они, лишая чело­ве­ка памя­ти о смер­ти, дают ему без­за­бот­но, так ска­зать, «ком­форт­но» уме­реть. На этой лжи рож­да­ет­ся не менее опас­ное зло: при мучи­тель­ной болез­ни, при ничтож­но малом шан­се выздо­ров­ле­ния часто воз­ни­ка­ют страш­ные вопро­сы: может быть, мы долж­ны пре­рвать эти муче­ния, пре­кра­щая лече­ние, или вво­дя веще­ство, кото­рое без­бо­лез­нен­но уби­ло бы тяж­ко стра­да­ю­ще­го больного?

- Ответ здесь одно­зна­чен: это нехри­сти­ан­ский взгляд, — твер­до отве­ча­ет врач-свя­щен­ник Вяче­слав, — про­дол­жать чело­ве­ку жить на зем­ле, или отой­ти в мир иной — может решить толь­ко Гос­подь. Ни врач, ни близ­кие не име­ют пра­ва на такое реше­ние. Далее: усы­пив боль­но­го, ска­жем, смер­тель­ной дозой нар­ко­ти­ка, мы лиша­ем его послед­не­го шан­са — пока­я­ния перед смер­тью, кото­рое имел даже раз­бой­ник, при­гвож­ден­ный к кре­сту рядом со Спа­си­те­лем… Раз­го­ва­ри­вая с боль­ным, врач дол­жен пред­ви­деть, как вос­при­мет чело­век нелёг­кую весть, он обя­зан быть пси­хо­ло­гом. А самое глав­ное — что­бы сам врач был хри­сти­а­ни­ном. И тогда — как врач помо­лит­ся, так Гос­подь и упра­вит, вра­зу­мит его, как вести себя с больным…

- То, что во вра­чеб­ной дея­тель­но­сти, — про­дол­жа­ет док­тор, — нет наших лич­ных успе­хов или неудач, это я дав­но понял. Всё вокруг Божие, всё, бук­валь­но всё. Вот види­те, ико­на свя­ти­те­ля Луки — она рядом со мной сто­ит все­гда. Я чув­ствую, как он моей рукой водит, и дер­заю счи­тать его сво­им духов­ным настав­ни­ком, небес­ным покровителем.

- И при этом, — опять вме­ши­ва­юсь в рас­сказ вра­ча, — зная веру свя­ти­те­ля Луки, его молит­ву, мы пом­ним, что и вра­чом он оста­вал­ся, и опе­ра­ции делал. Опе­ра­ции слож­ней­шие, бли­ста­тель­ные. Опе­ри­ро­вал, пони­мая, что во всем — воля Божья. Зна­е­те, как в этой при­сказ­ке: Гос­подь сво­ей мило­стью дает нам оре­хи на дере­ве, одна­ко колоть их и вкла­ды­вать нам в рот Он не будет. Вот так и свя­ти­тель Лука: когда нуж­но было помочь чело­ве­ку, он, засу­чив рука­ва, с молит­вой делал это.

- Да, конеч­но, — груст­но улыб­нул­ся Вяче­слав Кула­гин, — хирург дол­жен выпол­нять свой про­фес­си­о­наль­ный долг. К сожа­ле­нию, у хирур­гов уми­ра­ют ино­гда боль­ные, и у пра­во­слав­ных вра­чей — тоже. Поче­му это про­ис­хо­дит? Свя­ти­тель помог мне най­ти ответ на этот вопрос: Гос­подь попус­ка­ет погиб­нуть боль­но­му, прой­дя через тра­ги­че­скую болезнь, муче­ния. Не хочу затра­ги­вать сей­час эти собы­тия с точ­ки зре­ния боль­но­го. Это отдель­ный вопрос. Гос­подь, гля­дя на хирур­га, при­оста­нав­ли­ва­ет его гор­ды­ню, ведет его к сми­ре­нию. В этом тоже воля Божья, это Его пре­муд­рость, послан­ная нам — обуз­дать чело­ве­ка в его про­фес­си­о­наль­ной гор­дыне, в его уве­рен­но­сти, что он всё может. Все­дер­жи­тель застав­ля­ет хирур­га огля­нуть­ся, заду­мать­ся и прий­ти к Богу. Да, смерть паци­ен­та для нас весь­ма горь­кая пилю­ля. Труд­но ведь сра­зу понять, сми­рить­ся, что это­го боль­но­го Гос­подь заби­ра­ет к Себе, а леча­ще­го вра­ча, про­фес­си­о­на­ла Он обле­ка­ет духов­ной муд­ро­стью и зрелостью…

Наверх

ЭМОЦИИ БОЛЬНОГО И НАШИ РЕАКЦИИ НА НИХ

Боль­шин­ство людей, пора­жен­ных онко­ло­ги­че­ским неду­гом, инту­и­тив­но чув­ству­ют это, и даже если близ­кие не гово­рят о диа­гно­зе, внут­ренне уве­ре­ны, что их болезнь яко­бы неиз­ле­чи­ма, поэто­му начи­на­ют как бы «пла­ни­ро­вать» пред­по­ла­га­е­мую кончину.

Инте­рес­ные иссле­до­ва­ния про­вел Мориц Роолингз, док­тор меди­цин­ских наук из диа­гно­сти­че­ско­го цен­тра в аме­ри­кан­ском шта­те Тен­не­си. Со свой­ствен­ным ему юмо­ром он утвер­жда­ет, что в подоб­ных слу­ча­ях в пала­те у посте­ли боль­но­го разыг­ры­ва­ют­ся уди­ви­тель­ные теат­раль­ные пред­став­ле­ния. Боль­ной и тот, кто его наве­ща­ет, дела­ют друг перед дру­гом вид, что нахо­дят­ся в пол­ном неве­де­нии и в очень осто­рож­ной бесе­де пыта­ют­ся вве­сти один дру­го­го в заблуж­де­ние. Одна­ко чело­ве­ку, осо­бен­но тяже­ло боль­но­му, так необ­хо­ди­ма откро­вен­ность и вза­и­мо­по­ни­ма­ние близ­ко­го, кото­ро­го он любит и уважает.

Док­тор Эли­за­бет Кюб­лер-Росс, иссле­до­вав­шая про­бле­мы иду­ще­го к смер­ти чело­ве­ка, выде­ли­ла пять после­до­ва­тель­ных фаз в эмо­ци­ях боль­но­го, ожи­да­ю­ще­го сво­ей кончины.

Отри­ца­ние, неве­рие тому, о чем ему сооб­щи­ли. Этот ката­стро­фи­че­ский глас неиз­беж­но­сти, «рока» чело­век отде­ля­ет от себя неко­то­рой защит­ной сте­ной: «Со мной это­го не долж­но слу­чить­ся!», «Тут какая-то неточ­ность!» «Диа­гноз оши­бо­чен!» и т. д.

Воз­му­ще­ние насту­па­ет, когда боль­ной, пере­ба­ры­вая сокру­ша­ю­щий удар пер­во­го изве­стия, пере­хо­дит к реак­ции отри­ца­ния, сме­ня­ю­щей­ся чув­ством гне­ва, зави­сти, оби­ды с вопро­са­ми: «Как же любя­щий Гос­подь мог допу­стить такое?» В этой фазе боль­ные люди труд­но­управ­ля­е­мы, они, кажет­ся, рас­сер­же­ны на мир, на людей, и на само­го Бога.

Сдел­ка выра­жа­ет­ся в попыт­ке «хоро­шо себя вести» в надеж­де уго­дить или, если ска­зать несколь­ко гру­бее — стор­го­вать­ся с Богом. В этот пери­од боль­ной при­зна­ет Бога, даже если нико­гда не делал это­го раньше.

Депрес­сия. Когда уже невоз­мож­но отри­цать своё тяже­лое состо­я­ние, воз­му­ще­ние сме­ня­ет­ся чув­ством непо­пра­ви­мой утра­ты сво­е­го места под солн­цем, поте­ри само­го себя. Сре­ди паци­ен­тов люди твер­дой хри­сти­ан­ской убеж­ден­но­сти при­ни­ма­ли ощу­ще­ние бли­зо­сти смер­ти с боль­шим спо­кой­стви­ем, чем люди, живу­щие без веры.

При­зна­ние. После чере­ды депрес­сий боль­ной ожи­да­ет свою кон­чи­ну с опре­де­лен­ной сте­пе­нью одоб­ре­ния. В это вре­мя для него харак­тер­но уеди­не­ние, пони­ма­ние бес­смыс­лен­но­сти мир­ских про­блем. Чле­ны семьи начи­на­ют избе­гать обсуж­де­ния с ним как раз тех вопро­сов, кото­рые ему необ­хо­ди­мо глуб­же понять и к обсуж­де­нию кото­рых он стре­мит­ся: болез­нен­на ли смерть? есть ли жизнь после смер­ти? как мне сле­ду­ет при­го­то­вить­ся к ней? могу ли я быть спокоен?

Инте­ре­сен и поучи­те­лен рас­сказ об этом мит­ро­по­ли­та Анто­ния Сурож­ско­го, муд­рость его хри­сти­ан­ско­го под­хо­да к тяже­лей­шей болез­ни мате­ри, уга­сав­шей в тече­ние трёх лет от рака. После без­успеш­ной опе­ра­ции док­тор сооб­щил сыну печаль­ную новость, будучи уве­рен, что жен­щине об этом никто ниче­го не скажет.

После­до­вал пора­зи­тель­ный ответ мит­ро­по­ли­та Антония:

- Конеч­но, скажу.

Состо­ял­ся серьез­ный раз­го­вор двух любя­щих людей, после кото­ро­го мать, помол­чав, сказала:

- Зна­чит, я умру.

Ответ был:

- Да.

«…Мы оста­лись вме­сте в пол­ном мол­ча­нии, обща­ясь без слов, — рас­ска­зы­вал вла­ды­ка Анто­ний. — Мы сто­я­ли перед лицом чего-то, что вошло в жизнь и всё в ней пере­вер­ну­ло. Это не был при­зрак, это не было зло, ужас. Это было нечто окон­ча­тель­ное, что нам пред­сто­я­ло встре­тить, еще не зная, чем оно ока­жет­ся. Мы оста­ва­лись вме­сте и мол­ча так дол­го, как того тре­бо­ва­ли наши чув­ства. А затем жизнь пошла дальше.

…В резуль­та­те это­го слу­чи­лись две вещи <…> Ни в какой момент моя мать или я сам не были заму­ро­ва­ны в ложь, не долж­ны были играть <…> не при­шлось при­тво­рять­ся, буд­то жизнь побеж­да­ет, буд­то смерть, болезнь отсту­па­ет. <…> Наши отно­ше­ния были глу­бо­ки и истин­ны, в них не было лжи, и поэто­му они мог­ли вме­стить всю прав­ду до глубины.

…Пото­му что смерть сто­я­ла рядом, мог­ла прий­ти в любой миг, и тогда позд­но будет что-либо испра­вить, — всё долж­но было в любой миг выра­жать как мож­но совер­шен­нее бла­го­го­ве­ние и любовь, кото­ры­ми были пол­ны наши отно­ше­ния. Толь­ко смерть может напол­нить вели­чи­ем и смыс­лом всё, что кажет­ся как буд­то мел­ким и незначительным…

Досто­ев­ский, рас­суж­дая в «Бра­тьях Кара­ма­зо­вых» об аде, гово­рит, что ад моле­но выра­зить дву­мя сло­ва­ми: “Слиш­ком позд­но!” Позд­но про­из­не­сти сло­ва, кото­рые мож­но было ска­зать, позд­но сде­лать дви­же­ние, кото­рое мог­ло выра­зить наши отно­ше­ния»[33].

Наверх

ЧУДО ВЕРЫ

Как слож­но и непо­вто­ри­мо раз­ви­ва­ет­ся у каж­до­го чело­ве­ка хри­сти­ан­ская вера. Осно­ва её лежит, преж­де все­го, в вос­пи­та­нии. Вели­ко сча­стье малы­ша, если он с пер­вых дней сво­ей жиз­ни попал в мир веру­ю­щей семьи. Если с момен­та кре­ще­ния он посто­ян­но при­ча­щал­ся Даров Хри­сто­вых, а душа малы­ша слы­ша­ла цер­ков­ные пес­но­пе­ния, нахо­дясь в бла­го­дат­ном мире Божием.

Страш­ный бого­бор­че­ский два­дца­тый век тяже­лым кат­ком про­шел по Руси пра­во­слав­ной, по нашим семьям, по всем нам. Семья моя не была исклю­че­ни­ем: отец- ракет­ный кон­струк­тор, мама — педа­гог. О вере хри­сто­вой, о веч­но­сти в нашей семье нико­гда не гово­ри­лось, мои роди­те­ли были чест­ны­ми совет­ски­ми тру­же­ни­ка­ми, они пыта­лись стро­ить «свет­лое буду­щее», при­ду­ман­ное апо­ло­ге­та­ми воин­ству­ю­ще­го мате­ри­а­лиз­ма. В доме был мир, хоро­шие отно­ше­ния, но — ни сло­ва о Боге, о Церкви.

Про­хо­ди­ли годы, мно­гое меня­лось на наших гла­зах. На пятом десят­ке лет я при­нял кре­ще­ние, стал посто­ян­ным при­хо­жа­ни­ном в Дне­про­пет­ров­ском Свя­то ‑Тро­иц­ком собо­ре, полу­чил бла­го­сло­ве­ние читать и петь на кли­ро­се. С лег­ким удив­ле­ни­ем вос­при­ни­ма­ли эти изве­стия мои роди­те­ли — они счи­та­ли это оче­ред­ным вре­мен­ным увле­че­ни­ем сво­е­го сына. И вот к их вели­ко­му изум­ле­нию (да и мое­му тоже) я стал свя­щен­ни­ком. Потре­бо­ва­лось мно­го тер­пе­ния, пони­ма­ния этих людей, изу­ве­чен­ных без­бож­ным обще­ством. При встре­чах ста­рал­ся затра­ги­вать темы веры, Бога. В пер­вое вре­мя ощу­щал упор­ное сопро­тив­ле­ние со сто­ро­ны роди­те­лей, какую-то внут­рен­нюю отго­ро­жен­ность, ино­гда раз­го­вор пере­хо­дил в раз­дра­жен­ную перепалку.

Навер­ное, как каж­дый ново­на­чаль­ный я слиш­ком рети­во всту­пал в спо­ры (а точ­нее ска­зать — в ссо­ры), ста­ра­ясь дока­зать исти­ны Пра­во­сла­вия. При­чем, глу­бин этих истин, как «пер­во­класс­ник», конеч­но, и сам-то не знал. В част­но­сти, не знал я тогда важ­ной молит­вы, веду­щей к спо­кой­но­му хри­сти­ан­ско­му общению:

«Гос­по­ди научи пра­виль­но, про­сто, разум­но обра­щать­ся со все­ми домаш­ни­ми и окру­жа­ю­щи­ми меня, стар­ши­ми, рав­ны­ми и млад­ши­ми, что­бы мне нико­го не огор­чить, но всем содей­ство­вать ко бла­гу» (из молитв Оптин­ских старцев).

К сожа­ле­нию, и огор­чал нера­зум­но, и не мог пра­виль­но содей­ство­вать наше­му бла­гу. Про­сти­те меня, мои роди­те­ли, ныне усоп­шие, но такие мне близ­кие. Простите…

И тем не менее, посте­пен­но про­ис­хо­ди­ли изме­не­ния: при внеш­ней кажу­щей­ся закры­то­сти отца и мате­ри я стал ощу­щать инте­рес к моим рас­ска­зам о служ­бах, о делах цер­ков­но­го при­хо­да, о стро­и­тель­стве новой церкви.

Высо­чай­шее для меня сча­стье — это день мами­но­го кре­ще­ния, её пер­во­го осо­знан­но­го шага к Богу! Начал­ся посте­пен­ный про­цесс её воцер­ко­в­ле­ния, появил­ся инте­рес к чте­нию духов­ной лите­ра­ту­ры. Как серьез­но гото­ви­лась она к испо­ве­дям, к Таин­ству При­ча­стия. Она как бы спе­ши­ла познать то, чего лише­на была всю свою жизнь.

Несколь­ко поз­же мне стал поня­тен уско­рен­ный темп её духов­ной жиз­ни: ухуд­ши­лось состо­я­ние здо­ро­вья. Меди­цин­ские иссле­до­ва­ния выяви­ли диа­гноз — онко­ло­ги­че­ское забо­ле­ва­ние кишеч­ни­ка. При­шла тяж­кая пора лече­ния: химио­те­ра­пия, облу­че­ние, опе­ра­ция. И при этом, может быть, самое глав­ное — мама укреп­ля­лась в вере. Пора­зи­тель­но: несмот­ря на серьез­ные про­бле­мы со здо­ро­вьем, ухуд­ше­ние само­чув­ствия, — хри­сти­ан­ское миро­воз­зре­ние мамы креп­ло бук­валь­но на гла­зах. Мы все ощу­ща­ли, как тща­тель­но ста­ра­лась она очи­стить свою душу от все­го лиш­не­го. Менял­ся даже её харак­тер — она ста­но­ви­лась гораз­до спо­кой­нее, день за днем ухо­ди­ла раз­дра­жи­тель­ность, мучав­шая её ранее (и это — при физи­че­ских стра­да­ни­ях). Дей­стви­тель­но, болезнь эта была дана для очи­ще­ния души.

Дли­тель­ное вре­мя она меч­та­ла о вен­ча­нии с моим папой. Он не был воин­ству­ю­щим ате­и­стом, но, вме­сте с тем, и дви­же­ния к хри­сти­ан­ству пока не про­яв­ля­лось: слу­шал наши бесе­ды с мамой сдер­жан­но, слег­ка замы­ка­ясь в себе. А на посто­ян­ные её прось­бы о вен­ча­нии ниче­го не отве­чал. Мах­нув рукой, улы­бал­ся снис­хо­ди­тель­но: мол, не выду­мы­вай, нам и так хорошо.

При­шло вре­мя, когда мамоч­ка уже не мог­ла под­ни­мать­ся, каж­дое её пере­ме­ще­ние про­ис­хо­ди­ло толь­ко с нашей помо­щью. Смот­рит она на нас груст­ны­ми, любя­щи­ми гла­за­ми и, бук­валь­но изви­ня­ясь, просит:

- Вы уж не оби­жай­тесь, ско­ро уже я вас не буду мучить.

И посто­ян­ные просьбы:

- Сыно­чек, если тебе не труд­но, при­ча­сти меня.

Мы все пони­ма­ли, что дни её сочте­ны, и после мое­го раз­го­во­ра с папой, где я ска­зал, что он может доста­вить бес­ко­неч­ную радость уми­ра­ю­щей жене, он согла­сил­ся на вен­ча­ние. Если бы вы виде­ли ее гла­за, когда она узна­ла об этом: они бук­валь­но засве­ти­лись от счастья!

Посколь­ку вез­ти маму в цер­ковь уже не было ника­кой воз­мож­но­сти, поста­ра­лись устро­ить всё дома — мак­си­маль­но кра­си­во и тор­же­ствен­но: под­го­то­ви­ли неболь­шой ико­но­стас, ана­лой перед её кро­ва­тью, так как я пони­мал, что это един­ствен­ное место, где она может выдер­жать доволь­но дол­гую службу.

И тут про­изо­шло чудо, пора­зив­шее всех близ­ких. Мама попро­си­ла под­го­то­вить её самое кра­си­вое розо­вое пла­тье и, с помо­щью под­дер­жи­ва­ю­щей её матуш­ки Люд­ми­лы, оде­лась, а затем с вели­ким тру­дом, но само­сто­я­тель­но при­че­са­лась, наде­ла кра­си­вый белый кру­жев­ной пла­ток. Взяв под руку сво­е­го люби­мо­го мужа, с зажжён­ной све­чой в руке, мед­лен­но под­ня­лась пред ико­но­ста­сом, заме­рев пред ним — такая непо­вто­ри­мо красивая…

«Бла­го­сло­вен Бог наш, — нача­лось бого­слу­же­ние, — все­гда, ныне и прис­но и во веки веков…»

Во вре­мя вен­ча­ния я вни­ма­тель­но сле­дил за состо­я­ни­ем мамы, неод­но­крат­но пред­ла­гая ей при­сесть на кровать.

- Нет, — сия­ли её гла­за, устрем­лен­ные в бес­ко­неч­ность, к ико­нам, — мне так хоро­шо, я не устала.

«Обру­ча­ет­ся раба Божия Рад­ми­ра рабу Божию Геор­гию во имя Отца и Сына и Свя­та­го Духа».

Мы все зна­ли, что перед нами тяже­ло боля­щий, недви­жи­мый, лежа­чий чело­век, но милость Божия, духов­ная радость ока­за­лись силь­нее смер­тель­ной болезни.

«Гос­по­ди Боже наш, — вос­кли­цаю, под­ни­мая руки свои к небу, — сла­вою и честию вен­чай я!»

Какая же кра­си­вая пара сто­я­ла пере­до мной: тор­же­ствен­ный, под­тя­ну­тый седой муж­чи­на, мой род­ной папоч­ка, а под руку с ним цве­ту­щая жен­щи­на с сия­ю­щим счаст­ли­вым лицом.

«Поло­жил ecи на гла­вах их венцы…»

Заме­рев, слу­ша­ют Еван­ге­лие. И окон­ча­тель­ная молитва:

«Отец и Сын и Свя­тый Дух, Все­свя­тая и Еди­но­сущ­ная, и Живо­на­чалъ­ная Тро­и­ца… да спо­до­бит вас и обе­щан­ных благ вос­при­я­тия, молит­ва­ми Свя­тыя Бого­ро­ди­цы, и всех Святых».

Вот когда я воочию уви­дел, к каким «обе­щан­ным бла­гам вос­при­я­тия» шла моя люби­мая мама. Она уже виде­ла эти бла­га на небе­сах, она серд­цем сво­им дыша­ла сло­ва­ми молит­вы: «…вос­при­и­ми вен­цы их в Цар­ствии Тво­ем». Имен­но в Цар­ство Божие в тот миг уже лете­ла её душа — в непо­вто­ри­мо пре­крас­ный, вос­хи­ти­тель­ный мир незем­но­го совер­шен­ства, Веч­ной Пас­хи Нетленной.

На этой необык­но­вен­ной высо­те бла­жен­ства ото­шла её душа к Гос­по­ду, она сде­ла­ла всё, что может сотво­рить зем­ной чело­век, гото­вясь к встре­че с Гос­по­дом. За вре­мя мучи­тель­ных дней болез­ни она про­шла такой слож­ный духов­ный путь, на кото­рый у неко­то­рых людей не хва­та­ет и всей жизни.

+ + +

Мно­го может сочи­нить в сво­их фан­та­зи­ях неве­ру­ю­щий чело­век, опи­сы­вая свои про­гно­зы о смер­ти, как о конеч­ной точ­ке бытия. Свя­тое Еван­ге­лие об этом ска­за­ло вполне доход­чи­во и ясно. Кро­ме того, Гос­подь очень часто давал людям сви­де­тель­ства о жиз­ни веч­ной, о пути в бес­ко­неч­ное Цар­ство Небес­ное. Я полу­чил эти сви­де­тель­ства после тяж­кой авто­ка­та­стро­фы, сопри­кос­нув­шись, по мило­сти Божи­ей, с тон­кой гра­нью бытия меж­ду жиз­нью и смер­тью. Душа, осво­бож­да­ясь от боль­ной изло­ман­ной пло­ти, ухо­ди­ла в пре­крас­ный бес­те­лес­ный мир, про­ни­зан­ный све­том — жизнью.

По воле Божьей про­ис­хо­ди­ли мои встре­чи с душа­ми усоп­ших людей, и одна из них — с моей усоп­шей мамоч­кой. После тяж­кой болез­ни на зем­ле и её твер­до­го пути к Богу я уви­дел её душу в сия­нии, кото­рое не выра­зить зем­ны­ми сло­ва­ми. Она ощу­ща­ла все, что про­ис­хо­ди­ло со мною, гла­за любя­щей мате­ри излу­ча­ли немую скорбь о тех муках, кото­рые я пре­тер­пел и о тех, кото­рые мне пред­сто­я­ло ещё выне­сти. Одна­ко не услы­шал я от мамы ни одно­го сло­ва о стра­да­ни­ях, кото­рые так при­выч­ны на зем­ле. Она скор­бе­ла обо мне, она под­дер­жи­ва­ла меня в буду­щих испы­та­ни­ях и, вме­сте с тем, она нахо­ди­лась — да, риск­ну об этом ска­зать, в отблес­ке вели­ко­го све­та за свое дол­го­тер­пе­ние в неду­гах земных.

Наверх

ВОЛЯ К ЖИЗНИ. ЕСЛИ ВАМ ПРЕДСТОИТ ОПЕРАЦИЯ

Не рас­стра­и­вай­тесь по это­му пово­ду, ведь если вра­чи пред­ла­га­ют опе­ра­цию, зна­чит, ваш про­гноз не так уж  плох, ведь опу­холь мож­но уда­лить. Оце­ни­вая ваше общее состо­я­ние, врач уве­рен, что вы спра­ви­тесь с опе­ра­ци­ей, что это — надеж­ный путь к выздоровлению.

Без­на­деж­ные опу­хо­ли так и назы­ва­ют­ся — «неопе­ра­бель­ные», с ними бороть­ся намно­го слож­нее (хотя тоже возможно).

Одна­ко, даже согла­сив­шись на опе­ра­цию, мно­гие про­дол­жа­ют тер­зать­ся стра­ха­ми. Конеч­но, вол­не­ние понять мож­но — ни один чело­век, а осо­бен­но боль­ной, не может выклю­чить свои чув­ства, но он может вла­деть ими. Надо настро­ить­ся на то, что мы не име­ем пра­ва поз­во­лять стра­ху брать верх, пара­ли­зо­вать силы.

Надо понять, что если мы настро­е­ны нега­тив­но, если ожи­да­ем, что слу­чит­ся самое худ­шее, мыс­лен­но гото­вим себя к несча­стью, к раз­лич­ным нераз­ре­ши­мым про­бле­мам, то, конеч­но же, все глуб­же и глуб­же погру­жа­ем­ся в депрес­сию и стра­да­ния. И есте­ствен­но, полу­ча­ем то, чего ожи­да­ем! Зако­ны пси­хо­ло­гии рабо­та­ют чет­ко: мы все­гда полу­ча­ем то, что закла­ды­ва­ем в свое сознание.

Мы муча­ем себя и ближ­них стра­хом и ожи­да­ни­ем неиз­беж­ных ослож­не­ний? Будут ослож­не­ния! Уве­ре­ны в мило­сти Божьей и в Его силе? Будет побе­да над болез­нью! Осо­бо ощу­ти­мая, дей­ствен­ная помощь при­хо­дит к нам, когда молит­вы чита­ют­ся в свя­тых, бла­го­дат­ных местах.

Так не лег­че ли побе­дить депрес­сию и «запро­грам­ми­ро­вать» уда­чу, чем начи­нать зара­нее стра­дать и моде­ли­ро­вать трагедию?..

- Со свя­тым утром, — при­вет­ствую седо­вла­со­го пожи­ло­го муж­чи­ну, посе­ля­ясь в пала­те онко­ло­ги­че­ско­го центра.

Ответ­ная реак­ция не радует.

- А чего это оно — свя­тое? — сосед с удив­ле­ни­ем под­ни­ма­ет на меня карие глаза.

- Пото­му что Гос­подь нам его пода­рил, — пыта­юсь нащу­пать вер­ный тон разговора.

- Ниче­го себе, пода­ро­чек: в онко­дис­пан­се­ре маять­ся! — голос стра­да­ю­ще­го чело­ве­ка едва не зве­нит от воз­му­ще­ния. Немно­го поостыв, он добав­ля­ет. — А звать меня Армен Маникович.

Зна­ко­мим­ся поне­мно­гу. Пере­до мной — интел­ли­гент­ный чело­век, с гор­до­стью гово­ря­щий о сво­ем армян­ском про­ис­хож­де­нии. Гля­дя на мой свя­щен­ни­че­ский под­ряс­ник, он с духов­ным рас­по­ло­же­ни­ем добавляет:

- Мы, армяне, тоже пра­во­слав­ные христиане.

- Сла­ва Богу, — раду­юсь в ответ, — вме­сте с еди­но­вер­цем не страш­но и в онко­ло­гии помаяться.

Завя­за­лась спо­кой­ная бесе­да о вере, о мило­сти Божи­ей, кото­рую мы не все­гда можем понять. Этот тяже­ло боля­щий 75-лет­ний чело­век про­жил очень инте­рес­ную, труд­ную жизнь. Он сохра­нил ясность мыш­ле­ния, чет­кую память, бла­го­род­ную речь обра­зо­ван­но­го человека…

Но как-то глу­бо­кой ночью меня раз­бу­ди­ла гром­кая ругань. Сна­ча­ла я даже не пове­рил, что гру­бые, непри­стой­ные сло­ва, кото­рые непри­лич­но не то что писать, а про­сто вспо­ми­нать, про­из­но­сит мой сосед по пала­те — тот самый интел­ли­гент­ный ста­рик, с кото­рым я имел сча­стье позна­ко­мить­ся. Как же злоб­но давит нас враг рода чело­ве­че­ско­го, если в мину­ты тяж­ко­го стра­да­ния чело­век обра­ща­ет­ся не к сво­е­му Твор­цу, а при­зы­ва­ет вра­жью силу!

Вздох­нув, тихим голо­сом читаю молит­вы: «Гос­по­ди, помо­ги, поми­луй, спа­си и сохра­ни разум! Гос­по­ди, поми­луй нас, греш­ных!» Я молил­ся доста­точ­но тихо и уве­рен, что не раз­бу­дил мое­го сосе­да: нелов­ко было так посту­пить с тяже­ло боль­ным пожи­лым чело­ве­ком. Он про­дол­жал нахо­дить­ся в сво­ем тяже­лом, полу­об­мо­роч­ном сне, одна­ко ругань его посте­пен­но зати­ха­ла. Он сто­нал, охал, воро­ча­ясь на боль­нич­ной посте­ли, но, с помо­щью Божи­ей, матер­щи­на, нако­нец, пре­кра­ти­лась. Како­ва же сила молит­вен­но­го слова!

С каки­ми сло­ва­ми, мыс­ля­ми и настро­е­ни­ем мы гото­вим­ся к пред­сто­я­щей опе­ра­ции? От это­го будет во мно­гом зави­сеть её исход. Заме­ча­тель­но, если настрой будет хри­сти­ан­ским (имен­но хри­сти­ан­ство несет заряд опти­миз­ма). Важ­но настро­ить близ­ких на мыс­ли о том, что вы непре­мен­но вско­ре попра­ви­тесь, вам пред­сто­ит при­ни­мать­ся за люби­мые дела, по кото­рым вы так соскучились.

Побе­се­дуй­те с вра­чом, рас­спро­си­те об опе­ра­ции, о её объ­е­ме, воз­мож­ных ослож­не­ни­ях. Тогда вы смо­же­те гра­мот­но сле­дить за сво­им состо­я­ни­ем. Рас­пре­де­ляй­те каж­дый свой день так, что­бы у вас не было сво­бод­но­го вре­ме­ни для пес­си­ми­сти­че­ско­го настроения.

Мно­гие пра­во­слав­ные в такой ситу­а­ции ста­ра­ют­ся най­ти в себе силы искренне бла­го­да­рить Гос­по­да за то, что полу­чи­ли вре­мя заду­мать­ся о сво­ей душе. Ведь имен­но в эти дни появ­ля­ет­ся воз­мож­ность спо­кой­но разо­брать­ся в про­жи­том, в ошиб­ках и успе­хах, все взве­сить, обду­мать, всех про­стить и у всех попро­сить прощения.

Доста­точ­но вспом­нить, сколь­ко доб­ро­го нам сде­ла­ли близ­кие и, порой, какой небла­го­дар­но­стью мы им отве­ча­ли, сколь­ко боли при­чи­ня­ли самым род­ным и люби­мым людям, сколь часто от наших слов, слов­но от уда­ров, сжи­ма­лись их серд­ца. Эту боль мы не име­ем пра­ва оста­вить без раскаяния.

Наша болезнь — неко­то­рая пере­дыш­ка перед новым, твор­че­ски пол­но­цен­ным пери­о­дом в жиз­ни. Будет ли он счаст­ли­вым — зави­сит от нас. Опыт­ные вра­чи сове­ту­ют поча­ще думать о радо­сти, кото­рую пред­сто­ит испы­тать, когда по мило­сти Божи­ей, пре­одо­лев все труд­но­сти, прой­дя через тяже­лые испы­та­ния, мы побе­дим болезнь. Не толь­ко воста­нов­лен­ное здо­ро­вье будет награ­дой, но и созна­ние того, сколь щед­ро Бог дал нам сил — не отсту­пить, не под­дать­ся в пани­ке болез­ни, но про­рвать­ся через её тер­нии — к жизни!

Наверх

ЕСЛИ В СЕМЬЕ БОЛЬНОЙ…

Рав­ную награ­ду полу­ча­ет больной,

и кто слу­жит ему…

Св. Пимен Многоболезненный

Пони­маю, как тяже­ло тем, кому дове­лось быть рядом с онко­ло­ги­че­ским боль­ным. Но, род­ные мои, от вашей само­от­вер­жен­но­сти, тер­пе­ния, люб­ви зави­сит не толь­ко выздо­ров­ле­ние, но, быть может, и спа­се­ние чело­ве­ка. Наде­юсь, мои нехит­рые реко­мен­да­ции, мно­гие из кото­рых взя­ты из лич­но­го опы­та, помо­гут вам.

Боль­но­му, как воз­дух, нуж­на молит­ва, но если он молить­ся не при­вык — он может не решить­ся начать. Помо­ги­те ему — помо­ли­тесь вме­сте. Это может ока­зать­ся более уте­ши­тель­ным, чем десят­ки слов. «За ком­па­нию» все­гда весе­лее делать так­же физи­че­ские упраж­не­ния, выпол­нять мно­гие пред­пи­са­ния врача.

Ваш боль­ной под­со­зна­тель­но ждёт (хотя может и не пока­зать это­го), что вы буде­те под­дер­жи­вать его веру в поло­жи­тель­ный исход лече­ния. Пото­му очень полез­но каж­дое утро вме­сте опре­де­лить, что пред­сто­ит сде­лать за день для улуч­ше­ния его состо­я­ния, а вече­ром под­ве­сти ито­ги. Не сто­ит сму­щать­ся, если резуль­та­ты пока неве­ли­ки, глав­ное — оче­ред­ной шаг был сделан!

Не давай­те чело­ве­ку озлоб­лять­ся и оби­жать­ся на весь мир. Поста­рай­тесь в бесе­де с ним кос­нуть­ся физио­ло­ги­че­ских и духов­ных пред­по­сы­лок его болез­ни. Это помо­жет понять, что болезнь появи­лась не без его уча­стия, а сле­до­ва­тель­но, и в ее лече­нии ему, с помо­щью Божи­ей, при­дет­ся сыг­рать актив­ную роль.

Гово­рить ли прав­ду о болез­ни? Вопрос непро­стой. Если боль­ной стре­мит­ся знать прав­ду, готов бороть­ся за свое здо­ро­вье, то прав­ди­вая инфор­ма­ция моби­ли­зу­ет его силы. Если же он не готов к это­му, сле­ду­ет сде­лать акцент на тех дета­лях, о кото­рых гово­рил ему врач, объ­яс­нив, что подоб­ным стра­да­ют мно­гие, что в этом нет ниче­го страш­но­го, и моби­ли­зо­вать его силы на борь­бу с кон­крет­ны­ми симп­то­ма­ми заболевания.

Помо­ги­те род­но­му чело­ве­ку быть тер­пе­ли­вым в ожи­да­нии резуль­та­тов лече­ния. Посто­ян­но напо­ми­най­те ему о пер­спек­ти­вах лече­ния. Обра­щай­те вни­ма­ние даже на незна­чи­тель­ные улуч­ше­ния в состо­я­нии здо­ро­вья, кото­рые Гос­подь сей­час дару­ет ему (а что же будет даль­ше!). Повто­ряй­те, что побе­да с помо­щью Божи­ей непре­мен­но придет.

Обыч­но онко­ло­ги­че­ско­му боль­но­му нуж­на стро­гая дие­та — вер­нее, пита­ние по схе­ме, назна­чен­ной вра­чом. Есте­ствен­но, что ему и в соблю­де­нии хри­сти­ан­ско­го поста нуж­ны серьез­ные послаб­ле­ния — посо­ве­туй­тесь об этом со свя­щен­ни­ком, исхо­дя из реко­мен­да­ций вра­чей и состо­я­ния больного.

Очень часто на этой ста­дии люди стра­да­ют син­дро­мом ненуж­но­сти, начи­на­ют счи­тать себя обу­зой для всех. Как важ­но уме­ло дать понять, что их помощь в даль­ней­шей жиз­ни очень нуж­на окру­жа­ю­щим. Кста­ти, отлич­ный спо­соб помочь себе — это начать помо­гать дру­гим, здесь и сей­час. Когда чело­век болен, ему порой кажет­ся, что все вокруг долж­ны что-то для него делать, а ему болезнь дает пра­во быть эго­и­стом. На самом же деле, чем боль­ше чело­век отда­ет, тем боль­ше полу­ча­ет. Поэто­му нуж­но вся­че­ски пере­клю­чать вни­ма­ние боль­но­го на ближ­них, нуж­да­ю­щих­ся в его посиль­ной помо­щи, что заста­вит его мень­ше кон­цен­три­ро­вать­ся на нега­тив­ных мыс­лях и ощу­ще­ни­ях. При этом он не толь­ко полу­чит еще боль­ше люб­ви и забо­ты вза­мен, но и сам испы­та­ет боль­шую радость.

Исполь­зуй­те в каче­стве лечеб­но­го сред­ства твор­че­скую дея­тель­ность, музы­ку, цвет, поэ­зию, смех. Это кон­цен­три­ру­ет и пере­клю­ча­ет вни­ма­ние. Глав­ное, что­бы чело­век полу­чал от сво­их заня­тий удо­воль­ствие, радость.

Как часто и дол­го надо общать­ся с боль­ны­ми? Здесь, как и вез­де, нуж­на рас­су­ди­тель­ность. Есть тяж­кие боль­ные (после опе­ра­ции, изну­рен­ные, с пере­утом­лен­ной нерв­ной систе­мой и т. п.), кото­рые тяго­тят­ся посе­ще­ни­ем и стра­да­ют, когда к ним обра­ща­ют­ся с раз­го­во­ра­ми, даже с вопро­са­ми. Поэто­му, преж­де чем посе­тить боля­ще­го, нуж­но узнать от вра­ча или его близ­ких — будет ли ему при­ят­но такое посещение.

Посе­щай боля­щих, да посе­тит Бог тебя…

Наверх

«СПИТЕ И НЕ ЗНАЕТЕ, ЧТО МНЕ НАДО ПРИЧАСТИТЬСЯ…»

Вер­нусь к рас­ска­зу о духов­ном пути мое­го папы. Я уже упо­мя­нул, что он был талант­ли­вым инже­не­ром, кон­струк­то­ром ракет­ных систем, чрез­вы­чай­но доб­рым и отзыв­чи­вым чело­ве­ком. Повто­рюсь, что в нашей совет­ской семье нико­гда не было раз­го­во­ров о Боге, а уж если гово­рить о вере, то нам все­ми сила­ми вкла­ды­ва­ли веру в «свет­лое буду­щее». Напом­ню, что в нача­ле духов­но­го воз­рож­де­ния (точ­нее — духов­но­го рож­де­ния) мамоч­ки мой папа по-преж­не­му очень был сдер­жан в раз­го­во­рах о вере, о церк­ви. И, тем не менее, его доб­рая, отзыв­чи­вая душа все более при­бли­жа­лась к нам, к нашим про­бле­мам, кото­рые при­хо­ди­лось решать в цер­ков­ном приходе.

Свет­лая голо­ва изоб­ре­та­те­ля и его уме­лые руки не мог­ли быть без дела. И, будучи на пен­сии, он начал посте­пен­но вклю­чать­ся в хозяй­ствен­ные про­бле­мы хра­ма. При­нял уча­стие в под­го­тов­ке тех­ни­че­ско­го про­ек­та по капи­таль­ной рекон­струк­ции ста­ро­го зда­ния, что­бы пере­обо­ру­до­вать его в кра­си­вый храм. А вопро­сов, и весь­ма слож­ных, вста­ва­ло нема­ло. Но рекон­струк­ция состо­я­лась, в рай­он­ном цен­тре воз­нес­лась новая коло­коль­ня. Сде­ла­но это с помо­щью Божи­ей рука­ми при­хо­жан, в чис­ле кото­рых был и наш вче­раш­ний ракет­ный конструктор.

Постро­ить храм — дело пре­крас­ное, но то, что на бого­слу­же­ни­ях в этой церк­ви часто стал появ­лять­ся её стро­и­тель, напол­ня­ло мое серд­це тихой радо­стью. Я пони­мал, что мой папоч­ка и о вере-то ниче­го не знал, но вид­но было, что с удо­воль­стви­ем тихонь­ко сто­ял в сто­рон­ке, рас­смат­ри­вая новые настен­ные рос­пи­си, ико­ны, слу­шая цер­ков­ные пес­но­пе­ния. Наблю­де­ния опыт­но­го кон­струк­тор­ско­го гла­за рож­да­ли кон­крет­ные идеи: как мож­но удач­нее пере­про­фи­ли­ро­вать алтарь, рекон­стру­и­ро­вать ико­но­стас. Или вдруг уви­дел реше­ние, как сде­лать ввер­ху алта­ря объ­ем­ную над­пись «Хри­стос вос­кре­се» с внут­рен­ней под­свет­кой. И это были не про­сто мани­лов­ские идеи — появ­ля­лась гра­мот­ная чер­теж­ная доку­мен­та­ция, кото­рая затем его же рука­ми пре­тво­ря­лась в реальность.

Начал он поне­мно­гу кое-что читать из духов­ной лите­ра­ту­ры; с боль­шим тру­дом, но все же уда­ва­лось ино­гда затра­ги­вать в раз­го­во­рах мыс­ли об испо­ве­ди, о при­ча­стии. Каж­дый свя­щен­ник пони­ма­ет, как береж­но нуж­но гото­вить чело­ве­ка к пер­вой испо­ве­ди… Без­гра­нич­ным было мое сча­стье, когда отец, оде­тый как нико­гда наряд­но, заста­вил себя подой­ти к испо­ве­ди, а затем — тор­же­ствен­ный, сосре­до­то­чен­ный, сми­рен­но сло­жив на гру­ди руки, под­хо­дил к Чаше с При­ча­сти­ем. Сдер­жан­но, как у него все­гда это было при­ня­то, он отве­чал на даль­ней­шие при­вет­ствия домаш­них. Но было замет­но, что отве­ча­ет он с види­мым удо­воль­стви­ем — гла­за его све­ти­лись сча­стьем. Со вре­ме­нем при­ча­стия ста­ли повто­рять­ся, конеч­но, не так часто, как хоте­лось бы, но было вполне оче­вид­но, что чело­век пово­ра­чи­ва­ет­ся к Богу. Выска­зав свою оцен­ку («не так часто»), я сму­тил­ся: а можем ли мы судить о часто­те при­ча­ще­ния како­го-либо чело­ве­ка — ведь это вопрос глу­бо­ко личный!

Срав­ни­вая слож­ный, нето­роп­ли­вый про­цесс духов­но­го взрос­ле­ния отца с быст­рым воцер­ко­в­ле­ни­ем мамоч­ки, еще раз убеж­да­юсь, что эти пути совер­шен­но инди­ви­ду­аль­ны, так как люди все­гда раз­лич­ны по харак­те­ру, тем­пе­ра­мен­ту, обра­зу мыш­ле­ния. Ведь к Богу стро­ем не идут, и пути каж­дой лич­но­сти, ско­рость духов­но­го раз­ви­тия не вли­я­ют на ито­ги, на конеч­ные резуль­та­ты жиз­ни человека.

Вско­ре мне при­шлось воочию убе­дить­ся в этом. После ухо­да мамы в мир иной отец остал­ся совсем один — мы с матуш­кой Люд­ми­лой пере­бра­лись в Топлов­ский мона­стырь за пол­ты­ся­чи кило­мет­ров. Посте­пен­но уда­лось убе­дить отца пере­ехать к нам. Жил он сво­ей жиз­нью, в сво­ём тем­пе, помо­гая по хозяй­ству сво­и­ми уме­лы­ми рука­ми. К при­ча­стию под­хо­дил неча­сто, но с осно­ва­тель­но­стью. Нам с матуш­кой Люд­ми­лой было совер­шен­но понят­но, что мы не впра­ве менять этот ритм его жизни.

Годы бра­ли своё, и отец начал замет­но сда­вать. Вра­чи не виде­ли в нем серьёз­ных болез­ней, объ­яс­няя, что на опре­де­лен­ном эта­пе про­сто начи­на­ет зату­хать жиз­не­де­я­тель­ность орга­низ­ма. Одним сло­вом, насту­па­ет ста­рость… Меди­ки успо­ка­и­ва­ли, что про­цесс этот неиз­бе­жен, предот­вра­тить его на зем­ле ещё никто не может — мы и сами это виде­ли и пони­ма­ли. Мы непре­стан­но моли­лись о люби­мом чело­ве­ке, кото­рый с каж­дым днем уга­сал бук­валь­но на наших гла­зах, и мона­стыр­ские сест­ры под­дер­жи­ва­ли нас. Мы бла­го­дар­ны Гос­по­ду за радость забот о папоч­ке, за то, что смог­ли ока­зы­вать ему духов­ную и телес­ную помощь.

Состо­я­ние его, бук­валь­но высох­ше­го, было настоль­ко серьёз­но, что он уже не мог само­сто­я­тель­но вста­вать, взгляд посте­пен­но утра­чи­вал осмыс­лен­ность. Поло­же­ние ослож­ня­лось тем, что посто­ян­но ухуд­ша­ю­ща­я­ся речь ста­ла совер­шен­но невнят­ной. По нераз­бор­чи­вым зву­кам, како­му-то мыча­нию мы с боль­шим тру­дом мог­ли, хоть отча­сти, дога­дать­ся, о чем он про­сит. И вот в такой кри­ти­че­ской ситу­а­ции про­изо­шли собы­тия, кото­рые мож­но рас­це­нить толь­ко как чудо.

В одну из мно­го­чис­лен­ных бес­сон­ных ночей матуш­ка Люд­ми­ла подо­шла к уми­ра­ю­ще­му папе, что­бы сде­лать все необ­хо­ди­мое для недви­жи­мо­го чело­ве­ка — и замер­ла в удив­ле­нии. Папа, гля­дя на нее ясны­ми, пони­ма­ю­щи­ми гла­за­ми, вполне внят­но и чет­ко сказал:

- Ну вот, спи­те, мои род­ные, и не слы­ши­те, что мне нуж­но причаститься!

- Папоч­ка, — взвол­но­ван­но спро­си­ла матуш­ка, ста­ра­ясь удо­сто­ве­рить­ся в реаль­но­сти услы­шан­но­го, — ты что, хочешь, что­бы к тебе при­шел свя­щен­ник, испо­ве­дал тебя и причастил?

- Конеч­но же, — услы­ша­ла Люд­ми­ла ясный ответ, — ты же всё знаешь!

Матуш­ка немед­лен­но под­ня­ла меня. Пока я гото­вил всё необ­хо­ди­мое, читал молит­вы, она побе­жа­ла к иеро­мо­на­ху Сав­ва­тию, кото­рый ноче­вал в эту ночь в мона­сты­ре. На ходу обла­ча­ясь, в ком­на­те появил­ся отец Сав­ва­тий, начал испо­ве­до­вать папу, зада­вая вопро­сы. Мы виде­ли, как состо­я­ние его нача­ло рез­ко ухуд­шать­ся, но испо­ведь была совер­шен­но осмыс­лен­ной, хотя папа гово­рил с трудом:

- Про-сти-те… вас… про-щаю…

Сла­ва Богу, что мгно­вен­но гля­нув друг дру­гу в гла­за, мы с иеро­мо­на­хом поня­ли: идет реаль­ный про­цесс пока­я­ния чело­ве­ка. И на вопрос, хочет ли он при­ча­стить­ся, отец утвер­ди­тель­но накло­нил голо­ву и ясно ответил:

- Да!

Монах под­нес к устам уми­ра­ю­ще­го лжи­цу со Свя­ты­ми Дара­ми. И вдруг папа под­нял руки, буд­то сопро­тив­ля­ясь чему-то, потом начал отма­хи­вать­ся — неуже­ли от Причастия?!

- Папоч­ка, — взвол­но­ва­но обра­ти­лась к нему матуш­ка Люд­ми­ла, — ты что, не хочешь причащаться?

- Хо-чу, — с боль­шим тру­дом дви­га­лись его губы.

- А рука­ми, — допы­ты­ва­лись мы, — поче­му размахиваешь?

- Да смот­ри­те, — мед­лен­но, но уве­рен­но отве­чал папа, — всё лезут, лезут, мешаются.

Ведь это он видел натиск сил бесов­ских — с ужа­сом поня­ли мы.

- Не вол­нуй­ся, деду­ля, — лас­ко­во успо­ка­и­вал его иеро­мо­нах Сав­ва­тий, — мы с тво­им сыноч­ком молим­ся, вою­ем с ними.

- Не хочу к ним, — про­сил он, — хочу с вами.

Вско­ре успо­ко­ил­ся папоч­ка, со счаст­ли­вым выра­же­ни­ем глаз при­нял При­ча­стие и через неко­то­рое вре­мя мир­но ото­шел ко Господу.

По бла­го­сло­ве­нию игу­ме­ньи оби­те­ли тело мое­го люби­мо­го папоч­ки пре­да­ли зем­ле на клад­би­ще Свя­то-Парас­ке­ви­ев­ско­го мона­сты­ря. Где толь­ко не поко­ят­ся остан­ки усоп­ших дру­зей — моих и мое­го отца: и на забро­шен­ных клад­би­щах, и испе­пе­лен­ные страш­ны­ми ката­стро­фа­ми ракет­ных стар­тов, и под полу­раз­ру­шен­ны­ми гроб­ни­ца­ми без свя­тых кре­стов, ожи­да­ю­щие молитв сво­их близких.

- Какое же это сча­стье, — вос­клик­нул я как-то в кру­гу наших вете­ра­нов, ракет­чи­ков, — что папоч­ка похо­ро­нен здесь, в свя­той обители!

- ?!! — уви­дел немое удив­ле­ние дру­зей, — о каком же сча­стье мож­но гово­рить в этой ситуации?

- Кому и где быть похо­ро­нен­ным, — отве­чаю, — в этом воля Божья, его попу­ще­ние. Ни в одном месте нет пол­ной уве­рен­но­сти, что о людях, похо­ро­нен­ных там, посто­ян­но молят­ся. А на мона­стыр­ском клад­би­ще, мы уве­ре­ны: во все века, доко­ле будет жива оби­тель, посто­ян­но будут идти заупо­кой­ные молит­вы о погре­бен­ных там рабах Божиих.

Упо­кой, Гос­по­ди, души усоп­ших раб Тво­их, здесь лежа­щих и повсю­ду православных!

Наверх

БОГ ВАС НЕ ОСТАВИТ

Я уже упо­ми­нал об одной поучи­тель­ной исто­рии, кото­рую рас­ска­зал мне Вик­тор, быв­ший алко­го­лик, паци­ент реа­би­ли­та­ци­он­но­го цен­тра, ныне уже соци­аль­ный работ­ник — волон­тер, помощ­ник врачей.

«Раб Божий Н., попав в слож­ную жиз­нен­ную ситу­а­цию, как мно­гие из нас, начал пить. Допры­гал­ся он до белой горяч­ки, до «галю­ни­ков», был на воло­сок от смер­ти — побы­вал даже в реанимации.

Изо всех сил желая спа­стись, попал он в наш реа­би­ли­та­ци­он­ный нар­ко­ло­ги­че­ский центр. Есть в мето­ди­ке наше­го цен­тра так назы­ва­е­мая груп­по­вая пси­хо­те­ра­пия, когда ребя­та и девуш­ки — алко­го­ли­ки и нар­ко­ма­ны — соби­ра­ют­ся для откро­вен­ных бесед о сво­их про­бле­мах, чувствах».

- Зна­е­те, — широ­ко улыб­нул­ся мой рас­сказ­чик, — я на себе убе­дил­ся, как же помог­ло мне сов­мест­ное пере­жи­ва­ние про­блем, дея­тель­ное сочув­ствие друг к другу.

«И вот начал посе­щать эти встре­чи сво­их собра­тьев и мой под­опеч­ный Н. Идет бесе­да. Один из собе­сед­ни­ков вста­ет и очень тихо рас­ска­зы­ва­ет хри­сти­ан­скую притчу:

- Как-то раз одно­му чело­ве­ку при­снил­ся сон. Ему сни­лось, буд­то он идёт пес­ча­ным бере­гом, а рядом с ним — Гос­подь. На небе мель­ка­ли кар­ти­ны из его жиз­ни, и после каж­дой из них он заме­чал на пес­ке две цепоч­ки сле­дов: одну — от его ног, дру­гую — от ног Гос­по­да. Когда перед ним про­мельк­ну­ла послед­няя кар­ти­на, он огля­нул­ся на сле­ды на пес­ке. И уви­дел, что часто вдоль его жиз­нен­но­го пути тяну­лась лишь одна цепоч­ка сле­дов. Заме­тил он так­же, что это были самые тяжё­лые и несчаст­ные вре­ме­на в его жиз­ни, когда у него не было сил жить… Он силь­но опе­ча­лил­ся и стал спра­ши­вать Гос­по­да: “Не Ты ли гово­рил мне: если после­дую путём Тво­им, Ты не оста­вишь меня. Но я заме­тил, что в самые труд­ные, чёр­ные вре­ме­на моей жиз­ни лишь одна цепоч­ка сле­дов тяну­лась по пес­ку. Поче­му же Ты поки­дал меня, когда я боль­ше все­го нуж­дал­ся в Тебе? ” Гос­подь отве­чал: “Моё милое, милое дитя. Я люб­лю тебя и нико­гда тебя не поки­ну. Когда были в тво­ей жиз­ни горе и испы­та­ния, лишь одна цепоч­ка сле­дов тяну­лась по доро­ге. Пото­му что в те вре­ме­на Я нёс тебя на руках “.

Рас­сказ этот про­из­вел на мое­го при­я­те­ля Н. неиз­гла­ди­мое впечатление.

- Я запла­кал, — при­знал­ся он, — и с тех пор что-то не хочет­ся мне пить… Стыд­но перед Гос­по­дом, кото­ро­му и так тяже­ло — ну-ка, выне­си нас всех, без­на­деж­ных, на руках. А Он не бро­са­ет, несет…

Имен­но после это­го у мое­го дру­га Н. нача­ла появ­лять­ся вера в Бога. И она выле­чи­ла его. Впро­чем, неуди­ви­тель­но это: мы зна­ем сот­ни людей, кото­рые выжи­ли и живут сей­час бла­го­да­ря сво­ей вере».

Уже перед самым завер­ше­ни­ем сво­ей кни­ги я имел сча­стье позна­ко­мить­ся с пред­се­да­те­лем Меж­на­ци­о­наль­но­го Сою­за писа­те­лей Кры­ма Лео­ни­дом Пана­сен­ко, писа­те­лем-фан­та­стом. Вооб­ще гово­ря, к фан­та­сти­ке в целом Пра­во­сла­вие отно­сит­ся весь­ма сдер­жан­но. С одной сто­ро­ны, это понят­но — вычур­ные фан­та­зии это­го жан­ра неред­ко уво­дят чита­те­ля в дебри очень далё­кие не толь­ко от хри­сти­ан­ства, но и от нрав­ствен­но­сти. С дру­гой сто­ро­ны, ино­гда слу­ча­ет­ся, что и кам­ни, как гово­рит­ся, вопи­ют — и сре­ди экзо­ти­че­ских сюжет­ных пово­ро­тов вдруг забьет­ся пра­во­слав­ное серд­це славянина.

Я при­ве­ду неко­то­рые мыс­ли и цита­ты из фан­та­сти­че­ско­го рас­ска­за «Спа­си­те наши Души!», рас­ска­зы­ва­ю­ще­го о гибе­ли «Тита­ни­ка».

Моло­дая пара пре­бы­ва­ет на огром­ном кораб­ле в сча­стье и неге. Зву­чит тихая молит­ва, как вздох ухо­дя­ще­го в сон человека:

- Гос­по­ди… Сде­лай так, что­бы это дли­лось веч­но! Раз­бей, пожа­луй­ста, этот корабль о корал­ло­вые рифы и дай нам кусо­чек рая!

И вслед за эти­ми сло­ва­ми — раз­дал­ся стук в дверь:

- Мы тер­пим бед­ствие, надеть спа­са­тель­ные жиле­ты, и — на палу­бу, к шлюпкам!

За бор­том — ледя­ная вода, колю­чий ветер бро­са­ет по вол­нам их нена­деж­ный челн, кажет­ся, над всем вита­ет устра­ша­ю­щее сло­во «айс­берг»:

- Гос­по­ди, — зашеп­тал он, — Ты все пере­пу­тал. Где ост­ров, где корал­ло­вые рифы?! Там ледя­ная вода, там смерть. Раз­ве о том я про­сил Тебя?

Лод­ка кач­ну­лась — и оба влюб­лён­ных обо­жже­ны ледя­ной водой. Он под­нял очи к небу и зашеп­тал горя­чо, исступ­лен­но, истово:

- Спа­си нас, Гос­по­ди! Сжаль­ся над нами! Спа­си хотя бы ее.

Вол­ны зали­ва­ли лицо. Пла­ча от ужа­са, он гнев­но крик­нул небу:

- Не слы­шишь?! Где же Ты?!

- Посмот­ри на себя, чело­век. Тонешь, взы­ва­ешь ко Мне — и сквернословишь.

Голос был тихий, бес­ко­неч­но уста­лый. Гос­подь — сухонь­кий Ста­ри­чок — сто­ял над ними, по коле­ни в оке­ан­ской зыби.

- Ты все взы­ва­ешь и взыс­ку­ешь, сын Мой, — обра­тил­ся Бог к ото­ро­пев­ше­му герою. — Напрас­но. Я не помощ­ник тебе в тво­ей беде.

- Поче­му, Гос­по­ди? Ты же все­мо­гу­щий. Что Тебе стоит?

Бог груст­но улыбнулся:

- Нын­че все изме­ни­лось. Никто ни во что не верит. Ни в Меня, ни в свет, ни в тьму, ни в себя. Хри­ста вы сно­ва пре­да­ли и во вто­рой раз убили.

- Что же нам делать?

- Спа­сай­те себя сами, дети Мои. Спа­сай­те свои души — и Я при­ду, вер­нусь. А теперь Мне пора.

Объ­яли стра­даль­ца холод и тоска:

- Ведь я не верил! Обра­щал­ся, обе­щал всё на све­те — и не верил. Так, на вся­кий слу­чай про­из­но­сил ниче­го не зна­ча­щие сло­ва, счи­тая их молит­вой… Что мы наде­ла­ли! И кто, если не Он, спа­сет теперь меня и воз­люб­лен­ную мою, всех нас?!

Бог стал мед­лен­но под­ни­мать­ся, при­дер­жи­ва­ясь за путе­вод­ный лучик, то и дело теряя и с тру­дом нахо­дя опору.

Чело­ве­ку ста­ло боль­но и страш­но. Забыв о близ­кой сво­ей гибе­ли, он мыс­лен­но из послед­них сил помо­гал Гос­по­ду Богу сво­е­му: под­став­лял пле­чо, под­дер­жи­вал, а там, где сту­пе­ни небес­ной лест­ни­цы под­гни­ли и обло­ми­лись, не гну­шал­ся под­ста­вить вме­сто них свои ладо­ни. И чем боль­ше он ста­рал­ся, тем силь­нее — совер­шен­но неиз­вест­но поче­му — нале­гал на своё вес­ло пра­вый гре­бец шлюп­ки, и нос её ухо­дил вле­во, туда, где барах­та­лись в воде и во тьме еще не види­мые со шлюп­ки гиб­ну­щие люди…

+ + +

Не спе­ши­те, мои пра­во­слав­ные дру­зья, искать в этом повест­во­ва­нии кано­ни­че­ские недо­че­ты. Они оче­вид­ны, я и не ста­ра­юсь в сво­ем пере­ска­зе как-то их заву­а­ли­ро­вать. Но ведь фан­та­сти­че­ский рас­сказ — не учеб­ник бого­сло­вия. Гораз­до важ­нее ощу­тить внут­рен­ние хри­сти­ан­ские дви­же­ния героя…

Какие мгно­вен­ные резуль­та­ты он полу­чал по сво­им молит­вам? Молит­вам раз­ным — и о про­дол­же­нии бес­печ­ной неги, и о спа­се­нии жиз­ни. Какой же раз­лич­ный отклик был на эти молитвы!

А раз­ве вы не узна­е­те в этой исто­рии наш с вами «гнев» на небо, когда не всё так глад­ко полу­ча­ет­ся, как ты про­сишь? И раз­ве не под­твер­жда­ет рас­сказ тот непре­лож­ный факт, что помощь Божия все­гда соот­вет­ству­ет нашей вере?

А не уди­ви­тель­но, как имен­но герой пыта­ет­ся помочь Богу? Без вся­кой гор­ды­ни, но жерт­вен­но и самозабвенно.

Забудь своё, делай всё, что­бы серд­цем помочь Гос­по­ду — и нос шлюп­ки веч­но­го спа­се­ния повер­нет к тебе!..

Так ли про­сто нам начать молить­ся — пусть даже и в кри­ти­че­ский момент нашей жиз­ни? Каза­лось бы, возь­ми в церк­ви пра­во­слав­ный молит­во­слов и — начи­най! Но…

При­шел как-то к Сера­фи­му Саров­ско­му моло­дой послуш­ник и ска­зал ему:

- Батюш­ка! Труд­но мне читать ака­фи­сты и кано­ны, ещё труд­нее даёт­ся Еван­ге­лие. Не пони­маю я, что в этих кни­гах напи­са­но, боль­но муд­рё­но всё!

И ста­рец Сера­фим, улы­ба­ясь, ответил:

- А ты, радость моя, не заду­мы­вай­ся, что там напи­са­но: про­сто читай с тер­пе­ни­ем — и всё. Ты-то, может, и не пони­ма­ешь, зато бесы пре­крас­но пони­ма­ют и уж так стре­мят­ся прочь от того, кто свя­тые кни­ги чита­ет, так стре­мят­ся… А ведь тебе толь­ко это­го и нужно…

Рас­сказ этот вовсе не о том, что молит­ва сама по себе име­ет некое «маги­че­ское» зна­че­ние вне зави­си­мо­сти от наше­го пони­ма­ния. Нет! Он напо­ми­на­ет нам: уси­лия, кото­рые мы стре­мим­ся делать над собой, мно­го­го сто­ят. Они при­во­дят нас к живой вере, отго­ня­ю­щей от нас вся­кую нечисть.

Вот и вы, род­ные мои, борясь со сво­и­ми неду­га­ми, попро­буй­те для нача­ла после­до­вать немуд­ре­но­му сове­ту Сера­фи­ма Саров­ско­го. Не сму­щай­тесь сво­е­го незна­ния, и, открыв при­ло­же­ние этой кни­ги, начи­най­те читать еже­днев­но эти молит­вы. И если пона­ча­лу мно­го­го не пой­мё­те — не беда. Кому надо, пой­мут, и кому долж­но, услышат!

Наверх

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ДЛЯ ЖИЗНИ ВЕЧНОЙ

Лишь об одном про­шу успеть сказать,

С послед­ним выдо­хом, собрав остат­ки силы,

К Тебе с надеж­дой устре­мив глаза,

Успеть про­мол­вить: Гос­по­ди, помилуй!

Юрий Сер­ге­ев

«ДОКТОР, Я УМРУ?!.»

Рано или позд­но все мы вста­ем перед тре­вож­ной, а для кого-то удру­ча­ю­щей реаль­но­стью пере­хо­да в мир иной. Но для смер­тель­но боль­но­го чело­ве­ка, кото­ро­му по зем­ным мер­кам ещё жить бы да жить, — вопрос этот при­об­ре­та­ет осо­бую остроту.

Как долог путь, прой­ден­ный с онко­ло­ги­че­ским гру­зом; были на этом пути и уте­ше­ния, но боль­ше — бес­ко­неч­ные стра­да­ния! Что наи­бо­лее силь­но запе­чат­ле­лось в серд­це? От это­го зави­сит, как мы вос­при­мем наш (воз­мож­но, уже близ­кий) пере­ход в мир иной.

И хотя об этом почти не гово­рят вслух, хотя в глу­бине души хочет­ся уте­шить себя, что вро­де не так уж всё пло­хо и опас­но — при­хо­дит момент, когда обма­ны­вать себя боль­ше невоз­мож­но. Тогда чело­век ощу­ща­ет свое состо­я­ние совер­шен­но без­оши­боч­но, что бы ни гово­ри­ли вра­чи, род­ствен­ни­ки и дру­зья. Всем серд­цем он чув­ству­ет, как мед­лен­но выхо­дит из него жизнь, как оче­вид­но при­бли­же­ние смер­ти. При­зна­юсь, что не раз и мне само­му при­хо­ди­лось это ощущать.

Сколь­ко эмо­ций про­но­сит­ся в наших серд­цах при мыс­ли о смер­ти! Кри­зис, в кото­ром при этом ока­зы­ва­ет­ся чело­век, тре­бу­ет раз­ре­ше­ния. Как же важ­но осо­знать неиз­беж­ность пере­хо­да тво­ей души к абсо­лют­но непри­выч­но­му обра­зу жиз­ни, а если точ­нее — пере­хо­да в абсо­лют­но дру­гую жизнь.

Зача­стую в эти мину­ты не все люди вос­при­ни­ма­ют «…смерть как реша­ю­щий момент, когда окон­чит­ся вре­мя дела­ния на зем­ле, и, зна­чит, надо торо­пить­ся; надо спе­шить совер­шить на зем­ле все, что в наших силах. А целью жиз­ни <…> было — стать той под­лин­ной лич­но­стью, какой мы были заду­ма­ны Богом, в меру сил при­бли­зить­ся к тому, что апо­стол Павел назы­ва­ет пол­но­той роста Хри­сто­ва, стать — воз­мож­но совер­шен­нее — неис­ка­жен­ным обра­зом Божи­им»[34]. Так писал мит­ро­по­лит Анто­ний Сурож­ский.

Быва­ет, нужен неожи­дан­ный, порой даже неве­ро­ят­ный в такой ситу­а­ции тол­чок, что­бы под­ве­сти чело­ве­ка к осо­зна­нию, что ему пред­сто­ит не баналь­но «сыг­рать в ящик», а при­кос­нуть­ся к чему-то великому.

Нико­гда не забу­ду диа­лог в одной из клиник.

- Док­тор, я умру?! — скорб­но, не то вопро­шая, не то утвер­ждая, обра­ща­ет­ся смер­тель­но боль­ной чело­век к сво­е­му леча­ще­му врачу.

Я был пора­жен, какой див­ный ответ дал док­тор страдальцу.

- Конеч­но, умрешь, мой доро­гой, — лицо вра­ча оза­ри­лось теп­лой улыб­кой, — и ты умрешь, и я, и наш сан­тех­ник Сте­пан, и глав­врач кли­ни­ки. Мы все отой­дем ко Гос­по­ду. Бес­смер­тия еще никто не достиг.

Что-то неуло­ви­мо изме­ни­лось при этих сло­вах в лице боль­но­го. Каза­лось бы, какие уж тут шут­ки на краю моги­лы! Одна­ко улыб­ка нико­му еще не поме­ша­ла. Она напом­ни­ла уми­ра­ю­ще­му: он — не один, это путь всех людей.

Мне кажет­ся, вооб­ще о смер­ти мож­но и нуж­но гово­рить и с шут­кой, и, вме­сте с тем, серьез­но. Ведь гото­вить­ся к при­хо­ду этой неиз­беж­но­сти мы долж­ны посто­ян­но. Но в жиз­ни раз­го­во­ры о смер­ти чаще все­го начи­на­ют­ся толь­ко в тот момент, когда вдруг у нас обна­ру­жи­ва­ет­ся онко­ло­ги­че­ское заболевание.

«Боль­шин­ство людей наше­го века очень мало зна­ют о смер­ти, о том, как про­ис­хо­дит уми­ра­ние и что будет после него. О смер­ти не дума­ют. Это может пока­зать­ся стран­ным, так как смерть — самое важ­ное собы­тие в жиз­ни чело­ве­ка, и ниче­го более опре­де­лен­но­го и более окон­ча­тель­но­го ни с кем из нас слу­чить­ся не может. Это ясно всем, и все же, во вре­мя нашей жиз­ни почти все мы <…> о смер­ти не дума­ем или, может быть, пра­виль­нее ска­зать, толь­ко ста­ра­ем­ся не думать, пото­му что где-то в глу­бине все­гда есть ощу­ще­ние неиз­беж­но­го и смут­ная тревога.

Мысль о смер­ти труд­ная и непри­ят­ная, вот и ста­ра­ем­ся не думать. Мы все­гда заня­ты, день запол­нен; нуж­но поза­бо­тить­ся о буду­щем, чего-то добить­ся, в чем-то успеть, что-то закон­чить. И вдруг — смерть. Сра­зу при­хо­дит конец всем нашим пла­нам и надеж­дам. Это ино­гда кажет­ся стран­ным, непо­нят­ным и даже нело­гич­ным. Как же так? Я ведь еще не успел сде­лать то, что было нуж­но, и вдруг такое?»[35]

Древ­ние хри­сти­ане напо­ми­на­ли друг дру­гу о смер­ти сло­ва­ми: имей память смерт­ную. В молит­вах, кото­рые как дра­го­цен­ное насле­дие пере­дал нам Иоанн Зла­то­уст, есть стро­ки, где мы про­сим Бога дать нам память смертную…

О чем гово­рят нам гла­за уми­ра­ю­ще­го чело­ве­ка: о тяж­кой болез­ни, мед­лен­но пожи­ра­ю­щей стра­даль­ца? Но гла­за боль­но­го смот­рят не на тело, кото­рое муча­ет­ся, не на лекар­ства, кото­рые, воз­мож­но, помо­гут. Гла­за его обра­ще­ны за пре­де­лы наше­го мира, мира види­мо­го. Они уже про­ни­ка­ют в мир иной, отде­лен­ный от нас тон­кой непро­ни­ца­е­мой сте­ной. И в эти мгно­ве­ния уми­ра­ю­щий чело­век нахо­дит­ся как бы в двух мирах. Он слы­шит голо­са близ­ких людей, уже ушед­ших в вечность.

Гла­за уми­ра­ю­ще­го чело­ве­ка неред­ко обре­та­ют глу­би­ну и ясность при этом взгля­де вдаль, где ему видит­ся что-то великое.

Это без­дна, это бесконечность …

« “Помни час смерт­ный и вовек не согре­шишь”, — взы­ва­ет к нам свя­тая наша мать — Цер­ковь. “Вовек не согре­шишь!” Слы­шишь ли, что гово­рит она? Забы­ли мы об этом для всех неиз­беж­ном часе: и во что же гре­ха­ми сво­и­ми обра­ти­ли весь окру­жа­ю­щий нас мир? Забы­ли думать о смер­ти; но она не забы­ла о нас и с силой ужа­са­ю­щей всё боль­ше и ярост­нее, день ото дня, час от часу всё без­жа­лост­нее выры­ва­ет она из рядов живых свои наме­чен­ные жерт­вы: вой­на, голод, болез­ни, зем­ле­тря­се­ния, страш­ные и вне­зап­ные навод­не­ния; обще­ствен­ные и семей­ные раз­до­ры, дохо­дя­щие до кро­во­про­ли­тий, в кото­рых сыно­вья под­ни­ма­ют руку на отцов и мате­рей, брат на бра­та, мужья на жен, жены на мужей; меж­до­усоб­ная брань, в кото­рой обще­ствен­ные отбро­сы и увле­чен­ная бого­бор­ным уче­ни­ем обе­зу­мев­шая моло­дежь в ослеп­ле­нии вос­ста­ют на власть пре­дер­жа­щую и на всех, кто живёт по запо­ве­дя­ми Божьим, а не по сти­хи­ям мира <…> Насту­па­ют, по види­мо­му, вре­ме­на, о кото­рых вер­ные хри­сти­ане пре­ду­пре­жде­ны гроз­ным сло­вом Св. Писа­ния, что “до узд кон­ских будет кровь тогда” и “если бы не сокра­ти­лись дни те ради избран­ных, то не было бы спа­се­ния ника­кой пло­ти”»[36].

Наверх

ОТКУДА НАШИ СТРАХИ?

Любо­го, само­го разу­да­ло­го чело­ве­ка стра­шит то, что с ним может про­изой­ти что-то неиз­вест­ное, неза­ви­си­мо от его жела­ния. Вот неболь­шой пример.

В кра­си­вом хол­ле ком­фор­та­бель­ной вил­лы рас­по­ло­жи­лась груп­па жиз­не­ра­дост­ных, энер­гич­ных людей. Обыч­ный доб­ро­душ­ный раз­го­вор пре­успе­ва­ю­щих при­я­те­лей. Биз­нес, дело­вые кон­так­ты, муж­ская друж­ба, инте­рес­ные путе­ше­ствия, виндсер­финг, дайв­цен­тры и т. д. — лег­кая бесе­да обо всем на фоне при­ят­ной тихой музыки.

И вдруг этот свет­ский раз­го­вор непред­ска­зу­е­мо при­ни­ма­ет иное направление.

А что, дру­зья, — дер­жа в руке бокал с шам­пан­ским, тихонь­ко, как бы сам с собой, гово­рит серьез­ный лидер тор­го­во­го биз­не­са. — Зна­е­те, ведь при­дет мину­та, когда нам с вами при­дет­ся уми­рать… Иной раз наедине с собой заду­мы­ва­юсь — готов ли я к этому?

О чем тут думать, Сер­гей! — момен­таль­но реа­ги­ру­ет энер­гич­ный, спор­тив­но­го вида моло­дой муж­чи­на. — К чему гото­вить­ся? При­дет наше вре­мя — умрем, и все.

И, тем не менее, каж­до­го, даже неве­ру­ю­ще­го чело­ве­ка посе­ща­ют подоб­ные бес­по­кой­ные мыс­ли — в раз­лич­ных, порой неожи­дан­ных ситуациях.

А если это не абсо­лют­ный конец, как уве­ря­ют мате­ри­а­ли­сты? — под­дер­жал раз­мыш­ле­ния дру­зей Юрий. Вла­де­лец круп­ных мебель­ных пред­при­я­тий, мага­зи­нов, он все­гда сохра­нял спо­соб­ность в любых ситу­а­ци­ях мыс­лить широ­ко, с раз­ма­хом. — Если наше буду­щее зави­сит от того, каки­ми мы ста­ли к момен­ту, когда при­дет­ся пере­шаг­нуть смерт­ный порог?

- Веру­ю­щим людям про­ще и понят­нее, — со зна­ни­ем дела ком­мен­ти­ру­ет Андрей. Дру­зья обыч­но при­слу­ши­ва­ют­ся к нему, когда захо­дят раз­го­во­ры о Боге, о вере, ведь отец у него свя­щен­ник. — Хри­сти­ан­ство учит, что чело­век име­ет не толь­ко тело, но и душу. При уми­ра­нии душа исхо­дит из тела и про­дол­жа­ет жить в новых усло­ви­ях. Эти усло­вия зави­сят от мно­же­ства поступ­ков, совер­шён­ных нами в жиз­ни. От того, како­вы эти поступ­ки в общем жиз­нен­ном ито­ге, и зави­сит реше­ние Бога на Страш­ном Суде. По боль­шо­му сче­ту, дру­зья, если каж­дый спро­сит себя: готов ли я пред­стать сию мину­ту пред лицом Твор­ца? — навер­ное, мно­гие из нас ска­жут: нет!!! Вот отсю­да и наши страхи.

Такие, дале­ко не про­из­вод­ствен­ные, не ком­мер­че­ские про­бле­мы обсуж­да­ли наши дру­зья из дело­во­го мира на дру­же­ской вече­рин­ке. Сла­ва Богу!..

Очень инте­рес­ные мыс­ли о про­бле­мах жиз­ни и смер­ти выска­зал архи­манд­рит Рафа­ил. Для чело­ве­ка, дале­ко­го от веры, эта трак­тов­ка весь­ма необычна.

«Наша жизнь похо­жа на сно­ви­де­ние, а смерть — на про­буж­де­ние. Проснул­ся чело­век, и все, что было во сне, оста­лось во вла­сти минув­шей ночи. То, что он счи­тал жиз­нью, на самом деле было уми­ра­ни­ем, а то, что он счи­тал смер­тью, ока­за­лось жиз­нью. Он счи­тал жиз­нью испол­не­ние похо­тей и стра­стей сво­е­го тела, но они бес­след­но про­шли, как порыв бури. Пять чувств были лишь пятью щеля­ми в тем­ни­це, сквозь кото­рые он раз­ли­чал одни неяс­ные тени, но смерть закры­ла их, как закры­ва­ют став­ни в доме, а само тело ока­за­лось тру­пом, кото­рый он носил на себе»[37].

В болез­ни, хоть и самой лег­кой, на память часто при­хо­дит смерть — это голос сове­сти, голос Божий в нас, что­бы мы мог­ли испы­тать свою душу.

Дей­стви­тель­но, когда чело­век заду­мы­ва­ет­ся о смыс­ле смер­ти, у него начи­на­ет менять­ся отно­ше­ние к миру, к самой жиз­ни. И если рань­ше его смут­но тре­во­жи­ла мысль, что цель жиз­ни — моги­ла, пусто­та, не име­ю­щая кон­ца и края, то теперь посте­пен­но при­хо­дит пони­ма­ние, что моги­ла — это не конец и уж никак не цель наше­го бытия. А то, что для нас было так важ­но вче­ра, в чем мы толь­ко виде­ли глав­ную цель наших жиз­нен­ных устрем­ле­ний: высо­кое поло­же­ние, день­ги, зем­ные удо­воль­ствия, стра­сти — на самом деле нечто мимо­лёт­ное, не име­ю­щее ника­ко­го зна­че­ния перед Веч­но­стью. У чело­ве­ка, при­бли­жа­ю­ще­го­ся к кон­цу зем­ной жиз­ни, всё меня­ет­ся: исче­за­ют мел­кие забо­ты, ути­ха­ет непо­мер­ная гор­ды­ня, амби­ции, жела­ние сла­вы и высо­ко­го обще­ствен­но­го ста­ту­са. Он во всём начи­на­ет видеть помощь и Про­мысл Гос­по­да. И ранее неосо­зна­ва­е­мое ста­но­вит­ся на поро­ге пере­хо­да един­ствен­но реаль­ным. Это не зна­чит, что Гос­подь спа­са­ет нас насиль­но, Он толь­ко пока­зы­ва­ет нам что-то весь­ма важ­ное — дай Боже нам это уви­деть. Не обма­ны­ва­ет нас Богом зало­жен­ное пред­чув­ствие веч­ной жиз­ни: она тебе дана, но толь­ко по смер­ти, — как семе­ни, кото­рое «аще не умрет, не ожи­вет»[38]. Весь вопрос заклю­чен в том: как уме­реть и как ожить? Уме­реть ли для веч­ной жиз­ни в гре­хе и в муке гре­ха, или же для нескон­ча­е­мой радо­сти, для прав­ды — в бла­жен­стве, в веч­ном созер­ца­нии Источ­ни­ка вся­кой прав­ды, Отца Светов?

Как ни уди­ви­тель­но зву­чит, но онко­ло­ги­че­ское забо­ле­ва­ние может стать для боль­но­го вре­ме­нем доб­рых дел — для себя, для ближ­них. При­хо­дит­ся самым серьез­ным обра­зом объ­яв­лять вой­ну сво­ей гор­дыне: слу­шать людей, при­ни­мать их помощь. Ведь даже для того, что­бы попро­сить, напри­мер: «помо­ги­те мне добрать­ся до хра­ма, при­кос­нуть­ся к свя­ты­ням, побыть на бого­слу­же­нии», — надо сми­рить­ся. Так что не уны­вай­те, что уже и сил нет дой­ти до церк­ви, ведь есть же дру­зья! Какую радость они испы­та­ют с вами вме­сте в цер­ков­ном полу­мра­ке, где потрес­ки­ва­ют све­чи, смот­рят с икон свя­тые лики и зву­чит тихое пес­но­пе­ние: «При­и­ди­те, покло­ним­ся, и при­па­дем ко Хри­сту… Спа­си ны, Сыне Божий!»

Сколь­ко люб­ви про­яв­ля­ет­ся в этом обще­нии, сколь­ко глу­бо­ко­го откры­ва­ет­ся — тако­го, чего рань­ше и не заме­чал вовсе! А как тре­вож­но и радост­но попро­сить про­ще­ния за оби­ды и неспра­вед­ли­во­сти у всех близ­ких и зна­ко­мых. Любовь, бес­ко­неч­ная Боже­ствен­ная любовь как-то совсем по-осо­бо­му ощу­ща­ет­ся в эти дни…

А какое бла­го­дат­ное вре­мя наста­ёт для чте­ния духов­ных книг — ведь рань­ше всё неко­гда было этим занять­ся. И вооб­ще всё про­ис­хо­ди­ло как-то бегом, нале­ту, на мно­гое тогда, каза­лось бы, и вре­ме­ни-то не хва­та­ло, а сей­час — поль­зуй­ся, при­шло это вре­мя, Гос­подь всё это дает лич­но тебе! И даже если бес­сон­ни­ца вдруг одо­ле­ва­ет — луч­ше не пугать­ся и не выис­ки­вать вся­че­ских пилюль. «Сла­ва Богу, — гово­ри­те в таких слу­ча­ях, — нако­нец-то смо­гу не спе­ша помо­лить­ся». Раз­ве не о чем нам попро­сить Иису­са Хри­ста и Его угодников?

Сла­ва Богу, что Гос­подь даёт нам вре­мя, что­бы осо­знать иную реаль­ность, «при­ме­рить» на себя Веч­ность. Он дарит нам путь к Нему, дарит Свое бес­ко­неч­ное мило­сер­дие. От чело­ве­ка толь­ко тре­бу­ет­ся понять этот дар и с бла­го­дар­но­стью при­нять его. «В руце Твои, Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Боже мой, пре­даю дух мой, Ты же мя бла­го­сло­ви, Ты мя поми­луй и живот веч­ный даруй ми…»[39]

Наверх

КАКОЕ ЭТО БЫЛО БЛАГОСЛОВЕНИЕ!

«…Смерть, мыс­ли о ней, память о ней — как бы един­ствен­ное, что при­да­ет жиз­ни выс­ший смысл. Жить в уро­вень тре­бо­ва­ний смер­ти озна­ча­ет жить так, что­бы смерть мог­ла прий­ти в любой момент и встре­тить нас на гребне вол­ны, а не на ее спа­де <…> Те из нас, кому слу­чи­лось жить какое-то вре­мя с уми­ра­ю­щим чело­ве­ком, с чело­ве­ком, кото­рый осо­знал, как и мы, при­бли­же­ние смер­ти, веро­ят­но, поня­ли, что при­сут­ствие смер­ти может озна­чать для вза­им­ных отно­ше­ний. Оно озна­ча­ет, что каж­дое сло­во долж­но содер­жать все бла­го­го­ве­ние, всю кра­со­ту, всю гар­мо­нию и любовь, кото­рые как бы спа­ли в этих отно­ше­ни­ях. Оно озна­ча­ет, что нет ниче­го слиш­ком мел­ко­го, пото­му что всё, как бы ни было оно мало, может быть выра­же­ни­ем люб­ви или ее отри­ца­ни­ем»[40].

В бесе­дах со свя­щен­ни­ком и вра­чом Вяче­сла­вом Кула­ги­ным мы сно­ва и сно­ва воз­вра­ща­лись к послед­ним дням доро­го­го нам батюш­ки — про­то­и­е­рея Вла­ди­ми­ра, к послед­ним меся­цам и дням его жиз­ни. Нас инте­ре­со­ва­ло, как про­те­ка­ла его болезнь, как он её пере­но­сил, чем запом­нил­ся сво­е­му док­то­ру — буду­ще­му священнику.

- Отец Вла­ди­мир уже дав­но начал мне гово­рить, — рас­ска­зы­вал иерей Вяче­слав, — что он стал пло­хо запо­ми­нать лица людей, с кото­ры­ми преж­де видел­ся несколь­ко раз. Очень он пере­жи­вал, что, не узна­вая людей, может этим их оби­деть. В онко­ло­гии это явле­ние назы­ва­ет­ся «син­дром малых признаков».

- То есть это нача­лось, — уточ­няю я, — в резуль­та­те его болезни?

- Да, появи­лись те неболь­шие при­зна­ки, по кото­рым мож­но было запо­до­зрить серьез­ное забо­ле­ва­ние. Потом, когда про­ди­а­гно­сти­ро­ва­ли опу­холь голов­но­го моз­га, выяс­ни­лось, что она очень боль­ших раз­ме­ров, рас­по­ло­же­на в весь­ма жиз­нен­но важ­ной и опас­ной (при её пора­же­нии) зоне: там, где раз­ме­ще­ны цен­тры, регу­ли­ру­ю­щие дыха­ние, кро­во­об­ра­зо­ва­ние и рабо­ту важ­ных орга­нов, в том чис­ле и серд­ца… Но при такой тяжё­лой болез­ни батюш­ка был физи­че­ски доста­точ­но кре­пок, интел­лек­ту­аль­но абсо­лют­но здо­ров — совер­шен­но ясный ум, чёт­кая речь.

- Что же мог­ла сде­лать в такой ситу­а­ции меди­ци­на, как боро­лись с этой опу­хо­лью? Про­сти­те меня, дилетанта.

- Как выяс­ни­лось в гос­пи­та­ле Санкт-Петер­бур­га, опу­холь была рас­по­ло­же­на там, где сде­лать ради­каль­ную опе­ра­цию про­сто невоз­мож­но. Поэто­му выпол­не­на была пал­ли­а­тив­ная, вспо­мо­га­тель­ная опе­ра­ция, на кото­рой убра­ли часть это­го обра­зо­ва­ния, оста­вив его на тех жиз­нен­но важ­ных зонах, где любые дей­ствия при­ве­дут к гибе­ли орга­низ­ма. Ну, в даль­ней­шем, лече­ние про­дол­жа­ли химио­те­ра­пи­ей, облучением…

Вяче­слав Алек­се­е­вич тяже­ло взды­ха­ет. Мы дол­го молчим…

- Вы зна­е­те, батюш­ка, — реша­юсь, нако­нец, нару­шить мол­ча­ние, — по гла­зам отца Вла­ди­ми­ра я видел, что он ясно пони­мал бли­зость сво­ей кон­чи­ны. Или я ошибаюсь?

- Конеч­но, пони­мал. Он осо­знан­но про­щал­ся со все­ми, пере­чис­лял, кому пере­дать покло­ны и бла­го­сло­ве­ния. Про­сил он толь­ко одно­го: не сво­е­го выздо­ров­ле­ния, не облег­че­ния труд­но­стей — про­сил он о том, что­бы милость Божия свер­ши­лась на свя­щен­ни­ке Вла­ди­ми­ре. Это было его глав­ное желание.

- Дей­стви­тель­но, — согла­ша­юсь, — не о пло­ти сво­ей, что­бы ей полег­че было, думал батюш­ка, а о воле Божи­ей. Не забы­вал он нас — я хоро­шо запом­нил, что, при­бли­жа­ясь к окон­ча­нию сво­ей зем­ной жиз­ни, он все вре­мя повто­рял: «Милень­кие мои, милень­кие, про­сти­те меня за всё». Да, мы все хоро­шо пом­ним, в каком бла­го­дат­ном внут­рен­нем состо­я­нии ухо­дил в мир иной наш люби­мый батюш­ка. Я отчет­ли­во видел, какой уста­ло­стью были напол­не­ны его гла­за. И при всем этом в них све­ти­лась бес­ко­неч­ная любовь ко всем нам, с кото­ры­ми он про­щал­ся. Пони­мал наш молит­вен­ник, что совсем ско­ро он дол­жен будет пред­стать перед Всевышним.

- Зна­е­те, когда они при­е­ха­ли с матуш­кой Ната­льей сюда, — при­знал­ся иерей Вяче­слав, — несмот­ря на слож­ность ситу­а­ции, я видел, что Гос­подь даро­вал мне сча­стье быть с ним все пери­о­ды этой тяж­кой болез­ни. Я под­твер­ждаю, что в то вре­мя у него прак­ти­че­ски не было здо­ро­вой зоны голов­но­го моз­га, опу­холь заня­ла всю череп­ную короб­ку! Все было опу­та­но этим страш­ным спру­том. При том пора­же­нии, кото­рое было у батюш­ки, — я как врач утвер­ждаю это! — он дол­жен был уме­реть от боли, от жут­кой боли! В таком состо­я­нии жить про­сто невоз­мож­но. В любое мгно­ве­ние мог­ло оста­но­вить­ся серд­це, заме­реть кро­во­об­ра­ще­ние, пре­кра­тить­ся дыха­ние. Батюш­ка же не испы­ты­вал ника­кой боли, не было ника­ких её про­яв­ле­ний. Есте­ствен­но, перед смер­тью начал­ся отек моз­га. Но это был очень корот­кий процесс.

- Мы были у него, — с гру­стью доба­ви­ла матуш­ка, — бук­валь­но за день до его кон­чи­ны. Не ведая тогда все­го, о чем вы нам рас­ска­за­ли, мы дога­ды­ва­лись о тяж­ких, раз­ру­ши­тель­ных процессах.

- Я был у него за сут­ки до смер­ти, — отве­ты док­то­ра ста­но­вят­ся мучи­тель­но мед­лен­ны­ми, — зна­е­те, я, недо­стой­ный, дерз­нул взять его руку, поло­жил ее себе на голо­ву и попро­сил его бла­го­сло­ве­ния. И отец Вла­ди­мир бла­го­сло­вил меня. Если бы вы зна­ли, какое это было благословение!..

Мы не мог­ли сдер­жать слез, слу­шая подроб­но­сти этой уди­ви­тель­ной кончины…

- Ухо­дил он так, как мы молим в про­си­тель­ной екте­нии: «хри­сти­ан­ской кон­чи­ны — без­бо­лез­нен­ной, непо­стыд­ной, мир­ной». Имен­но такой смер­ти мы все­гда про­сим. Он так и ушел…

«Ибо, если мы веру­ем, что Иисус умер и вос­крес, то и умер­ших в Иису­се Бог при­ве­дет с Ним… и мерт­вые во Хри­сте вос­крес­нут преж­де…» (1 Фес.4; 14—16).

- Батюш­ка, — нару­ши­ла дол­гое мол­ча­ние матуш­ка Люд­ми­ла, — а что вас под­толк­ну­ло к руко­по­ло­же­нию в сан свя­щен­ни­ка? Быть может, повли­я­ла на это судь­ба отца Вла­ди­ми­ра, обще­ние с ним?

- Мно­го было момен­тов, кото­рые спо­соб­ство­ва­ли это­му, — заду­мал­ся седо­вла­сый иерей Вяче­слав, — мыс­ли о руко­по­ло­же­нии у меня были и преж­де, дол­го я таил их в себе, оста­нав­ли­вая себя: ну, нель­зя же так. Отец Вла­ди­мир — это пер­вый свя­щен­ник, кото­ро­му я открыл свой помы­сел. До это­го я про­сто изму­чил себя, осо­зна­вая, что недо­сто­ин, пока не открыл­ся ему.

- Ну, и каков же был ответ?

- Батюш­ка бла­го­сло­вил меня молить­ся, — лицо Кула­ги­на оза­ри­лось тихой улыб­кой, — молить­ся о том, что­бы по это­му пово­ду свер­ши­лась воля Божья. Я про­сто уве­рен, что без это­го бла­го­сло­ве­ния ниче­го бы не про­изо­шло. Зна­е­те, был ещё один уди­ви­тель­ный момент: еще до мое­го руко­по­ло­же­ния он бла­го­сло­вил мне свою рясу — вот такое необыч­ное для миря­ни­на бла­го­сло­ве­ние. А ещё батюш­ка попро­сил меня, что­бы, когда поеду на раз­го­вор к вла­ды­ке, сооб­щил ему, что­бы нам поехать вме­сте. А как вме­сте — когда он лежит на смерт­ном одре?.. И вот, когда отца Вла­ди­ми­ра не ста­ло, подо­шло вре­мя ехать к мит­ро­по­ли­ту Лаза­рю по пово­ду мое­го руко­по­ло­же­ния. Я, вспом­нив наш раз­го­вор, тихонь­ко ска­зал: «Батюш­ка, я дол­жен ехать. Поеха­ли со мной». Это было неве­ро­ят­но, но я чув­ство­вал, что отец Вла­ди­мир неви­ди­мо был с нами на раз­го­во­ре. Все про­бле­мы раз­ре­ши­лись каким-то чудом: про­сто момен­таль­но, как бы сами собой. Уве­рен, что батюш­ка вымо­лил, что­бы свер­ши­лась воля Божья. И теперь ощу­щаю, что батюш­ка посто­ян­но с нами. Вы, отец Миха­ил, я знаю, дав­но зна­ли отца Вла­ди­ми­ра. После его смер­ти у вас не воз­ни­ка­ло ощу­ще­ния того, что он рядом?

- Да, я чув­ствую это посто­ян­но. И мно­гие люди рас­ска­зы­ва­ют о том же. Часто при­ез­жаю в Сева­сто­поль, обя­за­тель­но при­хо­жу к его могил­ке, знаю — он рядыш­ком. Сла­ва Богу за всё!

Дей­стви­тель­но, наш доро­гой батюш­ка Вла­ди­мир не остав­ля­ет меня. Он — пер­вый крым­ский свя­щен­ник, с кото­рым я позна­ко­мил­ся еще во вре­мя служ­бы в Дне­про­пет­ров­ской, а затем в Кри­во­рож­ской епар­хии. Я всё вре­мя стре­мил­ся к нему, мне так нуж­ны были его муд­рые сове­ты, его любя­щие гла­за. Слу­жил он в Ста­ром Кры­му — я ездил к нему туда, после его пере­во­да в Топлов­скую Свя­то-Парас­ке­ви­ев­скую оби­тель — этот мона­стырь стал для меня род­ным. Когда он по бла­го­сло­ве­нию вла­ды­ки Лаза­ря пере­ехал в Сева­сто­поль, то ска­зал мне:

- Пере­би­рай­ся-ка ты, отец Миха­ил, в мона­стырь, твоя оче­редь при­шла слу­жить здесь.

Так и полу­чи­лось. При­е­хал я из дале­кой Дне­про­пет­ров­щи­ны на при­ем к вла­ды­ке Лаза­рю. И так же, как отец Вяче­слав, ощу­щал, что отец Вла­ди­мир — рядом. Я уве­рен, что имен­но по его молит­вам свер­ши­лась милость Божия: в этот же день все доку­мен­ты были под­пи­са­ны, и сей­час я слу­жу в Топлов­ской оби­те­ли. По сего­дняш­ний день не толь­ко я, но и мно­гие близ­кие мне люди ощу­ща­ют: несмот­ря на то, что про­то­и­е­рея Вла­ди­ми­ра вро­де бы и нет на зем­ле, но он рядом с нами.

Наверх

«СИРОТСТВО, КАК БЛАЖЕНСТВО»

…Хри­стос вос­крес из мерт­вых, пер­ве­нец из умер­ших. Ибо, как смерть через чело­ве­ка, так через чело­ве­ка и вос­кре­се­ние мерт­вых. Как в Ада­ме все уми­ра­ют, так во Хри­сте все ожи­вут, каж­дый в сво­ем поряд­ке: пер­ве­нец Хри­стос, потом Хри­сто­вы, в при­ше­ствие Его.

1 Кор. 15; 20–23

Хотя Еван­ге­лие гово­рит нам, что на небе­сах вче­раш­нее горе явит нам радость, наша зем­ная жизнь там, ско­рее все­го, будет иметь нега­тив­ные послед­ствия: зем­ные избы­точ­ные, дале­ко не все­гда без­греш­ные уте­хи выльют­ся в реаль­ные сле­зы, богат­ство зем­ное явит пол­ное небес­ное нищен­ство, пре­муд­рость мир­ская — духов­ную тьму.

Гово­ря о нас, людях, кото­рые пока ещё оста­лись на этой греш­ной зем­ле, хочет­ся при­ве­сти сло­ва архи­манд­ри­та Рафаила:

«…Мы можем испра­вить наши гре­хи и ошиб­ки молит­вой за умер­ших — еще в боль­шей сте­пе­ни, чем если бы они были с нами на зем­ле. И у мерт­во­го мы можем про­сить про­ще­ния, как у живо­го, осо­бен­но у его моги­лы. <… > Души умер­ших бла­го­да­ри­ли за молит­вы о них или явля­лись тем, с кем рань­ше нахо­ди­лись во враж­де, что­бы вза­им­но про­стить друг дру­га. Живые и усоп­шие отде­ле­ны друг от дру­га, но в Церк­ви Хри­сто­вой наши души нахо­дят­ся с ними в един­стве. Свет цер­ков­ных молитв оза­ря­ет не толь­ко зем­лю, но и глу­би­ны ада; он несет облег­че­ние и отра­ду тем, кто может вос­при­нять его лучи <… > В этих молит­вах — уте­ше­ние мерт­вым и нази­да­ние живым; это плач о брен­но­сти и гре­хов­но­сти нашей жиз­ни, но в нем слыш­на и надеж­да. Мерт­вые ждут от нас мило­сти. И как же будут они бла­го­да­рить тех, кто молил­ся за них, когда встре­тят­ся с ними в загроб­ном мире![41]»

В осен­ний день мы подъ­е­ха­ли к Сева­сто­поль­ско­му клад­би­щу. При­тих­ли ста­рые дере­вья в ярком убран­стве зату­ха­ю­щей осе­ни — от сдер­жан­ных корич­не­ва­то-золо­ти­стых до прон­зи­тель­но жел­тых и густо баг­ря­ных тонов. Сквозь пыш­ную лист­ву, на гла­зах осы­па­ю­щу­ю­ся с дере­вьев, про­сту­па­ют соста­рив­ши­е­ся вет­ви, в сво­ём непо­вто­ри­мом рит­ме напо­ми­на­ю­щие руки моля­щих­ся людей, тяну­щи­е­ся к небе­сам. В сто­рон­ке замер­ла клад­би­щен­ская цер­ковь, доб­ро­сер­деч­но рас­пах­нув­шая свои вра­та пред каждым…

Начи­наю слу­жить пани­хи­ду у могил­ки отца Вла­ди­ми­ра. Уди­ви­тель­но: мы зара­нее нико­го не при­гла­ша­ли, но как-то неза­мет­но при пер­вых сло­вах молитв вокруг появи­лись люди. Как позд­нее выяс­ни­лось, это были не слу­чай­ные про­хо­жие, оста­но­вив­ши­е­ся помо­лить­ся. Эти люди были из раз­лич­ных горо­дов и сел, но все они хоро­шо зна­ли и люби­ли батюш­ку. И вот эта любовь собра­ла нас всех на поми­но­ве­ние доро­го­го нам про­то­и­е­рея Владимира.

Под тихий шелест осен­ней непо­го­ды зву­чат сло­ва псал­ма «Живый в помо­щи Выш­ня­го…», при­зы­ва­ю­ще­го людей пола­гать свое упо­ва­ние на Божие покро­ви­тель­ство. Серд­це чув­ству­ет, как уста отца Вла­ди­ми­ра про­из­но­сят вме­сте с любя­щей его матуш­кой Ната­льей: «Речет Гос­по­де­ви: Заступ­ник мой ecu и при­бе­жи­ще мое, Бог мой, и упо­ваю на Него».

Все вме­сте повто­ря­ем сло­ва про­ро­ка: «Дол­го­тою дней испол­ню его, и явлю ему спа­се­ние Мое».

Молит­ся народ: «Яко да Гос­подь Бог учи­нит душу его, иде­же пра­вед­ный упо­ко­я­ют­ся. …Упо­кой душу усоп­ше­го раба Тво­е­го, про­то­и­е­рея Вла­ди­ми­ра, в месте свет­ле, в месте злачне, в месте покойне, отню­ду­же отбе­же болезнь, печаль и воздыхание».

Закан­чи­ва­ет­ся пани­хи­да… А в серд­це навяз­чи­во бьет­ся мысль: вот мы здесь сто­им на нашей греш­ной зем­ле, молим­ся, тру­дим­ся, любим близ­ких нам людей. Мы — здесь на зем­ле, а ты, батюш­ка — в ней, сырой, в могил­ке. Каза­лось бы, кому же из нас сей­час лучше?..

Но, рас­суж­дая по пово­ду этой бес­по­кой­ной мыс­ли, пони­ма­ешь неумест­ность горест­ных вос­кли­ца­ний, кото­рые при­хо­дит­ся ино­гда слышать:

- Как же это ужас­но, что тако­го чело­ве­ка нет с нами!

В сти­хо­тво­ре­нии Бел­лы Ахма­ду­ли­ной «По ули­це моей кото­рый год…» есть уди­ви­тель­ные стро­ки: «И ощу­тить сирот­ство, как блаженство».

Да, после ухо­да от нас отца Вла­ди­ми­ра оно есть, это наше сирот­ство. Даже те люди, кото­рые ранее оби­жа­лись на батюш­ку за то, что, на их взгляд, он вро­де бы мало­ва­то уде­лил им вни­ма­ния, сей­час вдруг поня­ли, что с его ухо­дом они ста­ли сиро­та­ми вооб­ще. И мно­гие люди сей­час пла­чут об этом, очень многие.

Но мож­но ли в этом сирот­стве ощу­тить бла­жен­ство? Духов­но укреп­ля­ясь в люб­ви и молит­ве за люби­мо­го чело­ве­ка, мы посте­пен­но убеж­да­ем­ся, что день его смер­ти — это не день уни­что­же­ния, а день ново­го рож­де­ния для веч­ной жиз­ни; день пере­хо­да бес­смерт­ной души чело­ве­че­ской в дру­гие усло­вия жиз­ни, где нет места зем­ным болез­ням, печа­лям и воз­ды­ха­ни­ям. Если мы гово­рим о бес­смерт­ной душе чело­ве­ка и, в част­но­сти, наше­го люби­мо­го батюш­ки, то тут поня­тие «бла­жен­ство» уже при­сут­ству­ет спол­на, при­сут­ству­ет для его веч­но живой души.

Поэто­му вопрос: «Кому из нас сей­час луч­ше — тебе, батюш­ка, или нам?» ухо­дит из сердца.

«Во бла­жен­ном успе­нии веч­ный покой подаждь, Гос­по­ди, усоп­ше­му рабу Тво­е­му, про­то­и­е­рею Вла­ди­ми­ру, и сотво­ри ему веч­ную память».

«Веч­ная память, веч­ная память», — раз­но­сит­ся наше пес­но­пе­ние по замер­ше­му осен­не­му кладбищу.

Веч­ная тебе память, наш доро­гой и горя­чо люби­мый друг, молит­вен­ник и настав­ник батюш­ка Владимир!

Имен­но в этом — глав­ный смысл и содер­жа­ние нашей зем­ной жиз­ни, кото­рая гото­вит нас через пока­я­ние к пере­хо­ду в мир иной, к встре­че с Гос­по­дом. К нам с вами обра­ще­ны сло­ва Иису­са Хри­ста: «…Наи­па­че ищи­те Цар­ствия Божия, и это всё при­ло­жит­ся вам» (Лк. 12; 31).

И нам всем надо уже здесь и сей­час, достой­но неся тер­но­вый венец сво­ей болез­ни, всей сво­ей жиз­ни, — при­бли­жать­ся к Цар­ствию Небесному.

Наверх

РАК – ЭТО ЧУДО ПРОБУЖДЕНИЯ

В уте­ше­ние и нази­да­ние моим доро­гим чита­те­лям мне хоте­лось бы при­ве­сти ста­тью Евге­нии Кова­лен­ко из г.Владивостока «Жизнь моя раз­де­ли­лась на “до” и “после”», опуб­ли­ко­ван­ную в жур­на­ле «Наслед­ник». Какой уди­ви­тель­ной верой и надеж­дой дышит этот чест­ный, искрен­ний, ниче­го не при­укра­ши­ва­ю­щий рассказ!

«Я знаю: так быва­ет прак­ти­че­ски у всех людей.

Ведь у каж­до­го чело­ве­ка про­ис­хо­дят в жиз­ни зна­ме­на­тель­ные, зна­ко­вые собы­тия, кото­рые и делят ее на “до” и “после”. У меня, как и у мно­гих в онко­ло­ги­че­ском лени­е­нии, — “до” диа­гно­за и “после” него…

Об этой боляч­ке чело­век, близ­ко к ней не при­кос­нув­ший­ся, зна­ет так мало, что, узнав о диа­гно­зе, испы­ты­ва­ет, мяг­ко гово­ря, шок.

“Рак — это смерть!” — пер­вая мысль. Вто­рая: “После рака жиз­ни нет, а та, кото­рая есть, — не жизнь, поэто­му луч­ше сра­зу уме­реть!” Но это совсем не так! Есть на све­те вещи и пострашнее.

“До ” ‑я не мог­ла себе даже при­знать­ся в том, что меня кто-то любит. Вот и вера моя была настоль­ко сла­ба, что я поз­во­ли­ла себе расслабиться.

А “после”…

После я ста­ла заме­чать, как мно­го на ули­це жен­щин раз­ных воз­рас­тов в пари­ках (облы­сев­ших после химио­те­ра­пии и облу­че­ния). Как мно­го инва­ли­дов, вхо­дя­щих в авто­бус, пока­зы­вая свои льгот­ные про­езд­ные. А с виду такие кра­си­вые, бла­го­по­луч­ные люди! Я ста­ла одной из них — полу­ча­ю­щих злые и обид­ные сло­ва в спи­ну от водителей.

После узна­ешь, что онко­ло­ги­че­ские отде­ле­ния пере­пол­не­ны настоль­ко, что даже лече­ния и облу­че­ния при­хо­дит­ся ждать до тех пор, пока твоя ста­дия рака не перей­дет в сле­ду­ю­щую, более тяже­лую. Что не все бес­плат­но, а даже наобо­рот — все это очень неде­ше­во. После узна­ешь, како­во это — попа­дать на при­ем к сво­е­му вра­чу или про­хо­дить комис­сию на общих осно­ва­ни­ях. Нуж­но вста­вать в пять утра не один день, что­бы взять талон, прой­ти оче­ред­ные обсле­до­ва­ния, сдать ана­ли­зы и т.п. В тол­пе таких же несчаст­ных, боль­ных, теря­ю­щих созна­ние, при­ез­жа­ю­щих Бог зна­ет отку­да, даже ночу­ю­щих здесь же, под сте­на­ми онко­ло­ги­че­ско­го цен­тра, еле сто­я­щих на ногах людей (в основ­ном пожи­ло­го воз­рас­та, моло­дые про­сто пла­тят за уско­ре­ние про­цес­са), непре­стан­но огры­за­ясь и отста­и­вая свое место под “онко­ло­ги­че­ским солнцем “.

“После” уже про­шло пол­то­ра года. Гово­рят, это самое труд­ное вре­мя, когда начи­на­ешь пере­оце­ни­вать все (или не начи­на­ешь вовсе), но уже чет­ко и ясно пони­ма­ешь, для чего тебе здесь, на Зем­ле, необ­хо­ди­мо вре­мя. Это самое вре­мя ста­но­вит­ся поис­ти­не дра­го­цен­ным, и бес­ко­неч­но каешь­ся в душе и на испо­ве­ди за его нера­зум­ную растрату.

“После” — это осо­зна­ние того, что уже сил у тебя оста­лось напо­ло­ви­ну, на треть, на чет­верть от тех, что были рань­ше, и отно­сить­ся к этим силам физи­че­ским нуж­но береж­но и неж­но, рав­но­мер­но рас­пре­де­ляя их меж­ду насущ­ны­ми и неза­вер­шен­ны­ми делами.

После пони­ма­ешь, как мно­го и мно­гим ты дол­жен в этой жиз­ни. А Богу про­сто дол­жен за всё. Пони­ма­ешь, что нуж­но мак­си­маль­но стре­мить­ся к тому, что­бы дол­ги эти хотя бы частич­но отдать и пока­ять­ся в том, что мно­гие из них ты уже не смо­жешь вернуть.

После при­хо­дит осо­зна­ние, что нуж­но, преж­де все­го, научить­ся про­щать. Ина­че выдан­ный аванс на жизнь не оправ­дан! Про­щать всех и за все. Что люди — все, под­чер­ки­ваю: все — хоро­шие в сво­ем нача­ле и побуж­де­ни­ях. Даже если так совсем не кажет­ся. А в тво­их соб­ствен­ных неуда­чах и несбыв­ших­ся надеж­дах вино­ва­ты не они, а грех. Ну да, тот самый пер­во­род­ный грех непо­слу­ша­ния. А вы-то дума­ли — какой? И про­стить всех: раз­ве­ден­ных папу и маму (каж­до­го по-сво­е­му несчаст­но­го от соде­ян­но­го), мало зара­ба­ты­ва­ю­ще­го мужа (дума­ешь, он не жела­ет боль­ше­го?), пло­хо гото­вя­щую, свар­ли­вую жену (сама, небось, муча­ет­ся), небла­го­дар­ных детей (а за что им тебя бла­го­да­рить? За веч­ную твою заня­тость и «сви­да­ния» по выход­ным за ужи­ном, в луч­шем слу­чае?). А так­же ковар­ных сопер­ни­ков, под­лых кон­ку­рен­тов, вред­ных сосе­дей, целое поко­ле­ние моло­дых людей, ору­щих по вече­рам на дет­ских пло­щад­ках, свар­ли­вых ста­ри­ков, оли­гар­хов и невме­ня­е­мых сограж­дан — в общем, всех, кого, огля­нув­шись, уви­дишь. Того, кто толк­нул, плю­нул, обо­звал, не помог… Про­сто поду­мать надо: “А вдруг ему сей­час хуже? Намно­го хуже, чем мне “.

Ну вот, после и пони­ма­ешь, что от рака не умирают.

С ним испы­ты­ва­ют, как бы так ска­зать, смерть перед смер­тью. И живут. Живут, быва­ет, даже доль­ше мно­гих отно­си­тель­но здо­ро­вых людей. Рак — это акт спра­вед­ли­во­сти. Ведь все, что со мной про­ис­хо­дит, — пра­виль­но и зако­но­мер­но. Пло­ды моей про­шед­шей жиз­ни. Так что, сла­ва Богу за все.

Рак — это, так ска­зать, “послед­нее китай­ское пре­ду­пре­жде­ние” Все­выш­не­го с надеж­дой на твое пони­ма­ние и исправ­ле­ние. А воз­мож­но, если ты исце­лишь­ся, — спо­соб пока­зать Его Про­мы­сел на тво­ем примере.

Так что знай­те, дру­зья мои: рак — это чудо. Чудо про­буж­де­ния всех вокруг. Обыч­но никто не оста­ет­ся абсо­лют­но рав­но­душ­ным к тебе. Это чудо молит­вы тво­ей и за тебя. Это чудо воз­рож­де­ния к жиз­ни и даже, если ты сто­ишь на краю, чудо веры в то, что все закон­чит­ся хорошо.

Есть и такой взгляд на эту тему: если пере­не­сешь все стра­да­ния сто­и­че­ски и без­ро­пот­но, то это почти муче­ни­че­ство, за кото­рое нуж­но толь­ко бла­го­да­рить Бога.

Про­сто потом, после абсо­лют­но­го «после», будет лег­че. Пре­тер­пев­ший до кон­ца — спа­сет­ся. В общем, такое чудо».

Наверх

ИКОНА В ПОДАРОК ЗА СПАСЁННОГО

В пер­вый день Вели­ко­го поста в храм во имя свя­тых Кос­мы и Дами­а­на Рим­ских, что при инсти­ту­те рака и его дет­ском отде­ле­нии, из Успен­ской Поча­ев­ской лав­ры был достав­лен точ­ный спи­сок чудо­твор­ной Поча­ев­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри, освя­щен­ный на мощах пре­по­доб­ных Иова и Амфи­ло­хия Поча­ев­ских и на самом чудо­твор­ном образе.

Ико­на пере­да­на в дар хра­му и дет­ско­му отде­ле­нию в бла­го­дар­ность за исце­ле­ние маль­чи­ка Воло­ди Масти­ло, кото­рый про­хо­дил лече­ние в киев­ском инсти­ту­те онко­ло­гии. Под­рост­ку диа­гно­сти­ро­ва­ли одну из самых опас­ных форм рака — сар­ко­му Юин­га (соглас­но ста­ти­сти­ке, на Укра­ине нет детей, кото­рые бы выжи­ли с таким забо­ле­ва­ни­ем). Более того, у ребен­ка обна­ру­жи­ли мета­ста­зы в лег­ких, что прак­ти­че­ски исклю­ча­ло шан­сы на выздо­ров­ле­ние. Семья повез­ла маль­чи­ка в Поча­ев­скую лав­ру, где они про­жи­ли неко­то­рое вре­мя, усерд­но молясь Хри­сту, Пре­чи­стой Бого­ро­ди­це и пре­по­доб­ным Иову и Амфи­ло­хию Поча­ев­ским, участ­вуя в Цер­ков­ных Таин­ствах. По сви­де­тель­ству вра­чей, в насто­я­щее вре­мя Воло­дя пол­но­стью здо­ров. Теперь спи­сок чудо­твор­но­го поча­ев­ско­го обра­за, пода­рен­ный роди­те­ля­ми Воло­ди, ста­нет одной из свя­тынь боль­нич­но­го хра­ма[42].

Наверх

«СВЫШЕ ДАРОВАНА МНЕ ОТСРОЧКА…»

Быва­ет так, что и мило­сти, и скорб­ные посе­ще­ния чело­ве­ка Гос­по­дом — всё пере­ис­пы­та­но, и всё не впрок. И быва­ет тогда, что, дав чело­ве­ку пере­жить ещё одно испы­та­ние — смерт­ную болезнь — Гос­подь про­для­ет ему жизнь. Для чего? Для покаяния!

Поэто­му чело­век, выздо­рав­ли­ва­ю­щий после болез­ни, осо­бен­но после серьез­ной и опас­ной, дол­жен гово­рить: «Свы­ше даро­ва­на мне отсроч­ка, пока­юсь и исправ­лю свою жизнь по запо­ве­дям Христовым».

Хоте­лось бы каж­до­му, род­ные мои, поже­лать леле­ять в душе сво­ей пока­ян­ные сле­зы, ведь чер­та, отде­ля­ю­щая каж­до­го из нас от веч­ной жиз­ни, так близ­ка, что мы даже не пред­став­ля­ем… Это намно­го бли­же, чем нам обыч­но кажется!

Свя­тая Гора Афон — Топлов­ский мона­стырь — Москва — Севастополь

2005–2007.

Наверх

Приложение.

МОЛИТВЕННАЯ ПОМОЩЬ БОЛЯЩЕМУ

К кому с молит­вой обра­щать­ся в болез­ни? Конеч­но, преж­де все­го, к Гос­по­ду наше­му Иису­су Хри­сту — с тер­пе­ни­ем, пока­я­ни­ем, бла­го­дар­но­стью. Всё — и жизнь наша, и здо­ро­вье, и болезнь — в Руках Его. Чело­век всё полу­ча­ет по вере сво­ей и по мило­сти Божи­ей. Поэто­му мож­но молить­ся о помо­щи и Божи­ей Мате­ри, и раз­лич­ным свя­тым, к кото­рым осо­бо рас­по­ло­же­но серд­це, — все они будут наши­ми хода­та­я­ми и молитвенниками.

Но есть свя­тые, к кото­рым при­ня­то сугу­бо обра­щать­ся в болез­ни — они при жиз­ни име­ли опыт помо­щи недуж­ным людям. И преж­де все­го это свя­той вели­ко­му­че­ник и цели­тель Пан­те­ле­и­мон, память кото­ро­го совер­ша­ет­ся 27 июля / 9 августа.

Свя­той цели­тель Пан­те­ле­и­мон жил в Нико­ми­дии в II веке при импе­ра­то­ре Мак­си­ми­ане, при­бли­зив­шем его к себе за вра­чеб­ное искус­ство. В то вре­мя в Нико­ми­дии скры­ва­лись хри­сти­ане, пре­сви­те­ры Ермо­лай, Ермипп и Ермо­крат. Ермо­лай про­све­тил Пан­те­ле­и­мо­на све­том уче­ния Хри­сто­ва, и он стал посто­ян­но посе­щать пре­сви­те­ров. Одна­жды, уви­дев на ули­це мерт­во­го ребен­ка и уку­сив­шую его змею, Пан­те­ле­и­мон дал обет кре­стить­ся, если он суме­ет вос­кре­сить­ре­бен­ка. Он горя­чо помо­лил­ся Гос­по­ду — и свер­ши­лось чудо: ребе­нок ожил. Во испол­не­ние сво­е­го обе­та цели­тель крестился.

Не беря ника­кой пла­ты, он исце­лял име­нем Гос­по­да убо­гих и страж­ду­щих, осо­бен­но хри­сти­ан, томив­ших­ся в тюрь­мах. По доно­су зави­до­вав­ших ему вра­чей Пан­те­ле­и­мо­на под­верг­ли за испо­ве­да­ние хри­сти­ан­ской веры жесто­ким пыт­кам: пове­си­ли на дере­ве, жгли све­ча­ми, потом рва­ли желез­ны­ми ког­тя­ми, коле­со­ва­ли, бро­са­ли в кипя­щее оло­во, пыта­лись уто­пить в море. Дикие зве­ри, кото­рым он был бро­шен на рас­тер­за­ние, лиза­ли ему ноги, а народ, видя это, кричал:

- Велик Бог христианский!

Св. Пан­те­ле­и­мо­на при­вя­за­ли к мас­лич­но­му дере­ву и хоте­ли отру­бить голо­ву, но свя­той стал молить­ся, и меч не при­чи­нил ему вре­да, а с неба раз­дал­ся вдруг голос, утвер­жда­ю­щий пере­ме­ну язы­че­ско­го име­ни Пан­то­ле­он («по все­му лев») на соот­вет­ству­ю­щее его жиз­ни и подви­гу имя Пан­те­ле­и­мон («все­ми­ло­сти­вый») и при­зы­ва­ю­щий стра­сто­терп­ца в Небес­ное Цар­ство. Пала­чи упа­ли на коле­ни и отка­за­лись уби­вать муче­ни­ка, св. Пан­те­ле­и­мон же велел им выпол­нить свое дело. Когда ему отру­би­ли голо­ву, из раны потек­ло вме­сто кро­ви моло­ко, а мас­ли­на тут же покры­лась пло­да­ми. Бро­шен­ное в костер тело вели­ко­му­че­ни­ка не сго­ре­ло и было погре­бе­но хри­сти­а­на­ми. Мощи св. Пан­те­ле­и­мо­на разо­шлись по все­му хри­сти­ан­ско­му миру, а его чест­ная гла­ва нахо­дит­ся ныне в Рус­ском Пан­те­ле­и­мо­но­вом мона­сты­ре на Афоне.

Почи­та­ние свя­то­го в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви извест­но с XII века: вели­кий князь киев­ский Изя­с­лав, в свя­том кре­ще­нии Пан­те­ле­и­мон (ок. 1097–1154), имел изоб­ра­же­ние свя­то­го на шле­ме и его заступ­ле­ни­ем остал­ся жив во вре­мя бит­вы 1151 года. Вели­ко­му­че­ник Пан­те­ле­и­мон почи­та­ет­ся Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью как покро­ви­тель вои­нов и мило­сти­вый цели­тель. Бес­чис­лен­ны сви­де­тель­ства рус­ской исто­рии об исце­ле­ни­ях свя­тым Пан­те­лей­мо­ном боля­щих, а так­же о пре­кра­ще­нии по его пред­ста­тель­ству пред Богом страш­ных моро­вых повет­рий и эпи­де­мий. К свя­то­му Пан­те­ле­и­мо­ну обра­ща­ют­ся веру­ю­щие с моль­бой об уми­ло­стив­ле­нии «небес­на­го вер­хов­но­го Вра­ча душ и телес наших».

Бла­го­дат­ный целеб­ный источ­ник св. Пан­те­ле­и­мо­на нахо­дит­ся в Авто­ном­ной Рес­пуб­ли­ке Крым, г.Старый Крым.

Св. Пан­те­ле­и­мон все­гда был покро­ви­те­лем вра­чей и боль­ных. Поэто­му сла­во­сло­вие вели­ко­му­че­ни­ку Пан­те­ле­и­мо­ну и всем свя­тым будет логич­ным завер­ше­ни­ем книги.

Наверх

Канон святому великомученику и целителю Пантелеимону

Тво­ре­ние Феофа́ново. Глас 2‑й.

Песнь 1

Ирмо́с: Во глу­бине́ постла́ ино­гда́ фараони́тское всево́инство преоруже́нная си́ла, вопло́щшееся же Сло́во всезло́бный грех потреби́ло есть; препросла́вленный Госпо́дь сла́вно бо просла́вися.

При­пев: Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Присту́пль усерд­но ко Хри­сту, преж­де сконча́ния, еже о Хри­сте, мерт­ве­ца́ пе́рвее воз­двигл еси. Ныне же мя, пребога́те, умерщвле́на грехо́вным угрызе́нием, тво­и­ми молит­ва­ми, Пан­те­лей­моне, оживотвори́.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Возси́я, яко­же звез­да́, нося́ в ю́ности ста́ростный[43] и Бого­муд­рый ра́зум, добро́тою же тела благоле́пие души́ стяжа́в, препросла́вленному Сло­ву явил­ся еси прекра́сен.

Свя­тым вели­ко­му­че­ни­че и целеб­ни­че Пантелеи́моне, моли Бога о нас.

Умертви́вся миру и во Хри­сте, бла­женне, оде́явся ба́нею Креще́ния, был еси богоно́сен орга́н и прия́телище де́йства[44] Ду́ху, всем угожда́я, всех уврачу́я неду́ги.

Сла­ва: Пре­муд­рость сест­ру́ себе притвори́в[45] и прича́стник жи́зни ведо́м, от не́я почти́лся еси и венце́м дарова́ний украси́лся еси, Боже­ствен­ныя зари́, бла­женне, облиста́я све́тлостию.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Благослове́ньми, Пре­свя­тая Чистая, есте­ство́, уда́лено преслуша́нием бы́вшее от Зижди́теля, Хри­ста ро́ждши, венча́ла еси и тле́ния свободи́ла еси. Те́мже, ра́дующеся, вси ве́рнии, Тя ублажа́ем.

Ката­ва­сия: Моли́ Бога о нас, свя­тый великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, яко мы усерд­но к тебе при­бе­га­ем, ско­ро­му помощ­ни­ку и молит­вен­ни­ку о душа́х наших.

Песнь 3

Ирмо́с: Про­цве­ла́ есть пусты́ня, я́ко крин, Го́споди, язы́ческая неплодя́щая, Цер­ковь прише́ствием Тво­им, в не́йже утверди́ся мое се́рдце.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Сло­ве­са́ Духа услы́шав, был еси яко зем­ля до́брая и благопло́дная, прие́мый се́мя многоце́нно и роди́вый, треблаже́нне, спасе́ние душа́м.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Умертви́л еси мудрова́ние змии́на угрызе́ния и ду́шу оживи́л еси, богодохнове́нно возроди́вся и Царю всех предстоя́.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Посрами́л еси безбо́жное мучи́телей повеле́ние и ко Хри­сту прите́кл еси, вме­сто всех Сего́ стяжа́в, и был еси, Бого­муд­ре, вели­кий купе́ц.

Сла­ва: Ма́тере тво­ея́ благоче́стие возлю́бль, сла́вне, о́тчее же возненави́дел еси безбо́жие многомяте́жное, яко име́я ра́зум, лу́чшее избра́л еси.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Нося́й Боже­ствен­ным манове́нием всю тварь, Гос­подь на руку́ но́сится Твое́ю, Дево. Его́же ныне моли́ изба́вити от бед пою́щия Тя.

Моли́ Бога о нас, свя­тый великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, яко мы усерд­но к тебе при­бе­га­ем, ско­ро­му помощ­ни­ку и молит­вен­ни­ку о душа́х наших.

Го́споди, поми́луй (три­жды).

Седа́лен, глас 4

До́бляго страда́льца благоче́стия Хри­сто­ва восхва́лим све́тло Пантелеи́мона, ве́рнии, псал­мы́, и пе́нии, и пе́сньми духов­ны­ми, и́мже мучи́тельство неви́димаго вра­га си́лою Боже­ствен­ною попра́ся и неду́гов исце­ле­ние бога́тно от Гос­по­да дарова́ся творя́щим ве́рно Боже­ствен­ный и честны́й празд­ник его.

Сла­ва, глас той­же: Ермола́я мудра­го, муче­ни­че, слове́с послу́шал еси и оста́вил еси а́бие худо́жество земно́е, яко ме́рзко, яко не кре́пко, яко губи́тельно, име́я Хри­сто­вы стра́сти, уче́ния жиз­ни в серд­це тво­ем, неисце́льно стра́ждущим здра́вие, Пантелеи́моне, да́руя. Те́мже моли́ся о творя́щих любо­вию память твою.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Треволне́нии страст­ны­ми, безсо́вестный аз, обурева́емь, Чистая, при­зы­ваю Тя те́пле: да не пре́зриши мене́, окая́ннаго, поги́бнути, бе́здну милосе́рдия ро́ждши, ра́зве бо Тебе наде́жды не и́мам, да не враго́м у́бо обра́дование и смех, наде́явся на Тя, и́бо мо́жеши, ели́ко хо́щеши, я́ко Ма́ти сущи всех Бога.

Песнь 4

Ирмо́с: Прише́л еси́ от Де́вы не хода́тай, ни А́нгел, но Сам, Го́споди, вопло́щся, и спасл еси́ все­го мя, челове́ка. Тем зову́ Ти: сла́ва си́ле Тво­ей, Го́споди.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

После́дуя Вла­ды­це любо́вию, расточи́л еси богат­ство ни́щим, себе обнажа́я к стра­да­нию, е́же и проше́л еси́, ве́чныя наде́жды прови́дев.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пан­те­ле­и­моне, моли́ Бога о нас.

Хвале́ния Богу жерт­ву прине́сл еси́, я́ве возгнуша́вся и́дольских треб, все же шата́ние[46] нечести́вых, страсто-те́рпче, попра́л еси.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Снеда́емым за́вистию и гне́вом бори́мым, непобори́мую силу сим предста́вил еси́, му́чениче, и побе­дил еси злочести́вое томле́ние, вооружи́вся.

Сла­ва: Иже стар­ца Симео́на рука́ми держи́мый, стар­ца тя глаго́лы, Пан­те­ле­и­моне, уло­ви́ к Боже­ствен­но­му разуме́нию и ко мно­гих спасе́нию и избавле́нию.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Ю́ныя и де́вы во след Тебе потеко́ша, Де́ву и Отрокови́цу Тя и Ма́терь зря́ще, еди́на бо обоя́ во еди́но собра­ла́ еси несказа́нно, Богоневе́сто.

Моли́ Бога о нас, свя­тый великому́чениче и целе́бниче Пан­те­ле­и­моне, яко мы усерд­но к тебе при­бе­га­ем, ско­ро­му помощ­ни­ку и молит­вен­ни­ку о душа́х наших.

Песнь 5

Ирмо́с: Просвеще́ние во тьме лежа́щих, спасе́ние отча́янных, Хри­сте́, Спа́се мой, к Тебе у́тренюю, Царю́ ми́ра, про­све­ти́ мя сия́нием Тво­им, ино­го́ бо ра́зве Тебе, бо́га не зна́ю.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Радост­но подви­ги подъя́л еси муче́ния, огражде́н силою Боже­ствен­ною, и, тер­пе­ни­ем твер­до муче́ния подъе́мля, ра́дуяся, вопия́л еси: ино́го бо, ра́зве Тебе, бога не зна́ем.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

На подвиг борь­бы вступи́в, бла­женне, Боже­ствен­ною силою превозмо́гл еси безбо́жных нечести́вое тира́нство и неи́стовство идолослуже́ния, обле́кся во Хри­ста, Судию́ и Венча́теля подвигов.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Ю́ношеско ты противле́ние име́я и тве́рдостию души́ возставле́ние стя­жав, вся­ку я́зву до́блественне пре­тер­пел еси, и му́жеским, бла­женне, у́мом, бла­го­да­тию Боже­ствен­на­го Кре­ста́ укрепля́емь.

Сла­ва: Несогла́сное отри́ну веща́ние заблу́ждшим, Небес­ным уче­ни­ем страда́лец и мно­гим спа­се­нию пресла́вну бысть вино́вник, Тво­им де́йством, Хри­сте, укрепля́емь.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Рече́ния пре­муд­рых, и гада́ния вся, Препросла́вленная, и проро́к прорече́ния Тя прообража́ху проявле́нно напосле́док бы́ти Бо́жию Роди́тельницу, ины́я бо, ра́зве Тебе, чи́стыя не зна́ем.

Моли́ Бога о нас, свя­тый великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, яко мы усерд­но к тебе при­бе­га­ем, ско­ро­му помощ­ни­ку и молит­вен­ни­ку о душа́х наших.

Песнь 6

Ирмо́с: В бе́здне грехо́вней валя́яся, неизсле́дную милосе́рдия Тво­е­го призыва́ю бе́здну: от тли, Бо́же, мя возведи́.

Сняты́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Идо­лы ле́стныя оплева́л еси и возноси́мую пре́лесть упраздни́л еси, чудоде́йствуя ди́вная и тво­ря́ исце­ле­ния, Богомудре.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Вене́чник пока­зал­ся еси, всеизря́дне, скво­зе́ бо огнь ты про­шел еси и воду, и, на коле­си́ протяза́емь, пре­слав­но погуби́л еси безу́мныя.

Сла­ва: Мучи­те­лей суров­ство низложи́в, неудо́бь носи́мая бие́ния телес­ная душе́вною кре́постию, постра­дал еси, Бого­муд­ре, благодатию.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Содержа́й кон­цы зем­ли, яко Бог, Тво­и­ми рука­ми, Чистая, держи́тся описа́нием те́ла, Иже Боже­ствен­ным зра́ком неопи́санный.

Моли́ Бога о нас, свя­тый великому́чениче и целеб­ни­че Пантелеи́моне, яко мы усерд­но к тебе при­бе­га­ем, ско­ро­му помощ­ни­ку и молит­вен­ни­ку о душа́х наших.

Гос­по­ди, поми­луй (три­жды).

Конда́к, глас 5

Подража́тель сый Ми́лостиваго и исцеле́ний бла­го­дать от Него прие́м, страстоте́рпче и му́чениче Хри­ста Бога, моли́твами тво­и­ми душе́вныя на́ша неду́ги исце­ли́, отгоня́я при́сно бор­ца́ собла́зны от вопию́щих ве́рно: спа­си́ ны, Го́споди.

И́кос

Безсре́бреника память, до́бляго страда́льца, вер­на­го целе́бника, благоче́стно воспое́м, христолю́бцы, да прии́мем милость, па́че же оскве́рншии, я́коже и аз, своя́ хра́мы, душа́м бо и те́лом, возлю́бленнии, исцеле́ния подава́ет. Потщи́мся у́бо, ве́рная бра́тия, в сердца́х наших име́ти его кре́пость, избавля́юща от ле́сти вопию́щия: спа­си́ ны́, Го́споди.

Песнь 7

Ирм́ос: Т́елу злато́му прему́дрыя де́ти не послужи́ша, и в пла́мень са́ми поидо́ша, и бо́ги их обруга́ша, сре­ди́ пла́мене возопи́ша, и оро­си́ я́ А́нгел: услы́шася уже́ уст ва́ших моли́тва.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Закон­но страж­да́ и побе­див вра­га, приста́нище благоути́шно су́щим в мо́ри, славне, обурева́емым был еси, свет же су́щим во тьме жития́, и пе́ти научил еси: благослове́н Бог отец наших.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Блаже́н еси, и доб­ро́ тебе есть ныне, преб­ла­женне, восприи́мшему пребога́тную и бла­жен­ную наде́жду твою, угото́ванную верою Го́сподеви зову́щим: бла­го­сло­вен Бог отец наших.

Сла­ва: Свя­тых ду́ши, и пра­вед­ных ли́цы, и Безпло́тных чи́ни А́нгельстии прия́ша слико́вника тя, бла­женне, мече́м бо усече́н быв во гла­ву́, пое́ши, ра́дуяся: бла­го­сло­вен Бог отец наших.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Ору­жие, еже преж­де дре́важиво́тнаго нас отлучи́вшее, ныне, обраща́емо, прие́млет зна́менавшияся Кро́вию, из ребр Сы́на Тво­е­го изше́дшею, Пренепоро́чная. Благослове́на еси, Бога пло́тию ро́ждшая.

Моли́ Бога о нас, свя­тый великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, яко мы усерд­но к тебе при­бе­га­ем, ско­ро­му помощ­ни­ку и молит­вен­ни­ку о душа́х наших.

Песнь 8

Ирмо́с: В пещь о́гненную ко отроко́м евре́йским снизше́дшаго и пла́мень в ро́су прело́жшаго Бога по́йте дела́ я́ко Го́спода, и превозноси́те во вся ве́ки.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Благоприя́тное твое́я хи́трости душе́вное ослепле́ние о́тчее исцеля́ет, подаю́щее свет ве́рою, преб­ла­женне, притека́ющим и ко Спа́су Хри­сту наставля́ющее.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

За Хри­ста закла́н быв, к веч­ней жиз­ни премину́л еси и Богозва́нен яви́лся еси именова́нием Божи­им, Бого­муд­ре. Тем почита́ем тя и превозно́сим Хри­ста во ве́ки.

Сла­ва: Витий­ское отложи́в лю́тое му́дрых глумле́ние, Хри­сто­вым призыва́нием боле́зненных страсте́й коре́ния посека́еши, исцеля́я превознося́щия Хри­ста во ве́ки.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Безсме́ртия зарю́ ве́мы исто́чника Тя, Бого­ро­ди­це, яко ро́ждшую Сло́во Безсме́ртнаго Отца́, всех сме́рти избавля́ющего, превознося́щих Его во ве́ки.

Моли́ Бога о нас, свя­тый великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, яко мы усерд­но к тебе при­бе­га­ем, ско­ро­му помощ­ни­ку и молит­вен­ни­ку о душа́х наших.

Песнь 9

Ирмо́с: Безнача́льна Роди́теля Сын, Бог и Госпо́дь, вопло́щся от Де́вы, нам яви́ся, омраче́нная просвети́ти, собра́ти расточе́нная. Тем Всепе́тую Богоро́дицу велича́ем.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Преста́вился еси́, ра́дуяся, к жела́нию коне́чному, иде́же всели́вся, преб­ла­женне, бла­жен­ный конец прия́ти воис­тин­ну сподо́бился еси, сый со Влады́кою тво­им во ве́ки безконе́чныя.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Жела­ние полу­чил еси и люб­ве тво­ея́ исполне́ние, ка́плющей еще те́плей кро́ви, за Хри­ста излия́вшейся, от Него́же, ра́дуяся, прия́л еси вен­цы́ по́двигов твоих.

Святы́й великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, моли́ Бога о нас.

Львов уста́ и звере́й зия́ния, я́коже Дании́л дре́вле, ты обузда́л еси, весть бо стыде́тися, му́чениче, доб­ро­де­те­ли и безслове́сное есте­ство́. Те́мже тя, пресла́вне, соше́дшеся, ублажа́ем.

Сла­ва: Бога́тную бла́гость тебе Хри­стос да́рует, сокро­ви­ще исце­ле­ний нам да́руя и всеми́лостива изволе́нием тя пода́в вся́кому скорбя́щему, и приста́нище тихое, и предста́теля, и защи́тителя.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Яко руно́, Всенепоро́чная, дождь Небе́сный во утро́бе заче́нши, нам роди­ла́ еси тиши­ну́ Даю́щаго я́ко Бога Того́ пою́щим и Тя, Всепе́тую Бого­ро­ди­цу, пропове́дающим.

Моли́ Бога о нас, свя­тый великому́чениче и целе́бниче Пантелеи́моне, яко мы усерд­но к тебе при­бе­га­ем, ско­ро­му помощ­ни­ку и молит­вен­ни­ку о душа́́х наших.

Наверх

Акафист святому великомученику и целителю Пантелеимону

Кондак 1

Избран­ный стра­сто­терп­че Хри­стов и вра­чу бла­го­дат­ный, туне пода­яй неду­гу­ю­щим исце­ле­ния, пес­нь­ми вос­хва­ля­ем тя, заступ­ни­ка наше­го. Ты же, яко име­яй дерз­но­ве­ние ко Гос­по­ду, от вся­ких бед и болез­ней сво­бож­дай нас, любо­вию тебе зовущих:

Радуй­ся, вели­ко­му­че­ни­че и цели­те­лю Пантелеимоне.

Икос 1

Анге­ла зем­на­го и небес­но­го чело­ве­ка вемы тя, слав­ный Пан­те­ле­и­моне: ангель­скою бо непо­роч­но­стию и муче­ни­че­ством укра­шен, пре­се­ли­ся еси от зем­ли на небо, иде­же со Анге­лы и все­ми свя­ты­ми пред­стоя Пре­сто­лу Гос­по­да сла­вы, моли­ся о нас, зем­ных, почи­та­ю­щих тя зва­нии сими:

Радуй­ся, свет­ло­сте благочестия;

Радуй­ся, пре­слав­ный све­тиль­ни­че Церкве;

Радуй­ся, муче­ни­ков пре­чест­ных украшение;

Радуй­ся, вер­ных в непо­ко­ле­би­мом тер­пе­нии утверждение;

Радуй­ся, юно­сти пре­из­ряд­ная похвало;

Радуй­ся, побор­ни­че Хри­стов, в муже­стве неодоленный;

Радуй­ся, про­из­раст­ший в мире, пре­мир­ным явивыйся;

Радуй­ся, анге­ле во пло­ти, пре­вос­хо­дяй смертных;

Радуй­ся, небо­жи­те­лю всеблаженный;

Радуй­ся, Боже­ствен­на­го разу­ма вместилище;

Радуй­ся, имже вера возвысися;

Радуй­ся, имже пре­лесть низложися;

Радуй­ся, вели­ко­му­че­ни­че и цели­те­лю Пантелеимоне.

Кондак 2

Видя тя Вла­ды­ка сосуд избран, воз­лю­би души тво­ея доб­ро­ту. Ты бо зем­ную вся­кую сла­дость и сла­ву пре­зрев, вен­цем муче­ни­че­ским воз­же­лал еси укра­си­ти­ся, уязв­лен Боже­ствен­ною любо­вию, и вдох­но­вен­но поя: Аллилуиа.

Разум бого­дух­но­вен имея, о доб­лий вои­те­лю Пан­те­ле­и­моне, изу­мил еси царя Мак­си­ми­а­на муже­ством души тво­ея и сло­ве­сы, ими­же дерз­но­вен­но про­по­ве­дал еси Хри­ста. Тем­же похва­ля­ю­ще дерз­но­ве­ние твое, гла­го­лем ти сице:

Радуй­ся, угро­зы Мак­си­ми­а­на презревый;

Радуй­ся, сове­том нече­сти­вых не покоривыйся;

Радуй­ся, насаж­де­ние истин­на­го богопочитания;

Радуй­ся, иско­ре­не­ние демон­ска­го служения;

Радуй­ся, неистов­ства мучи­те­лей изобличителю;

Радуй­ся, идоль­ския пре­ле­сти низложителю;

Радуй­ся, раз­гна­вый нече­сти­вых соборища;

Радуй­ся, пре­ме­ни­вый тлен­ная на небесная;

Радуй­ся, собе­сед­ни­че неве­ще­ствен­ных Ангелов;

Радуй­ся, сли­ков­ство­ва­те­лю мно­го­стра­даль­ных святых;

Радуй­ся, имже сата­на посрамися;

Радуй­ся, имже Хри­стос прославися;

Радуй­ся, вели­ко­му­че­ни­че и цели­те­лю Пантелеимоне.

Кондак 3

Силою Выш­ня­го, даро­ван­ною тебе, и креп­ким тер­пе­ни­ем тво­им обез­си­лил еси мучи­те­ле­ву дер­зость, муже­ствен­ный побе­до­носче: огня, зве­рей, коле­са не убо­яв­ся и мечем усе­чен во гла­ву, венец побе­ды при­ял еси от Хри­ста Бога, взы­вая Ему: Аллилуиа.

Икос 3

Иму­щи оби­тель твоя все­дра­гую гла­ву твою, бого­муд­рый стра­сто­терп­че, яко пре­ве­ли­кое сокро­ви­ще, радо­сти испол­ня­ет­ся о сем, и любо­вию вос­пе­ва­ю­щи дан­ную тебе от Бога бла­го­дать исце­ле­ний, бла­го­дар­но зовет ти:

Радуй­ся, Нико­ми­дии све­тиль­ни­че всесветный;

Радуй­ся чту­щей тя оби­те­ли стра­же неусыпный;

Радуй­ся, имже охла­де безбожие;

Радуй­ся, имже воз­расте богопознание;

Радуй­ся, свет­лая стра­сто­терп­цев славо;

Радуй­ся, радост­ное пра­во­слав­ных слышание;

Радуй­ся, исце­ле­ний бла­го­дат­ный источниче;

Радуй­ся, даро­ва­ний вели­ких вместилище;

Радуй­ся, бла­го­вон­ное миро, обла­го­уха­ю­щее души;

Радуй­ся, яко помо­га­е­ши при­зы­ва­ю­щим тя;

Радуй­ся, сле­пым зре­ние даро­ва­вый; Радуй­ся, хро­мым бла­го­ше­ствие устроивый;

Радуй­ся, вели­ко­му­че­ни­че и цели­те­лю Пантелеимоне.

Кондак 4

Бурею помыш­ле­ний мно­го­бо­жия одер­жим, нече­сти­вый царь сму­ти­ся, уве­дев от завист­во­вав­ших тебе вра­чев, яко вся­кия неис­цель­ныя неду­ги цели­ши ты Име­нем Хри­ста. Мы же, с весе­ли­ем сла­вя­ще див­на­го в тебе Бога, вопи­ем Ему: Аллилуиа.

Икос 4

Слы­шав­ше нико­ми­дий­стии людие о вели­ком состра­да­нии тво­ем к страж­ду­щим и о без­мезд­ном вра­че­ва­нии от вся­ких болез­ней, устре­ми­ша­ся вси к тебе, с верою во вра­чу­ю­щую бла­го­дать, в тебе сущую, и при­ем­лю­ще ско­рая исце­ле­ния от вся­ких болез­ней, про­слав­ля­ху Бога и тебе вели­ча­ху, все­ми­ло­сти­ва­го цели­те­ля сво­е­го, зову­ще ти:

Радуй­ся, пома­зан­ный миром благодати;

Радуй­ся, хра­ме Бога освященный;

Радуй­ся, вели­кая бла­го­че­сти­вых славо;

Радуй­ся, твер­дая озлоб­ля­е­мых стено;

Радуй­ся, муд­рых пре­вос­хо­дяй разумом;

Радуй­ся, вер­ных оси­я­ва­яй мысли;

Радуй­ся, Боже­ствен­ных даров при­я­те­ли­ще и мно­го­об­раз­ных нам мило­стей Гос­под­них источниче;

Радуй­ся, ско­рый помощ­ни­че страждущим;

Радуй­ся, обу­ре­ва­е­мых пристанище;

Радуй­ся, заблуд­ших наставниче;

Радуй­ся, боля­щих туне врачуяй;

Радуй­ся, обиль­но исце­ле­ния источаяй;

Радуй­ся, вели­ко­му­че­ни­че и цели­те­лю Пантелеимоне.

Кондак 5

Чудо пре­слав­ное сотво­ри тобою Гос­подь, егда чрез слу­жи­те­ля Сво­е­го Ермо­лая при­зы­ва­ше тя в чуд­ный Свой свет. Ехид­ною бо вели­ею угры­зен­но умер­шее отро­ча по молит­ве тво­ей ко Хри­сту абие ожи­ве и воста здра­во. Познав убо Жиз­но­дав­ца всех Истин­на­го Бога, с твер­дою верою воз­звал еси Ему: Аллилуиа.

Икос 5

Узре свет сле­пый, ему же с при­зы­ва­ни­ем Имене Хри­сто­ва при­кос­нул­ся еси ты, славне. Ермо­ла­ем бо пре­сви­те­ром про­све­щен, отри­нув оте­че­ское мно­го­бо­жие, вос­при­ял еси матер­нее бла­го­че­стие, имже и отца про­све­тил еси. Сего ради тебе, слав­но­му угод­ни­ку Божию и чуд­но­му вра­чу, взываем:

Радуй­ся, к Богу велие раче­ние имеяй;

Радуй­ся, прис­но­го­ря­щий огню Боже­ствен­ныя любве;

Радуй­ся, дея­тель­ный послу­ша­те­лю свя­щен­ных поуче­ний Ермолая;

Радуй­ся, после­до­ва­вый сове­том мате­ре тво­ея Еввулы;

Радуй­ся, яко вся раз­дал еси, да Хри­ста приобрящеши;

Радуй­ся, любовь к миру любо­вию Божи­ею победивый;

Радуй­ся, яко вме­сто слад­ких мира, за Хри­ста лютая стра­да­ния при­ял еси;

Радуй­ся, яко общ­ник сотво­рил­ся еси Страс­тем Христовым;

Радуй­ся, вос­тор­же­ство­ва­вый над все­ми страстьми;

Радуй­ся, укра­си­вый­ся бла­го­дат­ным безстрастием;

Радуй­ся, испол­ня­яй радо­сти при­те­ка­ю­щия к тебе;

Радуй­ся, туне исце­ля­яй всех бла­го­да­тию Христовою;

Радуй­ся, вели­ко­му­че­ни­че и цели­те­лю Пантелеимоне.

Кондак 6

Про­по­вед­ник исти­ны яви­ся про­све­щен­ный тобою телесне и душевне сле­пец: подоб­но бо еван­гель­ско­му слеп­цу, дерз­но­вен­но пред все­ми испо­ве­да Све­та Истин­на­го Хри­ста, про­све­ща­ю­ща вся­ка­го чело­ве­ка, нече­сти­ва­го же царя и боги язы­че­ския уко­рив, чрез меч­ное усе­че­ние взы­де к немер­ца­ю­ще­му све­ту на небе­си пети Богу: Аллилуиа.

Икос 6

С свет­лым лицем пред­став суди­ли­щу царе­ву, дерз­но­вен­но взы­вал еси, треб­ла­женне, во услы­ша­ние всех: все­це­леб­ная сила моя и сла­ва Хри­стос есть Истин­ный Бог, Вла­ды­ка всех, мерт­выя вос­кре­ша­яй и всяк недуг отго­ня­яй. За тако­вое испо­ве­да­ние убла­жа­ю­ще тя, глаголем:

Радуй­ся, уста гро­мо­глас­ная Боже­ства Христова;

Радуй­ся, язы­че медо­точ­ный, веща­яй Его домостроительство;

Радуй­ся, витие пре­вы­ш­ша­го богословия;

Радуй­ся, сея­те­лю муд­рый благочестия;

Радуй­ся, слад­ко­звуч­ная веры свирель;

Радуй­ся, слав­ный про­по­вед­ни­че Православия;

Радуй­ся, преж­де смер­ти яви­вый дивная;

Радуй­ся, по смер­ти совер­ша­яй чудная;

Радуй­ся, зри­те­лю сла­вы Христовой;

Радуй­ся, послу­ша­те­лю моля­щих­ся тебе;

Радуй­ся, пода­те­лю мило­сти тоя требующим;

Радуй­ся, хода­таю благ почи­та­ю­щим память твою;

Радуй­ся, вели­ко­му­че­ни­че и цели­те­лю Пантелеимоне.

Кондак 7

Миро изли­я­ся на душу твою, бого­муд­рый целеб­ни­че, от Уте­ши­те­ля Духа; тем­же по смер­ти чест­ныя остан­ки твоя, бла­го­уха­ни­ем сво­им стра­стей злосмра­дие отго­няя, исце­ле­ние пода­ют вопи­ю­щим верою Богу: Аллилуиа.

Икос 7

Егда узре­ша идо­льстии чти­те­ли мно­го­лет­на раз­слаб­лен­на, молит­вою тво­ею, свя­те, воз­двиг­ну­та и ходя­ща, мно­зи уве­ро­ва­ша во Хри­ста; жре­цы же бесов­стии, зави­стию сне­да­е­ми, подви­го­ша царя на ярость. Тебе убо нещад­но за Хри­ста стру­же­му и опа­ля­е­му быв­шу, со уми­ле­ни­ем зовем:

Радуй­ся, насла­жде­ния зем­ная презревый;

Радуй­ся, благ веще­ствен­ных превышший;

Радуй­ся, яко вся крас­ная мира сего ни во что же вме­нил еси;

Радуй­ся, яко сла­ву ско­ро­те­ку­щую с себе отрясл еси;

Радуй­ся, неуло­вим пре­бы­вый лов­ле­нии Велиара;

Радуй­ся, побе­ди­вый мучи­те­лей коварства;

Радуй­ся, не поща­ди­вый за Хри­ста жиз­ни своея;

Радуй­ся, яви­вый­ся вра­гом враж­деб­ныя плоти;

Радуй­ся, мно­го­бо­жия широ­ту утеснивый;

Радуй­ся, Боже­ствен­ною силою идо­лы поправый;

Радуй­ся, ост­рей­шая стре­ло, язвя­щая враги;

Радуй­ся, пред­ста­те­лю, засту­па­яй верующия;

Радуй­ся, вели­ко­му­че­ни­че и цели­те­лю Пантелеимоне.

Кондак 8

Стран­но­леп­но явля­ше­ся тебе Гос­подь, обод­ряя и соблю­дая в муче­ни­ях за Имя Его: во обра­зе бо пре­сви­те­ра Ермо­лая, кло­ко­щу­щее оло­во, в неже ввер­жен был еси, охла­ди, и в мори отре­шив велий камень от выи тво­ея, изве­де невре­жден­на на зем­лю. Ты же, паки пред­став пред царя, тор­же­ственне пел еси Хри­сту Богу: Аллилуиа.

Икос 8

Весь умне на небе­си водво­ря­я­ся, и низу на зем­ли сущих не остав­ля­е­ши, сопре­бы­вая с нами все­чест­ною гла­вою тво­ею, вели­кий стра­сто­терп­че Хри­стов, при­ем­ля от Гос­по­да и подая про­све­ще­ние и освя­ще­ние вопи­ю­щим тебе таковая:

Радуй­ся, пре­муд­ро­сти Боже­ствен­ныя исполненный;

Радуй­ся, про­мыш­ле­ния Божия о нас таинниче;

Радуй­ся, бого­муд­рен­ных умов услаждение;

Радуй­ся, бого­лю­би­вых душ увеселение;

Радуй­ся, пре­свет­лый Хри­стов бисере;

Радуй­ся, освя­щен­ный душею и телом;

Радуй­ся, во дво­рех пер­во­рож­ден­ных на небе­си вселивыйся;

Радуй­ся, в прис­нобла­жен­ных оби­та­яй чертозех;

Радуй­ся, све­та Тро­и­че­ска­го зрителю;

Радуй­ся, в молит­вах к Богу теп­лый о нас предстателю;

Радуй­ся, про­све­ще­ние душам подаваяй;

Радуй­ся, скор­бя­щим уте­ше­ние низпосылаяй;

Радуй­ся, вели­ко­му­че­ни­че и цели­те­лю Пантелеймоне.

Кондак 9

Вся­кое есте­ство уди­ви­ся, Пан­те­лей­моне, сия­нию в тебе бла­го­да­ти и богат­ству доб­ро­де­те­лей: анге­ло­по­доб­ней чисто­те тво­ей, вели­ко­му муже­ству в лютых стра­да­ни­их, креп­кой люб­ви ко Хри­сту и мно­го­му состра­да­нию к людем, в них­же тво­ри­ши пре­слав­ная, во еже пети: Аллилуиа.

Икос 9

Витии мно­го­ве­щан­нии не воз­мо­гут по досто­я­нию вос­хва­ли­ти боре­ния твоя, слав­ный доб­ро­по­бед­ни­че, како непо­бе­ди­мою силою Божи­ею юный леты побе­ди древ­ня­го искон­на­го вра­га и посра­ми идоль­скую пре­лесть. Мы же, удив­ле­ния испол­нен­нии, зовем ти:

Радуй­ся, радост­ное зре­ли­ще Ангелов;

Радуй­ся, бла­го­го­вей­ное удив­ле­ние человеков;

Радуй­ся, кровь за Хри­ста изли­я­вый и в смер­ти мле­ко источивый;

Радуй­ся, тело за Него муче­ни­че­ской смер­ти предавый;

Радуй­ся, испо­вед­ни­че­ства правило;

Радуй­ся, доб­лий воине Царя царей;

Радуй­ся, тьмы дер­жав­ца победивый;

Радуй­ся, побе­дою тво­ею небес­ных и зем­ных обвеселивый;

Радуй­ся, гор­ня­го мира оби­та­те­лю блаженный;

Радуй­ся, доль­ня­го мира муд­рый странниче;

Радуй­ся, дре­во, укра­шен­ное пло­да­ми бла­го­дат­ных дарований;

Радуй­ся, носяй доб­ро­по­бед­ныя ветви;

Радуй­ся, вели­ко­му­че­ни­че и цели­те­лю Пантелеимоне.

Кондак 10

Состра­да­ния испол­нен, яко истин­ный под­ра­жа­тель Пода­те­ля мило­сти Гос­по­да, чест­ный стра­даль­че, Пан­те­ле­и­мо­ном (си есть, все­ми­ло­сти­вым) от Него пре­име­но­ван еси, на вся при­те­ка­ю­щия к тебе милость изли­вая, юже и нам неоскуд­но исто­чай, о тебе вопи­ю­щим Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Сте­ну тя твер­ду обрет мучи­тель, ники­и­ми же мука­ми побе­ди­му, поку­си­ся сокру­ши­ти кре­пость твою зубы зве­рей и остре­я­ми мучи­лищ­на­го коле­са, оба­че и в сем ничто­же успе: сила бо Хри­сто­ва лютость зве­рей укро­ти, а страш­ное коло, на нем­же обра­ща­е­мо бе тело твое, абие сокру­ши­ся. Тебе убо непо­бе­ди­мо­му стра­сто­терп­цу зовем:

Радуй­ся, чест­ное Хри­сто­во избрание;

Радуй­ся, непо­роч­ное Бого­ви благоухание;

Радуй­ся, твер­дый ада­ман­те Церкве;

Радуй­ся, непо­ко­ле­би­мый стол­пе, дося­за­яй до небесе;

Радуй­ся, зве­ри види­мыя укрощаяй;

Радуй­ся, дра­ко­нов неви­ди­мых сокрушаяй;

Радуй­ся, обаг­рен­ный тво­ею за Хри­ста кро­вию, срас­тво­рен­ною млеком;

Радуй­ся, неувя­да­е­мыя при­е­мый венцы;

Радуй­ся, радость при­чи­ни­вый Анге­лом и человеком;

Радуй­ся, про­слав­лен­ный Богом на небе­си и на земли;

Радуй­ся, небо­жи­те­лю, ликов­ству­яй с мученики;

Радуй­ся, насы­ща­яй­ся лице­зре­ни­ем Хри­ста пресладким;

Радуй­ся, вели­ко­му­че­ни­че и цели­те­лю Пантелеимоне.

Кондак 11

Песнь исход­ную при­но­сим тво­е­му за Хри­ста зако­ле­нию свя­щен­но­му, в нем­же вме­сте с кро­вию мле­ко исте­че от тебе, вели­ко­му­че­ни­че, и мас­ли­чи­на, под нею­же усе­чен был еси, испол­ни­ся вся цели­тель­ных пло­дов. Тем­же Хри­сту, див­но про­слав­ля­ю­ще­му сла­вя­щия Его, теп­ле вопи­ем: Аллилуиа.

Икос 11

Све­то­зар­ная луча был еси, бого­муд­ре, во тьме мно­го­бо­жия седя­щим, путе­во­дя­щая к Солн­цу Прав­ды Хри­сту Богу, Ему­же моли­ся, во све­те запо­ве­дей Его прис­но пре­бы­ва­ти и нам, сице­вая радост­ная тебе приносящим:

Радуй­ся, пре­свет­лая звез­до, на мыс­лен­ной твер­ди блистающая;

Радуй­ся, луча, хри­сто­име­ни­тым людем светящая;

Радуй­ся, таин­ствен­но обли­ста­ва­емь от Солн­ца Христа;

Радуй­ся, умне зем­лю обтекаяй;

Радуй­ся, селе­ние крас­ное Пре­свя­та­го Духа;

Радуй­ся, сосу­де пре­чест­ный, изли­ва­яй исцеления;

Радуй­ся, чисто­ты сокровище;

Радуй­ся, мило­сти тезоимените;

Радуй­ся, Цар­ствия Небес­на­го наследниче;

Радуй­ся, веч­ныя сла­вы сопричастниче;

Радуй­ся, пред­ста­те­лю бед­ству­ю­щим в мори житейстем;

Радуй­ся, без­среб­рен­ни­че, помо­га­яй при­зы­ва­ю­щим тя с верою;

Радуй­ся, вели­ко­му­че­ни­че и цели­те­лю Пантелеимоне.

Кондак 12

Бла­го­да­ти оби­лие при­ял еси, треб­ла­женне, по оби­лию люб­ве тво­ея ко Хри­сту Богу, Иже и яви тя мно­го­це­леб­ным источ­ни­ком, без­мезд­но вра­чу­ю­щим душев­ныя и телес­ныя болез­ни, при­те­ка­ю­щих к тебе с верою и Богу вопи­ю­щих: Аллилуиа.

Икос 12

Пою­ще мно­го­стра­даль­ныя подви­ги твоя за Хри­ста, слав­ный стра­сто­терп­че, хва­лим дол­го­тер­пе­ние твое, убла­жа­ем муче­ни­че­скую кон­чи­ну, почи­та­ем и свя­щен­ную память твою, заступ­ни­че наш и цели­те­лю, и в похва­лу сице­вая тебе зовем:

Радуй­ся, бла­го­че­стия тру­бо благозвучная;

Радуй­ся, мечу, посе­ка­яй нечестие;

Радуй­ся, стро­ган­ный на дре­ве за Рас­про­стер­ша­го руце Свои на Дре­ве Крестнем;

Радуй­ся, яко опа­ля­емь за Него, пре­ле­сти пещь пога­сил еси;

Радуй­ся, язва­ми тво­и­ми вра­ги уязвивый;

Радуй­ся, кро­вию тво­ею токи идоль­ския кро­ве изсушивый;

Радуй­ся, в кипя­щее оло­во ввер­жен­ный за Христа;

Радуй­ся, погру­жен­ный за Имя Его в водах морских;

Радуй­ся, про­мыш­ле­ни­ем Божи­им невре­жден в сих пребывый;

Радуй­ся, яко чрез огнь и воду муче­ний вшел еси в покой небесный;

Радуй­ся, изли­ва­яй неиз­ся­ка­е­мыя струи мило­сти верным;

Радуй­ся, бла­го­со­стра­да­тель­ный вра­чу, исце­ле­ния бла­го­дат­ная подаваяй;

Радуй­ся, вели­ко­му­че­ни­че и цели­те­лю Пантелеимоне.

Кондак 13

О мно­го­стра­даль­ный и пре­див­ный стра­сто­терп­че Хри­стов и цели­те­лю наш Пан­те­лей­моне! Мило­сти­во при­ем сие малое от нас при­но­ше­ние, от мно­го­об­раз­ных неду­гов исце­ли ны и пред­ста­тель­ством тво­им сохра­ни от враг види­мых и неви­ди­мых, и веч­на­го муче­ния изба­ви­ти­ся нам Гос­по­да умо­ли, да во Цар­ствии Его выну вос­пе­ва­ем: Аллилуиа.

Этот кондак чита­ет­ся три­жды, затем икос 1 «Анге­ла зем­но­го…» и кондак 1 «Избран­ный страстотерпче…»

Молит­ва свя­то­му вели­ко­му­че­ни­ку и цели­те­лю Пантелеимону

О свя­тый вели­ко­му­че­ни­че и цели­те­лю Пан­те­ле­и­моне, Бога мило­сти­ва­го под­ра­жа­те­лю! При­з­ри бла­го­сер­ди­ем и услы­ши нас греш­ных, пред свя­тою тво­ею ико­ною усердне моля­щих­ся, испро­си нам у Гос­по­да Бога, Ему же со Анге­лы пред­сто­и­ши на небе­си, остав­ле­ние гре­хов и пре­гре­ше­ний наших: исце­ли болез­ни душев­ныя и телес­ныя рабов Божи­их (име­на) ныне поми­на­е­мых, зде пред­сто­я­щих и всех хри­сти­ан пра­во­слав­ных, ко тво­е­му заступ­ле­нию при­те­ка­ю­щих. Се бо, грех наших ради, люте одер­жи­ми есмы мно­ги­ми неду­ги и не има­мы помо­щи и уте­ше­ния: к тебе же при­бе­га­ем, яко даде­ся ти бла­го­дать моли­ти­ся за ны и цели­ти всяк недуг и вся­ку болезнь. Даруй убо всем нам свя­ты­ми молит­ва­ми тво­и­ми здра­вие и бла­го­мо­щие души и тела, пре­спе­я­ние веры и бла­го­че­стия и вся к житию вре­мен­но­му и ко спа­се­нию потреб­ная, яко да спо­до­бив­ше­ся тобою вели­ких и бога­тых мило­стей, про­сла­вим тя и Пода­те­ля всех благ, див­на­го во свя­тых Бога наше­го, Отца и Сына и Свя­та­го Духа во веки веков. Аминь.

Ему же, молит­ва вто­рая, наедине от лица боля­ще­го читаемая

О вели­кий угод­ни­че Хри­стов, стра­сто­терп­че и вра­чу мно­го­мило­сти­вый, Пан­те­ле­и­моне! Уми­ло­сер­ди­ся надо мною греш­ным рабом (имя), услы­ши сте­на­ние и вопль мой, уми­ло­сти­ви Небес­но­го Вер­хов­но­го Вра­ча душ и телес наших, Хри­ста Бога наше­го, да дару­ет ми исце­ле­ние от неду­га мя гне­ту­ще­го. При­и­ми недо­стой­ное моле­ние греш­ней­ше­го паче всех чело­век, посе­ти мя бла­го­дат­ным посе­ще­ни­ем, не возг­ну­шай­ся гре­хов­ных язв моих, пома­жи тыя еле­ем мило­сти тво­ея и исце­ли мя; да здрав сый душею и телом, оста­ток дней моих, бла­го­да­тию Божи­ею, воз­мо­гу про­ве­сти в пока­я­нии и уго­жде­нии Богу и спо­доб­лю­ся вос­при­я­ти бла­гий конец жития мое­го. Ей, угод­ни­че Божий! Умо­ли Хри­ста Бога, да пред­ста­тель­ством тво­им дару­ет здра­вие телу мое­му и спа­се­ние душе моей. Аминь.

Ему же молит­ва третья

О вели­кий Хри­стов угод­ни­че и пре­слав­ный целеб­ни­че, вели­ко­му­че­ни­че Пан­те­ле­и­моне! Душею на небе­си Пре­сто­лу Божию пред­сто­яй и трии­по­стас­ныя Его сла­вы насла­жда­яй­ся, телом же и ликом свя­тым на зем­ли в Боже­ствен­них хра­мех почи­ва­яй и дан­ною ти свы­ше бла­го­да­тию раз­лич­ные чуде­са исто­ча­яй, при­з­ри мило­сти­вым тво­им оком на пред­сто­я­щия люди, чест­ней тво­ей иконе умиль­но моля­щи­е­ся и про­ся­щие от тебе целеб­ныя помо­щи и заступ­ле­ния: про­стри ко Гос­по­ду Богу наше­му теп­лыя твоя молит­вы, и испро­си душам нашим остав­ле­ние согре­ше­ний. Се бо мы, за без­за­ко­ния наша не сме­ю­ще воз­ве­сти оче­са наша к высо­те небес­ней, ниже воз­не­сти глас молеб­ный к Его в Боже­стве непре­ступ­ней сла­ве, серд­цем сокру­шен­ным и духом сми­рен­ным тебе, хода­тая мило­сти­ва ко Вла­ды­це и молит­вен­ни­ка за ны, греш­ныя, при­зы­ва­ем, яко ты при­ял еси бла­го­дать от Него неду­ги отго­ня­ти и стра­сти исце­ля­ти. Тебе убо про­сим: не пре­зри нас, недо­стой­ных, моля­щих­ся тебе и тво­ей помо­щи тре­бу­ю­щих. Буди нам в печа­лех уте­ши­тель, в неду­зех лютых страж­ду­щим врач, напаст­ву­е­мым ско­рый покро­ви­тель, оче­сам неду­гу­ю­щим про­зре­ния датель, ссу­щим и мла­ден­цем в скор­бех гото­вей­ший пред­ста­тель и исце­ли­тель: исхо­да­тай­ствуй всем вся, яже ко спа­се­нию полез­ная, яко да тво­и­ми ко Гос­по­ду Богу молит­ва­ми полу­чив­ши бла­го­дать и милость, про­сла­вим всех бла­гих Источ­ни­ка и Даро­по­да­те­ля Бога, Еди­но­го в Тро­и­це Свя­тей сла­ви­ма­го, Отца и Сына и Свя­та­го Духа, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Наверх

Акафист святителю Нектарию, митрополиту Пентапольскому, Эгинскому чудотворцу

Кондак 1

Избран­ный Нек­та­рие, Пен­та­по­ля мит­ро­по­ли­те и Эгин­ский чудо­твор­че, при­но­сим ти про­ше­ния о боля­щих срод­ни­ках наших: изря­ден бо явил­ся еси цели­тель рако­выя язвы и про­чих неду­гов, всей все­лен­ней бла­го­дать даруя, сего ради еди­ны­ми усты и еди­нем серд­цем вос­пе­ва­ем ти прис­но: Радуй­ся, Нек­та­рие, Архи­ерею Божий.

Икос 1

Анге­ла хра­ни­те­ля во свя­тем кре­ще­нии обре­тый, от мла­дых ног­тей рав­но­ан­гель­ска­го жития воз­же­лал еси, отче наш Нек­та­рие; ныне же со Анге­лы зре­ни­ем Сла­вы Божия насла­ждал­ся, моли всех Анге­лов Вла­ды­ку о пою­щих ти сицевая:

Радуй­ся, вен­чан­ных роди­те­лей пло­де благословенный;

Радуй­ся, от чре­ва мате­ри Богом освященный;

Радуй­ся, издет­ска навык­ший послушанию;

Радуй­ся, от юно­сти изу­чи­вый Писания;

Радуй­ся, Божи­их сло­вес оду­шев­лен­ная книго;

Радуй­ся, живая бого­лю­бия скрижаль;

Радуй­ся, Богом избран­ный за кро­тость и смирение;

Радуй­ся, дом оста­ви­вый духов­на­го ради учения;

Радуй­ся, яко тебе ради буря зель­на на мори утишися;

Радуй­ся, яко поя­сом тво­им над­лом­лен­ная мач­та укрепися;

Радуй­ся, орля юное, иму­ще кри­ле умныя молитвы;

Радуй­ся, елене, взыс­ка­вый источ­ни­ки покаяния;

Радуй­ся, Нек­та­рие, Архи­ерею Божий.

Кондак 2

Видя­щи тя на воз­ду­се моля­ща­ся, чер­ни­ца некая пре­страш­на бысть, Бого­люб­че; ты же дар молит­вы сокры­вая, уста девы клят­вою запе­чат­лел еси, Гос­по­ду в серд­це вос­пев: Аллилуиа.

Икос 2

Разум Хри­стов молит­вою стя­жал еси, свя­тый Нек­та­рие, во еже разу­ме­ти, что есть воля Божия, бла­гая, угод­ная и совер­шен­ная; научи и нас на вся­ком месте воз­де­ва­ти руки к Богу без гне­ва и сомне­ния, да при­и­ме­ши от нас похвальная:

Радуй­ся, во юдо­ли пла­чевне вос­хож­де­ния положивый;

Радуй­ся, пло­ды Духа израстивый;

Радуй­ся, чадо Горы Афонския;

Радуй­ся, клю­чу молит­вы Иисусовы;

Радуй­ся, древ­ля­го бла­го­че­стия светило;

Радуй­ся, гра­де Свя­тыя Троицы;

Радуй­ся, бла­го­да­тию осененный;

Радуй­ся, Херу­ви­ме огненный;

Радуй­ся, соль зем­ли обетованныя;

Радуй­ся, сле­за­ми сея­вый, пожа­вый радостию;

Радуй­ся, на нем­же про­цве­те свя­ты­ня Христа;

Радуй­ся, яко Бог бла­го­дей­ство­ва тя;

Радуй­ся, Нек­та­рие, Архи­ерею Божий.

Кондак 3

Силою Выш­ня­го Обле­чен­ный, отче Нек­та­рие, силу сло­вес Хри­сто­вых утвер­дил еси: во Цар­ствии Моем, Той рече, ни женят­ся, ниже пося­га­ют, но, яко Анге­ли на небе­си, выну поют: Аллилуиа.

Икос 3

Иму­щи Пре­чи­стая Бого­ро­ди­ца в услу­же­нии все воин­ство небес­ное, тебе, угод­ни­че, аки Анге­ла во пло­ти, вос­пе­ва­те­ля чудес Сво­их поста­ви: мы же, Мари­ин омо­фор над тобою зря­ще, со стра­хом и любо­вию при­па­да­ем ти:

Радуй­ся, тай­ный избран­ни­че Богоматере;

Радуй­ся, веле­ний Ея исполнителю;

Радуй­ся, духа кро­то­сти от Чистыя Голу­би­цы приявый;

Радуй­ся, в пес­нех духов­ных Прис­но­де­ву прославивый;

Радуй­ся, учай уго­жда­ти Неба и зем­ли Царице;

Радуй­ся, молит­ва­ми Мате­ре милость у Сына обретый;

Радуй­ся, мери­ло пра­вед­но­сти и муд­ро­сти палато;

Радуй­ся, высо­те раз­суж­де­ния и сми­ре­ния глубино;

Радуй­ся, Эгин­ский крине, нек­тар пока­я­ния точащий;

Радуй­ся, Эдем­ская пче­ло, медом бого­сло­вия нас снабдевающая;

Радуй­ся, миро­вар­ни­це, миро изливающая;

Радуй­ся, чаше духов­на­го омовения;

Радуй­ся, Нек­та­рие, Архи­ерею Божий.

Кондак 4

Рако­вую язву кро­во­то­ча­щу на гру­ди имея, иерей хра­ма тво­е­го, Нек­та­рие, смя­те­ся, егда ты явль­ся обло­бы­за его, аки во пло­ти сый; он же, исце­ле­ние полу­чив, тебе неви­ди­му быв­шу, со сле­за­ми возо­пи Бого­ви: Аллилуиа.

Икос 4

Слы­ша­ша мно­зи о див­нем исце­ле­нии, при жиз­ни тобою соде­ян­ном, егда во стране Канад­стей, свя­тей Литур­гии слу­жи­ме, в Дусе явил­ся еси, чудо­твор­че Нек­та­рие, и раз­слаб­ле­на неко­е­го мужа воз­двигл еси, к Чаше его при­зы­вая; той же здрав бысть, веси Эгин­ския достиг и, тя во пло­ти узрев, велег­лас­но взываше:

Радуй­ся, вра­чу госте­при­им­ный, Гре­ции похвало;

Радуй­ся Нико­лая Чудо­твор­ца сла­ву стяжавый;

Радуй­ся, кла­де­зю благостыни;

Радуй­ся, мило­сер­дый самарянине;

Радуй­ся, даром чудес обогащенный;

Радуй­ся, посе­ща­ли люди смиренныя;

Радуй­ся, уте­ша­яй нас чуде­сы неложными;

Радуй­ся, яко невоз­мож­ная дру­гим тебе возможна;

Радуй­ся, яко скор­би наша на радость прелагаеши;

Радуй­ся, ты бо от очей наших сле­зы отираеши;

Радуй­ся, одер­жи­мых бесы свободителю;

Радуй­ся, рако­выя язвы исцелителю;

Радуй­ся, Нек­та­рие, Архи­ерею Божий.

Кондак 5

Бого­теч­ною звез­дою пока­я­ния воз­шел еси, отче, над все­лен­ней, лучи сокру­ше­ния о люд­ских без­за­ко­ни­ях выну испу­ща­яй; оза­ри умы наша к зре­нию грех наших, да уми­ло­сти­вим Вла­ды­ку пением:Аллилуиа.

Икос 5

Виде­ша отро­ко­ви­цы чистыя Архи­ерея сво­е­го, в лепо­те души и тела Богу пред­сто­я­ща, и, познав в нем вели­ка­го молит­вен­ни­ка и чудо­твор­ца, соглас­но воз­гла­си­ша ти, свя­ти­те­лю Нектарие:

Радуй­ся, Хри­ста прис­ное жилище;

Радуй­ся, Духа див­ное сокровище;

Радуй­ся, цар­ское свя­ще­ние Вели­ка­го Архиерея;

Радуй­ся, при­зван­ный к Пре­сто­лу Веч­на­го Царя;

Радуй­ся, Пло­ти Хри­сто­ве сотелесниче;

Радуй­ся, Кро­ве Свя­тыя причастниче;

Радуй­ся, гла­ша­таю покаяния;

Радуй­ся, хода­таю о нас пред Богом;

Радуй­ся, нек­та­ре, Анге­лы веселяяй;

Радуй­ся, пла­ме­ню, демо­ны пожигаяй;

Радуй­ся, пучи­но щедрот;

Радуй­ся, море чудес преславных;

Радуй­ся, Нек­та­рие, Архи­ерею Божий.

Кондак 6

Про­по­вед­ни­че Еди­на­го Бла­га­го, Нек­та­рие Бла­жен­ный, тя, сми­рив­ша­ся под креп­кую руку Божию, Той пре­воз­не­се; в страст­нем мори вда­ю­щих­ся не забу­ди чад тво­их, но на бре­зе сми­ре­ния поста­ви я, да воз­ве­ли­чат Бога тво­е­го, вос­пе­вая: Аллилуиа.

Икос 6

Воз­си­яв­шу све­ту бла­женств Хри­сто­вых, от сте­пе­ни в сте­пень востекл еси, бого­муд­ре Нек­та­рие: кро­то­стию и миром, воз­дер­жа­ни­ем и любо­вию душу свою про­све­тил еси, да от нас ныне слы­ши­ши сицевая:

Радуй­ся, носи­вый ризу смирения;

Радуй­ся, оби­ды покры­вав­ший прощением;

Радуй­ся, насла­жда­яй­ся о мно­же­стве мира;

Радуй­ся, насле­ду­яй зем­лю кротких;

Радуй­ся, фиа­ле пока­ян­на­го плача;

Радуй­ся, чисто­ты сер­деч­ныя зерцало;

Радуй­ся, име­нем Иису­со­вым насыщенный;

Радуй­ся, вода­ми Писа­ний напоенный;

Радуй­ся, милость и суд возвестивый;

Радуй­ся, любо­вию враж­ду упразднивый;

Радуй­ся, бла­го­че­сти­вый житием;

Радуй­ся, гони­мый прав­ды ради;

Радуй­ся, Нек­та­рие, Архи­ерею Божий.

Кондак 7

Хотя чело­век Божий совер­шен быти, Нек­та­рие пра­ведне, путь непо­роч­ных избрал еси: на Эгин­стем ост­ро­ве житей­ское море, аки в ков­че­зе, пре­пла­вая, побе­ди­тель­ная вос­пе­вал еси Гос­по­де­ви: Аллилуиа.

Икос 7

Нова­го Заве­та учи­тель изря­ден явил­ся еси, сло­во Божие жити­ем сво­им про­по­ве­да­вый: яко несть наша брань про­ти­ву пло­ти и кро­ве, но к миро­дер­жа­те­лем тьмы века сего. Мы же, о Гос­по­де воз­мо­гая, вопи­ем ти, дер­жавне Нектарие:

Радуй­ся, доб­лий воине Иису­са Христа;

Радуй­ся, язво духо­вом зло­бы поднебесным;

Радуй­ся, вся ору­жия Божия восприявый;

Радуй­ся, пре­по­я­са­вый чрес­ла истиною;

Радуй­ся, яко нозе твои крас­ны бла­го­ве­сти­ем мира;

Радуй­ся, яко на вер­се тво­ем утвер­жден шлем спасения;

Радуй­ся, щите веры, имже вер­нии ограждаются;

Радуй­ся, мечу обо­ю­до­ост­рый, ере­си посяцаяй;

Радуй­ся, побе­ди­те­лю, от дре­ва жиз­ни вкушаяй;

Радуй­ся, чело­ве­че Божий, стран­ный смер­ти вторыя;

Радуй­ся, сви­де­те­лю веры истинныя;

Радуй­ся, рай­ская ветвь спасения;

Радуй­ся, Нек­та­рие, Архи­ерею Божий.

Кондак 8

Стран­ное обре­те­ся в тебе совер­шен­ство, точию совер­шен­ным в люб­ве доступ­ное; усо­вер­ши любо­вию души наша, люб­ве­обильне Нек­та­рие, да в мужа совер­шен­на достиг­ше, поем Бого­ви: Аллилуиа.

Икос 8

Весь был еси в ниж­них, сми­рен­ным после­дуя, в выш­них с Богом, сиречь с Любо­вию, пре­бы­вая; даруй нам, о, небо­та­ин­ни­че Нек­та­рие, люб­ве позна­ние, во еже пеги ти сицевая:

Радуй­ся, яко плен­ни­ком соде­ял­ся еси люб­ве Божия;

Радуй­ся, яко чад сво­их любо­вию пле­нил еси;

Радуй­ся, выю под иго Спа­со­во подклонивый;

Радуй­ся, бре­ме­на ближ­них носивый;

Радуй­ся, в люб­ве укорененный;

Радуй­ся, в мило­сти утвержденный;

Радуй­ся, широ­ту и дол­го­ту Кре­ста разумеваяй;

Радуй­ся, высо­ту и глу­би­ну Дре­ва постигаяй;

Радуй­ся, разум­ни­че люб­ве, разум превосходящия;

Радуй­ся, пол­но­ты Божия вместилище;

Радуй­ся, в уме дер­жай ели­ка истин­на, пра­вед­на и честна;

Радуй­ся, серд­цем любяй ели­ка пре­чи­ста, доб­ро­хваль­на и прелюбезна;

Радуй­ся, Нек­та­рие, Архи­ерею Божий.

Кондак 9

Вся­кое есте­ство Ангель­ское и чело­ве­че­ское уди­ви­ся обра­зу, вели­кий Нек­та­рие, в тебе явлен­но­му: яко несть во Хри­сте ни иудей, ни еллин, ни раб, ни сво­бодь, ни мужеск пол, ни жен­ский, но нова тварь, Иску­пи­те­лю тва­ри пою­щая: Аллилуиа.

Икос 9

Витии мно­го­ве­щан­ныя умол­ко­ша, житию тво­е­му, свя­тый отче Нек­та­рие, дивя­ще­ся, како свят был еси, греш­ным ся име­но­ва­вый; духо­вен был еси, из зем­ли перст­ныя взя­тый; по смер­ти воз­не­сен был еси, при жиз­ни умом до ада низ­ше­дый: мы же отверз­ше уста, аки дети вопием:

Радуй­ся, гла­во, веру возвысившая;

Радуй­ся, уста, без­бо­жие посрамившия;

Радуй­ся, око, Бого­ве­де­ни­ем просвещенное;

Радуй­ся, дес­ни­це, могу­ще­ством Его укрепленная;

Радуй­ся, сми­ря­яй кич­ли­выя умы;

Радуй­ся, сокру­ша­яй гор­дая сердца;

Радуй­ся, яви­вый силу в немощи;

Радуй­ся, в сле­зах наше­дый радость;

Радуй­ся, уме­рый и живый;

Радуй­ся, зем­ный и небесный;

Радуй­ся, горуш­ное семя живота;

Радуй­ся, зре­лый кла­се Воскресения;

Радуй­ся, Нек­та­рие, Архи­ерею Божий.

Кондак 10

Спа­сти хотя душу свою, яко деву, еди­но­му Жени­ху ту обру­чил еси; ныне же, вшед в невест­ник Хри­стов с лики дев­ствен­ных, Нек­та­рие славне, пое­ши песнь: Аллилуиа.

Икос 10

Сте­на еси всем при­бе­га­ю­щим к тебе, досто­хвальне Нек­та­рие, има­ши бо бла­го­дать немощ­ныя вра­че­ва­ти и к небес­но­му насле­дию воз­во­ди­ти: нас убо, чад тво­их, увра­чуй и в Цар­ствие Хри­сто­во воз­ве­ди, да все­душ­но речем ти сицевая:

Радуй­ся, стар­че благодатный;

Радуй­ся, юниц путе­вождь преизрядный;

Радуй­ся, невин­ный пас­ты­рю невин­ных овец;

Радуй­ся, муд­рый соби­ра­те­лю дев­ствен­ных жемчужин;

Радуй­ся, все­лен­ныя духов­ный окормителю;

Радуй­ся, Евха­ри­стии пла­мен­ный служителю;

Радуй­ся, гла­се сми­рен­на­го Христа;

Радуй­ся, гла­го­ле зижди­тель­на­го Духа;

Радуй­ся, в тер­пе­нии искушенный;

Радуй­ся, скор­бь­ми очищенный;

Радуй­ся, побор­ни­че Божия правды;

Радуй­ся, наслед­ни­че Хри­сто­вы славы;

Радуй­ся, Нек­та­рие, Архи­ерею Божий.

Кондак 11

Пение Бого­ма­те­ри при­но­сил еси, угод­ни­че Божий, Мате­рию Све­та Деву име­нуя, ныне же совер­ше­ние про­све­тил­ся еси разу­ме­ни­ем тай­ны вопло­ще­ния, воз­но­ся горе́ глас: Аллилуия.

Икос 11

Све­том Боже­ствен­ныя сла­вы про­све­ща­е­ма зрим тя, Нек­та­рие, в чер­то­зе сла­вы: про­све­ти оде­я­ние душ наших Тро­и­че­ским сия­ни­ем, да вос­пе­ва­ем ти непрестанно:

Радуй­ся, каме­ню дра­гий Царе­вы диадимы;

Радуй­ся, мол­ние Носи­ма­го на Серафимех;

Радуй­ся, яко свет­ла запо­ведь, про­све­тив­шая очи твоя;

Радуй­ся, яко воз­лю­бил еси ю паче зла­та и топазия;

Радуй­ся, среб­ро раз­жже­но, очи­ще­но седмерицею;

Радуй­ся, гус­ли духов­ныя, Спа­со­ва цевнице;

Радуй­ся, в серд­цы имя Божие написавый;

Радуй­ся, любо­вию подвиг веры оправдавый;

Радуй­ся, свя­ты­ню Духа носивый;

Радуй­ся, освя­ти­вый души, рас­тлен­ныя страстьми;

Радуй­ся, пра­вед­но­стию аки вис­со­ном убеленный;

Радуй­ся, Тро­и­цы позна­ни­ем озаренный;

Радуй­ся, Нек­та­рие, Архи­ерею Божий.

Кондак 12

Бла­го­дать, от Бога ти дан­ную, умно­жая умно­жил еси, рабе Божий, бла­гий и вер­ный Нек­та­рие, тем­же и нас куп­лю духов­ную дея­ти сотво­ри, да обрет­ше лих­ву, Хри­сту вос­по­им: Аллилуиа.

Икос 12

Пою­ще твоя чуде­са, пре­чудне Нек­та­рие, вемы, яко Хри­стос в тя богат­но все­ли­ся, сего ради чудо­дей­ну дес­ни­цу Его на нас низ­ве­ди, гла­го­лю­щих сице:

Радуй­ся, пре­ем­ни­че древ­них отцев;

Радуй­ся, новый угод­ни­че Христов;

Радуй­ся, Вели­кия Церкве красото;

Радуй­ся, все­мир­ная надеждо;

Радуй­ся, себе уни­чи­жи­вый, Богом прославленный;

Радуй­ся, в послед­них ходи­вый, пер­вым поставленный;

Радуй­ся, дела оби­те­ли точию зна­вый, его­же зна­ет вселенная;

Радуй­ся, чуж­дый доль­ния сла­вы, небес­ною мздою почтенный;

Радуй­ся, иже по кон­чине недви­жим лежай, недуж­на возстави;

Радуй­ся, иже мно­гим яви­вый­ся, плач о кон­чине устави;

Радуй­ся, две злат­ни­цы, мона­ше­ства и свя­щен­ства, от Бога получивый;

Радуй­ся, с лих­вою цель­бы и чудес зла­то Хри­сту возвративый;

Радуй­ся, Нек­та­рие, Архи­ерею Божий.

Кондак 13

О свя­щен­ная гла­во, див­ный вра­чу, Архи­ерею Божий Нек­та­рие! При­и­ми ныне малое, оба­че теп­лое моле­ние чад тво­их, бла­го­да­ти, сущей в тебе, веру­ю­щих. Даруй нам неду­гов исце­ле­ние и от веч­ныя изба­ви поги­бе­ли, да Хри­сту Спа­су наше­му взы­ва­ем с радо­стию: Аллилуиа.

Этот кондак чита­ет­ся три­жды, затем икос 1 «Анге­ла хра­ни­те­ля…» и кондак 1 «Избран­ный Нектарие…»

Молит­ва свя­ти­те­лю Нек­та­рию, мит­ро­по­ли­ту Пен­та­поль­ско­му, Эгин­ско­му чудотворцу

О миро­то­чи­вая гла­во, свя­ти­те­лю Нек­та­рие, Архи­ерею Божий! Во вре­ме­на вели­ка­го отступ­ле­ния, нече­стию мир пле­нив­шу, бла­го­че­сти­ем про­си­ял еси и гла­ву пре­гор­да­го Ден­ни­цы, уязв­ля­ю­ща­го нас, сокру­шил еси. Сего ради даро­ва ти Хри­стос вра­че­ва­ти язвы неис­цель­ны, за без­за­ко­ния наша нас пора­зив­шия. Веру­ем: воз­лю­би тя Бог пра­вед­на­го, да тебе ради нас, греш­ных, поми­лу­ет, от клят­вы раз­ре­шит, от недуг изба­вит, и по всей все­лен­ней страш­но и слав­но будет имя Его, Отца и Сына и Свя­та­го Духа, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Молит­ва иная

Об исце­ле­нии от рака, нар­ко­ма­нии, от напа­де­ния тем­ных сил, пьянства

О свя­ти­те­лю Нек­та­рие, отче Бого­муд­рый! При­и­ми, блю­сти­те­лю веры Пра­во­слав­ныя, испо­ве­да­ние устен людей хри­сто­име­ни­тых, собран­ных днесь в хра­ме бла­го­да­тию Божи­ею, в тебе живу­щею. Весть бо дости­же до пре­дел Рос­сий­ских, яко ты, велий во свя­тых угод­ни­че Хри­стов, во всех кон­цех все­лен­ныя при­зы­ва­ю­щим имя твое явля­е­ши­ся и от рако­выя болез­ни исце­ле­ние даруеши.

Слы­ша­хом об иерее, тебе тезо­име­ни­том и храм во имя твое сози­дав­шем со скор­бь­ми вели­и­ми. Рако­вою убо язвою груд­ною пора­жен бе, кро­ви на всяк день точа­щей­ся, и страж­да­ше люте, дела же сво­е­го свя­та­го не оставляше.

Вне­за­пу ты, свя­ти­те­лю мно­го­мило­сти­ве, с небе­се сшед, ему во хра­ме пред­стал еси в види­мом обра­зе. Он же, непщуя тя собра­та еди­на от смерт­ных быти, про­ша­ше молитв тво­их и рече: «Боляй есмь вель­ми, оба­че хощу свя­тый олтарь назда­ти, да поне еди­но­жды свя­тую Литур­гию вку­пе с при­хо­жа­ны совер­шу; послеж­де и умре­ти готов есмь, смерть бо мя не страшит».

Ты же, отче, без­п­ло­тен сый, сле­за­ми лице свое оро­ша­ше! И объ­ем стра­даль­ца, лобы­за­ше и гла­го­ля: «Не тужи, чадо мое, яко, болез­нию испы­тан, здрав буде­ши. Вси убо о чуде­си сем веда­ти имут». Он же, исце­лен быв, абие разу­ме, с кем бесе­до­ва­ше, тебе неви­ди­му бывшу.

О вели­кий угод­ни­че Хри­стов Нек­та­рие! Храм оный свер­шен есть ныне, и чуде­са твои, аки море пре­из­ли­ва­ю­ще­е­ся, умно­жи­ша­ся! Мы же позна­хом, яко молит­ве пра­вед­ни­ка долж­но поспе­ше­ству­е­мой быти усер­ди­ем нашим к служ­бе Божи­ей и реши­мо­стью за Хри­ста уми­ра­ти, да здра­ви обря­щем­ся. Молят тя, отче пра­вед­ный, боля­щая чада твоя: да совер­ша­ет­ся с нами воля Божия, бла­гая, угод­ная и совер­шен­ная, не хотя­щи смер­ти греш­ни­ку, но еже обра­ти­ти­ся и живу быти ему.

Ты же, про­воз­вест­ни­че воли Божи­ей, исце­ли ны бла­го­дат­ным явле­ни­ем сво­им, да велик будет Бог на небе­си и на зем­ли во веки веков! Аминь.

Наверх

Тро­парь свя­ти­те­лю Нек­та­рию, глас 1

Сили­врии отрасль и Эги­ны хра­ни­те­ля, в послед­няя лета явль­ша­го­ся, доб­ро­де­те­ли дру­га искрен­ня­го, Нек­та­рия почтим, вер­нии, яко боже­ствен­на­го слу­жи­те­ля Хри­сто­ва: точит бо цель­бы мно­го­раз­лич­ныя бла­го­чест­но вопи­ю­щим: сла­ва Про­слав­ль­ше­му тя Хри­сту, сла­ва Дав­ше­му ти чудес бла­го­дать, сла­ва Дей­ству­ю­ще­му тобою всем исцеления.

Кондак, глас 8

Пра­во­сла­вия звез­ду ново­свет­лую, и Церкве новоз­дан­ное ограж­де­ние вос­по­им в весе­лии сер­деч­нем: про­слав­лен бо Духа дей­ством, исце­ле­ний точит бла­го­дать неза­вист­ную вопи­ю­щим: радуй­ся, отче Нектарие.

Вели­ча­ние

Вели­ча­ем тя, свя­ти­те­лю отче наш Нек­та­рие, и чтим свя­тую память твою, ты бо моли­ши о нас Хри­ста Бога нашего.

Наверх

Канон святителю Луке, исповеднику, архиепископу Крымскому, глас 8‑й

Песнь 1

Ирмос: Див­но­му Богу вели­чия при­не­сем, и вели­ко­леп­но с нами да вос­по­ет зем­ля и небо ясно сла­ву Его.

При­пев: Свя­ти­те­лю отче Луко, моли Бога о нас.

Свя­ти­тель­ский пре­стол во гра­де Сим­фе­ро­по­ле укра­сил свет­ло, в нем­же пожив, яко Ангел, свя­тым жити­ем и уче­ни­ем Боже­ствен­ным освя­тил еси люди, да вси при­но­сят вели­чия Божия и поют сла­ву Его.

Все­дер­жи­те­ля и Гос­по­да о нас моли, свя­ти­те­лю Луко, даро­ва­ти нам остав­ле­ние пре­гре­ше­ний, да с тобою див­но­му Богу вели­чия при­не­сем, и вос­по­ем сла­ву Его.

Сла­ва: Явил­ся еси ныне в памя­ти тво­ей Крым­стей пастве, испо­вед­ни­че Хри­стов, столп непо­ко­ле­би­мый и сте­на неру­ши­мая, боля­щим уте­ше­ние, греш­ни­ков спо­руч­ни­че, Богу вели­чия при­но­ся и вос­пе­вая сла­ву Его.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Тя при­зы­ва­ю­щим спа­си­тель­ное еси при­ста­ни­ще и покров, Бого­ро­ди­тель­ни­це Пре­чи­стая, тем­же от души при­зы­ва­ем Тя теп­ле: Вла­ды­чи­це, спа­си ны и научи нас див­но­му Богу вели­чия при­но­си­ти и вос­пе­ва­ти сла­ву Его.

Песнь 3

Ирмос: Упо­до­би мя, Хри­сте, умно горе Сион­стей, воз­вы­си­вый и утвер­див­ши в надеж­ди о Тебе и иска­па­вый росу бла­го­да­ти, Человеколюбче.

Исто­чил еси, свя­ти­те­лю, уче­ния реки бла­го­дат­ныя и вся­ку душу бла­го­че­сти­вых напо­ил еси, мно­гая исце­лил еси и о всех усердне молил­ся, да иска­па­ет росу бла­го­да­ти Сво­ея Человеколюбец.

Тру­ды тво­и­ми, яко доб­рый пас­тырь, свя­ти­те­лю Луко, ука­зал еси людем путь в Цар­ство Небес­ное, и за подви­ги твоя от Бога вен­чан сла­вою на небе­си, Его­же моли, да нис­по­слет и нам росу бла­го­да­ти Сво­ея, Человеколюбец.

Сла­ва: Егда волею Божи­ею изгна­ние в Сибирь, и тем­ни­цы, и мно­гия скор­би наи­до­ша на тя, тогда тер­пе­ни­ем муже­муд­рен­но вся побе­дил еси, испо­ве­дав Хри­ста, и моля Его, да исто­чит на всех росу бла­го­да­ти Сво­ея, яко Человеколюбец.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Люби­ти убо Тя, Пре­чи­стая Бого­ма­ти, и пес­нию про­слав­ля­ти Тебе науча­ет нас вели­кий Архан­гел и зва­ти, Бого­не­ве­сто, еже радуй­ся, яко Гос­подь с Тобою: радуй­ся, Радо­сте Анге­лов и всех человеков.

Седа­лен, глас 8

Ко Гос­по­ду имея очи сер­деч­ныя, свя­ти­тель явил­ся еси бого­по­до­бен и Крым­скую паст­ву пре­слав­но упасл еси, отго­няя пол­ки без­бож­ных пали­цею сло­вес Боже­ствен­ных, тем­же по кон­чине бла­го­дать достой­но насле­до­вал еси, свя­ти­те­лю бла­женне. Сего ради вопи­ем ти: моли Хри­ста Бога гре­хов остав­ле­ние даро­ва­ти чту­щим все­чест­ную память твою.

Сла­ва и ныне, Богородичен

Тя при­ста­ни­ще, и сте­ну, и при­бе­жи­ще, и надеж­ду, и покров, и заступ­ле­ние теп­лое обрет­ше вер­нии, к Тебе при­те­ка­ем и вопи­ем при­леж­но, и зовем вер­но: поми­луй, Бого­ро­ди­це, упо­ва­ю­щих на Тя и от пре­гре­ше­ний избави.

Песнь 4

Ирмос: Всел еси на кони, апо­сто­ли Твоя, Гос­по­ди, и при­ял еси рука­ма Тво­има узды их, и спа­се­ние бысть ежде­ние Твое вер­но пою­щим: сла­ва силе Тво­ей, Господи.

Юже стя­жал еси чест­ною Тво­ею Кро­вию, Церкве Тво­ея, Хри­сте, чада утвер­ди и напра­ви на путь мира, тако воз­ды­хал еси к Сыну Божию, свя­ти­те­лю отче наш Луко, пре­по­доб­ныя своя руце о пастве воздеюща.

Любы нико­ли­же отпа­да­ет, гла­го­лет Боже­ствен­ный Дух уста­ми апо­сто­ла Пав­ла. В тво­их ден­нощ­ных тру­дах исце­ле­ний недуж­ных любовь твоя изве­сти­ся, угод­ни­че Хри­стов, и сию про­явил еси в мило­сер­дии, непре­стан­но вдов питая и сирых, и немощных.

Сла­ва: Учень­ми, муд­ре свя­ти­те­лю, ста­до твое утвер­дил еси в вере и доб­ро­де­ла­ни­ем тво­им Церк­ви был испо­вед­ник и учи­тель, Луко.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Кре­пость наша Ты еси, Пре­чи­стая Бого­ма­ти, Тво­и­ми бо моль­ба­ми и свя­ти­те­ля Луки изба­ви­хом­ся вси от стра­стей, и бед, и обсто­я­ний, и неду­гов мно­го­об­раз­ных, Спа­су Хри­сту зову­ще: сла­ва силе Тво­ей, Господи.

Песнь 5

Ирмос: Пове­ле­ния Твоя про­све­ще­ни­ем, Хри­сте Боже, яко Благ, пока­зал еси, зане, Све­то­да­вче, от нощи утре­ню­ю­ще, сла­ву возсылаем.

Еди­ни­цу несо­здан­ную бого­сло­вил еси Тро­и­цу Свя­тую Бога наше­го и чело­ве­че­ска­го есте­ства состав в духе, душе и теле свя­щен­ны­ми бого­сло­вии тво­и­ми научил еси.

Умом чистым и писа­нии духов­ны­ми нази­дал еси, бого­гла­го­ли­ве Луко, образ был еси всей бого­дан­ной пастве тво­ей, сло­вом и жити­ем, любо­вию, верою и чистотою.

Сла­ва: Смот­ре­ни­ем Божи­им и свя­ти­тель­ским бла­го­сло­ве­ни­ем рукою моею при­но­си­мое тебе и тво­им тру­дом похва­ле­ние, свя­ти­те­лю Луко, не отри­ни, но при­и­ми и моли Хри­ста Бога, да изба­вит мя шуи­я­го сто­я­ния и спо­до­бит Небес­на­го Цар­ствия Своего.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Еди­на Чистая, Бого­ро­ди­тель­ни­це, не пре­зри моле­ний раб Тво­их, при­и­ми сия молит­вы ради угод­ни­ка Тво­е­го свя­ти­те­ля Луки, и при­не­си ко Пре­сто­лу Сына Тво­е­го, да спа­сет души наша.

Песнь 6

Ирмос: Отвергл мя еси во глу­би­ны серд­ца мор­ска­го, и видех чуде­са Твоя, Господи.

Риз­ную худость имел еси, пре­бо­га­те, вся бо своя неиму­щим раз­да­вал, сиро­ты и вдо­выя питая, рачи­тель же сый Мило­сти­ва­го Спа­си­те­ля Хри­ста быв.

Духов­ныя жиз­ни всем людем стра­ны нашея учи­тель был, бла­го­че­сти­ем укра­шал­ся, гор­ды­ню посекл еси, бла­женне, духов­ным мечем, пас­ты­ри нази­рая и утверждая.

Сла­ва: На пажи­ти Боже­ствен­ней труж­да­я­ся, архи­ерей сый, архи­пас­ты­рем нашим в молит­вах спо­соб­ствуй, да пра­во пра­вят сло­во исти­ны; Цер­ковь Пра­во­слав­ную огра­ди, стра­ну нашу сохра­ни, веру в нас умно­жи, да сла­вим Хри­ста во веки.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Откро­ви­це Бого­из­бран­ная, вос­хва­ля­ем Тя вси и вер­но молим­ся, Дево Марие: моле­ние наше при­и­ми и про­ше­ния исполни.

Кондак, глас 1

Яко­же звез­да все­свет­лая, доб­ро­де­тель­ми сия­ю­щи, / был еси свя­ти­те­лю, / душу же рав­но­ан­гель­ну сотво­рил, / сего ради свя­ти­тель­ства саном почет­ся, / во изгна­нии же от без­бож­ных мно­го постра­дал / и непо­ко­ле­бим верою пре­быв, / вра­чеб­ною муд­ро­стию мно­гая исце­лил еси. / Тем­же ныне чест­ное тело твое от зем­лен­ных недр обре­тен­ное див­но / Гос­подь про­сла­ви, да вси вер­нии вопи­ем ти: / радуй­ся, отче свя­ти­те­лю Луко, / зем­ли Крым­стей похва­ло и утверждение.

Икос

Испо­ве­да­нии свя­щен­ны­ми подоб­ство­вав, сея­тель был еси духов­ных доб­ро­де­те­лей, нече­стия же явил­ся иско­ре­ни­те­лю, свя­ти­те­лю Луко пре­х­вальне, яко архи­пас­тырь и учи­тель жизнь совер­шив, к Небе­си востекл еси и венец неувя­да­е­мый от Гос­по­да при­ял. Сего ради вопи­ем ти: Радуй­ся, отче свя­ти­те­лю Луко, зем­ли Крым­стей похва­ло и утверждение.

Песнь 7

Ирмос: В нача­ле зем­лю осно­ва­вый и Небе­са сло­вом утвер­ди­вый, бла­го­сло­вен еси во веки, Гос­по­ди, Боже отец наших.

Еле­ем люб­ве тво­ея пома­зал еси люди, иго Хри­сто­во на рамо взем, после­до­вал еси сто­пам Его, свя­ти­тель­ски потру­дил­ся, сло­во Божие воз­ве­стил да про­слав­ля­ют вер­ныя чада Сотвор­ша­го вся, поя Гос­по­де­ви: бла­го­сло­вен еси во веки Боже отец наших.

Пас­тырь доб­рый сло­вес­но­му ста­ду тво­е­му, свя­ти­те­лю Луко, был еси, душу твою за овцы поло­жи­ти гото­вый: тем­же и явил­ся еси оби­ди­мым заступ­ник непре­обо­ри­мый, прав­ды же рев­ни­тель неустра­ши­мый, силь­ных мира сего с любо­вию обли­чая и пасо­мых сво­их оте­че­ски вра­зум­ляя и настав­ляя, да вер­но вос­пе­ва­ют Гос­по­да, Бога отец наших.

Сла­ва: Радо­ва­х­у­ся людие гра­да Сим­фе­ро­по­ля, зря­ще тебе свет­ло­стию сана свя­ти­тель­ска­го обле­че­на и пре­сто­лу бла­го­да­ти Божи­ей пред­сто­я­ща, усерд­но о пастве моля­ща­го­ся. И, по апо­сто­лу, вся всем быв, да всех ко Хри­сту при­ве­де­ши и куп­но со все­ми вопи­е­ши: бла­го­сло­вен еси во веки, Гос­по­ди, Боже отец наших.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Радо­сти Пода­тель­ни­це, Бого­ро­ди­тель­ни­це Пре­чи­стая, верою сла­вя­щия и от души пою­щия Тя радо­сти неиз­ре­чен­ныя испол­ни и Све­та Неве­чер­ня­го спо­до­би, Дево Бого­бла­го­дат­ная, Владычице.

Песнь 8

Ирмос: Покры­ва­яй вода­ми пре­вы­спрен­няя Своя, пола­га­яй морю пре­дел песок и содер­жай вся, Тя поет солн­це, Тя хва­лит луна, Тебе при­но­сит песнь вся тварь, яко Соде­те­лю всех во веки.

Имя твое, свя­ти­те­лю Луко, яко­же бла­го­уха­ние рая Божия по лицу всея зем­ли нашея обно­сит­ся, услаж­дая серд­ца веру­ю­щих и при­зы­вая в радо­сти духов­ней вос­пе­ва­ти Соде­те­ля всех во веки.

Ныне ни в зер­ца­лех, ни в гада­ни­их доб­рых, лицем же к лицу Хри­ста Гос­по­да зри­ши, вопия радост­но тя Про­слав­ль­ше­му Соде­те­лю всех во веки.

Сла­ва: О, иерар­ше бого­муд­ре, свя­щен­ное скон­чал еси тече­ние, свя­щен­ней­шую жизнь твою свя­щен­ней­ше совер­шив, раду­я­ся и вос­пе­вая освя­ща­ю­ща­го Соде­те­ля всех Бога во веки.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Шед­ше путем Боже­ствен­ных запо­ве­дей Сына Тво­е­го, Бого­ма­ти, и Тя Заступ­ни­цу и Пред­ста­тель­ни­цу имея, весь род чело­ве­че­ский Тво­им Рож­де­ством от пра­от­ча паде­ния воста­ет и от клят­вы пра­ма­тер­ния избавляется.

Песнь 9

Ирмос: Бла­го­сло­вен Гос­подь, Бог Изра­и­лев, воз­двиг­ну­вый рог спа­се­ния нам в дому Дави­до­ве, отро­ка Сво­е­го, в них же посе­ти нас Восток с высо­ты и напра­вил ны есть на путь мира.

Еван­ге­лие Хри­сто­во про­по­ве­дав, муд­ре свя­ти­те­лю, дело Божие на зем­ли совер­шив и спо­до­бив­шись при­я­тия Свя­тых Тайн Хри­сто­вых, о Бозе почил еси.

Ныне с Выш­ни­ми Воин­ст­вы моли, угод­ни­че Хри­стов, Чело­ве­ко­люб­ца даро­ва­ти при­те­ка­ю­щим к пред­ста­тель­ству тво­е­му остав­ле­ние гре­хов и жития исправление.

Сла­ва: И по смер­ти, яко жив сый, бла­го­да­тию Божи­ею с нами пре­бы­ва­е­ши, свя­ти­те­лю Луко, пас­тырь доб­рый нам явля­е­ши­ся, твер­до сто­я­ти в пра­во­слав­ней вере укреп­ляя и в доб­ро­де­тель­ней жиз­ни наставляя.

И ныне, Бого­ро­ди­чен: Еже радуй­ся, со Архан­ге­лом зовем Ти, Чистая, яко Царя Небес­на­го роди­ла еси, Дево Бого­ро­ди­це, и молим Тя: изба­ви ны, рабы Твоя, веч­ныя смерти.

Наверх

Акафист святителю Луке

Кондак 1

Воз­бран­ный свя­ти­те­лю Церкве Пра­во­слав­ныя и испо­вед­ни­че, воз­си­я­вый стране нашей в зем­ле Крым­стей, яко све­то­зар­ное све­ти­ло, доб­ре потру­ди­вый­ся и за имя Хри­сто­во гоне­ние пре­тер­пе­вый, про­слав­ля­ю­ще про­слав­ль­ша­го тя Гос­по­да, даро­вав­ша­го нам тебе нова­го молит­вен­ни­ка и помощ­ни­ка, похваль­ное вос­пе­ва­ем ти пение: ты же, яко име­яй велие дерз­но­ве­ние ко Вла­ды­це небе­се и зем­ли, от вся­ких неду­гов душев­ных и телес­ных сво­бо­ди нас и доб­ре сто­я­ти в Пра­во­сла­вии укре­пи, да вси во уми­ле­нии зовем ти:

Радуй­ся, свя­ти­те­лю Крым­ский испо­вед­ни­че Луко, вра­чу бла­гий и милостивый.

Икос 1

Анге­лов собе­сед­ни­че и чело­ве­ков настав­ни­че, Луко пре­слав­ный, подоб­но еван­ге­ли­сту и апо­сто­лу Луке, ему­же тезо­име­нит сый, от Бога дар цели­ти неду­ги чело­ве­че­ския при­ял еси, во вра­че­ва­нии болез­ней ближ­них, мно­гая тру­ды подъ­ем­ля, и, плоть нося, о пло­ти нера­дел еси, делы доб­ры­ми Отца Небес­на­го про­сла­вил еси. Тем­же бла­го­да­рив во уми­ле­нии зовем ти:

Радуй­ся, от юно­сти разум свой игу Хри­сто­ву покоривый;

Радуй­ся, пре­чест­ное Свя­тыя Тро­и­цы селе­ние бывый;

Радуй­ся, бла­жен­ство мило­сти­вых, по Сло­ву Гос­по­да, унаследовавый;

Радуй­ся, верою Хри­сто­вою и зна­ни­ем бого­да­ро­ван­ным мно­гия недуж­ныя исцеливый;

Радуй­ся, страж­ду­щих неду­га­ми телес­ны­ми вра­чу милосердный;

Радуй­ся, во дни бра­ни вождей и вои­нов исцелителю;

Радуй­ся, всех вра­чев наставниче;

Радуй­ся, ско­рый в нуж­дах и скор­бех сущим помощниче;

Радуй­ся, Церк­ви Пра­во­слав­ныя утверждение;

Радуй­ся, зем­ли нашея озарение;

Радуй­ся, крым­ския паст­вы похвало;

Радуй­ся, гра­да Сим­фе­ро­по­ля украшение;

Радуй­ся, свя­ти­те­лю Крым­ский испо­вед­ни­че Луко, вра­чу бла­гий и милостивый.

Кондак 2

Видя в чело­ве­цех во вре­мя вра­че­ва­ний, аки в зер­ца­ле, пре­муд­рость и сла­ву Твор­ца вся­че­ских Бога, к Нему Духом выну воз­но­сил­ся еси, бого­муд­ре, све­том же бого­ра­зу­мия тво­е­го и нас оза­ри, да вопи­ем куп­но с тобою: Аллилуиа.

Икос 2

Разум твой Боже­ствен­ны­ми учень­ми про­све­тил еси, Луко все­славне, отверг­нув вся­ко плот­ское муд­ро­ва­ние, с разу­мом же и волю пови­нул еси Гос­по­де­ви. Подо­бен апо­сто­лом быв, тии бо по Сло­ву Хри­сто­ву: «Гря­ди­та по Мне, и сотво­рю вы лов­ца чело­ве­ком» оста­ви­ша вся и по Нем идо­ша, и ты, свя­те, услы­шав зову­ще­го тя на слу­же­ние Гос­по­да Иису­са чрез раба Сво­е­го архи­епи­ско­па Таш­кент­ско­го Инно­кен­тия абие при­ем­ле­ши свя­щен­ство в Церк­ви Пра­во­слав­ней. Сего ради, яко бого­мудра­го настав­ни­ка, тя убла­жа­ю­ще, вос­пе­ва­ем сице:

Радуй­ся, Анге­ла Хра­ни­те­ля увеселение;

Радуй­ся, яко того нико­ли­же опе­ча­лил еси;

Радуй­ся, во уче­нии пре­спе­ва­вый и тем муд­ре­цы мира сего удививый;

Радуй­ся, от тво­ря­щих без­за­ко­ние уклонивыйся;

Радуй­ся, Божия Пре­муд­ро­сти созер­ца­те­лю и проповедниче;

Радуй­ся, истин­на­го бого­сло­вия зла­то­сло­вес­ный учителю;

Радуй­ся, апо­столь­ских пре­да­ний блюстителю;

Радуй­ся, све­ще, Богом воз­жен­ная, мрак нече­стия разгоняющая;

Радуй­ся, звез­до, путь ко спа­се­нию показуюшая;

Радуй­ся, Пра­во­сла­вия ревнителю;

Радуй­ся, рас­коль­ни­ков обличителю;

Радуй­ся, сви­де­ний и оправ­да­ний Гос­под­них возжадавый;

Радуй­ся, свя­ти­те­лю Крым­ский испо­вед­ни­че Луко, вра­чу бла­гий и милостивый.

Кондак 3

Силою бла­го­да­ти Божия, еще во вре­мен­ней жиз­ни при­ял еси дар, свя­те Луко, неду­ги цели­ти, да вси, усерд­но при­те­ка­ю­щии к тебе неду­гов телес­ных и паче душев­ных исце­ле­ния спо­доб­ля­ют­ся, вопия Богу: Аллилуиа.

Икос 3

Имея неусып­ное попе­че­ние о спа­се­нии душ, вве­рен­ных тебе от Бога, Луко бла­женне, пас­тыр­ски к душе­спа­си­тель­ной жиз­ни, и сло­вом и самым делом непре­стан­но настав­лял еси. Сего ради при­и­ми от наше­го усер­дия достой­ныя похва­лы тебе:

Радуй­ся, Божия разу­ма исполненный;

Радуй­ся, бла­го­да­тию Духа Свя­та­го преосененный;

Радуй­ся, нище­ты Хри­сто­вы подражателю;

Радуй­ся, пас­ты­рю доб­рый, укло­ня­ю­щих­ся от веры пра­во­слав­ныя и блуж­да­ю­щих по горам суе­муд­рия, взыскавый;

Радуй­ся, дела­те­лю вино­гра­да Хри­сто­ва, чад Божи­их укреп­ля­яй в истин­ной вере православней;

Радуй­ся, щите, защи­ща­яй благочестие;

Радуй­ся, непо­ко­ле­би­мое Пра­во­сла­вия основание;

Радуй­ся, твер­дый каме­ню веры;

Радуй­ся, душе­па­губ­но­го неве­рия и зло­твор­но­го обнов­лен­че­ства обли­чи­те­лю и искоренителю;

Радуй­ся, в дела­нии духов­нем под­ви­за­ю­щих­ся муд­рый укрепителю;

Радуй­ся, от мира изгнан­ным при­ста­ни­ща тиха­го указателю;

Радуй­ся, яко при­им крест Хри­сту после­до­вал еси;

Радуй­ся, свя­ти­те­лю Крым­ский испо­вед­ни­че Луко, вра­чу бла­гий и милостивый.

Кондак 4

Бурю внутрь имея помыш­ле­ний мно­гих, недо­уме­ва­ше раб Божий, что речет о нем Гос­подь, егда про­ра­зу­ме­ва­ху его достой­на быти епи­ско­пом гра­ду Таш­кен­ту: оба­че все­го себе Хри­сту Богу пре­да­де, Тому о всем бла­го­да­ре­ние воз­сы­лая, зовый: «Бла­го­сло­вен Бог, изли­ва­яй бла­го­дать Свою на архи­ереи Своя». И поя Ему: Аллилуиа.

Икос 4

Слы­шав­ше людие пра­во­слав­нии, в гоне­нии сущии, о бла­го­плод­ных доб­ро­тах души тво­ея, бого­носне Луко, и виде­ша на сте­пе­ни свя­ти­тель­ства, яко достой­ный сосуд Боже­ствен­ныя бла­го­да­ти, вся немощ­ная вра­чу­ю­щая и оску­де­ва­ю­щая вос­пол­ня­ю­щая, дивят­ся чуд­но­му про­мыш­ле­нию Бога о тебе и при­но­сят ти сице­вая благохваления:

Радуй­ся, архи­ерею, от Само­го Гос­по­да пронареченный;

Радуй­ся и в над­пи­са­нии кни­ги тво­ея сан епи­ско­па тебе предуказавый;

Радуй­ся, иерар­хов украшение;

Радуй­ся, пас­ты­рю доб­рый, яко готов был еси душу твою поло­жи­ти за овцы своя словесныя;

Радуй­ся, мно­го­свет­лый Церкве светильниче;

Радуй­ся, апо­сто­лов сопричастниче;

Радуй­ся, испо­вед­ни­ков украшение;

Радуй­ся, о себе попе­че­ние вся­кое отвергни;

Радуй­ся, скор­бей утолителю;

Радуй­ся, о люд­ских неве­же­стви­их печальниче;

Радуй­ся, искав­ших спа­се­ния пра­вым Уче­ни­ем оглашавый;

Радуй­ся, жити­ем тво­им сего уче­ния не посрамивый;

Радуй­ся, свя­ти­те­лю Крым­ский испо­вед­ни­че Луко, вра­чу бла­гий и милостивый.

Кондак 5

Бого­точ­ною кро­вию от веч­ныя смер­ти искуп­лен­ныя соблю­дая, егда сан епи­ско­па в дни страш­ных гоне­ний по бла­го­сло­ве­нию свя­та­го Пат­ри­ар­ха Тихо­на от рук епи­ско­пов пра­во­слав­ных при­ял еси, свя­ти­те­лю Луко, дело бла­го­вест­ни­ка доб­ре сотво­рил еси, обли­чая, запре­щая, умо­ляя, со вся­ким дол­го­тер­пе­ни­ем и уче­ни­ем, и поя Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Видев­ше Анге­льстии чино­ве вели­кия твоя подви­ги, егда по запо­ве­ди Гос­под­ней: «Бла­же­ни изгна­ни прав­ды ради: яко тех есть Цар­ство Небес­ное», в кре­по­сти сер­деч­ней без­ро­пот­но понесл еси зато­че­ние и изгна­ние в Сибирь за имя Гос­по­да и свя­тую Цер­ковь Хри­сто­ву, тер­пе­ни­ем вели­им устрояя свое спа­се­ние, при­ме­ром же сво­им вер­ных души нази­дая. Мы же тя усерд­но любо­вию почи­та­ю­ще честву­ем похва­ла­ми сими:

Радуй­ся, све­тиль­ни­че на свещ­ни­це цер­ков­нем поставленный;

Радуй­ся, яко сло­во Писа­ния: «Любы дол­го­тер­пит», на тебе оправдася;

Радуй­ся, защи­ща­ти тя вер­ным воспретивый;

Радуй­ся, вла­с­тем пови­ну­вый­ся и сего ради волею в руки вои­нов нощию предавыйся;

Радуй­ся, кле­вре­ты и непра­вед­ных судей уничиженный;

Радуй­ся, в зато­че­ние со сми­ре­ни­ем без­ро­пот­но шедый;

Радуй­ся, из управ­ля­е­мой тобою Таш­кент­ския епар­хии прав­ды ради изгнанный;

Радуй­ся, вер­ны­ми оплаканный;

Радуй­ся, за Гос­по­да рас­пя­то­го изъ­язв­лен­ный и заушенный;

Радуй­ся, уста лжи­вых неве­ров заградивый;

Радуй­ся, пра­вед­ны­ми уста­ми небес­ныя исти­ны и в изгна­нии вещавый;

Радуй­ся, яко муче­ни­цы на небе­сех о тер­пе­нии тво­ем ликоваху;

Радуй­ся, свя­ти­те­лю Крым­ский испо­вед­ни­че Луко, вра­чу бла­гий и милостивый.

Кондак 6

Про­по­вед­ник немолч­ный тай­ны Пре­свя­тыя Еди­но­сущ­ныя и Нераз­де­ли­мыя Тро­и­цы был еси и в тем­ни­це, и во гра­дех сибир­ско­го изгна­ния тер­пя глад, мраз север­ныя стра­ны и жесто­кость кле­вре­тов без­бож­ных. Сего ради про­по­ве­ду­ет Цер­ковь Крым­ская вели­чия Божия явлен­ныя на тебе, свя­ти­те­лю Луко, яко при­ял еси дар цели­ти неду­ги душев­ныя и телес­ныя и в стране изгна­ния, да вси еди­ным серд­цем и еди­ны­ми усты вос­пе­ва­ем Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Воз­си­ял еси, яко звез­да луче­зар­ная, крас­но­яр­стей пастве и там­бов­стей, оза­ряя души вер­ных и раз­го­няя тьму нече­стия и без­бо­жия. И испол­ни­ша­ся на тебе сло­ва Хри­сто­вы: «Бла­же­ни есте, егда поно­сят вам, и ижде­нут, и рекут всяк зол гла­гол на вы лжу­ще, Мене ради». Ты же, гони­мый из гра­да во град и кле­ве­ты тер­пя, архи­пас­тыр­ское слу­же­ние усер­дие испол­нял и сла­до­стию писа­ний тво­их насы­щал вся алчу­щия и жаж­ду­щия прав­ды, иже бла­го­дарне взы­ва­ют тебе:

Радуй­ся, настав­ни­че, всех к небе­си наставляяй;

Радуй­ся, сла­вы Божи­ей истин­ный ревнителю;

Радуй­ся, воине Хри­стов непобедимый;

Радуй­ся, за Хри­ста Гос­по­да тем­ни­цы и бие­ния терпевый;

Радуй­ся, сми­ре­ния Его истин­ный подражателю;

Радуй­ся, вме­сти­ли­ще Духа Святаго;

Радуй­ся, вше­дый с муд­ры­ми в радость Гос­по­да твоего;

Радуй­ся, коры­сто­лю­бия обличителю;

Радуй­ся, пагу­бу тще­сла­вия показавый;

Радуй­ся, без­за­кон­ни­ки ко обра­ще­нию призывавый;

Радуй­ся, имже сата­на посрамися;

Радуй­ся, имже Хри­стос прославися;

Радуй­ся, свя­ти­те­лю Крым­ский испо­вед­ни­че Луко, вра­чу бла­гий и милостивый.

Кондак 7

Хотя достой­но совер­ши­ти подвиг, воз­ло­жен­ный на тя от Бога, облекл­ся еси во вся ору­жия Божия и стал на брань про­ти­ву миро­дер­жи­те­лей века сего, духо­вом зло­бы под­не­бес­ным, пре­по­я­сав чрес­ла своя исти­ною и облек­шись в бро­ню прав­ды, уга­сил, испо­вед­ни­че Луко, вся стре­лы лука­ва­го, поя Соде­те­лю и Богу: Аллилуиа.

Икос 7

Новое гоне­ние воз­дви­же без­за­кон­ных чело­век и без­бож­ных на Цер­ковь Пра­во­слав­ную и в даль­нюю таеж­ную глу­би­ну угна­ша тя, свя­ти­те­лю Луко, и близ смер­ти быв, рукою Божию сохра­нен, взы­вал с Пав­лом апо­сто­лом: «До нынеш­не­го часа и алчем, и жаж­дем, и наго­ту­ем, и страж­дем, и ски­та­ем­ся… Гони­ми, тер­пим: яко­же отре­би миру быхом, всем попра­ние досе­ле». Сего ради, веду­ще тако­вая, убла­жа­ем тя:

Радуй­ся, испо­вед­ни­че Хри­стов блаженный;

Радуй­ся, мраз лютый претерпевый;

Радуй­ся, близ смер­ти бывый, Гос­по­дом сохраненный;

Радуй­ся, само­от­вер­же­ние все­це­лое показавый;

Радуй­ся, уне­ве­сти­вый душу твою Жени­ху Христу;

Радуй­ся, Гос­по­да рас­пя­та­го на Кре­сте прис­но пред собою предзревый;

Радуй­ся, во бде­ни­их и молит­вах неослаб­но пре­бы­вал еси;

Радуй­ся, Еди­но­сущ­ныя Тро­и­цы истин­ный ревнителю;

Радуй­ся, ско­рый от вся­кия болез­ни без­мезд­ный врачу;

Радуй­ся, ломот­ныя и опух­лыя уврачевавый;

Радуй­ся, от неис­цель­ныя гной­ныя болез­ни костей и ран здра­ви возставивый;

Радуй­ся, яко верою тво­ею и тру­да­ми вра­чев­ны­ми рас­слаб­лен­нии исцелеша;

Радуй­ся, свя­ти­те­лю Крым­ский испо­вед­ни­че Луко, вра­чу бла­гий и милостивый.

Кондак 8

Стран­ник во юдо­ли зем­ней быв, тер­пе­ния, воз­дер­жа­ния и чисто­ты образ пока­зал еси, испо­вед­ни­че Луко. Любовь еван­гель­скую явил еси, егда оте­че­ство в опас­но­сти от наше­ствия ино­пле­мен­ник пре­бы­ва­ше, ден­но­нощ­но во вра­чеб­ни­це тру­дил­ся, исце­ляя неду­ги и раны вождей и вои­нов Оте­че­ства зем­на­го, непа­мя­то­зло­би­ем и любо­вию удив­ляя всех тво­ря­щих ти напа­сти и мно­гия сим обра­тил ко Хри­сту, во еже пети Ему: Аллилуиа.

Икос 8

Весь исполнь люб­ве Хри­сто­вы, Луко бла­го­сер­де, душу твою пола­гал еси за дру­ги твоя, и яко Ангел Хра­ни­тель при­сущ был еси ближ­ним и даль­ним, озлоб­лен­ныя укро­щая, враж­ду­ю­щия при­ми­ряя и спа­се­ние всем устрояя. Поми­ная тру­ды твоя во бла­го людей Оте­че­ствия тво­е­го, бла­го­дарне взы­ва­ем ти:

Радуй­ся, див­ную любовь ко Оте­че­ству зем­но­му показавый;

Радуй­ся, сми­ре­ния и незло­бия учителю;

Радуй­ся, изгна­ние и жесто­кия муки муже­муд­рен­но претерпевый;

Радуй­ся, за Хри­ста постра­да­вый и мучимый;

Радуй­ся, твер­до Его исповедавый;

Радуй­ся, зло­бу вра­гов любо­вию Хри­сто­вою победивый;

Радуй­ся, отче бла­го­серд­ный, взыс­ка­вый спа­се­ния многих;

Радуй­ся, яко вели­ки­ми скор­бя­ми был искушаем;

Радуй­ся, в гоне­ни­их тер­пе­ние див­ное явивый;

Радуй­ся, яко за вра­ги умо­лял еси Господа;

Радуй­ся, его­же любовь побе­ди вся­ку вражду;

Радуй­ся, его­же незло­бие поко­ри жесто­кия сердца;

Радуй­ся, свя­ти­те­лю Крым­ский испо­вед­ни­че Луко, вра­чу бла­гий и милостивый.

Кондак 9

Всем был еси вся, яко­же и свя­тый Павел, да вся­ко некия спа­се­ши, свя­ти­те­лю Луко, архи­пас­тыр­ский подвиг совер­шая в там­бов­стем крае, мно­ги­ми тру­ды хра­мы обнов­ляя и сози­дая, Уста­вы Свя­то­оте­че­ския стро­го соблю­дая, спа­се­нию паст­вы тво­ея слу­жи­ти не пре­стал еси, чисто Бого­ви пою­ще: Аллилуиа.

Икос 9

Витии чело­ве­че­стии не воз­мо­гут по досто­я­нию изре­щи тво­их бла­го­де­я­ний мно­же­ство, егда явил­ся на Крым­стей зем­ли, яко отец чадо­лю­би­вый, свя­ти­те­лю отче Луко. Щед­ро­да­тель­ная бо дес­ни­ца твоя всю­ду дося­за­ше. Мы же бла­го­сер­дию тво­е­му под­ра­жа­ти хотя­ще, во удив­ле­нии взы­ва­ем к тебе:

Радуй­ся, лучу люб­ве Божия;

Радуй­ся, сокро­ви­ще мило­сер­дия Спа­со­ва неисточимое;

Радуй­ся, яко вся своя неиму­щим раз­да­вал еси;

Радуй­ся, ближ­ния твоя паче себе возлюбивый;

Радуй­ся, без­ма­тер­них сирот пита­те­лю и окормителю;

Радуй­ся, без­по­мощ­ных стар­цев и ста­риц попечителю;

Радуй­ся, яко боля­щия и в тем­ни­це заклю­чен­ныя посе­щал еси;

Радуй­ся, яко нуж­ды бед­ных пред­ва­рял в раз­лич­ных местах Оте­че­ства своего;

Радуй­ся, яко нищия поми­ная, обе­ды им устро­ял еси;

Радуй­ся, яко кое­муж­до в горе­стех, аки Ангел уте­ши­тель являл­ся еси;

Радуй­ся, Анге­ле зем­ный и чело­ве­че небесный;

Радуй­ся, яко о глу­бине мило­сер­дия тво­е­го Мати Божия возрадовася;

Радуй­ся, свя­ти­те­лю Крым­ский испо­вед­ни­че Луко, вра­чу бла­гий и милостивый.

Кондак 10

Спа­се­нию крым­ския паст­вы тво­ея слу­жи­ти мно­го­летне не пре­стал по обра­зу пас­ты­ре­на­чаль­ни­ка Хри­ста, на рамех заблуд­шее взем есте­ство Богу и Отцу при­вел еси. Божи­им бо мило­сер­ди­ем уте­шая, ко исправ­ле­нию жития сло­ве­сы учи­тель­ны­ми тво­и­ми влекл еси вся, во еже серд­цем чистым пета Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Царя Небес­на­го Хри­ста Бога вер­ный слу­жи­те­лю быв, свя­ти­те­лю отче Луко, неустан­но воз­ве­щал сло­во исти­ны во всех хра­мах зем­ли нашея Таври­че­ския, душе­спа­си­тель­ною пищею уче­ния еван­гель­ско­го вер­ныя чада научая и Устав Цер­ков­ный стро­го испол­ня­ти пове­ле­вая. Тем­же тя, яко пас­ты­ря добра­го, сице прославляем:

Радуй­ся, неуто­ми­мый про­по­вед­ни­че прав­ды евангельския;

Радуй­ся, яко Богом вру­чен­ное тебе ста­до сло­вес­ное доб­ре пасый;

Радуй­ся, яко овцы своя сло­вес­ныя от душе­губ­ных вол­ков охранявый;

Радуй­ся, чина цер­ков­но­го стро­гий блюстителю;

Радуй­ся, чисто­ты веры пра­во­слав­ныя охранителю;

Радуй­ся, тобою бо Дух Свя­тый напи­са сло­ве­са спасительныя;

Радуй­ся, яко тай­ну бого­сло­вия о духе, душе и теле явил еси нам;

Радуй­ся, яко сло­во твое, аки в ризы позла­ще­ны, тай­ны веры одеяшася;

Радуй­ся, мол­ние, гор­ды­ню низлагающая;

Радуй­ся, гро­ме, без­за­кон­но живу­щия устрашаяй;

Радуй­ся, цер­ков­но­го бла­го­че­стия насадителю;

Радуй­ся, архи­пас­ты­рю, пас­ты­ри духов­ныя настав­ля­яй и вра­зум­ля­яй непрестанно;

Радуй­ся, свя­ти­те­лю Крым­ский испо­вед­ни­че Луко, вра­чу бла­гий и милостивый.

Кондак 11

Пение у гро­ба тво­е­го, угод­ни­че Божий, не умол­ка­ше во днех бла­жен­на­го успе­ния тво­е­го. Мно­зи бо, ведя­ху тя бого­нос­на и рав­но­ан­гель­на суща, собра­ша­ся от всех пре­дел зем­на­го тво­е­го Оте­че­ствия совер­ши­ти собор­ное моле­ние о душе тво­ей, вос­хо­дя­щия в гор­ния оби­те­ли Оте­че­ствия Небес­на­го, вос­пе­вая и поя Богу: Аллилуиа.

Икос 11

Све­ща еси в Церк­ви Хри­сто­вой, горя­щая неве­ще­ствен­ным све­том бла­го­да­ти Божи­ей, был еси, свя­ти­те­лю Луко, вся кон­цы зем­ли нашея оза­ряя. Егда же при­спе вре­мя отше­ствия тво­е­го, Боже­ствен­нии Анге­ли при­я­ша свя­тую душу твою, и в Небес­ныя оби­те­ли воз­не­со­ша. Тем­же, поми­на­ю­ще бла­жен­ное успе­ние и велие твое на небе­си и на зем­ли про­слав­ле­ние, с радо­стию при­но­сим ти бла­го­хва­ле­ния сия:

Радуй­ся, све­тиль­ни­че немерк­ну­щий Све­та Невечерняго;

Радуй­ся, яко мно­зи про­сла­ви­ша чрез твои доб­рыя дела Отца Небеснаго;

Радуй­ся, яко свет доб­рых дел тво­их про­све­тил­ся пред человеки;

Радуй­ся, яко мно­зи про­сла­ви­ша чрез твои доб­рыя дела Отца Небеснаго;

Радуй­ся, угод­ни­че Божий, тече­ние бла­го­че­стие скончавый;

Радуй­ся, веру, надеж­ду и любы от Гос­по­да стяжавый;

Радуй­ся, со Хри­стом, Его­же воз­лю­бил еси, на веки соединивыйся;

Радуй­ся, Цар­ствия Небес­на­го и сла­вы веч­ныя наследниче;

Радуй­ся, архи­ерею, от веч­но­го Архи­ерея Хри­ста бла­го­дат­ны­ми дара­ми исполненный;

Радуй­ся, ско­рый помощ­ни­че при­зы­ва­ю­щим тя;

Радуй­ся, зем­ли Крым­ския новое све­ти­ло и утверждение;

Радуй­ся, рода хри­сти­ан­ска­го бла­го­дат­ный покровителю;

Радуй­ся, свя­ти­те­лю Крым­ский испо­вед­ни­че Луко, вра­чу бла­гий и милостивый.

Кондак 12

Бла­го­дать свы­ше ти дан­ную познав­ше, бла­го­го­вей­но лобы­за­ем чест­на­го лика тво­е­го изоб­ра­же­ние, свя­ти­те­лю Луко, чаю­ще тобою полу­чи­ти про­си­мое от Бога. Тем­же при­па­дая ко свя­тым мощем тво­им со уми­ле­ни­ем молим тя: укре­пи нас доб­ре сто­я­ти в вере пра­во­слав­ней и уго­жда­ю­ще бла­ги­ми делы немолч­но пети Богу: Аллилуиа.

Икос 12

Пою­ще Бога, див­на­го во свя­тых Сво­их, хва­лим тя, Хри­сто­ва испо­вед­ни­ка, свя­ти­те­ля и пред­ста­те­ля пред Гос­по­дем. Весь бо еси в выш­них, но и ниж­них не остав­ля­е­ши, свя­ти­те­лю отче Луко, прис­но со Хри­стом цар­ству­е­ши и о нас греш­ных пред Пре­сто­лом Божи­им хода­тай­ству­ешь. Сего ради во уми­ле­нии зовем ти:

Радуй­ся, све­та непри­ступ­на­го зрителю;

Радуй­ся, ему же сора­ду­ют­ся Анге­лы, и о нем­же весе­лят­ся человецы;

Радуй­ся, научи­вый запо­ве­дем Хри­сто­вым и сотво­ри­вый я;

Радуй­ся, яко досто­ин явил­ся еси Цар­ствия Небеснаго;

Радуй­ся, путем испо­вед­ни­че­ства рай­ских селе­ний достигший;

Радуй­ся, поно­ше­ния Хри­ста ради тер­пе­вый и веч­ную с Ним сла­ву приявый;

Радуй­ся, души наша к Цар­ствию Небес­но­му путеводяй;

Радуй­ся, пред­ста­те­лю пред Пре­сто­лом Божи­им за нас грешных;

Радуй­ся, Пра­во­сла­вия похва­ло и зем­ли нашея радование;

Радуй­ся, в сон­ме свя­тых быти сподобивыйся;

Радуй­ся, Собо­ру всех Крым­ских свя­тых сопричастниче;

Радуй­ся, свя­ти­те­лю Крым­ский испо­вед­ни­че Луко, вра­чу бла­гий и милостивый.

Кондак 13

О вели­кий и пре­слав­ный угод­ни­че Божий, свя­ти­те­лю отче наш Луко, при­и­ми сие похваль­ное пение от нас недо­стой­ных, оба­че с любо­вию сынов­нею тебе при­но­си­мое. Пред­ста­тель­ством тво­им у Пре­сто­ла Божия и молит­ва­ми тво­и­ми всех нас в вере пра­во­слав­ней и доб­рых делех утвер­ди. От вся­ких бед, скор­бей, болез­ней и напа­стей в сей жиз­ни нахо­дя­щих сохра­ни, от муче­ний в буду­щем веце изба­ви. И спо­до­би в веч­ней жиз­ни куп­но с тобою и со все­ми свя­ты­ми пети Твор­цу наше­му: Аллилуиа.

Этот кондак чита­ет­ся три­жды, затем икос 1 «Анге­лов собе­сед­ни­че…» и кондак 1 «Воз­бран­ный святителю…»

Молит­ва свя­ти­те­лю Луке, испо­вед­ни­ку, архи­епи­ско­пу Крымскому

О все­б­ла­жен­ный испо­вед­ни­че, свя­ти­те­лю отче наш Луко, вели­кий угод­ни­че Хри­стов! Со уми­ле­ни­ем пре­клонь­ше коле­на сер­дец наших и при­па­дая к раце чест­ных и мно­го­це­леб­ных мощей тво­их, яко­же чада отца, молим тя все­усерд­но: услы­ши нас греш­ных и при­не­си молит­ву нашу к Мило­сти­во­му и Чело­ве­ко­люб­цу Богу, Ему­же ты ныне в радо­сти свя­тых и с лики Ангел пред­сто­и­ши. Веру­ем бо, яко ты люби­ши ны тою же любо­вию, еюже вся ближ­ния воз­лю­бил еси, пре­бы­вая на земли.

Испро­си у Хри­ста Бога наше­го, да утвер­дит во Свя­тей Сво­ей Пра­во­слав­ней Церк­ви дух пра­выя веры и бла­го­че­стия: пас­ты­рям ея да даст свя­тую рев­ность и попе­че­ние о спа­се­нии вве­рен­ных им людей: пра­во веру­ю­щия соблю­да­ти, сла­быя и немощ­ныя в вере укреп­ля­ти, неве­ду­щия настав­ля­ти, про­тив­ныя обли­ча­ти. Всем нам подай дар кое­муж­до бла­го­по­тре­бен, и вся яже к жиз­ни вре­мен­ней и к веч­но­му спа­се­нию полез­ная. Гра­дов наших утвер­жде­ние, зем­ли пло­до­но­сие, от гла­да и пагу­бы избав­ле­ние. Скор­бя­щим уте­ше­ние, неду­гу­ю­щим исце­ле­ние, заблуд­шим на путь исти­ны воз­вра­ще­ние, роди­те­лем бла­го­сло­ве­ние, чадом в стра­се Гос­под­нем вос­пи­та­ние и науче­ние, сирым и убо­гим помощь и заступление.

Подаждь нам всем твое архи­пас­тыр­ское и свя­тое бла­го­сло­ве­ние, да тобою осе­ня­е­ми изба­вим­ся от коз­ней лука­ва­го и избег­нем вся­кия враж­ды и нестро­е­ний, ере­сей и расколов.

Даруй нам бого­угод­но прейти попри­ще вре­мен­ной жиз­ни, наста­ви нас на путь, веду­щий в селе­ния пра­вед­ных, изба­ви нас воз­душ­ных мытарств и моли о нас все­силь­на­го Бога, да в веч­ней жиз­ни с тобою непре­стан­но сла­вим Отца и Сына и Свя­та­го Духа, Ему­же подо­ба­ет вся­кая сла­ва, честь и дер­жа­ва во веки веков. Аминь.

Наверх

ОТ ВСЯКИХ НЕДУГОВ И БОЛЕЗНЕЙ

Тяж­ко страж­ду­щие люди кро­ме общих молитв об исце­ле­нии могут читать и такие молитвы

Молитва Пресвятой Богородице перед Ее иконой «Всех скорбящих Радость»

О Пре­свя­тая Вла­ды­чи­це Бого­ро­ди­це, Пре­бла­го­сло­вен­ная Мати Хри­ста Бога, Спа­си­те­ля наше­го, всех скор­бя­щих Радо­сте, боль­ных посе­ще­ние, немощ­ных покро­ве и заступ­ни­це, вдо­виц и сирых покро­ви­тель­ни­це, мате­рей печаль­ных все­на­деж­ная уте­ши­тель­ни­це, мла­ден­цев немощ­ных кре­по­сте, и всем бес­по­мощ­ным все­гда гото­вая помо­ще и вер­ное при­бе­жи­ще! Тебе, о Все­ми­ло­сти­вая, даде­ся от Все­выш­ня­го бла­го­дать во еже всех засту­па­ти и избав­ля­ти от скор­би и болез­ней, зане Сама лютыя скор­би и болез­ни пре­тер­пе­ла еси, взи­ра­ю­щи на воль­ное стра­да­ние Сына Тво­е­го воз­люб­лен­на­го и Того на Кре­сте рас­пи­на­е­ма зря­щи, егда ору­жие Симео­ном пред­ре­чен­ное серд­це Твое прой­де. Тем­же убо, о Мати чадо­лю­би­вая, вон­ми гла­су моле­ния наше­го, уте­ши нас в скор­би сущих, яко вер­ная радо­сти Хода­та­и­ца: пред­сто­я­щи пре­сто­лу Пре­свя­тыя Тро­и­цы, одес­ную Сына Тво­е­го, Хри­ста Бога наше­го, може­ши, аще вос­хо­ще­ши, вся нам полез­ная испро­си­ти. Сего ради с верою сер­деч­ною и любо­вию от души при­па­да­ем к Тебе яко Цари­це и Вла­ды­чи­це, и пса­лом­ски вопи­ти Тебе дер­за­ем: слы­ши, Дщи, и виждь, и при­к­ло­ни ухо Твое, услы­ши моле­ние наше, и изба­ви нас от обсто­я­щих бед и скор­бей. Ты бо про­ше­ния всех вер­ных, яко скор­бя­щих Радость, испол­ня­е­ши, и душам их мир и уте­ше­ние пода­е­ши. Се, зри­ши беду нашу и скорбь; яви нам милость Твою, пошли уте­ше­ние уязв­лен­но­му печа­лию серд­цу наше­му, пока­жи и уди­ви на нас греш­ных богат­ство мило­сер­дия Тво­е­го, подаждь нам сле­зы пока­я­ния ко очи­ще­нию гре­хов наших и уто­ле­нию гне­ва Божия, да с чистым серд­цем, сове­стию бла­гою и надеж­дою несум­нен­ною при­бе­га­ем ко Тво­е­му хода­тай­ству и заступ­ле­нию: при­и­ми, все­ми­ло­сти­вая наша Вла­ды­чи­це Бого­ро­ди­це, усерд­ное моле­ние наше Тебе при­но­си­мое, и не отри­ни нас недо­стой­ных от Тво­е­го бла­го­сер­дия, но подаждь нам избав­ле­ние от скор­би и болез­ни, защи­ти нас от вся­ка­го наве­та вра­жия и кле­ве­ты чело­ве­че­ския, буди нам помощ­ни­ца неот­ступ­ная во все дни жиз­ни нашея, яко да под Тво­им Матер­ним покро­вом все­гда пре­бу­дем цели и сохра­не­ни Тво­им заступ­ле­ни­ем и молит­ва­ми к Сыну Тво­е­му и Богу Спа­си­те­лю наше­му, Ему­же подо­ба­ет вся­кая сла­ва, честь и покло­не­ние, со Без­на­чаль­ным Его Отцем и Свя­тым Духом, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Молитва Пресвятой Богородице в честь Ее иконы «Скоропослушница»

Пре­бла­го­сло­вен­ная Вла­ды­чи­це, Прис­но­де­во Бого­ро­ди­це, Бога Сло­ва паче вся­ка­го сло­ва на спа­се­ние наше рожд­шая, и бла­го­дать Его пре­и­зобиль­но паче всех при­яв­шая, море явль­ша­я­ся Боже­ствен­ных даро­ва­ний и чудес прис­но­те­ку­щая река, изли­ва­ю­щая бла­гость всем, с верою к Тебе при­бе­га­ю­щим! Чудо­твор­но­му Тво­е­му обра­зу при­па­да­ю­ще, молим­ся Тебе, все­щед­рей Мате­ри чело­ве­ко­лю­би­ва­го Вла­ды­ки: уди­ви на нас пре­бо­га­тыя мило­сти Твоя, и про­ше­ния наша, при­но­си­мая Тебе, Ско­ро­по­слуш­ни­це, уско­ри испол­ни­ти все еже на поль­зу, во уте­ше­ние и спа­се­ние кое­муж­до устро­я­ю­щи. Посе­ти, Пре­б­ла­гая, рабы Твоя бла­го­да­тию Тво­ей, подаждь неду­гу­ю­щим цель­бу и совер­шен­ное здра­вие, обу­ре­ва­е­мым тиши­ну, пле­нен­ным сво­бо­ду, и раз­лич­ны­ми обра­зы страж­ду­щих уте­ши. Изба­ви, Все­ми­ло­сти­вая Гос­по­же, всяк град и стра­ну от гла­да, язвы, тру­са, пото­па, огня, меча и иныя каз­ни вре­мен­ныя и веч­ныя, Матер­ним Тво­им дерз­но­ве­ни­ем отвра­ща­ю­щи гнев Божий; и душев­на-го раз­слаб­ле­ния, обу­ре­ва­ния стра­стей и гре­хо­па­де­ний сво­бо­ди рабы Твоя, яко да непре­ткно­вен­но во вся­ком бла­го­че­стии пожив­ше в сем веце, и в буду­щем веч­ных благ спо­до­бим­ся бла­го­да­тию и чело­ве­ко­лю­би­ем Сына Тво­е­го и Бога, Ему­же подо­ба­ет вся­кая сла­ва, честь и покло­не­ние со Без­на­чаль­ным Его Отцем и Пре­свя­тым Духом, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Наверх

Молитва Пресвятой Богородице в честь Ее иконы «Всецарица»

(Пан­та­насса)

О Все­б­ла­гая, досто­чуд­ная Бого­ро­ди­це Пан­та­насса, Все­ца­ри­це! Несмь досто­ин да вни­де­ши под кров мой! Но яко мило­сти­ва­го Бога любо­бла­го­у­троб­ная Мати, рцы сло­во, да исце­лит­ся душа моя и укре­пит­ся немо­щству­ю­щее тело мое. Има­ши бо дер­жа­ву непо­бе­ди­мую и не изне­мо­жет у Тебе всяк гла­гол, о Все­ца­ри­це! Ты за мя упро­си, Ты за мя умо­ли. Да про­слав­ляю пре­слав­ное имя Твое все­гда, ныне и в без­ко­неч­ныя веки. Аминь.

Молитва на всякую немощь

Вла­ды­ко Все­дер­жи­те­лю, вра­чу душ и телес, сми­ря­яйи воз­но­сяй, нака­зу­яй и паки изце­ля­яй, бра­та наше­го (имя) немо­щству­ю­ща посе­ти мило­стию Тво­ею, про­стри мыш­цу Твою, испол­не­ну исце­ле­ния и врач­бы, и исце­ли его, воз­став­ляй от одра и немо­щи, запре­ти духу немо­щи, отста­ви от него вся­ку язву, вся­ку болезнь, вся­ку рану, вся­ку огне­ви­цу и тря­са­ви­цу. И аще есть в нем согре­ше­ние или без­за­ко­ние, осла­би, оста­ви, про­сти, Тво­е­го ради человеколюбия.

Молитва в болезни

Гос­по­ди Боже, Вла­ды­ко жиз­ни моей, Ты по бла­го­сти Тво­ей ска­зал: не хочу смер­ти греш­ни­ка, но чтоб он обра­тил­ся и жив был. Я знаю, что эта болезнь, кото­рою я стра­даю, есть нака­за­ние Твое за мои гре­хи и без­за­ко­ния; знаю, что по делам моим я заслу­жил тяг­чай­шее нака­за­ние, но, Чело­ве­ко­люб­че, посту­пай со мною не по зло­бе моей, а по бес­пре­дель­но­му мило­сер­дию Тво­е­му. Не поже­лай смер­ти моей, но дай мне силы, что­бы я тер­пе­ли­во сно­сил болезнь, как заслу­жен­ное мною испы­та­ние, и по исце­ле­нии от нее обра­тил­ся всем серд­цем, всею душою и все­ми мои­ми чув­ства­ми к Тебе, Гос­по­ду Богу, Созда­те­лю мое­му, и жив был для испол­не­ния свя­тых Тво­их запо­ве­дей, для спо­кой­ствия моих род­ных и для мое­го бла­го­по­лу­чия. Аминь.

Наверх

Молитва болящей

Гос­по­ди, видишь Ты мою болезнь. Ты зна­ешь, как я греш­на и немощ­на; помо­ги мне тер­петь и бла­го­да­рить Твою Бла­гость. Гос­по­ди, сотво­ри, что­бы болезнь эта была в очи­ще­ние мно­гих моих гре­хов. Вла­ды­ко Гос­по­ди, я в руках Тво­их, поми­луй меня по воле Тво­ей и, если мне полез­но, исце­ли меня вско­ре. Достой­ное по делам моим при­ем­лю; помя­ни мя, Гос­по­ди, во Цар­ствии Тво­ем! Сла­ва Богу за всё!

Молитва до и после чтения Евангелия

Каж­дый день нуж­но читать по одной гла­ве Еван­ге­лия, а перед и после гла­вы — эту молитву:

Спа­си, Гос­по­ди, и поми­луй раба Тво­е­го (имя) сло­ва­ми Боже­ствен­на­го Еван­ге­лия, что­мы­ми о спа­се­нии раба Тво­е­го. Попа­ли, Гос­по­ди, тер­ние всех его согре­ше­ний, и да все­лит­ся в него бла­го­дать Твоя, опа­ля­ю­щая, очи­ща­ю­щая, освя­ща­ю­щая все­го чело­ве­ка, во имя Отца и Сына и Свя­та­го Духа. Аминь.

Молитва первая об исцелении болящего

Вла­ды­ко Все­дер­жи­те­лю, свя­тый Царю, нака­зу­яй и не умерщ­вля­яй, утвер­жда­яй низ­па­да­ю­щия и воз­во­дяй низ­вер­жен­ныя, телес­ныя чело­ве­ков скор­би исправ­ля­яй, молим­ся Тебе, Боже наш, раба Тво­е­го (имя) немо­щству­ю­ща посе­ти мило­стию Тво­ею, про­сти ему вся­кое согре­ше­ние воль­ное и неволь­ное. Ей, Гос­по­ди, вра­чеб­ную Твою силу с небе­се низ­посли, при­кос­ни­ся теле­си, уга­си огне­ви­цу, укро­ти страсть и вся­кую немощь тая­ю­щую-ся, буди Врач раба Тво­е­го (имя), воз­двиг­ни его от одра болез­нен­на­го и от ложа озлоб­ле­ния цела и все­со­вер­шен­на, даруй его Церк­ви Тво­ей бла­го­уго­жда­ю­ща и тво­ря­ща волю Твою. Твое бо есть, еже мило­ва­ти и спа­са­ти ны, Боже наш, и Тебе сла­ву воз­сы­ла­ем, Отцу и Сыну и Свя­то­му Духу, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Наверх

Молитва вторая об исцелении болящего

О Пре­ми­ло­сер­дый Боже, Отче, Сыне и Свя­тый Душе, в Нераз­дель­ней Тро­и­це покла­ня­е­мый и сла­ви­мый, при­з­ри бла­го­у­троб­но на раба тво­е­го (имя), болез­нию одер­жи­ма­го; отпу­сти ему вся согре­ше­ния его; подай ему исце­ле­ние от болез­ни; воз­вра­ти ему здра­вие и силы телес­ныя; подай ему дол­го­ден­ствен­ное и бла­го­ден­ствен­ное житие, мир­ные Твоя и пре­мир­ные бла­га, что­бы он вме­сте с нами при­но­сил бла­го­дар­ные моль­бы Тебе, Все­щед­ро­му Богу и Созда­те­лю моему.

Пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца, все­силь­ным заступ­ле­ни­ем Тво­им помо­ги мне умо­лить Сына Тво­е­го, Бога мое­го, об исце­ле­нии раба Божия (имя).

Все свя­тые и Анге­лы Гос­под­ни, моли­те Бога о боль­ном рабе Его (имя). Аминь.

Наверх

Молитва святой блаженной Ксении Петербургской

О свя­тая все­б­ла­жен­ная мати Ксе­ние! Под кро­вом Все­выш­ня­го жив­шая, ведо­мая и укреп­ля­е­мая Бого­ма­те­рию, глад и жаж­ду, хлад и зной, поно­ше­ния и гоне­ния пре­тер­пев­шая, дар про­зор­ли­во­сти и чудо­тво­ре­ния от Бога полу­чи­ла еси и под сению Все­мо­гу­ща­го поко­и­ши­ся: свя­тая Цер­ковь, яко бла­го­ухан­ный цвет, про­сла­ви тя. Пред­сто­я­ще на месте тво­е­го погре­бе­ния, пред обра­зом тво­им свя­тым, яко живой ти, сущей с нами, молим­ся ти: при­и­ми про­ше­ния наша и при­не­си я ко пре­сто­лу мило-серд­на­го Отца Небес­на­го, яко дерз­но­ве­ние к Нему иму­щая, испро­си при­те­ка­ю­щим к тебе веч­ное спа­се­ние, на бла­гая дела и начи­на­ния наша щед­рое бла­го­сло­ве­ние, от вся­ких бед и скор­бей избав­ле­ние, пред­ста­ни свя­ты­ми тво­и­ми молит­ва­ми пред все­ми­ло­сти­вым Спа­си­те­лем нашим о нас, недо­стой­ных и греш­ных. Помо­зи, свя­тая бла­жен­ная мати Ксе­ние, мла­ден­цы све­том свя­та­го кре­ще­ния оза­ри­ти и печа­тию дара Духа Свя­та­го запе­чат­ле­ти, отро­ки и отро­ко­ви­цы в вере, чест­но­сти, бого­бо­яз­нен­но­сти вос­пи­та­ти и успе­хи в уче­нии им даро­ва­ти; боля­щия и неду­гу­ю­щия исце­ли, семей­ным любовь и согла­сие низ­посли, мона­ше­ству­ю­щих подви­гом доб­рым под­ви­за­ти­ся удо­стой и от поно­ше­ний огра­ди, пас­ты­ри в кре­по­сти Духа Свя­та­го утвер­ди, народ и стра­ну нашу в мире и без­мя­те­жии сохра­ни, о лишен­ных в пред­смерт­ный час при­ча­ще­ния Свя­тых Хри­сто­вых Тайн умо­ли: ты наша надеж­да и упо­ва­ние, ско­рое услы­ша­ние и избав­ле­ние, тебе бла­го­да­ре­ние воз­сы­ла­ем и с тобою сла­вим Отца и Сына и Свя­та­го Духа, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Наверх

Молитва святителю Спиридону, епископу Тримифунтскому, чудотворцу

О вели­кий и пре­чуд­ный свя­ти­те­лю Хри­стов и чудо­твор­че Спи­ри­доне, Кер­кир­ская похва­ло, всея все­лен­ныя све­тиль­ни­че пре­свет­лый, теп­лый к Богу молит­вен­ни­че и всем к тебе при­бе­га­ю­щим и с верою моля­щим­ся ско­ро­пред­ста­тель­ный заступ­ни­че! Ты веру пра­во­слав­ную на Никей­стем Собо­ре посре­де отцев пре­слав­но изъ­яс­нил еси, ты един­ство Свя­тыя Тро­и­цы чудес­ною силою пока­зал еси и ере­ти­ки до кон­ца посра­мил еси. Услы­ши, свя­ти­те­лю Хри­стов, нас греш­ных, моля­щих­ся тебе, и силь­ным тво­им пред­ста­тель­ством у Гос­по­да изба­ви нас от вся­ка­го зла­го обсто­я­ния: от гла­да, пото­па, огня и смер­то­нос­ной язвы. Ты бо во вре­мен­ней жиз­ни сво­ей от всех сих бед­ствий избав­лял еси люди твоя: от наше­ствия ага­рян и от гла­да стра­ну твою сохра­нил еси, царя от неис­цель­на­го неду­га изба­вил еси и мно­гая греш­ни­ки к пока­я­нию при­вел еси, за свя­тость же жития тво­е­го Анге­лы неви­ди­мо в церк­ви пою­щия и сослу­жа­щия тебе имел еси. Сице убо про­сла­ви тебе, вер­на­го раба Сво­е­го, Вла­ды­ка Хри­стос, яко и вся тай­ная чело­ве­че­ская дея­ния даро­ва тебе разу­ме­ти, живу­щия же непра­вед­но обли­ча­ти. Мно­гим, в ску­до­сти и недо­ста­то­че­стве живу­щим, ты усерд­но помо­гал еси, люди убо­гия изобиль­но во вре­мя гла­да напи­тал еси, и иная мно­гая зна­ме­ния силою в тебе живу­ща­го Духа Божия сотво­рил еси. Сице и нас не оста­ви, свя­ти­те­лю Хри­стов, поми­най нас, чад сво­их, у Пре­сто­ла Все­дер­жи­те­ля и умо­ли Гос­по­да, да подаст мно­гих наших гре­хов про­ще­ние, без­бед­ное и мир­ное житие да дару­ет нам, кон­чи­ны же живо­та непо­стыд­ныя и мир­ныя и бла­жен­ства веч­на­го в буду­щем веке спо­до­бит нас, да непре­стан­но воз­сы­ла­ем сла­ву и бла­го­да­ре­ние Отцу и Сыну и Свя­то­му Духу, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Молитва преподобному Серафиму, Саровскому чудотворцу

О пре­чуд­ный отче Сера­фи­ме, вели­кий Саров­ский чудо­твор­че, всем при­бе­га­ю­щим к тебе ско­ро­по­слуш­ный помощ­ни­че! Во дни зем­на­го жития тво­е­го ник­то­же от тебе тощь и неуте­шен оты­де, но всем в сла­дость бысть виде­ние лика тво­е­го и бла­го­увет­ли­вый глас сло­вес тво­их. К сим же и дар исце­ле­ний, дар про­зре­ния, дар немощ­ных душ вра­че­ва­ния оби­лен в тебе яви­ся. Егда же приз­ва тя Бог от зем­ных тру­дов к небес­но­му успо­ко­е­нию, нико­ли­же любовь твоя пре­ста от нас, и невоз­мож­но есть исчис­ли­ти чуде­са твоя умно­жив­ша­я­ся, яко звез­ды небес­ныя: се бо по всем кон­цем зем­ли нашея людем Божи­им явля­е­ши­ся и дару­е­ши им исце­ле­ния. Тем­же и мы вопи­ем ти: о пре­ти­хий и крот­кий угод­ни­че Божий, дерз­но­вен­ный к Нему молит­вен­ни­че, нико­ли­же при­зы­ва­ю­щия тя отре­ва­яй, воз­не­си о нас бла­го­мощ­ную твою молит­ву ко Гос­по­ду сил, да дару­ет нам вся бла­го­по­треб-ная в жиз­ни сей и вся к душев­но­му спа­се­нию полез­ная, да огра­дит нас от паде­ний гре­хов­ных и истин­но­му пока­я­нию научит нас, во еже без­пре­ткно­вен­но вни­ти нам в веч­ное Небес­ное Цар­ство, иде­же ты ныне в неза­хо­ди­мей сия­е­ши сла­ве, и тамо вос­пе­ва­ти со все­ми свя­ты­ми живо­на­чаль­ную Тро­и­цу до скон­ча­ния века. Аминь.

Наверх

Молитва святой мученице Параскеве, нареченной Пятница

О свя­тая и преб­ла­жен­ная муче­ни­це Хри­сто­ва Парас­ке­во, кра­со­то деви­че­ская, муче­ни­ков похва­ло, чисто­ты обра­зе, вели­ко­душ­ных зер­ца­ло, пре­муд­рых удив­ле­ние, веры хри­сти­ан­ския хра­ни­тель­ни­це, идоль­ския льсти обли­чи­тель­ни­це, Еван­ге­лия Боже­ствен­на­го побор­ни­це, запо­ве­дей Гос­под­них рев­ни­тель­ни­це, спо­добль­ша­я­ся прий­ти ко при­ста­ни­щу веч­на­го покоя и в чер­то­зе Жени­ха тво­е­го Хри­ста Бога свет­ло весе­ля­ща­я­ся, сугу­бым вен­цем дев­ства и муче­ни­че­ства укра­шен­ная! Молим тя, свя­тая муче­ни­це, буди о нас печаль­ни­ца ко Хри­сту Богу, Его­же преб­ла­жен­ней­шим зре­ни­ем прис­но весе­ли­ти­ся. Моли Все­ми­ло­сти­ва­го, Его­же сло­вом очи сле­пым отвер­зе, да изба­вит нас от болез­ни очес наших, телес­ных вку­пе и душев­ных; раз­же­ни тво­и­ми свя­ты­ми молит­ва­ми тем­ный мрак, при­быв­ший от гре­хов наших, испро­си у Отца Све­та свет бла­го­да­ти душев­ным и телес­ным оче­сем нашим; про­све­ти нас, омра­чен­ных грех­ми, све­том Божия бла­го­да­ти, да тво­их ради свя­тых молитв даст­ся без­очес­ным слад­кое зре­ние. О вели­кая угод­ни­ца Божия! О муже­ствен­ней­шая дево! О креп­кая муче­ни­це свя­тая Парас­ке­во! Свя­ты­ми тво­и­ми молит­ва­ми буди нам греш­ным помощ­ни­ца, хода­тай­ствуй и моли­ся о ока­ян­ных и зело нера­ди­вых греш­не­цех, уско­ри на помощь нам, ибо зело немощ­ни есмы. Моли Гос­по­да, чистая деви­це, моли Мило­сер­да­го, свя­тая муче­ни­це, моли Жени­ха тво­е­го, непо­роч­ная Хри­сто­ва неве­сто, да тво­и­ми молит­ва­ми пособ­ство­вав­ши, мра­ка же гре­хов­на­го избыв­ше, во све­те истин­ныя веры и дея­ний Боже­ствен­ных вни­дем во свет веч­ный дне неве­чер­ня­го, во град весе­лия при­сна­го, в нем­же ты ныне свет­ло бли­став­ши сла­вою и весе­ли­ем без­ко­неч­ным, сла­во­сло­вя­щи и вос­пе­ва­ю­щи со все­ми Небес­ны­ми сила­ми Три­свя­ти­тель­ное Еди­ное Боже­ство, Отца и Сына и Свя­та­го Духа, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Наверх

Молитва безсребренникам и чудотворцам Косме и Дамиану

К вам, свя­тии без­среб­рен­ни­цы и чудо­твор­цы Кос­мо и Дами­ане, яко к ско­рым помощ­ни­ком и теп­лым молит­вен­ни­ком о спа­се­нии нашем мы, недо­стой­нии, пре­клон­ше коле­на, при­бе­га­ем и при­па­да­ю­ще усерд­но вопи­ем: не пре­зри­те моле­ния нас греш­ных, немощ­ных, во мно­гая без­за­ко­ния впад­ших, и по вся дни и часы согре­ша­ю­щих. Умо­ли­те Гос­по­да, да про­ба­вит нам, недо­стой­ным рабом Сво­им, вели­кия и бога­тыя Своя мило­сти: изба­ви­те нас от вся­кия скор­би и болез­ни, вы бо при­я­ли есте от Бога и Спа­са наше­го Иису­са Хри­ста неоскуд­ную бла­го­дать исце­ле­ний, ради твер­дыя веры, без­мезд­на­го вра­че­ва­ния и муче­ни­че­ския кон­чи­ны вашея… Ей, угод­ни­цы Божии, не пре­стай­те моля­ще­ся за ны, с верою к вам при­те­ка­ю­щия: аще бо по мно­же­ству гре­хов наших и несмы достой­ни мило­сер­дия ваше­го, оба­че вы, вер­нии под­ра­жа­те­лие чело­ве­ко­лю­бия Божия суще, сотво­ри­те молит­ва­ми ваши­ми, да пло­ды достой­ны пока­я­ния при­но­ся­ще, и в веч­ный покой достиг­нем, хва­ля­ще и бла­го­сло­вя­ще див­на­го во свя­тых Сво­их Гос­по­да и Бога и Спа­са наше­го Иису­са Хри­ста, и Пре­чи­стую Матерь Его, и ваше теп­лое заступ­ле­ние все­гда, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Молитва мученику Трифону

О свя­тый муче­ни­че Хри­стов Три­фоне, услы­ши ныне и на вся­кий час моле­ние нас, раб Божи­их (име­на), и пред­ста­тель­ствуй о нас пред Гос­по­дем. Ты неко­гда дщерь царе­ву, во гра­де Риме от диа­во­ла мучи­му, исце­лил еси: сице и нас от лютых его коз­ней сохра­ни во вся дни жития наше­го, наи­па­че же в день послед­ня­го наше­го изды­ха­ния пред­ста­тель­ствуй о нас. Моли Гос­по­да, да спо­до­бит и нас при­част­ни­ки быти прис­но­сущ­на­го весе­лия и радо­сти, да с тобою куп­но удо­сто­им­ся сла­ви­ти Отца и Сына и Свя­та­го Уте­ши­те­ля Духа во веки веков. Аминь.

Наверх

Молитва святому праведному Иоанну Кронштадтскому

О вели­кий угод­ни­че Хри­стов, свя­тый пра­вед­ный отче Иоанне Крон­штадт­ский, пас­ты­рю див­ный, ско­рый помощ­ни­че и мило­сти­вый предстателю!

Воз­но­ся сла­во­сло­вие Три­еди­но­му Богу, ты молит­вен­но взывал:

«Имя Тебе — Любовь: не отверг­ни мене заблуждающагося;

Имя Тебе — Сила: укре­пи меня изне­мо­га­ю­ща­го и падающаго;

Имя Тебе — Свет: про­све­ти душу мою, омра­чен­ную житей­ски­ми страстями;

Имя Тебе — Мир: уми­ри мяту­щу­ю­ся душу мою;

Имя Тебе — Милость: не пре­ста­вай мило­вать меня».

Ныне бла­го­дар­ная тво­е­му пред­ста­тель­ству, все­рос­сий­ская паства молит­ся тебе:

Хри­сто­име­ни­тый и пра­вед­ный угод­ни­че Божий! Любо­вию тво­ею оза­ри нас, греш­ных и немощ­ных, спо­до­би нас при­не­сти достой­ные пло­ды пока­я­ния и неосуж­ден­но при­ча­ща­ти­ся Свя­тых Хри­сто­вых Тайн; силою тво­ею веру в нас укре­пи, в молит­ве под­дер­жи, неду­ги и болез­ни исце­ли, от напа­стей, вра­гов види­мых и неви­ди­мых изба­ви; све­том лика тво­е­го слу­жи­те­лей и пред­сто­я­те­лей Алта­ря Хри­сто­ва на свя­тыя подви­ги пас­тыр­ско­го дела­ния подвиг­ни, мла­ден­цам вос­пи­та­ние даруй, юность наста­ви, ста­рость под­дер­жи, свя­ты­ни хра­мов и свя­тые оби­те­ли оза­ри; уми­ри, чудо­твор­че и про­вид­че пре­из­ряд­ней­ший, наро­ды стра­ны нашея, бла­го­да­тию и даром Свя­та­го Духа изба­ви от меж­до­усоб­ныя бра­ни, рас­то­чен­ная собе­ри, пре­льщен­ныя обра­ти и сово­ку­пи Свя­тей Собор­ней и Апо­столь­стей Церк­ви; мило­стию тво­ею супру­же­ства в мире и еди­но­мыс­лии соблю­ди, мона­ше­ству­ю­щим в делах бла­гих пре­успе­я­ние и бла­го­сло­ве­ние даруй, мало­душ­ныя уте­ши, страж­ду­щих от духов нечи­стых сво­бо­ди, в нуж­дах и обсто­я­ни­их сущих поми­луй и всех нас на путь спа­се­ния настави.

Во Хри­сте живый отче наш Иоанне! При­ве­ди нас к Неве­чер­не­му Све­ту жиз­ни веч­ныя, да спо­до­бим­ся с тобою веч­на­го бла­жен­ства, хва­ля­ще и пре­воз­но­ся­ще Бога во веки веков. Аминь.

+ + +

Исполь­зуй­те колос­саль­ную силу сло­ва, обра­щен­но­го к Богу и Его свя­тым, себе во бла­го. Ищи­те свой путь к исцелению.

Наверх

Использованная литература

Биб­лия. М., «Рос­сий­ское Биб­лей­ское Обще­ство». 1995.

Новый Завет Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста. СПб., сино­даль­ная типо­гра­фия. 1892.

Андре­ева С. Пода­ри мне, Гос­по­ди, сло­ва. Сти­хи. Сева­сто­поль­ское бла­го­чи­ние, Сева­сто­поль, 2002.

Андрей Логви­нов, про­то­и­е­рей. Име­нем Тво­им. Сти­хи. М., «Рус­ское сло­во». 2006.

Анто­ний, мит­ро­по­лит Сурож­ский. Жизнь. Болезнь. Смерть. Фонд «Хри­сти­ан­ская жизнь». Клин, 2001.

Гичев Ю.П. Загряз­не­ние окру­жа­ю­щей сре­ды и здо­ро­вье чело­ве­ка. М. — Ново­си­бирск, 2002.

Гоулер Я. Вы може­те побе­дить рак. М., «Салюс», 1997.

Дани­ло­ва Т. Вода — источ­ник жиз­ни. Киев, 2006.

Евме­ний, игу­мен. Луч надеж­ды в нар­ко­ти­че­ском мире. Изда­ние Мака­ри­ев-Решем­ской оби­те­ли. 2007.

Житие свя­тых цар­ствен­ных муче­ни­ков. Тор­же­ству­ет и про­ро­че­ству­ет Свя­той Афон. М., 2001.

Закон Божий. Руко­вод­ство для семьи и шко­лы. Киев, 2004.

Иоанн (Шахов­ской), архи­епи­скоп. О семи горяч­но­стях духа. В кн. Само­дер­жа­вие духа. Очер­ки рус­ско­го само­со­зна­ния. СПб., 1994.

Кадас Соти­рос, архео­лог. Свя­тая Гора Афон. Афи­ны, 2005.

Кали­нов­ский П. Пере­ход. Послед­няя болезнь, смерть и после. М., «Став­рос», 2004.

Кого­на­шви­ли Геор­гий. Сви­де­те­ли вер­ные, Сим­фе­ро­поль, 2006.

Лопу­хин А. Тол­ко­вая Биб­лия или ком­мен­та­рий на все кни­ги Св. Писа­ния. СПб., 1904–1907.

Лос­ский В. Дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие. М., Центр «СЭИ», 1991.

Лука (Вой­но-Ясе­нец­кий), свт. Дух, душа и тело. М., 1999.

Маев­ский В. Афон­ские рас­ска­зы. Париж, 1950.

Миха­ил Овчин­ни­ков, свя­щен­ник. В цепях ничтож­но малых. Дне­про­пет­ровск, «Нача­ло». 2006.

Миха­ил Овчин­ни­ков, про­то­и­е­рей. Жизнь и смерть. Дне­про­пет­ровск, 2002.

Миха­ил Овчин­ни­ков, про­то­и­е­рей. Меж­ду жиз­нью и смер­тью. М., «Палом­ник», 2005.

Миха­ил Овчин­ни­ков, про­то­и­е­рей. Свя­тая Гора Афон — гавань спа­си­тель­ная. Сим­фе­ро­поль­ская и Крым­ская епар­хия, 2006.

Молит­во­слов. М., Сест­ри­че­ство во имя прмч. Вели­кой кня­ги­ни Ели­за­ве­ты, 1998.

Молит­во­слов и Псал­тирь. УПЦ, Киев­ская Мит­ро­по­лия, 1998.

Мориц Роолингз. Душа после смер­ти. УПЦ, Пол­тав­ская епар­хия. Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский Мгар­ский мона­стырь, 2004.

Настоль­ная кни­га свя­щен­но-цер­ков­но-слу­жи­те­ля. Изд. отдел Мос­ков­ско­го Пат­ри­ар­ха­та, 1993.

Нико­ла­ев В. Из рода в род. Доку­мен­таль­ная повесть. М., изд. дом «Соф­т­из­дат», 2003.

Нилус С. Жат­ва жиз­ни. Пше­ни­ца и пле­ве­лы, http:// www.mozgolov.ru/2008/02/12/nilus‑s.a.-zhatva-zhizni.-pshenica‑i.html.

От чего нас хотят спа­сти НЛО, экс­тра­сен­сы, оккуль­ти­сты, маги. М., «Дани­лов­ский бла­го­вест­ник», 2000.

Павел Гуме­ров, свя­щен­ник. Малая Цер­ковь. М., Сре­тен­ский мона­стырь, 2008.

Пана­сен­ко Л. Плач в ком­на­те сме­ха. Фан­та­сти­че­ские рас­ска­зы. Сим­фе­ро­поль, ТПО «Вари­ант», 2001.

Пан­те­ле­и­мон, иеро­мо­нах. Коз­ни бесов­ские. «Бла­го­вест», 1997.

Побе­да над послед­ним вра­гом. Слу­чаи вос­кре­се­ния мерт­вых. УПЦ, Пол­тав­ская епар­хия. Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский Мгар­ский мона­стырь, 2004.

Пол­ный пра­во­слав­ный бого­слов­ский энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь. СПб., изд. П.П. Сой­ки­на. Репринт. М., «Рипол», 1995.

Пра­во­слав­ная Цер­ковь и совре­мен­ная меди­ци­на. Под редак­ци­ей к.м.н., свя­щен­ни­ка Сер­гия Фили­мо­но­ва. СПб., 2002.

Рафа­ил (Каре­лин), архи­манд­рит. Уме­ние уми­рать, или искус­ство жить. УПЦ, Пол­тав­ская епар­хия, Мгар­ский мона­стырь, 2004.

Ряпов Евге­ний. Вера… Любовь. Кни­га сти­хо­тво­ре­ний. М., «Пла­не­та 2000», 2001.

Сайт Пет­ро­за­вод­ской и Карель­ской епар­хии (http://eparhia.onego.ru/disis.htm).

Сер­гий Фили­мо­нов, свя­щен­ник. В помощь боля­ще­му. УПЦ, Пол­тав­ская епар­хия. Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский Мгар­ский мона­стырь, 2001.

Сер­гий Фили­мо­нов, свя­щен­ник. Пас­тыр­ское слу­же­ние в боль­ни­це. СПб, 2003.

Сер­гий Фили­мо­нов, свя­щен­ник. Пра­во­слав­ный взгляд на онко­ло­гию. СПб., 2001.

Слу­жеб­ник. Изда­ние Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии. М. 1958.

Сол­же­ни­цын А. Рако­вый кор­пус М., «Худо­же­ствен­ная лите­ра­ту­ра», 1990.

Тол­ко­вая Псал­тирь архи­епи­ско­па Ири­нея. М.,  Сино­даль­ная Типо­гра­фия, 1903.

Наверх

Что это за книга?

СВЕТЛЫЙ УЧЕБНИК ЖИЗНИ

Когда кни­га «Тер­но­вый венец болез­ни» гото­ви­лась к печа­ти, руко­пись её чита­ли свя­щен­ник и хирург Вяче­слав Кула­гин, пред­се­да­тель Меж­на­ци­о­наль­но­го Сою­за писа­те­лей Кры­ма, Почет­ный ака­де­мик Крым­ской ака­де­мии наук Лео­нид Пана­сен­ко. Вот что они захо­те­ли ска­зать читателям.

Мне пред­став­ля­ет­ся, что кни­га о. Миха­и­ла Овчин­ни­ко­ва идет пря­мо к сво­ей цели — в серд­це пра­во­слав­но­го чело­ве­ка, откры­вая для него ещё один путь бого­об­ще­ния: через онко­ло­ги­че­скую болезнь.

Онко­ло­гия — не нака­за­ние, а милость Божия! Вот что мы слы­шим со стра­ниц этой кни­ги. Милость к нам — лени­вым, греш­ным, милость, под­ви­за­ю­щая нас на подви­ги духов­но­го очи­ще­ния в пока­я­нии, подви­ги мило­сер­дия. Что еще нуж­но Богу от человека?

Тяже­ло­ва­ты эти духов­ные исти­ны для чело­ве­ка мало воцер­ко­в­лен­но­го, да и для счи­та­ю­ще­го себя веру­ю­щим. Как бли­зок быва­ет он к отчаянию!

Но очень мяг­кий, лирич­ный, напол­нен­ный любо­вью и состра­да­ни­ем тон кни­ги смяг­ча­ет жест­кую прав­ду духов­ной исти­ны. Как так­тич­но обра­ща­ет­ся автор к сво­им собе­сед­ни­кам — чита­те­лям, не поучая их, а пред­ла­гая самим сде­лать выбор меж­ду без­ду­хов­ным ожи­да­ни­ем физи­че­ских стра­да­ний, мучи­тель­ной телес­ной смер­ти и — сми­рен­ным пока­я­ни­ем, бла­го­да­ре­ни­ем за телес­ные скор­би. Вто­рой путь — это путь очи­ще­ния в надеж­де благ веч­ной Веч­но­сти! Он осе­нен бла­го­да­тью Свя­то­го Духа.

Иерей Вяче­слав Кула­гин, хирург

Про­мысл Божий свел меня с отцом Миха­и­лом в боль­нич­ной пала­те, в момент, когда он тяж­ко стра­дал: его тер­за­ли боли, искром­сан­ное опе­ра­ци­я­ми тело не при­ни­ма­ло даже самую лег­кую пищу.

Я от него научил­ся тер­пе­нию и уме­нию стра­дать не для зри­те­лей. Поз­же я убе­дил­ся, что в отце Миха­и­ле пре­крас­но ужи­ва­ют­ся каче­ства, порой про­ти­во­ре­ча­щие одно дру­го­му: откры­тость и дели­кат­ность, нена­вяз­чи­вость; бес­пре­дель­ное сми­ре­ние и одно­вре­мен­но твер­дость духа, вер­ность сво­им убеждениям.

Всё это отра­зи­лось и в его твор­че­стве. Читая его испо­ве­даль­ную кни­гу, я — чело­век, име­ю­щий доволь­но сла­бую веру, неожи­дан­но для себя стал откры­вать непо­вто­ри­мую кра­со­ту цер­ков­но­го бого­слу­же­ния. И когда с тре­пе­том пере­ли­сты­вал стра­ни­цу за стра­ни­цей — всё силь­нее ощу­щал вол­ну­ю­щее, див­ное дыха­ние икон, молитв, пес­но­пе­ний. Мона­стыр­ский хор, прось­бы люд­ских сер­дец: «Гос­по­ди, поми­луй!» на фоне про­сы­па­ю­щей­ся Вселенной.

Все это мог напи­сать толь­ко чело­век, серд­це кото­ро­го горит любо­вью к Богу.

Эту кни­гу-испо­ведь сле­ду­ет читать не спе­ша, как свет­лый учеб­ник жиз­ни, кото­рая порой напол­не­на мучи­тель­ны­ми испы­та­ни­я­ми. Я сам про­чув­ство­вал её живи­тель­ную силу и даже немно­го зави­дую тем, кто впер­вые откро­ет для себя обще­ние с отцом Михаилом.

Лео­нид Панасенко,

пред­се­да­тель Меж­на­ци­о­наль­но­го Сою­за писа­те­лей Крыма,

Почет­ный ака­де­мик Крым­ской ака­де­мии наук

Авто­ру этой кни­ги мож­но напи­сать по адресу:

97652, Укра­и­на, Авто­ном­ная рес­пуб­ли­ка Крым, с. Топо­лев­ка, Бело­гор­ский рай­он, Топлов­ский Свя­то-Парас­ке­ви­ев­ский мона­стырь. Про­то­и­е­рею Миха­и­лу Овчинникову.

Наверх

[1] Здесь и далее см. спи­сок лите­ра­ту­ры в кон­це книги

[2] См.: 1 Тим. 4; 7

[3] См.: Лк. 17; 12–19.

[4] «Воз­зри на меня… дай кре­пость Твою рабу Тво­е­му, и спа­си сына рабы Твоей».

[5] УСЛОН — Управ­ле­ние Соло­вец­ких лаге­рей осо­бо­го назначения.

[6] Из чина освя­ще­ния цер­ков­но­го колокола.

[7] Антими́нс — четы­рех­уголь­ный плат с изоб­ра­же­ни­ем поло­же­ния во Гроб Гос­по­да Иису­са Хри­ста; это неотъ­ем­ле­мая часть Пре­сто­ла, без Анти­мин­са нель­зя слу­жить Литур­гию и совер­шать Таин­ство пре­тво­ре­ния хле­ба и вина в Тело и Кровь Хри­сто­вы. Анти­минс раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в ходе Литур­гии в стро­го опре­де­лён­ные момен­ты, в осталь­ное вре­мя нахо­дит­ся в свёр­ну­том сто­я­нии в осо­бом пла­те — Илито́не.

[8] http://www.utro.ru/articles/2008/03/21/725381.shtml

[9] См.: Ин.1; 43–51

[10] http://www.fismag.ru/pub/dobkin09.php

[11] Аллель- одна из воз­мож­ных форм одно­го и того же гена.

[12] Гемо­по­э­ти­че­ские – ина­че кро­ве­твор­ные ство­ло­вые клетки.

[13] http://www.nmiff.ru/paradeigma/laskin.htm

[14] Свт. Лука (Вой­но-Ясе­нец­кий). Дух, душа и тело.

[15] Свт. Лука (Вой­но-Ясе­нец­кий). Указ. соч.

[16] В. Лос­ский. Дог­ма­ти­че­ское богословие.

[17] Воз­гла­ше­ние на Литур­гии, озна­ча­ю­щее: «Со вни­ма­ни­ем, пря­мо, бод­ро стойте».

[18] Огнем жего­му – дежа­щую в горячке.

[19] Сайт Пет­ро­за­вод­ской и Карель­ской епар­хии (eparhia.onego.ru/disis.htm).

[20] См.:Еф.6;12.

[21] См.:Откр.21; 27.

[22] Музы­ка, при помо­щи спе­ц­эфек­тов ока­зы­ва­ю­щая на чело­ве­ка то же дей­ствие, что и наркотики.

[23] Будем пом­нить, что мы дого­во­ри­лись при­ме­нять этот тер­мин услов­но — для обо­зна­че­ния деструк­тив­ной, крайне тяжё­лой по рит­му музыки.

[24] Архи­манд­рит Рафа­ил (Каре­лин). Уме­ние уми­рать или искус­ство жить.

[25] Там же.

[26] Фак­ты взя­ты из кни­ги игу­ме­на Евме­ния «Луч надеж­ды в нар­ко­ти­че­ском мире».

[27] Архи­манд­рит Рафа­ил (Каре­лин). Уме­ние умирать…

[28] Свт. Игна­тий Брян­ча­ни­нов.

[29] Кате­хи­зис.

[30] Кате­хи­зис.

[31] Свя­щен­ник Павел Гуме­ров. Малая Церковь.

[32] Арх­ин­пес­коп Иоанн Шахов­ский. О семи горяч­но­стях духа.

[33] Мит­ро­по­лит Сурож­ский Анто­ний. Жизнь. Болезнь. Смерть.

[34] Мит­ро­по­лит Сурож­ский Анто­ний. Жизнь. Болезнь. Смерть.

[35] Кали­нов­ский П. Пере­ход. Послед­няя болезнь. Смерть и после.

[36] Сер­гей Нилус. Жат­ва жиз­ни. Пше­ни­ца и плевелы.

[37] Архи­манд­рит Рафа­ил (Каре­лин). «Уме­ние уми­рать или искус­ство жить».

[38] 1 Кор. 15; 36.

[39] См.  молит­вы на сон грядущим.

[40] Мит­ро­по­лит Сурож­ский Антоний.

[41] Архи­манд­рит Рафа­ил (Каре­лин). Уме­ние уми­рать или искус­ство жить.

[42] «Пра­во­сла­вие в Укра­ине» // http://orthodoxy.org.ua/

[43] Ста­рост­ный — старческий.

[44] При­я­те­ли­ще дей­ства — вме­сти­ли­ще даров.

[45] При­тво­рив — приобретя.

[46] Шата­ние — мудрование.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Татья­на, 26.09.2018

    Спа­си Гос­по­ди отца Михаила.

    Отец Михаил,помолитесь о моей доче­ри рабе Божи­ей Марине,27.09.2018 пер­вая химия.СЛАВА БОГУ ЗА ВСЕ!

    Татья­на

    Ответить »
  • Надеж­да, 15.08.2016

    СПАСИ ГОСПОДИ. отца Миха­и­ла за под­держ­ку, за вра­зум­ле­ния нас греш­ных. Отец Миха­ил, помо­ли­тесь о рабе Божи­ей Надеж­де, зав­тра пред­сто­ит бесе­да с онко­ло­гом. СЛАВА БОГУ ЗА ВСЕ.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки