Врачевание в Древней Руси

Врачевание в Древней Руси

(7 голосов4.4 из 5)

Зачат­ки вра­че­ва­ния у восточ­ных сла­вян отме­ча­лись еще в пер­во­быт­но­об­щин­ный   пери­од.   В   обра­зо­вав­шем­ся  после   объ­еди­не­ния   сла­вян­ских пле­мен обшир­ном Киев­ском госу­дар­стве наря­ду с куль­ту­рой про­дол­жа­ла раз­ви­вать­ся меди­ци­на. Древ­няя Русь зна­ла несколь­ко форм меди­цин­ской помо­щи: ремес­лен­но-меди­цин­ская прак­ти­ка част­но­го харак­те­ра, меди­цин­ское попе­чи­тель­ство и боль­нич­ная помощь.

- Врачевание в Древней РусиВ свя­зи с раз­ви­ти­ем ремес­ла в Киев­ской Руси X—XIII веков полу­чи­ла даль­ней­шее раз­ви­тие народ­ная меди­ци­на. В Кие­ве и Нов­го­ро­де были вра­че­ва­те­ли, т. е. люди, для кото­рых лече­ние было про­фес­си­ей. Вра­чеб­ная про­фес­сия носи­ла ремес­лен­ный харак­тер, пони­ма­лась как осо­бый вид ремес­ла. Вра­че­ва­ни­ем зани­ма­лись свет­ские люди — муж­чи­ны и жен­щи­ны, а так­же духо­вен­ство (глав­ным обра­зом мона­хи в мона­сты­рях после при­ня­тия хри­сти­ан­ства). Вра­че­ва­ние счи­та­лось почет­ным заня­ти­ем: «Вра­чеб­ное худо­же­ство и в мир­ских и в ино­ках несть отмет­но». Мно­го­чис­лен­ные памят­ни­ки пись­мен­но­сти, дошед­шие до наше­го вре­ме­ни, под­твер­жда­ют суще­ство­ва­ние в фео­даль­ной Руси меди­цин­ско­го ремес­ла как в мас­се насе­ле­ния, так и в монастырях.

Необ­хо­ди­мо отверг­нуть лож­ное утвер­жде­ние неко­то­рых исто­ри­ков меди­ци­ны (Рих­те­ра) о Древ­ней Руси как стране бес­куль­ту­рья, кос­но­сти, о гос­под­стве в рус­ской меди­цине того вре­ме­ни мисти­ки, гру­бо­го суе­ве­рия, а в быту рус­ско­го наро­да — вопи­ю­щей анти­са­ни­та­рии. Памят­ни­ки изоб­ра­зи­тель­но­го искус­ства и пись­мен­но­сти, иссле­до­ва­ния архео­ло­гов пока­зы­ва­ют, что основ­ные сани­тар­но-гиги­е­ни­че­ские навы­ки рус­ско­го наро­да сто­я­ли на зна­чи­тель­ной для того вре­ме­ни высо­те. Наши пред­ки еще на заре их исто­рии име­ли пра­виль­ные пред­став­ле­ния в обла­сти сани­та­рии и гиги­е­ны— обще­ствен­ной, пище­вой и лич­ной. Для вре­ме­ни Киев­ско-Нов­го­род­ско­го госу­дар­ства харак­тер­но нали­чие у восточ­ных сла­вян опре­де­лен­но­го уров­ня сани­тар­ной культуры.

В неко­то­рых слу­ча­ях рус­ский народ опе­ре­жал сосед­ние стра­ны по внед­ре­нию в быт сани­тар­но-гиги­е­ни­че­ских меро­при­я­тий. Ули­цы в Нов­го­ро­де и Льво­ве были вымо­ще­ны в X веке, т. е. зна­чи­тель­но рань­ше, чем ули­цы горо­дов Запад­ной Евро­пы. В Нов­го­ро­де уже в XI веке был дере­вян­ный тру­бо­про­вод. Архео­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния обна­ру­жи­ли остат­ки бани в Нов­го­ро­де в X веке, в Ста­рой Ладо­ге — в слое IX—X веков. Ино­стран­цы все­гда с удив­ле­ни­ем отме­ча­ли любовь рус­ских к бане. В дого­вор с Визан­ти­ей, отне­сен­ный по лето­пи­си к 907 г., было вне­се­но обя­за­тель­ство побеж­ден­ной Визан­тии предо­став­лять воз­мож­ность рус­ским куп­цам в Кон­стан­ти­но­по­ле поль­зо­вать­ся баней.

В фео­даль­ной Руси XI—XVI веков носи­те­ля­ми меди­цин­ских зна­ний яви­лись народ­ные вра­чи ремес­лен­ни­ки. Свой прак­ти­че­ский опыт они пере­да­ва­ли из поко­ле­ния в поко­ле­ние, исполь­зо­ва­ли резуль­та­ты непо­сред­ствен­ной наблю­да­тель­но­сти и опы­та рус­ско­го наро­да, а так­же раз­лич­ные спо­со­бы и при­е­мы вра­че­ва­ния мно­го­чис­лен­ных пле­мен, вхо­дя­щих в состав обшир­но­го рус­ско­го госу­дар­ства. Прак­ти­ка вра­чей-ремес­лен­ни­ков опла­чи­ва­лась и пото­му была доступ­на лишь иму­щим сло­ям населения.

Город­ские лека­ри содер­жа­ли лав­ки для про­да­жи лекарств. Лекар­ства в основ­ном были рас­ти­тель­но­го про­ис­хож­де­ния; с лечеб­ны­ми целя­ми исполь­зо­ва­лись десят­ки видов рас­те­ний. Архео­ло­ги­че­ские наход­ки пока­зы­ва­ют, что рус­ская зем­ля изоби­ло­ва­ла лекар­ствен­ны­ми рас­те­ни­я­ми и дава­ла бога­тый выбор для лечеб­но­го при­ме­не­ния. Это обсто­я­тель­ство отме­ча­ли запад­но-евро­пей­ские писа­те­ли. При­ме­ня­лись такие рас­те­ния, кото­рых не зна­ли в Запад­ной Европе.

Как было пока­за­но ранее, в Арме­нии, Гру­зии и у наро­дов Сред­ней Азии меди­цин­ские све­де­ния име­ли доволь­но широ­кое рас­про­стра­не­ние уже при пер­во­быт­но-общин­ном и рабо­вла­дель­че­ском строе. Эко­но­ми­че­ские и куль­тур­ные сно­ше­ния с Визан­ти­ей, Пра­вом, Арме­ни­ей. Гру­зи­ей и Сред­ней Ази­ей спо­соб­ство­ва­ли рас­про­стра­не­нию в Киев­ской Руси меди­цин­ских знаний.

Вра­чи при­ез­жа­ли в Киев из Сирии, напри­мер, врач кня­зя Нико­лая Чер­ни­гов­ско­го (очень опыт­ный врач). При­ез­жа­ли так­же вра­чи из Армении.

Све­де­ния о дея­тель­но­сти вра­чей в Киев­ской Руси содер­жат­ся в раз­лич­ных источ­ни­ках: лето­пи­сях, юри­ди­че­ских актах того вре­ме­ни, уста­вах, дру­гих пись­мен­ных памят­ни­ках и памят­ни­ках мате­ри­аль­ной куль­ту­ры. Меди­цин­ские эле­мен­ты вво­ди­лись в систе­му рус­ских пра­во­вых поня­тий и юри­ди­че­ских опре­де­ле­ний: при юри­ди­че­ской оцен­ке здо­ро­вья чело­ве­ка, телес­ных повре­жде­ний, уста­нов­ле­нии фак­та насиль­ствен­ной смерти.

К кон­цу X века хри­сти­ан­ство ста­ло офи­ци­аль­ной рели­ги­ей Киев­ско­го госу­дар­ства. Борь­ба насаж­дав­ше­го­ся свер­ху хри­сти­ан­ства со ста­рым мест­ным язы­че­ством сопро­вож­да­лась и при­спо­соб­ле­ни­ем их друг к дру­гу. Цер­ковь не смог­ла уни­что­жить язы­че­ские обря­ды и культ и ста­ра­лась заме­нить их хри­сти­ан­ски­ми. На месте язы­че­ских моль­бищ стро­и­лись хра­мы и мона­сты­ри, вме­сто идо­лов и куми­ров ста­ви­лись ико­ны, свой­ства язы­че­ских ботов пере­да­ва­лись хри­сти­ан­ским свя­тым, тек­сты заго­во­ров пере­де­лы­ва­лись на хри­сти­ан­ский манер. Хри­сти­ан­ство не смог­ло сра­зу вытра­вить суще­ство­вав­шую у сла­вян рели­гию при­ро­ды. По суще­ству оно не опро­вер­га­ло язы­че­ских богов, а нис­про­вер­га­ло их: весь мир «духов», кото­ры­ми сла­вя­нин насе­лял при­ро­ду, хри­сти­ан­ство объ­яви­ло «нечи­стой силой», «демо­на­ми». Так древ­ний ани­мизм пре­вра­тил­ся в народ­ную демонологию.

Вве­де­ние хри­сти­ан­ства ока­за­ло вли­я­ние на раз­ви­тие древ­не­рус­ской меди­ци­ны. При­ве­зен­ная из Визан­тии пра­во­слав­ная рели­гия пере­нес­ла в Киев­скую Русь уста­но­вив­шу­ю­ся там связь церк­вей и мона­сты­рей с лече­ни­ем. «Устав вели­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Свя­то­сла­ви­ча» (конец X или нача­ло XI века) ука­зал на вра­ча, его выде­лен­ное и уза­ко­нен­ное поло­же­ние в обще­стве, отно­ся леч­ца в «люди цер­ков­ные, бога­дель­ный». Устав опре­де­лил и пра­во­вое поло­же­ние леч­цов и меди­цин­ских учре­жде­ний, отне­ся их к кате­го­рии, под­ле­жа­щей цер­ков­но­му суду. Коди­фи­ка­ция эта зна­ме­на­тель­на: она при­да­ва­ла авто­ри­тет леч­цам и обес­пе­чи­ва­ла духо­вен­ству над­зор за ними. Меди­цин­ское пра­во утвер­жда­лось за опре­де­лен­ны­ми лица­ми и учре­жде­ни­я­ми. Сво­дом юри­ди­че­ских норм Киев­ской^ Руси «Рус­ская прав­да» (XI—XII века) утвер­жда­лось пра­во меди­цин­ской прак­ти­ки и уста­нав­ли­ва­лась закон­ность взи­ма­ния меди­ка­ми с насе­ле­ния пла­ты за лече­ние («а леч­пу мзда»). Зако­ны «Уста­ва …Вла­ди­ми­ра» и «Рус­ская прав­да» сохра­ня­ли силу в тече­ние про­дол­жи­тель­но­го вре­ме­ни. В после­ду­ю­щие века они вошли в боль­шин­ство зако­но­да­тель­ных сбор­ни­ков («Корм­чие книги»).

Мона­сты­ри в Киев­ской Руси были в зна­чи­тель­ной мере пре­ем­ни­ка­ми визан­тий­ской обра­зо­ван­но­сти. В их сте­ны про­ни­ка­ли и неко­то­рые эле­мен­ты меди­ци­ны, соеди­ня­лись с прак­ти­кой рус­ско­го народ­но­го вра­че­ва­ния, что дава­ло воз­мож­ность зани­мать­ся лечеб­ной дея­тель­но­стью. Пате­рик (лето­пись Кие­во-Печер­ско­го мона­сты­ря, XI—XIII веков) содер­жит све­де­ния о появ­ле­нии в мона­сты­рях сво­их лека­рей и при­зна­нии свет­ских вра­чей. Сре­ди мона­хов ока­зы­ва­лось мно­го ремес­лен­ни­ков, хоро­шо вла­дев­ших сво­ей про­фес­си­ей; были сре­ди них и лечцы.

С XI века по при­ме­ру Визан­тии при мона­сты­рях в Киев­ской Руси ста­ли стро­ить­ся боль­ни­цы («стро­е­ние бан­ное, вра­че­ве и боль­ни­цы всем при­хо­дя­щим без­воз­мезд­но вра­че­ва­ние»). Боль­ни­цы при мона­сты­рях пред­на­зна­ча­лись для обслу­жи­ва­ния не толь­ко мона­стыр­ско­го, но и окрест­но­го насе­ле­ния. Мона­сты­ри пыта­лись сосре­до­то­чить вра­че­ва­ние в сво­их руках, объ­яв­ля­ли гоне­ние на народ­ную меди­ци­ну. «Устав о цер­ков­ных судах» кня­зя Вла­ди­ми­ра (X век) в чис­ле пре­ступ­ле­ний про­тив церк­ви и хри­сти­ан­ства счи­тал волх­во­ва­ние и зелей­ни­че­ство, но цер­ковь не смог­ла побе­дить народ­ной медицины.

- Врачевание в Древней РусиОбра­зо­ва­ние в Киев­ской Руси было в первую оче­редь досто­я­ни­ем лиц из пра­вя­ще­го клас­са и духо­вен­ства. Мно­гие лите­ра­тур­ные про­из­ве­де­ния исто­ри­че­ско­го, юри­ди­че­ско­го и бого­слов­ско­го харак­те­ра, а так­же есте­ствен­но­на­уч­но­го содер­жа­ния, сохра­нив­ши­е­ся от вре­ме­ни Киев­ской Руси, сви­де­тель­ству­ют не толь­ко о высо­ком лите­ра­тур­ном талан­те их авто­ров, но и об их широ­кой осве­дом­лен­но­сти, общей обра­зо­ван­но­сти, зна­ком­стве с гре­че­ски­ми и латин­ски­ми источ­ни­ка­ми и мно­ги­ми про­из­ве­де­ни­я­ми Древ­не­го Востока.

В Киев­ской Руси XI—XIII веков вид­ны заро­ды­ши насто­я­щей нау­ки, т. е. эле­мен­ты объ­ек­тив­но­го, истин­но­го зна­ния о мате­ри­аль­ной дей­стви­тель­но­сти в духе сти­хий­но­го материализма.

Спе­ци­аль­ных меди­цин­ских книг от Киев­ской Руси до нас не дошло, но их суще­ство­ва­ние весь­ма веро­ят­но. Об этом гово­рят общий уро­вень куль­ту­ры Киев­ской Руси и нали­чие био­ло­ги­че­ских и меди­цин­ских вопро­сов в дошед­ших до нас от Киев­ской Руси кни­гах обще­го содер­жа­ния. В Шестод­не­ве, напри­мер, содер­жит­ся опи­са­ние стро­е­ния тела и функ­ций его орга­нов: опи­са­ны лег­кие («плю­ще»), брон­хи («про­лу­ки»), серд­це, печень («ест­ра»), селе­зен­ка («слез­на»). Внуч­ка Вла­ди­ми­ра Моно­ма­ха Евпрак-сия-Зоя, вышед­шая замуж за ‘визан­тий­ско­го импе­ра­то­ра, оста­ви­ла в XII веке сочи­не­ние «Мази», в кото­ром отра­зи­ла меди­цин­ский опыт сво­ей родины.

Тата­ро-мон­голь­ское иго не спо­соб­ство­ва­ло сохра­не­нию древ­ней­ших лите­ра­тур­ных про­из­ве­де­ний спе­ци­аль­но­го харак­те­ра, не имев­ших тако­го широ­ко­го рас­про­стра­не­ния, как бого­слов­ские сочи­не­ния или юри­ди­че­ские кодексы.

Бич сред­не­ве­ко­вых рус­ских горо­дов и мона­сты­рей — мно­го­чис­лен­ные пожа­ры  уни­что­жи­ли   мно­го  цен­ных  источников.

В пись­мен­ных источ­ни­ках вре­ме­ни Киев­ской Руси вид­но зна­ком­ство с при­ме­не­ни­ем рас­ти­тель­ных лекарств и их дей­стви­ем на орга­низм. Мно­гие древ­ние руко­пи­си содер­жат мини­а­тюр­ные рисун­ки, кото­рые образ­но назва­ны исто­ри­ком «окна, через кото­рые мож­но видеть исчез­нув­ший мир Древ­ней Руси». На мини­а­тю­рах изоб­ра­же­но, как лечи­ли боль­ных, ока­зы­ва­ли помощь ране­ным, как были устро­е­ны боль­ни­цы при мона­сты­рях, при­ве­де­ны рисун­ки лекар­ствен­ных трав, меди­цин­ских инстру­мен­тов, про­те­зов. Начи­ная с XI века в мини­а­тю­рах полу­чи­ли отра­же­ние обще­ствен­ная, пище­вая и лич­ная гиги­е­на, а так­же сани­та­рия рус­ско­го народа.

В сере­дине XIII века Русь под­верг­лась татар­ско­му наше­ствию. В 1237—1238 гг. Батый напал на Севе­ро-Восточ­ную Русь, а в 1240—1242 гг. осу­ще­ствил поход в Южную Русь. В 1240 г. тата­ры заня­ли Киев, южную часть Поль­ши, Вен­грию и Мора­вию. Татар­ское наше­ствие XIII века яви­лось страш­ным бед­стви­ем для рус­ско­го наро­да. Разо­ре­ние горо­дов, увод в плен насе­ле­ния, тяже­лая дань, сокра­ще­ние посе­вов — все это нару­ши­ло эко­но­ми­че­ское, поли­ти­че­ское и куль­тур­ное раз­ви­тие стра­ны. Мон­голь­ские заво­е­ва­те­ли рас­топ­та­ли и рас­хи­ти­ли цве­ту­щую куль­ту­ру Киев­ской Руси в момент ее наи­выс­ше­го подъема.

Геро­и­че­ская борь­ба рус­ско­го наро­да про­тив тата­ро-мон­голь­ских пора­бо­ти­те­лей, не пре­кра­щав­ша­я­ся на про­тя­же­нии XIII—XV веков, не поз­во­ли­ла тата­рам дви­нуть­ся на Запад, созда­ла тем самым усло­вия для раз­ви­тия запад­но­ев­ро­пей­ской цивилизации.

Тата­ро-мон­голь­ское иго, про­дол­жав­ше­е­ся с 1240 г. по 1480 г., сво­ей эко­но­ми­че­ской, поли­ти­че­ской и мораль­ной тяже­стью надол­го затор­мо­зи­ло раз­ви­тие Руси. Эко­но­ми­че­ская раз­ру­ха, свя­зан­ная с мон­голь­ским игом, пагуб­но отра­зи­лась на сани­тар­ном состо­я­нии Руси, спо­соб­ствуя раз­ви­тию эпи­де­мий. «С это­го зло­счаст­но­го вре­ме­ни, длив­ше­го­ся око­ло двух сто­ле­тий, Рос­сия и поз­во­ли­ла Евро­пе обо­гнать себя» (А. И. Гер­цен). Осво­бо­ди­тель­ная борь­ба рус­ско­го наро­да про­тив тата­ро-мон­голь­ских пора­бо­ти­те­лей была завер­ше­на в XV веке объ­еди­не­ни­ем рус­ских земель в еди­ное наци­о­наль­ное государство.

Медицина в Московском государстве XVI—XVII веков

Со вто­рой поло­ви­ны XIV века про­ис­хо­дил про­цесс наци­о­наль­но­го и эко­но­ми­че­ско­го объ­еди­не­ния Руси вокруг Моск­вы. В кон­це XV века при Иване III созда­лось фео­даль­ное Мос­ков­ское госу­дар­ство. Эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие при­ня­ло более быст­рые тем­пы: ожи­вил­ся внут­рен­ний рынок, уста­но­ви­лись и рас­ши­ри­лись тор­го­вые свя­зи с Восто­ком и Запа­дом (в 1553 г. в устье Север­ной Дви­ны вошло англий­ское суд­но). К кон­цу XVI века сло­жи­лось купе­че­ское сосло­вие: гости­ная сот­ня, сукон­ная сот­ня. В горо­дах обра­зо­ва­лись тор­го­вые и ремес­лен­ные поса­ды. «Изум­лен­ная    Евро­па    в    нача­ле цар­ство­ва­ния Ива­на III едва заме­чав­шая суще­ство­ва­ние Мос­ко­вии, стис­ну­той меж­ду тата­ра­ми и литов­ца­ми, была пора­же­на вне­зап­ным появ­ле­ни­ем на ее восточ­ных гра­ни­цах огром­но­го госу­дар­ства» ‘. Цен­тра­ли­за­ция госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния и пре­вра­ще­ние Мос­ков­ской Руси из наци­о­наль­но­го в мно­го­на­ци­о­наль­ное госу­дар­ство в XVI веке пове­ли к зна­чи­тель­но­му раз­ви­тию культуры.

С обра­зо­ва­ни­ем Мос­ков­ско­го госу­дар­ства, в осо­бен­но­сти с нача­ла XVI века, отме­чал­ся быст­рый про­гресс в раз­ви­тии вра­чеб­но­го дела. В свя­зи с ростом и укреп­ле­ни­ем Мос­ков­ско­го госу­дар­ства в XVI и XVII сто­ле­ти­ях воз­ник­ли пре­об­ра­зо­ва­ния и ново­вве­де­ния в обла­сти медицины.

В XVI веке в Мос­ков­ской Руси отме­ча­лось раз­де­ле­ние меди­цин­ских про­фес­сий. Их насчи­ты­ва­лось более десят­ка: лека­ри, дох­ту­ры, зелей­ни­ки, трав­ни­ки, рудо­ме­ты (кро­во­пус­ки), зубо­во­ло­ки, очные масте­ра, косто­пра­вы, кам­не­сеч­цы, пови­валь­ные баб­ки. Народ­ные вра­чи и апте­ка­ри-тра­вознат­цы прак­ти­че­ской шко­лы обслу­жи­ва­ли меди­цин­ской помо­щью рус­ский народ Прак­ти­ка, пере­да­ва­е­мая века­ми, трав­ни­ки, лечеб­ни­ки были их нау­кой. Зелей­ни­ки лечи­ли болез­ни тра­ва­ми, коре­нья­ми и дру­ги­ми сна­до­бья­ми. Лека­ри име­ли лав­ки в тор­го­вых рядах, где про­да­ва­ли соби­ра­е­мые тра­вы, семе­на, цве­ты, коре­нья и при­воз­ные лекар­ствен­ные сред­ства. Соб­ствен­ни­ки подоб­ных лавок изу­ча­ли каче­ство и целеб­ную силу мате­ри­а­лов, кото­ры­ми они тор­го­ва­ли. Вла­дель­цы лавок — вра­чи-ремес­лен­ни­ки и тра­вознат­цы в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве были русские.

Лека­рей было немно­го и жили они в горо­дах. Име­ет­ся мно­го сви­де­тельств о дея­тель­но­сти вра­чей-ремес­лен­ни­ков в Москве, Нов­го­ро­де, Ннж-нем-Нов­го­ро­де и др. Опла­та за вра­че­ва­ние про­из­во­ди­лась в зави­си­мо­сти от уча­стия лека­ря, осве­дом­лен­но­сти его и затра­ты лекар­ства. Услу­га­ми зра­чей поль­зо­ва­лись в первую оче­редь состо­я­тель­ные слои город­ско­го насе­ле­ния. Кре­стьян­ская бед­но­та, отя­го­щен­ная фео­даль­ны­ми повин­но­стя­ми, не мог­ла опла­чи­вать доро­гие услу­ги вра­ча и при­бе­га­ла к источ­ни­кам более при­ми­тив­ной меди­цин­ской помощи.

Учре­жде­ния аптеч­но­го типа в XVI веке были в раз­ных горо­дах Мос­ков­ско­го госу­дар­ства. Дошед­шие до наше­го вре­ме­ни так назы­ва­е­мые пис­цо­вые кни­ги, пред­став­ля­ю­щие собой пере­пись домо­вла­де­ний в горо­дах в целях уста­нов­ле­ния обро­ка, дают точ­ные све­де­ния (име­на, адре­са и харак­тер дея­тель­но­сти) о рус­ских лека­рях XVI и XVII веков. По этим дан­ным, в Нов­го­ро­де в 1583 г. было шесть лека­рей, один док­тор и одна лека­ри­ца, в Пско­ве в 1585—1588 гг. — три зелей­ни­ка. Име­ют­ся све­де­ния о зелей­ных рядах и лав­ках в Москве, Сер­пу­хо­ве, Коломне и дру­гих городах.

- Врачевание в Древней РусиЛето­пи­си ран­не­го пери­о­да дают пред­став­ле­ние о том, как лечи­ли ране­ных и боль­ных. Мно­го­чис­лен­ные сви­де­тель­ства и мини­а­тю­ры в руко­пис­ных памят­ни­ках пока­зы­ва­ют, как в XI—XIV вв. на Руси пере­но­си­ли боль­ных и ране­ных на носил­ках, пере­во­зи­ли на вьюч­ных носил­ках и в повоз­ках. Уход за постра­дав­шим и боль­ным был широ­ко рас­про­стра­нен на Руси. Попе­чи­тель­ства суще­ство­ва­ли при церк­вах и по квар­та­лам горо­дов. Мон­голь­ское наше­ствие затор­мо­зи­ло меди­цин­ское попе­че­ние со сто­ро­ны наро­да и госу­дар­ства. Со вто­рой поло­ви­ны XIV века меди­цин­ское попе­че­ние ста­ло при­об­ре­тать преж­нее покро­ви­тель­ство со сто­ро­ны госу­дар­ства и наро­да. Это было след­стви­ем круп­ных хозяй­ствен­но-поли­ти­че­ских успе­хов в стране: уси­ле­ние Мос­ков­ско­го кня­же­ства, под­чи­не­ние ему дру­гих фео­даль­ных уде­лов, рас­ши­ре­ние тер­ри­то­рии, уве­ли­че­ние тор­гов­ли и ремес­ла. Кули­ков­ская бит­ва 1380 г. Меди­цин­ское попе­чи­тель­ство заклю­ча­лось в орга­ни­за­ции при­ютов и бога­де­лен для увеч­ных, калек и дру­гих хро­ни­че­ски больных.

Бога­дель­ни в Мос­ков­ской Руси содер­жа­лись глав­ным обра­зом самим насе­ле­ни­ем, роль церк­ви была мень­ше, чем в Запад­ной Евро­пе. Каж­дые 53 дво­ра в селе и горо­де содер­жа­ли на сво­ем ижди­ве­нии бога­дель­ню для оби­та­ния недуж­ных и ста­рых: извест­ны бога­дель­ни в Нов­го­ро­де, Коломне.Для ока­за­ния помо­щи в поряд­ке бла­го­тво­ри­тель­но­сти бога­дель­ню юсе­ща­ли лекарь и кро­во­пуск. Сохра­нив­шим тру­до­спо­соб­ность предо­ста­ви­лась воз­мож­ность рабо­тать, для чего бога­дель­ням выде­ля­лась зем­ля для обработки.

Бога­дель­ни ока­зы­ва­ли насе­ле­нию меди­цин­скую помощь и были свя­зу­ю­щим зве­ном меж­ду насе­ле­ни­ем и мона­стыр­ски­ми боль­ни­ца­ми. Город­ские бога­дель­ни име­ли свое­об­раз­ные при­ем­ные покои «лав­ки». Сюда посту­па­ли боль­ные для ока­за­ния помо­щи и сюда же достав­ля­ли умер­ше­го для пре­да­ния погребению.

Сто­гла­вый собор 1551 г., созван­ный Ива­ном IV для обсуж­де­ния внут­рен­не­го устрой­ства стра­ны, затро­нул так­же и вопро­сы «здра­во­сти, быта, семьи, обще­ствен­но­го при­зре­ния». В реше­ни­ях Сто­гла­ва запи­са­но: <Да пове­лит бла­го­че­сти­вый царь всех про­ка­жен­ных и соста­рив­ших­ся опи-сати по всем гра­дам, опричь здра­вых строев.

С XIV века мона­сты­ри, ста­но­вясь кре­по­стя­ми, захва­ты­ва­ли и осва­и­ва­ли зна­чи­тель­ные пло­ща­ди пустых земель. В слу­чае вра­же­ско­го наше­ствия окрест­ное насе­ле­ние укры­ва­лось от вра­га за креп­ки­ми сте­на­ми мона­сты­рей. К нача­лу XVI века мно­гие мона­сты­ри ста­ли круп­ны­ми вот­чин­ни­ка­ми, обла­да­те­ля­ми боль­ших богатств. В усло­ви­ях круп­но­го мона­стыр­ско­го хозяй­ства воз­ни­ка­ла потреб­ность не толь­ко в слу­чай­ной меди­цин­ской помо­щи, но и в орга­ни­за­ции больниц.

Круп­ные мона­сты­ри содер­жа­ли боль­ни­цы. Режим рус­ских мона­стыр­ских боль­ниц в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни опре­де­лял­ся устав­ны­ми поло­же­ни­я­ми, в том чис­ле пра­ви­ла­ми по ухо­ду за боль­ны­ми заим­ство­ван­но­го из Визан­тии уста­ва Федо­ра Сту­дий­ско­го, пер­вые спис­ки кото­ро­го отно­сят­ся к XII веку. В гре­че­ских мона­сты­рях к XIV веку были круп­ные рус­ские коло­нии. Отсю­да при­шли в рус­ские мона­сты­ри мно­гие вид­ные рус­ские мона­хи, кни­го­чеи, соста­ви­те­ли уста­вов, игу­ме­ны. Через этих лиц и пере­да­ва­лись на Русь спис­ки раз­лич­ных уста­вов, поло­же­ний и дру­гой лите­ра­ту­ры. Боль­нич­ные пра­ви­ла в. рус­ских мона­сты­рях под­вер­га­лись изме­не­ни­ям с уче­том мест­ных особенностей.

Древ­няя Русь часто пере­но­си­ла боль­шие эпи­де­мии, осо­бен­но в XIV веке. Лето­пи­си сооб­ща­ют: «Бысть мор силен зело в Смо­лен­ске, Кие­ве и Суз­да­ли, и по всей зем­ле Рустей смерть люта и напрас­на и ско­ра. В Глу­хо­ве же тогда ни один чело­век не остал­ся, все измор­ша, сице же и на Беле-озе­ре…» (1351). «Бысть мор во Пско­ве силен зело и по всей зем­ле Псков­ской, и по селам смер­ти мно­зи. Поне­же свя­ще­и­ни­цы не успе­ва­ху погре­ба­ти…» (1352). «…В Москве бысть мор велик и стра­шен, не успе­ва­ху бо живии мерт­вых спря­ты­ва­ти; вез­де бо бе мерт­вии, а дво­ры мно­зи пусти быша…» (1364) и т. п. О том же сви­де­тель­ству­ет сохра­нив­ша­я­ся пере­пис­ка, доне­се­ния началь­ни­ков дру­жин и пр.

Лето­пи­си дают мате­ри­ал о про­ти­во­эпи­де­ми­че­ских меро­при­я­ти­ях, при­ме­няв­ших­ся в Мос­ков­ской Руси: отде­ле­ние боль­ных от здо­ро­вых, оцеп­ле­ние оча­гов зара­зы, выжи­га­ние зара­жен­ных домов и квар­та­лов, погре­бе­ние умер­ших вда­ли от жилья, заста­вы, кост­ры на доро­гах. Это пока­зы­ва­ет, что уже в то вре­мя у наро­да име­лось пред­став­ле­ние о пере­да­че зараз­ных болез­ней и о воз­мож­но­сти уни­что­же­ния, обез­вре­жи­ва­ния заразы.

Под вли­я­ни­ем войн, эко­но­ми­че­ских и обще­по­ли­ти­че­ских усло­вий созре­ло созна­ние необ­хо­ди­мо­сти госу­дар­ствен­ной орга­ни­за­ции меди­цин­ско­го Дела, что и было про­ве­де­но в кон­це XVI сто­ле­тия в прав­ле­ние Ива­на IV ив осо­бен­но­сти в сере­дине XVII века в прав­ле­ние Алек­сея Михай­ло­ви­ча. Нача­ло госу­дар­ствен­ной орга­ни­за­ции здра­во­охра­не­ния в Мос­ков­ском госу­дар­стве было поло­же­но учре­жде­ни­ем при Иване IV в кон­це XVI века Апте­кар­ской пала­ты, пере­име­но­ван­ной в XVII веке в Апте­кар­ский при­каз. В то вре­мя как в стра­нах Запад­ной Евро­пы меди­цин­ское дело нахо­ди­лось цели­ком в веде­нии мона­сты­рей и дру­гих рели­ги­оз­ных уста­нов­ле­ний, в Мос­ков­ском госу­дар­стве XVII века управ­ле­ние все­ми меди­цин­ски­ми дела­ми было пору­че­но свет­ско­му орга­ну — Апте­кар­ско­му при­ка­зу. Апте­кар­ский при­каз, наря­ду с дру­ги­ми при­ка­за­ми (Посоль­ский, Боль­шая Каз­на, Ино­зем­ский, Сибир­ский, Стре­лец­кий и т. д.) пред­став­лял собой часть госу­дар­ствен­но­го аппа­ра­та Мос­ков­ской Руси и суще­ство­вал в тече­ние все­го XVII века.

Функ­ции Апте­кар­ско­го при­ка­за посте­пен­но услож­ня­лись и рас­ши­ря­лись. Апте­кар­ский при­каз был обя­зан наблю­дать за апте­ка­ми, за вра­ча­ми, за при­зре­ни­ем боль­ных и «при­ла­гать ста­ра­ние о все­об­щем здра­вии сограж­дан, о вос­пре­пят­ствии рас­про­стра­не­нию   при­лип­чи­вых   болезней».

Апте­кар­ский при­каз ведал цар­ской апте­кой, сбо­ром и раз­ве­де­ни­ем лекар­ствен­ных рас­те­ний, покуп­кой их в дру­гих стра­нах, наблю­дал за при­двор­ны­ми вра­ча­ми, обслу­жи­ва­ю­щи­ми цар­скую семью и при­бли­жен­ных к царю бояр, кон­тро­ли­ро­вал вра­че­ва­ние, при­гла­ше­ние ино­стран­ных вра­чей, про­ве­рял зна­ния этих вра­чей при поступ­ле­нии на рус­скую служ­бу, назна­чал вра­чей в пол­ки, обес­пе­чи­вал пол­ко­вые апте­ки (Меди­ка­мен­та­ми и про­во­дил судеб­но­ме­ди­цин­скую экс­пер­ти­зу («отче­го смерть при­клю­чи­лась») и вооб­ще вра­чеб­ную экспертизу.

Апте­кар­ский при­каз осу­ществ­лял соби­ра­ние дико­рас­ту­щих лекар­ствен­ных рас­те­ний в раз­лич­ных частях стра­ны. В его веде­нии нахо­ди­лись сбор­щи­ки лекар­ствен­ных растений—помясы. Спис­ки рас­те­ний, под­ле­жа­щих сбо­ру, состав­ля­лись Апте­кар­ским при­ка­зом. Руко­во­ди­ли помя­са­ми при сбо­ре лека­ри и лекар­ские уче­ни­ки. Лекар­ствен­ные рас­те­ния раз­во­ди­лись «знат­ца­ми» для про­да­жи Апте­кар­ско­му при­ка­зу, луч­шие «знат­цы» вклю­ча­лись в спис­ки слу­жа­щих Апте­кар­ско­го приказа.

В Москве было две аптеки:

1) ста­рая,  осно­ван­ная в  1581 г. в Крем­ле, про­тив Чудо­ва мона­сты­ря, и

2) новая,— с  1673 г.,    в    Новом гости­ном   дво­ре «а Ильин­ке, про­тив   Посоль­ско­го двора.

Новая апте­ка снаб­жа­ла вой­ска; из нее же лекар­ства про­да­ва­лись «вся­ко­го   чина людям» ио цене, име­ю­щей­ся в «указ­ной   кни­ге».   К   новой апте­ке было   при­пи­са­но несколь­ко аптеч­ных   ого­ро­дов, где раз­во­ди­лись и куль­ти­ви­ро­ва­лись лекар­ствен­ные растения.

- Врачевание в Древней РусиВ XVII веке Рос­сия вела частые и про­дол­жи­тель­ные вой­ны с Поль­шей, Шве­ци­ей и Тур­ци­ей, что дела­ло необ­хо­ди­мым орга­ни­за­цию лече­ния ране­ных вои­нов и про­ве­де­ние сани­тар­ных меро­при­я­тий в вой­сках и сре­ди насе­ле­ния. Эти потреб­но­сти не мог­ли в доста­точ­ной мере удо­вле­тво­рять­ся лека­ря­ми-ремес­лен­ни­ка­ми. Перед пра­ви­тель­ством встал вопрос о более широ­кой под­го­тов­ке вра­чей. Для того что­бы иметь сво­их, рус­ских, вра­чей пра­ви­тель­ство пыта­лось про­во­дить обу­че­ние рус­ских вра­чеб­ной нау­ке у ино­стран­ных док­то­ров, жив­ших в Рос­сии. Ино­стран­ные вра­чи при поступ­ле­нии на служ­бу дава­ли под­пис­ку, что они «за то его госу­да­ре­во жало­ва­нье уче­ни­ков, кото­рые для уче­ния даны, будут учить с вели­ким при­ле­жа­ни­ем …со вся­ким тща­ни­ем и ниче­го не тая».

В XVII веке Мос­ков­ское госу­дар­ство   посы­ла­ло   неболь­шое   чис­ло моло­дых людей (рус­ских и детей ино­стран­цев, про­жи­вав­ших в Рос­сии) за гра­ни­цу для обу­че­ния меди­цин­ским нау­кам, но это меро­при­я­тие вви­ду доро­го­виз­ны и мало­чис­лен­но­сти направ­ляв­ших­ся не при­нес­ло суще­ствен­но­го попол­не­ния чис­ла вра­чей в Мос­ков­ской Руси. Поэто­му было реше­но обу­чать вра­чеб­но­му делу более пла­но­мер­но. В 1653 г.   при   Стре­лец­ком при­ка­зе была откры­та косто­прав­ная шко­ла, а в сле­ду­ю­щем, 1654 г. при Апте­кар­ском при­ка­зе была орга­ни­зо­ва­на спе­ци­аль­ная лекар­ская шко­ла. В цар­ском ука­зе писа­лось: «В Апте­кар­ский при­каз брать в уче­нье лекар­ско­го дела стрель­цов и стре­лец­ких детей и иных вся­ких чинов, не из слу­жи­лых людей». В авгу­сте 1654 г. было набра­но в Апте­кар­ский   при­каз 30 уче­ни­ков  для  изу­че­ния  «лекар­ско­го,    апте­кар­ско­го,    косто­прав­но­го, алхи­мист­ско­го и ино­го како­го дела». Пре­по­да­ва­ли вра­чи-ино­стран­цы и опыт­ные рус­ские лека­ри. Уче­ние начи­на­лось   с меди­цин­ской   ботаники,фармакологии и прак­ти­че­ской фар­ма­ции, изу­ча­лись ана­то­мия (по ске­ле­ту и рисун­кам) и физио­ло­ги­че­ские поня­тия. Через 2 года при­бав­ля­лись па-толо­го­те­ра­пев­ти­че­ские поня­тия — «зна­ме­ния немо­чей» (симп­то­ма­то­ло­гия, семи­о­ти­ка) и амбу­ла­тор­ные при­е­мы. С чет­вер­то­го года уче­ни­ков рас­пре­де­ля­ли меж­ду лека­ря­ми для изу­че­ния хирур­гии и тех­ни­ки нало­же­ния повя­зок. С лека­ря­ми уче­ни­ки езди­ли на вой­ну под Смо­ленск и Вязь­му, где тогда с царем был весь Апте­кар­ский при­каз. Уче­ни­ки шко­лы «пул­ки выма­ли и раны лечи­ли и кости лома­ны пра­ви­ли и тому они лекар­ско­му делу науче­ны». Окон­чив­ших шко­лу направ­ля­ли в пол­ки в зва­нии под­ле­ка­рей. В пол­ках они долж­ны были заре­ко­мен­до­вать себя на прак­ти­ке, после чего Апте­кар­ский при­каз утвер­ждал их в зва­нии «рус­ских лека­рей». Так, во вто­рой поло­вине XVII века гото­ви­лись пер­вые кад­ры рус­ских воен­ных и граж­дан­ских вра­чей со школь­ным образованием.

В отли­чие от схо­ла­сти­че­ско­го чисто книж­но­го обу­че­ния меди­цине на меди­цин­ских факуль­те­тах сред­не­ве­ко­вых уни­вер­си­те­тов Запад­ной Евро­пы обу­че­ние буду­щих вра­чей в Мос­ков­ском госу­дар­стве в XVII веке носи­ло прак­ти­че­ский харак­тер. Мос­ков­ское госу­дар­ство не зна­ло цехо­во­го деле­ния меди­цин­ских работников.

В 1681 г. штат Апте­кар­ско­го при­ка­за пре­вы­шал 100 чело­век: сре­ди них было 23 ино­стран­ца: 6 док­то­ров, 4 апте­ка­ря, 3 алхи­ми­ста, 10 лека­рей. Основ­ную мас­су работ­ни­ков Апте­кар­ско­го при­ка­за состав­ля­ли рус­ские: подъ­ячих — 9, рус­ских лека­рей — 21, уче­ни­ков лекар­ско­го, косто­прав­но­го и чепу­чин­но­го дела — 38.

В Москве в 1658 г. Епи­фа­ний Сла­ви­нец­кий пере­вел для царя с латин­ско­го на рус­ский «Вра­чев­скую ана­то­мию» Веза­лия. Неза­кон­чен­ный пере­вод, по-види­мо­му, сго­рел во вре­мя одно­го из частых мос­ков­ских пожа­ров. Но сам по себе факт этой труд­ной рабо­ты — один из мно­го­чис­лен­ных при­ме­ров про­грес­сив­ных тра­ди­ций рус­ской куль­ту­ры, откли­кав­шей­ся на пере­до­вые тече­ния миро­вой науч­ной мысли.

Апте­кар­ский при­каз имел хоро­шо состав­лен­ную для того вре­ме­ни меди­цин­скую биб­лио­те­ку. В 1678 г. при Апте­кар­ском при­ка­зе была созда­на долж­ность пере­вод­чи­ка, в обя­зан­но­сти кото­ро­го вхо­ди­ло пере­во­дить такие кни­ги, «по кото­рым …рус­ские могут быть совер­шен­ны­ми лека­ря­ми и апте­ка­ря­ми». Меди­цин­ские воз­зре­ния тяго­те­ли к выра­жен­но­му раци­о­на­лиз­му. Это осо­бен­но чув­ству­ет­ся в меди­цин­ских руко­пи­сях XVII века.

Меди­цин­ская наблю­да­тель­ность к тому вре­ме­ни зна­чи­тель­но обо­га­ти­ла симп­то­ма­то­ло­гию болез­ней и часто дава­ла ей реа­ли­сти­че­скую трак­тов­ку. Ито­гом симп­то­ма­то­ло­гии и свя­зан­ной с нею диа­гно­сти­ки к XVII веку яви­лись рус­ские руко­пис­ные лечебники.

В XVI и осо­бен­но в XVII веке в Мос­ков­ской Руси полу­чи­ли широ­кое рас­про­стра­не­ние руко­пис­ные кни­ги меди­цин­ско­го содер­жа­ния: трав­ни­ки, лечеб­ни­ки, «вер­то­гра­ды», «апте­ки». До наше­го вре­ме­ни сохра­ни­лось более 200 таких руко­пис­ных меди­цин­ских книг. Неко­то­рые кни­ги яви­лись пере­во­да­ми древ­них антич­ных меди­цин­ских сочи­не­ний (Гип­по­кра­та, Ари­сто­те­ля, Гале­на). Так, в нача­ле XV века игу­мен Бело­зер­ско­го мона­сты­ря Кирилл пере­вел с латин­ско­го язы­ка на рус­ский ком­мен­та­рии Гале­на на сочи­не­ния Гип­по­кра­та под назва­ни­ем «Гали­но­во на Ипо­кра­та». Этот пере­вод суще­ство­вал в спис­ках во мно­гих мона­сты­рях. В 1612—1613 гг. по этой кни­ге в Тро­иц­ко-Сер­ги­ев­ской лав­ре лечи­ли ране­ных и боль­ных во вре­мя оса­ды лав­ры поль­ски­ми интер­вен­та­ми. Назна­че­ни­ем «Трав­ни­ков» было рас­про­стра­не­ние меди­цин­ских зна­ний сре­ди гра­мот­ных людей: духо­вен­ства, пра­вя­щих кру­гов и сре­ди меди­ков. Они исполь­зо­ва­лись не толь­ко для лече­ния, но и в каче­стве учебников.

Неко­то­рые иссле­до­ва­те­ли (Л. Ф. Зме­ев) счи­та­ли, что рус­ские меди­цин­ские руко­пи­си явля­ют­ся под­ра­жа­ни­ем Восто­ку и Запа­ду. Более вни­ма­те­льи­ое изу­че­ние бога­то­го руко­пис­но­го меди­цин­ско­го наслед­ства, сли­че­ние рус­ских руко­пи­сей с ори­ги­на­ла­ми, послу­жив­ши­ми для пере­во­да, пока­за­ли, что рус­ские меди­цин­ские руко­пи­си во мно­гих слу­ча­ях явля­ют­ся про­дук­том само­быт­но­го твор­че­ства. При пере­во­де ино­стран­ных лечеб­ни­ков в них вно­си­лись зна­чи­тель­ные изме­не­ния с уче­том опы­та рус­ской меди­цин­ской прак­ти­ки. Рус­ские пере­вод­чи­ки суще­ствен­но изме­ня­ли текст ори­ги­на­ла: пере­став­ля­ли части тек­ста, сопро­вож­да­ли пере­вод сво­и­ми ком­мен­та­ри­я­ми, при­во­ди­ли мест­ные назва­ния лекар­ствен­ных рас­те­ний, ука­зы­ва­ли их рас­про­стра­не­ние в нашей стране, добав­ля­ли целые гла­вы, посвя­щен­ные рас­те­ни­ям, встре­ча­ю­щим­ся на Руси. Дол­гое вре­мя счи­тал­ся пере­вод­ным с поль­ско­го печат­но­го изда­ния 1534 г. лечеб­ник Сте­фа­на Фали­мир­жа. Иссле­до­ва­ния оте­че­ствен­ных и поль­ских уче­ных пока­за­ли, что послу­жив­шая мате­ри­а­лом для пере­во­да и изда­ния в Кра­ко­ве в 1534 г. на поль­ском язы­ке кни­га «О тра­вах и их дей­ствии» напи­са­на выход­цем из Руси вра­чом Сте­фа­ном Фали­мир­жом, слу­жив­шим у поль­ских фео­да­лов. Кни­га была состав­ле­на по несколь­ким рус­ским руко­пис­ным трав­ни­кам и лечеб­ни­кам XVI века; в ней автор отра­зил опыт лека­рей Мос­ков­ской Руси и во мно­гих местах писал: «у нас на Руси».

Поль­ский уче­ный врач и исто­рик Мат­вей из Мехо­ва в сво­ем «Трак­та­те о двух Сар­ма­ти­ях» в нача­ле XVI века писал: «Изоби­лу­ет Русь мно­ги­ми тра­ва­ми и коре­нья­ми, в дру­гих местах не видан­ны­ми». Ита­льян­ский исто­рик Иов­нй Павел Ново­ко­ме­кий в сво­ей «Кни­ге о посоль­стве Васи­лия, вели­ко­го госу­да­ря Мос­ков­ско­го к папе Кли­мен­ту VII» в 1525 г. отме­чал широ­кое исполь­зо­ва­ние лекар­ствен­ных рас­те­ний в рус­ском народ­ном быту.

К XV веку в руках лека­рей и народ­ных бота­ни­ков — тра­вознат­цев — нако­пи­лось извест­ное коли­че­ство внут­рен­них и наруж­ных лекарств, что под­го­то­ви­ло появ­ле­ние руко­пис­ных руко­водств по лекар­ство­ве­де­нию и тера­пии, т. е. трав­ни­ков и лечеб­ни­ков. Рас­про­стра­нен­ные в Запад­ной Евро­пе в каче­стве посо­бий по меди­цине, они в раз­ное вре­мя после сво­е­го изда­ния про­ни­ка­ли в Рос­сию. Рус­ское лекар­ство­ве­де­ние, чуж­дое запад­но­ев­ро­пей­ской схо­ла­сти­ке, опи­ра­лось в основ­ном на прак­ти­ку. Рус­ская меди­ци­на XVII века про­яв­ля­ла боль­шой инте­рес к лекар­ствен­ным рас­те­ни­ям сво­ей стра­ны. Ини­ци­а­ти­ва Апте­кар­ско­го при­ка­за при­ве­ла к рас­ши­ре­нию кру­га извест­ных лекар­ствен­ных рас­те­ний. Рус­ское аптеч­ное дело в XVII веке не зави­се­ло от ино­зем­но­го рын­ка. В XVI—XVII веках лекар­ствен­ные рас­те­ния про­да­ва­лись в Москве в семен­ном, зелей­ном и овощ­ном рядах в Китай-горо­де и Белом горо­де. В неко­то­рых зелей­ных лав­ках про­да­ва­лись так­же гото­вые лекар­ства. Апте­кар­ский при­каз тща­тель­но сле­дил, что­бы от про­дан­ных лекарств в зелей­ных лав­ках «в апте­ке госу­да­ре­вой казне пору­хи не учи­нить». С зелей­ных лавок госу­дар­ство соби­ра­ло оброк, как с заве­де­ний тор­го­во­го характера.

Лекар­ствен­ные сред­ства рас­ти­тель­но­го про­ис­хож­де­ния состав­ля­ли основ­ную часть лечеб­но­го арсе­на­ла. Лекар­ствен­ны­ми рас­те­ни­я­ми, про­из­рас­тав­ши­ми в Рос­сии, инте­ре­со­ва­лись ино­стран­цы. В 1618 г. англий­ский бота­ник Тра­де­скант был направ­лен в Рос­сию под видом част­но­го лица. , Тра­де­скант нашел в Рос­сии чеме­ри­цу, чере­му­ху и дру­гие лекар­ствен­ные 1 рас­те­ния, узнал о при­ме­не­нии морош­ки как сред­ства про­тив цин­ги, об I упо­треб­ле­нии бере­зо­во­го сока, брус­ни­ки, чер­ни­ки и ряда дру­гих лекар­ствен­ных рас­те­ний. Из Рос­сии Тра­де­скант вывез мно­го семян трав, кустар­ни­ков и черен­ки дере­вьев и исполь­зо­вал их при осно­ва­нии в Лон­доне зна­ме­ни­то­го бота­ни­че­ско­го сада.

Рус­ская меди­ци­на в Мос­ков­ском госу­дар­стве в сво­ем лекар­ство­ве­де­нии не избег­ла и мисти­циз­ма. Мисти­че­ская сила вкла­ды­ва­лась в дра­го­цен­ные кам­ни, кото­рым при­пи­сы­ва­лись спо­соб­ность лечить болезни.

 В XVII веке в Москве воз­ник­ли  граж­дан­ские    боль­ни­цы. В сере­дине XVII    века (1650) боярин     Федор     Михай­ло­вич Рти­щев  частич­но на соб­ствен­ные сред­ства, частич­но на пожерт­во­ва­ния  создал  в  Москве первую граж­дан­скую   боль­ни­цу на 15 коек. В 1682 г. был издан указ постро­ить в Москве   две шпи­таль­ни, или бога­дель­ни, для при­зре­ния убо­гих. «А для лечь-6ы их во вся­кой нуж­де надоб­но, что­бы у них   был   при­став­лен дох­тур, апте­карь, да    лека­рей чело­ве­ка три или четы­ре с уче­ни­ка­ми и апте­ка неболь­шая»… Одну из этих боль­ниц на Гра­нат­ном дво­ре у Никит­ских ворот  пред­по­ла­га­лось    исполь­зо­вать как меди­цин­скую   шко­лу. «Что­бы в боль­ни­це и боль­ных бы лечи­ли, и лека­рей бы учи­ли. Соче­та­ние задач — лече­ние боль­ных и обу­че­ние   врачей.

- Врачевание в Древней РусиВ запад­ных рус­ских зем­лях уже в нача­ле XVI  века, а воз­мож­но, и рань­ше были вра­чи, полу­чив­шие школь­ное обра­зо­ва­ние.   Учи­лись они, веро­ят­но, в Праж­ском уни­вер­си­те­те (осно­ван в 1347 г.), в Кра­ков­ском уни­вер­си­те­те (осно­ван в 1364 г.), в Замой­ской ака­де­мии (осно­ва­на в 1593 г. в г.   Замо­стье    непо­да­ле­ку    от Льво­ва). При    этих   учеб­ных    заве­де­ни­ях суще­ство­ва­ли, как извест­но из их уста­вов, спе­ци­аль­ные бур­сы для выход­цев, из восточ­ных сла­вян­ских стран, преж­де все­го литов­цев и руси­нов. Сре­ди них были и обу­чав­ши­е­ся меди­цине, став­шие вра­ча­ми, но име­на их неиз­вест­ны. Одна­ко о неко­то­рых рус­ских вра­чах мы зна­ем. Один из них Геор­гий Дро­го­быч родил­ся око­ло 1450 г., с 1468 г. учил­ся в Кра­ков­ском уни­вер­си­те­те на фило­соф­ском факуль­те­те, после окон­ча­ния кото­ро­го учил­ся в Болон­ском уни­вер­си­те­те, где в 1476 г. полу­чил сте­пень док­то­ра меди­ци­ны и фило­со­фии. В 1488 г. он воз­вра­тил­ся в Кра­ков и до сво­ей смер­ти в 1494 г. был   про­фес­со­ром. В 1483 г. Дро­го­быч   опуб­ли­ко­вал в Риме на латин­ском язы­ке кни­гу «Judicium   prognosticon»    (аст­ро­но­мия с укло­ном в аст­ро­ло­гию), содер­жа­щую упо­ми­на­ние о зараз­ных болез­нях. Дру­гой врач — Фран­циск Геор­гий Ско­ри­на, чело­век   выда­ю­щих­ся   спо­соб­но­стей, не нашел у себя на родине над­ле­жа­щих усло­вий для их при­ме­не­ния и раз­ви­тия. Ско­ри­на родил­ся в Полоц­ке   меж­ду   1485—1490 г. В 1503 или 1504 г. посту­пил в Кра­ков­ский уни­вер­си­тет. В 1512 г. полу­чил сте­пень док­то­ра меди­ци­ны в Паду­ан­ском уни­вер­си­те­те. Широ­ко извест­на куль­тур­но-про­све­ти­тель­ная дея­тель­ность Ско­ри­ны как пере­вод­чи­ка и изда­те­ля: в 1515 г. он пере­вел псал­тырь, в 1517—1519   гг.— биб­лию. Наря­ду с этим Ско­ри­на зани­мал­ся меди­цин­ской   прак­ти­кой. Хотя   нам неиз­вест­ны рабо­ты Ско­ри­ны меди­цин­ско­го содер­жа­ния, но воз­мож­ность их суще­ство­ва­ния вполне веро­ят­на. Врач    Петр    Васи­лье­вич    Посников

Поони­ков    был    исполь­зо­ван в основ­ном для дипло­ма­ти­че­ских пору­че­ний: участ­во­вал в «вели­ком посоль­стве», в Гол­лан­дии поку­пал меди­ка­мен­ты, в Лон­доне осмат­ри­вал тамош­ние ака­де­мии, в тече­ние 10 лет пред­став­лял рус­ское пра­ви­тель­ство в Пари­же, при­гла­шал вра­чей на служ­бу в Рос­сию. Во вре­мя пре­бы­ва­ния в Ита­лии Поони­ков зани­мал­ся физио­ло­ги­че­ски­ми опы­та­ми («Живых собак мерт­вить, а мерт­вых живить — сие дело не гораз­до нам нуж­но»,— писал Посни­ко­ву дьяк Возницын).

Вра­чи-ино­стран­цы появи­лись в Мос­ков­ском госу­дар­стве, начи­ная с XV века. Одним из пер­вых при­бил врач-ино­стра­нец в сви­те Софии Палео­лог в 1473 г. Неко­то­рые исто­ри­ки меди­ци­ны (напри­мер, Рих­тер) пере­оце­ни­ва­ли роль вра­чей-ино­стран­цев, утвер­ждая, что они игра­ли в меди­цине Мос­ков­ско­го госу­дар­ства чуть ли не глав­ную роль. Одна­ко мы уже виде­ли, что глав­ную роль игра­ли рус­ские лека­ри, полу­чив­шие свои зна­ния в поряд­ке ремес­лен­но­го уче­ни­че­ства. В сере­дине XVII века при Апте­кар­ском при­ка­зе была созда­на лекар­ская шко­ла, выпус­кав­шая вра­чей. При­гла­ше­ние ино­стран­цев вовсе не озна­ча­ло отсут­ствия сво­их мастеров.

В 40‑х годах XVI века при Иване IV Мос­ков­ское пра­ви­тель­ство при­гла­си­ло на служ­бу ряд ино­стран­ных вра­чей. Осо­бен­но мно­го их было при­гла­ше­но в XVII веке. Вра­чи-ино­стран­цы в Мос­ков­ской Руси были постав­ле­ны в при­ви­ле­ги­ро­ван­ное поло­же­ние, полу­ча­ли зна­чи­тель­но более зыс­о­кое содер­жа­ние по срав­не­нию с оте­че­ствен­ны­ми лека­ря­ми. Мно­гие вра­чи-ино­стран­цы при­ез­жа­ли за высо­ким зара­бот­ком и обыч­но не дол­го жили в Москве, не инте­ре­со­ва­лись нуж­да­ми наро­да, не стре­ми­лись пере­дать свои зна­ния. В ито­ге они ниче­го не сде­ла­ли для меди­цин­ско­го про­све­ще­ния Рос­сии, для устрой­ства и улуч­ше­ния меди­цин­ской помо­щи, а во мно­гих слу­ча­ях высту­па­ли с иде­я­ми, даже враж­деб­ны­ми рус­ско­му народу.

В XVI и XVII веках в Мос­ков­ском госу­дар­стве была под­го­тов­ле­на поч­ва для корен­ных сдви­гов и пре­об­ра­зо­ва­ний, про­ис­шед­ших в оте­че­ствен­ной меди­цине в XVIII веке.

Источ­ник: historymed.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки