Источник

Б. Церковно-приходские требы и прочие нарочито-совершаемые священнодействия по требнику и особым чинопоследованиям

О требах вообще364

Право совершения треб принадлежит только законно-рукоположенным священникам365 (Ставл. Грам.). Священники, находящиеся под запрещением священнослужения, не имеют права совершать никаких треб366 (Уст. Д.К., 159; сн. Ук. Св. Син. 1738 г., I, 23, и Ин. бл., 34). См. 757, 747–749 стр. печатного оригинала.

Все требы у прихожан исполняются приходскими их священнослужителями и причетниками. Но если бы представилась необходимость немедленно напутствовать больного таинствами или безотлагательно крестить младенца при опасении за его жизнь, а местный священник почему-либо не мог прибыть в нужной скорости367, в таком случае ни один священник не вправе отказываться от исполнения треб.368 Впрочем, во всяком случае священник, который совершил крещение младенца другого прихода, обязан дать о том письменное свидетельство, с означением, под каким именно числом месяца и № записано священнодействие в церковных книгах. Документ этот доставляется прихожанами приходскому причту, для хранения при церковных актах (Уст. Д.К., 97–98).

Участвуя наравне с прочими священниками в исправлении треб у прихожан, настоятель наблюдает за неуклонным и своевременным удовлетворением священниками религиозных нужд прихожан369; о неисправных доносит благочинному (Ин. наст., 13). Если очередный священник, по недостатку времени или по многочисленности треб, не может совершить их благовременно, то заявляет о том настоятелю, а настоятель поручает разделить труды очередного подочередному, в случае же надобности и другим священникам.370 В таких обстоятельствах никто из священников не может уклоняться от предлагаемых ему настоятелем требоисправлений, под опасением строгой за уклонение ответственности (там же, 14; см. также выше, 740 стр. печатного оригинала).

Диаконы и причетники, по повестке священника371, должны неопустительно являться к требоисправлениям372 (Ин. бл., 13).

Хождение с крестом и св. водою по домам прихожан в нарочитые праздники совершается или всем причтом вместе или каждым священником отдельно в участке, назначенном ему настоятелем373 с общего, согласия.374 Кто не принимает непосредственного участия в хождении по приходу, тот не имеет права на получение дохода, за исключением случаев серьёзной болезни или другой причины, уважительной для причта375, и не иначе, как с общего согласия.376

Священники не должны совершать требы в чужом приходе.377 Это разрешается им только в случае болезни местного священника или законной отлучки его, но не без приглашения местного причта; разрешается также им совершать крещение, напутствовать больного св. Тайнами и похоронить умершего у проезжающего, или временно проживающих в приходе, или у недавно перешедших на жительство; но:

1) с соблюдением правил о скоропостижно умирающих, и с тем

2), чтобы исправленная треба (крещение и погребение) тотчас записана была в метрическую книгу и тому лицу, у которого исправлена была треба, выдано было свидетельство за подписом членов причта и приложением церковной печати; об отступающих от сего правила благочинный доносит епархиальному начальству (Ин. бл., 41).

Священник, к которому обращаются с требою из постороннего прихода, обязан всегда предупреждать, что если больному или подлежащему крещению нет опасности лишиться, по состоянию здоровья, благодатного действия таинства, то приглашали бы к исполнению требы своего приходского священника. Что же касается треб терпящих, а именно: исповеди во время говения, отпевания умерших, браков, молебнов и друг., то эти требы должны быть исполняемы приходским священником, а посторонний священник не должен совершать их, без просьбы об этом местного приходского священника, (см. Ц.Вед. 1902, 38); если же кто, помимо своего приходского священника, обращается к другому священнику с просьбой совершить одну из таких треб, то последний священник может исполнить эту просьбу, предварительно испросив согласие на это у священника того прихода, к которому принадлежит проситель378 (Ц.В. 1909, 24). – Особого законоположения об основаниях принадлежности данного лица к тому или другому приходу пока ещё не имеется (но издание его ожидается при предполагаемом утверждении проекта положения о православном русском приходе, – см. Ц.Вед. 1907, 3 и 13). По обычному же порядку прихожанином каждой приходской церкви считается всякое лицо обоего пола, имеющее, свой дом в известном приходе или живущее в наёмной квартире379; владельцы двух или нескольких домов в одном и том же городе или сёлах имеют право приглашать для совершения треб только причт того прихода, где постоянно живут сами, как хозяева, и в приходе которого пишутся в исповедных росписях380; лица, не имеющие своих домов, переехавшие в известный приход из другого, хотя бы за день до исполнения требы, приглашают причт того прихода, в который переместились на жительство381 (сн. Ц.В. 1893, 7); лица, живущие в казённых и учебных заведениях, где нет своего священника, признаются прихожанами той церкви, в приходе которой состоит заведение (см. в Листке для Харьк. еп. 1884, 22, предпис. Харьк. Д.К. епарх. духовенству).382 См. также ниже, о браке.

Благочинный имеет власть, в отсутствие от своей церкви, по должности своей, препоручать священнослужение и исправление треб одному из подчинённых ему священников, кому заблагорассудит (Ин.бл., 50).

По смыслу этого правила на один священник не должен самовольно уклоняться от такового поручения благочинного, в случае же какого-либо злоупотребления этим правом со стороны благочинного за потерпевшею стороною всегда остаётся впоследствии право обжалования незаконного распоряжения благочинного (Ц.В. 1889, 8).

В случае отсутствия или болезни приходского священника, церковные требы могут быть исправляемы соседними священниками даже других епархий, с разрешения епархиальной власти (Ук. Св. Син. 1755 г., VIII, 13). Но вообще священникам воспрещается совершать требы в других епархиях (Ук. Св. Син. 1864 г., VIII, 7). Равным образом уволенные по билетам и паспортам священно-церковно-служители не должны во время своего проезда совершать священнослужения и требы в церквах и домах, разве то от местного епархиального Архиерея позволено будет, и местные священники не имеют права приглашать их для служения (Ук. Св. Син. 1774 г., XI, 3; сн. Ук. 1834 г., VI, 10).

Полковые священники не должны исправлять требы в приходах, без сношения с местными священнослужителями, за исключением каких-либо крайних случаев; но тогда они должны немедленно, по исполнении требы, сообщать о том приходскому священнику для внесения требы в метрику и с указанием той уважительной причины, по которой эта треба исполнена полковым священником (Ук. Св. Син. 1805 г., II, 6).

Благочинным предписывается: заштатных и безместных священно-церковно-служителей ни к каким требоисправлениям не допускать, кроме тех случаев, когда настоящий священник сделается нездоров, или умрёт, или будет в отлучке, а треба не терпит отлагательства383 (Ин. бл., 32). См. 738 стр. печатного оригинала.

Иеромонахам воспрещается венчать свадьбы и отправлять другие мирские требы (Ук. Св. Син. 1721 г., IV, 24); но флотские иеромонахи могут совершать эти требы (Ук. Св. Син. 1721 г., III, 15); кроме того, в недавнее время Св. Синодом разрешено совершение всех треб (в том числе и брака) иеромонахам, занимающим в переселенческих районах Зауральских епархий вакансии разъездных священников384 (см. Ц.Вед. 1908, 27, офиц. ч.).

Родившиеся, бракосочетавшиеся и умершие записываются в метрики немедленно по исправлении каждой требы385 (Св. Зак., IX т., 864 ст.). Определением Св. Синода от 20 мая 1903 г. было признано необходимым вновь указать приходскому духовенству на те правила, коими оно должно неуклонно и под опасением строгой ответственности руководствоваться при составлении метрических записей (см. эти правила в офиц. ч. «Цер. Ведом.» 1903 г., 27 №).

Вознаграждение православного приходского духовенства за исполнение церковных и приходских треб состоит в доброхотных даяниях прихожан (Высоч. утвержд. правила 24 мар. 1878 г.; Ук. Св. Син. 11 дек. 1886 г.; см. также Ин. бл., 28), и священнослужители, уличённые в вымогательстве платы за преподание треб, отрешаются от мест и низводятся в причетники до раскаяния и исправления; а причетники в первый раз посылаются в монастыри на 2 или на 3 месяца, а во второй раз исключаются из духовного звания386 (Уст. Д.К., 184).

Настоятель наблюдает за правильностью записи и раздела доходов между членами причта, согласно действующим постановлениям387 (Ин. наст., 16; см. также Ин. бл., 40).

Молитвословия, предшествующие крещению

Молитвы по внегда родити жене отроча

Совершению таинства крещения предшествуют особые молитвословия. Первое из этих молитвословий388 составляет чтение священником молитв: «в первый день, по внегда родити жене отроча».389

Вопрос о том, удостаивается ли молитв: «по внегда родити жене отроча», неизвестная родительница (конечно с опущением в этих молитвах её имени), если только, судя по подкидышу, можно предполагать, что ещё не прекратились послеродовые очищения его матери, – некоторые разрешают в утвердительном смысле (Ворон. Е.В. 1870, 17). – Молитвы эти должны быть прочитываемы и такой родильнице, которая встала от одра болезни, ходит и даже занимается работой и которой, следовательно, придётся выслушивать молитвы стоя, так как всё это не служит доказательством полного выздоровления её от послеродовых болезней, которые бывают вообще продолжительны и при малейшей неосторожности родильницы могут принять опасный для её здоровья исход, тем более, что в этих молитвах содержится не только прошение о том, чтобы Господь воздвиг родильницу с одра болезни, но и другие, имеющие прямое отношение к ней, хотя бы и вставшей с одра болезни, к её младенцу и домашним (Рук. д.с.п. 1887, 17). – Женщине, совершенно сносившей (девятимесячного) ребенка, но, вследствие неправильных родов, или по неосторожности акушерки и т.п., родившей его мёртвым (равным образом если он умрёт и вскоре после родов), – необходимо читать «молитвы по внегда родити жене отроча», причем священник должен пропускать в этих молитвах те места, где говорится о младенце, так как такого младенца не существует; но никак не следует читать молитву, находящуюся в Требнике под заглавием: «молитва жене, егда извержет отроча», ибо из содержания этой молитвы явствует, что она должна читаться женщине, извергшей зачатого младенца, т.е., младенца, находившегося в утробе в зачаточном состоянии (недоношенного), а не женщине, совершенно сносившей ребёнка, но почему-либо родившей его мёртвым (Рук. д.с.п. 1885, 34). – Некоторые, основываясь на том, что Православная Церковь по чувству христианской любви молится не только о своих членах, но и о всех верующих во Христа и принявших крещение живых, какого бы вероисповедания они ни были (см. сугубую ектенью в начале утрени; срав. Правосл. Испов. Петра Могилы, ответ на 92 вопр.), – думают, что православный священник может прочитать молитвы жене-родильнице неправославной, состоящей в замужестве с лицом православным, если она и муж её желают того (Рук. д.с.п. 1888, 45). – Молитвы по «внегда родити» касаются главнейше жены родившей и потому, в случае смерти последней, должны быть опускаемы: нельзя молиться об очищении и восстановлении от одра болезни умершей родильницы; для новорождённого дитяти достаточно будет молитвы: «во еже назнаменати отроча» (Ц.В. 1888, 19).

Молитвы жене родильнице имеют самостоятельное значение: они относятся именно к родильнице, а не к новорождённому. Таким образом, если в обычном порядке чтение этих молитв обязательно должно предшествовать наречению имени и крещению, то в крайнем случае оно может быть допущено и после краткого крещения: опускать их в этом случае едва ли возможно, так как родильница, по своему физическому и нравственному состоянию, в них нуждается независимо от того – будет ли жив младенец, или нет (Риж. Е.В. 1889, 10).

Обычай отлагать чтение молитв родильнице до крещения дитяти – не одобрял митроп. Фотий в послании во Псков 1419 г.; тем более невозможно отлагать далее сорокового дня по рождении, когда прошения об исцелении родильницы, восстановлении её от одра болезни и очищении от скверны телесной и различных утробных стужений, утрачивают уже своё прямое значение (Риж. Е.В. 1889, 4).

«Молитвы по внегда родити жене отроча» следует читать в присутствии родильницы.

Нельзя одобрить обыкновения, довольно распространённого в некоторых епархиях, по которому священники позволяют себе читать указанные молитвы у себя на дому в присутствии бабки, принёсшей новорождённого младенца, так как эти молитвы не могут иметь надлежащего значения и силы, когда те лица, о которых они читаются (мать младенца, её домашние, прикасавшиеся к ней), не принимают в них никакого участия, тем более, что содержание этих молитв ясно указывает на то, что они должны быть прочитываемы непременно в доме родильницы и в её присутствии, а никак не в доме священника и в присутствии одной только бабки, принёсшей новорождённого младенца. – В крайнем случае, по какой-либо уважительной причине, можно прочитать указанные молитвы и в отсутствии родильницы; при этом, когда читаются молитвы в церкви, то они должны быть читаны «пред враты храма», т.е., в притворе, а не внутри храма. Но чтение молитв в отсутствии родильницы может быть допущено, как только отступление от общего правила, по требованию крайней нужды, и ни в каком случае не следует возводить эти исключительные случаи в общее правило; посему священники, читающие эти молитвы в своих домах, без крайней нужды в том, поступают не согласно с правилами Церкви (Рук. д.с.п. 1886, 12, 42; Риж. Е.В. 1889, 4; о. Попов, 72 стр.).

Молитвы в первый день, по внегда родити жене отроча.

Порядок молитвословия.

(Требник, гл. 1).

Господу помолимся1).

Молитва

Владыко Господи Вседержителю.

Господу помолимся.

Молитва

Владыко Господи Боже наш2).

Яко подобает Тебе всякая слава…, аминь.

Господу помолимся.

Молитва

Господи Боже наш3).

Примечания:

1) Для чтения этих молитв священник надевает епитрахиль и становится лицом к иконам: или ближе к переднему углу, где иконы, или около кровати родильницы, а иногда даже в другой комнате, – смотря по тому, где в данном случае благоприличнее стоять.

– Эти молитвы начинаются с воззвания: «Господу помолимся», а не с «обычного начала», потому что они относятся к так называемым «молитвословиям на разные случаи», каковые молитвословия, обыкновенно, предваряются одним возглашением: «Господу помолимся». – Все эти три молитвы, положенные в Требнике, читаются вслух.

2) См. выше, 102 стр., 1 прим.

3) Если нет каких-либо исключительных побуждений, то, по окончании молитв в доме родильницы в первый день, достаточно ознаменовать родильницу св. крестом. В пользу этой практики говорит, как значение указанных молитв, так и обычное высокое уважение народа ко св. кресту. Наблюдение показывает, что женщины в известный период времени по чувству смирения и уважения к святыне сами добровольно устраняются от лобзания св. креста (Ц.В. 1887, 24; сн. Рук. д.с.п. 1885, 32).

В существующих у нас Требниках не полагается читать молитвы «прилучившимся при рождении женам», храму, «в нем же дитя родися», и «бабе детиной, принимавшей младенца» (сн. выше, на 953 стр. 1 пр. печатного оригинала). Между молитвами: «в первый день по внегда родити жене отроча», есть только одна общая молитва (последняя), в которой испрашивается прощение матери, «всему дому, в нем-же родися отроча», «прикоснувшимся» к роженице и всем «обретающимся» в том доме.

Вследствие этого является недоумение, что читать повивальной бабке (православной), принимавшей при родах у матери старообрядки (и вообще неправославной, а также еврейки и проч.) и требующей непременно чтения очистительных молитв, ради успокоения своей совести, дабы не считать себя нечистой по причине прикосновения в нечистой и иметь свободу исполнять свои дела. Некоторые (см. Рук. д.с.п. 1886, 8) в этих случаях советуют читать 3-ю очистительную молитву («Господи Боже наш, благоволивый снити»); причем, конечно, те прошения из этой молитвы, которые имеют отношение к «роженице», «дому, в котором родилось отроча», и «всем находящимся в том доме», должны быть опущены, когда придётся читать эту молитву бабке, повивавшей у нехристиан, или неправославных. Но другие, принимая во внимание, что в указанной (3-й) молитве общих выражений относящихся к данному случаю, слишком мало (так что приходится собственно не читать, а произнести несколько слов), – стараются уговаривать бабок подождать ближайшего случая приёма новорождённого у матери православной; но бабки не всегда соглашаются. «Цер. Вестник» говорит, что в виду указанных затруднений остаётся читать общую молитву «от осквернений», объяснив бабке неприложимость к данному случаю обыкновенной молитвы родильнице (1889, 19; 1893, 13, 40).

Наречение имени

Наречение имени иначе называется «назнаменанием».390 Назнаменание, под которым разумеется знамение креста и принятие христианского имени, есть приведение младенца к оглашению для того, чтобы, по некотором времени, преподать ему благодать крещения. Ибо оглашенные всегда присоединяемы были к Церкви и приготовляемы к крещению слушанием слова Божия и крестным знамением (Нов. Скриж).

Всем православным имена должны быть даваемы исключительно в честь святых Православной Церкви391, и строго воспрещается давать имена римско-католические, протестантские392 и пр. Кроме того, Православная Церковь издревле сохранила благочестивый обычай не давать крещаемым имён Господа Иисуса Христа и Его Пречистой Матери из подобающего благоговения к этим великим и приснославным именам393 (см. о Христ. именах, 6 стр.; С.-Петерб. Дух. Вест. 1895, 36).

В 1890 г. Св. Синод, усматривая из производящихся в нём дел, что в западных епархиях сельские священники иногда дают младенцам имена святых римско-католической церкви, по определению 1889 г., IV, 26–1890 г., VI, 6–14, признал необходимым подтвердить духовенству западного края, чтобы при крещении давались младенцам имена по месяцеслову, издаваемому Св. Синодом.394

В 1891 г., по благословению Св. Синода, С.-Петерб. Синод. типографией был издан «Месяцеслов всех святых» (см. 718 стр. печатного оригинала), разосланный «во все православные приходы Российской империи, причем указом Св. Синода предписано давать имена крещаемым по этому Месяцеслову» (Полн. Месяц. Востока. Архиеп. Сергия I т., II, 372 и 390 стр., II т., III стр.; см. также Верн. Месяц. 56–57 стр.). По благословению же Св. Синода Московск. Синод. типографией издаётся «Требник в двух частях» и в конце его первой части помещается «Месяцеслов» и «Алфавит имён всех святых, празднуемых Православною Греко-Восточною Церковию». В этом Требнике, изданном в 1906 г., «Алфавит имён» почти тождественен с «Алфавитом имён» Месяцеслова 1891 г.395 Из русских святых в указанный Месяцеслов и Требник внесены только имена святых, чтимых общецерковно. Но при наречении имён могут быть даваемы имена и местно чтимых канонизованных святых. Между тем не мало известно имён тех усопших, которые по богоугодной жизни и некоторым бывшим от них знамениям считаются за угодников Божиих, но которые не канонизованы и по которым поются панихиды и заупокойные литургии или даже ничего не поётся. Поэтому необходимо строго разграничивать канонизованных святых от неканонизованных. До 1903 г. для такого разграничения не имелось официального руководства. Но в указанном году Моск. Синод. типографией, по благословению Св. Синода, был издан «Верный Месяцеслов», в который внесены, кроме памятей русских святых, чтимых общецерковно, и памяти местно чтимых русских канонизованных (за исключением двух памятей, о чём см. на 719 стр. печатного оригинала) святых, а также и канонизованных грузинских святых. Если тот или другой прихожанин, прибывший из другой местности, в которой есть местночтимый святой, будет просить дать новорождённому имя этого святого или отпеть ему молебен, то «Верный Месяцеслов» может показать: есть ли такой местно чтимый святой, относительно которого просит христианин, и поможет отличить канонизованного святого от неканонизованного (Верн. Месяц., 55–58 стр.). Таким образом, по вышеприведённым данным (см. также Ц.Вед. 1907, 35; 1909, 7), при наречении имён следует руководствоваться вышеозначенными Месяцесловами, в которых перечислены только имена святых, общецерковно или местно празднуемых в настоящее время Грекороссийской Церковью. Изданный в 1900 г. Москов. Синод. типографией «Христианский Месяцеслов» (см. 718 стр. печатного оригинала) тоже относится потрудившимся над ним архиеп. Владимирским Сергием (ныне почившим) к числу указанных Месяцесловов396 (см. Полн. Месяц. Вост., II т., V, VII стр.; Верн. Месяц., 58 стр.). – Подр. об этих Месяцесловах см. выше, 718–719 стр.397 печатного оригинала.

Некоторые святые имеют по два имени, как-то: Владимир называется ещё Василием (15 июля), ОльгаЕленою (11 июля), ВсеволодГавриилом (22 апр.), БорисРоманом, ГлебДавидом (24 июля).398 Церковная практика показывает, что можно давать в честь этих святых или то, или другое имя (Ц.В. 1889, 38; 1894, 37); в вышеуказанных нами (см. 957 стр. печатного оригинала) алфавитах имён под означенными числами упоминаются и те, и другие имена; впрочем, думается, что в этих случаях лучше давать то имя, которым святой, имеющий два имени, называется в посвящённых в честь его церковных песнопениях.399

По указанию Евангелия в повествовании о наречении имени Спасителю и Иоанну Крестителю (Mф.1:20–21; Лк.1:30–31, 59–63), а также по преданию церковному (св. Симеон Солун., гл. 59) и по общеустановившейся современной церковной практике избрание имени новорождённому принадлежит родителям последнего400; взрослые сами выбирают себе имя (см. Чиновн. прин. инов.). Только в том случае, если выбор имени младенца его родителями предоставляется священнику, последний нарекает его именем по собственному усмотрению, обычно избирая для сего имя святого, память коего чтится в день чтения молитвы новорождённому, или в восьмой день по его рождении, также в день рождения, в день крещения401, или ближайший к тому день (см. Ц.Вед. 1908, 6; подр. см. 1906, 35).

В предупреждение искажения простым народом имён трудных для произношения, священник не должен давать таковых; требуется также давать разные, а не одно и то же имя нескольким детям одних и тех же родителей, в предупреждение возможности смешения таких лиц и даже злоупотреблений в отправлении общественных обязанностей (Практ. Рук., 171 стр.; сн. 3 прим. к 956 стр. печатного оригинала).

Томской Дух. Кон. в 1902 г. было предписано приходским священникам к исполнению: не давать при крещении детям имён, в простом быту не употребляемых или искажаемых, и что вообще имена крещаемым должны быть даваемы с согласия родителей, а не по произволу священников, которые за несоблюдение означенного распоряжения будут подлежать ответственности402 (см. Ц.Вед. 1903, 34). Но, само собою разумеется, если родители пожелают, чтобы младенцу было дано имя, которого нет в числе святых Православной Церкви, то, как бы ни были настойчивы требования родителей, такое имя не может быть наречено священником403 (Ц.В. 1908, 19). – В «инструкции для правильного ведения и проверки метрических книг», данной Пермским еп. начальством местному духовенству, было предписано, чтобы при рассмотрении метрических книг, было обращено внимание, между прочим, и на то, не даются ли младенцам низших классов народа имена трудно произносимые, не обычные (см. Рук. д.с.п. 1885, 34; сн. Ц.Вед. 1895, 20).

В виду часто повторяющихся случаев наименования в метрических книгах404 мужским именем лиц женского пола405, Таврической Дух. Кон. в 1886 г. было предписано (см. Рук. д.с.п. 1886, 47) местному духовенству, чтобы оно строго следило за точностью и правильностью имён, даваемых при крещении406, и избегало ошибок (сн. 963 стр. печатного оригинала) под опасением ответственности за невнимательное отношение к этому важному делу.

Хотя наречение имени младенцу положено (см. Требн.) совершать в восьмой день по рождении его (Лк.2:11), но дозволяется совершать этот обряд и в какой угодно другой день по рождении младенца (Практ. Рук., 171 стр.).

Обыкновенно, «молитва, во еже назнаменати отроча», читается сряду после молитвы «по внегда родити жене отроча», – по снисхождению к похвальному желанию родителей скорее видеть дитя своё запечатлённым именем святого и крестным знамением, которым дитя при сем благословляется.

Если «молитва, во еже назнаменати отроча», не была прочитана до крещения (в случае крещения вкратце), то не следует читать её после крещения, так как самый смысл её в этом случае утрачивался бы (Риж. Е.В. 1880, 23).

«Молитва, во еже назнаменати отроча», должна быть прочитана в присутствии младенца (Хр. Чт. 1876, 3).

В некоторых местах, особенно на юго-западе России, есть обычай, в силу которого за получением имени новорождённому родильные бабки или акушерки сами отправляются к священнику, большей частью в его квартиру, причем иные из священников читают при этом не только молитвы жене родильнице, но и самую молитву: «во еже назнаменати отроча». Это – положительное нарушение церковного правила, непростительное тем более, что в большинстве случаев оно совершается без всякой надобности. Оправданием ему никаким образом не может служить чтение молитв жене-родильнице в её отсутствии, в случае надобности; ибо младенца всегда так или иначе надобно представлять к священнику для крещения, а с этим вместе, конечно, и без особого труда может быть прочитана и «молитва, во еже назнаменати отроча». В тех же случаях, когда по необходимости приходится прочитывать молитвы жене-родильнице, в её отсутствии и в отсутствии младенца, родившегося от неё, священнику не следует читать молитву: «во еже назнаменати отроча», а достаточно, по желанию родителей или по своему выбору, просто назначить для новорождённого младенца то или другое имя, откладывая чтение требуемой молитвы до того времени, пока самому не придётся быть в доме родильницы, или же просто до крещения младенца, для того, чтобы прочитать указанную молитву в присутствии самого младенца непосредственно пред крещением и т.п. Это тем более удобоисполнимо, что сам устав церковный издревле разделяет чтение молитв жене-родильнице от молитвы «во еже назнаменати отроча», – и у нас на селах вообще не принято откладывать крещение на долгое время, так что иногда между появлением бабки за молитвой жене родившей и для получения имени новорождённому и приносом самого младенца для крещения проходит несколько часов и никогда не больше двух-трёх суток, в каковое время, разумеется, родители новорождённого легко могут звать его данным именем и без молитвы, которая будет прочитана после, в присутствии самого младенца, по уставу церковному (о. Хойнацкий, 7 стр.).

Требник предписывает совершать обряд наречения имени пред вратами храма, в притворе его.

В современной практике принято читать молитву на наречение имени не «пред враты храма», а в доме родильницы, тотчас после чтения молитв родильнице; да и было бы слишком обременительным для священников требовать разделения этих молитв, тем более, что и народ, особенно простой, не всегда может иметь время и самую возможность приглашать священника по нескольку раз для чтения той и другой молитвы (о. Хойнацкий, 5 стр.).

В случае ошибки при наречении имени, когда ребенку дано имя, не отвечающее его полу, то должно переменить имя. При перемене имени до крещения, обыкновенно, снова прочитываются молитвы на наречение имени и произносится при этом новое имя. Относительно перемены имени одному отроку, уже крещённому, резолюцией митр. моск. Филарета (22 мая 1839 г.) было предписано поступить так: «велеть отроку приготовиться к принятию св. Таин и при исповеди и приобщении св. Таин нарещи ему имя, которое, быв употреблено при таинствах, и будет для него твердым». Подобное же распоряжение митр. Филарет делал и на случай перемены имени «по неудобопроизносимости» (напр., Мамелхфа, 5 окт.) оного (Практ. Рук., 184 стр.). Сообразно с этим, как утверждают некоторые, если приходится переменить имя лицу, имеющему более 7 лет, то исповедать и причастить его св. Таин и, при совершении этих таинств, назвать его другим именем; если же имя меняется до 7-летнего возраста, то, конечно, исповеди в этом случае не бывает; о перемене имени после крещения необходимо сделать в метриках надлежащую оговорку, скреплённую подписью членов причта (Ц.В. 1903, 6); если же оказалось бы, что беловая метрическая книга уже отослана в Консисторию, то в копии метрической книги поправка имени окрещённому ребенку может быть сделана не иначе, как с разрешения Е.Н. (Рук. д.с.п. 1889, 7). Но вышеприведённая резолюция митр. Филарета не имеет безусловно обязательного значения. Тот же святитель в другой раз (5 сент. 1866 г.) разрешил переменить имя посредством одной лишь соответственной отметки в метрике (см. Практ. Рук., 184 стр.). Разрешение переменить имя после крещения и указание того или другого способа действия в этом случае зависит от епархиального Архиерея, к которому и надлежит обратиться с просьбой об этом и об изменении записи в метрической книге407 (см. Ц.В. 1893, 2; 1895, 38; 1899, 42; 1908, 42, 45; Ц.Вед. 1896, 10; 1910, 10).

Некоторые при перемене имени советуют заменять данное имя таким другим, которое напоминало бы первое, напр.: ЕленаЕлеазар или Елисей, АлександраАлександр и т.п. (о. Хойнацкий, 43 стр.; Ц.В. 1890, 43).

Ошибки при наречении имени, между прочим, возможны вследствие сходства окончаний именительного и родительного падежей в некоторых мужских и женских именах. Так, могут быть приняты за женские имена, напр., следующие имена мужские: Арефа, Зина, Инна, Менея, Мина, Пинна, Римма408, Феона и т.п. С другой стороны, могут быть приняты и за мужские имена, особенно при смешении именительного падежа с родительным409, напр., следующие имена женские: Минодора, Митродора, Сира и т.п. Кроме того, могут быть смешиваемы однозвучные имена, особенно в отношении к дню празднования памяти называемых ими святых, как то: Артемий и Артемия, Афанасий и Афанасия, Валентин и Валентина, Дорофей и Дорофея, Евгений и Евгения, Евлампий и Евлампия, Евфросин и Евфросиния, Зиновий и Зиновия, Исидор и Исидора, Клавдий и Клавдия, Кирилл и Кирилла, Павел и Павла, Севастиан и Севастиана, Феодосий и Феодосия, Феодор и Феодора, Феоктист и Феоктиста, Феофан и Феофания, Феофил и Феофила и т.п.

Во избежание ошибок при наречении имён следует всегда справляться с перечнем имён мужских и женских по последним Синодальным изданиям «Месяцеслова всех святых» и «Верного Месяцеслова».410

Молитва, во еже назнаменати отроча, приемлющее имя во осмый день1) рождения своего.

Порядок священнодействия.

(Требник, гл. 2).

Священник творит:

Благословен Бог наш2).

Трисвятое.

Пресвятая Троице.

Отче наш.

Яко Твое есть царство.

Таже отпустительный

тропарь дне2), или святого храма.

Священник же (обратясь к младенцу)

знаменует его чело, уста и перси3), и глаголет молитву:

Господу помолимся.

Господи Боже наш4).

Таже в руце взем отроча, стоит пред враты храма, или пред образом Пресвятой Богородицы5), и творит креста образ, глаголя:

Радуйся благодатная Богородице Дево.

И бывает отпуст6).

Примечания:

1) См. об этом выше, на 960 стр. печатного оригинала.

2) Младенца держит на руках обыкновенно бабка, стоя с ним позади священника.

– Тропарь дне, т.е., дневной (именно в понедел. – бесплотным силам, во вторник – Иоанну Предтече и т.д.) или тропарь святого того дня, в который читается молитва. Тропарь дневной см. в Следов. Псал. и Уставе.

3) Священник, обыкновенно, творит крест при словах молитвы: «да знаменается свет лица Твоего… в помышлениях его».

– Нет никакой надобности когда читаются слова молитвы: «да назнаменается крест Единородного Сына Твоего в сердце и помышлениях его», полагать особо крестное знамение над грудью младенца, так как этому предшествует положение крестного знамения, которое, по прямому смыслу Требника, следует совершать особо на челе, устах и персях младенца, а потому вторичное крестное знамение на груди младенца является излишним (Ворон. Е.В. 1884, 14; Ц.В. 1888, 19, Риж. Е.В. 1889, 4; Рук. д.с.п. 1887, 15).

4) Там, где стоит в молитве: «имя рек», произносится то имя, которое нарекается младенцу.

5) Если наречение имени бывает в доме, то священник держит младенца пред домашней иконой.

6) Именно: «Слава Тебе, Христе Боже, упование наше, слава Тебе». «Слава и ныне». «Господи помилуй» (3-ды). «Благослови». «Христос истиный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матере (затем – святого, именем которого наречён младенец), и всех святых, помилует и спасет нас, яко благ и человеколюбец» (о. Сильченков, 5 стр.).

– В Требнике П.Могилы отпуст следующий: «На объятиях праведного Симеона возлещи изволивый, спасения нашего ради, Христос истинный Бог наш, молитвами Пречистые Своея Матере и всех святых Своих спасет и помилует нас, яко благ и человеколюбец».

– После отпуста обыкновенно даётся для целования крест младенцу и бабке.

– Когда по нужде крещение совершается в доме родильницы и «молитвы в первый день, по внегда родити жене отроча», наречение имени младенцу и самое крещение совершаются в одно время, то отпуст после наречения имени младенцу не бывает; если же означенные молитвы читаются в доме родильницы и там же бывает наречение младенцу имени за несколько дней до крещения, которое совершается потом в храме, то, понятно, после наречения имени младенцу должно произносить отпуст, что и указано в Требнике (Рук. д.с.п. 1887, 15).

Молитвы жене родильнице в сороковой день

По примеру Богоматери, Которая в 40-й день по рождении Иисуса Христа принесла Его в храм представить Господу (сн. 69–71 стр. печатного оригинала), каждой матерью христианскою411, «Уже очищенною и омовенною сущею», приносится в храм младенец в 40 день по его рождении.412 Здесь священник возносит молитву сперва о матери, чтобы Господь сподобил её входа во храм413 и сотворил её достойной причаститься тела и крови Христовой414 (сн. ниже, о причащ.), а потом – о младенце, чтобы Господь возрастил, освятил, вразумил, уцеломудрил и на всякое дело благоугодное благословил его; после этого, «аще младенец крещен есть», священник совершает воцерковление младенца.415 Воцерковлять значит вводить верных в собрание церковное и причислять их к нему, а воцерковлятися значит быть вводимым к нему (Нов. Скр.).

«Извергшия отроча», как тоже страдающие после этого обычной нечистотой, нуждаются в церковном очищении и благословении, и им тоже в своё время должны быть прочитаны молитвы «в 40 день» (Ц.В. 1899, 23; Ц.Вед. 1895, 38), с опущением, конечно, из них относящегося к младенцу (см. об этом ниже).

Св. отцы в своих правилах хотя и назначали блудницам епитимью (см. об этом ниже), но эта епитимья состояла в лишении грешниц св. Таин, а не молитв Церкви и входа в храм; поэтому мать внебрачного младенца, при воцерковлении его (каковое воцерковление должно совершаться непременно в храме), не должна быть лишаема молитв «по четыредесяти днех» (см. Практ. Рук., 184 стр.). – По мнению некоторых, таковой матери всё-таки следует напоминать те церковные правила, которые блудникам и блудницам назначали епитимью, состоящую в отлучении от св. Таин на продолжительное время, чтобы таким образом родившие вне брака более сознали тяжесть своего греха и сокрушались о нём (см. Рук. д.с.п. 1885, 47); но так как такое напоминание в иных случаях может повести к уклонению матери от исполнения долга исповеди и причастия, то, кажется, лучше ограничиться пастырским внушением этой матери о необходимости для неё искреннего раскаяния в содеянном ею грехе и скорейшего с её стороны очищения совести таинством покаяния.

По мнению одних, когда младенец крещён до сорокового дня по рождении своём (как это обыкновенно бывает в настоящее время), то и молитвы «по четыредесяти днех», относящияся к младенцу, могут быть совершенно оставлены, или же из этих молитв должны быть исключены выражения о том, чтобы Господь во время благопотребное сподобил младенца св. крещения, или же, наконец, такие выражения должны быть изменены – изложены не в будущей, а в прошедшей форме (Рук. д.с.п. 1888, 32; Ц.В. 1897 22). По мнению других, более правильно будет опускать совершенно только вторую половину (которая и по настоящему Требнику, не всегда должна произноситься) нынешней первой молитвы со слов: «И от нее рожденное отроча», или со слов: «яко Ты привел еси е», и заканчивать эту молитву указанным посреди её возгласом: «Яко благ и человеколюбец Бог еси»; а при произнесении двух последних молитв поступать так, как на это было указано ещё в греческом Евхологионе 1754 года; в этом же Евхологионе относительно 3-й молитвы («Господи Боже наш, в четыредесятый день») замечено, что если дитя уже крещено, то (вместо, слов: «да сподобився св. крещения, получит часть избранных царствия Твоего») священник произносит: «да ради святого крещения, егоже сподобился, получит часть избранных царствия Твоего»; а после четвёртой молитвы («Боже Отче Вседержителю») в указанном Евхологионе сказано, что если дитя крещено уже, то следует или вовсе не читать эту молитву, или – не произносить слова: «и сподоби е во время благопотребное», до слов: «именем Христа Твоего», включительно (Рук. д.с.п. 1894, 29).

Младенец, мать которого скончалась, должен быть приносим в церковь не повивальною бабкой, или другой какой женщиной, а восприемницей416, тем более, что в последней из молитв «жене родильнице по четыредесяти днех» содержится прошение и о восприемниках младенца. Этот же порядок естественнее всего соблюдать и в том случае, когда мать младенца, крещённого в православную веру, – иноверка417 (Рук. д.с.п. 1882, 32; о. Хойнацкий 52 стр.).

Если мать младенца скончалась, то нужно иметь в виду, что первая из молитв «жене родильнице по четыредесяти днех» имеет отношение как к матери младенца, так и к самому младенцу, вторая же имеет исключительное отношение только к матери младенца, а третья и последняя молитва относится к младенцу. Естественно, что когда мать уже скончалась и младенец в сороковой день принесён в церковь восприемницею, то из первой молитвы должны быть опущены прошения, имеющие отношение к матери младенца (т.е., вся первая половина молитвы), а вторая молитва, как исключительно относящаяся к матери младенца, должна быть совершенно оставлена (Рук. д.с.п. 1888, 32).

Причащение младенца св. Таин вскоре после его крещения (см. об этом ниже) не исключает необходимости принесения его в 40-й день для воцерковления. В сороковой день по своём рождении младенец приносится в храм матерью, которая посредством, так называемой, сороковой молитвы очищается от сладострастного и нечистого рождения, получает разрешение на вход в церковь, которого она до того времени признавалась недостойной, равно как получает доступ и ко св. причащению (см. 1 и 2 молитвы «жене родильнице по четыредесяти днех»). Таким образом «сороковая молитва» имеет значение дозволения матери входить в церковь и приступать ко св. причащению, когда она пожелает того. По отношению к младенцу новорождённому, но не получившему ещё крещения, в сороковой день читаются молитвы, в которых испрашивается, чтобы Господь «просветил его умным светом», «сподобил св. крещения», «сопричислил к святому и избранному стаду Своих словесных овец» (см. «молитвы жене родильнице по четыредесяти днех»). Очевидно, что молитвы, читаемые в сороковой день по отношению к младенцу, не получившему ещё крещения, имеют значение начала воцерковления, дозволения ему быть вводимым (вносимым) в собрание церковное (см. Нов. Скриж.; ср. в Требнике примеч. в начале молитв «жене родильнице по четыредесяти днех» и замеч. пред действием, называемым воцерковлением). Получивший же крещение младенец в сороковой день воцерковляется, т.е., торжественно и вполне причисляется к Церкви и приносится к престолу или к царским вратам (смотря по полу), как бы пред лице Самого Господа и поклоняется своему Создателю. Таким образом, причащение младенцев вскоре и даже непосредственно по крещении их нисколько не исключает необходимости принесения их в сороковой день в храм для воцерковления – торжественного причисления к Церкви и для поклонения Создателю (Рук. д.с.п. 1885, 44).

Молитвы родильнице читаются в 40-й день, хотя бы дитя ещё и не было крещено; воцерковление же младенца не совершается до крещения (см. 969 стр. печатного оригинала), подобно тому, как и взрослым, но не получившим крещения, не дозволяется входить в церковь.418 Совершение воцерковления младенцев после их крещения объясняется внутренним значением обряда воцерковления. В церкви ветхозаветной совершение обрезания в 8-й день не исключало необходимости принесения младенца в храм в 40-й день, вместе с очистившеюся матерью. Крещение христианское стало на месте ветхозаветного обрезания, воцерковление – на месте принесения еврейских младенцев в 40-й день в храм. Быть воцерковлённым значит быть введённым в собрание церковное, быть причисленным к собранию верных. Такое причисление, по существу дела, совершается чрез таинство крещения, в котором человек возрождается к новой жизни и становится полноправным членом христианского общества; воцерковление же есть специальное выражение этого причисления; его можно сравнить с официальным актом, которым закрепляются новые права нового члена общества и которыми он вводится во владение этими правами. Младенец получил в крещении права и воспринял обязанности христианина; теперь-же в 40-й день наглядно выражаются эти права и обязанности: он видимым образом вступает в собрание верных, приближается к жертвеннику Господню, в котором сосредоточивается полнота христианской благодати. Обряд, очевидно, не только не излишний, но и весьма важный как по историческим воспоминаниям о ветхом завете, так и по его внутреннему христианскому значению (Ц.В. 1889, 9; 1896, 10).

При возможности определить возраст подкинутого ребёнка, воцерковление такового ребёнка должно быть совершено в сороковой день от рождения, в противном случае – в сороковой день со дня крещения, которое называется духовным рождением в новую благодатную жизнь. Младенец приносится в церковь восприемницей, заменяющей для него, в данном случае, родную мать, причем, само собой разумеется, читаются только молитвы, относящиеся к младенцу, так как физическое и нравственное состояние его матери священнику неизвестно (Ворон. Е.В. 1870, 17; 1897, 10).

Ни под каким видом не следует священнику, служащему литургию, читать сорокодневную молитву во время пения причастна (Рук. д.с.п. 1886, 18).

Понятно, что заочное чтение молитв «жене родильнице по четыредесяти днех» ни в каком случае не должно быть допускаемо. Но не следует читать эти молитвы и в доме родильницы419; так как:

1) из прямых указаний Требника видно, что эти молитвы должны быть прочитываемы пред дверьми храма;

2) сущность, этих молитв состоит в том, чтобы отлучённую от храма на время очищения ввести по истечении сего срока в храм, посему и делать это нужно в самом храме;

3) с очистительными молитвами матери неразрывно соединяется и обряд воцерковления её младенца; но не сообразно совершать этот обряд в обыкновенном доме;

4) при совершении этого обряда, нужда в очистительной молитве иную мать, не столько по хозяйству и другим неважным причинам, сколько по религиозной холодности, целый год и более не бывающую в церкви, побудит прибывать в неё;

5) в случае болезни и слабости ребенка, тем более является настоятельная нужда принести слабого и больного младенца в церковь не только для совершения над ним обряда воцерковления, но и для причащения его св. Тайнами (Рук. д.с.п. 1886, 12).

Что касается обряда воцерковления младенца, то уже самое название и назначение этого обряда показывают, что он должен быть совершаем в церкви. Некоторые считают позволительным допускать отступление и от этого порядка, в том крайнем случае, когда родильница по своей болезни не может прийти в церковь, или, когда младенец по состоянию своего здоровья не может быть принесён в храм (Рук. д.с.п. 1888, 32). Но с этим нельзя согласиться, так как младенец может быть принесён во храм и восприемниками и самый обряд воцерковления может быть отложен до более благоприятного времени.

Молитвы жене родильнице, по четыредесяти днех.

Порядок священнодействия.

(Требник, гл. 3).

Священник творит1):

Благословен Бог наш. Трисвятое.

Пресвятая Троице. Отче наш.

Яко Твое есть царство.

Таже отпустительный тропарь дне, или святого прилучившегося.

Слава, и ныне.

Молитвами, Господи, всех святых, и Богородицы.

Приклонши же ей главу вкупе со младенцем, творит священник креста знамение над ним, и касаяся главы его, глаголет

молитву:

Господу помолимся.

Господи Боже Вседержителю… да неосужденно сподобится причаститися св. Твоих тайн.

Ведомо буди, яко аще не обретается в живых младенец, чтется даже до зде молитва2). Таже возгласно:

Яко благ и человеколюбец.

Аще ли жив есть, чти и сие до конца:

И от нея рожденное отроча3). Мир всем. Главы ваша Господеви приклоните.

Молитва матери отрочате:

Господи Боже наш, пришедый на спасение4).

Молитва вторая5), отрочати, егоже священник знаменуяй молится:

Господу помолимся. Господи Боже наш, в четыредесятный день6). Мир всем.

Главы ваша Господеви приклоните.

Молитва:

Боже Отче Вседержителю6).

аще младенец крещен7) есть, творит иерей воцерковление, аще же ни, творит сие по крещении. Молитвам же (если оне читаются до крещения младенца) зде творит отпуст]. Таже8) прием священник отроча, начертавает крест им пред враты храма (в притворе), глаголя:

Воцерковляется раб Божий, имя рек, (или: раба Божия, имя рек), во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь.

Таже вводит е (его, т.е. или младенца) во храм, глаголя:

Внидет в дом Твой, поклонится ко храму святому Твоему.

И входит посреде храма, глаголя:

Воцерковляется раб Божий, и т.д. (см. выше).

Таже глаголет:

Посреде церкве воспоет Тя.

Таже вводит пред дверьми жертвенника (пред царскими вратами)9), глаголя:

Воцерковляется, и т.д. (см. выше).

И вводит е во св. жертвенник10) (южной дверью), аще будет мужеский пол: аще же женский, даже (только) до царских врат, глаголя:

Ныне отпущаеши раба Твоего11).

И по сих полагает е при дверех жертвенника12), и тако восприемник поклонився трижды, вземлет е, и исходит. И священник творит, яко обычай13), отпуст14).

Примечания:

1) Мать, держа в руках младенца, приходит на паперть храма и останавливается здесь перед его дверьми, так как по закону Церкви жене родившей воспрещается до 40 дней по рождении ею младенца входить в дом Божий, ибо все мы зачинаемся во грехах и рождаемся в беззакониях и чрез то самое становимся недостойными того, чтобы явиться лицу Божию, яко неприступному для грешников святостью Своею; к матери, принесшей младенца, выходит иерей в епитрахили и начинает: «Благословен Бог» и проч. (Пол. собр. пропов. Димитрия, архиеп. Херсон., 1 т., 245 стр.).

2) Это и последующее замечание говорит, что если младенец уже умер, то иерей кончает молитву возгласом: «Яко благ», а затем читает «молитву матери отрочате»; если же младенец жив, то читается и дальнейшее: «И от нея рожденное…» и проч.

3) См. 965 стр. печатного оригинала.

4) После этой молитвы, в том случае, когда мать является без младенца, иерей опускает все дальнейшие молитвы и действия и, прямо читая: «Ныне отпущаеши», идёт в алтарь, южною дверью, а вслед за ним идёт мать младенца до амвона, где полагает 3 поклона; иерей же, взяв с престола крест, выходит тою же дверью, затем, став пред царскими дверьми, делает малый отпуст, после которого даёт матери младенца крест для лобзания.

5) Под 1-й молитвой «отрочати» разумеется молитва: «И от нея рожденное».

6) См. 965 стр. печатного оригинала.

7) Отсюда ясно видно, что сороковую молитву родильнице можно читать и до крещения младенца, если бы оное крещение почему-либо не было совершенно в течение 40 дней от рождения младенца (см. 966 стр. печатного оригинала).

8) Воцерковление совершается непосредственно (без отпуста) после предшествующей молитвы.

9) При этом, обыкновенно, некоторые иереи прикладывают младенца к одной из икон около царских врат (сн. на 969 стр. 1 пр. печатного оригинала).

10) По Требнику, младенец мужеского пола вносится в алтарь, а младенец женского пола полагается у царских врат. Касающееся этого замечание нашего Требника составляет буквальный перевод того же замечания требников греческих; причем употребленный в них термин θυσιαστήριον означает не жертвенник в нашем современном смысле, называемый у греков πρόθεσις, а алтарь. Такое значение этого слова, а равно и другая подробность обряда становятся ясными из описания воцерковления в некоторых старинных списках греческих требников, где говорится, что младенец, внесённый в алтарь (θυσιαστήριον), трижды обносится вокруг престола. На этот же обычай указывает Симеон Солунский в своём описании воцерковления: «иерей вносит младенца и к престолу, и кругом обносит его, совершая как бы поклонение, показывая, что он есть приношение Богу и поклоняется Создателю». По памятникам древне-русской богослужебной письменности полагалось при воцерковлении, согласно с практикой греческой, вносить младенца в алтарь и обносить трижды вокруг престола, с подобающими поклонениями на каждой стороне престола, при чтении «Ныне отпущаеши»; младенцы женского пола, по обычной древней практике, в алтарь не вносятся, а полагаются у царских врат; по некоторым же русским памятникам XIV–XVI веков, опять-таки согласно с некоторыми греческими памятниками, полагалось вносить в алтарь даже и младенцев женского пола; но эта последняя практика не была всеобщей и продолжительной. Вот почему митр. Пётр Могила в своём требнике заменяет наше выражение «жертвенник» словом «алтарь»; вот почему и наши литургисты прямо и решительно говорят о внесении младенцев мужеского пола при воцерковлении в алтарь (Ц.В. 1888, 7; 1894, 1). – См. ниже, 1 прим.

11) В иных Требниках сказано: «Ныне отпущаеши раба Твоего (или: рабу Твою)»; но некоторые, в виду того, что текст этой молитвы – евангельский, и она произносится не прямо от лица воцерковляемого, а только по применению к событию, – утверждают, что не должно здесь заменять: «раба Твоего», словами: «рабу Твою», хотя бы младенец был и женского пола (о. Попов, 98 стр.); в Требниках, изд. Моск. Синод. типогр. в 1889 и 1906 г., нет слов: или рабу Твою.

12) См. 2 прим. на 970 стр.

13) По требнику Петра Могилы полагается отпуст тот же, что и после молитв: «по внегда родити жене отроча».

14) По отпусте, обыкновенно, иерей даёт младенцу и его матери крест для лобзания.

Дополнительные к предшествующей таблице примечания

1) Некоторые священники, обнеся младенца-мальчика вокруг престола, прикладывают его к одной из алтарных икон, – в чём нет греха; другие – ограничивают обряд воцерковления тем, что «начертавают», где указано Требником, крест младенцем и обносят его вокруг престола, согласно указанию Симеона Солунского (Ц.В. 1892, 13; 1895, 36; сн. Ц.Вед. 1896, 44, 2). По указанию некоторых, обыкновенно, священник в алтаре у северной или южной стороны престола творит крест с младенцем (см. Пособ., 660 стр.). Но не следует прикладывать младенца ни к престолу, ни к жертвеннику: никто из «несвященных» не должен дерзать прикасаться к престолу и жертвеннику, да не в грех впадет (Изв. Учит.; см. 784 стр.). – По объяснению приснопамятного Херсонского архиеп. Димитрия, обхождением вокруг престола видимо указуется на высокое предназначение христианина откровенным лицом созерцать славу Божию, быть причастником ещё на земле тайн жизни вечной, уготовлять себя в блаженное сожитие с архангелами и ангелами, окружающими престол Божий, – в место селения самой славы Божией; в частности, обхождением вокруг престола, напоминающим собою чин посвящения и бракосочетания, младенец как бы посвящается во иереи Богу, а душа его уневещается Духу Святому (Полн. собрание проповедей Димитрия, архиеп. Херсонского, 1 т., 245 стр.).

2) По мнению некоторых, «при дверех жертвенника» (т.е., пред царскими дверьми, со вне) младенца следует полагать, соответственно современному и древнему чину, на пол. (см. Ц.В. 1908, 17). Это положение младенца на землю пред дверями царскими имеет глубокое значение. Оно, по объяснению приснопамятного Херсонского святителя Димитрия, даёт разуметь, что, не смотря на множество прав духовных усвоенных младенцу, он, как христианин, должен всю жизнь пребывать во смирении духа и сердца, вменять себя, яко ничто же пред Господом, взирать на себя, как на жертву, которая единожды и навсегда посвящена Господу, да отныне не ктому себе живет и не ктому себе умирает, но умершему и воскресшему для него Спасителю; а мать, подъемлющая от царских врат плод чрева своего, должна памятовать, что отселе он ей паки поручается Самим Господом, да болезнует о нём прочее духом, как прежде болела телом, «дондеже вообразится в нем Христос» (см. подр. Полн. собр. проповедей Димитрия, архиеп. Херсонского, 1 т., 246 стр.). По мнению же других, младенца не следует полагать на пол, и в настоящее время, обыкновенно священник сам отдаёт младенца в руки принёсших его; при этом разъясняется, что такой образ действия священника не противоречит Требнику, в прежних изданиях которого слово – «полагает» (в греч. тексте – «τίθησιν») переводилось более соответствующим ему словом – «поставляет»; да и при имеющемся в современном Требнике слове – «полагает» не указывается, что священник «полагает» младенца на пол, а предполагается, что он полагает его на руки; и самое значение обряда воцерковления требует не уничижения воцерковляемого положением его на пол, как место попираемое ногами, а удостоения младенца, как очищенного св. крещением и освящённого св. миропомазанием, чести предстать пред Господом, в согласии с чем и стоит положение его на руки (см. Пособ., 660 стр.). – Из вышеприведённого явствует, что относительно образа действия священника в указанном случае существует два мнения. По заявлению защитников второго мнения, в практике обычным в настоящее время является именно положение священником младенца в руки принесших его. Но, насколько нам известно, и положение младенца на пол, по крайней мере, в некоторых местах, тоже является обычным в практике, отступление от которой нельзя не считать излишним; так как обозначение в Требнике действия священника словом – «полагает», по своему буквальному смыслу и особенно по соответствию его с дальнейшими указаниями Требника, касающимися действий лица, принёсшего младенца, и священника, – говорит в пользу последней практики. Если же, как было замечено выше, и первая практика в иных местах стала обычной, то, при отсутствии нарочитых начальственных распоряжений по данному предмету или требований со стороны каких-либо особых условий пастырского действования, целесообразнее, как нам думается, держаться установившегося в данной местности обычая; причем там, где принято полагать младенца на пол, благоразумнее было бы постилать для этого чистый коврик, в предупреждение соблазна принёсших младенца, а особенно тех, которые по условиям своего воспитания и жизни привыкли к соблюдению во всём требуемых гигиеной чистоты и опрятности.

Молитва жене, егда извержет младенца

По древнему преданию и по обычаю, св. Церковь удостаивает своей молитвы и жену, извергшую плод своего чрева. В этой молитве св. Церковь просит Господа помиловать «во убийство впадшую волею, или неволею, и зачатое в ней извергшую», сохранить её «от всякого диавольского кознодействия», очистить её «от телесныя скверны», восставить её «от одра, на немже лежит», и простить «всех обретающихся и прикоснувшихся ей». Этими молениями своими св. Церковь хотя и не прощает грехов небрежности извергшей матери, каковое прощение даётся только разрешительной силой таинства покаяния, и не избавляет её от наказания за небрежение о младенце, но посредством своего предстательства умоляет милосердие Божие; поэтому никогда не должна Церковь выводить из употребления молитв о женах, обдержимых страхом греха и извергших плод мертвый, когда внутреннее соболезнование об изверженном чаде никаким другим врачеством не может быть так благовременно облегчаемо, как молением Церкви (Нов. Скриж.).

Само собой понятно, что если женщина родит хотя бы и преждевременно, но младенца живого, то хотя бы последний умер даже непосредственно по выходе из утробы, над матерью его должны быть прочитываемы только обычные молитвы: «жене родильнице», а не «молитва жене, егда извержет младенца» (о. Хойнацкий, 5 стр.). – По разъяснению «Цер. Вестника», священник, приглашённый к родильнице дать молитву и узнавший здесь, что родильница родила мёртвого и сама умерла, правильно поступит, если первые две молитвы «по внегда родити жене отроча» (молитву «егда извержет младенца», конечно, в этом случае не следует читать) опустит, а 3-ю прочтёт с опущением слов, относящихся к жене родившей, прибавив предварительно для благообразия «Трисвятое» и тропарь (Ц.В. 1892, 8; сн. 953 и 955 стр. печатного оригинала).

Молитва эта читается непосредственно после извержения отроча в доме извергшей отроча, у её постели, что можно видеть из самого содержания молитвы, сходной с некоторыми местами молитв «по внегда родити жене отроча», читаемых тоже у постели больной; к тому же, эта молитва надписывается: «жене, егда извержет младенца», и в этой молитве прямо встречается выражение: «возстави ю от одра, на немже лежит», что ясно указывает на время и место чтения этой молитвы.

Молитва жене, егда извержет младенца.

Порядок молитвословия.

(Требник, гл. 4).

Творит священник:

Благословен Бог наш. Трисвятое. Пресвятая Троице. Отче наш. Яко Твое есть царство.

И отпустительный тропарь дне.

Таже: Господу помолимся.

Молитва:

Владыко Господи Боже. Яко подобает Тебе.

И бывает отпуст.

Примечание:

В виду указанного выше сходства содержания этой молитвы с молитвами «по внегда родити жене отроча», всего естественнее следовать при чтении её тем же порядкам, какие указаны при чтении тех молитв (см. 962 стр. печатного оригинала).

По 91-му пр. VI Всел. собора, «и дающии и приемлющии детогубная зелия, убийцы суть». Посему жены извергают плод свой иногда волею и со смертным грехом, а иногда неволею и вовсе безвинно. Когда они извергают плод по своей вине, тогда они осуждаются на продолжительнейшие епитимии; а когда неволею, т.е., по случаю, тогда по рассуждению Властаря, «если это явно случится от навета противника, то родители почитаются невинными». Впрочем, хотя этот случай и достоин милости, но всё же требует некоторых епитимий для успокоения совести извергшей. Ибо есть основание думать, что Господь, хранящий младенцев, попускает быть сему случаю за некоторые тайные грехи родителей. Ибо сказано (Пс.120:3): «не даждь во смятение ноги твоея, и не воздремлет храняй тя Ангел» (Нов. Скриж.). – Умышленное погубление зачатого во чреве плода есть или насильственное извержение его, причем бывает неизбежна смерть младенца, или принятие детоубийственных отрав, для истребления его в самом чреве. Св. Василий Великий, говоря в одном из своих правил (см. 2 пр.) об «умышленно погубивших зачатый во утробе плод», не допускает при этом различия между плодом, вполне образовавшимся (ἐχμεμορψῶμενον) и ещё не получившим своего вида (ἀνεξειχόοισον).420 Он находит в этом преступлении двойной грех: и чадоубийство, и покушение на самоубийство, так как с насильственным погублением плода подвергается опасности и жизнь самой матери. Впрочем, хотя св. Василий в указанном правиле осуждает таких матерей в убийстве, но определяет им неполное наказание убийства (состоящее в 20 летах отлучения от св. Таин, – см. прав. 56), а только в половину, – десять лет покаяния: или потому, что плод, ещё не родившийся, не имеет ещё полной жизни человека, или потому, как изъясняют толкователи, что в этом преступлении могут быть обстоятельства, облегчающие наказание, напр., невыносимый стыд бесчестия, сильный страх гнева мужа или родителей, и проч., также и страх тяжких наказаний по открытии любодеяния; ибо только в этом одном случае можно предполагать побуждения к столь ужасному преступлению (см. о том же VI, 91; Анкир., 21). Впрочем, по тому же правилу св. Василия, десятилетнее наказание за грех может быть ещё сокращено, смотря по искренности и силе раскаяния (Кур. церк. закон. Арх. Иоанна, 2 т., 17–19 стр.). Сн. ниже, об епитимиях.

Митр. П. Могила даёт священнику такое наставление: «жене извергшей сотворить чинно пред тобою исповедание грехов своих и в сем исповедании известно испытай, каким образом случилось у ней последовавшее извержение, волею ли, или неволею? Ибо если сие случилось с нею каким-либо образом по её воле, то она сотворила убийство, а потому сообразно этому, рассудивши по правилам церковным, наставь её и, наложив посильную епитимью, разреши обычным разрешением; если же это произошло независимо от её воли, не по её вине, от какого-либо непредвиденного случая, то малым чем запрети её, и, наставивши, разреши, и потом только по разрешении читай требуемую молитву, по обычаю». Само собой разумеется, что в этом случае священнику необходимо быть в доме родившей, чтобы, сообразно уставу, принять лично от неё исповедь; но если по какой-либо нужде нельзя будет этого сделать, то священник может прочитать требуемую молитву и в отсутствии родившей, как и при обыкновенном рождении, в случае надобности; но затем исповедать её и наложить ей необходимую епитимью он должен непременно при первой возможности, напр., при введении её в церковь в сороковой день, или при наступлении обычной исповеди и т.п., и только под этим условием принимать её в церковь, чтобы не нарушить правила церковного (о. Хойнацкий, 4 стр.).

Так как состояние родильницы, «извергшей младенца», есть состояние болезненное и так как в таком состоянии женщины бывают особенно впечатлительны и всякое душевное потрясение может повести к опасности для их жизни, то испытание совести «извергшей младенца» и наложение на неё епитимьи, вскоре после случившегося с нею несчастия, может в некоторых случаях вредно отразиться на её здоровье. В виду этого пастырям в подобных случаях следует быть крайне осторожными. Если у пастыря будут основания предполагать, что испытание совести больной женщины может повести к её душевному расстройству и чрез то к ухудшению её здоровья, то, конечно, следует отложить это испытание совести до более благоприятного времени и ограничиться только чтением одной молитвы: «егда извержет (жена) младенца». Правда, испытание совести пастырем есть в существе дела успокоение смущаемой грехами души человеческой, но не нужно забывать, что не всегда и не все женщины в рассматриваемый период их болезненного состояния представляют собою вполне благоприятную почву для пастырских увещаний и наставлений; вполне возможно, что некоторые из них поймут указания пастыря на совершённый ими (хотя бы даже и невольный) грех извержения младенца превратно, придут в душевное смущение и, не смотря на всякие увещания пастыря, не в состоянии будут успокоиться, тем более, что в иных случаях пастырь, в виду болезненного состояния «извергшей младенца», не может иметь и достаточно времени на увещательную беседу с таковой женщиной. Что же касается образа действования пастыря в отношении к выздоровевшим после извержения младенца женщинам, то он не должен оставлять без своего пастырского внимания особенно тех из них, которые «извергают плод свой волею и со смертным грехом». Пастырь не должен забывать, что «и дающий и приемлющий детогубные зелия убийцы суть», и, пастырски карая впадших в этот тяжкий грех, должен употреблять все пастырские меры, к пресечению этого великого зла.

Крещение и миропомазание

Понятие о таинстве крещения

Крещение есть таинство, в котором верующий, при троекратном погружении тела в воду, с призыванием Бога Отца, и Сына, и Святого Духа, умирает для жизни плотской, греховной, и возрождается от Духа Святого в жизнь духовную, святую. Так как крещение есть духовное рождение, а родится человек однажды, то это таинство не повторяется (Катехизис).

Лица крещающие

Совершение таинства крещения лежит прежде всего на обязанности приходского священника; если он, по нерадению, допустит умереть младенца без св. крещения, то отрешается от места и определяется в причетники, до раскаяния и исправления421 (Уст. Д.К., 183). В случае отсутствия местного священника, от совершения крещения не имеет права отказаться иноприходный священник, как скоро к нему обращаются422 (см. 945 и 947 стр. печатного оригинала). Священник для крещения своих детей приглашает другого; но, в случае нужды, когда нет постороннего священника, священник может сам крестить своё дитя (Ном., 209).

В Кормчей читаем: «священник, не сущу иному священнику, крещает свое си чадо, яко священник, и не разлучается с своею ему женою: понеже ин кто восприял есть чадо его от св. крещения: сей же священник никое же заводит сродство духовное от сего, якоже прочее ни едино сродство с инеми чады своея парохии, ихже крещает, от нихже может, егоже восхощет, пояти своим сыном в жены и дщерем в мужы» (гл. 50, ч. 2 л. 169). Таким образом, сомнение в том, дозволительно ли священнику крестить своих детей, – устраняется только общим правилом или положением, что совершитель крещения не вступает в духовное родство ни с крещаемым, ни с его родителями (Номок. при Бол. Треб. А. Павлова, 361–362 стр.).

По инструкции благочинным церквей (§ 15), крещение должно быть совершаемо непременно при диаконах и церковнослужителях.

Кроме того, по Своду законов (IX т., прил. к 861 ст.) в графе метрической книги, под рубрикой: «кто совершал таинство св. крещения», должны быть обозначаемы имя и фамилия не одного только священника, но и тех членов причта, с которыми он совершал крещение; каждый акт метрической записи должен быть также, по закону, засвидетельствован «подписью священника и участвовавших причетников»; верное и исправное содержание приходских метрических книг возлагается на общую и нераздельную ответственность не только священников, но и диаконов и причетников423 (там же, ст. 868, 870). Поэтому, участие членов причта в совершении священником таинства крещения и подпись их под метрическою записью – дело совершенно необходимое с формальной стороны. Указываемые же иными некоторые практические неудобства в приглашении всякий раз причетников для участия в совершении таинства крещения (как то: отвлечение их от хозяйственных работ, неимение свободного лица, которое бы могло позвать причетников, и т.п.) представляются сами по себе неубедительными (Ц.В. 1888, 5; Полт. Е.В. 1889, 21). Владимирская Дух. Консистория в 1889 г. подтвердила причтам, чтобы священники одни без других членов причта, во избежание встречающихся в метриках опущений, не совершали крещения новорождённых младенцев (см. Рук. д.с.п. 1889, 21; Ц.Вед. 1889, 49). Но само собой разумеется, что в случае действительной нужды священник может совершить крещение и без участия прочих членов причта.

По действующим ныне церковным правилам, над опасно больным младенцем, за отсутствием священника, крещение должно быть совершено православным мирянином и даже женщиной, с соблюдением узаконенной формы (Кн. о должн., 84; П.С.З. 1830, XI, 25, № 4129). В «Послании патриархов» (16 гл.) говорится, что крещение «по нужде может быть совершено и простым человеком, но только православным и притом понимающим важность Божественного крещения».424 В «Правосл. Исповедании» (1 ч., 103 отв.) читаем: «в случае какой-нибудь необходимости может совершать сие таинство и мирское лице, мужеское или женское, взяв приличное вещество – простую и естественную воду, и произнося: во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, при троекратном погружении».

Требником митр. Петра Могилы предписывается, чтобы за отсутствием священника крещение совершалось диаконом (сн. Деян.8:12, 38), за отсутствием диакона – причетником, за отсутствием причетника – мирянином-мужчиной, умеющим крестить, за отсутствием последнего – женщиной.

Каждый священник обязан, по смыслу 84 § «Книги о должн. пресв. прих.», при всех, удобных к собеседованию, случаях внушать своим прихожанам, особенно повивальным бабкам, что, в случае опасного состояния родившегося младенца и при отдалённости селения от церкви, они должны окрестить младенца425, погрузив его трижды в чистую воду, с точным произношением формулы крещения: «Крещается раб Божий, или раба Божия (имя рек), во имя Отца, аминь, и Сына, аминь, и Святого Духа, аминь»; при этом священник должен вразумить повивальных бабок, чтобы они произносили означенные слова крещения сознательно, в духе Православной Церкви, и искренней веры и приступали к сему действию с полным разумением важности дела426; кроме того, священник должен всячески увещевать всех, чтобы немедленно извещали его, в случае опасности смерти новорождённого (Наставл., объявл. Смолен. Дух. Кон., в свед. и руков. мест. духов., – см. Свод ук. и зам.).

Если окрещённый (правильно) мирянином младенец останется жив, то прежнее крещение дополняется священником положенными в чинопоследовании молитвами и обрядами, сопровождающими таинство (Кн. о должн., 84). Как именно дополняется это крещение, – об этом см. ниже.

Признавая действительность и неповторяемость крещения, совершённого мирянином в действительной нужде, Церковь иначе смотрит на те случаи, когда несвященные лица берут на себя совершение этого таинства или по легкомыслию, или из пренебрежения к установленным священнослужителям (как, напр., некоторые акушерки или современные лжеправославные христиане – либералы), или по другим нечистым побуждениям (как, напр., старообряды или сектанты). Тут непризванный совершитель крещения является уже самозванцем, так сказать, узурпатором Божественной благодати, присутствие которой, поэтому, не может быть признано и на самом крещённом (Номок. при Бол. Требн. А.Павлова, 355 стр.). В особенности под это правило должны быть подведены все иноверные акушерки, и по преимуществу те из полек и старообрядок, которые всегда так падки крестить новорождённых младенцев у православных в нужде и без нужды; и потому, если бы священник доподлинно мог убедиться иногда, что та или другая акушерка, или другое лице точно окрестили данного младенца без всякой видимой надобности, то он должен снова крестить его без всякого прекословия, по обычаю (о. Хойнацкий, 19 стр.; Забелин, 122–123 стр.; сн. Ц.В. 1898, 52).

Если достоверно будет доказано, что младенец неправильно окрещён, то его должно снова крестить427, хотя бы он несколько раз уже и приобщён был св. Таин. Так должно поступить на том основании, что младенец вовсе не крещён и что приобщение св. Таин младенца некрещёного – по неведению и недоразумению – не может служить препятствием к крещению его. Ещё св. Тимофею Александрийскому был предложен вопрос: как поступать с семилетним отроком, или со взрослым человеком, который, будучи оглашенным, приступит к святыне и по неведению приобщится св. Таин? На этот вопрос св. Тимофей Александрийский дал (см. 1-е пр.) тот ответ, что оглашенного, по неведению приобщившегося св. Таин, должно крестить (Рук. д.с.п. 1888, 5).

Лица крещаемые

К лицам крещаемым принадлежат как возрастные, так и младенцы (см. Карф., 110). – О крещении возрастных см. ниже.

Мертворождённые и умершие после рождения не крещёнными не должны быть крещаемы428 (см. Карф., 26).

Все дети православных родителей обязательно должны быть крещены в православную веру429 (см. Высоч. утв. 22 мар. 1903 г. Угол. улож., ст. 89).430

Внебрачное дитя, мать которого известна, может быть, по её желанию, крещено по обрядам её вероисповедания431 (Уст. о п. прест., ст. 772). Христианам всех исповеданий разрешается принимаемых ими на воспитание некрещёных подкидышей и детей неизвестных родителей крестить по обрядам своей веры (там же, ст. 771).

Относительно детей подметных, или подкидышей, о которых с достоверностью неизвестно, крещены они, или нет, каноническими правилами определено: «каждый раз, когда не обретаются достоверные свидетели, несомненно утверждающие, яко (таковые младенцы) крещены суть, и когда сами они, по малолетству, не могут дати потребный ответ о преподанном им таинстве, должно без всякого недоумения крестити их: да таковое недоумение не лишит их очищения толикою святынею». (VI, 84; сн. Карф., 83).

Если бы встретилось сомнение, точно ли данное дитя найдено, или подкинуто, и действительно ли родители его неизвестны, то необходимо навести прежде надлежащие справки, в случае нужды даже чрез полицию или другие местные власти, и потом уже крестить или распорядиться о передаче ребенка кому следует, по закону.432 Исключение в этом случае может быть только тогда, когда младенец находится в смертной опасности. Если бы при таких детях нашлась записка, в которой бы говорилось, что дитя крещено, но не было указано ни священника, который крестил, ни места, ни времени, где и когда совершено крещение, так что не оставалось бы никакой возможности навести справку и удостовериться в справедливости того, что говорит записка, – и в таком случае немедленно должно совершить крещение над найденным младенцем и внести запись в приходскую метрическую книгу. Вообще священник обязан крестить всякого младенца, о котором у него не имеется никаких сведений, «чтобы не лишить его благодати освящения духовного» (VI, 84). Если же потом и оказалось бы каким-либо образом, что такой младенец крещён, то совесть священника может быть чиста, так как второе крещение, по неведению, не вменяется крещаемому, а потому отсюда и для самого таинства не может быть никакого ущерба или нарушения433 (Рук. д.с.п. 1886, 52). Для устранения всех сомнений и недоразумений в подобных случаях, «Книга о должн. пресв. прих.» (§ 86) цитирует Требник митр. Петра Могилы, где говорится: «не бесприлично, такового (т.е., подкидыша) крестя, при самой форме прибавить таким образом: «Крещается раб Божий, имя рек, аще не крещен есть, во имя Отца, и проч.» (сн. Ук. Св. Син. 1731 г., XII, 29). – По мнению некоторых, так как древняя христианская Церковь не знала условного крещения434, то лучше избегать его (Практ. Рук., 177 стр.); другие же считают это вполне допустимым и утверждают, что в указанных случаях у нас «принято за правило совершать крещение в условной форме» (см. Кур. цер. права, А.С. Павлова, 310 стр.; см. также Ц.Вед. 1896, 40; 1902, 29; 1904, 31).

Дети от смешанных браков, когда один из родителей принадлежит к православной вере, а другой к какому бы то ни было христианскому вероисповеданию, равно как нехристианскому, крещаются в православной вере435 (Св. Зак. X. т., 67 ст., 1 п.; Ук. Св. Син. 1885, VIII, 7).

Исключение из вышеприведённого общего узаконения составляют дети коренных жителей Финляндии, рождающиеся от смешанных браков, которые крещаются в той вере, к которой принадлежит отец, не допуская о сем особенных договоров (Св. Зак. X т., 68 ст.).

Священники могут крестить по обрядам Православной Церкви детей обоих лиц иноверных436, а также и детей старообрядцев и сектантов, по их желанию, но непременно со взятием подписки от родителей, что эти дети будут воспитываться в православной вере437 (Ук. Св. Син. 1722 г., II, 28; 1830 г., XII, 29; 1844, II, 18; Уст. Д.К., 28; Уст. о п. прест., 73 ст.).

Время и место крещения

Определённого времени для совершения таинства крещения младенцев ныне действующими церковными правилами не установлено.438 «Подобает ведати, яко рожденный младенец аще убо немоществуяй не ссет, но к смерти зрит, не подобает ожидати, (якоже нецыи зле глаголют), шестаго или осмаго дне, и тако крещати его, но в час в оньже родися, токмо омыти его, и абие крестити, да не скончается непросвещен. Пяти бо месяцев непраздней аще случится от некия язвы младенца уязвити, аки убийству по законом и правилом повинни суть; кольми паче суда подобает избегати рожденных, да не непросвещени скончаются» (Требн., 2 гл.).

Хотя Требник (см. в 3 гл. замеч. в конце 4-й молитвы) допускает возможность совершения крещения после 40-го дня по рождении младенца439, но желательно, чтобы таких случаев совсем не было, так как откладывание крещения детей до или после 40-го дня рождения их вообще не безопасно (Рук. д.с.п. 1888, 32). Сам священник не должен откладывать крещение до того времени, пока ему не удастся быть на дому у родильницы: этим самым священник может подвергать младенца опасности умереть без крещения, или ставить в неприятное положение его родителей, что, очевидно, не только недостойно священника, но и может его даже подвергать ответственности по суду церковному (о. Хойнацкий, 2 стр.; сн. 973 стр. печатного оригинала).

Если родители откладывают крещение детей своих до неопределённого времени, то священник должен всеми мерами искоренять этот зловредный и во многих отношениях опасный обычай, представляя таковым родителям, как неблагоразумно со стороны их вообще отчуждать детей своих от жизни Божией, и в особенности поставляя им на вид то, что при таких порядках подобные дети, в случае неожиданной смерти, могут подвергнуться опасности умереть без крещения. В случае надобности в подобных обстоятельствах священник может даже употреблять известные духовные меры на исповеди, а в крайних случаях должен обращаться за помощью и советами к епархиальному Архиерею, чтобы своим невниманием не взять грех на свою душу в случае непредвиденной опасности (Мин. Е.В. 1874, 18).

Более сообразно со святостью и величием таинства крещения совершение его пред литургией, пока священник ещё не принимал пищи, и чтобы можно было и приобщить младенца (Ном., 206, 208 г.); но дозволяется совершать крещение и во всякое другое время (Ном., 206; Ук. Св. Син. 1744 г., X, 17, п. 3; сн. 973 стр. печатного оригинала).

Служащему литургию священнику ни под каким видом не следует крестить младенцев, хотя бы и слабых, во время пения причастна на литургии (Рук. д.с.п. 1886, 18). – Сн. 789 стр. и 1 пр. на 973 стр. печатного оригинала.

Относительно места крещения правила церковные требуют, чтобы это таинство было совершаемо в церкви440; разве бы какая-нибудь особенно благословная причина иногда потребовала окрестить младенца в доме (напр., во время большой стужи, или когда младенец слаб), особенно если церковь будет находиться в расстоянии не близком441, – позволяется крестить и в домах родителей или священника442 (VI, 31, 59; Дух. Регл., 2 ч., 9 ст.; Ук. Св. Син. 1805 г., III, 23; Кн. о должн., 83; Ин. бл., 15).

Вещество таинства крещения

Веществом таинства не может быть никакая другая жидкость, кроме чистой воды (Посл., 15 чл.). Священник должен смотреть, чтобы вода была не смешанная с иным веществом (напр. с духами, с вином и т.п.), неискусственная и не заменялась другой какой-либо жидкостью (Исп., I ч., 103 отв.). Крестить младенцев во время зимнее должно в воде не очень холодной, дабы какого здравию младенца вреда не причинить443 (Ин. бл., 15).

Вода для крещения обыкновенно вливается в особый сосуд, известный под именем купели.

По деревням и сёлам, где священнику нередко приходится совершать крещение совершенно для него неожиданно, следовало бы устроять для совершения крещения нарочитые сосуды, которые могли бы заменять церковную купель, а не совершать крещения в таких сосудах, которые потом опять обращаются в домашнее употребление.444 Сосуд, однажды определённый на совершение таинства, тем самым вышел уже из ряда обыкновенных и стал вещью священной; потому обращать его в домашнее употребление не следует. Несоблюдение этого митр. П.Могила называет тяжким грехом (Ц.В. 1888, 33). Сверх того, сосуд, нарочито устроенный для погружения в нём крещаемых младенцев, всегда был бы удобнее для этой цели, чем обыкновенные домашние сосуды. Сосуд для крещения, или купель, должен содержаться в возможной чистоте (см. указн. ст. патр. Адриана 1697, XII, 26, 3 п.) и храниться в церкви, или часовне445 (см. в Требн. Петра Могилы о крещении).

Сообразно с чином таинства вода для крещения освящается каждый раз особо446 положенными с этой целью в Требнике молитвами.

Поэтому незаконно вместо чтения молитв подливать в купель «богоявленскую воду», которая освящается по особому чину и имеет особое значение, чем вода крещения, которой Церковь усвояет возрождающую силу (см. Ц.Вед. 1897, 30); если бы при совершении таинства крещения достаточно было вливать в купель Богоявленскую воду, то в Требнике не было бы и особой молитвы для освящения воды при крещении; употребление при крещении Богоявленской воды, как и вообще святой воды, может быть допускаемо в тех только случаях, в каких допускается употребление воды даже неосвященной, т.е., при крещении младенцев мирянами, страха ради смертного (Рук. д.с.п. 1863, 11; Кур. Е.В. 1873, 4). С целью же ускорения крещения «страха ради смертного» полагается по Требнику чтение одной молитвы; но чтение этой молитвы, вместо полного водоосвящения, допускаемое некоторыми без крайней нужды, есть отступление от требований закона (Рук. д.с.п. 1888, 46).

Указами Св. Синода 1733 г. (17 и 18 июл.) дозволяется двух или многих младенцев освящать во время одного и того же моления и крестить в одной воде, не отливая и не приливая другой воды; но только крещаемых выговаривать поименно – одного после другого.447

Таким образом, если для крещения одновременно приносится несколько младенцев, то нет нужды совершать над каждым младенцем чин крещения отдельно, тем более, что в таком случае трудно и соблюсти полноту чина и его торжественность; а для всех принесённых младенцев совершается одно чинопоследование крещения и употребляется одна и та же, раз освященная, вода. Что же касается погружения младенцев, то признаётся допустимым освятить по обычаю воду, но в особом большом сосуде, затем пред погружением каждого последующего младенца, по вылитии из купели воды, в которой совершено было уже погружение предшествующего младенца, снова вливать в купель воды из большого сосуда, и, таким образом, погружать каждого младенца в особо влитой для этого из большого сосуда воде (см. Рук. д.с.п. 1863, 11, Ц.Вед. 1905, 6). Но, по мнению других, такой способ вливания воды из большого сосуда в купель особо для погружения каждого младенца не согласен с вышеприведённым дозволением Св. Синода (см. Пособ., 662 стр., 3 прим.). Вообще, относительно случаев крещения одновременно нескольких младенцев нужно сказать, что некоторые священники погружают каждого младенца в особой воде, другие в одной и той же. Первая практика имеет за собой то преимущество, что предохраняет присутствующих от возможных, хотя бы и не очень основательных, соблазнов, а также и самих крещаемых младенцев от возможных болезненных заражений; особых постановлений, воспрещающих такую практику, не имеется. Вторая практика с точки зрения церковной должна быть признана вполне правильной. Правда, в Иосифовском Требнике (1651 г.) предписывалось: «во единой купели не крестити, но изменяти воду в купели коемуждо»; но это предписание опущено в современном Требнике; и ещё ранее издания Иосифовского Требника митр. Киприан в своих ответах игумену Афанасию писал (1390–1405 г.): «а еже двое или трое детей во единой купели крещати или мужеский пол или женский, о сем убо написано нигде же обретох, но приемлю свидетельство от Иоаннова крещения, внегда ему на Иордани крещати, яко мнози народи крещахуся, приходяще, от него; такоже и при апостолех творимо беяще, якоже в Деяниях пишет, яко не два или трие крестими беяху в единой купели, но мнози единою; первее мужских крестити, потом женских, за благочиние даяти мужскому полу большинство», т.е. погружать сначала мальчиков, а затем девочек. – Если в числе нескольких крещаемых будет больной ребёнок, то его следует крестить после; а если приходится крестить несколько больных, то, в предупреждение заразительности, следует крестить каждого в отдельной купели (Забелин, 127 стр.; Ц.В. 1888, 33; сн. Ц.В. 1875, 30).

Если бы сами родители или восприемники пожелали, чтобы их дитя было крещено не вместе с другими, а отдельно, то священник не должен отказываться от этого, чтобы не смущать мнительных и не давать повода к неудовольствию или недоразумениям, без всякой нужды (о. Хойнацкий, 13 стр.).

По совершении таинства, вода из купели должна быть вылита в какое-либо приличное, чистое место, которое не бывает попираемо человеческими ногами, напр., под церковь или в церкви в особливое место, если есть такое448, или в реку и т.п. (Номок., 139).

За отсутствием таковых мест можно нарочито устраивать подле церкви так называемый сухой колодезь (Забелин, 128 стр.).

Образ совершения таинства крещения

Крещение совершается чрез троекратное погружение крещаемого в воду, при произнесении слов: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа»449 (Мф.28:19; Ап., 50), как это показано в Требнике (сн. 975–976 стр. печатного оригинала).

Только как исключение, напр., в случае большой слабости крещаемого, которая особенно замечается в так называемых недоносках, дозволяется не погружать крещаемого в воду, а обливать его водой, с головы, с произнесением узаконенных слов (Забелин, 125 стр.). Поэтому распространённость обычая в некоторых местностях крестить чрез обливание есть «явное отступление от узаконенного чина»450 (Рук. д.с.п. 1888, 13).

В Номоканоне при Большом Требнике сказано: «Вземлеши его нага, и став просто, крещаеши в три погружения, глаголя сице: крещается раб Божий, имярек, во имя Отца, аминь, и низводиши е в купель, и погружавши е, сиречь, мочиши е все. И паки да станеши мало, просто, возводяй отроча, и низводиши с вторицею в воду, и мочиши е, глаголя: и Сына, аминь. И паки станеши просто, и низводиши с третицею, и погружавши е, подобне глаголя: и Святого Духа, аминь (сн. в Треб. послед. св. крещения) и куплеши конечне. Таже взем от купели, даеши е восприемнику» (Номок., 200 пр.).

Чтобы погружение младенца в воду было безопасно для его жизни, опытные иереи советуют брать младенца правой рукою за спинку и при том так, чтобы пальцы правой руки проходили под мышками младенца к его груди, а левой рукой закрыть рот, нос и уши младенца и затем немедленно погружать его; или левой рукой взять за грудь младенца и пальцы этой руки пропустить под мышками младенца к его спинке, а правой рукой закрыть у него рот, ноздри и уши и потом погружать его. В том случае, когда младенец, по вынутии из воды после троекратного погружения, не подаёт голоса, можно немедленно и слегка встряхнуть его, чтобы он мог свободнее и скорее вздохнуть (Рук. д.с.п. 1886, 41; Перм. Е.В. 1888, 1). – Некоторые священники берут младенца левой рукой под мышки и спинку так, чтобы указательный и средний палец этой руки приходились к шейке и затылку головки дитяти, для сохранения равновесия этой последней; то же самое надобно при этом наблюдать и при взятии головки правой рукой с передней стороны (о. Хойнацкий, 16 стр.).

"Аще многовиден див родится, и недоумение будет, аще един или многие суть, да не будет крещен, дóндеже рассудится сие; разсуждение сицево да будет, аще едину или многие имеет главы, едины или многие перси: ибо толикожде многие будут сердца, и души, и раздельния человецы, и в сицевом надежи, кийждо их особне да крещен будет, коемуждо на главе воду изливая и глаголя: крещается раб Божий во имя Отца и проч.; аще же беда смертная наступит, и скратится время, ко еже коегождо особне крестити, может служитель, на коегождо главе воду изливая, всех единой крестити, глаголя: крещаются. раби Божии, имя рек, во имя Отца и проч. Но убо сию множественную форму в сих точию, и в иных смертных бедах, в крещении многих единою, и яже время быти не может, ко еже коегождо особне крестити: инакоже никако николиже да употреблена будет под смертным грехом и казнию правильною. Егда же есть известие, яко во диву суть два лица, якоже две главе и две перси не имать добре раздельны, тогда первее един да будет добре крещен совершен обычно, потом же другий под кондицией сим образом: аще несть крещен, крещается раб Божий, имя рек, во имя Отца, аминь; и Сына, аминь; и Святого Духа, аминь; и ныне, и присно, и во веки веков, аминь».

Могут быть крещаемы таковые уроды (т.е., имеющие две головы и две груди, отчётливо разделённые) и оба вместе чрез погружение в воду, но с произнесением совершительной формулы крещения во множественном числе и отдельным наименованием каждого из них: «Крещаются рабы Божии» (такие-то) и т.д.451 (Практ. Рук., 184 стр.).

Восприемники при крещении

При крещении как возрастных, так и младенцев должны быть восприемники.452 При крещении возрастных восприемники служат к тому, чтобы:

1) быть свидетелями и поручителями веры и обетов крещаемого и таким образом устранить в крещении их всякий обман, подлог, лицемерие и проч.;

2) отвечать при крещении за таких, кои по болезни не могут сами за себя дать ответов. При крещении младенцев восприемники бывают для того, чтобы произносить вместо их Символ веры и необходимые ответы и впоследствии иметь попечение о научении вере и нравственности воспринятых ими453 (VI, 53; Карф. 54., Требн., «Увещание от иерея к восприемнику»; Кн. о долж., 80, 87; Ук. Св. Син. 1836 г., V, 23; 1853 г., V, 25; Кур. цер. законовед. Арх. Иоанна, 2 т., 433 стр.).

По Требнику, необходимым считается только один восприемник454, – мужчина для крещаемого лица мужского пола, или женщина для лица женского пола (Бол. Треб., 5 гл., «зри»).455 Обыкновенно же восприемников бывает двое; мужчина и женщина. Но допускать к восприемничеству одного младенца двух мужчин или двух женщин не дозволяется (см. Ук. Св. Син. 1834 г, VI, 18; сн. ниже, 990 стр. печатного оригинала).

Чтобы не признавать фактически одного из восприемников при крещении совершенно лишним и не устранять его от участия при совершении этого таинства, некоторые священники придерживаются такового порядка. – При крещении младенца мужеского пола, восприемница держит его на своих руках от начала крещения до самого акта погружения; на вопросы об отречении от сатаны, сочетании со Христом и пр., обращённые к восприемнику, и она даёт ответы в форме, приличной её полу; после акта погружения воспринимает младенца мужеского пола восприемник. В троекратном обхождении вокруг купели принимают участие оба восприемника, причем младенца мужеского пола носит восприемник, а женского – восприемница; в других местах принят такой порядок, что, – в первый раз несёт младенца на своих руках восприемник, следуя за священником, а восприемница идёт позади восприемника, – во второй раз несёт младенца на своих руках уже восприемница и она же непосредственно следует за священником, а восприемник идёт позади восприемницы, – в третий раз обхождение вокруг купели совершается так же, как и в первый. После троекратного обхождения вокруг купели младенец остаётся на руках восприемника до конца всего священнодействия. При крещении младенца женского пола то же соблюдается, только в обратном порядке, т.е., от начала крещения до акта погружения младенец женского пола остаётся на руках восприемника и т.д. Выше изложенный порядок участия двух восприемников при совершении крещения может быть, по мнению некоторых (см. Рук. д.с.п. 1886, 12), оправдываем повсеместным у нас обычаем – быть при крещении восприемнику и восприемнице, не смотря на различие пола крещаемого. Но, по Требнику, «един довлеет восприемник», а потому и нет нужды обязательно придерживаться, при совершении крещения, вышеизложенного порядка относительно другого восприемника, т.е., мужчины – при крещении младенца женского пола, и женщины – при крещении мужеского пола (сн. ниже, табл. крещения). Впрочем, устранение священником указанного другого восприемника от сопровождения при хождении вокруг купели, что общепринято в современной практике (см. Пособие, 675 стр.; сн. Ц.В. 1889, 38), может возбудить ропот, да и нет необходимости в таком устранении, пока не существует относительно этого особых определённых распоряжений высшего начальства; что же касается поминовения в молитвах при крещении обоих восприемников, то творить это поминовение указывалось высшею церковною властью (см. цирк. Ук. Св. Син. 1834 г., VI, 18), и повсюду принято в современной практике.456

Существует местный обычай, по которому беременные женщины, призванные к восприемничеству, сами не приносят младенца для крещения, не стоят возле купели с восприемником, а сидят где-либо вдали, не берут на свои руки младенца и после погружения его в воду, а вместо себя поручают воспринимать младенца от купели-крещения какой-либо другой девице.457 Очевидно, в основании этого местного обычая лежит какое-либо поверье, которое никак не может быть оставляемо без внимания пастырем, а, следовательно, и самый обычай, обоснованный на народном суеверии, должен быть искореняем пастырем (Рук. д.с.п. 1888, 15).

В случае крайней нужды (напр. смертной опасности), крещение может быть совершено и без восприемника (Бол. Требн., гл. 5, «зри»; сн. Ук. Св. Син. 1810 г., I, 19,–II, 17, и Ук. Св. Син. Нижегор. Преосвященному 1889 г., II, 13).

В случае смертной опасности крещаемого (а также и при невозможности в местностях с преобладающим иноверным населением найти лицо православного исповедания) восприемника может заменить собою сам священник, совершающий крещение458, или псаломщик459, или же их супруги, сообразно с полом крещаемаго460 (см. Ц.Вед. 1899, 2).

Священникам, совершающим таинство крещения, указом Св. Синода, от 18 июня 1834 г., было вменено в обязанность:

1) в случае многих лиц, приглашаемых к восприятию от купели, допускать к обрядовому действию одну, преимущественно для сего назначаемую родителями или родственниками крещаемого, пару (т.е., одного восприемника и одну восприемницу), воспоминая оную и в молитвах;

2) действующую пару вносить и в метрические книги, отнюдь не записывая прочих.

Таким образом, по смыслу этого указа может быть приглашаемо в восприемники более двух лиц, только не для обязанностей восприемничества, а для большей торжественности; потому все эти лица, кроме первой пары, считаются уже не восприемниками, а простыми свидетелями крещения, и в этом смысле могут быть записываемы в метрической книге только в графе: «рукоприкладство свидетелей по желанию»; в качестве же восприемников, вписывается в метрическую книгу, сообразно с выбором родителей, только одна пара; она же одна допускается к обрядовому действию и упоминается в молитвах. – Правило о бытии при крещении одному восприемнику и одной восприемнице, направленное к ограничению обычая приглашать многих восприемников, относится до местностей с преобладающим православным населением (Ук. Св. Син. 1884, XI, 17; см. Практ. Рук., 188 стр.).

Назначение восприемников, а также и то, что самым чином таинства предполагается их личное присутствие при его совершении, воспрещают допущение заочных восприемников, а потому, в случае просьб об этом, не следует поступаться церковным правилом в угоду суетности. Не выходя из пределов церковных постановлений, при этом можно сделать одну уступку: лица, не безусловно нужные при крещении, т.е., восприемница для мальчика и восприемник для девочки, могут быть избраны заочно; в метрические книги могут быть вписаны такие восприемники не иначе, как с их согласия (Ворон. Е.В. 1870, 22; Ц.Вед. 1896, 18; Ц.В. 1896, 85; сн. Ц.В. 1896, 36; 1894, 1; 1899, 2; 1902, 45).

Ходатайства о восприятии от купели именем Государя Императора для офицеров, врачей и гражданских чиновников, служащих в тех войсковых частях, где Государь Император изволит быть шефом, в настоящее время допускаются лишь в исключительных случаях, только относительно служащих, известных Его Величеству, и при том не повторяются при рождении каждого из детей (Современность, 1880, 106, – см. Практ. Рук., 187 стр.).

Соответственно своему назначению, восприемниками должны быть лица православные и сведущие в вере,461 т.е., знающие, по крайней мере, главные члены веры (Исп. I ч., 103 отв.; Кн. о должн., 80).

Не допускаются к восприемничеству старообрядцы462 (а равно, конечно, и сектанты) не только у православных, но и у детей старообрядцев, крещаемых православным священником (см. Ук. Св. Син. 1722, V, 17; см. также Ц.Вед. 1899, 2).

Иноверные (католики, армяно-грегориане, протестанты и проч.) не должны быть восприемниками; потому что, как говорится в «Книге о долж. пресв. прих.» (§ 80), «символ веры у них испорченный, каковый римляне и протестанты с реформатами исповедуют: а ежели они будут отрока наставлять, то конечно в свою веру отведут».463

Впрочем, тут же прибавляется (прим. к § 80): «будеж по причинам политическим случилось бы быть и иноверному восприемником, то надлежит ему (при крещении) Символ веры нашея Церкве читать». Но и помимо «причин политических» некоторые, в виду того, что для обязанностей восприемничества довольно бывает и одного восприемника, считают позволительным, в случае особенного желания со стороны родителей, когда бывает два восприемника, допускать одного неправославного, признавая непременно обязательным лишь то условие, чтобы при крещении младенца женского пола, православная была восприемница, а при крещении младенца мужеского пола был восприемник православный (см. у Забелина, 139 стр., и у о. Хойнацкого, 21 стр.; см. там же Ц.В. 1894, 37; 1896, 8). Равным образом и по смыслу распоряжений некоторых Е.Н. в исключительных случаях тоже считается дозволительным допущение иноверцев к восприемничеству у православных, хотя этими распоряжениями собственно имеется в виду, чтобы при крещении восприемник или восприемница (смотря по полу крещаемого) были непременно православные. Так, Минской Дух. Консисторией было поставлено священникам епархии в обязанность – наблюдать, чтобы оба восприемника, или по крайней мере один из них, были православного исповедания, и непременно при крещении младенца мужеского пола – восприемник должен быть православного исповедания, а при крещении младенца женского пола – восприемница должна быть православного исповедания; благочинные же обязаны доносить епархиальному начальству о случаях неисполнения ими этого распоряжения (Мин. Е.В. 1890, 15). На докладе Орловской Дух.Конс. от 12-го февраля 1885 года, при котором было представлено объяснение одного из священников Орловской епархии о допущении им при крещении младенца женского пола, рождённого от православных родителей, быть самому восприемником, а восприемницею лицу католического исповедания, Преосвященным Орловским, между прочим, была написана такая резолюция: «в предупреждение подобной неправильности на будущее время пропечатать в Орлов. Еп. Вед. (1885, 5) к сведению духовенства Орловской епархии:

1) хотя по примеру апостола – диакона Филиппа (Деян.8:38) и апостола Павла (Флм.1:10) крещение может быть совершено и без восприемника, как особого лица, которого на сей раз может заменить собою сам священник, совершающий крещение; но это должно быть допускаемо только в крайних случаях, когда за слабостью новорождённого младенца нельзя вскоре найти восприемника;

2) при крещении

а) восприемниками должны быть лица православного исповедания,

б) в случае нужды, при младенце мужеского пола довольно одного только православного восприемника, а при младенце женского пола одной только православной восприемницы,

в) в восприемничестве не должно отдавать преимущества лицам неправославного исповедания пред православными (см. Киев. Е.В. 1885, 23). Но в некоторых епархиях (напр. в Холмско-Варшавской) положительно запрещено православным принимать в восприемники иноверных лиц (Ц.В. 1894, 37). Взгляд нашей высшей церковной власти на восприемничество иноверцев у православных с особенной полнотой выражен в указе Св. Синода на имя Рижского Преосвященного (1884, XII, 17, № 4392). В этом указе Св. Синода, между прочим, говорится, что:

1) при совершении св. таинства крещения и в эсто-латышских приходах Рижской епархии восприемниками должны быть лица православные;

2) только православные восприемники или восприемницы имеют церковное значение и, как участвующие в обрядовом действии при св. крещении, должны быть воспоминаемы в молитвах и вносимы в метрические книги;

3) при затруднениях найти православных – восприемника и вместе восприемницу, следует совершат крещение при одном восприемнике, если крещаемое лицо мужеского пола, или при одной восприемнице, если крещаемое лицо женского пола; в смертной же опасности можно крестить и без восприемника (сн. 989–990 стр. печатного оригинала);

4) в виду исключительного положения православной паствы в Прибалтийском крае, среди преобладающего иноверного населения, и в виду высказанного священниками Рижской епархии опасения возбудить ропот на православное духовенство и отчуждения от св. Церкви, как со стороны иноверцев, так и православных латышей, и эстов, Св. Синод, не признавая удобным и благовременным ныне же совершенно устранить обычай допускать лютеран быть восприемниками при крещении православных, – нашёл, однако, необходимым:

а) поручить духовенству Рижской епархии иметь тщательное наблюдение и попечение о том, чтобы восприемник из иноверцев был допускаем только при крещении младенца женского пола и при наличности восприемницы, исповедующей православную веру, а иноверная восприемница только при крещении младенца мужеского пола и при наличности православного восприемника;

б) вменить приходским священникам в обязанность целесообразными пастырскими наставлениями прихожан содействовать постепенному искоренению обычая приглашать иноверных восприемников (см. Рук. д.с.п. 1894, 3). Вообще, священники тех епархий, где не существует относительно данного предмета особых распоряжений местного Е.Н., будут правы, если откажут иноверному быть восприемником даже и при крещении младенца иного пола с восприемником. Что же касается допущения иноверного восприемника при крещении младенца мужеского пола или иноверной восприемницы при крещении младенца женского пола, то это есть такое «отступление от правил православной, Церкви и здравого смысла» (см. Ц.Вед. 1890, 36), которое ни в каком случае не может быть допускаемо самими священниками464; так как восприемник «представляет собою лицо крещаемого, и за него обеты Богу творит, символ исповедует и обязан восприемного сына наставить вере и закону Божию, чего не могут учинить ни невежа в вере, ни иноверный» (Кн. о должн., 80).

С другой стороны, и православному неприлично быть восприемником детей у иноверных родителей, исключая тех случаев, когда дети крещаются в православную веру (см. Ук. Св. Син. 1714 г., X, 17, 2 п.; Маниф. 1812 г., III, 20, 15 §, в П.С.П., № 25, 025).

Не могут быть восприемниками безумные, совершенно несведущие в вере465, а также преступники, явные грешники и все вообще лица, низко упавшие в общественном мнении, по своему нравственному поведению466 (см. Кн. о долж., 80; Требн. П. Могилы; Правила относ. совер. крещ., опублик. во Владим. Еп. Вед. 1871, 21, Владимирской Дух. Консисторией).

Не должны быть восприемниками малолетние (т.е., не достигшие гражданского совершеннолетия или 17-ти лет от рождения), как ещё неспособные к делу учительства и не твёрдые в разумении веры и силы таинства (Кн. о должн., 80), кроме случаев крайней необходимости и совершенной невозможности иметь восприемника совершеннолетнего; но и в этом последнем случае восприемники должны иметь, по крайней мере, церковное совершеннолетие, т.е., восприемник должен иметь 15, а восприемница 13 лет (Ук. Св. Син. 1836 г., V, 23; 1837 г., VIII, 27).467

Не допускаются к восприемничеству монахи и монахини468 (Ном., 84; Ук. Св. Син. 1844 г., X, 17).

Ни в каком случае родитель или родительница не могут быть восприемниками от купели крещения собственных детей; иначе супружество их должно быть расторгнуто, по 53 пр. VI Всел. Соб.469 (Кр. кур. цер. права, проф. И.Бердникова, 113, 127 стр.; Правосл. цер. право Еп. Далматинского Никодима, 642 стр.; Обозр. узак., 205–206 стр.).

В виду существующих особых правил относительно восприемников470, священник должен всегда по возможности заранее узнавать от родителей, кого они желают иметь восприемниками для своих детей471, чтобы не допустить недозволяемых существующими правилами.

Порядок священнодействия см. ниже.

Миропомазание

Понятие о таинстве миропомазания

Миропомазание есть таинство, в котором верующему, при помазании освященным миром частей тела, во имя Святого Духа, подаются дары Святого Духа, возращающие и укрепляющие в жизни духовной (Катехизис).

Миропомазание принадлежит к числу неповторяемых таинств.472

Право совершения миропомазания

О веществе таинства миропомазания и о совершительных словах онаго таинства

Мирское лицо и в смертном случае крещаемого или присоединяемого к православию не имеет права совершить этого таинства (Кн. о долж., 84). Право совершать это таинство принадлежит епископу. Вместо епископа поручается совершать его священнику.473 Но священник совершает таинство миропомазания чрез св. миро, освящение которого есть исключительное право епископского сана (Карф., 6). У нас миро освящается для всей России только в Синодальном доме в Москве и в Киево-Печерской Лавре (Ук. Св. Син. 1731 г., VIII, 19, и 1788 г., VI, 28), откуда рассылается по епархиям. См. выше, 599 стр. печатного оригинала.

Местное Е.Н. обязывается наблюдать, чтобы св. миро в церквах было без оскудения, и чтобы оно хранилось не иначе, как в св. алтаре (обыкновенно, на престоле, близ ковчега с запасными Дарами) с честью и предосторожностью, подобающими святыне, в сосуде серебряном или хрустальном (Уст. Д.К., 40; Ин. бл., 1).

Часть св. мира, хранимая на престоле, вливается в небольшой сосудец, хранимый вместе с другим небольшим сосудцем для св. елея в так называемом крестильном ящике.

Когда миро вливается в стеклянный сосудец и особенно с холода, – не следует наливать его дополна, потому что оно в тепле расширяется и в таком случае может разорвать пузырек. Сосуды для св. елея и св. мира должны быть различны по своему внешнему виду, а ещё лучше – с надписями, – на одном должна быть – «св. елей», а на другом – «св. миро», дабы при совершении таинства не употребить одно вместо другого. Стеклянные сосуды со св. елеем и св. миром должны замыкаться стеклянными пробками, а отнюдь не воском, потому что воск тает и мало-помалу будет опускаться в св. елей или в св. миро. Нелишне делать на этих пробках, как и на сосудах с св. елеем и миром, надписи. Иногда употребляются медные пробки, но они портят св. миро и поэтому их не следует употреблять.

В случае порчи мира474 следует его вливать под св. престол, сосуд отирать чистой бумагой или ещё чем-либо приличным, затем предмет, употреблённый для отирания, сжечь на чистом камне и пепел высыпать под престол. В случае пролития мира следует поступать так же, как и при пролитии св. Крови (см. 791 стр. печатного оригинала).

Помазание св. миром должно сопровождаться произнесением совершительных слов: «Печать дара Духа Святаго, аминь»475 (II, 7; Требн.). Священник должен эту формулу миропомазания «уметь незапинательно выговаривать и знать, которые члены мазать надлежит» (Кн. о долж., 89).

Лица, над которыми совершается миропомазание

Таинство миропомазания совершается над всеми крещаемыми; при этом в Православной Церкви миропомазание совершается вслед за крещением476 (II, 7; VI, 95; Лаод., 46; Прав. Испов., 105 отв.). Отдельно от крещения миропомазание совершается только в том случае, если крещение совершено мирянином (см. 976–977 стр. печатного оригинала) и при присоединении к Православной Церкви некоторых из иноверцев (см. об них ниже).

Последование св. крещения и св. миропомазания

Порядок священнодействия

Молитва во еже сотворити оглашеннаго1).

(Требник, гл. 5).

Разрешает священник2) пояс хотящего просветитися, и совлачает и отрешает его3), и поставляет его к востоку, во единой ризе непрепоясана, непокровена, и необувена, имущаго руце доле, и

дует4) на лице его 3-ды, и

знаменует

чело его и

перси 3-ды5), и

налагает руку на главу

его глаголя6):

Господу помолимся.

Молитва:

О имени Твоем7).

Возглас:

Тя бо поют вся силы.

Запрещение 1-е.

Господу помолимся.

Запрещает тебе Господь,

Яко прославися (возгл.).

Запрещение 2-е.

Господу помолимся.

Бог святый.

Запрещение 3-е.

Господу помолимся.

Господь Саваоф.

Молитва 4-я.

Господу помолимся.

Святый Владыко.

И дует4) священник на

уста его, на

чело, и на

перси, глаголя:

Изжени из него (или: из нея) всякаго лукаваго и нечистаго духа, сокрытаго и гнездящагося в сердце его (или: ея). И глаголет сие 3-ды.

Духа прелести8).

Возгласно:

Благодатию и щедротами.

И совлачену и отрешену крещаемому9), обращает его священник на запад, горе руце имуща10), и глаголет:

Отрицаеши ли ся сатаны, и всех дел его, и всех аггел его, и всего служения его, и всея гордыни его;

Это иерей вопрошает 3-ды, и на каждое вопрошение оглашенный или восприемник глаголет:

Отрицаюся11).

Вопрошает паки священник:

Отреклся ли (или: отреклася ли) еси сатаны;

Это иерей тоже вопрошает 3-ды, и на каждое вопрошение оглашенный или восприемник отвечает:

Отрекохся11).

Таже глаголет священник:

И дуни, и плюни на него.

И сие сотворшу, обращает его священник к востоку, доле руце имуща, и глаголет ему священник 3-ды:

Сочетаваеши ли ся Христу;

На каждое вопрошение оглашенный или восприемник отвечает:

Сочетаваюся11).

Таже паки глаголет ему священник:

Сочетался ли (или: сочеталася ли) еси Христу;

И отвещает (оглашенный или восприемник):

Сочетахся11).

И паки (иерей) глаголет:

И веруеши ли Ему;

И глаголет (оглашенный или восприемник):

Верую Ему, яко Царю и Богу.

И глаголет:

Верую во единаго Бога.

То и другое вопрошение, а равно и ответы на них повторяются 3-ды. (сн. 3 прим. к 990 стр.).

И егда исполнит третие св. символ, вопрошает его паки священник, глаголя:

Сочетался ли (или: сочеталася ли) еси Христу?

Отвечает:

Сочетахся.

Это вопрошение и ответ тоже повторяются 3-ды.

И глаголет священник:

И поклонися Ему.

И покланяется12), глаголя:

Покланяюся Отцу, и Сыну, и Святому Духу, Троице единосущней и нераздельней.

Таже глаголет священник:

Благословен Бог, всем человеком хотяй спастися.

Таже глаголет

молитву сию:

Господу помолимся.

Владыко Господи.

Последование св. крещения

(Требник, гл. 6).

Входит священник (сн. 1 прим.), и облачается в священническую одежду белую, и нарукавницы13): и вжигаемым всем свещам, взем кадильницу, отходит к купели14), и кадит окрест, и отдав кадильницу, покланяется15).

Таже глаголет диакон:

Благослови владыко.

Священник же возгласно:

Благословено царство.

Лик:

Аминь.

Диакон же абие глаголет

ектению (великую):

Миром Господу.

И диакону глаголющу сия, священник глаголет в себе

молитву сию, тайно (всю, кончая словом:

Аминь):

Благоутробный и милостивый Боже.

Таже глаголет:

молитву сию велегласно:

Велий еси Господи, и чудна дела Твоя, и не едино же слово довольно будет к пению чудес Твоих (3-ды).

Ты бо хотением.

Ты убо человеколюбче Царю, прииди и ныне наитием Святаго Твоего Духа, и освяти воду сию (3-ды)16).

И даждь ей благодать.

И знаменает (изображает знак креста) воду 3-ды, погружая персты в воде17), и дунув на ню глаголет:

Да сокрушатся под знамением образа креста Твоего вся сопротивныя силы (3-ды).

Молимся Тебе, Господи.

Мир всем.

Главы ваша Господеви приклоните.

И вдунет4) 3-ды в сосуд елеа и знаменает 3-ды сей, сиесть елей держимый от диакона18), и рекшу ему:

Господу помолимся.

Священник же глаголет молитву:

Владыко Господи.

Лик:

Аминь.

Диакон:

Вонмем.

Священник, поя

Аллилуиа

3-ды с людьми19), творит кресты три елеем в воде20).

Таже возглашает:

Благословен Бог, просвещаяй и освящаяй всякаго человека, грядущаго в мир, ныне и присно, и во веки веков.

Лик:

Аминь.

И приносится крещаемый.

Священник же вземлет от елеа двема персты21), и творит креста образ на

челе и

персех, и на

междорамии22), глаголя:

Помазуется раб Божий (или: раба Божия), имя рек, елеем радования, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков (сн. Мал. Требн.), аминь.

И назнаменует его перси,

и междорамия23).

На персех убо глаголя:

Во исцеление души и тела.

На ушесех же:

В слышание веры.

На руках24):

Руце Твои сотвористе мя, и создасте мя.

На ногах24):

Во еже ходити ему (или: ей) по стопам заповедей Твоих.

И егда помажется все тело,

крещает его священник, проста (т.е., в прямом положении) его держа, и зряща на восток25), глаголя:

Крещается раб Божий (или: раба Божия), имя рек,

во имя Отца, аминь.

И Сына, аминь.

И Святаго Духа, аминь.

Ныне и присно, и во веки веков, аминь (сн. Мал. Треб.).

На коемждо приглашении, низводя его и возводя26).

По крещении же умывает священник руце, поя с людьми

псалом 31-й:

Блажени, ихже оставишася.

Сей же псалом глаголется весь, трижды.

И облачая его во одеяния27), глаголет:

Облачается раб Божий (или: раба Божия), имя рек, в ризу правды, во имя Отца, и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков (сн. Мал. Требн.), аминь.

И поется

тропарь, во глас 8: Ризу мне подаждь светлу.

И по еже облещи его, молится священник, глаголя

молитву28) сию:

Благословен еси Господи.

Возгласно:

Яко Ты еси Бог наш.

Последование св. миропомазания

И по молитве

помазует крестившегося св. миром29), творя креста образ (т.е., крестообразно): на

челе, и

очесех, и

ноздрех, и

устех, и обоих

ушесех, и

персех, и

руках, и

ногах, и глаголя:

Печать дара Духа Святаго30). Аминь31).

Таже творит священник с восприемником (который идёт позади священника) и младенцем

круга образ (т.е., обходят кругом купели, начиная с правой, или западной стороны, и идя к южной стороне)32). И поем:

Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся, аллилуа.

Трижды. Таже

прокимен, глас 3:

Господь просвещение мое, и Спаситель мой, кого убоюся.

Стих:

Господь защититель живота моего, от кого устрашуся.

Апостол33) (см. 698 стр. печатного оригинала).

Иерей:

Мир ти.

Диакон:

Премудрость, вонмем.

Чтец:

псалом Давидов,

Аллилуиа.

Посем диакон:

Премудрость, прости услышим св. Евангелиа.

Иерей:

От Матфеа св. Евангелиа чтение.

Диакон:

Вонмем.

Иерей чтет:

Евангелие34) (см. 698 стр. печатного оригинала). Таже ектенья (сугубая);

Помилуй нас Боже.

Яко милостив (возглас иерея).

Лик:

Аминь.

[Священник:

Слава Тебе Христе Боже, упование наше, слава Тебе.

(Лик):

Слава, и ныне.

Господи помилуй (3-ды).

Благослови.

И священник творит отпуст]35).

Молитвы измовения во 8-й день

(Требник, гл. 10).

И во осмый день паки приносят его в церковь, во еже омыти36).

И разрешает ему священник пелены и пояс (т.е., раскрывает младенца), глаголя молитвы сия:

Господу помолимся.

Лик:

Господи помилуй.

(Молитва 1-я): Избавление грехов.

Яко благословися.

Молитва 2-я.

Господу помолимся.

Лик:

Господи помилуй.

Владыко Господи Боже.

Яко Ты еси.

Лик: Аминь.

Иерей:

Мир всем.

Лик:

И духови твоему.

Диакон:

Главы ваша Господеви приклоните.

Лик:

Тебе Господи.

Одеявыйся (или: одеявшаяся) в Тя Христа (молитва от иерея).

Яко Твое есть, еже миловати.

Лик:

Аминь.

И разрешает (иерей) пояс отрочате, и пелены, и соединив края их, омочает водою чистою я, и кропит отроча37), глаголя:

Оправдался еси. Просветился еси. Освятился еси. Омылся еси именем Господа нашего Иисуса Христа, и Духом Бога нашего. Или: Оправдалася еси. Просветилася еси.

И прочая38).

И взем губу новую напоенную водою39), отирает лицо его с главой, и перси, и прочая, глаголя:

Крестился еси. Просветился еси. Миропомазался еси. Освятился еси. Омылся еси: во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков (сн. Мал. Требн.), аминь. Или: Крестилася еси. Просветилася еси. И прочая.

Молитва на пострижение власов

(Требник, гл. 11).

Диакон:

Господу помолимся.

Лик:

Господи помилуй.

(Молитва)

Владыко Господи Боже наш.

Яко милостив (возглас).

Лик:

Аминь.

Иерей:

Мир всем.

Лик:

И духови твоему.

Диакон:

Главы ваша Господеви приклоните.

Лик:

Тебе Господи.

Священник же глаголет молитву сию:

Господи Боже наш40).

Яко подобает (возглас).

Лик:

Аминь.

И постригает его крестовидно41), глаголя:

Постригается раб Божий (или: раба Божия), имя рек, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков (сн. Мал. Треб.).

Лик:

Аминь.

Таже ектенья, в нейже поминает по Императоре восприемника с новопросвещенным.

Помилуй нас Боже.

Иерей:

Яко милостив (возглас).

Лик:

Аминь.

И бывает обычный отпуст42).

Примечания

1) Это оглашение одинаково совершается над всяким младенцем, – происходит ли он от православных или иноверных родителей; это же оглашение совершается и над возрастными крещаемыми, но в последнем случае оно предваряется другими оглашениями, совершаемыми не одинаково над всеми возрастными, о чём будет сказано ниже.

– Требником предписывается совершать это оглашение в притворе храма.

2) Для совершения оглашения священник возлагает на себя епитрахиль (о. Сильченков, 12 стр.). См. ниже, 13 примеч.

3) Младенцы для крещения приносятся в одних пеленах, которые священник раскрывает так, чтобы лицо и грудь младенца были открыты. В Нов. Скрижали читаем: «Новорожденных младенцев неудобно одевать и раздевать, обувать и разувать, равно как и разрешать пояс, т.е., распоясывать. Но весь этот обряд исполняется при крещении возрастных, когда они приходят к оглашению».

4) Это дуновение совершается крестообразно. В таком виде символ этот получает более широкое значение и вполне соответствует характеру нашей обрядности, в которой находит обширное применение символ креста. То же следует сказать и относительно дуновения пред словами: «изжени из него всякого лукаваго и нечистаго духа», и о дуновении в сосуд с елеем пред молитвою: «Владыко, Господи, Боже отец наших», и др. Симеон Солунский говорит: „На оглашаемого иерей трижды дует крестообразно, возгревая этим дуновением первое дуновение, бывшее над Адамом. Совершается дуновение троекратно ради Троицы, потому что у Троицы общая благодать и сила; а крестообразно – ради воплотившагося и пострадавшаго плотию единого, от Троицы Христа, крестом совершившего победу» (см. Ц.В. 1888, 19).

5) Хотя некоторые и благословляют 3-ды чело и затем 3-ды перси, но Требником указывается совершать благословение «трижды», а не по-трижды; поэтому представляется более согласным с Требником, когда знаменуют чело и перси одновременно, начиная крест на лбу, оттуда на нижнюю часть груди и потом левую и правую стороны груди (см. у о. Сильченкова, 12 стр.).

6) По указанию Требника, священник возлагает руку на оглашаемого до начала молитвы: «О имени Твоем, Господи»; но не погрешают и те из священников, которые возлагают руку при произнесении слов: «возлагаю руку мою на раба Твоего»: одновременность слова и обозначаемого им действия должна благотворно влиять на религиозное настроение присутствующих. – Священник, обратившись к оглашаемому, возлагает руку не на чело, а на главу оглашаемого и остаётся в этом положении до конца молитвы. – Никакого перстосложения при этом не нужно (Ц.В. 1888, 19).

7) Некоторые думают, что прошение в этой молитве: «возвесели его в делех руку его», не применимо к младенцу. Но если признать это прошение Церкви не применимым к младенцу, то, оставаясь последовательным, нужно также признать не применимыми к младенцу, как ещё не скоро имеющему прийти в сознательный возраст и располагать свободной волей, и другие прошения Церкви, заключающиеся в той же молитве, читаемой при «оглашении»: «Исполни его еже в Тя веры», «Даждь ему во всех заповедех Твоих ходити», и т.д. Выходя из того же положения, что младенец не скоро может прийти в сознательный возраст и располагать свободной волей, надобно бы сделать поправки и во всех молитвах, предваряющих крещение, и в конце концов дойти до отрицания необходимости для младенца благодати крещения, при содействии которой он мог бы возродиться для жизни духовной и святой, что противно учению Православной Церкви (Рук. д.с.п. 1887, 25).

8) В этом и других местах, при крещении младенца женского пола, слова «сына и наследника», по Большому Требнику, заменяются словами: «дщерь и наследницу». При крещении близнецов мужеского и женского пола, можно заменить выражение: «сын и наследник», выражением: «чада и наследницы» (Ц.В. 1887, 24).

9) Некоторые думали, что оглашенные, обращаемые на запад для отречения от демона, раздевались совсем и предстояли нагими. Но, по церковному намерению, при этом священнодействии, они не обязуются быть вовсе обнажёнными. Они снимают с себя только цветные, или светлые, одежды, в украшении которых находит себе пищу гордость человеческая, но удерживают на себе некоторые одежды, не имеющие никаких украшений; потому что христианская стыдливость требует того, чтобы возрастные, а наипаче женщины, доказали на себе, что они, хотя и совлекаются ветхого человека и не стыдятся Христова смирения, однако не отвергают от себя благопристойности вместе с одеждами, и потому, чтобы содержать себя при крещении с потребным приличием, женщины имеют при себе на сей случай смотрительниц или прислужниц, т.е., диаконисс, которые, как научают их тому, что они при крещении отвечать должны, так и при самом крещении соблюдают всю их благопристойность (Нов. Скриж.). – О крещении младенцев см. выше, 3 примеч.

10) Возрастный оглашаемый, имевший прежде «руце доле» (т.е., вниз), в знак избавления от рабства, в котором он доселе содержим был от демона, – теперь, обратившись на запад, поднимает руки вверх, в знаменование того, как учит Симеон Солунский, что он не имеет у себя никаких сокровенных дел лукавого и что он начинает подражать Распятому за нас (см. Нов. Скриж.).

11) По разъяснению «Церк. Вестника», вполне правильно требовать, как и делают некоторые, чтобы при крещении мальчика ответы: «отрекохся», произносил один кум, а при крещении девочки: «отреклася и «сочеталася», – одна кума, так как по уставу и правилу Требника при крещении младенцев может быть один восприемник, сообразно, полу крещаемого (Ц.В. 1892, 19).

12) Это поклонение, как говорит св. Василий Великий (в слове о крещении), должно быть с коленопреклонением (см. Нов. Скриж.).

13) Отсюда ясно видно, что таинство крещения не может быть совершаемо без фелони и поручей, особенно когда оно совершается в храме. Но если таинство совершается и вне храма, то отступления от указанного правила не должны быть допускаемы (за исключением, конечно, случаев крайней необходимости, при которых промедление может грозить лишением младенца благодати таинства). Когда же сообщение между церковью и приходом затруднительно, то священник хорошо сделает, если, отправляясь в отдалённую часть прихода, возьмёт и церковные облачения на всякий случай; хорошо также иметь запасные облачения и оставлять их постоянно в одной из деревенских часовен, с которой сообщение не так затруднительно, как с церковью (Ц.В. 1888, 20; 1902, 28).

14) Купель с водой ставится посреди храма; по краям купели зажигаются 3 свечи (Деян. Мос. Соб. 1667 г., 2 гл., 9 п.); по левую сторону от купели ставится столец, на котором полагается крест, евангелие и так называемый крестильный ящик; восприемники с младенцем становятся перед купелью, обратившись к ней лицом, позади священника, который стоит впереди их тоже перед купелью; если крестится возрастный, то он стоит впереди своих восприемников, опустив руки вниз. – Восприемникам даются свечи (см. Нов. Скриж.).

15) Само собой понятно, что не тому, кому отдаёт кадило, а Богу.

16) Некоторые священники, основываясь на указании Требника относительно освящения воды святых Богоявлений, при этом благословляют воду рукой трижды; другие не благословляют, но только указывают рукой на воду; митр. П.Могила рекомендует при этом даже крестообразное дуновение. Существенной нужды в этом благословении и дуновении в данном случае нет; они даже излишни, в виду того, что вслед за тем, при произнесении слов: «да сокрушатся под знамением», полагаются по уставу знаменование и дуновение, чего нет в чине освящения воды св. Богоявлений (Ц.В. 1888, 20).

17) Так как это знаменование имеет в данном случае смысл благословения, то священник при этом знаменовании и слагает свои персты в виде именословного перстосложения, а затем погружает их в воду. Дуновение должно быть крестообразным. Совершается то и другое трижды, попеременно одно за другим, т.е., за первым знаменованием первое дуновение и т.д. Формула прямо указана в Требнике: «да сокрушатся под знамением»; никакой другой формулы произносить не нужно (Ц.В. 1887, 24; 1888, 20). Благословляя воду, священник проводит по ней перстами крестообразно две черты: первый крест делает на поверхности воды, второй – немного глубже, а третий – в самой глубине (Нов. Скриж.).

18) Елей всегда должен быть чистый, свежий и не смешанный ни с какою другою жидкостью. Нельзя употреблять для этого какое-либо масло, напр., льняное, подсолнечное и даже лампадное и т.п. Всего лучше в этом случае приобретать масло прованское или оливу, которое и должно освящать молитвой, нарочито для того полагаемой в чинопоследовании крещения. Употреблять в крещении елей, освященный на всенощном бдении, а также – елей, употребляемый в таинстве елеосвящения или при освящении домов и т.п., – не следует (см. у о. Хойнацкого, 13 стр.; Ц.В. 1892, 48). – Симеон Солунский говорит, что «останки св. елея радования иерей не должен употреблять, как случится: ибо он есть образование Божественного мира; – но должен блюсти его в особом и освященном сосуде, иждивать в лампаде пред престолом, а не употреблять в пищу, как елей обыкновенный» (см. Нов. Скриж.). – Если необходимость заставляет употреблять один и тот же елей при нескольких крещениях, то освящение его совершается только при первом крещении. Косвенное подтверждение этого можно видеть в указании Служебника относительно благословения пшеницы, вина и елея, где сказано: «елей сей благословенный второе да не благословиши». По древнехристианской практике, отголосок которой находится и в памятниках русской старины, елеем помазывалось всё тело крещаемого, и, следовательно, каждый раз бралась для этой цели особая доля его, над которой совершалось освящение, и которая употреблялась вся сполна при одном крещении. Основываясь на этой практике, митр. П.Могила в своём требнике говорит: «елей к помазанию оглашенных не от епископа, но от иерея освящается; сего ради да тщится иерей всегда свежий имети елей к освящению, да не един и той же дважды или множественна освятит; но елижды крат крестити будет, иной да освятит». По смыслу этого требования, при каждом отдельном крещении должен быть наливаем в сосуд свежий елей, а так как на практике этого обыкновенно не бывает, то молитву на освящение елея следует читать только тогда, когда елей освящается вновь (Ц.В. 1888, 20; 1897, 18; сн. Пособие, 667 стр.). – Сосуд с елеем, при помазании им воды и крещаемого, держит или диакон, или сам священник.

19) Если крещение совершается без диакона, то обыкновенно священник говорит: «Вонмем», а псаломщик поёт: «Аллилуиа». Таким образом бывает, что пред каждым крестным знамением священник говорит: «Вонмем», и трижды поётся: «Аллилуиа» (Пособие, 668 стр.).

20) По некоторым древним требникам, священник, для совершения елеем креста в воде, брал «спичку, сущую в сосуде масляном» (см. Богослуж. в Рус. Цер. в XVI в. А.Дмитриевского, 287 стр.); в настоящее время священник обыкновенно творит в воде знамение креста елеем посредством стручца (или кисточки), погрузив предварительно его в сосуд с елеем (о. Сильченков, 16 стр.).

21) Этот способ, как неудобный и неупотребительный, на практике везде заменяется помазанием посредством стручца или кисточки (там же).

22) Под «междорамием» (τὰ μετάφρενα – dolsi medium), по мнению некоторых, всего лучше разуметь верхнюю часть тела между лопатками, как ни резонны основания в пользу значения слова «междорамие» в смысле предплечий-мышки (см. у о. Хойнацкого, 26 стр.); так как, по одним древнерусским богослужебным памятникам, священник помазывал св. елеем у оглашенного «чело, перси и плечи», по другим, – «чело, перси, плечи и междорамие», по третьим, – «очи, перси и плечи», по четвёртым, кроме ныне помазываемых частей, – ещё и «уста, лице и плечи», и, по пятым, – те же самые части тела, которые названы в нынешнем Требнике (Богослуж. в Рус. Цер. в XVI в. А.Дмитриевского, 287–288 стр.); это говорит за то, что в древнерусских памятниках «междорамия» не отождествлялись с «плечами» или предплечиями, тем более, что и в существующем последовании св. крещения нет основания к отождествлению (без натяжки) «междорамия» (верхней части спины между лопатками) – с плечами или предплечиями. Но так как из древнерусских богослужебных памятников видно, что, после помазания известных частей тела у оглашенного, диакон или кто-нибудь из прислуживающих при крещении помазывал елеем всё тело крещаемого (на что указывают и слова Требника: «и егда помажется все тело, крещает его священник»), – то, конечно, не будет греха в том, если помазывать елеем и плечи крещаемого (Рук. д.с.п. 1886, 35). Вообще, вопрос относительно «междорамия» многократно возбуждался и разбирался в духовной печати, но определённого и единого решения не получил, так что на практике одни из священников помазывают грудь и спину между лопатками, другие – места на груди ниже ключиц (Ц.В. 1894, 24).

23) Ни в греческих, ни в русских требниках особой формулы при помазании междорамия не указано. Хотя, по мнению «Цер. Вестника» (1888, 20), более соответствующею характеру помазания междорамия можно признать формулу, находящуюся в требнике Петра Могилы (именно: «во еже взяти благое иго Христово на себе и сладце легкое бремя его понести и во еже отшаяватися всех похотей плотских»); но самопроизвольно делать дополнения к существующему Требнику из требника П.Могилы не следует. К тому же нет и надобности в этом. Тот же «Цер. Вестник» впоследствии (1889, 38) разъяснил, что к помазанию как персей, так и междорамия безраздельно относятся слова Требника: «во исцеление души и тела» (см. Вор. Е.В. 1870, 22).

24) По мнению некоторых, не следует помазывать св. елеем и св. миром руки и ноги с обеих сторон, так как в последовании св. крещения не сказано об этом, как это объяснено, напр., относительно помазания рук больного в таинстве елеосвящения (Рук. д.с.п. 1886, 27); на руке лучше помазывать ладонь, ибо ею принимается благословение; впрочем, в виду отсутствия в Требнике соответствующих указаний, место помазывания в указанном случае может зависеть от личного усмотрения священника (Ц.В. 1890, 15).

25) В старину у нас на Руси при погружении возрастных крещаемых, священник стоял позади их; ибо крестившийся в глубокой реке сходил в воду, оборотясь лицом к воде. И младенцу, при погружении, не иначе можно поддерживать рукою его уста, дабы вода не залилась в них, как держа младенца к себе задом (Прав. Собес. 1860, 1). – Как младенец, так и взрослый входит в купель и погружается ногами (Нов. Скр.).

26) Погружая в первый раз, священник говорит: «Крещается раб Божий (или раба Божия), имя рек, во имя Отца», а возводя из. купели произносит: «аминь»; погружая во второй раз, произносит: «и Сына», и возводя из купели – «аминь»; погружая в 3-й раз, – «и Святаго Духа», и возводя из купели, – «аминь». Вместе со священником «аминь» каждый раз обыкновенно произносят и восприемники. В произнесении этого слова восприемниками выражается их возможное и законное участие в совершении таинства, – не как совершителей оного, но как лиц, верующих в непреложную силу совершаемых действий (Ц.В. 1888, 20). В Требнике хотя и нет указаний на это, но св. Кирилл Александрийский говорит (Толк. на 12 гл. Ев. Иоан.), что «аминь» после каждого Лица Св. Троицы должны произносить восприемники и предстоящие (см. также Нов. Скриж.). Вынув из воды, после 3-го погружения, священник произносит: «Ныне и присно, и во веки веков, аминь». В Нов. Скрижали об этом читаем: «Хотя сии слова не суть Христовы, но священник, после изречения слов Христовых, может присовокупить оные в ознаменование чрез них своего желания и моления о том, чтобы благодать, сообщенная в крещении, пребыла на крестившемся и во веки веков». Четвёртое и окончательное, имеющееся здесь, «аминь», уже не относится к какому-либо лицу Св. Троицы, но есть заключение сего одного и окончательного моления (см. Прав. Собес. 1860, 1). – В 4-й раз (после «И ныне») произносит «Аминь» один только священник, а восприемники не произносят (Пособие, 669 стр.; Ц.В. 1892, 22; сн. 1889, 38).

27) Ни о чём нет столь ясных свидетельств в древности церковной, как о том, что новопросвещенных, выходящих от св. купели, облачали некогда в белую одежду, т.е., как для младенцев, так и для взрослых приготовляли или все одеяния белые, или по крайней мере одну верхнюю одежду белую. По объяснению Симеона Солунского, белая одежда, иначе называемая анаволием, надевается во образ Божественного света и ангельской чистоты; ибо крестившийся явился сыном света и всецело нескверным и чистым (Нов. Скриж.). – О том, чтобы ныне надеваемая на крещёного младенца сорочка была новая, нигде не говорится; достаточно, если она будет чистая, полотняная или холщовая (Ц.В. 1895, 7). – Кроме белой одежды на новопросвещённого возлагается ещё крест, в знак того, что сподобившийся благодати крещения должен исполнять волю Распятого за нас на кресте, Господа нашего Иисуса Христа, хотя бы ему пришлось терпеть и переносить множество бед и неожиданных несчастий (Догматич. Богословие Епископа Иустина, 2 ч., 352 стр.; сн. Оп. слич. цер. чинопосл. иеромон. Филарета, 31 стр.). – Обыкновенно священники надевают крест на новокрещённого тотчас после погружения; одни надевают его одновременно с сорочкой, другие после сорочки, в чём нет существенного различия. Слов, произносимых при этом, в Требнике нет потому, что греки не надевают крестов при крещении. У нас, чтобы не оставить благочестивый обычай безмолвным, одни священники произносят: «Во имя Отца и Сына и Св. Духа»; другие: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое воскресение Твое славим»; третьи: «Аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой и по Мне грядет». По мнению «Ц. Вестника», эта последняя формула, после осенения крестом младенца с произнесением слов: «во имя Отца» и проч., и приложения крестика к устам младенца, более других соответствует совершаемому действию (Ц.В. 1888, 20).

28) Этой молитвой, по объяснению Симеона Солунского, крестившийся приготовляется к св. миропомазанию и причащению (Нов. Скриж.),

29) Перед совершением миропомазания, следующего вслед за крещением, должно до «сухости» вытереть те части тела, которые должны быть миропомазаны; помазывать эти части тела следует «не скудно», и, пока миропомазанные части тела не будут омыты особенной употребляемой для этой цели губой, никто не должен прикасаться к ним рукой (см. у Забелина, 145 стр.).

30) Формулу миропомазания («Печать дара Духа Святаго, аминь») следует всю произносить по 1-ды (а не по 3-ды) при миропомазании каждой части тела. Если эту формулу произносить при помазании всех частей тела только однажды, то пришлось бы последние из указанных в Требнике частей тела помазывать, не произнося никаких слов, так как их недостало бы даже и при произнесении из этой формулы по одному слову. На произнесение всей формулы при помазании каждой части тела указывают памятники древней письменности (см. Оп. слич. чинопосл. иеромон. Филарета, 30 стр.), в которых иногда полагалась особая формула при помазании каждой части тела (Рук. д.с.п. 1888, 15; Ц.В. 1888, 20; Ц.Вед. 1897, 45; 1901, 21; Пособие, 675 стр.). – Обычай, по которому совершающий крещение священник представляет священнику, воспринимающему младенца, помазание последнего св. миром, – не имеет основания ни в канонах, ни в практике церковной (Ц.Вед. 1895, 41). – См. выше, 24 примеч.

31) Пред омовением младенца возносится молитва о невидимом освящении и сохранении на новокрещённом «нерушимой духовной печати», ибо при миропомазании, по слову св. Кирилла Иерусалимского, «при помазании видимым миром тела (невидимо) Святым и Животворящим Духом освящается душа» (Тайнов. поуч. 3); в виду этого нечего смущаться тем, что по миропомазании, когда младенцы, лёжа на руках восприемников, ворочаются, часть св. мира остаётся на покровах (Ц.В. 1893, 25).

32) Симеон Солунский описывает этот обряд следующим образом: «Крестившийся соделался сыном света и всецело нескверным и чистым; если он возрастный, то сам держал свещу во славу и знамение Божественнейшего света; а если младенец, то свещу, вместо его, держит восприемник. Между тем клир поет: «Елицы во Христа крестистеся»; Архиерей же радостно берет крещаемого за руку и, составив лик, как бы сликоствуя и веселяся вместе с Ангелами, трижды обходит купель» (см. Нов. Скриж.).

33) В последовании миропомазания, совершаемом вместе с крещением и отдельно от него, каждения не полагается (Ц.В. 1892, 35).

34) Чтение евангелия с положением его на главу крещаемого едва ли возможно, чтение же его лицом к крещаемому – обычно (Ц.В. 1895, 24); но и на этот последний способ чтения указания в Требнике не имеется.

35) Так как после миропомазания сряду совершается и омовение, то молитвословий, предшествующих отпусту, и самого отпуста не бывает, почему они в нашей таблице и поставлены в скобках.

36) В восьмой день после крещения возрастные приходили сами, а младенцы приносимы были другими в церковь для омовения их. Ибо все новопросвещённые до 8-го дня не стирали, а тщательно хранили на себе освящённый елей и св. миро; поэтому же в продолжение 7 дней они не слагали с себя белых одежд, надетых после крещения, и отнюдь не были омываемы, но омывались в 8-й день в церкви руками священников (Нов. Скриж.). Но в настоящее время омовение совершается непосредственно после миропомазания, из снисхождения к родителям, чтобы не утруждать их и не обременять их необходимостью снова обращаться к священнику (Кур. Е.В. 1888, 16).

37) Это окропление, по мнению одних, приличнее делать освящённой водой, т.е., из купели (Ц.В. 1895, 4); по мнению же других, для этого окропления следует брать простую воду, так как в древности измовение совершалось в 8-й день после крещения, когда крещальной воды уже не было (о. Хойнацкий, 50 стр.).

38) Большинство священников совершают этот обряд таким образом: после прочтения положенных молитв, священник берёт крещальную губу, напояет её водой и кропит ею крестовидно младенца; произнося установленные чином слова: «оправдался еси», и проч.; вслед за этим священник отирает этой губой места на теле младенца, помазанные св. миром, произнося установленные слова («Крестился еси» и проч.). – Но такое совершение омовения не согласно с Требником, а потому является недоумение относительно того, чем кропить младенца: губой, или концами пелены и пояса, соединёнными вместе. По мнению некоторых, так как 1) разрешение пояса и пелен, соединение их, обмакивание в воде и окропление ими младенца напоминают нам древний обряд разрешения белых одежд, которые носили новокрещённые в течение 8-ми дней, и так как 2) омовение водой миропомазанных частей тела совершается из уважения к веществу таинства, то соединять оба эти акта и смешивать их, как поступают некоторые, значит – действовать произвольно и без всяких достаточных оснований вводить разнообразие, уклоняться от ясных и положительных указаний Требника и поступать вопреки наставлению апостольскому (1Кор.14:40): «вся вам благообразно и по чину да бывают» (Кур. Е.В. 1888, 10).

39) Вода для этого берётся простая, не освящённая; кроме того, в «Чинопосл. прин. иновер.» указывается, что эта вода должна быть тёплая.

40) Некоторые священники, при произнесении слов сей молитвы: «благослови и главу раба», благословляют главу младенца; но в чинопоследованиях нередко встречаются молитвенные воззвания к Богу о благословении, сопровождение же таких воззваний благословением священника указывается только в определённых случаях; а потому и нет оснований священнику совершать в данном месте благословение, так как в Требнике оно не указывается.

41) Сначала постригается (т.е., вырезывается несколько волосков) затылок, потом передняя часть головы, затем правая и, наконец, левая её сторона, т.е., в том же порядке, в каком благословляется голова. После каждого пострижения священник отдаёт вырезанные волоса восприемнику, который, имея в руках размягчённый кусочек воска, закатывает в него волоса; этот воск с волосами, по окончании пострижения, восприемник, опускает в купель; другие священники сами собирают волосы на комок воска и опускают его в купель, а иные предоставляют всё это диаконам или псаломщикам. – Хранить эти волосы в сосудах, в которых содержится св. елей и св. миро для крещения, – неприлично и неуместно (Ц.В. 1875, 30).

42) В нынешних Требниках не указывается, какой именно следует произносить отпуст. В прежних же Потребниках (например, Иовлевском и Филаретовском) печатался следующий отпуст: «Христос истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Его Матере, силою честнаго и животворящаго креста, святых славных и всехвальных Апостол [и поминает святого, его же есть храм и его же есть день] и всех святых» и т.д. В других Потребниках (например, Иоасафовском, Иосифовском, митроп. П.Могилы) отпуст: «Иже во Иордане от Иоанна нашего ради спасения креститися приемый (или: «изволивый», – у митр. Петра Могилы), «Христос истинный Бог наш» и т.д., как выше изложено. – Обыкновенно на отпусте поминается святой, имя которого дано новокрещённому. – Отпуст обыкновенно бывает с крестом, который священник и даёт для целования сначала новокрещённому, а затем восприемнику и восприемнице (Пособие, 677 стр.).

Дополнительные примечания

1. Для совершения таинств крещения и миропомазания, лица, прислуживающие в церкви, должны приготовить воду в особой купели с тремя приставленными к ней, т.е., купели, свечами и сверх сего особо чистую воду в стакане или другом каком-либо сосуде и полотенце или платок для омытия и отертия священнику рук после погружения крещаемого в воду и по окончании крещения и миропомазания вообще. Во время самого крещения прислуживающие должны возжечь свечи на купели и для восприемников, потом подать священнику воду и полотенце, после погружения крещаемого, для отертия рук, и пред началом самого таинства крещения подать священнику или диакону кадило для каждения. По окончании крещения снова подаётся вода и полотенце священнику, и затем прислуживающие должны вылить воду из купели в известном месте, нарочито для этого избранном и указанном священником; если же крещение совершается в частном доме, то распорядиться и указать, где вылить оную воду, чтобы то место, где вылита вода, не было попираемо ногами и т.д. (Рук. д.с.п. 1889, 29).

2. При совершении таинства крещения допускаются беспорядки как священниками, так и прихожанами. Священники допускают беспорядки в крещении здоровых детей чрез обливание, сокращают чин крещения опущением водоосвящения, заменяя оное вливанием богоявленской воды или воды, оставленной для этой цели от прежде бывшего крещения, даже опускают отречения от сатаны и заклинательные молитвы. Допущением этих отступлений от установленного Православной Церковью чина крещения обнаруживается или недостаточное его разумение, или небрежное к нему отношение и леность священников, или уступка сохранившимся от унии обычаям, исполнения которых требуют прихожане (см. выше, 3 прим. к 984 стр.). Беспорядки со стороны прихожан допускаются при крещении в том, что угощения по случаю крещения младенца начинаются до крещения, и восприемники, в числе нескольких пар, большею частью являются в церковь, в квартиру священника или в дом родителей крещаемого младенца в нетрезвом виде; требуют во многих местах совершения крещения поспешнее. Таким восприемникам чужды бывают мысли о том, что они являются поручителями пред Богом и Церковью об отречении крещаемого от служения сатане и дают за крещаемых обеты последовать за Иисусом Христом и служить Ему всеми силами души и тела; ещё меньше бывают способны пьяные восприемники понять и сознательно прочитать Символ веры и следить за всем чином крещения, глубоко и прекрасно изображающим тайну возрождения нашего в нём чрез Иисуса Христа. У этих восприемников на уме – скорее возвратиться с новокрещённым к ожидающему их продолжению угощения. Этим нетерпеливым ожиданием объясняется и ропот на продолжительность совершения крещения, и требование сокращения оного. К беспорядкам же при крещении следует отнести и появление нетрезвых восприемников с младенцем однодневным или в ночное время вызовы священников в дома крестьян под ложным предлогом болезни младенцев. Христианское благоприличие, святость таинств и опасения за целость жизни младенцев требуют настойчивого исправления этих недостатков (Под. Е.В. 1889, 18).

3. Некоторые повивальные бабки, следуя поверию, называют счастливыми родившихся в сорочке и просят священников омочить в купели родимую сорочку (вернее: отонок, с которым иногда родится младенец) и благословить её вместе с крестом, возлагаемым на младенца при облачении. Поверие о счастливой родимой сорочке довольно распространено не только между совершенно необразованными крестьянами, но даже и в семействах порядочно образованных, где нередко можно найти хранимую, как драгоценность или святыню, сорочку иссушенной. Священники должны всячески стараться искоренять это суеверие и на просьбы повивальных бабок отвечать отказом. Двадцатое правило Номоканона за подобные суеверные действия определяет: «шестилетием да запретятся, сиречь 6 лет да не причастятся мирские лица, священные же извергаем» (см. Тул. Е.В. 1874, 17).

4. Присутствующие иногда с напряжённым вниманием смотрят на купель, нетерпеливо желая узнать, не потонул ли брошенный в купель воск с волосами (сн. на 1004 стр. 41 пр.). Хотя воск, по физическим законам, легче воды и никогда не может потонуть в ней; но присутствующие могут быть введены в заблуждение первым моментом падения воска, брошенного иногда с силою и с довольно порядочной высоты. Плохо, если этот самый момент замечен будет ими; этим предсказывается, по их мнению, недолговечность ребенка… Пастырю следует предупреждать эти суеверные предположения и заботиться об их искоренении.

5. В наших глухих, отдалённых поселках, при крещении младенцев нередко весьма затруднительно, а иногда и совершенно невозможно приобрести соответственного достоинства крестики, и на крещаемого возлагается крестик медный, самой простой работы и даже бывший в употреблении. Встречаются, к глубокому прискорбию, такие родители и восприемники, которые даже не знают об обычае возложения креста на крещаемого и не запасаются заранее таковым; некоторые же просто позабывают об этом; поэтому опытные священники, отправляясь крестить, на всякий случай берут с собой свои крестики.

6. В Болгарии, Сербии и особенно в Галиции, существует обычай, в силу которого все крещаемые получают именные иконы, т.е., иконы с изображениями тех святых, имя которых дано новопросвещённым. Этот обычай по местам встречался и у нас (напр., в некоторых приходах Херсонской епархии и на Кавказе,). В 1899 г. Херсонским епарх. миссион. съездом было постановлено «рекомендовать этот похвальный обычай всему духовенству Херсонской епархии». Сначала именные иконы изготовлялась Свято-Андреевским братством в Одессе, а затем там же фирмой Е.Фесенко (по 5 коп. за экземпляр). На некоторых из этих образков имеется тропарь святому, а на оборотной стороне каждого образка, печатается краткое житие святого и форма для надписания метрических сведений. Распространение среди православного населения именных икон заслуживает самого глубокого внимания и сочувственного отношения со стороны каждого пастыря, заботящегося об укреплении религиозной жизни среди своих пасомых (подр. см. Ц.Вед. 1901, 24; 1904, 43; 1905, 39). Прекрасно было бы, если бы не только новокрещённый получал от священника, возродившего его благодатью крещения, благословение на всю жизнь именным образком, но и каждый из пасомых, у кого нет такого образка, располагался пастырем иметь изображение небесного покровителя, имя которого он носит, а если возможно, то одаривался бы пастырем (особенно, напр., дети – при поступлении в школу или по окончании её курса, взрослые – при вступлении в брак, после принятия св. тайн и т.п.).

7. Нельзя не пожелать, чтобы при церквах имелись для продажи именные иконы; относительно же шейных крестиков ещё несколько лет тому назад «Цер. Ведомостями» было обращено внимание приходского духовенства на то, что надлежало бы иметь хотя бы небольшие запасы крестиков при церквах на счёт церковных сумм, с пополнением сего расхода от их продажи прихожанам. Временная затрата 5–10 рублей не может быть обременительна для церкви, а между тем для народа представлялась бы возможность, в потребных случаях, иметь крестики по своему желанию, достатку и без всяких затруднений (Ц.Вед. 1904, 43). В настоящее время в Москов. Синод. типографии имеются крестики, отличающиеся тщательно художественной работой, прочностью и дешевизной; при выписке не менее 100 серебряные крестики стоят по 7 коп., крупные металлические – по 1 коп. (подр. см. в Каталоге означенной типографии).

8. Пролитое миро надобно первее всего хорошенько вытереть ватой или льняными полями, потом, если оно падёт на землю или на доску, соскоблить ту часть, на которую оно пало, или, если оно падёт на камень, последний обмыть водой, затем паклю и стружки сжечь и остающийся пепел закопать под престол, туда же надобно положить и соскобленную землю, а воду или вылить под престол, или влить в текущую реку. Если св. миро падёт на одежду, то уканувшее место священник сам собственноручно должен трижды истереть над чистым сосудом и оставшуюся воду вылить под престол или в реку; измытые от св. мира одежды употреблять сообразно их назначению не запрещается; но если бы нашлась возможность обратить их на церковное употребление, то это было бы ещё лучше (Требн. митр. П.Могилы, о св. мире и елее; см, Ц.В. 1875, 30; Рук. д.с.п. 1893, 22).

Дополнение чинопоследования крещения, совершённого мирянином

В довершении крещения обрядами и молитвословиями Церкви, как известно, существуют разности в практике и разногласие между самими пастырями-руководителями других в учении о церковной обрядности. Поэтому, руководствуясь, с одной стороны, опасением, дабы не пренебречь благодатию священных обрядов и молитвословий крещения, которых мирянин, совершая крещение, не мог совершить, – дабы не оказать пренебрежения запечатлённой в них благодати произвольным оставлением таких обрядов и молитвословий, а с другой стороны – останавливаясь опасением, как бы не оказать пренебрежения и неверия благодатной силе крещения, чрез повторение таких обрядов и молитвословий в чинопоследовании крещения, сила которых уже воздействовала по вере совершившего таинство, – следует рассмотреть ближе молитвы и обряды крещения, предшествующие погружению крещаемого в воде во имя Отца, и Сына, и Св. Духа. – Христианское имя уже наречено младенцу в таинстве крещения словами: «крещается раб Божий». По мнению одних, ничто не препятствует и по наречении имени вознести Господу Богу моление о новопросвещённом, «да знаменается на нем крест Единороднаго Сына Божия» и дабы «неотреченным пребыло святое имя Божие» на нём; только слова: «совокупляемем во время благопотребно святей Церкви и совершаемем страшными тайнами», как указывающие в молитве на предстоящее ещё крещение, должны быть изменены в грамматическую форму прошедшего времени: «совокупленнем» и «совершеннем»; но другие чтение этой молитвы в данном случае признают совершенно излишним. – Действия, предшествующие оглашению, молитва оглашения, запрещения, отрицания от сатаны утрачивали бы самый смысл в случае чтения их после совершения крещения.477 По-настоящему, не следовало бы об этом и говорить, если бы практика не указывала потребности говорить: практика свидетельствует, что иные находят нужным над просвещёнными уже благодатию крещения произносить «молитвы во еже сотворити (из новопросвещённого-то!) оглашенного». И «Книга о должностях пресвитеров приходских», и указ Св. Синода 1722 г. говорят о навершении крещения, совершенного мирянином «молитвами и прочими обрядами, принадлежащими до крещения». – Обычно крещение начинается возгласом иерея: «Благословенно царство» и пр. Вот оно принадлежащее только священнослужителю начало довершения поскору мирянином совершённого крещения. Затем следует великая ектенья478; но понятно, что как нет здесь более купели с водой, уже не нужной для крещёного, так и в ектеньи должны быть оставлены прошения: «о еже освятитися воде», в которой уже крещён был младенец; вода эта, хотя и не были священнослужителем вознесены прошения Господу Богу об её освящении, уже возымела таинственное, освящающее действие на крещаемого – действие «благодати избавления, благословения иорданова, бани пакибытия, оставления грехов, и одежды нетления». Равно и из прошений о самом крещаемом уместно вознести, после общего прошения «о спасении новопросвещеннаго» (так должны быть изменены слова: «о еже ныне приходящем ко святому просвещению», – см. ектенью по миропомазании), «о еже сохранити ему одежду крещения и обручение Духа нескверно и непорочно в день страшный суда Христова», и заключительные: «о еже услышати Господу Богу глас моления нашего», – до конца ектеньи. Так как, по совершении уже крещения, не может быть закончена эта ектенья возглашением вслух всех молитвы водоосвящения, принадлежащей чину крещения, то заключением мирной ектеньи должен быть возглас священника, которым мирная ектенья обычно заканчивается: «Яко подобает Тебе». Как нет более потребности в освящении воды крещения, по совершении уже крещения, так и вложения елея в воду, следовательно, и сопровождающего оное пения «аллилуиа» при навершении совершённого мирянином крещения быть не должно. Но должно ли оставаться помазание елеем самого крещёного? Не должно, – по тому значению, какое имеет это помазание, напоминающее, по изъяснению св. Кирилла Иерусалимского, привитие крещаемого, как «дивией маслины» (Рим.11:17) ко Христу.479 Все священнодействия, привлекающие на крещаемого благодать Божию, каковы: дуновение на него, возложение руки священнослужительской, воздеяние рук на борьбу с супротивником, дуновение и плюновение на него крещаемого, поклонение Христу при сочетании со Христом, освящение воды крещения молитвословием, крестным знамением и вложением освященного елея, – все эти священные обряды, по принятии уже крещёным совершенной благодати крещения, становятся излишними и более неуместными.480 Благодарение по совершённом крещении, составляющее самое приличествующее навершение таинства, и открывается пением псалма: Блажени, ихже оставишася беззакония. При навершении крещения не следует оставлять этого благодарения. Благодарение продолжается молитвой иерея: «Благословен еси Христе Боже наш… даровавый нам недостойным блаженное очищение во святей воде», – молитвою, составляющею заключение чинопоследования крещения и относящейся столько же к чинопоследованию миропомазания. Всё остальное после этого совершается обычным порядком.481 Что касается хождения вокруг купели, то относительно этого нужно заметить, что есть случаи, когда не может быть кругового хождения при обычном (полном) крещении, – это тогда, когда возрастный на одре, в болезни принимает крещение. И при крещении младенца иногда, по крайней тесноте помещения, оказывается невозможным это хождение. Но, понятно, хождение не должно быть около купели, в которую младенец не погружался. Вообще при пении стиха: «Елицы во Христа крестистеся», за отсутствием купели, которая в таком случае вовсе не нужна, следует совершать хождение в образ круга вокруг аналоя или стола, на котором полагаются крест и сосуд со св. миром; но может и не случиться приспособленного для этой надобности стола, и ковчег со св. миром может оставаться в руках у диакона, или на груди у священника (на подобие дароносицы); в таком случае хождение (во «образ круга») может быть совершено просто независимо от какого-либо предмета, находящегося в средине круга. (Смол. Е.В. 1871, 17; Тул. Е.В. 1874, 17; Cap. Е.В. 1885, 1; Рук. д.с.п. 1893, 43; 1894, 19; Ц.В. 1892, 35; 1893, 23; 1897, 28).

Крещение младенца страха ради смертного

Если младенец слишком слаб и есть основания опасаться, что он в короткий срок может умереть, то повелевается священнику совершать над таковым крещение и миропомазание по сокращённому чину. Этот чин печатается в малом Требнике.

Молитва св.крещений вкратце, како младенца крестити, страха ради смертнаго

Порядок священнодействия.

(Малый требник, гл. 6).

Глаголет иерей:

Благословенно царство.

Таже:

Трисвятое. Пресвятая Троице. Отче наш. Яко Твое есть царство. Господу помолимся.

Молитва: Господи Боже1).

И абие влагает елей в воду2).

Таже крещает, глаголя:

Крещается раб Божий.

И прочая.

И абие облачит его, и мажет миром, глаголя:

Печать дара.

И по сих обходят с ним по чину поя:

Елицы во Христа крестистеся3).

И бывает отпуст.

Примечания:

1) Эта молитва следующая: «Господи Боже Вседержителю, всего здания видимаго же и невидимаго Содетелю, сотворивый небо и землю и море, и вся яже в них, собравый воды в собрание едино, заключивый бездну, и запечатствовавый ю страшным и славным именем Твоим, возвысивый воды превыше небес: Ты утвердил еси землю на водах, Ты утвердил еси силою Твоею море, Ты стерл еси главы змиев в водах: Ты страшен еси, и кто противостанет Тебе; призри, Господи, на здание Твое сие, и на воду сию, и даждь ей благодать избавления, благословение иорданово, сотвори ю нетления источник, освящения дар, грехов решительну, недугов лечительну, демонов губительну, противным силам неприступну, ангельския крепости исполнену, да бежат от нея наветующии зданию Твоему: яко имя Твое Господи призвах, чудное и славное, и страшное противным».

2) Священник, омочив стручец в сосуд с елеем, 3-ды крестообразно проводит им по воде в купели и затем помазует елеем младенца; образ этих священнодействий тот же, что и в обыкновенном крещении (о. Сильченков, 17 стр.).

3) Если младенец ещё жив, то после этого совершается всё остальное по обычному чину (Тул. Е.В. 1874, 17).

Принятие в Православную Церковь

О лицах, присоединяемых к Православной Церкви, и чинах присоединения

Право участия в благодатных дарах Церкви Православной не связано ни с происхождением, ни с национальностью, не ограничено ни сословием, ни полом, ни возрастом. Членом Православной Церкви Христовой может быть всякий человек безразлично. Поэтому к Православной Церкви могут обращаться как нехристиане (язычники, евреи и магометане), так и последователи всех христианских сект, находящиеся вне общения с нею (Ап. 47; II, 7; VI, 95; Карф. 68; Лаод. 7, 8). По нашим гражданским законам, если исповедующие иную веру пожелают присоединиться к вере Православной, никто ни под каким видом не должен препятствовать им в исполнения сего желания (Св. Зак., XI т., Уст. дух. д. иностр. испов., 5 ст.; см. также Угол. улож., 95 ст.).

Так как принятие в Православную Церковь возлагает на всех вступивших в неё обязанность принадлежать к ней на всю их жизнь, то произвольный выход из числа её членов с церковной точки зрения есть явление противозаконное482 (Церк. право, проф. М. Красножена, 136 стр.); в случае же отпадения от Церкви впадшие в это тяжкое грехопадение должны всячески стремиться к соединению с нею, а она даже и всех отступников, после их раскаяния и очищения их совести, снова воссоединяет с собой и удостаивает принятия в своё милосердное и любвеобильное лоно.483

Для принятия обращающихся к Православной Церкви существует три чина: крещение, миропомазание и покаяние с приобщением св. Таин.

Посредством крещения принимаются в Православную Церковь язычники, евреи и магометане. Кроме того, посредством крещения же должны приниматься такие последователи христианских сект, которые заблуждаются в коренных догматах православной веры, извращают православное учение о Св. Троице и совершение таинства крещения (напр., Евномиане, которые отвергали равенство Лиц Св. Троицы и совершали крещение единократным погружением в смерть Христову, или Монтанисты, которые совершали крещение во имя Отца и Сына и в Монтана и Прискиллу).

Посредством миропомазания должны приниматься такие сектанты, которые совершают крещение правильно в три погружения с произнесением Богоустановленных слов: «во имя Отца и Сына и Святого Духа», и заблуждаются в частных догматах веры (Ариане, Македониане и др.).

Посредством покаяния и отречения от своих заблуждений должны быть принимаемы церковные раскольники, имеющие иерархию законного происхождения, но отделяющиеся от Православной Церкви из-за вопросов нравственного, обрядового и дисциплинарного свойства, а также догматических учений второстепенного значения (Донатисты, Евхиты, Несториане). Этим же чином принимаются все вообще заблуждающиеся и падшие, которые подвергались отлучению от Церкви и желают возвратиться в общение с нею.

(См. Карф., 68; I, 8, 19; Лаод., 7, 8; св. Василия Вел., 1; II, 7; VI. 95).

Согласно с правилами древней Церкви поступает в подобных случаях и русская Православная Церковь. Признавая крещение, как необходимое условие, для поступления в число её членов, она евреев, магометан, язычников и извращающих коренные догматы Православной веры сектантов принимает чрез крещение; протестантов она принимает чрез миропомазание; тех из католиков и армян, которые не получили конфирмации или миропомазания от своих пастырей, она тоже принимает чрез миропомазание; получивших же миропомазание или конфирмацию католиков и армян484 она принимает посредством покаяния, отречения от заблуждения и причащения св. Таин485, т.е., третьим чином486; отступившие от православия принимаются тоже третьим чином.487 Старообрядцы принимаются различно: те, которые, будучи прежде православными, были по крещении миропомазаны в Православной Церкви, но впоследствии отступили в раскол, принимаются посредством покаяния и причащения; те из раскольников, которые родились и крещены в расколе, принимаются посредством миропомазания488, как не имеющие у себя, по недостатку законной иерархии, таинства миропомазания489 (сн. ниже, 1016–1017 стр. печатного оригинала); новоспасовцы, не приемлющие воднаго крещения490, а также природные духоборцы и молокане, отвергающие таинство крещения, принимаются посредством крещения (Кр. кур. цер. права проф. И.Бердникова, 38–39 стр.; см. подр. во 2-м изд. сочин. свящ. А.Серафимова, впоследствии Еп. Астраханского Сергия, «Правила и практика Церкви относительно присоединения к православию неправославных христиан», 6–143 стр.).

По каноническим постановлениям Церкви Вселенской, при обращении в православие еретиков и раскольников нужно наблюдать осторожность, чтобы не повторить крещение над лицом, «по истине крещение имеющим», и чтобы, наоборот, не оставить без крещения «осквернённого от нечестивых» (Ап., 47). Тех, которые хотя по самому рождению принадлежат к обществу еретиков и от них были крещены, но крещены правильно, не должно перекрещивать; принадлежащих же по самому рождению к обществу еретиков, извращающих основные догматы веры и в то же время составляющих своё, совсем отличное от православного, крещение, должно крестить. То же нужно наблюдать и относительно раскольников, переходящих в православие (I, 8, 19; II, 7; VI, 95; Лаод., 8; сн. в кн. П.Забелина «Права и обязанности пресвитеров»). Согласно с этим и наша Православная Церковь установила принимать без перекрещивания неправославных христиан-протестантов, кальвинистов и др., а равно и старообрядцев, у которых хотя и нет истинного священства, но крещение которых, правильно совершаемое, признаётся действительным491 (см. Рук. д.с.п. 1885, 23). Но над всеми ли крещёными в расколе крещение совершено правильно, а потому все ли старообрядцы не должны быть крещены, или над некоторыми из них должно совершать крещение, – относительно этого Св. Синодом в 1722 г. (28 февр.) было определено: родившихся в расколе «от попов крещёного не крестить, а крещёных от мужика простого крестить, за неизвестие (неизвестность) крещения перваго»492 (П.С.З., VI т., 4009 №); по определении же Св. Синода от 25 мая 1885 г., все рождённые и крещёные в расколе должны быть принимаемы чрез миропомазание (см. Ц.Вед. 1888, 28), т.е., в этом определении не делается указанного выше различия между старообрядцами, крещёными «от попов» и «от мужика простаго», а согласно этому определению, в котором указывается ныне «действующий порядок» относительно присоединения старообрядцев (см. Ц.В. 1895, 51–52), чрез миропомазание «должны быть принимаемы все рождённые и крещёные в расколе». Но в этом последнем определении Св. Синода, согласно с вышеприведёнными общими каноническими постановлениями Вселенской Церкви, имеется, конечно, в виду принятие в православие таких старообрядцев, которые в расколе действительно были крещены и крещение которых было совершено правильно (независимо от того, кем бы оно ни было совершено – «попом» или «простолюдином»). Поэтому, и руководствуясь этим определением Св. Синода, нельзя игнорировать в решении вопроса о присоединении старообрядцев тех, напр., случаев, когда родившиеся в расколе и ищущие присоединения к Православной Церкви совсем не знают, были ли они в детстве крещены, или нет, а также нельзя не принимать во внимание и того, что у нас есть такие раскольнические секты, в которых сомнительно, чтобы совершалось крещение, по крайней мере трудно сказать, чтобы у них правильно совершалось крещение.493 Таким образом относительно некоторых рождённых в расколе нельзя безусловно утверждать как того, что их должно присоединять к Церкви только чрез миропомазание, так и того, что их должно присоединять чрез крещение. Священнику в подобного рода случаях следует конечно, обращаться, согласно 22 ст. Уст. Д.К., за указаниями к местному Епископу.

По разъяснению проф. И.Ивановского, так как из принадлежащих к «Спасову согласию» одни (староспасовцы) крестят детей в Православной Церкви, другие (новоспасовцы) крестят сами (т.е., наставники их, или «попы»), третьи вовсе не крестят (сн. ниже, IV отд., о раскол.); то первых спасовцев присоединять к православию следует третьим чином, посредством отречения от ересей, а в большинстве случаев даже не требуется и никакого формального присоединения, а требуется только исповедать и причастить; спасовцев второго вида должно присоединять вторым чином, а спасовцев третьего вида, как вовсе не крещёных, должно крестить. Если бы оказалось сомнение в том, крещены они или не крещены, то нужно окрестить с произнесением: «аще не крещен» (сн. 1016 стр. печатного оригинала). Но могут быть случаи присоединения чрез одно миропомазание таких, которые не были крещены (подобный случай, напр., был в Казани с последовательницею бегунства). По мнению названного профессора, таких тоже следует крестить; в случае же сомнения в правоте этого мнения следует возбудить о сем общий вопрос пред высшею церковною властью494 (Рук. д.с.п. 1897, 23; 1897, 38). – Тем же профессором на 3-м Всероссийском Миссионерском Съезде (бывшем в 1897 г. в Казани) было доложено, что по отношению к баптистам необходимо каждый раз расследовать, совершено ли над ними крещение и как, соответственно этому установить чиноприём их в Церковь, не повторяя крещения над теми из них, которые крещены, по Господню повелению, во имя Отца и Сына, и Святого Духа, и крестить вторично тех, которые крещены неправильно. Все прочие совратившиеся из православия в раскол и секты принимаются в Церковь третьим чином.495 Указанным действиям должно предшествовать обстоятельное расследование относительно крещения и миропомазания возвращающихся в Церковь (Деяния 3-го Всерос. Мис. Съезда В.М. Скворцова, 228 стр.).

Присоединение к православию по первому чину

О принятии в Православную Церковь евреев, магометан и язычников

Последователи всех нехристианских религий, как-то: язычники, евреи и магометане, принимаются, как выше сказано, в Православную Церковь посредством крещения.

По нашим отечественным законам, если присоединяются к Церкви евреи, имеющие семейства, то вместе с ними совершается крещение и над детьми их, не имеющими более семилетнего возраста; если же крестится один из родителей, то с отцом крестятся дети мужского пола, а с матерью – дети женского пола496 (Св.Зак. IX т., 1 кн., 777 ст.).

Над малолетними евреями, магометанами и язычниками, не достигшими четырнадцатилетнего возраста, совершается таинство св. крещения по обряду православной веры не иначе, как с согласия их родителей или опекунов, изъявленного письменно, и со взятием подписки от родителей, что дети будут воспитаны в православной вере.497 Изъятия из сего правила могут быть допускаемы лишь по усмотрению важных к тому причин, с разрешения Св. Синода.498 Над иноверцами499, достигшими уже четырнадцатилетнего возраста, таинство св. крещения может быть совершаемо и без согласия родителей или опекунов, если будет с совершенною достоверностью приведено в известность, что сами обращающиеся желают и требуют присоединения к Церкви Православной и что они имеют достаточные сведения в её догматах и учении. (Уст. Д.К., 31).

К крещению возрастных евреев, магометан и язычников священники не могут приступать сами, без испрашивания разрешения от своего епархиального начальства500; но епархиальное начальство, смотря по обстоятельствам, может дозволять крещение указанных лиц и без особого на каждый случай разрешения (Ук. Св. Син. 1840, II, 20).

В тех епархиях, где на крещение указанных лиц требуется особое, на каждый случай, разрешение Е.Н., если кто из этих лиц заявит священнику о своём желании креститься, то священник внушает ему, чтобы он или сам лично, или чрез своё начальство (особенно если принадлежит к военному или гражданскому ведомству) подал прошение епархиальному Преосвященному501 или в Консисторию о дозволении ему, вследствие искреннего убеждения в истинности христианской веры восточно-православного исповедания и ложности его прежней, принять св. крещение по обрядам Православной Церкви502; если ищущий крещения состоит на службе военной или гражданской, то вместе с прошением в Консисторию он должен представить и разрешение от своего начальства, которое не должно препятствовать в этом случае503 (Изл. ц.-гр. пост.; сн. ниже, 1024 стр., 5 прим.).

В тех епархиях, где местным начальством дозволено присоединять к Православной Церкви евреев, магометан и язычников самим приходским священникам, без предварительного разрешения от Е.Н., каждый священник должен действовать сообразно с существующими относительно этого особыми постановлениями в своей епархии504; но и в указанных епархиях священники, если относительно крещения иноверного встретится какое-либо сомнение или препятствие, обязательно должны обращаться за разрешением на совершение такового крещения к местному Архиерею.

По «Практ. изложению цер.-гражд. постановлений» прот. А.Парвова, – после получения прошения от ищущего крещения, Консистория предписывает указом священнику того прихода, в котором проживает ищущий крещения, по испытании совести просителя, если не встретит сомнения:

а) научить его Символу веры, десяти заповедям и молитвам Господней, Богородичной и другим (сн. ниже, 1020–1021 стр. печатного оригигала);

б) отобрать от него письменное показание о том, где он родился и от каких именно родителей, где они проживают ныне и по каким документам, женат он, или холост; если женат, то где жена находится, равно и дети, если они есть, и какого вероисповедания505; а также о том, что он искренно желает принять св. православную веру и содержать оную до конца жизни неизменно, а не притворно, только ради каких выгод и пристрастий (сн. 1021 стр. печатного оригинала); и

в) о последующем донести Консистории, с представлением как его самого на испытание, так и его послужного списка, или паспорта, и показания; если на испытании он окажется достаточно наученным вере и закону христианскому, Консистория новым указом предписывает тому же священнику взять с новообращённого письменное обязательство (форму его см. на 1025 стр. печатного оригинала) в том, что он неизменно пребудет членом св. Православной Кафолической Церкви до конца жизни506; затем в какой-либо праздничный или воскресный день совершить над ним таинство крещения, пред литургией, со всевозможной публичностью.507

Чин, како приимати приходящих от иудейской веры, от магометан и от язычества

Согласно указу Св. Синода 1840 г. (20 февр.) крещение иноверцев должно предваряться оглашением, т.е., живым наставлением в вере и благочестии христианском.508 Недостигшие совершеннолетия, т.е., 21-го года, иноверцы, которые готовятся к св. крещению по обряду Церкви Православной, наставляются во всех существенных основаниях веры в течение шести месяцев509; для наставления же иноверцев совершеннолетних остаётся в своей силе древний сорокодневный срок, с допущением, впрочем, как прежде, и теперь, и более краткого, по нужде и смотря по успехам наставляемого; но установленный для несовершеннолетних иноверцев шестимесячный срок не должен быть принимаем в смысле срока непреложного; при этом должны быть принимаемы в соображение как понятия, так и степень убеждения обращающегося510 (Уст. Д.К., 31, 3 п. и прим.).

Сообразно с порядком оглашений церковных, к которым оглашенный предварительно должен быть приготовлен, частное наставление обращающегося от жидовства должно идти в таком порядке:

1) сначала священник приготовляет оглашаемого к торжественному отречению:

а) от «всего зловерия иудеев и от всех хулений их, яже на Спасителя нашего Иисуса Христа, Сына Божия, на Пречистую Матерь Его и на святые Его», – нелепость которых показать весьма нетрудно;

б) от ветхозаветных «праздников и обрядов», безвременность коих и бесполезность также легко может быть объяснена человеку, не ослеплённому упорным заблуждением;

в) от «Богопротивных учений, яже иудейстии раввини в талмуде и во иных древних и новых писаниих изложиша»;

г) от ложного «мессии», каким, после пришествия Мессии истинного, может быть только антихрист;

2) потом священник приготовляет оглашаемого к принятию христианской веры, к тем обетам и клятвам, какие он должен дать во втором оглашении; сообразно с этим священник:

а) внушает ему, что значит истинно отрещись от прежних заблуждений и «истинно, нелицемерно и без коего-либо сумнения от всея души» сочетаться Единому истинному Богу;

б) преподаёт ему догматы511 о Святой Троице, о Лице Господа Иисуса Христа, об Его пришествии, страданиях, смерти и воскресении, о Пресвятой Богородице, о честном кресте, о св. таинствах, о Св. Писании и преданий, о почитании святых и о св. иконах;

3) наконец, пред третьим оглашением внушает и после него напоминает оглашаемому о тех обязательствах, какие принимает на себя сочетавающийся Христу в св. крещении на всю жизнь. Образец такого поучения находится в «Чинопоследовании соединяемых из иноверных».

Оглашение обращающихся из магометанства также слагается:

1) из предварительного испытания и общего оглашения;

2) из приготовления к отречению от прежних заблуждений: от веры в Магомета и алкоран, от всех их «ложных сказаний, законоположений в преданий» (о многожёнстве, о путешествиях в Мекку и т.п.);

3) из приготовления к принятию догматов христианской веры; догматы преподаются те же, какие и обращающимся из жидовства;

4) из наставления, предваряющего самое крещение и последующего вслед за крещением; наставление это – то же, какое предлагается и обращающимся из жидовства (Паст. Богосл. арх. Кирилла, 223–225 стр.).

Оглашаемый всё время оглашения должен проводить в посте и молитвах, являться «во храм Божий к началу служб церковных» и, с полным сокрушением «о своем прежнем омрачении воздыхая», молиться «со слезами о еже сподобитися ему принятия св. крещения» (см. ниже таблицу). Если бы оглашенный, во время приготовления ко крещению, впал в какой-либо тяжкий грех; то, по правилам, крещение должно быть отложено до времени совершенного его раскаяния и исправления. Но если бы он и снова впал в грех, в таком случае должен быть совсем удалён от Церкви (Неокес., 5); впрочем, если по истечении довольно продолжительного времени (около 3-х лет), он снова стал бы искать крещения с полным сокрушением о прежних грехах, правила не запрещают принимать его в Церковь и, по надлежащем оглашении, крестить (I, 14).

Священникам не следует спешить крещением возрастных, а должно совершать оное крещение только после строгого и тщательного испытания и достаточного наставления их в вере и благочестии512 (Обозр. узак., 237 стр.). Если священник встретит сомнение, то, не приступая к крещению, он должен донести об этом местному Архиерею с изложением причин сомнения (см. Уст. Д.К., 25 ст.).

Обряд таинства св. крещения должен быть совершаем над иноверцем в церкви (за исключением случаев болезни иноверца) и всегда в присутствии благонадёжных свидетелей или ближайшего местного начальства.513 Прежде начатия сего священного обряда, как священнослужители, долженствующие совершить оный, так и местное начальство, обязанное присутствовать при оном, должно тщательно удостоверяться, что иноверец принимает св. крещение добровольно и с должным разумением и без сего убеждения ни в каком случае не совершается и не допускается крещение (Уст. Д.К., 31 ст., 5 п.).

Образ действия священника по совершении чина принятия указанных лиц в Православную Церковь

После крещения иноверца запись о его совершении вносится в метрическую книгу.514 Присутствовавший при крещении ближайший местный начальник обязан засвидетельствовать собственноручно совершение обряда крещения в метрической книге515 (Уст. Д.К., 31 ст., 5 п.). В тот же день новокрещённый удостаивается причащения св. Таин (см. Вол. Требн., 106 гл.).

По совершении св. крещения над одним из супругов, состоявших в браке по иудейскому закону, и по записи согласно 31 ст. Уст. Д.К. сего церковного обряда в метрическую книгу, священнослужителя обязаны немедленно донести о сем епархиальному начальству516 с точным означением имён как супруга крестившегося, так и оставшегося некрещённым. По получении сего донесения, Преосвященный поручает Дух. Консистории истребовать от оставшегося в иудействе супруга, чрез сношение с гражданским начальством, отзыв о том, желает ли он жить с обратившимся в православие супругом и дать требуемую 81 ст. X т. 1 ч. Св. Зак. Гражд. подписку, или нет; соответственно тому или другому отзыву прежний брак названных супругов или остаётся в силе, или расторгается. (Опр. Св. Син. 1891–1892 г., 11, XII–26, II). – Подр. см. ниже, о браке.

По совершении св. крещения над евреем, Духовная Консистория обязана известить о сем губернское начальство или то место, от которого выдано было еврею свидетельство для вступления в православную веру, на тот конец, чтобы он был показываем в том звании, в коем он состоит, обратившимся из иудейской веры в православное исповедание и под тем именем, какое дано ему при крещении517 (Уст. о п. прест., 43 ст.).

Принятие в Православную Церковь по первому чину опасно больных и правила на некоторые особые случаи

Опасно больные иноверцы всякого возраста могут, по желанию их, быть крещены без промедления, с соблюдением установленных Церковию правил и с тем:

1) чтобы к крещению таких лиц было приступаемо не прежде, как по надлежащем, совершенно надёжном удостоверении, что они находятся не в состоянии беспамятства, лишающего их возможности выразить с сознанием и разумением свою волю;

2) чтобы о совершении такого крещения по нужде было безотлагательно доносимо епархиальному начальству, и

3) чтобы новокрещённого в таких обстоятельствах, буде он выздоровеет, епархиальное начальство поручало благонадёжному духовному лицу для назидания и утверждения в христианстве (Уст. Д.К., 31 ст., 4 п.).

Есть правила, положенные Соборами и свв. Отцами на особые некоторые случаи:

а) если возрастный, ищущий крещения, так болен или находится в лишении языка, что не может давать необходимых ответов при крещении, в таком случае правила повелевают крестить его по вере и желанию восприемников, т.е., сами восприемники будут отвечать за него и, под собственной ответственностью, свидетельствовать о его желании креститься (Карф., 54; Тимоф. Алекс., 4).

б) Если оглашенный, маловозрастный или и совершеннолетний, по неведению будет приобщён св. Таин, то должно поспешить его крещением (Тимоф. Алекс., 1; см. Кур. цер. законовед. Арх. Иоанна, 2 т., 116–117 стр.).

в) Крещение бесноватых, или одержимых злым духом, должно быть отлагаемо до времени их выздоровления; но в случае смертной опасности не запрещается крестить и их (Тимоф. Алекс., 2).

г) Жену оглашенную, если ко дню крещения приключится ей «обычное женам», правила крестить воспрещают, доколе не очистится (Тимоф. Алекс., 6).

Священники должны стараться утверждать новокрещённых в учении православной веры и отвращать от прежних обрядов.518 В особенно нужных случаях епархиальное начальство входит о сем в сношение с гражданским519 (Уст. Д.К., 32 ст.).

Присоединение к православию по второму и третьему чину

О принятии в Православную Церковь римско-католиков, армян, несториан, лютеран, реформатов, старообрядцев и сектантов

Присоединение к православию по второму и третьему чину христиан инославных исповеданий520, а также старообрядцев и сектантов521 (см. 1015–1017 стр. печатного оригинала), может быть совершено приходскими священниками522 и без испрашивания каждый раз разрешения от епархиального Архиерея523; присоединением к православию указанных лиц с предварительного разрешения епархиального Архиерея совершается только в сомнительных случаях524 (Ук. Св. Син. 1840 г. II, 20; 1865 г., VIII, 25; Уст. Д.К., 22, 25).

Иноверцев, желающих присоединиться к Православной Церкви525, священник прежде всего наставляет и утверждает в учении православной веры526; самое же присоединение совершает по взятии от ищущих присоединения письменного показания527 в следующей форме: «Нижеподписавшийся, или нижеподписавшаяся (звание, имя, фамилия, вероисповедание) сим изъявляю решительное намерение присоединиться к Православной Кафолической Восточной Церкви и обещание пребывать в послушании её всегда неизменно».528 За сим присоединение вносится в метрическую книгу.529 Если священник встретит сомнение, то не приступая к присоединению иноверного лица, обязан донести Преосвященному, с изложением причин сомнения, по рассмотрении которых Преосвященный или разрешает дело лично от себя, или, когда потребуется формальное производство, предписывает Консистории530 (Уст. Д.К., 25).

Указанная в 25 ст. Уст. Д.К. подписка берётся, если обращается целое семейство, от каждого совершеннолетнего члена семьи отдельно531 (Резол. Филарета, митр. Моск. в Душепол. Чт. 1872 г.); несовершеннолетние же принимаются под ответственностью родителей, без всякой подписки (см. у о. Хойнацкого, 48 стр.).

Ищущий присоединения из духовных лиц римского исповедания подаёт о том прошение к Преосвященному, или в Консисторию, или к местному благочинному.532 Преосвященный сам, или чрез доверенных духовных лиц, испытывает его в образе мыслей и чистоте намерений. Если проситель желает и по присоединении оставаться в духовном звании, то епархиальный Архиерей о признании его и о назначении ему должности и места служения представляет Св. Синоду с своим мнением и с документами о звании и церковной степени присоединяемого. Если же он не желает остаться в духовном звании, то епархиальное начальство берёт от него соответствующую подписку, и в этом случае он присоединяется к Церкви по чину мирян, без упоминания об оставленном им, по другому исповеданию, звании533 (см. подр. Уст. Д.К., 30). – О «чине, како священника римския церкве прияти», – см. Собр. мн., V т., 952–953 стр.

Вразумлённого в истинной вере и желающего от раскола присоединиться к православию534 приходский священник присоединяет по чину церковному535, берёт с него подписку536 о пребывании в православии537 и записывает присоединение в метрическую книгу538 (см. 3 прим. к 1025 стр.); в сомнительных случаях священник испрашивает от Преосвященного разрешения предварительно присоединению (Уст. Д.К., 22). – Сн. 1015–1016 стр.539 печатного оригинала.

Особых постановлений, определяющих порядок принятия отступников от Православной Церкви, до настоящего времени не было издаваемо и в отношении к ним руководством служили вообще правила о принятии в Православную Церковь инославных христиан и старообрядцев. В последнее же время, в виду появившихся случаев отпадения от Православной Церкви и иногда не разделяемого хотя бы более или менее значительным промежутком времени возвращения в православие, местным Е.Н. относительно принятия таких отступников даются особые руководственные указания епархиальному духовенству, соответственно которым оно и должно поступать.540

В богослужебных книгах находятся «чины како приимати» к Православной Церкви:

1) нехристиан,

2) христиан инославных исповеданий541,

3) старообрядцев,

4) сектантов и последователей изуверных учений (сн. на 1024 стр. 2 прим.) и

5) отступников (подр. см. в заголовках ниже помещенных таблиц).

«Чин како приимати возраст имущих, иже от иудейския веры, Магометан, или от язык и идолопоклонников приходят к Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви, и истинно к той присоединитися желают», был издан в особой книжке С.-Петербургской Синодальной Типографией в 1858 г. В том же году и той же Типографией был издан также «Чин како приимати к Православной вере приходящих, иже николиже быша правовернии, но измлада воспитани быша вне Православные Церкви: крещение же истинное имущих во имя Отца, и Сына, и Святого Духа». Тот и другой чины были изданы согласно со сделанным митр. Филаретом и одобренным Св. Синодом пересмотром (см. Соб. мн., IV т, 117 стр.). Чин принятия иудеев, магометан и язычников (отличающийся от указанного чина 1858 г.) есть в изд. Киево-Печерской Лаврою в 1826 г. «Чинопоследовании соединяемых из иноверных к Православно-Кафолической Восточной Церкви»; в последнем есть и «Оглашение третие»; в начале и конце этого оглашения есть некоторые добавления, не находящиеся в 5 гл. Требника; кроме того, в «Чинопоследовании» есть «Чин, како приимати возраст имущих от Сарацын». «Образ отрицания Сарацынскаго, си есть Турецкаго зловернаго нечестия», есть и в Большом Требнике; в том же Требнике находится «Изложение, о еже како подобает приимати от иудеев приступающаго к вере христианстей»; в этом «Изложении» клятвенное исповедание иудея – обширнее изложенного в упомянутой книжке 1858 г. и в «Чинопоследовании». В 1895 г. С.-Петербургской Синодальной Типографией была издана (первым изданием) «Книга чинов присоединения к православию». В этой «Книге» особо напечатаны чины «како приимати приходящих ко православней церкви» от вероисповеданий:

1) «римско-латинскаго»,

2) «арменскаго»,

3) «лютеранскаго»,

4) «реформатскаго"»; а также – приходящих «ко святей нашей церкви»:

5) «от иудейския веры»,

6) «от магометан»,

7) «от язычества», и

8) «Чин еже како миром помазати ко православней вере приходящих и церкви соборней соединяющихся» (см. ниже). В названных изданиях 1858 г. были совместно напечатаны и под одним заглавием как выше указанные 1–4, так и 5–7 чины; но в «Книге чинов» каждый из указанных чинов напечатан отдельно, под особым заглавием, самый текст чинов издан в исправленном, сравнительно с изданием 1858 г., виде и, очевидно, со стороны изложения предварительно был подвергнут особому пересмотру; внутренний же дух и порядок чинопоследований и в издании 1895 г. остался неизменным. В 1902 г. С.-Петербургской Синодальной Типографией была издана «Книга чинов присоединения к православию, часть вторая, тиснение первое» (сн. 1017 стр., 3 прим.). В этой второй части напечатаны каждый отдельно чины принятия «приходящих к православней церкви от»:

1) «духоборцев»,

2) «молокан уклеинцев»,

3) «молокан донскаго толка»,

4) «штундизма»,

5) «младоштундистов (духовных) »,

6) «хлыстов» и

7) «скопцев»; кроме того, в конце её помещён (имеющийся и в указанной первой части «Книги чинов») «Чин еже како миром помазати».

Крещению, возрастных предшествуют три оглашения. В указанных выше чинах помещено только два оглашения; третье оглашение есть то же, которое положено и при крещении младенцев (см. 997–999 стр. печатного оригинала).

В «Чинопоследовании» принятия обращающихся в Православную Церковь указывается совершать эти оглашения у церковных дверей в следующие сроки: первое оглашение (см. 1031–1032 стр. печатного оригинала) – «прежде скончания дний 40, седмицею единою», «пред вечернею или по вечерни»; второе оглашение (см. 1032–1033 печатного оригинала) – во второй день, «времени пришедшу пред вечернею или по вечерни»; третье оглашение, «аще св. Четыредесятница есть», то в самую Великую субботу; «аще же иные дни, исполнившимся четыредесяти днем, оглашение сие совершается»; это третье оглашение непосредственно предшествует крещению. В 1-й части «Книги чинов присоединения к православию» говорится только относительно первого оглашения, – что оно бывает «по днех довольного научения, по вечерни». Обыкновенно, все три оглашения совершаются в один и тот же день пред самым крещением, и непосредственно следующим за ним миропомазанием, совершающимися пред литургией (Пособие, 665 стр.); все эти чинопоследования, начиная с 3-го оглашения, находятся в 5–11 гл. Требника (см. выше, 997–1004 стр. печатного оригинала).

Но ввиду допускавшегося прежде разнообразия в способах присоединения старообрядцев к Православной Церкви, определением Св. Синода 1888 г. 25 мая, за № 1116 (см. Ц.Вед. 1888, 28), было постановлено правилом, чтобы такое присоединение повсюду совершалось по приложенному к книжке митр. Платона «Увещание во утверждение истины» «Чину како приимати от раскольников, в соединение с Православною Церковию приходящих». При этом над принимаемыми чрез миропомазание, если они присоединяются не на правах единоверия, таинство миропомазания должно совершаться по употребляемому в церкви «Чиноположению»; над присоединяемыми же на правах единоверия – по старопечатному требнику, т.е., с известными дополнениями при помазании членов тела (см. эти дополн. ниже, во 2 прим. к 1043 стр.).

При присоединении к православию всех (как помазанных, так и не помазанных св. миром) лиц других христианских вероисповеданий, а равно отпадших или в жидовство, или в магометанство, или в язычество, или же отступивших от Православной Церкви в раскол и ереси, т.е., при присоединении по 2 и 3 чину, сперва совершается исповедь (без чтения разрешительной молитвы), потом следует оглашение, состоящее в отречении от прежних заблуждений, исповедании догматов православной веры и клятвенном обещании в неизменном до конечного издыхания хранении православной веры; после этого читается особая разрешительная молитва542 (см. ниже, табл.). Что же касается не миропомазанных, то над ними вслед за указанным чином совершается миропомазание (см. 1012–1015 стр. печатного оригинала). В этих случаях миропомазание совершается с такой же торжественностью, как и крещение. При совершении миропомазания над присоединяемыми бывает и восприемник, как при крещении, хотя не обязательно.543 «Чин, еже како миром помазати ко православней вере приходящих и церкви соборней соединяющихся» – один и тот же для всех присоединяемых к православию лиц, «ихже миром святым помазовати достоит». Присоединение всех указанных лиц следует совершать в тот день, когда бывает литургия, во время которой присоединённый должен быть допущен к причащению св. Таин (Практ. Рук., 193 стр.; сн. ниже, в конце табл.).

Чин, како приимати приходящих от римско-латинского, армянского, лютеранского и реформатского вероисповеданий

Во время говения священник должен говорить поучения544 с целью выяснения говеющим, в чём состоит истинное говение и истинное покаяние545.

Особенно пастырю следует обратить внимание на раскрытие смысла и значения таинства покаяния. Надо поражаться, какие смутные, превратные и извращённые взгляды на исповедь существуют в современном обществе... Для знакомства с этими взглядами пастырю всего лучше при удобных случаях расспросить об этом тех или других из своих пасомых. Выяснивши себе существующие в среде прихожан взгляды на исповедь, пастырь и должен употребить с своей стороны все средства к раскрытию истинного смысла и значения таинства покаяния. Только под этим условием и возможно ожидать со стороны пасомых должное отношение к исповеди и достойное к ней приготовление. Не надо забывать, что только истинное покаяние и может быть действительным врачевством душевных болезней и могущественнейшим средством к искоренению пороков и насаждению добродетелей.

Место совершения таинства покаяния.

Местом совершения покаяния служит храм546.

По особым причинам и в нужде можно исповедовать и вне храма, во всяком по возможности приличном месте547 (Забелин, 190 стр.).

Строго запрещается приходским священникам исповедовать мирян в алтаре у св. престола548, с возложением на него руки исповедующегося, и благочинные должны неукоснительно наблюдать, чтобы этот странный и противный церковным правилам обычай нигде более не поддерживался (см. в Рук. д.с.п. 1887, 27, распоряж. Херсон. Дух.Кон.; см. также в Ц.Вед. 1905, 38, распоряж. Псков. Д.К.).

Некоторые руководительные правила и указания духовникам относительно совершения исповеди.

Не следует исповедовать во время богослужения. Не говоря о тех беспорядках, какие происходят отсюда при отправлении богослужения, ни сами священники, ни говеющие не могут со вниманием выслушать церковных служб, служащих приготовлением ко св. причащению; да и самая исповедь по необходимости прерывается и нисходит на степень одной формы и механического дела549.

Пред исповедью священник сам должен возбудить в себе соответственное душевное настроение. Средством к этому может служить воздержание, молитва, чтобы Господь ниспослал слово разума для исправления кающегося, чтение писем св. Иоанна Златоуста о покаянии и к падшему Феодориту (Забелин, 189 стр.; см. ниже, «Предисловие и сказание»).

Остерегаться должен священник принимать к себе на исповедь чужих прихожан, которые бегают от своего пастыря из-за стыда, что они от обычного греха не отстали и после многих увещаний не исправились. Поэтому священник прежде всего должен спросить чужеприходного о причине, по которой последний желает у него исповедаться, и если не окажется достойной причины к принятию чужеприходного на исповедь, то священник должен, дав приличное наставление, отослать его к прежнему духовнику (Кн. о должн., 99 §; сн. 1054 ст.).

Ко всякому исповедующемуся пастырь должен относиться одинаково и отнюдь не должен позволять себе выбора между состоятельными и бедными исповедниками, принимая первых и устраняя последних или поблажая первым и сурово обращаясь с последними (Кн. о должн., 103 §).

Согласно утверждённым Св. Синодом постановлениям Преосвященных юго-западного края (собиравшихся в сентябре 1884 г. в Киеве), епархиальное начальство должно требовать от священников особенной внимательности к совершению исповеди, которая для доброго пастыря должна служить вернейшим средством к узнанию духовного состояния каждого из пасомых и надёжнейшим способом к благотворному воздействию пастырских наставлений на их души550. Если по причине „множества исповедующихся не может пресвитер управитися в один день пред причащением, как обычай есть: то ничто не препятствует за два или за три (дня), или чрез целую седмицу готовящихся исповедывать551, только-б завещал в первые дни исповедавшимся, дабы, если совесть их аще в нем будет облипать, или в случае нового греха, пред причастием вторично на исповедь приходили: и то-б уповательно редко случилося“ (Кн. о должн., 100 §). Таким образом, в случае „множества исповедующихся, чтобы иметь возможность с большим вниманием и без лишней усталости выполнить обязанности духовного отца и преподать нуждающимся пастырские наставления, священники и должны стараться располагать своих пасомых приходить на исповедь не в один, а в разные дни недели.

Псковской Д.К. было предписано священникам епархии, чтобы они, во избежание скопления на известных седмицах Великого поста очень многих говеющих, а) объявляли заблаговременно и разъясняли как в частных беседах, так и в поучениях церковных о затруднительности такого обыкновения и располагали своих прихожан придерживаться по возможности известного порядка, склоняя обременённых старостью и болезнями исполнять свой долг христианский на первых седмицах, не откладывая этого дела на окончание поста, или, по взаимному соглашению с самими прихожанами, составляли особые расписания о том, на которых седмицах и из каких сёл и деревень должны исполнять своё говение их жители, и по воскресным дням поста делали об этом напоминание им по окончании литургий; б) приглашали желающих принимать св. причастие по средам и пятницам на литургиях преждеосвященных Даров; в) убеждали своих прихожан являться к исповеди за 2–3 дня до причастия, а не накануне оного (см. Ц.Вед. 1905, 38). – По руководственным указаниям духовенству Могилевской епархии её Архипастыря, Преосвящ. Стефана, хотя громадное скопление исповедников на какой-нибудь неделе и вызывается и поддерживается обстоятельствами, от священника обычно не зависящими (в городах обычно говеют на первой и Страстной седмицах, а в селах – выбор седмицы для говения определяется временно-местными условиями), но священник может всё-таки влиять на распределение исповедников в желательном для него смысле, напр., убеждая, особенно престарелых прихожан, исполнять долг исповеди и св. причастия в другие посты, напр., в Успенский, для чего может быть назначаемо несколько дней служения пред днём Преображения Господня и Успения Богоматери; прихожан же, говеющих в Великом посту, может убеждать и упрашивать, во избежание необыкновенно большого наплыва исповедников, говеть не только в первую и Страстную седмицы, но и на других седмицах; но как бы то ни было, однако при исповеди священник непременно должен предоставить каждому исповеднику возможность или самому высказать свои грехи, или отвечать на предлагаемые ему священником вопросы (Ц.Вед. 1905, 6).

Согласно определению Св. Синода, от 15, VII,–18, VIII, 1910 г., исповедь учащихся должна совершаться в полной благоговения обстановке и предваряться нарочитыми беседами законоучителя; законоучители ни в каком случае не должны допускать исповеди нескольких учащихся вместе; при стечении большого количества говеющих должно распределять исповедь на несколько дней552 (см. Ц.Вед. 1910, 38, офиц. ч.).

Вообще никак не следует принимать на исповедь по нескольку человек вместе, хотя бы то были и дети, но исповедовать каждого отдельно (см. Рук. д.с.п. 1885, 39). „Крайнее, – говорится в «Книге о должн. пресв. прих.» (см. 100 §), – нерадение и бессовестие есть некоторых пресвитеров“ принимать на исповедь несколько человек разом553; так как, спрашивая нескольких разом, священник не может раздельно слышать ответа каждого и не может узнать нравственное состояние кающегося, а потому не в состоянии исправить добрым советом и замечанием какие-либо нравственные недостатки, вкравшиеся в душу кающегося; к тому же при исповеди в присутствии других кающиеся из-за стыда и даже из боязни друг друга могут утаить некоторые грехи, и исповедь уже не будет искренней и чистосердечной; наконец, при общей исповеди вполне возможно, что некоторые познакомятся, к своему соблазну, с такими грехами, о которых раньше не знали. Если причиною такого беспорядка служит недостаток времени, то ревностный к благу своей паствы пастырь найдёт возможным устранить это препятствие554.

Не может быть в употреблении, вместо исповеди, одно прочтение пред всеми исповедующимися повседневной молитвы для исповедания грехов, составленной святителем Димитрием. Такое употребление – положительное злоупотребление исповедью, как таинством, и прямое нарушение церковного чинопоследования, установленного для этого таинства555 (Влад. Е.В. 1874, 4; сн. ниже, «Предисловие» и «Увещание прежде исповедания»).

Само собою понятно, что исповедующиеся должны вести себя чинно и благоговейно556.

«Чин исповедания» печатается в Большом и Малом Требниках557; кроме того, по благословению Св. Синода, издаются (Синодальными Типографиями и Типографией Киево-Печерской Лавры) особо: «Последование о исповедании» и «Чин исповедания отроком»558.

Ниже мы берём из Требника «Предисловие» и «Увещание... ко кающемуся», а в следующую далее таблицу «Последования о исповедании» заимствуем это «Последование» из особого (с таким же заглавием) издания оного «Последования», напечатанного Московской Синодальной Типографией в 1896 г.

Предисловие и сказание, о еже како подобает быти духовнику и сказовати невозбранно приходящим к нему. (Требник, гл. 12). Приемляй помышления человеческая, должен есть быти образ благ всех, и воздержник, смирен и добродетелен, моляся на всяк час Богу, да подаст ему слово разума, во еже исправляти притекающия к нему. Прежде всех должен есть сам поститися среду и пяток всего лета, якоже Божественная правила повелевают: да от нихже сам имать, и иным повелевает творити. Аще же сам невежа, и невоздержник, и сластолюбец сый, како иных добродетелей может учити; но и кто неразумен может послушати его, о нихже имать глаголати, зря его безчинника и пияницу, и иных учаща не упиватися, или ину некую добродетель проходити, еюже сам не может творити559; очи бо ушес вернейши, глаголет Божественное писание560. Темже внимай себе, о духовниче! зане, аще погибнет едина овца нерадения ради твоего, от рук твоих взыщется. Проклят бо, глаголет писание, дело Господне с нерадением творяй (Иер.48:10). Великий же Василий глаголет561: блюди, да не убоишися человека в падении его562, да не предаси Сына Божия в руце недостойным, да не усрамишися кого от славных земли, ниже самого диадиму носящаго да не причастиши. Божественная бо правила не повелевают недостойным причаститися, яко язычницы бо вменяются. Аще ли не обратятся, горе и тем и причащающим их. Блюди, глаголет: аз вещи не имам, ты узриши. Сия и сицева храня, и прежде всех церковные догматы недвижимы соблюдая, спасеши себе и послушающия тя. Аще кто без повелительныя грамматы563 местнаго епископа дерзнет приимати помышления и исповеди: сицевый правильно казнь приимет, яко преступник Божественных правил, и зане не точию себе погуби, но и елицы у него исповедашася, не исповедани суть: и елика связа, или разреши, не исправлена суть, по шестому правилу, иже в Карфагене собора, и по четыредесять третиему тогожде собора564. Увещание прежде исповедания ко кающемуся. (Требник, гл. 13). Возлюбленное в Дусе Святе чадо, имя рек, благо пришел еси ко св. покаянию: ибо тем яко духовною купелию обмывши грехи души твоея, яко небесным врачевством исцелен будеши от смертоносных язв ея: точию потщися сокрушитися сердцем твоим о всех гресех твоих, и тыя Господу Богу твоему, невидимо с нами сущу, предо мною смиренным, власть разрешения от Него приемшим истинно исповедати565, ничтоже тая, и ничто прилагая, но яко что содеял еси, и помниши, тако и исповедуй: зане утаение греха есть прелесть душепагубная, приложение же клевета смертоносная: обою ради вси греси исповеданнии не прощаются. И тайне не совершающейся делом того ради препятия, новый грех смертный раждается. Не имаши же греха таити и единого, ни срама ради, занеже и аз есмь человек подобострастен, могущ в подобные грехи впадати, и имам искусство немощи человеческия. А егда срам презрев, обличиши тебе предо мною единем, не имаши обличен быти о гресех тех пред ангелы Божиими, и пред всеми человеки на судищи страшном: аще же утаиши предо мною единем, то пред всемирным тогда собором обличен будеши, и вечные казни не гонзнеши. Да не утаиши что и боязни ради, ибо аз тя не имам озлобити, и никогда никому же греха твоего явити; но имам тя в дусе кротости врачевати; во исповедании же обличай, а не извиняй тебе: твоя грехи, а не чуждия открывай. Лиц обществующих во гресех с тобою да не сказуеши мне, то бо есть зло ославление ближних566. Точию твоя грехи да исповедуеши, не простобеседно, но с сожалением сердечным, и с добрым намерением, еже впредь хранитися от тем подобных согрешений: без того бо не может быти истинное покаяние567. Сице убо устроив сердце твое, даждь славу Господеви: исповеждь сам на тя беззакония твоя предо мною грешным, да приемь разрешение, свободишися от уз греховных, очистишися, и исцелен будеши душевно благодатию Бога.

Последование о исповедании.

Порядок священнодействия. (Требник, гл. 12). Приводит духовный отец1) хотящего исповедатися единаго, или многих пред икону Господа нашего Иисуса Христа непокровенна [т.е. с открытым лицем]. И творит стих началу [т.е. произносит: «Благословен Бог»]. Таже: Трисвятое. По Отче наш: Господи помилуй, 12. Слава, и ныне. Приидите поклонимся, трижды.

Таже псалом 50, Помилуй мя Боже.

И настоящия тропари сия, глас 6: Помилуй нас Господи, помилуй нас.

Слава. Господи помилуй нас. И ныне. Милосердия двери отверзи нам. Таже: Господи помилуй, 40.

Священник глаголет: Господу помолимся. И молитву сию: Боже Спасителю наш. Господу помолимся. И молитва иная. Господи Иисусе Христе, Сыне Бога живаго.

По молитвах, увещание от духовника, которое мощно и во обществе прочитать, аще мнози исповедающиися2):

Бог чрез пророка Иезекииля на покаяние человека призывает такими словами: Живу Аз, глаголет, Адонаи Господь, яко хотением не хощу смерти грешника, но якоже обратитися ему от пути своего, и живу быти (гл. 32). И в тойже главе пониже так говорит Бог: и ты, сыне человечь, рцы к сыном людей твоих: правда правдиваго не избавит его, воньже день прельстится: и беззаконие беззаконника не убиет, воньже день обратится от беззакония своего3). И святый Иоанн Богослов советует к покаянию и исповеди так: аще исповедаем грехи наша, верен есть и праведен, да оставит нам грехи, и очистит нас от всякия неправды. И святый Григорий Богослов также о исповеди учит тако: Не медли исповедати твой грех, чтоб тебе здешнею срамотою, будущей срамоты избежать: понеже здешняя срамота, часть есть будущаго мучения, и покажеши сим, яко грех возненавидел еси, изъяснив его и обличив яко достойна укорения: того ради воспомянув теперь своя согрешения с должным сокрушением, надобно изъявить совершенно, ничтоже утаевая, или прилагая, и с добрым намерением, спасения ради души своея, а не ради тщеславия, или обычая, или насилия от кого.

Посем духовник оставляет при себе единаго4), а прочим всем вон выйти велит5), и глаголет6) к нему:

Се чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое, не устыдися, ниже убойся, и да не скрывши что от мене: но не обинуяся рцы вся, елика соделал еси, да приимеши оставление от Господа нашего Иисуса Христа. Се и икона Его пред нами: аз же точию свидетель есмь, да свидетельствую пред Ним вся, елика речеши мне. Аще ли что скрывши от мене, сугуб грех имети будеши. Внемли убо: понеже бо пришел еси во врачебницу, да неисцелен отъидеши7).

И тако вопрошает его8) прилежно, едино по единому, и ожидает его, донележе отвещает против коегождо вопрошения.

Аще кающийся ново пришел на исповедь, прежде всех вопрошает его, глаголя: Бывал ли ты когда на исповеди; и аще не бывал, а совершенного возраста: Для чего не был; за леностию ли, или за иным каким случаем; Аще же исповедался прежде: Повсегодно ль ты исповедался; Аще не повсегодно: Для чего так не радил о твоем спасении; а в правилах отеческих написано: кто не исповедается за леностию на всякий год, тот недостоин христианином называться. И прежнего твоего отца духовнаго для чего ныне оставил: не имеешь ли отлучения, или запрещения от него;

И аще запрещен от прежняго духовника неразсудно, может настоящий оберегая свою совесть опасно, разрешить рассудительно9). Аще же какое недоумение будет настоящему духовнику, надлежит отослать исповедуемого к прежнему духовнику, или требовать разсуждения от начальника своего, не объявляя отнюд лица исповедуемаго: а при смертном случае, сподоблять истинно кающагося прощения и разрешения, и приобщать пречистым тайнам, не взирая ни на какие клятвы и запрещения: только бы кающийся православен был10).

Не имеешь ли вражды с кем; не злопамятствуешь ли на кого;

Аще такое что исповесть:

Должен еси примиритися, и не злопамятствовать, и всем твоим врагом, что в твоей воли есть, простить так, как сам ныне хощешь от Бога прощен быть.

Посем вопрошает его о вере, глаголя:

Скажи мне, веруеши ли, как церковь православно-кафолическая восточная верует, содержит и учит; и не сумневаешься ли в коем предании11);

И аще верит православно и несумненно, и умеющ грамоте, да чтет символ веры: Верую во единого Бога12), весь до конца. Аще же безграмотен, то да прочитает духовник, последующу кающемуся словами за ним. По скончании сего, глаголет духовник к кающемуся:

Господь Бог не хотя создания Своего человека в погибели оставити, дал ему заповеди, которыми бы ведал человек, как по воли Божией на сем свете жить: которые заповеди хотя словами малы, но силою велики, которыми заповедьми святии Божии угодницы, в старом законе вси пророки, а в новой благодати вси апостоли, людей Божиих доброму житию учили, ихже и Сам Христос Спаситель, будучи во плоти на земли, учил и утвердил, которых заповедей Божиих числом десять: четыре, как Бога любить, человека учат: а шесть, как ближняго, то есть, всякого человека, хотя бы который и иноверный был, любить учат.

И который человек по оным заповедем Божиим не творит, тот вельми пред Богом грешит: понеже как оные заповеди Божия велики, так и грехи против их велики. Которые заповеди, и против их грехи, какими грехами по действу диавольскому человеки согрешают, я тебе прочту вкратце, а ты какой грех ведаешь в совести твоей, сделанный тобою, против того греха скажи: согреших Господу, прости мя отче святый13).

И тако начинает духовник поряду заповеди Господни14).

Первая заповедь Божия: Аз есмь Господь Бог твой, да не будут тебе бози инии разве Мене.

Против сей заповеди Божией согрешает тот, кто сих заповедей не соблюдает, и не ведает, и ведать не хочет: и как тот может заповеди Божия соблюдать, кто не ведает, что есть воля Божия благая и угодная и совершенная; Ты ведаешь ли и ведать хочешь ли о сих заповедех Господних; и буде грамотен: Читаешь ли их по часту для наставления твоего и домашних твоих;

Против сей же заповеди согрешает тот, кто на Господа Бога не надеется, но или на богатство, хотя и праведно собранное, кольмиж паче на неправедное надеется: или на друзей богатством накупленных, или на свою мудрость и силу конечно надеется, а Господа Бога всех благ Подателя не воспоминает. Ты надеешься ли на Господа Бога, и призываешь ли Его на помощь во всяком твоем счастии, и несчастии;

Против сей же заповеди согрешает, кто Господа Бога, от всего сердца, и от всея души, и всею крепостию, и всем помышлением своим, не любит. Ты любишь ли Господа Бога так, как я теперь прочитал;

Против сей же заповеди согрешает, кто сам волшебствует, или колдует, или колдунов призывает и им верит. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Также и тот согрешает против сей заповеди, кто воск или свинец на воду льет, чтоб будущее нечто уведать, как ему лгут помянутые ворожеи: кто сны толкует, и им верит, встречи, уроки, и дни примечает, который день к начинанию дела счастлив, и который несчастлив, и кто в встречу добр, и кто не добр, и просто сказать, кто что ни делает на пользу себе или другу своему без надежды на Бога, тот согрешает против сей первой заповеди, и отложился верою, надеждою и любовию от Господа Бога Создателя и Промысленника своего. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто объедается и упивается всегда, тот имеет чрево свое вместо Бога. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей же заповеди Божией согрешает, кто святых угодников Божиих равно Божескою честию почитает, и на них во всяком своем добре здешнем и будущем надеется так, как на Самаго Бога: что вельми грешно есть, понеже несть инаго Бога спасающаго здесь, и в будущем веке, кроме Бога Отца, и Единороднаго Сына Его, Господа нашего Иисуса Христа, Избавителя и Спасителя миру, и Святаго Животворящаго Духа, Единаго в Троице славимаго Бога. А угодников Божиих церковь святая учит почитать так, что они избранные сосуды Божии, и молитвенники о нас к Богу. Хотя не требует Бог Себе помощников к нашему спасению, однако, любя угодников Своих, приемлет молитвы их о нас, когда мы пред Богом угодная творим. А нет той чести больше угодникам Божиим от нас, когда мы так желаем Богу угодить, как они угодили, а именно: веровали бы в Бога так, как они веровали, надеялися бы на Бога так, как они надеялися, любили бы Бога и ближняго так, как они любили, и ныне любят, и за то помиловани от Бога пребывают в радости бесконечной. Ты так ли почитаешь угодников Божиих, и сам их житию желаешь ли подражать так, как я теперь прочитал;

Вторая заповедь Божия: Не сотвори себе кумира и всякаго подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им, ни послужиши им.

Против сей заповеди согрешает, кто иконы святые Богом называет, и на них надеется как на Бога. А иконы святые преданы от отцов святых для памяти нашей, чтоб мы на иконы взирая с любовию, воспоминали тех, кто на иконе написан, и поклонялися бы и молились тому, кто написан. Ты не согрешил ли в чем против сей заповеди;

Против сей же заповеди согрешает, кто тварь созданную почитает за святыню, например: солнце, месяц, звезды, птицы, рыбы, звери, скоты и гады, или деревья красовитые, и на красовитых местах стоящия, или источники, колодези, и озера, и приходит к ним, называя их чудотворными, и в них деньги мечет, а на деревьях тряпицы вешает, с надеждею некакого себе от того добра, что вельми пред Богом грешно есть. Ты не делал ли сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто гробам неведомым кланяется, почитая их за святыню. Ты не делал ли сего;

Третья заповедь Божия: Не возмеши имене Господа Бога твоего всуе.

То есть даром, как языком, так и умом, но со страхом воспоминай и призывай имя Господне, к здешнему и будущему твоему добру.

Против сей же заповеди согрешает, кто говорит или мыслит хулы на Господа Бога Единого в Троице, или на святыя Его заповеди, или пречистыя тайны хулит, или пречистую Богородицу, и ведомых святых угодников Божиих, или кто в злом своем намерении молится Богу, чтоб ему в воровстве его, или во ином каком злодеянии Бог помогал. Ты не согрешил ли в чем против сего, как я теперь прочитал;

Против сей же заповеди согрешает вельми, кто затевает на иконы святые чудеса, или на Бога, или на угодников Его лжет, будто ему являлись, и нечто приказывали людем говорить. Которою своею ложью отводит простых людей от праваго пути, который путь Бог нам показал, и вводит в погибель вечную. Ты так не делал ли;

И тот согрешает вельми против сей заповеди, кто Государю крест целует служить верою и правдою, а после лжет и ворует, в чем великая хула имени Божию. Ты не согрешил ли сим грехом;

Против сей же заповеди согрешает, кто не ради Бога, и не ради спасения души своей в церковь ходит, только чтоб его люди хвалили, что он будто богомолен. Ты не согрешил ли сим грехом;

Против сей же заповеди согрешают скаредные кликуши, и которые бешеными себя делают, и просто сказать: все те согрешают против помянутой заповеди, которые какую ни есть ложь вымышляют, хотя в шутках, и чтоб им люди верили, говорят: Бог видит так. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Четвёртая заповедь Божия: Помни день субботный, еже святити его: шесть дней делай, и сотвориши [в них] вся дела твоя, в день же седмый суббота Господу Богу твоему.

Против сей заповеди согрешает, кто во дни воскресные и праздничные без нужды работает, и за леностию не приходит в церковь к пению церковному, в воскресные дни, и в Господские двунадесятые праздники, в Рождество, и Усекновение Иоанна Предтечи, в день святых первоверховных апостол Петра и Павла, и прочих апостол, и святых дни празднуемые. А хотя и приходит, не стоит со страхом Божиим, но или говорит с кем, или думает что скаредное и злодейское. Ты не делал ли так, как я теперь прочитал;

Согрешают против сей же заповеди и церковники, которые в церкви не со страхом Божиим чтут и поют. Согрешает и тот, кто хотя и не работает никакой работы в праздник, но грешнее работы делает: или пьянствует, или дерется, бранится, сквернословит, срамословит, кощунствует, и иными непотребными делами провождает день праздничный. А хотя для отрады жития и повеселиться в праздник, только так, чтоб никому беды, обиды и досады не сделать. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Согрешает против сей же заповеди, кто рабов своих, или наймитов без всякой нужды заставливает в праздники работать. А в помянутой заповеди Своей Бог не велел заставливать в праздники работать, не только рабов и наймитов, но и прохожаго человека, который прилучится у тебя в праздник, не заставливай его работать, хотя бы иноверный был, но накорми его и напой Христа ради даром, и иным нищим давай милостыню в праздник от твоих праведных трудов. Ты не согрешил ли вышепомянутыми грехами;

Пятая заповедь Божия: Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли.

Против сей заповеди согрешает, кто Государя, как высочайшаго по Бозе властителя и отца, не любит, указов Его не слушает, податей положенных давать не хощет, за Его Великого Государя, и за весь Дом Его Бога не молит. Ты не согрешил ли сим грехом;

Против сей же заповеди согрешает, кто духовный чин не любит, не слушает, и не почитает, переговаривает, осуждает, а в нуждах их, а наипаче приходским своим попам, не помогает. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто не любит и не почитает родителей своих, и иных сродников, и не слушает их на добро учащих. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто господина своего или учителя, который его доброму житию учит, не любит, не почитает, и не слушает: и кто благодетелей своих, которые знатное добро сделали, не любит и не почитает, и им добром за добро не воздает. Ты не согрешил ли против сего;

Шестая заповедь Божия: Не убий.

Против сей заповеди согрешает, кто своею волею каким ни есть образом, хотя боем, хотя удавлением, или утоплением, или порчею, человека убивает, кроме тех, которые по указу Государеву осужденных предают на смерть. Ты не согрешил ли в чем против вышеупомянутого;

Также кто и сам себя убиет, или удавит, или утопит, или зелием смертным опьется, смертно согрешит, и прощения ему в будущем веке не будет.

Против сей же заповеди согрешает, кто бунт в народе делает, в котором много невинных душ пропадает, а за все те души будет отвечать пред Богом на страшном суде, кто бунт начинает. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто воров и разбойников ведая укрывает, или им советы подает, или кто дома зажигает, или кто ведает, какий умысл смертный на кого, и кто видит, или слышит на улице драку, а не идет розымать дерущихся. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Против сей же заповеди согрешают судии, которые, не разсмотря подлинно на суде вины, или накуплены от кого, на смерть осуждают неповинных смерти.

Против сей же заповеди согрешают господа, которые рабов своих, не разсудя вин их, наказуют, и мучительски бьют больше, нежели они согрешили в чем: или гневаются и ярятся на рабов своих чрез меру, от чего также может смерть прилучиться: или налагают работу тяжкую и несносную на рабов. Ты не согрешил ли в чем против сего;

И просто сказать: все сей заповеди противно, от чего может быть, или умыслом, или происком, или нерадением и неохранением, человеку смерть, или знатный ущерб здоровью. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Еще и страшнее сего обретается человек заповеди сей преступник. Понеже так написано во святом писании: не только кто гневается на брата своего всуе, повинен есть суду: но кто и не любит брата своего, то есть всякого православного христианина, тот человекоубийца есть. А любовь здесь поминается не на словах, но на деле, и хотя тебе нечем в нуждах помогать брату твоему, то ему того не делай, что тебе не любо. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Возрастным: Против сей же заповеди согрешают женск пол, которые не только что беззаконно прижитых детей делом, или советом убивают, но хотя и плод утробы своея, или иной, чтоб детей не было, зелием отравливают. Ты не согрешила ли в чем против сего, делом или советом;

Седьмая заповедь Божия: Не прелюбы сотвори.

Святая сия заповедь нарушается во-первых блудом, прелюбодеянием, кровосмешением, и прочими разными беззаконные похоти видами.

Блуд называется то, когда муж неженатый со вдовою или девкою блудодействует.

Прелюбодейство называется то, когда муж имея свою жену с чужею женою, или жена имея своего мужа с чужим мужем блудодействует. Сей грех больший есть блуда.

Кровосмешение называется то, когда в близком сродстве человек блудодействует, грех тягчайший есть прелюбодеяния, который и у неверных языков в великой мерзости есть.

Второе: преступается сия заповедь всем тем, что некоторым есть поводом к греховной сласти плотской, и способствует студному пороку прелюбодейства и блуда. Такие ко греху побуждения суть следующие: пьянство, праздность, своевольство, сквернословие, непристойные шутки, безстудныя телодвижения, безчестныя хитрости в одежде, и в украшении тела, соблазнительныя представления и зрелища, безчинныя плясания, срамныя песни, скверныя книги, и прочая. Ты не согрешил ли в чем против вышепомянутаго;

Восьмая заповедь Божия: Не укради.

Против сей заповеди согрешает, кто какую ни есть вещь чужую, хотя съестную, хотя питейную, или деньги, или платье, или скотину, или ниву, или огород, или хотя что ни есть чужое тайно или явно похищает. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто не только что крадет у Государя, или у господина своего: но хотя и неверно Государю, или господину своему за довольное награждение служит. Ты не согрешил ли против сего;

Согрешает и господин, который рабом своим верно служащим, или наймитам верно работающим удерживает мзду, или наем. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей же заповеди согрешают торговые люди, которые обманывают в товарах незнающих, и лишнюю цену за товар берут, и в мерах и весах обманывают же. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей же заповеди согрешают ласкатели, льстецы, прелестники, ханжи, лицемеры, которые являются пред людьми будто они богомольны, постны, святы, чтоб их даром кормили, поили и дарили. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей заповеди согрешают судии, которые по мзде или по иной какой страсти судят, и правых делают виноватыми, а виноватых правыми.

Против сей же заповеди согрешает, кто казну Государеву крадет, или деньги ложныя делает. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Против сей же заповеди согрешает, не только тот, кто крадет, или каким ни есть образом похищает чужое: но кто краденное или похищенное ведая, хоронит, и таит, или положенное у него что не воровское на сохранение от приятеля, или нашед что чужое не отдает, тот такой же вор, который и крадет или похищает. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Против сей же заповеди вельми согрешает, кто вдов и сирот утесняет, и их себе закабаливает и порабощает. Ты не согрешил ли против сего;

Сии воровские грехи весьма тяжки, и неудобь простительны, а родятся человеку от трех вин: от воспитания глупаго и бесстрашнаго от родителей, которые родители не учат детей своих измала страху Божию, и никакому мастерству и промыслу доброму: второе от лености и праздности: третие от несытаго сребролюбия и лихоимания. И чтоб избавиться от сего греха, и впредь от того лучше опасаться, надобно сделать так: буде кто каким ни есть образом похитил что чужое, надобно возвратить тому, у кого похитил, или как ни есть ту обиду наградить обидимому: а буде невозможно самое похищенное возвратить, или чем наградить, то в то время увещать, дабы он жалел всем сердцем о своем преступлении и впредь бы всячески от того оберегался, утвердив его милосердием Божиим, ради излиянной крови Сына Божия за грехи человеческия на кресте, разрешить исповедующагося, и от причастия Божественных тайн не отлучать.

Девятая заповедь Божия: Не послушествуй на друга твоего свидетельства ложна.

Лжесвидетельство называется то, когда кто видел, или слышал какую ссору других, и позван будет пред судей во свидетельство, и станет свидетельствовать не то, что видел или слышал: но или прибавливает что от себя, или убавливает, хотя оправдать кого по дружбе или за мзду, и что по его лжесвидетельству ни сделается на суде, хотя и смертная казнь: лжесвидетель тот даст пред Богом ответ тяжкий. Ты не согрешил ли против сего;

Так же и тот смертно согрешает, кто видел или слышал какую ссору других, а не хощет сказать пред судьями правды, но отговаривается неведением. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто клевещет на кого заочно, лает, и укоряет в лице, осуждает чужие грехи, обличает недостатки ближняго во уме или в теле, издевается с досадою, или ругается над ближним, толкует коварно чужие дела или слова, и прямо сказать: что ни говорит или делает на умаление славы, и чести ближнему, то есть всякому человеку, хотя и иноверному, то все есть лжесвидетельство, и помянутой заповеди противно. Ты не согрешил ли в чем прогнив сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто оклеветания слушает, и по тому оклеветанию наносит ближнему, то есть всякому человеку, хотя иноверному, бедство, от которого бедства может и смерть прилучиться. Ты не согрешил ли против сего;

Помянутые грехи родятся человеку от зависти, ярости, гордости, и от лжесловеснаго обычая, и всяк кто говорит, что должен молчать, или молчит, что должен говорить, лжесловесник есть, и заповеди сей преступник: и сия обида ближнему, также как и воровская обида. И буде ты честь, или славу добрую у кого злоречием отнял, или повредил, должен ее возвратить, и исправить, исповедая лжу твою пред тем, пред кем ближняго твоего озлословил, или пред самим оным ближним твоим, и всем сердцем жалеть о том преступлении и впредь того всячески оберегаться.

Десятая заповедь Божия: Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближняго твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякаго скота его, ни всего елика суть ближняго твоего.

В прежних заповедех Своих запрещает Бог человеку всякую обиду делать ближнему, а в сей десятой заповеди запрещает думать, и хотеть того, что есть чужое, хотя жена, хотя дом, хотя нива, хотя раб, или рабыня, хотя какая ни есть скотина, и все что ни есть чужое, того не желай и мыслью.

В сей заповеди Своей Бог хощет, не только чтоб мы не согрешали делом, но чтоб и мыслью не согрешали, и того бы опасалися, от чего может грех сделаться. Ты пожелаешь ли чужой какой вещи, и не думаешь ли отнять что у кого;

И чтоб тебе сие внятно было как от мыслей делается грех, так говорит Христос во евангелии Своем: из внутрь от сердца человеческого помышления злая исходят: прелюбодеяния, любодеяния, убийства, татьбы, лжесвидетельства, лихоимства, обиды, лукавствия, лесть, студодеяния, око лукаво, хула, гордыня, безумство: вся сия злая, из внутрь исходят, и сквернят человека.

По семь глаголет:

Сие я тебе сказал о грехах против заповедей Божиих кратко, а может быть их и больше, и буде ты ведаешь в совести твоей иные какие соделанные тобою грехи, а здесь они не помянулися: исповедай их теперь не стыдяся, со истинным покаянием, и сокрушением сердечным, чтоб тебе очистить совесть твою совершенно15).

Малолетних же вопрошает тако:

Читаешь ли ты по вся дни какие-либо молитвы; Призываешь ли Бога в помощь при начатии всякаго твоего дела; Приуготовляешь ли себя к каковой-либо должности; Почитаешь ли за грех жить праздно; Учишься ли прилежно; Почитаешь ли родителей твоих, и не противишься ли им; Слушаешься ли старших, и с ними учтиво ли обходишься; Не упрямишься ли, и не имеешь ли той дурной привычки, чтоб все на своем поставить; Не сердишься ли; Не бранишься ли; Не ссоришься ли сам, или других с кем не ссоришь ли; Не лжешь ли; Не божишься ли напрасно; Не переговариваешь ли, или не пересмехаешь ли кого; Слова других не перебиваешь ли; Не завидуешь ли кому в чем; Думаешь ли, что человек больше украшается разумом и добродетелью, нежели хорошими уборами; Не упиваешься ли; Ежели есть у тебя свои деньги, не теряешь ли их на лакомство или на другие какие-либо безделицы;

И егда кающийся исповесть всё, глаголет к нему духовник:

От сих всех16); отныне должен еси блюстися, понеже вторым крещением крещаешися по таинству христианскому, и да положивши начало благое, помогающу тебе Богу, паче же не поглумися на тожде обращался, да не твориши человеком смеха: сия бо христианом не суть прилична: но честно, и право и благоговейно пожити, да поможет тебе Господь Бог Своею благодатию, и за вольное твое ныне исповедание, сподобит тебе оставления и прощения мною недостойным всех грехов твоих: только ты утверди себе верою, и надеждою в Господа Иисуса Христа, Который нас ради человек, и нашего ради спасения сошел с небес, и воплотился от Духа Святаго, и Пренепорочныя Девы Марии, и за нас распят был, и пострадал, чтоб нас от греха Адамова, и от наших грехов, которыми мы согрешаем, и каемся о них, пресвятою Своею кровию очистил и Богу Отцу Своему примирил: и о сем став на колени теперь, приклони главу твою, и приложи руки к персям твоим, и помолимся Господу прилежно.

Духовный же отец глаголет молитву сию: Господу помолимся.

Господи Боже спасения.

По окончании молитвы, не востая от земли, прощение, аще грамотен, прочитает сам кающийся, аще же безграмотен, прочитает духовник, последующу кающемуся словами:

Прости мя, отче святый, и благослови, согреших душею и телом, словом, делом, помышлением и всеми моими чувствы, душевными и телесными.

Посем разрешает духовник17) кающагося18) низу лежащаго19), сице глаголя:

Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия, да простит ти, чадо, имя рек, вся согрешения твоя: и аз недостойный иерей властию Его, мне данною, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь20).

Конец же разрешения его глаголя иерей, знаменает21) крестообразно десницею кающагося22).

Таже: Достойно есть. Слава, и ныне.

И отпуст23).

О епитимиях24). Закхей мытарь, когда сподобился принять Христа в дом свой, такую на себя наложил за грехи свои епитимию, и сказал ко Христу Господу: се пол имения моего, Господи, дам нищим, и аще кого чим обидех, возвращу четверицею. И за такую его любовь к ближнему, не только ему, но и всему дому его, спасение Господь объявил такими словами: яко днесь спасение дому сему бысть: зане и сей сын Авраамль есть, прииде бо Сын Человечь взыскати и спасти погибшаго. Так и ты, когда приимешь Христа Иисуса в дом твой душевный, можешь сделать по томуж. А буде за крайнею скудостию твоею, не можешь милостыни давать, то хотя обиды ближнему возврати, и впредь от обид гораздо опасайся, а без сего милости Божией не сподобишься, хотя и многажды будешь каяться.

Увещание ко мнящимся нечто исправить.

Буде ты какое добро творишь во Господе, а воздаяния себе здесь не видишь не пренемогай о сем, и не ослабевай в том, понеже так святый апостол Павел написал: доброе творяще, да не стужаем си: во время бо свое пожнем, не ослабеюще (Гал.6:9).

Конец исповеданию.

Разсуждение из духовнаго регламента о должности священнической25).

«Должни священницы знать»... «Аще... покажется духовнику какий грех не удобь разсуждаемый, то есть, как тяжкий, и коего исправления и епитимии требует: да идет духовник к своему архиерею, и не именуя лица кающагося, грех только предлагать обстоятельно и рассуждения просить должен». «Древнии святии отцы и пастырие, не так разсуждали о епитимиах, акибы не удобь пременяемых догматах, но переменяли и переменять оные попускали, имея к тому некия благословныя вины, что зде некиих святых отец свидетельствы показуем». «Сия же вся учителей наших сказания, довольно научают нас, что не непременные суть о епитимиах каноны, по разсуждению отца духовнаго оставленные: который должен смотрети, кто и каков есть кающийся; и истинно ли кается; и каковую епитимию понести может; и дабы жестокое наказание, вместо врачевства, не обратилося ему во отраву отчаяния. И по таковому всех обстоятельств разсмотрению, может духовный отец и умножати и умаляти время, и количество епитимии, и едину епитимию переменяти на другую»... «За грехи исповеданные, аще истинно каются, предложения Божия благоутробия утвердив их, может духовный отец прощения сподобити, и без епитимии удостоити причастия тайн святых: разве бы усмотрел отец духовный, что исповедающийся у его есть человек так на всякую епитимию готовый, что ни к отчаянию, ниже к лености и небрежению помянутая епитимиа, то есть, отрешение на некое время святых тайн причастия, не опровержет его, но и паче к вящшему греховной тяжести и гнева Божия познанию приведет, и к теплейшему покаянию устроит его: и таковаго кающагося может духовный отец, на некое время, при иных к исправлению угодных епитимиях, наложить и епитимию отрешения тайн святых: однакож сие само собою творити духовник да не дерзает, но у своего архиерея, предложив ему вся обстоятельно о кающемся, токмо не именуя его, просить рассуждения и благословения. Собственно же и имянно, оную в древнем обычае бывшую епитимию, еже на долгое время лишати причастия тайн святых: понеже она древле была во врачевство, яко показующая грехов мерзость, и востягающая злые похоти, ныне же не токмо не страшна многим, но и желаемая ленивым стала, тайным же раскольником и весьма любимая, и притворных грехов исповеданием нарочно поискуема, отселе отставити, к оной ктому не употребляти, помянутых ради вин, и по силе вышеписанных учительских наставлений, подобает».

Ведомо же буди, яко вся преждереченная (т.е. из Дух. Регламента) в епитимиах снисхождения, и к причащению Божественных Таин допущения, до тех токмо простираются, которые истинно каются, и нелицемерно исповедав грехи свои жалеют всем сердцем о раздражении и прогневании оными Создателя своего, и впредь непременное имеют предложение и попечение от тех и от прочих всех, елико силы человеческия, оберегатися. Если же кто хотя грехи свои и открывает отцу духовному, но об оных не кается чистосердечно, как выше показано: например, исповедует себе быти блудником, но блудницы отогнать от себе не хощет: сказывает, что вражду имеет с онсицею, но отстать от оные не желает: похитил чуждее, но возвратить оное, или наградить, хотя и имеет чем, не тщится: подобне и в других случаях: таковаго прощаяй, кольми паче причастию Христовых Таин сподобляяй в больший онаго грех вводит, и сам тяжко согрешает. Чего ради зело опасно наблюдать надлежит отцам духовным, дабы таковых, донележе совершенно исправятся, и покажут плоды достойны покаяния, не разрешать и Божественных Даров причастия не сподоблять.

Примечания: 1) В греческой Церкви, как с большею достоверностью можно предполагать, исповедь всегда совершалась священником, имеющим на себе из церковных облачений только епитрахиль. Прямого предписания на этот предмет не находится в греческих чинах. Обычно нет предписаний об этом и в наших рукописных чипах (см. подр. Таин, испов., А.Алмазова, 1 т., 198–200, 316–317 стр.). Не имеется указаний относительно этого и в современном нашем Требнике, а равно и в особом изд. «Последования о исповедании». В практике теперь обыкновенно принято совершать исповедь в одной епитрахили. – Священник исповедующийся епитрахили на себя не возлагает (Ц.В. 1896, 10).

2) Это замечание, а также и сказанное в самом начале «Последования» ясно указывают, что в том случае, когда исповедников несколько, все молитвы перед исповедью и положенное в чине «Увещание» можно читать однажды для всех исповедников вместе.

3) Этими словами и оканчивается данное увещание в «Чине исповедания отроком», следующего же за указанными словами продолжения увещания в названном «Чине» не имеется.

4) Кающийся, подойдя к духовнику, кладёт земной поклон пред лежащим на аналое св. крестом („Как надо говеть», изд. С.-Пет. Синод. Типогр., 29 стр.). – При большом количестве исповедников, для сбережения священником при исповеди времени, каждый из них полагает этот поклон, когда ещё готовится стать на исповедь (Рук. д.с.п. 1879, 27). – В разных местах нашего отечества существуют разные обычаи касательно того положения или внешнего вида, в коем исповедывающиеся должны находиться пред священником во время исповеди. В некоторых местах, особенно на западе России, исповедывающиеся становятся на колени пред аналоем, у которого исповедает священник и, наклонив голову, смиренно высказывают пред ним свои согрешения. В других местах исповедывающиеся не становятся на колени, но только благоговейно преклоняются. Такие обычаи, без сомнения, не лишены смысла и, как наглядное выражение смирения и сердечного сокрушения со стороны кающихся, могут быть терпимы там, где они укоренились вследствие давней практики, хотя нельзя не заметить, что обычай стоять на коленях во время исповеди не есть обычай древлеправославный, а скорее наследие церкви западной римско-католической (О богослуж. зап. цер., Т.Серединского). Всего же лучше в этом отношении обычай, соблюдаемый в Великороссии и во многих местах Малороссии, и вообще в Церкви Православной на востоке, где кающиеся исповедываются обыкновенно, стоя лицом к лицу пред священником или взирая благоговейно на икону, пред которою исповедываются. Ибо в этом случае всего удобнее даётся священнику возможность по внешнему виду приблизительно вернее судить о внутреннем состоянии грешника и соответственно этому давать ему разные наставления и внушения, А потому обычай этот всего более и должен быть поддерживаем православными священниками. В требнике П.Могилы читаем: «Каяйся... стоя..., в глубоцем смирении, аще же мощно, и со слезами, исповедует грехи свои пред священником“ (о. Хойнацкий, 127 стр.). – Относительно обычая покрывать кающегося во время исповеди епитрахилью нужно заметить, что подобное действие не указывается ни современным уставом исповеди, ни в известных исповедных уставах прежнего времени – как греческих, так и славяно-русских. Это есть обычай – позднего происхождения и притом получивший место только в русской исповедной практике. Этим обычаем даётся понять кающемуся, что исповеданные им грехи разрешаются духовником, как лицом иерархическим, как уполномоченным на то служителем Церкви. Усвояя этому обычаю такое именно внутреннее значение, должно прийти к такому относительно его выводу: раз это обрядовое действие должно оставаться в силе, то оно должно иметь место только при моменте разрешения и не должно простираться на акт выслушивания духовником исповеди (см. подр. Тайн. испов., А.Алмазова, 592–593 стр.).

5) То же самое предписывается духовнику и в «Чине испов. отроком». После этого в указанном «Чине» так же, как и в «Последовании», находится наставление духовника исповеднику: «Се чадо»... Но в «Чине испов. отроком» следующие места этого наставления выражены несколько иначе, именно: 1) «да не скроеши что от мене: но не опасаяся скажи вся, что сделал ты»; 2) «что ты скажешь мне. Ежели что скроешь от мене, больший грех имети будешь, знай, что пришел ты для исцеления душевного: смотри же, чтобы не отъити тебе отсюда без пользы твоей душе». Кроме этого отличия и выше указанного (см. 3 пр.), во всём остальном, с самого начала и кончая далее следующими словами: «недостоин христианином называться» (см. в левом столбце на 1072 стр.), – названный «Чин» почти буквально тожественен с «Последованием»,

6) Относительно того, какое сами священники должны иметь положение во время совершения исповеди, нужно заметить, что по высоте таинства и его значению в Церкви христианской, его так же следует совершать стоя, как и другие таинства. В греческой Церкви по принятой в настоящее время практике священник во время исповеди сидит. Самое раннее и единственное свидетельство в пользу такого именно положения на востоке находится только у Симеона Солунского (который говорит: „принимающему исповедь должно в честном и священном месте, наедине и без шума, сидеть с благоговением“); но в данном случае, очевидно, сказалось влияние западной практики; так как такое положение духовника, принятое издревле на западе, не допускалось в древности на востоке. И у нас на юго-западе есть обычай совершать исповедь стоя; но этот обычай, по всей вероятности, явился под влиянием унии и Требника П.Могилы, предписывающего такое именно положение духовника при исповеди. Оправданием такого положения духовника не может служить то представление, что он олицетворяет собою духовного судию. Нельзя не заметить, не отрицая такого олицетворения, что этот духовный судия в отношении Иисуса Христа, невидимо присутствующего при исповеди грешника, есть не более, как свидетель исповедуемых грехов, а вследствие этого и ему во время совершения тайны покаяния приличнее стоять, а не сидеть. Противоречит сидение священника при совершении исповеди и современному русскому уставу её (см. подр. Тайная испов., А. Алмазова, 1 т., 196–198, 590 стр.). Правда, по мнению некоторых, если приходится исповедовать не десятки, а сотни кающихся, то, в случае крайней и естественной усталости священникам можно исповедывать и сидя (о. Хойнацкий, 128 стр.; Ц.В. 1891, 36); но в великороссийских епархиях, как бы много ни было говеющих, священники обыкновенно исповедуют их стоя (Забелин, 202 стр.).

7) Для рассеяния в кающемся стыда и смущения, пастырю можно ещё воспользоваться следующим назиданием, которое св. Тихон Задонский внушает священнику говорить исповеднику: „Богу, чадо, ты исповедуешься: ничего не утаивай, не стыдись и ничего не бойся, потому что здесь нас только трое: Бог, пред Которым ты согрешил, Который все твои грехи совершенно знает так, как они делались, потому что Бог везде, – на всяком месте находится; и где ты что делал, или говорил, или думал – худое или доброе. Он там был и всё то совершенно знает; и теперь Он с нами, и вот ожидает одного только покаяния твоего и чистосердечного исповедания; второе лицо здесь – ты, а ты сам знаешь свои грехи: не стыдись же высказать их все, когда не стыдился делать их; третий – я, подобострастный – подобный тебе грешник, такой же человек, как и ты, потому и меня нечего стыдиться“ (Напом., 95–96 стр.). – Поучение сие весьма назидательно предложить тому исповеднику, в котором духовник, начав его спрашивать, замечает смущение (Уфим. Е.В. 1897, 5). Много может значить в данном случае вообще образ действий самого священника. Надобно, чтобы кающиеся видели в духовнике друга, отца, пред которым со всем доверием сердца могли бы они выплакать всю свою скорбь о соделанных ими грехах, тогда не останется ничего, что бы они боялись открыть своему пастырю (см. Паст. Богосл. 311; сн. 1 пр. к 1061 стр.).

8) В требнике П.Могилы, (а также и в некоторых других прежнего времени требниках и молитвословах) находится следующая форма исповедания, от лица кающегося глаголемая: „Исповедаюся Господу Богу Вседержителю и преблагословенной Приснодеве Марии Богородице, всем небесным силам и всем Святым, и тебе отче честный“. Нет сомнения, что под влиянием этого требника эта молитва и по сие время удержалась и употребляется в пастырской практике юго-западного края. Относительно употребления её должно сказать, что хотя, по совершении воли Отца Своего небесного о спасении рода человеческого, Господь Спаситель вручил Божественную власть вязать и решить Апостолам, но и после того невидимо Он Сам же остаётся Судиею нашей совести, Сам приемлет наше исповедание и подаёт оставление грехов, как это, помимо Св. Писания, ясно выражается и в чинопоследовании таинства покаяния: таинство покаяния для его совершения необходимо предполагает только грешника, исповедующего грехи свои, Господа, невидимо приемлющего исповедание грешника, и священника, как «свидетеля точию», видимо разрешающего или неразрешающего от грехов, согласно Божественной воли Учредителя сего св. таинства. Из сказанного видно, что исповедание грехов и пред святыми в таинстве покаяния (наряду с Самим Господом) не относится к существу этого таинства и, следовательно, не необходимо для прощения грехов, а потому нет надобности кающемуся и читать вышеозначенную молитву (см. подр. Рук. д.с.п. 1888, 21).

9) По «Номоканону» (119 пр.), «духовник иного духовника суд решити и вязати власти не имать», «по 32-му правилу св. апостол». Но 32-е правило говорит о пресвитере и диаконе, отлучённых епископом. Номоканон прилагает это правило к духовникам, как делегатам епископской власти вязать и решать, в виде общего (догматического) основания для всех таких правил, высказывая то соображение, что „если один духовник будет связывать, а другой разрешать связанного, то произойдет разделение и противоречие в действиях единой благодати Христовой, а ведь Христос не разделяется на два, взаимно противодействующие лица“. Но само собою разумеется, что здесь речь идёт о правильных и целесообразных проявлениях духовносвязующей власти, о связании того, что действительно должно быть связано по указанию церковных правил и по духовному рассуждению самого связующего, обязанного при этом иметь в виду исключительно душевную пользу кающегося (Номок. при Бол. Треб., А.Павлова, 243–245 стр.).

10) Сн. ниже, о «Молитве над разрешаемым от запрещения».

11) Человека, неверующего или предубеждённого против веры и нравственности и так или иначе заявившего желание спорить и разглагольствовать со священником во время исповеди, должно тут же немедля остановить, примерно хоть следующим простым вопросом: пришёл ли он на исповедь каяться в своих грехах, или только, чтобы похвалиться своим неверием и неуважением ко всему священному? И если бы пришедший на исповедь дал почувствовать священнику, что он начинает свои разглагольствования ради сего последнего, то священник, если не надеется тут же краткими, по сильными вразумлениями склонить его к раскаянию в своём заблуждении, должен совсем отказаться от своей беседы с ним, а в крайнем случае и от самой исповеди и отпустить его от себя, предложив ему, „не угодно ли ему раздуматься, или для беседы явиться к нему в дом“ и т.п. Но если бы кающийся, выражая свои сомнения или недоумения пред священником, явно дал понять, что он именно исповедуется в них, как в действительных согрешениях, и вместе с тем скромно заявил бы о желании своём получить от священника надлежащее наставление или вразумление, то священник должен наставить его кратко во время исповеди. А чтобы не терять времени, может предложить ему потом прийти к себе на дом и здесь уже на досуге побеседовать с ним, как следует, с надлежащею полнотой и вниманием (о. Хойнацкий, 141–142; см. у Забелина, 198 стр.).

12) В Символе веры заключаются все догматы христианской веры и надежды и указуется человеку способ к примирению с Богом чрез ходатайство воплотившегося и пострадавшего за нас Христа, Сына Божия. Если же кто упрямо отвергает какой-либо догмат веры, тот не может получить надежды спасения. Вопрошая кающегося о вере, духовный отец требует, чтобы он прочитал сей священный Символ веры для удостоверения в том, что он верует православно и несомненно (Нов. Скр.). Чинопоследование покаяния тоже предписывает чтение Символа веры. Но в большинстве случаев, как говорит «Цер. Вестник», заставлять читать Символ веры каждого исповедника нет физической возможности – по большому количеству исповедников (Ц.В. 1895, 40; см. также Рук. д.с.п. 1879, 27). Однако и в таких случаях, вместо того, чтобы совершенно не выполнять предписание чинопоследования, казалось бы, можно было, после предварительного со стороны священника краткого разъяснения значения указанного предписания, прочитать Символ веры всем исповедникам пред самою исповедью, если, конечно, не имеется сомнения в том, что исповедники веруют «православно и несумненно»; в противном же случае священнику следует поступать именно так, как предписано в чинопоследовании.

13) Совершенное непризнание за собою грехов не может иметь места на исповеди в силу того естественного представления, что человек по самому несовершенству своей природы никогда не может мыслить себя свободным от греха. Поэтому-то, по наставлениям прежнего времени, „аще кающийся ни единого греха на исповеди не сказывает, – не должно его разрешати“ (Иннокентий Гизель, Мир человека с Богом, л. 69; см. Тайн. испов., А.Алмазова, 2 т., 439–440 стр.). – Между приходящими на исповедь священник может встретить и таких, которые, не понимая ни всей опасности положения своей души, ни силы таинства, приходят к духовнику только по обычаю или необходимости, без всякого предварительного приготовления, как будто не зная, что сказать духовнику, и холодно пересказывая ему только то, что случайно вспадёт на память. Естественно, что пастырь Церкви должен особенно озабочиваться подобными лицами, стоящими на самом краю страшной опасности. Меры, какие он должен употреблять для точнейшего испытания их совести, суть, по указанию Церкви, следующие: 1) При исповеди если увидит пресвитер грешника упорного, „да устрашит его секирою гнева Божия (Мф.3:10), лежащею при корени древа неплодного, проклятием и посечением смоковницы (Мк.11:14–21; Лк.13:4), судом будущим и самому праведнику ужасным (1Пет.4:17–18)». Затем „надлежит пред глаза представить исповедающемуся страшный оный пример Самого Споручника спасения нашего Христа Иисуса, Который был предан за грехи не Свои, но наши, и на кресте умре, и тем как в зерцале чистом показал, что то праведный и нестерпимый гнев Божий сделает с грешником некающимся“. Весьма много также способствует успеху в этом случае и то, если священник а) пред самым началом исповеди даст кающемуся разуметь святость таинства, к которому он приступает, строго требуя от него благоговения во всё время исповеди; б) в самой исповеди будет помогать кающемуся в воспоминании своих грехов и в возбуждении духа сокрушения о них предложением подробнейших вопросов, но не каким-нибудь холодным, а таким, в котором бы выражалась собственная „сердечная боязнь“ священника о тех грехах бесчисленных, которыми мы прогневляем Господа Бога. Этими последними средствами можно, по крайней мере, предупредить суетное разглагольствие, к какому иногда, ко вреду своему и к обременению священника, обращаются люди, приходящие на исповедь без всякого сокрушения. 2) Если же усмотрит кого сомневающегося, или отчаивающегося в надежде помилования Божия, да утешит его и укрепит безмерным милосердием Божиим (Сир.1:22; 2:11); – обещаниями не ложными и примерами грешников помилованных. (Кн. о должн., 102–103 §; Поучен. святит.; св. Тих. Задон., 1 т., 19 стр.; Паст. Богосл., 145 §).

14) Предложение кающемуся непременно тех вопросов, которые указаны в чинопоследовании таинства покаяния, не обязательно. В виду того, что вопросы должны сообразоваться с возрастом кающегося, его полом и проч., и в виду предписываемой пастырю особенной осторожности в отношении к предлагаемым им кающемуся вопросам, пастырь некоторые из вопросов, особенно, напр., вопросы о плотских грехах, и не должен предлагать, если эти вопросы для того или другого из кающихся совершенно излишни. То же самое следует сказать и о всех тех вопросах, которые касаются явлений, имевших место в прежнее время и не существующих теперь, как напр., вопросы об отношении господ к рабам (т.е. крепостным) и т.п. Должно обращать внимание и на язык этих вопросов: хотя он и удобопонятен, но если бы для кого те или другие выражения его оказались недостаточно ясными, то следует предлагать их в русском переводе. Само собою разумеется, что опытные духовники, кроме указанных в чинопоследовании грехов, могут спрашивать в соответствующих местах и о других грехах, в особенности о таких, какие чаще всего замечаются в приходе. Вообще излагать вопросы на исповеди не буквально по чинопоследованию, а своими словами, или прибегать в этом случае к другим руководствам, а равно также и давать кающимся другие более подходящие наставления сравнительно с наставлениями, изложенными на ряду с некоторыми вопросами в чинопоследовании, ничто не может препятствовать никому из священников, и каждый из них может действовать в этом случае по своему усмотрению, применяясь главным образом к нуждам духовных чад своих (см. у о. Хойнацкого, 125 стр.; Паст. Богосл. 143 §; Таинства Прав. Кафол. Вост. Церкви, прот. А.Мальцева, 208–209 стр.). Держась общего руководства заповедей десятословия или принятого разделения обязанностей христианина на обязанности к Богу, к ближним и самому себе, а с другой стороны, имея в виду и частные обязанности кающегося и особенные грехи, к которым пролагает путь состояние его, священник, с справедливостью, может останавливать внимание своё: а) При исповеди мужчины – на грехах, чаще встречаемых у мужчин, каковы: холодность к вере и богослужению, равнодушие к несчастию и нуждам ближних, большая степень самолюбия, проявляющаяся в честолюбии, корыстолюбии и большей раздражительности. б) При исповеди женщины – на более свойственных женщинам грехах, каковы: суеверие, пересуды, навадничество, тщеславие и хвастовство. в) При исповеди людей молодых – на вольномыслии и легкомыслии, рассеянности и раздражительности, как на грехах, нередко встречаемых в юношах. г) При исповеди людей зрелого возраста: α) не вступивших в брак – на грехах против целомудрия, β) живущих в супружестве – на грехах против святыни брака, – против обязанностей мужа – поддерживать благосостояние дома, жены, детей, – против обязанностей жены – устроять и поддерживать порядок дома, услаждать ласкою труды мужа, охранять здоровье детей и внедрять в их души спасительные убеждения веры и благочестия. д) При исповеди людей старых – на небрежность в делах благочестия, (мнимо) оправдываемую слабостью сил, на притязательность в отношении к другим, основываемую на достоинстве самого возраста и на важности отношений родоначальников к потомкам, – на упорство в приобретённых навыках и на злоупотребление средствами поддержания упадающих сил, обращающееся нередко в соблазн для молодых людей. е) При исповеди людей образованных, знатных, богатых – на гордости, пренебрежении к другим и прихотливости в своём частном быту. ж) При исповеди людей необразованных, низких по званию и бедных по состоянию – на нередко встречающемся у них неведении даже главнейших истин веры и правил жизни, на недовольстве своим состоянием и зависти в отношении к другим, на крайней, наконец, небрежности в отношении к себе, пролагающей путь к самым грубым порокам, напр., пьянству и т.п. (Паст. Богосл., 144 §; сн. ниже, о вопросах).

15) Этот вопрос может расположить кающихся к открытию скрытого на исповеди или не вполне и неточно открытого, по страху или от стыда, особенно тех из них, которые тронуты кротким и снисходительным обращением духовника с ними. На этот вопрос одни молчат, потому что удерживаются стыдом и страхом, которые священник должен рассеять; иные отвечают отрицательно, но смутно и нерешительно; священник должен им выразить своё желание споспешествовать их миру и спокойствию; иные открывают новые грехи; выслушав признание таких людей, священник изъявит им свою радость и утешение, что Бог дал благодать свергнуть с себя такое бремя грехов. Но как скоро увидит, что они во время бывших прежде исповедей скрыли некоторые грехи, и исповедь их была не действительна, или даже святотатственна, то должен внушить им, чтобы они исповедались во всех грехах своей жизни и раскрыли вполне начало зла. Посему духовник по открытии, что на исповеди были утаены грехи, должен спросить кающегося, сколько раз он исповедовался и приобщался св. Таин после того, как утаил на исповеди грехи? И всякий ли раз, когда исповедовался или приобщался св. Таин, молчал о грехе и таким образом оскорблял святость таинства покаяния? В том и другом случае священник должен подать свою помощь (Напомин. священ., I ч., 124–125 стр.),

16) В «Чине исповедания отроков», после слов: «недостоин христианином называться» (см. 1072 стр., 5 прим.), непосредственно следует: «Посем напоминает духовник кающемуся о вере. Здесь должен ты (говорит духовник кающемуся) сделать исповедание веры, да и знать, что как начало всему нашему спасению есть вера: так и на покаяние наше тогда призирает Бог, когда мы в вере бываем чистосердечны и нимало не сумнительны. Скажи мне, веруешь ли, как церковь православная верует, и содержит и учит; и не имеешь ли в том какова сумнения; Если скажет, что усумневается в чём-либо, тогда, разрешая его сомнение, спрашивает духовник: откуда: стал иметь он какое сомнение; от себя ли, или по чьему-либо научению; ежели же скажет: что он верит во всём несомненно, тогда чтет сам кающийся символ веры: Верую во единого Бога, весь до конца. Ежели безграмотен: тогда чтет духовник, а он последует ему словами своими. По прочтении Символа веры спрашивает духовник кающегося: знает ли он заповеди Божии; ежели знает, велит ему прочитать: ежели же не знает, тогда спрашивает, для чего не знает; не научен ли был прежде, или и научен, да от небрежения своего позабыл; и тогда наказывает его духовник словами своими: что он о так нужном знании не имеет старания, без которого не можно знать, в чём состоит воля Божия святая и пресовершенная: а то знать должно всякому от самых младых лет. Посем сам читает духовник заповеди Божия» (все, по порядку их). «Посем увещавает кающегося духовник: что он не только должен знать на память, как заповеди Божии, так и Символ веры: но и толкование, хотя краткое на то и другое. А сему отроки научаются в первых основаниях христианской веры: что обыкновенно называется катихизис, который должен неотменно при себе иметь, и прочитывать из него почасту, а наипаче в воскресные и праздничные дни. Здесь приступим уже (говорит кающемуся духовник) к признанию грехов, которые бывают против заповедей Божиих. Я вопрошать тебя буду, не согрешил ли ты в чём противу их; а ты на каждое моё вопрошение отвещай, ежели не согрешил: Бог меня сохранил от того. Ежели же согрешил, то скажи: Грешен пред Богом. Вопросы от духовника и ответы кающегося. Духовник: Грешат во-первых против заповедей Божиих, которые любят что больше, нежели Самаго Бога: надеются на кого больше, нежели на Бога, и боятся кого больше, нежели Самаго Бога. Ты не согрешил ли в чём против сего»; В такой же форме и такие же краткие идут в «Чине исповед. отроком» вопросы о призывании в ложной клятве или всуе имени Божьего, о почитании благодетелей, родителей, учителей и пр., о повиновении Государю, о почитании праздников, и т.д., применительно к заповедям Божиим. После этих вопросов «спрашивает духовник по нижеписанному особливо о таких грехах, каковым наипаче подвержени бывают отроки: а кающийся отвечает, как выше изображено, порознь на каждое вопрошение». Вслед за этим идут все те вопросы, которые в «Последовании» указывается предлагать «малолетним», а непосредственно после этих вопросов в «Чине исповед. отроком» следует: «Посем сказывает духовник кающемуся: ежели он имеет и ещё в каких-либо грехах признание, то бы исповедал пред ним: а наконец делает покаявшемуся следующее наставление. Ты теперь оказал признание во грехах своих пред Богом, и засвидетельствовал то устным своим исповеданием. Два степени положил ты к истинному покаянию. Остается при сем непременно тебе исполнить следующее: Первое: Сожалеть с сердечным сокрушением о том, что прогневал ты грехами своими Бога великаго, премилосердаго, крайняго своего Благодетеля. Второе: Должен ты положить твёрдое и неуклонное намерение, чтоб, призывая Бога в помощь, от сего времени тебе не грешить. Третье: Кого оскорбил чем, должен ты испросить у того прощение: да и кто тебя чем оскорбил, ты от сердца твоего ему прости. А без того и Сам Бог, хотя ты и исповедал, не простит твоего пред Ним согрешения. Четвёртое: Верить, и несумненно уповать ты должен, что Бог небесный наш Отец для страдания, смерти, и пречистой за нас излиянной крови, единороднаго Сына Его, Спасителя нашего Христа, на покаяние твое призрит, и грехи твоя отпустит». Далее в «Чине испов. отроком» следует увещание духовника: От сих всех..., и всё прочее, кончая отпустом, так же, как и в «Последовании о исповедании».

17) Разрешительную молитву священник обязательно должен всякий раз произносить стоя, что считается обязательным даже и требником П.Могилы (сн. 6 прим.), при чём в нём предписывается читать оную молитву „со всяким вниманием и тоюжде верою, имея волю мысли сопряженную, еже по данной ему власти разрешати от всех грехов кающегося“. Некоторые советуют священникам при чтении разрешительной молитвы по возможности соблюдать три тона: сначала умоляющий Бога и обнадёживающий исповедника («благодатию и щедротами да простит ти»), потом – выражающий смирение за самого себя («и аз недостойный иерей»), и, наконец, – показывающий власть, достоинство, полную уверенность и радость за другого («властию Его мне данною прощаю и разрешаю», и т.д.) (см. у Забелина 202 стр.; у о. Хойнацкого, 128 стр.).

18) По прямому смыслу слов Требника, всем истинно кающимся и верующим даётся разрешительная от грехов молитва («Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия»... и т.д.), хотя бы они и не были допускаемы до причастия св. Таин. После разрешительной молитвы и отпуста сказано: «тогда канон даст ему противу согрешения его»... и пр. Отсюда видно, что разрешение кающийся получил и нуждается в особенно строгом предостережении не приступать однако к причастию, несмотря на разрешение. Епитимия не есть Божественное отмщение за грех, а лишь духовная диета для больной совести. Господь грехи прощает всякому покаявшемуся, но сподобиться теснейшего общения с Источником правды и святости грешник может не сразу по раскаянии, но после исцеления духовной раны чрез подвиги молитвы и добрых дел. Не следует давать разрешения только не желающим покаяться и исправиться, а также неверующим: для них оно бесцельно (см. подр. Ц.В. 1888 44, 1902, 21). – Сн. ниже, о разреш. и запрещ.

19) Согласно этому указанию, исповедывающийся в это время должен быть преклоненным к земле, свидетельствуя этим и глубину своего раскаяния, и своё смирение, и покорность воле Божией; но так как это не всегда соблюдается в настоящее время, то священники, по мнению некоторых, должны наблюдать, чтобы кающиеся в этом случае хотя пониже наклоняли свои головы, что необходимо для выражения своей покорности и Богопочтения (о. Хойнацкий, 128 стр.). Что же касается того, что такое положение исповедника является уклонением от указаний чинопоследования, то, по мнению «Цер. Вестника», некоторое отступление от этих указаний, если где-либо оно бывает в силу установившегося местного обычая, не составляет такого нововведения, против которого следовало бы непременно восставать; как стояние с преклоненною головою, так и припадание ниц служат выражением одного и того же покаянного чувства, а равно и покорности воле Божией; во всяком случае неблагоразумно было бы от всех без исключения требовать наклоненного до земли положения во время чтения над ними разрешительной от грехов молитвы, так как люди старые и болезненные не в силах так преклониться (Ц.В. 1889, 5; 1895, 40). – Конечно, нельзя требовать выполнения указанного предписания чинопоследования от лиц, не имеющих физических сил для выполнения этого предписания; что же касается имеющих силы это сделать, то в отношении к ним не имеется оснований соглашаться с мнением тех, которые в данном случае считают вполне дозволительным отступать от предписания чинопоследования.

20) Высказывавшееся некоторыми мнение о католическом происхождении этой разрешительной формулы не оправдывается ни историей, ни римским ритуалом, ни самым существом названной формулы. Разъясняя полное соответствие этой формулы духу православия, митр. Филарет говорит: „разрешение произносит священник сперва именем Господа Иисуса Христа, потом присовокупляет: «и аз разрешаю», но, чтобы не приписать ничего своей личности, он говорит: «властию Его, мне данною», и ещё в духе смирения говорит: «аз недостойный» (Собр. мн., IV т., 407 стр.; Тайная исповедь, А.Алмазова, 1 т., 548–549 стр.).

21) Возложение руки на голову кающегося при чтении разрешительной молитвы, как это было разъяснено в «Церк. Ведомостях», чином исповеди не требуется (Ц.Вед. 1898, 4); но в древней практике чтение указанной молитвы совершителем таинства сопровождалось возложением его руки на кающегося (Тайн. испов., А.Алмазова, I т., 20, 50, 200 стр.; см. также Греч. Корм. кн., И.Никольского, 190 стр.). – По мнению некоторых, наиболее отвечает смыслу предписания исповедного чина (по которому духовник должен произносить разрешение над кающимся, лежащим ниц, и сопровождать разрешение в конце крестным назнаменованием исповедовавшегося) следующая принятая у нас в некоторых местах практика: священник читает разрешение, наклоняясь к лежащему ниц исповеднику и простирая на его голову руку и епитрахиль (сн. выше, 4 прим.); когда же молитва оканчивается, священник поднимает исповедника, говоря: «и аз недостойный... разрешаю от всех грехов твоих»; затем, когда исповедник станет в прямом положении, священник благословляет его, произнося конец разрешения: «во имя Отца» (см. подр. Тайная исповедь, А.Алмазова, 1. т., 594–595 стр.).

22) Духовник обязательно должен читать разрешительную молитву («Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия»... и т.д.) священнику после его исповеди (Ц.Вед. 1896, 10). При чтении духовником этой молитвы над священником вместо: «чадо», принято произносить: «брате». Что же касается рукоблагословения, то, по мнению некоторых, это рукоблагословение следует заменять взаимным целованием; или же, вместо рукоблагословения, следует изображать десницею крестное знамение над разрешаемым им духовным лицом обыкновенное, для чего духовник может употреблять и самый крест Господень, находящийся у него под руками для совершения отпуста исповеди (о. Попов, 79 стр.; Прав. Соб. 1868, 2 т.; Рук. д.с.п. 1893, 11; Уфим. Е.В. 1893, 8; Ц.В. 1894, 9, 1900, 17). Но, как утверждают некоторые, вышесказанное мнение есть результат неправильного толкования общего положения, что священник не благословляет священника. Конечно, равные в церковно-иерархическом отношении не благословляют друг друга; но это если и относится к сфере их священнослужения, то лишь в том случае, когда два таких равных лица являются в ней в одинаковой мере участниками, как совершители. К настоящему же случаю это не может быть приложимо; так как на этот раз исповедующийся священник является просто принимателем акта, священник же духовник – совершителем этого акта и поэтому лицом с особенными полномочиями, сравнительно с первым (см. Тайн. испов., А.Алмазова, I т., 596 стр.).

23) На отпусте священник, обыкновенно, даёт исповедывающемуся крест для целования. – Не совсем правильно поступают те из священников, которые не допускают исповедников к целованию своей руки после исповеди. Напротив, исповедникам всего приличнее выражать своё смирение в этом случае целованием руки у духовного отца своего, и священники, понимающие своё положение, должны даже по возможности побуждать кающихся к этому (см. у о. Попова, 77, 78 стр.).

– После отпуста в 15 гл. Бол. Требника положено «Увещание... по исповеди», всё содержание которого главным образом состоит в том, что сказал Христос (Ин.5:14) расслабленному после исцеления его: «се здрав еси, ктому не согрешай» (Нов. Скр.). – Некоторые священники это «увещание» предлагают кающимся в переводе, а иные вместо этого увещания дают своё, соответственное состоянию кающегося (сн. 1 прим. к 1069 стр. и ниже, о наставл.).

24) В «Чине исповедания отроком» после отпуста печатается следующее:

«Рассуждение о епитимиях:

Епитимию отроком не всегда накладывать должно, а тогда только: Первое, когда отличные и больше важные в рассуждении лет их усматриваются в них пороки. Второе: когда после прежней исповеди в тех же или подобных тем пороках, оказываются без исправления. Третье: когда при исповеди не оказывает кто умиления и сожаления. Здесь же смотреть опасно должен духовник на различие лет, воспитания, природы и состояния: почему не всем равные должен накладывать епитимии.

Епитимии отроком накладывать должно следующие только: а) или прочитание в назначенное время по нескольку кратких молитв; в) или класть известное число поклонов земных в доме или в церкви на несколько времени; г) или воздержание в пищи: то есть, назначить именно какую и в какое время употреблять.

Время к покаянию епитимии назначать как по тяжести грехов, так и по рассмотрению такожде лет, природы, воспитания и состояния: которое не долее было бы, как или на три дни, или на неделю, или только на месяц.

Когда усмотрит духовник, кому понести должно епитимию: тогда делает ему прежде следующее увещание:

Чадо! Я как пастырь души твоей за нужное признаваю, чтоб ты по совету моему принял, и с радостию понёс наложенную тебе епитимию: то есть, духовное некоторое исправление. Ты ничем столько не докажешь, что ты истинно покаялся, как когда не только теперь, но и впредь сожалеть будешь о том, что делал ты противное заповедем Божиим: когда от пороков, которые сделал ты, иметь будешь отвращение: когда сколько можно стараться будешь исправить себя. Я тебя уверяю, что всё сие будешь ты иметь, когда только с радостию исправишь ту, которую положу я на тебя епитимию. Она всегда будет тебе напоминать о твоих пороках, которыми ты прогневал Бога: а чрез то и самое умножится в тебе о том сожаление. Она сделает в тебе и отвращение от пороков: а чрез то будет возбуждать тебя к твоему исправлению. Почему будет она и посредством тебе ко умилостивлению Бога, и к получению от Него милосердия.

Увещание ко святому причащению, которое читать должен духовник после исповеди одному или всем вообще:

Чада! вы очистили теперь совести ваши, и примирилися с Богом, вашим покаянием. Приготовьтеж вы себя и к Божественным Дарам, ко святому Христовым Таин причащению. Оно очистит души ваша, укрепит в вере и добродетели, соединит вас с Богом, и обручит с небесным царствием. Сие святое причащение предал нам Христос, в самое воспоминание страдания и смерти Его, для которой и на покаяние наше призирает, и грехи нам прощает небесный наш Отец. Знайте же, что в святом сем причащении, под видом хлеба, принимаем мы истинное тело Христово, а под видом вина, истинную Христову кровь. Приступите к сим великим Божественным дарам: приступитеж со всяким благоговением, с верою несумненною, и примиритеся со всеми. Воздержитеся несколько от сна обыкновенного и пищи: прочтите или выслушайте положенное к тому правило: и пребудьте от сего времени даже до самого причащения во всякой тихости. Благодать Господа нашего Иисуса Христа да сподобит вас достойно приступить к великому сему делу, и да исполнит сердца ваши истинной радости сим святым причащением, аминь». (Чин испов. отроком).

25) Это «разсуждение» представляет собою перепечатку указанных выше (см. 2 прим. на 1068 стр.) статей из Духовного Регламента. – См. ниже, о разрешен. и запрещении.

Во время исповеди священник должен сохранять скромность во всём положении своего тела; не должен безразсудно смотреть в лицо кающемуся, особенно другого пола; он должен слушать, а не смотреть, чтобы не привести в смущение кающегося и самому не уловиться нечистым помыслом.

О вопросах при исповеди.

Всего лучше, когда кающийся сам раскрывает свои язвы духовному врачу568; поэтому следует, чтобы он, без вопросов со стороны священника, сам сознавал и исповедовал свои грехи569; если же от неумения, стыда, застенчивости, смущения и т.п. кающийся не в состоянии сам раскрыть своих греховных язв, то священник должен помогать ему вопросами570. Какие именно вопросы надобно предлагать кающимся, или в каких грехах их испытывать, – на это нельзя отвечать со всею точностью. Здесь всё должно зависеть от опытности и благоразумия священника, который только должен всегда помнить, что своими вопросами он обязан вспомоществовать сознаться в грехах своих всем, имеющим нужду в подобном вспомоществовании, чтобы таким образом привести каждого к раскаянию истинно-христианскому, полному, искреннему и всестороннему571. Только в этом случае должно иметь большую осторожность. При вопросах о грехах, особенно плотских, не следует священнику перечислять роды и виды грехов, чтобы не научить исповедывающегося такому греху, которого тот ещё и не знал. „Запрос безопасен только в генеральных (т.е. общих) словах“, когда священник, выведывая нравственное состояние кающегося, по руководству заповедей Десятословия572, спрашивает кающегося только о том, не сделал ли он того, „что им противное есть“573 (Кн. о должн., 101 §). Вообще необходимо давать кающемуся вопросы о грехах «со всяким разсудным испытанием сматряя различие лиц»; нужно испытывать на исповеди «инако духовна, инако людина, инако монаха, инако мирска, инако юна, инако старца» (Требн.), т.е. необходимо, давая те или другие вопросы о грехах, сообразоваться с возрастом, полом, умственным развитием, семейным, общественным, служебным положением кающегося и другими различными условиями574.

1) Эта таблица составлена по «Книге чинов», изд. в 1895 г. В этой «Книге» означенные у нас в заголовке чины напечатаны раздельно; в нашей таблице они помещены совместно, с указанием, в соответствующих местах (см. 1032 и 1033 стр. печатного оригинала), тех различий, которые имеются в этих чинах.

2) В чине принятия язычников, вместо слова «перваго», стоит: «языческаго».

1) В чине принятия язычников после слов: «сподобитися желаю», непосредственно следует: «Аминь»; слова же: «Аще же сия"…, кончая словами: «осуждение вечное», находятся только в чинах принятия иудеев и магометан.

2) Эта таблица составлена по «Книге чинов», изд. в 1895 г., где все вошедшие в нашу таблицу чины напечатаны каждый отдельно (см. 1029 стр. печатного оригинала).

1) «Имена присоединяемым должны быть нарекаемы общеупотребительные православные». – При присоединении к Православной Церкви римско-католиков, иногда с их стороны, употребляются усердные просьбы и горячие слёзы о наречении их неправославными именами; некоторые из иереев, или по неопытности, или по мягкости характера, или по особенным не твёрдым взглядам на это дело, допускают уклонения от правил Церкви: уступчивость неизвинительная (см. собщ. Протопресвитера о. А.А. Желобовского в Ц.В. 1896, 2). См. выше, 955–959 стр. печатного оригинала.

1) В чине присоединения армян нет слов: «Иже от Отца исходит».

Чин, како приимати от несторианского вероисповедания

Чин, како приимати от раскольников

1) Эта таблица составлена по книжке, особо (с тем же заглавием, как в таблице) напечатанной С.-Петербургской Синодальной Типограф. в 1898 г. (сн. к 1015 стр. 2 прим.).

2) «Чин, како приимати от раскольников в соединение с православной церковью приходящих», имеется в «Чинопоследовании» и в книжке митр. Платона (см. выше, 1029 и 1030 стр. печатного оригинала). В этой книжке чин – тот же, что и в «Чинопоследовании»; только слова «Чинопоследования»: «Отрицаешилися» и «Отрицаюся», заменяются словами: «Проклинаеши ли» и «Проклинаю», с соответствующими изменениями грамматических форм в дальнейших словах. В 1891 г. Московской Синодальной Типографией был напечатан особой книжкой с вышеуказанным заглавием «Чин» присоединения раскольников, имеющий некоторые отличия от вышеуказанных изданий; в той же книжке 1891 г. напечатан ещё из Большого Требника «Чин, еже как миром помазати к православной вере приходящих и церкви соборной соединяющихся». В нашей таблице чин присоединения раскольников воспроизведён по изданию 1891 г., как более позднему, сравнительно с вышеуказанными.

Чин, како приимати приходящих к Православной Церкви от духоборцев

1) Эта таблица составлена по 2-й части «Книги чинов» (см. 1029 стр. печатного оригинала).

Чин, како приимати приходящих к Православной Церкви от молокан уклеинцев, молокан донского толка, штундизма, младоштундистов (духовных)

Чин, како приимати приходящих к Православной Церкви от хлыстов и скопцев

1) Эта таблица составлена по второй части «Книги чинов», где эти оба чина напечатаны каждый отдельно (см. 1029 стр. печатного оригинала).

Чин, еже како миром помазати к православной вере приходящих и церкви соборной соединяющихся

1) Чин этот напечатан в 106 гл. Требника; с этим чином вполне сходны и другие его издания (см. 1029 печатного оригинала и 2 прим. к 1037 стр.).

2) Согласно вышеприведённому (см. 1030 стр. печатного оригинала) определению Св. Синода, таинство миропомазания над присоединяемыми на правах единоверия должно совершаться по старопечатному требнику, т.е., с известными дополнениями при помазании членов тела. В требниках, изданных до патриарха Никона, напечатанных в Москве в 1627 г., в 1651 и других, таинство миропомазания изложено с дополнениями о помазании членов тела таким образом: «Священник помазует святым миром, и творя крестообразно, на челе, и на очию, и на ноздрию, и на устех, и на обе уши, и на грудех, и на руках, и на сердцы, и на плечию, и между рамома». «На коеждо помазание» священник произносит: Печать дара Святого Духа, аминь. Кроме этих слов священник ещё произносит при помазании: «На челе: Да избудет студа, егоже первее преступив человек, всюду ношаше. На лицы: Да откровенным лицем славу Господню зрит. На очию: Да зрит очима, свет Святые Троицы, первые доброты образ. На ушию: Да приимет ушима слышание таинства духовного Евангелиа Христова, якоже рече Христос: Имеяй уши слышати, да слышит, да не приложится ему злое слышание. По ноздрям: Да обонявает божественных тайн, яко да и той будет в миро Христова благоухания, и в добровоньство спасаемых. И да не обонявает прочее смрадные первые льсти. По устам: Да первого вкуса вторым заградит, сиречь, телом и кровию Христовою. На персех: Да оболкся во броня правды, противу художеству вражию станет, яко победитель непобедим. На руках: Да будут готовы на простершие во благотворение и на отгребание всякого зла" (Пособие, 683 стр.).

Чин, как приимати к православно-кафолической церкви отступивших от нея к жидовскому неверию и паки раскаявшихся и к вере православной совокупитися желающих

1) Этот «Чин» взят из вышеупомянутого (см. 1029 стр. печатного оригинала) «Чинопоследования». С этим «Чином» сходен находящийся в том же «Чинопоследовании» «Чин» принятия отступивших «к турецкому нечестию»; только отречения от прежних заблуждений в этих «Чинах» различны по своему содержанию.

Присоединение по второму и третьему чину опасно больных

Если кто из иноверцев пожелает пред кончиной своей принять православное исповедание, такового присоединять к нашей Церкви, в рассуждение краткости времени и слабости больного, при одной, с возложением священнической руки, исповеди, а кто не помазан св. миром, то, помазав только на одном челе оным и удостоив потом причастия св. Таин, погребать, по кончине, по всему чиноположению нашей Церкви575 (Ук. Св. Синода 1800 г., февр. 20, п. 4; см. Рук. д.с.п., 1862, 23). При присоединении указанных лиц из чина присоединения читаются только молитвы – просительная: Господи Боже Вседержителю…, и разрешительная: Господь и Богключи царствия…; первая молитва читается пред исповедью, а вторая – после исповеди (Пособие, 684 стр.).

О записи в метрическую книгу и донесении епархиальному начальству о присоединённых к православию

Присоединение к православию каждого иноисповедного христианина, а равно раскольника или отступника, в своё время записывается в метрическую книгу576 (см. 1025 и 1028 стр. печатного оригинала).

О всех в продолжение года возвратившихся в православие старообрядцах и сектантах, а также о присоединённых к православию иноверцах и о крещённых православными священниками детях иноверных родителей церковные причты представляют Епархиальному Преосвященному ведомость577 однажды в год, в начале января следующего года, за подписью всего причта, совершившего присоединение или крещение578, и тогда же представляют Преосвященному установленные в ст. 25 и 28 Уст. Д.К. письменные показания иноверцев о добровольном присоединении их к православию и подписки иноверных родителей о воспитании крещёных православными священниками детей в православной вере.579 Но о случаях замечательных, равно как о присоединении к православию значительного числа людей церковные причты должны доносить Преосвященному немедленно580 (Уст. Д.К., 29).

По «Правилам об устр. внутр. миссии» (см. 1 прим. к 1011 стр.), приходский священник должен посещать дома своих прихожан и особенно дома заблудших для бесед с ними; тем же способом он утверждает колеблющихся в вере и новообращённых (II, 11); кроме того, заботясь о церковно-приходской благотворительности, он должен иметь особливое попечение о тех, кои присоединились к православию из инославия, раскола, и сектантства, и других лжеучений (см. там же, 10); сн. выше, 1026 стр., 1 прим.

Покаяние

Понятие о таинстве покаяния

Покаяние есть таинство, в котором исповедающий грехи свои, при видимом изъявлении прощения от священника, невидимо разрешается от грехов Самим Иисусом Христом (Катехизис).

Право совершения таинства покаяния

Право совершать таинство покаяния принадлежит каждому не находящемуся под запрещением священнослужения священнику581 (см. 945 и 947 стр. печатного оригинала).

О приготовлении к таинству покаяния, или говении, и о времени говения и исповеди

Исповедание грехов пред священником обыкновенно предваряется так называемым говением, которое по уставу продолжается целую седмицу (Уст., 32 гл.). В это время говеющий должен соблюдать установленный пост582, усилить подвиги церковной и домашней молитвы, все свои досуги посвящать самоуглублению и самоиспытанию, возгревать в себе сердечное сокрушение о грехах, стараться об обуздании своих страстей и греховных привычек, возбуждать в себе жажду очищения совести искренним раскаянием в своих грехах и пламенное желание помилования от Господа и ниспослания от Него благодати для исправления, вообще вести жизнь строго воздержную, покаянную, растворенную по возможности делами любви и благотворения христианского, и приготовлять себя таким образом к достойному исповеданию своих грехов и причащению св. Таин.583 По нужде указанный срок говения может быть сокращён в три и даже в один день584 (Уч. Изв.). Преимущественным временем для говения считаются посты: в честь свв. ап. Петра и Павла, Успенский, Рождественский, но особенно св. Четыредесятница585 (см. 551–553 стр. печатного оригинала). Впрочем, человеку, падшему в какой тяжкий грех, а особливо в лютую страсть свирепеющей плоти, не должно ожидать установленного времени для исповеди; но скоро по падении надлежит обратиться с истинным покаянием к Богу, и на исповедь пойти и, приняв к язве приличное врачевание, прощение у Бога всем сердцем просить. Таким бо образом, сильное стремление страсти можно обуздать, и греху не подать усиливаться; а хотя бы он уже и усилился, и начал обладать человеком, однако означенным образом приидет в бессилие, и так от лютого мучителя благодатию Божией можно будет избавиться: в противном же случае сомнительна надежда. Того ради Иисус Сирахов научает: не медли, рече, обратитися ко Господу, и не отлагай день от дне: внезапу бо изыдет гнев Господень, и во время мести погибнеши. Гл. 5, ст. 8 и 9, и гл. 18, ст. 20, 21, 22 и 23» (Кн. о должн., 91). Таким образом, всякое время, даже и дни мясоястия, может и должно считаться удобным ко врачеванию души (сн. Ук. Св. Син. 1801 г., I, 16).

Обязанность священно-церковно-служителей очищать совесть свою покаянием и об общем их духовнике

Священно-церковно-служители должны, как можно чаще, очищать совесть свою покаянием (сн. 779 стр. печатного оригинала), по крайней мере, во все четыре поста неопустительно586 (Уч. Изв.). Заштатные священнослужители, равно жёны и дети587 всех священно-церковно-служителей, обязываются каждогодно по возможности во все посты исповедоваться и причащаться св. Таин (см. Ин. бл., 9).

В каждом благочинническом округе священно-и-церковно-служители избирают общего духовника588 из священников, отличающихся духовным рассуждением, просвещением и честной жизнью589, и избранный представляется чрез Консисторию на утверждение епархиального Архиерея590 (Уст. Д.К., 66). В епархиях, где благочиннические округа расположены на больших пространствах, епархиальные Архиереи назначают в каждый округ по два и более общих духовника из священников (там же, 67 ст.). Общий духовник ведёт о священно-и-церковно-служителях, исповедующихся у него591, особую исповедную роспись по данной форме592, и, по окончании года, не позже января593, представляет епархиальному Архиерею, который или сам рассматривает её, или сдаёт в Консисторию для рассмотрения (там же, 68 ст.).

Относительно вопроса о том, кто к кому должен являться на место – общий ли духовник к исповедникам, или же последние к первому, – нет указаний в законе.594 Но естественнее и удобнее всего, конечно, самим исповедникам являться к духовнику, так как последнему, может быть, вовсе неизвестно время готовности и желания его духовных детей исповедоваться, не говоря уже о том, что в данном случае разъезды духовника совсем напрасно потребовали бы от него траты времени и денег595 (Ц.В. 1887, 50).

Церковные причетники могут исповедоваться у своего приходского или у соседнего священника596, – с тем, чтобы они представляли от своих частных духовников свидетельство, пред окончанием года, общему духовнику (Уст. Д.К., 69).

Священнослужители, не бывшие ни разу в году на исповеди, посылаются на месяц в монастырь (Ук. Св. Син. 1806 г.; см. Практ. Рук., 196 стр.).

Благочинный наблюдает, чтобы все священно-и-церковно-служители и их жёны и дети, равно причетники с их семействами и все заштатные каждогодно, и не только в великую Четыредесятницу, но по возможности и во все прочие посты, исповедовались и св. Таин приобщались, а все духовники в январе представляли ведомости с означением, кто именно исполнил или совсем в течение года не исполнил сей непременный долг христианский, и какие приняты меры, чтобы он был исполнен (Ин. бл., 9).

О необходимости исповеди и причащения для мирян

По церковным постановлениям всякий православный христианин должен, хотя однажды в год, исповедоваться и причащаться св. Таин; кто не успел исповедаться в Великом посту, тому разрешается исполнить свой долг во всякое другое время597 (см. Дух. Регл., 2 ч., о мирян., 2 ст.; Ук. Св. Син. 1722 г., II, 28; VII, 16; IX, 21; 1801 г., I, 26; 1858 г., XI, 24; Уст. Д.К., 15).

Дети должны быть приводимы родителями на исповедь598 (см. Уч. Изв.) ежегодно, начиная с семилетнего возраста599 (Ук. Св. Син. 1722 г., II, 28).

Согласно определению Св. Синода от 15 июля–18 авг., во дни Великого поста для всех православных учащихся обязательно ежегодно исполнять долг исповеди и приступать к св. причащению; говение и причащение во всех средних учебных заведениях совершается на Страстной неделе, а также на первой неделе поста, где это принято и признаётся возможным, с освобождением учащихся в дни этой недели от классных занятий; все учащиеся исповедаются у своего законоучителя, как их ближайшего духовного руководителя, за исключением особо уважительных случаев; в случае говения учащихся не в своём училищном храме, необходимо представление ими начальству учебного заведения свидетельств об исполнении долга исповеди и св. причащения (Ц.Вед. 1910, 38, офиц. ч.).

Должно смотреть, чтобы кающийся был христианин Православной Кафолической Церкви (Исповед., I ч., ответ на вопр. 113). Ссыльные протестанты, воинские чины иностранных исповеданий и все вообще иноисповедные христиане, как-то: армяне, католики, протестанты и проч. ни в каком случае, хотя бы то и во время болезни и за неимением духовного лица, не должны быть принимаемы православным священником на исповедь без предварительного присоединения их к Православной Церкви600 (Ук. Св. Син. 1818 г., VI, 17; 1833 г., XII, 22; ср. 1848 г. IX, 21).

Греко-униаты допускаются к исповеди и св. причастию по обрядам Православной Церкви, по изъявлении ими на то желания, с тем, впрочем, чтобы, впоследствии они не обращались уже к прежнему вероисповеданию (Ук. Св. Син. 1836 г., VIII, 17); но в цирк. Ук. Св. Син. от 25 февр. 1870 г. такого ограничения не требуется.

Единоверцам дозволяется без затруднения исповедоваться и приобщаться св. Таин в Православной Церкви601 (Высоч. утв. 27 окт. 1800 г. прав. о единовер.).

Приходский священник должен наблюдать, чтобы все его прихожане ежегодно были у исповеди (Ук. Св. Син. 1722 г., II, 28, VII, 16, IX, 21; 1801 г., I, 26; 1833 г., II, 10; 1835 г., XII, 8; 1858 г., IX, 24; 1883 г., IV, 1). Священники, помня слова ап. Тимофея (см. 2Тим.4:2), должны сколько возможно чаще напоминать нерадивым из своих прихожан об исполнении существенной христианской обязанности исповеди и св. причастия, предлагая об этом увещания не только общие в церквах, не именуя лиц, но и частные наедине при всех удобных случаях; не ограничиваясь увещанием нерадивых, священники должны стараться так глубоко убеждать и постоянных исполнителей сего христианского долга в спасительности св. таинств, чтобы они не только сами постоянно продолжали исполнять сей долг, но, по чувству братской любви, всемерно старались внушать и нерадивым соседям своим, какой страшной опасности – вечной гибели – подвергается душа, коснеющая в нерадении (Ук. Св. Син. 1858 г., IX, 24). Во время Великого поста особливо следует со всей пастырской заботливостью увещевать молодых людей, подлежащих призыву к воинской повинности, о непременном долге исповеди и св. причастия, облегчая им притом всеми способами исполнение этого долга (Ук. Св. Син. 1883 г., IV, 1). Благочинный, посещая церкви, должен, увещевать прихожан, чтобы во все четыре поста, по долгу христианскому, исповедовались и св. Таин приобщались (Ин. бл., 46). Если кто был в отлучке более года, тот должен исповедоваться там, где находится602 (Ук. Св. Син. 1722 г., VII, 16). Позволяется исповедоваться и в других приходах603, с тем, чтобы доставлять в приход свой свидетельство от священника о бытии на исповеди604 (Ук. Св. Син. 1737 г., II, 4; см. также Ин. бл., 42).

Св. Церковь обязывает всех чад своих непременно исповедоваться и причащаться св. Таин по крайней мере однажды в год. Искренно каясь в своих грехах и достойно приступая к причащению св. Таин, православный христианин преображается духовно, возрастает от силы в силу, преуспевает в святости, чистоте, правде и преподобии и истины. К глубокому сожалению, среди принадлежащих к Православной Церкви не всегда встречается достодолжное отношение к исполнению христианского долга св. исповеди и причастия. Иные из них относятся к этому долгу чисто внешним образом, выполняют его без должного испытания себя, без искреннего раскаяния и намерения исправиться, без мысли о важности и силе обоих таинств, вкушают св. Тайны недостойно, не во исцеление души и тела, но во осуждение; бывают и такие, которые приступают к св. таинствам лицемерно (тайные сектанты); есть, наконец, и такие, которые не чувствуют и особенной потребности в говении. Против таких отношений к главнейшей христианской обязанности пастырям Церкви должно вооружаться всеми мерами, побуждая их к тому особенно своим пастырским словом, при всяком удобном случае разъясняя им необходимость, важность, святость и спасительное значение для христианина исповеди и причащения св. Таин. «Аще не снесте плоти Сына Человеческого, ни пиете крове Его, живота не имате в себе» (Ин.6:53), – эта вековечная истина должна побуждать пастырей, заботящихся о вечном спасении своего словесного стада, прилагать все меры к осуществлению её в жизни всем, без исключения, православным населением и непрестанно призывать верующих во Христа достойно причащаться св. Таин, после искреннего и сокрушённого покаяния. Пастырям Церкви никак нельзя равнодушно смотреть на уклонения своих пасомых от указанного христианского долга и на небрежное его исполнение, как на явление обыкновенное, и предоставлять это дело свободной воле прихожан, не следя строго за тем, с каким душевным расположением его пасомые приступают к св. таинствам исповеди и причастия605, а равно и за тем, кто и почему не был у оных таинств.

В сознании важности христианского долга исповеди и св. причастия и на основании 15 § Уст. Дух. Консисторий, епархиальные начальства постоянно с особенной настойчивостью побуждали и побуждают духовенство принимать пастырские меры в отношении к уклоняющимся от исполнения христианского долга исповеди и св. причастия. Так, всем священникам приходских церквей Курской епархии было вменено в непременную обязанность, чтобы они при всех удобных случаях внушали своим прихожанам исповедоваться и причащаться св. Таин безотложно, по крайней мере один раз в год и, следя бдительно за теми из них, которые уклоняются от исполнения сего христианского долга, благими своими советами располагали бы их не лишать себя св. дара причастия Христовых Таин. – Самарской Дух. Консисторией было предписано благочинным епархии, чтобы они, при обозрении церквей, имели наблюдение за подчинённым им духовенством, каждую ли неделю Великого поста совершается богослужение; где есть приходские часовни, то и в них отправляется ли служба в нарочитые дни для приготовления говеющих к исповеди, равно и о том, ведутся ли частные реестры не бывших у исповеди и св. причастия (Сам. Е.В. 1890, 4). – Саратовским E.Н. было внушено священникам епархии, чтобы они, пред наступлением постов, заблаговременно в храме и вне оного, при всяком удобном случае, напоминали уклоняющимся от исповеди и св. причастия о ежегодном исполнении сего христианского долга, располагали к сему своими пастырскими увещаниями и рассеивали те отговорки и возражения, какие высказываются нерадивыми к сему священному долгу прихожанами (Сарат. E.В. 1890, 16). – Чтобы расположить пасомых к исполнению христианского долга исповеди и причащения, приходским священникам 1-го Макарьевского благочиннического округа Костромской епархии, кроме поучений, чтений и бесед, было рекомендовано ещё следующее: снабжать прихожан из церковной библиотеки, для домашнего чтения, книгами и брошюрами об исповеди и причащении вообще и в частности направленными против уклоняющихся от исповеди и св. причащения и распространять эти книги и брошюры в приходах путём продажи и бесплатной раздачи от церкви; при посещении прихожан в их селениях, с так называемою «постною молитвою» (см. 562 стр. печатного оригинала), беседовать с собранными в одном доме прихожанами о покаянии, настаивая и умоляя их поспешить исполнением этого долга; в школах развить и укрепить в детях сознание важности исповеди и св. причастия и убеждение в необходимости для христианина, хотя однажды в год, приступать к сим таинствам; убеждать старших членов семьи непременно посылать на исповедь детей и внуков606 (Костр. E.В. 1898, 2). – Архангельской Дух. Консисторией в 1892 г., между прочим, было вменено в обязанность священникам убеждать своих прихожан, отправляющихся в более или менее продолжительные отлучки из прихода и не исполнивших христианский долг исповеди и св. причастия, чтобы они исполнили сей долг в местах их нового пребывания и представляли бы о сем удостоверение причту своего прихода; неисполнившим христианский долг исповеди и св. причастия в посты по болезни, или по отлучкам из дому, или по другим уважительным причинам, и предполагающим, что они не могут исполнить сего долга в другое время, внушать, что всемилосердный Бог во всякое время приемлет истинное покаяние и что потому они во всякое время могут принесть покаяние в своих грехах духовнику своему, который может удостоить их, после сего, и принятия св. Таин (Арх. E.В. 1892, 7). – В 1900 г. в той же епархии для привлечения к исполнению христианского долга исповеди и св. причастия причтам церквей рекомендованы следующие меры: говорить в приготовительные пред Великим постом недели, а также и во время поста, или готовые, особенно святоотеческие, или же своего составления поучения об исповеди, св. причащении, о духовной жизни и проч.; во всех приходских и городских церквах, где есть причт, по воскресным дням совершать торжественные вечерни, при этом вести, особенно в посту, беседы о том, как говеть и причащаться и как вести богоугодную жизнь после сих таинств; по окончании воскресной вечерни в посту служить молебен Спасителю с припевом: «помилуй ны, Господи, люди согрешившия», и с поминовением, если какой причт пожелает, тех, кои давно не были на исповеди; назначить одну неделю в Рождественском посту, в течение которой ежедневно бы в каждой приходской церкви совершалось богослужение для желающих исповедаться и причаститься; составление списков не бывших у исповеди и возможно частое посещение их домов с целью увещания; посещение причтами в дни Великого поста деревень, отдалённых от храма Божия для бесед, увещаний, для исповеди и причащения желающих запасными св. Дарами; вместе с произнесением поучений о спасительности исповеди и причащения раздавать листки о сем же; относительно мер строгих (как, напр., нехождение в праздники со св. крестом в дома нерадивых) рекомендовать причтам обращаться к таким мерам с крайней осмотрительностью (см. подр. Ц.Вед. 1900, 12).

Пастырь не только по требованию существующих постановлений, но и по чисто пастырским побуждениям должен прилагать особые заботы и старания, чтобы все его пасомые ежегодно омывали свою совесть, чистота которой так важна для нравственной, а вместе с тем для общественной, гражданской и семейной жизни. Истинное покаяние есть исцеление от духовной болезни, следовательно, чем больше будет истинно кающихся, тем меньше будет и духовно больных, тем менее будет и жалоб на упадок нравственности в современном обществе. Это и понятно. В ряду других находящихся в распоряжении пастыря средств воздействия на своих пасомых, исповедь есть наиболее действительное и верное средство к искоренению пороков и насаждению добродетелей среди пасомых. В самом деле, частные увещания и обращения к болеющим греховной страстью у попечительной любви пастыря – первое врачебное средство, каким он может располагать. Подобно врачу телесному, и врач духовный к каждому больному должен прийти и каждому предложить полезное для него лекарство, сообразуясь с степенью развития его болезни, с его настроением и теми особенными условиями, какими обставлена жизнь его. Самое удобное время для этих увещаний – время исповеди, – то время, когда во исполнение христианского долга и обычая, православные пасомые являются к своему духовному отцу для раскрытия пред ним тайн своей совести и для испрошения через него прощения и очищения грехов благодатью Божией. Таинство покаяния есть именно таинство, установленное Господом для врачевания духовных болезней. Церковь, это – духовная лечебница, куда каждый идёт, чтобы раскрыть раны и болезни души своей и получить освобождение от бремени грехов, давящего душу, и избавление от болезней, её удручающих. При принятии исповеди пасомых, пастырь является врачом духовным в собственном смысле этого слова. Таинственная благодать всепрощения грехов чрез него подаётся людям. Но он, как попечитель душ, не может и не должен бы довольствоваться одним отправлением чина богослужебного, положенного при совершении таинства. Долг пастыря войти в положение кающегося и словом увещания подействовать на него. На исповеди пастырь должен успокоить совесть кающегося, поселить в его сердце полное отвращение ко греху, возбудить в нём расположение и любовь к добру, укрепить его немощную веру в Искупителя, ободрить его отрадной надеждой на бесконечное милосердие Божие, словом, положить прочное начало для улучшения его нравственной жизни. От приступающего к тайне исповеди и раскрывающего пред духовным отцом свою душу и ждущего себе прощения ожидается умиленное настроение, при котором он особенно восприимчив к словам увещания и к принятию духовного врачевания. При этом пастырь, в виду болезней, пред ним раскрытых, сумеет найти наиболее подходящее лекарство, именно годное для этого, а не другого больного. Опыт жизни, при озарении его ума словом Божиим, умудрит его, и его просвещённая любовь к своим пасомым, болеющим грехом, укажет ему, какое из разнообразных средств употребить для излечения того или другого.607 (Служение священника, 591–592 стр. печатного оригинала). Вообще пастырям Церкви следует твёрдо памятовать, что намерение и цель покаяния заключается в том, чтобы преподать совершенство душам, исправить жизнь, направить к добру, утвердить стоящих, восстановить падших, возвратить удалившихся, поддержать колеблющихся и всем даровать, благо и спасение (Нов. Скр., IV ч., IX гл., 1 §).

Во время говения священник должен говорить поучения608 с целью выяснения говеющим, в чём состоит истинное говение и истинное покаяние.609

Особенно пастырю следует обратить внимание на раскрытие смысла и значения таинства покаяния. Надо поражаться, какие смутные, превратные и извращённые взгляды на исповедь существуют в современном обществе… Для знакомства с этими взглядами пастырю всего лучше при удобных случаях расспросить об этом тех или других из своих пасомых. Выяснивши себе существующие в среде прихожан взгляды на исповедь, пастырь и должен употребить с своей стороны все средства к раскрытию истинного смысла и значения таинства покаяния. Только под этим условием и возможно ожидать со стороны пасомых должное отношение к исповеди и достойное к ней приготовление. Не надо забывать, что только истинное покаяние и может быть действительным врачевством душевных болезней и могущественнейшим средством к искоренению пороков и насаждению добродетелей.

Место совершения таинства покаяния

Местом совершения покаяния служит храм.610

По особым причинам и в нужде можно исповедовать и вне храма, во всяком по возможности приличном месте611 (Забелин, 190 стр.).

Строго запрещается приходским священникам исповедовать мирян в алтаре у св. престола612, с возложением на него руки исповедующегося, и благочинные должны неукоснительно наблюдать, чтобы этот странный и противный церковным правилам обычай нигде более не поддерживался (см. в Рук. д.с.п. 1887, 27, распоряж. Херсон. Дух.Кон.; см. также в Ц.Вед. 1905, 38, распоряж. Псков. Д.К.).

Некоторые руководительные правила и указания духовникам относительно совершения исповеди

Не следует исповедовать во время богослужения. Не говоря о тех беспорядках, какие происходят отсюда при отправлении богослужения, ни сами священники, ни говеющие не могут со вниманием выслушать церковных служб, служащих приготовлением ко св. причащению; да и самая исповедь по необходимости прерывается и нисходит на степень одной формы и механического дела.613

Пред исповедью священник сам должен возбудить в себе соответственное душевное настроение. Средством к этому может служить воздержание, молитва, чтобы Господь ниспослал слово разума для исправления кающегося, чтение писем св. Иоанна Златоуста о покаянии и к падшему Феодориту (Забелин, 189 стр.; см. ниже, «Предисловие и сказание»).

Остерегаться должен священник принимать к себе на исповедь чужих прихожан, которые бегают от своего пастыря из-за стыда, что они от обычного греха не отстали и после многих увещаний не исправились. Поэтому священник прежде всего должен спросить чужеприходного о причине, по которой последний желает у него исповедаться, и если не окажется достойной причины к принятию чужеприходного на исповедь, то священник должен, дав приличное наставление, отослать его к прежнему духовнику (Кн. о должн., 99 §; сн. 1054 ст. печатного оригинала).

Ко всякому исповедующемуся пастырь должен относиться одинаково и отнюдь не должен позволять себе выбора между состоятельными и бедными исповедниками, принимая первых и устраняя последних или поблажая первым и сурово обращаясь с последними (Кн. о должн., 103 §).

Согласно утверждённым Св. Синодом постановлениям Преосвященных юго-западного края (собиравшихся в сентябре 1884 г. в Киеве), епархиальное начальство должно требовать от священников особенной внимательности к совершению исповеди, которая для доброго пастыря должна служить вернейшим средством к узнанию духовного состояния каждого из пасомых и надёжнейшим способом к благотворному воздействию пастырских наставлений на их души.614 Если по причине «множества исповедующихся не может пресвитер управитися в один день пред причащением, как обычай есть: то ничто не препятствует за два или за три (дня), или чрез целую седмицу готовящихся исповедывать615, только-б завещал в первые дни исповедавшимся, дабы, если совесть их аще в нем будет облипать, или в случае нового греха, пред причастием вторично на исповедь приходили: и то-б уповательно редко случилося» (Кн. о должн., 100 §). Таким образом, в случае „множества исповедующихся, чтобы иметь возможность с большим вниманием и без лишней усталости выполнить обязанности духовного отца и преподать нуждающимся пастырские наставления, священники и должны стараться располагать своих пасомых приходить на исповедь не в один, а в разные дни недели.

Псковской Д.К. было предписано священникам епархии, чтобы они, во избежание скопления на известных седмицах Великого поста очень многих говеющих:

а) объявляли заблаговременно и разъясняли как в частных беседах, так и в поучениях церковных о затруднительности такого обыкновения и располагали своих прихожан придерживаться по возможности известного порядка, склоняя обременённых старостью и болезнями исполнять свой долг христианский на первых седмицах, не откладывая этого дела на окончание поста, или, по взаимному соглашению с самими прихожанами, составляли особые расписания о том, на которых седмицах и из каких сёл и деревень должны исполнять своё говение их жители, и по воскресным дням поста делали об этом напоминание им по окончании литургий;

б) приглашали желающих принимать св. причастие по средам и пятницам на литургиях преждеосвященных Даров;

в) убеждали своих прихожан являться к исповеди за 2–3 дня до причастия, а не накануне оного (см. Ц.Вед. 1905, 38). – По руководственным указаниям духовенству Могилевской епархии её Архипастыря, Преосвящ. Стефана, хотя громадное скопление исповедников на какой-нибудь неделе и вызывается и поддерживается обстоятельствами, от священника обычно не зависящими (в городах обычно говеют на первой и Страстной седмицах, а в селах – выбор седмицы для говения определяется временно-местными условиями), но священник может всё-таки влиять на распределение исповедников в желательном для него смысле, напр., убеждая, особенно престарелых прихожан, исполнять долг исповеди и св. причастия в другие посты, напр., в Успенский, для чего может быть назначаемо несколько дней служения пред днём Преображения Господня и Успения Богоматери; прихожан же, говеющих в Великом посту, может убеждать и упрашивать, во избежание необыкновенно большого наплыва исповедников, говеть не только в первую и Страстную седмицы, но и на других седмицах; но как бы то ни было, однако при исповеди священник непременно должен предоставить каждому исповеднику возможность или самому высказать свои грехи, или отвечать на предлагаемые ему священником вопросы (Ц.Вед. 1905, 6).

Согласно определению Св. Синода, от 15, VII, – 18, VIII, 1910 г., исповедь учащихся должна совершаться в полной благоговения обстановке и предваряться нарочитыми беседами законоучителя; законоучители ни в каком случае не должны допускать исповеди нескольких учащихся вместе; при стечении большого количества говеющих должно распределять исповедь на несколько дней616 (см. Ц.Вед. 1910, 38, офиц. ч.). Вообще никак не следует принимать на исповедь по нескольку человек вместе, хотя бы то были и дети, но исповедовать каждого отдельно (см. Рук. д.с.п. 1885, 39). «Крайнее, – говорится в «Книге о должн. пресв. прих.» (см. 100 §), – нерадение и бессовестие есть некоторых пресвитеров» принимать на исповедь несколько человек разом617; так как, спрашивая нескольких разом, священник не может раздельно слышать ответа каждого и не может узнать нравственное состояние кающегося, а потому не в состоянии исправить добрым советом и замечанием какие-либо нравственные недостатки, вкравшиеся в душу кающегося; к тому же при исповеди в присутствии других кающиеся из-за стыда и даже из боязни друг друга могут утаить некоторые грехи, и исповедь уже не будет искренней и чистосердечной; наконец, при общей исповеди вполне возможно, что некоторые познакомятся, к своему соблазну, с такими грехами, о которых раньше не знали. Если причиной такого беспорядка служит недостаток времени, то ревностный к благу своей паствы пастырь найдёт возможным устранить это препятствие.618

Не может быть в употреблении, вместо исповеди, одно прочтение пред всеми исповедующимися повседневной молитвы для исповедания грехов, составленной святителем Димитрием. Такое употребление – положительное злоупотребление исповедью, как таинством, и прямое нарушение церковного чинопоследования, установленного для этого таинства619 (Влад. Е.В. 1874, 4; сн. ниже, «Предисловие» и «Увещание прежде исповедания»).

Само собой понятно, что исповедующиеся должны вести себя чинно и благоговейно.620

«Чин исповедания» печатается в Большом и Малом Требниках621; кроме того, по благословению Св. Синода, издаются (Синодальными Типографиями и Типографией Киево-Печерской Лавры) особо: «Последование о исповедании» и «Чин исповедания отроком».622

Ниже мы берём из Требника «Предисловие» и «Увещание… ко кающемуся», а в следующую далее таблицу «Последования о исповедании» заимствуем это «Последование» из особого (с таким же заглавием) издания оного «Последования», напечатанного Московской Синодальной Типографией в 1896 г.

Предисловие и сказание, о еже како подобает быти духовнику и сказовати невозбранно приходящим к нему

(Требник, гл. 12).

Приемляй помышления человеческая, должен есть быти образ благ всех, и воздержник, смирен и добродетелен, моляся на всяк час Богу, да подаст ему слово разума, во еже исправляти притекающия к нему. Прежде всех должен есть сам поститися среду и пяток всего лета, якоже Божественная правила повелевают: да от нихже сам имать, и иным повелевает творити. Аще же сам невежа, и невоздержник, и сластолюбец сый, како иных добродетелей может учити; но и кто неразумен может послушати его, о нихже имать глаголати, зря его безчинника и пияницу, и иных учаща не упиватися, или ину некую добродетель проходити, еюже сам не может творити623; очи бо ушес вернейши, глаголет Божественное писание.624 Темже внимай себе, о духовниче! зане, аще погибнет едина овца нерадения ради твоего, от рук твоих взыщется. Проклят бо, глаголет писание, дело Господне с нерадением творяй (Иер.48:10). Великий же Василий глаголет625: блюди, да не убоишися человека в падении его626, да не предаси Сына Божия в руце недостойным, да не усрамишися кого от славных земли, ниже самого диадиму носящаго да не причастиши. Божественная бо правила не повелевают недостойным причаститися, яко язычницы бо вменяются. Аще ли не обратятся, горе и тем и причащающим их. Блюди, глаголет: аз вещи не имам, ты узриши. Сия и сицева храня, и прежде всех церковные догматы недвижимы соблюдая, спасеши себе и послушающия тя. Аще кто без повелительныя грамматы627 местнаго епископа дерзнет приимати помышления и исповеди: сицевый правильно казнь приимет, яко преступник Божественных правил, и зане не точию себе погуби, но и елицы у него исповедашася, не исповедани суть: и елика связа, или разреши, не исправлена суть, по шестому правилу, иже в Карфагене собора, и по четыредесять третиему тогожде собора.628

Увещание прежде исповедания ко кающемуся

(Требник, гл. 13).

Возлюбленное в Дусе Святе чадо, имя рек, благо пришел еси ко св. покаянию: ибо тем яко духовною купелию обмывши грехи души твоея, яко небесным врачевством исцелен будеши от смертоносных язв ея: точию потщися сокрушитися сердцем твоим о всех гресех твоих, и тыя Господу Богу твоему, невидимо с нами сущу, предо мною смиренным, власть разрешения от Него приемшим истинно исповедати629, ничтоже тая, и ничто прилагая, но яко что содеял еси, и помниши, тако и исповедуй: зане утаение греха есть прелесть душепагубная, приложение же клевета смертоносная: обою ради вси греси исповеданнии не прощаются. И тайне не совершающейся делом того ради препятия, новый грех смертный раждается. Не имаши же греха таити и единого, ни срама ради, занеже и аз есмь человек подобострастен, могущ в подобные грехи впадати, и имам искусство немощи человеческия. А егда срам презрев, обличиши тебе предо мною единем, не имаши обличен быти о гресех тех пред ангелы Божиими, и пред всеми человеки на судищи страшном: аще же утаиши предо мною единем, то пред всемирным тогда собором обличен будеши, и вечные казни не гонзнеши. Да не утаиши что и боязни ради, ибо аз тя не имам озлобити, и никогда никому же греха твоего явити; но имам тя в дусе кротости врачевати; во исповедании же обличай, а не извиняй тебе: твоя грехи, а не чуждия открывай. Лиц обществующих во гресех с тобою да не сказуеши мне, то бо есть зло ославление ближних.630 Точию твоя грехи да исповедуеши, не простобеседно, но с сожалением сердечным, и с добрым намерением, еже впредь хранитися от тем подобных согрешений: без того бо не может быти истинное покаяние.631 Сице убо устроив сердце твое, даждь славу Господеви: исповеждь сам на тя беззакония твоя предо мною грешным, да приемь разрешение, свободишися от уз греховных, очистишися, и исцелен будеши душевно благодатию Бога.

Последование о исповедании

Порядок священнодействия.

(Требник, гл. 12).

Приводит духовный отец1) хотящего исповедатися единаго, или многих пред икону Господа нашего Иисуса Христа непокровенна [т.е., с открытым лицом]. И творит стих началу [т.е., произносит: «Благословен Бог"]. Таже:

Трисвятое. По Отче наш: Господи помилуй, 12. Слава, и ныне. Приидите поклонимся, трижды.

Таже псалом 50, Помилуй мя Боже.

И настоящия тропари сия, глас 6:

Помилуй нас Господи, помилуй нас.

Слава. Господи помилуй нас.

И ныне. Милосердия двери отверзи нам.

Таже: Господи помилуй, 40.

Священник глаголет: Господу помолимся.

И молитву сию:

Боже Спасителю наш. Господу помолимся.

И молитва иная. Господи Иисусе Христе, Сыне Бога живаго.

По молитвах, увещание от духовника, которое мощно и во обществе прочитать, аще мнози исповедающиися2):

Бог чрез пророка Иезекииля на покаяние человека призывает такими словами: Живу Аз, глаголет, Адонаи Господь, яко хотением не хощу смерти грешника, но якоже обратитися ему от пути своего, и живу быти (гл. 32). И в тойже главе пониже так говорит Бог: и ты, сыне человечь, рцы к сыном людей твоих: правда правдиваго не избавит его, воньже день прельстится: и беззаконие беззаконника не убиет, воньже день обратится от беззакония своего3). И святый Иоанн Богослов советует к покаянию и исповеди так: аще исповедаем грехи наша, верен есть и праведен, да оставит нам грехи, и очистит нас от всякия неправды. И святый Григорий Богослов также о исповеди учит тако: Не медли исповедати твой грех, чтоб тебе здешнею срамотою, будущей срамоты избежать: понеже здешняя срамота, часть есть будущаго мучения, и покажеши сим, яко грех возненавидел еси, изъяснив его и обличив яко достойна укорения: того ради воспомянув теперь своя согрешения с должным сокрушением, надобно изъявить совершенно, ничтоже утаевая, или прилагая, и с добрым намерением, спасения ради души своея, а не ради тщеславия, или обычая, или насилия от кого.

Посем духовник оставляет при себе единаго4), а прочим всем вон выйти велит5), и глаголет6) к нему:

Се чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое, не устыдися, ниже убойся, и да не скрывши что от мене: но не обинуяся рцы вся, елика соделал еси, да приимеши оставление от Господа нашего Иисуса Христа. Се и икона Его пред нами: аз же точию свидетель есмь, да свидетельствую пред Ним вся, елика речеши мне. Аще ли что скрывши от мене, сугуб грех имети будеши. Внемли убо: понеже бо пришел еси во врачебницу, да неисцелен отъидеши7).

И тако вопрошает его8) прилежно, едино по единому, и ожидает его, донележе отвещает против коегождо вопрошения.

Аще кающийся ново пришел на исповедь, прежде всех вопрошает его, глаголя:

Бывал ли ты когда на исповеди;

и аще не бывал, а совершенного возраста: Для чего не был; за леностию ли, или за иным каким случаем;

Аще же исповедался прежде:

Повсегодно ль ты исповедался;

Аще не повсегодно: Для чего так не радил о твоем спасении; а в правилах отеческих написано: кто не исповедается за леностию на всякий год, тот недостоин христианином называться. И прежнего твоего отца духовнаго для чего ныне оставил: не имеешь ли отлучения, или запрещения от него;

И аще запрещен от прежняго духовника неразсудно, может настоящий оберегая свою совесть опасно, разрешить рассудительно9). Аще же какое недоумение будет настоящему духовнику, надлежит отослать исповедуемого к прежнему духовнику, или требовать разсуждения от начальника своего, не объявляя отнюд лица исповедуемаго: а при смертном случае, сподоблять истинно кающагося прощения и разрешения, и приобщать пречистым тайнам, не взирая ни на какие клятвы и запрещения: только бы кающийся православен был10).

Не имеешь ли вражды с кем; не злопамятствуешь ли на кого;

Аще такое что исповесть:

Должен еси примиритися, и не злопамятствовать, и всем твоим врагом, что в твоей воли есть, простить так, как сам ныне хощешь от Бога прощен быть.

Посем вопрошает его о вере, глаголя:

Скажи мне, веруеши ли, как церковь православно-кафолическая восточная верует, содержит и учит; и не сумневаешься ли в коем предании11);

И аще верит православно и несумненно, и умеющ грамоте, да чтет символ веры:

Верую во единого Бога12), весь до конца. Аще же безграмотен, то да прочитает духовник, последующу кающемуся словами за ним. По скончании сего, глаголет духовник к кающемуся:

Господь Бог не хотя создания Своего человека в погибели оставити, дал ему заповеди, которыми бы ведал человек, как по воли Божией на сем свете жить: которые заповеди хотя словами малы, но силою велики, которыми заповедьми святии Божии угодницы, в старом законе вси пророки, а в новой благодати вси апостоли, людей Божиих доброму житию учили, ихже и Сам Христос Спаситель, будучи во плоти на земли, учил и утвердил, которых заповедей Божиих числом десять: четыре, как Бога любить, человека учат: а шесть, как ближняго, то есть, всякого человека, хотя бы который и иноверный был, любить учат.

И который человек по оным заповедем Божиим не творит, тот вельми пред Богом грешит: понеже как оные заповеди Божия велики, так и грехи против их велики. Которые заповеди, и против их грехи, какими грехами по действу диавольскому человеки согрешают, я тебе прочту вкратце, а ты какой грех ведаешь в совести твоей, сделанный тобою, против того греха скажи: согреших Господу, прости мя отче святый13).

И тако начинает духовник поряду заповеди Господни14).

Первая заповедь Божия:

Аз есмь Господь Бог твой, да не будут тебе бози инии разве Мене.

Против сей заповеди Божией согрешает тот, кто сих заповедей не соблюдает, и не ведает, и ведать не хочет: и как тот может заповеди Божия соблюдать, кто не ведает, что есть воля Божия благая и угодная и совершенная; Ты ведаешь ли и ведать хочешь ли о сих заповедех Господних; и буде грамотен: Читаешь ли их по часту для наставления твоего и домашних твоих;

Против сей же заповеди согрешает тот, кто на Господа Бога не надеется, но или на богатство, хотя и праведно собранное, кольмиж паче на неправедное надеется: или на друзей богатством накупленных, или на свою мудрость и силу конечно надеется, а Господа Бога всех благ Подателя не воспоминает. Ты надеешься ли на Господа Бога, и призываешь ли Его на помощь во всяком твоем счастии, и несчастии;

Против сей же заповеди согрешает, кто Господа Бога, от всего сердца, и от всея души, и всею крепостию, и всем помышлением своим, не любит. Ты любишь ли Господа Бога так, как я теперь прочитал;

Против сей же заповеди согрешает, кто сам волшебствует, или колдует, или колдунов призывает и им верит. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Также и тот согрешает против сей заповеди, кто воск или свинец на воду льет, чтоб будущее нечто уведать, как ему лгут помянутые ворожеи: кто сны толкует, и им верит, встречи, уроки, и дни примечает, который день к начинанию дела счастлив, и который несчастлив, и кто в встречу добр, и кто не добр, и просто сказать, кто что ни делает на пользу себе или другу своему без надежды на Бога, тот согрешает против сей первой заповеди, и отложился верою, надеждою и любовию от Господа Бога Создателя и Промысленника своего. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто объедается и упивается всегда, тот имеет чрево свое вместо Бога. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей же заповеди Божией согрешает, кто святых угодников Божиих равно Божескою честию почитает, и на них во всяком своем добре здешнем и будущем надеется так, как на Самаго Бога: что вельми грешно есть, понеже несть инаго Бога спасающаго здесь, и в будущем веке, кроме Бога Отца, и Единороднаго Сына Его, Господа нашего Иисуса Христа, Избавителя и Спасителя миру, и Святаго Животворящаго Духа, Единаго в Троице славимаго Бога. А угодников Божиих церковь святая учит почитать так, что они избранные сосуды Божии, и молитвенники о нас к Богу. Хотя не требует Бог Себе помощников к нашему спасению, однако, любя угодников Своих, приемлет молитвы их о нас, когда мы пред Богом угодная творим. А нет той чести больше угодникам Божиим от нас, когда мы так желаем Богу угодить, как они угодили, а именно: веровали бы в Бога так, как они веровали, надеялися бы на Бога так, как они надеялися, любили бы Бога и ближняго так, как они любили, и ныне любят, и за то помиловани от Бога пребывают в радости бесконечной. Ты так ли почитаешь угодников Божиих, и сам их житию желаешь ли подражать так, как я теперь прочитал;

Вторая заповедь Божия: Не сотвори себе кумира и всякаго подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им, ни послужиши им.

Против сей заповеди согрешает, кто иконы святые Богом называет, и на них надеется как на Бога. А иконы святые преданы от отцов святых для памяти нашей, чтоб мы на иконы взирая с любовию, воспоминали тех, кто на иконе написан, и поклонялися бы и молились тому, кто написан. Ты не согрешил ли в чем против сей заповеди;

Против сей же заповеди согрешает, кто тварь созданную почитает за святыню, например: солнце, месяц, звезды, птицы, рыбы, звери, скоты и гады, или деревья красовитые, и на красовитых местах стоящия, или источники, колодези, и озера, и приходит к ним, называя их чудотворными, и в них деньги мечет, а на деревьях тряпицы вешает, с надеждею некакого себе от того добра, что вельми пред Богом грешно есть. Ты не делал ли сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто гробам неведомым кланяется, почитая их за святыню. Ты не делал ли сего;

Третья заповедь Божия: Не возмеши имене Господа Бога твоего всуе.

То есть даром, как языком, так и умом, но со страхом воспоминай и призывай имя Господне, к здешнему и будущему твоему добру.

Против сей же заповеди согрешает, кто говорит или мыслит хулы на Господа Бога Единого в Троице, или на святыя Его заповеди, или пречистыя тайны хулит, или пречистую Богородицу, и ведомых святых угодников Божиих, или кто в злом своем намерении молится Богу, чтоб ему в воровстве его, или во ином каком злодеянии Бог помогал. Ты не согрешил ли в чем против сего, как я теперь прочитал;

Против сей же заповеди согрешает вельми, кто затевает на иконы святые чудеса, или на Бога, или на угодников Его лжет, будто ему являлись, и нечто приказывали людем говорить. Которою своею ложью отводит простых людей от праваго пути, который путь Бог нам показал, и вводит в погибель вечную. Ты так не делал ли;

И тот согрешает вельми против сей заповеди, кто Государю крест целует служить верою и правдою, а после лжет и ворует, в чем великая хула имени Божию. Ты не согрешил ли сим грехом;

Против сей же заповеди согрешает, кто не ради Бога, и не ради спасения души своей в церковь ходит, только чтоб его люди хвалили, что он будто богомолен. Ты не согрешил ли сим грехом;

Против сей же заповеди согрешают скаредные кликуши, и которые бешеными себя делают, и просто сказать: все те согрешают против помянутой заповеди, которые какую ни есть ложь вымышляют, хотя в шутках, и чтоб им люди верили, говорят: Бог видит так. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Четвёртая заповедь Божия: Помни день субботный, еже святити его: шесть дней делай, и сотвориши [в них] вся дела твоя, в день же седмый суббота Господу Богу твоему.

Против сей заповеди согрешает, кто во дни воскресные и праздничные без нужды работает, и за леностию не приходит в церковь к пению церковному, в воскресные дни, и в Господские двунадесятые праздники, в Рождество, и Усекновение Иоанна Предтечи, в день святых первоверховных апостол Петра и Павла, и прочих апостол, и святых дни празднуемые. А хотя и приходит, не стоит со страхом Божиим, но или говорит с кем, или думает что скаредное и злодейское. Ты не делал ли так, как я теперь прочитал;

Согрешают против сей же заповеди и церковники, которые в церкви не со страхом Божиим чтут и поют. Согрешает и тот, кто хотя и не работает никакой работы в праздник, но грешнее работы делает: или пьянствует, или дерется, бранится, сквернословит, срамословит, кощунствует, и иными непотребными делами провождает день праздничный. А хотя для отрады жития и повеселиться в праздник, только так, чтоб никому беды, обиды и досады не сделать. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Согрешает против сей же заповеди, кто рабов своих, или наймитов без всякой нужды заставливает в праздники работать. А в помянутой заповеди Своей Бог не велел заставливать в праздники работать, не только рабов и наймитов, но и прохожаго человека, который прилучится у тебя в праздник, не заставливай его работать, хотя бы иноверный был, но накорми его и напой Христа ради даром, и иным нищим давай милостыню в праздник от твоих праведных трудов. Ты не согрешил ли вышепомянутыми грехами;

Пятая заповедь Божия: Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли.

Против сей заповеди согрешает, кто Государя, как высочайшаго по Бозе властителя и отца, не любит, указов Его не слушает, податей положенных давать не хощет, за Его Великого Государя, и за весь Дом Его Бога не молит. Ты не согрешил ли сим грехом;

Против сей же заповеди согрешает, кто духовный чин не любит, не слушает, и не почитает, переговаривает, осуждает, а в нуждах их, а наипаче приходским своим попам, не помогает. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто не любит и не почитает родителей своих, и иных сродников, и не слушает их на добро учащих. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто господина своего или учителя, который его доброму житию учит, не любит, не почитает, и не слушает: и кто благодетелей своих, которые знатное добро сделали, не любит и не почитает, и им добром за добро не воздает. Ты не согрешил ли против сего;

Шестая заповедь Божия: Не убий.

Против сей заповеди согрешает, кто своею волею каким ни есть образом, хотя боем, хотя удавлением, или утоплением, или порчею, человека убивает, кроме тех, которые по указу Государеву осужденных предают на смерть. Ты не согрешил ли в чем против вышеупомянутого;

Также кто и сам себя убиет, или удавит, или утопит, или зелием смертным опьется, смертно согрешит, и прощения ему в будущем веке не будет.

Против сей же заповеди согрешает, кто бунт в народе делает, в котором много невинных душ пропадает, а за все те души будет отвечать пред Богом на страшном суде, кто бунт начинает. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто воров и разбойников ведая укрывает, или им советы подает, или кто дома зажигает, или кто ведает, какий умысл смертный на кого, и кто видит, или слышит на улице драку, а не идет розымать дерущихся. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Против сей же заповеди согрешают судии, которые, не разсмотря подлинно на суде вины, или накуплены от кого, на смерть осуждают неповинных смерти.

Против сей же заповеди согрешают господа, которые рабов своих, не разсудя вин их, наказуют, и мучительски бьют больше, нежели они согрешили в чем: или гневаются и ярятся на рабов своих чрез меру, от чего также может смерть прилучиться: или налагают работу тяжкую и несносную на рабов. Ты не согрешил ли в чем против сего;

И просто сказать: все сей заповеди противно, от чего может быть, или умыслом, или происком, или нерадением и неохранением, человеку смерть, или знатный ущерб здоровью. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Еще и страшнее сего обретается человек заповеди сей преступник. Понеже так написано во святом писании: не только кто гневается на брата своего всуе, повинен есть суду: но кто и не любит брата своего, то есть всякого православного христианина, тот человекоубийца есть. А любовь здесь поминается не на словах, но на деле, и хотя тебе нечем в нуждах помогать брату твоему, то ему того не делай, что тебе не любо. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Возрастным: Против сей же заповеди согрешают женск пол, которые не только что беззаконно прижитых детей делом, или советом убивают, но хотя и плод утробы своея, или иной, чтоб детей не было, зелием отравливают. Ты не согрешила ли в чем против сего, делом или советом;

Седьмая заповедь Божия: Не прелюбы сотвори.

Святая сия заповедь нарушается, во-первых, блудом, прелюбодеянием, кровосмешением, и прочими разными беззаконные похоти видами.

Блуд называется то, когда муж неженатый со вдовою или девкою блудодействует.

Прелюбодейство называется то, когда муж имея свою жену с чужею женою, или жена имея своего мужа с чужим мужем блудодействует. Сей грех больший есть блуда.

Кровосмешение называется то, когда в близком сродстве человек блудодействует, грех тягчайший есть прелюбодеяния, который и у неверных языков в великой мерзости есть.

Второе: преступается сия заповедь всем тем, что некоторым есть поводом к греховной сласти плотской, и способствует студному пороку прелюбодейства и блуда. Такие ко греху побуждения суть следующие: пьянство, праздность, своевольство, сквернословие, непристойные шутки, безстудныя телодвижения, безчестныя хитрости в одежде, и в украшении тела, соблазнительныя представления и зрелища, безчинныя плясания, срамныя песни, скверныя книги, и прочая. Ты не согрешил ли в чем против вышепомянутаго;

Восьмая заповедь Божия: Не укради.

Против сей заповеди согрешает, кто какую ни есть вещь чужую, хотя съестную, хотя питейную, или деньги, или платье, или скотину, или ниву, или огород, или хотя что ни есть чужое тайно или явно похищает. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто не только что крадет у Государя, или у господина своего: но хотя и неверно Государю, или господину своему за довольное награждение служит. Ты не согрешил ли против сего;

Согрешает и господин, который рабом своим верно служащим, или наймитам верно работающим удерживает мзду, или наем. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей же заповеди согрешают торговые люди, которые обманывают в товарах незнающих, и лишнюю цену за товар берут, и в мерах и весах обманывают же. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей же заповеди согрешают ласкатели, льстецы, прелестники, ханжи, лицемеры, которые являются пред людьми будто они богомольны, постны, святы, чтоб их даром кормили, поили и дарили. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей заповеди согрешают судии, которые по мзде или по иной какой страсти судят, и правых делают виноватыми, а виноватых правыми.

Против сей же заповеди согрешает, кто казну Государеву крадет, или деньги ложныя делает. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Против сей же заповеди согрешает, не только тот, кто крадет, или каким ни есть образом похищает чужое: но кто краденное или похищенное ведая, хоронит, и таит, или положенное у него что не воровское на сохранение от приятеля, или нашед что чужое не отдает, тот такой же вор, который и крадет или похищает. Ты не согрешил ли в чем против сего;

Против сей же заповеди вельми согрешает, кто вдов и сирот утесняет, и их себе закабаливает и порабощает. Ты не согрешил ли против сего;

Сии воровские грехи весьма тяжки, и неудобь простительны, а родятся человеку от трех вин: от воспитания глупого и бесстрашного от родителей, которые родители не учат детей своих измала страху Божию, и никакому мастерству и промыслу доброму: второе от лености и праздности: третие от несытаго сребролюбия и лихоимания. И чтоб избавиться от сего греха, и впредь от того лучше опасаться, надобно сделать так: буде кто каким ни есть образом похитил что чужое, надобно возвратить тому, у кого похитил, или как ни есть ту обиду наградить обидимому: а буде невозможно самое похищенное возвратить, или чем наградить, то в то время увещать, дабы он жалел всем сердцем о своем преступлении и впредь бы всячески от того оберегался, утвердив его милосердием Божиим, ради излиянной крови Сына Божия за грехи человеческия на кресте, разрешить исповедующагося, и от причастия Божественных тайн не отлучать.

Девятая заповедь Божия: Не послушествуй на друга твоего свидетельства ложна.

Лжесвидетельство называется то, когда кто видел, или слышал какую ссору других, и позван будет пред судей во свидетельство, и станет свидетельствовать не то, что видел или слышал: но или прибавливает что от себя, или убавливает, хотя оправдать кого по дружбе или за мзду, и что по его лжесвидетельству ни сделается на суде, хотя и смертная казнь: лжесвидетель тот даст пред Богом ответ тяжкий. Ты не согрешил ли против сего;

Так же и тот смертно согрешает, кто видел или слышал какую ссору других, а не хощет сказать пред судьями правды, но отговаривается неведением. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто клевещет на кого заочно, лает, и укоряет в лице, осуждает чужие грехи, обличает недостатки ближняго во уме или в теле, издевается с досадою, или ругается над ближним, толкует коварно чужие дела или слова, и прямо сказать: что ни говорит или делает на умаление славы, и чести ближнему, то есть всякому человеку, хотя и иноверному, то все есть лжесвидетельство, и помянутой заповеди противно. Ты не согрешил ли в чем прогнив сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто оклеветания слушает, и по тому оклеветанию наносит ближнему, то есть всякому человеку, хотя иноверному, бедство, от которого бедства может и смерть прилучиться. Ты не согрешил ли против сего;

Помянутые грехи родятся человеку от зависти, ярости, гордости, и от лжесловеснаго обычая, и всяк кто говорит, что должен молчать, или молчит, что должен говорить, лжесловесник есть, и заповеди сей преступник: и сия обида ближнему, также как и воровская обида. И буде ты честь, или славу добрую у кого злоречием отнял, или повредил, должен ее возвратить, и исправить, исповедая лжу твою пред тем, пред кем ближняго твоего озлословил, или пред самим оным ближним твоим, и всем сердцем жалеть о том преступлении и впредь того всячески оберегаться.

Десятая заповедь Божия: Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближняго твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякаго скота его, ни всего елика суть ближняго твоего.

В прежних заповедех Своих запрещает Бог человеку всякую обиду делать ближнему, а в сей десятой заповеди запрещает думать, и хотеть того, что есть чужое, хотя жена, хотя дом, хотя нива, хотя раб, или рабыня, хотя какая ни есть скотина, и все что ни есть чужое, того не желай и мыслью.

В сей заповеди Своей Бог хощет, не только чтоб мы не согрешали делом, но чтоб и мыслью не согрешали, и того бы опасалися, от чего может грех сделаться. Ты пожелаешь ли чужой какой вещи, и не думаешь ли отнять что у кого;

И чтоб тебе сие внятно было как от мыслей делается грех, так говорит Христос во евангелии Своем: из внутрь от сердца человеческого помышления злая исходят: прелюбодеяния, любодеяния, убийства, татьбы, лжесвидетельства, лихоимства, обиды, лукавствия, лесть, студодеяния, око лукаво, хула, гордыня, безумство: вся сия злая, из внутрь исходят, и сквернят человека.

По семь глаголет:

Сие я тебе сказал о грехах против заповедей Божиих кратко, а может быть их и больше, и буде ты ведаешь в совести твоей иные какие соделанные тобою грехи, а здесь они не помянулися: исповедай их теперь не стыдяся, со истинным покаянием, и сокрушением сердечным, чтоб тебе очистить совесть твою совершенно15).

Малолетних же вопрошает тако:

Читаешь ли ты по вся дни какие-либо молитвы; Призываешь ли Бога в помощь при начатии всякаго твоего дела; Приуготовляешь ли себя к каковой-либо должности; Почитаешь ли за грех жить праздно; Учишься ли прилежно; Почитаешь ли родителей твоих, и не противишься ли им; Слушаешься ли старших, и с ними учтиво ли обходишься; Не упрямишься ли, и не имеешь ли той дурной привычки, чтоб все на своем поставить; Не сердишься ли; Не бранишься ли; Не ссоришься ли сам, или других с кем не ссоришь ли; Не лжешь ли; Не божишься ли напрасно; Не переговариваешь ли, или не пересмехаешь ли кого; Слова других не перебиваешь ли; Не завидуешь ли кому в чем; Думаешь ли, что человек больше украшается разумом и добродетелью, нежели хорошими уборами; Не упиваешься ли; Ежели есть у тебя свои деньги, не теряешь ли их на лакомство или на другие какие-либо безделицы;

И егда кающийся исповесть всё, глаголет к нему духовник:

От сих всех16); отныне должен еси блюстися, понеже вторым крещением крещаешися по таинству христианскому, и да положивши начало благое, помогающу тебе Богу, паче же не поглумися на тожде обращался, да не твориши человеком смеха: сия бо христианом не суть прилична: но честно, и право и благоговейно пожити, да поможет тебе Господь Бог Своею благодатию, и за вольное твое ныне исповедание, сподобит тебе оставления и прощения мною недостойным всех грехов твоих: только ты утверди себе верою, и надеждою в Господа Иисуса Христа, Который нас ради человек, и нашего ради спасения сошел с небес, и воплотился от Духа Святаго, и Пренепорочныя Девы Марии, и за нас распят был, и пострадал, чтоб нас от греха Адамова, и от наших грехов, которыми мы согрешаем, и каемся о них, пресвятою Своею кровию очистил и Богу Отцу Своему примирил: и о сем став на колени теперь, приклони главу твою, и приложи руки к персям твоим, и помолимся Господу прилежно.

Духовный же отец глаголет молитву сию: Господу помолимся.

Господи Боже спасения.

По окончании молитвы, не востая от земли, прощение, аще грамотен, прочитает сам кающийся, аще же безграмотен, прочитает духовник, последующу кающемуся словами:

Прости мя, отче святый, и благослови, согреших душею и телом, словом, делом, помышлением и всеми моими чувствы, душевными и телесными.

Посем разрешает духовник17) кающагося18) низу лежащаго19), сице глаголя:

Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия, да простит ти, чадо, имя рек, вся согрешения твоя: и аз недостойный иерей властию Его, мне данною, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь20).

Конец же разрешения его глаголя иерей, знаменает21) крестообразно десницею кающагося22).

Таже: Достойно есть. Слава, и ныне.

И отпуст23).

О епитимиях24). Закхей мытарь, когда сподобился принять Христа в дом свой, такую на себя наложил за грехи свои епитимию, и сказал ко Христу Господу: се пол имения моего, Господи, дам нищим, и аще кого чим обидех, возвращу четверицею. И за такую его любовь к ближнему, не только ему, но и всему дому его, спасение Господь объявил такими словами: яко днесь спасение дому сему бысть: зане и сей сын Авраамль есть, прииде бо Сын Человечь взыскати и спасти погибшаго. Так и ты, когда приимешь Христа Иисуса в дом твой душевный, можешь сделать по томуж. А буде за крайнею скудостию твоею, не можешь милостыни давать, то хотя обиды ближнему возврати, и впредь от обид гораздо опасайся, а без сего милости Божией не сподобишься, хотя и многажды будешь каяться.

Увещание ко мнящимся нечто исправить.

Буде ты какое добро творишь во Господе, а воздаяния себе здесь не видишь не пренемогай о сем, и не ослабевай в том, понеже так святый апостол Павел написал: доброе творяще, да не стужаем си: во время бо свое пожнем, не ослабеюще (Гал.6:9).

Конец исповеданию.

Разсуждение из духовнаго регламента о должности священнической25).

«Должни священницы знать»... «Аще... покажется духовнику какий грех не удобь разсуждаемый, то есть, как тяжкий, и коего исправления и епитимии требует: да идет духовник к своему архиерею, и не именуя лица кающагося, грех только предлагать обстоятельно и рассуждения просить должен». «Древнии святии отцы и пастырие, не так разсуждали о епитимиах, акибы не удобь пременяемых догматах, но переменяли и переменять оные попускали, имея к тому некия благословныя вины, что зде некиих святых отец свидетельствы показуем». «Сия же вся учителей наших сказания, довольно научают нас, что не непременные суть о епитимиах каноны, по разсуждению отца духовнаго оставленные: который должен смотрети, кто и каков есть кающийся; и истинно ли кается; и каковую епитимию понести может; и дабы жестокое наказание, вместо врачевства, не обратилося ему во отраву отчаяния. И по таковому всех обстоятельств разсмотрению, может духовный отец и умножати и умаляти время, и количество епитимии, и едину епитимию переменяти на другую»... «За грехи исповеданные, аще истинно каются, предложения Божия благоутробия утвердив их, может духовный отец прощения сподобити, и без епитимии удостоити причастия тайн святых: разве бы усмотрел отец духовный, что исповедающийся у его есть человек так на всякую епитимию готовый, что ни к отчаянию, ниже к лености и небрежению помянутая епитимиа, то есть, отрешение на некое время святых тайн причастия, не опровержет его, но и паче к вящшему греховной тяжести и гнева Божия познанию приведет, и к теплейшему покаянию устроит его: и таковаго кающагося может духовный отец, на некое время, при иных к исправлению угодных епитимиях, наложить и епитимию отрешения тайн святых: однакож сие само собою творити духовник да не дерзает, но у своего архиерея, предложив ему вся обстоятельно о кающемся, токмо не именуя его, просить рассуждения и благословения. Собственно же и имянно, оную в древнем обычае бывшую епитимию, еже на долгое время лишати причастия тайн святых: понеже она древле была во врачевство, яко показующая грехов мерзость, и востягающая злые похоти, ныне же не токмо не страшна многим, но и желаемая ленивым стала, тайным же раскольником и весьма любимая, и притворных грехов исповеданием нарочно поискуема, отселе отставити, к оной ктому не употребляти, помянутых ради вин, и по силе вышеписанных учительских наставлений, подобает».

Ведомо же буди, яко вся преждереченная (т.е. из Дух. Регламента) в епитимиах снисхождения, и к причащению Божественных Таин допущения, до тех токмо простираются, которые истинно каются, и нелицемерно исповедав грехи свои жалеют всем сердцем о раздражении и прогневании оными Создателя своего, и впредь непременное имеют предложение и попечение от тех и от прочих всех, елико силы человеческия, оберегатися. Если же кто хотя грехи свои и открывает отцу духовному, но об оных не кается чистосердечно, как выше показано: например, исповедует себе быти блудником, но блудницы отогнать от себе не хощет: сказывает, что вражду имеет с онсицею, но отстать от оные не желает: похитил чуждее, но возвратить оное, или наградить, хотя и имеет чем, не тщится: подобне и в других случаях: таковаго прощаяй, кольми паче причастию Христовых Таин сподобляяй в больший онаго грех вводит, и сам тяжко согрешает. Чего ради зело опасно наблюдать надлежит отцам духовным, дабы таковых, донележе совершенно исправятся, и покажут плоды достойны покаяния, не разрешать и Божественных Даров причастия не сподоблять.

Девятая заповедь Божия: Не послушествуй на друга твоего свидетельства ложна.

Лжесвидетельство называется то, когда кто видел, или слышал какую ссору других, и позван будет пред судей во свидетельство, и станет свидетельствовать не то, что видел или слышал: но или прибавливает что от себя, или убавливает, хотя оправдать кого по дружбе или за мзду, и что по его лжесвидетельству ни сделается на суде, хотя и смертная казнь: лжесвидетель тот даст пред Богом ответ тяжкий. Ты не согрешил ли против сего;

Так же и тот смертно согрешает, кто видел или слышал какую ссору других, а не хощет сказать пред судьями правды, но отговаривается неведением. Ты не согрешил ли против сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто клевещет на кого заочно, лает, и укоряет в лице, осуждает чужие грехи, обличает недостатки ближняго во уме или в теле, издевается с досадою, или ругается над ближним, толкует коварно чужие дела или слова, и прямо сказать: что ни говорит или делает на умаление славы, и чести ближнему, то есть всякому человеку, хотя и иноверному, то все есть лжесвидетельство, и помянутой заповеди противно. Ты не согрешил ли в чем прогнив сего;

Против сей же заповеди согрешает, кто оклеветания слушает, и по тому оклеветанию наносит ближнему, то есть всякому человеку, хотя иноверному, бедство, от которого бедства может и смерть прилучиться. Ты не согрешил ли против сего;

Помянутые грехи родятся человеку от зависти, ярости, гордости, и от лжесловеснаго обычая, и всяк кто говорит, что должен молчать, или молчит, что должен говорить, лжесловесник есть, и заповеди сей преступник: и сия обида ближнему, также как и воровская обида. И буде ты честь, или славу добрую у кого злоречием отнял, или повредил, должен ее возвратить, и исправить, исповедая лжу твою пред тем, пред кем ближняго твоего озлословил, или пред самим оным ближним твоим, и всем сердцем жалеть о том преступлении и впредь того всячески оберегаться.

Десятая заповедь Божия: Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближняго твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякаго скота его, ни всего елика суть ближняго твоего.

В прежних заповедех Своих запрещает Бог человеку всякую обиду делать ближнему, а в сей десятой заповеди запрещает думать, и хотеть того, что есть чужое, хотя жена, хотя дом, хотя нива, хотя раб, или рабыня, хотя какая ни есть скотина, и все что ни есть чужое, того не желай и мыслью.

В сей заповеди Своей Бог хощет, не только чтоб мы не согрешали делом, но чтоб и мыслью не согрешали, и того бы опасалися, от чего может грех сделаться. Ты пожелаешь ли чужой какой вещи, и не думаешь ли отнять что у кого;

И чтоб тебе сие внятно было как от мыслей делается грех, так говорит Христос во евангелии Своем: из внутрь от сердца человеческого помышления злая исходят: прелюбодеяния, любодеяния, убийства, татьбы, лжесвидетельства, лихоимства, обиды, лукавствия, лесть, студодеяния, око лукаво, хула, гордыня, безумство: вся сия злая, из внутрь исходят, и сквернят человека.

По семь глаголет:

Сие я тебе сказал о грехах против заповедей Божиих кратко, а может быть их и больше, и буде ты ведаешь в совести твоей иные какие соделанные тобою грехи, а здесь они не помянулися: исповедай их теперь не стыдяся, со истинным покаянием, и сокрушением сердечным, чтоб тебе очистить совесть твою совершенно15).

Малолетних же вопрошает тако:

Читаешь ли ты по вся дни какие-либо молитвы; Призываешь ли Бога в помощь при начатии всякаго твоего дела; Приуготовляешь ли себя к каковой-либо должности; Почитаешь ли за грех жить праздно; Учишься ли прилежно; Почитаешь ли родителей твоих, и не противишься ли им; Слушаешься ли старших, и с ними учтиво ли обходишься; Не упрямишься ли, и не имеешь ли той дурной привычки, чтоб все на своем поставить; Не сердишься ли; Не бранишься ли; Не ссоришься ли сам, или других с кем не ссоришь ли; Не лжешь ли; Не божишься ли напрасно; Не переговариваешь ли, или не пересмехаешь ли кого; Слова других не перебиваешь ли; Не завидуешь ли кому в чем; Думаешь ли, что человек больше украшается разумом и добродетелью, нежели хорошими уборами; Не упиваешься ли; Ежели есть у тебя свои деньги, не теряешь ли их на лакомство или на другие какие-либо безделицы;

И егда кающийся исповесть всё, глаголет к нему духовник:

От сих всех16); отныне должен еси блюстися, понеже вторым крещением крещаешися по таинству христианскому, и да положивши начало благое, помогающу тебе Богу, паче же не поглумися на тожде обращался, да не твориши человеком смеха: сия бо христианом не суть прилична: но честно, и право и благоговейно пожити, да поможет тебе Господь Бог Своею благодатию, и за вольное твое ныне исповедание, сподобит тебе оставления и прощения мною недостойным всех грехов твоих: только ты утверди себе верою, и надеждою в Господа Иисуса Христа, Который нас ради человек, и нашего ради спасения сошел с небес, и воплотился от Духа Святаго, и Пренепорочныя Девы Марии, и за нас распят был, и пострадал, чтоб нас от греха Адамова, и от наших грехов, которыми мы согрешаем, и каемся о них, пресвятою Своею кровию очистил и Богу Отцу Своему примирил: и о сем став на колени теперь, приклони главу твою, и приложи руки к персям твоим, и помолимся Господу прилежно.

Духовный же отец глаголет молитву сию:

Господу помолимся.

Господи Боже спасения.

По окончании молитвы, не востая от земли, прощение, аще грамотен, прочитает сам кающийся, аще же безграмотен, прочитает духовник, последующу кающемуся словами:

Прости мя, отче святый, и благослови, согреших душею и телом, словом, делом, помышлением и всеми моими чувствы, душевными и телесными.

Посем разрешает духовник17) кающагося18) низу лежащаго19), сице глаголя:

Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия, да простит ти, чадо, имя рек, вся согрешения твоя: и аз недостойный иерей властию Его, мне данною, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь20).

Конец же разрешения его глаголя иерей, знаменает21) крестообразно десницею кающагося22).

Таже:

Достойно есть. Слава, и ныне.

И отпуст23).

О епитимиях24). Закхей мытарь, когда сподобился принять Христа в дом свой, такую на себя наложил за грехи свои епитимью, и сказал ко Христу Господу: се пол имения моего, Господи, дам нищим, и аще кого чим обидех, возвращу четверицею. И за такую его любовь к ближнему, не только ему, но и всему дому его, спасение Господь объявил такими словами: яко днесь спасение дому сему бысть: зане и сей сын Авраамль есть, прииде бо Сын Человечь взыскати и спасти погибшаго. Так и ты, когда приимешь Христа Иисуса в дом твой душевный, можешь сделать по томуж. А буде за крайнею скудостию твоею, не можешь милостыни давать, то хотя обиды ближнему возврати, и впредь от обид гораздо опасайся, а без сего милости Божией не сподобишься, хотя и многажды будешь каяться.

Увещание ко мнящимся нечто исправить.

Буде ты какое добро творишь во Господе, а воздаяния себе здесь не видишь не пренемогай о сем, и не ослабевай в том, понеже так святый апостол Павел написал: доброе творяще, да не стужаем си: во время бо свое пожнем, не ослабеюще (Гал.6:9).

Конец исповеданию.

Разсуждение из духовнаго регламента о должности священнической25).

«Должни священницы знать"… «Аще… покажется духовнику какий грех не удобь разсуждаемый, то есть, как тяжкий, и коего исправления и епитимии требует: да идет духовник к своему архиерею, и не именуя лица кающагося, грех только предлагать обстоятельно и рассуждения просить должен». «Древнии святии отцы и пастырие, не так разсуждали о епитимиах, акибы не удобь пременяемых догматах, но переменяли и переменять оные попускали, имея к тому некия благословныя вины, что зде некиих святых отец свидетельствы показуем». «Сия же вся учителей наших сказания, довольно научают нас, что не непременные суть о епитимиах каноны, по разсуждению отца духовнаго оставленные: который должен смотрети, кто и каков есть кающийся; и истинно ли кается; и каковую епитимию понести может; и дабы жестокое наказание, вместо врачевства, не обратилося ему во отраву отчаяния. И по таковому всех обстоятельств разсмотрению, может духовный отец и умножати и умаляти время, и количество епитимии, и едину епитимию переменяти на другую"… «За грехи исповеданные, аще истинно каются, предложения Божия благоутробия утвердив их, может духовный отец прощения сподобити, и без епитимии удостоити причастия тайн святых: разве бы усмотрел отец духовный, что исповедающийся у его есть человек так на всякую епитимию готовый, что ни к отчаянию, ниже к лености и небрежению помянутая епитимиа, то есть, отрешение на некое время святых тайн причастия, не опровержет его, но и паче к вящшему греховной тяжести и гнева Божия познанию приведет, и к теплейшему покаянию устроит его: и таковаго кающагося может духовный отец, на некое время, при иных к исправлению угодных епитимиях, наложить и епитимию отрешения тайн святых: однакож сие само собою творити духовник да не дерзает, но у своего архиерея, предложив ему вся обстоятельно о кающемся, токмо не именуя его, просить рассуждения и благословения.

Собственно же и имянно, оную в древнем обычае бывшую епитимию, еже на долгое время лишати причастия тайн святых: понеже она древле была во врачевство, яко показующая грехов мерзость, и востягающая злые похоти, ныне же не токмо не страшна многим, но и желаемая ленивым стала, тайным же раскольником и весьма любимая, и притворных грехов исповеданием нарочно поискуема, отселе отставити, к оной ктому не употребляти, помянутых ради вин, и по силе вышеписанных учительских наставлений, подобает».

Ведомо же буди, яко вся преждереченная (т.е., из Дух. Регламента) в епитимиах снисхождения, и к причащению Божественных Таин допущения, до тех токмо простираются, которые истинно каются, и нелицемерно исповедав грехи свои жалеют всем сердцем о раздражении и прогневании оными Создателя своего, и впредь непременное имеют предложение и попечение от тех и от прочих всех, елико силы человеческия, оберегатися. Если же кто хотя грехи свои и открывает отцу духовному, но об оных не кается чистосердечно, как выше показано: например, исповедует себе быти блудником, но блудницы отогнать от себе не хощет: сказывает, что вражду имеет с онсицею, но отстать от оные не желает: похитил чуждее, но возвратить оное, или наградить, хотя и имеет чем, не тщится: подобне и в других случаях: таковаго прощаяй, кольми паче причастию Христовых Таин сподобляяй в больший онаго грех вводит, и сам тяжко согрешает. Чего ради зело опасно наблюдать надлежит отцам духовным, дабы таковых, донележе совершенно исправятся, и покажут плоды достойны покаяния, не разрешать и Божественных Даров причастия не сподоблять.

Примечания:

1) В греческой Церкви, как с большей достоверностью можно предполагать, исповедь всегда совершалась священником, имеющим на себе из церковных облачений только епитрахиль. Прямого предписания на этот предмет не находится в греческих чинах. Обычно нет предписаний об этом и в наших рукописных чипах (см. подр. Таин, испов., А.Алмазова, 1 т., 198–200, 316–317 стр.). Не имеется указаний относительно этого и в современном нашем Требнике, а равно и в особом изд. «Последования о исповедании». В практике теперь обыкновенно принято совершать исповедь в одной епитрахили. – Священник исповедующийся епитрахили на себя не возлагает (Ц.В. 1896, 10).

2) Это замечание, а также и сказанное в самом начале «Последования» ясно указывают, что в том случае, когда исповедников несколько, все молитвы перед исповедью и положенное в чине «Увещание» можно читать однажды для всех исповедников вместе.

3) Этими словами и оканчивается данное увещание в «Чине исповедания отроком», следующего же за указанными словами продолжения увещания в названном «Чине» не имеется.

4) Кающийся, подойдя к духовнику, кладёт земной поклон пред лежащим на аналое св. крестом («Как надо говеть», изд. С.-Пет. Синод. Типогр., 29 стр.). – При большом количестве исповедников, для сбережения священником при исповеди времени, каждый из них полагает этот поклон, когда ещё готовится стать на исповедь (Рук. д.с.п. 1879, 27). – В разных местах нашего отечества существуют разные обычаи касательно того положения или внешнего вида, в коем исповедывающиеся должны находиться пред священником во время исповеди. В некоторых местах, особенно на западе России, исповедывающиеся становятся на колени пред аналоем, у которого исповедает священник и, наклонив голову, смиренно высказывают пред ним свои согрешения. В других местах исповедывающиеся не становятся на колени, но только благоговейно преклоняются. Такие обычаи, без сомнения, не лишены смысла и, как наглядное выражение смирения и сердечного сокрушения со стороны кающихся, могут быть терпимы там, где они укоренились вследствие давней практики, хотя нельзя не заметить, что обычай стоять на коленях во время исповеди не есть обычай древлеправославный, а скорее наследие церкви западной римско-католической (О богослуж. зап. цер., Т.Серединского). Всего же лучше в этом отношении обычай, соблюдаемый в Великороссии и во многих местах Малороссии, и вообще в Церкви Православной на востоке, где кающиеся исповедываются обыкновенно, стоя лицом к лицу пред священником или взирая благоговейно на икону, пред которой исповедываются. Ибо в этом случае всего удобнее даётся священнику возможность по внешнему виду приблизительно вернее судить о внутреннем состоянии грешника и соответственно этому давать ему разные наставления и внушения. А потому обычай этот всего более и должен быть поддерживаем православными священниками. В требнике П.Могилы читаем: «Каяйся… стоя…, в глубоцем смирении, аще же мощно, и со слезами, исповедует грехи свои пред священником» (о. Хойнацкий, 127 стр.). – Относительно обычая покрывать кающегося во время исповеди епитрахилью нужно заметить, что подобное действие не указывается ни современным уставом исповеди, ни в известных исповедных уставах прежнего времени – как греческих, так и славяно-русских. Это есть обычай – позднего происхождения и притом получивший место только в русской исповедной практике. Этим обычаем даётся понять кающемуся, что исповеданные им грехи разрешаются духовником, как лицом иерархическим, как уполномоченным на то служителем Церкви. Усвояя этому обычаю такое именно внутреннее значение, должно прийти к такому относительно его выводу: раз это обрядовое действие должно оставаться в силе, то оно должно иметь место только при моменте разрешения и не должно простираться на акт выслушивания духовником исповеди (см. подр. Тайн. испов., А.Алмазова, 592–593 стр.).

5) То же самое предписывается духовнику и в «Чине испов. отроком». После этого в указанном «Чине» так же, как и в «Последовании», находится наставление духовника исповеднику: «Се чадо"… Но в «Чине испов. отроком» следующие места этого наставления выражены несколько иначе, именно: 1) «да не скроеши что от мене: но не опасаяся скажи вся, что сделал ты»; 2) «что ты скажешь мне. Ежели что скроешь от мене, больший грех имети будешь, знай, что пришел ты для исцеления душевного: смотри же, чтобы не отъити тебе отсюда без пользы твоей душе». Кроме этого отличия и выше указанного (см. 3 пр.), во всём остальном, с самого начала и кончая далее следующими словами: «недостоин христианином называться» (см. в левом столбце на 1072 стр. печатного оригинала), – названный «Чин» почти буквально тожественен с «Последованием».

6) Относительно того, какое сами священники должны иметь положение во время совершения исповеди, нужно заметить, что по высоте таинства и его значению в Церкви христианской, его так же следует совершать стоя, как и другие таинства. В греческой Церкви по принятой в настоящее время практике священник во время исповеди сидит. Самое раннее и единственное свидетельство в пользу такого именно положения на востоке находится только у Симеона Солунского (который говорит: «принимающему исповедь должно в честном и священном месте, наедине и без шума, сидеть с благоговением»); но в данном случае, очевидно, сказалось влияние западной практики; так как такое положение духовника, принятое издревле на западе, не допускалось в древности на востоке. И у нас на юго-западе есть обычай совершать исповедь стоя; но этот обычай, по всей вероятности, явился под влиянием унии и Требника П.Могилы, предписывающего такое именно положение духовника при исповеди. Оправданием такого положения духовника не может служить то представление, что он олицетворяет собою духовного судию. Нельзя не заметить, не отрицая такого олицетворения, что этот духовный судия в отношении Иисуса Христа, невидимо присутствующего при исповеди грешника, есть не более, как свидетель исповедуемых грехов, а вследствие этого и ему во время совершения тайны покаяния приличнее стоять, а не сидеть. Противоречит сидение священника при совершении исповеди и современному русскому уставу её (см. подр. Тайная испов., А.Алмазова, 1 т., 196–198, 590 стр.). Правда, по мнению некоторых, если приходится исповедовать не десятки, а сотни кающихся, то, в случае крайней и естественной усталости священникам можно исповедывать и сидя (о. Хойнацкий, 128 стр.; Ц.В. 1891, 36); но в великороссийских епархиях, как бы много ни было говеющих, священники обыкновенно исповедуют их стоя (Забелин, 202 стр.).

7) Для рассеяния в кающемся стыда и смущения, пастырю можно ещё воспользоваться следующим назиданием, которое св. Тихон Задонский внушает священнику говорить исповеднику: «Богу, чадо, ты исповедуешься: ничего не утаивай, не стыдись и ничего не бойся, потому что здесь нас только трое: Бог, пред Которым ты согрешил, Который все твои грехи совершенно знает так, как они делались, потому что Бог везде, – на всяком месте находится; и где ты что делал, или говорил, или думал – худое или доброе. Он там был и всё то совершенно знает; и теперь Он с нами, и вот ожидает одного только покаяния твоего и чистосердечного исповедания; второе лицо здесь – ты, а ты сам знаешь свои грехи: не стыдись же высказать их все, когда не стыдился делать их; третий – я, подобострастный – подобный тебе грешник, такой же человек, как и ты, потому и меня нечего стыдиться» (Напом., 95–96 стр.). – Поучение сие весьма назидательно предложить тому исповеднику, в котором духовник, начав его спрашивать, замечает смущение (Уфим. Е.В. 1897, 5). Много может значить в данном случае вообще образ действий самого священника. Надобно, чтобы кающиеся видели в духовнике друга, отца, пред которым со всем доверием сердца могли бы они выплакать всю свою скорбь о соделанных ими грехах, тогда не останется ничего, что бы они боялись открыть своему пастырю (см. Паст. Богосл. 311; сн. 1 пр. к 1061 стр.).

8) В требнике П.Могилы, (а также и в некоторых других прежнего времени требниках и молитвословах) находится следующая форма исповедания, от лица кающегося глаголемая: «Исповедаюся Господу Богу Вседержителю и преблагословенной Приснодеве Марии Богородице, всем небесным силам и всем Святым, и тебе отче честный». Нет сомнения, что под влиянием этого требника эта молитва и по сие время удержалась и употребляется в пастырской практике юго-западного края. Относительно употребления её должно сказать, что хотя, по совершении воли Отца Своего небесного о спасении рода человеческого, Господь Спаситель вручил Божественную власть вязать и решить Апостолам, но и после того невидимо Он Сам же остаётся Судиею нашей совести, Сам приемлет наше исповедание и подаёт оставление грехов, как это, помимо Св. Писания, ясно выражается и в чинопоследовании таинства покаяния: таинство покаяния для его совершения необходимо предполагает только грешника, исповедующего грехи свои, Господа, невидимо приемлющего исповедание грешника, и священника, как «свидетеля точию», видимо разрешающего или неразрешающего от грехов, согласно Божественной воли Учредителя сего св. таинства. Из сказанного видно, что исповедание грехов и пред святыми в таинстве покаяния (наряду с Самим Господом) не относится к существу этого таинства и, следовательно, не необходимо для прощения грехов, а потому нет надобности кающемуся и читать вышеозначенную молитву (см. подр. Рук. д.с.п. 1888, 21).

9) По «Номоканону» (119 пр.), «духовник иного духовника суд решити и вязати власти не имать», «по 32-му правилу св. апостол». Но 32-е правило говорит о пресвитере и диаконе, отлучённых епископом. Номоканон прилагает это правило к духовникам, как делегатам епископской власти вязать и решать, в виде общего (догматического) основания для всех таких правил, высказывая то соображение, что «если один духовник будет связывать, а другой разрешать связанного, то произойдет разделение и противоречие в действиях единой благодати Христовой, а ведь Христос не разделяется на два, взаимно противодействующие лица». Но само собою разумеется, что здесь речь идёт о правильных и целесообразных проявлениях духовносвязующей власти, о связании того, что действительно должно быть связано по указанию церковных правил и по духовному рассуждению самого связующего, обязанного при этом иметь в виду исключительно душевную пользу кающегося (Номок. при Бол. Треб., А.Павлова, 243–245 стр.).

10) Сн. ниже, о «Молитве над разрешаемым от запрещения».

11) Человека, неверующего или предубеждённого против веры и нравственности и так или иначе заявившего желание спорить и разглагольствовать со священником во время исповеди, должно тут же немедля остановить, примерно хоть следующим простым вопросом: пришёл ли он на исповедь каяться в своих грехах, или только, чтобы похвалиться своим неверием и неуважением ко всему священному? И если бы пришедший на исповедь дал почувствовать священнику, что он начинает свои разглагольствования ради сего последнего, то священник, если не надеется тут же краткими, по сильными вразумлениями склонить его к раскаянию в своём заблуждении, должен совсем отказаться от своей беседы с ним, а в крайнем случае и от самой исповеди и отпустить его от себя, предложив ему, «не угодно ли ему раздуматься, или для беседы явиться к нему в дом» и т.п. Но если бы кающийся, выражая свои сомнения или недоумения пред священником, явно дал понять, что он именно исповедуется в них, как в действительных согрешениях, и вместе с тем скромно заявил бы о желании своём получить от священника надлежащее наставление или вразумление, то священник должен наставить его кратко во время исповеди. А чтобы не терять времени, может предложить ему потом прийти к себе на дом и здесь уже на досуге побеседовать с ним, как следует, с надлежащею полнотой и вниманием (о. Хойнацкий, 141–142; см. у Забелина, 198 стр.).

12) В Символе веры заключаются все догматы христианской веры и надежды и указуется человеку способ к примирению с Богом чрез ходатайство воплотившегося и пострадавшего за нас Христа, Сына Божия. Если же кто упрямо отвергает какой-либо догмат веры, тот не может получить надежды спасения. Вопрошая кающегося о вере, духовный отец требует, чтобы он прочитал сей священный Символ веры для удостоверения в том, что он верует православно и несомненно (Нов. Скр.). Чинопоследование покаяния тоже предписывает чтение Символа веры. Но в большинстве случаев, как говорит «Цер. Вестник», заставлять читать Символ веры каждого исповедника нет физической возможности – по большому количеству исповедников (Ц.В. 1895, 40; см. также Рук. д.с.п. 1879, 27). Однако и в таких случаях, вместо того, чтобы совершенно не выполнять предписание чинопоследования, казалось бы, можно было, после предварительного со стороны священника краткого разъяснения значения указанного предписания, прочитать Символ веры всем исповедникам пред самою исповедью, если, конечно, не имеется сомнения в том, что исповедники веруют «православно и несумненно»; в противном же случае священнику следует поступать именно так, как предписано в чинопоследовании.

13) Совершенное непризнание за собою грехов не может иметь места на исповеди в силу того естественного представления, что человек по самому несовершенству своей природы никогда не может мыслить себя свободным от греха. Поэтому-то, по наставлениям прежнего времени, «аще кающийся ни единого греха на исповеди не сказывает, – не должно его разрешати» (Иннокентий Гизель, Мир человека с Богом, л. 69; см. Тайн. испов., А.Алмазова, 2 т., 439–440 стр.). – Между приходящими на исповедь священник может встретить и таких, которые, не понимая ни всей опасности положения своей души, ни силы таинства, приходят к духовнику только по обычаю или необходимости, без всякого предварительного приготовления, как будто не зная, что сказать духовнику, и холодно пересказывая ему только то, что случайно вспадёт на память. Естественно, что пастырь Церкви должен особенно озабочиваться подобными лицами, стоящими на самом краю страшной опасности. Меры, какие он должен употреблять для точнейшего испытания их совести, суть, по указанию Церкви, следующие: 1) При исповеди если увидит пресвитер грешника упорного, «да устрашит его секирою гнева Божия (Мф.3:10), лежащею при корени древа неплодного, проклятием и посечением смоковницы (Мк.11:14–21; Лк.13:4), судом будущим и самому праведнику ужасным (1Пет.4:17–18)». Затем «надлежит пред глаза представить исповедающемуся страшный оный пример Самого Споручника спасения нашего Христа Иисуса, Который был предан за грехи не Свои, но наши, и на кресте умре, и тем как в зерцале чистом показал, что то праведный и нестерпимый гнев Божий сделает с грешником некающимся». Весьма много также способствует успеху в этом случае и то, если священник а) пред самым началом исповеди даст кающемуся разуметь святость таинства, к которому он приступает, строго требуя от него благоговения во всё время исповеди; б) в самой исповеди будет помогать кающемуся в воспоминании своих грехов и в возбуждении духа сокрушения о них предложением подробнейших вопросов, но не каким-нибудь холодным, а таким, в котором бы выражалась собственная «сердечная боязнь» священника о тех грехах бесчисленных, которыми мы прогневляем Господа Бога. Этими последними средствами можно, по крайней мере, предупредить суетное разглагольствие, к какому иногда, ко вреду своему и к обременению священника, обращаются люди, приходящие на исповедь без всякого сокрушения. 2) Если же усмотрит кого сомневающегося, или отчаивающегося в надежде помилования Божия, да утешит его и укрепит безмерным милосердием Божиим (Сир.1:22; 2:11); – обещаниями не ложными и примерами грешников помилованных. (Кн. о должн., 102–103 §; Поучен. святит.; св. Тих. Задон., 1 т., 19 стр.; Паст. Богосл., 145 §).

14) Предложение кающемуся непременно тех вопросов, которые указаны в чинопоследовании таинства покаяния, не обязательно. В виду того, что вопросы должны сообразоваться с возрастом кающегося, его полом и проч., и в виду предписываемой пастырю особенной осторожности в отношении к предлагаемым им кающемуся вопросам, пастырь некоторые из вопросов, особенно, напр., вопросы о плотских грехах, и не должен предлагать, если эти вопросы для того или другого из кающихся совершенно излишни. То же самое следует сказать и о всех тех вопросах, которые касаются явлений, имевших место в прежнее время и не существующих теперь, как напр., вопросы об отношении господ к рабам (т.е., крепостным) и т.п. Должно обращать внимание и на язык этих вопросов: хотя он и удобопонятен, но если бы для кого те или другие выражения его оказались недостаточно ясными, то следует предлагать их в русском переводе. Само собою разумеется, что опытные духовники, кроме указанных в чинопоследовании грехов, могут спрашивать в соответствующих местах и о других грехах, в особенности о таких, какие чаще всего замечаются в приходе. Вообще излагать вопросы на исповеди не буквально по чинопоследованию, а своими словами, или прибегать в этом случае к другим руководствам, а равно также и давать кающимся другие более подходящие наставления сравнительно с наставлениями, изложенными на ряду с некоторыми вопросами в чинопоследовании, ничто не может препятствовать никому из священников, и каждый из них может действовать в этом случае по своему усмотрению, применяясь главным образом к нуждам духовных чад своих (см. у о. Хойнацкого, 125 стр.; Паст. Богосл. 143 §; Таинства Прав. Кафол. Вост. Церкви, прот. А.Мальцева, 208–209 стр.). Держась общего руководства заповедей десятословия или принятого разделения обязанностей христианина на обязанности к Богу, к ближним и самому себе, а с другой стороны, имея в виду и частные обязанности кающегося и особенные грехи, к которым пролагает путь состояние его, священник, с справедливостью, может останавливать внимание своё: а) При исповеди мужчины – на грехах, чаще встречаемых у мужчин, каковы: холодность к вере и богослужению, равнодушие к несчастию и нуждам ближних, большая степень самолюбия, проявляющаяся в честолюбии, корыстолюбии и большей раздражительности. б) При исповеди женщины – на более свойственных женщинам грехах, каковы: суеверие, пересуды, навадничество, тщеславие и хвастовство. в) При исповеди людей молодых – на вольномыслии и легкомыслии, рассеянности и раздражительности, как на грехах, нередко встречаемых в юношах. г) При исповеди людей зрелого возраста: α) не вступивших в брак – на грехах против целомудрия, β) живущих в супружестве – на грехах против святыни брака, – против обязанностей мужа – поддерживать благосостояние дома, жены, детей, – против обязанностей жены – устроять и поддерживать порядок дома, услаждать ласкою труды мужа, охранять здоровье детей и внедрять в их души спасительные убеждения веры и благочестия. д) При исповеди людей старых – на небрежность в делах благочестия, (мнимо) оправдываемую слабостью сил, на притязательность в отношении к другим, основываемую на достоинстве самого возраста и на важности отношений родоначальников к потомкам, – на упорство в приобретённых навыках и на злоупотребление средствами поддержания упадающих сил, обращающееся нередко в соблазн для молодых людей. е) При исповеди людей образованных, знатных, богатых – на гордости, пренебрежении к другим и прихотливости в своём частном быту. ж) При исповеди людей необразованных, низких по званию и бедных по состоянию – на нередко встречающемся у них неведении даже главнейших истин веры и правил жизни, на недовольстве своим состоянием и зависти в отношении к другим, на крайней, наконец, небрежности в отношении к себе, пролагающей путь к самым грубым порокам, напр., пьянству и т.п. (Паст. Богосл., 144 §; сн. ниже, о вопросах).

15) Этот вопрос может расположить кающихся к открытию скрытого на исповеди или не вполне и неточно открытого, по страху или от стыда, особенно тех из них, которые тронуты кротким и снисходительным обращением духовника с ними. На этот вопрос одни молчат, потому что удерживаются стыдом и страхом, которые священник должен рассеять; иные отвечают отрицательно, но смутно и нерешительно; священник должен им выразить своё желание споспешествовать их миру и спокойствию; иные открывают новые грехи; выслушав признание таких людей, священник изъявит им свою радость и утешение, что Бог дал благодать свергнуть с себя такое бремя грехов. Но как скоро увидит, что они во время бывших прежде исповедей скрыли некоторые грехи, и исповедь их была не действительна, или даже святотатственна, то должен внушить им, чтобы они исповедались во всех грехах своей жизни и раскрыли вполне начало зла. Посему духовник по открытии, что на исповеди были утаены грехи, должен спросить кающегося, сколько раз он исповедовался и приобщался св. Таин после того, как утаил на исповеди грехи? И всякий ли раз, когда исповедовался или приобщался св. Таин, молчал о грехе и таким образом оскорблял святость таинства покаяния? В том и другом случае священник должен подать свою помощь (Напомин. священ., I ч., 124–125 стр.)

16) В «Чине исповедания отроков», после слов: «недостоин христианином называться» (см. 1072 стр., 5 прим.), непосредственно следует: «Посем напоминает духовник кающемуся о вере. Здесь должен ты (говорит духовник кающемуся) сделать исповедание веры, да и знать, что как начало всему нашему спасению есть вера: так и на покаяние наше тогда призирает Бог, когда мы в вере бываем чистосердечны и нимало не сумнительны. Скажи мне, веруешь ли, как церковь православная верует, и содержит и учит; и не имеешь ли в том какова сумнения; Если скажет, что усумневается в чём-либо, тогда, разрешая его сомнение, спрашивает духовник: откуда: стал иметь он какое сомнение; от себя ли, или по чьему-либо научению; ежели же скажет: что он верит во всём несомненно, тогда чтет сам кающийся символ веры: Верую во единого Бога, весь до конца. Ежели безграмотен: тогда чтет духовник, а он последует ему словами своими. По прочтении Символа веры спрашивает духовник кающегося: знает ли он заповеди Божии; ежели знает, велит ему прочитать: ежели же не знает, тогда спрашивает, для чего не знает; не научен ли был прежде, или и научен, да от небрежения своего позабыл; и тогда наказывает его духовник словами своими: что он о так нужном знании не имеет старания, без которого не можно знать, в чём состоит воля Божия святая и пресовершенная: а то знать должно всякому от самых младых лет. Посем сам читает духовник заповеди Божия» (все, по порядку их). «Посем увещавает кающегося духовник: что он не только должен знать на память, как заповеди Божии, так и Символ веры: но и толкование, хотя краткое на то и другое. А сему отроки научаются в первых основаниях христианской веры: что обыкновенно называется катехизис, который должен неотменно при себе иметь, и прочитывать из него почасту, а наипаче в воскресные и праздничные дни. Здесь приступим уже (говорит кающемуся духовник) к признанию грехов, которые бывают против заповедей Божиих. Я вопрошать тебя буду, не согрешил ли ты в чём противу их; а ты на каждое моё вопрошение отвещай, ежели не согрешил: Бог меня сохранил от того. Ежели же согрешил, то скажи: Грешен пред Богом. Вопросы от духовника и ответы кающегося. Духовник: Грешат, во-первых, против заповедей Божиих, которые любят что больше, нежели Самаго Бога: надеются на кого больше, нежели на Бога, и боятся кого больше, нежели Самаго Бога. Ты не согрешил ли в чём против сего»; В такой же форме и такие же краткие идут в «Чине исповед. отроком» вопросы о призывании в ложной клятве или всуе имени Божьего, о почитании благодетелей, родителей, учителей и пр., о повиновении Государю, о почитании праздников, и т.д., применительно к заповедям Божиим. После этих вопросов «спрашивает духовник по нижеписанному особливо о таких грехах, каковым наипаче подвержени бывают отроки: а кающийся отвечает, как выше изображено, порознь на каждое вопрошение». Вслед за этим идут все те вопросы, которые в «Последовании» указывается предлагать «малолетним», а непосредственно после этих вопросов в «Чине исповед. отроком» следует: «Посем сказывает духовник кающемуся: ежели он имеет и ещё в каких-либо грехах признание, то бы исповедал пред ним: а наконец делает покаявшемуся следующее наставление. Ты теперь оказал признание во грехах своих пред Богом, и засвидетельствовал то устным своим исповеданием. Два степени положил ты к истинному покаянию. Остается при сем непременно тебе исполнить следующее: Первое: Сожалеть с сердечным сокрушением о том, что прогневал ты грехами своими Бога великаго, премилосердаго, крайняго своего Благодетеля. Второе: Должен ты положить твёрдое и неуклонное намерение, чтоб, призывая Бога в помощь, от сего времени тебе не грешить. Третье: Кого оскорбил чем, должен ты испросить у того прощение: да и кто тебя чем оскорбил, ты от сердца твоего ему прости. А без того и Сам Бог, хотя ты и исповедал, не простит твоего пред Ним согрешения. Четвёртое: Верить, и несумненно уповать ты должен, что Бог небесный наш Отец для страдания, смерти, и пречистой за нас излиянной крови, единороднаго Сына Его, Спасителя нашего Христа, на покаяние твое призрит, и грехи твоя отпустит». Далее в «Чине испов. отроком» следует увещание духовника: От сих всех…, и всё прочее, кончая отпустом, так же, как и в «Последовании о исповедании».

17) Разрешительную молитву священник обязательно должен всякий раз произносить стоя, что считается обязательным даже и требником П.Могилы (сн. 6 прим.), при чём в нём предписывается читать оную молитву «со всяким вниманием и тоюжде верою, имея волю мысли сопряженную, еже по данной ему власти разрешати от всех грехов кающегося». Некоторые советуют священникам при чтении разрешительной молитвы по возможности соблюдать три тона: сначала умоляющий Бога и обнадёживающий исповедника («благодатию и щедротами да простит ти»), потом – выражающий смирение за самого себя («и аз недостойный иерей»), и, наконец, – показывающий власть, достоинство, полную уверенность и радость за другого («властию Его мне данною прощаю и разрешаю», и т.д.) (см. у Забелина 202 стр.; у о. Хойнацкого, 128 стр.).

18) По прямому смыслу слов Требника, всем истинно кающимся и верующим даётся разрешительная от грехов молитва («Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия«… и т.д.), хотя бы они и не были допускаемы до причастия св. Таин. После разрешительной молитвы и отпуста сказано: «тогда канон даст ему противу согрешения его»… и пр. Отсюда видно, что разрешение кающийся получил и нуждается в особенно строгом предостережении не приступать однако к причастию, несмотря на разрешение. Епитимия не есть Божественное отмщение за грех, а лишь духовная диета для больной совести. Господь грехи прощает всякому покаявшемуся, но сподобиться теснейшего общения с Источником правды и святости грешник может не сразу по раскаянии, но после исцеления духовной раны чрез подвиги молитвы и добрых дел. Не следует давать разрешения только не желающим покаяться и исправиться, а также неверующим: для них оно бесцельно (см. подр. Ц.В. 1888 44; 1902, 21). – Сн. ниже, о разреш. и запрещ.

19) Согласно этому указанию, исповедывающийся в это время должен быть преклоненным к земле, свидетельствуя этим и глубину своего раскаяния, и своё смирение, и покорность воле Божией; но так как это не всегда соблюдается в настоящее время, то священники, по мнению некоторых, должны наблюдать, чтобы кающиеся в этом случае хотя пониже наклоняли свои головы, что необходимо для выражения своей покорности и Богопочтения (о. Хойнацкий, 128 стр.). Что же касается того, что такое положение исповедника является уклонением от указаний чинопоследования, то, по мнению «Цер. Вестника», некоторое отступление от этих указаний, если где-либо оно бывает в силу установившегося местного обычая, не составляет такого нововведения, против которого следовало бы непременно восставать; как стояние с преклоненною головою, так и припадание ниц служат выражением одного и того же покаянного чувства, а равно и покорности воле Божией; во всяком случае неблагоразумно было бы от всех без исключения требовать наклоненного до земли положения во время чтения над ними разрешительной от грехов молитвы, так как люди старые и болезненные не в силах так преклониться (Ц.В. 1889, 5; 1895, 40). – Конечно, нельзя требовать выполнения указанного предписания чинопоследования от лиц, не имеющих физических сил для выполнения этого предписания; что же касается имеющих силы это сделать, то в отношении к ним не имеется оснований соглашаться с мнением тех, которые в данном случае считают вполне дозволительным отступать от предписания чинопоследования.

20) Высказывавшееся некоторыми мнение о католическом происхождении этой разрешительной формулы не оправдывается ни историей, ни римским ритуалом, ни самым существом названной формулы. Разъясняя полное соответствие этой формулы духу православия, митр. Филарет говорит: «разрешение произносит священник сперва именем Господа Иисуса Христа, потом присовокупляет: «и аз разрешаю», но, чтобы не приписать ничего своей личности, он говорит: «властию Его, мне данною», и ещё в духе смирения говорит: «аз недостойный» (Собр. мн., IV т., 407 стр.; Тайная исповедь, А.Алмазова, 1 т., 548–549 стр.).

21) Возложение руки на голову кающегося при чтении разрешительной молитвы, как это было разъяснено в «Церк. Ведомостях», чином исповеди не требуется (Ц.Вед. 1898, 4); но в древней практике чтение указанной молитвы совершителем таинства сопровождалось возложением его руки на кающегося (Тайн. испов., А.Алмазова, I т., 20, 50, 200 стр.; см. также Греч. Корм. кн., И.Никольского, 190 стр.). – По мнению некоторых, наиболее отвечает смыслу предписания исповедного чина (по которому духовник должен произносить разрешение над кающимся, лежащим ниц, и сопровождать разрешение в конце крестным назнаменованием исповедовавшегося) следующая принятая у нас в некоторых местах практика: священник читает разрешение, наклоняясь к лежащему ниц исповеднику и простирая на его голову руку и епитрахиль (сн. выше, 4 прим.); когда же молитва оканчивается, священник поднимает исповедника, говоря: «и аз недостойный... разрешаю от всех грехов твоих»; затем, когда исповедник станет в прямом положении, священник благословляет его, произнося конец разрешения: «во имя Отца» (см. подр. Тайная исповедь, А.Алмазова, 1. т., 594–595 стр.).

22) Духовник обязательно должен читать разрешительную молитву («Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия»... и т.д.) священнику после его исповеди (Ц.Вед. 1896, 10). При чтении духовником этой молитвы над священником вместо: «чадо», принято произносить: «брате». Что же касается рукоблагословения, то, по мнению некоторых, это рукоблагословение следует заменять взаимным целованием; или же, вместо рукоблагословения, следует изображать десницею крестное знамение над разрешаемым им духовным лицом обыкновенное, для чего духовник может употреблять и самый крест Господень, находящийся у него под руками для совершения отпуста исповеди (о. Попов, 79 стр.; Прав. Соб. 1868, 2 т.; Рук. д.с.п. 1893, 11; Уфим. Е.В. 1893, 8; Ц.В. 1894, 9, 1900, 17). Но, как утверждают некоторые, вышесказанное мнение есть результат неправильного толкования общего положения, что священник не благословляет священника. Конечно, равные в церковно-иерархическом отношении не благословляют друг друга; но это если и относится к сфере их священнослужения, то лишь в том случае, когда два таких равных лица являются в ней в одинаковой мере участниками, как совершители. К настоящему же случаю это не может быть приложимо; так как на этот раз исповедующийся священник является просто принимателем акта, священник же духовник – совершителем этого акта и поэтому лицом с особенными полномочиями, сравнительно с первым (см. Тайн. испов., А.Алмазова, I т., 596 стр.).

23) На отпусте священник, обыкновенно, даёт исповедывающемуся крест для целования. – Не совсем правильно поступают те из священников, которые не допускают исповедников к целованию своей руки после исповеди. Напротив, исповедникам всего приличнее выражать своё смирение в этом случае целованием руки у духовного отца своего, и священники, понимающие своё положение, должны даже по возможности побуждать кающихся к этому (см. у о. Попова, 77, 78 стр.).

– После отпуста в 15 гл. Бол. Требника положено «Увещание... по исповеди», всё содержание которого главным образом состоит в том, что сказал Христос (Ин.5:14) расслабленному после исцеления его: «се здрав еси, ктому не согрешай» (Нов. Скр.). – Некоторые священники это «увещание» предлагают кающимся в переводе, а иные вместо этого увещания дают своё, соответственное состоянию кающегося (сн. 1 прим. к 1069 стр. и ниже, о наставл.).

24) В «Чине исповедания отроком» после отпуста печатается следующее:

«Рассуждение о епитимиях:

Епитимию отроком не всегда накладывать должно, а тогда только: Первое, когда отличные и больше важные в рассуждении лет их усматриваются в них пороки. Второе: когда после прежней исповеди в тех же или подобных тем пороках, оказываются без исправления. Третье: когда при исповеди не оказывает кто умиления и сожаления. Здесь же смотреть опасно должен духовник на различие лет, воспитания, природы и состояния: почему не всем равные должен накладывать епитимии.

Епитимии отроком накладывать должно следующие только: а) или прочитание в назначенное время по нескольку кратких молитв; в) или класть известное число поклонов земных в доме или в церкви на несколько времени; г) или воздержание в пищи: то есть, назначить именно какую и в какое время употреблять.

Время к покаянию епитимии назначать как по тяжести грехов, так и по рассмотрению такожде лет, природы, воспитания и состояния: которое не долее было бы, как или на три дни, или на неделю, или только на месяц.

Когда усмотрит духовник, кому понести должно епитимию: тогда делает ему прежде следующее увещание:

Чадо! Я как пастырь души твоей за нужное признаваю, чтоб ты по совету моему принял, и с радостию понёс наложенную тебе епитимию: то есть, духовное некоторое исправление. Ты ничем столько не докажешь, что ты истинно покаялся, как когда не только теперь, но и впредь сожалеть будешь о том, что делал ты противное заповедем Божиим: когда от пороков, которые сделал ты, иметь будешь отвращение: когда сколько можно стараться будешь исправить себя. Я тебя уверяю, что всё сие будешь ты иметь, когда только с радостию исправишь ту, которую положу я на тебя епитимию. Она всегда будет тебе напоминать о твоих пороках, которыми ты прогневал Бога: а чрез то и самое умножится в тебе о том сожаление. Она сделает в тебе и отвращение от пороков: а чрез то будет возбуждать тебя к твоему исправлению. Почему будет она и посредством тебе ко умилостивлению Бога, и к получению от Него милосердия.

Увещание ко святому причащению, которое читать должен духовник после исповеди одному или всем вообще:

Чада! вы очистили теперь совести ваши, и примирилися с Богом, вашим покаянием. Приготовьтеж вы себя и к Божественным Дарам, ко святому Христовым Таин причащению. Оно очистит души ваша, укрепит в вере и добродетели, соединит вас с Богом, и обручит с небесным царствием. Сие святое причащение предал нам Христос, в самое воспоминание страдания и смерти Его, для которой и на покаяние наше призирает, и грехи нам прощает небесный наш Отец. Знайте же, что в святом сем причащении, под видом хлеба, принимаем мы истинное тело Христово, а под видом вина, истинную Христову кровь. Приступите к сим великим Божественным дарам: приступитеж со всяким благоговением, с верою несумненною, и примиритеся со всеми. Воздержитеся несколько от сна обыкновенного и пищи: прочтите или выслушайте положенное к тому правило: и пребудьте от сего времени даже до самого причащения во всякой тихости. Благодать Господа нашего Иисуса Христа да сподобит вас достойно приступить к великому сему делу, и да исполнит сердца ваши истинной радости сим святым причащением, аминь». (Чин испов. отроком).

25) Это «разсуждение» представляет собою перепечатку указанных выше (см. 2 прим. на 1068 стр.) статей из Духовного Регламента. – См. ниже, о разрешен. и запрещении оканчивается, священник поднимает исповедника, говоря: «и аз недостойный… разрешаю от всех грехов твоих»; затем, когда исповедник станет в прямом положении, священник благословляет его, произнося конец разрешения: «во имя Отца» (см. подр. Тайная исповедь, А.Алмазова, 1. т., 594–595 стр.).

22) Духовник обязательно должен читать разрешительную молитву («Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия"… и т.д.) священнику после его исповеди (Ц.Вед. 1896, 10). При чтении духовником этой молитвы над священником вместо: «чадо», принято произносить: «брате». Что же касается рукоблагословения, то, по мнению некоторых, это рукоблагословение следует заменять взаимным целованием; или же, вместо рукоблагословения, следует изображать десницею крестное знамение над разрешаемым им духовным лицом обыкновенное, для чего духовник может употреблять и самый крест Господень, находящийся у него под руками для совершения отпуста исповеди (о. Попов, 79 стр.; Прав. Соб. 1868, 2 т.; Рук. д.с.п. 1893, 11; Уфим. Е.В. 1893, 8; Ц.В. 1894, 9; 1900, 17). Но, как утверждают некоторые, вышесказанное мнение есть результат неправильного толкования общего положения, что священник не благословляет священника. Конечно, равные в церковно-иерархическом отношении не благословляют друг друга; но это если и относится к сфере их священнослужения, то лишь в том случае, когда два таких равных лица являются в ней в одинаковой мере участниками, как совершители. К настоящему же случаю это не может быть приложимо; так как на этот раз исповедующийся священник является просто принимателем акта, священник же духовник – совершителем этого акта и поэтому лицом с особенными полномочиями, сравнительно с первым (см. Тайн. испов., А.Алмазова, I т., 596 стр.).

23) На отпусте священник, обыкновенно, даёт исповедывающемуся крест для целования. – Не совсем правильно поступают те из священников, которые не допускают исповедников к целованию своей руки после исповеди. Напротив, исповедникам всего приличнее выражать своё смирение в этом случае целованием руки у духовного отца своего, и священники, понимающие своё положение, должны даже по возможности побуждать кающихся к этому (см. у о. Попова, 77, 78 стр.).

– После отпуста в 15 гл. Бол. Требника положено «Увещание… по исповеди», всё содержание которого главным образом состоит в том, что сказал Христос (Ин.5:14) расслабленному после исцеления его: «се здрав еси, ктому не согрешай» (Нов. Скр.). – Некоторые священники это «увещание» предлагают кающимся в переводе, а иные вместо этого увещания дают своё, соответственное состоянию кающегося (сн. 1 прим. к 1069 стр. и ниже, о наставл.).

24) В «Чине исповедания отроком» после отпуста печатается следующее:

«Рассуждение о епитимиях:

Епитимию отроком не всегда накладывать должно, а тогда только: Первое, когда отличные и больше важные в рассуждении лет их усматриваются в них пороки. Второе: когда после прежней исповеди в тех же или подобных тем пороках, оказываются без исправления. Третье: когда при исповеди не оказывает кто умиления и сожаления. Здесь же смотреть опасно должен духовник на различие лет, воспитания, природы и состояния: почему не всем равные должен накладывать епитимии.

Епитимии отроком накладывать должно следующие только: а) или прочитание в назначенное время по нескольку кратких молитв; в) или класть известное число поклонов земных в доме или в церкви на несколько времени; г) или воздержание в пищи: то есть, назначить именно какую и в какое время употреблять.

Время к покаянию епитимии назначать как по тяжести грехов, так и по рассмотрению такожде лет, природы, воспитания и состояния: которое не долее было бы, как или на три дни, или на неделю, или только на месяц.

Когда усмотрит духовник, кому понести должно епитимию: тогда делает ему прежде следующее увещание:

Чадо! Я как пастырь души твоей за нужное признаваю, чтоб ты по совету моему принял, и с радостию понёс наложенную тебе епитимию: то есть, духовное некоторое исправление. Ты ничем столько не докажешь, что ты истинно покаялся, как когда не только теперь, но и впредь сожалеть будешь о том, что делал ты противное заповедем Божиим: когда от пороков, которые сделал ты, иметь будешь отвращение: когда сколько можно стараться будешь исправить себя. Я тебя уверяю, что всё сие будешь ты иметь, когда только с радостию исправишь ту, которую положу я на тебя епитимию. Она всегда будет тебе напоминать о твоих пороках, которыми ты прогневал Бога: а чрез то и самое умножится в тебе о том сожаление. Она сделает в тебе и отвращение от пороков: а чрез то будет возбуждать тебя к твоему исправлению. Почему будет она и посредством тебе ко умилостивлению Бога, и к получению от Него милосердия.

Увещание ко святому причащению, которое читать должен духовник после исповеди одному или всем вообще:

Чада! вы очистили теперь совести ваши, и примирилися с Богом, вашим покаянием. Приготовьтеж вы себя и к Божественным Дарам, ко святому Христовым Таин причащению. Оно очистит души ваша, укрепит в вере и добродетели, соединит вас с Богом, и обручит с небесным царствием. Сие святое причащение предал нам Христос, в самое воспоминание страдания и смерти Его, для которой и на покаяние наше призирает, и грехи нам прощает небесный наш Отец. Знайте же, что в святом сем причащении, под видом хлеба, принимаем мы истинное тело Христово, а под видом вина, истинную Христову кровь. Приступите к сим великим Божественным дарам: приступите ж со всяким благоговением, с верою несумненною, и примиритеся со всеми. Воздержитеся несколько от сна обыкновенного и пищи: прочтите или выслушайте положенное к тому правило: и пребудьте от сего времени даже до самого причащения во всякой тихости. Благодать Господа нашего Иисуса Христа да сподобит вас достойно приступить к великому сему делу, и да исполнит сердца ваши истинной радости сим святым причащением, аминь». (Чин испов. отроком).

25) Это «разсуждение» представляет собою перепечатку указанных выше (см. 2 прим. на 1068 стр.) статей из Духовного Регламента. – См. ниже, о разрешен. и запрещении

Во время исповеди священник должен сохранять скромность во всём положении своего тела; не должен безразсудно смотреть в лицо кающемуся, особенно другого пола; он должен слушать, а не смотреть, чтобы не привести в смущение кающегося и самому не уловиться нечистым помыслом.

О вопросах при исповеди

Всего лучше, когда кающийся сам раскрывает свои язвы духовному врачу632; поэтому следует, чтобы он, без вопросов со стороны священника, сам сознавал и исповедовал свои грехи633; если же от неумения, стыда, застенчивости, смущения и т.п. кающийся не в состоянии сам раскрыть своих греховных язв, то священник должен помогать ему вопросами.634 Какие именно вопросы надобно предлагать кающимся, или в каких грехах их испытывать, – на это нельзя отвечать со всею точностью. Здесь всё должно зависеть от опытности и благоразумия священника, который только должен всегда помнить, что своими вопросами он обязан вспомоществовать сознаться в грехах своих всем, имеющим нужду в подобном вспомоществовании, чтобы таким образом привести каждого к раскаянию истинно-христианскому, полному, искреннему и всестороннему.635 Только в этом случае должно иметь большую осторожность. При вопросах о грехах, особенно плотских, не следует священнику перечислять роды и виды грехов, чтобы не научить исповедывающегося такому греху, которого тот ещё и не знал. «Запрос безопасен только в генеральных (т.е., общих) словах», когда священник, выведывая нравственное состояние кающегося, по руководству заповедей Десятословия636, спрашивает кающегося только о том, не сделал ли он того, «что им противное есть»637 (Кн. о должн., 101 §). Вообще необходимо давать кающемуся вопросы о грехах «со всяким разсудным испытанием сматряя различие лиц»; нужно испытывать на исповеди «инако духовна, инако людина, инако монаха, инако мирска, инако юна, инако старца» (Требн.), т.е., необходимо, давая те или другие вопросы о грехах, сообразоваться с возрастом, полом, умственным развитием, семейным, общественным, служебным положением кающегося и другими различными условиями.638

Если бы кающийся начал обозначать грехи свои выражениями и словами слишком общими и неопределёнными, когда, например, вместо того, чтобы назвать какой-либо грех, противный седьмой или другой какой-либо заповеди его настоящим именем, стал говорить: «я нарушил семейные обязанности», или «согрешил против такой то заповеди» и т.п., то священник должен посредством вопросов испытать от такового о самых видах его грехов639, пока он не назовёт по возможности с точностью своих грехов.640

Не следует также духовнику быть любопытным в выведывании обстоятельств греха, особенно таких, которые греха не увеличивают, чтобы не показать в себе склонности к грязным и соблазнительным рассказам641, а вместо того нужно постараться узнавать причины и давность греха, чтобы узнать, какой приложить пластырь к душевной ране и уметь научить духовного сына умерщвлять грех в самом зародыше (Кн. о должн., 101 §).

Известно, что между многими грехами есть известная внутренняя связь, так что одни грехи служат для других началом, поводом или побуждением (напр., расточительность и мотовство нередко ведут к воровству), другие следуют за предыдущими грехами, как их неизбежные спутники (как например, плотские помыслы, желания, осязания и пр., могут привести к нарушению целомудрия, распутная жизнь мужа или жены нередко происходит вследствие семейных раздоров или несогласия между супругами и т.п.). Вследствие этого, для того, чтобы привести кающихся в полное раскаяние, священник должен спрашивать его о тех грехах, которые с грехами, от него исповеданными, находятся в сродстве или ближайшей нравственной связи и соприкосновении, и таким образом ещё более уясняют нравственное состояние и положение грешника642, дабы потом действовать благоразумно и вполне целесообразно при его разрешении, или назначить ему епитимью, вполне соответствующую вине и её значению в нравственной жизни человека643 (о. Хойнацкий, 130 стр.).

I. Вопросы на исповедь мирян

(По заповедям Десятословия)644

Каждого из пришедших на исповедь людей неизвестных отец духовный должен прежде всего спросить: кто он, православной ли веры (сн. 1053 стр. и 12 прим. на 1075 стр. печатного оригинала), какого чина и звания, семейный или безбрачный, давно ли исповедовался и у кого в последний раз? – Почему оставляет прежнего духовника? – Исполнил ли епитимью, наложенную прежним духовником? – Не утаивал ли чего на исповеди от отца духовного? – Не состоит ли под клятвой, отлучением или запрещением? – И если пришедший на исповедь связан чем-либо из сих, то духовник, не продолжая исповеди, должен отослать его к связавшему (сн. 1072 стр. печатного оригинала и ниже, о «Молитве над разрешаемым»).

С тем ли пришёл на исповедь, чтобы действительно очиститься от своих грехов, или чтобы только соблюсти введённый порядок? – Точно ли искренно жалеет о содеянных им грехах и чистосердечно ли в них раскаивается? – Надеется ли в них получить прощение от Бога?

Первая заповедь. Верует ли в Бога так, как учит веровать святая наша Церковь? – Не согрешил ли неверием в Божественный промысл, чудеса и т.п.? – Не имеет ли каких произвольных сомнений касательно учения, таинств, служений, обрядов и не держится ли тайного какого раскола? – Почитает ли, согласно с учением Церкви, св. ангелов и угодников Божиих, особливо Божию Матерь, признаёт ли их своими пред Богом ходатаями и просит ли их о себе молиться? – Не призывал ли когда на помощь злых духов, не делал ли заклинаний, не советовался ли с ворожеями и волхвами? – Не верил ли снам, гаданиям, встречам и другим приметам? – Не согрешил ли другим каким суеверием. – Не любит ли читать книг, противных учению веры и добрым нравам, и заниматься подобным разговором? – Не ленился ли поучаться истинам веры и закону Божию и не относился ли с пренебрежением или высокомерием к книгам Св. Писания и отеческим? – Старается ли, чтобы познание о Боге проникало в сердце и осуществлялось в жизни? – Не любит ли кого и чего-нибудь более Бога и готов ли, для исполнения святой воли Божией, жертвовать всем мирским и самим собой? – Не надеется ли на кого или на что-нибудь, забывая Бога? – Не согрешил ли самонадеянностью, т.е., надеждой на одни свои способности, силы, труды, добродетели или богатство и т.п., а не на милость и помощь Божию? – Не отвергал ли когда явной истины, особливо касающейся до веры, и не утверждал ли чего против совести? – Не отчаивается ли в своём спасении и милосердии Божием? – Не надеется ли спастись, полагаясь на одну только веру и благость Божию, не заботясь с своей стороны о доброй жизни и забывая правосудие Божие? – Благодарит ли Бога за всё от чистого сердца и не осуждал ли Его творения и промысла? – Не согрешил ли недостатком преданности воле Божией, нетерпеливостью и ропотом в болезни, несчастий и вообще при различных неблагоприятных обстоятельствах жизни? – Не согрешил ли человекоугодием в неправых делах, во вред другим, вообще с нарушением заповедей Божиих? – Первая заповедь, запрещая означенные грехи, обязывает нас:

а) приобретать правильное познание о Боге и Его воле;

б) веровать в Бога;

в) надеяться на Него;

г) любить Его с совершенною преданностью Его воле, с благоговением или сыновним страхом, как бы не оскорбить Его чем-нибудь. – Старается ли раскрыть в себе эти добродетели?

Вторая заповедь. Не уподобляет ли Богу какого-либо из сотворённых Им существ и не говорит ли о предметах земных, что их «обожает»? – Не считает ли идолопоклонством поклонения пред св. иконами, мощами и не относился ли когда к ним без должного благоговения? – Имеет ли в доме св. иконы Господа Иисуса Христа, особливо распятие Его, также иконы угодников Божиих, носит ли на себе св. крест и старается ли правильно изображать на себе крестное знамение? – Не пренебрегал ли священными вещами, как то: св. водой, просфорами и т.п. – Не уважал ли вещей, раскольниками и еретиками уважаемых, но которые сами по себе того не заслуживают? – Не согрешил ли лицемерием, или притворной набожностью для достижения каких-нибудь земных выгод, не думая об угождении Богу? – Не согрешил ли стыдливостью показаться набожным, напр.: перекреститься, молиться в кругу мирских людей, или защищать славу имени Божия или священные предметы пред людьми нечестивыми, кощунниками и т.п.? – Спаситель говорит: «если кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, то и Сын Человеческий постыдится его, когда прийдет во славе Отца Своего с ангелами святыми» (Лк.9:26; Мф.10:32–33). Не согрешил ли порабощением себя какой-нибудь страсти, как то: пьянству, необузданному сладострастию, корыстолюбию (Кор.3:5 !!!стр. 1115 плф. опечатка?!), гордости (2Сол.2:4)? – Не согрешил ли раболепством духу времени, мирским и модным обычаям с нарушением заповедей Божиих, с потерей чистоты совести и достойного званию христианина образа жизни?

Третья заповедь. Не клялся ли именем Божиим во лжи или хотя и в правде, но в маловажных делах, без нужды, по легкомыслию? – Не употреблял ли в клятве и присяге хитрости и уловок, разумея в мыслях другое, а не то, что говорил словами и что от тебя требовалось? – Не клялся ли каким другим образом, часто, напр.: именем святых, душой своей, жизнью и здоровьем? Господь внушает верующим в Него всегда прямо утверждать истину или отрицать ложь, говорить правду и не говорить неправды; всякое же усиленное посредством какой-либо божбы заверение есть от лукавого (Мф.5:34, 37). – Не принуждал ли кого к божбе и клятве понапрасну и в мелочах? – Не нарушал ли какой клятвы и присяги, и не давал ли какого обета Богу и святым Его, который ещё не исполнен? – Не нарушал ли обещания данного человеку именем Бога, или святых Его? – Не согрешил ли богохульством, или дерзкими словами против Бога? – Не согрешил ли умышленно или неумышленно кощунством, т.е., осмеянием каких-нибудь священных предметов, или слов Св. Писания или обращением их в шутку? – Не согрешил ли презрением к благочестию и людям благочестивым, или насмешками над их благочестием, называя его ханжеством? – Не употреблял ли имени Божия слишком часто, без нужды и без должного к нему благоговения, особенно в шутках, в дурных сказках и песнях? – Не употреблял ли также в подобных случаях имени Божией Матери и святых ангелов и угодников Божиих? – Не призывал ли Бога, а также и святых Его на помощь в дурных делах и забавах?

Четвертая заповедь. Свято ли чтит воскресные и праздничные дни посещением храма, чтением и слушанием слова Божия и других благочестивых книг и соответствующим поведением? – Не оскорблял ли святость воскресных и праздничных дней посещением накануне их зрелищ, увеселительных собраний, играми и т.п.? – Часто ли посещает храм Божий? – Не ходит ли в храм по неволе, или из одного любопытства, а не по сердечному желанию участвовать в общей христианской молитве и сподобиться благодати Божией? – Не согрешил ли неблагоговейным стоянием в церкви на молитве: невниманием к чтению и пению церковному, блуждением помыслов, или суетными разговорами и смехом в церкви и т.п.? – Не оставлял ли, по небрежению или по лености, положенных Церковью молитв утром, вечером, пред принятием пищи и после принятия? – И пред начатием всякого дела надобно испрашивать у Бога благословения и помощи, и по окончании дела надобно благодарить Его за ниспосланную помощь или успех в деле. – Вообще не ленится ли молиться? Молитва есть дыхание нашей души; как тело без воздуха, так и душа без молитвы не может жить жизнью благочестивой. – Соблюдает ли определённые Церковью посты? Постясь телесно, должно поститься и духовно. И тот, кто по немощи естества своего или преклонному возрасту не может содержать во всей строгости телесного поста, – должен поститься пощением духовным, доступным для каждого и состоящим в воздержании от осуждения, в обуздании страстей и греховных наклонностей, в подаянии милостыни тем, коих вся жизнь есть один непрерывный пост. – Не уклонялся ли на долгое время от причастия св. Тайн для очищения души – по нерадению о своём спасении? – С нечистой совестью, без надлежащего приготовления и благоговения, не приступал ли к св. причастию? – Не препятствовал ли кому-либо другому исполнять христианский долг говения и вообще обязательные для каждого установления Церкви? – Не ленится ли трудиться в простые дни (будни)? – Не проводит ли их в праздности, рассеянности, постоянных забавах и пиршествах?

Пятая заповедь. Не согрешил ли непочитанием родителей, неповиновением им, недоставлением им пропитания, особенно в старости и болезни, или непоминовением их в молитвах при жизни их и по смерти? – Не был ли к ним холоден и груб, не обманывал ли их, не бранил ли за глаза, вообще, не оскорблял ли чем и охотно ли всё им делал? – Не согрешил ли чем против тех, которые в различных отношениях занимают для каждого место родителей? – Имеет ли в своём сердце готовую на всякие жертвы любовь к Государю, беспредельное почтение к Нему и всегдашнее повиновение Ему? – Почитает ли и повинуется ли духовным и светским властям? – Любит ли своё отечество, не имеет ли хладнокровия к нему и не изменяет ли ему в чём, ради своей корысти или в пользу другого народа? – Молится ли Богу о сохранении здравия и продолжении жизни Государя и всего Его дома, о ниспослании Ему всех благ, также и о всех имеющих власть, о благоденствии всего народа и отечества? – Не имеет ли ненависти, зависти, гордости и неповиновения против своих наставников, пастырей Церкви и вообще духовного и монашеского чина и не поносит ли их? – Не согрешил ли ропотом, порицанием их, или пересуживанием действий их? – Не согрешил ли неуважением к старшим по достоинству, неблагодарностью к благодетелям за благодеяния? – Не согрешил ли холодностью к родственникам? – Не имеет ли ненависти или зависти к кому из своих родственников? – Не имеет ли ненависти, не допускает ли несправедливости и жестокости (муж) к жене (или жена к мужу)? – Не имеет ли некоторой ненависти или зависти к собственным детям, не делает ли несправедливо между ними различия и предпочтения, и молится ли о них Богу? – Воспитывает ли их в законе и в страхе Божием, внушает ли любовь к Богу, Церкви и её установлениям, Царю и отечеству, ближним, стремление к добру и проч., учит ли чему полезному, или вообще не радеет об их обучении и воспитании? – Не подавал ли им дурного примера своей беседой или жизнью? – Не делает ли им поблажки или не поступает ли с ними жестоко? – Не поступает ли слишком жестоко с своими слугами, учит ли их добру и прилагает ли попечение об их духовном развитии, не заставляет ли делать что-либо противное закону Божию и не подаёт ли им повода к худому? – Не делал ли в угодность родителей или начальников чего противного заповедям Божиим? – Не согрешил ли (начальник, учитель и т.п.) нерадением о благосостоянии и спасении своих подчинённых, попущением им бедствовать, или развращаться, погибать, или жестокими поступками не обижал ли их?

Шестая заповедь. Не умертвил ли кого волей или неволей каким-либо орудием, отравой и проч.? – Не участвовал ли в этом доставлением смертоносного орудия, или советом, укрывательством злодея? – Не истребляла ли (женщина) в себе зачавшегося плода какими-нибудь лекарствами, по нежеланию иметь детей или чтобы скрыть свой плотской грех? – Не попустил ли человеку подвергнуться смерти от потопления, огня, от рук злодея? – Не содействовал ли ускорению чьей смерти, подвергнув его опасным для жизни случаям или болезни? – Притеснением и лишением средств к пропитанию, особенно вдов и сирот и вообще людей бедных, слабых и беспомощных, изнурением сил и здоровья тяжкими работами, худым пропитанием, удерживанием платы и т.п., не доводил ли кого до чрезмерной скорби и преждевременной смерти? – Имея возможность помочь больному, не попустил ли, по своей лени, или небрежности, или нежеланию, или своекорыстию, умереть ему? – Не довёл ли кого преследованием, угнетениями и пр. до самоубийства? – Не советовал ли кому самоубийства? – Не опустил ли случая отвлечь другого от самоубийства? – Не вызывал ли кого на поединок? – Не подстрекал ли кого к поединку? – Разнимает ли ссору и драку? – Не имеет ли вообще расположения к ссоре, драке, буянству и желания мстить? – Не изувечил ли и не изуродовал ли кого побоями? – Наказывая кого по праву, не делал ли того по злости и с излишней жестокостью? – Не убивает ли без нужды животных и не любит ли их мучить? – Не оскорбил ли кого суетным гневом, строптивостью в обращении, злословием, ненавистью, или чем другим, что повергает человека в глубокую скорбь, чем расстраивается его здоровье и сокращается жизнь? – Не убивал ли человека грубым словом, не называл ли диаволом и т.п.? – В настоящее время не имеет ли с кем вражды, или злопамятства? Это надобно оставить: от имеющего вражду и злопамятство Бог не принимает ни молитв и никаких даров. – Ещё важнее грех – убийство души, когда кто научает и поощряет других на дела греховные, или явно соблазнительным примером и словами вводит других в грех. Не согрешил ли в этом? – Не склонял ли кого, особливо простодушного, к отступлению от веры, к расколу, или другому какому греху? – Шестая заповедь, запрещая вообще человекоубийство, вместе запрещает и самоубийство. Не имел ли намерения покуситься на самоубийство? – Если противно человеческой природе и тяжкий грех убивать другого, подобного нам человека, созданного по образу и по подобию Божию, то гораздо более грешно и противно природе убивать самого себя. Жизнь наша принадлежит не нам, а Богу, Который дал её. Среди самых тяжких испытаний нужно помнить, что гораздо большее величие души обнаруживает тот, кто переносит жизненную тяготу с терпением, чем тот, кто постыдно от неё бежит. – К самоубийству относятся и те случаи, когда кто расстраивает своё здоровье совершенной бездеятельностью, особенно пресыщением, пьянством, сладострастием, а также кто не бережётся от простуды, в болезни не лечится у врачей или обращается за врачебной помощью к людям невежественным, и т.п. Не грешен ли в чём-нибудь этом? – Умерщвление души при жизни тела совершается такими грехами, которые навсегда лишают её благодати Божией, таковы: упорное сопротивление истине, ожесточение во грехах, совершенная нераскаянность, отчаяние. Не подвержен ли какому-нибудь из этих грехов? Шестая заповедь, запрещая вредить жизни и благосостоянию ближнего, вместе налагает обязанность:

а) помогать бедным,

б) облегчать состояние несчастных, находящихся в болезни или тяжкой скорби,

в) не только никого не оскорблять ни словом, ни делом, но обходиться со всеми кротко, вежливо, дружелюбно, назидательно;

г) примирять враждующих и самим с гневающимися примиряться;

д) обиды терпеливо переносить, прощать их всем и благотворить даже врагам. Старается ли об исполнении этого?

Седьмая заповедь. Этой заповедью запрещаются все виды любодеяния. Не впал ли в какой из таких грехов? О кровосмешении, мужеложстве, скотоложстве, по апостолу (Еф.5:12; Рим.1:27), срамно бы и говорить; к сожалению, бывают и такие грехопадения; но, вообще, о плотских грехах на исповеди не следует спрашивать всякого без разбора (сн. 1085–1088 и 1089 стр. печатного оригинала), а нужно благоразумно доводить кающегося до того, чтобы сам признавался в своём грехе. – Противны этой заповеди: страстные поцелуи лиц другого пола, похотное осязание, засматривание на красивые лица с вожделением, сквернословие, сладострастные песни, бесстыдные телодвижения, кокетство, услаждение нечистыми мечтами и произвольным похотным разжением. Не грешен ли в чём-нибудь этом? – Этою заповедью запрещается и всё то, что возбуждает страсть и располагает к плотской нечистоте, как-то: роскошь, праздность, пресыщение в пище и питии, особенно пьянство, чтение соблазнительных книг, рассматривание соблазнительных картин, вольное обращение и игры с другим полом, гульбища, соблазнительные зрелища и собрания, пляски, излишнее щегольство с желанием нравиться и прельщать других. Не грешен ли в чём-нибудь этом? – Не помогал ли другим в удовлетворении их плотской похоти? – Не склонил ли других к греху, как то: не соблазнил ли и не развратил ли девицы, особливо обещанием взять за себя, или честной вдовы, не сманил ли жены от мужа, или не расстроил ли их и вообще не любил ли прельщать собой женского пола? – Не развратила (женщина) ли невинного отрока, не расстроила ли мужа с женой и не старается ли собой прельщать? – Кто в безбрачном состоянии, тот вообще должен хранить себя в девстве, чистоте и целомудрии? Никогда не должно забывать, что тела наши суть храмы Святого Духа, живущего в нас, что они освящены таинствами Церкви и что можно ли после сего, как говорит св. ап. Павел (1Кор.6:15), «члены Христовы соделать членами блудницы? да не будет»! – С понятием строгого целомудрия, которое требуется законом Божиим и здравым разумом, не согласна и чрезмерная привязанность, неумеренность в плотском удовольствии (состоящих в супружестве). Не допускал ли чего этого? – Тяжко грешат состоящие в супружестве, когда вступают в плотскую связь с другими. Не согрешил ли в этом? – Не нарушал ли ещё чем супружескую верность и любовь? – Считает ли своей обязанностью заботиться о нравственной безопасности другого супруга (т.е., муж – жены, или жена – мужа)? – Не допустил ли (муж) собственной жены (или не допустила ли жена собственного мужа) до распутства потворством или худым своим поведением? – Христианам особенно предписывается хранить союз любви и верности во образ духовного союза Христа с Церковию. Не нужно забывать, что, при вступлении в брак, даются обеты пред Богом и что Бог поруган не бывает.

Восьмая заповедь. Этою заповедью воспрещается отнятие у кого-либо чего-нибудь явно или насильно, а также присвоение принадлежащего другому тайно и обманом (напр., ложным письменным документом, обмериванием, обвешиванием, обсчитыванием, ложной монетой, продажей худого товара вместо хорошего, при найме и покупке – нарушением условия, безсовестным выманиванием, удержанием платы и проч.). – Не согрешил ли похищением церковного – того, что по преимуществу Божие, т.е., святотатством? – Не похитил ли денег или каких вещей казенных, или общественных – мирских? – Не употреблял ли на свои нужды вещей церковных или общественных? – Не скрывал ли вора? – Не принимал ли чего краденого, или не покупал ли чего иного, зная, что оно краденое? – Не удерживал ли у себя найденных денег, или вещей без объявления о найденном? – Не брал ли процентов, выше положенных законами? – Взяв взаймы, не притворялся ли несостоятельным, чтобы не платить долга? – Не откладывал ли надолго уплатить долг, имея возможность платить скоро? – Не нанёс ли вреда имуществу ближнего чем-нибудь, напр., поджогом, попущением каким-нибудь вещам потеряться, испортиться, или не воспрепятствовал ли выгодам других? – Не продавал ли каких вещей слишком дорого, когда видел, что покупатели имеют нужду, а взять больше негде, напр., хлеб во время голода? – Не брал ли чрезмерно дорогой платы за работу и услугу в случае крайней нужды ближнего и т.п.? – Не травил ли своей скотиной чужого хлеба, поля и проч.? Не согрешил ли (судья или вообще начальник) мздоимством, т.е., не брал ли подарков, и не иначе, как только из-за подарков производил суд и решал дела, часто и не терпящие отсрочки? – По взяткам не извращал ли дела, выставляя правое неправым и наоборот? – За деньги сам не покупал ли себе достоинства и должности? – Не представлял ли подчинённых к наградам не по достоинству, но по родству, просьбам, за подарки, и не обходил ли достойных за их бедность? – Не делал ли неправого, по родству и просьбам, правым? Не лишал ли кого напрасно места по своей власти? – Не препятствовал ли кому в добром деле частном, особливо общественном? – Не ленился ли исполнять взятые на себя обязанности и не исполнял ли их кое-как, небрежно? – Чтобы не исполнять своей должности и службы, не притворялся ли больным или не ссылался на выдуманные семейные обстоятельства? – Не употреблял ли вещей понапрасну, хотя и собственных, на одну роскошь и тщеславие? – Не согрешил ли не сострадательностью к несчастным, немилосердием к бедным, неподаянием милостыни, или помощи нуждающимся в ней? – Заботится ли о больных и несчастных, и вообще помогает ли в нужде тем, кто нуждается в помощи и кому помочь мог? – Не согрешил ли тунеядством, т.е., не притворялся ли больным и бедняком, чтобы не трудиться и жить милостыней, или даром получать жалованье, или плату, и дела или должности не исполнять, как следует? – Не согрешил ли в скупости во вред здоровью своему, или своих домашних, или вопреки законному приличию? – Не расточал ли своего имущества излишней роскошью, пьянством, игрой в карты, вообще беспорядочной жизнью? – Старается ли употреблять в пользу ближних данные от Бога таланты, как то: способствует ли к их просвещению в истинной вере и законе Божием, к обращению заблудших на путь истины, к утешению в несчастиях и к поданию им полезных советов? – Восьмая заповедь, запрещая сказанные грехи, предписывает противоположные им добродетели:

а) бескорыстие,

б) верность,

в) справедливость,

г) милосердие к бедным,

д) содействие выгодам и благосостоянию других по возможности. Старается ли воспитать в себе эти добродетели?

Девятая заповедь. Не клеветал ли на кого в суде, пред начальством и родителями? – Не скрывал ли истины пред судом, начальством, родителями, особенно, когда сего требовали под присягой и целованием евангелия и креста Господня? – Не открывал ли истины во вред другому исключительно из-за злости? – По вражде или неосновательному подозрению, не разглашал ли чужих пороков и слабостей в обществе, чтобы чернить доброе имя и честь ближних? – Не имеет ли расположения подслушивать, подсматривать, наушничать? – Не любит ли слушать наговоры и по ним судить о людях? – Не переносит ли сплетен из дома в дом и не распространял ли в обществе выдуманных кем бы ни было вестей, особенно вредных? – Не любил ли ссорить людей, наговаривая одному на другого? – Не любит ли резко отзываться о других, пересмеивать их и толковать в худую сторону слова и поступки их? – Не имеет ли кого в подозрении относительно чистоты его жизни? – Осуждая кого в мыслях или на словах с уничижением за какие-нибудь слабости, себя не считал ли лучшим других? – Осуждающий предвосхищает право суда, которое принадлежит только одному Богу и начальству, и тем оскорбляет Бога. Видя и слыша о грехах другого, должно озираться на собственную жизнь свою, стараться исправить согрешающих и молиться Богу о них и об избавлении себя от грехов? – Не любит ли другим льстить – в глаза их хвалить, а за глаза осуждать? – Не лицемерит ли и не притворствует ли в своём поведении, делая добро только на показ перед людьми, а не по совести перед Богом? – Не почитает ли и не называет ли чужих добрых дел худыми, напр., набожность – лицемерием, фарисейством, коварством и проч.? – Этой заповеди противны: разные пересуды, двоедушие, сплетни, насмешки, остроты на счёт других, непристойные шутки, – особенно злонамеренное ябедничество, лицемерное обращение с другими, лесть и пресмыкательство пред высшими, суетная болтливость, вообще всякое празднословие (Мф.12:36). Не согрешил ли в этом? – В противоположность этим грехам, девятой заповедью предписываются добродетели: прямодушие, искренность, простота, верность, правдивость, уважительность, степенность, осторожность в словах и благоразумная молчаливость, охранение, защищение чести и доброго имени ближних. Старается ли иметь эти добродетели?

Десятая заповедь. Не завидует ли кому в чём, особливо в духовных дарованиях? – Не радуется ли несчастию другого? – Не желает ли кому зла, болезни и смерти? – Не досадует ли, видя другого в счастьи? – Не домогается ли усиленно почестей для себя от других, угодливости и лести? – Не презирает ли своих ближних, считая себя лучше и достойнее других? – Не любуется ли сам собой и не хвалится ли своими дарованиями, познаниями, заслугами и добродетелями, явно или хитрым образом? – Десятой заповедью запрещаются худые желания и неразлучные с ними помыслы, противные любви к ближним, потому что:

а) худые желания и помыслы, оскверняя душу, делают её неблагоугодною Богу (Притч.15:26);

б) от них, как от семян, происходят дела греховные (Мф.15:19; Иак.1:14–15). Старается ли подавлять в себе всякого рода худые пожелания и помыслы? – Корень всех греховных мыслей, желаний и порождаемых ими действий есть самолюбие. По превратному направлению трёх главных сил нашей души – ума, воли и сердца, ищущих себе удовлетворения, вместо Бога, в области чувственной жизни, самолюбие проявляется в мечтательном многоведении, самопревозношении или гордости, в своекорыстии и плотоугодии, от которых, как родоначальниц, происходят все прочие страсти, греховные мысли, желания, слова и дела, со всеми их последствиями – болезнями душевными и телесными, и смертью временной и вечной. Плотской похоти противополагаются: воздержание, целомудрие, скромность в словах и поступках, чистота сердца; своекорыстию противоположны: бескорыстие, нестяжательность, щедрость, милостыня; гордости противоположно смирение – основание всех добродетелей; самолюбию противополагается чистая любовь с самоотвержением, – душа всех добродетелей, верх нравственного совершенства; отсюда происходят разные добродетели. Старается ли приобретать эти христианские добродетели?

Заключительные вопросы. Не припомнит ли ещё каких грехов? – Не извиняет ли и не оправдывает ли худых своих дел? «Не уклони сердце» своё «в словеса лукавствия непщевати вины о гресех», учит св. Церковь. – Старается ли избегать случаев ко греху? – Оставил ли те грехи, в которых прежде каялся и в которых обещал исправление? – Имеет ли сердечное желание и твёрдое намерение впредь избегать тех грехов, в которых теперь покаялся? – Не тяготит ли, не тревожит ли ещё что-нибудь совесть?

[Напоминание священ., I ч., 251–268 стр.; Смол. Е.В. 1866, 3; Влад. Е.В. 1873, 5; Таинства Православной Кафол. Восточ. Церкви (Немецкий перев. с паралл. славян. текстом), прот. А.Мальцева, прилож., 48–63 стр.].

II. Вопросы на исповедь отроков645

После «Се чадо Христос невидимо стоит«. Знаешь ли: »Верую», "Отче наш» и 10 заповедей? Знаешь ли ещё какие молитвы (в особенности молитву Иисусову: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго)? Молишься ли Богу утром и вечером и призываешь ли имя Божие с благоговением при начале всякого дела? Не произносишь ли имени Бога напрасно, небрежно, в шутках, особенно не подтверждал ли лжи своей божбой? Не ленился ли в дни воскресные и праздничные ходить в церковь, и не проводишь ли дней этих грешнее, чем будние? Почитаешь ли и не оскорблял ли чем-либо своих родителей – непослушанием, прекословием? а также священников, начальников, наставников и вообще старших себя? Не обидел ли кого в ссоре, драке и не зашиб ли кого? Не бил ли без причины животных? Не бранил ли кого особенно скверными словами? Не ленишься ли учиться или вообще заниматься своими делами, и не любишь ли предаваться праздности? Не украл ли, не затаил ли, не отнял ли у кого какой вещи? Не осуждал ли кого, или не говорил ли о ком неправды, не лгал ли и не обманывал ли? Не завидовал ли кому в чём, и не желал ли кому какого зла? Не имеешь ли против кого злобы и ненависти? Всё это запрещал Господь Бог ещё в ветхом завете. Господь Иисус Христос дал нам новые совершеннейшие заповеди. Он говорит: блажени нищии духом, т.е., смиренные сердцем. А ты не любишь ли гордиться и хвастаться своими способностями, красотой или происхождением? Спаситель учит: блажени плачущии, т.е., о грехах своих. А ты, когда согрешал, сожалел ли об этом и желал ли скорее покаяться, чтобы более не повторять этого греха? Господь наш учит нас быть кроткими… А ты не бываешь ли гневлив, сердит и раздражителен? Блажени алчущии и жаждущии правды… А ты часто ли думаешь о том, чтобы быть в числе оправданных Господом, стать некогда одесную Его и стараешься ли для этого украсить себя добродетелями? Помогаешь ли в чём нуждающимся, когда можешь? Подаёшь ли милостыню? Прислуживаешь ли больным, когда представляется случай? Бываешь ли ласков с низшими, утешаешь ли печальных, словом – стараешься ли быть милостивым, по заповеди Господа: блажени милостивии яко тии помиловани будут. Господь сказал ещё: блажени миротворцы… А ты прощал ли оскорблявших тебя, и просил ли прощения у тех, кого сам обижал? Блажени чистии сердцем… А ты не допускал ли в сердце своё желаний срамных, и не услаждался ли мыслями о срамных делах? Не совершил ли даже на деле какого-либо страшного греха? Не имеешь ли ещё сказать чего, что тяготит твою совесть? Не стыдись и не бойся каяться, а стыдись грешить, и бойся на Страшный суд явиться нераскаянным! Теперь Судия твой, Господь Иисус Христос, – Судия милостивый, не желающий «смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему». Скажи же, не помнишь ли ещё каких за собой грехов, о которых я не спрашивал? Теперь благодари Господа, сподобившего тебя покаяться, и после сего старайся жить лучше прежнего, не повторяй прежних грехов, старайся не только не оскорблять Бога нарушением заповедей Господних грехами, но и угождать Богу добрыми делами, какие только можешь делать (Изв. по К.Е. 1874, 7; Волог. Е.В. 1874, 19; Мин. Е.В. 1874, 17; Вят. Е.В. 1875, 5; Самар. Е.В. 1876, 4).

III. Вопросы на исповедь малолетних

Читаешь ли ежедневно какие-либо молитвы и когда? Со вниманием ли читаешь молитвы, или, читая их, думаешь не о Боге, а о чём-либо постороннем? Призываешь ли Бога в помощь при начатии всякого твоего дела? Как полагаешь на себя крестное знамение, истово ли, или небрежно? Приуготовляешь ли себя к полезной трудовой жизни? Почитаешь ли за грех жить праздно? Учишься ли ты прилежно? Почитаешь ли родителей своих и не противишься ли им? Слушаешься ли старых и с ними учтиво ли обходишься? Не упрямишься ли и не имеешь ли той дурной привычки, чтобы всё на своём поставить? Не сердишься ли? Не бранишься ли? Не ссоришься ли сам, или других с кем не ссоришь ли? Не лжёшь ли? Не божишься ли напрасно? Не переговариваешь ли, или не пересмехаешь ли кого, особенно старших? Не завидуешь ли кому в чём? Думаешь ли, что человек больше украшается разумом или добродетелью, нежели хорошими уборами? Не упился ли когда? Ежели есть у тебя твои деньги, не теряешь ли их на лакомство или на другие какие-либо безделицы? Не взял ли какой-либо чужой вещи без спросу? Не бил ли напрасно какого-либо домашнего животного? Не смеялся ли в церкви? Предаваясь каким-либо играм и забавам с малолетними своими сверстниками, не ссорился ли с ними, не обманывал ли их, не обижал ли слабых? Не сделал ли ты чего-нибудь такого, чего не сделал бы или стыдился и боялся делать при свидетелях, особенно при родителях? Если сделал, то что же это такое? (Напоминание священ., 1 ч., 277–278 стр.; Влад. Е.В. 1873, 6).

IV. Вопросы на исповедь священников

Всегда ли имеешь в твоих мыслях данную тобою пред Богом присягу при вступлении в сан священника? Заботиться ли, как клятвенно ты обещался пред Богом, проходить священническое твоё служение согласно с словом Божиим, с правилами церковными и указаниями начальства, и считаешь ли первым и главным твоим делом – попечение о спасении душ, тебе вверенных? Не отказывал ли находящимся в смертной опасности в исповеди, причастии или крещении, из опасения самому подвергнуться опасности, или по нерадению? Во время господствующей заразительной язвы всегда ли готов был, как добрый пастырь, положить душу за овец своих? Не разрешил ли на исповеди и не допустил ли до причастия св. Таин тех, которые оказались неверующими, упорными и нераскаянными грешниками? Охраняешь ли вверенные твоему попечению души от всякого рода заблуждений в вере, от ересей и раскола, и явным корыстолюбием и вымогательством не подал ли повода кому из твоих прихожан уклоняться в раскол или ересь? Стараешься ли заблуждающихся вразумлять и обращать на путь истины? От твоего нерадения не происходит ли незнания веры и закоснения во грехах в приходе твоём? Все ли твои прихожане знают наизусть и правильно необходимые молитвы и главные догматы православной веры? Не оставлял ли ты, по небрежению и лености, в воскресные и праздничные дни прихожан твоих без богослужения? Учение веры сам содержишь и другим преподаёшь так ли, как учит св. Православная Церковь, и не дозволяешь ли себе в учении веры произвольных толкований и наставлений не по разуму св. отцов? Не обличал ли в проповедях чьи-либо грехи так, что можно было узнать в них лицо, о котором шла речь? Не ищешь ли в твоём проповедании удовлетворения тщеславию, а не пользы ближнего? Занимаешься ли чтением Св. Писания и св. отцов и других книг душеполезных? Не имеешь ли пристрастия к чтению книг, питающих только праздное любопытство, и особенно развращающих сердце, ум и воображение? Всегда ли совершаешь богослужение и таинства со тщанием и благоговением, помня, что «проклят всяк, творяй дело Божие с небрежением», и не торопишься ли, при совершении их, без нужды и с нарушением благоговения и приличия? Не вводил ли в богослужение каких-либо произвольных изменений? Не совершал ли когда-либо священнослужения в нетрезвом виде и какое именно? Не приступал ли к Божественной литургии без надлежащего приготовления, редко очищая совесть исповедью и не возбуждая в себе сокрушения сердечного, особенно находясь в гневе, или другого приведши в гнев? Стараешься ли молитвы во время совершения богослужения и треб, особенно на Божественной литургии, читать со всяким усердием, вниманием и самособранностью? Всегда ли исполняешь молитвенные правила, назначенные Церковью, пред служением литургии? Со всем ли должным вниманием совершаешь заклинательные молитвы при крещении или не оставляешь ли их почему-либо? По нерадению твоему, не умер ли больной без напутствования св. Тайнами или младенец без крещения? Не тяготился ли ты исповедью кающихся и не выражал ли ты этого словом и видом своим? Не нарушил ли тайны исповеди? Не притеснял ли прихожан при исправлении треб, особенно за исповедь и причастие св. Таин, вымогательством платы от них, и не отказывался ли безвозмездно преподать св. Таинства бедным, не имеющим что-либо дать, или не отказывался ли без платы погребать бедных умерших? Не выдумывал ли ложных чудес и видений? Не ропщешь ли против властей, над тобой поставленных, и не злословишь ли их, а паче Архиерея, не распространяешь ли худых слухов и не осуждаешь ли дел и распоряжений его и не стараешься ли как-нибудь вредить ему? Ради честолюбия или ложного стыда, или боязни, или ради корысти и других нечистых видов, не нарушал ли своих обязанностей? Стараешься ли в твоей жизни, в твоём семействе, в распоряжении твоими домашними делами устроить так, чтобы служить добрым примером для твоих прихожан? Не любишь ли следовать в твоей жизни моде и пустым обычаям мирским? Не имеешь ли пристрастия к играм, мирским зрелищам и пирам? Не ходил ли без нужды в корчемницу? Не внушал ли твоим прихожанам сделать ложную присягу в пользу себя и других? При исполнении особых поручений от начальства, сохранял ли всегда тщание, верность и правдолюбие? И всемерно старался ли открывать, охранять, и начальству представлять то, что справедливо и что к охранению общего и частного блага начальству знать нужно? Церковные суммы не тратил ли на нужды свои и причта? Не брал ли воска, елея или другой какой-либо священной вещи из церкви, как похититель? Не обращал ли не по праву исключительно в свою пользу причтовых доходов деньгами или какими-либо предметами, в виде холста и т.п., и всегда ли по закону делил братские причтовые доходы? Не входил ли в храм Божий без должного благоговения, не вступал ли в алтарь без поклонения пред св. престолом? Не дозволял ли себе в храме худых и ругательных слов и вообще неблагоговейного обращения с святыней храма и алтаря? Не совершал ли таинства, особенно литургии, по содеянии греха смертного и не раскаясь в нём? Не опускал ли без нужды Божественной службы во дни воскресные и праздничные? Не подавал ли соблазна прихожанам излишним употреблением питий, нарушением поста, пьянством, плясанием, играми какими или другим чем-либо? Не молчал ли из малодушия, когда нарушались законы Божии вверенными твоему попечению и подчинёнными твоими и когда долг требовал говорить? Всегда ли проявлял отеческое попечение о подчинённых тебе, заботился ли о них, не был ли скор на гнев и медлителен на милость, заботился ли более об исправлении, чем о наказании? Не знаешь ли сам за собою какого-либо греха против твоих священнических обязанностей?646 (Напомин. свящ., 1 ч., 272–276; Влад. Е.В. 1873, 4; см. также Рук. д.с.п. 1860, 9, 13, 19, 21; Ц.Вед. 1902, 14).

V. Вопросы на исповедь диаконов и псаломщиков

Всегда ли ты относился с должным повиновением и почтительностью к настоятелю прихода, не злоупотреблял ли его добротой или какими-либо его слабостями? Не позволял ли себе, тайно или явно, делать каких-либо распоряжений в пределах прихода, без ведома настоятеля и в корыстных или вообще недостойных видах? Не уклонялся ли (диакон) от диаконского участвования в богослужении вообще и в служении литургии в частности; не предпочитаешь ли, лености ради, служить на литургии без должного приготовления и с уклонением от приобщения св. Таин, измышляя благовидные оправдания своей лености и небрежению? Участвуя, соответственно твоему сану и положению, в совершении богослужения и требоисправлений, особенно в божественной литургии, всегда ли стараешься возглашать и выполнять положенное тебе по церковному чину с должным благоговением, вниманием и усердием? Не ропщешь ли против властей, над тобою поставленных, не злословишь ли и не клевещешь ли на них? Не распространяешь ли худых слухов о своём настоятеле, не осуждаешь ли дел и распоряжений его, не стараешься ли как-нибудь вредить ему? При исполнении особых поручений от настоятеля своего и даже от высшего начальства, как например при обучении в школе грамоте или церковному пению, всегда ли проявлял должное усердие и добросовестность? Не уклонялся ли по лености от соответственного участия в богослужении и отправлении треб? Не послужил ли в соблазн прихожанам или кому-либо другому, своим невоздержанием в пище и питии, несоблюдением установленных церковью постов, плясанием или другим чем-либо и т.п.?647 (Ц.Вед. 1904,14).

VI. Вопросы на исповедь жены священника

Ведёшь ли добрую христианскую жизнь, начиная и оканчивая каждый день молитвой, совершая её благоговейно пред обедом и ужином и после оных, пред началом и при окончании всякого доброго дела? Приучаешь ли с измала к тому же и детей своих? Соблюдаешь ли приличествующую жене пастыря церкви скромность, благоприличие и степенность во внешнем поведении, в одежде, в обращении с мужем, с детьми, с прислугой, с прихожанами? Читаешь ли сама душеполезные книги, приучаешь ли к тому детей, внушаешь ли в благоприятных случаях то же самое прихожанам твоего мужа, особенно женского пола? Вступаешь ли, как это прилично матери и жене пастыря церкви, в душеполезные беседы с своими детьми, а также при случае с прихожанами особенно женского пола? Приходишь ли к ним на помощь в их скорбях и действиях, посещаешь ли их в потребных случаях для утешения и ободрения? Служишь ли для них добрым примером в целомудрии, воздержании и благочестии; соблюдаешь ли посты, присутствуешь ли в воскресные и праздничные дни при богослужении? Оберегаешь ли себя от всего, что унижало бы твоего мужа, как пастыря церкви, и служит не к чести его дома? Помогаешь ли ему вести жизнь, достойную его звания и положения? Не потворствовала ли когда каким-либо слабостям мужа, не наталкивала ли на проявление их вместо того, чтобы противостоять им и искоренять их? Если замечала когда, недостойное поведение в муже, при отправлении им его священных и церковных обязанностей, особенно при совершении литургии, если видела в нём склонность к нетрезвой жизни и другим порокам, восставала ли против всего этого? Своим легкомыслием, склонностью к суетной мирской жизни, не ослабляла ли в муже пастырской ревности? Всегда ли стараешься быть женой доброй, заботящейся о порядке, мире и спокойствии в доме, не подаёшь ли иногда повода мужу отвлекаться от его священных обязанностей, своим небрежением о душе и домашнем хозяйстве, беззаботностью о детях, грубым и злобным обращением с мужем и с домашними, не наводила ли мужа на какой грех? Не знаешь ли ещё каких-либо грехов за собой?648 (Ц.Вед. 1904, 14).

VII. Вопросы на исповедь высоких духовных особ

Увещание. Я, грешный пастырь, не судия, чтобы судить тебя, но тобою избранный свидетель пред Богом. Наш Судия Господь Иисус Христос, пред Ним открой тайны сердца твоего, покайся.

Вопросы. Во святые дни поста и молитв к Богу, даровал ли Он тебе узреть свои прегрешения? Так ли веруете в Триединого Бога, как научили Пророки, Апостолы и святая наша Церковь? Ходите ли в присутствии Божием, как Давид, всегда видевший Господа, и как Апостолы, чувствовавшие живущего Христа в сердцах своих? Живёте ли по святой воле Христа и по примеру Его святой жизни, какову имеете совесть пред Богом, чисты ли ум и воля, мысли и желания, чиста ли память и воображение; не согрешили ли чувствами: зрением, вкусом, осязанием, слухом, обонянием или языком, или руко/, или как иначе? Прилежно ли упражняетесь в чтении Св. Писания, какие предметы более занимать могут ум ваш, небесные или земные, не любите ли чего мирского паче Творца? Не заметили ли в душе своей идолов: самолюбия, гордости, тщеславия, корыстолюбия, сластолюбия, или прихотливости, старались ли победить сих врагов, усердно ли молитесь Царю Небесному об очищении от скверны? Не призывали ли Святое Имя Божие всуе, верно ли и по совести исполняете присягу, данную пред Богом царю и отечеству? На поприще служения Церкви и отечеству всегда ли действовали к славе Божией и к пользе ближнего? Точному исполнению обязанностей не мешали ли вам своя воля, своя слава, своя выгода, или самолюбие, или гнев, или леность, или зависть? Не случилось ли нарушать правду, или изменить истине из страха человеческого, из страха царям и владыкам? Не случилось ли из человекоугодия, или по каким-либо побуждениям, действовать вопреки законов Божиих и чистой совести, или не случалось ли молчать, когда нарушаются оные подчинёнными вам и когда обязанности требовали говорить? Всегда ли имели отеческое попечение о подчинённых своих, заботились ли о них как о детях и защищали их от бед, снисходили ли их слабостям и недостаткам, старались ли узнавать их нужды и облегчать виновного и слабого, не были ли скоры на гнев и медленны на милость, старались ли более исправлять, нежели наказывать? Всегда ли соблюдали правду при избирании на степени служения и при наградах за заслуги и ходатайстве за подчинённых, лучшие из них не были ли унижены пред худшими? Всегда ли со строгой разборчивостью были приемлемы вами отзывы или доносы на подчинённых, не случалось ли предавать немощного в руки сильного? Не имеете ли ещё каких особенных грехов, противных любви к Богу, ближнему и самому себе? (Напоминание священ., I ч., 269–271 стр.).

Святителя Димитрия исповедание грехов, глаголемое пред иереем от лица кающегося

Исповедаюся Господу Богу Вседержителю, в Святой Троице славимому и поклоняемому, Отцу и Сыну и Святому Духу, и Преблагословенной Приснодеве Богородице Марии, и всем святым (сн. 8 прим. на 1074 стр.), и тебе, честный отче, всех моих грехов, ихже зле содеях, мыслью, словом, делом, и всеми моими чувствы, яко во гресех зачахся, во гресех родихся, во гресех воспитахся, и во гресех по крещении даже до сего часа пожил есмь. Исповедую такожде, яко согреших зело гордостью, тщетною славою, превозношением тако очес, якоже и одежды и всех деяний моих, завистью, ненавистью, возжелением тако чести, якоже и сребролюбия, гневом, печалью, ленивством, чревоизлишеством, вожделением содомским, святотатством, неправедною клятвою, прелюбодеянием, татьбою, граблением, всяким видом любодеяния, нечистотами всесквернейшими, пиянством, объядением, разглаголанием праздным, плотским похотением, лобзанием и осязанием нечистым и родительными уды моими, умным убийства желанием, в вере, надежди и любви, всегдашним и тела и крови Господни недостойне восприятием, во увещаниях и ласкательствах лукавых, неведением, небрежением, в поползении даемых и приемлемых даров, в творении лихвы, в начальстве злым строением вещей церковных, недостаточным милостыни поданием, ожесточением ко убогим, во странноприятии и угощении нищих, во утеснении домочадцев, мне порученных, непосещением болящих, по заповеди Евангельской, и в темнице сущих, непогребением мертвых, неодеянием убогих, ненасыщением алчущих, ненапоением жаждущих; днем праздничным Господним и святым угодникам Его почитания, должные чести и празднования невоздаянием, и нетрезвенно и часто в тех пребыванием; согласием старейшине на злое, не помоществуя пред ним, ниже утешая требующих, но и паче вреждая; сильных старейшин и начальников оклеветанием и хулением, и другом благодетелем моим веры несохранением, и должного повиновения неисполнением, на зверское и скотское совокупление нечистые совести взиранием; гордым в церковь Божию хождением, стоянием, сидением и возлежанием, и неподобным из неё исхождением, и праздным в ней глаголанием, беззаконным деянием, скверным с прочими собеседованием, сосуды священные и святое служение нечистым сердцем и скверными руками осязанием, молитвы и псалмопения, и звание Божие нерадиве в церкви Божией творя, помышлением всезлейшим, размышлением и поучением развращенным, и мнением ложным, осуждением неразсудным, согласием злым и советом неправедным, вожделением и услаждением скверным, во словесех праздных, излишних, нечистых и досадительных; во лжах, в прельщениях, в клятвах многоразличных, в непрестанных оклеветаниях, свары и раздоры разсевая, прочим насмеваяся, в глумлении праздном, в прении, в лести, в лукавстве, в шептании, в суетной и тщетной радости, и во всех злых языка роптанием и хулением, шутованием, смехотворением, заспанием, злоглаголанием, укорением, сквернословием, наруганием, лицемерием, бдением Богу противным, похотением телесным, блудными помышлении, во услаждениях нечистых и согласием диаволу, преступлением, заповедей Божиих, небрежением моего предложения в любви, яже к Богу и ближнему, зрением, слухом, вкусом, обонянием, осязанием похотным и нечистым, и во всех помышлениях, глаголаниях, изволением и деянием погибох; понеже в сих и прочих всех беззакониях, елика аще немощь человеческая противо Господа и Создателя своего, или помышлением, или словом, или делом, или услаждением, или вожделением согрешити может, аз согреших, и повинна себе пред лицем Божиим паче всех человек познаваю, и исповедую сих всех и иных бесчисленных моих многих грехов, яже сотворих волею и неволею, ведением и неведением, сам собою и чрез других кого, или соблажнением брата моего, и яже множества ради воспомянути и познати я до себе невозмогох, а елика памятовах, та изрекох, о всех сих изреченных, и беспамятства ради за множество и неизреченных, каюся и жалею, и повинна себе Господу Богу моему быти представляю; и сего ради смиренно молю Пресвятую и Преблагословенную Деву Богородицу, и вся небесные силы, и всех святых угодников Божиих и тебе, честный отче, иерею, пред ихже присутствием сия вся исповедах, да в день судный будете ми свидетели противу диавола, врага и неприятеля рода человеческого, яко сия вся аз исповедах; и да помолитеся о мне грешнем Господу Богу моему, и прошу тя, честный отче, яко имущего таковую власть, данную тебе от Христа Бога, во еже исповедавших разрешати, отпущати и оставляти грехи, да разрешиши мя от всех сих, ихже изглаголах пред тобою, грехов моих, и очистиши ми вся, и простиши, и епитимию подаси ми за вся моя согрешения; жалею бо истинно о моем согрешении, имам волю каятися, и впредь елико возможно через Божескую помощь блюстися. Прости мя, отче святый, и разреши; и помолися о мне грешном. Аминь. (Напомин. священ., I ч., 279–282 стр.) Сн. 1065–1066 стр. печатного оригинала.

Исповедь глухих, немых и проч.

Глухонемые необходимо допускаются к исповеди и св. причастию.649

Хотя в старинной практике нашей Церкви на случай исповеди глухонемых и существовал особый устав, которым устранялась здесь необходимость исповеди мимикой, и разрешение глухонемого становилось в зависимость просто от явления его (в подобающем настроении) на исповедь и совершения над ними её последования; но с устранением (со времени Никона) указываемого устава пришли к тому заключению, что и при исповеди глухонемого разрешение грехов должно даваться не иначе, как только при исповеди такого лица, если не словами, то по крайней мере мимикой (Таин. испов., А.Алмазова, 2 т., 22–25, 448–449 стр.). В настоящее время, как это, обыкновенно, принято в нашей практике, если глухонемой (а равно и больной, лишённый употребления языка) не грамотен, то он объясняет священнику, как может, свою греховность посредством знаков650, более или менее общепонятных. Заручившись особенным вниманием и терпением, наблюдая по наружным признакам и жестам внутреннее состояние исповедывающегося глухонемого, священник может удовлетворительно исполнить свой долг, тем более, что общий нравственный облик исповедывающегося должен быть известен ему, как доброму и внимательному пастырю.651 Если же глухонемой умеет писать, то он может изложить, как умеет, свою исповедь на бумаге и представить священнику, который, прочитав её, должен в присутствии самого исповедывающегося сжечь: это необходимо как для успокоения совести исповедующегося, так и во избежание разных случайностей, в роде того, напр., что записка может попасть в руки постороннего лица. Может также глухонемому или немому, умеющему читать, священник предложить печатные или писанные вопросы и требовать, чтобы он, по прочтении каждого вопроса, дал ответ каким-либо знаком утвердительным или отрицательным.652 Само собою понятно, что при этом могут оказаться нужными опять-таки объяснения посредством жестов.653 Βо избежание какого-либо соблазна для других, нужно исповедывать глухонемых не в присутствии сторонних лиц; иначе мимический способ объяснения духовника с глухонемыми или немыми может вызвать смех в других исповедниках, или же такой способ объяснения духовника с глухонемыми и немыми может обнаружить тайну исповеди последних. Коль скоро тем или другим из указанных способов исповедь будет совершена654, глухонемой допускается к св. причастию в обычном порядке, за исключением случаев, когда недопущение к св. причастию вызывается тяжкими грехами (сн. об этом ниже) и является результатом пастырской предусмотрительности (Ц.В. 1889, 11; Рук. д.с.п. 1888, 12; Напоминание свящ., 58 стр.).

Посредством знаков, в случае крайней нужды, исповедуются и говорящие на неизвестном духовнику языке (Практ.Рук., 203 стр.). Эти лица не обязаны исповедываться чрез переводчика, но в случае сомнения относительно нравственного состояния кающегося, духовник должен обязать говорящего на неизвестном ему языке взять переводчика для совершения исповеди. Этот переводчик обязан хранить тайну исповеди, как и сам духовник, а потому и следует обставить исповедь так, чтобы личность исповедующегося была сокрыта от переводчика.655 (Напоминание священ., 58 стр.; Забелин, 195 стр.).

Слабоумные от природы, а тем более идиоты и кретины суть те же дети, у которых вследствие болезненного состояния организма не развито сознание, а потому следует исповедывать их так же, как и малых – семилетних детей, т.е., ограничиваясь самыми простыми вопросами, а совершенно непонимающих можно причащать св. Таин даже без исповеди656, как и детей, не достигших семилетнего возраста (Рук. д.с.п. 1888, 12; см. также Ц.В. 1892, 4).

Духовник во время исповеди

Во время исповеди, постоянно имея в уме, что «Христос невидимо стоит, приемля исповедание» кающегося, духовник должен то же внушать и всякому исповеднику, стараясь в нём возбуждать и поддерживать страх Божий собственным примером; бесстрашие и неблагоприличное поведение священника во время исповедания разрушительным образом действует на души кающихся. Слушая и спрашивая, при увещании, наставлении и обличении, духовник должен всегда неизменно сохранять крайнюю снисходительность, кротость и нежную любовь, приличную ученику Вечной Любви, во имя Которой он совершает суд совести грешника. Ни при исповеди, ни после исповеди священник не должен быть гордым, суровым и тяжким для своих духовных детей.657 Он не должен употреблять ни одного резкого, сурового слова там, где может подействовать слово любви; не должен быть гордым и тонким лицемером, но обязан постоянно помнить, что он, как грешник, имеет всегда нужду в благодати Божией для отпущения грехов своих; в продолжение исповеди должен сколько можно чаще возносить к Богу мысли и сердце с молитвою, чтобы Он послал Духа Святого, как ему, так и кающимся. Священник должен знать, что он не судия кающемуся, но только свидетель покаяния его и слуга, определённый исключительно на то, чтобы служить спасению человеческому (2Кор.4:5), что человек согрешающий единому Богу согрешает (Псал.50:6) и кающийся от единого Бога приемлет прощение (Мк.2:7), священник же есть только орудие, чрез которое действует Бог; должен всегда помнить священник, что власть его духовная, а не мирская, что она состоит в служении, а не в господствовании (Mф.20:25–27), а потому должен «употреблять её со всяким смиренномудрием и слезами (Деян.20:19), со всякою тихостью (2Тим.2:24–25), к созиданию, а не разорению»658 (2Кор.13:10). Посему следует не гордится священникам, а «молитися Господу об исповедавшихся и болезновать сердцем день и нощь, дóндеже вообразится в них Христос» (Гал.4:9). (Кн. о должн., 109 §; Паст. Бог., 74, 135 §; Напоминание священ., 92 стр.). Когда священник узнает внутреннее состояние кающегося чрез собственное ли его признание, или чрез испытание посредством вопросов, должен предложить ему наставление сообразно состоянию совести и убедить его, чтобы он постарался быть иным, новым человеком, добрым христианином.659

О разрешении и запрещении

Духовный суд в таинстве покаяния оканчивается разрешением или запрещением кающегося, смотря по состоянию его совести и свойствам его покаяния.

Служитель тайны для спасения грешника имеет власть не только прощать, а и удерживать грехи (сн. 3 прим. к 1049 стр.). Конечно, священнику приятнее разрешать, нежели отказывать в разрешении, и лучше отвечать Богу за излишество снисхождения, нежели за чрезмерную строгость, но он должен поступать при этом не по своему произволу, не по состраданию или ненависти, а согласно существующим относительно этого церковным правилам. Священники не должны давать разрешения каждому исповеднику, так как иному необходимо бывает отказать в разрешении (см. Напомин., 222 стр.). Грешник иногда не способен бывает принять разрешение грехов, по упорному отвержению действий Духа благодати (Мф.12:31–32), хотя Господь не хочет смерти грешника и ожидает его обращения на путь правды. Итак, если грешник возлюбил много, много и прощать ему можно (Лк.7:47); если же он даже утешается своими беззакониями, то служитель тайны, смотря по свойству грехов его и по степени пристрастия к ним, должен – или удержать его разрешение до времени и требовать дел покаяния, – или обязать его принесть, по разрешении, плоды, достойные покаяния и христианской совести. Таково значение Богоустановленной власти вязать и решить. Так должно быть и по ясным словам Господа (Мф.18:17). Так должно быть и по учению (2Сол.3:6, 14; 1Кор.16:22) и по примеру Апостолов (1Тим.1:19–20; 2Кор.12:20–21; 13:2) (Догм. Богосл., Епископа Иустина, 391 стр.; см. также Ц.Вед. 1907, 5; сн. 3 пр. на 1070 стр.).

Пастырю не должно никогда забывать, что несправедливое решение или связывание совести кающихся есть не только злоупотребление властью, но может во зло обратиться для души грешника. Разрешить душу недостойную, вместо того, чтобы связать её, значит дать волю её страстям, порокам, утвердить её во грехе; напротив, связать душу, достойную разрешения, значит подвергать её казни или незаслуженной, или неудоботерпимой и убивать её духовно. Поэтому надобно быть священнику чрезвычайно осторожным в этом случае, дабы избежать опасности или строгостью наказания привести в отчаяние истинно кающегося, или излишним и неуместным снисхождением подать беспечному повод беззаботно продолжать греховную жизнь. При разрешении или запрещении кающихся священник должен брать во внимание качество греха и готовность кающегося грешника к исправлению (VI, 102). Ветхозаветным священникам было повелено внимательно рассматривать различие между проказою и проказою (Лев.13). Так и новозаветные пресвитеры должны внимательно «рассуждать между грехом и грехом», насколько опасна в кающемся душевная зараза, глубоко ли она проникла во внутренность души, широко ли по силам её и чувствам разлилась, изменился ли образ Христов, который должен быть в истинном христианине (Гал.4:19), лишилась ли жизненных соков, т.е., благодати Пресвятого Духа, которой живёт душа; потому что одни грехи – меньшие, другие – большие, одни – простительные, которые благодати Духа Святого не лишают (1Ин.1:8 и пр.; Рим.8:1), другие – смертоносные (Рим.8:13; 1Кор.6:9–10; Гал.5:19–21). Так разделяются грехи по источникам, из которых происходят по мере участия в них разума и свободы, по мере, в какой грех стал обладать душевными силами человека, по предметам, которые служат содержанием греха. К первым принадлежат грехи слабости, соделанные против воли и без сознания, или по неведению; к последним – грехи, совершённые сознательно и свободно. Но как бы малыми по предмету своему ни казались грехи, однако если они не очищаются и не истребляются истинным покаянием, напротив – со дня на день умножаются, то естественно затворяют вход в царствие небесное, содержа некающегося в греховном состоянии. Есть грехи, как бы царствующие в человеке и обладающие им до того, что он, как ведомый, ведётся по пути нечестия; это – грехи, укоренившиеся в человеке привычкой. Они принадлежат к смертоносным (Рим.6:12, 16). Есть грехи, не царствующие и не обладающие человеком, с которыми он ещё борется и от которых усердно желает отстать. Эти принадлежат к простительным (Рим.7:14 и пр.). Это различие грехов всегда нужно иметь в виду духовнику, чтобы знать, каких грешников должно и каких не должно разрешать. Если кающийся исповедал о себе только грехи немощи и неведения, то духовник беспрепятственно разрешает его. Следует также «разрешать и достойными причащения святых Таин объявлять» и тех, кто хотя впал в какой-либо «тяжкий и смертоносный» грех, но «истинным покаянием исцелятися начал», исповедав свой грех с глубоким сокрушением сердца и с твёрдым и решительным желанием впредь не возвращаться к нему. Но тех грешников, у которых грех и по предмету велик и привычкой глубокой укоренился в душе и которых покаяние сомнительно, «таковых до времени лучше не разрешать», для возбуждения в них чувства страха и искреннего раскаяния, или если и «разрешить», то во всяком случае «от Пресвятых Таин удержать» (сн. об этом ниже) и затем наблюдать, в какой мере они исправляются. Наконец, тех, у которых грехи велики, а покаяние, без всякого сомнения, «лицемерное»660, тех, «яко неисцельно болезнующих, не разрешать»661, напротив, следует устрашать их праведным и страшным судом Божиим и «представить им то, что если они истинно и правильно не покаются, то из сообщения христианского, как древле прокаженнии из стана Израилева, отлучением извержени будут» (Кн. о должн., 95–97, 104–105 §; см. также выше, Последование о исповедании, на 1068 и 1084 стр.; Ставлен. иер. грам.; Ин. бл., 17; Паст. Богосл., 146 §; подр. см. Напоминание свящ., 222–250 стр.).

Таким образом, «Книгою о должн. пресв. прих.» предписывается священнику одних исповедников разрешать и удостаивать причащения св. Таин, других разрешать, но удерживать от причащения св. Таин, третьих не разрешать662 и угрожать отлучением от Церкви.

Но священникам должно твёрдо помнить, что запрещение входа в церковь и отлучение от общения с верными предоставляется правилами только Епископу; священник же не имеет права никого отлучить от Церкви.663

Буквальный смысл «Поучения святительского к новопоставленному иерею», по-видимому, даёт священнику право отлучать от Церкви. Здесь говорится: «Не покорника же и в грехи неисправно (т.е., неисправимо) впадающа, и от церкве отлучи и от себе отжени». Но, по смыслу 39-го Апостольского правила, пресвитеры не должны ничего делать без воли своего епископа. В славянской Кормчей говорится: «несть достойно пресвитеру, без повеления епископа своего, ни людей связовати, еже есть отлучати, или умножати епитимию, или ино творити, аще не будет дано ему от епископа о том писание, еже вязати и решити». Ставленая грамота обязывает священника «вящшие и неудоборазсудныя вины епископу предлагати». То же самое внушается священнику и Духовным Регламентом. Следовательно, если священник позволяет себе отлучать кого бы то ни было от Церкви, то он является виновником в превышении данной ему власти (Соврем. 1873, 26; Свод ук. и зам.).

Равным образом священник сам собой не может никого подвергать публичному или открытому отлучению от св. Таин, а должен представить это дело на рассмотрение и решение местного Епископа (Духов. Регламент, Прибавл. о прав. прич. цер., 14 п.; см. Паст. Богосл., 146 §).

Но, кроме открытого или публичного отлучения от св. Таин, может ещё быть отлучение тайное, частное. Если священник сам собой не имеет права никого подвергать открытому отлучению от св. Таин, то спрашивается: должен ли и может ли он своею властью подвергнуть кающегося в потребных случаях тайному отлучению от св. причащения? В церковно-практической литературе вопрос о праве священника своею властью, без разрешения на то местного Архиерея, подвергать кающихся, когда они того заслуживают, тайному отлучению от св. причащения решается не одинаково.

Профессор В.Ф.Певницкий в своём труде: «Служение священника в качестве духовного руководителя прихожан», посвящает целый трактат о праве священника отлучать от трапезы Господней или не допускать до причастия тела и крови Христовой таких лиц, на совести которых лежит тяжкий грех, причем касается вообще и права священника решать и вязать грехи кающихся. Почтенный автор, раскрывая указанный предмет с соответствующею его важности подробностью, высказывает относительно его следующее. – Тайная епитимия, или частное запрещение – во власти приходского пастыря. Авторитетные руководители наших пастырей (см. Кн. о долж. пресв. прих., 104–105 §) не только не настаивают на ограничении этой власти пастыря, а, напротив, внушают священникам, чтобы они по своему усмотрению пользовались властью вязать и решить, и в ком видят глубокое нравственное падение, тех по силе данной им власти удаляли от участия в трапезе Господней, не обращаясь за разрешением этого к своему Архипастырю. И здесь весьма широкое поле открывается для вразумляющей деятельности пастыря, – для деятельности его, как врача и судии совести своих пасомых. Дело не выходит из сферы частных сношений пастыря с своими пасомыми. Если пастырь находит нужным налагать епитимию или запрещение на того или другого из своих прихожан, он делает это, не как гласный судия, открыто произносящий свои приговоры, а как отец, дающий должное вразумление сыну, уклонившемуся от пути своего; и грех, и вызванное им против него противодействие, являющееся в виде запрещения, остаётся в тайне между пастырем и его духовным сыном, вина которого или преданность греху требует более или менее сильного лечения. При этом оказывается пощада чувству стыдливости, которое у многих ныне развито до болезненной щекотливости, и которое, в случае неосторожного и прямого воздействия на него, может довести подвергшегося открытому осуждению до ожесточения и до грубого небрежения по отношению к мерам, предпринимаемым в видах большего вразумления грешника. В то же время совесть, отягчённая грехом, получает урок, хотя тайный, но внушительный: вызванным известными беззакониями запрещением, наложенным без огласки, даётся понять грешнику, как велико то зло, которому беспечно он предаётся, и он должен при этом почувствовать возбуждение к усиленной бдительности над собой и к заботам о своём самоисправлении. Древние строгие правила о запрещениях и степенях покаяния хотя и не имеют ныне силы действующего закона (сн. об этом ниже), но они не перестают быть внушительным напоминанием о существовании суда церковного как тем, которые своим поведением вызывают кару церковную, так и тем, которые поставлены блюстителями пасти Церковь Господа и Бога (Деян.20:28). Пастырь Церкви должен понимать, что он в своей пастве судия совести верующих. Кого блюдёт он, как пастырь, тех может и судить он, когда те являются к нему на судилище духовное исповедать грехи свои; а судья может подвергать и взысканиям, и наказаниям церковным, – и не только может, но и должен.664 Нельзя и противно долгу пастыря всё и всех разрешать без рассуждения, с какими бы тяжкими и вопиющими грехами ни являлись к нему его духовные дети. Если за кем известна ему тяжкая вина, если кто-либо из пасомых открывает пред ним содеянный им смертный грех, если кто предан какой-либо губительной страсти и не хочет бороться с нею, если кто имеет непримиримую злобу против ближнего своего и занят мыслью о мести ему и т.п., – к таким пастырю Церкви не следует относиться с полною всепрощающею снисходительностью, над такими нельзя не обнаруживать строгости суда церковного. Если пастырь Церкви всех одинаково будет допускать до причастия св. Таин, – он сам будет виновен в невнимательности к состоянию своих пасомых, в пренебрежении своей власти и в нежелании пользоваться ею к нравственному очищению своей паствы и к возбуждению большей внимательности к себе в людях, преданных какой-либо греховной привычке. В случае тяжкой вины или застарелой греховной привычки того или другого из пасомых, долг пастырского благоразумия напомнить виновному о суде церковном и наложить на него запрещение. Этим, во-первых, можно дать ему почувствовать тяжесть греха его, которой, может быть, он не знает, или опасность его нравственного состояния, угрожающего ему, в случае его неисправления, вечным судом Божиим, и расположить его к более тёплому, более действительному и искреннему покаянию. С другой стороны, это запрещение является нужным для того, чтобы предохранить святыню страшных Таин Христовых от прикосновения недостойных, запятнанных великими преступлениями, и вместе с тем внушить, кому следует, благоговение пред этими Тайнами и пред тем высоким благом, какое вместе с ними преподаётся христианину. Когда пастырь будет делать разрешение за все, самые тяжкие и смертные, грехи и будет стесняться в потребных случаях налагать запрещения, – он этим самым будет способствовать утверждению в среде своих пасомых лёгкого взгляда и на самые большие беззакония, которые навлекают на виновного гнев Божий, и здесь, в этом безразличном отношении пастыря к грехам, как малым – простительным, так великим и смертным, может брать начало и находить поддержку то теплохладное отношение к требованиям нравственной чистоты и святости жизни, какое так заметно среди нынешних христиан и какое не должно бы быть терпимо в живых членах Церкви Божией. Вместе с этим, при пастырском послаблении, исчезнет из греховного сознания мысль о суде церковном, которая должна быть некоторой сдерживающей уздой для человека, склонного к уклонению от жизни по закону Божию. Но, что ещё важнее, тогда в глазах грешника может потерять величие неприступной святости тайна тела и крови Христовой, на которую с трепетом взирают Херувимы и Серафимы, когда к ней будет открыт беспрепятственный доступ всем, и отягчённым великими беззакониями.665 Вот почему пастырю и не следует в известных случаях стесняться налагать запрещение на своих пасомых. Его не должны сдерживать от этого ни любовь к своим духовным детям, не желающая лишить их трапезы Господней, ни опасение вызвать с их стороны неудовольствие за наложение на них церковной епитимии. И не желая подвергать наказанию пасомого, пастырь должен делать это, когда этого требует глубокое нравственное падение духовного сына и его религиозная беспечность, и когда этого требует закон для охранения святыни величайшего из таинств и для возбуждения к ней у пасомых подобающего благоговения666 (Служение священ., 98–121 стр.).

Состоятельность вышеприведенных оснований, приводимых проф. В.Ф. Певницким в пользу своего мнения о праве священника не только решить, но и вязать грехи кающихся, а также и вообще об отлучении от св. причащения на определённое время за тяжкие грехи, как такой епитимии, которая употребляется св. Церковью, по выражению «Катехизиса», в качестве особенного средства «к очищению и умиротворению совести покаявшегося грешника», – очевидна сама по себе. Что же касается его мнения о праве именно священника тайно отлучать от св. причащения исповедников, то относительно этого должно иметь в виду следующее. –

По вышеприведённому мнению, тайное отлучение от св. Таин вполне позволительно священнику, без испрашивания на это разрешения от местного Архиерея. По разъяснению «Цер. Вестника», только в том случае, «если грешник сам, под влиянием пастырского назидания, признает себя недостойным причащения св. Таин, применение этой меры безусловно допустимо и никаких недоразумений вызывать не может; если же он упрямствует и признаёт устранение его от причащения незаслуженным и обидным для себя, пастырю необходимо избрать путь, указываемый Духовным Регламентом, т.е., донести своему Епископу и от него ждать указаний» (Ц.В. 1894, 9; см. также 1892, 4; 1893, 18, 25; 1895, 40; 1897, 51–52; 1903, 31; сн. 1890, 24). Одной из Духовных Консисторий, именно Самарской, относительно данного предмета было сделано такое разъяснение: «По силе § 13 Духовного Регламента священник без разрешения Епископа не может отлучать от св. причащения кающегося, т.е., исповедавшего грех свой с сердечным сокрушением и дающего обещание оттоле грех этот оставить, причем дело должно не противоречить обещанию, и подтверждать оное; так, например, лицам, находящимся в незаконном сожительстве (особенно кровосмесителям), если бы они, исповедав грех свой, не только обещали его оставить, но и самым делом подтвердили слово, разлучившись по месту жительства, священник мог бы посоветовать не приступать немедленно по раскаянии к радостному общению с Господом в святом таинстве тела и крови Христовой; но если бы кающиеся не вняли его убеждениям, решительно воспретить в причащении, без архиерейского на то полномочия от своего Епископа, не может» (см. Ц.Вед. 1896, 34). Равным образом и по руководственным указаниям священникам Могилевской епархии, её Архипастыря, Преосвящ. Стефана, когда кающийся грешник добровольно подчиняется суду своего пастыря и готов нести наложенную епитимию, никаких затруднений для пастыря не встречается. Но нужно быть в высшей степени осторожным при отлучении от св. причастия, когда священник, по требованию своего пастырского долга, налагает это наказание против воли кающихся и при нежелании последних подчиняться суду своего пастыря. В случае, когда священник окажется в затруднительном положении вследствие отказа со стороны противящегося грешника понести налагаемую епитимию, когда встретит упорное требование допустить его к причастию, что было бы вопреки пастырскому долгу, – священник, не указывая лица, передаёт дело на благоусмотрение епископа и засим поступает согласно его указанию (см. Ц.Вед. 1905, 6).

Общий вывод из всего сказанного о тайном недопущении до св. причащения священником некоторых из исповедников тот, что требование Духовного Регламента, чтобы священники обращались к своему Архиерею за разрешением отлучить кого-либо из исповедников от св. Таин, нельзя понимать, как говорит «Церк. Вестник», «в смысле категорического запрещения священнику, применять это могущественнейшее средство нравственного воздействия на пасомых»: если пастырь в потребных случаях расположит кающегося повременить приступать к величайшему из таинств, то о запрещении применять это средство, без испрашивания на то особого дозволения местного Архиерея, «конечно, и речи быть не может667, и иерей, не пользующийся этим средством, достоин упрёка в небрежении к своим обязанностям»668 (см. Ц.В. 1894, 9; сн. Пастыр. Богосл., 146 §). Что же касается такого исповедника, который сам добровольно не соглашается отложить на некоторое время приобщение св. Таин, то, как мы видели, по мнению большинства, для недопущения такового исповедника до св. Таин, священник должен просить (не называя, при этом, лица исповедника) особое разрешение у местного Епископа, а своею властью священник не может указанного исповедника подвергнуть тайному отлучению от св. причащения и на короткий срок.669 Относительно же отлучения от св. Таин на несколько лет должно иметь в виду, что ни в каком случае «священник без архиерейского повеления не может наложить определённую соборными правилами епитимию отлучения от причащения: семилетнюю – блуднице, 15 лет – прелюбодею, 20 лет – убийце и т.д.»670 (см. разъясн. Самарской Дух. Консистории в Ц.Вед. 1896, 34; сн. 1895, 16).

Епитимии

Кроме «епитимии отрешения Таин святых», есть ещё другие «епитимии, во особливых каких добрых делах состоящие» (см. Дух. Регл., Прибавл. о прав. прич. цер., 14 п.; Кн. о долж., 106 §), которые на кающихся «налагает и определяет духовник, как-то: молитвы, милостыни, посты, путешествия ко святым местам, коленопреклонения и подобное, смотря по тому, что покажется приличнейшим по рассуждению духовника» (Прав. Исповедание, отв. на вопр. 113). Налагая в потребных случаях на кающихся эти епитимии, священник должен твёрдо помнить, что они суть не карательные, но исправительные средства, что они имеют своей целью не отмщение грешнику за грехи, не удовлетворение правде Божией, а духовное врачевание недугующего, искоренение в нём тех греховных привычек и склонностей, которые делают его недостойным сыном Церкви. Эту цель епитимий, этот характер их никогда не должен забывать православный священник, чтобы действовать правильно и целесообразно при наложении их на грешника (Кн. о долж., 106 §).

Общие правила, какие можно установить в отношении к употреблению епитимий, суть следующие:

1) Кто не понимает своей болезни, открываемой только духовником (случается, иногда и о важнейших грехах не знают, что это грехи), на того нужно налагать епитимии для того, чтобы недугующий понял свой недуг и, по возможности, уврачевался.

2) Кто по привычке к своей болезни душевной не чувствует её силы и опасности, не выказывает в покаянии надлежащего сокрушения, на того нужно налагать епитимию.

3) Кто, понимая свой недуг и стараясь освободиться от него, употребляет с своей стороны некоторые усилия к искоренению его в себе, но бесполезно, на того нужно налагать епитимию и продолжать её, доколе грешник исправится.

4) На людей с живою совестью, смущаемых воспоминанием своих грехов и после покаяния, нужно налагать епитимии, хотя бы грехи их не были тяжки, – для успокоения совести.

5) На людей, впадших в тяжкие, хотя и тайные грехи (напр., грехи плотские), надобно налагать епитимию и при искреннем, со стороны грешников, раскаянии, чтобы пресечь возможность возвращения ко греху, даже случайного (Паст. Богосл., 152 §).

Так как епитимии имеют целью искоренение в нас греховных привычек и засвидетельствование с нашей стороны искренности покаяния, то, сообразно с этой целью, назначаются в епитимии подвиги таких добродетелей, которые бы прямо противоположны были тому греху, за который назначаются, так, напр., сребролюбивому назначается милостыня, блуднику – пост, ослабевающему в вере и уповании – молитва и т.п.671

«Покаянием, – говорит св. И.Златоуст, – я называю не то, чтобы только отстать от прежних худых дел, но ещё более то, чтобы делать добрые дела. Сотворите, говорит Иоанн (Предтеча Христов), плоды достойны покаяния. Как же нам сотворить их? – Поступая напротив. Например, ты похищал чужое? – Вперёд давай и своё. Долгое время любодействовал? Теперь воздерживайся от общения со своей женой в известные дни и привыкай к воздержанию. Оскорблял и даже бил кого? Вперёд благословляй обижающих тебя и благодетельствуй биющим. Ибо для исцеления нашего не довольно только вынуть из тела стрелу, но ещё нужно приложить лекарство к ране. Ты прежде предавался сластолюбию и пьянству? Теперь постись и пей одну воду. Прежде на чужую красоту ты смотрел сладострастными очами? Впредь совсем не смотри на женщин, ибо сказано: уклонися от зла и сотвори благо» (Бес. X на св. Матф., рус. пер., 179–190 стр.).

Впрочем, при наложении епитимии, нужно обращать внимание и на внешнее состояние кающегося, чтобы иногда не назначить такой епитимии, которой кающемуся невозможно исполнить672; нельзя, напр., больным, беременным женщинам назначать пост, простому воину или нищему – раздаяние милостыни, купцу или чиновнику и вообще людям, очень занятым делами, – долговременных молитв и т.п., (см. Кн. о долж., 106 §).

Епитимия назначается большая или меньшая, более тяжёлая или более лёгкая, смотря по качеству греха673, причинам и обстоятельствам, сопровождавшим его674, по полу675 и возрасту исповедующегося676, его общественному, служебному, семейному положению677 и т.п.678, а главное – по искренности раскаяния: человеку, искренно и глубоко раскаивающемуся в своих согрешениях, может быть назначаема епитимия более снисходительная; затем, смотря по ревности в исполнения епитимьи и самоисправлении, епитимия может быть сокращаема, а человеку холодному и нерадивому должна назначаться епитимия более суровая и продолжительная, и, в случае его упорства и коснения во грехе, должна быть увеличиваема679 (см. I, 12; VI, 102; Вас. В. 84; Григ. Нисск., 2, 3, 4, 5).

При наложении епитимии необходимо самым точным образом определить способ, время и место выполнения её, т.е., сказать, когда начать и окончить епитимию, как исполнить её и пр.; в противном случае кающийся может оставаться в недоумении, смущении и беспокойстве. Наконец, духовник должен расположить кающегося до готовности принять назначенную ему епитимию – довести до полного сознания, что епитимия налагается не по произволу, а по необходимости.680

Так как епитимия не есть удовлетворение Богу за грехи, то можно и совсем не налагать никакой епитимии681 на грешника, если он от сердца со слезами раскаивается во грехе и обещается впредь всеми силами удержаться от него. Св. Иоанн Креститель мытарям кающимся не назначал никакой епитимии, кроме того, чтобы они впредь всегда поступали по законам, предписанным их званию (Кн. о долж., 108 §).

По «Книге о должн. пресв. прих.», тайным грешникам и епитимия должна быть определена тайная, чтобы не открыть пред всеми грехов их и чрез то не ожесточить их (см. также во 2 ч. Кормчей 19-е пр. Никифора); но явным грешникам, как то: публичным женщинам, явным ворам, разбойникам и т.п., должна назначаться и епитимия явная, напр.: хождение в церковь в определённое время, публичные поклоны в церкви, милостыня публичная. Так должно поступать потому, что если бы явные грешники, своим дурным поведением производившие соблазн в целом обществе, без явной епитимии допускались наравне с другими к приобщению тела и крови Христовых, то они были бы причиной нового соблазна; так как не видно было бы никакого различия в суде церковном «между явно-грешником, и между тем, который никем не обличен, и между честным христианином» (Кн. о должн., 107 §). Однако, священник должен помнить, что явную епитимию он сам собой не может наложить. Если встретится случай, в котором потребовалось бы наложение на кающегося публичной епитимии, то священник должен представить это дело на благоусмотрение местного Епископа (см. Напоминание священ., 212 стр.).

Вообще, священник должен твердо помнить, что он «вящшия и неудоборазсудные вины» и вообще все встречающиеся при исповеди сомнительные случаи обязан «приносити и предлагати» местному Архиерею (Ставл. иер. грам.); при этом он в своих донесениях Архиерею не должен именовать лица кающегося, а «грех только предлагать обстоятельно и разсуждения просить должен» (Дух. Регл., Прибавл. о прав. прич. церк., 13 п.).

Благочинный должен, по своему благоразумию и как наставит его Бог, давать, – ежели найдёт нужным, наставления священникам, как им исповедовать детей своих духовных, как связывать и разрешать человеческую совесть (Ин. бл., 17).

Публичная епитимия

Епархиальное начальство иногда налагает церковное покаяние, или публичную епитимию за проступки и преступления, которые обнаруживаются по делам, производившимся в епархиальном ведомстве (сн. ниже, о браке), или по приговорам светских присутственных мест682 (сн. 1 прим. к 1109 стр.). Срок и образ прохождения покаяния определяется епархиальным начальством683 по роду проступков и преступлений684, на основании церковных правил (Уст. Д.К., 148, 276–277). Общий способ исполнения епитимии должно полагать в том, чтобы падший непременно во все праздничные и воскресные дни, а в другие по возможности (в монастырях же во все дни), неопустительно ходил в церковь и в оной пред иконостасом полагал по 25, или же более, земных поклонов, с произношением молитвы мытаревой: «Боже, милостив буди мне грешному»; в среды же и пятки употреблял сухоядение, а в посты исповедывался (см. на 1081 стр. 18 прим.; сн. Ц.В. 1892, 9), от святого же причастия, кроме смертного случая, да возбранится; кроме этого, несущий епитимию может исполнять какие-либо дела благочестия, возможные по его состоянию, например: раздаяние милостыни, посещение и призрение больных, поклоны домашние с молитвой Иисусовой и под. (Ук. Св. Син. 1851, VII, 11). Публичная епитимия хотя и назначается обыкновенно на определённое число лет (Уст. Д.К., 277), но, по церковным правилам, она может быть сокращаема или продолжаема, смотря по чувствам и состоянию кающегося685 (см. 1117–1118 стр. печатного оригинала).

По поводу предания светских лиц церковному покаянию, Донской Духовной Консисторией в 1888 г. было предписано к руководству и исполнению духовенства епархии следующее:

1) Отлучение от св. причащения на более или менее продолжительное время, как епитимия тяжкая, должно быть сильным побуждением к тому, чтобы подвергшийся этой епитимии пришёл к сознанию тяжести содеянного им греха, а также необходимости освободиться от него чрез чистосердечное раскаяние, загладить неправду греха и умиротворить свою совесть чрез дела благочестия. Это, в свою очередь, должно побуждать подвергшегося отлучению от св. причащения усерднее предаваться молитвенному подвигу и, возможно чаще посещая церковные службы, очищать свою совесть говением и исповедью пред своим духовным отцом. Между тем дух нынешнего времени даёт основание к опасению, что отлучение от св. причащения иными может быть обращаемо в извинение своей беспечности относительно посещения церковного богослужения и исполнения христианского долга исповеди. А потому священникам, пастырскому руководству которых поручаются отлучённые от св. причащения, следует быть именно руководителями таковых в их нравственном исправлении; им следует почасту беседовать с таковыми и разъяснять им смысл и цель совершившегося над ними духовного суда.

2) Церковными правилами, на основании которых согрешающие подвергаются временному отлучению от св. причащения дозволяется сокращать срок епитимии, смотря по расположению и образу покаяния кающегося (I, 12). Само собой разумеется, что степень исправления кающегося может определить только руководствующий им духовный отец. Но последний не должен сокращать срок епитимии своей властью, а должен испрашивать на то архипастырское разрешение: от какой власти зависит назначение епитимии и определение срока её, от той же власти должно зависеть и снятие епитимии прежде истечения определённого срока.686

3) В случае опасения близкой смерти никому не следует отказывать в напутствовании св. евхаристией, хотя бы умирающий находился в отлучении, если только он изъявляет желание приобщиться (I, 13; Анк., 6; Карф., 7). Понятно, что в этом случае испрошение архипастырского разрешения не всегда может иметь место.

4) Если состоящий под епитимиею больной, по причащении св. Таин, останется в живых, то он должен по выздоровлении исполнить срок, или окончить выполнение своей епитимии687 (Анк., 6).

Об открытии слышанного на исповеди

После исповеди запрещается священнику, под опасением строжайшего наказания, открывать грехи детей своих духовных688 (см. Карф., 147), ни прямо, ни какими-либо намёками689, в ссоре690 или при других обстоятельствах, напр., в суде691 (Дух. Регл., Прибавл. о прав. прич. цер. 9–10 п.; Кн. о должн., 109 §; Св. Зак. XVI т., 1 ч., Уст. угол. судопр., 93 и 704 ст., 2 ч., Зак. о судопр. по дел. о прест., 297 ст., изд. 1892 г.). Исключение из этого должны составлять следующие два вида грехов.

1) Если кто, при исповеди, объявит духовному отцу своему об умысле на честь и здравие Государя, или о намерении произвести бунт и измену, и, объявляя о том, не покажет искреннего раскаяния и твёрдой решимости оставить своё намерение, но исповедует об этом единственно для того, чтобы согласием или молчанием духовника ещё более утвердиться в своём преступном намерении; то духовный отец должен доносить об этом немедленно, так как таковая исповедь не есть правильная, ибо исповедующийся не во всех беззакониях своих кается. Однако ж надлежит духовнику, в том объявлении, не открывать именно показанное на исповеди, но только в оном сказать, что такой то, показав его имя и звание, имеет злой умысел против Государя или государства и не раскаянное к тому намерение; вследствие сего извещения, подозреваемый немедленно должен быть взят под стражу. По взятии же его и начатии уголовного следствия, духовник обязан, без всякой утайки, во всей подробности объявить всё слышанное им о том злом намерении (Дух. Регл., Прибавл. о прав. прич. цер., 11; Св. Зак. XVI т., 2 ч., Зак. о судопр. по дел. о прест., 555–556 ст., изд. 1892 г.).

2) Если бы кто умышленно произвёл какой-либо соблазн в народе, могущий иметь вредные последствия для Церкви и общества, напр., разгласил какое-либо ложное и небывалое чудо и, признавшись в том на исповеди, не изъявил бы согласия или намерения публичным признанием в произведённом им обмане положить предел соблазну и вредным последствиям, происходящим или могущим произойти от него для Церкви и отечества; то духовник также должен открыть об этом епархиальному начальству.692 (Дух. Регл., Прибавл. о прав. прич. цер., Кн. о должн., 109 §).

Во всех прочих случаях, как не относящихся к вышеуказанным, исповедь должна оставаться в строгой тайне693 (сн. 1117 стр., 2 прим.), хотя бы открытие того или другого греха, сказанного на исповеди, иногда могло бы быть даже полезно в каком-либо отношении.694 Наприм., священник не может сообщать сведений полиции об умерших от побоев и отравы, о которых он узнал на исповеди; не может открывать преступника, сознавшегося в преступлении, хотя бы этим мог раскрыть дело или спасти невиновного, несправедливо обвиняемого в том же преступлении; не может требовать гражданским путём похищенной у него вещи, хотя бы на исповеди узнал, кто украл у него эту вещь и у кого она находится695; не может открыть родителям о проступках их детей, хотя бы знал, что открытие это могло бы принести пользу для тех или других и т.п.696 Во всех подобных случаях, когда открытие сказанного на исповеди могло бы быть полезно в каком-либо отношении, духовник ничего более не может сделать, как силой убеждения и мерами духовных наказаний расположить виновных в каких-либо преступлениях к тому, чтобы они сами сознались в своих преступлениях не только на исповеди, но и пред судом человеческим.697 Тайна исповеди связывает и тех, которые каким бы ни было образом узнали о грехах другого, сказанных на исповеди698; наприм., епископ, на разрешение которого священник предлагал известный грех своего духовного сына, – переводчик, который был посредником между духовником и кающимся, – бывшие при исповеди больного, которого без помощи посторонних нельзя было исповедовать (сн. ниже, об исповеди больных), – те, кто нечаянно услышал исповедь или заметил из взора, движения и обращения духовника или самого кающегося (Напоминание свящ., 59 стр.; Забелин, 209–210 стр.; подр. см. Рук. д.с.п. 1860 г., 1 т., и 1867 г., 3 т.).

По Духовному Регламенту, священник за открытие слышанных на исповеди грехов, кроме вышеуказанных случаев (см. 1123–1124 стр. печатного оригинала), подвергается лишению сана (Прибавл. о прав. прич. цер., 9 п.).

О нерадивых в исполнении долга исповеди

Нерадивых в исполнении христианского долга исповеди и св. причастия священник обязан вразумлять и исправлять, предлагать увещания об этом не только в форме поучений в церквах, но и частные наедине при всех удобных случаях699 (см. 1054–1059 стр. печатного оригинала). В конце года священник составляет частный реестр всем не бывшим у исповеди и св. причастия (кроме детей) с означением, кто сколько лет сряду не был700; каждого из поименованных в этом реестре священник спрашивает наедине о причине уклонения его от св. таинств, – и если тот, кто не был только один год, объяснит уважительную причину, или, сознавшись в своём небрежении, даст слово непременно исполнить свой долг в ближайший пост, и не далее, как в Великий пост, такого священник исключает из реестра, оставляя однако же отмеченным в исповедных росписях в числе не бывших701; два года сряду не бывшего у исповеди и св. причастия священник, по своему усмотрению, или оставляет в реестре, или исключает из него, с подтверждением нерадивому решительно, что когда не исполнит христианского долга и на третий год, тогда о нём непременно будет донесено епархиальному начальству702; о неисполнивших два или три года сряду христианского долга исповеди священники доносят епархиальному Архиерею особенно; Преосвященный, чрез приходского священника или чрез других доверенных духовных лиц, или, наконец, сам, смотря по обстоятельствам и по местному удобству, вразумляет нерадивого и мерами убеждения старается возвратить к долгу христианскому, с возложением епитимии по своему усмотрению, на основании церковных правил; таким же образом поступается и с теми, о которых по делам в присутственных местах откроется небытность у исповеди и св. причастия, но с той разницей, что в сем последнем случае епитимия должна быть публичная, в приходской церкви или монастыре, без отвлечения должностных лиц и поселян от домов703 (Ук. Св. Син. 1858 г., 24 сент.; Уст. Д.К., 17).

Молитва над разрешаемым от запрещения

Эта молитва (см. 49 гл. в Бол. и 8 гл. в Мал. Требн.) полагается для исполнившего епитимию.704 Чрез неё запрещённый освобождается от «належащего ему уза»705 и вводится в общение с Церковию (см. Лаод., 2, Карф., 6, 52). По правилам церковным разрешить запрещённого не может никто другой, кроме запретившего, исключая случая смерти запретившего или когда самое запрещение окажется, по формальном дознании, неправильным; но в последнем случае право разрешения представляется только такой иерархической власти, которая выше лица, наложившего запрещение на грешника706; исключение делается только для больных (Ап., 32; I, 5; Ант., 6; Поуч. святит, 9 стр.; сн. ниже, об исповеди и причащении больных).

«Молитву над разрешаемым от запрещения» священники должны прочитывать не только над епитимийцами, оканчивающими срок епитимии, но и над теми из них, которых бы понадобилось исповедовать и причащать в случае смертной опасности до окончания срока епитимии, с обязательством, конечно, выполнить эту епитимию до конца в случае выздоровления (о. Хойнацкого, 152 стр.). По мнению одних, указанная молитва читается тогда, когда епитимиец, по окончании своей епитимии, исповедует пред священником грехи свои и будет готовиться к причащению, т.е., или непосредственно после обыкновенной разрешительной молитвы, или пред причастием и т.п. (там же, 152 стр.). Но лучше в данном случае поступать согласно с другим мнением, по которому «молитву над разрешаемым» следует читать, после исповедания грехов епитимийцем, перед молитвой: «Господи Боже спасения рабов Твоих», после чего прочитывается и разрешительная молитва таинства покаяния: «Господь и Бог наш Иисус Христос» (Забелин, 203 стр.).

Причащение

Понятие о таинстве причащения

Причащение есть таинство, в котором верующий, под видом хлеба и вина, вкушает самого тела и крови Христовой для вечной жизни (Катехизис). Телу и крови Господней в таинстве евхаристии должно воздавать особенную честь и боголепное поклонение; ибо каким мы обязаны поклонением Самому Господу нашему Иисусу Христу, таким же телу и крови Господней (Послан., 17 чл.).

Причащающие и причащающиеся

Св. Тайны преподаются мирянам (о причащении священнослужителей см. 793–801 стр. печатного оригинала) на литургии (о причащении больных см. ниже)707 священником708, совершающим оную литургию709 (сн. 793–794 стр. печатного оригинала).

Диаконы не могут причащать верующих, даже в случае болезненного состояния священника или его усталости. В диаконской ставленической грамоте, после исчисления прав и обязанностей диакона, сказано: «вящше сего ничтоже творити дерзати иереем подобающих: ниже проскомисати, ниже прежде иереев причащатися тела и крове Христовы и иных святынь касатися, ниже самому себе самого или иного кого причастити когда». При столь ясно и категорически выраженном запрещении причащение диаконом говеющих, хотя бы то выходило из доброго желания оказать помощь утомлённому священнику, было бы превышением диаконских полномочий (Ц.В. 1887, 5; 1889, 27; Ворон. Е.В. 1887, 14; сн. 747–749 стр. печатного оригинала).

По 58 правилу VI Всел. Собора, «никто из состоящих в разряде мирян да не преподаёт себе Божественные Тайны» (сн. Кур. цер. законов, Арх. Иоанна, 2 т., 447 стр.; Рук. д.с.п. 1898, 37); «дерзающий же на что-либо таковое, как поступающий противу чиноположения, на едину неделю да будет отлучён от общения церковного, вразумляяся тем не мудрствовати паче, еже подобает мудрствовати» (Рим.12:13).

«К принятию страшных Таин должно приуготовляться по чину Православной нашей Церкви. Сие предуготовление состоит в искреннем исповедании, посте, сокрушении и совершенном примирении со всеми и в другом тому подобном» (Правосл. испов., отв. на вопр. 107; сн. Уч. Изв.; Уст., 32 гл.; сн. ниже, 1132 стр. печатного оригинала).

О причащении младенцев

«Малыя младенцы, по обычаю Церкве, подобает, за веру приносящих», «сподобляти св. Таин в освящение душ и телес их и в приятие благодати Господни»710 (Уч. Изв.). До шестилетнего возраста включительно младенцы причащаются вообще без приготовления, положенного для мирян711, и притом, в самом раннем возрасте, не под обоими видами Тела и Крови, а только под одним видом Крови, почему младенцев и не приобщают во время Преждеосвященной литургии, когда в чаше находится вино, не пресуществленное в кровь Христову.712

В великороссийских губерниях новокрещённого младенца приобщают на первой литургии после крещения; в Киеве также в обычае приносить новокрещённых ко св. причащению на другой день после крещения; но в иных местах (в юго-западной России) не приобщают младенца до истечения 40 дней по рождении его. Является вопрос, когда именно в первый раз причащать младенца. Понятно, что крещёный и миропомазанный младенец, есть действительный член Христовой Церкви, которому после просвещения св. крещением и получения в таинстве миропомазания печати даров Духа Святого, ничто не препятствует вступить в теснейшее общение с Господом Иисусом Христом чрез приобщение св. Таин.713 Крещение взрослых иноверцев, вступающих в недра Православной Церкви, совершается пред литургией, на коей новокрещённые и сподобляются причастия св. Таин; то же бывает и в отношении к присоединяемым к православию от неправославных исповеданий (см. 1022, 1030 и 1044 стр. печатного оригинала). Это показывает, что и для новокрещённого младенца тем лучше, чем скорее он приобщится тела и крови Христовых (Рук. д.с.п. 1867, III; Свод ук. и зам., 102 стр.; сн. 966 стр. печатного оригигала). – Так как некоторые причты считают нужным только окрестить младенца, а приобщение св. Таин до семилетнего возраста оставляют на волю родителей и старших в семье, то Архангельским Преосвященным было предписано причтам наблюдать за причащением св. Таин и младенцев; для сего священники должны:

а) поучать прихожан необходимости причащения младенцев,

б) вести записи причащаемым младенцам и в духовных росписях против каждого из них писать: «не был» (разумеется – у причастия св. Таин; для того младенцы и пишутся в росписях, чтобы отмечать их причащение и непричащение,

в) в итогах духовных росписей точно выводить число всех младенцев и из них число приобщённых и не приобщённых св. Таин. Вместе с этим предписанием Преосвященным означенной епархии было дано священникам следующее внушительное наставление: «Блюдите, пастыри Церкви Христовой, да не презрите единого от малых сих; они также искуплены кровию Господа, как и отцы их, и вы также будете отвечать за них пред Богом, как и за взрослых христиан»714 (Архан. Е.В. 1898, 5). – Сн. 3 прим. к 1133 стр.

Из предосторожности, как бы при причащении младенца св. Тайны, преподанные ему, не остались не проглоченными им, священнику нужно убеждать подносящих младенца к св. чаше полагать его вверх лицом на правую свою руку715 и в таком положении причащать.716 – Хотя все таинства Церкви служат к «освящению душ и телес», к «здравию тела и спасению души», но каждое из таинств имеет и своё особое благодатное назначение; поэтому при приобщении младенцев не следует произносить слова: «Причащается младенец такой-то во здравие тела и спасение души», или: «в освящение души и тела», как это некоторыми принято, а должно произносить: Честныя и святыя крове Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа причащается младенец (имя рек) в жизнь вечную (см. подроб. у Забелина, 173 стр.; сн. Служеб.). – Почерпая для младенцев лжицею из св. чаши по возможности меньше св. Крови, чтобы ни малейшая капля её не осталась не проглоченной младенцем, священник или диакон по причащении как можно тщательнее должен утирать уста младенца покровцом.

После причащения больного младенца, в предупреждение заразы следующего причастника, следовало бы крепко вытирать покровцом св. лжицу. В случае же появления в приходе заразительной болезни, напр., дифтерита, оспы, легко могущей переходить к другим при причащении чрез лжицу и покровец, следует советовать прихожанам совсем не приносить больных детей в церковь; в крайнем же случае больных заразной болезнью надлежит приобщать после здоровых и вытирать как лжицу717, так и уста дитяти особым куском чистой льняной материи, сожигая его после причащения (см. Тавр. Е.В. 1876, 1; 1895, 2; Ц.Вед. 1896, 30). – Харьковской Дух. Консисторией в 1879 г. было предписано всем священникам епархии:

1) во всё время существования в их приходах эпидемических болезней служить литургии и в будние дни, по крайней мере два раза в неделю, для приобщения именно больных детей, заблаговременно давая знать о том прихожанам чрез сельское начальство718, и

2) наблюдать, чтобы дети, страдающие дифтеритом, оспой и т.п., были приобщаемы после здоровых, с употреблением при этом отдельного плата.719

О причащении взрослых

Все православные миряне720, начиная с семилетнего возраста, причащаются под обоими видами721 и притом не иначе, как после исповеди и надлежащего приготовления, которое называется говением (см. 1047–1048, 1052 и 1103 стр. печатного оригинала). Исключение делается для больных (о чём см. ниже). Св. Тайны должны быть принимаемы людьми, ничего не евшими и не пившими в тот день (VI, 29; Карф., 50, 58). Это воздержание от ястия и пития должно начаться ещё с вечера – накануне причащения; позволяется только людям престарелым, младенцам и больным, не могущим воздержаться, принимать пищу с вечера, но в самом умеренном количестве и то до полуночи (Уч. Изв.). С вечера же готовящийся к приобщению (подобно готовящимся к совершению литургии священнослужителям, – см. 777–778 стр.) должен в храме выслушать722 положенный канон применительно к дням седмицы «Молитвы на сон грядущим», а утром – «Молитвы утренния»723 и «Последование ко св. причащению»724; «умеющии же чести и сами в своих домех сия прочести себе могут» (Уч. Изв.).

Престарелых, а равно и беременных, во внимание к исключительному и, в известном отношении, болезненному положению их, можно причащать и по чину: «егда случится вскоре больному дати причастие», если только они не в силах бывают выполнить обычные правила говения725 или если будет опасно отлагать говение их до другого более благоприятного времени (Ц.В. 1889, 5).

Всякий православный христианин должен хотя однажды в год исповедываться и приобщаться в храме726 св. Таин по обряду христианскому727; в посты или в иное время (см. подр. 1052–1058 стр. печатного оригинала). Поэтому никто не должен уклоняться от причащения св. Таин, кому не запрещено причащение от духовного отца на исповеди728 (см. Ант., 2).

Некоторые, исповедавшись, не приобщаются, боясь, как бы не плюнуть в день причащения, а чрез то не сделать смертного греха.729 Священник обязан выяснить таковым, что подобного рода опасение ложно. Известие Учительное запрещает плевать, но только вслед за приобщением, до запивания теплотой, чтобы как-нибудь не извергнуть из уст св. Таин (Прак. Рук., 221 стр.).

Не допускаются до причащения:

1) Муж и жена, во время говения имевшие супружеское совокупление (Тимоф. Алекс., 5, Уч. Изв.).

2) Жёны, находящиеся в очищении, доколе не очистятся730 (Тимоф. Алекс., 7). – Сн. ниже, о причащении больных.

Могут быть случаи меньшей важности, когда человек находится в смущении от немощной, слишком строгой (скрупулёзной) совести. –

1) Если готовящийся ко причащению, измывая уста или находясь в бане, проглотил воду, то он должен причаститься (Тимоф. Алекс., 16). В предупреждение подобных случаев правила повелевают всякому, готовящемуся ко св. причастию, измывать уста вечером накануне причащения, а не утром в день причащения (Уч. Изв.).

2) Когда мирянин, имевший нечистое сновидение, «подвержен вожделению жены, то не должен причаститися: аще же сатана искушает его, дабы по сей причине он отчуждён был общения Божественных Таин: то должен причаститися. Ибо иначе искуситель не престанет нападати на него в то время, когда он должен приобщитися» (Тимоф. Алекс., 12). Во всяком же случае искусившийся по диавольскому действу во сне должен для умирения своей совести, востав от сна, с умилением и сокрушенным сердцем вычитать положенные молитвы от осквернения (см. След. Псал. и Каноник), омыться и в чистоте душевной и телесной приступить к трапезе Господней (Изл. ц.-гр. пост., 63 стр.; сн. Тайная исповедь, проф. А.И. Алмазова, 2 т., 134–138 стр.).

Вообще же во всех самых даже безразличных случаях священник должен сообразоваться с состоянием совести имеющего приступить ко св. причащению и излишнею свободою или строгостью не бить немощную совесть. Это значит, что если готовящийся ко св. причащению, по благоговейному настроению души, находит препятствие в своей совести к неосуждённому принятию св. Таин, то священник должен посоветовать ему удержаться от причастия, пока он новыми подвигами говения не умиротворит своей совести, и, наоборот, когда человек, по каким-либо важным причинам, преступил в чём-либо церковное правило, положенное для приготовления ко св. причащению, напр., не мог вычитать всех канонов, или нечаянно, как упоминает св. Тимофей Александрийский, проглотил несколько капель воды, и совесть его не зазрит ему приступить ко святой трапезе, – пусть приступит. Нужно только, чтобы совесть причащающегося была чиста, мирна и не приводила его в сомнение: «сомняяйся бо», говорит Апостол (Рим.14:23), «аще яст, осуждается» (Изл. ц.-гр. пост., 64 стр.). Есть, впрочем, немало и сомнительных случаев в допущении или недопущении разных лиц до св. причащения, по их нравственному и физическому состоянию. Общее правило на такие случаи то, чтобы священник представлял их на разрешение своего Архиерея. «Вящшия же и неудоборазсудные вины», – заповедуется в ставленой грамоте священнику от лица его Архиерея, – «приносити и предлагати нам» (сн. 1113–1114 и 1119 стр. печатного оригинала).

В некоторых местах причащающиеся пред принятием св. Таин целуют местные иконы и тут же, смиренно кланяясь друг другу, испрашивают один у другого прощения в обидах, какие кто кому сделал когда-либо. Этот обычай вполне достоин подражания. Но так как дозволяется прикладываться к чудотворным местам и иконам пред началом или по окончании богослужения, а не во время службы (Уст. о п. прест., 8 ст., изд. 1890 г.), то священники должны внушать причастникам, чтобы они лобызали иконы тоже пред началом литургии (Забелин, 168 стр.)

Миряне причащаются частицами НI и КА (Служеб.), которые раздробляются священником (см. 798 стр. печатного оригинала) тем мельче, чем больше причастников. В случае недостатка св. Даров, по многочисленности причастников, священнику, под страхом смертного греха, решительно воспрещается прибавлять в чашу неосвящённого вина или воды, которою измыта чаша по приобщении, или освящённой богоявленской воды. Равным образом безусловно воспрещается причащение частицами, вынутыми из просфор в память святых, или о здравии живых, или о упокоении умерших, а также артосом, освящённым во время Пасхальной недели (Служеб.; Уч. Изв.; Кн. о должн, 115 §).

При архиерейском служении, когда частицы св. Агнца ХС недостаёт для причащения всех священно-служащих, дозволяется им причащаться и частицею НI и даже частицею КА (см. 794 стр. печатного оригинала), почему, по аналогии, не предосудительно и не противозаконно и священнику оставить частицу от части ХС, чтобы, в случае недостатка частей св. Агнца НИ и КА для говеющих, раздробить оставленную часть от частицы ХС и причастить ею желающих (сн. 1Кор.10:17). – При многолюдстве причастников, в случае недостатка частиц НI и КА, можно причащать мирян даже от частицы IИС (Ц.В. 1889, 14; Сн. 803 стр., 2 прим.). – Но совершенно противозаконно поступит священник, если, вопреки общему правилу Церкви, станет причащать мирян безразлично как частицами НI и КА, так и частицею ХС; он должен прибегать к этому в самых крайних случаях, когда увидит, что раздробленных частиц НI и КА недостанет для всех желающих причаститься. Всего лучше, если священник наперёд предусмотрит такие случаи и устранит таким образом необходимость, хотя и позволительную, отступить от общего правила Церкви, тем более, что из записи бывших на исповеди он может знать число причастников, сообразно с чем и должен вести счёт раздробляемым частицам св. Агнца НI и КА, раздробляя эти части на более и более мелкие частицы. Когда же число говеющих слишком велико, так что пришлось бы части св. Агнца НI и КА дробить на слишком мелкие частицы, священник должен озаботиться приготовлением на проскомидии св. Агнца из большой просфоры, влив на проскомидии в потир и вина сообразно с количеством причастников731 (Рук. д.с.п. 1885, 6).

В «Известии Учительном» преподаётся наставление приходскому священнику на тот случай, если у него причастников слишком много, а освящённых Даров тела и крови Христовой недостаточно. Тут могут быть два случая: или недостанет, по числу причастников, частиц тела Христова, при оставшейся в чаше крови Христовой, или недостанет для всех Божественной крови. В первом случае «Известие Учительное» дозволяет всыпать в чашу хранимые в кивоте больных ради Божественные Тайны, совершенно возбраняя в то же время всыпать простой хлеб. Во втором случае повелевает отложить причащение говеющих до следующего дня, но отнюдь не дозволяет приливать вина, под опасением смертного греха и казни извержения.732 Против мнения, будто «вино, которое вливается в потир, пред причащением больных в частных домах, когда с ним соединяется напоённое кровию тело Господне, становится же поэтому кровию Господнею», говорят:

1) ясные указания из Служебника. Относительно Преждеосвященной литургии читаем здесь: «аще и священно есть вложением частицы вино, но не пресуществлено в кровь Божественную, понеже над ним словеса священия не чтошася».

2) В литургии св. И.Златоустого даётся наставление священнику, чтобы причащал мирян только частями св. Агнца. Но если бы вино, вливаемое в потир пред причащением, превращалось в кровь Господню, то равным образом и частицы, вынимаемые на проскомидии из просфор и в конце литургии, влагаемые в потир, в котором находятся тело и кровь Господни, должны бы превращаться в тело Господне, и ими священник мог бы, в случае недостатка частей тела Господня, причащать мирян; однако же, как видим, это положительно возбранено: «никакоже да причастиши кого» (сн. также Ук. Св. Син. 1733 г., 18 июня). Что же касается прилития в потир воды – на проскомидии холодной, а по освящении Даров, пред причащением, непременно тёплой, то это имеет свой особый смысл и своё значение; но приливать к освящённым Тайнам простое, неосвящённое вино нет ни надобности, ни цели – в богослужении же Православной Церкви и при совершении таинств ничего не делается без мысли и без цели (см. «По поводу перед. ст. Ц.О.В. ». – отд. отт. из Хар. Е.В. 1877, 10).

Все, имеющие причаститься св. Таин, должны приступать к св. чаше733 чинно и в глубоком смирении734, по прочтении положенных молитв735; «со всяцем умилением и страхом» должны однажды поклониться до земли Христу, истинно сущему в св. Тайнах (сн. 1128 стр. печатного оригинала); затем, сложив руки на персях736 в образ креста, должны подойти к св. чаше и так принять св. Тайны. Священник, причащая737, произносит: Причащается раб Божий, имя рек, честнаго и святаго тела и крове Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, во оставление грехов своих и в жизнь вечную. Принимать св. Тайны должно прямо в уста; по принятии в уста св. Тайн должно немедленно же проглотить их738, а священник или диакон должен обтереть уста причастившегося покровцом739; затем причастник целует край св. чаши, как самое ребро Христово, из которого истекли кровь и вода и, отступив немного, делает поклон, но не до земли ради охранения приятых св. Таин, и не плюёт, доколе не вкусит антидора и теплоты740 (сн. 1134–1135 стр. печатного оригинала и Уст., 32 гл.), но чинно, без разговоров, стоит на своём месте741 до конца литургии и благодарственных молитв по св. причащении742 (Служеб.; Уч. Изв.; VI, 101).

Сосуд во время причащения должно держать крепко, – и преподавать из него св. Тайны не с полной лжицы, чтобы не могло кануть, хотя бы и на плат743 (о. Попов, 2 ч., 72 стр.). – По окончании причащения лжицу всегда следует обтирать платом и полагать поверх сосуда на воздухе, покрывающем сосуд (о. Попов, 32 стр.).

Подобно священнослужителям и миряне по причащении должны благоговейно и со тщанием хранить святыню Таин (см. 800–801 стр. печатного оригинала; сн. Рук. д.с.п. 1886, 34).

Об исповеди и причащении больных

Священник по пастырской своей обязанности должен тщательно наблюдать, чтобы никто из больных его прихожан744 не отходил в загробную жизнь без исповеди и причастия св. Тайн, как важнейшего и спасительного напутствия745 (сн. 945–946, 947, 1046, 1053 стр. печатного оригинала).

Первое, что здесь требуется от священника, – это всегдашняя готовность спешить на обращённый к нему зов больного или его родственников, когда его зовут исповедать и причастить больного.746 Случается, что священнику представляют положение больного крайне опасным и требуют, чтобы священник тотчас же отправлялся для напутствия больного, а между тем больной вовсе не в опасном положении и мог бы ждать священника не час только, а, пожалуй, день и другой. В этих случаях со стороны священника необходима крайняя осмотрительность и сдержанность. Было бы несогласно с духом пастырской кротости и любви, если бы он открыто заявлял досаду и нетерпение, увидав, что его поспешно позвали к больному, вовсе не опасному. Тем более неуместно выражение этой досады, что ошибка и напрасные страхи, при каких прихожане поспешно приглашают священника к больному, почти всегда бывают невольные и не имеют в основании своём дурного источника. Между тем неоднократное заявление этой досады может иметь своим следствием то, что совестливые люди будут стесняться беспокоить священника, когда того будет требовать настоятельная нужда, и иные чрез это будут лишены своевременной благодатной помощи в последние минуты своей жизни. Уже поздно являться с этою помощью, когда человек в крайнем изнеможении потеряет сознание. Всюду, куда зовёт пастыря опасное положение вверенной его попечению души, хотя бы только предполагаемое, ему нужно спешить, чтобы исполнить свой долг747: лучше предпринять излишний труд, чем тревожиться мыслью, не упущено ли благоприятное время для спасения души из его словесного стада, и подвергать себя нареканиям и ответственности.748 Если ночью будет позван священник к больному, нельзя до утра откладывать посещения больного; если в бурю и непогоду будет сделано подобное приглашение, нельзя отговариваться неудобствами пути, но нужно, пренебрегая собственным спокойствием, спешить туда, где ждёт вместе с ним спасающей благодати Божией душа, готовящаяся перейти в загробный мир. Священник не только всегда без замедления должен являться на зов больного или его родных, но и обязан внушать прихожанам, чтобы они, в случае опасной болезни своего собрата, не медлили сообщать ему об этом для того, чтобы он своевременно мог исполнить для него пастырский долг свой и чтобы больной не был лишён таинственного напутствия от замедления в извещении священника об опасном положении его.749 В этом случае ни священнослужитель, ни прихожане не стесняются пределами приходов (см. 945 и 947 стр. печатного оригинала). – Тяжело для пастыря посещение больных во время эпидемии или при появлении заразительной болезни. Естественна с его стороны в этом случае боязнь, как бы от соприкосновения с больными не подвергнуть себя опасности и не перенести заразу на близких своих, в свой дом. Чувство самосохранения, под влиянием этой боязни, побуждает его уклоняться от посещения таких домов, в которые вторглась опасная заразительная болезнь. Но голос чувства самосохранения должен смолкнуть пред требованиями долга и пред возбуждениями любви христианской, какою должен быть одушевлён пастырь Церкви в своей деятельности по отношению к пасомым. Конечно, не следует пренебрегать опасностью и, так сказать, напрашиваться на неё; при посещении заразительных больных можно и нужно принимать в руководство врачебные советы и пользоваться всеми средствами, какие предписывает благоразумие, чтобы по возможности предохранить себя от заразы.750 Но, приняв меры предосторожности, с бодрым духом пастырь должен спешить и к заразительному больному, когда пригласят его преподать больному религиозно