Женское одиночество. Может ли оно не быть трагичным?

Женское одиночество. Может ли оно не быть трагичным?

(4 голоса5.0 из 5)

Новая книга пуб­ли­ци­ста Марины Крав­цо­вой посвя­щена акту­аль­ной про­блеме. Автор на реаль­ных при­ме­рах пока­зы­вает, что жен­ское оди­но­че­ство не без­на­дежно. Может, не всем пред­на­чер­тано иметь семью, но Гос­подь забо­тится о каж­дом, поэтому не стоит отчаиваться.

Автор при­во­дит выдержки из интер­нет-бло­гов и сооб­ществ, а также письма чита­те­лей и на их основе даёт советы о том, как пре­одо­леть оди­но­че­ство. Книга адре­со­вана широ­кому кругу читателей.

Если хочешь быть счаст­ли­вым — будь им.

Козьма Прут­ков

Предисловие

Здрав­ствуйте, доро­гие чита­тели! Вер­нее, чита­тель­ницы, так как эта книга напи­сана для вас, доро­гие сестры.

Я — автор этой книги — не пси­хо­лог. Но писа­тель­ская и жур­на­лист­ская работа про­вела меня через дома и пока­зала судьбы, в том числе — жен­ские судьбы. Я начала заду­мы­ваться о жен­ской доле «вообще»… И состра­дала: бед­ные наши сестры, как трудно идти по тер­ни­стому пути…

Про­блем много, и одна из глав­ных жен­ских бед — оди­но­че­ство. Оно может под­сте­ре­гать чело­века где угодно: и в браке, и среди дру­зей, и даже, увы, в пра­во­слав­ной общине. В наши дни люди вообще склонны к пси­хо­ло­ги­че­скому оди­но­че­ству. Как им помочь? И кто помо­жет жен­щине, чув­ству­ю­щей себя несчастной?

Из попы­ток дать ответы на непро­стые вопросы и роди­лась эта книга, тепло и с инте­ре­сом при­ня­тая чита­тель­ни­цами. Письма, содер­жа­щие выра­же­ния искрен­ней бла­го­дар­но­сти автору, а также вопросы о том, где купить книгу, чтобы дать про­чи­тать или пода­рить ее дру­гим жен­щи­нам, дока­зы­вали, что под­ня­тая тема остра, акту­альна, что подоб­ные раз­го­воры сей­час очень нужны.

Впро­чем, раз­го­вор раз­го­вору рознь, как и книга — книге. Когда в нашей стране на пуб­ли­ка­ции рели­ги­оз­ного содер­жа­ния был снят запрет, на при­лавки цер­ков­ных лавок хлы­нул поток лите­ра­туры — обиль­ный (что хорошо), но слабо кон­тро­ли­ру­е­мый (что малоприятно).

В то время трак­таты о хри­сти­ан­ском пред­на­зна­че­нии жен­щины писа­лись и пере­из­да­ва­лись в таких коли­че­ствах, что рож­да­лось ощу­ще­ние, будто дру­гих забот, кроме как поучать жен­щину «пра­вильно жить», в пра­во­слав­ной жизни нет.

Увы, именно поучать, ибо целью помочь совре­мен­ной жен­щине, и так уже замо­тан­ной всеми «пре­ле­стями» совре­мен­ной жизни, боль­шин­ство учи­те­лей не зада­ва­лось. Обли­чить. Снять часть вины за нынеш­ние без­об­ра­зия с муж­чин. Но в резуль­тате и муж­чины не похва­лят подругу, начи­тав­шу­юся подоб­ных кни­жек, ибо (в боль­шин­стве своем) хоро­шему они, при всей кажу­щейся хоро­ше­сти, не учат.

Потому что если книга не про­пи­тана любо­вью и сочув­ствием к чита­телю — это книга неправославная.

Веру­ю­щие жен­щины склонны при­об­ре­тать бро­шюры в хра­мах. При этом они наивно пола­гают: раз в церкви про­дают, зна­чит, напи­сано все пра­вильно. Но — увы! Мно­гие из этих «тво­ре­ний» даже не про­хо­дят духов­ную цензуру.

Содер­жа­ние боль­шин­ства таких «духов­ных» бро­шюр вызы­вает, мягко говоря, недо­уме­ние. Авторы их весьма напо­ми­нают героя фильма «Замо­ро­жен­ный» с Луи де Фюне­сом. Герой, раз­мо­ро­зив­шись, ока­зы­ва­ется выбро­шен­ным на десятки лет впе­ред во вре­мени. Чтобы не трав­ми­ро­вать его, окру­жа­ю­щие, скры­вая правду, тща­тельно создают вокруг бедо­лаги атмо­сферу про­шлого века.

Нечто подоб­ное можно наблю­дать и в ори­ен­ти­ро­ван­ной на пра­во­слав­ного чита­теля лите­ра­туре, при­чем в любой ее отрасли. Кажется, авторы книг были замо­ро­жены по мень­шей мере пару веков назад, но раз­мо­ро­зив­шись, в отли­чие от героя фильма, они сами закры­вают себе глаза руками, дабы не видеть совре­мен­ной жизни, наивно играя с чита­те­лями в «наших бла­го­че­сти­вых предков».

Это было бы забавно, если бы резуль­та­тами таких игр не ста­но­ви­лись сло­ман­ные жизни слиш­ком наив­ных чита­те­лей, при­няв­ших все усло­вия игры. Говорю об этом так жестко, потому что печаль­ных при­ме­ров перед гла­зами немало.

Нет, несо­мненно, писать для пра­во­слав­ных людей нужно и, в част­но­сти, для жен­щин. Но, изла­гая про­стые истины, кото­рые помо­гают чело­веку обре­сти смысл жизни, но про кото­рые он почему-то забы­вает, надо обра­щаться к кон­крет­ному чита­телю, а не к абстракт­ному, при­чем непре­менно с уче­том реа­лий сего­дняш­него дня.

Пол­ная про­ти­во­по­лож­ность око­ло­бо­го­слов­ским изда­ниям — так назы­ва­е­мая «попу­ляр­ная пси­хо­ло­гия», пода­ва­е­мая в кни­гах, где в лег­кой и доступ­ной форме пси­хо­логи (а ино­гда и жур­на­ли­сты, и люди искус­ства) объ­яс­няют жен­щине, почему она такая оди­но­кая, и что ей делать, чтобы непре­менно выйти замуж, и что необ­хо­димо потом делать с ново­при­об­ре­тен­ным мужем.

Во время работы над этой кни­гой у меня ско­пи­лась нема­лая часть серии довольно инте­рес­ных книг для жен­щин под общим назва­нием «Жен­ский клуб». Содер­жа­ние этих и подоб­ных им изда­ний пол­но­стью впи­сы­ва­ется в совре­мен­ные реа­лии, но… пожа­луй, даже черес­чур. Про­чи­тав мно­го­чис­лен­ные во мно­гом полез­ные советы, жен­щина, стре­мясь к дости­же­нию сию­ми­нут­ных целей, увы, так и не най­дет ответа на вопрос, а для чего ей вообще все это нужно? Чтобы быть счаст­ли­вой? А что такое счастье?

В резуль­тате все это жен­ское пси­хо­ло­ги­че­ское вор­ко­ва­ние полу­чает жест­кий при­го­вор муж­чины-кол­леги (пси­хо­лог Сер­гей Сте­па­нов): жен­щина с упо­е­нием зачи­ты­ва­ется «одним из посо­бий, кото­рые для таких, как она, напи­саны корыст­ными стер­вами и повест­вуют о том, как заар­ка­нить дикого чело­ве­че­ского самца, а потом кну­том и пря­ни­ком пре­вра­тить его в послуш­ную домаш­нюю скотинку».

Бед­ная чита­тель­ница, сетует С. Сте­па­нов, даже не отдает себе отчета, что такая лите­ра­тура для нее не менее оскор­би­тельна, потому что про­во­дит обид­ную идею: «В этом и есть твое, дура, един­ствен­ное баб­ское сча­стье! Вцеп­ляйся в него крепче и не выпус­кай!» «Муж­чины над этим чти­вом могут вволю поза­ба­виться, хотя к весе­лью порой при­ме­ши­ва­ется обида: «За кого эти бабы нас дер­жат?!» С этим сложно не согласиться.

Откро­вен­ная про­па­ганда жен­ского эго­изма, «малень­ких жен­ских хит­ро­стей» напо­до­бие актер­ства и лице­ме­рия, весьма харак­терны для боль­шин­ства подоб­ных изданий. 

Редко кто из их авто­ров может повто­рить за пси­хо­ло­гом Гали­ной Бело­зуб: «Я прин­ци­пи­аль­ный про­тив­ник вся­че­ского соблаз­не­ния, завле­ка­ния и дру­гих, как мне дума­ется, постыд­ных манипуляций». 

Но мы, по сло­вам свя­ти­теля Васи­лия Вели­кого, упо­до­бимся муд­рым пче­лам, соби­ра­ю­щим нек­тар с самых раз­ных цве­тов, и извле­чем все необ­хо­ди­мое, нуж­ное и полез­ное из книг даже с под­за­го­лов­ками «Правьте миром!» — часто под такой бра­ва­дой, дол­жен­ству­ю­щей при­влечь мас­со­вого чита­теля, содер­жатся вполне трез­вые мысли.

Свет­ские книги для жен­щин отли­ча­ются в выгод­ную сто­рону от рели­ги­оз­ных, во-пер­вых, тем, что в них не навя­зы­ва­ется жест­ких сте­рео­ти­пов пове­де­ния — чита­тель­нице самой пред­ла­га­ется решать, под­хо­дит ли для нее дан­ный совет.

Во-вто­рых, стиль таких сочи­не­ний очень хорош — легок для вос­при­я­тия, адре­со­ван к кон­крет­ному чита­телю, а не к без­ли­кой массе. В‑третьих, в кни­гах спе­ци­а­ли­стов много фак­ти­че­ского мате­ри­ала, а не только голо­слов­ных утвер­жде­ний, люди, их состав­ля­ю­щие, обычно хорошо знают, о чем пишут.

Стало быть, не будет гре­хом сде­лать некий син­тез, попы­тав­шись, подобно упо­мя­ну­той свя­ти­те­лем Васи­лием Вели­ким пчеле, извлечь полез­ное из обо­его рода книг о жен­ском пред­на­зна­че­нии и о поис­ках жен­ского счастья.

Часть первая. «Суженый мой, ряженый…»

Хочу, чтобы меня любили!

Чело­век еще не создал семью. Ему тяжело. Жен­щине намного тяже­лее, чем муж­чине, так как она наи­бо­лее зави­сима от устой­чи­вых мне­ний и пред­рас­суд­ков. Но жен­щина веру­ю­щая не забы­вает о глав­ном нашем Помощ­нике и Заступ­нике — Гос­поде Иисусе Хри­сте. Есть ли выход? Конечно, есть.

Итак, здрав­ствуйте, доро­гая незна­комка, вы опять загру­стили, глядя из окна на жен­щину с коляс­кой, или слу­шая рас­сказ подруги о том, какой пода­рок пре­под­нес ей муж на 8 марта? У вас есть род­ствен­ники, люби­мые дру­зья, но вы меч­та­ете о том, что назы­ва­ется жен­ским счастьем?

Но отвле­ки­тесь немного от гру­сти, поду­майте, ответьте на стран­ный немного вопрос — дей­стви­тельно ли вы всем серд­цем, всей душой хотите создать семью? Готовы ли вы создать семью? А к воз­мож­ным труд­но­стям и жерт­вам готовы? Может быть, ваша нынеш­няя жизнь не так уж невыносима?

«Нет, — гово­рите вы, — я ничего не хочу так, как создать семью, я готова и труд­но­стям и к печаль­ным неожи­дан­но­стям, но вот уже столько лет…» Тогда прочь уны­ние — эту пагуб­ную страсть, выса­сы­ва­ю­щую из нас радость жизни. Не отча­и­вай­тесь. Были жен­щины, кото­рые отча­и­ва­лись так же, как и вы. Ока­за­лось — напрасно.

«Моей душе покоя нет, весь день я жду кого-то», — уже в кото­рый раз слу­шаем мы попу­ляр­ную песню из люби­мого наро­дом фильма «Слу­жеб­ный роман». В нем, как мы пом­ним, жажда геро­ини любить и быть люби­мой была пол­но­стью удо­вле­тво­рена, к вели­кой радо­сти телезрителей.

И мно­гие оди­но­кие жен­щины и девушки, читая о подоб­ных исто­риях в кни­гах, пере­жи­вая за героев теле­ви­зи­он­ных мело­драм, меч­тают, что и к ним когда-нибудь при­дет насто­я­щая любовь. Но бывает, что подоб­ные ожи­да­ния обо­ра­чи­ва­ются насто­я­щей внут­рен­ней трагедией.

Письмо из газеты-при­ло­же­ния к жур­налу «Фома»:

«Я делаю попытку немую боль вылить на бумагу. На испо­веди об этом нельзя: свя­щен­ник теря­ется от такой «загрузки», он ведь, в общем-то, помочь здесь не может — не его ком­пе­тен­ция, жалость ни к чему.

Вспо­ми­наю дет­ство. Меня тянуло к хри­сти­ан­ству, нра­ви­лось при­хо­дить к сте­нам забро­шен­ного храма, нра­ви­лось про­щать, но все это не было век­то­ром жизни, это был лишь ее духов­ный аспект. Все сво­бод­ное время отда­ва­лось рисо­ва­нию и музыке, а все мечты были о буду­щем сча­стье, о друге жизни…

С 18 лет я в Церкви, ко всем своим бед­ствиям в ее ограде пыта­лась отне­стись сто­и­че­ски — как к испы­та­нию веры. На свет­скую жизнь долго не оста­ва­лось сил. Надо было немного больше любить себя, навер­ное. Я очень-очень ждала, что желан­ное и дол­го­ждан­ное чудо-сча­стье при­ло­жится к моей «духов­ной» жизни. Не слу­чи­лось чуда.

Я оди­нока и уми­раю от этого. Вообще ни один сим­па­тич­ный чело­век на меня ни разу не посмот­рел с нежностью.

Мне почти 30 лет. Я не урод, талант­лива. Да, я не кра­са­вица, с кучей недо­стат­ков и ком­плек­сов. И меня не заме­чают, мне некого любить!

Что же впе­реди, неужели я пожа­лею о том, что не гуляла, не стро­ила глазки, не вер­тела задом — это же будет крах всех надежд, пору­га­ние иде­а­лов, конец всего!

Душа раз­маг­ни­чи­ва­ется, теряет силы, я часто ста­нов­люсь «жерт­вой»: нет сил про­ти­во­сто­ять чьей-то наглости.

Скверно, но мно­гое цер­ков­ное, неко­гда свет­лое, отрав­лено одиночеством.

Авра­аму обе­щали испол­не­ние чая­ний — и то он стра­дал от ожи­да­ния, а мне, конечно же, ничего не обе­щано. Ответ на молитвы — жизнь, кото­рую я бы не выбрала.

Пред­ставьте Ассоль, к кото­рой никто не при­плыл… Полу­ча­ется, оди­но­че­ство хуже греха, его не испра­вишь, не замо­лишь, оно неза­слу­женно и смертельно.

А то, что я не одна такая, так лучше бы одна… Это же и врагу не пожелаешь…

Вопрос один — зачем испы­та­ние выше сил, несбы­точ­ная, дикая жажда любви. Пони­маю, демо­гра­фия, пьян­ство, все понимаю.

Но ни цер­ков­ное твор­че­ство, ни молитвы залить этот огонь не могут, он горит 15 лет, он меня сжег…

И отчего-то стыдно гля­деть людям в глаза, мне стыдно, что меня не любят, и немного стыдно молиться по той же при­чине. В.»

Вот он, пер­вый вари­ант жен­ского оди­но­че­ства — непе­ре­но­си­мого, когда ничем не заме­нишь жажду любви, не пога­сишь сжи­га­ю­щего душу огня. Увы, стра­да­ю­щей девушке так никто и не отве­тил по суще­ству, хотя в газете было опуб­ли­ко­вано три ответа на ее искрен­нее письмо.

А между тем ответ зало­жен в самом этом письме. Его автор, не захо­тев­шая назвать свое имя, похоже, знает, что нужно делать, но не умеет и боится. Клю­че­вая ее фраза: «Надо было больше любить себя». Прошу про­ще­ния у В. за то, что рискну сде­лать неко­то­рые выводы из ее рассказа.

Но даже если я оши­бусь отно­си­тельно автора письма (тем более что рас­смат­ри­ва­е­мое письмо было опуб­ли­ко­вано не вчера, и у его автора все могло в жизни изме­ниться), уве­рена — мои слова ока­жутся спра­вед­ли­выми для дру­гих жен­щин, ока­зав­шихся в подоб­ной ситуации.

В. пишет: «Я не урод, талант­лива», но тут нее как бы пуга­ется хоро­ших слов в соб­ствен­ный адрес и при­зна­ется, что она заком­плек­со­вана, с кучей недо­стат­ков. Трудно рас­суж­дать, не зная чело­века, однако В., похоже, инте­рес­ная лич­ность с бога­той внут­рен­ней жиз­нью и высо­кими духов­ными потреб­но­стями. Беда в том, что она, ско­рее всего, про­сто не умеет общаться с людьми, потому что сама в себе не уве­рена, не думает, что людям может быть с ней интересно.

Ком­плексы, осно­ван­ные на остром непри­я­тии в себе каких-то качеств и черт харак­тера, конечно, никак не соот­но­сятся с хри­сти­ан­ским миро­ощу­ще­нием. Есть очень инте­рес­ные и талант­ли­вые люди, кото­рым именно из-за чув­ства неудо­вле­тво­рен­но­сти собой тяжело идти на кон­такт — в резуль­тате они не могут рас­крыть все луч­шее в себе перед окру­жа­ю­щими и при­влечь их вни­ма­ние. И если для кого-то необ­щи­тель­ность — нор­маль­ное состо­я­ние, и логично выте­ка­ю­щее из этого состо­я­ния оди­но­че­ство не тяго­тит, то для людей, подоб­ных автору при­во­ди­мого здесь письма, оди­но­че­ство — трагедия.

Что же делать? Пове­рить, что недо­статки не могут поме­шать вам гар­мо­нично общаться с окру­жа­ю­щим вас миром. Оставьте грехи для испо­веди! При­мите как долж­ное, что люди могут и должны любить вас такой, какая вы есть. Ведь сам Гос­подь любит вас! 

Когда-то в жур­нале «Пио­нер» в одной дет­ской пове­сти я про­чи­тала такую фразу: «Любовь не похваль­ная гра­мота». Давно забы­лось и назва­ние пове­сти, и боль­шин­ство сюжет­ных линий, но фраза эта вре­за­лась в память навсе­гда и часто помо­гала мне, когда при­хо­дило иску­ше­ние оце­ни­вать себя или дру­гих на пред­мет того, кто достоин любви, а кто нет. 

Ваши недо­статки не поме­шают кому-то полю­бить вас. И полю­бят вас, конечно, не за досто­ин­ства, а про­сто потому что вы — это вы. Но чтобы у чело­века появи­лось хотя бы пер­во­на­чаль­ное жела­ние начать общаться с вами и узнать вас лучше, надо научиться дарить себя людям.

Есть жен­щины, кото­рые, будучи неуве­рен­ными в себе, не могут найти любовь и ухо­дят в выду­ман­ный мир жен­ских рома­нов или теле­се­ри­а­лов. Но ино­гда такой фор­мой ухода может стать, как это ни печально, и рели­ги­оз­ная жизнь.

В. пишет: «Скверно, но мно­гое цер­ков­ное, неко­гда свет­лое, отрав­лено оди­но­че­ством». Цер­ков­ная жизнь уже почти раз­дра­жает девушку. Но почему? Быть может, потому, что самое важ­ное в жизни чело­века — при­об­ще­ние к Пра­во­сла­вию — В. посте­пенно начала исполь­зо­вать как ширму для лич­ных неудач?

«Что же впе­реди, неужели я пожа­лею о том, что не гуляла, не стро­ила глазки, не вер­тела задом — это же будет крах всех надежд, пору­га­ние иде­а­лов, конец всего!» Инте­ресно отме­тить, что в цер­ков­ном созна­нии мно­гих людей рас­смат­ри­ва­ются лишь две край­но­сти — либо в затворе ждать суже­ного, кото­рый упа­дет с неба, либо «вер­теть хвостом».

Но, похоже, автор письма невольно лука­вит, сама того не заме­чая. Она уже жалеет о про­шед­ших годах. И совер­шает по мень­шей мере две ошибки: жалея о том, что некон­тактна и не умеет заин­те­ре­со­вать людей своим внут­рен­ним миром, В. сразу пере­во­дит все свои рас­суж­де­ния на нега­тив, при этом себя оправдывая.

Одна одна, потому что не хотела греха, не хотела «гулять». Но если бы В. (или дру­гая — еще раз прошу про­ще­ния у автора письма, если ошиб­лась на ее счет) ска­зала по-дру­гому: «Неужели я пожа­лею о том, что не умела улы­баться людям, не умела инте­ресно под­дер­жать раз­го­вор, не умела быть все­гда радост­ной, не про­из­во­дила впе­чат­ле­ние силь­ного и бла­го­по­луч­ного чело­века», это бы зву­чало гораздо честнее…

Но зачем жалеть? Это вто­рая, весьма серьез­ная ошибка. Надо учиться во всем искать хоро­шее. Надо пере­смот­реть свое отно­ше­ние к миру. Трид­цать лет — очень хоро­ший воз­раст. Жен­щина никуда не опаз­ды­вает. Будучи цер­ков­ным чело­ве­ком, зани­ма­ясь искус­ством, В. навер­няка обо­га­тила свой духов­ный мир. Надо с бла­го­дар­но­стью к Творцу пере­смот­реть эти годы, уви­деть дары Божий и, поняв, насколько вы ими богаты, начать действовать.

В. пишет: «Все сво­бод­ное время отда­ва­лось рисо­ва­нию и музыке, а все мечты были о буду­щем сча­стье, о друге жизни…» То есть В. жила меч­тами? Если «нам рано жить вос­по­ми­на­ни­ями», то меч­тами нам вообще жить неза­чем. Надо учиться поль­зо­ваться каж­дым днем насы­щенно и полно. Нет, не зна­чит — ешь, душа, пей, весе­лись и ни о чем не думай, но каж­дый день ста­раться про­жи­вать так, чтобы при­не­сти плод Богу.

Какой? Каж­дый знает сам, что ему дано. Не только пение на кли­росе — плод, угод­ный Творцу. Глав­ное — взра­щи­ва­ние души, по сло­вам пра­во­слав­ной поэтессы Нины Кар­та­ше­вой, из малень­кого семечка в сердце, дабы выросло пре­крас­ное дерево, испол­нен­ное пло­дов. А если этот день — наш послед­ний, а мы его в меч­тах о суже­ном про­вели? Зачем же так обед­нять себя? Зачем ждать чуда, когда чуда, соб­ственно, не требуется?

«Не слу­чи­лось чуда…» А почему, соб­ственно, что-то должно при­ла­гаться к нашей жизни про­сто так? Это рав­но­сильно тому, что чело­веку захо­чется, допу­стим, стать акте­ром, но вме­сто того, чтобы попы­таться посту­пить в теат­раль­ный инсти­тут, он будет сидеть дома и ждать, когда к нему нагря­нет дол­го­ждан­ный режиссер.

Я, напри­мер, до сих пор счи­таю чудом Божьим, что мои руко­писи, кото­рые я писала в стол, теперь изда­ются. Я настолько явственно чув­ствую, что меня, как несмыш­ле­ного ребенка, ведет за руку по жизни Некто Незри­мый, что не могу при­пи­сы­вать себе свои успехи. Есть Про­мы­сел Божий. Есть свя­тая Божья воля. Есть помощь свя­тых по молит­вам к ним.

Но ведь если бы я, войдя в цер­ков­ную жизнь, при этом не тро­ну­лась с места, не начала бы общаться с писа­те­лями и изда­те­лями, то они и не узнали бы обо мне, верно? И чуда не слу­чи­лось бы. То же самое я могу посо­ве­то­вать и жен­щи­нам, пере­жи­ва­ю­щим из-за про­блем, опи­сан­ных В. Из затвора (прежде всего — пси­хо­ло­ги­че­ского затвора!) нужно выхо­дить. И как можно скорее.

Не «стро­ить глазки», не «вер­теть задом», но научиться жить в обще­стве — не только цер­ков­ном, но и свет­ском. А как? Тут одним сове­том не ограничишься. 

Для этого книга и напи­сана. Быть может, хоть одному чело­веку она помо­жет — я буду рада. А вообще-то все реко­мен­да­ции при­ме­ри­вайте на себя, думайте. Нет оди­на­ко­вых людей на земле, и то, что помо­жет одному, может ока­заться бес­по­лез­ным для другого.

Брак по расчету?

Как бы ни тяжело было В., но в подоб­ных целях и жела­ниях про­смат­ри­ва­ется, по край­ней мере, какая-то опре­де­лен­ность — девушка хочет любить и быть люби­мой. Она не рас­смат­ри­вает заму­же­ство как цель, кото­рой надо доби­ваться любой ценой. И не думает о браке по расчету.

В этой книге бра­ком по рас­чету мы будем назы­вать любой брак, создан­ный не по сер­деч­ному вле­че­нию, а по холод­ному рас­суж­де­нию, неважно при этом, какие выгоды видит в этом союзе неве­ста — мате­ри­аль­ные или психологические.

Сто­рон­ники пре­сло­ву­того «стер­пится — слю­бится» часто при­во­дят в при­мер наших пред­ков. Дескать, в ста­ро­дав­ние вре­мена во всех стра­нах браки под­го­тав­ли­ва­лись роди­те­лями, а моло­дые ино­гда до венца друг друга и не видели. Хорошо ли это было? Мы отве­тить не можем — в те вре­мени не жили. Кстати, неиз­вестна и «ста­ти­стика» измен в таких бра­ках, ведь пре­лю­бо­де­я­ния все­гда скры­ва­лись тща­тель­ней­шим обра­зом и, понятно, мало доступны для исто­ри­че­ского изучения.

Не сек­рет, что среди выс­ших слоев обще­ства браки в боль­шин­стве слу­чаев были лишь выгод­ными ком­мер­че­скими или иными сдел­ками. Помните кар­тину Пуки­рева «Нерав­ный брак»? Высо­ко­мер­ный высох­ший ста­рик со звез­дой на груди вен­ча­ется с юной цве­ту­щей девуш­кой. Вспо­ми­наю реак­цию про­стой бабушки-убор­щицы, впер­вые уви­дев­шей эту кар­тину — как бабуля охала, про­сто­душно воз­му­ща­лась, как ругала ста­рика: «Ты кого за себя берешь-то? Пра­внучку за себя берешь?» Вам нра­вится такой вот нерав­ный брак? Мне — нисколько.

Правда заклю­ча­ется, однако, и в том, что мы не слиш­ком-то похожи на пред­ков. Помните, как рас­суж­дал князь Мыш­кин в романе Досто­ев­ского «Идиот»? Мол, люди в ста­рину были проще, цель­нее, как бы «об одной идее». А сей­час люди уже куда слож­нее, чем во вре­мена Досто­ев­ского, вме­ща­ю­щие в одну голову сотни идей. И с этим необ­хо­димо считаться.

Энное коли­че­ство веков назад ребе­нок с ран­них лет полу­чал, как бы мы ска­зали сей­час, совер­шенно иные пси­хо­ло­ги­че­ские уста­новки и к выбору спут­ника жизни отно­сился несколько иначе, чем мы. В наши дни поме­нялся не только чело­век как тако­вой — совер­шенно поме­ня­лась система вза­и­мо­от­но­ше­ний в обще­стве. Не счи­таться с этим — зна­чит стал­ки­вать чело­века в про­пасть, про­ле­га­ю­щую между пат­ри­ар­халь­ным про­шлым и сего­дняш­ним днем. То есть совер­шать наси­лие над ближ­ним или над соб­ствен­ной душой.

Конечно, все­гда имели место слу­чаи, когда люди, не видев­шие друг друга до венца, были вполне счаст­ливы в браке. Этому могло быть две при­чины. Пер­вое — двое чужих дотоле людей ока­зы­ва­лись во всех отно­ше­ниях сов­ме­сти­мыми и могли есте­ствен­ным обра­зом полю­бить друг друга. Вто­рое — они могли стать подвиж­ни­ками в браке, пол­но­стью посвя­тив свою семью Богу. Кто сей­час дерз­нет назвать себя подвиж­ни­ком? Кто возь­мет на себя крест не по силам? Про­стите, сде­лает это только неразумный.

Впро­чем, и сей­час слу­ча­ется, что кто-то из супру­гов (или оба) всту­пают в брак по насто­я­нию роди­те­лей. Печаль­ные послед­ствия могут быть самыми раз­но­об­раз­ными и даже весьма неожи­дан­ными. Вы не пове­рите, но ино­гда резуль­та­том ста­но­вится то, что жен­щина начи­нает… нена­ви­деть ребенка, рож­ден­ного в этом браке. Это не фан­та­зии, это горь­кая правда. Но сей­час мы пове­дем речь не о роди­тель­ском про­из­воле, а о том, что жен­щина, боя­ща­яся оди­но­че­ства, может по соб­ствен­ной воле уго­дить в ловушку: «Хоть за кого, но лишь бы замуж!»

«Бла­го­сло­вите, батюшка!

Вы дей­стви­тельно оди­ноки Хри­ста ради, потому что выбрали оди­но­че­ство доб­ро­вольно и созна­тельно. Потому и Гос­подь вам помо­гает и под­дер­жи­вает. Слава Богу, что у вас такая вера!

Я же сво­ими попыт­ками бег­ства от оди­но­че­ства, может быть, только нару­шаю волю Бо-жию о себе и иду «про­тив рожна». Конечно, я именно «Хри­ста ради» не согла­шусь на брак с неве­ру­ю­щим чело­ве­ком. Но все-таки брак не цель жизни, а сред­ство для более удоб­ного дости­же­ния спа­се­ния, а у меня, боюсь, это сред­ство неза­метно ста­но­вится целью.

Я пони­маю, что мой страх от мало­ве­рия и неуме­ния пол­но­стью пре­дать себя в волю Божию. Но что делать? Я ста­ра­юсь, молюсь о вра­зум­ле­нии, но пока такой веры не имею. Потому так тяжело.

А об уны­нии вы тоже по теме гово­рите. Потому что уны­ние — частый спут­ник оди­но­че­ства (а для меня — пря­мое след­ствие). Не знаю, в какой мере я его испы­ты­вала, но мне было доста­точно и моей меры. Это лютая болезнь как души, так и тела, пора­же­ние воли, когда до отча­я­ния и ропота оста­ется пол­шага, когда нельзя себе поз­во­лять при­ни­мать ника­кое реше­ние, даже ника­кую мысль, потому что любая мысль и реше­ние будут оши­боч­ными, но на это не хва­тает сил, потому что не можешь управ­лять рас­суд­ком и поэтому кажется, что схо­дишь с ума; когда нет ника­ких сил молиться или бороться с этим состо­я­нием, когда вынуж­дена про­сто вну­шать себе: «Бог тебя любит, Бог не оста­вит», а даже в это вну­ше­ние верится с тру­дом. Кажется, что нахо­дишься в аду. Но у меня есть рядом близ­кий чело­век — мой духов­ник. Я могу позво­нить и ска­зать ему только: «Мне очень плохо, помо­ли­тесь за меня!», и его молит­вами все проходит.

Я бла­го­дарна Богу, что у меня есть такой чело­век, кото­рый любит меня, и я его люблю. Но если бы у меня был муж, близ­кий мне по духу, то это состо­я­ние было бы крайне редко».

Это отры­вок из дли­тель­ной беседы, раз­вер­нув­шейся в интер­нете на пра­во­слав­ном форуме, кото­рый раньше носил назва­ние «Чело­век и его вера» (сей­час это форум имени апо­стола Андрея Пер­во­зван­ного, www.cirota.ru). При­вожу здесь самые инте­рес­ные ответы, часть из кото­рых была также опуб­ли­ко­вана в жен­ской пра­во­слав­ной газете «Как жить».

«Ува­жа­е­мые форум­чане! — обра­ти­лась к участ­ни­кам форума девушка по имени Свет­лана Л. — Что вы дума­ете о воз­мож­но­сти вступ­ле­ния в брак (и вен­ча­нии) не по любви? Допу­стимо ли и при каких усло­виях (бла­го­сло­ве­ние старца или доста­точно духов­ника, силь­ное жела­ние создать семью и т.д.)? Известны ли мне­ния на этот счет свя­тых отцов или авто­ри­тет­ных пастырей?

Хоте­лось бы полу­чить совета и в кон­крет­ной моей ситу­а­ции. Я два месяца встре­ча­юсь с пар­нем, к кото­рому у меня нет сер­деч­ной при­вя­зан­но­сти. Он мне сим­па­ти­чен по своим каче­ствам, как чело­век, но сердце как-то не лежит к нему. Един­ствен­ное, что меня огор­чает, — его мало­цер­ков­ность (для меня это очень важно). Хотя сей­час он начал ста­раться: ходит на службы, начал пост соблю­дать. Еще один «недо­ста­ток» — его наци­о­наль­ность. Его отно­ше­ние ко мне безупречно.

Как мне быть? Разо­рвать отно­ше­ния — страшно опять остаться одной, вдруг он мне потом понра­вится? Про­дол­жать встре­чаться — до каких пор? Не хочется делать чело­века несчастным…

Шесть лет назад в такой же ситу­а­ции я пред­по­чла отка­заться от встреч. Сей­час немного жалею».

Это интер­нет-обра­ще­ние вызвало мно­же­ство, в общем-то, схо­жих откли­ков, в том числе, и от свя­щен­ни­ков. Очень важно, что люди, отве­чав­шие Свет­лане, опи­ра­лись на соб­ствен­ный жиз­нен­ный опыт, и довольно инте­ресно, что про­блему Свет­ланы близко к сердцу при­няли мно­гие мужчины.

«Здрав­ствуйте, Света. Вы затро­нули очень инте­рес­ный и одно­вре­менно очень серьез­ный вопрос.

Я сам женился в 31 год — воз­можно, несколько позд­но­вато, но все же я честно ждал свою поло­винку. Может, я иде­а­ли­зи­рую ситу­а­цию, но я верю, что для каж­дого чело­века есть в мире именно его поло­винка, только как понять что это именно она, как не пройти мимо — вот вопрос. Дело еще и в том, что часто люди, всту­па­ю­щие в брак, за любовь пони­мают влюб­лен­ность, а это, на мой взгляд, совсем раз­ные вещи. 

Именно о влюб­лен­но­сти чаще всего пишут романы, поэмы и сти­хо­тво­ре­ния. Это чув­ство, к сожа­ле­нию, часто быстро про­хо­дит. А любовь, кото­рая соеди­няет людей в браке и сопут­ствует счаст­ли­вым семей­ным парам всю жизнь, должна быть забот­ливо и кро­пот­ливо выра­щена. И та пер­во­на­чаль­ная влюб­лен­ность часто ста­но­вится тем самым зер­ныш­ком, из кото­рого и выра­щи­ва­ется боль­шое и пре­крас­ное чув­ство. Поэтому, с одной сто­роны, может, не стоит сильно пере­жи­вать, что нет этой самой влюб­лен­но­сти, дела­ю­щей людей слегка похо­жих на шизофреников.

С дру­гой сто­роны, веру­ю­щему чело­веку, конечно, надо стре­миться жить по воле Божи-ей, тем более, когда речь захо­дит о таком серьез­ном вопросе. Как гово­рила моя пра­ба­бушка моей маме: «Эх, вну­ченька, выйти замуж не напасть — как бы заму­жем не пропасть». 

Мой духов­ник нака­нуне женитьбы посо­ве­то­вал мне читать ака­фист Покрову Божией Матери и про­сить Царицу Небес­ную о вра­зум­ле­нии. Вообще перед моей женить­бой было столько иску­ше­ний, что в резуль­тате пре­одо­ле­ния и пере­жи­ва­ния их у меня не оста­лось ника­ких сомне­ний в том, что именно эта девушка должна стать моей женой. 

Искренне желаю и вам вымо­лить такое же пони­ма­ние. Попро­буйте пого­во­рить с духов­ни­ком, а глав­ное, про­сите у Бога под­держки и вра­зум­ле­ния, и вот уви­дите, Он вам ука­жет, как быть. Мак­сим Окулов».

«Ува­жа­е­мая Светлана!

Я хочу посо­ве­то­вать вам не спе­шить с при­ня­тием какого-либо реше­ния (тем более никто от вас этого не тре­бует). На самом деле если нет того зерна (влюб­лен­но­сти), из кото­рого часто (или неча­сто) вырас­тает любовь, то очень трудно закры­вать глаза на мно­гие недо­статки дру­гого чело­века, а это необ­хо­димо в семей­ной жизни. 

И мно­гие пары сей­час, когда женятся, не испы­ты­вая хоть малей­шего чув­ства влюб­лен­но­сти, иску­шают Гос­пода, черес­чур упо­вая на свои скуд­ные силы. Люди, по одному мет­кому срав­не­нию, похожи на дикоб­ра­зов, кото­рые, пыта­ясь обнять друг друга, только больше и больше колются. 

И когда одна моя зна­ко­мая моло­дая девушка, еще нисколько не постра­дав в жизни, не ощу­тив в себе сил тер­петь (увы, это неиз­бежно, если нет влюб­лен­но­сти…) дру­гого чело­века, зара­нее сми­рив­шись со мно­гим, что может про­изойти, меч­тала об обще­из­вест­ном «стер­пится-слю­бится», не «желая сде­лать чело­века несчаст­ным», — я в свое время ей посо­ве­то­вал не торо­питься. Того же желаю и Вам. Игорь Комков».

«Света! У вас, как я понял, нет любви, влюб­лен­но­сти, а есть лишь сим­па­тия и страх перед оди­но­че­ством в буду­щем. Мне при­хо­ди­лось встре­чать в жизни слу­чаи, когда оди­но­че­ство есть и в семье, где отсут­ствует любовь или хотя бы уважение. 

А это, может быть, еще страш­нее. У вас не та ситу­а­ция, когда люди друг без друга не могут жить, как не могут не дышать. Поэтому воз­ни­кают раз­ные вопросы, ответы на кото­рые могут повли­ять на пра­виль­ное решение.

Напри­мер, если он мало­цер­ко­вен, то он неве­ру­ю­щий или адепт дру­гой рели­гии или кон­фес­сии? Если он дру­гой наци­о­наль­но­сти, то давно ли он живет в Рос­сии, в Москве, насколько погру­жен в род­ную вам куль­туру? Не в про­писке ли только дело? Согласны ли Вы, чтобы Ваши дети росли в семье, где роди­тели, воз­можно, так и не достиг­нут вза­им­ной любви? 

Да и дру­гие вопросы воз­ни­кают. Нужно в этом попро­бо­вать разо­браться: стоит ли рис­ко­вать и насколько вы готовы при­нять ситу­а­цию воз­мож­ного недо­сти­же­ния жела­е­мого резуль­тата? Отве­тить на раз­ные подоб­ные вопросы так или иначе нужно самой себе или с помо­щью дру­гих, но все равно самой себе.

Пра­виль­нее, мне кажется, все-таки при­ни­мать чело­века таким, какой он есть или не при­ни­мать вовсе, а не наде­яться на то, что вы смо­жете его испра­вить в том, что для вас непри­ем­лемо. Вам хоте­лось бы, чтобы вашу суть кто-то ломал? Пытаться исправ­лять чело­века в меру нужно, но не пере­ста­вая при этом пом­нить, что в луч­шем слу­чае вы все­гда посред­ник, глав­ное же — все в воле Божией и самого того человека.

Мне от души хочется вам ска­зать: посту­пайте так, чтобы не жалеть об этом в буду­щем. Пред­ставьте и ощу­тите, как можете, буду­щее, и, слу­шая свое сердце, спро­сите честно себя: «Буду ли я потом об этом жалеть?» Ведь и жизнь должна быть, по воз­мож­но­сти, про­жита так, чтобы не жалеть о ней при пере­ходе в мир иной. Игорь Истоков».

У меня, доро­гие чита­тель­ницы, порой созда­ется впе­чат­ле­ние, что к «стер­пится-слю­бится» (с жен­ской сто­роны) муж­чины отно­сятся нетер­пи­мее, чем сами жен­щины. Неко­то­рые жен­щины так меч­тают об уют­ном доме, о детях, о тихой семей­ной жизни, что готовы вру­чить свою жизнь любому чело­веку, жела­ю­щему всту­пить в брак. У муж­чин — иначе.

Они в боль­шин­стве своем хотят, чтобы жена любила. Не тер­пела, не выму­чи­вала любовь, а именно любила. Но вот думают ли об этом потен­ци­аль­ные неве­сты, кото­рые хотят решить про­блемы сво­его оди­но­че­ства за счет дру­гих? Да-да, милые девушки и жен­щины, не оби­жай­тесь. Я вас пре­красно пони­маю и сочув­ствую вам.

Но коли вы решили «уж замуж нев­тер­пеж!», то вряд ли заду­мы­ва­е­тесь — а такой ли я пода­рок, чтобы мой муж, если все-таки не «стер­пится» и не «слю­бится», мучился всю жизнь с моим нетер­пе­нием и моей нелю­бо­вью? А дети? А род­ные, ваши и мужа, кото­рые пове­рили вашим заве­ре­нием, что все у вас будет хорошо? Свет­лана Л. все-таки поду­мала и о дру­гом чело­веке — не сде­лает ли она его несчаст­ным? Но на все уго­воры не торо­питься с заму­же­ством пона­чалу отве­чала так:

«Спа­сибо, что ото­зва­лись… Я сама не знаю, как посту­пить. Сей­час мне кажется, что мне нетрудно будет нести крест несчаст­ли­вого супру­же­ства (если любовь так и не при­дет), потому что сей­час меня силь­нее пугает оди­но­че­ство. А кто знает, как будет на самом деле? И сде­лаю несчаст­ной и себя, и дру­гого человека.

Если бы духов­ник мне отве­тил одно­значно, я бы и не стала писать на форум. Он предо­ста­вил мне самой решать, про­дол­жать ли ходить на сви­да­ния. А вот отно­си­тельно сва­дьбы он мне дал совет: без любви не согла­шаться. Я думаю, мой батюшка счи­тает, что в этом слу­чае я буду несчастна, а я так не счи­таю. И потом он не пони­мает, что если я оста­нусь одна, то это для меня тоже несча­стье. Света».

Заме­тили? «Мне» нетрудно будет нести крест несчаст­ли­вого супру­же­ства… А мужу? «Меня» пугает оди­но­че­ство… А то, что дру­гого чело­века вы вверг­нете в оди­но­че­ство, вас не вол­нует? В самое страш­ное — оди­но­че­ство вдвоем? Неда­ром свя­щен­ники быстро и горячо ото­зва­лись на это сооб­ще­ние Светланы.

«Све­точка! Вы только вслу­шай­тесь в эти страш­ные слова — «несчаст­ли­вое супру­же­ство»… И вообще, когда вам кажется, что какой-то крест вам нетрудно поне­сти, очень крепко поду­майте, прежде чем его на себя брать (если он уже не ока­зался на ваших пле­чах). Решать вам — это ваша жизнь (не как соб­ствен­ность, но как дар Божий). У каж­дого может все сло­житься совер­шенно осо­бым обра­зом, но… 

Оди­но­че­ство ужасно, и все же его про­из­вольно пре­рвать можно, а брак — нет. А потом… Вдруг вы встре­тите того, кого полю­бите? Вдруг обсто­я­тель­ства так сло­жатся, что вам невоз­можно будет в силу обсто­я­тельств не видеть этого чело­века? Вдруг и у него воз­ник­нет к вам чув­ство? Врагу злей­шему не поже­ла­ете… И у меня, по правде ска­зать, не сло­жи­лось чув­ство, что вы себя хорошо знаете.

А ведь вам крупно повезло с духов­ни­ком. И не думайте, пожа­луй­ста, что он не пони­мает, как вам плохо. Про­сто знает, что оди­но­че­ство в семье страш­нее оди­но­че­ства в уеди­не­нии. Потому что в семье под­со­зна­тельно и непро­из­вольно настра­и­ва­ешься на отдачу, на бли­зость. Даже если сам не соби­ра­ешься согреть и «под­ста­вить плечо». 

И когда это непро­из­воль­ное ожи­да­ние упи­ра­ется в отсут­ствие какой-то необъ­яс­ни­мой, но чрез­вы­чайно важ­ной связи, пустота ощу­ща­ется невы­ра­зи­мая. А интим­ная бли­зость с нелю­би­мым чело­ве­ком как выпол­не­ние некой «повин­но­сти»?.. Выдер­жит ли ваша пси­хика это? Выдер­жит ли ваша пра­во­слав­ная совесть? Пред­по­ла­гаю, что об этом и бес­по­ко­ится ваш духов­ник, пови­дав­ший за свою пас­тыр­скую жизнь мно­же­ство несчаст­ных бра­ков. Свя­щен­ник Игорь Прекуп».

«Доро­гая Светлана!

Отвечу вам сло­вами посло­виц рус­ского народа: «Жениться — не лапоть надеть», «Кто хочет жениться, тому ночь не спится», «Поп руки свя­жет и голову свя­жет, а сердца не свя­жет!», «Не мил свет, когда милого нет», «Любить тяжело; не любить тяже­лее того», «От того терплю, кого больше люблю», «Неволь­ная женитьба не веселье».

Мое мне­ние, воз­можно, оши­боч­ное, так как я цели­бат (т.е. я не жил семей­ной жиз­нью) — по любви. Свя­щен­ник Борис Мерлин».

Что делает с жен­щи­нами страх оди­но­че­ства! А ведь чаще всего он вну­шен­ный, наду­ман­ный. Не говорю неис­крен­ний — нет, вполне реаль­ный, страш­ный, тер­за­ю­щий душу страх. Но этот страх — след­ствие неуме­ния обра­щаться со своей жиз­нью. И — как я уже гово­рила выше — страх эго­и­сти­че­ский. Свет­лана по край­ней мере встре­ча­лась с кан­ди­да­том в женихи, при­смат­ри­ва­лась к нему, поде­ли­лась сомне­ни­ями с духов­ни­ком и бра­тьями-сест­рами во Хри­сте. А у дру­гих жен­щин уже и сомне­ний нет. Замуж! Ско­рее! За пер­вого встречного!

«Спешу вас предо­сте­речь от боязни оди­но­че­ства, вза­мен поспеш­ного заму­же­ства. Выйдя за чело­века не по сер­деч­ному веле­нию, вы не только себя сде­ла­ете несчаст­ной, но и (!) ваших ближ­них: все, кто вас знает, будут затро­нуты так или иначе.

На моих гла­зах (не в Москве) пра­во­слав­ная хри­сти­анка вышла замуж за моего друга, поспе­шив (в нема­лой сте­пени из-за упре­ков и боязни остаться оди­но­кой) и, разой­дясь с мужем спу­стя три года, после рож­де­ния ребенка, раз­ру­шила мир­ную жизнь не только свою и мужа, но и своих род­ных, кото­рые вынуж­дены ее содер­жать, в то время как им пора на пен­сию. Евге­ний Семенов».

К этим сло­вам нечего доба­вить. К сожа­ле­нию, подоб­ное повто­ря­ется не раз и не два. Повто­ря­ются ошибки. Ошибки, в основе кото­рых лежат черты, кото­рые вообще у совре­мен­ных людей про­яв­ля­ются нередко: инфан­тиль­ность, неуме­ние понять себя, защи­тить себя от стра­хов, уяз­ви­мость перед упре­ками и пере­су­дами (не чело­ве­ко­уго­дие ли это?), в неко­то­ром роде безответственность.

При­веду еще один ответ Свет­лане. И снова от мужчины.

«Моя буду­щая жена любила меня почти с того момента, как уви­дела, я же полю­бил ее лишь спу­стя год, после того как мы стали встре­чаться. И то это про­изо­шло уже в тот момент, когда мы решили рас­статься. Так что не торопитесь. 

Я пони­маю — воз­раст, жела­ние иметь детей и все такое. Но не при­ду­мы­вайте себе побоч­ных моти­вов, в том числе рели­ги­оз­ных, чтобы всту­пить в брак без любви и стать несчаст­ной. Тем более кав­казцы — люди горя­чие и искрен­ние, он вам не про­стит лжи. Повре­ме­ните, может быть, вы полю­бите, и не замо­ра­чи­вай­тесь осо­бенно с рели­ги­оз­ным вли­я­нием на него — в дан­ной ситу­а­ции это само­об­ман. Глав­ное любовь. Сер­гей Федоров».

«Оди­но­че­ство — это ведь не только когда с тобою рядом кого-то нет. Это может быть и состо­я­нием души. Мар­кес, напри­мер, гово­рил, что чело­век совер­шенно оди­нок и что оди­но­че­ство — суще­ствен­ная часть чело­ве­че­ской натуры.

Оди­но­ким можно чув­ство­вать себя и в кругу близ­ких дру­зей, и в кругу любя­щей тебя семьи. Мне кажется, все зави­сит от соб­ствен­ной «настро­ен­но­сти» на оди­но­че­ство, от спо­соб­но­сти или неспо­соб­но­сти быть «откры­тым» «закры­тым» для дру­гих, от сте­пени дове­рия и доверительности.

И вос­при­ни­мать оди­но­че­ство можно по-раз­ному. Один свя­щен­ник писал: «Я при­вык к оди­но­че­ству. Я на него обре­чен…» Но, тем не менее, не вос­при­ни­мал это как тра­ге­дию, т.к. все­гда был не один, а с Богом. Все это очень индивидуально.

О влюб­лен­но­сти я речь вообще не вела, это чув­ство пре­хо­дя­щее, на мой взгляд, и далеко не у каж­дого оно пере­те­кает в любовь.

«Носить тяготы друг друга» важно в любом браке (хри­сти­ан­ском или нет). И в любом браке это невоз­можно без любви. У нас с мужем брак невен­чан­ный (зна­чит, нехри­сти­ан­ский?), т.к. он абсо­лютно неве­ру­ю­щий чело­век. Но тягот за 32 года оба «натя­га­лись» — мало не пока­жется. Так же было и у моих роди­те­лей: мама — веру­ю­щая, папа — нет, а 53 года эти самые тяготы носили (вклю­чая войну). Потому что любили друг друга. 

Кстати, мама почти перед смер­тью мне рас­ска­зы­вала, что она выхо­дила замуж, не испы­ты­вая осо­бой любви к папе, он ей про­сто нра­вился. И лишь после рож­де­ния пер­венца и ско­рой его смерти полю­била мужа, т.к. ее сердце про­сто не могло не отве­тить на ту любовь, заботу и пони­ма­ние, кото­рые она ощу­щала и видела от него после этой утраты.

Но это было дру­гое время, а сле­до­ва­тельно, и вос­пи­та­ние, дру­гие люди, а зна­чит, и дру­гие чув­ства, похо­жие на нынеш­ние, но в то же время отлич­ные от них. Ведь ста­рики неда­ром сетуют: «вот, в наше время…» или «мы были не такие…». Так оно и есть: и время, и они сами были дру­гими. А поэтому рас­про­стра­нять их опыт — дело небла­го­дар­ное, лучше все же выхо­дить замуж по любви, если есть цель создать семью, родить и вос­пи­тать детей. А по сим­па­тии и ува­же­нию — это на закате жизни соеди­нить «два оди­но­че­ства», чтобы не скучно было и было кому пре­сло­ву­тый ста­кан воды подать. Свет­лана М».

Каким же ока­зался итог этой важ­ной и инте­рес­ной беседы в интер­нете? Свет­лана Л. при­шла к опре­де­лен­ному решению:

«Духов­ник предо­ста­вил мне самой решать, как посту­пать в дан­ной ситу­а­ции, но при­нять реше­ние мне мешало мно­же­ство про­ти­во­ре­чи­вых чувств, в кото­рых я никак не могла разо­браться. Отно­си­тельно допу­сти­мо­сти брака без любви у нас с духов­ни­ком были совер­шенно раз­ные мне­ния, и потому мне хоте­лось узнать взгляд на этот вопрос дру­гих людей. И что же? В этом вопросе — почти пол­ное единодушие.

Я согла­ша­юсь, что была не права, и это бла­го­даря всем, кто откликнулся.

Так что тема открыта не зря.

Спаси всех вас, Господи! 

С ува­же­нием, Светлана».

А мы про­дол­жим раз­го­вор о браке без любви. И посмот­рим, что пишут о бра­ках по рас­чету (любому!) пси­хо­логи, порой так спра­вед­ливо, а порой очень даже напрасно руга­е­мые пра­во­слав­ными чита­те­лями. Ведь через каби­неты пси­хо­ло­гов про­хо­дят тысячи людей с похо­жими про­бле­мами. Вы ска­жете, что у веру­ю­щих людей дру­гая жизнь и врачи — душ и телес — дру­гие. А я воз­ражу, что не заме­чаю осо­бой раз­ницы между обра­зом жизни неве­ру­ю­щих и боль­шин­ства веру­ю­щих людей. Те же самые ошибки, те же самые (если не боль­шие!) проблемы.

Почему так про­ис­хо­дит — тема не для этой книги. Но раз уж так про­ис­хо­дит (чего, конечно, быть бы не должно), то обра­тимся к сове­там спе­ци­а­ли­стов. А пси­хо­логи согласны со свя­щен­ни­ками в том, что прежде чем создать семью, «семь раз отмерь — один раз отрежь». И пишут о так назы­ва­е­мых «фасад­ных» бра­ках. Что это такое?

«Девушка выхо­дит замуж не потому, что хочет выйти замуж и создать семью, — утвер­ждает Галина Бело­зуб в книге «Брак от рас­света до заката», — а потому, что она не хочет быть не заму­жем. В этом слу­чае, ее уси­лия направ­лены не на сози­да­ние, не на дости­же­ние, а на избе­жа­ние. Дея­тель­но­стью чело­века могут руко­во­дить два мотива: мотив дости­же­ния и мотив избе­га­ния. Девочка может хорошо учиться в школе, потому что ей это нра­вится и она хочет полу­чить поощ­ре­ние, а может и потому, что боится нака­за­ния. Так же и в замужестве.

Неод­но­кратно на кон­суль­та­циях я слышу от моло­дых при­вле­ка­тель­ных бары­шень: «Я не могу точно ска­зать, люблю я сво­его буду­щего мужа или нет. Хочу ли я с ним создать семью? Но я точно знаю, что я боюсь остаться одна». Выходя замуж, такие барышни не стре­мятся к сча­стью, а лишь ста­ра­ются избе­жать дискомфорта.

Быть не заму­жем — это стыдно, это не одоб­ря­ется обще­ствен­ным мне­нием. И чтобы избе­жать этого неодоб­ре­ния, девушка выхо­дит замуж. Как вы пони­ма­ете, рабо­тает мотив избе­га­ния неудач. То есть, нет наце­лен­но­сти на созда­ние семьи. И замуж­няя жен­щина зани­ма­ется оформ­ле­нием «фасада».

Ее бес­по­коит не то, как они с мужем живут, а то, как выгля­дит их пара. Супруги не стре­мятся к сози­да­нию бли­зо­сти и дове­рия. Не обу­стра­и­вают свой дом изнутри, я имею в виду не инте­рьер, а душев­ную жизнь. Им глав­ное казаться, а не быть».

«Если вы одна, то испы­ты­ва­ете чув­ство оди­но­че­ства, и это дей­стви­тельно очень тягост­ное чув­ство. Но если, пыта­ясь спа­стись от оди­но­че­ства, вы поспе­шите выйти замуж за чело­века, кото­рый вам не под­хо­дит, то вам не ста­нет легче. Чаще бывает наобо­рот, про­яв­ля­ются про­блемы, по срав­не­нию с кото­рыми преж­нее состо­я­ние, когда вы были сво­бодны, кажется вам раем зем­ным. Самое печаль­ное, что в неудач­ном браке от чув­ства оди­но­че­ства вы не избавитесь.

Когда вы одна, по край­ней мере, есть надежда, что рано или поздно вы встре­тите чело­века по душе. А когда вы заму­жем за чело­ве­ком, кото­рый вам не под­хо­дит, шансы встре­тить дру­гого зна­чи­тельно умень­ша­ются. А даже если и встре­тите, то у вас не будет воз­мож­но­сти узнать его получше и понять, что он именно тот, кто вам нужен…

Оди­но­кой и несчаст­ной может быть и кра­са­вица, и замуж­няя жен­щина. Супру­же­ские узы не явля­ются лекар­ством от оди­но­че­ства. Лучше уж быть одной, чем мучиться с мужем, кото­рый вас не любит, не счи­та­ется с вами, не пони­мает вас и пони­мать не соби­ра­ется» (Диля Ени­ке­ева, «Оди­но­кая жен­щина ищет»).

Не правда ли, выводы пси­хо­ло­гов довольно точно сов­па­дают с тем, что сове­то­вали Свет­лане Л. свя­щен­ники и участ­ники пра­во­слав­ного форума? Об этом же писала и жур­на­листка Мария Изо­това в весьма любо­пыт­ной книге «Пра­вила пове­де­ния в брач­ный сезон»: «Жить с чело­ве­ком, кото­рый вам чужд по своей сути, — все равно что жить в тюрьме, только про­блем и забот при этом воз­ни­кает гораздо больше; жить с посто­рон­ним тебе чело­ве­ком — зна­чит чув­ство­вать себя еще более оди­но­кой, чем по-житей­ски буд­нич­ном оди­но­че­стве; жалость — пло­хая замена любви; любовь и стра­да­ние вовсе не явля­ются синонимами…»

Люди разу­чи­ва­ются любить. Горько, если они даже и не пыта­ются при­сту­пить к этой слож­ной и бла­го­дат­ной науке. Еще хуже, когда веру­ю­щие пыта­ются идти в жизни по пути наи­мень­шего сопро­тив­ле­ния и оправ­ды­вают лень своей души рели­ги­оз­ными моти­вами. А ведь про­блема эта — «замуж за пер­вого встреч­ного», — к сожа­ле­нию, очень актуальна.

Как вы дума­ете, почему так уча­сти­лись раз­воды даже в среде пра­во­слав­ных? Конечно же, из-за необ­ду­ман­но­сти такого важ­ного шага, как женитьба/замужество. Моло­дые (а порой и не очень моло­дые) люди легко впа­дают в две край­но­сти: при­ни­мают пре­хо­дя­щую страсть за веч­ную любовь или…

«Моей млад­шей дочке 31 год. Она у нас доб­рая, хозяй­ствен­ная, сим­па­тич­ная, зара­ба­ты­вает хорошо, да вот неза­дача — заси­де­лась в дев­ках. А недавно нашелся жених. Вроде при­лич­ный моло­дой чело­век, в храм ходит (там и зна­ко­ми­лись), на год старше, женат не был. 

Но дочка его не любит. Замуж за него согласна идти только потому, что боится больше никого не встре­тить, «остаться веко­вуш­кой». И мне жених не нра­вится, кажется непри­ят­ным, эго­и­стич­ным, себя­лю­би­вым. Я дочке сове­тую все же поду­мать, а она — ни в какую. Сва­дьба, и точка. А стер­пится-слю­бится потом.

Все-таки в наше время жени­лись по любви. Мне дочку жалко: я же вижу, что она и в щечку-то поце­ло­вать его не может без отвра­ще­ния. Может ли из такого брака выйти что-то пут­ное? Нина Ивановна».

Это сооб­ще­ние опять же с форума «Чело­век и его вера». А ведь не зря бес­по­ко­ится за дочку Нина Ива­новна! И участ­ники форума это отметили.

«Уче­ные утвер­ждают, что если отвра­ще­ние идет на физи­че­ском уровне (я не думаю, что этот жених про­сто на физио­но­мию урод­лив), это несов­ме­сти­мость био­хи­ми­че­ская, и это один из объ­ек­тив­ных зна­ков, что сии два чело­века несов­ме­стимы есть. Ибо даже эмо­ции наши сплошь био­хи­ми­че­ские реак­ции. А между про­чим, ей от этого отвра­ти­тель­ного чело­века детей иметь и жен­щи­ной ста­но­виться… Нет, думаю это совсем не то, что нужно…

Вто­рое скажу: я до 27 лет была уве­рена, что оста­нусь ста­рой девой, хотя у меня и был воз­ды­ха­тель. Но этого чело­века я также не могла в щеку поце­ло­вать без отвра­ще­ния, хотя он тоже был хри­сти­а­ни­ном и к тому же очень много для меня как брат во Хри­сте сде­лал… Он пред­ла­гал мне выйти за него замуж три­жды, но я не согласилась. 

И вот резуль­тат: в 27 лет я встре­тила совсем дру­гого чело­века (акку­рат после того, как отка­за­лась от мысли быть заму­жем вообще). И теперь я жена и нара­до­ваться не могу своим мужем! Хотя у нас и не все так уж гладко, ибо мы оба фана­тичны и упрямы, а при­над­ле­жим раз­ным конфессиям. 

Но даже рели­ги­оз­ные вопросы (весьма болез­нен­ные) Гос­подь дает нам решать без потерь доб­рых отно­ше­ний друг с дру­гом, Слава Гос­поду! Хотя всем известно, что рели­ги­оз­ные про­блемы самое надеж­ное сред­ство раз­ру­шить брак. Но сей мило­стью Гос­под­ней, что мне этого чело­века пода­рила, я, не кривя душой, могу назвать себя счастливой.

Тре­тье: если у Гос­пода есть план сде­лать вашу дочь супру­гой и женой, у Него есть для нее и жених! Но этот кан­ди­дат что-то не очень на тако­вого похож. Ибо, читая Еван­ге­лие, воз­ни­кает впе­чат­ле­ние, что 

Гос­подь не в при­мер мило­сер­ден и очень заин­те­ре­со­ван в том, чтобы у нее и у ее детей была бла­го­по­луч­ная, любя­щая, кра­си­вая семья, ведь будучи хри­сти­ан­кой, она и ее семья должны быть пись­мом о муд­ро­сти, кра­соте и любви Божией в этом мире (2 Кор. 3, 3)

«Вы пока­зы­ва­ете собою, что вы — письмо Хри­стово, через слу­же­ние наше напи­сан­ное не чер­ни­лами, но Духом Бога Живаго, не на скри­жа­лях камен­ных, но на пло­тя­ных скри­жа­лях сердца». Итак, ваша дочь (при­чем с мужем) должна быть Божьим при­ме­ром заме­ча­тель­ной во всех отно­ше­ниях насто­я­щей любя­щей и друж­ной семьи. Таков план Гос­по­день о вашей дочери, ЕСЛИ Он пла­ни­рует сде­лать ее женой (и матерью).

Чет­вер­тое: если у Гос­пода нет плана сде­лать ее женой, то ни вам, ни ей этого бояться не стоит. Ибо на соб­ствен­ном опыте скажу, с тех пор как я стала женой, слу­жить и душой и телом Гос­поду здесь, на Земле, мне стало гораздо слож­нее, и воз­мож­но­стей тако­вых теперь у меня меньше, о чем, в общем, даже можно бы пожалеть. 

А посему прав апо­стол Павел, говоря: «…Есть раз­ность между замуж­нею и деви­цею: неза­муж­няя забо­тится о Гос­под­нем, как уго­дить Гос­поду, чтобы быть свя­тою и телом и духом; а замуж­няя забо­тится о мир­ском, как уго­дить мужу» (1 Кор. 7, 33). Это дей­стви­тельно так и, будучи заму­жем, так же много уго­ждать Богу, как не будучи заму­жем, не полу­ча­ется. Ни вре­мени, ни сил у меня теперь на это недо­ста­точно в пол­ной мере.

Вывод: ваша дочь выиг­ры­вает гораздо больше, если не вый­дет замуж за этого кан­ди­дата. Фотиния».

Жен­щина выска­зала вполне разум­ное заме­ча­ние. «В наше время, — отме­тила она, — при нашем вос­пи­та­нии «стер­пится-слю­бится» не для всех под­хо­дит: если сей­час нет тер­пе­ния ждать, то откуда потом возь­мется тер­пе­ние жить с нелю­би­мым чело­ве­ком дол­гие годы (осо­бенно с непри­ят­ным, эго­и­стич­ным и себялюбивым)?»

А сле­ду­ю­щее сооб­ще­ние содер­жит вполне кон­крет­ный совет:

«Ува­жа­е­мая Нина Ива­новна. Вы пишете: «И мне жених не нра­вится, кажется непри­ят­ным, эго­и­стич­ным, себя­лю­би­вым». Вот вы и почти отве­тили на соб­ствен­ный вопрос. 

Даже не с точки зре­ния «любви до гроба», а с праг­ма­ти­че­ской пози­ции мир­ного сосу­ще­ство­ва­ния поду­майте, можно ли быть с таким под одной кры­шей? Глав­ное же то, что дочь ваша думает и чув­ствует. Не то важно, что она «заси­де­лась в дев­ках», а то, что ей с этим чело­ве­ком жить.

Каж­дый день. В радо­сти и в горе. В здра­вии и болезни. Я вас очень прошу, не давите на нее. Я сама вышла замуж, когда неко­то­рые мои одно­класс­ницы-одно­курс­ницы уже успели два­жды раз­ве­стись, и совер­шенно не жалею об этом.

Кроме того, ваш «кан­ди­дат», видно, всеми печен­ками-селе­зен­ками чует, что дочке непре­менно НУЖНО замуж. Пусть дочь изме­нит пси­хо­ло­ги­че­ский под­ход. «Я тут на дороге валя­юсь, никому не нуж­ная, под­бе­рите меня, пожа­луй­ста, я в хозяй­стве на что-нибудь сго­жусь» — отста­вить подоб­ные настроения! 

Воз­можно, когда пред­по­ла­га­е­мый жених уви­дит, что его «при­ме­ри­вают», оце­ни­вают и вполне реально могут «забра­ко­вать», то сам забе­гает по струнке. Ему ведь хочется доб­рую, хозяй­ствен­ную, финан­сово бла­го­по­луч­ную сим­па­тич­ную жену, то есть вашу дочь. Сам-то он уж не маль­чик (если ровес­ник вашей дочери), и потен­ци­аль­ные неве­сты его со всех сто­рон на куски тоже не раз­ры­вают и в оче­редь не строятся.

Наде­юсь, что вы смо­жете извлечь пользу из того, что я вам напи­сала. Всех благ. 

Шуть Лариса Олеговна».

Наде­юсь, милые чита­тель­ницы, что и вы смо­жете извлечь пользу из при­ве­ден­ных в этой главе сове­тов, если жизнь столк­нет вас с этой непро­стой про­бле­мой — с иску­ше­нием бра­ком по расчету.

Как найти православного жениха

Но может быть, вы уже решили, что я, зару­чив­шись под­держ­кой свя­щен­ни­ков, пси­хо­ло­гов и про­сто опыт­ных людей, сове­тую всем деви­цам выхо­дить замуж не иначе, как по пыл­кой любви? Да еще с пер­вого взгляда… Конечно же, это не так. Ситу­а­ции могут быть сколь угодно раз­лич­ными. Не должно быть только их поспеш­ного и эго­и­стич­ного разрешения.

А ведь как часто веру­ю­щая девушка хочет «выско­чить» замуж за пер­вого встреч­ного… пра­во­слав­ного. Именно потому, что «мужика-то можно найти», а вот «мужика веру­ю­щего» да еще и пра­во­слав­ного… Бес­спорно, рели­ги­оз­ное един­ство супру­гов очень важно.

Воз­можна ли насто­я­щая бли­зость между веру­ю­щим и неве­ру­ю­щим, между пред­ста­ви­те­лями раз­ных рели­гий, если о самом глав­ном, опре­де­ля­ю­щим и миро­воз­зре­ние, и смысл, и стиль жизни, двое людей гово­рят на раз­ных язы­ках? В это трудно поверить.

Есть, конечно, и исклю­че­ния, когда двое убеж­ден­ных пред­ста­ви­те­лей раз­ных кон­фес­сий пре­красно суще­ствуют вме­сте, сумев найти общий язык (и мы при­во­дили выше сви­де­тель­ство об этом одной счаст­ли­вой супруги), но вообще-то такие браки обычно очень трудны. Однако и найдя спут­ника жизни «по вере», можно страшно «вля­паться».

При­нято счи­тать, будто еди­ная вера настолько соеди­няет людей, что два самых раз­ных чело­века, ничего общего, кроме рели­гии, не име­ю­щих, рано или поздно пре­одо­леют все несо­от­вет­ствия — ради глав­ного соот­вет­ствия. Это, к сожа­ле­нию, не так. «Пра­во­слав­ный» муж­чина — не тож­де­ственно «мой муж­чина». В преды­ду­щей главе довольно много гово­ри­лось об этом.

Сей­час же мы с вами гово­рим немного о дру­гом. Неко­то­рым (довольно наив­ным или про­сто ново­но­чаль­ным) хри­сти­ан­кам порой кажется, что если муж­чина веру­ю­щий — зна­чит он кла­дезь вся­че­ских доб­ро­де­те­лей. А если еще и на лицо не про­ти­вен… Вот тут-то и скрыта ловушка. Зна­ете ли вы, сколько жен сто­нет оттого, что муж «воцер­ко­вился»?

Каза­лось бы, живи теперь да радуйся: веру­ю­щим стал, так пить не будет, бить не будет, лас­ко­вым ста­нет, забот­ли­вым, и зажи­вет семья в мире и согла­сии. Но не тут-то было! Если раньше супруг хоть что-то в дом при­но­сил, то теперь, бро­сив «мир­скую» работу, делает не весть где какие-то «Божьи дела», жену и детей не кор­мит, все сво­бод­ное время посвя­щает бого­мыс­лию и молитве (чаще всего — на диване с бро­шюр­кой полеживая).

Жена и дети лиш­ний раз не подойди — рычит на них: спа­саться, мол, меша­ете. Да еще и супругу упре­кает: не хочешь ты, дескать, меня убо­яться. Неважно, что в доме я только для мебели, что ты и рабо­та­ешь, и детьми, и домом зани­ма­ешься. Я — муж сиречь глава. Ура­зу­мела? Жена в этом слу­чае ура­зу­ме­вает лишь то, что пора срочно заби­рать детей, пока с голоду не умерли, и отправ­ляться на поиски дру­гого мужа, не такого «бла­го­че­сти­вого».

Кари­ка­тура? Увы, ничуть. Ради спра­вед­ли­во­сти скажу, что такой «воцер­ко­в­лен­ной» может стать и жена. И мужу в такой ситу­а­ции не легче, а детям так и совсем плохо.

«По долгу службы» я побы­вала на мно­гих при­хо­дах и заме­тила стран­ную зако­но­мер­ность: те немно­гие моло­дые муж­чины, что нахо­дятся при храме посто­янно, нередко про­из­во­дят впе­чат­ле­ние людей не от мира сего.

Как пра­вило, они добры, при­вет­ливы, активны, но… не от мира сего, и все тут. Они не женаты. Трудно сов­ме­щать посто­ян­ную работу в храме с обя­зан­но­стью зара­ба­ты­вать на жизнь семье. Трудно сов­ме­щать при­вычку во всем сле­до­вать слову батюшки с муж­ской ини­ци­а­ти­вой и ответ­ствен­но­стью. Эти люди счаст­ливы. Они нашли свое место в жизни. Но место это — не рядом с женщиной.

Разу­ме­ется, я не утвер­ждаю такой глу­по­сти, что веру­ю­щий муж­чина не может быть пол­но­цен­ным супру­гом. Но не каж­дый может быть и пол­но­цен­ным. А если и пол­но­цен­ным, то не вашим. Поэтому на слад­кие речи оза­бо­чен­ных вашим сча­стьем непро­ше­ных совет­чи­ков — «ох, такой веру­ю­щий, такой бого­моль­ный… и не женат, между про­чим» — не реа­ги­руйте как на непре­мен­ный сиг­нал к действию.

Вы, конечно, можете и позна­ко­миться с «анге­лом во плоти», если вам это инте­ресно, но пона­чалу без серьез­ных наме­ре­ний. А там буду­щее пока­жет. Но вообще-то будьте поосто­рож­ней со сватовством.

Сва­тов­ство в наши дни. Ана­хро­низм? В какой-то мере да. Но каж­дый чело­век вправе отно­сится к этому по-сво­ему. Конечно, пра­во­слав­ным людям нередко может помочь свя­щен­ник. Он знает внут­рен­ние потреб­но­сти при­хо­жан, ему испо­ве­ду­ю­щихся, может что-то под­ска­зать сво­ему духов­ному чаду. Но только под­ска­зать. Реше­ние должны при­ни­мать вы.

Ни на кого нельзя пере­кла­ды­вать ответ­ствен­ность за свою лич­ную жизнь. Ни на кого! Муд­рый, опыт­ный духов­ник нико­гда не будет тре­бо­вать людей жениться «за послу­ша­ние». Неко­то­рые свя­щен­ники вообще ста­ра­ются дер­жаться подальше от сва­тов­ства, говоря, что «свя­щен­ник не дол­жен быть свод­ней». Опыт­ные батюшки предо­сте­ре­гают и от мла­до­стар­цев, кото­рые вну­шают нам «стер­пится-слю­бится» с тем, кого они (именно они!) нам избрали в жены/мужья.

Про­тив этого предо­сте­ре­гал свя­щен­ни­ков и Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий П. Но если вы, не желая думать, «за послу­ша­ние» без­от­вет­ственно ста­вите себя на одну доску с уче­ни­ками вели­ких аске­тов и подвиж­ни­ков, бес­пре­ко­словно вни­ма­ю­щих каж­дому слову учи­теля, то в слу­чае пол­ного краха семей­ной жизни будет вино­ват не муж ваш, не роди­тели, не свя­щен­ник — только вы сами.

Я не писала бы об этом, если бы у меня на гла­зах не про­изо­шла печаль­ная исто­рия рас­пада семьи моло­дого свя­щен­ника, если бы не рас­ска­зы­вали мне дру­зья о дру­гих похо­жих неве­се­лых историях…

Однако рас­ска­зы­вали и дру­гое. О том, как батюшка (или «сваты») «нахо­дили» жениха или неве­сту, и все скла­ды­ва­лось как нельзя лучше. Даже без осо­бой пер­во­на­чаль­ной влюб­лен­но­сти. Но это дока­зы­вает лишь то, что жених и неве­ста разумно подо­шли к буду­щему браку. Вам может пока­заться, что я про­ти­во­речу сама себе, говоря то о чув­ствах, то о разуме. Но дело в том, что и любовь бывает раз­ной. Ино­гда не сразу и опре­де­лишь, что это любовь. Вот, пожа­луй­ста, при­мер из жизни:

«Когда моло­дые девицы жалу­ются на то, что почти невоз­можно найти пра­во­слав­ного жениха, мне вспо­ми­на­ется чудес­ный при­мер из жизни одной при­хо­жанки, у кото­рой, как каза­лось окру­жа­ю­щим, совсем не было шан­сов выйти замуж. Ей было уже около два­дцати девяти лет, и она носила пять­де­сят шестой раз­мер одежды. 

Только, как гово­рят в народе, чело­век пред­по­ла­гает, а Бог рас­по­ла­гает. Л. была девуш­кой бла­го­че­сти­вой, она жила цело­муд­рен­ной жиз­нью, была един­ствен­ным ребен­ком в семье, но отец с мате­рью нико­гда даже не напо­ми­нали ей о том, что надо выхо­дить замуж. Может быть, потому, что мать с отцом про­сто не хотели отпус­кать от себя свое утешение.

Одна­жды после испо­веди Л. робко спро­сила: «Батюшка, а мне нужно замуж?» Свя­щен­ник бла­го­сло­вил девушку молиться о том, чтобы Гос­подь послал ей мужа, и сам ста­рался под­дер­жи­вать ее и молит­вой, и сло­вом. Но моло­дые люди, с кото­рыми ее пыта­лись зна­ко­мить, со свой­ствен­ным моло­до­сти про­сто­ду­шием гово­рили, что ей из-за ее пол­ноты вряд ли удастся выйти замуж. Батюшка посоветовал 

Л. каж­дый день читать ака­фист Казан­ской иконе Божьей Матери. Одна­жды свя­щен­ника, к кото­рому Л. ходила на испо­ведь, при­гла­сили освя­тить квар­тиру. Ее жиль­цами были мать с сыном. За чаем они раз­го­во­ри­лись, и батюшка узнал, что мама очень хотела бы видеть сына жена­тым чело­ве­ком. Сыну было около трид­цати лет, он был верующим. 

Свя­щен­ник пред­ло­жил ему позна­ко­миться с крест­ной сво­его сына (той самой Л.), и он согла­сился. Моло­дые люди дого­во­ри­лись встре­чаться по вече­рам после храма. Стали ходить друг к другу в гости. Так про­дол­жа­лось около года. За это время Л. сильно поху­дела. Но в какой-то момент их отно­ше­ния зашли в тупик. Видимо, взрос­лым людям не так про­сто изме­нить сло­жив­шийся уклад жизни. А Л. очень хоте­лось иметь семью. 

Тогда батюшка понял, что дол­жен как-то помочь ситу­а­ции раз­ре­шиться, и посо­ве­то­вал им вме­сте съез­дить к его соб­ствен­ному духов­ному отцу. Опыт­ный духов­ник сразу уви­дел жела­ние девушки поне­сти труды семей­ной жизни, и она ему очень понра­ви­лась. А ее спут­нику он ска­зал так: «Молись, и Гос­подь все устроит». Л. про­дол­жала читать ака­фист, и вот на Фоми­ной неделе после Пасхи Л. обвен­ча­лась со своим женихом.

Эти люди с самого начала создали пра­во­слав­ную семью, отли­чи­тель­ная осо­бен­ность кото­рой — ров­ные отно­ше­ния. Кому-то может пока­заться, что в них есть некая холод­ность, но, тем не менее, это та семья, кото­рая дей­стви­тельно похожа на храм. Его стро­и­тель­ство еще не завер­шено, сей­час супруги только гото­вятся стать роди­те­лями, но это — насто­я­щий хри­сти­ан­ский брак. Он уго­ден Господу. 

Л. и ее муж живут цер­ков­ной жиз­нью, соблю­дают посты, участ­вуют в Таин­ствах. Этот при­мер может ока­заться полез­ным для тех деву­шек, кото­рые уже отча­я­лись выйти замуж. Когда Гос­подь видит в чело­веке насто­я­щее жела­ние тру­диться, Он обя­за­тельно посе­щает Своим чуд­ным Промыслом. 

Свя­щен­ник Андрей Овчинников».

Что зна­чит «разумно подойти к браку»? Жених най­ден (пусть не вами) или даже появился неожи­данно в вашей жизни в резуль­тате дол­гих молитв, и этот чело­век сим­па­ти­чен вам. Надо ли сразу спе­шить под венец? Ни в коем слу­чае. Моло­дые люди из рас­сказа отца Андрея около года встре­ча­лись и при­смат­ри­ва­лись друг к другу. Никто не ока­зы­вал на них дав­ле­ния. Они моли­лись и готовы были поне­сти труды ради сози­да­ния сво­его брака. Ради сози­да­ния любви в браке.

Их дружба (любовь-филео, о чем мы будем гово­рить ниже) была про­ве­рена и выдер­жала про­верку — моло­дые люди нашли с Божьей помо­щью выход из тупика, в кото­рый, как пишет батюшка, зашли их отно­ше­ния. И самое глав­ное — они посту­пали в соот­вет­ствии с тем, чего хотели от жизни.

Им не нужна была бур­ная влюб­лен­ность, их вполне устра­и­вала ров­ная, спо­кой­ная дружба. Любовь ли это? Я думаю, да. И это хорошо. А кому-то для вступ­ле­ния в брак про­сто необ­хо­дима пер­во­на­чаль­ная пыл­кая влюб­лен­ность. И это хорошо. Плохо, если чело­век ломает себя.

Так что любой жен­щине необ­хо­димо при­смот­реться к потен­ци­аль­ному жениху и понять, тот ли это чело­век, с кото­рым она готова про­жить всю жизнь. Ошиб­кой было бы искать мужа по сте­пени воцер­ко­в­лен­но­сти, под­счи­ты­вая, сколько раз в месяц он при­ча­ща­ется и сколько покло­нов в день бьет. Несколько лет, посто­янно ходя в цер­ковь, мы уже склонны вооб­ра­жать себя суще­ствами духов­ными, но чело­век вообще-то еще суще­ство и душев­ное, и физи­че­ское. Отвер­гать эти низ­шие состав­ля­ю­щие, про­стите, — глу­пость нео­фит­ства, не учи­ты­вать их в браке — неува­же­ние к Богу и выбран­ному вами человеку.

Именно Гос­подь сотво­рил нас такими, какие мы есть, это Он зало­жил в нас законы пси­хо­ло­ги­че­ской и физио­ло­ги­че­ской сов­ме­сти­мо­сти, и вер­хом лег­ко­мыс­лия было бы, что назы­ва­ется, «напле­вать» на эти законы, а потом жало­ваться Богу, что с мужем что-то не так. Хотели как лучше, а полу­чи­лось как все­гда. Да-да, я встре­чала очень несчаст­ли­вые семьи, в кото­рых люди были искренно веру­ю­щими и пона­чалу с ува­же­нием и вос­хи­ще­нием отно­си­лись к вере друг друга, влюб­ля­лись именно в веру друг друга и решали, что этого доста­точно для вступ­ле­ния в брак, а потом «Бог сде­лает все остальное».

Руши­лись семьи, создан­ные по бла­го­сло­ве­нию… Жизнь жестоко нака­зы­вает людей за жела­ние уйти от ответ­ствен­но­сти за свои реше­ния. Ведь вы осо­знанно воз­ло­жили эту ответ­ствен­ность за важ­ней­ший шаг в вашей жизни (от кото­рого зави­сит, между про­чим, и ваше спа­се­ние) на кого-то дру­гого, не дав труда себе заду­маться: тот ли чело­век, с кем можете жить именно вы, вста­нет с вами перед алтарем?

Духов­ная лень часто при­во­дит к тра­ге­диям. Хуже всего, что стра­дали и стра­дают дети. Поэтому не торо­пи­тесь. Не думайте, что хри­сти­ан­ская любовь воз­ник­нет на пустом месте или же вме­сто миража на этом месте. Не стоит осо­бенно упо­вать, что Гос­подь сов­ме­щает несов­ме­сти­мое. Это было бы чудом, а тре­бо­вать от Бога чудес мы, конечно, можем, но это дер­зость, далеко не все­гда оправданная.

«По-моему, согла­шаться на брак надо с люби­мым (тобою) и любя­щим (тебя) чело­ве­ком. К сожа­ле­нию, даже если вы встре­тите веру­ю­щего чело­века, более того — воцер­ко­в­лен­ного, то одно лишь это отнюдь не гаран­ти­рует вам душев­ного спо­кой­ствия, вза­и­мо­по­ни­ма­ния, вза­и­мо­ува­же­ния в браке. Может быть, вам пока­жется это стран­ным, но тем не менее, как ока­за­лось, воз­мо­жен и такой вариант. 

Ведь нам при­хо­дится иметь дело с реаль­ным чело­ве­ком, а не с «цитат­ни­ком из Биб­лии», кото­рый вся­кий раз спо­со­бен отве­тить на наш вопрос и посту­пить строго в соот­вет­ствии с напи­сан­ным в этой книге. Даже если чело­век знает вер­ный ответ, то не все­гда у него хва­тает сил понять и посту­пить именно так, как это было нам запо­ве­дано. Разу­ме­ется, из этого вовсе не сле­дует, что перед нами пло­хой чело­век! Про­сто нужно понять, что перед нами ЧЕЛОВЕК, а не ангел во плоти, понять это и про­стить ему его чело­ве­че­ское несовершенство. 

Так вот все это сде­лать ПРОСТО только тогда, когда чело­века ЛЮБИШЬ. В этом слу­чае ты про­ща­ешь его как малень­кого ребенка (ну нельзя на него оби­жаться — он же малень­кий). А без любви вы будете стал­ки­ваться с непо­ни­ма­нием друг друга даже там, где, каза­лось бы, и не должно воз­ни­кать ника­ких разночтений. 

Любя­щий чело­век спо­со­бен не заме­чать (сми­ряться, тер­петь) мно­гие недо­статки люби­мого, а нелю­бя­щий най­дет эти недо­статки там, где их и нет. Поэтому, если в фун­да­мент семьи кра­е­уголь­ным кам­нем закла­ды­ва­ется Любовь = Бог, то и устои ее будут незыб­лемы, а если что-то иное, то вряд ли чело­век при этом ста­нет счаст­ли­вым в браке. 

О любви очень точно ска­зал апо­стол Павел (1 Кор. 13, 4–8), и если наше чув­ство отли­ча­ется от опи­сан­ного им, то мы еще не знаем, что такое любовь. Игорь М.» (Из ответа Свет­лане Л. на форуме «Чело­век его вера».)

Так как же все-таки найти пра­во­слав­ного жениха? И стоит ли вообще искать? Каж­дый сам решает для себя. Правда, о том, «что делать», мы еще пого­во­рим. А о самом глав­ном много гово­рить не будем. Вы уже и сами дога­да­лись. Самое глав­ное — молитва.

«Одна­жды ко мне подо­шла «заре­ван­ная» моло­дая девушка и стала жало­ваться, что у нее не скла­ды­ва­ется жизнь. Она не может найти жениха, желает выйти замуж. Я спро­сил ее, молится ли она об этом. Она со сму­ще­нием отве­тила, что ей как-то неудобно тре­во­жить Бога подоб­ными просьбами. 

Мы с ней пого­во­рили, и я ей под­ска­зал молиться прямо о своей нужде, сво­ими сло­вами и от души, но только не уста­нав­ли­вать сроки для Гос­пода. В том при­ходе я не был целый год. Через год я вновь там появился и вспом­нил ее, она уже сто­яла со своим супру­гом ужасно доволь­ная и весе­лая. Когда она подо­шла к кре­сту, я ее тихо спро­сил: «Ну как?» Она живо отве­тила: «Все очень хорошо!» Вот как бывает. Свя­щен­ник Борис Мерлин».

«Эмансипе», или что делать «сильной женщине»

«…Еще одна про­блема — так назы­ва­е­мые «эман­сипе». Это слово часто в среде пра­во­слав­ных при­об­ре­тает явно нега­тив­ный отте­нок. У меня есть несколько зна­ко­мых, кото­рым уже за трид­цать, они, не имея семьи, живут в оди­но­че­стве, соблю­дая Седь­мую запо­ведь, посе­щают Храм, участ­вуют в Таинствах. 

Все они рабо­тают, боль­шин­ство неплохо зара­ба­ты­вает. Но каж­дая из них хоть раз да столк­ну­лась с пре­не­бре­жи­тельно-снис­хо­ди­тель­ным отно­ше­нием со сто­роны чле­нов цер­ков­ной общины, в ряде слу­чаев — батю­шек и мату­шек (к сожа­ле­нию): мол, твой путь не спа­си­тель­ный, ты — совре­мен­ная жен­щина (слово «совре­мен­ная» здесь под­ра­зу­ме­вает весьма нега­тив­ный оттенок). 

А если она еще сле­дит за собой (что вроде бы и не грех) и неплохо выгля­дит, да вме­сто косы или пучка носит совре­мен­ную стрижку с уклад­кой (отнюдь не вызы­ва­ю­щую и не «зазы­ва­ю­щую»), то это может вызвать зна­чи­тель­ную сте­пень презрения.

Доро­гие сестры! Давайте избе­гать край­но­стей и тер­пимо отно­ситься к бла­го­слов­ля­е­мым или попус­ка­е­мым жиз­нен­ным путям друг друга. Не нам судить, и мно­гое не от нас зависит. 

Ирина Е., 29 лет, разведена».

Письмо, отры­вок из кото­рого вы сей­час про­чи­тали, при­шло в редак­цию пра­во­слав­ной семей­ной газеты «Как жить» (где одно время дове­лось рабо­тать автору этой книги) в руб­рику «Отклик­ни­тесь». В этой руб­рике пуб­ли­ко­ва­лись письма чита­те­лей, нахо­дя­щихся в какой-то затруд­ни­тель­ной ситу­а­ции или ищу­щих ответы на раз­лич­ные вопросы. Редак­ция и дру­гие чита­тели ста­ра­лись помочь чело­веку разо­браться в его проблеме.

«Доро­гие сестры! Давайте избе­гать край­но­стей и тер­пимо отно­ситься к бла­го­слов­ля­е­мым или попус­ка­е­мым жиз­нен­ным путям друг друга» — золо­тые слова! Оста­лось только автору письма пер­вой испро­бо­вать свои советы и тер­пимо, а хва­тит сил — то и с любо­вью начать отно­ситься к тем, кто, по ее вели­кому мне­нию о себе, отно­сится к ней с пре­зре­нием! Уве­ряю — про­блема «эман­сипе» про­сто рас­тво­рится в небытии! 

Р. Б. Иоанн».

С этими сло­вами трудно не согла­ситься. Однако все ли так про­сто? Не слиш­ком ли при­выкли мы любому чело­веку, жалу­ю­ще­муся на что-то (или на кого-то) отве­чать, как нам кажется, по-хри­сти­ан­ски: сна­чала сам себя смири. А если пере­ве­сти с «бла­го­че­сти­вого» на рус­ский, то полу­чится «сам дурак». Про­блема «эман­сипе» наду­ман­ная ли?

Если веру­ю­щая жен­щина, кото­рую Бог и умом, и силой духа наде­лил, посто­янно читает в око­ло­пра­во­слав­ной лите­ра­туре, что она как-то не так сде­лана только потому, что на самом деле слиш­ком «хорошо сде­лана», захо­чет ли она и дальше общаться с бра­тьями и сест­рами по вере или все-таки ста­нет их сто­ро­ниться? Дело­вая жен­щина не женщина?

А если она, ска­жем, — рав­ноап­о­столь­ная кня­гиня Ольга? Или Ека­те­рина Вели­кая? Но ведь на самом деле все гораздо проще — любая жен­щина настолько жен­щина, настолько она ею себя чув­ствует. И руко­вод­ство в фирме или зва­ние док­тора наук этому совер­шенно не помеха. Я знаю док­тора наук, кото­рая пяте­рых детей вос­пи­тала. Так в чем же про­блема? А про­блема-то есть. Невы­ду­ман­ная. Только пра­во­слав­ные «вос­пи­та­тели» взрос­лых людей не там ее ищут. Вот еще одно письмо чита­тель­ницы газеты «Как жить».

«Я с дет­ства была очень упор­ным чело­ве­ком, силь­ной по харак­теру. Бла­го­даря этим каче­ствам мно­гого в жизни уда­лось добиться. Я при­е­хала в Москву из про­вин­ци­аль­ного городка, посту­пила в пре­стиж­ный ВУЗ, окон­чила его с крас­ным дипло­мом. Потом устро­и­лась на работу в солид­ную фирму, через несколько лет купила квартиру. 

А вот лич­ная жизнь не скла­ды­ва­ется. Нет, дело не в том, что за мной никто не уха­жи­вает — кан­ди­да­тов в мужья более чем доста­точно. Но все эти муж­чины кажутся мне какими-то сла­бень­кими, я не могу испы­ты­вать к ним ува­же­ние, тем более — любовь. В то же время силь­ные муж­чины вызы­вают у меня вос­хи­ще­ние. Я имею в виду, силь­ные духом, чего-то добив­ши­еся в жизни. Именно таков мой началь­ник. В него я уже давно влюб­лена. С началь­ни­ком мы почти ровес­ники — ему 30 лет, и он не был женат. 

Началь­ник — чело­век веру­ю­щий, у него есть духов­ник. В послед­нее время я заме­тила, что шеф уха­жи­вает за моло­день­кой девуш­кой. Ей 19 лет, она хоро­шень­кая, жиз­не­ра­дост­ная. Общие зна­ко­мые рас­ска­зали, что с этой девуш­кой моего началь­ника позна­ко­мил его духов­ник — батюшка пере­жи­вает, что его чадо все никак не женится. Я ничего не могу с собой поде­лать, чув­ствую, что мне очень больно видеть их вместе. 

Осо­бенно заде­вает то, что девушка на 10 лет меня моложе. Хотя между началь­ни­ком и его подру­гой, как мне кажется, нет пока ничего серьез­ного — так, началь­ная ста­дия зна­ком­ства, про­гулки и раз­го­воры. Я точно знаю — даже если ничего не полу­чится с началь­ни­ком, я снова буду искать зна­ком­ства с муж­чи­ной такого же типа — силь­ным, власт­ным. Но их так мало среди веру­ю­щих. Как быть? 

Настя В., 29 лет, Москва».

Для начала дадим слово тем, кто захо­тел помочь Насте сове­том. Здесь мне­ния разделились.

«Если она так ста­ра­тельно под­дер­жи­вает имидж желез­ной леди, тогда нечего ей и жало­ваться. Тут или имидж, или муж. Может, началь­ник про­сто боится подойти к ней, думает, вот сей­час она ка-ак дви­нет ему (морально, разу­ме­ется) по ушам: мол, куда вам, мужи­кам, до меня, Хозяйки Мед­ной горы! Муж­чины, кстати, очень тяжело пере­жи­вают отказ жен­щин. При­ни­мают отказ как попытку дока­за­тель­ства своей муж­ской несостоятельности.

 Юлия С».

«Х‑мм, силь­ная жен­щина… такое рас­тя­жи­мое поня­тие. Кто что под этим пони­мает: для меня силь­ный чело­век — кра­си­вый духом. Впро­чем, воз­можно она и кра­со­той духа не обде­лена, но ее может спа­сти жен­ствен­ность, пусть научится быть ЖЕНЩИНОЙ, и все в жизни у нее ста­нет на места, дело­ви­тость, борьба за жизнь зна­чи­тельно при­туп­ляет это важ­ное, доми­ни­ру­ю­щее свой­ство жен­щины, про­ис­хо­дит дез­ори­ен­та­ция, кото­рая и муж­чин путает, и у жен­щин отби­рает сча­стье. Надо учиться воз­вра­щаться к тому, что Бог опре­де­лил нам изначально.

 Люда».

«Вообще это про­блема. Поста­ра­юсь сфор­му­ли­ро­вать поточ­ней свое мне­ние. Конечно, пра­ви­лом явля­ется такая ситу­а­ция, когда муж обес­пе­чи­вает семью, а супруга забо­тится о муже, о доме, короче, под­дер­жи­вает «очаг».

Тут вполне есте­ственна ситу­а­ция, когда муж­чина — глава семьи. Но бывают и исклю­че­ния, так назы­ва­е­мые «семьи-пере­вер­тыши», когда жена обес­пе­чи­вает семью, а вот муж при этом… Скла­ды­ва­ется по-раз­ному. Самая свин­ская ситу­а­ция, когда мужик живет на всем гото­вом, ничего не делает даже по дому, а явля­ется неким деко­ра­тив­ным укра­ше­нием в семье. Вот такого поло­же­ния дел я внут­ренне не при­емлю никак. 

Если же про­сто пере­рас­пре­де­ля­ются роли между муж­чи­ной и жен­щи­ной, то это, конечно исклю­че­ние из пра­вил, но я не вижу здесь чего-либо ужас­ного или особо постыд­ного для муж­чины (хотя такая ситу­а­ция не по мне).

Опи­сан­ная же вами ситу­а­ция на самом деле необычна… Но и ее можно раз­ре­шить. Мне дума­ется, здесь могут быть про­блемы с рас­пре­де­ле­нием функ­ций внутри семьи — ситу­а­ция «двух мед­ве­дей в одной берлоге». 

Но ничего нет невоз­мож­ного для двух любя­щих сер­дец. Про­сто люди должны изна­чально очень вни­ма­тельно отно­ситься к выстра­и­ва­нию своих отно­ше­ний, ста­раться научиться дого­ва­ри­ваться, усту­пать друг другу — соб­ственно, делать все то, что делают все супруги. А ломать себя и под кого-то под­стра­и­ваться я бы не посо­ве­то­вал. Я уве­рен, что для каж­дого чело­века есть в этом мире своя поло­винка, надо про­сто ее дождаться. 

Мак­сим Окулов».

Как видим, в двух пер­вых пись­мах рас­смат­ри­ва­ется один аспект про­блемы под назва­нием «силь­ная жен­щина» — неко­то­рый (а порой и весьма суще­ствен­ный) недо­ста­ток у «Хозяйки Мед­ной горы» жен­ствен­но­сти, неж­ной мяг­ко­сти, при­су­щей сла­бому полу. Сразу скажу, что лично я не верю, что какая-либо, пусть даже самая нежен­ская дея­тель­ность может при­ве­сти к такой груст­ной утрате. А вот изна­чально непра­виль­ное вос­пи­та­ние — да.

И это, на мой взгляд, уже не про­сто про­блема — это тра­ге­дия. Чаще всего мать-дес­пот как дур­ную наслед­ствен­ность пере­дает дочери муж­скую жест­кую хватку, высо­ко­мер­ное отно­ше­ние к окру­жа­ю­щим, бес­ком­про­мисс­ность, неуме­ние сми­риться, если надо — под­чи­ниться, если надо — про­явить мяг­кость и ласковость.

У таких жен­щин дей­стви­тельно воз­ни­кают боль­шие про­блемы с заму­же­ством, а если выйти замуж «желез­ным леди» все же уда­ется, то нередко ее заби­тый муж, нама­яв­шись, начи­нает искать уте­ше­ния в обще­стве дру­гой, пусть даже дурочки, зато «мяг­кой и пуши­стой». В таких слу­чаях выход может быть только в том, чтобы жен­щина осо­знала свою про­блему и попы­та­лась спра­виться со сво­ими недо­стат­ками. И для этого ей не при­дется ломать себя — ведь наклон­ность к дес­по­тизму никому, даже самым силь­ным от Бога не дается, она от гре­хов­ного повре­жде­ния в люд­ских душах укореняется.

Мне кажется, что любой жен­щине, даже вои­тель­нице, даже Жанне д’Арк, по при­роде своей ничто жен­ское не чуждо. Надо лишь научиться выяв­лять это жен­ское и исполь­зо­вать по назна­че­нию. Рож­да­ются, конечно, люди с гор­мо­наль­ными нару­ше­ни­ями, в их слу­чае про­блема сугубо обост­ря­ется, но не об этом мы ведем сей­час речь.

Мы гово­рим о жен­щи­нах, кото­рые рож­дены были, чтобы стать Жен­щи­нами (кстати, нали­чие муж­чины в лич­ной жизни вовсе не обя­за­тельно, чтобы жен­щина ощу­щала себя в пол­ной гар­мо­нии со своим полом), но не стали ими в пол­ной мере из-за про­сче­тов в вос­пи­та­нии или дру­гих трав­ми­ру­ю­щих жиз­нен­ных фак­то­ров. Ева была создана как помощ­ница Адаму.

Сотво­рим чело­веку помощ­ника, — ска­зал Гос­подь. И совре­мен­ная Ева, будь она хоть бан­кир­шей, хоть вто­рой Марией Кюри, все­гда будет помощ­ни­цей сво­ему Адаму, прежде всего в сфере душев­ной и духов­ной, если она Женщина.

«Да, муж­чине нужен уют в доме, и хоро­ший обед не поме­шает, но куда больше ему нужны ваше вни­ма­ние, пони­ма­ние и под­держка. Но, ока­зы­вая под­держку мужу, ни на минуту не забы­вайте, что у каж­дого муж­чины есть завет­ная мечта быть гла­вой семьи, быть глав­ным в доме… Если в семье гла­вен­ствует жен­щина, то, как пра­вило, это озна­чает, что муж «под каблуком».

Пред­ста­вить трудно, чтобы жен­щину обви­нили в том, что она «под­каб-луч­ница»… Несмотря на раз­го­воры о равен­стве муж­чин и жен­щин, соци­ально-поло­вые раз­ли­чия в обще­стве явля­ются суще­ствен­ными. Вспо­ми­найте об этом вся­кий раз, когда вы решите отчи­тать сво­его мужа, как ребенка, уни­зить его досто­ин­ство при дру­зьях, сде­лать его попро­шай­кой в ваших сек­су­аль­ных отно­ше­ниях. Необ­хо­димо каж­дый день под­чер­ки­вать муж­скую сущ­ность в вашем муже.

Но, под­чер­ки­вая муже­ствен­ность, не забы­вайте о том, что и жен­щины и муж­чины — мы все, в первую оче­редь, люди, и ничто чело­ве­че­ское муж­чи­нам, так же, как и нам, не чуждо. У жен­щин с муж­чи­нами гораздо больше общего, чем раз­лич­ного. При­над­леж­ность к тому или иному полу не исклю­чает пере­жи­ва­ние раз­но­об­раз­ных чувств и эмоций. 

Вашему мужу может быть так же грустно и, как и вам, так же хочется пожа­ло­ваться, а ино­гда и попла­кать. Маль­чика с дет­ских лет учат скры­вать свои чув­ства, а ино­гда и демон­стри­ро­вать чув­ства, совер­шенно про­ти­во­по­лож­ные тем, что они испы­ты­вают. Сен­ти­мен­таль­ного, жалост­ли­вого маль­чишку высме­и­вают, плаксу будут дразнить. 

Но скры­вать все время свои пере­жи­ва­ния тяжело и нездо­рово. Будьте для сво­его люби­мого пси­хо­те­ра­пев­том. Поз­во­ляйте ему пожа­ло­ваться вам, а при слу­чае и попла­кать. Тем самым вы сбе­ре­жете его здо­ро­вье и повы­сите его устой­чи­вость к стрес­сам. Что выгодно и вам. Вообще все, что дела­ете для мужа, вы дела­ете для себя…

Быт — это канва семей­ной жизни, на кото­рой мы выши­ваем узоры сча­стья и любви или злобы и кон­флик­тов. В семье все-таки до сих пор при­сут­ствует раз­де­ле­ние функ­ций. За финан­со­вое обес­пе­че­ние семьи, как пра­вило, несет ответ­ствен­ность муж. 

Я хочу под­черк­нуть, что не обя­за­тельно муж­чина в семье дол­жен зара­ба­ты­вать больше, это не суще­ственно. Но как глава семьи он дол­жен пла­ни­ро­вать покупки, поездки, сво­дить концы с кон­цами. Бремя ответ­ствен­но­сти и голов­ная боль за финансы должны быть у главы семьи. На то он и глава. А вот орга­ни­за­ция быта — это жен­ская функция. 

Но орга­ни­за­ция быта не должна быть голов­ной болью. И вообще слиш­ком сильно заби­вать этим голову не сле­дует. Слиш­ком уж погру­жаться в борщи да каши не стоит. Думать надо о высо­ком и при­ят­ном. А руками сти­рать, гото­вить, выти­рать пыль…

Насто­я­щий муж­чина может быть рядом только с жен­ствен­ной жен­щи­ной. Прямо-таки масло мас­ля­ное, ска­жете вы. А вы про мно­гих своих подруг можете ска­зать, что они женственные? 

Жен­ствен­ность — это доб­рота, неж­ность, отсут­ствие цинизма и пош­ло­сти, это ум, кото­рый ско­рее можно назвать муд­ро­стью. И это уме­ние быть пре­дан­ной и вер­ной, отно­ситься к муж­чине с боль­шим ува­же­нием как к гос­по­дину, нико­гда при этом не пре­вра­ща­ясь в слу­жанку. Жен­ствен­ность — это обя­за­тельно чув­ство соб­ствен­ного досто­ин­ства, бла­го­дар­но­сти за то, что при­рода создала тебя женщиной.

Муж­чина может почув­ство­вать себя силь­ным, только если рядом сла­бая жен­щина, и муже­ствен­ным, если рядом жен­ствен­ная жен­щина. Поэтому путь у нас с вами только один — это не бояться стать неза­щи­щен­ной, сла­бой и уязвимой. 

Моло­дые эман­си­пи­ро­ван­ные леди меня при этом ехидно спра­ши­вают: так что ж вы пред­ла­га­ете обма­ны­вать, при­тво­ряться? Я не думаю, что в этом есть необ­хо­ди­мость. В каж­дом из вас живет мечта стать именно такой, но вы при­выкли посто­янно кон­тро­ли­ро­вать ситу­а­цию и бои­тесь отка­заться от этого кон­троля» (Галина Бело­зуб «Брак от рас­света до заката»).

Про­стите за такую длин­ную цитату, но, думаю, лучше Галины Бело­зуб, спе­ци­а­ли­ста по семей­ным отно­ше­ниям, помог­шей уже тыся­чам людей сохра­нить семью, я не скажу. Ее виде­ние ситу­а­ции, ее советы, уве­рена, могут быть при­няты боль­шин­ством жен­щин. Но — опять это но!.. Но пра­вила для того и пра­вила, чтобы из них были исключения.

Вы не забыли про Настю, 29 лет, видя­щую лич­ное сча­стье в браке только с силь­ным муж­чи­ной? Мы при­вели еще один ответ на ее письмо, ответ Мак­сима Оку­лова. Мак­сим не обви­няет Настю в отсут­ствии жен­ствен­но­сти (из ее письма это очень трудно заклю­чить), он остав­ляет ей право на силу, но при этом гово­рит о воз­мож­ной про­блеме рас­пре­де­ле­ния функ­ций внутри семьи. И это порой дей­стви­тельно может стать очень силь­ной голов­ной болью.

При­ве­дем, пожа­луй, самый яркий исто­ри­че­ский при­мер — при­мер импе­ра­трицы Ека­те­рины Вто­рой, уди­ви­тель­ной жен­щины, о кото­рой мы по сути не знаем ничего. Ибо рас­ти­ра­жи­ро­ван­ные пош­ло­сти о ее лич­ной жизни «зна­ни­ями» назвать нельзя и с натяж­кой. На самом деле это была очень «неве­зу­чая» на любовь женщина.

И «неве­зе­ние» это имело вполне кон­крет­ные пси­хо­ло­ги­че­ские при­чины. Тем, что назы­ва­ется «жен­ствен­но­стью», вели­кая рус­ская царица обла­дала в пол­ной мере, и совре­мен­ники это с охо­той под­твер­ждали. Она была мяг­кой, милой, утон­чен­ной, дели­кат­ной, весе­лой, оча­ро­ва­тель­ной и про­чее и про­чее, что мы при­выкли вклю­чать в поня­тие «жен­ствен­ность».

С юно­сти скром­ная прин­цесса была настро­ена на брак в пат­ри­ар­халь­ном его пони­ма­нии, готова была под­чи­няться тому мужу и по ходу дела учиться любить того мужа, кото­рого ей пре­под­не­сет судьба, а иначе прин­цес­сам и нельзя было. Но судьба рас­по­ря­ди­лась по-дру­гому. Да, Ека­те­рина была истин­ной жен­щи­ной, но она была еще и одной из умней­ших жен­щин сво­его вре­мени. Ум ее был сродни муж­скому, и дея­тель­ность рус­ской царицы потре­бо­вала жест­кой руки под мяг­кой перчаткой.

Как силь­ная, умная, раз­ви­тая жен­щина Ека­те­рина тяну­лась к таким же муж­чи­нам. Это и сде­лало ее несчаст­ной. Три­на­дцать лет Ека­те­рина Алек­се­евна про­жила в граж­дан­ском браке с Гри­го­рием Орло­вым, ни разу, вопреки рас­про­стра­нен­ному мне­нию, не изме­нив ему за эти годы. Это была самая насто­я­щая, глу­бо­кая обо­юд­ная любовь.

Но беда заклю­ча­лась в том, что граф Гри­го­рий Орлов при своем уме, обра­зо­ван­но­сти и силе — вер­нее, именно бла­го­даря этим каче­ствам, все-таки ощу­щал себя неров­ней своей цар­ствен­ной подруге. Как ни ста­ра­лась Ека­те­рина в лич­ных отно­ше­ниях быть мяг­кой и покор­ной, Орлов чув­ство­вал ее силу и пре­вос­ход­ство над ним. И он оста­вил ее.

Именно это было при­чи­ной их раз­рыва, очень долго мучи­тельно пере­жи­ва­е­мого импе­ра­три­цей, а вовсе не «сопер­ник» Потем­кин, ибо Потем­кин появился уже позд­нее. Инте­ресно, что Гри­го­рий Орлов женился затем по боль­шой любви на жен­щине моложе на два­дцать пять лет, пол­но­стью в нем рас­тво­рив­шейся — тем самым, похоже, он изжи­вал ком­плексы, при­об­ре­тен­ные в граж­дан­ском браке с императрицей.

С дру­гим Гри­го­рием, Потем­ки­ным, было инте­рес­нее. В нем Ека­те­рина нашла нако­нец свой идеал — муж­чину, кото­рый пре­вос­хо­дил ее во мно­гом. Потем­кин был не только истин­ным рыца­рем — он был госу­дар­ствен­ным гением. И импе­ра­трица отдала ему не только сердце, но и руку. Есть пре­да­ние о том, что, совер­шая тай­ное вен­ча­ние, свя­щен­ник, дойдя до слов «Жена да боится мужа», кинул на царицу неволь­ный испу­ган­ный взгляд.

Ека­те­рина при этом будто бы сде­лала жест рукой: «так тому и быть». Правда это или нет, но этот эпи­зод пол­но­стью отра­жает отно­ше­ние Ека­те­рины к тра­ди­ци­он­ному рас­пре­де­ле­нию ролей в браке. Как жен­щина она готова была «убо­яться» Потем­кина — в част­ной жизни она умела быть покор­ной и тер­пе­ли­вой. Но про­шло неко­то­рое время, и между счаст­ли­выми супру­гами уча­сти­лись ссоры. «Мы ссо­римся из-за вла­сти, а не любви», — грустно писала царица мужу.

Ибо, когда речь захо­дила о госу­дар­ствен­ных делах, поли­тик вытес­нял из Ека­те­рины жен­щину, она забы­вала о своей покор­но­сти и уже далеко не с такой лег­ко­стью шла на ком­про­мисс. Царица мучи­лась, потому что ей нередко при­хо­ди­лось со всей своей поли­ти­че­ской жест­ко­стью «давить» на мужа, кото­рому она хотела бы навсе­гда стать лас­ко­вой и послуш­ной подругой.

Дело кон­чи­лось пол­ным лич­ным раз­ры­вом — и одно­вре­менно креп­ким гар­мо­нич­ным дело­вым сою­зом на дол­гие годы. Поте­ряв Потем­кина как мужа, царица при­об­рела в его лице гени­аль­ного спо­движ­ника. Она сде­лала свой непро­стой выбор и навсе­гда поте­ряла надежду на лич­ное счастье.

Силь­ных дело­вых жен­щин, про­чи­тав­ших об этой исто­рии и загру­стив­ших, я могу уте­шить: какими бы мас­штаб­ными ни были ваши дела, думаю, они все-таки несколько скром­нее, чем дела рус­ской царицы. Все-таки мис­сия ее была уни­кальна, ради подоб­ного можно было и своим кров­ным, жен­ским пожертвовать.

Но уж если сама Ека­те­рина Вели­кая готова была и усту­пать, и смяг­чаться ради люби­мого муж­чины, то вам и сам Бог велел. А там, гля­дишь, с Его помо­щью, и обра­зу­ется все. И вам понра­вится при всей силе своей быть еще немного и сла­бой. И муж­чина все пой­мет и при­мет вас такой, какая вы есть. А любовь — она чудеса тво­рит. Вот о любви мы сей­час и поговорим…

Это дивное слово «Любовь»

«Если ты когда-либо был счаст­лив, то это было из-за любви. Если ты сей­час несча­стен, знай: это от недо­статка любви… Пусть судьба его [чело­века] любви сло­жится «несчаст­ливо», пусть его жажда любви оста­нется неуто­лен­ной, его сча­стье все же будет живым, а его богат­ство — настоящим. 

Поэтому любовь подобна радо­сти, кото­рая све­тит любя­щему, как сол­неч­ный луч, даже сквозь стра­да­ния, заботы, неудачи и болезни. И в оди­но­че­стве любви есть насто­я­щее уте­ше­ние, и слеза любви бла­женна. Поэтому любовь подобна радост­ному свету, кото­рый све­тит чело­веку изнутри и дарит ему неис­ся­ка­е­мое тепло… 

Душа ста­но­вится неж­ной и чув­стви­тель­ной; она обра­ща­ется с уча­стием и пони­ма­нием ко всему свету. Поэтому любовь подобна доб­роте, ибо счаст­ли­вому свой­ственна живая потреб­ность осчаст­ли­вить всех вокруг и насла­ждаться чужим сча­стьем, как отра­же­нием соб­ствен­ного…» (И.А. Ильин «Я вгля­ды­ва­юсь в жизнь. Книга раздумий»).

Рас­суж­дая о браке по рас­чету, мы часто повто­ряли «любовь», «влюб­лен­ность». А что такое любовь? Думаю, тот, кто даст этому слову чет­кое опре­де­ле­ние, сходу и не заду­мы­ва­ясь, ско­рее всего, нико­гда не любил. Потому что любя­щий или любив­ший знает, что это чув­ство не под­ле­жит точ­ному ана­лизу и не выра­жа­ется в пол­ной мере сло­вами. Люблю — и все! За что люблю — не знаю, но люблю! Чужой чело­век ста­но­вится род­ным и близ­ким, словно все­гда был таким. Как это про­ис­хо­дит? Тайна…

И все-таки неко­то­рому опре­де­ле­нию эта тайна под­да­ется, и неко­то­рыми сло­вами можно ее обо­зна­чить. Рискнем?

Любовь, влюб­лен­ность… Раз­ные ли это вещи? Вы, навер­ное, ска­жете «да», а я отвечу — «как сло­жится». Можно ли ска­зать, что шест­на­дца­ти­лет­ний Ники, наслед­ник Рос­сий­ского Пре­стола, повстре­чав­шись с две­на­дца­ти­лет­ней прин­цес­сой Алике, сразу полю­бил ее глу­бо­кой истин­ной любовью?

Или это все-таки была юно­ше­ская влюб­лен­ность в юное и пре­крас­ное, дев­ственно чистое созда­ние (над такой влюб­лен­но­стью часто иро­ни­зи­руют, а зря!)? Но чув­ство это, выдер­жав­шее пяти­лет­нее испы­та­ние, созрело и пере­ро­ди­лось в любовь — глу­бо­кую и роман­ти­че­скую любовь на всю жизнь.

Роман­ти­че­ская любовь, по сло­вам пси­хо­лога Галины Бело­зуб, — это амби­ва­лент­ное чув­ство, часто вклю­ча­ю­щее в себя даже нена­висть к тому, от кото­рого ты так зави­сишь и в чьей вла­сти ты нахо­дишься. По ее мне­нию, роман­ти­че­ская любовь — силь­ное чув­ство, тре­бу­ю­щее боль­ших энер­ге­ти­че­ских затрат. Пси­хо­лог счи­тает, что в сов­мест­ной жизни это при­вело бы к зна­чи­тель­ному энер­ге­ти­че­скому исто­ще­нию. Неда­ром люди, жела­ю­щие испы­ты­вать к сво­ему парт­неру силь­ные чув­ства высо­кого накала, вме­сте не живут. Они встре­ча­ются на какое-то время, а затем раз­бе­га­ются набраться сил и вос­ста­но­вить энергию.

Такое воз­можно, напри­мер, для Вла­ди­мира Высоц­кого и Марины Влади, но невоз­можно для нас, людей, живу­щих в одном доме и чаще всего в одной комнате.

С этими утвер­жде­ни­ями можно поспо­рить, потому что при­меры людей, до самой своей смерти сохра­нив­ших именно такую роман­ти­че­скую любовь другу к другу* не испы­ты­вая при этом жела­ния раз­бе­гаться «на время», можно найти не только среди зна­ме­ни­то­стей. Среди же людей извест­ных самым ярким при­ме­ром такой любви можно счесть опять же царе­вича Ники и прин­цессу Алике — свя­тых стра­сто­терп­цев госу­даря Нико­лая Алек­сан­дро­вича и царицу Алек­сан­дру Феодоровну.

В 1916 году, когда жить Цар­ской Семье оста­ва­лось около двух лет, импе­ра­трица писала мужу: «Я так люблю полу­чать от тебя цветы, они — залог неж­ной любви. Не каж­дый муж поду­мает о том, чтоб послать цветы своей ста­рой жене».

А вот выдержка из письма Нико­лая Вто­рого: «Зав­тра 8‑е (день помолвки Цар­ствен­ной четы — М. К.), мои мысли и молитвы будут с тобой, моя девочка, мое род­ное Сол­нышко». В этот памят­ный день 8 апреля Алек­сандра Фео­до­ровна напи­шет: «В этот день, день нашей помолвки, все мои неж­ные мысли с тобой, напол­няя мое сердце бес­ко­неч­ной бла­го­дар­но­стью за ту глу­бо­кую любовь и сча­стье, кото­рыми ты дарил меня все­гда, с того памят­ного дня — 22 года тому назад. Да помо­жет мне Бог воз­дать тебе сто­ри­цей за всю твою ласку! 

Да, я, — говорю совер­шенно искренно, — сомне­ва­юсь, что много жен, таких счаст­ли­вых, как я, — столько любви, дове­рия и пре­дан­но­сти ты ока­зал мне в эти дол­гие годы в сча­стье и горе. За все муки, стра­да­ния и нере­ши­тель­ность мою ты мне так много дал вза­мен, мой дра­го­цен­ный жених и супруг. Теперь редко видишь такие супру­же­ства. Неска­занны твое уди­ви­тель­ное тер­пе­ние и все­про­ще­ние. Я могу лишь на коле­нях про­сить Все­мо­гу­щего Бога, чтоб Он бла­го­сло­вил тебя и воз­дал тебе за все — только Он один может это сделать».

За дол­гие годы супру­же­ства госу­дарь и госу­да­рыня не напи­сали ни одного письма, в кото­ром бы не при­зна­лись вновь и вновь в любви друг к другу с помо­щью самых неж­ных и лас­ко­вых слов. Дума­ется, что подоб­ная любовь, сохра­нив­ша­яся на всю жизнь во всей своей силе, не может не под­дер­жи­ваться и не взра­щи­ваться в духов­ных тру­дах, как и про­ис­хо­дило у цар­ской семьи/ Об этом писала сама свя­тая импе­ра­трица Алек­сандра Фео­до­ровна: «Еще один сек­рет сча­стья в семей­ной жизни — это вни­ма­ние друг к другу. 

Муж и жена должны посто­янно ока­зы­вать друг другу знаки самого неж­ного вни­ма­ния и любви. Сча­стье жизни состав­ля­ется из отдель­ных минут, из малень­ких, быстро забы­ва­ю­щихся удо­воль­ствий; от поце­луя, улыбки, доб­рого взгляда, сер­деч­ного ком­пли­мента и бес­чис­лен­ных малень­ких, но доб­рых мыс­лей и искрен­них чувств. 

Любви тоже нужен ее еже­днев­ный хлеб». То, о чем пишет Алек­сандра Фео­до­ровна, обычно и назы­ва­ется роман­ти­кой в любви, кото­рая необ­хо­дима во все время супру­же­ской жизни — даже если со вре­ме­нем любовь ста­но­вится более спо­кой­ной и начи­нает напо­ми­нать ско­рее дружбу.

Дей­стви­тельно, чаще в удач­ном браке про­ис­хо­дит то, о чем пишет Галина Бело­зуб в книге «Мы выби­раем, нас выби­рают»: супру­же­ская любовь пре­тер­пе­вает изме­не­ния, и из любви добрач­ной роман­ти­че­ской пре­вра­ща­ется в любовь-дружбу. В Биб­лии супру­же­ская любовь назы­ва­ется любовь-филео (любовь, осно­ван­ная на дружбе). Между супру­гами в счаст­ли­вом браке уста­нав­ли­ва­ются дове­ри­тель­ные, более ста­биль­ные и спо­кой­ные отно­ше­ния, чем до брака.

От себя добавлю, что нередко именно лю-бовь-филио, любовь-дружба, ста­но­вится при­чи­ной брака, осо­бенно в зре­лом воз­расте. Вспом­ним рас­сказ свя­щен­ника Алек­сандра Овчин­ни­кова. Но что бы ни лежало в основе того, что мы назы­ваем любо­вью, любовь все­гда, прежде всего — вели­кий труд души.

И все же — что такое любовь? Кино­дра­ма­тург и режис­сер Каринэ Фоли­янц пишет: «Любовь — это тайна. Она насколько погло­щает, ста­но­вится такой неот­ступ­ной, пред­став­ля­ется такой греш­ной, что застав­ляет чело­века сты­диться своей, истер­зан­ной этим чув­ством жизни… Как разо­браться в этом без­бреж­ном оке­ане чувств, как понять самой — чего ты хочешь от чело­века, кото­рый тебе мил? Как, нако­нец, полу­чить достой­ный ответ на затра­чен­ные силы, муки и ожидания?..

Конечно, гото­вых рецеп­тов на вопрос, как быть люби­мым и как охра­нить любовь — не суще­ствует». Но все же мы с пра­во­слав­ными и даже не очень пра­во­слав­ными иссле­до­ва­те­лями этого чудес­ного, непо­нят­ного — и страш­ного таки порой! — чув­ства, попы­та­емся разо­браться в том, что доступно нашему скуд­ному уму.

Любовь и страсть… Одно ли это и тоже? В зарож­да­ю­щейся любви, неочи­щен­ной еще дол­гим опы­том сов­мест­ного суще­ство­ва­ния, может при­сут­ство­вать страсть, но в стра­сти как основ­ном чув­стве очень мало или, чаще всего, вообще нет любви.

В книге с несколько лег­ко­мыс­лен­ным назва­нием «При­ручи люби­мого» Каринэ Фоли­янц рас­ска­зы­вает две исто­рии: любви и страсти.

Наташа и Алек­сей поже­ни­лись рано — сразу после школы. В два­дцать лет у них было уже двое детей. Роди­лись двой­няшки — Ирочка и Лариса. Все шло пре­красно, была своя квар­тира. Алек­сей рабо­тал. Наташа с удо­воль­ствием зани­ма­лась домаш­ними делами. А потом слу­чи­лось страш­ное. Алек­сея сбила машина. И моло­дой кра­си­вый чело­век лежал при­ко­ван­ным к постели.

И, что гораздо страш­нее, он был при­го­во­рен меди­ци­ной к пожиз­нен­ной немощи и непо­движ­но­сти. Тра­ге­дия, раз­ра­зив­ша­яся в семье, не сло­мила Наташу. Ни одного дня она не сомне­ва­лась в том, что оста­нется с мужем. Хотя все, кто знали ее — подруги, быв­шие учи­теля, соседи, — наста­и­вали на том, что рано или поздно ей надо будет устра­и­вать свою жен­скую судьбу.

—  Пойми, — гово­рили они состра­да­тельно и доб­ро­же­ла­тельно, — ты еще дев­чонка, а он калека! Неужели так и прой­дет твоя моло­дость? Посмотри на себя — ты же кра­са­вица, на тебя все на улице заглядываются.

Это было прав­дой. Наташа очень хороша собой. Но, кроме кра­си­вого лица, у нее пре­крас­ная душа.

—  Я одна­жды уже сде­лала свой выбор, — ска­зала она как отрезала.

И больше не один «доб­ро­же­ла­тель» не посмел открыть рта.

Восемь лет Наташа само­от­вер­женно уха­жи­вала за Лешей. Восемь лет! Росли девочки.

Она рабо­тала, почти не встре­ча­лась ни с кем из дру­зей — про­сто было неко­гда! А глав­ное, Наташа не верила вра­чам, кото­рые лечили Алек­сея. Она все время пыта­лась найти такого спе­ци­а­ли­ста, кото­рый бы мог поста­вить ее люби­мого на ноги. И нашла!

То, как верила она в исце­ле­ние мужа, то, как без­за­ветно и пре­данно она слу­жила семье, не могло пройти даром! Алек­сей встал на ноги. Он чув­ствует себя пол­но­цен­ным чело­ве­ком. И, конечно, в этом заслуга Наташи. Жен­щины, кото­рая умеет любить!

Чело­век часто чер­пает свои силы в любви, не заду­мы­ва­ясь над этим, словно не заме­чая — откуда они берутся. Даже нераз­де­лен­ная любовь, как это ни странно, может быть счаст­ли­вой — ибо это чув­ство чаще всего бес­ко­рыстно и созидательно.

Но как бы ни была пре­красна любовь, надо пом­нить, что она вели­чина непо­сто­ян­ная. И того, что она сего­дня есть, совсем не сле­дует, что она будет все­гда. Любовь может цве­сти, а может и уми­рать. Однако в любом слу­чае уме­ние любить — выс­шая чело­ве­че­ская спо­соб­ность. Это, без сомне­ния, твор­че­ская спо­соб­ность души, кото­рая лежит в основе чело­ве­че­ских возможностей.

А увле­че­ние? Да, это силь­ная, все­по­гло­ща­ю­щая тяга к дру­гому чело­веку. Но чело­век, пере­жи­ва­ю­щий увле­че­ние, не спо­со­бен, в отли­чие от любя­щего, на жертву.

При­сту­пая к исто­рии стра­сти, при­ня­той за любовь, Каринэ Фолинц пишет, что нельзя про­ве­сти рез­кую гра­ницу между любо­вью, влюб­лен­но­стью и увле­чен­но­стью. Осо­бенно в моло­до­сти, тем более в ран­ней юности.

Влюб­лен­ность часто неза­метно может пере­ра­сти в любовь. А может и не пере­ра­сти. Только время поста­вит все на свои места и назо­вет сво­ими име­нами. Но все­гда нужно гово­рить об отли­чии любви и стра­сти, поскольку в нашем созна­нии мы часто объ­еди­няем эти два поня­тия. И напрасно. Что же есть страсть?

Страсть — клю­че­вое слово рус­ской лите­ра­туры сереб­ря­ного века. Это — «сол­неч­ный удар» (опре­де­ле­ние вели­кого писа­теля, нашего клас­сика Ивана Бунина). Но речь идет, конечно же, не о лите­ра­туре, а о жизни.

Мы потому часто путаем эти раз­ные поня­тия (любовь и страсть), что наивно пред­по­ла­гаем: послед­няя может длиться всю жизнь. Это — одна из основ­ных, наи­бо­лее часто встре­ча­ю­щихся жен­ских ошибок.

Ольга была уве­рена, что влюб­лена в Вадима. Она рас­ска­зы­вала всем, как любит его. Но что гово­рить! Глав­ное — это чело­ве­че­ские поступки, только по ним можно судить о чув­ствах и наме­ре­ниях чело­века. Ольга безум­ство­вала, потому что Вадим не пода­вал ника­ких при­зна­ков ответ­ного чув­ства. По вече­рам, поте­ряв вся­кую гор­дость, она сто­яла у подъ­езда его дома в надежде, что он обра­тит вни­ма­ние и заго­во­рит с ней.

Нако­нец одна­жды ей уда­лось при­гла­сить его к себе домой. Но Вадим недолго про­был у нее в гостях и, быстро рас­про­щав­шись, ушел.

После его посе­ще­ния Ольга пока­зы­вала подру­гам сохра­нен­ную недо­ку­рен­ную сига­рету, остав­лен­ную в пепель­нице. Она часто зво­нила ему и мол­чала в трубку. Она поху­дела, поте­ряла вся­кий инте­рес к жизни, пере­стала общаться с подру­гами, забро­сила учебу. Весь мир был скон­цен­три­ро­ван на Вадиме. Вер­нее — на стрем­ле­нии запо­лу­чить его, сде­лать «своим».

И — о чудо, небо услы­шало молитвы несчаст­ной! Он сдался. Стал при­хо­дить к Ольге все чаще. Они стали неразлучны.

И что же Ольга? Ощу­тила ли она свое сча­стье в пол­ной мере? Нет! Очень скоро он стал ей без­раз­ли­чен. Как? Ведь больше года она «сохла» по нему, пла­кала, уве­ряла всех в том, что это — незем­ное чув­ство и жить она без Вадима не может!

Когда Вадим сде­лал ей пред­ло­же­ние, Ольга рас­хо­хо­та­лась ему в лицо. Нет, она не соби­ра­ется жить с ним! Все подруги Ольги были немало удив­лены: «Ты же любила его!» — «Да, любила, а теперь разлюбила!»

Он стал досту­пен, а зна­чит — неинтересен!

Перед нами обра­зец не любви, а стра­сти. Захва­чен­ная этим прежде не ведо­мым чув­ством, моло­дая девушка рас­трав­ляла себе душу без­раз­ли­чием к ней пред­мета ее стра­сти. Она стала фети­шист­кой, соби­рая его платки и окурки сигарет.

Но как только это «незем­ное суще­ство­ва­ние» посте­пенно пере­шло в зем­ное — то есть в нор­маль­ные встречи, зна­ком­ство с его роди­те­лями, сов­мест­ное вре­мя­пре­про­вож­де­ние, — страсть Ольги угасла. Любви не было! Не было ничего свет­лого и сози­да­тель­ного. Все это время она только раз­ру­шала себя. Свою жизнь. Свои силы. Здо­ро­вье. И не только свое здо­ро­вье, но и здо­ро­вье близ­ких людей: вме­сте с Олей не спала, пере­жи­вала и мучи­лась ее мать. Раз­ру­ши­тель­ная сила — при­знак не любви, а именно страсти!

Страсть — это сво­его рода безу­мие! Автор книги «При­ручи люби­мого» делает вывод, вполне соче­та­ю­щийся с пра­во­слав­ным миро­воз­зре­нием. Каринэ Фоли­янц пре­ду­пре­ждает нас, что надо уметь отли­чать страсть от любви. Надо уметь быть гото­вой к тому, что каж­дая из вас хоть раз в жизни может пере­бо­леть этой болез­нью. Страсть — это жела­ние обладать!

И она, увы, часто ока­зы­ва­ется чув­ством раз­ру­ши­тель­ным. Поэтому, прежде всего, надо уметь раз­гра­ни­чи­вать любовь и жела­ние. Жела­ние — стрем­ле­ние обла­дать, оно озна­чает вклю­че­ние объ­екта жела­ния в нашу жиз­нен­ную сферу и пре­вра­ще­ние его в часть нас самих. Именно поэтому жела­ние уми­рает после того, как оно удо­вле­тво­рено. Его осу­ществ­ле­ние равно смерти. Жела­ние пассивно.

И наобо­рот, любовь про­ник­нута актив­ным нача­лом. Мы стре­мимся к объ­екту и пре­бы­ваем в нем.

Трудно не согла­ситься с Каринэ Фоли­янц, что душа чело­века, иссу­шен­ная стра­стью, напо­ми­нает ком­нату боль­ного, в кото­рую не посту­пает све­жий воз­дух. Выходя же из этого исступ­ле­ния, мы испы­ты­ваем чув­ство, близ­кое к про­буж­де­нию, осво­бож­де­нию от плена. Поис­тине — страсть похожа на гипноз.

С болез­нью срав­ни­вал любов­ную страсть свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник, при­чем, заме­чал он, боль­ному порой самому до безу­мия хочется мучиться этой болез­нью. Да и в любом зна­че­нии слово «страсть» в хри­сти­ан­ском зву­ча­нии имеет нега­тив­ный смысл — стра­сти раз­ру­шают душу, отда­ляют чело­века от Бога.

Теперь, доро­гие чита­тель­ницы, вы, конечно, спро­сите: как же отли­чить одно от дру­гого? Но здесь, кажется, все ясно: время — луч­ший помощник.

Паки и паки повторю, что у каж­дого чело­века своя судьба и на всех сове­тов не хва­тит, но жизнь пока­зы­вает, что уме­ние сдер­жать себя, чтобы не бро­ситься в брак как омут (частенько ведь и так бывает: вглубь с голо­вой и — конец), жела­ние про­ве­рить свои чув­ства, добрач­ная дружба вме­сто добрач­ного секса, — все это помо­гает понять и оце­нить и себя, и избран­ника. Насто­я­щая любовь пре­одо­леет все иску­ше­ния — страсть исто­мит душу и потухнет.

На соб­ствен­ном опыте, опыте моих подруг и зна­ко­мых знаю, что при­мер­ный срок такого испы­та­ния чувств — год. Чего только за этот год не откро­ется! Ино­гда, правда, и истинно любя­щим людям при­хо­дится бороться с иску­ше­ни­ями. Под­су­нет, напри­мер, бес наив­ной Наташе Росто­вой вме­сто бла­го­род­ного князя Андрея ковар­ного Анатоля.

Но на то и испы­та­тель­ный срок, чтобы про­хо­дить его вдвоем, пыта­ясь про­ник­нуть в духов­ный мир избран­ника, учась выстра­и­вать гар­мо­нию в отно­ше­ниях, да заодно и понять, будете ли вы тер­петь, ска­жем, у сво­его принца при­вычку курить, от кото­рой он никак не изба­вится, или же ста­нете устра­и­вать ему посто­ян­ные скан­далы из-за того, что вас тош­нит от запаха сигарет.

Поверьте, нет ничего пре­крас­ней, чем позна­вать внут­рен­ний мир люби­мого чело­века, а вме­сте с тем и учиться тер­петь малень­кие сла­бо­сти друг друга.

Но в испы­та­тель­ный срок могут открыться и сла­бо­сти боль­шие — пьет жених, руку на вас под­ни­мает или стре­ляет гла­зами направо и налево. Вы, поло­жим, его любите, но рас­счи­тайте силы, прежде чем ста­но­виться доб­ро­воль­ной муче­ни­цей его поро­ков — пьян­ства, жесто­ко­сти и дон­жу­ан­ства. Все-таки спро­сите себя: а надо ли это мне?

Может слу­читься и так, что это вы «про­ко­ли­тесь». За год — обя­за­тельно про­ко­ли­тесь, если есть в чем. И ока­жется, что не так уж и хочет жениться чело­век на жен­щине, склон­ной биться в исте­рике по пустя­кам или слиш­ком стре­мя­щейся к вла­сти над ним или, наобо­рот, посто­янно уныло гля­дя­щей ему в рот.

Горько, конечно. Но, поду­майте, если он обна­ру­жит в вас что-то для себя непри­ем­ле­мое, уже став вашим мужем, разве не горше будет? Зато у вас появится воз­мож­ность осо­знать свои ошибки с тем, чтобы учиться их не повторять.

Поэтому все­гда важно не спе­шить. Разве не бывает такого, что при­мерно через год обще­ния с любым чело­ве­ком (с новым другом/подругой, кол­ле­гой, шефом и про­чее) мы порой удив­ля­емся: надо же, я думала, он такой-то, а он эта­кий! Почему так про­ис­хо­дит? Что нам гово­рит на этот счет наука о чело­ве­че­ской душе — психология?

Галина Бело­зуб в книге «Мы выби­раем, нас выби­рают» обра­щает вни­ма­ние именно на это: люди жалу­ются на свою поло­вину, что до сва­дьбы он или она были прямо-таки совсем дру­гими людьми, а после про­изо­шла такая пере­мена… Правда, при этом вспо­ми­нают: «Вот, неда­ром меня мама (подруга) пре­ду­пре­ждала…» Почему же люди не видят того, что для дру­гих очевидно?

Во-пер­вых, потому что период влюб­лен­но­сти — это период изме­нен­ного созна­ния. Эмо­ции так мастер­ски отклю­чают наш разум, что мыс­ли­тель­ный про­цесс не идет — нет ника­кого разум­ного ана­лиза и син­теза, а есть один сплош­ной полет. И если Каю Снеж­ная Коро­лева доба­вила в сердце льдинку, и глаза его стали слиш­ком трез­выми, то у влюб­лен­ного вме­сто сердца поис­тине «пла­мен­ный мотор». И соот­вет­ственно, на гла­зах розо­вые очки.

«Потом-то уро­вень гор­мо­нов сни­зится, и очки разо­бьются, и мы с вами посмот­рим трезво на сво­его избран­ника, и тогда-то и поду­маем: «Боже, как же он изме­нился! А ведь мама гово­рила… Как же я этого раньше не видела…»

Все верно. К тому же, сердце чело­ве­че­ское спо­собно рож­дать такие про­ти­во­ре­чи­вые и запу­тан­ные чув­ства, с таким мно­же­ством оттен­ков и нюан­сов, оно может окра­ши­вать эти чув­ства так ярко и при­чуд­ливо, что запу­таться вслед сво­ему сердцу немуд­рено. Для этого и жела­тельно любя­щим серд­цам получше узнать друг друга. И вот что еще важно: опре­де­лите, что вам необ­хо­димо в буду­щем муже, а что ни при каком рас­кладе не будет вас устра­и­вать. Это помо­жет удер­жаться от ошибки, если вы будете ослеп­лены страстью.

Жур­на­лист Мария Изо­това рас­ска­зы­вала в книге «Пра­вила пове­де­ния в брач­ный сезон»: «Сего­дня я пони­маю: мой брак не сло­жился не только потому, что я не готова была стать чьей-то женой. Он не состо­ялся еще и потому, что, выходя замуж, я поня­тия не имела, с каким мужем мне, хотя бы тео­ре­ти­че­ски, удастся ужиться, а с каким не удастся ни в коем случае.

Чело­век, с кото­рым вы хотите свя­зать судьбу, может быть и умни­цей, и кра­сав­цем, и забот­ли­вым парт­не­ром, и удач­ли­вым биз­не­сме­ном, но… Но вам, к при­меру, рядом нужен кто-то совсем дру­гой. В силу каких-то ори­ги­наль­ных свойств именно вашего непро­стого характера».

Поэтому, если вы оди­ноки, то не лени­тесь и не про­во­дите все время у окна, ожи­дая суже­ного на белом коне или чер­ном «Мер­се­десе». У вас столько работы! Да какой работы… Самой труд­ной, но и самой инте­рес­ной. Познать себя. И еще — научиться любить.

Учитесь любить

Вообще-то полу­ча­ется пара­докс. Неко­то­рые совре­мен­ные мора­ли­сты только и делают, что ста­вят знак равен­ства: любовь = блуд. Откуда это? Такое чув­ство, что неко­то­рые рели­ги­оз­ные учи­теля жизни, сами того не подо­зре­вая, льют воду на мель­ницу наших так назы­ва­е­мых либе­ра­лов от морали. Поскольку и те, и дру­гие детей учат один к одному, что любовь = секс.

Только пер­вые пугают: «блуд — это самое страш­ное и ужас­ное, что с вами может слу­читься, запри­тесь ско­рей по домам, как бы чего не вышло, и ста­рай­тесь даже не гля­деть на людей про­ти­во­по­лож­ного пола». Вто­рые соблаз­няют: «секс — это самое кай­фо­вое и самое важ­ное в жизни заня­тие, зани­май­тесь этим как можно чаще». Как вы дума­ете, к кому при­слу­ша­ется в массе своей моло­дежь? Сомне­ва­юсь, что вы сильно заду­ма­лись над ответом.

Но я все-таки не верю, что моло­дые люди разу­чи­ва­ются любить. Не может быть такого, хотя бы потому, что любовь — извеч­ное чув­ство, кото­рое зарож­да­ется в серд­цах часто помимо и вопреки… Помните песенку из фильма: «Где встре­тишь ты ее, не зна­ешь напе­ред — темны пути любви».

И судьбы любви темны. И любовь, заро­див­ша­яся в под­во­рот­нях и раз­ве­се­лых тусов­ках, может стать не менее чистой и свя­той, чем любовь, встре­тив­ша­яся чело­веку в пра­во­слав­ном храме. Вы не верите? Тогда позна­комь­тесь, напри­мер, с исто­рией из газеты «Как жить» о любви, «кото­рая не умирает».

«Когда Андрей и Катя позна­ко­ми­лись, им обоим было по 16, и он и она про­ис­хо­дили из обыч­ных совет­ских семей сред­него достатка. 

Под­рост­ко­вый про­тест про­тив роди­тель­ского авто­ри­тета и попытка вырваться из при­выч­ного «дет­ского» мира бро­сили их на улицы в моло­деж­ные тусо­воч­ные ком­па­нии с их шум­ной и пустой кутерь­мой, неиз­менно при­об­ща­ю­щей всех при­хо­дя­щих от дет­ских шало­стей к гре­хов­ной грязи «взрос­лой» жизни. На одной из подоб­ных тусо­вок они и позна­ко­ми­лись, полю­били друг друга и стали близки.

Их роман длился пару меся­цев до тех пор, пока одна­жды Катя, позво­нив Андрею, не ска­зала, что ждет ребенка. У каж­дого бывают в жизни моменты роко­вой нере­ши­тель­но­сти: неожи­дан­ность изве­стия, поро­див­шая смя­те­ние, отсут­ствие усло­вий — все это при­вело к тому, что Андрей, кото­рому только что испол­ни­лось 17 лет, не смог раз­де­лить груз ответственности.

Их пути разо­шлись: они больше нико­гда не встре­ча­лись, не созва­ни­ва­лись, не слы­шали ничего друг о друге от знакомых. 

Вскоре каж­дый из них рас­про­щался с тусо­воч­ной жиз­нью — Андрей после того, как на его гла­зах, нахо­дясь под дей­ствием нар­ко­тика, покон­чил с собой его друг, Катя — так как гото­ви­лась к рож­де­нию ребенка. Они закон­чили сред­нюю школу, Андрей посту­пил в педа­го­ги­че­ский, Катя — в меди­цин­ское училище.

В инсти­туте Андрей позна­ко­мился с Мари­ной — вид­ной целе­устрем­лен­ной девушкой.

Между ними воз­никла глу­бо­кая при­вя­зан­ность, и моло­дые люди решили поже­ниться. Марина даже пере­ехала к Андрею жить, настолько твер­дым было их реше­ние. Однако, в силу раз­ных внеш­них пре­пят­ствий, их сва­дьба откла­ды­ва­лась раз от разу. 

Так, напри­мер, когда они были в гостях у дру­зей нака­нуне того дня, на кото­рый был назна­чен поход в ЗАГС, хозяй­ский буль­дог совер­шенно неожи­данно съел пас­порт Марины. Вос­ста­нов­ле­ние рас­тя­ну­лось на несколько меся­цев, на про­тя­же­нии кото­рых моло­дые люди обо­юдно убе­ди­лись в том, что не под­хо­дят друг другу и расстались.

Шло время. В жизни Андрея слу­чи­лось необы­чай­ное собы­тие — он при­шел к Богу. Нача­лось все с того, что он попал в бри­гаду стро­и­те­лей, рабо­та­ю­щих над вос­ста­нов­ле­нием храма. Так про­стое жела­ние под­ра­бо­тать послу­жило пер­вым толч­ком, при­от­крыв­шим дверь в боль­шой и насто­я­щий мир веры. 

Не пере­ста­вая быть самим собой, Андрей стал совсем иным, он словно обно­вился, и этот новый свет­лый чело­век с зами­ра­нием сердца совер­шал пер­вые шаги на пути духов­ной жизни: пер­вый пост, пер­вая Испо­ведь, пер­вое При­ча­стие, пер­вая Пасха! А с какой радо­стью он при­нял кли­рос­ное послу­ша­ние, став одним из пев­чих! Через все это про­ис­хо­дило его вхож­де­ние в жизнь Церкви и при­об­ще­ние жизни Божественной.

Как то нередко бывает у только что обра­тив­шихся, Андрей какое-то время все­рьез раз­ду­мы­вал о при­ня­тии мона­ше­ства, но его духов­ник строго-настрого при­ка­зал выбро­сить эти мысли из головы.

Новая жизнь была не без труд­но­стей и не без труда: Андрей учился про­щать, пре­одо­ле­вать гре­хов­ные при­вычки, бро­сил курить, стал мягче в обхож­де­нии с людьми. В этот период жизни Андрей все чаще стал вспо­ми­нать Катю. Что с ней? Где она? Родила ли? 

Разыс­кав как-то на клочке пожел­тев­шей бумаги теле­фон, Андрей, собрав­шись с духом, позво­нил. Отве­тили новые хозя­ева — преж­ние съе­хали больше года назад, не оста­вив адреса. Иначе найти было невоз­можно, ведь моло­дые люди не знали даже фами­лии друг друга! Андрей сми­рился, но свою первую девушку не забыл и регу­лярно поми­нал в молитвах.

И вдруг как-то днем раз­дался зво­нок. Голос Кати совсем не изме­нился. Она зво­нила, чтобы попро­сить у Андрея его фото­гра­фию для их дочки Любы, кото­рой скоро должно было испол­ниться два года. Он сразу же согла­сился, они встре­ти­лись и с пер­вого же взгляда поняли, что все­гда любили друг друга. И в этой любви все вдруг слу­чи­лось про­сто и легко: и пер­вая встреча с Любой, и зна­ком­ство с Кати­ными роди­те­лями, сов­мест­ное кре­ще­ние Любы, пред­ло­же­ние Кате… 

Для буду­щей семьи нужно было найти работу, жилье, справ­ляться с новыми хло­по­тами, при­ли­че­ству­ю­щими главе семьи — но это уже не стра­шило, и с помо­щью Божией все устро­и­лось: через четыре месяца Андрей и Катя соче­та­лись закон­ным бра­ком, а еще чуть позже обвен­ча­лись. Ради работы Андрею при­шлось оста­вить инсти­тут, но это его нисколько не опе­ча­лило — по его сло­вам, совер­шен­ство­ваться в педа­го­ги­че­ских навы­ках каж­дый день у себя дома и инте­рес­ней, и ответственней.

И вот уже чет­вер­тый год они все живут друж­ной семьей в любви и согла­сии. В храме нередко можно видеть их втроем, и для мно­гих их зна­ко­мых эта исто­рия явля­ется ярким под­твер­жде­нием того, что Гос­подь ведет пред­на­зна­чен­ных друг другу людей к сов­мест­ному сча­стью самыми раз­ными путями и через любые испытания. 

Васи­лий Львов, г. Воронеж».

А вот еще одна любов­ная исто­рия, до удив­ле­ния напо­ми­на­ю­щая сюжеты роман­ти­че­ских рома­нов и пьес о влюб­лен­ных, кото­рым из-за соци­аль­ного нера­вен­ства пре­пят­ствуют соеди­ниться жесто­ко­сер­дые роди­тели. Нечто подоб­ное может вполне про­изойти и в наше время. Впро­чем, у нас сей­час тоже царит нера­вен­ство в обще­стве — не столько соци­аль­ное, сколько финансовое.

«Мне неиз­вестно, как именно и где они позна­ко­ми­лись. Я буду гово­рить лишь о том, что знаю, как зна­ко­мый наших героев. Так слу­чи­лось, что по Про­мыслу Божию несколько лет назад моло­дой семи­на­рист и юная дочь «нового рус­ского» полю­били друг друга.

Зим­ними утрами в заин­де­вев­шем вагоне ран­ней элек­трички на Сер­гиев Посад кра­са­вица Лиза кута­лась в шубку и думала о встрече с Дмит­рием — очень ода­рен­ным, искрен­ним, вни­ма­тель­ным чело­ве­ком, раз­но­сто­ронне обра­зо­ван­ным и при этом оба­я­тельно про­стым и инте­рес­ным в обще­нии, с кото­рым все­гда так легко… 

Неча­стые встречи кир­пи­чик за кир­пи­чи­ком скла­ды­вали осно­ва­ние чув­ства, более глу­бо­кого, чем сим­па­тия и более проч­ного, чем юно­ше­ская влюб­лен­ность. Робко спле­та­лись пальцы рук, крепко спле­та­лись сердца. Скоро-стало ясно: они будут вме­сте все­гда, и не может никак быть иначе. Однако «новый рус­ский» папа Лизы думал на сей счет прямо про­ти­во­по­лож­ным обра­зом; он был твердо убеж­ден, что этому нищему семи­на­ри­сту не место рядом с его един­ствен­ной доче­рью. Ника­кие уго­воры Лизы не возы­мели действия. 

При­стально глядя Дмит­рию в глаза, папа спо­койно сооб­щил, что если он не отста­нет от его дочери, то его (Дмит­рия) очень скоро най­дут в кана­ли­за­ции с про­стре­лен­ной голо­вой, и что ему (папе) это будет сто­ить недорого.

Это было тяже­лым уда­ром для влюб­лен­ных, опе­ча­лен­ный Дмит­рий вынуж­ден был при­знать серьез­ность дово­дов и попро­сил раз­ре­ше­ния наедине попро­щаться с Лизой. Папа снис­хо­ди­тельно раз­ре­шил. Для про­щаль­ного раз­го­вора моло­дые люди вышли на лест­нич­ную клетку и тут же, не медля ни секунды, Лиза в халате и тапоч­ках сбе­жала с возлюбленным.

Тайно от роди­те­лей они обвен­ча­лись и рас­пи­са­лись. Вен­чал друг Дмит­рия по семи­на­рии. В сня­той на три недели замыз­ган­ной смеж­ной ком­на­тушке на окра­ине про­шел их медо­вый месяц. Дальше жить моло­дым было негде, и при­шлось Лизе вер­нуться в свою ком­нату с дядей-соседом. 

Брак их «новый рус­ский» папа не при­знал и опас­ность над ново­ис­пе­чен­ным зятем не только не исчезла, но даже уси­ли­лась: Лизин кру­той дядя, вете­ран чечен­ской войны, имел чет­кие указания«проучить» Дмит­рия, если он будет заме­чен рядом с Лизой. Даль­ней­шая жизнь новых мужа и жены про­те­кала по зако­нам кон­спи­ра­ции: слож­ная система тай­ных сиг­на­лов и хит­ро­ум­ной мас­ки­ровки обрам­ляла все их встречи, пару раз закон­ном мужу даже при­хо­ди­лось пря­таться в шкафу у своей закон­ной жены!

Воз­можно, об этом забавно читать, но лично пере­жи­вать это было отнюдь не забавно. Про­блемы серьез­ные, и раз­ре­ши­лись они не в одно­ча­сье и не по мано­ве­нию вол­шеб­ной палочки. Тре­бо­ва­лось много тер­пе­ния, любви и веры. 

Руко­по­ло­же­ние Дмит­рия выну­дило его тестя отка­заться от вздор­ных пла­нов рас­правы, а рож­де­ние дочери — и вовсе «при­знать» зятя. Посте­пенно отно­ше­ния с род­ствен­ни­ками нала­ди­лись. Супру­гам уда­лось найти квар­тиру; служа в несколь­ких местах и зани­ма­ясь пре­по­да­ва­нием, отец Димит­рий смог полу­чать доста­точно, чтобы про­кор­мить семью…

С тех бур­ных пор про­шло несколько лет. Отец Димит­рий слу­жит, рабо­тает, пишет ста­тьи, ведет обшир­ную дея­тель­ность. В семье уже двое детей, и ни один не оста­ется без вни­ма­ния. Гос­подь бла­го­слов­ляет спо­кой­ствием и достат­ком этот дом. И что самое пре­крас­ное — ярко сияет сохра­нен­ная и пре­умно­жен­ная любовь у его обитателей. 

Ни огонь, ни вода, ни мед­ные трубы, ни лише­ния, ни доста­ток не нанесли ника­кого ущерба этой откры­той свет­лой любви, и, навер­ное, в нашей исто­рии это глав­ное чудо, плод их еди­ной непре­клон­ной воли быть вме­сте — во испол­не­ние слов Писа­ния, гово­ря­щих, что един­ство любя­щих супру­гов пре­выше кров­ных уз род­ства (Быт. 2, 24, Мк. 10, 8). Конечно, под­лин­ная кра­сота этой уди­ви­тель­ной исто­рии известна только самим ее героям, но хочется верить, что и наш крат­кий рас­сказ смог пока­зать, что насто­я­щая любовь силь­нее каких бы то ни было пре­пят­ствий — с помо­щью Божией» («Как жить», № 19).

Да любовь, конечно же, суще­ствует. Дру­гое дело, что она чаще всего не похожа на сказку а‑ля Бар­бара Карт­ленд, где роман­ти­че­ская кра­са­вица в голу­бом пла­тье непре­менно нахо­дит свою поло­винку в виде муже­ствен­ного и пре­крас­ного графа, барона или носи­теля еще какого-нибудь титула. Но здесь уже все зави­сит от вас, нужен ли вам обя­за­тельно ска­зоч­ный принц с мил­ли­о­ном алых роз или вы согласны на кого-нибудь поскромнее.

Пер­вое, кстати, вполне имеет право быть, но тогда уж жен­щина опре­де­ленно не должна жало­ваться на оди­но­че­ство и разо­ча­ро­ва­ние — прин­цев сей­час явный дефи­цит, а потому за принца ино­гда может быть при­нят некий само­зва­ный пре­тен­дент на трон вашего сердца. Сколько же слез потом будет про­лито! Но может быть, вы поста­ра­е­тесь и раз­гля­дите принца в обыч­ном чело­веке? Попро­буйте. И тогда любой сле­сарь Вася, если вы его полю­бите и он полю­бит вас, ста­нет вашему сердцу дороже всех коро­но­ван­ных особ всего мира.

Кстати, о коро­но­ван­ных осо­бах. Корона не помо­жет, но и не поме­шает в семей­ной жизни, если у супру­гов есть любовь и пони­ма­ние сво­его мужского/женского пред­на­зна­че­ния. Свя­тая царица-муче­ница Алек­сандра Феодо-ровна была очень счаст­лива в супру­же­стве, но сча­стье это далось ее семье, бла­го­даря боль­шим духов­ным трудам.

Сама импе­ра­трица пони­мала, что одной любви для гар­мо­нич­ного брака недо­ста­точно — далеко не все­гда любовь может так обла­го­ро­дить чело­века, что в нем пере­ста­нет дей­ство­вать эго­изм. «По вине тех, кто поже­нился, одного или обоих, жизнь в браке может стать несча­стьем. Воз­мож­ность в браке быть счаст­ли­вым очень велика, но нельзя забы­вать и воз­мож­но­сти его краха. Только пра­виль­ная и муд­рая жизнь в браке помо­жет достичь иде­аль­ных супру­же­ских отношений.

Пер­вый урок, кото­рый нужно выучить и испол­нить, это тер­пе­ние. В начале семей­ной жизни обна­ру­жи­ва­ются как досто­ин­ства харак­тера и нрава, так и недо­статки и осо­бен­но­сти при­вы­чек, вкуса, тем­пе­ра­мента, о кото­рых вто­рая поло­вина и не подозревала.

Ино­гда кажется, что невоз­можно при­те­реться друг к другу, что будут веч­ные и без­на­деж­ные кон­фликты, но тер­пе­ние и любовь пре­одо­ле­вают все, и две жизни сли­ва­ются в одну, более бла­го­род­ную, силь­ную, пол­ную, бога­тую, и эта жизнь будет про­дол­жаться в мире и покое.

Еще один важ­ный эле­мент в семей­ной жизни — это един­ство инте­ре­сов. Ничто из забот жены не должно казаться слиш­ком мел­ким, даже для гигант­ского интел­лекта самого вели­кого из мужей. С дру­гой сто­роны, каж­дая муд­рая и вер­ная жена будет охотно инте­ре­со­ваться делами ее мужа. Она захо­чет узнать о каж­дом его новом про­екте, плане, затруд­не­нии, сомнении.

Она захо­чет узнать, какое из его начи­на­ний пре­успело, а какое нет, и быть в курсе всех его еже­днев­ных дел. Пусть оба сердца раз­де­ляют и радость, и стра­да­ние. Пусть они делят попо­лам груз забот. Пусть все в жизни у них будет общим. Им сле­дует вме­сте ходить в цер­ковь, молиться рядом, вме­сте при­но­сить к сто­пам Бога груз забот о своих детях и обо всем доро­гом для них. Почему бы им не гово­рить друг с дру­гом о своих иску­ше­ниях, сомне­ниях, тай­ных жела­ниях и не помочь друг другу сочув­ствием, сло­вами обод­ре­ния. Так они и будут жить одной жиз­нью, а не двумя.

Бой­тесь малей­шего начала непо­ни­ма­ния или отчуж­де­ния. Вме­сто того, чтобы сдер­жаться, про­из­но­сится неум­ное, неосто­рож­ное слово — и вот между двумя серд­цами, кото­рые до этого были одним целым, появи­лась малень­кая тре­щинка, она ширится и ширится до тех пор, пока они не ока­зы­ва­ются навеки ото­рван­ными друг от друга. Вы ска­зали что-то в спешке? Немед­ленно попро­сите про­ще­ния. У вас воз­никло какое-то непо­ни­ма­ние? Неважно, чья это вина, не поз­во­ляйте ему ни на час оста­ваться между вами.

Удер­жи­вай­тесь от ссоры. Не ложи­тесь спать, затаив в душе чув­ство гнева. В семей­ной жизни не должно быть места гор­до­сти. Нико­гда не нужно тешить свое чув­ство оскорб­лен­ной гор­до­сти и скру­пу­лезно высчи­ты­вать, кто именно дол­жен про­сить про­ще­ния. Истинно любя­щие такой казу­и­сти­кой не зани­ма­ются. Они все­гда готовы и усту­пить, и извиниться».

Слова эти напи­сала жен­щина, кото­рую муж до конца жизни назы­вал не иначе как «мое род­ное люби­мое сол­нышко, доро­гая жена». Зна­чит, Алек­сандра Фео­до­ровна знала, о чем рас­суж­дала: «Одно слово охва­ты­вает все — это слово «любовь». В слове «любовь» целый том мыс­лей о жизни, о долге, и когда мы при­стально и вни­ма­тельно изу­чаем его, каж­дая из них высту­пает ясно и отчетливо».

Кто может рас­ска­зать о любви лучше, чем жен­щина? Суть жен­ской натуры уже дав­ным-давно опре­де­ля­ется этим сло­вом. Нет, совсем не потому, что муж­чины меньше в ней нуж­да­ются — может быть, они нуж­да­ются в тепле и заботе — в луч­ших про­яв­ле­ниях любви — еще больше, чем жен­щины. И не потому, что муж­чина якобы не спо­со­бен на глу­бо­кие чув­ства, — еще как спо­со­бен! — а потому, что в жен­щине, бла­го­даря при­род­ному пред­на­зна­че­нию к мате­рин­ству, очень сильно стрем­ле­ние согреть, окру­жить забо­той и вни­ма­нием того, кого любишь.

И при этом в жен­ской натуре при­сут­ствует та тро­га­тель­ная неза­щи­щен­ность, жажда «опе­реться на силь­ное плечо», кото­рая и побу­дила Апо­стола при­звать мужей к тому, чтобы греть и питать жену как соб­ствен­ную плоть и обра­щаться с супру­гой как с немощ­ней­шим сосу­дом. Но есть люди, кото­рые, как пишет Галина Бело­зуб, очень боятся «плена чувств».

«Я хотела бы любви, но не могу ска­зать, что остро нуж­да­юсь в ней, — гово­рят неко­то­рые жен­щины и добав­ляют: Ведь если я нуж­да­юсь в любви, то сразу же попа­даю в зави­си­мость от дру­гого чело­века! А быть зави­си­мой — это страшно!» Почему такие стран­ные заяв­ле­ния исхо­дят от жен­щин? — спра­ши­вает пси­хо­лог. И отве­чает: лишь потому, что они не изба­ло­ваны этим чув­ством в жизни. И еще: жажда неудо­вле­тво­рен­ной любви все­гда имеет дру­гую сто­рону — непо­ко­ле­би­мый эгоизм!

Не бой­тесь влюб­ляться! Стра­шилки о том, что под любо­вью люди пони­мают лишь раз­гул стра­стей и при­леп­ле­ние к зем­ному, не имеют под собой осно­ва­ния. Хотя, дей­стви­тельно, под­рост­кам, очень моло­дым людям, осо­бенно маль­чи­кам и юно­шам, часто свой­ственно при­ни­мать силь­ное поло­вое вле­че­ние за любовь. Девочки не менее застра­хо­ваны от оши­бок, влюб­ля­ясь не в реаль­ного чело­века, а в при­ду­ман­ный идеал. Но это не абсо­лют­ное правило.

И если, опи­ра­ясь на запо­веди Божий, моло­дой чело­век или девушка будут ста­раться блю­сти цело­муд­рие, под­ра­зу­ме­вая под этим сло­вом не только дев­ствен­ность, но и целост­ность своей натуры, когда «ум не захо­дит за разум», то можно избе­жать такой ошибки, как ско­ро­па­ли­тель­ный брак и еще более ско­ро­па­ли­тель­ный раз­вод. Между тем истин­ная любовь при­бли­жает нас ко Хри­сту, так как учит чело­века разум­ной жерт­вен­но­сти, когда «я» пере­стает быть смыс­лом мироздания.

Насто­я­щая любовь, даже нераз­де­лен­ная — чув­ство настолько сози­да­ю­щее и про­све­ща­ю­щее, что даже при всех стра­да­ниях, кото­рые она при­но­сит, душа укреп­ля­ется и учится любовь к избран­нику сердца пере­но­сить на все вокруг. Кому из влюб­лен­ных не зна­комо это чув­ство, что весь мир вдруг пре­об­ра­зился и просветлел?

Но самое важ­ное — удер­жать это чув­ство про­свет­лен­ного и пре­об­ра­жен­ного мира в своей душе даже тогда, когда сча­стье обра­тится в стра­да­ние или быт сгла­дит остроту силь­ных чувств. 

Жен­щина, пере­жив­шая даже несчаст­ную любовь, ощу­щает себя как бы обнов­лен­ной, мно­гому научив­шейся, счаст­ли­вой от посвя­ще­ния в вели­кую тайну чело­ве­че­ских отно­ше­ний. Она идет по жизни с улыб­кой, обра­щен­ной ко всему миру.

«И даже легче, может быть,
С такой улыб­кой негасимой
Быть нелю­би­мой, но любить,
Чем не любить, но быть люби­мой», — пела Татьяна Никитина.

Сколько рас­ска­зов, прит­чей и ска­зок посвя­щено жен­щи­нам, жерт­венно, до конца ждав­ших сво­его воз­люб­лен­ного, мужа из даль­них стран­ствий, воен­ных похо­дов… Не зря, навер­ное, именно жен­щин сами муж­чины в своем твор­че­стве пред­став­ляют образ­цом любви и вер­но­сти. Образ влюб­лен­ного рыцаря, посвя­тив­шего всю жизнь без остатка пре­крас­ной даме, согла­си­тесь, менее симпатичен.

Ни одной нор­маль­ной жен­щине, если она не само­влюб­лен­ная эго­истка, не захо­чется стать недо­ся­га­е­мой боги­ней, идо­лом, на кото­рую воз­люб­лен­ный молится и ради кото­рой совер­шает несу­свет­ные глу­по­сти. Это только в начале отно­ше­ний жен­щине лестно, когда муж­чина лезет к ней в окно, хотя никто не мешает ему войти в дверь.

Правда не все­гда такой рыцарь ста­но­вится потом забот­ли­вым мужем, но это уже дру­гая тема. На самом деле любой нор­маль­ный чело­век, и муж­чина, и жен­щина, хочет в любви не только полу­чать, но и отда­вать. Только на основе само­от­дачи, вза­им­ного духов­ного обо­га­ще­ния супру­гов и может на дол­гие годы про­су­ще­ство­вать счаст­ли­вый, гар­мо­нич­ный брак.

«Что делает семью креп­кой, а людей, объ­еди­нен­ных в эту семью, счаст­ли­выми? Бли­зость… Близ­кий чело­век, это чело­век, кото­рого я не боюсь, с кото­рым я себя чув­ствую в пол­ной без­опас­но­сти», — пишет Галина Бело­зуб в книге «Брак от рас­света до заката». Пси­хо­лог спра­ши­вает чита­те­лей: готовы ли они к боли и страданию?

Ведь это плата «за золото отно­ше­ний, кото­рое мы хотим полу­чить». Готовы ли мы пла­тить за бли­зость уяз­ви­мо­стью? Пер­вым барье­ром на пути к бли­зо­сти автор назы­вает услов­ную любовь, что само собой озна­чает любовь на каких-то условиях.

С этим утвер­жде­нием сложно поспо­рить, потому что мы, огля­дев­шись вокруг, сами пой­мем, что подоб­ный тип любви широко рас­про­стра­нен. Безо вся­кого злого умысла к такой любви при­ру­чили нас роди­тели. Ведь и в самом деле, редко кто в дет­стве не слы­шал от мамы или папы: не съешь кашу — я тебя любить не буду. «За каж­дую ошибку, плохую отметку нака­зы­вали и ругали.

Тем самым пока­зы­вая, что если я пло­хая, то меня любить не за что. И с дет­ских лет, бук­вально с моло­ком матери, ребе­нок усва­и­вал, что любовь — это награда за что-то. Любовь непо­сто­янна, она может быть, а могут ее и отнять. Дела­ете вы то, что хочет от вас люби­мый чело­век, — он вас любит. Если вы не будете делать так, как от вас тре­буют, — вас разлюбят».

Так как ука­зать чело­веку на его сла­бо­сти, про­махи, ошибки, не заде­вая само­лю­бия чело­века? То есть постро­ить свое выска­зы­ва­ние так, чтобы оно спо­соб­ство­вало росту парт­нера, а не уни­жало его? Пси­хо­лог сам отве­чает на свой вопрос: выска­зы­вая кри­ти­че­ское заме­ча­ние, сле­дует «пере­не­сти центр тяже­сти» на себя.

То есть про­блему, кото­рая видится только как про­блема люби­мого чело­века, надо научиться рас­смат­ри­вать как свою — и это самое глав­ное. «Если вы дела­ете кри­ти­че­ское заме­ча­ние, то только во имя чело­века, а не для того, чтобы исполь­зо­вать его ошибки и про­махи как поли­гон для соб­ствен­ного самоутверждения».

Дове­рие трудно заслу­жить, но легко поте­рять. И жена, и мать теряют дове­рие, если исполь­зуют инфор­ма­цию, полу­чен­ную от близ­кого чело­века в дове­ри­тель­ной беседе или от дру­гих людей, для уязв­ле­ния. Сколько бы ни было потом при­зы­вов к бли­зо­сти или упре­ков в недо­ве­рии — ситу­а­цию изме­нить будет очень сложно. Ино­гда дове­рие теря­ется навсегда.

«Бли­зость невоз­можна без уме­ния про­щать. Вообще без про­ще­ния, про­ще­ния от всего сердца, супру­же­ская жизнь невоз­можна. При­бли­жа­ясь друг к другу, мы неиз­бежно цара­паем друг друга, нано­сим друг другу пси­хо­ло­ги­че­ские травмы. Бывает, что без вся­кого злого умысла…

Но про­ще­ние пред­по­ла­гает рас­ка­я­ние. И здесь вам при­дется на соб­ствен­ном при­мере учить мужа этой самой слож­ной и самой необ­хо­ди­мой в жизни любого чело­века про­це­дуре — рас­ка­я­нию. К вели­кому сожа­ле­нию, мы с дет­ства при­вы­каем оправ­ды­вать и объ­яс­нять свои ошибки, а не рас­ка­и­ваться в них. Оправ­да­ние и объ­яс­не­ние — это защита от напа­де­ния, от обвинения. 

В нашей куль­туре ребенка за ошибки нака­зы­вают, и оправ­да­ние — это вынуж­ден­ная пози­ция. Открыться, то есть убрать защиту, на это нужна боль­шая сме­лость. Но без откры­то­сти невоз­можна бли­зость. Оправ­дать и объ­яс­нить можно все, но ста­нет ли от этого легче человеку?

Давайте будем учиться гасить пре­тен­зии. Было бы здо­рово, если бы вы ска­зали: р пони­маю, я была не права, но можно попра­вить. Давай договоримся.

Про­ще­ние и рас­ка­я­ние должно быть вза­им­ным. Но не стоит тре­бо­вать от мужа рас­ка­я­ния, пока­жите сна­чала, как это дела­ется. Дайте модель пове­де­ния. Нагляд­ный при­мер эффек­тив­нее любых раз­го­во­ров на эту тему».

Галина Бело­зуб сама — счаст­ли­вая жена. Ее советы вполне согла­су­ются с Еван­гель­скими запо­ве­дями, так при­слу­ша­емся к этим советам!

Истин­ная любовь дей­стви­тельно пред­по­ла­гает без­услов­ность. Учиться этому надо еще до брака. Не только из житий свя­тых, но и на при­мере наших веру­ю­щих совре­мен­ни­ков можно уви­деть, как без­услов­ное при­ня­тие даже неве­ру­ю­щего мужа или жены супру­гом, обрет­шим веру во Хри­ста, непо­ко­ле­бав­ша­яся любовь к своей поло­винке, сми­ре­ние, при­зна­ние права дру­гого чело­века на сво­бод­ный выбор, скло­няло к вере сердце неве­ру­ю­щего, и в семье, где могли бы начаться «рели­ги­оз­ные войны» до «побед­ного» конца, т.е. до позор­ного раз­вода, вос­ста­нав­ли­вался мир и гармония.

А если дело обстоит про­ти­во­по­лож­ным обра­зом, то есть один из воцер­ко­в­лен­ных супру­гов пере­жи­вает духов­ный кри­зис, пере­стает ходить в храм и т.д., то дру­гой нико­гда его за это не раз­лю­бит, не ста­нет пори­цать, а наобо­рот, поста­ра­ется под­дер­жать и укре­пить в духов­ной борьбе, чтобы в итоге помочь вернуться…

Любовь между муж­чи­ной и жен­щи­ной вхо­дит в одно вели­кое поня­тие обще­че­ло­ве­че­ской любви, про кото­рую апо­стол Павел ска­зал: «Любовь дол­го­тер­пит, мило­серд­ствует, любовь не зави­дует, любовь не пре­воз­но­сится, не гор­дится, не бес­чин­ствует, не ищет сво­его, не раз­дра­жа­ется, не мыс­лит зла, не раду­ется неправде, а сора­ду­ется истине; все покры­вает, всему верит, всего наде­ется, все пере­но­сит. Любовь нико­гда не пере­стает, хотя и про­ро­че­ства пре­кра­тятся, и языки умолк­нут, и зна­ние упразднится».

Любовь, которой нет

Говоря о любви, мы все­гда повто­ряли «насто­я­щая любовь». А что, бывает нена­сто­я­щая? Да, и мы уже отве­тили, что страсть может стать заме­ни­те­лем любви, при­чем заме­ни­те­лем далеко не «иден­тич­ным натуральному».

Но бывает «любовь», кото­рую и стра­стью-то не назо­вешь. Ее про­сто-напро­сто… нет. Страсть все-таки направ­лена на чело­века близ­кого, из-за стра­сти какие-то отно­ше­ния скла­ды­ва­ются. Люди обща­ются, порой женятся, потом раз­бе­га­ются или вла­чат уны­лое суще­ство­ва­ние в обще­стве уже тихо нена­ви­ди­мого или про­сто став­шего без­раз­лич­ным супруга.

Или же «втю­рив­шийся» пре­сле­дует объ­ект своей стра­сти, всеми прав­дами и неправ­дами пыта­ется добиться ответ­ного чув­ства. В общем, как-то воз­дей­ствуют друг на друга тот, в ком страсть заго­ре­лась, и тот, кого она гро­зит сжечь в своем вул­кане. Но есть дру­гой род лож­ной «любви». Тоже страсть, если хотите, но какая-то уж совсем стран­ная. Это совер­шенно болез­нен­ная реак­ция на какого-то недо­ся­га­е­мого чело­века. При­чем «влюб­лен­ный» отлично знает, что у него с этим чело­ве­ком нико­гда ничего не полу­чится. Вы поняли, конечно, что речь идет о тво­ре­нии кумиров.

Жен­щина должна любить. Это не зна­чит, что муж­чина не дол­жен и не хочет. Но жен­щине для счаст­ли­вого суще­ство­ва­ния на этой греш­ной земле необ­хо­димо отда­вать свою любовь кому-то — если нет мужа и детей, то чужим детям, дру­зьям, нуж­да­ю­щимся людям, на худой конец, хоть чему-нибудь, что живет и рас­тет: живот­ным, цве­там. Так уж устро­ена Ева-жизнь.

Но часто бывает и так, что очень хочется любить, а вроде бы некого. И тогда на гори­зонте воз­ни­кает ОН. Он поет на сцене, или сни­мется в кино, или демон­стри­рует выс­ший класс фигур­ного ката­ния, или борется за пре­зи­дент­ское кресло, или… Да мало ли таких «или» может быть. Глав­ное, что он — звезда, он на виду у всех, и он все­гда в пре­крас­ной форме. Таин­ствен­ный, недосягаемый…

Им можно любо­ваться часами. Прежде всего, он соот­вет­ствует деви­чьему или жен­скому иде­алу о внеш­но­сти муж­чины или весьма бли­зок к этому иде­алу. А затем уже герой начи­нает в горя­чеч­ном жен­ском вооб­ра­же­нии наде­ляться самыми заме­ча­тель­ными муж­скими каче­ствами. Осо­бенно «везет» на это пев­цам и акте­рам — ведь они создают сце­ни­че­ский образ, порой такой бла­го­род­ный и пленительный.

Влюб­лен­но­стью в дале­кую звезду пере­бо­лели мно­гие под­ростки. Кого-то уго­раз­дило влю­биться даже в пер­со­наж кино­фильма или книги. Я вспо­ми­наю жур­налы для тинэй­дже­ров, читан­ные мною в этом заме­ча­тель­ном воз­расте, и сразу всплы­вают в памяти пол­ные отча­я­ния письма дев­чо­нок, влюб­лен­ных в Вик­тора Цоя, Дмит­рия Хара­тьяна, еще в кого-то не менее попу­ляр­ного… Обычно от такой любви изле­чи­ва­ются с взрослением.

Если не успе­вают наде­лать непо­пра­ви­мых глу­по­стей — как несчаст­ные дурехи, страст­ные поклон­ницы Цоя, покон­чив­шие с собой после его тра­ги­че­ской смерти. Так что любовь к звезде — явле­ние воз­раст­ное, у маль­чи­шек оно тоже бывает, только не столь часто.

Парни чаще именно «фана­теют», а не «влюб­ля­ются». У дево­чек такое про­ис­хо­дит во мно­гом из-за юного мак­си­ма­лизма, когда сверст­ники и окру­жа­ю­щие кажутся «уро­дами», «гру­быми живот­ными», «не пони­ма­ю­щими» ее «тон­кую натуру». Зато ОН… Но про­хо­дит время, и «его» место в деви­чьем сер­дечке бла­го­по­лучно зани­мает вполне зем­ной, дося­га­е­мый мужчина.

Тре­вогу надо бить, когда «фана­теть» начи­нает взрос­лая, ино­гда даже замуж­няя жен­щина. Почему это про­ис­хо­дит? Жен­щина оди­нока: живет одна или же нет вза­и­мо­по­ни­ма­ния с мужем в надо­ев­шем браке. А певец поет о любви. О несбыв­шейся любви. О нев­стре­чен­ной любви. О своем идеале.

И жен­щина, не име­ю­щая ника­кого лекар­ства от чув­ства оди­но­че­ства, вдруг начи­нает при­ни­мать эти слова на свой счет. Она прак­ти­че­ски забо­ле­вает. Она бого­тво­рит чело­века, «спо­соб­ного так любить». 

Не будем гово­рить, что люди искус­ства неис­кренны в том, что они изоб­ра­жают на сцене или в кино, но даже самые насто­я­щие их при­зна­ния в любви обра­щены ко всем сразу, а зна­чит не к кому-то кон­крет­ному — есте­ствен­ная бла­го­дар­ность пуб­лике, кото­рой ты вос­тре­бо­ван. Почему нор­маль­ные жен­щины порой забы­вают эту про­стей­шую истину? Одну из таких груст­ных исто­рий рас­ска­зала Каринэ Фоли­янц в книге «При­ручи любимого».

Клав­дия Нико­ла­евна была замуж­ней жен­щи­ной, но до семьи ей не было дела. Глав­ное в ее жизни было посе­ще­ние опер­ного театра — еже­днев­ное. Она была влюб­лена в тенора и уве­ряла всех, что он отве­чает ей вза­им­но­стью. Ей каза­лось, что он видит ее со сцены, улы­ба­ется ей одной и вообще поет только для нее. Она ходила на все его спектакли.

Ворч­ли­вый муж, надо­ед­ли­вые дети, скуч­ная работа — это был навяз­чи­вый сон, от кото­рого можно было сбе­жать только в театр, где начи­на­лось истин­ное суще­ство­ва­ние. В зале Клав­дия Нико­ла­евна чув­ство­вала себя необык­но­венно хоро­шень­кой. Она так ни разу не подо­шла, не заго­во­рила с пред­ме­том сво­его обо­жа­ния. Но всю жизнь про­жила с мыс­лью, что он любит ее любо­вью пла­то­ни­че­ской, вели­кой и невысказанной.

А уми­рала она прак­ти­че­ски одна. Муж ушел в дру­гую семью, дети не любили матери, кото­рая не заме­чала их. Вряд ли и ей было легко в эту минуту. Все луч­шее в жизни ей заме­нили иллюзии.

«Иллю­зии сродни нар­ко­тику, — пишет далее Каринэ Фолияц. — Покло­ня­ясь им, вы отво­ра­чи­ва­е­тесь от мира. Жгу­чие при­ду­ман­ные стра­сти тер­зают душу и раз­ру­шают здо­ро­вье. Они отни­мают пищу у разума… Роман­ти­че­ская любовь, как пра­вило, шагает рука об руку с одиночеством».

Роман­ти­че­ская любовь (не в луч­шем смысле этого слова) бывает ино­гда направ­лена и на вполне зем­ного, а не сце­ни­че­ско-теле­ви­зи­он­ного кумира. Так про­ис­хо­дит, когда чело­век, кото­рого можно было бы про­сто полю­бить обыч­ной жен­ской любо­вью, из-за своей недо­ступ­но­сти сво­дит жен­щину с ума, и она начи­нает жить в нере­аль­ном мире иллю­зий и пред­став­ле­ний, о том, «как хорошо было, если бы…»

Письмо в редак­цию. С комментариями.

«Х+Y = дикая любовь. Правда, односторонняя.

Нако­нец-то полу­чив граж­дан­ский раз­вод (а цер­ков­ный — без вины — уже полу­чен давно), насла­жда­лась жиз­нью, даже празд­нуя свое оди­но­че­ство и поду­мы­вая, что это, может быть, мой путь, уве­рен­ная, что нико­гда и никого больше не пущу в свое сердце (за исклю­че­нием вос­хи­ще­ния неко­то­рыми, как пра­вило, недо­ся­га­е­мыми в смысле посто­ян­ного обще­ния людьми), я вдруг решила, что за «стра­да­ния и тер­пе­ние» уж пора чему-то хоро­шему произойти. 

Вдруг появи­лась надежда, что сразу же спу­стится с небес (словно это заслу­жила) зем­ное, семей­ное сча­стье, о кото­ром все-таки, как ока­за­лось, меч­тала и «созрела», уже забыв тот кош­мар, отрез­вив­ший отно­си­тельно семей­ной жизни и реаль­ных, повсе­днев­ных отно­ше­ний, гото­вая снова любить, забо­титься, жить «для него». И тут как раз, придя на прак­тику в новый отдел, обра­тила вни­ма­ние на сотруд­ника, с кото­рым стал­ки­ва­лась по работе давно. 

Раньше он казался мне лишь кол­ле­гой, суще­ством сред­него рода. Скажи тогда мне кто, что за чув­ства я к нему буду питать теперь, я бы не пове­рила. Хотя одна­жды, столк­нув­шись с ним по работе поближе, обра­тила на него вни­ма­ние. Даже помню тот момент: он, казав­шийся для меня лишь суще­ством сред­него рода вдруг стал кем-то осо­бым, зна­чи­мым. С тех пор отме­чала его на рас­сто­я­нии, что-то вроде «зри­тель­ной пас­сии», и вроде бы не без доли взаимности. 

И теперь, каза­лось, уже забыв о мимо­лет­ной сим­па­тии, еще уве­рен­ная, что празд­ную оди­но­че­ство, что я «выше всего этого» (т.е. как ее там? — да, «любви», хотя, как теперь пони­маю, в глу­бине души созна­вала опас­ность влюб­лен­но­сти при воз­мож­но­сти обще­ния с Y), при­шла в новый отдел, послед­нюю инстан­цию, после чего — работа в дру­гом месте (т.е. ско­рее всего я его больше не увижу), и там встре­тила свою дав­нюю, поверх­ност­ную симпатию. 

Но как же, я иду сюда только рабо­тать (хотя в глу­бине души уже выстро­ила мыс­лен­ную про­грамму, уве­рен­ная в ее счаст­ли­вом конце)! А он, обыч­ный чело­век, в чем-то, может, при­ми­тив­ный, с инте­ре­сами «как у боль­шин­ства», нераз­го­вор­чи­вый по натуре, стал общаться, словно искал повод заго­во­рить, зада­вая общие дурац­кие вопросы. Но как же, я выше этого! Я фыр­кала и отстра­ня­лась, хотя уже заме­тила, что все время думаю о нем, и хочется узнать о нем побольше, осо­бенно в плане нали­чия семьи. 

Я поду­мала, а может, это тот самый чело­век, пред­на­зна­чен­ная мне поло­вина — ров­ный, спо­кой­ный, нор­маль­ный, в отли­чие от быв­шего мужа и объ­ек­тов «сим­па­тий на рас­сто­я­нии». Когда в кол­лек­тиве начи­на­лись раз­го­воры на «вся­кие такие» темы, он мол­чал, не сме­ялся пош­лым шут­кам или уда­лялся, что еще больше при­влекло меня к Y. Но как же я покажу свои чув­ства? А вдруг у него уже все устроено? 

Гово­рили, что он не женат, дру­гие — что раз­ве­ден, тре­тьи — у него дети в школу ходят и др. Подруга сразу ска­зала: что ника­ких там серьез­ных отно­ше­ний и быть не может. Про­сто мужи­кам скучно, а тут ты — новый эле­мент в кол­лек­тиве. Но я, со своей кате­го­рич­но­стью и фор­маль­ной, почти фана­тич­ной пра­во­слав­но­стью, помыш­ляла только о серьез­ном, только так: чер­ное или белое.

Поехав на выход­ные в Санкт-Петер­бург с экс­кур­сией, моли­лась бла­жен­ной Ксе­нии: помоги, может, это ОН? Ску­чала дико, ждала рабо­чего дня с нетер­пе­нием. На работе, каза­лось, он не ухо­дит и ждет повода, чтобы «слу­чайно» уйти со мной. Но я не давала такой воз­мож­но­сти, счи­тая себя опять «выше того, чтоб что-то под­стра­и­вать». На собра­нии он сел почти рядом, и все время бро­сал взгляды в мою сто­рону (а там, кроме меня, никто не сидел) и пытался заго­во­рить. А я опять почти ноль внимания. 

Этот про­кля­тый «нега­ти­визм», когда чело­век ведет себя про­ти­во­по­ложно тому, как он хотел бы (это я о себе). И тут, словно по про­ше­нию, слу­чайно в раз­го­воре мельк­нуло, что он женат, на сле­ду­ю­щий день — что ребе­нок в школу ходит. Я даже поучаст­во­вала в этих раз­го­во­рах, с делан­ной улыб­кой на лице. Но была в шоке. Что же это было? Пока­за­лось? Лишь дру­же­ская сим­па­тия с его сто­роны? А мои чув­ства зашли слиш­ком далеко и пре­вра­ти­лись в страсть. 

Дошло до того, что в оче­ред­ные выход­ные, в день Пре­свя­той Тро­ицы, стоя в храме, вме­сто молитвы я думала только о нем (где он и что сей­час делает). А в парке, где мно­же­ство людей гуляло с детьми, в каж­дом муж­чине с ребен­ком виделся Y. И каза­лось, что там, у них — зага­доч­ный, не доступ­ный мне мир. 

И пой­мала себя на зави­сти (раньше вроде бы не посе­щали меня рев­ность и зависть) к тем, кого Гос­подь не ведет, вер­нее, ведет, но не так, как меня, у кото­рых, каза­лось бы, все гладко и по плану: учеба, женитьба, семья, дети и т.д., это даже не зависть, а тоска по тому, чего у меня нет. А мне при­хо­дится выма­ли­вать то, что для боль­шин­ства кажется эле­мен­тар­ным, и они об этом не задумываются. 

Познав с при­хо­дом к вере то, ради чего стоит жить, в тот миг готова была все бро­сить и про­ме­нять на про­стое житей­ское сча­стье этих мир­ских людей. Весь преды­ду­щий путь пред­ста­вился мра­ком, сплош­ными скор­бями и псев­до­ду­хов­но­стью. Что-то внутри раз­ди­рало меня. И это день Пре­свя­той Тро­ицы. «Бог оста­вил меня!» — дума­лось мне. 

Уби­вало то, что поз­во­лила себе раз­меч­таться, влю­биться в чело­века вполне зем­ного, зауряд­ного, реаль­ного; в кои-то веки захо­те­лось всего лишь про­стого, зем­ного сча­стья, и сразу «облом». Страсть зашла так далеко, что готова была все отдать, лишь бы про­сто был рядом Y, про­сто сидеть и смот­реть на него, ради этого готова все бро­сить — ни работа, ни учеба неин­те­ресны, и сама себе не нужна, жизнь не имеет смысла. Как в дет­стве — дер­жать люби­мую игрушку, иметь ее и никому не давать.

На работе ста­ра­лась кон­тро­ли­ро­вать себя. Однако, услы­шав раз­го­вор Y. по теле­фону с женой (а может, с мамой?), впала с исте­рику и дома рыдала весь вечер. На сле­ду­ю­щий день отпро­си­лась с работы, так стало плохо при одной мысли об этой ситуации. 

В такие моменты лезут в голову мысли о нашей «жизни в целом», неудав­шейся, про­кля­той. А лука­вый помо­гает, под­со­вы­вая доводы, кото­рые скла­ды­ва­ются в логи­че­скую цепочку, и еще больше убеж­да­ешься в своей ник­чем­но­сти. А фан­та­зия рабо­тает на пол­ную катушку. Не говоря о невы­но­си­мых мыс­лях насчет сокро­вен­ных дета­лей жизни Y. Хуже всего то, что в голове кру­ти­лось: а вдруг он так же стра­дает из-за меня и не подает виду? И в своих «меч­тах» пред­став­ляла его чув­ства, но от этого ста­но­ви­лось не легче.

Однако «надежда уми­рает послед­ней»: а вдруг есть шанс? А вдруг он дей­стви­тельно раз­ве­ден? Кто-то гово­рил, что у него лишь фор­маль­ная семья. И я пыта­лась общаться с Y. как со всеми, чтобы побольше узнать о нем. Однако в при­сут­ствии Y. сердце коло­ти­лось, меня словно пара­ли­зо­вы­вало, и слова не шли с языка. 

А со сто­роны я, наверно, выгля­дела мрачно, угрюмо, что могло вос­при­ни­маться им в свой адрес и оттал­ки­вать. И Y. уже не так активно и часто заго­ва­ри­вал со мной и, каза­лось, шара­хался от меня. Может, испу­гался, почув­ство­вав, что я к нему питаю (меня мог выдать взгляд и что-то в пове­де­нии)? Вся­кие доводы лезли в голову, и мно­гие его поступки трак­то­вала в свой адрес. Пре­вра­ти­лось в муче­ние — ходить на работу и видеть недо­ся­га­е­мого Y., зная, что «нико­гда»…

Когда я поняла, что у меня два пути — или выки­нуть все это из головы, или я забо­лею, — то попы­та­лась взять себя в руки и сопро­тив­ляться стра­сти (здесь уже дей­ство­вал инстинкт само­со­хра­не­ния). С Божией Помо­щью. Он все­гда рядом и Готов нам помочь, если только мы Его созна­тельно не остав­ляем, меняя на несто­я­щее, тлен­ное. Батюшка ска­зал: «Моли­тесь, чтобы Гос­подь отнял это чувство».

И про­ци­ти­ро­вал одного старца: «Мы не властны над мыс­лями, но мы властны не вить гнезда, где они бы жили». Также помо­гало заде­тое само­лю­бие: раз на меня не обра­щают вни­ма­ния, то какой во всем смысл? И я «не отста­вала», мак­си­мально пока­зы­вая, как «не обра­щаю на него вни­ма­ния», про­ходя мимо него с таким выра­же­нием лица, что его вообще нет, пустое место.

Я пони­мала, что это уже болезнь, даже если вдруг чудом ока­жись чув­ство вза­им­ным, я не смогла бы адек­ватно общаться с Y. И я взмо­ли­лась: «Гос­поди, дай мне рав­но­ду­шие к Y.! Ничего сей­час больше не надо!» Так меня «скру­тило» внут­рен­нее обсто­я­ние, что даже об отвра­ще­нии к Y. просила.

Про­ше­ние почти испол­ни­лось. Я стала трез­вее смот­реть на Y., вос­при­ни­мая его даже внешне по-дру­гому. Стало появ­ляться ощу­ще­ние неесте­ствен­но­сти, наду­ман­но­сти всего этого чув­ства, словно оно обра­щено не к реаль­ному Y., а вымыш­лен­ному объ­екту, мно­гие черты кото­рого доду­маны. С удив­ле­нием коси­лась на носо­вой пла­ток, про­пи­тан­ный сле­зами безыс­ход­но­сти и отча­я­ния. А тогда ведь рыдала так, словно опла­ки­вала умершего. 

Испо­ве­до­ва­лась и при­ча­сти­лась. Зака­зала моле­бен свв. мчч. Кипри­ану и Иустине. И, как каза­лось, слу­чайно, в про­по­веди батюшка ска­зал, что «порой лука­вый нам вну­шает, что хож­де­ние в храм и свя­тость — что-то серое, скуч­ное, неин­те­рес­ное, а мир­ские инте­ресы и стра­сти — заман­чи­выми, яркими, красивыми». 

Я поняла, что мы часто, неудо­вле­тво­рен­ные жиз­нью, жалеем себя и при­ду­мы­ваем куми­ров, наде­ляя их жела­е­мыми свой­ствами; изоб­ре­таем при­чины скорби, тако­вой на самом деле не имея, под­го­няем собы­тие или чув­ство (здесь — жела­ние любить и быть люби­мым) и наше внут­рен­нее вле­че­ние к печали — под пер­вый попав­шийся объ­ект. А затем верим в это соот­вет­ствие и не хотим, а потом и не можем изба­виться от него, погру­жа­ясь все глубже и глубже в страсть. 

А когда уже нев­мо­готу, мы так глу­боко погру­жены и зави­симы от нее, что при­хо­дится лечить хирур­ги­че­ским путем. И я решила: бой стра­стям и роман­тике! Но не тут-то было. Наверно, при­дется, вытрав­ли­вать чув­ство долго и мучи­тельно. Глав­ное — не соскольз­нуть на эти мысли, не пред­став­лять Y., ста­раться быть доволь­ной своей судь­бой. Ведь эта моя тоска «а как у него?» — непри­зна­ние сво­его пути и воли Божией обо мне. Хорошо бы больше не встре­тить Y. и «про­тя­нуть» в том же духе. Гос­поди, дай рав­но­ду­шие к Y.!

Но оста­ва­лось еще четыре дня. Да, гово­рила я себе: опыт есть, время лечит. Однако про­грамма само­раз­ру­ше­ния была запу­щена, и уже не хоте­лось «слезть с иглы» этих навяз­чи­вых мыс­лей, хотя знала, что это все само­об­ман. И мысли об Y., вер­нее, его образе, навяз­чи­вом образе, к кото­рому при­выкла, снова каза­лись льстиво при­ят­ными и запол­ня­ю­щими душев­ную пустоту, и от них не хоте­лось избав­ляться. Да, при­чина во мне самой, надо менять себя. Я попы­та­лась сми­риться. Ведь «сила Божия в немощи совершается».

Нака­чав­шись вале­рьян­кой, дохо­дила остав­ши­еся три дня на работу, ста­ра­ясь не стал­ки­ваться с Y. (но, как теперь счи­таю, «не исполь­зо­вала послед­ний шанс»). Были даны силы вос­при­ни­мать все отстра­ненно и даже гово­рить с ним по работе. И, каза­лось, что все позади. Но не тут-то было. Надежда даже в послед­ний день теп­ли­лась. А про­грамма само­раз­ру­ше­ния все еще дей­ство­вала. Согласно ей, я же должна «опла­кать», что «мы рас­ста­емся навсе­гда». Такая вот драматизация. 

Но удив­ля­лась сво­ему спо­кой­ствию, когда в послед­ний день после про­щаль­ного бан­кета, ска­зав обыч­ное фор­маль­ное «до сви­да­ния», «мой» Y. спо­койно ушел, словно зав­тра при­дет снова на работу. Ушел к своим делам, к жене, наверно, гото­виться к поездке в отпуск. А для меня ско­рее всего — навсе­гда. Но опять пора­зи­тель­ное спо­кой­ствие. Однако, придя домой, дала волю своим чув­ствам, снова погру­жа­ясь в отча­я­ние и безыс­ход­ность. Может быть, надуманную? 

А в мыс­лях словно голос шеп­тал: «Навсе­гда!» Или: «Оттолк­нула хоро­шего чело­века, сама, сво­ими руками, а семья-то фор­маль­ная у него, ее-то и нет…» А еще: «Да ладно, тебе все это пока­за­лось». До сих пор не пойму, что пока­за­лось, а что было с его сто­роны. Может, у меня «бред отношения»? 

И все-таки где-то в глу­бине не остав­ляет надежда. Кто бы ни убеж­дал, все еще кажется, что Y. тоже так где-то сидит и вспо­ми­нает меня. Ведь так хочется в это верить. Однако опять мысль: «Ты это все пишешь, а он сей­час раз­ва­лился перед теле­ви­зо­ром и уже- давно забыл о твоем суще­ство­ва­нии». Неужели это не отрезвляет?

Теперь после всего этого не знаю, смогу ли, захочу ли с кем-нибудь общаться. А вдруг опять не так пойму?

Меч­таю о том моменте, когда, читая эти строки, поду­маю: «Какая глу­пая я была, когда писала все это!»

Но для чего же это все было попу­щено Богом?

За само­на­де­ян­ность — я была уве­рена, что выше этого, что смогу сво­ими силами про­ти­во­сто­ять сим­па­тии (ока­жись Y женат), часто давая советы по этому поводу без­на­дежно влюб­лен­ной зна­ко­мой: «Он не стоит того, это лишь болезнь и «при­леп­ле­ние к зем­ной твари». 

А сама про­пу­стила мыс­лен­ный про­лог и не заме­тила, как погру­зи­лась в страсть и стала от нее пол­но­стью зави­си­мой. Если чело­век счи­тает себя выше какой-то стра­сти, то Гос­подь попус­кает ему впасть в нее, чтобы не пре­воз­но­сился, и только с Его Помо­щью полу­ча­ется из нее выбраться.

Чтобы не счи­тала себя выше «мир­ских», мно­гие из них намного лучше меня, у них есть чему поучиться. В дан­ном слу­чае у Y — спо­кой­ствию, скром­но­сти, веж­ли­во­сти, уме­нию общаться с людьми.

С помо­щью этого обсто­я­ния, как ни странно, исце­ли­лась от дру­гих стра­стей, под вла­стью кото­рых жила, не созна­вая этого. Однако смогу ли исце­литься от этой? Недавно сотруд­ница (во время типич­ного раз­го­вора за чаем с обсуж­де­нием муж­чин, в т.ч. Y) вдруг мель­ком ска­зала: «Да что ты, он же раз­ве­ден». И опять закру­ти­лось: «А вдруг?»

Только теперь когда?

 Ирина А.»

Ком­мен­та­рий психолога:

«Такая «любовь», вер­нее, страсть, как пра­вило, на рас­сто­я­нии, свой­ственна опре­де­лен­ному типу лич­но­стей. Это часто неза­у­ряд­ные, твор­че­ские люди, с бога­той фан­та­зией и вооб­ра­же­нием. Они жаж­дут любви и стре­мятся быть люби­мыми, часто не осо­зна­вая это и счи­тая себя недо­стой­ными любви. Однако созна­тельно или под­со­зна­тельно выби­рают ситу­а­ции, когда обще­ние или вза­им­ность заве­домо невоз­можны или маловероятны. 

Этим людям свой­ственно куми­ри­зи­ро­вать и иде­а­ли­зи­ро­вать объ­ект сим­па­тии, кото­рый часто пере­рас­тает в страсть. Если на фоне отри­ца­тель­ного лич­ного опыта при­сут­ствует еще и депрес­сив­ный фон, плюс внут­рен­нее эго-вле­че­ние к печали (кстати, X, к сча­стью, сознает это), то ситу­а­ция усугубляется.

Тен­ден­цию выби­рать «недо­ся­га­е­мых» объ­ек­тов любви можно про­сле­дить с дет­ства. Одна особа, напри­мер, с ран­него воз­раста стра­дала на рас­сто­я­нии по какому-либо кумиру (арти­сту, певцу), вся ее ком­ната была уве­шана порт­ре­тами оче­ред­ного «объ­екта». Более того, она пыта­лась под­ра­жать ему (внеш­но­стью и мане­рами) и как бы «ощу­щать себя им», т.е. в своих фан­та­зиях пыта­лась «жить его жиз­нью и думать за него». 

Вы ска­жете, что мно­гие в опре­де­лен­ном воз­расте в какой-то мере испы­ты­вают это. Воз­можно, но, как пра­вило, с годами все про­хо­дит и на смену при­хо­дит реаль­ное обще­ние с кон­крет­ными людьми. Однако у этого чело­века с воз­рас­том все это пере­росло в ана­ло­гич­ные чув­ства к реаль­ным людям, но, как пра­вило, это были «объ­екты на рас­сто­я­нии», т.е. люди, с кото­рыми общаться было почти невоз­можно в силу каких-либо обстоятельств. 

И на них пере­ки­ну­лось стрем­ле­ние под­ра­жать, думать за них, пытаться «пред­ста­вить себя на их месте, жить чужой жиз­нью» (вспом­ните мысли X: «А как у него?» Дру­гой паци­ент «обо­жеств­лял» места, свя­зан­ные с люби­мой — район, где она жила, где рабо­тала и т.д. Мы не будем здесь ком­мен­ти­ро­вать, пато­ло­гия ли это.

Но для X есть неко­то­рые советы и тезисы, кото­рые, может, помо­гут ей и дру­гим людям такого склада выйти из ситу­а­ции. Кстати, хорошо, что наш автор не утра­тил кри­тику к сво­ему состо­я­нию: это зна­чит, что страсть не так еще далеко зашла.

Прежде чем в омут бро­саться, надо было рас­суж­дать и сни­мать инфор­ма­цию, отбро­сив по мере сил эмо­ции и уко­ре­нив­ши­еся в созна­нии сте­рео­типы. Таким обра­зом, вклю­чайте тор­моза, пока мак­си­мально не узна­ете все о чело­веке. Надо было сразу, как только X. узнала что Y. женат, попы­таться вклю­чить фан­та­зию и не тешить себя тщет­ной надеж­дой. Это ей уда­лось на время с Божией помо­щью, однако она, воз­можно, не при­ла­гала все уси­лия, и тоск­ливо при­ят­ные навяз­чи­вые мысли вновь лезли в голову.

Един­ствен­ный выход — забыть все это как кош­мар­ный сон и не думать, что это было и было ли вообще что-нибудь со сто­роны Y. Мы часто пыта­емся думать за дру­гих и трак­то­вать их поступки в свой адрес. Тем более — учи­ты­вая настрой X. Как она пишет, X. изна­чально была уве­рена в счаст­ли­вый конец вну­шен­ного себе, запро­грам­ми­ро­ван­ного сюжета: X. при­е­дет, aY. ждет только момента, чтобы завя­зать обще­ние с ней, может, так и было пер­вое время, кто теперь ска­жет — все могло пока­заться, а может, и нет. 

Трудно утвер­ждать, что было со сто­роны Y. Бывает, мы и сами порой не пони­маем, зачем и что делаем, не кон­тро­ли­руя себя (X. при­знает это и о себе). Да и X. вела себя нега­тивно, что могло оттолк­нуть или напу­гать кого угодно, даже если этот чело­век был влюб­лен в X. и не женат. 

И, наверно, уже не пер­вый раз «про­кля­тый нега­ти­визм» под­во­дит ее. Кстати, воз­можно, муж­чины думают, что у X есть кто-то и боятся под­сту­питься. Более того, как пишет один пси­хо­лог, «печаль­ный лик и веч­ная тре­вога в гла­зах — луч­шее сред­ство отпуг­нуть воз­мож­ного кан­ди­дата». X боится, что пой­мут? Не стоит скры­вать своих чувств. Пока­зы­вайте свое отно­ше­ние, однако бегать ни за кем не надо.

X не хва­тает любви к себе (в хоро­шем смысле слова). В Еван­ге­лии ска­зано: «Воз­люби ближ­него как самого себя», что пред­по­ла­гает есте­ствен­ную любовь к себе. Хоть любовь бывает раз­ной, то, что может быть при­ме­нимо к ближ­ним, под­хо­дит и для обсуж­да­е­мой нами сферы — отно­ше­ний муж­чины и жен­щины. Да и пси­хо­логи пишут, что если чело­век не любит себя, то он не может по-насто­я­щему любить дру­гих и не поз­во­ляет дру­гим полю­бить себя (часто себя не счи­тая достой­ным любви). 

Кстати, нега­ти­визм X — есть, может, и уход от воз­мож­ной вза­им­но­сти, ведь она при­знает, что не только в этой ситу­а­ции имел место «этот про­кля­тый нега­ти­визм». У X есть «псев­до­лю­бовь к себе» в виде пота­ка­ния стра­сти, это какое-то само­раз­ру­ше­ние, болез­нен­ное состо­я­ние. Легко ска­зать со сто­роны, но надо было поста­вить точку и пытаться общаться «как со всеми», и уста­но­вить хоро­шие, может быть, при­я­тель­ские отношения.

Нельзя счи­тать, что мы выше какой-либо стра­сти (даже самой гнус­ной). А то, чтобы мы осо­знали нашу немощь, мы Божиим попу­ще­нием можем быть вверг­нуты в нее, и тогда только с Его помо­щью мы смо­жем побе­дить ее (как вре­ме­нами и пыта­ется X). Она пишет, что ее не посе­щали рев­ность и зависть и при­зна­ется, что вслух гово­рила, что «выше всего этого» и давала советы. 

И вдруг на нее нахлы­нули и рев­ность, и зависть. Даже если это не зависть, а «тоска по тому, как у дру­гих». Это тоже страсть. Это потеря себя. X, вы не раз убеж­да­лись, что то, что в фан­та­зиях вооб­ра­жа­ется как какой-то зага­доч­ный, инте­рес­ный, недо­ступ­ный мир, при столк­но­ве­нии с реаль­но­стью ока­зы­ва­ется баналь­но­стью и порой вызы­вает обрат­ные чувства. 

Не исклю­чено, что в слу­чае с Y это могло ока­заться так же (отно­си­тельно его «зага­доч­ного, недо­ступ­ного X мира»). К тому же инте­ресы у вас явно раз­ные. Даже сей­час, в этом состо­я­нии, X отме­чает, что Y — несколько при­ми­ти­вен, «как все» и т.д. и миро­воз­зре­ние у них раз­ное. К тому же «созна­тельно ста­но­виться соучаст­ни­ком чьей-то неум­ной, некра­си­вой жизни — глу­пое, заве­домо без­на­деж­ное дело», как пишет одна женщина-психолог.

Кстати, жела­ние «жить жиз­нью дру­гого, быть на его месте, пройти его путь, рас­тво­риться в дру­гом» — тоже страсть, озна­ча­ю­щая опять само­раз­ру­ше­ние. Это и невоз­можно физи­че­ски, согласно зем­ным зако­нам. Мы не можем пол­но­стью понять дру­гого чело­века, отож­де­ствиться с ним. Нельзя пытаться делать это. Здо­ро­вые отно­ше­ния, даже близ­кие, пред­по­ла­гают какую-то долю дистанции.

Надо ува­жать свой мир и свой путь. Каким бы тяже­лым он не был. Это ваш путь, ваш крест. Вы Гос­поду нужны. Кстати, воз­можно, мало зная о скор­бях X, и дру­гие вос­при­ни­мают ее со сто­роны так же, как и она «дру­гих». А то, что «у дру­гих все как по маслу», — так у тех свой путь. Да и все ли мы знаем о «дру­гих»?

X отно­сится к «застре­ва­ю­щим» (это не диа­гноз и не при­го­вор, а воз­мож­ность изме­нить себя). Y ушел, фор­мально попро­щав­шись, у него свои дела, и, может, дей­стви­тельно, Y «сей­час раз­ва­лился перед ТВ и уже забыл обо всем». Неужели и это не отрезв­ляет X? А она все стра­дает. Кстати, у муж­чин дру­гая пси­хо­ло­гия, они более пси­хи­че­ски подвижны- У них свои, муж­ские инте­ресы — работа, машина, дача и др., — погру­же­ние в кото­рые помо­гает «исце­литься» от без­на­деж­ного чувства.

Хорошо, что X нашла в себе силы ска­зать «слава Богу!» Любое раз­ре­ше­ние ситу­а­ции — поло­жи­тельно, так как в любом слу­чае это опре­де­лен­ность. Наде­емся, что для X конец послу­жит нача­лом. Жизнь такова, что не зна­ешь, где най­дешь, где потеряешь. 

И, может быть, через кажу­щийся пло­хой конец Гос­подь обе­ре­гает X от непо­лез­ного обще­ния, и не исклю­чено (ведь уже не раз были такие слу­чаи в жизни X, не правда ли?), что X когда-нибудь пой­мет, к чему все это было. Моли­тесь, как раньше: «Дай, Гос­поди, трез­ве­ние!», хоть и будет на роман­тику тянуть (это искушение).

Глав­ное, не сде­лать «с горя» какую-либо глу­пость. И не заре­каться, что ни с кем не будете общаться. Открой­тесь навстречу реаль­ным отно­ше­ниям, но не теряя себя.

И не надо «хоро­нить» Y. Он жив. И, может, у него дей­стви­тельно все хорошо (но в любом слу­чае это выгля­дит не так, как вы пред­став­ля­ете в фан­та­зиях). Най­дите силы за него пора­до­ваться (не вда­ва­ясь в детали и выклю­чив вооб­ра­же­ние). Но это уже выс­ший пило­таж (это уже хри­сти­ан­ская любовь). Может, когда-нибудь X будет дано так отно­ситься к ситу­а­ции (ведь и она на это надеется)».

А вот что пишет М. Изо­това в книге «Пра­вила пове­де­ния в брач­ный сезон»:

«Вы влюб­ля­е­тесь не в чело­века, а в ваше пред­став­ле­ние о нем. Вы смот­рите на свою недо­ступ­ную любовь изда­лека и наде­ля­ете ее сверх­че­ло­ве­че­скими чер­тами. Вы дума­ете, что жаж­дете ответ­ной любви, но если бы это слу­чи­лось и вам дове­лось при­бли­зиться к сво­ему иде­алу, он разо­ча­ро­вал бы вас. В сле­ду­ю­щий раз, когда вы опять влю­би­тесь, посмот­рите правде в глаза. 

Если тот, в кого вы влюб­лены, не выра­жает жела­ния с вами общаться, зна­чит, он к вам рав­но­ду­шен, если он рав­но­ду­шен к вам сей­час, то вряд ли в один пре­крас­ный день в нем вдруг вспых­нет инте­рес к вам. Вы все-таки на это наде­е­тесь? Зна­чит, вы живете фан­та­зи­ями, а не реаль­ной жиз­нью. Вам пора ото­рваться от своих меч­та­ний и начать жить. 

Не под­да­вай­тесь иску­ше­нию про­во­дить время только в заоб­лач­ных высях! Пере­станьте под­пи­ты­вать свою «незем­ную любовь», окру­жая себя пустяч­ками, кото­рые обро­нил ваш кумир, или посе­щая места, где он может про­де­фи­ли­ро­вать в ком­па­нии подоб­ных ему «небо­жи­те­лей»…

Этот сте­рео­тип отно­сится не только к обо­жа­нию изда­лека. Если у вас с кем-то роман, но вы обща­е­тесь по интер­нету или меж­ду­го­род­нему теле­фону, а види­тесь редко, зна­чит, вы склонны оча­ро­вы­ваться тем, чего в реаль­но­сти очень мало или нет вообще».

А теперь пого­во­рим об, увы, еще более груст­ных вещах. Любовь к «звез­дам» или «зем­ным куми­рам» — дело бес­плод­ное, но жен­щина, выздо­ро­вев, сама может понять всю пустоту преж­них меч­та­ний. Однако бывает, что «жажду люби­мого» в весьма замас­ки­ро­ван­ном, а потому — трудно рас­по­зна­ва­е­мом виде жен­щина пере­но­сит в рели­ги­оз­ную сферу. И увя­зает крепко-накрепко.

За при­ме­рами далеко ходить не надо: при­дите в любой храм, где слу­жит какой-нибудь извест­ный, чем-либо выда­ю­щийся батюшка, и пона­блю­дайте за его при­хо­жан­ками после службы. Вы удив­лены, потому что вам кажется, что это не духов­ные дочери окру­жили пас­тыря, а безумно влюб­лен­ные фанатки — звезду эст­рады? Не удив­ляй­тесь, это дей­стви­тельно одно и то же.

Если вы невзна­чай поин­те­ре­су­е­тесь семей­ным поло­же­нием таких усерд­ных при­хо­жа­нок, то пой­мете, что все они — жен­щины оди­но­кие, несчаст­ные в лич­ной жизни. Мне при моих посто­ян­ных жур­на­лист­ских разъ­ез­дах по при­хо­дам дово­ди­лось встре­чать немало таких жен­щин, а с неко­то­рыми и тесно общаться. Да, несо­мненно, душа их зара­жена бес­плод­ной стра­стью к сво­ему кумиру — свя­щен­нику, пря­чу­щейся за бла­го­че­сти­выми сло­вами «сми­ре­ние, послушание».

Надо иметь сме­лость посмот­реть правде в глаза — пре­сло­ву­тое «послу­ша­ние», про­по­ве­ду­е­мое всем и вся вер­ными при­хо­жан­ками какого-нибудь пас­тыря и явля­ю­ще­еся тай­ным пред­ме­том их гор­до­сти, — порой не что иное, как обык­но­вен­ный фана­тизм. И как охотно бежали бы, ска­жем, поклон­ницы Димы Мали­кова или Нико­лая Бас­кова после кон­церта выпол­нить любое жела­ние сво­его кумира, так бегут бед­ные при­хо­жанки испол­нять малей­шее «бла­го­сло­ве­ние» батюшки после службы.

На кото­рую и ходят-то зача­стую только из-за свя­щен­ника. Выгля­дят такие жен­щины обычно непри­ятно — елей­ный голос, елей­ные глаза, несу­раз­ная одежда. Они вызы­вают состра­да­ние и жалость. В них явно не оста­лось почти ничего само­сто­я­тель­ного и по-жен­ски интересного.

Да, послу­ша­ние на при­ходе необ­хо­димо. Но не такое же! Стра­дают от такой «любви» в первую оче­редь сами батюшки. Чем извест­ней свя­щен­ник или ста­рец, тем больше вокруг него толпа фана­ток. Вспом­ним, что исте­рич­ные особы, уви­ва­ю­щи­еся возле отца Иоанна Крон­штадт­ского, создали даже секту «иоани­ток». Все это очень печально.

Почему так про­ис­хо­дит? Жен­щине свой­ственно отда­ваться. Жених — купец, неве­ста — товар. И это заме­ча­тельно соот­вет­ствует муж­ской и жен­ской пси­хо­ло­гии. Жен­щина отдает себя — муж­чина берет. Когда нельзя отдать себя люби­мому чело­веку, мужу, кото­рый, есте­ственно, что-то дол­жен отда­вать вза­мен, жен­щина отда­ется иде­алу. При­чем пол­но­стью — до саморазрушения.

Каза­лось бы, жен­щина, гото­вая к такой само­от­даче, может найти свое при­зва­ние в вере во Хри­ста и стать подвиж­ни­цей, но и тут бес устра­и­вает свои ловушки.

Да про­стят меня като­лики, но именно у их кано­ни­зи­ро­ван­ных свя­тых жен­ского пола чаще всего можно было наблю­дать совер­шенно жен­скую страсть «неве­сты» к Небес­ному Жениху. Мона­хини, нахо­дя­щи­еся в болез­нен­ной обста­новке като­ли­че­ского псев­доас­ке­тизма, «изне­мо­гали от любви» к Хри­сту, Гос­подь скло­нялся над ними, «подобно самому неж­ному воз­люб­лен­ному». Это все не мы при­ду­мали — это като­лики сами писали о своих свя­тых. Ком­мен­та­рии, как гово­рится, излишни.

Теперь заду­ма­емся: не слиш­ком ли высо­кую цену пла­тит порой жен­щина из-за того, что у нее все «не так, все не по-жен­ски»? Может быть, проще предо­ста­вить все Богу и научиться радо­ваться жизни — такой, какая она есть, пусть даже и без нали­чия в ней муж­чины? Ведь выход из оди­но­че­ства не обя­за­тельно в заму­же­стве — надо про­сто пере­стать ощу­щать себя одинокой.

Часть вторая. Одна, но не одинока

А нужно ли вам замуж?

Брак между муж­чи­ной и жен­щи­ной высоко постав­лен нашим Спа­си­те­лем. «Ибо оста­вит чело­век отца и мать, и при­ле­пится к жене своей, и будут оба одна плоть». В сло­вах Спа­си­теля нет лазейки для роди­те­лей, жела­ю­щих управ­лять моло­дой семьей — чело­век ухо­дит из роди­тель­ского дома или отда­ля­ется от самых близ­ких людей, кото­рые дали ему жизнь, рас­тили и вос­пи­ты­вали, поста­вили на ноги, ради дру­гого чело­ве­че­ского суще­ства, пред­на­зна­чен­ного отныне стать частью его самого.

Об этом и стоит заду­маться жен­щине, жела­ю­щей во что бы то ни стало выйти замуж. Чего ради вы жаж­дете оста­вить не только роди­те­лей, но и все, что дал вам Гос­подь? Во имя чего вы готовы при­нять в себя, в свою жизнь, в свою душу дру­гого чело­века, соеди­нив­шись с ним навсе­гда и став одной пло­тью? Ради того, чтобы не крас­неть, когда соседка в оче­ред­ной раз спро­сит: «Замуж еще не вышла?»

Ради того, чтобы не зави­до­вать школь­ной подружке, родив­шей уже вто­рого малыша: «Вон, Светка какая удач­ли­вая…» Даже если Светка совсем и несчаст­лива в браке, вы все равно ей зави­ду­ете. Почему? Потому что она «испол­нила свое жен­ское пред­на­зна­че­ние». А веру­ю­щие люди непре­менно доба­вят апо­столь­ское: «Жена спа­са­ется чадо­ро­дием». Но… жена. А как же быть с деви­цами, так и не нашед­шими себе пару, с вдо­вами, с бро­шен­ными женами? Нужно им ли непре­менно кидаться на поиски мужчины?

Сплошь и рядом — ив пра­во­слав­ных, и в чисто свет­ских изда­ниях — мы стал­ки­ва­емся с насто­я­щим пси­хо­ло­ги­че­ским дав­ле­нием на жен­щину. Эти изда­ния изоби­луют выска­зы­ва­ни­ями напо­до­бие «жен­щина должна быть заму­жем», «жен­щина обя­зана…» Кому должна? Кому обязана?

Ирина Е., напи­сав­шая в газету «Как жить» письмо про «эман­сипе», начала свое обра­ще­ние к чита­те­лям газеты немного с дру­гого — с вопроса «а всем ли нужно замуж?»

«Я не бого­слов, и за точ­ность фор­му­ли­ро­вок не руча­юсь, но, насколько мне известно, в Пра­во­слав­ной Церкви счи­та­ется, что «жена спа­са­ется чадо­ро­дием». Это же мне­ние зву­чит в отно­си­тельно недавно вышед­шей книге «Дер­зай, дщерь!», напи­сан­ной, кстати, мона­хи­ней. Но воз­ни­кает мысль: все ли жен­щины спа­са­ются этим путем? 

Ино­гда весьма кате­го­рично зву­чит при­зыв, в том числе из уст свя­щен­но­слу­жи­те­лей, ко вступ­ле­нию в брак и дето­рож­де­нию, в резуль­тате неко­то­рые, осо­бенно начи­на­ю­щие цер­ков­ный путь, особы жен­ского пола ста­вят это един­ствен­ной целью, забра­сы­вают работу, учебу, думая только о поиске спут­ника жизни, а если «не судьба», то и жизнь даром прошла. 

Но ведь есть и дру­гие пути спа­се­ния для пра­во­слав­ной жен­щины. Кроме мона­ше­ского при­зва­ния, Бог попус­кает неко­то­рым (и не только за грехи) оди­но­че­ство в миру, или вдов­ство, или какое-либо забо­ле­ва­ние, не обя­за­тельно дето­род­ной сферы, при кото­ром созда­ние семьи и рож­де­ние детей бывает противопоказано.

Дру­гая про­блема — в среде пра­во­слав­ных бытует, навер­ное, псевдо­хри­сти­ан­ское мне­ние, что жен­щине грех рабо­тать: мол, сиди дома, зани­майся домаш­ним хозяй­ством и т.д. А как насчет раз­ви­тия и зары­ва­ния соб­ствен­ных талантов? »

Что отве­тить Ирине? Если мы почи­таем вни­ма­тельно Новый Завет, то не най­дем там ука­за­ния непре­менно быть жен­щине заму­жем — напро­тив. Если замуж­няя забо­тится об уго­жде­нии мужу, то неза­муж­няя забо­тится, чтобы уго­дить Богу, — писал Апо­стол. Хорошо, если чело­век женится/выходит замуж, но лучше оста­ваться так. Это апо­столь­ское мнение.

Мно­гие почему-то счи­тают, что в этом слу­чае речь идет о мона­хах и мона­хи­нях. Однако во вре­мена, когда писа­лись эти слова, не было мона­сты­рей как тако­вых. Прак­ти­ко­ва­лись иные формы жизни в деви­че­стве — напри­мер, инсти­тут диа­ко­нис. Диа­ко­нисы — хри­сти­анки, кото­рые несли обще­ствен­ное, как бы мы сей­час ска­зали, соци­аль­ное служение.

Диа­ко­ни­сами были не только девицы, но и вдовы. Не согре­шит вдова, вто­рично вышед­шая замуж, но лучше ей оста­ваться во вдов­стве, — гово­рит Апо­стол. Речи о мона­ше­стве, как видим, не идет. Уго­дить Богу можно в любом при­зва­нии, если Он тре­бует слу­же­ния именно на дан­ном тебе поприще, и сей­час, в наши дни оску­де­ния любви, дефи­цита истинно хри­сти­ан­ского отно­ше­ния людей друг к другу, жен­щина как про­по­вед­ница Хри­ста не сло­вами, а делами, может быть вос­тре­бо­вана в пол­ной мере.

Но порой можно наблю­дать такую ситу­а­цию: жен­щина уже при деле, у нее есть заме­ча­тель­ные воз­мож­но­сти для рас­кры­тия Божиих даров, неважно, рабо­тает ли она в боль­нице или в офисе, в дет­ском саду или в худо­же­ствен­ной мастерской.

Мно­гим жен­щи­нам даро­вано ред­кое искус­ство обще­ния с людьми, уме­ние морально под­дер­жать и реально помочь. Жен­щина веру­ю­щая ста­ра­ется пора­бо­тать Гос­поду истин­ным талан­том, еще тре­бу­ю­щим пол­ного рас­кры­тия, неве­ру­ю­щая делает это, согла­со­вы­ва­ясь с зако­ном сове­сти (ведь душа наша, как известно, хри­сти­анка), но… Люди то и дело тер­зают ей нервы шепо­том за спи­ной: «Бед­няжка, ей так не везет с лич­ным…» А так ли уж и не везет?

Из книги свя­ти­теля Фео­фана Затвор­ника «Спа­се­ние в семей­ной жизни»:

«Что дочь в деви­цах — это не велика беда. А заму­жем какая радость? Только тягота, труд и нужда. Какая же она бес­при­дель­ная, когда у отца и матери? Пусть живет честно и тру­дится, и хоть всю жизнь так».

Из «Мыс­лей свя­ти­теля Фео­фана Затвор­ника на цер­ков­ное чтение»:

«Гос­подь гово­рит, что брач­ный союз пер­во­на­чально Сам Бог бла­го­сло­вил и вло­жил закон этот в есте­ство наше, о тех же кои хотят не жениться, ска­зал: мно­гий вме­стити, да вме­стит (Мф. 19, 5 и 12). Ясно, что хоть и при­знал Он брак зако­ном есте­ствен­ным, но не настолько необ­хо­ди­мым и неиз­беж­ным, чтобы не было места безбрачию. 

Послед­нее Он раз­ре­шает, но ограж­дает усло­вием, кото­рое сбли­жает его с зако­ном есте­ства. Ско­пец от рож­де­ния без­бра­чен по закону есте­ствен­ному, но и тот, кто своим про­из­во­ле­нием постав­ляет себя в такое состо­я­ние, в каком есте­ствен­ный ско­пец нахо­дится по рож­де­нию без уча­стия воли, ста­но­вится на одной с ним линии в отно­ше­нии к есте­ствен­ным потребностям. 

Сле­до­ва­тельно, в этом отно­ше­нии как пер­вый, так и вто­рой — есте­ствен­ные без­брач­ники. Отчего же духов­ное скоп­че­ство или без­бра­чие про­из­воль­ное счи­тают неесте­ствен­ным? Оттого, что не пони­мают, что есте­ственно телу, а что есте­ственно духу, и что вслед­ствие воз­дей­ствия его на тело ста­но­вится есте­ствен­ным, того они не хотят счи­тать естественным».

Чело­век так настроил себя на зем­ную жизнь, что ему все­гда будет чего-то не хва­тать. Сей­час жен­щине не хва­тает муж­ской любви, зав­тра в браке будет не доста­вать тепла и ласки, или муж ока­жется «тряп­кой», или ребе­нок родится боль­ным и жизнь пой­дет напе­ре­ко­сяк… Чаще всего так и слу­ча­ется. Почему? Да потому, что если чело­век не умеет доволь­ство­ваться своим нынеш­ним состо­я­нием, если он чего-то страстно жаж­дет и о чем-то меч­тает, вопреки сего­дняш­нему дню (кото­рый, как учат свя­тые отцы, все­гда может ока­заться послед­ним), то такой чело­век не будет до конца счаст­лив и дово­лен, даже когда полу­чит желаемое.

Жен­щины могут воз­му­титься: ведь речь идет о таких важ­ных вещах, как семей­ный уют, про­дол­же­ние рода — лучше быть несчаст­ной с муж­чи­ной, чем без него, и родить ребенка, пусть и не соот­вет­ству­ю­щего ожи­да­ниям, но не смот­реть с зави­стью на чужие коляски. Да, такое мне­ние очень рас­про­стра­нено, и осно­вано как мини­мум на двух при­чи­нах. Пер­вая, важ­ная и силь­но­дей­ству­ю­щая — мощ­ный поло­вой инстинкт, плюс при­су­щий только жен­щине инстинкт мате­рин­ства. И даже жажда неж­ного муж­ского сочув­ствия, жела­ние при­сло­ниться к силь­ному плечу и попла­кать на нем — в неко­то­рой сте­пени одно из тон­ких про­яв­ле­ний поло­вого инстинкта.

Ведь если мама или сестра, гораздо неж­нее, чём любой муж­чина, вытрут ваши слезы, вы все равно оста­не­тесь неудо­вле­тво­рен­ными, да? Вам будет нужен именно муж­чина. И это не грешно, это пре­красно, но все-таки это он самый и есть — поло­вой инстинкт. «И к мужу тво­ему вле­че­ние твое, и он будет гос­под­ство­вать над тобою». Все так — и Бог, и дан­ная нам Им физи­че­ская при­рода бла­го­слов­ляют жен­щину как носи­тель­ницу новой жизни. Что здесь ска­жешь? Да только то, что инстинкты, даже важ­ней­шие и бла­го­род­ней­шие, могут уже не власт­во­вать над душой жен­щины-хри­сти­анки, нового созда­ния в Боге, если сама она не будет отда­ваться в их власть, уси­ли­вая ее посто­ян­ными сле­зами о своей несчаст­ной жен­ской доле. В конце кон­цов, каж­дый живет так, как сам того хочет.

Допу­стим, не в вашей вла­сти найти себе мужа, но ведь пере­стать нерв­ни­чать и ком­плек­со­вать на сей счет вам вполне под силу. Слова о вле­че­нии к мужу Гос­подь гово­рил Еве при изгна­нии из Рая. Сей­час Гос­подь вновь открыл нам двери в Рай. И если мно­же­ство жен­щин спа­са­ются чадо­ро­дием, то почему вы уве­рены, что Гос­подь именно вам не пред­на­зна­чил иной, еще более узкий — и только ваш — путь? Вспом­ните сонм хри­сти­ан­ских муче­ниц — они отвер­гали выгод­ней­шие пар­тии и не чув­ство­вали себя при этом ущерб­ными и достой­ными жалости.

Они шли своим путем, они про­жи­вали пусть даже корот­кую, но самую пол­но­цен­ную жизнь и были счаст­ливы тем, что для дру­гих было непо­нятно и Непо­сти­жимо — стра­да­ни­ями во имя Хри­ста. И если во имя вер­но­сти Хри­сту вам надо немного постра­дать, обуз­ды­вая есте­ствен­ные инстинкты, неужели вы откажетесь?

Неужели, «выско­чив замуж» за пер­вого встреч­ного, вы рас­счи­ты­ва­ете таким обра­зом испол­нить Божью волю? Ищите, моли­тесь, ждите, рабо­тайте над собой — и если ваша доля быть женой и мате­рью, то Гос­подь так или иначе при­шлет вам вашего суженого. 

Но если это не свер­ша­ется столь быстро, как вам хочется, учи­тесь жить одна, никого не слу­шая и не допус­кая рас­слаб­ля­ю­щей жало­сти к себе. В конце кон­цов образ Марии, слу­шав­шей у ног Хри­ста уче­ние Его, все­гда был при­тя­га­тель­ней для всех, чем суе­тив­шейся об уго­ще­нии Марфы (хотя и Марфа уго­дила Христу).

Но вот тут-то в силу всту­пает вто­рая пре­града, далеко не столь важ­ная, как пер­вая, и намного легче пре­одо­ли­мая, но кото­рая почему-то порой ока­зы­вает силь­ней­шее вли­я­ние на роко­вое необ­ду­ман­ное реше­ние жен­щины «хоть за кого, лишь бы при­стро­иться» — пре­сло­ву­тое обще­ствен­ное мне­ние. И речь идет уже даже не о сосед­ках и школь­ных подругах.

Самая боль­шая ошибка счи­тать, что брак — цель жизни жен­щины. Ибо цель любой зем­ной жизни — жизнь веч­ная. Что для жен­щины самое глав­ное? Да то же самое, что и для муж­чины! Рас­по­знать волю Божию о себе и испол­нить ее здесь, на этой греш­ной земле до Страш­ного Суда.

А какая она, Божья воля? Да, для жен­щин (не побо­юсь ска­зать — для абсо­лют­ного боль­шин­ства) эта воля Божия может заклю­чаться в рож­де­нии и хри­сти­ан­ском вос­пи­та­нии детей. Но сколько бы нам ни вну­шали, что жизнь жен­щины неполна без созда­ния семьи, все­гда най­дутся при­меры, дока­зы­ва­ю­щие обратное. 

Нигде — ни в Новом Завете, ни у свя­тых отцов — вы не най­дете такого утвер­жде­ния. Негоже быть чело­веку еди­ному! — ска­зал Гос­подь, сотво­рив Адама. Но во Хри­сте чело­век уже не один. Дух побеж­дает плоть.

«Воля Божия о нас та, чтобы мы, живя на земле, научив­шись позна­вать Бога и с радо­стью и жела­нием сле­до­вать воле Божией — спа­си­тель­ной и напол­ня­ю­щей жизнь истин­ным содер­жа­нием. А чело­век может делать любую работу — от самой ничтож­ной до самой вели­кой — и спа­саться этим или погибать. 

Будешь жить для Бога и во славу Божию — вот и спа­се­ние, вот и истин­ный, а не эфе­мер­ный смысл жизни. И если бы была воля Божия быть тебе женой и мате­рью, то ты бы ею давно стала. Но сей­час, в 47 лет, твоя тоска о минув­шем не более чем искушение.

Док­тор, док­тор! Огля­нись вокруг! Твоим боль­ным не надо ничего пере­да­вать от тво­его внут­рен­него содер­жа­ния — они этого не пой­мут. Им нужны твоя любовь, твой про­фес­си­о­на­лизм, и все это в Боге, в молитве о них. О каком еще невоз­де­лан­ном клочке своей души ты гово­ришь? Все у нас на месте, все Богом бла­го­слов­лено, а с иску­ше­ни­ями уже давно при­шла пора бороться, рас­по­зна­вать их и искоренять.

Тебе и С. и М. Божие бла­го­сло­ве­ние на все доброе…

…Доро­гая о Гос­поде Н.!

Живи дома с роди­те­лями и начни помо­гать им во всем. При­гля­дись к ним вни­ма­тельно, они ведь уже очень нуж­да­ются в твоей дочер­ней ласке и тепле. Как только это пой­мешь и почув­ству­ешь, так и пере­ста­нешь быть оди­но­кой. Гос­подь рас­ши­рит твое сер­дечко, и тебе от этого самой будет хорошо.

Не ищи опоры в людях, но в Боге, и Гос­подь пошлет надеж­ных дру­зей по духу.

Гос­подь с тобою!

Архи­манд­рит Иоанн (Кре­стьян­кин)».

При­слу­шай­тесь к муд­рым слова отца Иоанна. В слу­же­нии Богу духовно опыт­ный батюшка не делает раз­ли­чия между муж­чи­нами и жен­щи­нами, адре­су­ясь к хри­сти­ан­ской любви, кото­рая в сердце истин­ной жен­щины так или иначе все­гда най­дет проявление.

А теперь пред­ла­гаю вам иной взгляд — взгляд, ско­рее всего, неве­ру­ю­щего пси­хо­лога-муж­чины, воз­му­щен­ного дав­ле­нием на жен­щину со сто­роны своих кол­лег, тоже жен­щин. Зара­нее скажу, что не во всем согласна с утвер­жде­ни­ями ува­жа­е­мого спе­ци­а­ли­ста, но, может быть, что-то из при­ве­ден­ных ниже утвер­жде­ний послу­жит вам, милые жен­щины, неко­то­рым уте­ше­нием, если оди­но­че­ство ваше и впрямь стало казаться нестерпимым.

Пять иллю­зий, навя­зан­ных женщинам.

«Испо­кон веку муж­чины стро­или циви­ли­за­цию, осно­ван­ную на их пред­став­ле­ниях о бла­го­по­лу­чии, порядке и сча­стье. Жен­щин убеж­дали (а чаще — застав­ляли) вопреки их инте­ре­сам при­нять эти пред­став­ле­ния. И надо при­знать, муж­чины в этом изрядно пре­успели. Сего­дня мно­гие пред­ста­ви­тель­ницы пре­крас­ной поло­вины чело­ве­че­ства даже не отдают себе отчета, что живут иллю­зи­ями, кото­рые им навя­зала дру­гая, не столь пре­крас­ная половина.

И, добив­шись такого «сча­стья», кото­рое при­ду­мали муж­чины для своих подруг, мно­гие жен­щины начи­нают недо­уме­вать: неужели именно этого и хоте­лось от жизни? Пер­вый шаг к под­лин­ному сча­стью — осво­бож­де­ние от иллю­зий, чуж­дых жен­ской при­роде. А для этого в них надо сна­чала разо­браться. Вот какие пред­став­ле­ния, по наблю­де­ниям пси­хо­ло­гов, жен­щины неосмот­ри­тельно поза­им­ство­вали у мужчин:

Жен­щина может быть счаст­лива только…

…рядом с муж­чи­ной. На самом деле, в первую оче­редь самому муж­чине, чтобы почув­ство­вать себя ком­фортно, необ­хо­дима жен­ская ласка и забота. Без этого он либо «зве­реет», либо опус­ка­ется. К тому же муж­ские амби­ции тре­буют, чтобы рядом был кто-то, кто от него зави­сит. Иначе как чув­ство­вать свою силу и досто­ин­ство? Умные жен­щины это пони­мают и тонко подыг­ры­вают этим амби­циям, ста­ра­ясь не уяз­вить муж­чину даже наме­ком на соб­ствен­ное превосходство.

Жен­щины гораздо более само­до­ста­точны, спо­собны сами о себе поза­бо­титься. Пре­красно, если рядом есть вер­ный друг, на кото­рого можно поло­житься. Но далеко не каж­дый муж­чина спо­со­бен соста­вить жен­ское сча­стье. При виде иного ско­рее дума­ется: «Какое сча­стье, что я не с ним!» Чаще всего та, кто ожи­дает, что сча­стье ей пода­рит муж­чина, рис­кует бес­плодно про­ждать всю жизнь. Гораздо лучше чув­ствует себя та, чье сча­стье не зави­сит от при­хо­тей муж­чины и даже от его наличия.

…если выгля­дит как супер-модель. По наблю­де­ниям пси­хо­ло­гов, писа­ные кра­са­вицы, как пра­вило, не чув­ствуют себя более счаст­ли­выми, чем их не столь яркие подруги. Боль­шин­ство жен­щин отно­сятся к ним рев­ниво и откро­венно недо­люб­ли­вают. Мно­гие муж­чины их про­сто поба­и­ва­ются, опа­са­ясь рядом с ними ока­заться не на высоте.

К тому же муж­чины отка­зы­ва­ются верить, что кра­сота и ум могут ужиться в одном чело­веке. Зато они без­от­четно при­пи­сы­вают кра­си­вым жен­щи­нам повы­шен­ную сек­су­аль­ность и в этом плане бывают разо­ча­ро­ваны тем, чем были бы вполне довольны с менее бли­ста­тель­ной подругой.

Стрем­ле­ние жен­щины выгля­деть при­вле­ка­тельно есте­ственно, но для этого вовсе не обя­за­тельно быть похо­жей на Памелу Андер­сон. Оча­ро­ва­тель­ной может быть каж­дая, если умело исполь­зуют свои инди­ви­ду­аль­ные достоинства…

…если она молода. На самом деле свои пре­иму­ще­ства есть у любого воз­раста. Умные люди (а о дру­гих и забо­титься не стоит) умеют ценить те досто­ин­ства, кото­рые при­хо­дят с опы­том. Моло­день­кими дев­чон­ками увле­ка­ются только их неопыт­ные сверст­ники да пре­ста­ре­лые лове­ласы: и те, и дру­гие опа­са­ются, что опыт­ная жен­щина невы­соко их оце­ните Стрем­ле­ние выгля­деть моложе похвально, но особо усерд­ство­вать тут не стоит. Полю­буй­тесь на стар­ше­класс­ниц, как отча­янно они пыта­ются выгля­деть старше!

…если она не обре­ме­нена дело­выми забо­тами. Как сви­де­тель­ствуют социо­ло­ги­че­ские опросы, только жен­щины, заня­тые неква­ли­фи­ци­ро­ван­ным тру­дом, видят свое сча­стье в празд­но­сти. Боль­шин­ство жен­щин, заня­тых инте­рес­ной твор­че­ской рабо­той, ука­зы­вают, что не оста­вили бы ее, даже если бы не нуж­да­лись в зара­ботке. С дру­гой сто­роны, спе­ци­а­ли­стам изве­стен свое­об­раз­ный «нев­роз домо­хо­зяйки» — ощу­ще­ние оди­но­че­ства, подав­лен­но­сти, бес­смыс­лен­но­сти своей жизни. Так что, если вам чего-то не хва­тает для сча­стья, заду­май­тесь: может быть, вам нужно инте­рес­ное дело?

…как забот­ли­вая мать заме­ча­тель­ных детей. Мате­рин­ская роль орга­нична для жен­щины, но именно она часто заго­няет ее в пси­хо­ло­ги­че­скую ловушку. Редко бывает счаст­лива та, кто «всю себя отдала детям», ибо дети не умеют ценить такую само­от­вер­жен­ность. К тому же дать детям что-то полез­ное можно лишь тогда, когда у тебя есть что дать, когда ты сама что-то собою пред­став­ля­ешь. А для этого необ­хо­димо уде­лить вни­ма­ние самосовершенствованию.

На тему о том, как быть доволь­ным своей жиз­нью, пси­хо­логи испи­сали тонны бумаги. Но, пожа­луй, никто не выра­зился точ­нее аме­ри­кан­ского бого­слова Рейн­гольда Нибура, молив­шего Бога: «Боже, дай мне разум и душев­ный покой при­знать то, что я не в силах изме­нить, муже­ство — изме­нить то, что могу, и муд­рость — отли­чить одно от другого».

Пере­станьте бес­по­ко­иться о том, что не в вашей вла­сти. Поверьте, оста­нется еще много всего такого, к чему сле­дует при­ло­жить свои силы. Вот тут-то и раз­вер­ни­тесь. Только не ставьте перед собой слиш­ком гран­ди­оз­ных задач и не ждите их немед­лен­ного реше­ния. Роп­щет на жизнь, как пра­вило, тот, кто тре­бует от нее слиш­ком многого.

У каж­дого чело­века, думаю, свое мне­ние о браке, о при­чи­нах и цели союза между муж­чи­ной и жен­щи­ной. И каж­дый чело­век обя­зан ува­жать мне­ние дру­гого. Я, напри­мер, счи­таю, что брак логи­чен лишь в том слу­чае, если двое людей не хотят жить друг без друга — зна­чит, они должны жить вме­сте. В осталь­ных слу­чаях заклю­че­ние брака теряет смысл.

Но я знаю, что мно­гие жен­щины не согла­сятся со мной, и с ува­же­нием при­ни­маю (пус­кай и не раз­де­ляю) их точку зре­ния. Не могу согла­ситься только с одним — когда один чело­век навя­зы­вает свое отно­ше­ние к жизни дру­гому, порой вовсе на него не похо­жему. Так будем же мило­сердны друг к другу и поско­рее пере­ста­нем коситься на людей, в чем-то не соот­вет­ству­ю­щих обще­при­ня­тым стан­дар­там и нашему лич­ному пони­ма­нию о том, что есть правильно…

Как примириться с одиночеством

Помните дол­гое обсуж­де­ние в интер­нете про­блемы Свет­ланы Л., кото­рая хотела, но, по сча­стью, не могла решиться на брак без любви? В ходе дис­кус­сии участ­ни­ками форума была затро­нута тема: оди­но­че­ство — так ли это страшно?

Свя­щен­ник Борис Мер­лин выска­зался по этому поводу: «Не могу согла­ситься с тем, что «оди­но­че­ство, конечно, страш­ная и раз­ру­ши­тель­ная сила». Оди­но­кая жизнь может быть и без чув­ства оди­но­че­ства, если она Хри­ста ради. Конечно, ино­гда нава­ли­ва­ется «туга» сер­деч­ная, печаль, само­жа­ле­ние, ядо­ви­тое уны­ние и т.п., но, слава Богу, помощь Божия не мед­лит в такие моменты. Нас, Хри­ста ради оди­но­ких, Гос­подь весьма ощу­тимо охра­няет и мило­стиво опекает».

«А у меня была похо­жая ситу­а­ция, в меня три года был влюб­лен моло­дой чело­век и все время хотел на мне жениться. У меня было похо­жее к нему отно­ше­ние, и я тоже боя­лась оди­но­че­ства. Я рада, что так и не вышла за него замуж. Я не могу ска­зать, что пере­стала бояться оди­но­че­ства, про­сто я смотрю на него по-дру­гому. ОДИНОЧЕСТВО — ОТОРВАННОСТЬ ЧЕЛОВЕКА ОТ БОГА! И ни один чело­век не заме­нит вам Бога.

Меня Гос­подь учил этому в эле­мен­тар­ных ситу­а­циях, когда мне нужна была помощь, я искала ее у людей и не нахо­дила. БОГ — наш самый близ­кий Чело­век, ближе его никого нет. Он все­гда выслу­шает, Он серд­це­ве­дец, ино­гда испра­вит, ино­гда уте­шит, но все­гда любя, хотя ино­гда Его любовь — огонь, сжи­га­ю­щий тер­ние наших страстей. 

Муш­кина Ана­ста­сия Игоревна».

«Когда чело­век осо­знает свое оди­но­че­ство, он вопро­шает: «Кто помо­жет мне?» И ответ гла­сит: «Я сам дол­жен помочь себе»… И зало­жен пер­вый камень харак­тера. А еще ответ гла­сит: «Гос­подь в небе­сах помо­жет мне тем вер­нее, чем пре­дан­нее Ему буду я»… И зало­жен осно­во­по­ла­га­ю­щий камень живой веры. 

В оди­но­че­стве чело­век нахо­дит самого себя, силу сво­его харак­тера и свя­той источ­ник жизни. Когда чело­век пости­гает чужое оди­но­че­ство, …тогда он гово­рит: «Я помогу им! Бра­тья, я помогу вам — поскольку вы оди­ноки, а я знаю тягость оди­но­че­ства». Сам нахо­дясь в оди­но­че­стве, чело­век нахо­дит сво­его оди­ноко стра­да­ю­щего брата и помо­гает ему. И как раз тут — зарож­де­ние духов­ной любви, брат­ства и истин­ных чувств.

Нам не дано изба­виться от оди­но­че­ства. Но все мы при­званы достойно и с верою каж­дый нести свое оди­но­че­ство; и, любя и помо­гая, делать чужое оди­но­че­ство снос­ным, достой­ным и духов­ным. В этом — уте­ше­ние. Так и только так смо­жем мы пре­одо­леть оди­но­че­ство, мы, оди­но­кие дети чело­ве­че­ские, взи­рая ввысь и с любо­вью помо­гая друг другу» (И. Ильин).

Как пре­одо­леть оди­но­че­ство? За помо­щью и сове­том обра­ти­лась Елена Михай­ловна (Алена)?.:

«Я немо­ло­дая оди­но­кая жен­щина, и обсто­я­тель­ства таковы, что вряд ли в бли­жай­шем буду­щем это поло­же­ние изме­нится. Мой вопрос не в том, как найти спут­ника жизни, а как при­ми­риться с оди­но­че­ством. Ведь счи­та­ется, что для жен­щины это самое страшное».

Ответы Елене тоже ока­за­лись на ред­кость единодушными:

«Доб­рый день, Елена. Вы пишете: «Ведь счи­та­ется, что для жен­щины это самое страш­ное». Кем счи­та­ется? Муж­чины так счи­тают? Жен­щины? Это довольно стран­ный взгляд. По-моему, неверный. 

Оди­но­че­ство — слиш­ком рас­плыв­ча­тое поня­тие. Если оди­но­че­ство суетно — да, это беда, но дело тут именно в суете. Суета все­гда зве­ро­по­добна, она пожи­рает покой, она этим пита­ется. А вот если оди­но­че­ство высту­пает как форма уеди­не­ния, то все нор­мально. Что же тут пло­хого? Что же тут ущерб­ного? По-моему, это достойно. С уважением, 

Сурен».

«С чув­ством оди­но­че­ства при­ми­риться никак нельзя, потому что его не должно быть, вы же хри­сти­анка. С нами Бог, у каж­дого из нас есть наш Ангел-Хра­ни­тель, все свя­тые с нами. Поэтому уны­ние, само­жа­ле­ние и т.п. чув­ства, как и мно­же­ство дру­гих наших гре­хов, под­ле­жат пока­я­нию и исповеди. 

Как хри­сти­анка вы зна­ете, что для нас самое страш­ное. Зачем же ори­ен­ти­ро­ваться на чужие и неле­пые мне­ния? Мы ответ­ственны перед Богом и сове­стью. И мы должны при­ни­мать с бла­го­дар­но­стью все, что Он нам посы­лает, все обсто­я­тель­ства нашей жизни, помня о том, что никому Он не посы­лает непосильного.

В Ваших обсто­я­тель­ствах, воз­можно, вы име­ете больше вре­мени и для молитвы дома и в храме, и, как вам уже гово­рили, для чте­ния духов­ной лите­ра­туры, и для помощи ближ­ним. Вокруг нас мно­же­ство людей, оди­но­ких, обез­до­лен­ных, боль­ных, инва­ли­дов, нуж­да­ю­щихся в помощи. Вы можете стать необ­хо­ди­мой кому-нибудь из них. 

Можно посо­ве­то­ваться в церкви, в своем при­ходе. Если вы сами нездо­ровы, то можете общаться с людьми по интер­нету и тоже найти людей, кото­рым вы нужны. Здесь на форуме, напри­мер, среди участ­ни­ков есть очень тяжело боль­ные люди, несмотря на это помо­га­ю­щие духовно и душевно многим. 

Спаси вас Христос, 

Галина С».

Было даже ате­ист­кой выка­зано довольно любо­пыт­ное мнение:

«Ведь счи­та­ется, что для жен­щины это самое страш­ное». Кем счи­та­ется? И вы им верите? Оди­но­че­ство — это самая заме­ча­тель­ная вещь в мире. Нако­нец-то можно заняться собой, разо­браться в себе, зани­маться люби­мыми заня­ти­ями и т.п.

Я сей­час тоже оди­нока (вот уже девять меся­цев — смеш­ная цифра, не правда ли?), и вы не пове­рите: я кай­фую от сво­его оди­но­че­ства! Это так здо­рово, когда никто рядом не хра­пит, не тянет на себя оде­яло, не при­стает с глу­по­стями в самый непод­хо­дя­щий момент, когда никому не надо гото­вить поесть, сти­рать носки и т.д., и т.п. У вас сей­час ред­кая счаст­ли­вая воз­мож­ность побыть в одиночестве. 

Радуй­тесь этому! И можете мне пове­рить: как только вы пой­мете, как это здо­рово — быть оди­но­кой, — ваше оди­но­че­ство закон­чится. Это может про­изойти совер­шенно неожи­данно, когда вы этого меньше всего будете ждать. Не знаю уж почему, но почему-то это все­гда так бывает: когда чего-то очень сильно хочешь, можно быть уве­рен­ной, что не полу­чишь. А когда уже ничего не ждешь — оно «неча­янно нагря­нет». Так что лучше радуй­тесь сво­ему оди­но­че­ству, пока оно не кон­чи­лось. С наи­луч­шими поже­ла­ни­ями, Катерина».

Может быть, взгляд Кате­рины кому-то пока­жется эго­и­сти­че­ским, но ее убеж­де­ние в том, что надо радо­ваться всему, что тебе дано в дан­ную минуту твоей жизни, вполне согла­су­ется с еван­гель­ским мировоззрением.

Но не все согласны с Ека­те­ри­ной, что оди­но­че­ство — это здорово.

«Я не знаю, есть ли что-нибудь тяже­лее, чем испы­та­ние оди­но­че­ством. Думаю, лишь еди­ницы смогли бы это выне­сти, в том смысле, что смогли бы напол­нить свою жизнь. У меня есть при­мер из жизни. Две жен­щины, врачи, всю жизнь жили оди­ноко, но вме­сте. И, мне кажется, им уда­лось научиться радо­ваться жизни. 

Летом они сни­мают дачу в Под­мос­ко­вье, ходят в лес, читают книги, встре­ча­ются с дру­зьями. Зимой, ско­рее всего, тоже вме­сте у кого-нибудь в квар­тире. Попро­буйте найти себе близ­кого чело­века по духу и с похо­жей ситу­а­цией. Но если вы настро­ены все-таки жить одна, то, думаю, нужно чем-нибудь страстно увлечься. Попро­буйте поко­паться в душе, может, най­дете там забы­тые стра­сти, увле­че­ния. Если и этого нет, то оста­ется пости­гать жизнь такую, какая она есть. Это трудно, но ничто так быстро не при­во­дит к мудрости. 

Анд­рон».

«Оди­нок только без­бож­ник!» — так, может быть, несколько кате­го­рично, ото­звался на письмо Елены священник.

«Ува­жа­е­мая Елена Михай­ловна! Мно­гие и мно­гие пред­рас­судки делают нас несчаст­ными. Вы пишете: «Счи­та­ется, что оди­но­че­ство для жен­щины — это самое страш­ное». Кем счи­та­ется? Неким подав­ля­ю­щим боль­шин­ством, вос­при­ни­ма­ю­щим жен­щину как «веч­ный идеал», кото­рый не мыс­лим без поклон­ни­ков или хотя бы без соб­ствен­ных детей, сви­де­тель­ству­ю­щих, что тако­вые (поклон­ники) были. Чем отли­ча­ется жен­щина от муж­чины перед лицом оди­но­че­ства? Ничем. Оди­но­че­ство не «жен­ский» вопрос. 

«Жен­ское оди­но­че­ство» — наду­ман­ная про­блема. Вопрос в оди­но­че­стве самом по себе, и здесь надо при­знать, что оди­нок во все­лен­ной один только без­бож­ник. С оди­но­че­ством надо не мириться, а бороться. 

Про­би­ваться через соб­ствен­ную несо­сто­я­тель­ность к любви Божией и к любви от близ­ких. Самая есте­ствен­ная форма такой борьбы — при­ход­ская, общин­ная жизнь. Если есть семья, объ­еди­нен­ная в кон­крет­ном храме еди­ной верой и таин­ствами, то не один член этой семьи не будет духовно оди­нок. Обя­за­тельно при­го­дится. Если не как жена и мать, то как сестра, подруга, няня. Ищите свою семью в пра­во­слав­ном храме, моли­тесь Богу и най­дете. С ува­же­нием, свя­щен­ник Алек­сандр Елатомцев».

Оди­но­че­ство может под­сте­ре­гать чело­века на раз­ных путях жизни. Может быть есте­ствен­ным след­ствием того, что жен­щина так и не нашла муж­чину своей мечты. Оди­но­че­ство, как уже неод­но­кратно гово­ри­лось, может под­сте­ре­гать чело­века и в браке — и здесь, пожа­луй, труд­нее всего что-либо сде­лать. Но сде­лать воз­можно, ценой огром­ных духов­ных уси­лий. На этот слу­чай еди­нич­ные советы неуместны — каж­дая семья, как известно, несчаст­лива по-сво­ему, и вари­а­ций несчаст­ли­вых вза­и­мо­от­но­ше­ний в семье может быть пре­ве­ли­кое множество.

Оди­но­че­ство может стать след­ствием раз­вода. Или след­ствием измены жениха или воз­люб­лен­ного. И надо ска­зать, что оди­но­че­ство, «сдоб­рен­ное» чув­ством, что «тебя бро­сили», может ока­заться воис­тину невы­но­си­мым. Горечь, отча­я­ние, уязв­лен­ное само­лю­бие, крах всех надежд — состо­я­ние, кото­рого не поже­ла­ешь и врагу. 

Ред­кая жен­щина легко при­ми­рится с изме­ной или с пол­ным охла­жде­нием к ней чело­века, кото­рого она любит. Мно­же­ство оши­бок, тра­ги­че­ских глу­по­стей, вплоть до само­убий­ства, совер­ша­ется именно по этим груст­ным при­чи­нам, при­чем не только юными дев­чон­ками, но и зре­лыми женщинами.

В этой ситу­а­ции жен­щине необ­хо­димы духов­ные силы, под­держка дру­зей, уме­ние пере­клю­чаться с идеи фикс на теку­щую жизнь, и глав­ное — памя­то­ва­ние муд­рой фразы, выре­зан­ной на кольце царя Соло­мона: «И это прой­дет». «Про­хо­дить» будет, может быть, долго. Но потом насту­пит успо­ко­е­ние. И может быть, при­дет новая любовь.

Глав­ное — не опус­каться до жало­сти к себе. Если же вы учи­тесь изыс­ки­вать житей­скую муд­рость во всем, слу­ча­ю­щемся в вашей жизни, то и уход воз­люб­лен­ного смо­жет научить вас чему-то полезному.

«Гос­подь при­во­дит людей в Цер­ковь раз­ными путями. А я стала ходить в храм, потому что влю­би­лась. Думаю, это был един­ственно воз­мож­ный для меня путь: в то время меня ничего не инте­ре­со­вало, кроме сим­па­тич­ных моло­дых людей и сви­да­ний. Так я на Мас­ле­ницу позна­ко­ми­лась в гостях с очень при­ят­ным юно­шей, Андреем. С пер­вого момента нашего зна­ком­ства я почув­ство­вала в нем нечто осо­бен­ное. Нельзя ска­зать, что он был замкнут, не при­ни­мал уча­стия в общем веселье. 

Нет, он, как и все гости, сме­ялся, пил вино, рас­ска­зы­вал какие-то исто­рии. Но было в нем что-то такое, что не поз­во­ляло в его при­сут­ствии пере­хо­дить неко­то­рые гра­ницы: анек­доты пош­лые рас­ска­зы­вать, напри­мер. Он был чистым. А еще он здо­рово пел под гитару. Конечно, я при­ло­жила все уси­лия, чтобы обра­тить на себя его вни­ма­ние, обме­няться теле­фо­нами. Но после того вечера про­шло уже несколько дней, а он все не звонил. 

И у меня позво­нить ему пер­вой как-то не нахо­ди­лось под­хо­дя­щего повода. А про­дол­жить это зна­ком­ство мне очень хоте­лось! Тогда я решила узнать у общих дру­зей, где он бывает. Они мне рас­ска­зали, что он по суб­бо­там и вос­кре­се­ньям ходит в такой-то храм. Я разыс­кала этот храм, узнала, когда служба. Тогда как раз нача­лась пер­вая неделя Вели­кого поста, и читали «Пока­ян­ный канон» преп. Андрея Крит­ского.

Конечно, Андрей был на службе. Уви­дев меня, стал что-то объ­яс­нять, купил мне бро­шюру с Вели­ким кано­ном. А храм был недавно откры­тый, реста­ври­ру­ю­щийся. По неосто­рож­но­сти я осту­пи­лась на кир­пи­чах раз­во­ро­чен­ного пола и больно под­вер­нула ногу. При­шлось после службы Андрею про­во­жать меня домой, хро­ма­ю­щую. Так мы и подружились.

Я начала ходить на службы посто­янно. Испо­ве­до­ва­лась, при­ча­ща­лась, но все­рьез не заду­мы­ва­лась о духов­ной жизни. Глав­ным для меня было заво­е­вать рас­по­ло­же­ние Андрея, казаться ему доста­точно благочестивой. 

Больше всего на свете я тогда боя­лась его поте­рять. Через пол­года он сде­лал мне пред­ло­же­ние, позна­ко­мился с роди­те­лями. Дело шло к сва­дьбе. Но, когда все, каза­лось бы, уже было решено, Андрей неожи­данно поте­рял работу. Сва­дьбу при­шлось отло­жить на неопре­де­лен­ный срок. Андрей решил съез­дить на пару недель к роди­те­лям, кото­рые жили в дру­гом городе. Конечно, мама с папой были очень ему рады — ведь с тех пор, как сын посту­пил в инсти­тут в Санкт-Петер­бурге, они виде­лись очень редко. 

Мама через зна­ко­мых быстро нашла Андрею хоро­шее место. После неко­то­рых раз­ду­мий Андрей согла­сился устро­иться на эту работу и жить с роди­те­лями. А я про­сто не знала, как буду жить без него дальше. Помню, как рыдала на вок­зале, обни­мая его за шею, пока поезд не тро­нулся. Его письма и звонки ста­но­ви­лись все более редкими. 

Я по при­вычке про­дол­жала ходить в храм, но без Андрея хра­мо­вые стены каза­лись мне чужими и холод­ными, цер­ков­ные зна­ко­мые — непри­вет­ли­выми и язви­тель­ными, а служба — длин­ной и непо­нят­ной. Я впала в посто­ян­ное уныние. 

И вдруг полу­чила письмо от Андрея после дол­гого пере­рыва. Рас­пе­ча­тала и отпря­нула в немом ужасе: «Я понял, что с тобой меня свя­зали слу­чай­ные обсто­я­тель­ства. Мне каза­лось, что я тебя люблю, но это было про­сто увле­че­ние. Этим летом я встре­тил Аню, дав­нюю зна­ко­мую. Сна­чала мне каза­лось, что с Аней у нас про­сто дружба, но потом мы поняли, что любим друг друга и решили поже­ниться. Сва­дьба состоится…»

После этой ново­сти я тяжело забо­лела, слегла с тем­пе­ра­ту­рой. А когда попра­ви­лась, зна­ко­мая посо­ве­то­вала мне поехать вме­сте с ней в Диве­ево. Я нехотя согла­си­лась: мне не хоте­лось ника­ких путе­ше­ствий, все было без­раз­лично. В поездке мгно­ве­ния радо­сти чере­до­ва­лись с при­сту­пами еще более острого уныния. 

Моле­бен у мощей прп. Сера­фима, крест­ный ход по Бого­ро­дич­ной канавке, купа­ние в свя­тых источ­ни­ках — все это при­но­сило лишь крат­ко­вре­мен­ное облег­че­ние, после кото­рого мое созна­ние вновь затя­ги­вали мрач­ные мысли. Так про­дол­жа­лось, пока мы не позна­ко­ми­лись с ком­па­нией деву­шек-палом­ниц из Москвы. 

Я пове­дала им свою исто­рию, думая, что рас­сказ о бро­сив­шем меня женихе потря­сет их своим тра­гиз­мом. Но они выслу­шали его совер­шенно спо­койно. Ока­за­лось, что у одной из них был жених-семи­на­рист, кото­рый оста­вил ее ради при­ня­тия мона­ше­ства. Дру­гая сама решила рас­статься с жени­хом, поняв, что их брак вряд ли будет гармоничным. 

Я поняла, что мое «горе» вовсе не исклю­чи­тельно — обыч­ная житей­ская исто­рия. Про­сто нужно пере­тер­петь и жить дальше. Я вос­пря­нула духом, навер­ное, по молит­вам прп. Сера­фима и дру­гих диве­ев­ских свя­тых. Я поняла, почему Гос­подь попу­стил мне поте­рять Андрея — именно потому, что поте­рять его я больше всего на свете боялась. 

И в храм ходила не к Богу, а к сотво­рен­ному мной из чело­века идолу. А Андрею я все равно бла­го­дарна — ведь он сде­лал для меня самое луч­шее, что вообще один чело­век может сде­лать для дру­гого. Он при­вел меня ко Хри­сту. Поэтому я все­гда теперь поми­наю его в молит­вах как благодетеля. 

Елена С., Санкт-Петербург 

(по мате­ри­а­лам газеты «Как жить»).

Отрекись от одиночества!

Как мы видим, при­ве­ден­ные в про­шлой главе советы Елене Р. о том, как изба­виться от чув­ства оди­но­че­ства, были самыми раз­но­об­раз­ными, но неиз­менно схо­дя­щи­мися в том, что нельзя допус­кать уны­ния и жало­сти к себе. Сей­час же попро­буем подойти к этой про­блеме несколько рас­ши­ренно, рас­смот­рев несколько путей выхода из тупика оди­но­че­ства для жен­щины, рядом с кото­рой нет люби­мого мужчины.

  1. Монашество.

Мно­гие веру­ю­щие един­ствен­ной аль­тер­на­ти­вой заму­же­ству счи­тают мона­ше­ство. Но я спе­ци­ально не буду много писать об этом. Мне не раз дово­ди­лось читать и выслу­ши­вать мне­ние мона­хов и свя­щен­ни­ков о том, насколько неверно пред­став­ляют свет­ские люди при­чины ухода чело­века в монастырь.

Ино­че­ство — осо­бое при­зва­ние, испол­не­ние осо­бой Божьей воли о чело­веке, а вовсе не бег­ство от неустро­ен­ной лич­ной жизни. Это только в рома­нах девят­на­дца­того века геро­ини, пере­жив­шие несчаст­ную любовь, ухо­дили лечить ране­ное сердце в мона­стыр­ских сте­нах. В житиях свя­тых все по-дру­гому. Так что об ино­че­стве в этой книге раз­го­вор, думаю, не особо уме­стен. Но все-таки при­веду один при­мер из жизни — вновь из газеты «Как жить»:

«День сва­дьбы.

Недавно мне дове­лось пожить в каче­стве палом­ницы в мона­стыре. Мона­стырь жен­ский, неболь­шой, воз­рож­да­ю­щийся. Одна­жды иду с послу­ша­ния на тра­пезу и слышу: матушки в тра­пез­ной что-то празд­нуют. Поздрав­ляют одну моло­дую мона­хиню. Навер­ное, думаю, она сего­дня име­нин­ница. Спро­сила, в чем дело, а мне отве­чают: «Да у нее сего­дня день сва­дьбы». Ничего понять не могу: как это у мона­хини, постри­жен­ной, и вдруг день сва­дьбы? Так же не бывает!

Ока­зы­ва­ется — все бывает. Буду­щая мона­хиня несколько лет назад соби­ра­лась выйти замуж. К сва­дьбе было уже все готово — пла­тье сшито, гости при­гла­шены, кольца куп­лены. А за день или два до сва­дьбы жених вдруг исчез. Как позже стало известно — сбе­жал с дру­гой, какой-то своей ста­рой любовью. 

Неве­ста долго не могла прийти в себя после такого удара. Начала ходить в храм. И так увлек­лась духов­ной жиз­нью, что через год ее при­няли послуш­ни­цей в мона­стырь. Никто такого пово­рота собы­тий не мог себе пред­ста­вить — она была мод­ни­цей, любила экс­тра­ва­гантно оде­ваться. Все­гда имела много поклон­ни­ков, поль­зо­ва­лась успехом.

Я нико­гда раньше не встре­чала такого счаст­ли­вого чело­века, как эта мона­хиня. Она про­сто све­ти­лась изнутри и всех зара­жала своей радо­стью. Каж­дый год в день своей несо­сто­яв­шейся сва­дьбы она про­сит батюшку отслу­жить бла­го­дар­ствен­ный моле­бен и празд­нует этот день как име­нины, как день сво­его обра­ще­ния к Богу. 

Мне, чело­веку мир­скому, трудно было ее понять. Все же как-то по-жен­ски жалко: не сло­жи­лась лич­ная судьба. Но, глядя на ее сия­ю­щее лицо, начи­на­ешь пони­мать, что ее-то судьба как раз сло­жи­лась, сло­жи­лась по Божьему Про­мыслу. Не пере­жила бы она тот кри­зис — не была бы теперь так счаст­лива с Гос­по­дом. Вме­сто сбе­жав­шего зем­ного жениха она полу­чила луч­шего — Небесного.

А в мона­стырь я поехала потому, что заму­чили скорби. Как мне каза­лось — про­сто непре­одо­ли­мые. После я убе­ди­лась, что поездка именно в эту оби­тель и встреча с матуш­кой Н. при­несли мне боль­шую духов­ную пользу. Я поняла, что все­гда нужно упо­вать на волю Божию. Ника­кая скорбь не посы­ла­ется нам напрасно. А стра­да­ние может послу­жить нача­лом духов­ного пробуждения. 

Лидия Е., г. Липецк».

  1. Творчество.

По соб­ствен­ном опыту скажу: счаст­лив чело­век, в кото­рого Гос­подь зало­жил спо­соб­ность к худо­же­ствен­ному твор­че­ству — пусть сча­стье это порой даже мучи­тельно. Тво­рец, создав­ший чело­века по образу и подо­бию Сво­ему, твор­че­скую искру вло­жил в каж­дого. Но не у каж­дого из искорки малой раз­го­ра­ется костер. Особо стоит ска­зать о жен­ском твор­че­стве. Это, конечно, нелег­кая стезя. Хотя бы потому, что до сих пор бытует мне­ние, что жен­щина не должна быть писа­те­лем, худож­ни­ком, музы­кан­том. Глу­по­сти, мол, это все — надо семью создавать.

Жен­щина, взяв­ша­яся за смы­чок или кисть, хоть раз да услы­шит глу­бо­ко­мыс­лен­ное: глав­ное твор­че­ство для жен­щины — вос­пи­та­ние детей. Спра­вед­ли­во­сти ради отме­тим: то же самое, только с поправ­кой на то, что «семью надо кор­мить, а не глу­по­стями зани­маться», может услы­шать от «доб­ро­же­ла­те­лей» и муж­чина (правда, все же реже, чем жен­щина), зани­ма­ю­щийся искусством.

Осо­бенно в наше время, когда на фоне биз­не­сме­нов и про­сто пред­при­им­чи­вых людей худож­ник (или худож­ница) — в широ­ком смысле этого слова — выгля­дит как-то бледно, не впе­чат­ляет, даже состра­дать ему (ей) поры­ва­ются: бед­няга, не впи­сы­ва­ется в сего­дняш­нюю сума­сшед­шую жесто­кую жизнь. Кому оно сей­час нужно, это искус­ство? Но кому-то все-таки нужно, оказывается.

В одном из своих интер­вью матушка Олеся Нико­ла­ева, супруга отца Вла­ди­мира Виги­лян-ского — не только извест­ная писа­тель­ница и пуб­ли­цистка, но и счаст­ли­вая мать боль­шого семей­ства — весьма охотно отве­чала на вопросы о творчестве.

Кор­ре­спон­дент отме­тил в раз­го­воре с ней, что суще­ствует рас­про­стра­нен­ное мне­ние, что де все твор­че­ские люди немного стран­ные, если не безум­ные, и ради вдох­но­ве­ния нужно жерт­во­вать пси­хи­че­ским здо­ро­вьем и жиз­нен­ным бла­го­по­лу­чием. Матушка Олеся отве­тила: «Я при­дер­жи­ва­юсь про­ти­во­по­лож­ной точки зре­ния: для того, чтобы что-то писать, тем более, дли­тель­ное время, тре­бу­ется пси­хи­че­ское здо­ро­вье. Что каса­ется неустро­ен­но­сти жизни, то у мно­гих талант­ли­вых поэтов и писа­те­лей, дей­стви­тельно, по чело­ве­че­ским поня­тиям семей­ная жизнь либо не сло­жи­лась никак, либо сло­жи­лась неудачно.

Мне кажется, это объ­яс­ня­ется тем, что люди, при­кос­нув­ши­еся к иной, новой реаль­но­сти, твор­цами кото­рой они сами и явля­лись, гораздо менее зави­сели от того, что мы назы­ваем чело­ве­че­ским теп­лом, уча­стием, уютом.

Может быть, они нуж­да­лись в этом даже больше, чем все осталь­ные, из-за свой­ствен­ной им чут­ко­сти и рани­мо­сти, однако в их жизни было нечто, что поз­во­ляло им про­жить и без всей этой чело­ве­че­ской устро­ен­но­сти и сча­стья. Твор­че­ский чело­век в чем-то более само­до­ста­то­чен, он может уйти в некие обла­сти твор­че­ства, и ему будет казаться, что это — вполне пол­но­цен­ная жизнь. Чело­веку, кото­рый с этим живет, конечно, очень трудно: он чув­ствует, что чем-то обде­лен и не может войти в обыч­ную для дру­гих людей жизнь».

Но сама Олеся Нико­ла­ева не чув­ствует себя ни в чем обде­лен­ной: «Гос­подь был очень мило­стив ко мне, и, навер­ное, было бы ужас­ной тра­ге­дией, если бы я не имела семьи. Этим было бы отрав­лено мое твор­че­ство, и, навер­ное, я писала бы как боль­шин­ство оди­но­ких поэтесс, все твор­че­ство кото­рых в основ­ном заклю­ча­ется в плаче несо­сто­яв­шейся души по несо­сто­яв­шейся жизни.

Мне кажется, что я парал­лельно про­жила как бы две жизни, и в то же время это была одна жизнь. У меня заме­ча­тель­ная семья, заме­ча­тель­ный муж, и одно­вре­менно я имела воз­мож­ность твор­че­ского осуществления».

Могу доба­вить к сло­вам матушки Олеси только то, что сама знаю твор­че­ских жен­щин, у кото­рых лич­ная жизнь как-то не зада­лась (чаще всего такие жен­щины раз­ве­дены), но они вовсе не опла­ки­вают свою «несо­сто­яв­шу­юся жизнь», чув­ствуя себя вполне пол­но­цен­ными личностями.

От себя же замечу: худо­же­ствен­ное твор­че­ство сродни любви — оно согре­вает душу, помо­гает открыть в себе новое и познать окру­жа­ю­щее, учит само­по­жерт­во­ва­нию и — в слу­чае хри­сти­ан­ского миро­воз­зре­ния худож­ника — Богопознанию.

Глав­ное — во имя кого или чего вы тво­рите. Кому вы будете слу­жить своим даром — Богу или сатане, — выби­ра­ете вы сами. Но учтите, что в послед­нем слу­чае твор­че­ство из силы сози­да­ю­щей пре­вра­тится в сред­ство само­раз­ру­ше­ния. И помните, что плач «несо­сто­яв­шейся души о несо­сто­яв­шейся жизни» — явно не Божие дело.

  1. Работа и карьера.

Уме­ние занять себя какой-либо инте­рес­ной рабо­той, да так, что на стра­да­ния вре­мени про­сто не оста­нется — еще один из весьма дей­ствен­ных спо­со­бов побо­роться с чув­ством оди­но­че­ства. Чем-то это сродни зача­тию твор­че­ством. Не говоря уже о том, что неко­то­рые сферы дея­тель­но­сти тесно свя­заны с чело­ве­че­ским общением.

Чув­ство това­ри­ще­ства, парт­нер­ства, вза­и­мо­по­мощь, под­держка — это то, что часто мы мало ценим, зацик­лен­ные на внут­рен­них про­бле­мах, но что все­гда очень горько терять.

Можно было бы повто­рить, что ника­кая карьера не заме­нит семью для жен­щины, если бы не при­меры из жизни, когда насы­щен­ные рабо­той, инте­рес­ными встре­чами и отно­ше­ни­ями дни запол­нены от и до, так что в них нет места скуке и уны­нию, и жен­щине про­сто неко­гда тос­ко­вать о нев­стре­чен­ном принце.

Осо­бенно бла­го­датно в этом каче­стве поле дея­тель­но­сти, свя­зан­ное с рели­гией, с твор­че­ством, нау­кой, меди­ци­ной, педа­го­ги­кой. Конечно, внут­рен­ние про­блемы могут так и не рас­со­саться, но бороться с ними будет уже зна­чи­тельно легче.

Все люди раз­ные: одни неза­муж­ние жен­щины, нашед­шие себя в работе, вполне довольны своей судь­бой, дру­гие все-таки чув­ствуют неко­то­рую неудо­вле­тво­рен­ность, но умеют успешно бороться с время от вре­мени под­сту­па­ю­щим унынием.

Веру­ю­щим жен­щи­нам, конечно, намного проще. При усло­вии, если Бога они вос­при­ни­мают не только умом, но и сердцем.

В инте­рес­ней­шей книге Алек­сандра Тро­фи­мова «Три встречи» рас­ска­зы­ва­ется о трех обык­но­вен­ных жен­щи­нах с непо­хо­жими судь­бами, но схо­дя­щихся в одном — каж­дая из геро­инь книги сумела на дан­ной ей Гос­по­дом поприще устро­ить так свою жизнь, чтобы стать подвиж­ни­цей, уте­ше­нием и при­ме­ром для дру­гих людей. Одна из этих жен­щин, Мария Ефи­мовна Сер­ге­енко, была круп­ным уче­ным, с любо­вью и усер­дием отда­вав­ша­яся люби­мому делу.

Талант­ли­вый уче­ный и… тай­ная мона­хиня. Уди­ви­тель­ная стой­кая жен­щина, пере­жив­шая бло­каду Ленин­града, чье доб­рое слово, теп­лое отно­ше­ние согре­вало людей и дарило им радость. Мария Ефи­мовна Сер­ге­енко роди­лась в 1891 году, была един­ствен­ным ребен­ком в семье чинов­ника. Дет­ство ее было счаст­ли­вым и без­за­бот­ным: своя ком­ната, люби­мые книги, вели­ко­леп­ный сад.

Мать дала дочери рели­ги­оз­ное вос­пи­та­ние. Мария Ефи­мовна окон­чила Чер­ни­гов­скую Мини­стер­скую гим­на­зию. В 1910 году она при­е­хала в Санкт-Петер­бург и посту­пила на Бес­ту­жев­ские курсы. Раз­но­сто­рон­ность заня­тий закла­ды­вала фун­да­мент потря­са­ю­щей эру­ди­ции, кото­рая впо­след­ствии отли­чала Марию Ефимовну.

В 1929 году после раз­грома науч­ных кад­ров в Сара­тов­ском уни­вер­си­тете, где пре­по­да­вала Мария Ефи­мовна, она воз­вра­ти­лась в Ленин­град. Война застала ее пре­по­да­ва­те­лем Ленин­град­ского госу­дар­ствен­ного университета.

В бло­кад­ные годы Мария Ефи­мовна про­дол­жала науч­ную работу, в числе дру­гих ленин­град­ских исто­ри­ков в бло­кад­ную зиму при­ни­мала уча­стие в «науч­ных чте­ниях», регу­лярно про­во­див­шихся в под­вале архива Ака­де­мии наук. Тогда же она пере­вела «Испо­ведь» Бла­жен­ного Авгу­стина. Мария Ефи­мовна вспо­ми­нала, что время работы над пере­во­дом — одно из счаст­ли­вей­ших в ее жизни, хотя тру­ди­лась она, уми­рая от голода и холода, без надежды на пуб­ли­ка­цию, пови­ну­ясь лишь внут­рен­нему чувству.

Мария Ефи­мовна гово­рила: «Ничего больше, чем работу, не люблю, в бло­каду спасла работа». Как-то она ска­зала: «Вста­нешь утром, все болит, ничего не можешь и дума­ешь: «Гос­поди, забери Ты меня поско­рее». К обеду, гля­дишь, полег­чало, и пора­бо­тала, и тогда дума­ешь: «А ничего бы еще пожить». Ну, а к вечеру, опом­нив­шись, ска­жешь: «Да будет воля Твоя, Гос­поди! Ты лучше веда­ешь, как нужно».

Уйдя на пен­сию в 1974 году, Мария Ефи­мовна стала зани­маться, глав­ным обра­зом, пере­во­дами. По усло­виям тогдаш­ней цен­зуры, пере­ве­ден­ные ею труды свя­тых отцов Церкви пуб­ли­ко­ва­лись ано­нимно в «Бого­слов­ских тру­дах», изда­ва­е­мых Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хией. Осо­бен­но­сти ее работ по латин­ским древ­но­стям — живой взгляд на пред­мет изло­же­ния; они будто напи­саны совре­мен­ни­ками событий.

Сама Мария Ефи­мовна ска­зала как-то: «Исто­рия начи­на­ется тогда, когда люди, жив­шие тысячу лет назад, обре­тают жизнь и голос, рас­ска­зы­вают о себе, своих радо­стях и печа­лях». Образ­цом стро­гого науч­ного и ясного стиля стали книги «Пом­пеи», «Про­стые люди древ­ней Ита­лии», «Жизнь древ­него Рима» и «Зем­ле­де­лие древ­него Рима».

Не имея своей семьи, Мария Ефи­мовна всю жизнь бережно хра­нила связи с духовно близ­кими людьми, с това­ри­щами по про­фес­сии. Она все­гда забо­ти­лась о млад­ших. Очень часто ее глу­бо­кие зна­ния, оба­я­ние само­быт­ного харак­тера при­во­дили к дове­ри­тель­ным, сер­деч­ным и про­стым отношениям.

Мария Ефи­мовна очень мно­гим помо­гала мате­ри­ально, когда ей пыта­лись отдать взя­тые в долг деньги, не при­ни­мала. В ее харак­тере не было и тени обид­чи­во­сти. Она легко про­щала, и поэтому с ней так про­сто было людям. Удив­ляло по-дет­ски чистое отно­ше­ние ее ко мно­гому в жизни, уме­ние радо­ваться самым про­стым вещам. Она умела нахо­дить общий язык с любым человеком.

Сту­денты вспо­ми­нают, что Марии Ефи­мовне было легко сда­вать экза­мены, она созда­вала осо­бую атмо­сферу про­стоты отно­ше­ний, доб­рых и с юмо­ром. Она гово­рила: «Без латыни можно быть хоро­шим вра­чом», — и не слиш­ком гоняла экза­ме­ну­е­мого. У нее было уди­ви­тель­ное, тон­кое чув­ство юмора. Ино­гда она давала шут­ли­вые про­звища людям — такие точ­ные, что они при­рас­тали навсегда.

Сколько пере­го­во­рено было на кухне за годы зна­ком­ства! Это был поис­тине род­ной дом, где ждали и встре­чали с любо­вью и радо­стью. Мария Ефи­мовна сама гото­вила греч­не­вую кашу, зава­ри­вала пре­крас­ный креп­кий чай и при этом рас­ска­зы­вала уди­ви­тель­ные и заме­ча­тель­ные истории.

Она вели­ко­лепно декла­ми­ро­вала стихи, а одна­жды в ответ на просьбу про­чи­тать на древ­не­гре­че­ском что-нибудь из тра­ге­дий Эсхила или Софокла, сде­лала паузу, лицо ее пре­об­ра­зи­лось, став вдох­но­вен­ным и сия­ю­щим. И чте­ние ее было дей­стви­тельно голо­сом из глу­бины древ­но­сти — такая зна­чи­тель­ность, тор­же­ствен­ность зву­чала в нем!

В конце 50‑х годов Мария Ефи­мовна открыла для себя Пюх­тиц­кий мона­стырь, и с тех пор мно­гие годы каж­дое лето при­ез­жала сюда. В труд­ные для мона­стыря годы она отда­вала сюда свои гоно­рары и «про­фес­сор­скую зар­плату». К концу жизни Мария Ефи­мовна ста­но­ви­лась все более отре­шен­ной от вся­ких не только житей­ских, но и про­чих забот.

Она лежала и моли­лась, лицо ее было свет­лым, спо­кой­ным, радост­ным. Каза­лось, она живет уже в ином мире, душою и духом пре­бы­вая в Цар­стве Света. Осо­бенно чув­ство­ва­лась в ней внут­рен­няя духов­ная радость, так спо­койно ста­но­ви­лось рядом с ней. Всем своим обли­ком Мария Ефи­мовна сви­де­тель­ство­вала о том, что при­го­то­ви­лась к жизни веч­ной и уже без страха и тре­пета, а с любо­вью и радо­стью встре­чает пере­ход в мир. Уход ее был без­бо­лез­нен­ным и мирным.

Скон­ча­лась Мария Ефи­мовна Сер­ге­енко в 1987 году на 96‑м году жизни. До послед­него дня сохра­няла она ясный ум и даже поне­многу рабо­тала. Завет­ным ее жела­нием было после смерти быть погре­бен­ной на мона­стыр­ском клад­бище Пюх-тицы. Лишь после отпе­ва­ния близ­кие Марии Ефи­мовны узнали о тайне ее жизни: она при­няла тай­ный постриг с тем же име­нем Мария и потому с пол­ным пра­вом могла быть погре­бен­ной на клад­бище среди сестер монастыря.

Как видим, Мария Ефи­мовна была по-насто­я­щему счаст­ли­вой жен­щи­ной, про­жив­шей пол­но­цен­ную и насы­щен­ную жизнь, хотя и не имела соб­ствен­ной семьи. Сча­стье дала ей наука, работа. И, конечно, вера.

Между тем совре­мен­ные дело­вые жен­щины или жен­щины науч­ные работ­ники испы­ты­вают немало проблем.

Пси­хо­лог Диля Ени­ке­ева пишет: «Счи­та­ется, что успеш­ная дело­вая карьера созда­ется лишь за счет неустро­ен­ной лич­ной жизни. Раньше жен­щина, постав­лен­ная перед выбо­ром «карьера или семья», решала непро­стую задачу. Пред­по­честь карьеру и отка­заться от лич­ной жизни? Или выйти замуж и тогда рас­про­щаться с люби­мым делом? Сов­ме­стить то и дру­гое, как пока­зы­вает опыт, было про­бле­ма­тично, а то и вовсе невозможно. 

Сей­час дилемма тоже суще­ствует. И немало жен­щин отдают пред­по­чте­ние карьере. При этом они не соби­ра­ются пол­но­стью отка­зы­ваться от лич­ной жизни. «Новые» жен­щины вовсе не про­тив заму­же­ства, но не горят жела­нием выйти замуж за чело­века, кото­рый им не под­хо­дит. Если муж­чина не при­ни­мает ее стиль жизни и тре­бует тра­ди­ци­он­ного испол­не­ния роли «хра­ни­тель­ницы семей­ного очага», то жен­щина пред­по­чи­тает остаться одна. Не навсе­гда, а до поры, пока не встре­тит муж­чину, кото­рый будет ува­жать и ее как лич­ность, и ее право зани­маться люби­мым делом».

Да, у жен­щины есть такое право. Каж­дый оста­вайся в том зва­нии, в каком при­зван, — гово­рят ли вам о чем-нибудь эти апо­столь­ские слова, доро­гие читательницы?

Чтобы вы не пре­зи­рали более дело­вых жен­щин (если, конечно, в вашем сердце живет это недо­стой­ное чув­ство), хочу пред­ста­вить порт­рет девушки, кото­рая, несо­мненно, стала бы насто­я­щей дело­вой жен­щи­ной, если бы только про­жила более дол­гую жизнь. Только назы­ва­лось это в ее время по-другому…

Вели­кая княжна Татьяна Нико­ла­евна носила имя свя­той муче­ницы Татьяны, кото­рая при жизни испол­няла слу­же­ние диа­ко­ниссы, то есть «при­над­ле­жала к тому чину цер­ков­ному, кото­рый нес, как бы мы теперь ска­зали, актив­ное соци­аль­ное слу­же­ние среди боль­ных, заклю­чен­ных в тюрь­мах, среди тех, кто беден и ску­ден в этом мире» (прот. Мак­сим Козлов).

И в этом отно­ше­нии вто­рая дочь свя­того Царя-муче­ника Нико­лая II по праву носила свое имя: она так же, как и ее Небес­ная покро­ви­тель­ница, была открыта обще­ству и готова была активно рабо­тать на благо под­дан­ных сво­его отца.

Пол­ков­ник Кобы­лин­ский вспо­ми­нал: «Когда Госу­дарь с Госу­да­ры­ней уехали из Тоболь­ска, никто как-то не заме­чал стар­шин­ства Ольги Николаевны.

Что нужно, все­гда шли к Татьяне: «Как Татьяна Нико­ла­евна». Эта была девушка вполне сло­жив­ше­гося харак­тера пря­мой, чест­ной и чистой натуры; в Ней отме­ча­лась исклю­чи­тель­ная склон­ность к уста­нов­ле­нию порядка в жизни и сильно раз­ви­тое созна­ние долга. Она ведала, за болез­нью Матери, рас­по­ряд­ками в доме, забо­ти­лась об Алек­сее Нико­ла­е­виче и все­гда сопро­вож­дала Госу­даря на Его про­гул­ках, если не было Дол­го­ру­кова. Она была умная, раз­ви­тая; любила хозяй­ни­чать, и в част­но­сти, выши­вать и гла­дить белье».

Итак, заве­до­вала рас­по­ряд­ками в доме, любила хозяй­ни­чать, выши­вать, гла­дить белье. Да еще и вос­пи­ты­вала млад­ших. Но можно с уве­рен­но­стью ска­зать, что если бы жизнь Цар­ской Семьи не пре­рва­лась так рано, Вели­кая княжна Татьяна не смогла бы найти пол­ное при­ме­не­ние своим силам и талан­там только в семье, так как это была натура соци­ально-актив­ная. Не только рас­по­ряд­ками в доме могла бы заве­до­вать эта царевна, но и в опре­де­лен­ной обще­ствен­ной струк­туре, а если бы пона­до­би­лось — то и в целом государстве.

Жен­щина и власть, жен­щина и поли­тика — соче­та­ние стран­ное, впро­чем, вполне имеет право на суще­ство­ва­ние. Хозяйка — в слу­чае Вели­кой Княжны Татьяны Нико­ла­евны — поня­тие более широ­кое. Счаст­ли­вое соче­та­ние, кото­рое почему-то обычно пред­став­ля­ется невоз­мож­ным — домо­ви­тая мать семей­ства, хоро­шая супруга и… умный поли­тик. В столь юном воз­расте Татьяна Нико­ла­евна уже имела созрев­ший поли­ти­че­ский кру­го­зор, и не зря Госу­дарь Импе­ра­тор так любил с ней беседовать.

Татьяна — един­ствен­ная, с кем в пере­писке Алек­сандра Фео­до­ровна гово­рит о делах, о войне, даже о том, что мучает Царицу лично — о рас­пус­ка­е­мой про­тив нее кле­вете, дает дочери распоряжения.

Через несколько недель после начала Пер­вой миро­вой войны Вели­кая княжна высту­пила ини­ци­а­то­ром созда­ния в Рос­сии «Коми­тета Ея Импе­ра­тор­ского Высо­че­ства Вели­кой княжны Тати­аны Нико­ла­евны для ока­за­ния вре­мен­ной помощи постра­дав­шим от воен­ных бедствий».

Отме­тим, что вто­рая дочь Импе­ра­тора, зани­мав­шая пост Почет­ной пред­се­да­тель­ницы, несмотря на свой юный воз­раст, активно, «разумно» и «тол­ково», по сло­вам А. Мосо­лова, участ­во­вала в дея­тель­но­сти Коми­тета Ее имени и вхо­дила во все его дела.

Обще­ствен­ная дея­тель­ность стар­ших Вели­ких кня­жон при­вет­ство­ва­лась и направ­ля­лась Импе­ра­три­цей. Из письма Госу­да­рыни супругу от 20 сен­тября 1914 г.: «В 4 1/2 ч. Татьяна и я при­няли Нейдгарда по делам ее Коми­тета — пер­вое засе­да­ние состо­ится в Зим­нем Дворце в среду, после молебна, я опять не буду при­сут­ство­вать. Полезно предо­став­лять девоч­кам рабо­тать само­сто­я­тельно, их при­том ближе узнают, а они научатся при­но­сить пользу».

Эту же мысль Ее Вели­че­ство повто­рила в письме от 21 октября 1914 г.: «О. и Т. сей­час в Оль­ги­ном коми­тете. Татьяна одна при­ни­мала Нейдгарда с его докла­дом, про­длив­шимся целые пол­часа. Это очень полезно для дево­чек. Они при­уча­ются быть само­сто­я­тель­ными, и это их гораздо боль­шему научит, так как при­хо­дится думать и гово­рить за себя, без моей посто­ян­ной помощи».

Еще одна дея­тель­ность, кото­рой Вели­кая княжна Татьяна Нико­ла­евна само­от­вер­женно отда­вала все свои силы, — это работа меди­цин­ской сестры.

«С тре­пе­том про­смат­ри­вая в архиве днев­ник Вели­кой Княжны Татьяны 1915–1916 гг.,— пишет Татьяна Гор­ба­чева, — напи­сан­ный круп­ным, ров­ным, поры­ви­стым почер­ком, удив­ля­лась я необык­но­вен­ной чут­ко­сти Вели­кой княжны — после посе­ще­ния лаза­ре­тов она запи­сы­вала имена, зва­ния и полк, где слу­жили те люди, кому она помогла своим тру­дом сестры мило­сер­дия. Каж­дый день она ездила в лаза­рет… И даже в свои именины».

И. Сте­па­нов: «Татьяна… была шефом армей­ского улан­ского полка и счи­тала себя ула­ном, при­чем гор­ди­лась тем, что роди­тели ее — уланы (оба гвар­дей­ских улан­ских полка имели шефами Госу­даря и Импе­ра­трицу). «Уланы папа» и «уланы мама», — гово­рила она, делая уда­ре­ние на послед­нем «а». Госу­да­рыня пишет Нико­лаю Алек­сан­дро­вичу: «Татьяна в вос­торге, что ты видел ее полк и нашел его в пол­ном порядке».

Татьяне Нико­ла­евне, как видим, при­сущи были каче­ства дело­вой жен­щины: сила воли, чет­кость, дис­ци­пли­ни­ро­ван­ность, акку­рат­ность, уме­ние жерт­во­вать своим вре­ме­нем и инте­ре­сами ради дела, прак­ти­че­ский ум. Не самые пло­хие каче­ства, не правда ли?

  1. Стань нуж­ной людям…

Если тебя я почти что не знаю —
это неважно,

Я для тебя ого­нек зажигаю
в сумер­ках каждых.

Ого­нек от чистого сердца,
Ого­нек для души, чтоб согреться,

Для тебя, если ты одинок
Ого­нек…

Можно быть оди­но­кой, но не чув­ство­вать себя тако­вой, если най­дутся люди, нуж­да­ю­щи­еся в вашей любви. Вспом­ним при­ве­ден­ные ранее письма архи­манд­рита Иоанна (Кре­стьян­кина) — он сове­тует жен­щи­нам даже не искать, кому нужна любовь и забота, а согре­вать огонь­ком сво­его сердца тех, кто нахо­дится рядом.

Но вопло­тить этот совет в жизнь не так уж и легко — нужно учиться быть хри­сти­ан­кой в истин­ном зна­че­нии этого слова. Ведь нередко бывает даже так, что люди неве­ру­ю­щие подают нам, счи­та­ю­щим, что мы уже знаем о духов­ной жизни все, при­меры не книж­ного, а живого состра­да­ния, мило­сер­дия, про­ще­ния и терпимости.

Наш путь един — ко Хри­сту, но ведут по этому пути к Нему мил­ли­оны тро­пи­нок. Кото­рая из них ваша? Может быть, неза­муж­няя жен­щина помо­гает рас­тить и вос­пи­ты­вать пле­мян­ни­ков, млад­ших бра­тьев и сестер, детей родственников.

Оди­но­кая жен­щина может при­рав­нять люби­мую работу к отно­ше­ниям в семье — обычно это про­ис­хо­дит там, где вза­и­мо­дей­ствие с людьми тре­бует со сто­роны пер­со­нала тепла, отзыв­чи­во­сти и само­от­дачи: работа в дет­ских садах, шко­лах, боль­ни­цах, интер­на­тах, домах пре­ста­ре­лых, среди инва­ли­дов и т.д.

Такая дея­тель­ность не для всех — она тре­бует осо­бого при­зва­ния, осо­бого склада харак­тера, ведь ино­гда поиск сво­его при­зва­ния может при­ве­сти к чему-то вовсе не эсте­тич­ному и не убла­жа­ю­щему. Вспом­ним письмо Елены Михай­ловны (Алены) Р., жела­ю­щей при­ми­риться с оди­но­че­ством. На это письмо был дан еще один пре­крас­ный ответ, осно­ван­ный авто­ром на соб­ствен­ном жиз­нен­ном опыте:

«Алена, мне не хоте­лось бы в ответ на Ваш вопрос громко кри­чать: «Делай как я — и все будет в порядке». Судьбы оди­на­ко­выми не бывают, и совет дру­гого чело­века все­гда имеет только отно­си­тель­ную цен­ность. Но, может быть, моя исто­рия вам в чем-то помо­жет или хотя бы развлечет.

Когда мне испол­ни­лось 25 лет, я поняла — это кранты. Фило­лог, не ах какая кра­са­вица, в стране кри­зис, а я только что поте­ряла работу. Надежд — я имею в виду мат­ри­мо­ни­аль­ных — не было ника­ких, а тяже­лые пере­жи­ва­ния в про­шлом, застав­ля­ю­щие от вся­ких надежд надолго отка­заться, были.

Больше всего меня мучило, что я «никому не нужна». Зву­чит банально, а про­из­но­сить это внутри себя было страшно и мучи­тельно. Да, мама, да, дру­зья, да, книги. Да, веру­ю­щий чело­век нико­гда не бывает один и не дол­жен отчаиваться. 

Но легче не ста­но­ви­лось. Так ска­зать, «слу­чайно» я ока­за­лась в отде­ле­нии дет­ской гема­то­ло­гии. Гема­то­ло­гия — это лей­козы, мие­ломы, гемо­фи­лия — сло­вом то, отчего боль­ные невы­но­симо стра­дают и уми­рают. Мои печали как-то ушли на вто­рой план — мне«повезло», мое при­сут­ствие и уча­стие ока­за­лось вос­тре­бо­вано. Я, мамина дочка, научи­лась гото­вить дие­ти­че­ские и вкус­ные уте­ше­ния моим новым малень­ким зна­ко­мым. Научи­лась играть в дурац­кие игры, кото­рые помо­гали им не плакать. 

Научи­лась не пла­кать сама, видя, как гас­нет дет­ская жизнь — не пла­кать до выхода за ворота боль­ницы. Дай Боже им дол­гих лет жизни и здо­ро­вья, этим малы­шам, и упо­кой душеньки тех, кого спа­сти не уда­лось — эти дети меня спасли тогда. Обра­ще­ние «мама Катя», курица маль­чику Вовке в сле­ду­ю­щий раз, малень­кая игрушка в кар­мане «на вся­кий слу­чай» — я цеп­ля­лась за все это, как уто­па­ю­щий за соломинку.

Зна­ко­мая мона­хиня мне тогда ска­зала: ты не думай, ты вый­дешь замуж и детки у тебя будут. Я вос­при­ни­мала это как уте­ши­тель­ные сказки, не больше. «Ну и где же мой жених?» — «Еще до Рож­де­ства уви­ди­тесь». Придя на Рож­де­ствен­ское бого­слу­же­ние, я все вер­тела голо­вой — ну и где? А он рядом стоял, мы с ним с дет­ства знакомы.

Сей­час я заму­жем, у нас малень­кая дочь. Сви­де­те­лями на сва­дьбе были врач гема­то­лог и мама одного из малень­ких гемо­фи­ли­ков. Мы по-преж­нему ста­ра­емся делить жизнь с теми, кому Гос­подь при­вел пройти через кош­мар неиз­ле­чи­мых болез­ней. И, я подо­зре­ваю, нам это обще­ние дает еще больше, чем тем, кому мы пыта­емся помочь.

Как знать, может быть, вы потому и чув­ству­ете, что Ваши руки пусты, что кто-то именно от Ваших рук ждет тепла? Ека­те­рина Скуль-ская».

На эту же тему — письмо от врача Ирины Алек­сан­дровны Шува­ло­вой в газету «Как жить»:

«Я — оди­но­кая жен­щина. За этими сло­вами, навер­ное, должны идти жалобы и вздохи, но я могу ска­зать еще и по-дру­гому: я — жен­щина, кото­рая живет одна, но при этом спо­койна и довольна. Хотя, при­зна­юсь, было время, когда от оди­но­че­ства хоте­лось про­сто пла­кать. Конечно, за мои сорок семь лет мне мно­гое дове­лось пови­дать и пережить. 

Все было: и бур­ные романы, и корот­кое заму­же­ство, но вот нор­маль­ную семью создать так и не уда­лось. К тем годам, когда «баба ягодка опять», я уже пере­го­рела, мне ничего не хоте­лось. Стала утом­лять работа (я врач-тера­певт), уже не было ни сил, ни жела­ния улы­баться паци­ен­там. Когда я читала в газе­тах и жур­на­лах исто­рии, как жен­щины даже за шесть­де­сят нахо­дят сво­его избран­ника, я не раз­дра­жа­лась и не зави­до­вала. У меня про­сто была апа­тия, я ничего не хотела.

Но при­шло горе, про­бив­шее, нако­нец, мое рав­но­ду­шие к жизни. Умерла мама, един­ствен­ный чело­век, кото­рый жил со мной, любил меня, забо­тился обо мне. Я не буду опи­сы­вать пер­вых дней, когда я должна была при­вы­кать к тому, что мамы уже нет. Я оста­лась совсем одна. Но потом что-то стало со мной происходить. 

Еще на отпе­ва­нии мамы, рыдая, я стала жадно слу­шать то, что гово­рил свя­щен­ник о бес­смер­тии души, о том, что мама жива на Небе­сах. После этого я стала ходить в цер­ковь. Мне стало немного легче. И я начала учиться жить в оди­но­че­стве. Как мне не хва­тало мамы! Но при жизни я ее как бы мало заме­чала, не хотела пора­до­вать лиш­ний раз, не хотела делиться с ней пере­жи­ва­ни­ями. Сколько сил ушло у меня на пустое нытье, кото­рые можно было бы отдать маме. 

И я стала заду­мы­ваться. Теперь мне уже было с кем пого­во­рить от сердца — с Богом, Божьей Мате­рью, свя­тыми, я верила, что они меня слы­шат. Но все-таки не хва­тало чело­ве­че­ского обще­ния. Ста­рые подруги дав­ным-давно заму­жем, у всех семьи. Одна­жды я решила отпра­виться в палом­ни­че­скую поездку в Тро­ице-Сер­ги­еву Лавру. Как там было хорошо, бла­го­датно, тихо. Я ехала домой с миром и све­том в душе. 

И неожи­данно в вагоне мне в голову при­шла про­стая мысль: как это не с кем общаться? Ведь через мой каби­нет каж­дый день про­хо­дят десятки людей! Ведь у них есть же не только боль­ные органы, но еще и живые души. Начала я с малого: стала все­гда улы­баться паци­ен­там, потом начала шутить с ними, когда нужно было — под­бад­ри­вала, у частых посе­ти­те­лей моего каби­нета все­гда инте­ре­со­ва­лась, как жизнь. 

Неко­то­рые жен­щины, такие же оди­но­кие, как я, даже начи­нали пере­ска­зы­вать мне свои про­блемы. А мно­гие спра­ши­вали, почему у меня иконка на столе. И скоро я стала слы­шать от моих боль­ных: «Ой, Ирина Алек­сан­дровна, вы такая добрая. 

Вы самый чут­кий врач в этой боль­нице». Цветы при­но­сили, поздрав­ляли с празд­ни­ками. А одна паци­ентка, моложе меня на три года, стала в конце кон­цов моей близ­кой подру­гой. Теперь я всем хочу ска­зать: поверьте, люди, мы не одиноки».

Часть третья. Что делать?

Смирение и низкая самооценка — одно и то же?

Часто пси­хо­логи утвер­ждают, что оди­но­кий чело­век сам вино­ват в своем оди­но­че­стве. Не могу с этим согла­ситься — пути Гос­подни неис­по­ве­димы. Так что «кто вино­ват», мы выяс­нять не будем, а вот о том, что делать — пожа­луй, поду­маем. О мно­гом мы уже пого­во­рили. Упо­мя­нули вскользь и о низ­кой само­оценке, и о неуме­нии любить себя. Теперь пого­во­рим об этом подроб­нее, уж слиш­ком много пута­ницы с этими понятиями.

Что мучает В., автора письма, с кото­рого мы начали книгу? В. сама при­зна­ется в том, что надо было больше любить себя. Такие поня­тия как «любовь к себе» и «гор­дыня» веру­ю­щие посто­янно путают и тем самым немало вре­дят себе и дру­гим. Отож­деств­ляя сми­ре­ние — глав­ную хри­сти­ан­скую доб­ро­де­тель — с мате­рью мно­гих поро­ков, с тем, что пси­хо­логи назы­вают низ­кой само­оцен­кой, люди порой зале­зают в такие дебри, что им уже никто, кроме опыт­ного свя­щен­ника (а, может быть, увы, и вкупе с вра­чом), помочь не в силах.

Бесе­дуя одна­жды с пси­хо­ло­гом Вале­рием Ильи­ным, частым гостем пра­во­слав­ных изда­ний, я спро­сила его:

—  Не кажется ли вам, что хри­сти­ан­ское сми­ре­ние часто путают с ком­плек­сом неполноценности?

—  Да, на самом деле очень часто встре­ча­ется такое «уни­чи­же­ние паче гор­до­сти». И надо ска­зать, что скеп­ти­че­ское отно­ше­ние у мно­гих людей к хри­сти­ан­скому сми­ре­нию, к хри­сти­ан­ской аскезе про­ис­хо­дит не от того, что эти люди явля­ются гони­те­лями Хри­ста, а потому что им не при­хо­ди­лось встре­чаться ни с насто­я­щим сми­ре­нием, ни с насто­я­щей аске­зой, зато много при­хо­ди­лось стал­ки­ваться с тем, что за это выда­ется. А любой чело­век очень чув­ствует фальшь.

—  Пси­хо­те­ра­певту порой ста­вят в вину, что он завы­шает у чело­века само­оценку, а это не согла­су­ется со смирением.

—  Если завы­шает, то это пло­хой пси­хо­те­ра­певт. Если воз­вра­щает нор­маль­ную… Я бы взял на себя дер­зость напом­нить про­тив­ни­кам высо­кой само­оценки, что чело­век создан по образу и подо­бию Божию. И когда он начи­нает мешать себя с гря­зью, то тем самым мешает с гря­зью и этот образ и подо­бие. Возь­мите в при­мер Васи­лия Блаженного.

Его никто не запо­до­зрит в гор­дыне, но он с царем, перед кото­рым падала ниц вся Рос­сия, как раз­го­ва­ри­вал! Сколько было досто­ин­ства в этом свя­том! Поэтому завы­шен­ная само­оценка — плохо. Зани­жен­ная — тоже плохо. У абсо­лют­ного боль­шин­ства нар­ко­ма­нов и алко­го­ли­ков зани­жена самооценка…

Дабы доро­гие чита­тель­ницы окон­ча­тельно про­яс­нили для себя, что за состо­я­ние души названо в этой книге низ­кой само­оцен­кой, скажу лишь, что именно в этом состо­я­нии чело­век ввер­га­ется в тяж­кое уны­ние с сопут­ству­ю­щей часто мыс­лью «Бог меня не про­стит!» Иуду, как известно, это ввергло в петлю — он про­сто стал тошен сам себе.

При­веду выдержки еще из одного интер­вью — с игу­ме­ном Евмением:

—Отец игу­мен, мно­гие люди боятся сво­боды, и оправ­ды­вают это тем, что мы можем верить только свя­тым отцам, а к себе должны отно­ситься крайне насто­ро­женно. Среди нео­фи­тов огром­ное коли­че­ство людей, кото­рые имеют очень зани­жен­ные пред­став­ле­ния о себе, то, что на языке пси­хо­ло­гии назы­ва­ется «пони­жен­ной само­оцен­кой». Как, по-Ваше-му, имеет ли такой взгляд на себя осно­ва­ние в Евангелии?

—   Я очень часто задаю людям вопрос: «А что Хри­стос делал с само­оцен­кой людей?» Если мы счи­таем себя уче­ни­ками Хри­ста, то, прежде всего, давайте обра­тим вни­ма­ние на то, каким обра­зом обра­щался с само­оцен­кой людей наш Боже­ствен­ный Учитель.

Повы­шал ее или пони­жал? Пред­ставьте, Хри­стос соби­рает толпу про­стого народа: не ака­де­ми­ков, не кан­ди­да­тов наук, а рыба­ков, зем­ле­дель­цев, про­сте­цов и гово­рит: «Вы — свет миру», «Вы — соль земли». Берет про­стого рыбака и гово­рит ему: «Я на тебе утвержу Мою Цер­ковь, и врата ада не одо­леют ее». Что чело­век при этом чув­ствует? Соб­ствен­ное ничто­же­ство или соб­ствен­ную зна­чи­мость в очах Божиих?

Гос­подь давал людям раз­ре­ше­ние дей­ство­вать: «дер­зай!», Он не пре­вра­щал людей в бес­по­мощ­ные и жал­кие суще­ства, помо­гал людям обре­сти веру в соб­ствен­ные силы, в важ­ность и зна­чи­мость их зем­ного пред­на­зна­че­ния, в спо­соб­ность каж­дого чело­века стать чудо­твор­цем: «Истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с гор­чич­ное зерно и ска­жете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перей­дет; и ничего не будет невоз­мож­ного для вас» (Мф. 17, 20).

Без­условно, Гос­подь помо­гал каж­дому чело­веку почув­ство­вать соб­ствен­ную цен­ность, осо­знать в себе печать Боже­ствен­ного образа, ощу­тить, что каж­дый чело­век бес­ко­нечно дорог и любим Богом. Архи­манд­рит Софро­ний (Саха­ров) в своей книге «Рож­де­ние в Цар­ство непо­ко­ле­би­мое» пишет об этом так: «Если при­ни­мать себя лишь за жал­кое суще­ство, то тогда легко поз­во­лить и про­стить себе мно­же­ство вся­кого рода без­за­ко­ний; и в дей­стви­тель­но­сти, счи­тая себя низ­шими суще­ствами по отно­ше­нию ко Хри­сту, люди (да не пока­жется сие неким пре­уве­ли­че­нием) отка­зы­ва­ются сле­до­вать за Ним на Голгофу.

Ума­лять в нашем созна­нии пред­веч­ный замы­сел Творца о чело­веке не есть пока­за­тель сми­ре­ния, но заблуж­де­ние и более того — вели­кий грех… Если в плане аске­ти­че­ском сми­ре­ние состоит в том, чтобы счи­тать себя хуже всех, то в плане бого­слов­ском боже­ствен­ное сми­ре­ние есть любовь, отда­ю­щая себя без остатка, цели­ком и до конца».

Если чело­век уве­рен в соб­ствен­ной цен­но­сти, если знает, что у него есть опре­де­лен­ная цель, задача, для осу­ществ­ле­ния кото­рой он родился на этой земле, то, осо­зна­вая это, он может дви­гаться в любом направлении.

Если же на глу­бине сердца чело­век осо­знает себя ничто­же­ством, ник­чем­но­стью, ничего не зна­ча­щим и ничего не могу­щим суще­ством, он ни на что не спо­со­бен, он чув­ствует себя в этом мире лиш­ним и для того, чтобы хоть как-то уйти от чув­ства тре­воги, дис­ком­форта по этому поводу, он ищет силь­ного лидера, кото­рый будет помы­кать им и рас­по­ря­жаться им, как соб­ствен­но­стью. И, конечно же, находит.

Гос­подь давал людям раз­ре­ше­ние дей­ство­вать. Он пока­зал при­мер очень пози­тив­ного настроя на жизнь, ска­зав, что веру­ю­щему все возможно.

Я думаю, что если мы в пол­ноте дове­ряем Хри­сту, мы дей­стви­тельно должны стре­миться быть теми людьми, како­выми Гос­подь хочет видеть нас. Нередко при­хо­дится сего­дня встре­чать людей, настолько заня­тых осмыс­ле­нием соб­ствен­ной гре­хов­но­сти, что Хри­стос про­сто ухо­дит из вос­при­я­тия чело­века. А ведь то, что больше всего зани­мает мысли чело­века (созна­тельно или неосо­знанно), обычно отра­жа­ется в пове­де­нии и ста­но­вится явью.

Чтобы понять, чего чело­веку не хочется, при­хо­диться сна­чала это пред­ста­вить. Наш разум устроен так, что он начи­нает рас­смат­ри­вать эти образы, внут­ренне про­слу­ши­вать слова и фразы, о кото­рых нужно «не думать», вспо­ми­ная, вновь воз­вра­щаться к тем чув­ствам и ощу­ще­ниям, кото­рые «нужно забыть».

Мыс­лен­ное «не думать» неиз­бежно пре­вра­ща­ется в «думать» и вопло­ща­ется в жизнь.

Именно поэтому так без­успешна для мно­гих людей «борьба с помыс­лами», они посто­янно думают о том, о чем «не надо думать», вме­сто того, чтобы поду­мать, что для них более важно и зна­чимо. Именно послед­ний путь реко­мен­дуют нам свя­тые отцы, пред­ла­гая в слу­чае воз­ник­но­ве­ния бури гре­хов­ных помыш­ле­ний обра­щаться в своей молитве к Богу или пре­да­ваться раз­мыш­ле­нию о Нем и чте­нию Свя­щен­ного Писания.

Если же чело­век фоку­си­ру­ется на пре­пят­ствиях на пути, они непре­менно встре­тятся. Если же чело­век ори­ен­ти­ру­ется на радость победы, пред­вку­шает ее плоды, он тем самым уже ста­но­вится ближе к своей цели.

Исходя из выше­из­ло­жен­ного, я пред­ла­гаю людям опре­де­литься с тем, чего они на самом деле хотят, вме­сто того, чтобы мыс­ленно вра­щаться по кругу бес­ко­неч­ного осмыс­ле­ния нашей гре­хов­но­сти. Ведь Гос­подь наш пове­лел прежде всего искать Цар­ствия Небес­ного и правды его, пообе­щав, что все осталь­ное при­ло­жится само собой.

А как же пока­я­ние? Оно необ­хо­димо для хри­сти­а­нина. Пока­я­ние и про­ще­ние явля­ются мощ­ными цели­тель­ными сред­ствами. Пока­я­ние — это про­цесс отказа от лож­ного ради истин­ного. Про­ще­ние — остав­ле­ние гре­хов­ного груза ради дви­же­ния впе­ред, ко Христу.

Греш­ному чело­веку очень трудно при­нять неза­слу­жен­ную милость Божию, пода­ва­е­мую в про­ще­нии. Хочется «заслу­жить» про­ще­ние, ока­заться «достой­ным». Поэтому одним из важ­ней­ших момен­тов хри­сти­ан­ской жизни мне видится сми­рен­ное, несмотря на силь­ное (для мно­гих) жела­ние само­би­че­ва­ния, при­ня­тие от Гос­пода этого про­ще­ния, осо­зна­ние себя про­щен­ным и жела­ние с этим чув­ством дви­гаться дальше по дороге соб­ствен­ной жизни.

Почему мне хочется отдельно упо­мя­нуть об этом? При­хо­ди­лось слы­шать рас­сказ одного быв­шего нар­ко­мана о пас­тыре, кото­рый дал ему совет не про­щать себя за свои нар­ко­ман­ские грехи даже после того, как тот полу­чил на испо­веди раз­ре­ше­ние гре­хов, до смерти чув­ство­вать себя вино­ва­тым и неуве­рен­ным, про­стил ли Господь…

Пас­тырю необ­хо­димо отда­вать себе отчет: ведет ли подоб­ное уси­ле­ние чув­ства вины к при­ми­ре­нию с Богом и к выходу из гре­хов­ного пле­не­ния? Вряд ли. Нередко вслед­ствие такого душе­по­пе­че­ния чело­век про­сто завя­зает в своей вине и опус­кает руки. Чаще всего оно ведет к отча­я­нию, уны­нию, депрес­сии, жела­нию все бро­сить… Кроме того, нена­висть к себе, чув­ство вины и излиш­няя само­кри­тич­ность вызы­вают уны­ние и ослаб­ле­ние душев­ных сил, что отнюдь не при­во­дит чело­века к осо­зна­нию Радо­сти Бла­гой Вести Евангелия.

Без­условно, мне­ние вели­ких свя­тых очень зна­чимо для каж­дого хри­сти­а­нина. Но, к сожа­ле­нию, неко­то­рые совре­мен­ные цер­ков­ные изда­ния, в кото­рых при­во­дятся целые под­борки отве­тов на все-все-все вопросы, вне учета кон­тек­ста вре­мени, обсто­я­тельств, лич­ност­ных осо­бен­но­стей вопро­шав­шего и отве­ча­ю­щего, явля­ются для излишне про­сто­душ­ных людей боль­шим соблаз­ном. В при­ме­не­нии свя­то­оте­че­ских сове­тов и реко­мен­да­ций к совре­мен­ной жизни необ­хо­димо бла­го­ра­зу­мие и рассуждение.

При этом хочется под­черк­нуть, что на пер­вом месте для хри­сти­а­нина должно сто­ять Еван­ге­лие. К сожа­ле­нию, мно­гие совре­мен­ные пра­во­слав­ные люди сего­дня в боль­шей сте­пени сосре­до­то­чены на «кон­цен­три­че­ских кру­гах» тре­тьей, чет­вер­той сте­пени важ­но­сти: древ­няя ико­но­пись, коло­коль­ный звон, зна­мен­ное пение, само­дер­жа­вие, ИНН. Все это, без­условно, важно, инте­ресно, зани­ма­тельно, но если при этом мы хорошо знаем и пом­ним о том, что глав­ное в хри­сти­ан­стве — это Сам Христос.

Подоб­ным увле­че­нием для мно­гих пра­во­слав­ных людей явля­ется сего­дня кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ние фото­гра­фии раз­лич­ных чудес и зна­ме­ний. Но какой род ищет чудес и зна­ме­ний? Как на этот вопрос отве­чает Хри­стос? Стоит задать этим вос­тор­жен­ным жен­щи­нам неслож­ный вопрос по Еван­ге­лию, и они недо­уменно пожи­мают плечами.

Что каса­ется сво­боды и отно­ше­ния к ней пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина, то давайте про­сто откроем Свя­щен­ное Писа­ние. Излиш­ний мак­си­ма­лизм веру­ю­щих сво­его вре­мени апо­стол Павел оста­нав­ли­вает про­стыми сло­вами: «Каж­дый оста­вайся в том зва­нии, в кото­ром при­зван… вы куп­лены доро­гою ценою; не делай­тесь рабами чело­ве­ков» (1 Кор., 20, 23).

Сво­бода пред­по­ла­гает высо­кую меру ответ­ствен­но­сти за себя, свою жизнь, свое дви­же­ние ко спа­се­нию. А без­от­вет­ствен­ному чело­веку так хочется пере­ло­жить эту ответ­ствен­ность на кого-то, найти чело­века, кото­рый возь­мет это «непо­силь­ное» бремя его ответственности.

Сво­бода духа, о кото­рой пишет апо­стол Павел, нахо­дится в пол­ной гар­мо­нии с послу­ша­нием. Но ведь послу­ша­ние — это прежде всего откры­тость слову духов­ного настав­ника, спо­соб­ность слы­шать и обу­чаться. Как жаль, что это слово сего­дня так про­фа­ни­ру­ется, нередко при­хо­дится встре­чаться с иска­жен­ным пони­ма­нием послу­ша­ния. Мол, ты делай, как тебе гово­рится, и не заду­мы­вайся, иначе — грех.

Дей­стви­тельно, в Древ­них Пате­ри­ках и Отеч-никах встре­ча­ются слу­чаи, когда духо­нос­ные старцы, цели­ком и пол­но­стью взяв душев­ное попе­че­ние о чело­веке, пону­див его к сто­про­цент­ному послу­ша­нию, в ответ могли дать пол­ноту духов­но­сти, быст­рое вос­хож­де­ние по лест­нице духов­ного совер­шен­ства. Вряд ли сего­дня най­дутся свя­щен­ники, кото­рые до конца честно, положа руку на сердце, спо­собны «гаран­ти­ро­вать» быст­рое дости­же­ние высо­кого духов­ного состо­я­ния через бес­пре­ко­слов­ное послу­ша­ние лично себе.

В наши дни, когда мно­гие уже име­ю­щие свя­щен­ный сан люди нахо­дятся в чине воцер­ков­ля­ю­щихся, умест­нее сми­рен­ное спут­ни­че­ство на пути ко спа­се­нию, чем дирек­тив­ное «отсе­че­ние воли» через под­чи­не­ние чело­века лично себе. Об этом же заме­ча­тельно сви­де­тель­ствует Вла­дыка Анто­ний Сурож­ский в своей работе «Духов­ность и Духовничество» …

Боль­шой фраг­мент интер­вью, что вы сей­час про­чи­тали, был при­ве­ден на форуме «Чело­век и его вера» участ­ни­ком Вади­мом Шуми­ло­вым в ответ на тему, откры­тую Оль­гой Куро-вой, глав­ным редак­то­ром газеты «Как жить». Ведь про­блема отно­ше­ния хри­сти­а­нина к себе вол­нует мно­гих людей, и в теме, кото­рую мы рас­смат­ри­ваем в этой книге, нередко во мно­гом явля­ется определяющей.

«Рас­скажу несколько исто­рий из жизни, — пишет Ольга Курова.

  1. Одна девушка, име­ю­щая восточ­ную внеш­ность, счи­тала себя страш­нень­кой. В школе ее драз­нили «Китай­кой», отчего Маша (назо­вем ее так) совсем заком­плек­со­ва­лась. Она никуда не ходила, все силы тра­тила на учебу. В сту­ден­че­ские годы Маша позна­ко­ми­лась с муж­чи­ной на трид­цать лет старше. Он увле­кался какими-то восточ­ными уче­ни­ями, и именно ее мин­да­ле­вид­ный раз­рез глаз при­во­дил его в вос­торг. Маша стала его любов­ни­цей (муж­чина был женат). Они вме­сте прак­ти­ко­вали йогу и оккуль­тизм, и в резуль­тате девушка попала на отчитку в Тро­ице-Сер­ги­еву лавру. После этого жут­ко­ва­того опыта Маша воцер­ко­ви­лась. Через несколько лет она позна­ко­ми­лась на Солов­ках с полу­су­ма­сшед­шим худож­ни­ком, кото­рого бро­сила жена из-за его бес­про­буд­ного пьян­ства. Ей было 25 лет, ему — 45. Они стали жить вме­сте, без венца и без реги­стра­ции в ЗАГСе (он не был на бумаге раз­ве­ден с пер­вой женой). Худож­нику редко уда­ва­лось про­да­вать кар­тины, и он жил за счет сожи­тель­ницы, не отка­зы­вая себе ни в чем. Мно­гие жалели Машу, сове­то­вали отпра­вить «мужа» на лече­ние в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ницу (кроме пьян­ства, у него имелся диа­гноз «шизо­фре­ния»). В конце кон­цов, он все же ока­зался в пси­хушке. Маша искренне стра­дала. Она не верила, что ее, такую уро­дину, смо­жет полю­бить кто-то еще.
  2. Моло­дой чело­век, рыжий и очень коно­па­тый, также в дет­стве сильно стра­дал из-за своей внеш­но­сти. Когда маль­чик под­рос, смыс­лом его жизни стали бес­ко­неч­ные дон­жу­ан­ские подвиги. Таким обра­зом он само­утвер­ждался. Даже придя в цер­ковь, парень не смог ничего с собой поде­лать. «Да, я блуд­ник! Я баб­ник! Я такой. А вы что, свя­тые?» — резко заяв­лял он всем, пыта­ю­щимся как-то на него повли­ять. Кроме толпы любов­ниц, в его жизни не было ничего при­ме­ча­тель­ного. Да он и не пытался ничего достичь, хотя обла­дал неза­у­ряд­ным умом.
  3. В храме слу­жил алтар­ни­ком заме­ча­тель­ный моло­дой чело­век. Сим­па­тич­ный, при­ят­ный в обще­нии, в то же время глу­боко веру­ю­щий и серьез­ный. О нем гре­зили все мест­ные неве­сты. А одна пев­чая (назо­вем ее Таня), дей­стви­тельно страш­нень­кая внешне: тол­стая, вся в пры­щах, с малень­кими глаз­ками, напо­ми­на­ю­щими поро­ся­чьи, — вдруг заявила: «Он мне нра­вится!» Пона­чалу над ней посме­и­ва­лись, никто не верил, что у Тани есть шансы запо­лу­чить пер­вого жениха. Но все насмеш­ники при­ку­сили языки, когда кра­са­вец-алтар­ник через пол­года сде­лал Тане пред­ло­же­ние. Теперь он свя­щен­ник, она — матушка. Живут душа в душу, дети­шек растят.
  4. Один моло­дой чело­век, назо­вем его Паша, учился в аспи­ран­туре и пре­по­да­вал в вос­крес­ной школе. Полу­чал, есте­ственно, гроши, и жили они с мате­рью на ее зар­плату. Но вот у мамы обост­ри­лось хро­ни­че­ское забо­ле­ва­ние, и рабо­тать ей стало не под силу. Тогда Паша при­шел про­сто с улицы в очень солид­ную фирму, где у него не было ни свя­зей, ни зна­комств, и ска­зал: «Хочу у вас рабо­тать». Его наг­ло­сти поди­ви­лись, но все-таки пред­ло­жили долж­ность курьера. Конечно, для парня 24 лет с пре­стиж­ным обра­зо­ва­нием и несколь­кими ино­стран­ными язы­ками это было уни­зи­тельно, но Паша согла­сился пора­бо­тать курье­ром. Вскоре его спо­соб­но­сти оце­нили и повы­сили по службе. Через четыре года Паша стал в этой фирме тре­тьим лицом. Теперь его мама отды­хает в Шарм-Эль-Шейхе и больше на здо­ро­вье не жалу­ется. На духов­ной жизни Паши его дело­вые успехи не отра­зи­лись нега­тивно: он по-преж­нему усерд­ный при­хо­жа­нин одного из мос­ков­ских храмов.

Вопрос: почему те, кто оце­ни­вает себя доста­точно высоко и посту­пает дерз­но­венно, избе­гает греха, и, напро­тив, име­ю­щие о себе низ­кое мне­ние падают именно из-за этого?»

Соб­ственно, бывает так далеко не все­гда, но все же — почему так порой полу­ча­ется? Что же это за непо­нят­ная любовь к себе?

Люблю себя, потому что я чело­век. Люблю само это слово, это поня­тие «чело­век». Почему? Попы­та­юсь объ­яс­нить. Напри­мер, я пишу рас­сказы. Моя мама (самый люби­мый и стро­гий мой кри­тик) ругает меня: «У тебя уже тре­тий рас­сказ — все одно и то же. Пиши о дру­гом». То есть плох тот тво­рец, что делает все по гото­вому шаб­лону. А Бог — Тво­рец всего существующего.

И каж­дый про себя может уве­ренно ска­зать: «Нет чело­века точно такого же, как я». Нет чело­века, подоб­ного каж­дому из нас. Отри­цать это — ума­лять вели­чие Бога как Творца. Это только на заво­дах про­дук­цию штам­пуют один к одному. Как вы дума­ете, почему Хри­стос ска­зал, что доб­рый Пас­тырь всех овец зовет по имени? Он знает каж­дого из пасо­мых своих «в лицо», доро­жит каж­дым как лич­но­стью. Каж­дый чело­век непо­вто­рим для Небес­ного Отца.

И не надо гово­рить, что мы «любим себя», когда мы гре­шим, жалу­емся — «ой, мне все время не везет, ой, у меня нос кар­тош­кой, ой, кто меня, такую замуж возь­мет…». И таких «ой» наби­ра­ется пре­ве­ли­кое мно­же­ство. Когда чело­век гре­шит, он любит не себя, а «тот самый мир», про кото­рый Гос­подь ска­зал: «Не любите того, что в мире». Каж­дый раз, совер­шая грех, чело­век про­яв­ляет нелю­бовь к себе как к Божьему творению.

БОГ ради чело­века — венца тво­ре­ния Сво­его — сотво­рил сна­чала Все­лен­ную. БОГ сотво­рил рай ради чело­века. БОГ РАДИ ЧЕЛОВЕКА вопло­тился, стал таким, как мы кроме греха, БОГ ради нас, ради всех мыта­рей и раз­бой­ни­ков пошел на смерть, БОГ зем­ную Деву поста­вил пре­выше Херу­ви­мов и Серафимов…

Что есть чело­век? Мало чем уда­лен он от ангела… Когда я еще только отхо­дила от науч­ного ате­изма, то все раз­го­воры о «ино­пла­не­тя­нах, управ­ля­ю­щих чело­ве­ком» были мне глу­боко омер­зи­тельны. Я и тогда уже пони­мала, что чело­век — это ЧЕЛОВЕК. И образ Хри­ста потом пора­зил без­гра­нич­ным мило­сер­дием и ува­же­нием к людям.

Рас­скажу немного о себе, себя не любив­шей. Чем силь­нее я была в себе не уве­рена, чем была «скром­нее», тем больше раз­дра­жали меня люди, тем меньше я любила их. А как тут любить? Все время каза­лось, что они только и делают, что кри­ти­куют и высме­и­вают про себя мою манеру дер­жаться, гово­рить, мою внеш­ность и т.д. Но почему, соб­ственно? Чем я хуже?

Вывод: я неудач­ница, поэтому мир отвра­тен и люди злы. Дело в том, что застен­чи­вый чело­век чаще всего когда-то был затю­кан (учи­те­лями, роди­те­лями, одно­класс­ни­ками, кем угодно). Смо­жет ли он адек­ватно вос­при­ни­мать окру­жа­ю­щий мир, если не пере­сту­пит через свою «затю­кан­ность»?

Неуве­рен­ность в себе и даже застен­чи­вость — и есть обрат­ная сто­рона гор­дыни. Иначе зачем чело­веку посто­янно сму­щаться, думать, что он что-то делает не так? Неужели он воис­тину уве­рен, что все только на него и смот­рят, думают лишь о том, как он выгля­дит, как гово­рит и прочее?

Неко­то­рым нездо­ро­вьем отдает такое пове­де­ние. Так же, впро­чем, как и «аме­ри­кан­ская» демон­стра­тив­ная наг­лость. Эти про­ти­во­по­лож­ные, на пер­вый взгляд, вещи имеют общие корни. А сняло мою «застен­чи­вость» и «неуве­ре­ность» как рукой, когда я при­шла в Пра­во­сла­вие. Я поняла, что Бог меня создал такой, какая я есть, и что нужно любить себя, кроме гре­хов. Теперь я счаст­лива, и вокруг меня много достой­ных людей.

Впро­чем, этому еще помогли врож­ден­ные свой­ства харак­тера. Но есть про­сто харак­теры дру­гие — тихие, спо­кой­ные. У таких людей нор­маль­ная само­оценка, не зани­жен­ная. Вы, навер­ное, уже поняли, что само­оценка — это не есть нечто мате­ма­ти­че­ское, опре­де­ля­е­мое по 5–10-бальной шкале, это состо­я­ние души, ее вза­и­мо­от­но­ше­ния с миром.

Ста­рая как мир, такая про­стая истина — люби дру­гих и не будешь оди­нок. Но мне кажется, что кто-то из вас, доро­гие чита­тель­ницы, помор­щится при этих сло­вах и, может быть, без­на­дежно вздох­нет: «Полюби ближ­них» да «полюби», а как их полю­бишь, когда все тошно и в душе вой?» Как полю­бить? Начать с себя.

Как любить себя, такую греш­ную? Любить себя — зна­чит про­но­сить через всю жизнь Пас­халь­ную радость. Созна­вая свою цен­ность как чело­ве­че­ского суще­ства. Любить жизнь и радо­ваться жизни. Радо­ваться, что отно­си­тельно каж­дого из нас у Гос­пода есть Свой замысел.

Одна­жды мне слу­чайно попался на глаза тест «Слад­кое оди­но­че­ство», в кото­ром были такие слова: «Тебе известны раз­ные вкусы оди­но­че­ства, как горь­кого, так и такого, кото­рое можно усла­дить. Ты на доб­ром пути к тому, чтобы успешно управ­лять собой в те минуты, когда вокруг тебя никого нет. Ты еще вре­ме­нами назы­ва­ешь это пусто­той, но все чаще заме­ча­ешь, что это иллю­зия, потому что в этой пустоте все­гда кто-то есть. Ты учишься этого кого-то заме­чать, ценить и любить. Этот кто-то — ты».

Почему мы неин­те­ресны сами себе? Потому что не пони­маем, какой огром­ный мир зало­жен внутри нас. Наши сла­бо­сти и ошибки — путь духов­ного роста, если отно­ситься к этому пра­вильно. Каяться в гре­хах — совсем не то, что посто­янно каз­нить себя за них, забыв о чистой радо­сти сердца, лег­кого после испо­веди. Если посто­янно гово­рить себе, что мы мерз­кие и гад­кие, то точно так же посте­пенно при­учатся вос­при­ни­мать нас окружающие.

Уве­ряю вас — при таком отно­ше­нии к жизни счаст­ливо выйти замуж будет очень трудно, даже если вы этого сильно хотите. Свя­тые отшель­ники пла­кали о своих гре­хах — это были люди, изна­чально уда­лен­ные от мира, и что такое был их свя­той пока­ян­ный плач, мы сво­ими мало­очи­щен­ными серд­цами вряд ли пой­мем. Но совер­шенно точно — это не были надо­ед­ли­вые и нескром­ные сето­ва­ния перед каж­дым встреч­ным-попе­реч­ным: «Ах, какой я пло­хой». Вы же соби­ра­е­тесь стро­ить жизнь в миру, с люби­мым человеком.

Истин­ное сми­ре­ние мол­ча­ливо, пока­я­ние отда­ется Богу. А для людей, кото­рые рядом, жен­щину ничего так не кра­сит, как ясное, доб­рое и свет­лое вос­при­я­тие жизни. Радость меняет наш внеш­ний облик, уве­рен­ность в Божьей любви дает уве­рен­ность в соб­ствен­ной нуж­но­сти для этого мира. На испо­веди душе дается осво­бож­де­ние. Осво­бо­дите и вы свою душу для воль­ного полета, зная при этом, что будете падать еще не раз. Глав­ное — иметь духов­ную силу и жела­ние вовремя подняться.

«Вы, как и любой дру­гой чело­век, име­ете право состо­ять из досто­инств и недо­стат­ков. И если вы вклю­ча­ете, асси­ми­ли­ру­ете и добро, и зло в вашей сущ­но­сти, то это реаль­ный взгляд на себя, и это здо­ро­вье. Если же отвер­га­ете часть себя или, хуже того, нена­ви­дите в себе что-то, то это невроз. 

Нев­ро­тик, к сожа­ле­нию, не спо­со­бен на без­услов­ную любовь. Это не ваша вина, не ваша беда, а это ваша про­блема, с кото­рой нужно рабо­тать. Над бедой пла­чут, вина вас съе­дает изнутри, а вот осо­знан­ная про­блема — это кон­струк­тивно. Путь к бли­зо­сти с дру­гим чело­ве­ком обя­за­тельно про­хо­дит через любовь к себе, реаль­ной. Ведь для того чтобы открыться дру­гому чело­веку, нужно быть откры­той для себя…

Открыть себя и полю­бить себя. Это не так легко, как кажется, потому что в каж­дом из нас живет дет­ский страх, что плохую девочку никто не любит.

Не хоте­лось бы, чтобы вы поняли, что любовь к себе — это нетре­бо­ва­тель­ность, что это допу­ще­ние лжи, пре­да­тель­ства, необя­за­тель­но­сти и т.д.» (Г. Бело­зуб, «Брак от рас­света до заката»).

Один умный чело­век ска­зал мне слова, кото­рые я запом­нила на всю жизнь: не надо счи­тать, что все люди смот­рят только на тебя и думают только о тебе. Да, дей­стви­тельно, у окру­жа­ю­щих нас людей много дру­гих забот, чтобы только и делать, что выис­ки­вать в нас недо­статки. Но мы сами можем посто­янно о них напо­ми­нать, изводя близ­ких и кол­лег своей само­кри­ти­кой. Но повто­рим — истин­ное сми­ре­ние молчаливо.

Нужно избе­гать мни­тель­но­сти. Слу­ча­ется, что нам все время кажется, что люди плохо о нас поду­мали, хотя ничего подоб­ного в дей­стви­тель­но­сти не было. Помню, одна­жды мой друг довольно резко и одно­сложно ска­зал мне, что занят, когда я позво­нила ему.

Я целый час пере­жи­вала из-за этого. Но пере­зво­нив через час, услы­шала такое сер­деч­ное обра­ще­ние, что весь вечер потом у меня было очень хоро­шее настро­е­ние от искрен­них доб­рых слов. Надо пом­нить, что ино­гда нега­тив­ное отно­ше­ние чело­века направ­лено вовсе не на вас, а вызвано какими-то про­бле­мами. А вы про­сто попа­лись под горя­чую руку. Про­щайте и сми­ряй­тесь — мы все не святые.

Самый боль­шой наш жиз­нен­ный крест — это мы сами, и если мы не ста­но­вимся мгно­венно хоро­шими, то и это надо поне­сти без раз­дра­же­ния и нена­ви­сти к себе. Это и есть смирение.

Ох уж эта княгиня Марья Алексеевна!

Пред­по­ло­жим, вы пра­вильно вос­при­няли все выше­ска­зан­ное и решили изме­нить отно­ше­ние к жизни. Итак, что же делать? Пер­вое: успо­ко­иться. По-хри­сти­ан­ски: сми­риться. Пере­стать стес­няться оди­но­че­ства. Слова о том, что «жен­щина не будет до конца счаст­лива, если не создаст семью», научи­тесь вос­при­ни­мать с улыбкой.

Найдя подоб­ные выска­зы­ва­ния в какой-либо книге, сразу же откла­ды­вайте ее, осо­бенно если книга рели­ги­оз­ного содер­жа­ния: уж кому-кому, а веру­ю­щим стыдно не знать, что в конце кон­цов живем мы не для зем­ного сча­стья, а для Цар­ствия Божия. А оно — «внутрь нас есть» и вряд ли зави­сит от непре­мен­ного нали­чия муж­чины в вашей жизни. Не стес­няй­тесь без спут­ника посе­щать гостей, выставки, про­сто гулять по люби­мым местам.

Не раз­ре­шайте людям слиш­ком долго рас­про­стра­няться на тему вашей лич­ной жизни, если вам это непри­ятно. Все­гда можно отве­тить веж­ливо, с улыб­кой, но при этом так, что ответ ваш ото­бьет охоту у бес­це­ре­мон­ных людей пор­тить вам настро­е­ние. Глав­ное — сами ни пор­тите его никому: ни себе, ни людям.

Самое важ­ное сей­час для вас — изба­виться от лож­ного чув­ства стыда. Стыд «за то, что меня никто не любит», как пока­зы­вает нам письмо оди­но­кой девушки В., может даже стать серьез­ным пре­пят­ствием в рели­ги­оз­ной жизни. Стыдно ста­но­вится даже молиться!

Конечно, крас­нея из-за того, что «все уже, а я никак», вы можете про­сто не заме­тить в себе то, из-за чего дей­стви­тельно надо бы крас­неть. Не заме­тите, как раз­ви­ва­ются непри­ят­ные черты харак­тера, какие-то важ­ные грехи так и оста­нутся неисповеданными.

И если у вас есть в жизни что-то, что (вы чув­ству­ете) при­дает ей смысл — не буб­ните в ответ на вопрос «да разве ты счаст­лива без мужика?» что-то вроде «ну, по-сво­ему — да!» Будьте уве­рены в себе — слава Богу за все! Поду­майте — ведь у вас есть целый мир.

Сты­диться оди­но­че­ства перед людьми — грех, поскольку сует­ному мир­скому мне­нию мы при­даем до непри­ли­чия боль­шое зна­че­ние. Обо­рот­ная сто­рона такого стыда — гре­хов­ное самолюбие.

Пси­хо­лог Диля Ени­ке­ева пишет в книге «Оди­но­кая жен­щина ищет»: «Оглядка на «ста­ру­шек у подъ­езда», сплет­ниц на работе и им подоб­ных людей, мне­ние кото­рых не должно ничего зна­чить, и боязнь осуж­де­ния типичны для людей с низ­кой самооценкой.

На чужой роток, как известно, не наки­нешь пла­ток, всем уго­дить невоз­можно, все­гда най­дется кто-то, кому это не нра­вится. Опа­се­ния, «что ста­нет гово­рит кня­гиня Марья Алек­се­евна», мне­ние света и пре­ста­ре­лых дам, — все это было акту­ально в про­шлом веке. Сплетни заде­вают только того, кто их боится и болез­ненно реа­ги­рует на них.

Всем этим людям, кото­рые явля­ются сто­рон­ними наблю­да­те­лями нашей жизни, по боль­шому счету на нас глу­боко напле­вать. Осуж­де­ние — это не кон­струк­тив­ная кри­тика, не стрем­ле­ние помочь вам что-то испра­вить, стать лучше. Пользы от него ника­кой, а настро­е­ние может испор­титься, если брать в голову все, что гово­рят ваши соседи, кол­леги и даже подруги. Сплет­ни­чая и осуж­дая кого-то, они запол­няют пустоту и бес­смыс­лен­ность соб­ствен­ной жизни.

Зави­дует и осуж­дает только тот, кто ощу­щает соб­ствен­ную непол­но­цен­ность и таким обра­зом хочет про­ти­во­по­ста­вить себя объ­екту осуж­де­ния: смот­рите, как я выгодно от нее отли­ча­юсь, я намного лучше!

В каж­дой сплетне, осуж­да­ю­щей реплике зало­жен под­текст, кото­рый под­ра­зу­ме­вает, что тот, кто осуж­дает, себе нико­гда ничего подоб­ного не поз­во­лит. Умный чело­век нико­гда не судит дру­гих, он руко­вод­ству­ется извест­ной запо­ве­дью «не суди да не судим будешь» и при­ни­мает дру­гих людей такими, какие они есть, пони­мая, что каж­дый чело­век полон и досто­инств, и недостатков.

Мать еще одной моей паци­ентки, после того, как соседка ей как-то ехид­ненько ска­зала: «А что это твоя Оленька все время на улице с маль­чи­ками бол­та­ется, ты уж при­гляди за ней, сей­час, сама зна­ешь, моло­дежь какая…» — обви­нила дочь в «рас­пу­щен­но­сти», стала кон­тро­ли­ро­вать каж­дый ее шаг, запре­щала даже раз­го­ва­ри­вать с маль­чи­ками, про­во­жала в школу и из школы.

В итоге та выросла с задерж­кой пси­хо­сек­су­аль­ного раз­ви­тия, не умела общаться с про­ти­во­по­лож­ным полом и в конце кон­цов стала типич­ной ста­рой девой. До сорока лет про­жила вдвоем с мате­рью, а та, хоть и сокру­ша­лась, что она не вышла замуж, но в душе была рада-раде­шенька, что дочь оста­лась с ней.

Так что даже очень близ­кие люди могут быть эго­и­стич­ными, сами того не подо­зре­вая, или давать советы, исходя из соб­ствен­ных пред­став­ле­ний и опа­се­ний, «что ста­нет гово­рить кня­гиня Марья Алек­се­евна». Уж очень роди­те­лям хочется, чтобы о детях окру­жа­ю­щие не ска­зали ни одного пло­хого слова.

Но ведь хоро­шего-то соседки обычно не гово­рят, а посу­да­чить, посплет­ни­чать, дать «совет» якобы из самых луч­ших побуж­де­ний — это пожа­луй­ста. При­чем сами «совет­чики» могут быть далеко не при­ме­ром для под­ра­жа­ния, но тем не менее они счи­тают себя вправе вме­ши­ваться в чужую жизнь. Неда­ром раньше был такой анек­дот — «у нас страна советов».

Если зна­че­ние ком­плек­сов пере­оце­ни­вать, то есть при­да­вать им слиш­ком боль­шое зна­че­ние, то они закре­пятся, а если с ними не бороться, то оста­нутся на всю жизнь».

В дру­гой книге Диля Ени­ке­ева пишет о том, как раньше обще­ствен­ное мне­ние под­спудно давило на неза­муж­нюю девушку (жен­щину). Сто­ило ей на какое-то время выпасть из поля зре­ния зна­ко­мых, как те при встрече спра­ши­вали: «Ну как, замуж-то еще не вышла?» В самом вопросе, в инто­на­циях собе­сед­ника (а осо­бенно собе­сед­ниц) про­скаль­зы­вало снис­хо­ди­тель­ное отно­ше­ние и даже зло­рад­ство — мол, веко­вать тебе, голу­бушка, одной, с тво­ими-то запро­сами (или внеш­ними данными).

При­я­тель­ницы, делясь подроб­но­стями семей­ной жизни, взи­рали на неза­муж­нюю подругу с оттен­ком пре­вос­ход­ства, дескать, что ты зна­ешь о насто­я­щей жизни?!. Неко­то­рые зна­ко­мые уже не раз успели сбе­гать замуж и вновь стро­или мат­ри­мо­ни­аль­ные планы. Мать горестно взды­хала и сочув­ственно погля­ды­вала на дочь, пери­о­ди­че­ски наме­кая, как хорошо иметь внуков…

Род­ствен­ники или кол­леги поры­ва­лись высту­пить в каче­стве свахи и пред­ла­гали позна­ко­мить «с одним при­лич­ным неже­на­тым моло­дым чело­ве­ком», оче­видно, пола­гая, что пере­зре­лая девица не в состо­я­нии найти мужа. В орга­ни­за­циях, где сотруд­ники ездили в загран­ко­ман­ди­ровки, неза­муж­няя жен­щина была кате­го­ри­че­ски «невы­езд­ной» — а вдруг она ока­жется морально неустой­чи­вой и совра­тит кол­легу или, не дай Бог, заве­дет роман с ино­стран­цем, а тот ока­жется шпи­о­ном, или она вый­дет за него замуж и не поже­лает вер­нуться на родину?!

Началь­ник на работе погля­ды­вал на нее вожде­ленно, лелея мечты сде­лать своей любов­ни­цей. Кол­леги шеп­та­лись, что она имеет виды на босса или делает карьеру «через постель», хотя для этого не было ника­ких оснований.

В общем, неза­муж­няя жен­щина ощу­щала соб­ствен­ную уяз­ви­мость и даже ущерб­ность и втайне меч­тала если уж не обре­сти в лице мужа защиту, то хотя бы обза­ве­стись штам­пом в пас­порте, кото­рый изба­вит ее от уни­зи­тель­ных оправ­да­ний и разъ­яс­не­ний сочув­ству­ю­щим и ехид­ни­ча­ю­щим, почему она не замужем.

Если выйти замуж все же не полу­ча­лось, то жен­щина чув­ство­вала себя «непол­но­цен­ной» — дру­гие почему-то умуд­ря­ются побы­вать, а ей не уда­ется. Не помо­гали и ее заве­ре­ния, что она ищет достой­ного спут­ника жизни. «Ну-ну, — усме­ха­лись ей в лицо. — Ищи. Только потом поздно будет».

«Счи­та­лась, что если девушка (жен­щина), — рас­ска­зы­вает дальше Диля Ени­ке­ева, — не вышла замуж до 25 лет, то дальше ее шансы умень­ша­ются с ката­стро­фи­че­ской быст­ро­той. «Кто тебя, пере­старка, возь­мет?» — как-то ехидно спро­сила мою 28-лет­нюю при­я­тель­ницу кол­лега с работы. 

Сама она заму­жем за алко­го­ли­ком, не выле­зала из дол­гов, пери­о­ди­че­ски явля­лась с синя­ками и жало­ва­лась на сво­его про­пойцу-мужа, но тем не менее ощу­щала свое пре­вос­ход­ство. Кстати, моя при­я­тель­ница потом ушла из этой кон­торы, вме­сте с двумя подру­гами орга­ни­зо­вала фирму, при­влекла сотруд­ни­ков-муж­чин, а в 34 года вышла за весьма инте­рес­ного и весьма небед­ного чело­века, родила ребенка и счаст­лива. Чего не ска­жешь о мно­гих дру­гих, кото­рые вышли замуж «свое­вре­менно».

На жен­щин под­спудно давило и созна­ние, что нужно вовремя заво­дить детей. Гине­ко­логи стра­щали нас, что в 25 лет роже­ница уже счи­та­ется ста­ро­ро­дя­щей. Ну и что? Я в свое время была паци­ент­кой Цен­тра охраны здо­ро­вья матери и ребенка почти два года с пере­ры­вами — вна­чале одна опе­ра­ция, потом дру­гая. И видела там десятки жен­щин-роже­ниц самого раз­ного воз­раста, в том числе и тех, кому за сорок, и все бла­го­по­лучно раз­ре­ши­лись от бремени…»

Не обра­щайте вни­ма­ние на зло­сло­вие! Но и не дей­ствуйте по прин­ципу «зелен вино­град». Это про­из­во­дит болез­нен­ное впе­чат­ле­ние на окру­жа­ю­щих. В том, что хочется замуж, нет ничего постыд­ного или про­ти­во­есте­ствен­ного — ино­гда и такие про­стые вещи жен­щи­нам надо втол­ко­вы­вать. Но если жен­щине стыдно из-за того, что она одна, если она пере­жи­вает из-за неустро­ен­ной лич­ной жизни, то порой бывает склонна скры­вать свои переживания.

Осо­бенно пре­успе­вают в такой кон­спи­ра­ции чувств жен­щины рели­ги­оз­ные, у кото­рых все­гда «под рукой» и про­ро­че­ства, и свя­тые отцы. Напри­мер, одна моя зна­ко­мая совер­шенно серьезно вну­шала мне, что сей­час замуж выхо­дить нельзя — скоро конец света, надо думать о веч­ном, а не о временном.

Это дама уже немо­ло­дая, у кото­рой, к несча­стью, очень тяжело скла­ды­ва­ются отно­ше­ния с мужем, пси­хо­ло­ги­че­ски она оди­нока. Дру­гая веру­ю­щая жен­щина вос­кли­цает: «Слава Богу, я не заму­жем!» — с такой инто­на­цией, что непре­менно хочется пере­спро­сить: «А отчего такая радость?» Для кого-то, может быть, лич­ная сво­бода — дей­стви­тельно сча­стье, но в этом слу­чае радость слиш­ком уж наигранная.

Эта жен­щина-кате­хи­за­торша тоже уже немо­лода, вари­ант занять себя хоро­шим делом у нее не про­хо­дит, потому что к избран­ному поприщу — учить людей закону Божию — у нее нет ни малей­шего при­зва­ния. Я была сви­де­тель­ни­цей того, что девочки-стар­ше­класс­ницы, кото­рым пре­по­да­ва­тель­ница наго­во­рила что-то о пре­ступ­но­сти любви и неже­ла­тель­но­сти для жен­щины заму­же­ства, за глаза посме­и­ва­лись над ней и верно опре­де­лили: «Это потому что она сама не заму­жем и нико­гда не имела детей».

Жен­щины-эман­сипе также склонны кон­ста­ти­ро­вать: «брак — ерунда, пере­жи­ток про­шлого», «я само­до­ста­точна». Может быть, вы-то и само­до­ста­точны, но брак это, изви­ните, не ерунда — ерун­дой и глу­по­стью люди назо­вут эти слова и будут правы. 

Не все жен­щины, кото­рые гово­рят, что не пони­мают, зачем необ­хо­димо стре­миться замуж, дей­стви­тельно так думают. Те, кото­рым и впрямь не нужно замуж, не про­па­ган­ди­руют устра­не­ние инсти­тута брака как тако­вого, они спо­койно и серьезно зани­ма­ются своим делом, не устра­и­вая спек­так­лей. Конечно, не стоит хны­кать и рас­ки­сать, но для чего же сты­диться того, чего вовсе неза­чем стыдиться?

Все­гда радуйтесь!

Ото­рви­тесь от пере­жи­ва­ний и обра­тите вни­ма­ние: вокруг вас — Божий мир! Он очень раз­ный. Он свя­той и греш­ный. Он пре­крас­ный и отвра­ти­тель­ный. Он счаст­ли­вый и печаль­ный. А вы — его часть. 

И вы ему непре­менно для чего-то нужны такая, какая вы есть. Неда­ром Гос­подь вызвал вас из небы­тия. Поду­майте, зачем вы нужны миру, не бой­тесь искать, и этот инте­рес­ней­ший поиск изба­вит вас от уны­ния и иллю­зии одиночества.

«Все­гда радуй­тесь! — настав­лял хри­стиан Апо­стол. Правда, при этом при­бав­лял: Непре­станно моли­тесь». По мно­гим тол­ко­ва­ниям непре­стан­ная молитва — это посто­ян­ное памя­то­ва­ние о Боге. А когда чело­век пом­нит о Боге, в его сердце заго­ра­ется надежда. Если же вы посто­янно грустны, скучны и сами запи­сали себя в неудач­ники, надежда мерк­нет, и смысл жизни иска­жа­ется. Полю­буй­тесь, как выгля­дят пес­си­ми­сты со стороны.

«Жен­щины-неудач­ницы редко нахо­дят повод для весе­лья, даже успехи их не вооду­шев­ляют. Они жалу­ются, что не умеют радо­ваться при­ят­ным собы­тиям и жизни вообще, и гово­рят, что им все­гда тяжело. В любом собы­тии они видят только нега­тив­ную сто­рону и склонны пре­уве­ли­чи­вать ее. Все поло­жи­тель­ное в своей жизни они не заме­чают или не уде­ляют ему долж­ного внимания…

Чрез­мерно пере­жи­вая мел­кие или мни­мые непри­ят­но­сти, жен­щины-пес­си­мистки крайне тяжело пере­но­сят реаль­ные пси­хи­че­ские травмы. Любое несча­стье, уход мужа, воз­люб­лен­ного они пере­но­сят крайне болез­ненно. Даже когда в этом нет ника­кой ее вины, такая жен­щина склонна во всем корить себя. 

Она тер­зает себя мыс­лями, что если была дру­гой, то небла­го­при­ят­ный исход можно было бы предот­вра­тить. Она посто­янно думает о слу­чив­шимся, ана­ли­зи­рует про­шлые вза­и­мо­от­но­ше­ния и нахо­дит в них все больше под­твер­жде­ний соб­ствен­ной ник­чем­но­сти тому, что она сама во всем вино­вата, никому не нужна, что ее никто не любит и нико­гда не полю­бит. В таких слу­чаях пони­жен­ный фон настро­е­ния может транс­фор­ми­ро­ваться в депрес­сию с иде­ями соб­ствен­ной винов­но­сти и даже попыт­ками само­убий­ства, и тогда уже тре­бу­ется помощь психиатра» 

(Диля Ени­ке­ева «Оди­но­кая жен­щин ищет»).

Груст­ная кар­тина, не правда ли? А если вы узнали себя в этом порт­рете, что делать? Пси­хи­атр советует:

«Для нор­маль­ной само­оценки нужно время трезво и объ­ек­тивно отно­ситься к себе. Рядом с вами есть жен­щины, кото­рые в чем-то пре­вос­хо­дят вас — более кра­си­вые, более оба­я­тель­ные, более умные, более удач­ли­вые, более интел­ли­гент­ные, более образованные. 

Ну и что? Почему лишь на этом осно­ва­нии нужно счи­тать себя хуже их? Невоз­можно быть лучше всех, равно как невоз­можно вобрать в себя все поло­жи­тель­ные каче­ства. Иде­аль­ных людей не бывает, и не нужно стре­миться к иде­алу. Вы такая, какая есть, и полю­бите себя такой. Жен­щина, кото­рая не любит себя, не может вну­шить любовь к себе. Вы ничем не хуже дру­гих, вы отли­ча­е­тесь от них, вы индивидуальность».

Эти советы обра­щены ко всем жен­щи­нам. Но у хри­стиан все-таки есть идеал, к кото­рому нужно стре­миться. Наш идеал — Бого­че­ло­век. Именно стрем­ле­ние под­ра­жать Хри­сту обла­дает чудес­ным свой­ством: с искрен­ним при­бли­же­нием к Нему чело­век не обез­ли­чи­ва­ется, но, осво­бож­да­ясь от нанос­ного и ненуж­ного в своем харак­тере, познает себя как созда­ние Божие.

Для окру­жа­ю­щих в этом чело­веке про­яв­ля­ется все луч­шее, люди начи­нают тянуться к хри­сти­а­нину. При этом чело­век начи­нает видеть свои грехи, но ощу­ще­ние соб­ствен­ной греш­но­сти не бро­сает хри­сти­а­нина в про­пасть отча­я­ния, напро­тив, рож­дает стрем­ле­ние иско­ре­нять пороки в себе и муд­рость не осуж­дать их в других.

Увы, так не все­гда полу­ча­ется, хотя должно быть именно так. Но если вы под­вер­жены печали, уны­нию и неуве­рен­но­сти, отне­си­тесь к этим мало­при­ят­ным каче­ствам вашего харак­тера как к злей­шим вра­гам и нач­ните с ними бес­по­щад­ную войну.

Нач­ните при­ме­нять такое мощ­ное ору­жие про­тив мрач­но­сти, как улыбка. Есть люди, кото­рые, кажется, вообще не умеют улы­баться. При­смот­ри­тесь к себе, не из таких ли вы? Может быть, у вас все­гда стро­гое выра­же­ние лица, и вы ему еще всеми силами при­да­ете «неот­мир­ность», кото­рая нисколько не сви­де­тель­ствует о вашей пра­вед­но­сти, но только отпу­ги­вает людей?

Или, может быть, вы не обла­да­ете чув­ством юмора и вообще про­сто уро­ди­лись застен­чи­вой тихо­ней и домо­сед­кой? Но ведь это не сни­мает с вас обя­зан­но­сти быть бла­го­дар­ной Творцу за саму вашу жизнь. А как можно бла­го­да­рить за то, чем вы недо­вольны? У чело­века доволь­ного совсем дру­гое выра­же­ние лица.

Это одно из важ­ней­ших уме­ний — уме­ние искренне улы­баться людям. Сей­час, когда так много нега­тива нава­ли­ва­ется на нас ото­всюду и мощ­ней­шим прес­сом давит на пси­хику, улы­баться — про­сто наша обя­зан­ность. Застав­ляя себя улы­баться, вы уже не смо­жете огрыз­нуться на того, кто толк­нул вас в авто­бусе. У вас и тон изменится.

Улыбка помо­жет успо­ко­иться в любой ситу­а­ции, гро­зя­щей нер­во­треп­кой, спо­кой­ствие помо­жет вни­ма­тель­ней и сер­деч­ней отне­стись к чело­веку. Со вре­ме­нем вни­ма­ние и сер­деч­ность ста­нет доб­рой при­выч­кой. Изме­нится и отно­ше­ние окру­жа­ю­щих к вам. Хотя об этом лучше не думать — как поде­ли­лась опы­том на форуме диа­кона Андрея Кура­ева жен­щина по имени Люд­мила: «К этому вопросу я под­хожу с дру­гой позиции. 

На осно­ва­нии выска­зы­ва­ния свя­тых отцов, стар­цев, а потом путем «науч­ного тыка» я при­шла к выводу, кото­рый ста­ра­юсь пре­тво­рять в жизнь, и он вполне себя оправ­ды­вает, при­нося душев­ный мир. Старцы гово­рили, что и зло может при­не­сти чело­веку пользу и добро — вред, по тому, как чело­век этим гра­мотно рас­по­ря­дится и при­ме­нит к себе. 

Пер­вое и глав­ное усло­вие: нико­гда ничего от чело­ве­ков не тре­бо­вать, и не ждать — ни хоро­шего отно­ше­ния, ни пони­ма­ния, ни ласки, ничего того, что чело­век втайне желает, хотя желает спра­вед­ливо, ибо так устроен, но… дости­га­ется это дру­гим путем. 

Пер­вое: не надо счи­тать, что кто-то тебе что-то дол­жен, нужно давать, давать щедро, посто­янно, искренне, обво­ла­ки­вать чело­века своей любо­вью, вни­ма­нием, уча­стием, про­щать, тер­петь. На такое не отклик­нется разве что «дуб дубом», совсем бес­чув­ствен­ный чело­век, и опять же, это делать не с целью, а во имя цели, во имя хри­сти­ан­ских заповедей».

Кто из нас не пом­нит милую дет­скую песенку: «От улыбки ста­нет всем свет­лей, от улыбки в небе радуга проснется. Поде­лись улыб­кою своей, и она к тебе не раз еще вернется».

«Как-то (в сту­ден­че­ские раз­ве­се­лые годы) мне при­шлось летом пора­бо­тать офи­ци­ант­кой вне­боль­шом южном кафе, — рас­ска­зы­вает жур­на­лист Мария Изо­това. — Дирек­тор кафе, чело­век доб­рый и опыт­ный, пони­мал толк всвоем деле. И он мне ска­зал: «Един­ствен­ное, что я от вас тре­бую, — это улыбка. Вы должны улы­баться каж­дому, кто к нам зайдет». 

Я при­няла его тре­бо­ва­ние в штыки. «Кому это нужно? — гово­рила я. — Ведь любая неис­крен­ность сразу рас­по­зна­ется. Фаль­ши­вая улыбка только оттал­ки­вает, а не рас­по­ла­гает к себе!» Но дирек­тор был непре­кло­нен. Фаль­шиво там или как-нибудь по-дру­гому, но офи­ци­антка обя­зана улы­баться. Нако­нец я сдалась.

Пона­чалу мне при­хо­ди­лось себя пере­ла­мы­вать, мои улыбки были сродни чему-то из раз­ряда гри­мас. Но вот что уди­ви­тельно: боль­шин­ство посе­ти­те­лей на мои «дежур­ные» про­яв­ле­ния теп­лоты отве­чали улыб­ками самыми непод­дель­ными!.. Воз­можно, виной их дру­же­лю­бия были южное море и пляж­ный загар, но с каж­дый днем мне улы­ба­лось все легче и легче.

А чем больше я улы­ба­лась, тем лучше ста­но­ви­лось мое настро­е­ние и тем искрен­ней ста­но­ви­лись мои улыбки. И нако­нец я пой­мала себя на том, что улы­ба­юсь уже не только в кафе, а и по дороге к нему, и еще раньше — только встав с постели. Это было чудес­ное лето, о кото­ром я до сих пор вспо­ми­наю с теп­лым щемя­щим чувством.

Поду­майте, что вам мешает улы­баться? Ваша при­род­ная, как вы гово­рите, застен­чи­вость? «Сна­чала надо бы спра­виться с ней, — дума­ете вы, — сна­чала надо бы научиться дер­жаться с людьми легко и сво­бодно, а уж затем можно заняться и тре­ни­ров­ками своих лице­вых мышц…» Но, зна­ете, любой чело­век физи­че­ски спо­со­бен улы­баться, как бы он ни был застен­чив, это неопро­вер­жи­мый и меди­ци­ной под­твер­жда­е­мый факт. Так что не ждите, пока у вас изме­нится харак­тер, улы­бай­тесь! И посте­пенно ваша застен­чи­вость исчез­нет сама собой. Ей про­сто будет неуютно рядом с вашей улыбкой».

В этой же книге «Пра­вила пове­де­ния в брач­ный сезон» Мария Изо­това сове­тует: «Чем весе­лее вы погля­ды­ва­ете на жизнь, тем больше веро­ят­ность того, что кто-то захо­чет раз­де­лить это настро­е­ние с вами. Если вы инте­ресны себе, то будете инте­ресны дру­гим. Если ваши глаза лучатся энер­гией, дру­же­лю­бием и любо­пыт­ством, от жела­ю­щих при­со­во­ку­пить свою «долю» празд­ника к вашей не будет отбоя…

На гор­но­лыж­ном курорте «муж­чины реши­тельно не давали Ната­лье про­ходу. Меня же, такую спор­тив­ную, рядом с ней никто не заме­чал. Это обсто­я­тель­ство сильно меня оза­да­чило. Пона­блю­дав какое-то время за про­ис­хо­дя­щими, хоро­шенько обду­мав уви­ден­ное, я при­шла к выводу, что муж­чин при­вле­кает в моей подруге именно то, за что и сама я ее люблю: ее неис­то­щи­мая жиз­нен­ная энер­гия, неуем­ное жиз­не­лю­бие и отмен­ное чув­ство юмора. 

Она полу­чает огром­ное удо­воль­ствие от всего, чем зани­ма­ется, и на лице ее, кажется, навек про­пи­са­лись бле­стя­щие, дру­же­люб­ные и вни­ма­тель­ные глаза. Я ни разу не видела ее уны­лой или раз­дра­жи­тель­ной. Ника­ких ком­плек­сов по поводу своей фигуры она не испы­ты­вала, дер­жа­лась с гор­но­лыж­ни­ками уве­ренно и сво­бодно, все видели, что она собою вполне довольна — довольна именно в том каче­стве, какова она есть. И все окру­жа­ю­щие тяну­лись к ней, все и все­гда были рады видеть ее и хотели быть с нею».

«Дру­же­лю­бие выра­жа­ется в жестах или в сло­вах. Дру­же­лю­бие без выра­же­ния про­па­дает втуне. Научи­тесь демон­стри­ро­вать свое хоро­шее отно­ше­ние — а для начала научи­тесь быть снис­хо­ди­тель­ным к людям, — сове­тует Елена Каба­нова, автор дру­гой книги для жен­щин на веч­ную тему «как стать счаст­ли­вой». — Жести­ку­ля­ция, кото­рая свой­ственна чело­веку доб­рому и откры­тому: улыбка, руки, повер­ну­тые ладо­нями вверх, вни­ма­тель­ное выра­же­ние лица при раз­го­воре с дру­гим человеком.

Гово­рить можно на раз­ные темы: хва­лить детей, домаш­них любим­цев, цветы в горш­ках или иные «сла­бо­сти» собе­сед­ника, спра­ши­вать о здо­ро­вье, о том, как тот про­вел отпуск, о домо­мод­стве или садо­вод­стве. Сло­вом, обо всем, что инте­ресно собе­сед­нику. Любую тему легко узнать, рас­спра­ши­вая чело­века, как тот про­вел выходные…

Юмор спа­сет нас даже в, каза­лось, без­вы­ход­ных ситу­а­циях. Сохра­няя нам душев­ное здо­ро­вье и моло­дость, он дает вто­рой шанс обре­сти сча­стье. Если к небла­го­при­ят­ному окру­же­нию отно­ситься с пафо­сом и над­ры­вом — всех рас­пу­га­ешь. Люди сами видят отри­ца­тель­ные сто­роны реаль­но­сти. Им при­ятно посмот­реть на свой мир по-новому, с юмо­ром и при­яз­нью. Пода­рите им такую возможность».

«Не зря мы так любим опти­ми­стов — рядом с ними жизнь кажется легче, а про­блемы — легче. А поскольку мир без про­блем — это тот самый Эдем, в кото­рый каж­дый из нас стре­мится, опти­ми­сты кажутся нам оби­та­те­лями рай­ского сада. С ними хочется дру­жить и общаться. Чтобы пода­рить окру­жа­ю­щим радость жизни, вовсе не обя­за­тельно носить декольте, под­ми­ги­вать и обли­зы­ваться. Флирт не в этом, а в уме­нии хорошо отно­ситься к себе и к дру­гим людям» 

(Елена Каба­нова «Флир­туйте правильно»).

Наше сча­стье внутри нас! Чтобы хорошо жить с кем-то, научи­тесь, прежде всего, хорошо жить с собой. Если мы вспом­ним самых извест­ных рус­ских свя­тых XIX века — вре­мени, когда люди стали куда как нервно реа­ги­ро­вать на окру­жа­ю­щее и начи­нали путаться в эле­мен­тар­ных вещах, — то не най­дем суро­во­сти в откры­тых этим людям подвижниках.

Во вре­мена, когда уже ощу­ща­лось при­бли­же­ние вели­ких несча­стий, свя­тые, слу­жив­шие Богу, одним своим видом все­ляли в людей надежду и радость. Вспом­ним батюшку Сера­фима Саров­ского с его зна­ме­ни­тым на всю Рос­сию при­вет­ствием «Радость моя!» Одна­жды монах Саров­ского мона­стыря впал в глу­бо­кое уны­ние и про­сил дру­гого монаха про­гу­ляться с ним, чтобы хоть как-то раз­ве­яться. По пути иноки встре­тили батюшку Серафима.

Свя­той ста­рец про­зрел, какое мучи­тель­ное чув­ство точит душу бед­ного монаха, и вос­клик­нул: «Радость моя, нет нам дороги уны­вать!» От слов старца Сера­фима, от одного его вида, исто­ча­ю­щего свет и любовь, уны­ва­ю­щий монах взбод­рился, и печаль оста­вила его. А вспом­ним оптин­ских стар­цев, вспом­ним свя­ти­теля Фео­фана Затвор­ника, как открыты они были для всех, как умели под­бод­рить в труд­ную минуту, да и шут­кой при слу­чае не брез­го­вали. А ведь все­гда радо­ваться по апо­столь­ской запо­веди ох, как трудно!

«Учи­тесь в насто­я­щем непри­ят­ном для вас собы­тии найти и пози­тив­ные моменты. Наши несча­стья могут содер­жать в себе скры­тое сча­стье. Ведь неда­ром гово­рят, что все, что дела­ется, — к луч­шему, — обра­ща­ется к моло­дым жен­щи­нам Галина Бело­зуб.— Я про­жила дольше вас и твердо знаю, что насто­я­щее и буду­щее часто соот­но­сятся, как фото­гра­фия и ее негатив. 

И то, что сей­час в насто­я­щем на нега­тиве отоб­ра­зи­лось как чер­ное, на фото­гра­фии будет выгля­деть как белое. Ищите пре­иму­ще­ства вашего поло­же­ния и вы обя­за­тельно най­дете их!.. Твое сча­стье зави­сит только от тебя. Потому что оно внутри тебя. 

И нет его ни под сто­лом, ни под сту­лом. Если ты будешь ждать, что кто-то соста­вит твое сча­стье, то рис­ку­ешь про­ждать всю жизнь. Никто ничего не может сде­лать за тебя в прак­тике духов­ной работы. Либо ты учишься нести ответ­ствен­ность за свою жизнь и топа­ешь в пра­виль­ном направ­ле­нии пря­ми­ком к сча­стью, т.е. гар­мо­нии души, либо у тебя все время кто-то вино­ват в том, что тебе плохо.

Не все и не все­гда от тебя или от меня или от него зави­сит. Путь чело­ве­че­ский вер­шится и под вли­я­нием могу­ще­ствен­ных сил. Поэтому помни молитву: «Гос­поди, дай мне силы изме­нить то, что воз­можно изме­нить, дай мне сми­ре­ние, чтобы при­нять то, на что повли­ять я не могу, и дай мне муд­рость, чтобы отли­чить одно от другого».

Стре­мись к тому, чтобы тебе самой с собой было не скучно.

Если твое сча­стье зави­сит от дру­гих, то ведь и несча­стье тоже. А зна­чит, ты без­за­щитна, открыта для уко­лов, уши­бов и дру­гих душев­ных ран. Любой чело­век может уйти, оста­вить тебя. Изме­нить или уме­реть. Только ты сама все­гда оста­нешься с собой.

Если ты хочешь быть счаст­лива в семье, сде­лай счаст­ли­вым дру­гого. Любовь твоя должна быть разум­ной и сози­да­ю­щей. Люби так, чтобы муж и ребе­нок чув­ство­вали, ощу­щали себя люби­мыми. Не надо безумно любить сына, дочь, мужа, люби разумно.

Учись пони­мать потреб­но­сти близ­ких. И наши пути к бли­зо­сти. Потому что только в бли­зо­сти под­лин­ное счастье» 

(Галина Бело­зуб «Брак от рас­света до заката»).

Надо что-то делать!

Одна моя зна­ко­мая была оди­нока и, конечно, мно­гие любили «доб­ро­же­ла­тельно» побе­се­до­вать с ней на тему лич­ной жизни. «А что же ты не заму­жем?» — «Но я никого не люблю». — «Искать надо!» На это девушка пожи­мала пле­чами: «Как искать — с фона­рем и соба­кой что ли?»

Она дей­стви­тельно никого не искала, ни перед кем хвост не рас­пус­кала, про­сто стро­ила свой малень­кий мир и в доме, и душе. Но не замы­ка­лась в этом мире — моя зна­ко­мая знала о своих талан­тах и спо­соб­но­стях, бла­го­даря им подру­жи­лась с инте­рес­ной ком­па­нией. Среди дру­зей по инте­ре­сам она и встре­тила чело­века, кото­рого полюбила.

«Пред­ставьте Ассоль, к кото­рой никто не при­плыл», — с горе­чью гово­рила В., автор письма об оди­но­че­стве. Но ведь вывод напра­ши­ва­ется одно­знач­ный: не хотите оди­но­че­ства — будьте с людьми. Тро­га­тель­ная исто­рия про Ассоль — всего лишь пре­крас­ная сказка. В жизни так если и бывает, то только по осо­бой мило­сти Божьей.

И если вы веру­ю­щий чело­век, то не думайте, что очень сильно отли­ча­е­тесь от дру­гих людей. Что вы можете сидеть в ком­нате, выби­раться только в цер­ковь и ждать этой осо­бой мило­сти. Мы уже гово­рили о том, что выстро­ить пра­виль­ные отно­ше­ния с людьми — это боль­шой труд, душев­ный и духов­ный, а тру­диться нам лень.

Гораздо легче сва­лить все на рус­ское «авось» и ждать, что Бог подаст. Правда, на Бога надейся, но сам не пло­шай. Сразу же вспо­ми­на­ется анек­дот про уто­па­ю­щего, кото­рый ждал помощи Божьей, про­пус­кая про­хо­дя­щие мимо лодки — видимо, счи­тал, что, чем караб­каться на борт, легче будет, если Ангел отне­сет на руках в без­опас­ное место. Но так и не дождался.

А на том свете стал упре­кать Гос­пода, мол, что же Ты не спас меня? На что полу­чил ответ: «Кто же посы­лал лодки для тво­его спа­се­ния? Почему ты этим не воспользовался? »

В ответ на письмо В., на ее фразу про Ассоль, пра­во­слав­ный пси­хо­лог Ирина Рахи­мова писала: «Вы пишете, что, несмотря на обе­щан­ное испол­не­ние чая­ний, Авв­рам стра­дал от ожи­да­ния, а вам ничего не обе­щано… Трудно с этим согла­ситься, ведь слова «про­сите, и что с верою попро­сите, дано будет вам», обра­щены к каж­дому из нас. 

Дру­гое дело, может слу­читься так, что ждать-то было намного легче, чем жить с чело­ве­ком, кото­рого так томи­тельно ожи­дал. Воз­можно, это только пре­лю­дия к даль­ней­шей нелег­кой семей­ной жизни. Может, сей­час важно учиться быть гото­вой при­нять про­си­мое, всему свое время, как пра­вильно сказано!»

«Важно учиться быть гото­вой при­нять про­си­мое» — золо­тые слова. Пона­блю­дайте за собой. Хорошо ли вы отно­си­тесь к своим близ­ким, часто ли вы с ними ссо­ри­тесь, уме­ете ли усту­пать в мело­чах и доб­ро­же­ла­тельно, но твердо отста­и­вать глав­ное? Если ваши отно­ше­ния с людьми, кото­рых вы зна­ете всю жизнь, далеки от совер­шен­ства, то отно­ше­ния с чело­ве­ком, раз­лич­ные каче­ства кото­рого (и хоро­шие, и пло­хие) вы будете откры­вать во все время семей­ной жизни, сло­жатся несрав­нимо труднее.

Кто-то наде­ется, что раз уж род­ствен­ники нечут­кие люди, не пони­мают, не состра­дают, то спра­вед­ли­вость обя­за­тельно вос­ста­но­вится, и появится «Он», кото­рый и при­го­лу­бит, и пой­мет, и оце­нит — безо вся­ких уси­лий с вашей сто­роны. Так не будет. Любовь в семей­ной жизни пред­по­ла­гает вза­им­ную любовь, жертва — жертву, пони­ма­ние — пони­ма­ние. А вы уме­ете любить и жерт­во­вать? Вы спо­собны к пони­ма­нию? Зна­ете ли вы, чем зага­доч­ная муж­ская душа отли­ча­ется от еще более зага­доч­ной женской?

Заме­чали ли вы, что у вашего отца как муж­чины иные пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти, чем у вашей матери как жен­щины? Спо­собны ли вы, если недо­вольны чело­ве­ком, поста­раться, прежде всего, уви­деть свою вину, свои недо­статки и суметь пойти на ком­про­мисс? Уме­ете ли вы разумно, с любо­вью и необидно изла­гать свои пре­тен­зии? Уме­ете ли точно раз­ли­чить, в чем необ­хо­димо усту­пить, а в чем — про­явить твер­дость, но чтобы и то, и дру­гое было во благо семьи?

Можете ли вы не только в гостях, но и дома быть кра­си­вой и доб­ро­же­ла­тель­ной? А зна­ете ли вы, чем, соб­ственно, дети отли­ча­ются от взрос­лых? Если вы не только не зна­ете, но вам все это и неин­те­ресно, то зна­чит вами в вашем неис­тре­би­мом жела­нии выйти замуж дви­жет всего лишь поло­вой инстинкт, но никак не жела­ние создать гар­мо­нич­ную, тем более хри­сти­ан­скую семью. Что такое пра­во­слав­ная жизнь? Нет, это не пение на кли­росе и не палом­ни­че­ства — это воцер­ко­в­ле­ние души в обще­нии с дру­гими людьми.

Именно в свое­вре­мен­ных отве­тах на выше­пе­ре­чис­лен­ные (и еще мно­гие-мно­гие) вопросы, кото­рые неиз­бежно вста­нут перед вами в браке, и состоит глав­ная под­го­товка к заму­же­ству. Все стирки-готовки — это уже то, что при­ло­жится к глав­ному. А глав­ное — любовь. В самом широ­ком смысле этого слова. Об этом учит нас уже полю­бив­ша­яся нам Галина Бело­зуб. Послу­шаем еще немного ее советы:

«С кем бы ни при­шлось вам жить, к этому чело­веку мы должны, если хотим жить нор­мально, адап­ти­ро­ваться, при­спо­со­биться. Не пре­зи­райте это слово. Это вовсе не сино­ним при­спо­соб­лен­че­ства — это уме­ние ладить. Для этого важно не только пони­мать дру­гого чело­века, но и пони­мать себя и при­зна­вать за собой право на раз­но­об­ра­зие чело­ве­че­ских чувств. 

Если же мы с вами пой­дем по пути посто­ян­ной защиты и само­об­ла­да­ния, то кроме тупика никуда не при­дем. Оправ­дать можно любой свой посту­пок, любое выска­зы­ва­ние! «Да, я вспы­лила, но это потому что он…» Вы вспы­лили, потому что это при­выч­ная для вас реак­ция ответа на раз­но­об­раз­ные дей­ствия дру­гих. Под­чер­ки­ваю: «на раз­но­об­раз­ные» и «дру­гих». Про такого чело­века гово­рят «вспыль­чи­вый». И еще добав­ляют «но отход­чи­вый». И, как пра­вило, моло­дая жена оправ­ды­ва­ется: «Я ска­зала и забыла. А он оби­делся». Конечно, а что вам пом­нить? Разве это вас оби­дели, вам ска­зали в гневе злые слова?

Если мы с вами не при­зна­емся себе, что такой спо­соб реа­ги­ро­ва­ния ну никак не нра­вится моему парт­неру, он не хочет его при­ни­мать, а зна­чит, мне необ­хо­димо поис­кать дру­гие пути защиты своих инте­ре­сов, то нас ждут про­сто скан­далы и обиды…

Такую же небла­го­дар­ную роль играет и при­вычка оправ­ды­вать себя все­гда и во всем! Гос­поди, как же тяжелы такие люди! Ну все­гда у них нахо­дятся достой­ные при­чины для их недо­стой­ного поведения!

Наше духов­ное раз­ви­тие и лич­ност­ное ста­нов­ле­ние напря­мую зави­сит от нашей откры­то­сти к заме­ча­ниям дру­гих. Бог гово­рит устами дру­гих людей, ука­зы­вая нам на наши недо­статки, и у нас появ­ля­ется шанс их испра­вить. А если вы при­вык­нете оправ­ды­ваться, вы этот шанс упустите!

Да, конечно, в своих гла­зах вы все­гда правы и даже без­упречны, но дру­гие отвер­нутся от вас!» (Галина Бело­зуб «Мы выби­раем, нас выбирают»).

А теперь про Ассоль. В ответе на письмо В. пра­во­слав­ный пси­хо­лог Ирина Рахи­мова про­дол­жает: «Несколько лет назад я смот­рела теле­пе­ре­дачу «Я сама» с уча­стием одной девушки. Она рас­ска­зала, что в юно­сти мама читала ей исто­рию об Ассоль, та ждала сво­его принца — дожда­лась. Надежду встре­тить свою любовь девушка из теле­пе­ре­дачи про­несла в ожи­да­нии до 26 лет, став даже объ­ек­том насме­шек людей, назы­ва­ю­щих ее несо­вре­мен­ной. На вопросы участ­ни­ков типа «а если этот чело­век так и не появится?» она настой­чиво отве­чала, что будет ждать до конца.

Около года спу­стя пока­зали оче­ред­ную встречу с этой девуш­кой, было инте­ресно, как сло­жи­лась ее жизнь. Ока­за­лось, что после пере­дачи она полу­чила очень много писем, одним из кор­ре­спон­ден­тов был ее буду­щий моло­дой чело­век, через неко­то­рое время он сде­лал ей пред­ло­же­ние и полу­чил согласие».

Суще­ствует ли ваша поло­винка, кото­рая уже живет где-то на земле? Или же любовь зарож­да­ется в сердце, при­го­тов­лен­ном или укреп­лен­ным для любви? «Да будут два одна плоть», — ска­зал Гос­подь. Не каж­дая жен­щина, далеко не каж­дая захо­чет, чтобы еди­ной пло­тью с нею стал пер­вый встреч­ный, пусть и хоро­ший человек.

Но зна­чит ли это то, что ей, как Ассоль у берега, нужно про­ждать всю жизнь, вгля­ды­ва­ясь в гори­зонт? Ведь и девушка, о кото­рой выше рас­ска­зано, не про­сто ждала, сложа руки: она сде­лала очень серьез­ный шаг, на кото­рый мало кто смог бы решиться — при­няла уча­стие в телепередаче. 

Она про­сто весьма удоб­ным спо­со­бом заме­ча­тельно рас­ши­рила круг муж­чин, кото­рым стало известно о ее суще­ство­ва­нии и о ее жела­нии выйти замуж. Воз­можно, ваш круг зна­комств не так велик. Зна­чит, надо его рас­ши­рять! А для этого не обя­за­тельно идти на радио или теле­ви­де­ние или писать в газету. Ведь есть же у вас какие-то инте­ресы? Их не может не быть! Надо про­сто рас­ше­ве­лить себя.

С необ­хо­ди­мо­стью, как пишут пси­хо­логи, куль­ти­ви­ро­ва­ния в себе досто­инств, наде­юсь, никто не поспо­рит. Только назы­ва­ется это еще и иначе — вкла­ды­ва­ние в дело сво­его раз­ви­тия (с обя­за­тель­ной после­ду­ю­щей при­бы­лью!) тех талан­тов, что дал нам Гос­подь. Что такое таланты? Гени­аль­ный ум мате­ма­тика, вла­де­ние сло­вом или кистью? И это тоже, конечно. Но не только это. Вер­нее, не это главное.

Разве доб­рота, уме­ние слу­шать, уме­ние про­щать — не истин­ные и глав­ные таланты? И если они при­сут­ствуют у вас в заро­дыше, неужели пра­вильно гово­рить, что в вас нет ника­ких хоро­ших качеств, сле­до­ва­тельно, и взра­щи­вать нечего? Может быть, чест­нее будет ска­зать, что Гос­подь дал мне много хоро­шего, но я‑то ничего не делаю, чтобы это хоро­шее при­умно­жить и развить?

И ждет меня за это взыс­ка­ние от Бога. Легче, гораздо легче повто­рять, что я греш­ный без вся­кого свет­лого про­света, сто раз это повто­рить, счи­тая, что каешься, но паль­цем не шевель­нуть, чтобы что-то изме­нить, чтобы появился-таки про­свет. Да, не рабо­тая над собой, не позна­вая себя, не выяв­ляя Божией воли о себе, жить гораздо легче и проще — но проще не ста­нет тем, кто рядом с вами, не ста­нет проще с вами, такой, вашему мужу и детям.

Учи­тесь общаться, ищите дру­зей, помо­гайте людям, будьте доб­ро­же­ла­тель­ной. Негоже быть чело­веку еди­ному, и плохо чело­веку без обще­ния. Мы нередко счи­таем истин­ной духов­ной жиз­нью болез­нен­ную зацик­лен­ность на себе, на своих гре­хах и ошибках.

Между тем грехи и ошибки легче всего про­яв­ля­ются и вра­чу­ются в обще­нии с людьми. «Запо­ведь новую даю вам: да любите друг друга» — это слова Гос­пода. Если в Вет­хом Завете добро чело­век делает по закону, то в тор­же­стве Нового Завета люди уже свя­заны любо­вью, бла­го­дат­ной и доб­ро­воль­ной, и есте­ствен­ный вопрос ста­вит Апо­стол перед хри­сти­а­ни­ном: если ты не любишь брата, кото­рого видишь, как можешь любить Бога, кото­рого не видишь?

Даже монахи живут в обще­жи­тии. И только те подвиж­ники ухо­дят в затвор, кото­рые чув­ствуют себя гото­выми к выс­шей сте­пени обще­ния — с самим Богом. Нам это недо­ступно — так нач­нем совер­шен­ство­вать искус­ство обще­ния с людьми.

Глав­ное в этом нелег­ком искус­стве — ваша актив­ная жиз­нен­ная пози­ция. Если ваш круг обще­ния огра­ни­чен, попро­буйте изме­нить что-то в жизни. Можно пред­при­нять какие-то реши­тель­ные шаги — напри­мер, попро­бо­вать поме­нять работу на ту, что вам больше нра­вится, и там вы най­дете зна­ко­мых по инте­ре­сам. Не все­гда это, увы, удается.

Но можно и в сво­бод­ное от работы время зани­маться тем, что у вас хорошо полу­ча­ется. Втя­ги­вайте людей в мир своих доб­рых увле­че­ний! Уме­ете петь и играть на музы­каль­ных инстру­мен­тах — пойте и играйте перед род­ными, дру­зьями. Запи­ши­тесь в какой-нибудь кру­жок само­де­я­тель­но­сти или клуб по интересам.

Рас­ска­зы­ва­ете людям все инте­рес­ное, что вы чита­ете в кни­гах. Рису­ете — устра­и­вайте у себя дома мини-выставку с обя­за­тель­ными дру­же­скими чаепитиями.

Раз­но­об­разьте жизнь, сде­лайте ее инте­рес­ной не только для себя, но и для людей. Общай­тесь! Да, вы можете и не выйти замуж. Но навер­няка изба­ви­тесь от оди­но­че­ства. Став инте­рес­ным, раз­ви­тым чело­ве­ком, вы обре­тете дру­зей, кото­рые оце­нят вашу инди­ви­ду­аль­ность и вашу спо­соб­ность ценить их самих.

«Пра­вило пер­вое: обща­ясь с людьми, будьте, как гово­рится, снис­хо­ди­тель­нее и смот­рите на вещи полегче.

Пра­вило вто­рое: не щадя себя, ищите любые воз­мож­но­сти для кон­так­тов с людьми.

Пра­вило тре­тье: ваш инте­рес к людям, с кото­рыми вы встре­ча­е­тесь, дол­жен быть искрен­ним и неподдельным!

Каж­дый чело­век — это мир, и встречи с людьми сродни увле­ка­тель­ней­шим путе­ше­ствиям по незна­ко­мым планетам…

Испо­кон века люди инстинк­тивно тяну­лись к теплу и свету, тяну­лись к тем, кто духовно, душевно силен, мудр, гар­мо­ни­чен. Поэтому отныне вы нико­гда не будете оди­ноки — ведь в вас рас­тут и наби­рают силу муд­рость и гар­мо­ния, самые надеж­ные гаранты чело­ве­че­ского счастья» 

(Мария Изо­това «Пра­вила пове­де­ния в брач­ный сезон»).

Нико­гда не забы­вайте притчу о талан­тах! «Одно из самых важ­ных и нуж­ных нам даро­ва­ний от Бога есть дар рас­суж­де­ния, это и в житей­ских делах необ­хо­димо, а наи­паче в духов­ной жизни. 

Бла­го­да­рите Бога за милость обре­те­ния веры, но ведь до нее-то, доро­гая Т., мы хоть и жили во грехе, но не без Бога. Вы полу­чили обра­зо­ва­ние, и не грех ли забы­вать об этом? Ну что будет, если все вдруг возь­мутся за поло­вую тряпку и будут спо­койно спа­саться без­от­вет­ствен­ным мытьем полов? 

Нет, так быть не должно. И спрос с вас будет не как с тетушки, мало что пони­ма­ю­щей, но как с того, кому много дано. Поэтому ваша неопре­де­лен­ность — и мате­ри­аль­ная, и духов­ная — ско­рее вам в укор, чем в оправдание.

И о дочери, какое заму­же­ство? Разве вы вполне не пони­ма­ете ответ­ствен­но­сти мате­рин­ского подвига? А потому сей­час не о заму­же­стве думать надо бы, а о том, чтобы дать ей реаль­ное пред­став­ле­ние о пред­ле­жа­щем ей подвиге жизни и снаб­дить спе­ци­аль­но­стью, мастер­ством, кото­рым можно будет жить.

Дома всю жизнь не просидишь.

Так что, Т., оставьте меч­та­ния и о себе тоже (имею в виду Бого­слов­ский институт).

Время учебы кон­чи­лось, пора отда­вать Богу, людям и дочери своей долги.

Тру­ди­тесь!

Архи­манд­рит Иоанн (Кре­стьян­кин)».

«Дома всю жизнь не про­си­дишь», — гово­рит ува­жа­е­мый батюшка, кото­рого неспро­ста счи­тают совре­мен­ным нам подвиж­ни­ком бла­го­че­стия. И сей­час мне бы хоте­лось засту­питься за жен­щин, кото­рые ну никак не хотят мириться с ролью кухон­ной жены, домо­хо­зяйки. В наши дни, когда жен­щина полу­чает непло­хой уро­вень обра­зо­ва­ния, ее жизнь может быть инте­рес­ной и насыщенной.

При этом неважно, рабо­тает ли она дома или же ходит на работу в учре­жде­ние. Да, так опре­де­лено, что ребе­нок — малень­кий чело­ве­чек — до какой-то поры дол­жен посто­янно чув­ство­вать при­сут­ствие возле себя одного уха­жи­ва­ю­щего за ним взрос­лого. Этого взрос­лого он и будет вос­при­ни­мать как мать. Грустно, если жен­щина готова сва­лить это свя­тое и, между про­чим, инте­рес­ней­шее дело — рас­тить соб­ствен­ного ребенка — на кого-нибудь другого.

Но насту­пает момент, когда опека взрос­лого уже не помо­гает, а только мешает духов­ному росту малень­кого чело­века. Мать должна посте­пенно отпус­кать руку ребенка. И оста­ваться при этом рядом, пусть и не все­гда в пре­де­лах види­мо­сти. И когда мама уже должна будет играть роль друга, совет­чика, пер­вой учи­тель­ницы, отве­чать на дет­ские вопросы, вот тут и при­дет пора спро­сить: а что может дать ребенку мать, похо­ро­нив­шая себя на кухне?

«Мос­ков­ские пси­хо­логи про­во­дили обсле­до­ва­ние позна­ва­тель­ных спо­соб­но­стей детей 5–6 лет. Сама по себе эта про­це­дура довольно три­ви­альна, инте­рес­нее то, что ей предшествовало. 

Перед нача­лом обсле­до­ва­ния ребенка вме­сте с мамой при­гла­шали в про­стор­ную ком­нату, запол­нен­ную весьма заман­чи­выми вещами — яркими игруш­ками, голо­во­лом­ками, кон­струк­то­рами, цвет­ными книж­ками и альбомами. 

Экс­пе­ри­мен­та­тор объ­яв­лял, что ему надо нена­долго отлу­читься и про­сил его подо­ждать. При этом раз­ре­шал брать все, что нахо­дится в ком­нате, и зани­маться чем угодно. А сам тай­ком наблю­дал, как же пове­дут себя ребе­нок и мать в этой ситуации.

Как и пред­по­ла­га­лось, вари­ан­тов пове­де­ния было несколько. Пер­вый состоял в пас­сив­ном ожи­да­нии, когда мама засты­вала в без­де­я­тель­но­сти, предо­ста­вив ребенку самому себя раз­вле­кать. Очень скоро она начи­нала про­яв­лять при­знаки нетер­пе­ния и недо­воль­ства. Понятно, что жен­щина такого склада сама загнала себя в рамки искус­ствен­ных норм, видит свою роль «от сих до сих», а актив­ного уча­стия ждет от окружающих. 

Если ее ребенку уда­ется чем-то успешно заняться, то это едва ли ее заслуга. А бывало и так, что мать строго одер­ги­вала ребенка: «Сядь! Не тро­гай! Порвешь! Сло­ма­ешь!» — хотя перед этим было дано недву­смыс­лен­ное раз­ре­ше­ние поль­зо­ваться всеми вещами.

Иные матери не пре­пят­ство­вали заня­тиям ребенка, но и сами не сидели без дела: при­ни­ма­лись листать жур­налы, скла­ды­вать голо­во­ломки и т.п.

Неко­то­рые после несколь­ких минут ожи­да­ния бежали к экс­пе­ри­мен­та­тору: «Нет, вы все-таки ска­жите — что нам делать?» В реаль­ной жизни такие мамы при­выкли пола­гаться на про­фес­си­о­на­лов — учи­те­лей, вос­пи­та­те­лей, гувер­нан­ток, тре­не­ров, репе­ти­то­ров, кото­рым фак­ти­че­ски и дове­рена забота о ребенке.

Неко­то­рые пыта­лись орга­ни­зо­вать с ребен­ком сов­мест­ную дея­тель­ность, пред­ла­гали: «Давай поиг­раем в эту игру, почи­таем книжку!» То есть пыта­лись вся­че­ски сти­му­ли­ро­вать позна­ва­тель­ную актив­ность ребенка. Навер­ное, именно их дети и ока­за­лись по ито­гам обсле­до­ва­ния самыми раз­ви­тыми? Отнюдь. Все не так однозначно.

Как нетрудно дога­даться, и запре­ща­ю­щая мате­рин­ская пози­ция мало спо­соб­ствует интел­лек­ту­аль­ному раз­ви­тию: дети таких мате­рей в экс­пе­ри­менте пока­зали весьма невы­со­кие резуль­таты, как про­чем и те, чьи мамы во всем пола­га­лись на про­фес­си­о­на­лов. Мамы, сти­му­ли­ро­вав­шие детей, сумели добиться боль­шего, одного не максимума. 

Ока­за­лось, что наи­выс­шие спо­соб­но­сти демон­стри­руют дети, чьи матери сами имеют ярко выра­жен­ные позна­ва­тель­ные инте­ресы и в любой ситу­а­ции стре­мятся их удо­вле­тво­рить. Судя по всему, в таких семьях царит атмо­сфера все­об­щей интел­лек­ту­аль­ной актив­но­сти, кото­рая более всего и сти­му­ли­рует раз­ви­тие ребенка. 

Понятно, что «кухон­ные жены» едва ли отно­сятся к этой кате­го­рии. Дабы что-то дать сво­ему ребенку, мать сама должна собою что-то пред­став­лять в лич­ност­ном и интел­лек­ту­аль­ном плане, посто­янно раз­ви­ваться. Доби­ваться этого можно путями. Какой из них ваш — вам решать! (Сер­гей Сте­па­нов «Голая правда о женщинах»)».

А что смо­жет дать «кухон­ная жена» не только ребенку, но его отцу? Я не согласна с посто­янно утвер­жда­е­мым, что жен­щина должна жерт­во­вать собой ради семьи, ибо чаще всего такая фор­мула под­ра­зу­ме­вает под собой одно­сто­рон­нюю жертву. Да, жена все­гда должна быть готова посту­питься карье­рой и лич­ными инте­ре­сами ради мужа и ребенка, но муж разве не должен?

Уточ­ним: любой чело­век, как муж­чина, так и жен­щина, дол­жен быть готов к само­по­жерт­во­ва­нию ради семьи — иначе зачем ее вообще было созда­вать? Но жертвы не должны быть неле­пыми и неумест­ными. Опросы пока­зы­вают, что в жене муж­чина ищет в первую оче­редь друга, а уже потом кра­са­вицу, любов­ницу, домо­хо­зяйку и прочее.

А как можно быть дру­гом муж­чине, если вы нераз­виты, если с вами даже не о чем пого­во­рить, если муж­чина не видит в вас лич­ность? Есть ли на свете такая «кухон­ная жена», кото­рой муж если и не изме­нил, то не меч­тал бы изме­нить? Если есть, то в мужья ей достался ред­кий чело­век. А может быть, такой же малоинтересный.

Конечно, это ни в коей мере не оправ­ды­вает муж­ских измен. Но в дан­ном слу­чае жена, не сумев­шая вовремя ото­рваться от кастрюль, не меньше мужа вино­вата в рас­паде брака. Что делать? Как научиться кру­титься по хозяй­ству, быть в то же время умной, при­вле­ка­тель­ной, начи­тан­ной, все­гда инте­рес­ной для мужа? Где найти время?

Отка­жи­тесь от сери­а­лов и пустой бол­товни по теле­фону, от всего того, что состав­ляет жен­ские сла­бо­сти и вызы­вает посто­ян­ное под­тру­ни­ва­ние над сла­бым полом. Сразу опре­де­лите, что для вас важ­нее — обще­ние с мужем или в тысяч­ный раз вытер­тая до блеска плита.

Научите детей соблю­дать режим, дайте воз­мож­ность мужу побыть одному — для устав­шего муж­чины это порой не; обхо­димо, а высво­бо­див­ше­еся время посвя­тите себе — чте­нию, люби­мым заня­тиям и про­сто отдыху.

Нена­вяз­чиво вво­дите мужа в круг своих инте­ре­сов и сами все­гда будьте в курсе его инте­ре­сов. Нико­гда не пре­зи­райте ни одного увле­че­ния близ­кого чело­века, каким бы смеш­ным и неле­пым оно вам ни каза­лось. То же самое — ив отно­ше­ниях с детьми. Про себя скажу: в том, что я сей­час счи­таю себя счаст­ли­вым чело­ве­ком, огром­ная заслуга моей заме­ча­тель­ной мамы.

Помню, что в дет­стве ни одно мое увле­че­ние не было ею про­игно­ри­ро­вано. Я была весьма увле­ка­ю­щимся ребен­ком, и все­гда мама сама, без осо­бых моих просьб, поку­пала мне то краски и пла­сти­лин, то само­учи­тели фран­цуз­ского, то книги по исто­рии, то пла­стинки и кас­сеты. Учи­тесь и вы также отно­ситься к инте­ре­сам близ­ких. Начи­нать учиться этому надо еще до замужества.

Но бой­тесь одно­сто­рон­но­сти! Вы — все, вам — ничего? Так быть не должно. Да, жен­щина так устро­ена, что ей легче под­стро­иться под харак­тер муж­чины, про­ник­нуться его инте­ре­сами, чем наобо­рот. Любя­щей жен­щине это достав­ляет истин­ное удо­воль­ствие. Но теперь пред­ставьте себе девушку, кото­рая меч­тает выйти замуж, но при этом как лич­ность ничего из себя не представляет.

В сво­бод­ное время она, с неудо­воль­ствием пере­де­лав самые необ­хо­ди­мые домаш­ние дела (с неудо­воль­ствием, потому что не умеет себя увлечь ничем, и домаш­нее хозяй­ство ей в тягость), коро­тает часы за любов­ными рома­нами или сери­а­лами. Она, допу­стим, хоро­шень­кая, но поклон­ники от нее ката­стро­фи­че­ски убегают.

Она ста­ра­ется про­ник­нуться инте­ре­сами каж­дого нового кава­лера, но очень скоро моло­дой чело­век начи­нает заме­чать, что все это поверх­ностно и несе­рьезно. Что соб­ствен­ного мне­ния ни о каком пред­мете эта девушка не имеет, потому как думать лень.

Как вы дума­ете, кто женится на ней в конеч­ном итоге? Да такой же скуч­ный чело­век, как она сама, и то лишь потому, что больше никто за него замуж не пой­дет. Впро­чем, такого еще встре­тить надо. А так — вла­чить ей и вла­чить скуч­ное, серое суще­ство­ва­ние. Да и с мужем, подоб­ным ей самой, весе­лее не станет.

«Знайте: ком­плекс чехов­ской «душечки» непре­менно сыг­рает с вами злую шутку, как бы ни хва­лил силь­ный пол жен­скую пре­дан­ность. Муж­чина, кото­рый ищет в парт­нерше лишь соб­ствен­ное отра­же­ние, ско­рее достоин вни­ма­ния со сто­роны пси­хо­ана­ли­тика, а не пре­крас­ного пола, — он ведь про­сто экс­ги­би­ци­о­нист, и не все­гда скрытый. 

К тому же нор­маль­ный муж­чина не ста­нет больше доби­ваться жен­щины, кото­рую он обте­сал «под себя» — или она сама «обте­са­лась». С ней может быть удобно и ком­фортно, но ее уже не надо заво­е­вы­вать. Она неинтересна» 

(Елена Каба­нова «Флир­туйте правильно»).

Неправда, что муж­чи­нам не нра­вятся умные жен­щины. Очень нра­вятся! Им не нра‑5 вятся среди умных только гор­дячки, зануды и выскочки.

«Как бы вы ни любили дру­гого чело­века, вы должны, вы про­сто обя­заны жить своей жиз­нью. Сози­да­ние брака и семьи невоз­можно без сози­да­ния себя. Ах, как часто мне при­хо­ди­лось видеть деву­шек, кото­рые выйдя замуж, решали, что их сказка кон­чи­лась и теперь они должны жить ради мужа, ради ребенка. И осу­ществ­ля­лось все это под эги­дой аль­тру­изма. И жить своей жиз­нью — это зна­чит (как счи­тают мно­гие) жить для себя, что эгоистично.

Давайте самым серьез­ным обра­зом отде­лим зерна от пле­вел. Жить своей жиз­нью — зна­чит уметь поза­бо­титься о себе, но почему же обя­за­тельно при этом в ущерб дру­гим? Дайте воз-; мож­ность и дру­гому забо­титься о себе, своей жизни. Не берите на себя роль дья­вола, не иску­шайте дру­гого пара­зи­ти­ро­вать и не па^ рази­ти­руйте сами. 

Про­стите за такие слова, но я вынуж­дена об этом гово­рить, потому что у нас в куль­туре семей­ных отно­ше­ний явно про­све­чи­вает такая игра: я забо­чусь о тебе (но не о себе), ты забо­тишься обо мне (но не о себе), и мы оба счаст­ливы. Воз­можна ли такая гар­мо­ния? Да, я такое встре­чала. Но если ситу­а­ция меня­ется (сын вырас­тает, муж ухо­дит или уми­рает), жен­щина погибла. 

Потому что она при этом теряет себя. В своей жизни она отдельно, сама по себе, и не суще­ство­вала, она только отра­же­ние в дру­гом чело­веке, как в зер­кале, и если зер­кало раз­би­лось, то и ее нет. Заду­май­тесь об этом. И еще. Вы ведь при этом попа­да­ете в жесто­кую зави­си­мость от дру­гого чело­века, его любви, его настро­е­ния. Вы не сами сози­да­ете себя, свою семью, свое сча­стье, а все это дела­ете на откуп другому.

Мне одна моло­дая жен­щина рас­ска­зала, что именно так она пыта­лась постро­ить свои семей­ные отно­ше­ния. Забыв о себе, она все свое время и силы отда­вала мужу и сыну, ожи­дая, что они тоже так посту­пят: «Я буду чистить и выли­зы­вать твою шкурку, а ты мою — и насту­пит пол­ная гармония»! 

Но муж и сын «про­чи­тали» эту зави­си­мость по-дру­гому: Тебе нра­вится все делать самой, тебе достав­ляет удо­воль­ствие забо­титься о нас, нам тоже неплохо, что ты забо­тишься о нас — пусть так и будет». Жен­щина при­шла ко мне с вопро­сом, что же делать, ей так трудно жить, это неспра­вед­ливо, как изме­нить ситу­а­цию? Ситу­а­цию изме­нить можно, только на это уйдет столько же, если не больше лет, как и ее создание» 

(Г. Бело­зуб, «Мы выби­раем, нас выбирают»).

Открою вам еще один малень­кий сек­рет — замуж не должно быть нев­тер­пеж! Нико­гда. Мария Изо­това дели­лась с чита­те­лями: «Если бы, хотя бы одна­жды, ока­за­лось, что кроме оче­ред­ного несло­жив­ше­гося романа, у меня в жизни (и за душой) ничего больше нет — ни люби­мой работы, ни дру­зей (без кото­рых я себя про­сто не мыслю), ни серьез­ных инте­ре­сов в дру­гих сфе­рах жизни, я бы быстро дошла до ручки, и эти строки вряд ли когда-либо появи­лись на свет!»

Сурово, не правда ли? И очень верно. А ведь у нас с вами есть самое глав­ное — вера. Только не надо про­ти­во­по­став­лять себя, люби­мую, такую веру­ю­щую, всему миру, надо, повто­римся, при­знать, что мы тоже, как и все люди, живем по внут­рен­ним зако­нам, зало­жен­ным в нас Богом.

«В при­ват­ной беседе с одним зна­ко­мым свя­щен­ни­ком мне был задан такой вопрос:

— Гос­подь ска­зал, что создаст чело­века по образу и подо­бию Сво­ему. Как ты дума­ешь, выпол­нил Он Свое обещание?

— Конечно.

— Нет, не совсем, — улы­бался батюшка. — Он создал нас лишь по образу сво­ему, а к Его подо­бию мы должны сами идти всю свою жизнь — именно для того Гос­подь и дал нам сво­боду. Сво­боду жить так или иначе, выби­рать те или иные пути в судьбе. Если бы он создал нас подоб­ными Себе сразу, не нужна бы была нам сво­бода, нам некуда бы было идти…

Я же, по раз­мыш­ле­нии, хочу к этим сло­вам доба­вить, что, создав нас по Сво­ему образу и предо­ста­вив воз­мож­ность стре­миться к Его подо­бию, Гос­подь тем самым при­дал нашей жизни смысл. И если мы эту сво­боду созна­тельно огра­ни­чим только одним инте­ре­сом, только одной забо­той, если поз­во­лим на чем-то одном «свету кли­ном сой­тись» — мы проиграем. 

Про­иг­раем заве­домо и жестоко. Именно поэтому, входя в любой период, в любую ситу­а­цию, в любую исто­рию своей жизни, мы про­сто обя­заны «поду­мать о выходе». И о том, с чем и как будем жить дальше, когда этот период жизни закончится» 

(Мария Изо­това, «Пра­вила пове­де­ния в брач­ный сезон»).

Вспом­ните, какими кари­ка­тур­ными и комич­ными нам кажутся пер­со­нажи книг и филь­мов «про ста­рин­ную жизнь», барышни и вдо­вушки, у кото­рых в душе ну ниче­го­шеньки, кроме одного-един­ствен­ного жела­ния — отхва­тить жениха, да повы­год­ней. Запо­лу­чив тако­вого, они ста­но­вятся пустыми, глу­пыми барынь­ками, для кото­рых самое инте­рес­ное в замуж­ней жизни — вновь искать жениха, только теперь уже для под­рос­ших доче­рей. А как может быть иначе, когда таким бед­няж­кам с дет­ства вну­шали, что глав­ное для жен­щины — под­це­пить (да-да, именно так!) муженька.

Вы хотите быть такой? Нет? Тогда срочно пере­станьте хотеть замуж. То есть не совсем так: жела­ние заму­же­ства для девушки, жен­щины — бла­го­род­ное жела­ние. Только пере­станьте хотеть замуж так, что «нев­тер­пеж». А раз­бу­ше­вав­ши­еся гор­моны сми­ряйте постом и молитвой.

«Давно заме­чено, что очень силь­ное жела­ние мешает достичь резуль­тата. Вы могли испы­тать это на экза­мене. Если вы очень вол­но­ва­лись и прямо-таки выпры­ги­вали из себя, желая про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние, то эти прыжки и пляска на хво­сте не только не повы­шали оценку, но ино­гда и сни­жали… Давно заме­чено, что жела­ние испол­ня­ется, когда чело­век теряет надежду. 

И это пси­хо­ло­ги­че­ски объ­яс­нимо. Ведь жела­ние не про­па­дает вовсе, а дости­гает сво­его мак­си­маль­ного уровня. Учи­ты­вая законы работы пси­хики, задача фор­му­ли­ру­ется так: если ты очень хочешь замуж, пере­стань очень хотеть. Пере­веди нездо­ро­вое тре­бо­ва­ние в здо­ро­вое поже­ла­ние. Скажи себе: «Все равно счаст­ли­вой стану, даже если без тебя» 

(Галина Бело­зуб).

Итак, мы с вами дого­во­ри­лись, что вы пере­ста­нете ждать чуда с Небес как непре­мен­ной дани. Что вы сами, по мере своих воз­мож­но­стей, в соот­вет­ствии со своим харак­те­ром, нач­нете тво­рить это чудо. То обык­но­вен­ное зем­ное чудо, что сотво­рил бла­го­род­ный капи­тан Грей для Ассоль, вы сотво­рите для себя сами.

«Итак, пер­вый шаг, кото­рый сле­дует сде­лать, — это по-насто­я­щему рас­крыться самому для того, чтобы суметь пол­но­ценно общаться с окру­жа­ю­щими. Научиться видеть их, пони­мать, оце­ни­вать и завя­зы­вать с ними какие-то отно­ше­ния. Видите ли, очень часто люди быва ют настолько погло­щены сво­ими преж­ними пере­жи­ва­ни­ями, что это застав­ляет их сто­ро­ниться новых знакомств…

Жизнь идет, и не стоит откла­ды­вать ее на потом. Делайте все, что в ваших силах, чтобы ее напол­нить, и — самое глав­ное — нач­ните радо­ваться жизни прямо сей­час, именно в эту минуту” 

(Мария Изо­това, «Пра­вила пове­де­ния в брач­ный сезон»).

О женской красоте

«По мере того, как со вре­ме­нем в тру­дах и забо­тах исче­зает оба­я­ние физи­че­ской кра­соты, все более и более должна сиять кра­сота души, заме­няя поте­рян­ную при­вле­ка­тель­ность. Жена все­гда должна больше всего забо­титься о том, чтобы понра­виться мужу, а не кому-нибудь еще. 

Как только они вдвоем, она должна выгля­деть еще лучше, а не махать рукой на свою внеш­ность, раз больше никто ее не видит. Вме­сто того, чтобы быть ожив­лен­ной и при­вле­ка­тель­ной в ком­па­нии, а остав­шись одна, впа­дать в мелан­хо­лию и мол­чать, жена должна оста­ваться весе­лой и при­вле­ка­тель­ной, и когда она оста­ется вдвоем с мужем в своем тихом доме. И муж, и жена должны отда­вать друг другу все луч­шее в себе», — так писала в запис­ках о семье и браке свя­тая импе­ра­трица Алек­сандра Феодоровна.

Когда я писала книгу о Цар­ствен­ных Муче­ни­ках, то изу­че­ние обсто­я­тельств жизни и про­ник­но­ве­ние в харак­теры свя­тых доче­рей импе­ра­тора Нико­лая Вто­рого — не только доб­рых и цело­муд­рен­ных, но и кра­си­вых, оча­ро­ва­тель­ных деву­шек, невольно заста­вило меня заду­маться, а что же все-таки такое жен­ская кра­сота, о кото­рой столько-столько пона­пи­сано —  «сосуд она, в кото­ром пустота, или огонь, мер­ца­ю­щий в сосуде?»

Ведь кра­сота тра­ди­ци­онно счи­та­ется глав­ным досто­ин­ством жен­щины, она вос­пе­ва­лась веками. В ста­рых рома­нах и помыс­лить было невоз­можно, чтобы геро­иня не похо­дила на ангела. Но в конце кон­цов Алек­сандр Сер­ге­е­вич Пуш­кин в «Евге­нии Оне­гине» высмеял этот порт­рет, и куколь­ной кра­са­вице Ольге про­ти­во­по­ста­вил Татьяну, кото­рую нельзя было назвать бес­по­доб­ной, но кото­рую не могла затмить даже пер­вая кра­са­вица Невы, ибо Татьяна в первую оче­редь была неот­ра­зимо кра­сива внутренне.

Так изоб­ра­зил Алек­сандр Сер­ге­е­вич свой идеал. Но долго еще потом в лите­ра­туре (да и сей­час в ино­стран­ных любов­ных рома­нах) глав­ная геро­иня пред­ста­вала не иначе как вос­хи­ти­тель­ная красавица.

Немно­гие, пишу­щие о любви для жен­щин, идут по пути Шар­лотты Бронте, зна­ме­ни­тая геро­иня кото­рой Джейн Эйр — девушка вовсе не кра­си­вая, но вели­ко­душ­ная, стой­кая и неуны­ва­ю­щая. Именно бла­го­даря кра­соте души некра­си­вой Джейн уда­лось добиться лич­ного сча­стья, и не зря роман Бронте пере­ве­ден на мно­гие языки, неод­но­кратно экра­ни­зи­ро­вался — жен­щи­нам очень полю­би­лась умница Джейн.

Мне кажется, что англи­чанка Джейн Эйр близка тра­ди­ци­он­ному образу рус­ской жен­щины. Тра­ди­ци­онно у рус­ской жен­щины кра­сота телес­ная под­чи­нена кра­соте души, кра­со­той души она и сотво­ря­ется. Но в наши дни, когда такие жен­ские доб­ро­де­тели, как цело­муд­рие и скром­ность, уже «не укра­шают» жен­щину, кра­сота лица, тела — есть кра­сота един­ствен­ная, и неважно, что нередко она искус­ственна. Сей­час даже в глаза жен­щи­нам уже никто не смот­рит и «небес­ный взгляд» не вос­пе­вает. Не те сей­час времена…

Насто­я­щая кра­сота нена­вяз­чива и чиста. Ее, соб­ственно, может и не быть в том пони­ма­нии, к кото­рому мы при­выкли — гар­мо­нич­ность черт лица, кра­си­вые формы… Это опять-таки кра­сота пуш­кин­ской Татьяны, в кото­рой, по замыслу автора, не было ничего осле­пи­тель­ного, но…

При­мер такой кра­соты имеем мы в стар­шей дочери свя­того Госу­даря Нико­лая — Вели­кой княжне Ольге, кото­рую, по мне­нию совре­мен­ницы С. Я. Офро­си­мо­вой в стро­гом смысле слова нельзя назвать кра­си­вой, «но все ее суще­ство дышит такой жен­ствен­но­стью, такой юно­стью, что она кажется более чем красивой.

Чем больше гля­дишь на нее, тем мило­вид­нее и пре­лест­нее ста­но­вится ее лицо. Оно оза­рено внут­рен­ним све­том, оно ста­но­вится пре­крас­ным от каж­дой свет­лой улыбки, от ее манеры сме­яться, заки­нув головку слегка назад, так что виден весь ров­ный, жем­чуж­ный ряд бело­снеж­ных зубов. Умело и ловко спо­рится работа в ее необык­но­венно кра­си­вых и неж­ных руках.

Вся она, хруп­кая и неж­ная, как-то осо­бенно забот­ливо и любовно скло­ня­ется над про­стой сол­дат­ской рубаш­кой, кото­рую шьет. Ее мело­дич­ный голос, ее изящ­ные дви­же­ния, вся ее пре­лест­ная тон­кая фигурка — оли­це­тво­ре­ние жен­ствен­но­сти и при­вет­ли­во­сти. Она вся ясная и радост­ная. Невольно вспо­ми­на­ются слова, ска­зан­ные мне одним из ее учи­те­лей: «У Ольги Нико­ла­евны хру­сталь­ная душа».

Хру­сталь­ная душа тво­рит и внешне пре­крас­ный образ, лицо девушки оза­рено внут­рен­ним све­том — отблес­ком свет­лой души.

Подруга импе­ра­трицы Алек­сан­дры Юлия Ден вспо­ми­нала: «Самой стар­шей из четы­рех сестер-кра­са­виц была Вели­кая княжна Ольга Нико­ла­евна. Это было милое созда­ние. Вся­кий, кто видел ее, тот­час влюб­лялся. В дет­стве она была некра­си­вой, но в пят­на­дцать лет как-то сразу похорошела.

Немного выше сред­него роста, све­жее лицо, темно-синие глаза, пыш­ные светло-русые волосы, кра­си­вые руки и ноги. К жизни Ольга Нико­ла­евна отно­си­лась серьезно, была наде­лена умом и покла­ди­стым харак­те­ром. На мой взгляд, это была воле­вая натура».

Софи Бух­сгев­ден оста­вила такое опи­са­ние Вели­кой княжны Ольги: «Вели­кая княжна Ольга Нико­ла­евна была кра­си­вая, высо­кая, со сме­ю­щи­мися голу­быми гла­зами… она пре­красно ездила вер­хом и тан­це­вала. Из всех сестер она была самая умная, самая музы­каль­ная; по мне­нию ее учи­те­лей, она обла­дала абсо­лют­ным слу­хом. Она могла сыг­рать на слух любую услы­шан­ную мело­дию, пере­ло­жить слож­ные музы­каль­ные пьесы… 

Ольга Нико­ла­евна была очень непо­сред­ственна, ино­гда слиш­ком откро­венна, все­гда искренна. Она была очень оба­я­тель­ная и самая весе­лая. Когда она учи­лась, бед­ным учи­те­лям при­хо­ди­лось испы­ты­вать на себе мно­же­ство ее все­воз­мож­ных шту­чек, кото­рые она изоб­ре­тала, чтобы под­шу­тить над ними. Да и повзрос­лев, она не остав­ляла слу­чая поза­ба­виться. Она была щедра и немед­ленно отзы­ва­лась на любую просьбу».

Кого напо­ми­нают все эти пре­крас­ные порт­реты? Ловишь себя на мысли, что при при­бли­же­нии к этому оча­ро­ва­тель­ному образу невольно вспо­ми­на­ется идеал всех дево­чек — доб­рая и скром­ная прин­цесса из сказки. Хруп­кая, неж­ная, утон­чен­ная, не любя­щая домаш­него хозяй­ства… Неда­ром на балу, где, по нашим дет­ским пред­став­ле­ниям, самое место насто­я­щей прин­цессе, из четы­рех сестер успела побы­вать только Ольга Николаевна.

Все как один вспо­ми­нают, что Ольга обла­дала боль­шим умом. Но, похоже, этот ум был склада фило­соф­ского, вовсе не прак­ти­че­ского. Про ее сестру Татьяну вспо­ми­нали, что та ско­рее ори­ен­ти­ро­ва­лась в раз­лич­ных ситу­а­циях и при­ни­мала реше­ния. Ольга же была не прочь отвле­ченно порас­суж­дать, и ее суж­де­ния отли­ча­лись боль­шой глу­би­ной. Она увле­ка­лась исто­рией, ее люби­мой геро­и­ней была Ека­те­рина Вели­кая. Ольга Нико­ла­евна заме­ча­тельно дока­зала, что истинно жен­ская при­вле­ка­тель­ность вполне сов­ме­стима с глу­бо­ким, живым умом.

Все уси­лия матери и отца были направ­лены на то, чтобы сохра­нить ясный свет «хру­сталь­ной души» сво­его стар­шего ребенка, быть может, самого непро­стого по харак­теру, и им это уда­лось. Лейб-медик Е.С. Бот­кин так писал про Ольгу Нико­ла­евну: «Я нико­гда не забуду тон­кое, совсем непо­каз­ное, но такое чут­кое отно­ше­ние к моему горю…

Сей­час забе­гала Ольга Нико­ла­евна — право, точно ангел, зале­том». Внеш­няя кра­сота, кото­рая, по мне­нию Юлии Ден, про­яви­лась в пят­на­дцать лет — в труд­ное время пре­вра­ще­ния девочки в девушку, во мно­гом яви­лась резуль­та­том посто­ян­ного вос­пи­та­ния и воз­рас­та­ния души этой девочки, отоб­ра­зила ее внут­рен­нюю красоту.

Вели­кая княжна Ольга Нико­ла­евна — заме­ча­тель­ный при­мер того, как внеш­няя кра­сота во мно­гом опре­де­ля­ется внут­рен­ней, как бы рож­да­ется и воз­рас­тает из нее.

Но может быть, вы решите, что при­мер некор­рек­тен, что жен­щи­нам из рода Рома­но­вых была так или иначе при­суща фамиль­ная кра­сота, а что делать нам, потом­кам тех куха­рок, что должны были управ­лять госу­дар­ством, да все как-то не спо­до­би­лись? Что ж, при­ве­дем тогда при­мер из вполне при­выч­ной для нас среды:

«Трид­ца­ти­пя­ти­лет­няя Мария — жен­щина сред­них внеш­них дан­ных. То есть она ничем не отли­ча­ется от боль­шин­ства дру­гих жен­щин. Кроме одного — эта жен­щина поняла, в чем сек­рет ее при­вле­ка­тель­но­сти. Она рас­ска­зы­вает: «Ино­гда я делаю маску, стри­гусь, выби­раю луч­ший наряд — а на душе нет порядка, кошки скре­бут, вся задер­ган­ная, никого вокруг не замечаю. 

И меня никто не видит! Ни моего цвета лица, ни мох акку­рат­ных ног­тей, так тща­тельно нама­ни­кю­рен­ных. А в дру­гой раз — не выспа­лась, не рас­кра­шена, а вот что-то внутри меня поет — и все смот­рят мне вслед заин­те­ре­со­ванно! В чем тут дело? Надо быть кра­си­вой, прежде всего, внут­ренне. И быть уве­рен­ной в себе! Эта так про­сто! Но этого мно­гие не понимают!»

Не зли­тесь на при­роду и весь свет за то, что вы не как все! За это сле­дует только бла­го­да­рить. Умейте под­черк­нуть свою нестан­дарт­ность. И ни в коем слу­чае не впа­дайте в отча­я­ние! Отсут­ствие нестан­дарт­но­сти — это гораздо хуже!» (Каринэ Фоли­янц, «При­ручи любимого»).

И еще один довольно инте­рес­ный при­мер из этой же книги:

«Мила — девушка с огром­ным носом. Он у нее такой боль­шой и некра­си­вый, что на ее месте дру­гая давно пошла бы к хирургу. Но Мила — жиз­не­ра­дост­ная особа, при­вле­ка­ю­щая к себе муж­ское вни­ма­ние, даже ска­зала бы, именно сораз­мерно сво­ему огром­ному носу.

Как ей это удалось?

Во-пер­вых, боль­шой нос не поро­дил у нее ника­ких ком­плек­сов. То есть она была так уве­рена в своей при­вле­ка­тель­но­сти, что через минуту после того, как кто-либо начи­нал с ней общаться, вовсе не заме­чал ее гро­мад­ного носа вовсе. 

А еще через пол­часа нос казался ори­ги­наль­ным и заме­ча­тель­ным. На пер­вый план высту­пал иро­нич­ный, тон­кий, при­ят­ный собе­сед­ник. Она с удо­воль­ствием слу­шает, встав­ляет ост­ро­ум­ные заме­ча­ния. И при­том сразу видно — девушка в пре­крас­ном смысле слова боль­шая опти­мистка. О таких, как она, гово­рят «лег­кий человек»!

Недавно она вышла замуж за кра­си­вого парня. И все подруги недо­уме­вали — как? Она, сме­ясь, отве­чала на мно­го­чис­лен­ные вопросы зна­ко­мых женщин:

— Вам кажется стран­ным, что я с моим, как вы счи­та­ете, жут­ким носом могу поко­рить муж­чину? Так вот — это не мой недо­ста­ток, нос — это мое досто­ин­ство. Я нико­гда его не скры­ваю. Я сама под­шу­чи­ваю над моим длин­ным носом. 

Я с удо­воль­ствием слу­шаю шутки собе­сед­ни­ков по этому поводу и сме­юсь вме­сте с ними. А еще я при­вожу им в при­мер вели­ких жен­щин, кото­рые, как и я, тоже обла­дали длин­ным носом. Их много. Напри­мер, вы счи­та­ете Клео­патру кра­са­ви­цей. Так вот, она была еще тот кро­ко­дил! Только умела себя вести. Вот и оста­лась в исто­рии как писа­ная красавица.

Муж Милы вос­хи­ща­ется умом, так­том и вку­сом своей жены. В самом деле, она все­гда ори­ги­нально одета, она обра­щает на себя все­об­щее вни­ма­ние — но отнюдь не своим урод­ством, а именно своей изыс­кан­но­стью. О таких гово­рят «стиль­ная женщина».

Надо ска­зать, что в дет­стве Мила очень стра­дала из-за сво­его носа. Копила деньги на пла­сти­че­скую опе­ра­цию. Но, придя к хоро­шему хирургу, услы­шала от него ответ: «Опе­ра­цию вам делать не буду! Вы лиши­тесь своей непо­вто­ри­мо­сти, — ска­зал ей доб­рый и умный док­тор. — Научи­тесь гор­диться этой «непо­хо­же­стью на всех», про­яв­ляя ее не только внешне, но и внут­ренне. И вы ста­нете счаст­ли­вой. К чему пере­кра­и­вать себя, упо­доб­ля­ясь тысячам?»

Она послу­ша­лась муд­рого совета. Врач ока­зался прав: Мила, поверьте, счаст­лива в семей­ной жизни. И что пора­зи­тельно — обе ее дочки роди­лись пре­хо­ро­шень­кими и обе­щают стать кра­са­ви­цами! Похоже, при­рода бла­го­во­лит к людям, кото­рые не упре­кают ее в неми­ло­сти, а сами умеют сде­лать себя при­вле­ка­тель­ными при любых обстоятельствах.

Не пол­нота, не кри­вые ноги, не боль­шой нос делают нас некра­си­выми. А наше чув­ство неуве­рен­но­сти, про­ис­хо­дя­щее от осо­зна­ния соб­ствен­ной якобы ущербности».

«Есть жен­щины, кото­рые очень пере­жи­вают из-за своей пол­ноты, а есть тол­стушки, кото­рых это ничуть не сму­щает, и у них полно поклон­ни­ков. Строй­ная жен­щина фыр­кает: «И что только они в ней нашли? Вы посмот­рите, у нее же три под­бо­родка!» — а тол­стушке пле­вать на свои под­бо­родки, живо­тик и пыш­ные бедра, она весела и довольна жиз­нью, и муж­чине рядом с ней уютно и ком­фортно. Может быть, он любу­ется на строй­ных фото­мо­де­лей в эро­ти­че­ских жур­на­лах, но свою тол­стушку не про­ме­няет ни на одну красотку.

Неко­то­рые жен­щины пере­жи­вают из-за своей внеш­но­сти: и глаза малень­кие, и нос не гре­че­ский, и волосы ред­кие, да и вообще лицо самое орди­нар­ное. Но жен­щину кра­сит не лицо, а выра­же­ние лица. Жен­щина, глаза кото­рой сияют радо­стью, а лицо лучится доб­ро­той, кра­сива, какие бы при этом ни были у нее нос, цвет и форма глаз, густота волос. Уны­лое, печаль­ное или злоб­ное, высо­ко­мер­ное выра­же­ние лица, даже если его обла­да­тель­ница писа­ная кра­са­вица, отпуг­нет любого мужчину» 

(Диля Ени­ке­ева «Оди­но­кая жен­щина ищет»).

Опять-таки полу­ча­ется, что самое глав­ное — любить людей, быть искренне, а не при­творно весе­лой и отно­ситься с сим­па­тией к сво­ему внеш­нему облику. Хотим мы того или нет, но встре­чают нас именно «по одежке», то есть по внеш­но­сти. Тем более муж­чина, жаж­ду­щий позна­ко­миться с девуш­кой или жен­щи­ной, будет, в первую оче­редь, как ни крути, при­смат­ри­ваться к ее лицу. Да что греха таить, и сами жен­щины под­час пер­вым делом оце­ни­вают нового зна­ко­мого в соот­вет­ствии со сво­ими иде­а­лами о муж­ской красоте.

Но мы уже доста­точно ска­зали о том, что выгля­деть подобно кино­звезде вовсе не обя­за­тельно. Наобо­рот, знаю из опыта неко­то­рых своих зна­ко­мых (и пси­хо­логи это под­твер­ждают), что слиш­ком кра­си­вая жен­щина может даже отпуг­нуть мужчину.

В нем сразу сра­ба­ты­вают ком­плексы — муж­чине кажется, что у такой бле­стя­щей жен­щины уж навер­няка нет недо­статка в поклон­ни­ках, ей есть из кого выби­рать, и кто знает, понра­вится ли он изба­ло­ван­ной муж­ским вни­ма­нием кра­са­вице? Некра­си­вым, но оба­я­тель­ным куда проще. Вы, навер­ное, и сами заме­чали, как тянет ино­гда пооб­щаться с милым, при­ят­ным чело­ве­ком, чья откры­тая, доб­ро­же­ла­тель­ная улыбка направ­лена и к вам лично, и ко всему миру.

Но я не зря начала эту главу цита­той из запи­сок импе­ра­трицы Алек­сан­дры Федо­ровны. Свя­тая царица-муче­ница счи­тала, что жен­щина все­гда должна выгля­деть хорошо, а уж тем более — перед своим мужем. Да только дело в том, что мно­гие девушки и жен­щины, при­шед­шие в цер­ковь, сразу пере­стают быть похо­жими на деву­шек и жен­щин. Один неве­ру­ю­щий чело­век ска­зал мне при­мерно сле­ду­ю­щее: «Ну, зашел я как-то в ваш храм. И что? Сред­него пола суще­ства, злоб­ные и заби­тые, курам на смех. Не хочу я, чтобы моя жена такой была!»

Да, мно­гие вдруг уве­ро­вав­шие жен­щины счи­тают, что сле­дить за собой — грех. И им не объ­яс­нить, что раньше, соби­ра­ясь в цер­ковь, не только бога­тые дамы, но и про­стые кре­стьянки ста­ра­лись по сред­ствам одеться как можно лучше, богаче и кра­си­вее, ибо посе­ще­ние храма — все­гда празд­ник, все­гда тор­же­ство. Сей­час же изоби­лие «серых мышек» в цер­ков­ных сте­нах может вызвать только ощу­ще­ние того, что храм для них — нечто мрач­ное и горестное.

Нет, никто и не гово­рит, что сей­час же надо обве­шаться золо­том и нало­жить на лицо тол­стую маску из кос­ме­тики. Но выгля­деть все­гда опрят­ными, при­лично оде­тыми и при­вле­ка­тель­ными мы про­сто обя­заны. Пред­ставьте себе, что к вам на зва­ный ужин при­шли гости, а ваша квар­тира похожа ско­рее на мусор­ную свалку.

При­ятно будет гостям? Нет, они совер­шенно спра­вед­ливо сочтут вас чело­ве­ком невеж­ли­вым и лени­вым, а так же неда­ле­ким, поскольку вы не спо­собны понять эле­мен­тар­ные вещи: если при­гла­сил чело­века в дом, убери свое жилище, дабы оно пора­до­вало гостю глаз.

Точно так же, милые дамы, сочтут вас лени­выми и неда­ле­кими люди, в обще­стве кото­рых вы пока­зы­ва­е­тесь в одежде чуть лучше того, во что обле­кают ого­род­ное пугало. Разве стрем­ле­ние выгля­деть хорошо — это непре­менно про­яв­ле­ние тще­сла­вия или поло­вой рас­пу­щен­но­сти? Вы должны ува­жать людей, с кото­рыми вме­сте рабо­та­ете, едете в обще­ствен­ном транс­порте, сто­ите на службе в церкви и т.д. Вспом­ните зна­ме­ни­тый фильм «Слу­жеб­ный роман». Разве глав­ная геро­иня изме­ни­лась в худ­шую сто­рону после того, как начала нако­нец выгля­деть как женщина?

Напро­тив, она стала про­яв­лять вни­ма­ние и чут­кость к людям, попро­сила про­ще­ния у сек­ре­тарши за недав­нее гру­бое пове­де­ние. Конечно же, Люд­милу Про­ко­пьевну пре­об­ра­зила любовь, но именно ощу­ще­ние себя жен­щи­ной спо­соб­ство­вало про­яв­ле­нию зало­жен­ных в ней, но дотоле нерас­кры­тых жен­ских качеств — мяг­ко­сти, оба­я­тель­ной весе­ло­сти, при­вет­ли­во­сти к людям, наблю­да­тель­но­сти. А вот дру­гая исто­рия, не из кино, а из жизни, увы, пол­но­стью про­ти­во­по­лож­ная той, что пове­дал нам режис­сер Рязанов.

Одна очень милая и доб­рая жен­щина, обра­тив­шись в Пра­во­сла­вие, решила, что уха­жи­вать за собой грех. Она стала появ­ляться на работе в одном и том же неле­пом пла­тье, совер­шенно не забо­тясь о своей внеш­но­сти. Она, что назы­ва­ется, опустилась.

Так как рабо­тала эта жен­щина с людьми, то обя­зана была дер­жать «марку фирмы» и, после несколь­ких сове­тов и пре­ду­пре­жде­ний по поводу внеш­него вида была уво­лена. Мало того, она отка­за­лась от близ­ких отно­ше­ний с мужем, и тот, есте­ственно, оста­вил такую жену. Теперь взрос­лый сын не может про­стить это матери. А ведь ничего ужас­ного от жен­щины и не тре­бо­ва­лось — про­сто оста­ваться собой, то есть женщиной.

Оба­я­ние, думаю, в малой или боль­шей доле при­суще всем жен­щи­нам, если они чув­ствуют себя тако­выми. Ухо­жен­ный вид, одежда, кото­рая вам идет (именно вам!), весе­лое выра­же­ние лица, улыбка при­вле­чет к вам вни­ма­ние людей ско­рее, чем кра­сота. А ведь именно это вам и нужно, чтобы начи­нать поне­мно­жечку избав­ляться от одиночества.

Что нам мешает

Мы долго гово­рили о том, как плохо иметь зани­жен­ную само­оценку. Но не лучше этого и завы­шен­ные тре­бо­ва­ния. Жен­щина, счи­та­ю­щая себя такой умни­цей или кра­са­ви­цей (или той и дру­гой вме­сте), что не видит достой­ных кан­ди­да­тов в женихи, рис­кует на всю жизнь остаться одна. Конечно, это не зна­чит, что надо выхо­дить замуж за пер­вого встречного.

Про­сто неплохо было бы научиться с инте­ре­сом, тер­пи­мо­стью и доб­ро­же­ла­тель­но­стью отно­ситься ко всем встре­ча­ю­щимся на жиз­нен­ном пути людям. Если ста­раться в жизни при­ме­нять по отно­ше­нию к себе и дру­гим Еван­гель­ские запо­веди, можно научиться гар­мо­нич­ному сосу­ще­ство­ва­нию с людьми, тогда зна­чи­тельно будет облег­чен и кон­такт с потен­ци­аль­ными кан­ди­да­тами в спут­ники жизни.

Веру­ю­щей жен­щине трудно найти жениха. Осо­бенно нелегко тем, о кото­рых мы гово­рили в главе о любви, кото­рой нет. Мне дово­ди­лось встре­чаться с юными девуш­ками, рабо­та­ю­щими в храме, кото­рые были про­сто влюб­лены в сво­его свя­щен­ника и свы­сока посмат­ри­вали на осталь­ных при­хо­жан — про­стых смертных.

Понятно, что, иде­а­ли­зи­руя батюшку, они и всех жени­хов будут про­ве­рять на пред­мет глу­бо­чай­шего воцер­ко­в­ле­ния и бла­го­че­стия. Чело­век, сочув­ству­ю­щий Пра­во­сла­вию, посе­ща­ю­щий цер­ковь, но не каж­дую неделю, не зна­ю­щий кано­нов и ака­фи­стов, одно­значно будет отвер­гаться такими моло­дыми при­хо­жан­ками, пусть даже парень будет рабо­тя­щий, доб­рый и смыш­ле­ный. Гор­дыня ино­гда при­ни­мает весьма при­чуд­ли­вые формы.

Нельзя забы­вать, однако, что иде­а­ли­за­ция «муж­чины моей мечты» может про­ис­хо­дить не только от завы­шен­ной само­оценки жен­щины, но и из-за пере­жи­тых пси­хо­ло­ги­че­ских травм. Это уже дру­гая про­блема — внут­рен­няя, ино­гда не все­гда осо­знан­ная боязнь муж­чин. Жен­щина может бояться реаль­ных муж­чин, потому что кто-то из них когда-то при­чи­нил или пытался при­чи­нить ей зло. Или ее матери.

Даже соб­ствен­ный отец может стать при­чи­ной «венца без­бра­чия», если в дет­стве жен­щине при­шлось стать сви­де­тель­ни­цей его изде­ва­тельств над семьей, испы­тать на себе пси­хо­ло­ги­че­ское дав­ле­ние со сто­роны отца или физи­че­ское насилие.

Повы­шен риск неуме­ния общаться с муж­чи­нами и у жен­щин, вырос­ших без отца. А может слу­читься и так, что не в меру бла­го­че­сти­вая или про­сто «супер­мо­раль­ная» мать вся­че­ски стра­щала дочь похот­ли­во­стью этих ужас­ных живот­ных — муж­чин — и запре­щала ей даже общаться с маль­чи­ками. Как помочь таким жен­щи­нам? Очень хорошо бы поста­раться понять при­чины внут­рен­него оди­но­че­ства и обра­титься к специалисту.

Я же хочу ска­зать жен­щи­нам: не бой­тесь муж­чин! Они вовсе не страш­ные. Они не кида­ются на бед­ня­жек в любой удоб­ный момент и сами нена­ви­дят вырод­ков, уни­жа­ю­щих и бес­че­стя­щих жен­щин. Даже среди «зеков» насиль­ники не счи­та­ются пол­но­цен­ными людьми.

Никто не застав­ляет вас флир­то­вать, кокет­ни­чать, «стро­ить глазки», если вам это не нра­вится. Про­сто будьте собой и никого не бой­тесь. Предо­сто­рож­но­сти соблю­дать, конечно, надо, осо­бенно при обще­нии с незна­ком­цами, но есте­ствен­ное недо­ве­рие к незна­ко­мому чело­веку не должно пато­ло­ги­че­ски рас­про­стра­ниться на всех пред­ста­ви­те­лей муж­ского пола.

Не стоит шара­хаться от муж­чин и из-за рели­ги­оз­ных сооб­ра­же­ний. Муж­чины, поверьте, достойны отно­ше­ния искрен­него, доб­ро­же­ла­тель­ного и заин­те­ре­со­ван­ного. Дружба между муж­чи­нами и жен­щи­нами, пред­мет мно­гих пош­лых насме­шек, все-таки реально существует.

Ино­гда зна­ком­ство с инте­рес­ным чело­ве­ком может и не пере­ра­сти в любовь, навсе­гда остав­шись в ста­дии дружбы, но и это пре­красно. У вас будет надеж­ный друг и защит­ник, может быть, и не один. Девушки, вырос­шие без отца, склонны к дру­же­ским отно­ше­ниям с муж­чи­нами, намного старше себя, и это понятно. Не надо сме­яться над этим. В конце кон­цов у нас есть разум, чтобы отли­чить доб­рые отно­ше­ния от порочных.

Разум­ный муж­чина может дать неожи­дан­ный и доб­рый совет, пока­зать вам иное отно­ше­ние к жизни, что может тоже ока­заться полезным.

Если вы реши­лись-таки общаться с муж­чи­нами, то не надо в их при­сут­ствии бол­тать без умолку, обсуж­дать сери­алы, сплет­ни­чать, тара­то­рить о своем, о жен­ском. Им это совер­шенно неин­те­ресно. Муж­чины любят жен­щин с чув­ством юмора. И, в отли­чие от невесть кем рас­про­стра­нен­ного мне­ния, нико­гда не жаж­дут найти в понра­вив­шейся им жен­щине дуру.

При любых кон­так­тах, дело­вых, дру­же­ских, тем паче при более неж­ных отно­ше­ниях надо уметь раз­го­ва­ри­вать с муж­чи­ной на «серьез­ные темы» и не скры­вать свой ум. Есте­ственно, соче­тая это с жен­ствен­но­стью, не пре­вра­ща­ясь в синий чулок и не пре­тен­дуя на интел­лек­ту­аль­ное пер­вен­ство в муж­ском обще­стве. Даже если муж­чина видит, что жен­щина умнее его, пусть сде­лает этот вывод само­сто­я­тельно, а не из вашего назой­ли­вого под­чер­ки­ва­ния своих интел­лек­ту­аль­ных спо­соб­но­стей. Все хорошо в меру. И самое глав­ное — нужно уметь слушать.

Уме­ние слу­шать — уди­ви­тель­ное каче­ство, обла­дая им, вы нико­гда не оста­не­тесь без дру­зей. Пси­хо­логи и пси­хо­те­ра­певты гово­рят о том, что люди при­хо­дят к ним на прием про­сто для того, чтобы выго­во­риться, и пла­тят за это нема­лые деньги.

Если вы научи­тесь заин­те­ре­со­ванно слу­шать своих дру­зей, они будут ценить вас. Про­верьте себя — попро­буйте про­слу­шать длин­ный рас­сказ собе­сед­ника о его про­бле­мах с искрен­ней заин­те­ре­со­ван­но­стью, не пере­би­вая и встав­ляя вопросы и заме­ча­ния только там, где это уместно. Трудно? То-то. Но если вы овла­де­ете этим искус­ством, пол­дела будет сделано.

Самим, конечно, тоже надо уметь пого­во­рить. Но гово­рить надо разумно и в меру. Муж­чины склонны к аллер­гии на непре­кра­ща­ю­щу­юся жен­скую бол­товню. В совер­шен­стве умела вести диа­лог импе­ра­трица Ека­те­рина Вто­рая. Это была очень жен­ствен­ная интел­лек­ту­алка, умев­шая про­явить перед собе­сед­ни­ком свой боль­шой ум вме­сте с ува­же­нием и искрен­ним вни­ма­нием к лич­но­сти собеседника.

Импе­ра­трица про­сто оча­ро­вы­вала всех, не будучи кра­са­ви­цей, и самые бли­ста­тель­ные муж­чины того вре­мени схо­дили по ней с ума, не потому что она была кокет­кой (этого-то в ней как раз и не было), а потому что даже лакеи могли рас­счи­ты­вать на ее веж­ли­вое, так­тич­ное и доб­ро­же­ла­тель­ное обра­ще­ние. Но кто из нас, доро­гие жен­щины, может похва­статься широ­той ума Ека­те­рины Алек­се­евны? И что делать, если ума вообще нет?

Такое тоже бывает. Ста­рай­тесь в муж­ском обще­стве (да и в любом обще­стве!) искренно и непо­сред­ственно про­яв­лять такие душев­ные каче­ства, как доб­рота, мяг­кость, уме­ние слу­шать. Пусть гово­рят: она, конечно, не интел­лек­ту­алка, но так и пере­пол­нена доб­ро­той и любо­вью. Осо­зна­ние сла­бо­сти сво­его интел­лекта в иде­але должно при­во­дить к жела­нию учиться.

В том числе и слу­шая собе­сед­ника. Не надо гово­рить, что нет в вас ничего хоро­шего, что вы могли бы про­явить на людях. Если и вправду нет — вос­пи­тайте себя так, чтобы что-то было. Ска­жите себе: с этого дня я буду молиться, чтобы нико­гда больше не сплет­ни­чать, ни желать людям зла, бла­го­да­рить Бога за все и радо­ваться каж­дой минуте жизни. И непре­менно нач­ните это делать. Если жела­ние ваше будет искрен­ним и выстра­дан­ным — Гос­подь вам поможет.

Далее, если вы ищете друга сердца, выра­бо­тайте в себе ува­жи­тель­ное отно­ше­ние к муж­чине. Мне уже страшно повто­рять, что «жена да убо­ится мужа» — так затас­каны и часто вредно исполь­зу­емы эти апо­столь­ские слова, но хотя бы не пре­зи­райте силь­ный пол, не повто­ряйте посто­янно, что «мужики оба­би­лись», что они — потен­ци­аль­ные пре­да­тели, гру­бые живот­ные, кото­рым надо лишь… и так далее. Это не так. Тогда и мы должны будем согла­ситься, что все жен­щины вет­ре­ницы, пусто­мели и дуры. Хоро­шая пер­спек­тива раз­ви­тия отно­ше­ния полов?

При таком отно­ше­нии к муж­чи­нам вы далеко не уедете (даже если в самой себе оно оправ­дано вами тем, что кто-то из муж­чин когда-то при­чи­нил вам боль). Если у вас есть дока­за­тель­ства несо­сто­я­тель­но­сти муж­чин как силь­ного пола — забудьте об этих «дока­за­тель­ствах». Если вас оби­дел муж­чина (или муж­чины) — поста­рай­тесь простить.

Не полу­ча­ется — посо­ве­туй­тесь со свя­щен­ни­ком, а затем, воз­можно, и с умным пси­хо­ло­гом, как вырвать обиду и боль из сердца. Ува­жайте муж­чин! В конце кон­цов все мы, доро­гие сестры, из ада­мова ребра. И вы ищете чело­века, кото­рый ста­нет вам в еван­гель­ском смысле гла­вой, а не только сред­ством для опло­до­тво­ре­ния и мате­ри­аль­ного обеспечения.

Но избе­гайте всеми силами дру­гой край­но­сти — пол­ного рас­тво­ре­ния в суже­ном. Помню милого, очень сим­па­тич­ного и неглу­пого моло­дого чело­века. Он жало­вался на нелады со вто­рой женой, осо­бой свое­нрав­ной и само­лю­би­вой. Но к ней-то он ушел как раз от тихой и милой девочки, смот­рев­шей на него посто­янно влюб­лен­ными гла­зами, дума­ю­щей его мыс­лями и преду­га­ды­вав­шей все его жела­ния! Ему стало с пер­вой женой про­сто скучно. Вот как бывает.

Но бывает еще хуже. Муж-дес­пот пыта­ется с помо­щью дав­ле­ния лишить жену вся­че­ского про­блеска сво­бод­ной мысли. Она не только не смеет решать, рабо­тать ей или нет, учиться или сидеть дома, но и какое пла­тье купить и какую пере­дачу смот­реть. Бывает и совсем плохо — мораль­ные, а то и физи­че­ские изде­ва­тель­ства над жен­щи­ной со сто­роны зарвав­ше­гося «гос­по­дина».

А бед­няжка все тер­пит, потому что с самого начала так себя поста­вила, да еще, может быть, и под­креп­ляет себя мыс­лями о сми­ре­нии. Но когда дети уже с самого юного воз­раста вслед за отцом нач­нут пол­но­стью пре­не­бре­гать мате­рью, ни во что ее не ста­вить, будут расти, подобно отцу, хамами или когда обнаг­лев­ший вко­нец муж ста­нет изме­нять чуть ли не на гла­зах, тогда у жен­щины может проснуться, нако­нец, нор­маль­ное чув­ство чело­ве­че­ского достоинства.

Да так проснуться, что тра­ге­дии не мино­вать — будь это суи­цид или поку­ше­ние на мужа. А может, впро­чем, и ничего не проснуться. Так и оста­нется стра­да­лица, несчаст­ная в браке в тысячу раз силь­нее, чем в оди­но­че­стве. И кто смо­жет ей помочь? Нико­гда и никому нельзя раз­ре­шать раз­дав­ли­вать себя. При дли­тель­ном обще­нии (помните про испы­та­тель­ный срок перед сва­дьбой?) дес­по­ти­че­ские нотки можно выявить еще до сва­дьбы или в самом начале супру­же­ской жизни.

Вы — хозяйка дома, на вас во мно­гом лежит ответ­ствен­ность за нор­маль­ную семей­ную жизнь. А разве это нор­мально, что сона­след­ница жизни веч­ной, кото­рой муж, по сло­вам Апо­стола, дол­жен ока­зы­вать честь и любить ее, как Хри­стос любит Цер­ковь, пре­зи­ра­ется, подобно гарем­ной налож­нице? Как-то дале­ко­вато это от хри­сти­ан­ства, вы не нахо­дите? Ведь и дети полу­чают дур­ной при­мер, а за детей и с вас спрос будет. Так что пока вы еще не заму­жем, учи­тесь пра­вильно стро­ить отно­ше­ния с мужчинами.

Избегайте ханжества

Хан­же­ства, а не цело­муд­рия! Если вы, в дев­ках заси­дев­шись, мечете гнев­ные взгляды на парочку, обни­ма­ю­щу­юся в метро, ох как трудно будет вам найти того, кто сам с тру­дом будет сдер­жи­вать жела­ние про­де­мон­стри­ро­вать всему свету, как он вас любит и какая вы заме­ча­тель­ная. Не нра­вится — отвер­ни­тесь и поду­майте о дру­гом. Не сумели — зна­чит, вам честно сле­дует при­знаться, что вы им про­сто зави­ду­ете. Доб­ро­ду­шие не судит, не гне­вится и не злобствует.

Отре­шиться от хан­же­ства — рав­но­сильно отре­шиться от сек­тант­ского созна­ния. Поверьте, на земле очень много достой­ных муж­чин, не торо­пя­щихся под­черк­нуть свою при­над­леж­ность к Пра­во­слав­ной Церкви боро­дой до пят или рубаш­кой навы­пуск. Тогда почему вы поз­во­ля­ете себе мас­ка­рад? Если нет, то про­пу­стите эту главу, если да, не раз­дра­жай­тесь и попы­тай­тесь понять. Юбка до пят, пла­ток, обмо­тан­ный вокруг головы, кофта навы­пуск. Кто так оде­вался? Кре­стьянки в XIX веке.

И только они. Дво­рянки, куп­чихи и раз­но­чинки оде­ва­лись иначе. Всяк сооб­разно сво­ему сосло­вию. И все выгля­дели есте­ственно. Тогда почему же вы меня­ете такую дра­го­цен­ную для: жен­щины скром­ную есте­ствен­ность на мас­ка­рад­ный костюм из поза­про­шлого века? Вам кажется, что вы одеты скромно, а на самом деле — эпа­тажно для окру­жа­ю­щих, экс­цен­трично. А любой эпа­таж непри­ли­чен. Зачем вы так норо­вите выде­литься? Чтобы под­черк­нуть свою неот­мир­ность? А так ли это?

Или вы уже при­няли мона­ше­ские обеты и готовы отречься от мира? Но и мона­хини оде­ва­ются сооб­разно обы­чаю и выгля­дят есте­ственно. Вы же под­чер­ки­ва­ете: я иная, у меня нет ничего общего с миром. А пере­во­дится это по-дру­гому: у меня серьез­ные душев­ные про­блемы, в том числе и чисто жен­ские. Но сомне­ва­юсь, что муж­чина, глядя на кис­лое или не в меру стро­гое лицо из-под смешно повя­зан­ного платка, захо­чет вам помочь их преодолеть.

Между тем, ока­зав­шись в обще­стве веру­ю­щих, истос­ко­вав­шийся по жен­ской заботе моло­дой чело­век вряд ли не обра­тит вни­ма­ние на девушку или моло­дую жен­щину со свет­лым, при­вет­ли­вым выра­же­нием лица, цело­муд­ренно, но при этом совре­менно, со вку­сом оде­тую (да-да, бывает и такая одежда!), со свет­лой косын­кой на голове вме­сто урод­ли­вого ста­ру­ше­чьего платка. Встре­чают по одежке — нра­вится вам это или нет. И без кос­ме­тики, и без мини-юбки спо­койно можно обой­тись, чтобы ваш «фасад» был все­гда при­я­тен для взо­ров. Глав­ное — есте­ствен­ность, уве­рен­ность в себе и хоро­ший вкус.

Но… и это не глав­ное, — как гово­рила геро­иня Лии Ахеджа­ко­вой из фильма «Слу­жеб­ный роман», решив­шая из своей началь­ницы — дело­вой жен­щины — сде­лать Жен­щину, Сек­ре­тарша Верочка счи­тала, что глав­ное в жен­щине — походка. Но я пойду дальше и скажу — и это не глав­ное. Хотя, конечно, дви­гаться подобно бом­бо­возу не стоит. Но лег­кой походке довольно про­сто научиться.

А есть то, чему научиться не очень про­сто. Что глав­ное во внеш­но­сти чело­века? Навер­ное, лицо. А в лице? Пра­вильно, глаза. Так вот: труд­нее, чем лег­кой походке, научиться теп­лому и свет­лому взгляду. Чистой и свет­лой для этого должна стать душа, отоб­ра­жен­ная в зер­кале глаз. А душу про­свет­лить и очи­стить — вот уж наука из наук. Но нам ее постичь необ­хо­димо. И уро­кам хан­же­ства в этой науке места нет.

Люди, конечно, раз­ные. Но я бы не сове­то­вала с муж­чи­ной, кото­рый вам понра­вился, много гово­рить о рели­гии, даже если вы позна­ко­ми­лись в церкви. Очень мно­гие веру­ю­щие муж­чины пом­нят то, что мы, увы, забы­ваем: жена в церкви да мол­чит. И ваши про­по­веди могут вос­при­нять именно так — как жела­ние учить и наставлять.

Кроме того, вера — дело настолько лич­ност­ное, что дол­гие раз­гла­голь­ство­ва­ния на эту тему могут про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние, что у вас это лишь увле­че­ние, поверх­ност­но­сти кото­рого вы сами не пони­ма­ете. Муж­чины не выно­сят в жен­щине налет хан­же­ства или фари­сей­ства. Не сек­рет, что излиш­нее бла­го­че­стие может только отпуг­нуть. Пока­зы­вайте веру не сло­вами, а делами!

И если вам что-то не нра­вится в пове­де­нии муж­чины или кажется нескром­ным, дерз­ким — обя­за­тельно дайте ему это понять, но без при­вле­че­ния тек­стов Свя­щен­ного Писа­ния. В неза­ви­си­мо­сти от его отно­ше­ния к вере в каж­дом чело­век зало­жена мораль, дик­ту­е­мая сове­стью. Вот с пози­ций сове­сти и оце­ни­вайте вашего друга.

Любите — и вас полюбят

А закон­чить нашу дол­гую беседу я хочу свет­лой исто­рией, кото­рая — я очень на это наде­юсь — вер­нет вам, милые жен­щины, надежду, если вы уже успели ее потерять.

«Порой Оля меч­та­тельно гова­ри­вала: «Жить бы в своем доме с при­уса­деб­ным хозяй­ством, чтобы муж мой был одной со мною пра­во­слав­ной веры, чтобы у нас было как можно больше детей, и семья была друж­ной — вме­сте бы ходили в храм, вме­сте бы тру­ди­лись, помо­гали друг другу, вме­сте бы радо­ва­лись жизни!» При этом ясные Олень­кины глаза так лучи­сто сияли, как будто бы она уже сей­час испы­ты­вала ту буду­щую радость, о кото­рой мечтала.

Но годы шли, ее сверст­ники были ком­со­моль­цами, и никто вокруг, как ей каза­лось, в Бога не верил, кроме мамы. «Лучше вообще не выхо­дить замуж, если не за кого, — грустно взды­хала Оля, — как же без Бога жить, как же рас­тить детей?! Видно, не судьба. На все воля Божия!»

Оля и ее мама тайно посе­щали цер­ковь вдали от того места, где жили, чтобы зря не судили те, кто их не пони­мает. Была у Оли одна осо­бен­ная радость — цер­ков­ное пение. Вот что могла она слу­шать не пере­ста­вая, вот что зача­ро­вы­вало ее и влекло. И решила она непре­менно выучиться и петь в цер­ков­ном хоре. Оле было девят­на­дцать лет, когда ее мама сда­лась на уго­воры и на скоп­лен­ные деньги купила… пиа­нино! Это было собы­тием — в их роду ни у кого не было такого ари­сто­кра­ти­че­ского, доро­гого музы­каль­ного инструмента. 

Итак, в девят­на­дцать лет Оля посту­пила в пер­вый класс музы­каль­ной школы и как малень­кая девочка начала разу­чи­вать гаммы, но с сосре­до­то­чен­ным, созна­тель­ным взрос­лым упор­ством — часами, после рабо­чего дня на пред­при­я­тии. И не только быстро обо­гнала малы­шей, но скоро одо­лела весь курс музы­каль­ной школы по пол­ной программе.

Дальше пути наши с Олей разо­шлись, я очень долго ничего не знала об ее судьбе, но часто думала о том, что мне не хва­тает в жизни этого чистого и свет­лого чело­века, кото­рый удив­лял всех своим лас­ко­вым оптимизмом.

Мы встре­ти­лись нежданно-нега­данно ясным холод­ным осен­ним утром за горо­дом, где я соби­рала послед­ний буке­тик цве­тов, при­хва­чен­ных пер­вым силь­ным замо­роз­ком. И вдруг уви­дела: Оля идет навстречу!

Обра­до­ва­лись друг другу, раз­го­во­ри­лись. Повзрос­лев­шая Оля так и не встре­тила сво­его глав­ного друга жизни. Тру­ди­лась в дет­ском саду музы­каль­ным работ­ни­ком — очень любила детей. Что же — раз не судьба иметь своих! Я, в свою оче­редь, пове­дала ей о себе. «Все трудно в нашем воз­расте!» — ска­зала Оля спо­койно и грустно. Ей было уже трид­цать восемь лет.

Про­шло еще время. Было начало Вели­кого поста. В часовне иконы Ивер­ской Божьей Матери у Вос­кре­сен­ских ворот я поста­вила свечку и ото­шла в сто­ронку, — народу было много. Батюшка читал молитвы… Вдруг кто-то тихонько тро­нул меня за плечо. Обо­ра­чи­ва­юсь — Оля! Сияет мне своим голу­бым взгля­дом. «Как редко и вне­запно мы встре­ча­емся — в самых неожи­дан­ных местах!» — поду­мала я про себя. «Как ты, Оленька?» — шепчу я. «Вон муж мой слу­жит, — шеп­чет она в ответ, — а я при нем здесь. Я ведь матушка теперь, и трое дето­чек у нас!» — и улы­ба­ется. И при­бав­ляет, как бы сама удив­ля­ясь: «А ведь мне уж за сорок!»

Я посмот­рела на лик Бого­ро­дицы с непо­сти­жи­мым для про­стого смерт­ного, все про­ви­дя­щим взглядом…

«Мечты сбы­ва­ются, — поду­мала я, — если им не изме­нять, как бы ни было трудно. Веря­щим в чудо Сам Бог дове­ряет и помо­гает, не давая остыть вере, и рано или поздно обя­за­тельно награж­дает тихой и свет­лой улыб­кой свер­шив­ше­гося счастья. 

Ната­лья Сам­со­нова, г. Фря­зино, Мос­ков­ская обл.».

Не знаю, как вам, доро­гие чита­тель­ницы, а мне было отрадно читать про жен­щину с ясным и доб­рым отно­ше­нием к жизни, не уны­ва­ю­щую и целе­устрем­лен­ную, удив­ляв­шую людей «лас­ко­вым опти­миз­мом». Муд­рено ли, что такого чело­века не обо­шло сто­ро­ной лич­ное счастье?

Оля — геро­иня этого невы­ду­ман­ного рас­сказа — не зацик­ли­ва­лась на своем жен­ском оди­но­че­стве, хотя ей очень хоте­лось быть и женой, и мате­рью. Она устра­и­вала жизнь по потреб­но­стям своей чут­кой души, с упор­ством выучи­лась музыке и, отда­ва­ясь склон­но­сти доб­рого, любя­щего сердца, тра­тила на детей талант любви, будучи все­гда откры­той людям. Оля не ждала суже­ного, как Ассоль у берега моря. Она любила — и ее полюбили.

Не ищите любовь — дарите любовь! Тогда и к вам при­дет боль­шое чело­ве­че­ское сча­стье. Сча­стья вам, доро­гие сестры, душев­ного мира и духов­ной радости!

Список литературы

  1. Алек­сандра Фео­до­ровна, имп. Див­ный свет: Днев­ни­ко­вые записи, пере­писка, жиз­не­опи­са­ние. М.: «Рус­ский палом­никъ», 2004.
  2. Бело­зуб Г. Брак от рас­света до заката. СПб.: «Питер», 2002.
  3. Бело­зуб Г. Мы выби­раем, нас выби­рают… СПб.: «Питер», 2002.
  4. Ени­ке­ева Д. Оди­но­кая жен­щина ищет… М.: «АСТ», 2008.
  5. Изо­това М. Пра­вила пове­де­ния в брач­ный сезон. СПб.: «Нев­ский про­спект», 2001.
  6. Ильин И.А. Книга раз­ду­мий и тихих созер­ца­ний. М.: «Альта-принт», 2008.
  7. Крав­цова М., Янков­ская Е. Цар­ский венец. М.: «Лепта», 2006.
  8. Софро­ний (Саха­ров), архим. Рож­де­ние в Цар­ство непо­ко­ле­би­мое. М: «Палом­никЪ», 2000.
  9. Сте­па­нов С.С. Мифы и тупики поп-пси­хо­ло­гии. Дубна: «Феникс+», 2006.
  10. Фео­фан Затвор­ник, свт. Спа­се­ние в семей­ной жизни. Поуче­ния. М.: «Бла­го­вест», 2004.
  11. Фео­фан Затвор­ник, свт. Мысли на каж­дый день года по цер­ков­ным чте­ниям из Слова Божия. М.: Изда­тель­ство Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1991.
  12. Фила­рет Мос­ков­ский, свт. Настав­ле­ние семье хри­сти­ан­ской. М. «Виф­леем», 2008.
  13. Фоли­янц К. При­ручи люби­мого. СПб.: «Питер», 2002.
  14. http://www.cirota.ru/forum/
  15. http://www.odigon.ru/
  16. http://phc.f 1 vbb.ru/archive/o_t/1 506/start 0/
    index.html
  17. http://pobedish.ru/forum/index.php?sid=49a6393f845cfc22fd9d9ecell84c9ef

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки