Гармония в семье и браке. Семья глазами православного психолога — Морозова Е.А.

Гармония в семье и браке. Семья глазами православного психолога — Морозова Е.А.

(3 голоса4.7 из 5)

При­чин для напи­са­ния этой кни­ги, по сло­вам авто­ра, несколь­ко: это утра­та духов­ных кор­ней и тра­ди­ций цен­но­стей бра­ка, креп­кой семьи, мате­рин­ства, при­ход им на сме­ну «сво­бод­ной люб­ви», «граж­дан­ско­го» бра­ка. Автор на осно­ве мно­го­лет­не­го опы­та рабо­ты в сфе­ре меди­ци­ны, пси­хо­ло­гии и обра­зо­ва­ния раз­мыш­ля­ет, как постро­ить отно­ше­ния меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной, как избе­жать веч­но­го кон­флик­та «отцов и детей», как сохра­нить теп­лые отно­ше­ния в бра­ке, како­вы духов­ные осно­ва­ния бра­ка и семьи.

По бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Руси Алек­сия II

Введение

«Уми­ра­ет семья в Рос­сии» — такую пес­си­ми­сти­че­скую фра­зу все чаще и чаще мож­но услы­шать повсе­мест­но. И посте­пен­но из нашей жиз­ни ухо­дят такие сло­ва и поня­тия, как честь, вер­ность, муже­ство, цело­муд­рие, досто­ин­ство. К сожа­ле­нию, мно­гое ока­за­лось утра­че­но, забы­то, рас­топ­та­но. Про­ис­хо­дит пере­оцен­ка цен­но­стей, в резуль­та­те кото­рой неко­то­рые вещи ста­но­вят­ся сего­дня не акту­аль­ны­ми: хра­нить вер­ность, иметь несколь­ко детей, жен­щине зани­мать­ся домом и семьей.

Акту­аль­ным ста­но­вит­ся сле­до­ва­ние потре­би­тель­ским, эго­и­сти­че­ским прин­ци­пам, насаж­да­е­мым в наше созна­ние в первую оче­редь сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции: «бери от жиз­ни все», «удо­вле­тво­ряй свои потреб­но­сти», «живи здесь и сей­час». Все это на поль­зу семье, конеч­но же, не идет. Совре­мен­ная семья нахо­дит­ся в глу­бо­чай­шем кри­зи­се. Тяже­ло болен и раз­ру­ша­ет­ся сам инсти­тут семьи. При­чем, не луч­шие вре­ме­на семья пере­жи­ва­ет не толь­ко в Рос­сии, но и во всем мире.

Семей­ный кри­зис стал глу­бо­ким, раз­ветв­лен­ным, он, как рако­вая опу­холь, бук­валь­но разъ­еда­ет весь инсти­тут семьи и име­ет раз­лич­ные урод­ли­вые про­яв­ле­ния. Назо­вем неко­то­рые из них.

Фак­ти­че­ски ока­за­лись раз­ру­шен­ны­ми нрав­ствен­ные пред­став­ле­ния о бра­ке и семье. Супру­же­ские отно­ше­ния пере­ста­ли вос­при­ни­мать­ся как про­яв­ле­ние духов­но­го един­ства и жерт­вен­но­сти, но пере­ро­ди­лись в эго­и­сти­че­ское удо­вле­тво­ре­ние соб­ствен­ных потреб­но­стей в бра­ке. Это при­ве­ло к утра­те чув­ства сопри­част­но­сти, люб­ви, дове­рия, неже­ла­нию стать «одной пло­тью», посту­пить­ся чем-либо ради сво­е­го супруга.

Неред­ко кри­те­ри­ем бла­го­по­лу­чия бра­ка высту­па­ет имен­но чув­ство удо­вле­тво­рен­но­сти или неудо­вле­тво­рен­но­сти в основ­ных сфе­рах семей­ной жиз­ни. Мы забы­ли о том, что труд­но­сти и их пре­одо­ле­ние явля­ют­ся необ­хо­ди­мым ком­по­нен­том семей­ной жиз­ни и усло­ви­ем духов­но­го роста чле­нов семьи.

Почти пол­но­стью утра­че­но пред­став­ле­ние о вер­но­сти супру­гов и нерас­тор­жи­мо­сти бра­ка. Так, по ста­ти­сти­ке Самар­ской обла­сти за послед­ние годы на 1 ООО обра­зо­вав­ших­ся пар при­хо­дит­ся 786 рас­пав­ших­ся. По срав­не­нию с Рос­си­ей нача­ла XX века, чис­ло раз­во­дов в целом вырос­ло на 700%! Сего­дня, по дан­ным ВЦИОМ, каж­дый чет­вер­тый ребе­нок в стране вос­пи­ты­ва­ет­ся в непол­ной семье, и все боль­ше жен­щин рожа­ет, не состоя в бра­ке. В 1994 году их было 20%, в 1997 году — 25%, сей­час это чис­ло при­бли­жа­ет­ся к 30%.

Направ­лен­ность на созда­ние семьи сме­ни­ла направ­лен­ность на свое «я». Систе­ма «семье­цен­триз­ма» с ори­ен­та­ци­ей на цен­но­сти дол­га, семей­ную ответ­ствен­ность, рож­де­ние и вос­пи­та­ние детей, забо­ту о ста­ро­сти роди­те­лей усту­па­ет место систе­ме «эго­цен­триз­ма», неза­ви­си­мо­сти, лич­ных дости­же­ний, доми­ни­ро­ва­нию ощу­ще­ний силь­но­го «эго».

В обще­стве воз­рас­та­ет коли­че­ство моло­дых людей, стре­мя­щих­ся к так назы­ва­е­мым аль­тер­на­тив­ным фор­мам устрой­ства соб­ствен­ной жиз­ни. В част­но­сти, все боль­ше моло­дых людей и деву­шек выби­ра­ют созна­тель­ную уста­нов­ку на оди­но­че­ство. Более поло­ви­ны рос­сий­ских деву­шек и лишь пять про­цен­тов швед­ских счи­та­ют, что заму­же­ство необ­хо­ди­мо для женщины.

Оди­но­кие люди при­ни­ма­ют подоб­ное реше­ние по раз­лич­ным при­чи­нам, сре­ди кото­рых пси­хо­ло­ги выде­ля­ют следующие:

- нега­тив­ный опыт, выне­сен­ный из роди­тель­ских семей;

- рост обра­зо­ва­ния жен­щи­ны, что часто меня­ет ее взгля­ды на пред­став­ле­ния о само­ре­а­ли­за­ции. Она отда­ет при­о­ри­тет про­фес­си­о­наль­но­му росту, карье­ре и эти уста­нов­ки, есте­ствен­но, все даль­ше и даль­ше уво­дят ее от «обре­ме­ня­ю­щих» семей­ных уз. Кро­ме того, полу­че­ние обра­зо­ва­ния, ста­нов­ле­ние в каче­стве спе­ци­а­ли­ста тре­бу­ет вре­ме­ни, поэто­му жен­щи­на про­пус­ка­ет дето­род­ный период;

- рас­про­стра­нен­ная точ­ка зре­ния (чаще у муж­чин), что лег­че про­жить одно­му, в том чис­ле и из эко­но­ми­че­ских сооб­ра­же­ний. Низ­кий мате­ри­аль­ный уро­вень, недо­ста­точ­ность госу­дар­ствен­ной под­держ­ки семьи, неопре­де­лен­ность и неста­биль­ность буду­ще­го — все это попыт­ки раци­о­наль­но­го при­кры­тия соб­ствен­но­го неже­ла­ния брать ответ­ствен­ность за семью.

Рас­про­стра­нен­ны­ми фор­ма­ми аль­тер­на­тив­ных семей­ных отно­ше­ний ста­ли сожи­тель­ство и так назы­ва­е­мый граж­дан­ский брак. Объ­еди­ня­ет их в первую оче­редь то, что муж­чи­на и жен­щи­на стро­ят свою сов­мест­ную жизнь без офи­ци­аль­ной реги­стра­ции и духов­но­го соеди­не­ния в Таин­стве вен­ча­ния. А раз­ли­чия свя­за­ны с дву­мя момен­та­ми: с про­дол­жи­тель­но­стью и ста­биль­но­стью сов­мест­но­го про­жи­ва­ния и с харак­те­ром соци­аль­ной пред­став­лен­но­сти сво­их отношений.

В слу­чае сожи­тель­ства про­дол­жи­тель­ность сов­мест­но­го про­жи­ва­ния может быть отно­си­тель­но неве­ли­ка и сопро­вож­дать­ся неод­но­крат­ны­ми разъ­ез­да­ми и вос­со­еди­не­ни­я­ми, семей­ные роли недо­ста­точ­но опре­де­ле­ны и аморф­ны, гра­ни­цы такой «семьи» рас­плыв­ча­ты и нечет­ки, пара пуб­лич­но при­зна­ет отсут­ствие брач­ных обязательств.

Граж­дан­ский брак харак­те­ри­зу­ет­ся дли­тель­но­стью и ста­биль­но­стью отно­ше­ний, нали­чи­ем доста­точ­но чет­кой струк­ту­ры семей­ных ролей: пара может иметь сов­мест­ных детей, и откры­то при­зна­вать свои отно­ше­ния как супру­же­ские. Не хва­та­ет толь­ко само­го глав­но­го — духов­но­го и юри­ди­че­ско­го соеди­не­ния. В ито­ге полу­ча­ет­ся как бы игра в семью, где жен­щи­на и муж­чи­на живут семей­ной жиз­нью «пона­рош­ку». Поче­му же они пред­по­чи­та­ют такой вари­ант сов­мест­но­го суще­ство­ва­ния (дру­ги­ми сло­ва­ми этот союз и не назовешь)?

На эту тему суще­ству­ют пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, в част­но­сти В.В. Кон­дра­тье­ва пока­за­ла, что в осно­ве граж­дан­ско­го бра­ка в боль­шин­стве слу­ча­ев лежит пси­хо­ло­ги­че­ская него­тов­ность парт­не­ров к при­ня­тию ответ­ствен­но­сти за семью. Сами «супру­ги» объ­яс­ня­ют свой выбор тем, что семью они содер­жать не могут (не хва­та­ет денег), не уве­ре­ны в пра­виль­но­сти выбо­ра (а вдруг встре­тят кого-то дру­го­го, но семья уже есть), жела­ют «получ­ше узнать друг дру­га». Мож­но ска­зать, что в осно­ве таких отно­ше­ний лежит лукав­ство, недо­ве­рие друг к дру­гу, жела­ние под­стра­хо­вать­ся. Хотя поль­зы от такой «стра­хов­ки» не быва­ет, один толь­ко вред, так как, если люди живут в гре­хе, то стра­да­ют дети, раз­ру­ша­ют­ся души.

Иссле­до­ва­ния под­твер­жда­ют, что тако­го рода опыт сов­мест­ной жиз­ни не ока­зы­ва­ет вли­я­ния на бла­го­по­лу­чие после­ду­ю­ще­го бра­ка, то есть мож­но и «тре­ни­ро­вать­ся», и «сов­ме­щать­ся», но ника­кой гаран­тии на буду­щее нет. Лишь пять про­цен­тов таких пар офи­ци­аль­но реги­стри­ру­ют свои отно­ше­ния. Как пра­ви­ло, такие пары распадаются.

Боль­шое коли­че­ство супру­же­ских пар пред­по­чи­та­ет откры­тый брак, фак­ти­че­ски уза­ко­ни­ва­ю­щий пра­во на изме­ну. Сто­рон­ни­ки тако­го типа бра­ка счи­та­ют, что если брак суще­ству­ет толь­ко на уровне дол­га, то он по сути себя исчер­пал. А самое глав­ное в бра­ке, по их мне­нию — это сво­бо­да. Но сво­бо­да от чего? От дей­стви­тель­но близ­ких отно­ше­ний, от люб­ви, от забо­ты? Итог таких «сво­бод­ных» бра­ков в сво­ем боль­шин­стве пла­че­вен — смерть супру­же­ских отно­ше­ний, люб­ви, опу­сто­шен­ность и депрессия.

Все более наби­ра­ет силу тен­ден­ция — появ­ле­ние так назы­ва­е­мых «двух­каръер­ных» семей. Это такие семьи, где оба супру­га, а не толь­ко муж, как в тра­ди­ци­он­ной семье, ста­вят перед собой зада­чи про­фес­си­о­наль­но­го роста и само­ре­а­ли­за­ции. В таких сою­зах семей­ные цен­но­сти отхо­дят на вто­рой, тре­тий план, а супру­ги пре­вра­ща­ют­ся в «парт­не­ров», кол­лег, сотрудников.

Во мно­гих семьях в несколь­ких поко­ле­ни­ях отсут­ству­ют муж­чи­ны, все чаще появ­ля­ет­ся так назы­ва­е­мая «мате­рин­ская семья», где жен­щи­на рожа­ет ребен­ка «для себя» и семья состо­ит из мамы, бабуш­ки и ребенка.

Попыт­кой постро­е­ния иска­жен­ных аль­тер­на­тив­ных отно­ше­ний явля­ют­ся и гомо­сек­су­аль­ные пары, свин­гер­ство, кон­ку­би­нат. Эти гру­бые паро­дии на семью неиз­беж­но завер­ша­ют­ся глу­бо­ки­ми лич­ност­ны­ми рас­строй­ства­ми, депрес­си­я­ми, пси­хо­со­ма­ти­че­ски­ми заболеваниями.

Это дале­ко не пол­ный пере­чень «аль­тер­на­тив­ных» вариантов.

Повре­жде­ны устои семьи.

Фак­ти­че­ски раз­ру­ше­на тра­ди­ци­он­ная семей­ная иерар­хия: зача­стую муж не явля­ет­ся гла­вой семьи. В силу сла­бо­сти и пас­сив­но­сти он вытес­ня­ет­ся на пери­фе­рию, эмо­ци­о­наль­но дистан­ци­ру­ет­ся, в то вре­мя как жена начи­на­ет зани­мать лиди­ру­ю­щую пози­цию, ста­но­вясь добыт­чи­ком и кор­миль­цем. Но, как отме­ча­ет игу­мен Геор­гий (Шестун), семья суще­ству­ет до тех пор, пока гла­вой семьи явля­ет­ся муж, и уми­ра­ет — рас­па­да­ет­ся тогда, когда жена «побе­дит» сво­е­го мужа.

Утра­че­на систе­ма послу­ша­ния детей. Тра­ди­ци­он­ные отно­ше­ния ува­же­ния, почи­та­ния стар­ших сме­ни­лись игно­ри­ро­ва­ни­ем их мне­ния, «само­стью», актив­ным про­ти­во­сто­я­ни­ем авто­ри­те­ту взрос­лых. В ито­ге ока­за­лась утра­че­на ста­рая исти­на: «ребе­нок, не почи­та­ю­щий сво­их роди­те­лей, не быва­ет долголетен»;

Нару­ше­ны свя­зи меж­ду поко­ле­ни­я­ми. Зача­стую мы ока­зы­ва­ем­ся «Ива­на­ми, не пом­ня­щи­ми род­ства», «пере­ка­ти-поле», забы­ва­ем и утра­чи­ва­ем свои кор­ни, тра­ди­ции, цен­но­сти, раз­ры­ва­ем духов­ные нити, свя­зы­ва­ю­щие чле­нов семьи в еди­ное целое.

Утра­че­но тра­ди­ци­он­ное вос­при­я­тие роди­тель­ства и детства.

Ката­стро­фи­че­ски упал пре­стиж мате­рин­ства и отцов­ства. Им на сме­ну при­шли куль­ты жиз­нен­но­го успе­ха, эго­цен­триз­ма, про­фес­си­о­наль­но­го роста. По сво­е­му соста­ву семья из рас­ши­рен­ной пере­шла к «ато­мар­ной», состо­я­щей из роди­те­лей и одно­го ребенка.

Как отме­тил мит­ро­по­лит Смо­лен­ский и Кали­нин­град­ский Кирилл на семи­на­ре коми­те­та по демо­гра­фи­че­ской поли­ти­ке, совре­мен­ные люди не хотят иметь несколь­ко детей не пото­му, что они бед­нее сво­их роди­те­лей, дедов и пра­де­дов, а, преж­де все­го пото­му, что жела­ют жить ком­форт­но, не воз­ла­гая на себя допол­ни­тель­ных обя­за­тельств… Чело­век не жела­ет жерт­во­вать собой, а ведь готов­ность к жерт­ве ради дру­го­го — важ­ней­ший при­знак люб­ви. Любовь и жерт­вен­ность — синонимы.

По резуль­та­там иссле­до­ва­ния ВЦИ­О­Ма, 51,9% опро­шен­ных счи­та­ют иде­аль­ной семью с дву­мя детьми, но реаль­но пла­ни­ру­ют иметь двух детей лишь 20,7%; иде­аль­ной счи­та­ют семью из трех детей — 17,9%, а пла­ни­ру­ют иметь трех детей толь­ко 3,4% опрошенных.

Уве­ли­чи­ва­ет­ся чис­ло без­дет­ных семей. Это те ситу­а­ции, когда супру­ги созна­тель­но отка­зы­ва­ют­ся от рож­де­ния детей, отда­вая при­о­ри­тет жиз­ни «для себя». Роди­те­ли все чаще видят в детях ненуж­ную обу­зу и пре­пят­ствие для дости­же­ния жиз­нен­ных целей.

Про­дол­жа­ет сни­жать­ся рож­да­е­мость. С1979 по 1990 год сред­не­го­до­вой есте­ствен­ный при­рост насе­ле­ния РСФСР состав­лял 769 тыс. чело­век А в пери­од с 1992 по 2002 год убыль насе­ле­ния достиг­ла одно­го мил­ли­о­на чело­век в год. С уче­том утра­чен­но­го при­ро­ста общие поте­ри нации за деся­ти­ле­тие соста­ви­ли око­ло шест­на­дца­ти мил­ли­о­нов человек

Послед­ствия подоб­ной тен­ден­ции могут быть подоб­ны­ми ситу­а­ции, сло­жив­шей­ся в Косо­во. Ака­де­мик И. Бес­ту­жев-Лада гово­рил о том, что сто лет назад на этом месте (в Косо­во) жило 2% албан­ско­го насе­ле­ния. Но серб­ские жен­щи­ны сиде­ли на собра­ни­ях и тас­ка­ли шпа­лы, а албан­ские жен­щи­ны сиде­ли у люлек и тас­ка­ли детей. К кон­цу девя­но­стых годов (при­том, что никто туда не при­ез­жал) албан­цев ста­ло 90%. И албан­цы потре­бо­ва­ли при­зна­ния сво­их прав. Когда выми­ра­ет одна циви­ли­за­ция, ее место тут же зани­ма­ет дру­гая. И мы не застра­хо­ва­ны от подоб­но­го фина­ла. Толь­ко поли­ти­ка, про­во­ди­мая руко­вод­ством стра­ны в послед­нее вре­мя, вну­ша­ет надеж­ду, что все-таки с нами тако­го не про­изой­дет, нация суме­ет встать на ноги.

Одна­ко пока ста­ти­сти­ка сви­де­тель­ству­ет о том, что две тре­ти всех бере­мен­но­стей в нашей стране закан­чи­ва­ют­ся абор­та­ми. Еже­днев­но совер­ша­ет­ся десять тысяч пре­ры­ва­ний бере­мен­но­сти. При этом 5% бюд­же­та здра­во­охра­не­ния тра­тит­ся на абор­ты. Как итог — еже­год­но 50 тысяч жен­щин утра­чи­ва­ют спо­соб­ность к деторождению.

Здо­ро­вье детей так­же нахо­дит­ся под угро­зой. Отме­ча­ет­ся зна­чи­тель­ный рост дет­ской забо­ле­ва­е­мо­сти. Так, по ста­ти­сти­че­ским дан­ным за послед­ние годы, в Рос­сии все­го 14% детей здо­ро­вы, 50% детей име­ют откло­не­ния в здо­ро­вье, 35% — хро­ни­че­ски боль­ны. По дан­ным ВОЗ, в высо­ко­раз­ви­тых стра­нах, к кото­рым отно­сит­ся Рос­сия, доля ново­рож­ден­ных, у кото­рых фик­си­ру­ют­ся при­зна­ки оли­го­фре­нии (вклю­чая сла­бые и про­ме­жу­точ­ные фор­мы) дости­га­ет 10–12%. В тяже­лой фор­ме болезнь пора­жа­ет 3–3,5% детей.

Неред­ко на пер­вый план высту­па­ют не толь­ко сома­ти­че­ские болез­ни, но и пси­хо­ло­ги­че­ские дис­функ­ции, так назы­ва­е­мые антро­по­ге­нии. Часто эти нару­ше­ния носят латент­ный, суб­кли­ни­че­ский харак­тер. Как отме­ча­ют В.И. Сло­бод­чи­ков и Е.И. Иса­ев, суть их состо­ит в подав­ле­нии и вытес­не­нии духов­но­го уров­ня, что вле­чет за собой обед­не­ние лич­но­сти, незре­лость, утра­ту базо­вых цен­но­стей. Отсут­ствие чет­ких нрав­ствен­ных пред­став­ле­ний о доб­ре и зле тол­ка­ет под­рост­ков на путь кри­ми­на­ла, алко­го­лиз­ма, наркомании.

Семей­ный кри­зис про­яв­ля­ет­ся и в осо­бен­но­стях семей­но­го вос­пи­та­ния. Утра­че­но пред­став­ле­ние о вос­пи­та­нии как жерт­вен­ной роди­тель­ской люб­ви, доб­ро­воль­ном «кре­сто­но­ше­нии», еже­днев­ном тру­де. Зача­стую роди­те­ли, в силу духов­ной и пси­хо­ло­ги­че­ской без­гра­мот­но­сти, отку­па­ют­ся от ребен­ка доро­ги­ми подар­ка­ми: ком­пью­те­ром, одеж­дой… Тем самым они лиша­ют детей духов­ной общ­но­сти, эмо­ци­о­наль­ной сопри­част­но­сти, живо­го обще­ния, обре­кая их на оди­но­че­ство в соб­ствен­ной семье.

Ока­за­лись пре­рван­ны­ми и педа­го­ги­че­ские тра­ди­ции. Дети нахо­дят­ся в усло­ви­ях посто­ян­ных непро­ду­ман­ных экс­пе­ри­мен­тов в шко­ле. Роди­те­ли про­яв­ля­ют уди­ви­тель­ную педа­го­ги­че­скую непод­го­тов­лен­ность в вопро­сах раз­ви­тия и вос­пи­та­ния ребен­ка, не име­ют эле­мен­тар­ных пред­став­ле­ний о духов­но-нрав­ствен­ной сфе­ре и осо­бен­но­стях ее формирования.

При­чи­ны кри­зи­са семьи мно­го­об­раз­ны и име­ют глу­бо­кие корни.

В первую оче­редь они свя­за­ны с утра­той духов­но­сти и гло­баль­ной лом­кой соци­аль­ных сте­рео­ти­пов. Совре­мен­ный чело­век заблу­дил­ся в поня­ти­ях «мож­но», «нель­зя», «хоро­шо», «пло­хо», пре­сы­тив­шись все­доз­во­лен­но­стью и сво­бо­дой. Но сво­бо­дой от чего? Все боль­ше и боль­ше напра­ши­ва­ет­ся вывод, что сво­бо­дой от сво­ей сове­сти и тех духов­ных, нрав­ствен­ных зако­нов, кото­рые были все­гда и кото­рые никто не отме­нял. Фор­маль­ная отме­на про­изо­шла с момен­та октябрь­ской рево­лю­ции, когда все ста­ло «мож­но», когда цер­ковь, пра­во­сла­вие ста­ли топ­тать, уби­вать, а вме­сте с этим ста­ли уби­вать цело­муд­рие, вер­ность, любовь и, по боль­шо­му сче­ту, весь инсти­тут тра­ди­ци­он­ной семьи. Воз­вы­шен­ная хри­сти­ан­ская эти­ка люб­ви все более ста­ла вытес­нять­ся пред­став­ле­ни­я­ми о «сво­бо­де» сек­са и пра­ве каж­до­го чело­ве­ка потвор­ство­вать сво­им желаниям.

Людям «раз­ре­ши­ли» созда­вать и вто­рую, и тре­тью семью, изме­нять, отме­ни­ли вен­ча­ние. Была раз­вер­ну­та целая про­грам­ма по соци­а­ли­за­ции жен­щин. Жен­щи­на ста­ла «бороть­ся» за рав­но­пра­вие с муж­чи­на­ми, эман­си­пи­ро­вать­ся (как пра­ви­ло, в ущерб семье). Семья как инсти­тут нача­ла уми­рать мед­лен­ной и мучи­тель­ной смер­тью. Сколь­ко лет потре­бу­ет­ся на ее вос­ста­нов­ле­ние? Это­го никто не знает.

Сле­ду­ю­щая при­чи­на свя­за­на с глу­бин­ным духов­ным кри­зи­сом лич­но­сти, насту­пив­шим в резуль­та­те «экс­пе­ри­мен­тов» со сво­бо­дой. Об этом подроб­но гово­рил Архи­епи­скоп Самар­ский и Сыз­ран­ский Сер­гий на фору­ме, посвя­щен­ном демо­гра­фи­че­ской поли­ти­ке в Самар­ском реги­оне. По сло­вам Вла­ды­ки, кри­зис лич­но­сти порож­да­ет кри­зис семьи. Спа­сем лич­ность, воз­ро­дим духов­ность — спа­сем наши семьи.

В этой свя­зи док­то­ром меди­цин­ских наук, про­фес­со­ром Рос­сий­ской меди­цин­ской ака­де­мии, экс­пер­том Гос­ду­мы И.А. Гун­да­ро­вым были про­ве­де­ны иссле­до­ва­ния по ана­ли­зу при­чин суще­ству­ю­ще­го кри­зи­са обще­ства и депо­пу­ля­ции рус­ско­го наро­да. Автор заду­мал­ся о страш­ном росте смерт­но­сти сре­ди рабо­то­спо­соб­но­го насе­ле­ния, начав­шем­ся в 1990‑е годы. С это­го вре­ме­ни вели­чи­на депо­пу­ля­ции (выми­ра­ния насе­ле­ния Рос­сии) соста­ви­ла при­мер­но 0,7% в год. Почему?

Для отве­та на этот вопрос иссле­до­ва­те­лем была про­ана­ли­зи­ро­ван ряд раз­лич­ных фак­то­ров: ухуд­ше­ние эко­ло­гии, зло­упо­треб­ле­ние спирт­ны­ми напит­ка­ми, куре­ние, бед­ность, гипо­ди­на­мия, стрес­сы, гипер­то­ния… Но в ито­ге зна­чи­мость этих фак­то­ров не была под­твер­жде­на, оста­вал­ся зага­доч­ный «фак­тор икс», кото­рый и отве­чал за выми­ра­ние нации.

Автор задал­ся вопро­сом, а не свя­зан ли он с духов­ны­ми при­чи­на­ми, кото­рые ранее во вни­ма­ние не при­ни­ма­лись. В свя­зи с этим Гун­да­ров и груп­па иссле­до­ва­те­лей ста­ли изу­чать вли­я­ние нрав­ствен­но­сти, рас­про­стра­нен­но­сти гре­хов на совре­мен­ное состо­я­ние в демо­гра­фии и выяс­ни­ли сле­ду­ю­щее. Да, дей­стви­тель­но, эта связь суще­ству­ет. Дока­за­но, что смерт­ность в обще­стве все­го на 30% опре­де­ля­ет­ся эко­но­ми­че­ски­ми и дру­ги­ми при­чи­на­ми, а на 60–85% обу­слов­ле­на имен­но духов­ны­ми иска­же­ни­я­ми. В част­но­сти, ростом таких гре­хов, как гор­ды­ня (кото­рая есть не что иное, как самость, амби­ци­оз­ность, наце­лен­ность на резуль­тат любой ценой), уны­ние (депрес­сия), среб­ро­лю­бие, жад­ность, когда мате­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чие ста­вит­ся во гла­ву угла.

Суще­ствен­ное воз­рас­та­ние гре­хов­но­го небла­го­по­лу­чия в обще­стве дало тол­чок к рез­ко­му скач­ку смерт­но­сти. Ана­ли­зи­руя при­чи­ны демо­гра­фи­че­ской ката­стро­фы в Рос­сии, Гун­да­ров утвер­жда­ет: «Нау­ка не пред­по­ла­га­ла, что суще­ству­ет народ, обла­да­ю­щий столь высо­кой духов­ной орга­ни­за­ци­ей и реа­ги­ру­ю­щий так дра­ма­тич­но на нрав­ствен­ное наси­лие». И, по сло­вам авто­ра, выход один — это путь каж­до­го из нас к Хра­му, духов­ное воз­рож­де­ние лич­но­сти, кото­рое при­ве­дет к духов­но­му воз­рож­де­нию общества.

Дру­гая при­чи­на семей­но­го кри­зи­са свя­за­на с агрес­сив­ной экс­пан­си­ей запад­ных сте­рео­ти­пов и некри­тич­ным их усво­е­ни­ем. Наси­лие, секс, культ непре­кра­ща­ю­щих­ся раз­вле­че­ний в любых вари­ан­тах актив­но насаж­да­ют­ся сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции, все более пре­вра­щая людей в плоть.

В наших шко­лах уси­лен­но насаж­да­ют­ся очень тон­ко заву­а­ли­ро­ван­ные деструк­тив­ные про­грам­мы, такие как «Пла­ни­ро­ва­ние семьи», «Ответ­ствен­ное роди­тель­ство», «Уме­ние ска­зать нет», про­грам­мы «толе­рант­но­сти» по отно­ше­нию к сек­су­аль­ным извра­ще­ни­ям и «лег­ким» нар­ко­ти­кам, кото­рые явля­ют­ся не чем иным, как скры­тым мето­дом нега­тив­но­го воз­дей­ствия на души детей.

Одно из опас­ней­ших запад­ных дви­же­ний, кото­рое актив­но насаж­да­лось в нашей стране и повсе­мест­но внед­ря­лось во всех шко­лах — дея­тель­ность ассо­ци­а­ции «Пла­ни­ро­ва­ние семьи». Под внешне бла­го­вид­ны­ми целя­ми — «без­опас­ный» секс, кон­тра­цеп­ция — про­тас­ки­ва­лись идеи, направ­лен­ные на раз­вал инсти­ту­та семьи и сокра­ще­ние чис­лен­но­сти насе­ле­ния. Не так дав­но одна извест­ная жен­щи­на-поли­тик при­зы­ва­ла к мас­со­вой сте­ри­ли­за­ции мало­иму­щих жен­щин, что­бы «нище­ту не пло­дить». И вот, мы «не пло­дим» уже почти никого.

Все идеи «Пла­ни­ро­ва­ния семьи» мож­но пред­ста­вить в виде сло­е­но­го пиро­га. Самый верх­ний слой — ком­мер­че­ский: фар­ма­ко­ло­ги­че­ские ком­па­нии стре­мят­ся как мож­но шире рас­про­стра­нять свою кон­тра­цеп­тив­ную про­дук­цию, абор­ты тоже при­но­сят при­быль, источ­ник зара­бот­ков есть и в про­ве­де­нии школь­ных секс-про­грамм. Вто­рой слой — это слой нрав­ствен­ный, вер­нее, без­нрав­ствен­ный. В «поло­вом вос­пи­та­нии» весь­ма заин­те­ре­со­ва­ны дель­цы от пор­но­гра­фии. Это поз­во­ля­ет им выра­щи­вать кад­ры потре­би­те­лей и про­из­во­ди­те­лей соот­вет­ству­ю­щих това­ров и услуг. Сле­ду­ю­щий слой — идео­ло­ги­че­ский, гео­по­ли­ти­че­ский: сни­же­ние рож­да­е­мо­сти ослаб­ля­ет госу­дар­ство и в конеч­ном ито­ге ведет к его уни­что­же­нию. В самом низу нахо­дит­ся пота­ен­ный, оккульт­ный слой. Извест­но, что осно­ва­те­лем дви­же­ния «Пла­ни­ро­ва­ние семьи» явля­ет­ся Мар­га­рет Зан­гер, кото­рая пред­ла­га­ла пла­ни­ро­вать чис­лен­ность насе­ле­ния, уни­что­жая непол­но­цен­ных, убо­гих, боль­ных. И мы зна­ем, к чему при­ве­ла эта точ­ка зре­ния в годы Вто­рой миро­вой войны.

Мар­га­рет Зан­гер утвер­жда­ла, что люди, остав­ши­е­ся на сво­бо­де, «созда­дут поис­ти­не рай зем­ной» путем высво­бож­де­ния сво­ей сек­су­аль­ной энер­гии, кото­рая в сою­зе с науч­ным под­хо­дом поз­во­лит создать расу гени­ев. И тогда «чело­ве­че­ство обла­го­ро­дит­ся и при­об­ре­тет бес­смер­тие», «откро­ет сек­рет веч­ной жиз­ни». «Ста­рая тра­ди­ци­он­ная мораль с ее пред­став­ле­ни­я­ми о поро­ке и болез­ни, с ее осуж­де­ни­ем бес­по­ря­доч­ных поло­вых свя­зей и про­сти­ту­ции, посте­пен­но отми­ра­ет… она слиш­ком без­от­вет­ствен­на и опас­на как для отдель­ной лич­но­сти, так и для соци­аль­но­го бла­го­по­лу­чия в целом», — про­воз­гла­ша­ла Зангер.

Основ­ной посту­лат «Пла­ни­ро­ва­ния семьи» — сня­тие вся­че­ских запре­тов, огра­ни­че­ний, норм; ведь все это меша­ет рас­кры­тию внут­рен­не­го потен­ци­а­ла ребен­ка. «Каж­дый дол­жен выра­ба­ты­вать свои соб­ствен­ные зако­ны, кото­рые бы дей­ство­ва­ли на опре­де­лен­ном эта­пе его жиз­ни…», «Устра­ни­те мораль­ное табу, свя­зы­ва­ю­щее чело­ве­че­ство и телес­но и духов­но, осво­бо­ди­те инди­ви­ду­у­ма от раб­ства тра­ди­ции» — такие при­зы­вы бук­валь­но про­пи­ты­ва­ют подоб­ные школь­ные программы.

Сла­ва Богу, в 2000 году экс­пер­ты МВД отнес­ли Рос­сий­скую ассо­ци­а­цию «Пла­ни­ро­ва­ние семьи» к оккульт­ным цен­трам. Одна­ко экс­пан­сия Запа­да еще не окончена.

Еще одна при­чи­на кри­зи­са семьи — раз­рыв род­ствен­ных тра­ди­ций и свя­зей. Как отме­чал Архи­епи­скоп Самар­ский и Сыз­ран­ский Сер­гий, с кор­нем ока­зал­ся вырван­ным тра­ди­ци­он­ный семей­ный уклад.

Моло­дые люди стре­мят­ся к само­сто­я­тель­но­сти и пре­не­бре­га­ют роди­тель­ски­ми сове­та­ми, счи­тая, что они-то уж луч­ше зна­ют, что им нуж­но. Утра­че­на тра­ди­ция роди­тель­ско­го бла­го­сло­ве­ния, роди­те­лей пере­ста­ли почи­тать. Юно­шей и деву­шек убе­ди­ли в том, что мож­но иметь не одно­го мужа или жену на всю жизнь, а несколь­ко «парт­не­ров». Мож­но и изме­нять, мож­но, если раз­лю­бил, полю­бить вновь и разой­тись с надо­ев­шей супру­гой или супру­гом. Семьи рас­па­да­ют­ся, пото­му что ими не доро­жат, они пере­ста­ли быть ценностью.

Так есть ли выход из кри­зис­ной ситу­а­ции, сло­жив­шей­ся в насто­я­щее вре­мя в сфе­ре семьи и семей­но­го вос­пи­та­ния? Каким бы кри­зис ни был глу­бо­ким, тем не менее выход из него суще­ству­ет. Помочь в пре­одо­ле­нии кри­зис­ной ситу­а­ции в первую оче­редь может вос­ста­нов­ле­ние в обще­ствен­ном созна­нии тра­ди­ци­он­ной цен­но­сти бра­ка, семьи, пре­сти­жа мате­рин­ства и отцов­ства, что нераз­рыв­но свя­за­но с пра­во­слав­ной тра­ди­ци­ей. По сло­вам Архи­епи­ско­па Самар­ско­го и Сыз­ран­ско­го Сер­гия, наше спа­се­ние, спа­се­ние семьи состо­ит в воз­вра­те к духов­ным кор­ням, тра­ди­ци­он­ным цен­но­стям. То есть, к духов­ной лич­но­сти, семье, пат­ри­о­тиз­му, ответ­ствен­но­сти перед Богом, опы­ту благочестия.

Воз­рож­де­ние оте­че­ствен­ной куль­тур­но-исто­ри­че­ской и духов­ной пра­во­слав­ной тра­ди­ции воз­мож­но через систе­му обра­зо­ва­ния, пре­по­да­ва­ние кур­сов «Пра­во­слав­ная куль­ту­ра», «Пра­во­слав­ная семья» в вузах и шко­лах. Вер­нем пра­во­сла­вие в обра­зо­ва­ние — спа­сем буду­щее наших детей. Очень важ­но с дет­ства, юно­сти фор­ми­ро­вать пра­виль­ную иерар­хию цен­но­стей, сре­ди кото­рых на пер­вом месте долж­на быть семья, ухо­дя­щая сво­и­ми кор­ня­ми в духов­ные пра­во­слав­ные тра­ди­ции, так как толь­ко через воз­рож­де­ние тра­ди­ци­он­но­го семей­но­го укла­да воз­мож­но сохра­не­ние и укреп­ле­ние совре­мен­ной семьи. Дру­го­го пути нет, ибо «дом без­за­кон­ных разо­рит­ся, а жили­ще пра­вед­ных про­цве­тет» (Притч. 14, 11).

Часть I. Семья и брак: основы

Глава 1. Существующие подходы к браку и семье

Семья и брак это «оста­ток рая на земле…»

Брак — это Боже­ствен­ный обряд. Он был частью замыс­ла Божия, когда Тот созда­вал чело­ве­ка. Это самая тес­ная и самая свя­тая связь на земле…

Брак — это соеди­не­ние двух поло­ви­нок в еди­ное целое. Две жиз­ни свя­за­ны вме­сте в такой тес­ный союз, что это боль­ше уже не две жиз­ни, а одна. Каж­дый до кон­ца сво­ей жиз­ни несет свя­щен­ную ответ­ствен­ность за сча­стье и выс­шее бла­го другого.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

Семья и брак: с точки зрения психологии и церкви

Для того, что­бы гово­рить о при­ро­де семьи и бра­ка, посмот­рим, как опре­де­ля­ют зна­че­ние этих поня­тий раз­лич­ные источ­ни­ки. Перед этим хоте­лось бы при­ве­сти обзор мета­фо­ри­че­ских пред­став­ле­ний о семье, пред­ло­жен­ных школь­ни­ка­ми стар­ших клас­сов. По их мне­нию, семья — это:

- город, кото­рый нам пред­сто­ит постро­ить и сохранить;

- пси­хо­ло­ги­че­ски замкну­тый круг;

- веник, кото­рый труд­но сломать;

- четы­ре нож­ки сто­ла, объ­еди­нен­ных общей столешницей;

- гавань, где тебя ждут;

- моя тень в сол­неч­ный день;

- кра­си­вый букет;

- ван­на, напол­нен­ная теп­лой водой и обиль­ной мяг­кой пеной;

- гнез­до ласточки;

- гриб­ни­ца опят;

- те люди, с кото­ры­ми хоро­шо в жизни;

- моле­ку­ла;

- оркестр, игра­ю­щий одну музыку;

- рако­ви­на;

- зон­тик, кото­рый защи­ща­ет от дождя;

- моя крепость;

- малень­кая вселенная.

Мож­но заме­тить, что прак­ти­че­ски все опре­де­ле­ния содер­жат общие при­зна­ки. Во-пер­вых, это целост­ность; во-вто­рых — защи­та. Эти харак­те­ри­сти­ки мож­но отме­тить и в тра­ди­ци­он­ных опре­де­ле­ни­ях семьи и бра­ка. Вот наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные из них.

В совре­мен­ной пси­хо­ло­гии семей­ных отно­ше­ний обще­при­ня­тым явля­ет­ся опре­де­ле­ние Н.Я. Соло­вье­ва. По мне­нию авто­ра, семья — это малая соци­аль­ная груп­па, важ­ней­шая фор­ма орга­ни­за­ции лич­но­го быта, осно­ван­ная на супру­же­ском сою­зе и род­ствен­ных свя­зях, то есть отно­ше­ни­ях меж­ду мужем и женой, роди­те­ля­ми и детьми, бра­тья­ми и сест­ра­ми и дру­ги­ми род­ствен­ни­ка­ми, живу­щи­ми вме­сте и веду­щи­ми общее хозяйство.

Понят­но, что это опре­де­ле­ние не охва­ты­ва­ет всей пол­но­ты семей­ных отно­ше­ний, в нем не хва­та­ет несколь­ких важ­ных зве­ньев. В Рос­сий­ской педа­го­ги­че­ской энцик­ло­пе­дии гово­рит­ся: «Семья — это осно­ван­ная на бра­ке или кров­ном род­стве малая груп­па, чле­ны кото­рой свя­за­ны общ­но­стью быта, вза­им­ной мораль­ной ответ­ствен­но­стью и вза­и­мо­по­мо­щью». Таким обра­зом, под­чер­ки­ва­ет­ся не толь­ко общ­ность быта и кров­но­го род­ства, но и вза­им­ные нрав­ствен­ные обя­зан­но­сти чле­нов семьи. Одна­ко осно­вы семьи не толь­ко нрав­ствен­ны, но и духов­ны по сво­ей природе.

В пра­во­слав­ной тра­ди­ции семья — это «малая цер­ковь». Поче­му имен­но цер­ковь? Вспом­ним, что поня­тие «цер­ковь» изна­чаль­но озна­ча­ет собра­ние, объ­еди­не­ние, един­ство людей в Боге. Поэто­му и хри­сти­ан­скую семью мож­но пони­мать как един­ство несколь­ких любя­щих друг дру­га людей, скреп­лен­ное живой верой в Бога.

Мы зна­ем, что Цер­ковь нико­гда не была гаран­том бла­го­по­лу­чия, без­мя­теж­но­го спо­кой­ствия. С момен­та сво­е­го осно­ва­ния она под­вер­га­лась непре­рыв­ным гоне­ни­ям, пере­жи­ва­ла беды, паде­ния, но неиз­мен­но выжи­ва­ла, укреп­ля­лась за счет еди­не­ния и живой веры ее чле­нов. Так и семья: ей при­хо­дить­ся пере­жи­вать и бури, и труд­но­сти, а ино­гда и лише­ния. Но эти невзго­ды в любя­щей семье лишь еще боль­ше укреп­ля­ют ее чле­нов и поз­во­ля­ют им духов­но возрасти.

В осно­ве семьи лежит брач­ный союз. Меж­ду поня­ти­я­ми «брак» и «семья» суще­ству­ет тес­ная вза­и­мо­связь, но в сути этих поня­тий есть и нема­ло спе­ци­фи­че­ско­го. Соци­аль­ный пси­хо­лог А.Г. Хар­чев опре­де­ля­ет брак как исто­ри­че­ски меня­ю­щу­ю­ся соци­аль­ную фор­му отно­ше­ний меж­ду жен­щи­ной и муж­чи­ной, посред­ством кото­рой обще­ство упо­ря­до­чи­ва­ет и санк­ци­о­ни­ру­ет их поло­вую жизнь и уста­нав­ли­ва­ет их супру­же­ские и роди­тель­ские пра­ва и обязанности.

Дан­ное опре­де­ле­ние, конеч­но, не рас­кры­ва­ет всей пол­но­ты и глу­би­ны бра­ка, кото­рый есть, преж­де все­го, таин­ство, тай­на. В хри­сти­ан­ской тра­ди­ции брак «есть таин­ство, в кото­ром при сво­бод­ном обе­ща­нии вер­ной люб­ви освя­ща­ет­ся супру­же­ский союз жени­ха с неве­стой для чисто­го рож­де­ния и вос­пи­та­ния детей и для вза­им­но­го вспо­мо­же­ния во спасении».

Таин­ство бра­ка состо­ит в сво­бод­ном соеди­не­нии двух лич­но­стей, но лич­но­стей раз­но­го пола. Само сло­во «пол», как отме­ча­ет игу­мен Геор­гий (Шестун), озна­ча­ет «поло­ви­на». Бытие пол­но­цен­ное, кото­рое каж­дый чело­век ищет, обре­та­ет­ся через бла­го­дат­ный союз муж­чи­ны и жен­щи­ны, когда два будут «одна плоть».

Брак, по сло­вам апо­сто­ла Пав­ла, «тай­на сия вели­кая есть». И семья — это есте­ствен­ное рас­кры­тие тай­ны пола в нас. Все богат­ство, вся пол­но­та лич­но­сти рас­кры­ва­ет­ся в бра­ке, когда супру­ги начи­на­ют видеть окру­жа­ю­щий мир через приз­му лич­но­сти дру­го­го, тем самым рас­ши­ряя свое вос­при­я­тие и делая его более объемным.

С про­бле­мой бра­ка тес­но свя­за­на про­бле­ма дву­един­ства чело­ве­че­ской при­ро­ды, кото­рую подроб­но рас­кры­ва­ет ИА Подо­ров­ская. В чем заклю­ча­ет­ся смысл дву­един­ства чело­ве­че­ской при­ро­ды? Обра­тим­ся к Свя­щен­но­му Писа­нию, кото­рое повест­ву­ет нам о том, что сотво­ре­ни­ем соб­ствен­но чело­ве­че­ской при­ро­ды тво­ре­ние чело­ве­ка не закан­чи­ва­ет­ся. В Бытии (1,26) гово­рит­ся: «И сотво­рил Бог чело­ве­ка (в един­ствен­ном чис­ле), муж­чи­ну и жен­щи­ну сотво­рил их (чис­ло мно­же­ствен­ное)». Соглас­но пер­вой кни­ги Бытия, изна­чаль­но чело­век пред­став­лял собой две чело­ве­че­ские ипо­ста­си (муж­скую и жен­скую), суще­ству­ю­щие в един­стве природы.

Все тво­ре­ние Божие «весь­ма хоро­шо». Это веч­ное опре­де­ле­ние твар­но­го бытия, дан­ное ему Богом. Но после того как Бог, завер­шая тво­ре­ние мира, созда­ет выс­шее суще­ство, венец тво­ре­ния — чело­ве­ка, Он как бы выска­зы­ва­ет неудо­вле­тво­ре­ние тем, что Сам создал, и гово­рит: «Не хоро­шо быть чело­ве­ку одно­му. Сотво­рим ему помощ­ни­ка соот­вет­ствен­но­го ему» (Быт. 2, 18). «И создал Гос­подь Бог из реб­ра, взя­то­го у чело­ве­ка, жену, и при­вел ее к чело­ве­ку» (Быт. 2, 22). Таким обра­зом, Бог берет часть чело­ве­че­ских качеств (свойств) от Ада­ма и тво­рит Еву, т. е. берет от Ада­ма Еву.

Еди­ное чело­ве­че­ское суще­ство, пол­но­та ста­но­вит­ся раз­де­лен­ной на две поло­ви­ны, на две вза­и­мо­до­пол­ня­ю­щие части. Обра­зу­ет­ся два пола: муж­ской и жен­ский. И эти две поло­ви­ны стре­мят­ся отныне соеди­нить­ся вме­сте онто­ло­ги­че­ски, бытий­но. Из это­го мож­но сде­лать сле­ду­ю­щий вывод о том, что раз­де­лил Бог, то толь­ко Он и может соеди­нить сно­ва. И это про­ис­хо­дит в таин­стве вен­ча­ния. По сло­вам игу­ме­на Геор­гия (Шесту­на), в таин­стве вен­ча­ния два отдель­ных чело­ве­ка уми­ра­ют, но рож­да­ет­ся новое «суще­ство» — семья, «мы».

После того как сре­ди живот­ных не нашлось Ада­му помощ­ни­ка соот­вет­ствен­но­го ему, Бог при­во­дит к нему жену, и Адам гово­рит: «Вот плоть от пло­ти моей, и кость от кости моей». Инте­рес­но, что сло­во «вот», в сла­вян­ском пере­во­де «се» явля­ет­ся в дан­ном слу­чае блед­ным пере­во­дом с еврей­ско­го. В еврей­ском тек­сте сто­ит меж­до­ме­тие, выра­жа­ю­щее вос­кли­ца­ние, при этом наи­бо­лее точ­ным его пере­во­дом на рус­ский язык явля­ет­ся вос­кли­ца­ние «Ура!».

Таким обра­зом, как отме­ча­ет иерей Олег Давы­ден­ков, ана­лиз Свя­щен­но­го Писа­ния поз­во­ля­ет сде­лать вывод о том, что раз­де­ле­ние полов совер­ша­ет­ся с целью удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­сти в обще­нии и соеди­не­ния в люб­ви сво­бод­ных и отлич­ных друг от дру­га ипо­ста­сей, создан­ных по обра­зу и подо­бию Божию. Как пред­веч­но соеди­ня­ют­ся меж­ду собой энер­ги­я­ми люб­ви Три Ипо­ста­си Божи­их, так и чело­век при­зван соеди­нить­ся со сво­ей половиной.

В сино­даль­ном пере­во­де гово­рит­ся о жене как о помощ­ни­це, кото­рая сотво­ре­на для мужа. Одна­ко неко­то­рые иссле­до­ва­те­ли-биб­ле­и­сты счи­та­ют, что пра­виль­нее было бы пере­ве­сти: сотво­рим ему вос­пол­ня­ю­ще­го, кото­рый бы был перед ним.

Про­фес­сор Тро­иц­кий в кни­ге «Хри­сти­ан­ская фило­со­фия бра­ка» заме­ча­ет, что в Свя­щен­ном Писа­нии гово­рит­ся не о вос­пол­не­нии в тру­де, а о вос­пол­не­нии в бытии. Жена, преж­де все­го, нуж­на мужу, как его alter ego, вто­рое «я». Итак, биб­лей­ское повест­во­ва­ние посту­ли­ру­ет исти­ну о дву­един­стве чело­ве­ка, реа­ли­зу­е­мо­го в брач­ном сою­зе муж­чи­ны и жен­щи­ны как рав­но­сущ­ных, соеди­нен­ных любо­вью ипостасей.

Зна­чи­мость бра­ка высо­ка, о чем сви­де­тель­ству­ет Свя­тое Еван­ге­лие: Гос­подь Бог свое пер­вое чудо по пре­тво­ре­нию воды в вино совер­шил имен­но на бра­ко­со­че­та­нии в Канне Галилейской.

Одна­ко суще­ству­ет и дру­гой, аль­тер­на­тив­ный вари­ант бытия — мона­ше­ство, кото­рый явля­ет­ся уде­лом избран­ных. В этом слу­чае через еди­не­ние с Богом чело­век еще при жиз­ни обре­та­ет ангель­ские свой­ства и пол­но­ту сво­ей лич­но­сти. Про­фес­сор, про­то­и­е­рей Глеб Коле­да гово­рил о том, что мона­ше­ство под­хо­дит для тех, кто богат любо­вью, чело­век же обыч­ный науча­ет­ся люб­ви в браке.

Для того что­бы рас­смот­реть цели бра­ка и усло­вия его суще­ство­ва­ния, необ­хо­ди­мо кос­нуть­ся поло­же­ний пси­хо­ло­гии и хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии о стро­е­нии личности.

Дух, душа и тело

Мы зна­ем, что в пси­хо­ло­гии пони­ма­ние лич­но­сти зача­стую зави­сит от того угла зре­ния, под кото­рым ее рас­смат­ри­ва­ет иссле­до­ва­тель. Имен­но он, руко­вод­ству­ясь сво­и­ми субъ­ек­тив­ны­ми кри­те­ри­я­ми, будет опре­де­лять зна­чи­мость тех или иных фраг­мен­тов лич­но­сти. Понят­но, что подоб­ный под­ход зна­чи­тель­но сужа­ет ее вос­при­я­тие и не дает воз­мож­но­сти уви­деть целост­ную картину.

Пони­ма­ние лич­но­сти в хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии зна­чи­тель­но отли­ча­ет­ся от свет­ско­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го: раз­дви­гая рам­ки ее узко­го мир­ско­го вос­при­я­тия, оно гово­рит о том, что лич­ность — это преж­де все­го духов­ное про­яв­ле­ние чело­ве­че­ской природы.

И, как отме­ча­ет игу­мен Геор­гий (Шестун), «лич­ность явля­ет­ся пока­за­те­лем чело­ве­ка как осо­бен­но­го тво­ре­ния Божия. Лич­ность — это пере­рас­та­ние чело­ве­че­ской при­ро­ды». Имен­но выход за рам­ки врож­ден­ных, исход­ных дан­ных, про­рыв в вер­ти­каль­ную систе­му коор­ди­нат, духов­ное воз­рас­та­ние дела­ет чело­ве­ка личностью.

Духов­ность в тра­ди­ци­он­ном пси­хо­ло­ги­че­ском и пра­во­слав­ном пони­ма­нии име­ет раз­ный смысл. Так, в «Крат­ком пси­хо­ло­ги­че­ском сло­ва­ре» духов­ность опре­де­ля­ет­ся как «выс­ший уро­вень раз­ви­тия и само­ре­гу­ля­ции зре­лой лич­но­сти, на кото­ром основ­ны­ми моти­ва­ци­он­но-смыс­ло­вы­ми регу­ля­то­ра­ми ее жиз­не­де­я­тель­но­сти ста­но­вят­ся выс­шие чело­ве­че­ские ценности».

Совре­мен­ные оте­че­ствен­ные пси­хо­ло­ги В.И. Сло­бод­чи­ков и Е.И. Иса­ев кон­ста­ти­ру­ют тот факт, что «в фило­соф­ско-пси­хо­ло­ги­че­ской лите­ра­ту­ре духов­ное нача­ло чело­ве­ка свя­зы­ва­ют с обще­ствен­ным и твор­че­ски-сози­да­тель­ным харак­те­ром его жиз­не­де­я­тель­но­сти, с вклю­чен­но­стью чело­ве­ка в мир куль­ту­ры». При этом духов­ные иска­ния чело­ве­ка фик­си­ру­ют­ся в про­дук­тах его худо­же­ствен­но-эсте­ти­че­ской дея­тель­но­сти — про­из­ве­де­ни­ях лите­ра­ту­ры, изоб­ра­зи­тель­но­го искус­ства, музы­ки, теат­ра. Таким обра­зом, в пси­хо­ло­гии духов­ный чело­век — это преж­де все­го куль­тур­ный человек.

С точ­ки зре­ния хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии духов­ный уро­вень лич­но­сти рас­смат­ри­ва­ет­ся как систе­мо­об­ра­зу­ю­щий ком­по­нент, инте­гри­ру­ю­щий чело­ве­ка в еди­ное целое, в лич­ность, создан­ную по обра­зу и подо­бию Божию. Дух, духов­ность, по сло­вам Гри­го­рия Бого­сло­ва, есть «части­ца Бога», кото­рая есть в каж­дом чело­ве­ке, и дела­ет чело­ве­ка дей­стви­тель­но человеком.

Дух не явля­ет­ся мате­ри­аль­ным, одна­ко мы можем «узнать» его по сле­ду­ю­щим про­яв­ле­ни­ям. Это голос сове­сти, слу­же­ние, спо­соб­ность к само­по­жерт­во­ва­нию, без­услов­ной люб­ви, пат­ри­о­тизм, страх Божий, жаж­да позна­ния Бога.

Архи­манд­рит Рафа­ил (Каре­лин) пишет, что «обыч­но дух чело­ве­ка нахо­дит­ся в неком спя­щем состо­я­нии, ибо погре­бен наши­ми стра­стя­ми и как бы оце­пе­нел, омерт­вел. В сер­деч­ной молит­ве про­буж­да­ет­ся чело­ве­че­ский дух». Имен­но молит­ва спо­соб­на вос­ста­но­вить раз­ру­шен­ную духов­ную связь чело­ве­че­ско­го духа с боже­ствен­ным духом, ту связь, кото­рая была разо­рва­на в резуль­та­те грехопадения.

Свя­ти­тель Тихон Задон­ский пишет, что «духов­ный чело­век — внут­рен­ний чело­век. Рож­да­ет­ся он в момент кре­ще­ния от воды и духа. Духа никто не может пора­бо­тить, свя­зать, пле­нить, и поэто­му все духов­ные — сво­бод­ны». Сход­ным обра­зом выска­зы­ва­ет­ся епи­скоп Игна­тий Брян­ча­ни­нов: «Чело­век назы­ва­ет­ся духов­ным, если име­ет в себе духа Божия».

Таким обра­зом, духов­ные люди в пра­во­слав­ном пони­ма­нии, это не те, кто вклю­чен в мир куль­ту­ры (хотя понят­но, что одно дру­го­му не меша­ет), а кто родил­ся духом и стал чело­ве­ком духов­ным, обла­да­ю­щим духов­ным умом, духов­но откры­ты­ми оча­ми. Рас­кры­тие духов­но­го уров­ня в лич­но­сти про­ис­хо­дит по мере воцер­ко­в­ле­ния, очи­ще­ния души от стра­стей постом, сми­ре­ни­ем, Таин­ством покаяния.

К сожа­ле­нию, в насто­я­щее вре­мя частым быва­ет нали­чие латент­ной духов­но­сти, пре­бы­ва­ние ее в неко­ем «дрем­лю­щем», подав­лен­ном, вытес­нен­ном состо­я­нии. Это та ситу­а­ция, когда чело­век, воз­мож­но, и не подо­зре­ва­ет о нали­чии духов­но­сти или име­ет об этом весь­ма сла­бое пред­став­ле­ние, руко­вод­ству­ясь в сво­ей повсе­днев­ной жиз­ни голо­сом стра­стей налич­но­го «я». Это весь­ма типич­но для нево­цер­ко­в­лен­но­го совре­мен­но­го чело­ве­ка, наце­лен­но­го на при­об­ре­те­ние жиз­нен­ных благ «здесь и теперь» в этой вре­мен­ной, зем­ной жиз­ни, дале­ко­го от Церк­ви и Бога.

И эта ситу­а­ция пред­став­ля­ет­ся чрез­вы­чай­но опас­ной. Мно­го­чис­лен­ные иссле­до­ва­ния под­твер­жда­ют, что в осно­ве мно­гих семей­ных и лич­ност­ных про­блем лежит глу­бин­ное подав­ле­ние имен­но духов­но­го уров­ня чело­ве­ка. Невоз­мож­ность уви­деть и осо­знать себя как тво­ре­ние Божие фор­ми­ру­ет устой­чи­вые сте­рео­ти­пы «тва­ри» с соот­вет­ству­ю­щи­ми эмо­ци­о­наль­ны­ми и пове­ден­че­ски­ми ком­плек­са­ми вне мора­ли и нрав­ствен­но­сти, во гла­ве угла кото­рых — удо­вле­тво­ре­ние любых сво­их жела­ний и потреб­но­стей, несмот­ря ни на что, жизнь по прин­ци­пам «хочу» и «мне».

Поэто­му очень важ­ным видит­ся «взра­щи­ва­ние» духов­но­го уров­ня лич­но­сти. Это поз­во­лит чело­ве­ку услы­шать голос Бога в сво­ей душе и перей­ти из гори­зон­таль­ной в вер­ти­каль­ную систе­му коор­ди­нат, в кото­рой опре­де­ля­ю­щей ста­нет имен­но духов­ное возрастание.

Важ­ней­шим в этом про­цес­се будет и иерар­хи­че­ское выстра­и­ва­ние лич­ност­ных уров­ней, о кото­рых подроб­но гово­рят отцы Церк­ви. И эта иерар­хия: дух — душа — тело. Так, Свя­той Иустин писал: «Тело есть жили­ще души, а душа — жили­ще духа; и эти три сохра­ня­ют­ся в тех, кото­рые име­ют надеж­ду и веру в Бога».

Душа, душев­ный уро­вень сопри­ка­са­ет­ся как с выше­ле­жа­щим Духов­ным, так и ниже­ле­жа­щим телес­ным. Ее внут­рен­нее содер­жа­ние вклю­ча­ет: чув­ства (аффек­ты), волю, разум, кото­рые свя­за­ны меж­ду собой духов­но-нрав­ствен­ны­ми стерж­ня­ми. При ослаб­ле­нии этих свя­зей про­ис­хо­дит рас­пад это­го уров­ня и всей лич­но­сти в целом.

Чело­век, име­ю­щий иерар­хи­че­ское устро­е­ние лич­но­сти с доми­нан­той на душев­ном уровне (душев­ный чело­век) огра­ни­чен рам­ка­ми зем­но­го бытия и наце­лен на раз­ви­тие в гори­зон­таль­ной плос­ко­сти: карье­ра, про­фес­сия, раз­ви­тие спо­соб­но­стей, эмо­ци­о­наль­ная жизнь — все это, будучи ото­рван­ным от духов­но­го кон­тек­ста, может уве­сти дале­ко в сто­ро­ну от жиз­ни веч­ной. Апо­стол Павел так гово­рил о душев­ном чело­ве­ке: «Душев­ный чело­век не при­ни­ма­ет того, что от Духа Божия, пото­му что он почи­та­ет это безу­ми­ем; и не может разу­меть, пото­му что о сем надоб­но судить духов­но» (1 Кор. 2, 15).

Телес­ный уро­вень в лич­но­сти — инстинк­тив­ный уро­вень, кото­рый наце­лен, преж­де все­го, на удо­вле­тво­ре­ние потреб­но­стей в еде, кро­ве, про­дол­же­нии рода. В то же вре­мя, это внеш­няя физи­че­ская обо­лоч­ка, в кото­рой оби­та­ет душа. Чело­век, цен­три­ро­ван­ный на этом уровне (плот­ский чело­век), огра­ни­чен потреб­но­стя­ми тела и, как пра­ви­ло, не заме­ча­ет в повсе­днев­ной жиз­ни про­яв­ле­ний Боже­ствен­но­го. Апо­стол Павел так гово­рил о плот­ских людях: «И я не мог гово­рить с вами, бра­тия, как с духов­ны­ми, но как с плот­ски­ми, как с мла­ден­ца­ми во Хри­сте. Я питал вас моло­ком, а не твер­дою пищею, ибо вы были еще не в силах, да и теперь не в силах, пото­му что вы еще плот­ские. Ибо, если меж­ду вами зависть, спо­ры и раз­но­гла­сия, то не плот­ские ли вы и не по чело­ве­че­ско­му ли обы­чаю посту­па­е­те?» (1 Кор. 3, 1–3).

Как отме­ча­ет про­фес­сор В.В. Меду­шев­ский, пра­виль­ное устро­е­ние чело­ве­ка иерар­хич­но. Сло­во «иерар­хия» пере­во­дит­ся как свя­щен­но­на­ча­лие. Веду­щее место, как отме­ча­лось выше, дол­жен зани­мать дух чело­ве­че­ский, кото­рый, пита­ясь Духом Свя­тым, оду­хо­тво­ря­ет душу, кото­рая, в свою оче­редь пре­об­ра­жа­ет и освя­ща­ет тело.

А каким обра­зом может вопло­щать­ся иерар­хич­ность лич­но­сти в супру­же­ских отно­ше­ни­ях? Сле­ду­ет отме­тить, что про­бле­ма иерар­хич­но­сти нахо­дит­ся на пере­се­че­нии двух гло­баль­ных кате­го­рий: лич­но­сти и семьи. Они явля­ют­ся тес­но сопря­жен­ны­ми меж­ду собой, т. к брак, лежа­щий в осно­ве семьи, как отме­ча­лось выше, — это встре­ча и соеди­не­ние двух лич­но­стей раз­но­го пола в еди­ное целое. При этом и семья и лич­ность явля­ют­ся непо­сти­жи­мы­ми раци­о­наль­ным путем тай­на­ми, кото­рые тес­но переплетены.

Хочет­ся сде­лать акцент на том, что совре­мен­ная семья стра­да­ет в боль­шой сте­пе­ни пото­му, что в ней встре­ча­ют­ся душев­ные или плот­ские люди с усе­чен­ной духов­но­стью. Они искренне пред­по­ла­га­ют, что наи­пер­вей­шая зада­ча в бра­ке — удо­вле­тво­рить соб­ствен­ные потреб­но­сти и нуж­ды, и если это­го не про­ис­хо­дит, начи­на­ют искать при­чи­ну неудо­вле­тво­рен­но­сти в сво­ей поло­вине. С этой пози­ци­ей сопря­жен целый ком­плекс пси­хо­ло­ги­че­ских про­блем и слож­но­стей, в осно­ве кото­рых лежит эго­цен­три­че­ская наце­лен­ность супру­гов. Имен­но она тол­ка­ет их на поиск «винов­но­го» в семей­ных про­бле­мах. Одна­ко такая уста­нов­ка изна­чаль­но про­иг­рыш­на, т. к вне духов­но­го роста супру­гов при­во­дит к хро­ни­че­ским семей­ным кон­флик­там и зача­стую к рас­па­ду семьи. Поэто­му духов­ный рост отдель­ной лич­но­сти есть пред­по­сыл­ка к сохра­не­нию всей семьи. И если супру­ги вста­нут на этот путь, то посте­пен­но они смо­гут откры­вать друг в дру­ге образ Божий, кото­рый явля­ет­ся ядром личности.

И еще один аспект про­бле­мы вопло­ще­ния иерар­хич­но­сти в семье обу­слов­лен тем, что в бра­ке могут соеди­нять­ся люди с про­ти­во­по­лож­ным иерар­хи­че­ским устро­е­ни­ем. В этом слу­чае воз­ни­ка­ет дру­гой ком­плекс про­блем, в осно­ве кото­рых лежит несо­от­вет­ствие базо­вых потреб­но­стей супру­гов. Напри­мер, одна поло­ви­на тяго­те­ет к духов­но­му, живет цер­ков­ной жиз­нью, любит молит­ву и пост, а вто­рая име­ет пре­об­ла­да­ю­щие телес­ные или душев­ные потреб­но­сти. Как гово­рил в этой свя­зи апо­стол Павел «мне вас жаль», так как такой брак неиз­беж­но содер­жит стра­да­ние, обу­слов­лен­ное мощ­ным вза­и­мо­вли­я­ни­ем и вза­и­мо­про­ник­но­ве­ни­ем лич­но­стей супругов.

Поэто­му еще до созда­ния бра­ка важ­но оце­нить, с кем будет созда­вать­ся еди­ное целое. Одна­ко здесь содер­жит­ся анти­но­мия, кото­рая опре­де­ля­ет­ся тем, что чудо и тай­на бра­ка в том и состо­ит, что Гос­подь часто соеди­ня­ет, каза­лось бы, несо­еди­ни­мое. И это про­ис­хо­дит неслучайно.

В свя­зи с этим свя­тые отцы гово­ри­ли, что «неве­ру­ю­щий муж спа­са­ет­ся через веру­ю­щую жену» и наобо­рот. Это про­ис­хо­дит тогда, когда более духов­ный супруг или супру­га суме­ет сми­рить­ся с тем, что «отста­ю­щий» не при­ни­ма­ет их цен­но­стей и будет тер­пе­ли­во молит­ся за свою поло­ви­ну и любить без­услов­но. И в этом слу­чае, воз­мож­но, Гос­подь рано или позд­но откро­ет духов­ные очи «отста­ю­ще­го» и помо­жет ему стать «новым» человеком.

И если супру­ги не оста­вят путь духов­но­го само­рас­кры­тия, то они смо­гут постро­ить дей­стви­тель­но креп­кую семью.

А если более духов­ный супруг не жела­ет сми­рять­ся и его тяго­тит крест семей­ной жиз­ни? В этом слу­чае воз­мо­жен раз­вод и поиск новых, более гар­мо­нич­ных отно­ше­ний. Одна­ко, как пока­зы­ва­ет прак­ти­ка, в новом бра­ке раз­ве­ден­ные супру­ги стал­ки­ва­ют­ся с теми же про­бле­ма­ми, кото­рые были не раз­ре­ше­ны в преды­ду­щей семье, воз­мож­но, даже в более тяже­лом вари­ан­те. И тогда опять чело­век вста­ет перед дилем­мой: сми­рять­ся, любить и про­сить помо­щи Божи­ей или раз­ры­вать отно­ше­ния и искать что-то дру­гое. Каж­дый чело­век опре­де­ля­ет­ся сам в сво­ем выбо­ре, так как обла­да­ет вели­чай­шим даром свободы.

Соот­вет­ствен­но трем уров­ням в лич­но­сти чело­ве­ка мож­но выде­лить и три сто­ро­ны в бра­ке. Это телес­ная (био­ло­ги­че­ская), душев­ная (соци­аль­ная) и духов­ная сто­ро­ны. В свою оче­редь этим трем сто­ро­нам соот­вет­ству­ют основ­ные цели в браке.

Основные цели в браке

На телес­ном (био­ло­ги­че­ском) уровне, как отме­чал свя­той Иоанн Зла­то­уст, смысл бра­ка — это удо­вле­тво­ре­ние есте­ствен­но­го телес­но­го физио­ло­ги­че­ско­го вле­че­ния, кото­рое зало­же­но в нас изна­чаль­но. Дру­ги­ми сло­ва­ми, брак есть уза­ко­нен­ное сред­ство под­дер­жа­ния обще­ствен­ной нравственности.

Резуль­тат телес­ной, био­ло­ги­че­ской бли­зо­сти — дети, кото­рые явля­ют­ся важ­ней­шим пло­дом бра­ка. Одна­ко телес­ная бли­зость не все­гда необ­хо­ди­мый атри­бут. Извест­ны слу­чаи, когда супру­же­ские пары соблю­да­ли невин­ность и цело­муд­рие. Напри­мер, так жили свя­той пра­вед­ный Иоанн Крон­штад­ский и его жена. Каж­дый из них дал обет цело­муд­рия еще в юно­сти, и соеди­не­ние в супру­же­стве было поис­ти­не ангель­ским. Люди, знав­шие этих супру­гов, пора­жа­лись необык­но­вен­ной неж­но­сти, с кото­рой они отно­си­лись друг к дру­гу. Но понят­но, что на подоб­ные отно­ше­ния в бра­ке спо­соб­ны немногие.

На душев­ном (соци­аль­ном) уровне цель бра­ка — это вза­им­ная под­держ­ка, пре­одо­ле­ние изо­ли­ро­ван­но­сти, обре­те­ние эмо­ци­о­наль­ной бли­зо­сти, чут­ко­сти через раз­де­ле­ние всех радо­стей и бед. На этом уровне в бра­ке рас­цве­та­ет глу­бо­кая неж­ность, смысл кото­рой заклю­ча­ет­ся в живом чув­стве вза­им­но­го вос­пол­не­ния друг друга.

Как отме­чал про­фес­сор, про­то­и­е­рей В. Зень­ков­ский, «…исче­за­ет чув­ство сво­е­го «я» как отдель­но­го чело­ве­ка, во внут­рен­нем мире и внеш­них делах муж и жена чув­ству­ют себя лишь частью како­го-то обще­го цело­го — один без дру­го­го не хочет ниче­го пере­жи­вать, хочет­ся все вме­сте видеть, делать, быть во всем все­гда вме­сте». И эта неж­ная забо­та друг о дру­ге помо­га­ет сфор­ми­ро­вать­ся забо­те о дру­гих людях, когда муж и жена, пре­одо­лев свой изна­чаль­ный эго­изм, ста­но­вят­ся откры­ты­ми для всех людей. Так рож­да­ет­ся соци­аль­ная, душев­ная чуткость.

На духов­ном уровне цель бра­ка глу­бо­ка: это вос­ста­нов­ле­ние сво­ей изна­чаль­ной целост­но­сти, пер­во­об­ра­за по обра­зу и подо­бию Божию через без­услов­ную любовь и при­ня­тие дру­го­го как само­го себя. Это рас­кры­тие через дру­го­го чело­ве­ка всей пол­но­ты личности.

В бра­ке про­ис­хо­дит пре­об­ра­же­ние чело­ве­ка, рас­ши­ре­ние его лич­но­сти, пре­одо­ле­ние экзи­стен­ци­аль­но­го оди­но­че­ства и замкну­то­сти на самом себе. В бра­ке чело­век начи­на­ет видеть мир по-осо­бо­му, через дру­гую лич­ность, с кото­рой соеди­ня­ет­ся в еди­ное духов­ное целое.

Реа­ли­за­ция этой зада­чи в бра­ке — это «созда­ние остат­ка рая на зем­ле». Это тот ост­ро­вок, кото­рый не был уни­что­жен ката­стро­фа­ми, ката­клиз­ма­ми, это тот оплот, кото­рый сози­да­ют двое в вели­ком таин­стве любви.

Для каж­до­го из чле­нов семьи брак, семья ста­но­вят­ся шко­лой люб­ви, в кото­рой посто­ян­но учат­ся отда­вать себя дру­гим, забо­тить­ся, обе­ре­гать. На осно­ва­нии вза­им­ной супру­же­ской люб­ви рож­да­ет­ся роди­тель­ская любовь, ответ­ная любовь детей к роди­те­лям, бабуш­кам, дедуш­кам, бра­тьям и сест­рам. В духов­но здо­ро­вой семье все общее: радость и горе. Все собы­тия семей­ной жиз­ни объ­еди­ня­ют и уси­ли­ва­ют чув­ство вза­им­ной любви.

Про­фес­сор, про­то­и­е­рей Глеб Коле­да гово­рил о том, что чело­век науча­ет­ся люб­ви в бра­ке. Люди же совре­мен­ные часто ищут в супру­же­стве не шко­лы люб­ви, а само­утвер­жде­ния и удо­вле­тво­ре­ния сво­их стра­стей. Такой брак изна­чаль­но обре­чен на рас­пад. В пра­во­слав­ной тра­ди­ции семей­ная жизнь вос­при­ни­ма­ет­ся как «путь ко спа­се­нию» через дру­го­го чело­ве­ка, вос­хож­де­ние к кото­ро­му свя­за­но с несе­ни­ем «кре­ста» повсе­днев­ных обя­зан­но­стей, вза­им­ных забот, сотруд­ни­че­ства, пони­ма­ния, согласия.

Еди­не­ние супру­гов в бра­ке очень глу­бо­ко, и оно про­ис­хо­дит на всех лич­ност­ных уров­нях: духов­ном, душев­ном, телес­ном. Это еди­не­ние столь вели­ко, что часто мож­но наблю­дать, что супру­ги, про­жив­шие вме­сте дли­тель­ное вре­мя, ста­но­вят­ся похо­жи телес­но и душевно.

О еди­не­нии в бра­ке пре­крас­но ска­за­ла свя­тая муче­ни­ца цари­ца Александра:

«Еще один важ­ный эле­мент в семей­ной жиз­ни — это един­ство инте­ре­сов. Ничто из забот жены не долж­но казать­ся слиш­ком мел­ким, даже для гигант­ско­го интел­лек­та само­го вели­ко­го из мужей. С дру­гой сто­ро­ны, каж­дая муд­рая и вер­ная жена будет охот­но инте­ре­со­вать­ся дела­ми ее мужа. Она захо­чет узнать о каж­дом его новом про­ек­те, плане, затруд­не­нии, сомне­нии. Она захо­чет узнать, какое из его начи­на­ний пре­успе­ло, а какое нет, и быть в кур­се всех его еже­днев­ных дел. Пусть оба серд­ца раз­де­ля­ют и радость, и стра­да­ние. Пусть они делят попо­лам груз забот. Пусть все в жиз­ни у них будет общим. Им сле­ду­ет вме­сте ходить в Цер­ковь, молить­ся рядом, вме­сте при­но­сить к сто­пам Бога груз забот о сво­их детях и обо всем доро­гом для них. Поче­му бы им не пого­во­рить друг с дру­гом о сво­их иску­ше­ни­ях, сомне­ни­ях, тай­ных жела­ни­ях и не помочь друг дру­гу сочув­стви­ем, сло­ва­ми обод­ре­ния. Так они и будут жить одной жиз­нью, а не дву­мя. Каж­дый в сво­их пла­нах и надеж­дах обя­зан поду­мать и о дру­гом. Друг от дру­га не долж­но быть ника­ких сек­ре­тов. Дру­зья у них тоже долж­ны быть толь­ко общие. Таким обра­зом, две жиз­ни сольют­ся в одну жизнь, и они раз­де­лят и мыс­ли, и жела­ния, и чув­ства, и радость, и горе, и удо­воль­ствие, и боль друг друга».

Глава 2. Условия существования брака

Оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать свою, и при­ле­пит­ся к жене сво­ей; и будут одна плоть (Быт. 2,24).

Есть нечто свя­тое и вызы­ва­ю­щее почти бла­го­го­вей­ный страх в том, что жена, всту­пая в брак, сосре­до­та­чи­ва­ет все свои инте­ре­сы на том, кого она берет себе в мужья. Она остав­ля­ет дом сво­е­го дет­ства, мать, отца, раз­ры­ва­ет нити, кото­рые ее свя­зы­ва­ют с про­шлой жиз­нью. Она остав­ля­ет те раз­вле­че­ния, к кото­рым рань­ше при­вык­ла… жена в пол­ном смыс­ле сло­ва все отда­ет сво­е­му мужу. Дня любо­го муж­чи­ны это тор­же­ствен­ный момент — при­нять ответ­ствен­ность за моло­дую, хруп­кую, неж­ную жизнь, кото­рая дове­ри­лась ему, и леле­ять ее, защи­щать, обе­ре­гать, пока смерть не вырвет из рук его сокро­ви­ще или не пора­зит его самого.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

Для того что­бы брак суще­ство­вал, необ­хо­ди­мо выпол­не­ние неко­то­рых серьез­ных усло­вий, слу­жа­щих фун­да­мен­том для проч­но­го зда­ния семьи. О глав­ном из них ска­за­но в Свя­щен­ном Писа­нии: «Оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать свою и при­ле­пит­ся к жене сво­ей; и будут одна плоть» (Быт. 2,24). Что зна­чит «оста­вит отца и мать свою»? «Оста­вит» — это не зна­чит забу­дет, уйдет навсе­гда, но выстро­ит дру­гую систе­му отно­ше­ний с роди­те­ля­ми, Дру­гую иерар­хию. Для выпол­не­ния это­го усло­вия необ­хо­ди­мо обре­сти в первую оче­редь эмо­ци­о­наль­ную, затем физи­че­скую и эко­но­ми­че­скую неза­ви­си­мость от роди­те­лей, огра­ни­чить роди­тель­ское влияние.

Независимость от родителей

Неза­ви­си­мость необ­хо­ди­ма, ина­че семья не состо­ит­ся как семья не ста­нет само­сто­я­тель­ной. Роди­те­ли, конеч­но, при этом не будут забы­ты, про­сто они зай­мут в семье моло­дых новое место. Для жена­то­го чело­ве­ка на пер­вом месте долж­на быть жена, для замуж­ней — муж, и толь­ко потом отец и мать. Свя­той ста­рец Паи­сий Свя­то­го­рец так писал об этом:

«Зада­ча роди­те­лей завер­ша­ет­ся как толь­ко их дети созда­ют соб­ствен­ную семью… После это­го дети долж­ны роди­те­лям лишь две вещи: огром­ное ува­же­ние и столь­ко люб­ви, сколь­ко нуж­но питать к сво­им роди­те­лям. Я не хочу ска­зать, что муж и жена не долж­ны любить сво­их роди­те­лей. Нет. Но спер­ва они долж­ны иметь боль­шую любовь меж­ду собой и толь­ко потом любить сво­их роди­те­лей. …Что­бы в семье были мир и согла­сие, очень помо­жет вот что: муж дол­жен любить свою жену боль­ше, чем свою мать, и боль­ше, чем кого бы то ни было из сво­их близ­ких и род­ных. Любовь супру­га к роди­те­лям долж­на лить­ся через его жену. Конеч­но, и жена долж­на вести себя так же».

Про­бле­мы воз­ни­ка­ют тогда, когда взрос­лый муж­чи­на пыта­ет­ся оди­на­ко­во любить мать и жену. Изна­чаль­но эта ситу­а­ция обре­че­на на неуспех: жена чув­ству­ет, что она не пер­вая, мать рев­ну­ет сына к жене, — кон­флик­ты вырас­та­ют из ниче­го. Если есть малей­шая воз­мож­ность, необ­хо­ди­мо жить отдель­но от роди­те­лей. Понят­но, что это сде­лать в наше вре­мя не все­гда про­сто, одна­ко для это­го необ­хо­ди­мо при­ло­жить мак­си­мум уси­лий: сни­мать квар­ти­ру, менять жилье, жить в обще­жи­тии… Поче­му это жела­тель­но? Посколь­ку брак — это духов­ное таин­ство, муж и жена в резуль­та­те его ста­но­вят­ся одним целым друг с дру­гом, но не с роди­те­ля­ми. Какие бы ни были заме­ча­тель­ные мать и отец, но они уже не могут иметь преж­не­го зна­че­ния для супру­гов. Роди­те­ли при этом долж­ны сми­рить­ся и ждать, когда дети их позо­вут на помощь, хотя так быва­ет не все­гда. Неред­ки ситу­а­ции, когда отцы и чаще мате­ри актив­но внед­ря­ют­ся в жизнь моло­дых, желая «дер­жать руку на пуль­се». Ино­гда при сов­мест­ном про­жи­ва­нии с роди­те­ля­ми дело дохо­дит до абсур­да. В свя­зи с этим вспо­ми­на­ет­ся ситу­а­ция из жиз­ни моло­дых супру­гов, толь­ко-толь­ко всту­пив­ших в брак

Поже­нив­шись, моло­дые реши­ли жить в боль­шой, удоб­ной квар­ти­ре вме­сте с мате­рью мужа, рас­су­див так и мате­ри весе­лее, и моло­дым про­ще. Где надо, она под­страху­ет, при­го­то­вит, пости­ра­ет. Вна­ча­ле все так и было. Но мать ста­ла про­яв­лять чрез­мер­ную забо­ту о супру­гах, пере­сту­пая гра­ни допу­сти­мо­го. В любой момент она мог­ла зай­ти в ком­на­ту моло­до­же­нов и спро­сить: «А как там мои голуб­ки пожи­ва­ют?» Понят­но, что такая «забо­та» вско­ре ста­ла тяго­тить, а потом и при­во­дить к кон­флик­там. Муж ока­зал­ся «меж­ду двух огней»: и мать страш­но оби­деть, и семей­ной жиз­ни как тако­вой нет. В конеч­ном ито­ге вос­тор­же­ство­вал разум и любовь к жене. Квар­ти­ру сроч­но раз­ме­ня­ли и моло­дые посе­ли­лись отдель­но. Толь­ко тогда они смог­ли начать стро­ить дей­стви­тель­но свою семью, при этом отно­ше­ния с мамой мужа не испор­ти­лись, а, наобо­рот, окреп­ли, встре­чи с ней ста­ли при­но­сить боль­шую радость.

* * *

Отдель­но хоте­лось бы ска­зать об эмо­ци­о­наль­ном отде­ле­нии от роди­те­лей. Это очень слож­ный момент, и про­цесс отде­ле­ния может длить­ся дол­гие годы, так как «эмо­ци­о­наль­ная пупо­ви­на», свя­зы­ва­ю­щая роди­те­лей и детей, может быть очень и очень креп­ка. И это понят­но: дей­стви­тель­но тяже­ло после столь­ких лет сов­мест­ной жиз­ни с роди­те­ля­ми пере­стро­ить­ся, дистан­ци­ро­вать­ся и все основ­ные вопро­сы решать внут­ри сво­ей семьи со сво­ей половиной.

Часто мож­но уви­деть пары, отно­ше­ния в кото­рых не стро­ят­ся из-за того, что эмо­ци­о­наль­но муж­чи­на бли­же к мате­ри, чем к жене. Это может про­яв­лять­ся даже в таких мело­чах, когда он пред­по­чи­та­ет обе­дать у сво­ей мамы, пото­му что она луч­ше гото­вит. Понят­но, что в таких слу­ча­ях рев­ность ста­но­вит­ся частым про­яв­ле­ни­ем в семье.

Такие силь­ные эмо­ци­о­наль­ные свя­зи с роди­те­ля­ми в пси­хо­ло­гии носят назва­ние сим­био­ти­че­ских. Сво­и­ми кор­ня­ми они, как пра­ви­ло, ухо­дят в дале­кое про­шлое, в дет­ство, когда ребе­нок был чрез­мер­но при­вя­зан к мате­ри, и мать сама не спо­соб­ство­ва­ла эмо­ци­о­наль­но­му отде­ле­нию ребен­ка и обре­те­нию им самостоятельности.

Очень часто в осно­ве тако­го явле­ния лежат неосо­зна­ва­е­мые пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы самой мате­ри. Наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ны­ми явля­ют­ся страх остать­ся одной после взрос­ле­ния Детей, кон­фликт с мужем, про­фес­си­о­наль­ная несо­сто­я­тель­ность и т. д. Все это может «закры­вать­ся» бли­зо­стью с ребен­ком, чрез­мер­ной забо­той и опе­кой о нем. Это попыт­ка лич­ност­но и духов­но незре­лой жен­щи­ны убе­жать от про­блем, выстро­ить «поли­ти­ку страуса».

Стра­да­ет, как пра­ви­ло, ребе­нок. Даже став взрос­лым чело­ве­ком, он не может отде­лить­ся от мате­ри, стать само­сто­я­тель­ным и выстро­ить гар­мо­нич­ные отно­ше­ния с соб­ствен­ной женой. А часто такие повзрос­лев­шие инфан­тиль­ные маль­чи­ки так и не могут создать соб­ствен­ной семьи, про­дол­жая «дер­жать­ся за юбку» мамы.

По это­му пово­ду мож­но при­ве­сти такой пример.

Жен­щи­на (Татья­на), око­ло 40 лет, жало­ва­лась на то, что муж­чи­на (Игорь), с кото­рым она встре­ча­ет­ся боль­ше деся­ти лет, не хочет офи­ци­аль­но реги­стри­ро­вать брак, созда­вать семью. В тече­ние все­го вре­ме­ни они пери­о­ди­че­ски встре­ча­ют­ся, ходят гулять, в гости, вме­сте отды­ха­ют, но не более того. Оба сво­бод­ны: он не женат, она не заму­жем. В прин­ци­пе, как отме­ча­ла Татья­на, есть любовь, дове­рие, но… вме­сте жить не полу­ча­ет­ся. Боль­шую часть вре­ме­ни Игорь про­во­дит воз­ле мамы, как он сам отме­ча­ет: «Она силь­но ску­ча­ет, пере­жи­ва­ет, когда я задер­жи­ва­юсь, не может дол­го без меня». Поэто­му он все вре­мя рядом, ста­ра­ет­ся не рас­стра­и­вать мать, ста­ра­ет­ся быть с ней как мож­но чаще, ведь «ей нель­зя вол­но­вать­ся, серд­це больное».

Одна­жды Татья­на реши­ла риск­нуть: «Будь, что будет, рожу от Иго­ря ребен­ка, может быть, таким путем мы будем вме­сте». Она не удер­жа­лась и рас­ска­за­ла Иго­рю о сво­их пла­нах. Итог ока­зал­ся пла­че­вен. Окон­ча­тель­но испу­гав­шись, он сде­лал свой выбор: оста­вив Татья­ну, он пред­по­чел коро­тать жизнь воз­ле мате­ри. Татья­на, что назы­ва­ет­ся, оста­лась у раз­би­то­го коры­та — без потен­ци­аль­но­го мужа, без дру­га и без ребенка.

* * *

Тако­ва сила сим­био­ти­че­ских эмо­ци­о­наль­ных уз. И если чело­век сам не захо­чет духов­но воз­рас­тать и раз­ры­вать туго обви­ва­ю­щую его «пупо­ви­ну», он не смо­жет постро­ить дей­стви­тель­но взрос­лых и любя­щих отно­ше­ний с пред­ста­ви­те­лем дру­го­го пола.

Итак, соблю­де­ние прин­ци­па остав­ле­ния роди­те­лей явля­ет­ся усло­ви­ем постро­е­ния соб­ствен­ной семьи. Одна­ко это не озна­ча­ет, что роди­те­лей надо бро­сать. Отнюдь. Роди­те­лей надо и наве­щать и помо­гать им, но при­о­ри­те­ты долж­ны быть рас­став­ле­ны правильно.

Дру­гим важ­ным усло­ви­ем суще­ство­ва­ния бра­ка явля­ет­ся нали­чие пра­виль­ной семей­ной иерархии.

Семейная иерархия

Иерар­хия, или сопод­чи­нен­ность, есть во всем. Есте­ствен­но, она суще­ству­ет и в семье. Тра­ди­ци­он­ная иерар­хия, это Бог — муж — жена — ребе­нок. Муж под­чи­нен Богу, жена под­чи­не­на мужу, ребе­нок — родителям.

Апо­стол Павел гово­рил: «Хочу так­же, что­бы вы зна­ли, что вся­ко­му мужу гла­ва Хри­стос, жене гла­ва — муж, а Хри­сту гла­ва — Бог. Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа. Впро­чем, ни муж без жены, ни жена без мужа, в Гос­по­де. Ибо как жена от мужа, так и муж через жену; все же — от Бога» (1 Кор. 11, 3,8–9,11–12).

Таким обра­зом, пра­во­слав­ная иерар­хия уста­нав­ли­ва­ет еди­не­ние мужа и жены, не лишая при этом каж­до­го из них сво­е­го осо­бо­го пути, осо­бо­го слу­же­ния. В под­чи­не­нии жены мужу нет ниче­го уни­зи­тель­но­го, постыд­но­го, так как жен­щи­на и муж­чи­на обла­да­ют изна­чаль­но раз­ной при­ро­дой, «ибо преж­де создан Адам, а потом Ева» (1 Тим. 2, 13).

«Жена да боит­ся мужа сво­е­го» (Еф. 5, 33), — ска­за­но в Свя­щен­ном Писа­нии. «Боит­ся» — это зна­чит не боять­ся, а, преж­де все­го, ува­жать, почи­тать. Имен­но почи­та­ние муж­чи­ны мы сей­час, к сожа­ле­нию, прак­ти­че­ски утра­ти­ли. Жен­щи­на берет на себя муж­ские функ­ции, но в семье от это­го, как пра­ви­ло, счаст­ли­вее никто не ста­но­вит­ся: муж начи­на­ет выпи­вать, заво­дить вне­брач­ные свя­зи и часто совсем ухо­дит из семьи.

Как под­чер­ки­ва­ет игу­мен Геор­гий (Шестун), «семья суще­ству­ет до тех пор, пока гла­вой семьи явля­ет­ся муж». Муж сам дол­жен все­гда пом­нить о том, что содер­жать и хра­нить семью — его пря­мая обя­зан­ность. Если он не явля­ет­ся и не осо­зна­ет себя гла­вой, то бес­со­зна­тель­но начи­на­ет стра­дать, а жен­щи­на, стре­мясь ком­пен­си­ро­вать супру­же­ские про­бле­мы дости­же­ни­я­ми, карье­рой, иска­жа­ет свою природу.

Семей­ная иерар­хия заклю­ча­ет­ся в том, что жена почи­та­ет и ува­жа­ет мужа, а муж чтит Бога и «любит свою жену как само­го себя» (Еф. 5, 33). В этом слу­чае и дети слу­ша­ют сво­их роди­те­лей. Это и есть спа­се­ние друг через дру­га; мы выпол­ня­ем свою роль в семье и помо­га­ем ближ­не­му занять свое место.

При этом про­бле­ма рас­пре­де­ле­ния вла­сти супру­гов исклю­ча­ет­ся: ни тот, ни дру­гой не долж­ны иметь друг над дру­гом абсо­лют­ной вла­сти, так как вели­чай­шая муд­рость хри­сти­ан­ско­го бра­ка — дать пол­ную сво­бо­ду тому, кого любишь, ибо зем­ной брак — подо­бие Бра­ка небес­но­го — Хри­ста и Церк­ви, в осно­ве сво­ей име­ю­ще­го пол­ную свободу.

Соот­вет­ствен­но, сле­ду­ю­щее усло­вие суще­ство­ва­ния бра­ка — усло­вие сво­бод­но­го выбора.

Свободный выбор

Сво­бо­да, сво­бод­ный выбор чело­ве­ка явля­ют­ся кам­нем пре­ткно­ве­ния в совре­мен­ной пси­хо­ло­гии. В свя­зи с этим есть две поляр­ные точ­ки зре­ния — детер­ми­низм и индетерминизм.

Детер­ми­ни­сты (напри­мер, сто­рон­ни­ки пси­хо­ана­ли­ти­че­ско­го направ­ле­ния в пси­хо­ло­гии) не при­зна­ют в чело­ве­ке сво­бо­ды воли. Они утвер­жда­ют, что чело­век дей­ству­ет толь­ко под вли­я­ни­ем объ­ек­тив­ных и субъ­ек­тив­ных при­чин и под­чи­ня­ет­ся наи­бо­лее зна­чи­мой из них в дан­ной момент. Хри­сти­ан­ская пра­во­слав­ная пси­хо­ло­гия раз­де­ля­ет точ­ку зре­ния инде­тер­ми­низ­ма, соглас­но кото­рой чело­век создан Богом изна­чаль­но сво­бод­ным и спо­соб­ным делать свой выбор.

Пре­по­доб­ный Мака­рий Еги­пет­ский гово­рил таю «А ты создан по обра­зу и подо­бию Божию, пото­му что как Бог сво­бо­ден и тво­рит, что хочет… так сво­бо­ден и ты». Дей­стви­тель­но, чело­век сво­бо­ден в выбо­ре, в поступ­ке и несет за это пол­ную ответ­ствен­ность. Сво­бо­да чело­ве­ка неиз­ме­ри­мо высо­ка и вели­ка, но и страш­на — это вели­чай­шая ответ­ствен­ность чело­ве­ка перед Богом.

Итак, чело­век сво­бо­ден, но сво­бо­да без духов­но­сти, без при­об­ре­тен­ной в духов­ном опы­те муд­ро­сти пре­вра­ща­ет­ся, по АС. Пуш­ки­ну, в «безум­ство гибель­ной сво­бо­ды», в «чад небы­тия». Это то, что Ф.М. Досто­ев­ский назы­вал своеволием.

Имен­но сво­бо­да лежит в осно­ве выбо­ра муж­чи­ны и жен­щи­ны; сво­бод­ное дви­же­ние навстре­чу друг дру­гу — это тоже вели­кая тай­на встре­чи и бра­ка. Понят­но, что если брак заклю­ча­ет­ся из-под пал­ки, если в осно­ве его лежит при­нуж­де­ние со сто­ро­ны, любовь и еди­не­ние не ста­нут пло­да­ми его. Хотя в преж­ние вре­ме­на не ред­ко­стью были ситу­а­ции, когда роди­те­ли моло­дых, даже не спра­ши­вая их согла­сия, устра­и­ва­ли сва­дьбы. Харак­тер­но, что бра­ки были креп­ки­ми, супру­ги и жили в согла­сии, и детей рожа­ли, и на ноги их ста­ви­ли, и хозяй­ством занимались.

С чем же свя­за­на такая ста­биль­ность отно­ше­ний даже без «сво­бод­но­го выбо­ра»? По всей види­мо­сти, дело в силе послу­ша­ния детей роди­те­лям, сми­ре­нии, ува­же­нии роди­тель­ско­го выбо­ра, пол­ном дове­рии роди­тель­ской воле. Где сей­час най­дешь таких детей?

И еще одно усло­вие суще­ство­ва­ния бра­ка: пре­одо­ле­ние эго­цен­триз­ма, кото­рый зало­жен в каж­дом из нас изначально.

Преодоление эгоцентризма

Вспом­ним о двух уров­нях «я» в лич­но­сти любо­го чело­ве­ка. В этом кон­тек­сте ТА Фло­рен­ская выде­ля­ет т.н. налич­ное «я». По К Род­жер­су, это «я»-концепция; по А Мас­лоу, «я»-реальное. К. Юнг в этой свя­зи гово­рит об «эго». Это тот уро­вень «я», кото­рый обу­слов­лен сре­дой и вос­пи­та­ни­ем. В какой-то сте­пе­ни он явля­ет­ся резуль­та­том насле­до­ва­ния пра­ро­ди­тель­ско­го гре­ха. Дру­ги­ми сло­ва­ми, это пад­шая при­ро­да чело­ве­ка, иска­жен­ная пер­во­род­ным гре­хом и стра­стя­ми, кото­рая живет и дей­ству­ет по эго­и­сти­че­ско­му принципу.

Как отме­ча­ет И.А. Подо­ров­ская, если непред­взя­то отне­стись к бога­то­му экс­пе­ри­мен­таль­но­му мате­ри­а­лу, накоп­лен­но­му совре­мен­ной пси­хо­ло­ги­ей, то мно­гие соци­аль­ные экс­пе­ри­мен­ты как раз и сви­де­тель­ству­ют о глу­бо­кой гре­хов­но­сти и пад­шем состо­я­нии человека.

По боль­шо­му сче­ту, резуль­та­ты извест­ных экс­пе­ри­мен­тов Мил­гр­э­ма, Зим­бар­до и др., хоро­шо объ­яс­ня­ют­ся нали­чи­ем повре­жден­но­сти чело­ве­че­ской при­ро­ды. Так, в экс­пе­ри­мен­те Зим­бар­до обыч­ные «сред­не­ста­ти­сти­че­ские» люди, в част­но­сти сту­ден­ты, про­яв­ля­ли уди­ви­тель­ную жесто­кость по отно­ше­нию к сво­им же собра­тьям сту­ден­там (в усло­ви­ях все­доз­во­лен­но­сти они дово­ди­ли пока­за­ния элек­три­че­ско­го тока до кри­ти­че­ской отмет­ки, пре­вы­ша­ю­щий пре­дель­но допу­сти­мый порог, за кото­рым насту­па­ет смерть, не зная о том, что это ими­та­ция). Не ожи­дав подоб­но­го пове­де­ния у боль­шин­ства испы­ту­е­мых, сам Зим­бар­до вынуж­ден был пре­кра­тить свой эксперимент

Совре­мен­ный бого­слов, про­фес­сор Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии А.И. Оси­пов так гово­рит о глу­бин­ной повре­жден­но­сти чело­ве­че­ской при­ро­ды: «…Мы нигде, кро­ме хри­сти­ан­ства, не встре­ча­ем той труд­ной и часто встре­ча­ю­щей про­тест мыс­ли, что наша так назы­ва­е­мая есте­ствен­ная при­ро­да повре­жде­на, ненор­маль­на, хотя дока­за­тельств этой хри­сти­ан­ской исти­ны доста­точ­но. И чело­ве­че­ская исто­рия, и лич­ная жизнь пря­мо сви­де­тель­ству­ют о глу­бо­ко нера­зум­ной дея­тель­но­сти чело­ве­ка. Мы, в конеч­ном сче­те, дела­ем не то доб­рое, свя­тое и истин­ное, что хоте­ли бы, о чем меч­та­ли, к чему стре­ми­лись, а боль­шей частью пря­мо про­ти­во­по­лож­ное. Так­же наша ненор­маль­ность обна­ру­жи­ва­ет­ся в чув­ствах, жела­ни­ях, стра­стях, кото­рые воз­ни­ка­ют у нас, на пер­вый взгляд, ни с того ни с сего.

Пре­крас­ной иллю­стра­ци­ей это­го явле­ния слу­жат ста­ти­сти­че­ские дан­ные на Запа­де, где, ока­зы­ва­ет­ся, более поло­ви­ны насе­ле­ния испы­ты­ва­ют глу­бо­кую неудо­вле­тво­рен­ность жиз­нью, душев­ную тос­ку. Поэто­му там обра­ще­ний к пси­хи­ат­рам зна­чи­тель­но боль­ше, неже­ли к дру­гим вра­чам. Все эти при­ме­ры одно­знач­но сви­де­тель­ству­ют о том, что внут­ри чело­ве­ка есть нечто такое, о чем он даже сам не зна­ет. В бого­сло­вии этот «икс» назы­ва­ет­ся пер­во­род­ным гре­хом. Это — не лич­ный грех, это — не акт воли, нет. Это наслед­ствен­ная настро­ен­ность чело­ве­че­ской при­ро­ды, пере­да­ю­ща­я­ся из поко­ле­ния в поко­ле­ние. Этим пер­во­род­ным гре­хом в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни обу­слов­ле­ны наши лич­ные гре­хи, кото­рые в свою оче­редь порож­да­ют обще­ствен­ные и меж­го­су­дар­ствен­ные проблемы».

Что же про­изой­дет, если супру­ги будут выстра­и­вать отно­ше­ния в бра­ке толь­ко на уровне «я»-наличного? Про­бле­мы оче­вид­ны и неиз­беж­ны; в первую оче­редь они будут обу­слов­ле­ны вза­им­ным эго­из­мом супру­гов, кото­рые непре­стан­но будут «тянуть оде­я­ло на себя», пыта­ясь удо­вле­тво­рить в первую оче­редь свои потреб­но­сти и желания.

…Но в лич­но­сти при­сут­ству­ет и дру­гой уро­вень — «я»-духовное.

В отли­чие от «я»-наличного, «я»-духовное — это образ Бога в душе чело­ве­ка. Это тот замы­сел о нас, кото­рый мы мучи­тель­но пыта­ем­ся разгадать.

Образ Божий есть семя, росток, поса­жен­ный в чело­ве­че­скую при­ро­ду при ее тво­ре­нии, одна­ко он может рас­крыть­ся, стать подо­би­ем, если чело­век выби­ра­ет доро­гу, веду­щую к Богу. В этом обра­зе зало­же­на наша уни­каль­ность и непо­вто­ри­мость, кото­рая, так или ина­че «про­све­чи­ва­ет» через все тол­щи стра­стей налич­но­го «я». И важ­но уви­деть этот свет в дру­гом человеке.

Выход за рам­ки эго, налич­но­го «я» есть глав­ное усло­вие в пости­же­нии духов­но­го «я». В осно­ве это­го про­цес­са лежит пре­одо­ле­ние соб­ствен­но­го эго­цен­триз­ма, раз­би­ва­ние скор­лу­пы налич­но­го «я», что воз­мож­но, в первую оче­редь, в бра­ке. Имен­но брак, семья поз­во­ля­ют изба­вить­ся от эго­из­ма, сосре­до­то­чен­но­сти на себе. И это избав­ле­ние идет через забо­ту о дру­гом, жерт­вен­ность. Если это в бра­ке есть, тогда муж и жена ста­но­вят­ся откры­ты­ми в сво­ем серд­це не толь­ко друг для дру­га, но и для всех людей.

Глава 3. Влюбленность, страсть, невротическая любовь

Когда в серд­це вспы­хи­ва­ет любовь…

Одно сло­во охва­ты­ва­ет все — это сло­во «любовь». В сло­ве «любовь» целый том мыс­лей о жиз­ни и дол­ге, и когда мы при­сталь­но и вни­ма­тель­но изу­ча­ем его, каж­дая из них высту­па­ет ясно и отчетливо.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

Встреча: психологический и духовный смысл

В исто­ке, в нача­ле любо­го бра­ка лежит встре­ча юно­ши и девуш­ки, муж­чи­ны и жен­щи­ны, кото­рая зажи­га­ет искру люб­ви. Встре­ча абсо­лют­но не слу­чай­ное, но про­мыс­ли­тель­ное собы­тие в жиз­ни двух людей. Одна­ко встре­ча — это не обя­за­тель­но момент зна­ком­ства, хотя эти два собы­тия могут сов­па­дать (напри­мер, любовь с пер­во­го взгля­да). Ино­гда насто­я­щая встре­ча может состо­ять­ся и несколь­ко лет спу­стя после созда­ния бра­ка. Когда супру­ги, съев «семь пудов соли», пере­жив сов­мест­ные скор­би, с удив­ле­ни­ем и радо­стью откры­ва­ют друг в дру­ге образ Божий, уни­каль­ность и непо­вто­ри­мость. Но быва­ет, что люди так и не «встре­ча­ют­ся» лич­ност­но, даже про­жив в бра­ке мно­го лет.

Встре­ча почти все­гда про­мыс­ли­тель­на. Это явле­ние может быть откры­то свя­тым людям. Вот один при­мер из жития пре­по­доб­но­го Сера­фи­ма Саров­ско­го:

«Один моло­дой офи­цер посе­тил отца Сера­фи­ма и про­сил у него бла­го­сло­ве­ния посту­пить в мона­хи. Выслу­шав его, про­зор­ли­вый ста­рец ска­зал: «Ты не ходи в мона­хи, — тебе надо женить­ся и неве­ста твоя здесь. Сту­пай сей­час же в мона­стыр­скую гости­ни­цу, там най­дешь мать и дочь: вот эта дочь и есть твоя неве­ста. А от меня ты им ска­жи, что­бы они поско­рее ко мне пришли».

Офи­цер не толь­ко пове­рил сло­вам пре­по­доб­но­го, но и бес­пре­ко­слов­но отпра­вил­ся искать свою неве­сту. Не най­дя в гости­ни­це ника­кой мате­ри с доче­рью, он пошел по доро­ге и вдруг уви­дел при­бли­жа­ю­щу­ю­ся к оби­те­ли дорож­ную каре­ту, в кото­рой сиде­ли две дамы. Они подъ­е­ха­ли к мона­стыр­ской гости­ни­це, и офи­цер, сле­див­ший за ними, удо­сто­ве­рил­ся, что это мать с доче­рью. Твер­до веря сло­вам отца Сера­фи­ма, офи­цер решил отпра­вить­ся к при­быв­шим, пере­дать им пору­че­ние свя­то­го стар­ца и кста­ти, взгля­нуть на свою буду­щую невесту.

Дамы были пора­же­ны, когда неиз­вест­ный офи­цер пере­дал, что ста­рец при­гла­ша­ет их к себе, одна­ко немед­лен­но отпра­ви­лись к нему. Отец Сера­фим при­вет­ли­во встре­тил при­шед­ших, бла­го­сло­вил их, потом взял и соеди­нил руки доче­ри и офи­це­ра, гово­ря: «Гос­подь вас бла­го­сло­вит», а обер­нув­шись к мате­ри, ска­зал: «Это жених тво­ей доче­ри». Все трое были крайне изум­ле­ны, но под­чи­ни­лись и посту­пи­ли по ука­за­нию про­зор­ли­во­го старца».

* * *

Этот при­мер явля­ет­ся иллю­стра­ци­ей того, что «бра­ки совер­ша­ют­ся на небе­сах». Это есть откро­ве­ние. Любовь про­ни­зы­ва­ет всю нашу жизнь. И это не слу­чай­но. Вспом­ним сло­ва из Биб­лии: «Бог есть любовь». Свя­тые отцы гово­ри­ли, что весь мир сотво­рен Боже­ствен­ной любо­вью. Три лица Свя­той Тро­и­цы — выс­шее про­яв­ле­ние люб­ви. Любовь име­ет мно­го ликов, гра­ней, оттен­ков: любовь к Родине, любовь к мате­ри, отцов­ская любовь, любовь муж­чи­ны и жен­щи­ны. Неко­то­рые авто­ры выде­ля­ют такие про­яв­ле­ния любви:

- секс как вожде­ле­ние, либидо;

- эрос как стрем­ле­ние к духов­но­му еди­не­нию с про­ти­во­по­лож­ным полом;

- филию, или друж­бу, брат­скую, бес­ко­рыст­ную любовь;

- ага­пе как забо­ту о бла­ге дру­го­го чело­ве­ка, как жерт­вен­ность, про­то­ти­пом кото­рой явля­ет­ся Божья любовь к человеку.

Все эти виды люб­ви, как отдель­ные ручей­ки и реки, соеди­ня­ют­ся и вли­ва­ют­ся в оке­ан Боже­ствен­ной любви.

К сожа­ле­нию, мы часто оши­ба­ем­ся, при­ни­мая за любовь что- то еще. Не ред­кость такая ситу­а­ция, когда моло­дые люди женят­ся вро­де бы по люб­ви, но про­хо­дит не так мно­го вре­ме­ни и супру­ги «про­зре­ва­ют»: «А ведь это не любовь» или «я его боль­ше не люб­лю», в ито­ге разо­ча­ро­ва­ние, уны­ние, раз­рыв отно­ше­ний, поиск новой люб­ви. Так в чем же при­чи­на таких ошибок?

По всей види­мо­сти, часто за «любовь» мы при­ни­ма­ем что-то еще, что вна­ча­ле на нее так похо­же, но впо­след­ствии ока­зы­ва­ет­ся чем-то дру­гим. В свя­зи с этим очень важ­но раз­ли­чать такие поня­тия как влюб­лен­ность, страсть, потреб­ность быть люби­мым (нев­ро­ти­че­ская любовь), истин­ная любовь. Поста­ра­ем­ся в них разобраться.

Как пра­ви­ло, люди, осо­бен­но моло­дые, за истин­ную любовь при­ни­ма­ют влюбленность.

Влюбленность и ее проявления

Часто любовь ассо­ци­и­ру­ет­ся имен­но с этим сло­вом. Быва­ет так, что моло­дые супру­же­ские пары, не про­жив вме­сте и года, несут в ЗАГС заяв­ле­ние о раз­во­де. Они жалу­ют­ся на то, что когда созда­ва­ли семью, все было так кра­си­во — роман­ти­ка, любовь, избран­ник казал­ся самым заме­ча­тель­ным. Но спу­стя корот­кое вре­мя все куда-то исчез­ло, и на сме­ну без­мя­теж­но­му сча­стью при­шли раз­дра­же­ние, недо­воль­ство, отча­я­ние. Вна­ча­ле поста­ра­ем­ся понять, а что же такое влюб­лен­ность? Пере­чис­лим ее основ­ные проявления.

В первую оче­редь, это — пыл­кость чувств. Дав­но заме­че­но, что внеш­ние про­яв­ле­ния отно­ше­ний муж­чи­ны и жен­щи­ны дале­ко не все­гда соот­вет­ству­ют истин­ной глу­бине чувств. Вспом­ним строч­ки из соне­та У. Шекс­пи­ра: «Люб­лю, люб­лю, но реже гово­рю об этом…» У Н.В. Гого­ля есть пре­крас­ный рас­сказ «Ста­ро­свет­ские поме­щи­ки», в кото­ром талант­ли­во пока­зы­ва­ет­ся раз­ни­ца меж­ду влюб­лен­но­стью и истин­ной любо­вью. Глав­ные герои — ста­рые поме­щи­ки Афа­на­сий Ива­но­вич и Пуль­хе­рия Ива­нов­на. Их жизнь носит раз­ме­рен­ный харак­тер, течет плав­но, без потря­се­ний и ката­клиз­мов, с малень­ки­ми радо­стя­ми и повсе­днев­ны­ми забо­та­ми. Пуль­хе­рия Ива­нов­на зара­нее зна­ла и испол­ня­ла все жела­ния мужа. Так про­хо­ди­ли годы. На пер­вый взгляд — какая ску­ка! Но, что харак­тер­но, отно­ше­ния ста­рых поме­щи­ков бук­валь­но про­ни­зы­ва­ет какая-то тихая радость от обще­ния друг с дру­гом, такая глу­бо­кая забо­та, такой непод­дель­ный инте­рес друг к дру­гу даже спу­стя столь­ко лет, что неволь­но дума­ешь: «Это и есть насто­я­щая любовь, несу­ет­ли­вая, тихая, спокойная».

Но про­хо­дит вре­мя, и уми­ра­ет Пуль­хе­рия Ива­нов­на. Перед смер­тью все ее мыс­ли устрем­ле­ны на доро­го­го супру­га: как он оста­нет­ся один, кто о нем поза­бо­тить­ся… Во вре­мя похо­рон Афа­на­сий Ива­но­вич мол­чал, как буд­то не пони­мал, что про­ис­хо­дит. Лишь вер­нув­шись, домой, он стал рыдать горь­ко и безутешно.

Рас­сказ­чик вновь попа­да­ет в это местеч­ко лишь спу­стя пять лет. По доро­ге в гости к Афа­на­сию Ива­но­ви­чу он раз­мыш­ля­ет: «Пять лет про­шло с того вре­ме­ни. Како­го горя не уно­сит вре­мя? Какая страсть уце­ле­ет в неров­ной бит­ве с ним?»

И далее автор при­во­дит при­мер, пока­зы­ва­ю­щий, что вре­мя лечит самую силь­ную влюб­лен­ность и страсть: «Я знал одно­го чело­ве­ка в цве­те юных еще сил, испол­нен­но­го истин­но­го бла­го­род­ства и досто­ин­ства, я знал его влюб­лен­ным неж­но, страст­но, беше­но, дерз­ко, скром­но, и при мне, при моих гла­зах почти пред­мет его стра­сти — неж­ная, пре­крас­ная, как ангел, была пора­же­на нена­сыт­ной смер­тью. Я нико­гда не видел таких ужас­ных поры­вов душев­но­го стра­да­ния, такой беше­ной паля­щей тос­ки, тако­го пожи­ра­ю­ще­го отча­я­ния, какие вол­но­ва­ли несчаст­но­го влюб­лен­но­го. Я нико­гда не думал, что­бы мог чело­век создать для себя такой ад, в кото­ром ни тени, ни обра­за и ниче­го, что­бы сколь­ко-нибудь похо­ди­ло на надеж­ду… Его ста­ра­лись не выпус­кать из глаз; от него спря­та­ли все ору­дия, кото­ры­ми он мог бы умерт­вить себя.

Две неде­ли спу­стя он вдруг побе­дил себя: начал сме­ять­ся, шутить; ему дали сво­бо­ду, и пер­вое, на что он упо­тре­бил ее, это было купить писто­лет. В один день вне­зап­но раз­дав­ший­ся выстрел пере­пу­гал ужас­но его род­ных. Они вбе­жа­ли в ком­на­ту и уви­де­ли его рас­про­стер­то­го, с раз­дроб­лен­ным чере­пом. Врач, слу­чив­ший­ся тогда, об искус­стве кото­ро­го гре­ме­ла все­об­щая мол­ва, уви­дел в нем при­зна­ки суще­ство­ва­ния, нашел рану не совсем смер­тель­ной, и он, к изум­ле­нию всех, был выле­чен. При­смотр за ним уве­ли­чи­ли еще более. Даже за сто­лом не кла­ли воз­ле него ножа и ста­ра­лись уда­лить все, чем бы мог он себя уда­рить; но он в ско­ром вре­ме­ни нашел новый слу­чай и бро­сил­ся под коле­са про­ез­жав­ше­го эки­па­жа. Ему раз­дро­би­ло руку и ногу; но он опять был вылечен».

Опи­сан­ные стра­да­ния дей­стви­тель­но ужас­ны, но далее Гоголь про­дол­жа­ет: «Год после это­го я видел его в одном мно­го­люд­ном зале; он сидел за сто­лом, весе­ло гово­рил «петит-уверт», закрыв­ши одну кар­ту, и за ним сто­я­ла, обло­ко­тив­шись на спин­ку его сту­ла, моло­день­кая жена его, пере­би­рая его марки».

Итак, паля­щая тос­ка, беше­ные стра­да­ния, две попыт­ки покон­чить жизнь само­убий­ством, но все­го через год — все хоро­шо, у него моло­день­кая жена, он счаст­лив, он весе­лит­ся, все забы­то! С таки­ми мыс­ля­ми автор едет в гости к Афа­на­сию Ива­но­ви­чу. Пять лет… Уж он-то, навер­ное, дав­но забыл свою супру­гу! Афа­на­сий Ива­но­вич уго­ща­ет сво­е­го гостя. Нако­нец, пода­ют на стол мниш­ки. И тут про­ис­хо­дит нечто неожи­дан­ное для гостя.

«Это то куша­нье, кото­рое по… по… покой… покой­ни… — Афа­на­сий Ива­но­вич не смог дого­во­рить это­го сло­ва, из его глаз брыз­ну­ли сле­зы, и он рыда­ет так же без­утеш­но, как рыдал после похо­рон. Вре­мя нисколь­ко не смог­ло осла­бить боль поте­ри близ­ко­го человека!»

* * *

Итак, бур­ность чувств, их пыл­кость нисколь­ко не гово­рят об их глу­бине. Истин­ное чув­ство, как пра­ви­ло, выгля­дит тихо, скром­но и непри­мет­но, в то вре­мя как избы­точ­ные внеш­ние про­яв­ле­ния влюб­лен­но­сти, ско­рее все­го, сви­де­тель­ству­ют о недо­стат­ке внут­рен­не­го пере­жи­ва­ния, когда все силы рас­хо­ду­ют­ся вовне. И часто полу­ча­ет­ся так, что «весь пар ухо­дит в свисток».

Дру­гой при­знак влюб­лен­но­сти — доста­точ­но быст­рое обрат­ное раз­ви­тие чувств. Дру­ги­ми сло­ва­ми, влюб­лен­ность может прид­ти неожи­дан­но и раз­ви­вать­ся быст­ро, но пере­ва­лив опре­де­лен­ную кри­ти­че­скую точ­ку, может начать уга­сать. В ито­ге все чув­ства быст­ро сду­ва­ют­ся, как воз­душ­ный шарик. Эта дина­ми­ка чувств ярко пока­за­на в при­ве­ден­ном выше отрывке.

И еще один при­знак. Часто в осно­ве влюб­лен­но­сти лежит эго­изм. В этом слу­чае чело­век влюб­лен в дру­го­го для себя, для удо­вле­тво­ре­ния каких-то сво­их потреб­но­стей: в пре­сти­же, по прин­ци­пу «моя девуш­ка самая кра­си­вая» или «мой избран­ник очень обес­пе­чен­ный и вли­я­тель­ный чело­век». Быва­ет и стрем­ле­ние не отста­вать от дру­гих: «все встре­ча­ют­ся с ребя­та­ми, а чем я хуже». Кто-то нуж­да­ет­ся в опе­ке, забо­те или эле­мен­тар­ном удоб­стве, когда отно­ше­ния не достав­ля­ют осо­бых хлопот.

Но если люди влюб­ля­ют­ся и стро­ят отно­ше­ния по тако­му прин­ци­пу, суще­ству­ет мно­го «под­вод­ных кам­ней». Если дру­го­го чело­ве­ка рас­смат­ри­вать через приз­му полез­но­сти — непо­лез­но­сти, то рано или позд­но и потреб­но­сти могут удо­вле­тво­рить­ся, и сра­бо­та­ет прин­цип срав­не­ния; ведь все­гда мож­но най­ти и луч­ше, и при­вле­ка­тель­нее, и обес­пе­чен­нее. Чело­век, иду­щий по это­му пути, будет лег­ко отно­сить­ся к поис­ку ново­го «парт­не­ра», спо­соб­но­го удо­вле­тво­рить все воз­рас­та­ю­щие жела­ния. В свя­зи с этим вспо­ми­на­ет­ся сле­ду­ю­щая ситуация.

Ирине уже испол­ни­лось 27 лет, а она была все не заму­жем, несмот­ря на то, что была внешне очень при­вле­ка­тель­ная: высо­кая строй­ная блон­дин­ка с голу­бы­ми гла­за­ми, рабо­та­ла мед­сест­рой в боль­ни­це. Все ее зна­ко­мые, подру­ги гово­ри­ли: «Поспе­ши, а то оста­нешь­ся ста­рой девой. Ири­на все чаще и чаще ста­ла заду­мы­вать­ся над сло­ва­ми подруг. Но воз­мож­ная кан­ди­да­ту­ра в мужья у Ири­ны все же была: за ней вот уже два года уха­жи­вал моло­дой чело­век, ее ровес­ник. При­чем уха­жи­вал он очень кра­си­во: каж­дый вечер с цве­та­ми встре­чал после рабо­ты, поздрав­лял со все­ми празд­ни­ка­ми, дарил доро­гие подар­ки, водил в кафе, при­зна­вал­ся в люб­ви, но все это все­рьез Ири­на поче­му-то не воспринимала.

Но про­бил час, и она все чаще и чаще ста­ла думать: «А может, Олег и ниче­го, он забот­ли­вый, любит меня, хозяй­ствен­ный. Для мужа ведь это самые цен­ные каче­ства». Было одно неболь­шое «но»: Ири­на не люби­ла Оле­га. Несмот­ря на этот «пустяк», сва­дьба все же состо­я­лась: все было кра­си­во, пода­ри­ли доро­гие подар­ки, моло­дые зажи­ли в отдель­ной квар­ти­ре. Через пол­то­ра года роди­лась доч­ка. Все вро­де было нор­маль­но. Муж забо­тил­ся, доч­ка рос­ла, на рабо­те ста­биль­но. Но слу­чи­лось неожи­дан­ное: нача­лась пере­строй­ка и Олег раз­бо­га­тел. Он стал зара­ба­ты­вать боль­шие день­ги, общать­ся с обес­пе­чен­ны­ми людь­ми, поку­пать доро­гие вещи, стал вести «кра­си­вую жизнь». Так про­дол­жа­лось два года, по окон­ча­нии кото­рых Олег подал заяв­ле­ние на раз­вод. Оша­ра­шен­ная Ири­на спро­си­ла: «Поче­му?» «Я встре­тил дру­гую. Она рабо­та­ет в фир­ме, зна­ет несколь­ко язы­ков, мно­го чита­ет, мне с ней при­ят­но пого­во­рить и на людях пока­зать­ся не стыд­но, у меня ведь теперь, сама зна­ешь, какой круг обще­ния», — отве­тил Олег. На том и расстались.

Итак, поче­му слу­чил­ся раз­рыв отно­ше­ний, вро­де бы «любовь» была? Во-пер­вых, чув­ства были толь­ко со сто­ро­ны Оле­га, а во- вто­рых, глав­ное, что моти­ви­ро­ва­ло его настой­чи­вость — жела­ние достичь завет­ной цели, удо­вле­тво­рить амби­ции. После того, как все потреб­но­сти и жела­ния были удо­вле­тво­ре­ны, Оле­гу ста­ло неин­те­рес­но с Ири­ной, и он начал поис­ки ново­го «объ­ек­та», более при­вле­ка­тель­но­го и под­хо­дя­ще­го. Конеч­но, такой вари­ант отно­ше­ний не есть истин­ная зре­лая любовь, это про­яв­ле­ние эле­мен­тар­но­го эгоизма.

* * *

Часто чело­век влюб­ля­ет­ся во что-то, и это тоже отли­чи­тель­ный при­знак влюб­лен­но­сти. Во внеш­но­сти или харак­те­ре чело­ве­ка, в кото­ро­го влюб­ля­ют­ся, как пра­ви­ло, есть некая осо­бая чер­та, кото­рая поко­ря­ет серд­це влюб­лен­но­го. Обыч­но это кра­си­вое лицо или фигу­ра. Это может быть и ум, и общи­тель­ность, и оба­я­ние. Часто мож­но услы­шать такой раз­го­вор меж­ду девуш­ка­ми: «Он такой силь­ный, такой умный, такой обес­пе­чен­ный, поэто­му я его очень люб­лю». В этом слу­чае влюб­ля­ют­ся во что-то.

В свя­зи с этим вста­ет вопрос: а может ли это что-то слу­жить надеж­ным осно­ва­ни­ем для бра­ка? По всей види­мо­сти, нет. Если при выбо­ре спут­ни­цы жиз­ни муж­чи­на смот­рит, преж­де все­го, на внеш­ность, то в ито­ге он рис­ку­ет силь­но разо­ча­ро­вать­ся. Извест­но, что внеш­ность со вре­ме­нем меня­ет­ся, осо­бен­но после родов, что явля­ет­ся нор­маль­ной физио­ло­ги­че­ской реак­ци­ей орга­низ­ма, одна­ко пер­во­на­чаль­ная при­вле­ка­тель­ность может быть утра­че­на. Но даже если чело­век влюб­ля­ет­ся не во внеш­ность, а, напри­мер, в бле­стя­щий интел­лект, мане­ры, эру­ди­цию, то и это чув­ство будет нена­деж­ным, зыб­ким. Интел­лект мож­но утра­тить в резуль­та­те силь­ной череп­но-моз­го­вой трав­мы, эру­ди­ция со вре­ме­нем спо­соб­на поблекнуть…

Итак, влюб­ля­ясь во что-то, чело­век не име­ет твер­дой поч­вы под нога­ми, такой выбор порож­да­ет тре­во­гу и страх. Но в сво­ем гимне люб­ви в Пер­вом посла­нии к корин­фя­нам апо­стол Павел гово­рил: «…в совер­шен­ной люб­ви нет стра­ха, ибо совер­шен­ная любовь изго­ня­ет страх, так как в стра­хе есть мученье…»

Таким обра­зом, влюб­лен­ность не есть истин­ная любовь. Но о пер­вой люб­ви сто­ит ска­зать особо.

Первая любовь

Это­му собы­тию посвя­ще­ны мно­го­чис­лен­ные рома­ны, музы­каль­ные про­из­ве­де­ния, кар­ти­ны. Извест­ные тво­ре­ния зача­стую созда­ны под вли­я­ни­ем силь­но­го чув­ства пер­вой люб­ви. Для неко­то­рых уже взрос­лых людей пер­вая любовь явля­ет­ся пово­дом для самых свет­лых вос­по­ми­на­ний и лег­кой гру­сти. Но не все­гда быва­ет так. Ино­гда тра­ги­че­ская пер­вая любовь нано­сит глу­бо­кие раны, остав­ля­ет след в душе на дол­гие годы и слу­жит пово­дом для воз­ник­но­ве­ния серьез­ных пси­хо­ло­ги­че­ских проблем.

Вспом­ним стро­ки М.Ю. Лермонтова:

Гля­жу назад — про­шед­шее ужасно;

Гля­жу впе­ред — там нет души родной.

Более опти­ми­сти­чен Б. Заходер:

Не быва­ет люб­ви несчастной,

Может быть она горь­кой, трудной,

Без­от­вет­ной и безрассудной.

Может быть смер­тель­но опасной.

Но несчаст­ной любовь не бывает,

Даже если она убивает.

То, кто это­го не усвоит,

И счаст­ли­вой люб­ви не стоит.

Итак, в любом слу­чае пер­вая любовь — это собы­тие в жиз­ни каж­до­го чело­ве­ка, вос­по­ми­на­ние о кото­ром, как пра­ви­ло, оста­ет­ся на всю жизнь. Чаще пер­вая любовь быва­ет в моло­дом воз­расте, когда, как пре­крас­но об этом пишет пси­хо­лог про­то­и­е­рей Борис Ничи­по­ров: «…неждан­но-нега­дан­но в дет­стве или юно­сти у маль­чи­ка или девоч­ки откры­ва­ет­ся сокры­тый до вре­ме­ни источ­ник люб­ви — люб­ви огром­ной, неж­ной, огром­ной как оке­ан. Ребе­нок, под­ро­сток впер­вые ощу­ща­ет в себе любовь не к при­выч­ным маме или сест­рен­ке, но совсем иное — любовь к даль­не­му, незна­ко­мо­му чело­веч­ку. Душа впер­вые обре­та­ет вели­кий опыт люб­ви. Пер­вая любовь лише­на эго­из­ма. Она не ищет выго­ды. В ней мы не най­дем хит­ро­сти или лукав­ства. В этом чув­стве все дра­го­цен­но: абсо­лют­ная чисто­та и жерт­вен­ность, стра­да­ние от нераз­де­лен­но­сти и тре­вож­ная радость неожи­дан­ных встреч.

И сло­ва, сло­ва, кото­рые все­гда не те: «давай дру­жить». Дра­го­цен­но и само чув­ство! — оно боль­ше души. Оно объ­ем­лет все — и эту про­стень­кую девоч­ку… поле и лес, звезд­ное небо и закат над Вол­гой… И вот в этом чув­стве и через него впер­вые воз­ни­ка­ет у чело­ве­ка пере­жи­ва­ние тай­ны, кото­рую фило­соф кра­си­во назвал бла­го­го­ве­ни­ем перед жиз­нью. Пер­вая любовь — это началь­ное пости­же­ние Бога.

Чита­ем Новый Завет, кни­гу Апо­ка­лип­сис: «Ты мно­го пере­но­сил, — гово­рит Гос­подь таин­ствен­но­му Анге­лу Ефес­ской Церк­ви, — и име­ешь тер­пе­ние, и для име­ни Мое­го тру­дил­ся и не изне­мо­гал. Но имею про­тив тебя то, что ты оста­вил первую любовь твою. Итак, вспом­ни, отку­да ты нис­пал, и покай­ся, и тво­ри преж­ние дела…»

О чем это? Ведь с года­ми пред­мет нашей люб­ви уле­ту­чил­ся, а чув­ство пере­ро­ди­лось. А наш ребе­но­чек стал совсем взрос­лым дядей, тетей. Но… вновь и вновь в свя­тые (но, увы, ред­кие!) мину­ты сер­деч­ных раз­ду­мий, мы воз­вра­ща­ем свою бед­ную душу — осу­е­тив­шу­ю­ся и уны­лую, озлоб­лен­ную и свар­ли­вую — к той пер­во­здан­ной Люб­ви, кото­рая уже, кажет­ся, слу­чи­лась вовсе и не с нами… Путь к люб­ви лежит через пока­ян­ный Крест и опла­ки­ва­ние нашей жиз­ни, кото­рая мчит­ся куда-то «без боже­ства, без вдохновенья».

Пер­вая любовь — это опыт без­услов­ной, часто несбыв­шей­ся люб­ви, кото­рая часто, к сожа­ле­нию, дале­ка от реаль­ной жизни.

Оля, так зва­ли девуш­ку 15 лет, учи­лась в вось­мом клас­се обыч­ной сред­ней шко­лы. Учи­лась непло­хо, успе­ва­ла по всем пред­ме­там, осо­бых хло­пот роди­те­лям не достав­ля­ла, и они реши­ли ее воз­на­гра­дить путев­кой в меж­ду­на­род­ный лагерь, в Бол­га­рию. Нуж­но ли гово­рить, сколь­ко по это­му пово­ду было радо­сти. В то вре­мя такие путев­ки были редкостью.

Настал день при­ез­да в дру­гую стра­ну. Все незна­ко­мо: дру­гая речь, хотя очень похо­жая на рус­скую, откры­тые, заго­ре­лые лица, обу­стро­ен­ные пля­жи, дис­ко­те­ки. Это было так необыч­но. На вто­рой день после при­ез­да Оля на дис­ко­те­ке позна­ко­ми­лась с моло­дым кра­си­вым пар­нем, кото­рый пред­ста­вил­ся как Кон­стан­тин. Он был стар­ше на три года. Моло­дые люди потом при­зна­лись друг дру­гу, что это было как вспыш­ка мол­нии, когда оба поду­ма­ли про себя: «Это и есть любовь с пер­во­го взгляда».

Даль­ше отно­ше­ния раз­ви­ва­лись стре­ми­тель­но: все сво­бод­ное вре­мя моло­дые люди про­во­ди­ли вме­сте — гуля­ли, купа­лись и, самое глав­ное, гово­ри­ли, гово­ри­ли и гово­ри­ли. Все было ясно и понят­но, и ощу­ще­ние у обо­их, буд­то они зна­ко­мы друг с дру­гом всю свою жизнь. Все свои мыс­ли, пота­ен­ные жела­ния, меч­ты мож­но было обсу­дить и най­ти пони­ма­ние, одоб­ре­ние и под­держ­ку. Все было пре­крас­но, но насту­пил день отъ­ез­да в дру­гой город.

Рас­ста­ва­ние было тягост­ным, тяже­лым, но ехать-то нуж­но. По при­ез­де в дру­гой город Оль­га не мог­ла есть, спать, она все вре­мя дума­ла о Кон­стан­тине. Ей при­шла мысль сооб­щить по почте новый адрес пре­бы­ва­ния, что­бы побыть вме­сте еще хотя бы два дня. Она отпра­ви­ла теле­грам­ма: «Жду…» И Кон­стан­тин дей­стви­тель­но при­е­хал. Эти два дня были неза­бы­ва­е­мы­ми: они про­во­ди­ли вме­сте все сво­бод­ное вре­мя и про­дол­жа­ли гово­рить, гово­рить, гово­рить, слов­но пред­чув­ствуя, что это в послед­ний раз.

Они дого­во­ри­лись созва­ни­вать­ся, писать пись­ма, и, конеч­но же, поже­нить­ся, как толь­ко Кон­стан­тин вер­нет­ся из армии. Все было ясно, понят­но, про­сто, и воз­ник­ла твер­дая уве­рен­ность, что все так и будет. И, нако­нец, окон­ча­тель­ная раз­лу­ка: сле­зы, послед­ние сло­ва, надежда.

Что пере­жи­ва­ла Оль­га в даль­ней­шем, слож­но пере­дать: она вновь и вновь покру­чи­ва­ла каж­дое сло­во, вспо­ми­на­ла каж­дый жест, улыб­ку и наде­я­лась, наде­я­лась, наде­я­лась. Воз­вра­ще­ние в род­ную стра­ну было ужас­ным. Ком­со­моль­ские «вожа­ки» при­е­хав­шим встре­чать Оль­гу роди­те­лям наго­во­ри­ли мно­го чего, воз­во­дя в квад­рат все, что было и не было. Роди­те­ли сде­ла­ли камен­ные лица и не спра­ши­ва­ли дочь о поезд­ке. Так про­дол­жа­лось дол­го, роди­те­ли ста­ра­лись не затра­ги­вать эту тему, а Оль­га писа­ла пись­ма. Через неко­то­рое вре­мя моло­дые люди ста­ли полу­чать друг от дру­га пись­ма через день на пяти-вось­ми листах. Это было един­ствен­ным уте­ше­ни­ем и спа­се­ни­ем от боли раз­лу­ки, кото­рая бук­валь­но раз­ди­ра­ла серд­це Оль­ги. Что­бы как-то унять эту боль, она выучи­лась играть на гита­ре, неожи­дан­но для себя и для всех ста­ла при­лич­но рисо­вать, петь, часто высту­па­ла на кон­цер­тах в шко­ле. Сверст­ни­ки и род­ные ее пере­ста­ли узна­вать: она изме­ни­лась кардинально.

Вре­мя шло. Кон­стан­тин слу­жил в армии, Оль­га жда­ла и писа­ла пись­ма, радо­ва­лась отве­ту, моло­дые стро­и­ли пла­ны на буду­щее. Но окон­чи­лась школь­ная пора, сда­ны выпуск­ные экза­ме­ны, надо думать о буду­щем. Одно­вре­мен­но из армии вер­нул­ся Кон­стан­тин. Насту­пи­ло вре­мя выбо­ра и при­ня­тия реше­ния. Вот он дол­го­ждан­ный момент! Теперь мож­но соеди­нить­ся и быть все­гда вместе.

Но… что-то про­изо­шло в этот пери­од: Оль­га все чаще и чаще ста­ла думать о воз­мож­но­сти выез­да в Бол­га­рию, все боль­ше и боль­ше нахо­дя аргу­мен­тов про­тив поезд­ки. А как же уче­ба? Как род­ные? Дру­зья? И окон­ча­тель­ный выбор был сде­лан: в Бол­га­рию не ехать, а стро­ить жизнь здесь, в сво­ей стране. Пись­ма пре­кра­ти­лись, пре­кра­ти­лось ожи­да­ние, но как буд­то что-то обо­рва­лось в душе у Оль­ги, оста­лась огром­ная неза­жи­ва­ю­щая рана. Годы ушли на то, что­бы края ее ста­ли срас­тать­ся. Но вос­по­ми­на­ния о про­шлом, о пер­вой люб­ви оста­лись самым ярким, свет­лым лучом, кото­рый ино­гда опять освя­щал угол­ки памяти.

* * *

Пер­вая любовь, как отме­ча­лось выше, часто быва­ет несбы­точ­ной, нере­а­ли­стич­ной, иде­а­ли­зи­ро­ван­ной. Ей свой­ствен­ны неко­то­рые отли­чи­тель­ные чер­ты. Пер­вой люб­ви пред­ше­ству­ет неко­то­рая готов­ность, пред­чув­ствие люб­ви, наве­ян­ное, воз­мож­но, рас­ска­за­ми стар­ших това­ри­щей, кни­га­ми, кино­филь­ма­ми. Поэто­му пер­вая любовь — это, ско­рее, жела­ние люб­ви, жела­ние испы­тать незна­ко­мое роман­ти­че­ское чув­ство. В юно­ше­ской пер­вой люб­ви часто мно­го фан­та­зии. В обра­зе люби­мо­го соче­та­ют­ся каче­ства реаль­но­го чело­ве­ка и вооб­ра­жа­е­мо­го, обла­да­ю­ще­го набо­ром жела­е­мых качеств. На пер­вой люб­ви лежит печать ото­рван­но­сти от жиз­ни и хруп­ко­сти, она не загля­ды­ва­ет в буду­щее и ока­зы­ва­ет­ся похо­жей на инте­рес­ную игру. Но в любом слу­чае, пер­вая любовь — это опыт без­услов­ной люб­ви, опыт встре­чи с Богом, кото­рый может открыть чело­ве­ку путь к даль­ней­ше­му воз­рас­та­нию по лестви­це, веду­щей в небо.

…Страсть, доми­ни­ро­ва­ние поло­во­го вле­че­ния тоже часто при­ни­ма­ют за любовь.

Признаки страсти

Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник срав­ни­вал любов­ную страсть с болез­нью. При­чем, как заме­чал он, «боль­но­му порой само­му до безу­мия хочет­ся мучить­ся этой болез­нью». И в любом слу­чае сло­во «страсть» в кон­тек­сте хри­сти­ан­ства име­ет нега­тив­ный отте­нок Стра­сти, если с ними не бороть­ся, раз­ру­ша­ют душу, уда­ля­ют чело­ве­ка от Бога. Одна­ко часто страсть пута­ют с любо­вью. Как понять раз­ни­цу? Страсть, как образ­но отме­ча­ет вели­кий писа­тель, клас­сик И. Бунин, это «сол­неч­ный удар».

Пра­во­слав­ный автор М. Крав­цо­ва пред­ла­га­ет учи­ты­вать такие «диф­фе­рен­ци­аль­но-диа­гно­сти­че­ские» раз­ли­чия, при­мер­но так, как врач выстав­ля­ет боль­но­му диагноз.

Насто­я­щая любовь пре­одо­ле­ет все иску­ше­ния, страсть исто­мит душу и потух­нет, — отме­ча­ет автор. И с этим труд­но не согла­сить­ся. Вре­мя — луч­шая про­вер­ка любо­го чув­ства. Имен­но добрач­ная друж­ба, а не добрач­ный сек­су­аль­ный опыт поз­во­ля­ет про­ве­рить истин­ность чувств.

Страсть — это жела­ние обла­дать. Она часто ока­зы­ва­ет­ся чув­ством раз­ру­ши­тель­ным. Жела­ние обла­дать озна­ча­ет вклю­че­ние объ­ек­та в нашу жиз­нен­ную сфе­ру и пре­вра­ще­ние его в часть нас самих. Поэто­му жела­ние уми­ра­ет после того, как оно удо­вле­тво­ря­ет­ся. Его осу­ществ­ле­ние рав­но смер­ти. И, наобо­рот, любовь про­ник­ну­та актив­ным нача­лом,- мы стре­мим­ся к объ­ек­ту люб­ви и забо­тим­ся о нем. Страсть же забо­ты не подразумевает.

Страсть — сво­е­го рода безу­мие. И с этим слож­но не согла­сить­ся. Душа чело­ве­ка, иссу­шен­ная стра­стью, напо­ми­на­ет ком­на­ту боль­но­го, в кото­рую не посту­па­ет све­жий воз­дух. Выхо­дя же из это­го исступ­ле­ния, мы испы­ты­ва­ем чув­ство, близ­кое к про­буж­де­нию, осво­бож­де­нию из плена.

Вот при­мер стра­сти, тол­ка­ю­щей жен­щи­ну на без­дум­ные поступ­ки по отно­ше­нию к муж­чине, кото­рый при­во­дит в сво­ей кни­ге Мари­на Кравцова.

Оль­га была уве­ре­на, что влюб­ле­на в Вади­ма. Она рас­ска­зы­ва­ла всем, как любит его. Но что гово­рить! Глав­ное — это чело­ве­че­ские поступ­ки, толь­ко по ним мож­но судить о чув­ствах и наме­ре­ни­ях чело­ве­ка. Оль­га безум­ство­ва­ла, пото­му что Вадим не пода­вал ника­ких при­зна­ков ответ­но­го чув­ства. По вече­рам, поте­ряв вся­кую гор­дость, она сто­я­ла у подъ­ез­да его дома в надеж­де, что он обра­тит вни­ма­ние и заго­во­рит с ней.

Одна­жды ей уда­лось при­гла­сить его к себе домой. Но Вадим недол­го про­был у нее в гостях и, быст­ро рас­про­щав­шись, ушел. После его посе­ще­ния Оль­га пока­зы­ва­ла подру­гам сохра­нен­ную недо­ку­рен­ную сига­ре­ту, остав­шу­ю­ся в пепель­ни­це. Она часто зво­ни­ла ему и мол­ча­ла в труб­ку. Она поху­де­ла, поте­ря­ла вся­кий инте­рес к жиз­ни, пере­ста­ла общать­ся с подру­га­ми, забро­си­ла уче­бу. Весь мир был скон­цен­три­ро­ван на Вади­ме. Вер­нее, на стрем­ле­нии запо­лу­чить его, сде­лать «сво­им». И небо услы­ша­ло молит­вы несчаст­ной! Он сдал­ся. Стал при­хо­дить к Оль­ге все чаще. Они ста­ли неразлучны.

И что же Оль­га? Ощу­ти­ла ли она свое сча­стье в пол­ной мере? Нет. Очень ско­ро он стал ей без­раз­ли­чен. Когда Вадим ей сде­лал пред­ло­же­ние, Оль­га рас­хо­хо­та­лась ему в лицо. Нет, она не соби­ра­ет­ся жить с ним! Все подру­ги Оль­ги были нема­ло удив­ле­ны: «Ты же люби­ла его!» — «Да, люби­ла, а теперь разлюбила!»

Он стал досту­пен, а зна­чит неин­те­ре­сен. Жела­ние обла­дать полу­чи­ло свое удовлетворение.

* * *

Как же фор­ми­ру­ет­ся страсть? Пер­вые при­зна­ки сек­су­аль­но­сти про­яв­ля­ют­ся в чело­ве­ке доста­точ­но рано. Но до поло­во­го созре­ва­ния (у дево­чек до 11–13 лет, маль­чи­ков в 12–14 лет) жизнь пола носит ней­траль­ный харак­тер. Затем фор­ми­ру­ет­ся так назы­ва­е­мая сек­су­аль­ная доми­нан­та. По опре­де­ле­нию А.А. Ухтом­ско­го под доми­нан­той пони­ма­ют гос­под­ству­ю­щий очаг воз­буж­де­ния, кото­рый захва­ты­ва­ет и под­чи­ня­ет себе все осталь­ные моти­вы. Порой уже в ран­нем под­рост­ко­вом воз­расте дети могут инте­ре­со­вать­ся про­бле­ма­ми сек­су­аль­но­сти, искать соот­вет­ству­ю­щую лите­ра­ту­ру, про­смат­ри­вать эро­ти­че­ские филь­мы. Это­му спо­соб­ству­ет и сего­дняш­няя ситу­а­ция в нашем соци­у­ме, когда моло­дым навя­зы­ва­ют­ся сте­рео­ти­пы доми­ни­ро­ва­ния насла­жде­ний, удо­воль­ствия (в первую оче­редь, сек­су­аль­но­го), все­доз­во­лен­но­сти и отсут­ствия запретов.

Это ста­но­вит­ся пре­гра­дой для пси­хи­че­ско­го и духов­но­го раз­ви­тия. В ито­ге иерар­хия цен­но­стей ока­зы­ва­ет­ся пере­вер­ну­той: выс­шие пси­хи­че­ские и духов­ные потреб­но­сти ока­зы­ва­ют­ся подав­лен­ны­ми и вытес­нен­ны­ми, а сек­су­аль­ные вле­че­ния зани­ма­ют доми­ни­ру­ю­щее место.

Но извест­но, что пол в чело­ве­ке пред­став­ля­ет собой един­ство двух полю­сов. На одном полю­се сосре­до­то­чи­ва­ет­ся сек­су­аль­ность, кото­рая вклю­ча­ет в себя чисто телес­ную сто­ро­ну пола, а так­же все про­яв­ле­ния пси­хи­ки, кото­рые свя­за­ны с полом. На дру­гом полю­се сосре­до­та­чи­ва­ет­ся эрос, то есть иска­ние истин­ной, духов­ной люб­ви, при­во­дя­щей в дви­же­ние всю пси­хи­ку и весь духов­ный мир, поз­во­ля­ю­щей пре­одо­леть свое одиночество.

Чело­век един, цело­стен, един и его пол, кото­рый вклю­ча­ет в себя и сек­су­аль­ное, и эро­ти­че­ское, и каж­дый ищет в дру­гом соеди­не­ния двух полю­сов. Но воз­мож­на и сосре­до­то­чен­ность на сек­су­аль­но­сти, кото­рая в слу­чае доми­ни­ро­ва­ния стра­сти явля­ет­ся основ­ным моти­вом в уста­нов­ле­нии отно­ше­ний. В ито­ге — рас­пад лич­но­сти, рас­пад бра­ка, если он постро­ен на подоб­ных осно­ва­ни­ях. У зна­чи­тель­ной части супру­гов, реша­ю­щих раз­ве­стись, эта ситу­а­ция встре­ча­ет­ся часто. Такие люди, как пра­ви­ло, не спо­соб­ны к дли­тель­ной при­вя­зан­но­сти, так как у них слиш­ком выра­же­на потреб­ность в смене объ­ек­тов удо­вле­тво­ре­ния сек­су­аль­но­го влечения.

Подоб­ная ситу­а­ция может носить пато­ло­ги­че­ский харак­тер. В сек­со­ло­гии даже опи­сан соот­вет­ству­ю­щий син­дром, кото­рый носит назва­ние син­дро­ма Каза­но­вы. Он харак­те­ри­зу­ет­ся потреб­но­стью муж­чи­ны в частых и поверх­ност­ных кон­так­тах с жен­щи­на­ми, при­чем коли­че­ство «побед» рас­смат­ри­ва­ет­ся как при­знак состо­я­тель­но­сти и успе­ха. Но глу­бин­ные кор­ни это­го син­дро­ма заклю­ча­ют­ся в стра­хе уста­нов­ле­ния дей­стви­тель­но близ­ких, духов­ных отно­ше­ний, кото­рый такой муж­чи­на мас­ки­ру­ет бур­ной сек­су­аль­ной жизнью.

В слу­чае доми­ни­ро­ва­ния стра­сти необ­хо­ди­мо искать те под­вод­ные кам­ни, кото­рые послу­жи­ли осно­вой для ее фор­ми­ро­ва­ния, и помо­гать чело­ве­ку выстра­и­вать пра­виль­ную лич­ност­ную иерар­хию дух — душа — тело, с веду­щей ролью духовности.

…Еще один вари­ант «нелюб­ви» — пре­уве­ли­чен­ная потреб­ность быть люби­мым, часто пере­хо­дя­щая в пато­ло­ги­че­скую, нев­ро­ти­че­скую любовь.

Невротическая любовь

Мы зна­ем, что потреб­ность в люб­ви свой­ствен­на каж­до­му чело­ве­ку с ран­не­го дет­ства. Малыш нуж­да­ет­ся в мате­рин­ской люб­ви не мень­ше, чем в моло­ке и забо­те. Впо­след­ствии ее нор­маль­ное раз­ви­тие выра­жа­ет­ся в спо­соб­но­сти к ответ­ной люб­ви, когда малень­кий чело­ве­чек, напи­тав­шись в дет­стве мате­рин­ской любо­вью, в более зре­лом воз­расте отда­ет ее другим.

Но неред­ко потреб­ность в люб­ви направ­ля­ет­ся исклю­чи­тель­но на себя. Эта потреб­ность эго­цен­трич­на, хотя она может мас­ки­ро­вать­ся внешне раз­лич­ны­ми фор­ма­ми пове­де­ния. В этом слу­чае мы гово­рим о нев­ро­ти­че­ской, иска­жен­ной люб­ви. Каким же обра­зом фор­ми­ру­ет­ся такая «любовь»?

Извест­ный пси­хо­лог К. Хор­ни опи­сы­ва­ет меха­низм воз­ник­но­ве­ния нев­ро­ти­че­ской люб­ви. Она счи­та­ет, что нару­ше­ния люб­ви свя­за­ны с неудо­вле­тво­рен­ной потреб­но­стью ребен­ка в без­опас­но­сти. Ощу­ще­ние без­опас­но­сти фор­ми­ру­ет­ся в мла­ден­че­стве и ран­нем дет­стве и зави­сит от каче­ства роди­тель­ско­го (мате­рин­ско­го) ухо­да, без­услов­но­го при­ня­тия, лас­ки, любви.

Веду­щая роль в фор­ми­ро­ва­нии тако­го типа люб­ви отво­дит­ся небла­го­по­луч­ным отно­ше­ни­ям с роди­те­ля­ми, осо­бен­но с мате­рью. Пара­док­саль­ная ситу­а­ция: мать ока­зы­ва­ет­ся неспо­соб­ной любить сво­е­го ребен­ка или любит его обу­слов­ле­но. С чем это свя­за­но? Это может быть про­дик­то­ва­но ее соб­ствен­ным печаль­ным жиз­нен­ным опы­том. Не научив­шись любить сама, не полу­чив это­го в дет­стве, она транс­ли­ру­ет иска­жен­ную любовь сво­им детям, а те сво­им… «ско­ван­ные одной цепью».

При недо­стат­ке люб­ви ребе­нок вос­при­ни­ма­ет окру­жа­ю­щий мир через приз­му гру­сти, оби­ды, враж­деб­но­сти и стра­ха. Ребе­нок сосре­до­то­чен на трав­ми­ру­ю­щих пере­жи­ва­ни­ях, вос­при­я­тие мира ста­но­вит­ся сужен­ным, одно­сто­рон­ним и иска­жен­ным. В резуль­та­те фор­ми­ру­ет­ся направ­лен­ность на себя, эго­цен­три­че­ская доми­нан­та. Веду­щим базо­вым аффек­том у тако­го ребен­ка, с точ­ки зре­ния К. Хор­ни, ста­но­вит­ся «базаль­ная тре­вож­ность» — вос­при­я­тие мира как все­силь­но­го, враж­деб­но­го, агрес­сив­но­го, и ощу­ще­ние себя в этом враж­деб­ном мире как бес­по­мощ­но­го, уяз­ви­мо­го, отверженного.

Будучи взрос­лым, такой чело­век пыта­ет­ся «добрать» то, что он недо­по­лу­чил в дет­стве, выстра­и­вая опре­де­лен­ные отно­ше­ния с окру­жа­ю­щи­ми: играя или роль «жерт­вы», выма­ли­вая любовь, или роль «агрес­со­ра», силой выби­ва­ю­ще­го любовь, или устра­ня­ясь от мира, оби­жа­ясь на всех в нем живу­щих. Все это, конеч­но, не поз­во­ля­ет достичь истин­но­го теп­ла и бли­зо­сти, в кото­рых так нуж­да­ют­ся такие люди.

…Кате­ри­на была един­ствен­ной доче­рью в семье. Каза­лось бы, она долж­на была стать люби­ми­цей сво­ей мате­ри, одна­ко это­го не слу­чи­лось. Мать, не полу­чив сама в дет­стве люб­ви и лас­ки, с само­го рож­де­ния отвер­га­ла малыш­ку. При избыт­ке груд­но­го моло­ка, она не захо­те­ла кор­мить дочь гру­дью «что­бы грудь не поте­ря­ла фор­мы», не бра­ла ее лиш­ний раз на руки «что­бы не изба­ло­вать дочь». Пер­вое вре­мя она силь­но пла­ка­ла, ста­ра­ясь хоть как-то при­влечь вни­ма­ние мате­ри, но затем кри­ки стих­ли, девоч­ка, что назы­ва­ет­ся, ушла в себя.

Катя рос­ла замкну­той, не по годам серьез­ной. Она быст­ро ста­ла само­сто­я­тель­ной. Когда дочь достиг­ла под­рост­ко­во­го воз­рас­та, роди­те­ли раз­ве­лись. Катя оста­лась с отцом, кото­ро­го очень люби­ла. Мать ста­ла мстить за это доче­ри, бук­валь­но рас­тап­ты­вая ее как лич­ность. Она обзы­ва­ла ее самы­ми гряз­ны­ми сло­ва­ми и еще боль­ше отвер­га­ла попыт­ки девоч­ки к сближению.

Катя была в отча­я­нии. Что­бы как-то унять боль, она всю себя посвя­ти­ла карье­ре, дости­же­нию успе­ха, мате­ри­аль­но­го бла­го­по­лу­чия. Про себя девуш­ка дума­ла, что ее успе­хи, воз­мож­но, смяг­чат оже­сто­чен­ную мать. Одна­ко это­го не про­изо­шло, мате­рин­ское серд­це не тро­ну­ло и это. Кате­ри­на ста­ла искать любовь в окру­жа­ю­щих людях. Ей хоте­лось полу­чать ее все боль­ше и боль­ше. Для это­го она созда­ла образ при­вле­ка­тель­ной и успеш­ной жен­щи­ны. Ей нра­ви­лось ловить на себе вос­тор­жен­ные взгля­ды муж­чин, чув­ство­вать их инте­рес к себе. Это затя­ги­ва­ло как нар­ко­тик. Было толь­ко одно «но»: ей самой было очень страш­но полю­бить по-насто­я­ще­му. Бук­валь­но по пятам за ней ходил страх отвер­же­ния, кото­рый про­рос в душе. И толь­ко воцер­ко­в­ле­ние и ощу­ще­ние себя духов­ной лич­но­стью помог­ли Кате посте­пен­но осво­бо­дить­ся от лип­ких пут стра­ха и стать самой собой. Вот тогда она и встре­ти­ла насто­я­щую любовь.

* * *

Нев­ро­ти­че­ская любовь, в отли­чие от люб­ви здо­ро­вой лич­но­сти, име­ет свои особенности.

В первую оче­редь, она характеризуется:

нераз­бор­чи­во­стью — носи­те­лю этой люб­ви хочет­ся, что­бы его люби­ли все. Зре­лая любовь изби­ра­тель­на — здо­ро­вая лич­ность ждет люб­ви, ува­же­ния и при­зна­ния лишь от тех людей, кого любит и ценит сама;

нена­сы­ща­е­мость — дру­гая осо­бен­ность, кото­рая про­яв­ля­ет­ся в том, что чело­ве­ку посто­ян­но тре­бу­ют­ся под­твер­жде­ние сво­ей зна­чи­мо­сти и исклю­чи­тель­но­сти, дока­за­тель­ства люб­ви сло­вом и (или) дей­стви­ем, в то вре­мя как «в нор­ме» под­твер­жде­ние сло­жив­ших­ся отно­ше­ний и чувств супру­гов, их свое­об­раз­ное «озву­чи­ва­ние» ста­но­вит­ся необ­хо­ди­мым лишь в неко­то­рых случаях;

навяз­чи­вость — высту­па­ет как стрем­ле­ние любы­ми сред­ства­ми сохра­нить свое исклю­чи­тель­ное поло­же­ние для дру­го­го по прин­ци­пу «цель оправ­ды­ва­ет сред­ства»: угро­за­ми, шан­та­жом, взы­ва­ни­ем к жало­сти, попыт­кой купить любовь партнера;

пре­уве­ли­чен­ная потреб­ность чело­ве­ка в эмо­ци­о­наль­ной при­вя­зан­но­сти, поло­жи­тель­ной оцен­ке себя со сто­ро­ны окру­жа­ю­щих и пре­уве­ли­чен­ная чув­стви­тель­ность к бло­ки­ро­ва­нию этих потреб­но­стей. Это может про­яв­лять­ся в непо­мер­ном стра­хе отвер­же­ния со сто­ро­ны зна­чи­мых лиц.

Извест­ный пси­хо­лог Э. Фромм выде­лил несколь­ко видов нев­ро­ти­че­ской люб­ви, каж­дая из кото­рых может иметь свои очертания.

Нар­цис­си­че­ская любовь. Это в чистом виде эго­и­сти­че­ская любовь. Про­яв­ля­ет­ся в том, что чело­век пред­по­чи­та­ет «брать», а не «давать», быть люби­мым, но не любить само­му. Отно­ше­ния носят ярко выра­жен­ный потре­би­тель­ский характер.

Нев­ро­ти­че­ская любовь (в узком смыс­ле сло­ва, посколь­ку все пере­чис­лен­ные виды люб­ви отно­сят­ся к нев­ро­ти­че­ским). В этом слу­чае на избран­ни­ка про­еци­ру­ют­ся нераз­ре­шен­ные про­бле­мы дет­ства. Часто отно­ше­ния в таких бра­ках выстра­и­ва­ют­ся как бес­со­зна­тель­ная попыт­ка «доиг­рать» то, что «не доиг­ра­но» в детстве.

В каче­стве при­ме­ра мож­но при­ве­сти такую ситу­а­цию из прак­ти­ки пси­хо­ло­га Окса­ны Лавровой.

Муж­чи­на 34‑х лет, женат, име­ет сына, рабо­та­ет в служ­бе охра­ны. Обра­тил­ся к пси­хо­ло­гу с жало­бой на нере­ши­тель­ность, кото­рая про­яв­ля­ет­ся во всем. В насто­я­щее вре­мя неспо­соб­ность при­ни­мать ответ­ствен­ность за реше­ния сде­ла­ла его жизнь осо­бен­но мучи­тель­ной. Жена, по его сло­вам, бук­валь­но помы­ка­ет им, изме­ня­ет пря­мо у него на гла­зах, уни­жа­ет его в при­сут­ствии сына. Пол­го­да назад у кли­ен­та появи­лась жен­щи­на, кото­рая кажет­ся пря­мой про­ти­во­по­лож­но­стью жены: доб­рая, забот­ли­вая, вер­ная. Одна­ко решить­ся на раз­вод он не может, так как очень стра­шит­ся сде­лать этот шаг.

Миха­ил вырос в семье, где отец стра­дал алко­го­лиз­мом, а мать была власт­ной и мрач­ной жен­щи­ной. Вос­по­ми­на­ния его о сво­ей семье болез­нен­ные, тяже­лые, мрач­ные, сопро­вож­да­ют­ся ост­рым чув­ством сты­да. Сам он спирт­ное кате­го­ри­че­ски отвер­га­ет. Все поло­жи­тель­ные каче­ства Миха­и­ла — сила, реши­тель­ность, ответ­ствен­ность, целе­устрем­лен­ность — вытес­не­ны и задав­ле­ны стыдом.

Глав­ные при­чи­ны пси­хо­ло­ги­че­ских слож­но­стей — бес­со­зна­тель­ное отож­деств­ле­ние себя со сла­бой и неуве­рен­ной фигу­рой отца и страх отвер­же­ния и нака­за­ния со сто­ро­ны мате­ри. Соб­ствен­ная семья Миха­и­ла — это бес­со­зна­тель­ная попыт­ка вос­про­из­ве­де­ния отно­ше­ний в семье роди­те­лей, кото­рая дава­ла хоть какую-то защиту.

В тече­ние четы­рех лет он жил в граж­дан­ском бра­ке с той жен­щи­ной, кото­рую любил, не реша­ясь раз­ве­стись со сво­ей суро­вой супру­гой, но одна­жды, после ситу­а­ции, в кото­рой Миха­ил едва не поте­рял воз­люб­лен­ную, после­до­вал раз­вод. Через неко­то­рое вре­мя в новой семье появил­ся ребенок.

* * *

Любовь-покло­не­ние. Отли­чи­тель­ной ее осо­бен­но­стью явля­ет­ся рав­но­ду­шие к истин­ной лич­но­сти пред­ме­та люб­ви и к реаль­ным отно­ше­ни­ям с ним. Любовь-покло­не­ние стро­ит­ся в мире грез, фан­та­зий и вооб­ра­же­ния, в какой-то сте­пе­ни как попыт­ка бег­ства от реаль­но­сти. При­ве­дем в этой свя­зи при­мер, опи­сан­ный Мари­ной Кравцовой.

…Клав­дия Нико­ла­ев­на была замуж­ней жен­щи­ной, но до семьи ей не было дела. Глав­ным в ее жиз­ни было еже­днев­ное посе­ще­ние опер­но­го теат­ра. Она была влюб­ле­на в тено­ра и уве­ря­ла всех, что он ей отве­ча­ет вза­им­но­стью. Ей каза­лось, что он видит ее со сце­ны, улы­ба­ет­ся ей одной и вооб­ще поет толь­ко для нее. Она ходи­ла на все его спек­так­ли. Ворч­ли­вый муж, надо­ед­ли­вые дети, скуч­ная рабо­та — это был навяз­чи­вый сон, от кото­ро­го мож­но было сбе­жать толь­ко в театр, где начи­на­лось истин­ное суще­ство­ва­ние. В зале Клав­дия Нико­ла­ев­на чув­ство­ва­ла себя необык­но­вен­но хоро­шень­кой. Она так ни разу и не подо­шла, не заго­во­ри­ла с пред­ме­том сво­е­го обо­жа­ния. Но всю жизнь про­жи­ла с мыс­лью, что он любит ее любо­вью пла­то­ни­че­ской, вели­кой и невысказанной.

А уми­ра­ла она прак­ти­че­ски одна. Муж ушел в дру­гую семью, дети не люби­ли мать, кото­рая не заме­ча­ла их. Все луч­шее в ее жиз­ни заме­ни­ли иллюзии.

* * *

Мани­а­каль­ная любовь, или любовь-пре­сле­до­ва­ние, харак­те­ри­зу­ет­ся одер­жи­мо­стью, страст­ной влюб­лен­но­стью, навяз­чи­во­стью и настой­чи­во­стью в дости­же­нии цели. Она насту­па­ет вне­зап­но, отли­ча­ет­ся неустой­чи­во­стью, рез­ки­ми пере­па­да­ми чувств и отно­ше­ний к избран­ни­ку. Его лич­ность в этом слу­чае не име­ет зна­че­ния. Пред­мет увле­че­ния далек от реаль­но­сти, недо­сти­жим и воз­ве­ден на пье­де­стал, пре­вра­щен в кумира.

Часто мани­а­каль­ная любовь закан­чи­ва­ет­ся тем, что кумир низ­вер­га­ет­ся с пье­де­ста­ла, нев­ро­ти­че­ская лич­ность вновь пере­жи­ва­ет отвер­же­ние, повто­ряя трав­ми­ру­ю­щую ситу­а­цию дет­ства, и все повто­ря­ет­ся по кру­гу. По боль­шо­му сче­ту, мани­а­каль­ная любовь очень напо­ми­на­ет страсть. Вот еще один пример.

Оль­га при­вык­ла все­гда доби­вать­ся того, чего хоте­ла. Все цели, постав­лен­ные ею, реа­ли­зо­вы­ва­лись несмот­ря ни на что. В рас­чет не шли ника­кие отго­вор­ки: неудоб­но, тяже­ло, слож­но, — все это было неприн­ци­пи­аль­ным. Эта пози­ция каса­лась и отно­ше­ний с муж­чи­на­ми. Для Оль­ги не суще­ство­ва­ло сло­ва «нет», вме­сто него было «хочу».

Одна­жды на дне рож­де­ния ее подру­га позна­ко­ми­ла девуш­ку со сво­им моло­дым чело­ве­ком (Сер­ге­ем), о кото­ром до это­го мно­го рас­ска­зы­ва­ла. Како­во же было удив­ле­ние при­я­тель­ни­цы, когда она уви­де­ла, что ее самые близ­кие люди увлек­лись друг дру­гом. Обо­их сра­зу потя­ну­ло друг к дру­гу. Под бла­го­вид­ным пред­ло­гом они сбе­жа­ли со дня рождения.

Быст­ро вспых­нув­шие чув­ства со сто­ро­ны муж­чи­ны так же быст­ро и угас­ли. Веро­ят­но, оду­мав­шись, он все же понял, что зашел слиш­ком дале­ко. Но Оль­га дума­ла ина­че: «Я добьюсь его вни­ма­ния любой ценой». Охла­жде­ние Сер­гея ее даже под­сте­ги­ва­ло. И она нача­ла дей­ство­вать по уже зна­ко­мой про­грам­ме: частые звон­ки, раз­лич­ные пово­ды для встреч, прось­бы о помо­щи, — арсе­нал средств был большим.

Одна­ко, к удив­ле­нию Оль­ги, про­ве­рен­ные ранее спо­со­бы не дей­ство­ва­ли. Боль­ше все­го ее оша­ра­ши­ла фра­за, ска­зан­ная одна­жды Сер­ге­ем: «Не все полу­ча­ет­ся так, как ты хочешь, сми­рись со сво­им пора­же­ни­ем». Но сми­рять­ся девуш­ка не хоте­ла, она про­дол­жа­ла «оса­ду». Резуль­та­та Оль­га все же доби­лась: моло­дой чело­век вновь стал про­яв­лять инте­рес к девуш­ке, польщен­ный ее при­сталь­ным вни­ма­ни­ем к себе.

Вот тогда и насту­пил пере­лом в их отно­ше­ни­ях. Добив­шись сво­е­го, Оль­га быст­ро нашла мас­су недо­стат­ков в сво­ем преж­нем куми­ре и отверг­ла все его попыт­ки под­дер­жа­ния отношений.

* * *

Во всех пере­чис­лен­ных слу­ча­ях неспо­соб­ность любить в соче­та­нии с силь­ной потреб­но­стью быть люби­мым при­во­дит к состо­я­нию хро­ни­че­ско­го напря­же­ния, кото­рое про­яв­ля­ет­ся в отно­ше­ни­ях с близ­ки­ми людь­ми в бур­ных, неуправ­ля­е­мых эмо­ци­о­наль­ных взры­вах, не адек­ват­ных ситуации.

Таким обра­зом, все пере­чис­лен­ные вари­ан­ты «люб­ви» по сути истин­ной любо­вью не явля­ют­ся, а слу­жат попыт­кой удо­вле­тво­ре­ния сво­их потреб­но­стей, жела­ний, реше­ния сво­их пси­хо­ло­ги­че­ских про­блем и сложностей.

Глава 4. Истинная любовь

…Исче­за­ет чув­ство сво­е­го «я» как отдель­но­го чело­ве­ка, во внут­рен­нем мире и внеш­них делах муж и жена чув­ству­ют себя лишь частью како­го-то обще­го целого…

Не может быть глу­бо­кой и искрен­ней люб­ви там, где пра­вит эго­изм. Совер­шен­ная любовь — это совер­шен­ное самоотречение.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

Признаки любви истинной

Так что же такое истин­ная, насто­я­щая любовь? Како­вы ее про­яв­ле­ния? Обра­тим­ся к Биб­лии. Суть истин­ной люб­ви рас­кры­та апо­сто­лом Пав­лом в его зна­ме­ни­том гимне, в Пер­вом посла­нии к коринфянам.

«…В совер­шен­ной люб­ви нет стра­ха, но совер­шен­ная любовь изго­ня­ет страх, пото­му что в стра­хе есть муче­ние; боя­щий­ся несо­вер­ше­нен в люб­ви. Любовь дол­го­тер­пит, мило­серд­ству­ет, любовь не зави­ду­ет, любовь не пре­воз­но­сит­ся, не гор­дит­ся, не бес­чин­ству­ет, не ищет сво­е­го, не мыс­лит зла, не раду­ет­ся неправ­де, а сора­ду­ет­ся истине, все покры­ва­ет, все­му верит, все­го наде­ет­ся, все пере­но­сит. Любовь нико­гда не пере­ста­ет, хотя и про­ро­че­ства пре­кра­тят­ся, и язы­ки умолк­нут, и зна­ние упразд­нит­ся. А теперь пре­бы­ва­ют сии три: вера, надеж­да, любовь, но любовь из них больше».

К ска­зан­но­му слож­но что-то доба­вить, одна­ко мож­но выде­лить отдель­ные момен­ты и рас­смот­реть их более детально.

«Любовь нико­гда не пере­ста­ет». Очень важ­ной чер­той истин­ной люб­ви мож­но назвать веч­ность. Все, что не может быть веч­ным, не име­ет пра­ва назы­вать­ся любо­вью. А что исче­за­ет из отно­ше­ний? Страсть, влюб­лен­ность. После их уга­са­ния воз­ни­ка­ет в луч­шем слу­чае пусто­та, рав­но­ду­шие, ино­гда свет­лые вос­по­ми­на­ния, в худ­шем — нега­тив­ные тягост­ные эмо­ции: нена­висть, отчаяние.

Если любовь дей­стви­тель­но истин­ная, то брак, постро­ен­ный на этом осно­ва­нии, дол­жен быть веч­ным. В иде­а­ле вер­ность супру­ги хра­нят всю жизнь, даже после их смер­ти. Конеч­но, не каж­дый, овдо­вев, может не всту­пать более в брак, поэто­му в церк­ви допус­ка­ет­ся повтор­ное вен­ча­ние как снис­хож­де­ние к нашей немо­щи. «Луч­ше бы тебе не всту­пать боль­ше в брак, но если ты не можешь поне­сти этот подвиг, то всту­пай», — гово­рит Цер­ковь.

И несо­мнен­но, что еди­не­ние душ, кото­рое воз­ни­ка­ет у супру­гов при жиз­ни, если супру­ги любят по-насто­я­ще­му, будет иметь место и после смер­ти, посколь­ку веч­ность люб­ви рас­про­стра­ня­ет­ся не толь­ко на зем­ную жизнь, но пере­хо­дит гра­ни­цу смерти.

Мож­но при­ве­сти при­мер из жития Ксе­нии Петербургской.

Она овдо­ве­ла, будучи два­дца­ти шести лет от роду и не имея детей. Неожи­дан­ная кон­чи­на горя­чо люби­мо­го ею мужа так силь­но пора­зи­ла Ксе­нию Гри­го­рьев­ну, что пере­вер­ну­ла все ее пред­став­ле­ния о зем­ном мире и люд­ском сча­стье. Она вос­при­ня­ла уход мужа в мир иной как свою соб­ствен­ную смерть.

Житие подвиж­ни­цы сооб­ща­ет, что она не всту­пи­ла в новый брак и доб­ро­воль­но взя­ла на себя подвиг юрод­ства Хри­ста ради. Людям она каза­лась ума­ли­шен­ной; на самом же деле ее поступ­ки были напол­не­ны глу­бо­ким духов­ным смыс­лом. Отка­зав­шись от сво­е­го преж­не­го име­ни, Ксе­ния при­сво­и­ла себе имя покой­но­го мужа и носи­ла его костюм. Бла­жен­ная уве­ря­ла, что умер­ла имен­но Ксе­ния, и охот­но откли­ка­лась, если ее назы­ва­ли Андре­ем Федо­ро­ви­чем. Таким обра­зом, сво­им мни­мым безу­ми­ем она обли­чи­ла безу­мие мира сего, в том чис­ле лег­ко­мыс­лен­ное отно­ше­ние к супру­же­ской бли­зо­сти и верности.

* * *

«Любовь не ищет сво­е­го». То есть чело­век любит дру­го­го ни за что, в отли­чие от влюб­лен­но­сти, когда часто любят за что-то и пото­му что: он силь­ный, кра­си­вый, умный, обес­пе­чен­ный и т. д. Истин­ная любовь — это любовь без­услов­ная. Как это понять? Вспом­ним сво­их роди­те­лей или детей. Если спро­сить: «За что мы их любим?» — то на этот вопрос отве­тить слож­но, так как отдель­ные харак­те­ри­сти­ки, конеч­но, не явля­ют­ся пово­дом для без­услов­ной любви.

И роди­те­лей, и детей мы любим толь­ко за то, что они есть, таки­ми, каки­ми явля­ют­ся. В бра­ке при насто­я­щей люб­ви супру­ги любят друг дру­га толь­ко за то, что имен­но этот чело­век явля­ет­ся тво­ей поло­ви­ной (неза­ви­си­мо от внеш­но­сти, мате­ри­аль­но­го поло­же­ния и т. д.).

Ино­гда встре­ча­ют­ся супру­же­ские пары, где муж или жена дале­ко не кра­сав­цы, но какие тре­пет­ные, неж­ные отно­ше­ния, какая забо­та друг о дру­ге! Как образ­но отме­ча­ет свя­щен­ник Илия Шуга­ев: «Внеш­ность чело­ве­ка — это мут­ное стек­ло. Изда­ли ты видишь толь­ко само стек­ло, а что нахо­дит­ся за ним, раз­гля­деть не можешь. Но когда при­льнешь к тако­му стек­лу, ты видишь толь­ко то, что нахо­дит­ся за эти стек­лом, а само­го стек­ла уже не видишь».

В свя­зи с этим мож­но вспом­нить извест­ную сказ­ку «Алень­кий цве­то­чек». Млад­шая купе­че­ская дочь полю­би­ла без­об­раз­ное чудо­ви­ще за его любовь и доб­ро­ту к ней. Любовь к неви­ди­мо­му дру­гу помог­ла девуш­ке пре­одо­леть страх и отвра­ще­ние к его види­мо­му обра­зу. Урод­ство, без­об­раз­ный облик — все это побе­ди­ла любовь. Внеш­ность отсту­пи­ла на вто­рой план. В ито­ге про­изо­шло пре­об­ра­же­ние: «зверь лес­ной» стал прин­цем моло­дым, «кра­сав­цем писа­ным, на голо­ве с цар­скою короною».

«Любовь дол­го­тер­пит», и дей­стви­тель­но, тер­пе­ние, пре­одо­ле­ние все­воз­мож­ных труд­но­стей и пре­град явля­ют­ся цен­траль­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми зре­лой, истин­ной любви.

В сказ­ках, леген­дах тема бра­ка, люб­ви тес­но свя­за­на с темой испы­та­ний, труд­но­стей, кото­рые при­хо­дит­ся пре­одо­ле­вать супру­гам. Это типич­ный финал народ­ных ска­зок: прой­дя через огонь, воду и мед­ные тру­бы, пре­одо­лев и иску­пив свои ошиб­ки, он и она обре­та­ют друг дру­га, нахо­дят, как гово­ри­ли рань­ше сво­е­го «суже­но­го».

Инте­рес­ное сло­во «суже­ный». В нем выра­жа­ет­ся вера: с избран­ни­ком суж­де­но было встре­тить­ся. И когда двое встре­ча­ют­ся, они узна­ют друг дру­га. Часто люди ищут друг дру­га, как в извест­ной сказ­ке: «Пой­ти туда, не знаю куда, при­не­си то, не знаю, что». Но сра­зу пони­ма­ют, когда про­ис­хо­дит та самая — судь­бо­нос­ная встреча.

Вспо­ми­на­ет­ся одна ситуация.

Окса­на и Сте­пан уже, будучи уже несколь­ко лет вме­сте в счаст­ли­вом, бла­го­по­луч­ном бра­ке, не пере­ста­ва­ли удив­лять­ся, вспо­ми­ная о сво­ей пер­вой встре­че. Буду­щие супру­ги позна­ко­ми­лись неожи­дан­но: Окса­на опаз­ды­ва­ла на рабо­ту и оста­но­ви­ла попут­ную маши­ну, за рулем кото­рой был Сте­пан. Как потом оба при­зна­лись друг дру­гу, они сра­зу поня­ли, что насто­я­щая встре­ча состо­я­лась. По каким при­зна­кам? Сло­ва­ми это объ­яс­нить слож­но. Оба почув­ство­ва­ли, что серд­це слов­но пере­вер­ну­лось в гру­ди и потом ста­ло уско­рен­но бить­ся, сло­ва и не тре­бо­ва­лись. Даль­ней­шая жизнь под­твер­ди­ла истин­ность пер­вых чувств, пере­рос­ших в насто­я­щую любовь.

* * *

Реаль­ная жизнь супру­гов напол­не­на все­воз­мож­ны­ми испы­та­ни­я­ми, пре­одо­лев кото­рые двое дей­стви­тель­но ста­но­вят­ся «одной пло­тью». В свя­зи с этим вспо­ми­на­ет­ся еще один при­мер, опи­сан­ный пра­во­слав­ным авто­ром Мари­ной Кравцовой.

Ната­ша и Алек­сей поже­ни­лись рано, сра­зу после шко­лы. В два­дцать лет у них уже было двое детей. Роди­лись двой­няш­ки, Ироч­ка и Лари­са. Все шло пре­крас­но. Была своя квар­ти­ра, Алек­сей рабо­тал, Ната­ша с удо­воль­стви­ем зани­ма­лась домаш­ни­ми дела­ми. А потом слу­чи­лось страш­ное: Алек­сея сби­ла маши­на. И моло­дой кра­си­вый чело­век лежал, при­ко­ван­ный к посте­ли. И, что гораз­до страш­нее, он был при­го­во­рен к пожиз­нен­ной немо­щи и недви­жи­мо­сти. Тра­ге­дия, разыг­рав­ша­я­ся в семье, не сло­ми­ла Ната­шу. Ни одно­го дня она не сомне­ва­лась в том, что оста­нет­ся с мужем. Хотя все, кто знал ее, — подру­ги, быв­шие учи­те­ля, — наста­и­ва­ли на том, что рано или позд­но ей надо будет устра­и­вать свою жен­скую судьбу.

Пой­ми, — гово­ри­ли они доб­ро­же­ла­тель­но, — ты еще дев­чон­ка, а он кале­ка. Неуже­ли так и прой­дет твоя моло­дость? Посмот­ри на себя, ты же кра­са­ви­ца, на тебя все на ули­це заглядываются.

Это было прав­дой. Ната­ша очень хоро­ша собой. И не толь­ко лицо кра­си­во, но и душа прекрасна.

Я одна­жды сде­ла­ла свой выбор, — ска­за­ла она, как отре­за­ла. И боль­ше ни один «доб­ро­же­ла­тель» не посмел открыть рта. Восемь лет Ната­ша само­от­вер­жен­но уха­жи­ва­ла за Лешей. Рос­ли девоч­ки. Она рабо­та­ла, почти не встре­ча­лась ни с кем из дру­зей, про­сто неко­гда было. А глав­ное, Ната­ша не вери­ла вра­чам, кото­рые лечи­ли Алек­сея. Она все вре­мя пыта­лась най­ти тако­го спе­ци­а­ли­ста, кото­рый мог бы поста­вить ее люби­мо­го на ноги. И нашла. То, как вери­ла она в исце­ле­ние мужа, то, как без­за­вет­но и пре­дан­но слу­жи­ла она семье, не мог­ло прой­ти даром. Алек­сей встал на ноги. Он чув­ству­ет себя пол­но­цен­ным чело­ве­ком. И, конеч­но, в этом заслу­га Ната­ши, жен­щи­ны, кото­рая уме­ет любить.

* * *

Любовь “мило­серд­ству­ет”, — дру­ги­ми сло­ва­ми, все про­ща­ет. И дей­стви­тель­но, про­ще­ние — один из основ­ных при­зна­ков истин­ной люб­ви. Все мы раз­ные, со сво­и­ми осо­бен­но­стя­ми харак­те­ра, при­выч­ка­ми, при­стра­сти­я­ми. И часто не все нра­вит­ся в супру­ге. Как хочет­ся ино­гда начать пере­кра­и­вать, пере­де­лы­вать сво­е­го мужа или жену. Ведь, кажет­ся, что вот еще чуть-чуть и он (или она) все пой­мет и ста­нет луч­ше себя вести, изме­нит­ся. Одна­ко если это­го не про­ис­хо­дит, как часто мы испы­ты­ва­ем оби­ду, гнев: «Ведь я же для него так старалась!»

В свя­зи с этим сто­ит вспом­нить ситу­а­цию, опи­сан­ную свя­тым стар­цем Паи­си­ем Свя­то­гор­цем.

Юно­ша, жив­ший по-мир­ски, стал испы­ты­вать чув­ства к девуш­ке, кото­рая жила духов­ной жиз­нью. Что­бы девуш­ка отве­ти­ла ему вза­им­но­стью, он тоже ста­рал­ся вести духов­ную жизнь, ходить в цер­ковь. Они поже­ни­лись. Но про­шли годы, и он вер­нул­ся к преж­ней мир­ской жиз­ни. У них уже были взрос­лые дети. Но, несмот­ря ни на что, этот чело­век про­дол­жал жить рас­пут­но. Он зара­ба­ты­вал мно­го денег, но почти все тра­тил на свою раз­врат­ную жизнь. Береж­ли­вость несчаст­ной супру­ги удер­жи­ва­ла их домаш­нее хозяй­ство от кра­ха, сво­и­ми сове­та­ми она помо­га­ла детям усто­ять на вер­ном пути. Она не осуж­да­ла мужа, что­бы дети не нача­ли испы­ты­вать к нему непри­яз­ни и не полу­чи­ли душев­ную трав­му, а так­же для того, что­бы они не были увле­че­ны тем обра­зом жиз­ни, кото­рый он вел. Когда муж при­хо­дил позд­но ночью домой, ей было срав­ни­тель­но лег­ко оправ­дать его перед детьми: она гово­ри­ла, что у него мно­го рабо­ты. Но что ей было гово­рить, когда средь бела дня он заяв­лял­ся в дом со сво­ей любов­ни­цей?… Он зво­нил сво­ей жене и зака­зы­вал раз­ные куша­нья, а днем при­ез­жал обе­дать с одной из любов­ниц. Несчаст­ная мать, желая убе­речь детей от дур­ных помыс­лов, при­ни­ма­ла их радуш­но. Она пред­став­ля­ла дело таким обра­зом, что любов­ни­ца мужа яко­бы была ее подру­гой и муж заез­жал к этой «подру­ге» домой, что­бы при­ве­сти ее к ним в гости на машине. Она отправ­ля­ла детей в дру­гие ком­на­ты учить уро­ки, что­бы они не уви­де­ли какую-нибудь непри­лич­ную сце­ну, ведь ее муж, не обра­щая вни­ма­ния на детей, даже при них поз­во­лял себе непри­стой­но­сти. Это повто­ря­лось изо дня в день. То и дело он при­ез­жал с новой любов­ни­цей. Дело дошло до того, что дети ста­ли спра­ши­вать ее: «Мама, а сколь­ко же у тебя подруг?» «Ах, это про­сто ста­рые зна­ко­мые!» — отве­ча­ла она. И, кро­ме того, муж отно­сил­ся к ней как к слу­жан­ке, и даже хуже. Он обра­щал­ся с ней очень жесто­ко и бес­че­ло­веч­но. Кош­мар про­дол­жал­ся несколь­ко лет. Одна­жды этот чело­век мчал­ся на машине и сорвал­ся в про­пасть. Маши­на раз­би­лась, а сам он полу­чил очень серьез­ные уве­чья. Его отвез­ли в боль­ни­цу. И вра­чи, сде­лав, что мог­ли, отпра­ви­ли его домой. Он стал кале­кой. Ни одна из любов­ниц его даже не наве­сти­ла, пото­му что боль­ших денег у него уже не было, а лицо было изу­ве­че­но. Одна­ко супру­га забот­ли­во уха­жи­ва­ла за ним, не напо­ми­ная ему ни о чем из его блуд­ной жиз­ни. Он был потря­сен, и это изме­ни­ло его духов­но. Он искренне рас­ка­ял­ся, попро­сил при­гла­сить к нему свя­щен­ни­ка, испо­ве­дал­ся, несколь­ко лет про­жил по-хри­сти­ан­ски, имея внут­рен­ний мир, и упо­ко­ил­ся о Гос­по­де. После его кон­чи­ны стар­ший сын занял его место в биз­не­се и содер­жал семью. Дети это­го чело­ве­ка жили очень друж­но, пото­му что уна­сле­до­ва­ли от сво­ей мате­ри доб­рые прин­ци­пы. Для того что­бы спа­сти семью от рас­па­да, а сво­их детей от горь­кой печа­ли, она выпи­ла их горь­кие чаши сама.

* * *

«Любовь все пере­но­сит». Насто­я­щая любовь жерт­вен­на. Как это понять? Жерт­вен­ность — это воз­мож­ность ото­дви­нуть свои инте­ре­сы на зад­ний план ради дру­го­го, даже тогда, когда они кажут­ся таки­ми важ­ны­ми. Это воз­мож­ность ради ближ­не­го отка­зать­ся от чего-то цен­но­го для себя. Вари­ан­тов может быть мно­же­ство. В этой свя­зи вспо­ми­на­ет­ся такой пример.

Окса­на и Нико­лай поже­ни­лись еще в инсти­ту­те. Она, пода­ю­щий боль­шие надеж­ды буду­щий дет­ский док­тор, он — науч­ный работ­ник. Все окру­жа­ю­щие счи­та­ли их бле­стя­щей парой с огром­ны­ми пер­спек­ти­ва­ми в плане карье­ры. Но жизнь рас­ста­ви­ла дру­гие акцен­ты. Пер­вый ребе­нок, девоч­ка, появив­ша­я­ся в семье, пол­но­стью пере­вер­нул пла­ны Окса­ны. Она не ожи­да­ла, что потре­бу­ет­ся столь­ко вни­ма­ния к малыш­ке. Все силы, вся забо­та были направ­ле­ны на нее. Кро­ме это­го нава­лив­ши­е­ся хозяй­ствен­ные дела отни­ма­ли все силы. Помо­щи ждать было неот­ку­да. Муж был вынуж­ден отка­зать­ся от науч­ной карье­ры, брал­ся прак­ти­че­ски за любую рабо­ту, если она дава­ла хоть какие-то деньги.

Девоч­ка под­рос­ла, Окса­на нако­нец-то смог­ла вый­ти на люби­мую рабо­ту. Толь­ко-толь­ко ощу­тив себя про­фес­си­о­наль­но вос­тре­бо­ван­ной, она поня­ла, что ожи­да­ет вто­ро­го ребен­ка. Ситу­а­ция усу­губ­ля­лась тем, что руко­вод­ство учре­жде­ния, в кото­ром рабо­та­ла Окса­на, соби­ра­лось отпра­вить ее на доро­го­сто­я­щую ста­жи­ров­ку по спе­ци­аль­но­сти, что в даль­ней­шем откры­ва­ло боль­шие пер­спек­ти­вы. Что делать? Нико­лай был непре­кло­нен: «У нас будет ребе­нок», — отре­зал он. Окса­на вынуж­де­на была сми­рить­ся. Родил­ся маль­чик Труд­но пере­дать, что при­шлось пере­жить Оксане, ока­зав­шей­ся с дву­мя малы­ша­ми на руках. Муж прак­ти­че­ски не бывал дома, пыта­ясь най­ти доход. Болез­ни, вос­пи­та­ние, дет­ский сад, уче­ба, допол­ни­тель­ное обра­зо­ва­ние, музы­каль­ная шко­ла… С меч­та­ми о карье­ре Оксане при­шлось расстаться.

Конеч­но, это очень серьез­ное само­по­жерт­во­ва­ние ради детей. Но жизнь состо­ит и из повсе­днев­ных, на пер­вый взгляд мел­ких усту­пок, а ино­гда любя­щие люди отда­ют друг дру­гу самое доро­гое, что у них есть.

* * *

Пре­крас­ный при­мер жерт­вен­но­сти опи­сал извест­ный автор О. Ген­ри в сво­ем рас­ска­зе «Дары волхвов».

«Один дол­лар восемь­де­сят семь цен­тов. Это было все… А зав­тра Рож­де­ство. Един­ствен­ное, что тут мож­но было сде­лать, это хлоп­нуть­ся на ста­рень­кую кушет­ку и заре­веть. Имен­но так Дел­ла и посту­пи­ла… Дел­ла кон­чи­ла пла­кать и про­шлась пухов­кой по щекам. Она теперь сто­я­ла у окна и уны­ло гля­де­ла на серую кош­ку, про­гу­ли­ва­ю­щу­ю­ся по серо­му забо­ру вдоль серо­го дво­ра… Она вдруг отско­чи­ла от окна и бро­си­лась к зер­ка­лу. Гла­за ее свер­ка­ли, но с лица за два­дцать секунд сбе­жа­ли крас­ки. Быст­рым дви­же­ни­ем она выта­щи­ла шпиль­ки и рас­пу­сти­ла волосы.

Надо ска­зать, что у четы Юнг было два сокро­ви­ща, состав­ляв­ших пред­мет их гор­до­сти. Одно — золо­тые часы Джи­ма, при­над­ле­жав­шие его отцу и деду, дру­гое — воло­сы Деллы…

И вот пре­крас­ные воло­сы Дел­лы рас­сы­па­лись, бле­стя и пере­ли­ва­ясь, точ­но струи каш­та­но­во­го водо­па­да. Они спус­ка­лись ниже колен и пла­щом оку­ты­ва­ли почти всю фигу­ру. Но она тот­час же, нерв­ни­чая и торо­пясь, при­ня­лась сно­ва под­би­рать их. Потом, слов­но зако­ле­бав­шись, с мину­ту посто­я­ла непо­движ­но, и две или три сле­зин­ки упа­ли на вет­хий крас­ный ковер.

Ста­рень­кий корич­не­вый жакет на пле­чи, ста­рень­кую корич­не­вую шляп­ку на голо­ву — и, взмет­нув юбка­ми, сверк­нув невы­сох­ши­ми блест­ка­ми в гла­зах, она уже мча­лась вниз, на улицу.

Вывес­ка, у кото­рой она оста­но­ви­лась, гла­си­ла: «Все­воз­мож­ные изде­лия из волос».

Не купи­те ли мои воло­сы? — спро­си­ла она у мадам.

Я поку­паю воло­сы, — отве­ти­ла мадам. — Сни­ми­те шля­пу, надо посмот­реть товар. Сно­ва застру­ил­ся каш­та­но­вый водопад.

Два­дцать дол­ла­ров, — ска­за­ла мадам, при­выч­но взве­ши­вая в руке густую массу.

Сле­ду­ю­щие два часа про­ле­те­ли на розо­вых кры­льях… Нако­нец она нашла. Без сомне­ния, это было созда­но для Джи­ма, толь­ко для него. Это была пла­ти­но­вая цепоч­ка для кар­ман­ных часов, про­сто­го и стро­го­го рисунка…

Дома ожив­ле­ние Дел­лы поулег­лось и усту­пи­ло место преду­смот­ри­тель­но­сти и рас­че­ту. Она доста­ла щип­цы для завив­ки, зажгла газ и при­ня­лась исправ­лять раз­ру­ше­ния, при­чи­нен­ные вели­ко­ду­ши­ем в соче­та­нии с любо­вью… Джим непо­движ­но замер у две­рей, точ­но сет­тер, учу­яв­ший пере­пе­ла. Его гла­за оста­но­ви­лись на Деле с выра­же­ни­ем, кото­ро­го она не мог­ла понять, и ей ста­ло страш­но… Он про­сто смот­рел на нее, не отры­вая взгля­да, и лицо его не меня­ло сво­е­го стран­но­го выражения…

Ты остриг­ла воло­сы? — спро­сил Джим с напря­же­ни­ем, как буд­то, несмот­ря на уси­лен­ную рабо­ту моз­га, он все еще не мог осо­знать этот факт… Джим достал из кар­ма­на паль­то свер­ток и бро­сил его на стол.

Не пой­ми меня лож­но, Делл, — ска­зал он. — Ника­кая при­чес­ка и стриж­ка не могут заста­вить меня раз­лю­бить мою девоч­ку. Но раз­вер­ни этот свер­ток, и тогда ты пой­мешь, поче­му я в первую мину­ту немнож­ко оторопел.

Бег­лые про­вор­ные паль­чи­ки рва­ну­ли бечев­ку и бума­гу. После­до­вал крик вос­тор­га, тот­час же — увы! — чисто по-жен­ски сме­нив­ший­ся пото­ком слез и сто­нов, так что потре­бо­ва­лось немед­лен­но при­ме­нить все успо­ко­и­тель­ные сред­ства, имев­ши­е­ся в рас­по­ря­же­нии хозя­и­на дома. Ибо на сто­ле лежа­ли греб­ни, тот самый набор греб­ней — один зад­ний и два боко­вых, — кото­рым Дел­ла дав­но уже бла­го­го­вей­но любо­ва­лась в одной вит­рине Бро­д­вея. Чудес­ные греб­ни, насто­я­щие чере­па­хо­вые, с вде­лан­ны­ми в края бле­стя­щи­ми камеш­ка­ми, и как раз под цвет ее каш­та­но­вых волос.

Тут она под­ско­чи­ла, как ошпа­рен­ный коте­нок, и вос­клик­ну­ла. Ведь Джим еще не видел ее заме­ча­тель­но­го подар­ка. Она поспеш­но про­тя­ну­ла ему цепоч­ку на рас­кры­той ладо­ни. Мато­вый дра­го­цен­ный металл, каза­лось заиг­рал в лучах ее бур­ной и искрен­ней радости…

Делл, — ска­зал Джим, — при­дет­ся нам пока спря­тать наши подар­ки, пусть поле­жат немнож­ко. Они для нас сей­час слиш­ком хоро­ши. Часы я про­дал, что­бы купить тебе греб­ни. А теперь, пожа­луй, самое вре­мя жарить котлеты»…

* * *

Итак, пре­крас­ная исто­рия жерт­вен­но­сти моло­дых любя­щих людей, кото­рые отда­ли самое доро­гое, что у них было, что­бы пора­до­вать друг дру­га. И это, навер­ное, и есть насто­я­щая любовь, кото­рая явля­ет­ся самым цен­ным подар­ком, кото­рый толь­ко мож­но пода­рить друг другу.

Что еще харак­тер­но для насто­я­щей любви?

Насто­я­щей, истин­ной люб­ви при­су­ще чув­ство само­об­нов­ле­ния. Если брак стро­ит­ся на изна­чаль­но пра­виль­ных духов­ных осно­ва­ни­ях, то момент встре­чи (как пере­жи­ва­ние посто­ян­но обнов­ля­ю­ще­го­ся чув­ства) все­гда при­сут­ству­ет у супру­гов. Быва­ет так, что супру­ги боль­шую часть вре­ме­ни про­во­дят вме­сте: вме­сте рабо­та­ют, вме­сте отды­ха­ют, вме­сте раду­ют­ся и гру­стят. И, что самое глав­ное, не уста­ют друг от дру­га, а, наобо­рот, все боль­ше и боль­ше откры­ва­ют друг в дру­ге новые гра­ни, новые чер­ты. Поче­му так происходит?

В истин­ной люб­ви лич­ность рас­кры­ва­ет себя и помо­га­ет рас­крыть­ся люби­мо­му чело­ве­ку. Если чув­ствен­ные удо­воль­ствия, страсть неиз­беж­но при­во­дят к пре­сы­ще­нию, то зре­лая любовь не насы­ща­е­ма — близ­кий чело­век не надо­еда­ет: любовь рас­кры­ва­ет друг в дру­ге образ Божий, кото­рый неис­чер­па­ем и непо­зна­ва­ем. Такая любовь через все мас­ки, чер­ты харак­те­ра, при­выч­ки, телес­ную обо­лоч­ку видит истин­ный духов­ный лик люби­мо­го. И часто уже на склоне лет муж и жена как бы вновь обре­та­ют себя, но уже на новом уровне отношений.

Истин­ная любовь вклю­ча­ет в себя забо­ту о дру­гом. Забо­та есть про­яв­ле­ние спо­соб­но­сти отда­вать, не свя­зан­ной сооб­ра­же­ни­я­ми выго­ды и коры­сти. Пси­хо­лог и фило­соф И. Ялом выде­ля­ет сле­ду­ю­щие харак­те­ри­сти­ки истин­ной заботы:

- отре­ше­ние от созна­тель­но­го вни­ма­ния к себе, не думать о том: что он обо мне поду­ма­ет? Что в этом для меня? Не искать похва­лы, вос­хи­ще­ния, сек­су­аль­ной раз­ряд­ки, вла­сти, денег;

- забо­та актив­на. Зре­лая любовь любит, а не люби­ма. Мы любя­ще отда­ем, а не вле­ко­мы к другому;

- зре­лая забо­та выте­ка­ет из богат­ства чело­ве­ка, а не из его бед­но­сти, из роста, а не из потреб­но­сти. Чело­век любит не пото­му, что нуж­да­ет­ся в дру­гом, не для того, что­бы суще­ство­вать, спа­стись от оди­но­че­ства, а пото­му, что по-дру­го­му не может;

- зре­лая забо­та не оста­ет­ся без награ­ды. Через забо­ту чело­век полу­ча­ет забо­ту. Награ­да сле­ду­ет, но ее нель­зя преследовать.

Истин­ная любовь пред­по­ла­га­ет ува­же­ние лич­но­сти дру­го­го. Ува­же­ние — это при­зна­ние пра­ва супру­га или супру­ги на свой выбор, свой инди­ви­ду­аль­ный взгляд, даже если он кажет­ся нам необос­но­ван­ным, невер­ным. Ино­гда это очень труд­но сде­лать. Одна­ко очень важ­но не пытать­ся втис­ки­вать сво­е­го супру­га в про­кру­сто­во ложе соб­ствен­ных идей, уста­но­вок, точек зре­ния, даже, каза­лось бы, из самых бла­гих побуж­де­ний. Это, конеч­но, на поль­зу отно­ше­ни­ям не идет. По это­му пово­ду вспо­ми­на­ет­ся при­мер, опи­сан­ный свя­тым стар­цем Паи­си­ем Свя­то­гор­цем.

«Одна­жды, живя в мона­сты­ре Сто­ми­он, я встре­тил в Кон­ни­це жен­щи­ну, лицо кото­рой сия­ло. Она была мате­рью пяте­рых детей. Ее муж был плот­ни­ком… Если заказ­чи­ки дела­ли это­му чело­ве­ку какое-нибудь пустя­ко­вое заме­ча­ние… то он точ­но с цепи сры­вал­ся. «Это ты меня, что ли будешь учить?!» — кри­чал он, ломал свои инстру­мен­ты, швы­рял их в угол и ухо­дил. Ты теперь пред­став­ля­ешь, что он тво­рил в соб­ствен­ном доме, если и в чужих-то домах он все кру­шил! С этим чело­ве­ком невоз­мож­но было про­жить вме­сте ни одно­го дня, а его жена жила с ним годы. Каж­дый день она пере­но­си­ла муче­ния, одна­ко ко все­му отно­си­лась со мно­гой доб­ро­той и покры­ва­ла все тер­пе­ни­ем… «Ведь это же мой муж, — дума­ла она, — ну что же, пус­кай пору­га­ет меня малень­ко. Может быть, и я, будь на его месте, вела бы себя точ­но так же». Эта жен­щи­на при­ме­ня­ла Еван­ге­лие в сво­ей жиз­ни, и поэто­му Бог нис­по­слал ей Свою Боже­ствен­ную Благодать».

Но как часто мы посту­па­ем ина­че! Пыта­ем­ся пере­де­лать, пере­вос­пи­тать, пере­кро­ить супру­га, зани­ма­ем­ся уве­ще­ва­ни­я­ми, уго­во­ра­ми, даем бес­пре­рыв­ные сове­ты, тем самым посто­ян­но нару­шая сво­бо­ду лич­но­сти и ее суве­ре­ни­тет. Что же в ито­ге? «Бла­гие» побуж­де­ния, как пра­ви­ло, окан­чи­ва­ют­ся ссо­рой, кон­флик­том, и это вполне объ­яс­ни­мо: близ­кий чело­век не хочет «пере­вос­пи­ты­вать­ся», и начи­на­ет совер­шен­но закон­но сопро­тив­лять­ся. Навер­ное, чаще нуж­но вспо­ми­нать сло­ва, ска­зан­ные Амвро­си­ем Оптин­ским: «Познай себя, и хва­тит с тебя».

Мож­но при­ве­сти еще один пример.

Супру­ги (Ири­на и Вяче­слав) жили в вен­чан­ном бра­ке, что назы­ва­ет­ся, душа в душу. Было согла­сие по всем основ­ным вопро­сам: цен­но­сти, вера, взгля­ды на жизнь, инте­ре­сы… Все было пре­крас­но, кро­ме того, что муж не мог изба­вить­ся от вред­ной, уже почти соро­ка­лет­ней при­выч­ки курить. Это ста­ло кам­нем пре­ткно­ве­ния в отно­ше­ни­ях супру­гов. Ири­на из бла­гих побуж­де­ний реши­ла: «Я все сде­лаю для того, что­бы он изба­вил­ся от сво­е­го при­стра­стия. Ведь это вред­но для здо­ро­вья и пра­во­слав­ный чело­век не име­ет пра­ва на такую сла­бость». Ситу­а­ция ослож­ня­лась тем, что Вяче­слав для себя тако­го же реше­ния не принял.

Супру­га ста­ла реши­тель­но «иско­ре­нять» недо­ста­ток мужа: уго­во­ры, объ­яс­не­ние вре­да нико­ти­на, угро­зы… Но все раз­ви­ва­лось по одно­му сце­на­рию. Спо­кой­ный Вяче­слав тер­пе­ли­во и дол­го сно­сил все уве­ще­ва­ния Ири­ны, но через какое-то вре­мя взры­вал­ся и обру­ши­вал­ся с гне­вом на жену. Отно­ше­ния захо­ди­ли в тупик Что делать? Ири­на отве­та на этот вопрос не нахо­ди­ла. С этой про­бле­мой она пошла к сво­е­му духов­но­му настав­ни­ку, наде­ясь полу­чить реко­мен­да­ции по пере­вос­пи­та­нию Вяче­сла­ва. Но все вышло ина­че. Посме­яв­шись над неудач­ны­ми попыт­ка­ми вра­зум­ле­ния мужа, духов­ный отец ска­зал: «А ведь ты зна­ла, за кого выхо­ди­ла замуж, поче­му ты счи­та­ешь, что можешь изме­нить взрос­ло­го чело­ве­ка?» Далее он про­дол­жал: «Ты упу­сти­ла из виду самое глав­ное. Муж­скую при­ро­ду изме­нить жен­щине невоз­мож­но. Все твои вра­зум­ле­ния вос­при­ни­ма­ют­ся Вяче­сла­вом как попыт­ки вме­шать­ся в его сво­бо­ду, в его лич­ность, поэто­му в ответ на бла­гие уго­во­ры воз­ни­ка­ет сопро­тив­ле­ние и раз­дра­же­ние. Сми­рись и люби мужа таким, какой он есть. А Бог все рас­ста­вит по сво­им местам».

Ирине было над чем поду­мать — тако­го отве­та она не ожи­да­ла, но твер­до реши­ла делать так, как ска­зал духов­ный отец. Како­во же было удив­ле­ние жен­щи­ны, когда она обна­ру­жи­ла, что после пре­кра­ще­ния «вра­зум­ле­ний» отно­ше­ния в семье рез­ко изме­ни­лись в луч­шую сто­ро­ну. Вер­нул­ся дав­но забы­тый мир и покой, а муж стал про­яв­лять забо­ту и участие.

* * *

Про­об­ра­зом люб­ви без ого­во­рок и усло­вий явля­ет­ся любовь Гос­по­да Иису­са Хри­ста к чело­ве­че­ству, Кото­рый изна­чаль­но любит каж­до­го, несмот­ря на нашу глу­бин­ную гре­хов­ную иска­жен­ность и несо­вер­шен­ство. Дока­за­тель­ство этой вели­кой люб­ви — смерть Спа­си­те­ля, Кото­рый отдал жизнь за избав­ле­ние чело­ве­ка от веч­ной смер­ти. Какие же еще нуж­ны при­ме­ры! Оста­ет­ся толь­ко совсем «немно­го» — научить­ся любить ближ­не­го сво­е­го так, что­бы не думать: «Ну вот, пусть он вна­ча­ле испра­вить­ся, вста­нет на путь истин­ный, а потом я его полюб­лю, без­услов­но, и по-настоящему!»

В том-то все и дело, что полю­бить нуж­но чело­ве­ка таким, какой он есть сей­час, со все­ми его досто­ин­ства­ми и недо­стат­ка­ми. И тогда любовь рас­то­пит, пре­об­ра­зит, рас­кро­ет все самое луч­шее, все самое пре­крас­ное в дру­гом; нуж­но толь­ко тер­пе­ли­во ждать и любить. Ведь мы бро­са­ем в зем­лю яблоч­ное семеч­ко и не при­хо­дим соби­рать уро­жай через месяц, а в тече­ние мно­гих лет тер­пе­ли­во уха­жи­ва­ем за дере­вом, и толь­ко тогда дожи­да­ем­ся пло­дов. Пло­ды люб­ви появ­ля­ют­ся тоже не сра­зу, чело­ве­че­ская душа намно­го слож­нее рас­те­ния. И не вся­кое дере­во выжи­ва­ет, мно­гие гиб­нут. И боль­ше поло­ви­ны семей рас­па­да­ет­ся, не при­но­ся ника­ких пло­дов, кро­ме бро­шен­ных детей и иско­вер­кан­ных душ. Свя­щен­ник Илия Шуга­ев срав­ни­ва­ет брак с дву­мя кам­ня­ми, ост­ры­ми и твер­ды­ми. Пока они не сопри­ка­са­ют­ся друг с дру­гом, то все вро­де бы хоро­шо, никто нико­го не заде­ва­ет, но поло­жи их в мешок и потря­си силь­но и долго!..

При этом воз­мож­ны два вари­ан­та: либо кам­ни обте­сы­ва­ют­ся и уже не ранят друг дру­га, либо нет, и тогда рвет­ся мешок, и кам­ни выле­та­ют из него. Мешок — это семья, брак. И либо супру­ги через мел­кие само­по­жерт­во­ва­ния при­ти­ра­ют­ся, либо в зло­бе друг на дру­га раз­ле­та­ют­ся. Огром­ное коли­че­ство раз­во­дов при­хо­дит­ся на пер­вые два-три года сов­мест­ной жиз­ни. Люди не пони­ма­ют, что люб­ви-то еще не было, а была толь­ко влюб­лен­ность. За любовь еще надо было бороть­ся. И про­сто никто из супру­гов не захо­тел изба­вить­ся от сво­их ост­рых углов. Затем воз­мо­жен новый брак, а там про­дол­жа­ет­ся то же, что в пер­вом. Муж­чи­на оши­боч­но пола­га­ет, что ему опять попа­лась пло­хая жена, а жена дума­ет, что ей не повез­ло с мужем. На самом деле оба не хотят выта­щить «брев­но» из сво­е­го гла­за и выстро­ить дей­стви­тель­но зре­лые и любя­щие отношения.

Итак, мы пере­чис­ли­ли основ­ные при­зна­ки истин­ной люб­ви. Как отме­ча­ет игу­мен Геор­гий (Шестун), «…пол­но­цен­ной люб­ви чело­век доби­ва­ет­ся всю жизнь. Это дар Божий, кото­рый дает­ся по бла­го­да­ти. И что­бы достичь такой люб­ви, ее нуж­но заслу­жить: нуж­но стя­жать бла­го­дать и хра­нить ее. И самое глав­ное — до люб­ви нуж­но дожить, ее заслу­жить нуж­но. И если это про­изой­дет, тогда через несколь­ко лет муж смот­рит на жену, а жена на мужа, и он дума­ет: «Какое сча­стье, что я женил­ся на ней». А она дума­ет: «Какое сча­стье, что я вышла замуж за него». Пони­ма­ние того, что этот избран­ник един­ствен­ный, дру­го­го чело­ве­ка рядом и пред­ста­вить невоз­мож­но — это и есть любовь. Но она при­хо­дит, когда корабль семей­ной жиз­ни пре­одо­лел мно­гие бури, сохра­нил­ся вопре­ки всему».

Любовь духовная, душевная, телесная

В истин­ных, зре­лых отно­ше­ни­ях при­сут­ству­ют все три уров­ня люб­ви: духов­ный, душев­ный и телес­ный. Духов­ная сто­ро­на люб­ви про­яв­ля­ет­ся мило­сер­ди­ем, про­ще­ни­ем обид, сми­ре­ни­ем, жерт­вен­но­стью. Душев­ность в люб­ви — это эмо­ци­о­наль­ная сопри­част­ность, чут­кость, вни­ма­ние, уме­ние раз­ре­шать кон­флик­ты. Физи­че­ская сто­ро­на люб­ви про­яв­ля­ет­ся неж­но­стью, лас­кой, гар­мо­нич­ны­ми сек­су­аль­ны­ми отношениями.

Эти гра­ни в бра­ке вза­им­но допол­ня­ют и обо­га­ща­ют отно­ше­ния. В Свя­щен­ном Писа­нии гово­рит­ся, что Адам три­жды по-ново­му позна­вал жену.

Пер­вый раз это было тогда, когда он впер­вые уви­дел свою жену, создан­ную из его пло­ти, и впер­вые при­знал­ся ей в люб­ви. Он ска­зал: «Вот, это кость от костей моих и плоть от пло­ти моей» и дал ей пер­вое имя «жена». Это любовь пер­вая, совер­шен­ная, духов­ная, когда чело­век в люб­ви видит дру­го­го чело­ве­ка таю это дру­гой чело­век, но в тоже вре­мя, это я сам. «..Любя­щий жену свою любит себя самого»…

Вто­рой раз Адам познал свою жену уже после гре­хо­па­де­ния, когда пали оба, но пер­вой пала жена… Ада­му нуж­но было про­стить жену и при­ми­рить­ся с ней. И он вновь дает ей имя — Ева (Жизнь), «ибо она ста­ла мате­рью всех живу­щих». И эта любовь — любовь при­ми­ре­ния, про­ще­ния — душев­ная любовь.

В тре­тий раз «Адам познал Еву, жену свою; и она зача­ла…» и роди­ла, и про­дол­жа­ла зачи­нать и рож­дать детей. Это тре­тий вид люб­ви — любовь дето­род­ная, телесная.

Как один род люб­ви появ­ля­ет­ся за дру­гим, так и уга­са­ет один за дру­гим, но в обрат­ной после­до­ва­тель­но­сти. Пер­вой в жиз­ни супру­гов уга­са­ет и ути­ха­ет любовь телес­ная. Она ути­ха­ет не пото­му, что она не хоро­ша, а пото­му, что испол­ни­лась. Она ути­ха­ет, но не исче­за­ет. От нее оста­ет­ся неж­ность, память души и тела.

Если люди дол­го и хоро­шо про­жи­ли вме­сте, то ути­ха­ет и вто­рая любовь — про­ще­ния и при­ми­ре­ния. Поче­му? Муж и жена дав­но уже все друг дру­гу про­сти­ли, даже на буду­щее, и гото­вы при­ни­мать дру­го­го со все­ми болез­ня­ми и стран­но­стя­ми, осо­бен­но­стя­ми харак­те­ра. Вто­рая любовь ути­ха­ет, но не исче­за­ет. От нее оста­ет­ся бес­ко­неч­ное терпение.

Пер­вая любовь, духов­ная, не ути­ха­ет нико­гда. Пока люди живут на зем­ле, муж гля­дит на жену: «Ты кость от кости моей, ты плоть от пло­ти моей». Так посте­пен­но про­ис­хо­дит реаль­ное вопло­ще­ние люб­ви в супру­же­стве. Гос­подь откры­ва­ет чело­ве­ку внут­рен­ние очи его серд­ца и помо­га­ет узреть в люби­мом образ Божий. Этот образ ока­зы­ва­ет­ся столь пре­крас­ным, что даже види­мые недо­стат­ки отхо­дят на вто­рой план, не замечаются.

Боль­шо­го тру­да и тер­пе­ния тре­бу­ет любовь, но пло­ды ее оку­па­ют­ся сто­ри­цей. По сло­вам хри­сти­ан­ско­го фило­со­фа К. Лью­и­са, когда чело­век «дей­стви­тель­но научит­ся любить ближ­не­го как само­го себя, ему будет дано любить и себя, как ближнего».

Часть II. Супружеские отношения

Глава 1. Предбрачный период

Впе­ре­ди пред­сто­ит длин­ный и слож­ный путь постро­е­ния семьи.

Отно­ше­ние к жен­щи­нам — вот луч­ший спо­соб про­ве­рить бла­го­род­ство муж­чи­ны. Он дол­жен к каж­дой жен­щине отно­сить­ся с почте­ни­ем, неза­ви­си­мо от того, бога­тая она или бед­ная, высо­кое или низ­кое зани­ма­ет обще­ствен­ное поло­же­ние, и ока­зы­вать ей вся­че­ские зна­ки уважения.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

Брачные мотивы

Извест­ный семей­ный пси­хо­лог В. Сатир ска­за­ла о том, что исто­рия семьи начи­на­ет­ся с момен­та зна­ком­ства буду­щих супру­гов. И часто от успеш­но­сти или неуспеш­но­сти про­те­ка­ния это­го пери­о­да зави­сит их буду­щая судь­ба. И дей­стви­тель­но, навер­ное, нет в жиз­ни пери­о­да более зна­чи­тель­но­го и ответ­ствен­но­го, чем выбор супру­га и реше­ние всту­пить в брак Одна­ко пра­виль­но всту­пить в брак очень слож­но — это все­гда риск, так как зара­нее слож­но пред­ви­деть каким (ой) будет супруг(а) в буду­щем. Почему?

В супру­гах, как в мат­реш­ке, изна­чаль­но соче­та­ют­ся три роли: жених — неве­ста; муж — жена; мать — отец. Понят­но, что все они раз­ли­ча­ют­ся меж­ду собой и слож­но преду­га­дать, а как пове­дет себя избран­ник в бра­ке. Для того что­бы не оши­бить­ся в выбо­ре, нуж­но вна­ча­ле понять, как этот выбор происходит.

В первую оче­редь необ­хо­ди­мо опре­де­лить­ся с моти­ва­ми, кото­рые лежат в осно­ве выбо­ра. Мотив — это то, что дви­жет чело­ве­ком, это то, что созда­ет опре­де­лен­ную целе­на­прав­лен­ность поступ­ков, в част­но­сти, в отно­ше­нии буду­ще­го бра­ка. Все моти­вы мож­но раз­де­лить на две боль­шие груп­пы — осо­зна­ва­е­мые и неосо­зна­ва­е­мые. Харак­тер­но, кста­ти, что и конеч­ная цель бра­ка может быть неосо­знан­на. И часто быва­ет так, что чело­век, созда­вая семью, реша­ет какие-то дру­гие, более зна­чи­мые для него про­бле­мы, о чем мы ска­жем чуть позже.

Итак, моти­вы осо­зна­ва­е­мые. В свою оче­редь они могут быть раз­гра­ни­че­ны на три подгруппы.

Пер­вая груп­па: наце­лен­ность на сам факт брака.

Глав­ная дви­жу­щая сила в этом слу­чае — наме­ре­ние заклю­чить брак. Порой это про­ис­хо­дит под вли­я­ни­ем дру­гих, бли­жай­ше­го окру­же­ния, когда «все подру­ги по парам». И тогда в созна­нии может сра­бо­тать коман­да: «Пора!». Очень часто такая пози­ция под­пи­ты­ва­ет­ся рас­про­стра­нен­ным в нашем соци­у­ме сте­рео­ти­пом, что одной быть стыд­но. И, что­бы избе­жать это­го неодоб­ре­ния, девуш­ка выхо­дит замуж.

Есть поня­тие «фасад­ный брак». В нем при­сут­ству­ет толь­ко внеш­няя обо­лоч­ка, а внут­рен­не­го содер­жа­ния нет; при этом дру­гой чело­век явля­ет­ся толь­ко сред­ством для испол­не­ния завет­но­го жела­ния. И, в общем, неваж­но, какой чело­век нахо­дит­ся рядом. Важ­но, что­бы он был. Если тако­го чело­ве­ка нет, все силы тра­тят­ся на его поис­ки. Чем чре­ват такой брак?

Серьез­ные про­бле­мы воз­ни­ка­ют в слу­чае, если после сва­дьбы встре­ча­ет­ся тот, кото­рый спо­со­бен вызвать истин­ное чув­ство. Как вый­ти из этой ситу­а­ции, каж­дый реша­ет сам, выбор будет на его сове­сти: рас­торг­нуть брак ради новой люб­ви или жить до кон­ца с нелю­би­мым супру­гом. Вспом­ним хотя бы произведение

А.С. Пуш­ки­на «Евге­ний Оне­гин». Татья­на Лари­на созна­тель­но дела­ет свой выбор — остать­ся в бра­ке, заклю­чен­ном на небе­сах: «но я дру­го­му отдана…»

Одна­ко часто бра­ки, заклю­чен­ные на осно­ва­нии такой моти­ва­ции, доста­точ­но креп­ки, осо­бен­но в тех слу­ча­ях, когда супру­ги осо­зна­ют свои истин­ные чув­ства и полу­ча­ют опре­де­лен­ные при­ви­ле­гии (защи­щен­ность, ста­тус жена­то­го чело­ве­ка или замуж­ней жен­щи­ны и т. д.). И может быть они, по сло­вам И.С. Тур­ге­не­ва, «когда-нибудь, дожи­вут­ся до люб­ви». Но часто быва­ет так, что в подоб­ном бра­ке исход­ные труд­но­сти не реша­ют­ся, а усугубляются.

По это­му пово­ду мож­но рас­ска­зать сле­ду­ю­щую историю.

За пле­ча­ми Мари­ны была несчаст­ная без­от­вет­ная любовь, пло­дом кото­рой ста­ла доч­ка, кото­рую Мари­на реши­ла родить, несмот­ря ни на что. Жизнь мате­ри-оди­ноч­ки была неслад­кой: пони­ма­ю­щие взгля­ды зна­ко­мых, «свя­зан­ные» руки, необ­хо­ди­мость про­дол­жать уче­бу в инсти­ту­те, даль­ней­шее трудоустройство…

Но вре­мя шло, доч­ка под­рас­та­ла, радо­ва­ла моло­дую маму. Поти­хонь­ку Мари­на ста­ла при­хо­дить в себя и заду­мы­вать­ся о даль­ней­шей лич­ной жиз­ни. А мыс­ли эти были неве­се­лые, так как жен­щи­на пре­крас­но пони­ма­ла, что с ребен­ком шан­сов вый­ти замуж очень мало. «Ребен­ку нуж­на семья, — твер­до реши­ла Мари­на, — обя­за­тель­но вый­ду замуж». Ска­за­но — сде­ла­но, нача­лись поис­ки, резуль­та­том кото­рых стал сосед, моло­же Мари­ны на несколь­ко лет. Он дав­но при­смат­ри­вал­ся к моло­дой жен­щине и был при­ят­но удив­лен, когда она ста­ла про­яв­лять ини­ци­а­ти­ву. Через неко­то­рое вре­мя после­до­вал брак, нача­лась дол­го­ждан­ная семей­ная жизнь, но… поче­му-то все чаще и чаще у Мари­ны на душе появ­ля­лась какая-то тяжесть, на кото­рую жен­щи­на ста­ра­лась не обра­щать внимания.

С тече­ни­ем вре­ме­ни тяжесть и ощу­ще­ние неудо­вле­тво­рен­но­сти все нарас­та­ли и нарас­та­ли. После­до­ва­ли свя­зи «на сто­роне», в резуль­та­те чего брак лоп­нул. Офор­ми­ли раз­вод, все вер­ну­лось «на кру­ги своя».

* * *

Вто­рой тип моти­ва­ции — на опре­де­лен­ный тип бра­ка. В этих слу­ча­ях люди ори­ен­ти­ру­ют­ся на тако­го чело­ве­ка, кото­рый спо­со­бен осу­ще­ствить их меч­ты, реа­ли­зо­вать завет­ные жела­ния, удо­вле­тво­рить какие-то потреб­но­сти (напри­мер, в повы­ше­нии само­оцен­ки, пре­одо­ле­нии чув­ства оди­но­че­ства и т. д.), или выхо­дят замуж (женят­ся) из сооб­ра­же­ний пре­стиж­но­сти брач­ных отно­ше­ний. Дру­ги­ми сло­ва­ми, это брак по расчету.

Или же, выби­рая себе спутника(цу) жиз­ни моло­дые меч­та­ют уви­деть в сво­ем избраннике(це) какие-то опре­де­лен­ные чер­ты харак­те­ра, каче­ства лич­но­сти. Напри­мер, девуш­ки, выби­рая буду­ще­го мужа, ори­ен­ти­ру­ют­ся на ум, доб­ро­ту, вер­ность, забот­ли­вость, ответ­ствен­ность, надеж­ность. В свою оче­редь, муж­чи­ны так­же ждут от сво­их избран­ниц чут­ко­сти, отзыв­чи­во­сти, неж­но­сти, хозяй­ствен­но­сти и т. д. И это тоже расчет.

Но ведь может слу­чить­ся так, что за дере­вья­ми леса не уви­дишь, дру­ги­ми сло­ва­ми, ори­ен­ти­ру­ясь на отдель­ные каче­ства, мож­но и чело­ве­ка не раз­гля­деть. И все­гда в дан­ном слу­чае суще­ству­ет опас­ность пой­ти по пути срав­не­ния с кем-нибудь еще.

Такой оце­ноч­но-срав­ни­тель­ный выбор может про­ис­хо­дить в жиз­ни мно­го­крат­но: все­гда мож­но най­ти кого-то получше.

В каче­стве при­ме­ра при­ве­дем неболь­шой рас­сказ А Красновой.

Один моло­дой чело­век, назо­вем его Петя, с юно­сти про­яв­лял несвой­ствен­ное годам бла­го­ра­зу­мие. Насмот­рев­шись на сво­их при­я­те­лей, кото­рые чуть ли не со школь­ной ска­мьи жени­лись, а потом так же быст­ро раз­во­ди­лись, он стал скеп­ти­че­ски отно­сить­ся к сло­вам «брак по люб­ви». И решил, что уж чего-чего, а любов­ной стра­сти в его жиз­ни не будет.

И дей­стви­тель­но, все в жиз­ни у Пети было спо­кой­но и раз­ме­рен­но. Бла­го­да­ря уму, силе воли и твер­до­му зна­нию того, чего он хочет от жиз­ни, Пете уда­лось добить­ся хоро­шей долж­но­сти в про­цве­та­ю­щей фир­ме. Успеш­но начав карье­ру, он поду­мал, что вот теперь пора и женить­ся. Захо­те­лось домаш­не­го уюта, да и вооб­ще без жены как-то несо­лид­но. Выби­рал дол­го. Пер­вой кан­ди­дат­кой на роль неве­сты ста­ла Вера. Вера была подру­гой сест­ры и, кажет­ся, была к Пете нерав­но­душ­на. Петя отме­тил все плю­сы: весе­лая, нико­гда не ноет, умна, хоро­шо ведет себя в ком­па­ни­ях, с такой на людях пока­зать­ся не стыд­но. Он при­нял­ся осто­рож­но уха­жи­вать за Верой, тут откры­лись и мину­сы. Вера слиш­ком страст­ная, слиш­ком увле­ка­ю­ща­я­ся, с Петей под руку идет, а сама ловит взгля­ды про­хо­жих муж­чин. Петя при­смот­рел­ся к потен­ци­аль­ной неве­сте побли­же, и вско­ре Вера была забракована.

Сле­ду­ю­щей подру­гой ста­ла Жан­на, кол­ле­га по рабо­те. Она, не в при­мер Вере, была чело­ве­ком серьез­ным, осно­ва­тель­ным. Но с ней Пете ско­ро ста­ло скуч­но. Все-таки немно­го роман­ти­ки жен­щине не поме­ша­ет. Так и ото­шел в про­шлое слу­жеб­ный роман.

И вот Петя позна­ко­мил­ся с Любой. Ока­за­лось, Люба соот­вет­ству­ет всем его запро­сам — она умна, начи­тан­на, кра­си­ва, жен­ствен­на, с ров­ным при­ят­ным харак­те­ром. А когда Петя при­шел к ней в гости и наел­ся испе­чен­ных Любой пиро­гов, выбор в поль­зу новой подру­ги был сде­лан окон­ча­тель­но. Дело шло к сва­дьбе. Но вре­мя под­го­тов­ки к бра­ко­со­че­та­нию у Пети сов­па­ло с очень тяже­лым пери­о­дом на рабо­те. Петя очень устал и едва не полу­чил нерв­ный срыв. И тогда он решил сме­нить обста­нов­ку, отдох­нуть от все­го и от всех, отпра­вил­ся на дачу, в глу­хо­мань. Там-то все и произошло.

Про­ез­жая на машине через желез­но­до­рож­ную стан­цию, он уви­дел, как с плат­фор­мы спус­ка­ет­ся девуш­ка, тонень­кая, хруп­кая. Она еле несет огром­ную сум­ку и боль­шой чемо­дан. Петя хоть и счи­тал себя чело­ве­ком рас­чет­ли­вым, но тут все-таки почув­ство­вал, что у него есть еще и серд­це. Он при­тор­мо­зил око­ло девуш­ки и пред­ло­жил ее подвезти.

А я вас пом­ню, — неожи­дан­но ска­за­ла она. — Ваша дача почти рядом с домом моей бабуш­ки. Нам по пути.

Тут и он вспом­нил ее: когда в послед­ний раз при­ез­жал сюда, у ста­руш­ки-сосед­ки гости­ла несклад­ная застен­чи­вая дев­чон­ка с длин­ной каш­та­но­вой косой. Как ее зва­ли, конеч­но, он не инте­ре­со­вал­ся. А дев­чон­ку зва­ли Ната­шей, теперь это была очень сим­па­тич­ная, строй­ная девуш­ка, все еще немно­го застен­чи­вая. Пока еха­ли в машине, Ната­ша рас­ска­за­ла, что ее бабуш­ка забо­ле­ла, но кате­го­ри­че­ски отка­зы­ва­ет­ся пере­ез­жать в город. И Ната­ша счи­та­ла, что она пра­ва, нель­зя отры­вать чело­ве­ка от поч­вы, от род­ных мест, тем более уво­зить из род­ной дерев­ни, где бабуш­ка про­жи­ла всю жизнь, в боль­шой, неуют­ный для нее город.

Как так, пра­ва? — воз­му­тил­ся Петя. — А как же она будет одна? Это нера­зум­но. Вам надо ее уговорить.

Я сей­час и при­е­ха­ла к бабуш­ке, что­бы она не была одна, пожи­ву у нее, сколь­ко потре­бу­ет­ся, наде­юсь, она опра­вит­ся. А уго­ва­ри­вать чело­ве­ка делать то, к чему у него душа не лежит, не буду.

Петя довез Ната­шу до дома, помог вта­щить сум­ку и чемо­дан, и Ната­ша креп­ко и сер­деч­но пожа­ла его руку… На сле­ду­ю­щий день Петя, рас­су­див, что сосед­кам может пона­до­бить­ся помощь по хозяй­ству, в кото­ром нет муж­ской руки, наве­дал­ся в гости. Но на самом деле, как он сам потом рас­ска­зы­вал, про­сто захо­тел вновь пооб­щать­ся с Ната­шей. Он не хотел себе при­зна­вать­ся в том, что девуш­ка про­из­ве­ла на него силь­ное впе­чат­ле­ние. Ведь она совер­шен­но не впи­сы­ва­лась в его стан­дар­ты, совсем еще дев­чон­ка, ника­кой осно­ва­тель­но­сти, одна роман­ти­ка в гла­зах. С ним про­изо­шло нечто стран­ное, чему Петя сам потом, вспо­ми­ная, удив­лял­ся; он совсем забыл, что у него есть невеста…

Одна­жды он не выдер­жал и спро­сил, есть ли у Ната­ши жених.

Да нет, — без­за­бот­но отмах­ну­лась она. — Кто меня замуж возь­мет, бал­ду такую.

И тут Петя неожи­дан­но выпалил:

А если я возьму?

Ната­ша была очень есте­ствен­на, она еще не научи­лась скры­вать свои истин­ные чув­ства от людей, и Петя понял по ее лицу, что девуш­ка счаст­ли­ва. Хотя она и воз­ра­зи­ла, что Петя, конеч­но же, шутит.

Нет, не шучу. Выхо­ди за меня замуж.

И она… согла­си­лась. Вот тут-то Петя и вспом­нил о Любе. Всю ночь он не спал, нако­нец-то при­знав­шись себе, что с ним про­изо­шло то, над чем он так сме­ял­ся и что счи­тал ниже сво­е­го прак­ти­че­ско­го разу­ма. Он влю­бил­ся по уши, как вос­тор­жен­ный маль­чиш­ка, и не может жить без Ната­ши. Но он сде­лал пред­ло­же­ния сра­зу двум жен­щи­нам. И теперь разо­рвать с одной из них — зна­чи­ло сде­лать ей боль­но. Он, конеч­но, ни за что не оби­дит Ната­шу, но и Люба ни в чем не виновата.

Ситу­а­ция каза­лось без­вы­ход­ной, а Петя при­вык, что у него без­вы­ход­ных ситу­а­ций не быва­ет, он все пре­одо­ле­вал, все­гда нахо­дил реше­ние, но теперь почув­ство­вал себя совсем бес­по­мощ­ным. Он при­знал­ся себе в том, что слиш­ком дол­го пола­гал­ся толь­ко на себя, на свой ум… и теперь ему при­дет­ся про­сить сове­та. И появи­лось вдруг неожи­дан­ное жела­ние пой­ти в храм, кото­рый нахо­дил­ся через доро­гу от его дачи. Петя посто­ян­но ходил мимо хра­ма, пару раз захо­дил внутрь из любо­пыт­ства на две-три мину­ты, а теперь решил высто­ять служ­бу пол­но­стью. Во вре­мя служ­бы ему при­шло успо­ко­е­ние и ощу­ще­ние, что все раз­ре­шит­ся. Потом он подо­шел к свя­щен­ни­ку и, пре­одо­ле­вая чув­ство сты­да, рас­ска­зал ему свою историю.

В осно­ве бра­ка долж­на быть любовь, — ска­зал свя­щен­ник. — Мы женим­ся, выхо­дим замуж для того, что­бы вме­сте с люби­мым чело­ве­ком идти по жиз­ни, делить и радо­сти, и беды, брать на себя скор­би люби­мо­го, а не для пре­сти­жа или удоб­ства. Вам каза­лось, что вы посту­па­е­те разум­но, выби­рая неве­сту, слов­но нуж­ную в хозяй­стве вещь, а на самом деле посту­пи­ли опро­мет­чи­во и под­ве­ли чело­ве­ка. А если бы вы полю­би­ли дру­гую, уже будучи жена­тым? Сей­час все еще не так ужас­но. Но вы долж­ны молить­ся и про­сить у Бога помо­щи. Я тоже буду молить­ся за вас и за обе­их ваших невест.

Петя на всю жизнь запом­нил сло­ва свя­щен­ни­ка и потом гово­рил всем сво­им зна­ко­мым: «Женить­ся надо толь­ко по люб­ви». А раз­ре­ши­лось все в выс­шей сте­пе­ни неожи­дан­но для Пети. Вер­нув­шись в Моск­ву, он дол­го наби­рал­ся реши­мо­сти, что­бы начи­сто­ту пого­во­рить с Любой, но она пер­вая при­шла к нему.

Зна­ешь, — ска­за­ла она. — Мне очень стыд­но, но в это вре­мя, про­ве­ден­ное без тебя, я мно­гое поня­ла. Про­сти, но мне кажет­ся, что я не настоль­ко люб­лю тебя, что­бы стать тво­ей женой. Совсем недав­но я неожи­дан­но встре­ти­ла сво­е­го инсти­тут­ско­го при­я­те­ля. Пони­ма­ешь, мне сей­час кажет­ся, что я люби­ла его все­гда, про­сто не разо­бра­лась до кон­ца в сво­их чув­ствах. Теперь мы сно­ва встречаемся…

Надо ли гово­рить, что у Пети сва­лил­ся камень с души? Он верил, что при­я­тель Любы объ­явил­ся вовсе не слу­чай­но, а по его молит­ве. Так Петя стал веру­ю­щим. Вско­ре он женил­ся на Ната­ше. Не ска­зать, что у них все идет очень глад­ко, но они любят друг дру­га, и имен­но это спа­са­ет их брак во всех житей­ских неурядицах.

* * *

Тре­тий вид моти­ва­ции — на опре­де­лен­но­го чело­ве­ка. В этом слу­чае избран­ник вос­при­ни­ма­ет­ся как кон­крет­ный чело­век, со все­ми сла­бо­стя­ми и недо­стат­ка­ми. И с этим чело­ве­ком хочет­ся делить и беды, и радо­сти, вме­сте идти по жиз­ни. Конеч­но, могут встре­тить­ся и луч­ше, и кра­си­вее, но это ниче­го не меня­ет, хочет­ся быть толь­ко с одним, един­ствен­ным и люби­мым. Но как понять, что это имен­но тот чело­век, кото­рый явля­ет­ся судьбой?

Свя­тые отцы гово­рят следующее:

- если вы осо­зна­е­те, что люби­мый чело­век рано или позд­но утра­тит моло­дость, поста­ре­ет, может забо­леть и это вас не останавливает;

- если вы хоти­те видеть про­дол­же­ние вашей люб­ви в детях;

- если вас не сму­ща­ют мате­ри­аль­ные и дру­гие жиз­нен­ные трудности;

- если вы гото­вы к воз­мож­ной боли и стра­да­нию, кото­рое воль­но или неволь­но может при­чи­нить вам близ­кий человек;

- если вас не раз­дра­жа­ют самые непри­ят­ные при­выч­ки люби­мо­го, и вы гото­вы их тер­петь и после сва­дьбы, то, ско­рее все­го, это ваша судьба.

В свя­зи с этим вспо­ми­на­ет­ся ситу­а­ция из жиз­ни счаст­ли­вой супру­же­ской пары.

Они встре­ти­лись, когда оба уже почти поте­ря­ли надеж­ду на воз­мож­ное семей­ное сча­стье. За пле­ча­ми Геор­гия было два неудач­ных бра­ка, после кото­рых оста­лось двое детей, душев­ная боль и оби­да: «За что со мной так, ведь я все­гда ста­рал­ся делать все для семьи, отда­вал все­го себя». Али­на тоже недав­но раз­ве­лась. Жизнь с чуж­дым, нелю­би­мым чело­ве­ком спу­стя боль­ше десят­ка лет сов­мест­ной жиз­ни ока­за­лась невы­но­си­мой. В ито­ге она оста­лась с доче­рью в полу­раз­ру­шен­ной квар­ти­ре, решив пожить одна, разо­брать­ся в себе и в сво­их чувствах.

С Геор­ги­ем они позна­ко­ми­лись слу­чай­но. Их встре­чи ста­ли регу­ляр­ны­ми, и ско­ро оба поня­ли, что не могут жить друг без дру­га. Реше­ние жить вме­сте было нелег­ким: страх новой ошиб­ки, мате­ри­аль­ные слож­но­сти, раз­ни­ца в воз­расте, дети… Помо­га­ло внут­рен­нее ощу­ще­ние пра­виль­но­сти того, что про­ис­хо­дит: отку­да-то исхо­ди­ла спо­кой­ная уве­рен­ность, что все будет хоро­шо. Ска­за­но — сде­ла­но, ста­ли жить вме­сте как муж и жена в «граж­дан­ском» бра­ке, ведь «мно­гие так живут». Недву­смыс­лен­ные взгля­ды зна­ко­мых и сосе­дей, осуж­де­ние род­ствен­ни­ков, болез­ни, про­бле­мы с детьми, появив­ши­е­ся кон­флик­ты, ссо­ры, попыт­ки «иско­ре­не­ния» недо­стат­ков друг в дру­ге… при­шлось съесть не один пуд соли. Ино­гда у обо­их воз­ни­ка­ли мыс­ли: как выдер­жать все, отку­да взять силы?

Помощь при­шла неожи­дан­но. До это­го изред­ка Али­на и Геор­гий захо­ди­ли в цер­ковь свеч­ку поста­вить, моле­бен зака­зать, про­сто посто­ять, но при этом оба чув­ство­ва­ли себя не в сво­ей тарел­ке. Но слу­чи­лось так, что они ста­ли захо­дить в храм все чаще; чита­ли рели­ги­оз­ную лите­ра­ту­ру, езди­ли в палом­ни­че­ские поезд­ки, обща­лись с веру­ю­щи­ми, позна­ко­ми­лись с насто­я­те­лем хра­ма. По мере воцер­ко­в­ле­ния слов­но спа­да­ла какая-то пеле­на с глаз: а живем-то ведь в гре­хе, брак и бра­ком-то не назо­вешь. Может быть, поэто­му у нас в жиз­ни так мно­го трудностей?

И опять тяже­лые меся­цы до при­ня­тия окон­ча­тель­но реше­ния. Не дава­ли покоя преж­ние стра­хи, оби­ды, опа­се­ния. Али­на часто ходи­ла в храм и про­си­ла Бога сде­лать так, что если это судь­ба, соеди­нить их в освя­щен­ном бра­ке, если нет, то не нуж­но тра­тить вре­мя, хотя с каж­дым днем они при­ки­па­ли душой друг к дру­гу все боль­ше и боль­ше. А при­ня­тие реше­ния все откладывалось…

Летом Али­на реши­ла съез­дить в мона­стырь, помо­лить­ся, пора­бо­тать, а там вид­но будет. Так и было сде­ла­но, вре­мя в мона­сты­ре в при­ят­ных тру­дах и забо­тах про­ле­те­ло неза­мет­но, пора уез­жать, а в душе появи­лась уве­рен­ность: Бог все рас­ста­вит по сво­им местам.

Вско­ре после при­ез­да Геор­гий сам заго­во­рил о необ­хо­ди­мо­сти заклю­че­ния брака.

Все хло­по­ты, свя­зан­ные с пред­сто­я­щи­ми собы­ти­я­ми, совер­шен­но не утом­ля­ли, наобо­рот, оба чув­ство­ва­ли неве­ро­ят­ный подъ­ем. Вен­ча­ние про­шло как одно пре­крас­ное мгно­ве­нье, все было тор­же­ствен­но и не поки­да­ло ощу­ще­ние неве­ро­ят­ной зна­чи­мо­сти про­ис­хо­дя­ще­го для обо­их. Что-то кар­ди­наль­но изме­ни­лось в их жиз­ни после это­го собы­тия, слов­но неви­ди­мая пере­ме­на про­изо­шла в душах супру­гов. Исчез­ли кон­флик­ты, пере­ста­ли раз­дра­жать при­выч­ки, рас­се­я­лись все про­бле­мы. С каж­дым днем нарас­та­ло и нарас­та­ло чув­ство люб­ви и пре­дан­но­сти друг к дру­гу. «Ока­зы­ва­ет­ся, такое быва­ет», — дума­ли они, не смея пове­рить в свое с таким тру­дом обре­тен­ное сча­стье. И дей­стви­тель­но, с Божьей помо­щью все возможно!

Через неко­то­рое вре­мя после вен­ча­ния в семье моло­до­же­нов родил­ся ребенок.

* * *

Поми­мо осо­зна­ва­е­мых моти­вов вступ­ле­ния в брак есть моти­вы неосо­зна­ва­е­мые, или же осо­зна­ва­е­мые частич­но. Пси­хо­лог АБ. Доб­ро­вич к этой груп­пе моти­вов отно­сит жела­ние само­утвер­дить­ся, роман­ти­че­скую настро­ен­ность и стрем­ле­ние ком­пен­си­ро­вать чув­ство неполноценности.

При­ме­ром само­утвер­жде­ния может стать стрем­ле­ние моло­до­го чело­ве­ка или девуш­ки уйти из-под опе­ки роди­те­лей. При­чи­ны воз­ник­но­ве­ния тако­го моти­ва могут быть раз­ные. Вот один из примеров.

Свет­ла­на была стар­шей доче­рью в семье из трех чело­век, кро­ме нее мать и млад­шая сест­рен­ка. Обыч­ное дет­ство, уче­ба, юность. Отец ушел из семьи, когда Свет­лане было три­на­дцать лет. Мать ста­ла пить, про­па­да­ла на несколь­ко дней, дома часты­ми были запу­сте­ние, голод. Все хло­по­ты по хозяй­ству и забо­та о млад­шей сест­ре лег­ли на Све­ту. Несколь­ко лет она тяну­ла эту лям­ку, но в сем­на­дцать лет ска­за­ла себе: «Все, я так боль­ше не могу».

Но семью-то не бро­сишь. Выход нашел­ся: Све­та ста­ла встре­чать­ся с моло­дым чело­ве­ком. Вско­ре встре­чи пере­рос­ли в бли­зость, реше­ние жить вме­сте при­шло быст­ро. Све­та пере­еха­ла жить к мужу, через неко­то­рое вре­мя родил­ся ребе­нок. Так она ото­рва­лась от тяже­лых семей­ных отно­ше­ний, но совесть не дава­ла ей покоя.

* * *

Неред­ко встре­ча­ет­ся и роман­ти­че­ская настро­ен­ность (вто­рой вид моти­ва­ции), жела­ние при­ме­рить на себя раз­ные роли. Чаще это быва­ет тогда, когда моло­дые люди нахо­дят­ся под впе­чат­ле­ни­ем про­чи­тан­но­го или уви­ден­но­го. А тре­тий вид моти­ва­ции — ком­пен­са­ция чув­ства непол­но­цен­но­сти через брак — име­ет в сво­ей осно­ве стрем­ле­ние быть таким, как все.

…Веро­ни­ка в юно­сти счи­та­ла себя несу­раз­ной и чрез­мер­но высо­кой. Про себя она дума­ла: «Калан­ча, нико­му я не смо­гу понра­вить­ся, кому я нуж­на такая». Не помо­га­ли мами­ны уве­ще­ва­ния, уго­во­ры подруг, Веро­ни­ка была непре­клон­на в убеж­де­нии о сво­ей ущербности.

Шли годы, насту­пи­ла сту­ден­че­ская пора. Веро­ни­ка из гад­ко­го утен­ка посте­пен­но ста­ла пре­вра­щать­ся в лебе­дя. Мно­гие удив­ля­лись ее при­вле­ка­тель­но­сти и строй­но­сти, но ощу­ще­ние внут­рен­ней негод­но­сти сиде­ло в девуш­ке креп­ко. Пери­о­ди­че­ски она встре­ча­лась с моло­ды­ми людь­ми, но страх и ско­ван­ность меша­ли ей раз­ви­вать отношения.

Закон­чи­лось обу­че­ние в инсти­ту­те, пора опре­де­лять­ся с семьей. Веро­ни­ка вер­ну­лась в род­ной город, но поис­ки жени­ха были тщет­ны. Одна­жды зна­ко­мые роди­те­лей пред­ло­жи­ли позна­ко­мить Веро­ни­ку с пле­мян­ни­ком, кото­рый всем был хорош, но… любил вни­ма­ние жен­щин и ком­па­нии. Одна­ко ему нуж­но было осте­пе­нять­ся, созда­вать семью, вот он и решил­ся на зна­ком­ство. Веро­ни­ка была пора­же­на внеш­ни­ми дан­ны­ми Пет­ра и реши­ла: «Мы будем вме­сте, несмот­ря ни на что». Ее не оста­нав­ли­ва­ли предо­сте­ре­же­ния роди­те­лей и осто­рож­ные наме­ки общих зна­ко­мых. Сва­дьба состо­я­лась. Вско­ре после сва­дьбы Петр стал осно­ва­тель­но выпи­вать, ухо­дить из дома. В ито­ге брак распался.

* * *

Повы­ше­ние само­оцен­ки — еще один вид мотивации.

Сер­гей и Але­на позна­ко­ми­лись на ново­год­нем вече­ре. Часто видеть­ся и общать­ся было невоз­мож­но, жили в раз­ных горо­дах. Пере­пи­сы­ва­лись, зво­ни­ли друг дру­гу, Сер­гей при­ез­жал в гости к Алене. Не ска­зать, что он ее любил, ско­рее она его про­сто устра­и­ва­ла. Сим­па­тич­ная, неис­ку­шен­ная девоч­ка, она смот­ре­ла на него вос­тор­жен­но, лови­ла каж­дое его сло­во, а глав­ное, слу­ша­ла во всем. Сер­гею это льсти­ло, он казал­ся себе зна­чи­тель­ным, силь­ным, могу­ще­ствен­ным. А тут еще на рабо­те квар­ти­ры семей­ным дава­ли, вот он и сде­лал Лене предложение.

После сва­дьбы Сер­гей увез моло­дую жену к себе. Сна­ча­ла жизнь радо­ва­ла: кра­са­ви­ца-жена, все­гда при­вет­ли­вая, улыб­чи­вая, довер­чи­вая как ребе­нок. Она выпол­ня­ла все, что он ни ска­жет. Одеж­ду, кос­ме­ти­ку, при­чес­ку — и те он сам выби­рал для нее, одобрял.

Моло­дая жена на рабо­ту устра­и­вать­ся не спе­ши­ла: то одни кур­сы закон­чит, то дру­гие. «Ищет себя в про­фес­си­о­наль­ном плане», — гово­ри­ли все зна­ко­мые. Если Сер­гей ее куда-то устра­и­вал, дол­го там не задер­жи­ва­лась: то опоз­да­ет на рабо­ту, то еще какие-нибудь непри­ят­но­сти слу­чат­ся. Вско­ре Але­на ска­за­ла Сер­гею, что ждет ребенка.

Сын родил­ся, тогда и схва­тил­ся за голо­ву Сер­гей. Во вре­мя бере­мен­но­сти моло­дая жена то спа­ла целы­ми дня­ми, то каприз­ни­ча­ла, изво­ди­ла его сво­и­ми сле­за­ми и рев­но­стью, а он тер­пел, думал, что все это при­хо­ти бере­мен­ных. Но потом Сер­гей понял, что на самом деле в семье не один ребе­нок, а два.

Сер­гей борол­ся с этой ситу­а­ци­ей как мог. Он и ругал­ся, и вос­пи­ты­вал Але­ну, и к маме гро­зил отпра­вить. Ниче­го не помо­га­ло. Але­на все боль­ше и боль­ше тре­бо­ва­ла вни­ма­ния к себе. Раз­ве­стись Сер­гей не мог: и сына любит, да и жена без него про­па­дет, настоль­ко она неса­мо­сто­я­тель­ная. Так и живут. Все на муже: дом, уют, семей­ный бюд­жет, ребе­нок.. Сер­гей сам сде­лал Але­ну зави­си­мой эмо­ци­о­наль­но и мате­ри­аль­но, посто­ян­но пота­кая ей, взра­щи­вая инфан­ти­лизм, лишая ее само­сто­я­тель­но­сти. Ведь так при­ят­но чув­ство­вать себя сильным…

* * *

Еще одним видом моти­ва­ции может быть стрем­ле­ние запол­нить эмо­ци­о­наль­ный ваку­ум. Чаще все­го эта ситу­а­ция воз­ни­ка­ет в резуль­та­те пси­хо­трав­ми­ру­ю­щих отно­ше­ний в роди­тель­ской семье. В дан­ном слу­чае муж или жена высту­па­ет свое­об­раз­ным заме­сти­те­лем мате­ри или отца.

Сек­су­аль­ное вле­че­ние, кото­рое может при­ни­мать­ся за любовь, тоже мож­но рас­смат­ри­вать как вид мотивации.

Не послед­нюю роль игра­ет и страх перед оди­но­че­ством, когда брач­ный союз вос­при­ни­ма­ет­ся как спа­се­ние от сво­их про­блем, от само­го себя, от стра­ха буду­щей жизни.

…Ири­на не так дав­но пере­жи­ла кру­ше­ние сво­ей пер­вой люб­ви. В ито­ге оста­лось одна, с чув­ством горе­чи, разо­ча­ро­ва­ния и ощу­ще­ни­ем, что все уже в жиз­ни про­изо­шло и боль­ше ниче­го не будет. Так, слов­но в полу­сне, она жила, по инер­ции зани­ма­ясь сво­и­ми дела­ми, пыта­ясь унять посто­ян­ную боль и чув­ство оди­но­че­ства. Ниче­го не помо­га­ло: ни ком­па­нии дру­зей, ни увле­че­ния, ни новые зна­ком­ства. И тогда Ири­на поня­ла, что все это бес­по­лез­но. Оди­но­че­ство проч­но обос­но­ва­лось в ее жиз­ни. Что делать? Вре­мя, ока­зы­ва­ет­ся, не лечит.

Одна­жды подру­ги позна­ко­ми­ли Ири­ну с моло­дым чело­ве­ком: интел­ли­гент­ный, сим­па­тич­ный, дело­вой. Он про­явил инте­рес к Ирине и стал уха­жи­вать. Ири­на уха­жи­ва­ния не отвер­га­ла — что будет, то и будет, терять-то нече­го. Встре­ча­лись боль­ше года, и Ири­на все чаще и чаще ста­ла заду­мы­вать­ся: «А не вый­ти ли мне замуж, может быть удаст­ся уйти от гне­ту­ще­го чув­ства и «стер­пит­ся-слю­бит­ся»?

Сыг­ра­ли сва­дьбу, моло­дые полу­чи­ли квар­ти­ру, обста­ви­ли… все вро­де бы ниче­го. Но лег­че Ирине не ста­но­ви­лось, наобо­рот: с каж­дым днем она все боль­ше и боль­ше пони­ма­ла, что совер­ши­ла серьез­ную ошиб­ку. Дер­жа­лась Ири­на дол­го, боль­ше деся­ти лет, но в один момент тер­пе­ние кон­чи­лось, после­до­вал раз­вод, пере­жить кото­рый было слож­но обоим.

И еще один пример.

Девуш­ка без­огляд­но влюб­ля­ет­ся в чер­но­во­ло­со­го кра­сав­ца и вско­ре выхо­дит замуж. Через неко­то­рое вре­мя в семье появ­ля­ет­ся двое сыно­вей. Извест­но, что жизнь про­жить — не поле перей­ти, но, несмот­ря на неиз­беж­ные семей­ные слож­но­сти, семья креп­ла, а любовь супру­гов друг к дру­гу и детям все возрастала.

И вот пер­вый удар. Тра­ги­че­ски поги­ба­ет муж, и жен­щи­на в 32 года оста­ет­ся одна с сыно­вья­ми 10 и 6 лет. Ковар­ный страх перед оди­но­че­ством, невоз­вра­ти­мой поте­рей, безыс­ход­ность тол­ка­ют жен­щи­ну на необ­ду­ман­ный посту­пок — вто­рое ско­ро­па­ли­тель­ное замужество.

Муж ока­зал­ся моло­же на 12 лет, и, раз­ры­ва­ясь меж­ду ним и детьми, она ста­ра­лась изо всех сил удер­жать моло­до­го муж­чи­ну, но при этом ста­ла терять стар­ше­го сына. Сын — нар­ко­ман! Это зву­ча­ло как страш­ный приговор.

Моло­дой муж все чаще стал ухо­дить в запой, тре­бо­вал удво­ен­но­го вни­ма­ния, рев­нуя свою супру­гу к детям. Вско­ре появи­лись еще два сына — все ради люби­мо­го мужа… Но в этой семье все тес­нее ста­но­ви­лось стар­ше­му сыну. Каков же итог этой жиз­нен­ной ситуации?

Спу­стя несколь­ко лет муж стал хро­ни­че­ским алко­го­ли­ком, без рабо­ты и посто­ян­ных заня­тий; стар­ший сын погиб, оста­вив после себя сно­ху и дво­их детей, кото­рые сидят на шее у сво­ей бабуш­ки, устра­и­вая соб­ствен­ную жизнь; дру­гой сын бла­го­по­луч­но женат. Стар­ший сын от вто­ро­го бра­ка вынуж­ден женить­ся на 15-лет­ней девуш­ке по при­чине неза­пла­ни­ро­ван­ной бере­мен­но­сти (и они тоже соби­ра­ют­ся жить с мате­рью и учить­ся на ее день­ги). Млад­ший сын осо­бых хло­пот не достав­ля­ет. В семье рабо­та­ет одна жен­щи­на, кото­рая содер­жит мужа-алко­го­ли­ка, снох, вну­ков, детей. И не роп­щет, толь­ко ино­гда тихо плачет.

* * *

И еще одна моти­ва­ция, когда выбор спут­ни­ка жиз­ни и вступ­ле­ние в брак совер­ша­ют «назло обид­чи­ку». Часто этот мотив встре­ча­ет­ся у моло­дых, инфан­тиль­ных людей, не повзрос­лев­ших и не уме­ю­щих прощать.

Исход бра­ка, заклю­чен­но­го на осно­ве подоб­ных моти­вов может быть неоднозначным.

Во-пер­вых, в про­цес­се сов­мест­ной жиз­ни эти моти­вы могут быть осо­зна­ны, и тогда сно­ва все будет зави­сеть от выбо­ра супругов:

- жить вме­сте и «дожи­вать до любви»;

- рас­торг­нуть брак и стро­ить новые отно­ше­ния, при этом нет гаран­тии того, что преж­няя ситу­а­ция не повториться.

Во-вто­рых, моти­вы могут остать­ся неосо­знан­ны­ми и слу­жить источ­ни­ком неудо­вле­тво­рен­но­сти и кон­флик­тов в бра­ке. Поэто­му очень важ­но созна­тель­ное отно­ше­ние к себе и сво­им чув­ствам, посто­ян­ное духов­ное и душев­ное трез­ве­ние, к чему нас при­зы­ва­ют все свя­тые отцы.

Инте­рес­ные иссле­до­ва­ния, каса­ю­щи­е­ся моти­вов вступ­ле­ния в брак, были про­ве­де­ны пси­хо­ло­гом С.И. Голод, кото­рый пока­зал, что наи­бо­лее проч­ны­ми для созда­ния и под­дер­жа­ния бра­ка ока­за­лись моти­вы общ­но­сти инте­ре­сов и люб­ви, а наи­ме­нее ста­биль­ны­ми — мате­ри­аль­ная обес­пе­чен­ность и нали­чие жилплощади.

Как же про­ис­хо­дит выбор буду­ще­го супруга(и)? Поче­му при­вле­ка­тель­ным ока­зы­ва­ет­ся тот, а не дру­гой чело­век? Что явля­ет­ся опре­де­ля­ю­щим в выбо­ре? Поста­ра­ем­ся отве­тить на эти вопро­сы с пси­хо­ло­ги­че­ской и духов­ной точ­ки зрения.

Выбор спутника жизни

С точ­ки зре­ния духов­ной, встре­ча — это таин­ство. В пси­хо­ло­гии есть мно­го тео­рий, пыта­ю­щих­ся объ­яс­нить про­цесс выбо­ра. Одна из наи­бо­лее извест­ных носит назва­ние «тео­рии филь­тров». Соглас­но этой тео­рии, выбор буду­ще­го супру­га пред­став­ля­ет собой мно­го­сту­пен­ча­тый про­цесс отсе­ва воз­мож­ных кан­ди­да­тов через все­воз­мож­ные фильтры.

Пер­вым филь­тром явля­ет­ся воз­мож­ность систе­ма­ти­че­ских и регу­ляр­ных кон­так­тов с избран­ни­ком. В более выгод­ном поло­же­нии как пре­тен­ден­ты на заклю­че­ние брач­но­го сою­за ока­зы­ва­ют­ся сотруд­ни­ки, кол­ле­ги по рабо­те, соуче­ни­ки и сокурс­ни­ки, зна­ко­мые и дру­зья, вовле­чен­ные в сов­мест­ную дея­тель­ность. На ран­ней ста­дии филь­тра­ции более или менее серьез­ные пре­пят­ствия во встре­чах и обще­нии неред­ко при­во­дят к пре­кра­ще­нию обще­ния и отсе­и­ва­нию кандидатов.

Вто­рой фильтр пред­по­ла­га­ет отбор пре­тен­ден­тов по внеш­ней при­вле­ка­тель­но­сти с уче­том тело­сло­же­ния, воз­рас­та и т. д. В каком-то смыс­ле мож­но гово­рить о том, что мы ищем в избран­ни­ке вопло­ще­ние сво­е­го иде­а­ла кра­со­ты. Часто в осно­ве выбо­ра — поиск спут­ни­ка жиз­ни, похо­же­го на мать или отца.

Тре­тий фильтр опре­де­ля­ет соци­аль­ный базис, обес­пе­чи­ва­ю­щий при­над­леж­ность буду­щих супру­гов к одно­му соци­аль­но- пси­хо­ло­ги­че­ско­му миру.

Чет­вер­тый фильтр учи­ты­ва­ет сход­ство уста­но­вок и цен­но­стей в отно­ше­нии семьи и бра­ка, рели­гии, супру­же­ских ролей, пони­ма­ния жен­ствен­но­сти и муже­ствен­но­сти, уста­но­вок в отно­ше­нии рож­де­ния и вос­пи­та­ния детей, допу­сти­мо­сти абор­тов и т. п. Зна­чи­мость это­го филь­тра крайне вели­ка, посколь­ку исход­ная несов­ме­сти­мость взгля­дов и уста­но­вок супру­гов в отно­ше­нии семьи не поз­во­лит создать гар­мо­нич­ную семью.

Пятый фильтр оцен­ки удо­вле­тво­ре­ния зна­чи­мых потреб­но­стей опре­де­ля­ет спо­соб­но­сти каж­до­го из буду­щих супру­гов удо­вле­тво­рять наи­бо­лее зна­чи­мые потреб­но­сти друг дру­га, в первую оче­редь потреб­ность любить и быть люби­мым, чув­ство без­опас­но­сти рядом с близ­ким человеком.

Одна­ко даже успеш­ное пре­одо­ле­ние всех пяти ука­зан­ных выше филь­тров еще не озна­ча­ет окон­ча­тель­но­го реше­ния о вступ­ле­нии в брак.

Послед­ний, шестой фильтр — соци­аль­ная готов­ность к бра­ку. Соци­аль­ные «часы» вступ­ле­ния в брак опре­де­ля­ют­ся исто­ри­че­ской эпо­хой (вспом­ним, что в XIX в. в брак всту­па­ли с 16-ти лет и рань­ше), куль­тур­ны­ми и наци­о­наль­ны­ми тра­ди­ци­я­ми, при­над­леж­но­стью к той или иной соци­аль­ной груп­пе. В совре­мен­ном обще­стве пери­од готов­но­сти к бра­ку насту­па­ет к 20–30 годам.

У муж­чин соци­аль­ные «часы» опре­де­ле­ны 27–28 года­ми, у жен­щин это вре­мя насту­па­ет в 22–23 года. Такое несов­па­де­ние соци­аль­ных «часов» зада­ет опре­де­лен­ную про­ти­во­ре­чи­вость брач­ных инте­ре­сов и явля­ет­ся одной из при­чин того, что ини­ци­а­то­ра­ми бра­ка все чаще высту­па­ют имен­но жен­щи­ны, свя­зы­ва­ю­щие свою судь­бу с ровес­ни­ка­ми, а не с муж­чи­на­ми стар­ше­го возраста.

При­мер­ный воз­раст вступ­ле­ния в брак в совре­мен­ной Рос­сии по дан­ным социо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний состав­ля­ет 21,7 лет у жен­щин и 24,4 лет у муж­чин. Наме­ти­лась тен­ден­ция и к более позд­не­му заклю­че­нию бра­ка, что отра­жа­ет тен­ден­цию карьер­ной само­сто­я­тель­но­сти супругов.

Что каса­ет­ся ран­них бра­ков, когда неве­ста моло­же 18 лет, то почти поло­ви­на из них закан­чи­ва­ет­ся раз­во­дом. Сре­ди жен­щин, вышед­ших замуж в 17–18 лет, счи­та­ют свой брак удач­ным толь­ко 18%, а в 28 лет и стар­ше удо­вле­тво­ре­ны сво­им бра­ком 58%. Сре­ди муж­чин, женив­ших­ся в 18–21 год, рас­смат­ри­ва­ли свой брак как удо­вле­тво­ри­тель­ный 28% опро­шен­ных, а из тех, кто женил­ся в 28–30 лет, бра­ком удо­вле­тво­рен 61%.

Понят­но, что основ­ная при­чи­на удо­вле­тво­рен­но­сти или неудо­вле­тво­рен­но­сти бра­ком свя­за­на со сте­пе­нью лич­ност­ной и духов­ной зре­ло­сти. Брак в более зре­лом воз­расте поз­во­ля­ет реаль­нее оце­ни­вать как себя, так и сво­е­го избран­ни­ка. Об этом же гово­рит свя­той ста­рец Паи­сий Свя­то­го­рец:

«Для того, что­бы помочь себе, они (моло­дые люди) долж­ны как сле­ду­ет разо­брать­ся в себе и раз­ло­жить все по полоч­кам. Спер­ва нуж­но полу­чить диплом, потом най­ти рабо­ту (юно­шам кро­ме это­го сле­ду­ет отслу­жить в армии). И толь­ко после это­го, уже будучи зре­лым, мож­но при­ни­мать реше­ние и, с помо­щью Божи­ей, либо всту­пать в брак и созда­вать доб­рую семью, либо, если чело­век избрал мона­ше­скую жизнь, — посту­пать в мона­стырь, кото­рый им выбран».

Что главное до брака

Узна­ва­ние друг дру­га, уточ­не­ние и про­вер­ка при­ня­то­го реше­ния — эти два момен­та тес­но вза­и­мо­свя­за­ны, но имен­но узна­ва­ние наи­бо­лее важ­но для при­ня­тия реше­ния. Узна­ва­ние про­ис­хо­дит посте­пен­но, по мере накоп­ле­ния опы­та в раз­лич­ных жиз­нен­ных ситу­а­ци­ях. Толь­ко при этом могут про­явить­ся каче­ства, необ­хо­ди­мые для после­ду­ю­щей сов­мест­ной жизни:

- готов­ность к сотруд­ни­че­ству и компромиссам;

- вза­и­мо­до­пол­ня­е­мость;

- тер­пи­мость;

- сдер­жан­ность;

- спо­соб­ность к самовоспитанию;

- ува­же­ние друг друга;

- теп­лые отно­ше­ния с род­ствен­ни­ка­ми буду­ще­го супруга;

- высо­кий уро­вень взаимопонимания.

Если это­го нет и каж­дый «тянет оде­я­ло на себя», это долж­но насто­ра­жи­вать и наво­дить на раз­мыш­ле­ния: а тот ли это чело­век, кото­рый мне нужен? Оптин­ский ста­рец Лео­нид сове­то­вал жени­ху и неве­сте при усерд­ной молит­ве смот­реть на свое серд­це: если ощу­ща­ет­ся душев­ное спо­кой­ствие, то ста­рец сове­то­вал решить­ся на такой брак. В про­тив­ном слу­чае, если чув­ству­ешь сомне­ние, без­от­чет­ный страх, бес­по­кой­ство, сму­ще­ние, то это небла­го­при­ят­ный знак, и ста­рец сове­то­вал со сва­дьбой не спе­шить. По всей види­мо­сти, в этих сове­тах есть нема­лый резон.

Очень важ­но опре­де­лить­ся, что моло­дые ожи­да­ют от бра­ка. В свя­зи с этим социо­ло­га­ми МГУ про­во­ди­лись инте­рес­ные иссле­до­ва­ния сре­ди сту­ден­тов (потен­ци­аль­ных мужей и жен). Если рас­по­ло­жить по сте­пе­ни зна­чи­мо­сти наи­бо­лее важ­ные каче­ства, кото­рые ценят буду­щие жены в мужьях, то ситу­а­ция выгля­дит сле­ду­ю­щим образом:

- спо­соб­ность при­ни­мать решения;

- спо­соб­ность обес­пе­чи­вать семью;

- ува­же­ние к женщине;

- ум;

- спо­соб­ность ока­зы­вать помощь по хозяйству.

В свою оче­редь, буду­щие мужья ценят в женах;

- неж­ность, заботливость;

- хозяй­ствен­ность;

- уме­ние готовить;

- вер­ность;

- спо­соб­ность к про­фес­си­о­наль­но­му росту;

-ум;

- взбал­мош­ность.

Полу­чен­ные дан­ные очень пока­за­тель­ны. Несмот­ря на кри­зис­ные тен­ден­ции в совре­мен­ной семье, боль­шин­ство моло­дых при­дер­жи­ва­ет­ся тра­ди­ци­он­ных семей­ных сте­рео­ти­пов: муж — гла­ва семьи, жена — помощ­ни­ца, хозяйка.

Исто­ри­че­ски узна­ва­ние в пред­брач­ных отно­ше­ни­ях про­ис­хо­ди­ло в рам­ках помолв­ки. Помолв­ка — это пред­ва­ри­тель­ный дого­вор моло­дых о буду­щей брач­ной жиз­ни, резуль­та­том кото­ро­го явля­ет­ся обмен коль­ца­ми (обру­че­ние) и офи­ци­аль­ное объ­яв­ле­ние себя жени­хом и невестой.

Дли­тель­ность это­го пери­о­да была раз­лич­на, чаще все­го она состав­ля­ла око­ло года. За это вре­мя была воз­мож­ность побли­же позна­ко­мить­ся, понять друг дру­га, посте­пен­но вой­ти в семьи роди­те­лей друг друга.

К сожа­ле­нию, в насто­я­щее вре­мя такое явле­ние в нашей семей­ной жиз­ни фак­ти­че­ски отсут­ству­ет. Ему на сме­ну при­шли пред­брач­ное сожи­тель­ство, граж­дан­ский брак, кото­рые, конеч­но наце­ле­ны пре­иму­ще­ствен­но на телес­ный уро­вень лич­но­сти. В ито­ге про­ис­хо­дит иска­жен­ное вос­при­я­тие избран­ни­ка лишь через приз­му при­ят­но­сти — непри­ят­но­сти, удоб­ства, сек­су­аль­ной сов­ме­сти­мо­сти. В этом плане интим­ная «уда­ча» до бра­ка одно­знач­но не явля­ет­ся инди­ка­то­ром гар­мо­нич­ной семей­ной жиз­ни, так как гар­мо­нич­ные интим­ные отно­ше­ния — резуль­тат еди­не­ния на уровне духа и души, а еди­не­ние на телес­ном уровне явля­ет­ся лишь его продолжением.

Дру­гая функ­ция пред­брач­но­го пери­о­да — инфор­ма­ци­он­ный обмен, кото­рый про­ис­хо­дит, конеч­но же, не в фор­ме допро­са, а в виде дове­ри­тель­ной бесе­ды, когда хочет­ся выслу­шать дру­го­го и рас­крыть­ся само­му. Важ­но обра­тить вни­ма­ние на сле­ду­ю­щие моменты:

- цен­но­сти, жиз­нен­ные пла­ны, религия;

- состо­я­ние здоровья;

- спо­соб­ность к деторождению;

- пред­став­ле­ния по пово­ду супру­же­ства и роле­вые ожи­да­ния от брака;

- семей­ный уклад роди­те­лей жени­ха (неве­сты) и т. д.

Ста­рец Лео­нид сове­то­вал при выбо­ре жени­ха или неве­сты обра­щать вни­ма­ние на то, «что­бы оба были здо­ро­вы, и что­бы было им чем жить, что­бы зва­ние от зва­ния рез­ко не раз­ли­ча­лись и что­бы по летам было мало раз­ли­чия». Вопро­шав­шим о выбо­ре жени­ха ста­рец гово­рил, что­бы обра­ща­ли вни­ма­ние на харак­тер и досто­ин­ства его отца, а вопро­шав­шим о выбо­ре неве­сты — на харак­тер и досто­ин­ства мате­ри, ведь «яблоч­ко от ябло­ни неда­ле­ко катится».

Сле­ду­ю­щая функ­ция — накоп­ле­ние сов­мест­ных пере­жи­ва­ний и впе­чат­ле­ний, когда моло­дые вме­сте куда-то ходят, обща­ют­ся с дру­зья­ми, выез­жа­ют на при­ро­ду и т. д. Зна­че­ние этой функ­ции часто недо­оце­ни­ва­ет­ся моло­ды­ми людь­ми, кото­рые пыта­ют­ся «пере­ско­чить» через этот пери­од и спе­шат уста­но­вить близ­кие добрач­ные отношения.

Одна­ко имен­но на этом эта­пе созда­ет­ся свое­об­раз­ный эмо­ци­о­наль­ный потен­ци­ал, ресурс пози­тив­ных чувств, к кото­ро­му супру­ги смо­гут при­бе­гать в тече­ние после­ду­ю­щей жиз­ни. Как часто быва­ет, в тяже­лые пери­о­ды семей­ной жиз­ни, про­ли­сты­вая ста­рый фото­аль­бом, в кото­ром есть сним­ки и в добрач­ный пери­од, супру­ги зано­во при­ка­са­ют­ся к исто­кам сво­ей встре­чи, полу­ча­ют воз­мож­ность пере­жить при­ят­ные моменты.

Для успеш­но­сти буду­ще­го бра­ка важ­ны неко­то­рые допол­ни­тель­ные условия.

Условия для счастливого союза

Бла­го­сло­ве­ние роди­те­лей, духов­но­го настав­ни­ка. Что такое бла­го­слов­ле­ние? — это духов­ная осно­ва брака.

Духов­ник, роди­те­ли хоро­шо зна­ют свое чадо и видят все его ост­рые углы и осо­бен­но­сти, поэто­му такой взгляд со сто­ро­ны может дать объ­ек­тив­ную оцен­ку: под­хо­дит или не под­хо­дит для бра­ка тот или иной чело­век. При­чем извест­но, что бра­ки, совер­шен­ные после бла­го­сло­ве­ния, рас­па­да­ют­ся реже.

К сожа­ле­нию, сей­час этот момент утра­чи­ва­ет­ся в непра­во­слав­ных свет­ских семьях, часто недо­оце­ни­ва­ет­ся его опре­де­ля­ю­щая роль в бла­го­по­лу­чии буду­щей семьи.

В свя­зи с этим мож­но при­ве­сти несколь­ко примеров.

Одна­жды к стар­цу Амвро­сию Оптин­ско­му при­шел моло­дой кре­стья­нин, мать кото­ро­го побуж­да­ла его к женить­бе. Ста­рец не давал бла­го­сло­ве­ния и все откла­ды­вал реше­ние. В послед­ний при­ход к стар­цу кре­стья­нин ска­зал, что не име­ет более сил слу­шать упре­ки мате­ри. Вздох­нул ста­рец и гово­рит: «Вижу, что не можешь ты более тер­петь, а нель­зя тебе женить­ся». Кре­стья­нин женил­ся, а через три меся­ца он умер, оста­вив жену в ожи­да­нии ребен­ка на горь­кую долю вдо­вы, а ребен­ка на сиротство».

* * *

А вот брак, совер­шен­ный по бла­го­сло­ве­нию духов­но­го настав­ни­ка, при­ве­ден­ный в каче­стве при­ме­ра свя­щен­ни­ком Андре­ем Овчинниковым.

У Л. было мало шан­сов вый­ти замуж. Ей было уже око­ло два­дца­ти девя­ти лет, и она стра­да­ла излиш­ней пол­но­той. Толь­ко, как гово­рят в наро­де, «чело­век пред­по­ла­га­ет, а Бог рас­по­ла­га­ет». Л. была един­ствен­ным ребен­ком в семье, жила цело­муд­рен­ной жиз­нью, отец с мате­рью нико­гда даже не напо­ми­на­ли ей о том, что надо выхо­дить замуж…

Одна­жды после испо­ве­ди Л. роб­ко спро­си­ла: «Батюш­ка, а мне нуж­но замуж?» Свя­щен­ник бла­го­сло­вил девуш­ку молить­ся о том, что­бы Гос­подь послал ей мужа, и сам ста­рал­ся под­дер­жи­вать ее молит­вой и словом.

Одна­жды свя­щен­ни­ка, к кото­ро­му Л. ходи­ла на испо­ведь, при­гла­си­ли освя­тить квар­ти­ру. Ее жиль­ца­ми были мать и сын. За чаем они раз­го­во­ри­лись, и батюш­ка узнал, что мама очень хоте­ла бы видеть сво­е­го сына жена­тым чело­ве­ком. Сыну было око­ло трид­ца­ти лет, он был веру­ю­щим. Свя­щен­ник пред­ло­жил ему позна­ко­мить­ся с крест­ной сво­е­го сына (той самой Л.), и он согла­сил­ся. Моло­дые люди дого­во­ри­лись встре­чать­ся по вече­рам после хра­ма. Ста­ли ходить друг к дру­гу в гости. Так про­дол­жа­лось око­ло года. За это вре­мя Л. силь­но поху­де­ла. Но в какой-то момент их отно­ше­ния зашли в тупик. Види­мо, взрос­лым людям не так про­сто изме­нить сло­жив­ший­ся уклад жиз­ни. Тогда батюш­ка понял, что дол­жен как-то помочь раз­ре­ше­нию ситу­а­ции. Он посо­ве­то­вал им вме­сте съез­дить к его соб­ствен­но­му духов­но­му отцу. Опыт­ный духов­ник сра­зу уви­дел жела­ние девуш­ки поне­сти тру­ды семей­ной жиз­ни. А ее спут­ни­ку он ска­зал так «Молись, и Гос­подь все устроит».

И вот, на Фоми­ной неде­ле после Пас­хи Л. обвен­ча­лась со сво­им женихом.

Эти люди с само­го нача­ла созда­ва­ли пра­во­слав­ную семью, отли­чи­тель­ная осо­бен­ность кото­рой — ров­ные отно­ше­ния. Кому- то может пока­зать­ся, что в них есть неко­то­рая холод­ность, но тем не менее это та семья, кото­рая дей­стви­тель­но похо­жа на храм. Его стро­и­тель­ство еще не завер­ше­но, сей­час супру­ги толь­ко гото­вят­ся стать роди­те­ля­ми, но это насто­я­щий хри­сти­ан­ский брак.

* * *

Итак, бла­го­сло­ве­ние — проч­ный духов­ный фун­да­мент буду­ще­го бра­ка. А как мож­но воз­во­дить зда­ние на пес­ке? Оно неиз­беж­но рассыплется.

Если же по каким-то при­чи­нам бла­го­сло­ве­ние полу­чить слож­но, необ­хо­ди­мо обра­тить­ся с молит­вой к Богу, что­бы он открыл Свою волю тем или иным образом.

Осо­зна­ва­ние моти­вов, отно­ше­ний и чувств сво­их и избранника(цы) — дру­гое усло­вие успеш­но­сти буду­ще­го бра­ка. При этом важ­но понять, а дей­стви­тель­но ли это тот чело­век, кото­рый мне нужен, не решаю ли я какие-либо свои про­бле­мы с помо­щью это­го бра­ка (о чем уже гово­ри­лось выше). И на все эти вопро­сы, конеч­но, надо дать ответ до свадьбы.

И еще одно усло­вие — заме­на эмо­ци­о­наль­но­го, иде­аль­но­го обра­за избран­ни­ка на реаль­ный. Что это зна­чит? Когда про­ис­хо­дит встре­ча и заго­ра­ет­ся любовь, люби­мый чело­век вос­при­ни­ма­ет­ся под каким-то осо­бым углом зре­ния: в его лич­но­сти улав­ли­ва­ет­ся все пре­крас­ное, все совер­шен­ное, удва­и­ва­ют­ся все досто­ин­ства, а недо­стат­ки вытес­ня­ют­ся и отхо­дят на вто­рой план. Почему?

Это есть так назы­ва­е­мая иде­а­ли­за­ция. Пси­хо­ло­ги­че­ский и духов­ный смысл иде­а­ли­за­ции состо­ит в том, что мы сквозь внеш­нюю телес­ную обо­лоч­ку в све­те люб­ви видим скры­тую от дру­гих иде­аль­ную сто­ро­ну, кото­рая есть в каж­дом чело­ве­ке как образ Божий, закры­тый и подав­лен­ный внеш­ни­ми про­яв­ле­ни­я­ми, харак­те­ром (кото­рый все­гда вторичен).

В. Соло­вьев рас­смат­ри­вал иде­а­ли­за­цию в ее пози­тив­ном зна­че­нии как спо­соб­ность видеть в дру­гом не толь­ко те свой­ства и каче­ства, кото­ры­ми он уже обла­да­ет, но и те, кото­рые мог­ли бы быть. Уме­ние уви­деть в люби­мом потен­ци­аль­ные, пока еще скры­тые от дру­гих досто­ин­ства и совер­шен­ства и отне­стись к ним так, как буд­то бы они уже реаль­ность, а так­же стро­ить свое обще­ние и пове­де­ние, уже учи­ты­вая эти досто­ин­ства, состав­ля­ет вели­кую муд­рость люб­ви. Иде­а­ли­за­ция обра­за — это свое­об­раз­ный кре­дит дове­рия, выда­ва­е­мый люби­мо­му человеку.

Одна­ко опо­ра толь­ко на иде­аль­ный образ избран­ни­ка чре­ва­та неко­то­ры­ми нега­тив­ны­ми момен­та­ми. Как пра­ви­ло, иде­аль­ный образ очень далек от реаль­но­го, поэто­му через неко­то­рое вре­мя может после­до­вать разо­ча­ро­ва­ние, сбра­сы­ва­ние с пье­де­ста­ла сво­е­го кумира.

Очень важ­но смот­реть на избранника(цу) двой­ным зре­ни­ем: один век­тор направ­лен на реаль­ный образ со все­ми его досто­ин­ства­ми и недо­стат­ка­ми; дру­гой — на иде­аль­ный, кото­рый пред­став­ля­ет собой как бы то потен­ци­аль­ное направ­ле­ние, в кото­ром нуж­но двигаться

Сов­па­де­ние базо­вых цен­но­стей, иде­а­лов, миро­воз­зре­ния так­же явля­ет­ся важ­ным усло­ви­ем успеш­но­сти буду­ще­го бра­ка. Конеч­но, жела­тель­но, что­бы сов­па­де­ния были по основ­ным вопро­сам, в первую оче­редь, вопро­сам веры. Жизнь с неве­ру­ю­щим чело­ве­ком или чело­ве­ком дру­го­го веро­ис­по­ве­да­ния тяже­ла. Не каж­до­му под силу выне­сти такой крест.

В прак­ти­ке Церк­ви быва­ли слу­чаи, когда духов­ные отцы дава­ли раз­ре­ше­ние духов­ным детям на брак даже с неве­ру­ю­щи­ми людь­ми, ста­вя при этом два условия:

- что­бы неве­ру­ю­щий не пре­пят­ство­вал цер­ков­ной жини супруга;

- что­бы он не пре­пят­ство­вал вос­пи­ты­вать детей в пра­во­слав­ном духе.

В таких слу­ча­ях духов­ным отцом дает­ся раз­ре­ше­ние, как бы вынуж­ден­ное тяже­лы­ми обсто­я­тель­ства­ми, — но не бла­го­сло­ве­ние. Обыч­но это про­ис­хо­дит тогда, когда духов­ная дочь (или сын) очень хотят заму­же­ства (женить­бы). Избе­гая кре­ста без­бра­чия, веру­ю­щий берет на себя дру­гой крест, — крест сов­мест­ной жиз­ни с неве­ру­ю­щим супру­гом. Но печаль­ные при­ме­ры небла­го­при­ят­но­го исхо­да бра­ков с неве­ру­ю­щи­ми людь­ми нередки.

…Моло­дая жен­щи­на тяну­лась к Хри­сту, регу­ляр­но посе­ща­ла Цер­ковь, но мужу нее был чело­ве­ком неве­ру­ю­щим, с очень силь­ной волей. В кон­це кон­цов, его вли­я­ние побе­ди­ло: душа жен­щи­ны не выдер­жа­ла раз­дво­е­ния, она не смог­ла слу­жить двум гос­по­дам и сде­ла­ла выбор в поль­зу мужа. Оста­ви­ла молит­ву, порва­ла с кру­гом веру­ю­щих людей, что­бы ничто не напо­ми­на­ло ей о прошлом.

* * *

В любом слу­чае, перед тем как «отре­зать», всту­пая в брак с неве­ру­ю­щим чело­ве­ком, нуж­но семь раз «отме­рить». Духов­ный кон­фликт может воз­ник­нуть и с дру­зья­ми, и со зна­ко­мы­ми, но с ними мож­но порвать связь. От супру­га уйти нель­зя, и тогда при­дет­ся или тер­петь, или про­во­дить жизнь в посто­ян­ной борь­бе, поис­ке духов­ной само­за­щи­ты и непре­рыв­ных глу­бо­ких стра­да­ни­ях души.

Поэто­му при вступ­ле­нии в брак необ­хо­ди­мы нето­роп­ли­вость, осно­ва­тель­ное раз­мыш­ле­ние о вер­но­сти выбо­ра, про­вер­ка пра­виль­но­сти сво­е­го реше­ния в бесе­дах с духов­ным отцом, роди­те­ля­ми или людь­ми с бога­тым опы­том духов­ной жизни.

Глава 2. Супружеские отношения

Для того, что­бы обре­сти дей­стви­тель­но близ­кие отно­ше­ния в бра­ке, супру­гам нуж­но стать «одной пло­тью» на уровне духа, души и тела.

Смысл бра­ка в том, что­бы при­но­сить радость. Под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что супру­же­ская жизнь — жизнь самая счаст­ли­вая, пол­ная, чистая, бога­тая. Это уста­нов­ле­ние Гос­по­да о совершенстве.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

Итак, реше­ние о заклю­че­нии бра­ка при­ня­то, пред­брач­ный пери­од поза­ди. Впе­ре­ди при­ят­ные хло­по­ты, сва­дьба и пла­ни­ро­ва­ние буду­щей жиз­ни. Одна­ко если супру­ги дей­стви­тель­но хотят быть вме­сте не толь­ко в этой вре­мен­ной жиз­ни, но и в жиз­ни веч­ной, необ­хо­ди­мо в первую оче­редь поду­мать о вен­ча­нии. Сей­час вен­ча­ние ста­но­вит­ся мод­ным, а неко­то­рые вен­ча­ют­ся про­сто так, на вся­кий слу­чай, а вдруг при­го­дит­ся. Но не будем забы­вать о том, что брак — это одно из семи таинств, поэто­му вен­ча­ние име­ет глу­бо­чай­ший духов­ный смысл.

Само сло­во «таин­ство» ука­зы­ва­ет на пота­ен­ность, скры­тую от внеш­них взо­ров. За обря­дом вен­ча­ния сто­ит духов­ное еди­не­ние супру­гов друг с дру­гом и с Богом, откры­ва­ю­щее путь к жиз­ни веч­ной. Духов­ный смысл бра­ка рас­кры­ва­ет­ся через таин­ство вен­ча­ния, кото­рое само по себе очень сим­во­лич­но. Обра­тим­ся к чино­по­сле­до­ва­нию это­го таинства.

Таинство венчания

Вен­ча­нию пред­ше­ству­ет обру­че­ние. Жених и неве­ста про­хо­дят в сере­ди­ну хра­ма, дер­жа в руках зажжен­ные све­чи. Огонь сим­во­ли­зи­ру­ет свет духов­ный. Свя­щен­ник вопро­ша­ет жени­ха и неве­сту о том, по доб­рой ли воле они всту­па­ют в брак Доб­ро­воль­ность — непре­мен­ное усло­вие бра­ка. Вен­ча­ю­щих­ся свя­щен­ник спра­ши­ва­ет, не свя­за­ны ли они обе­ща­ни­ем дру­го­му или дру­гой? Смысл вопро­са в том, что нор­мой хри­сти­ан­ско­го бра­ка явля­ет­ся цело­муд­рие жени­ха и невесты.

Обру­че­ние под­ра­зу­ме­ва­ет обет вер­но­сти. Сим­во­лом веч­но­сти супру­же­ско­го сою­за высту­па­ют коль­ца, кото­рые свя­щен­ник наде­ва­ет на руки жени­ха и неве­сты. Коль­ца освя­ща­ют­ся свя­щен­ни­ком в алта­ре и таким обра­зом пре­об­ра­зу­ют­ся из про­стых вещей в свя­щен­ные пред­ме­ты. Во вре­мя обру­че­ния свя­щен­ник совер­ша­ет трое­крат­ный обмен коль­ца­ми жени­ха и неве­сты, что сим­во­ли­зи­ру­ет вза­им­ное отда­ние их друг дру­гу, еди­но­ду­шие и пол­ное согла­сие. Далее насту­па­ет непо­сред­ствен­но сам обряд венчания.

Вен­ча­ние — это освя­ще­ние супру­же­ства Боже­ствен­ной бла­го­да­тью. Оно начи­на­ет­ся воз­гла­сом свя­щен­ни­ка: «Бла­го­сло­вен­но Цар­ство Отца и Сына и Свя­то­го Духа…» Этим про­воз­гла­ша­ет­ся сопри­част­ность буду­щей пары Цар­ству Божию. В молит­вах, чита­е­мых свя­щен­ни­ком, вспо­ми­на­ет­ся о тайне созда­ния Евы из реб­ра Ада­ма: муж и жена изна­чаль­но были еди­ной пло­тью, нераз­де­ли­мы. Брач­ный союз бла­го­слов­лен Богом в раю и после гре­хо­па­де­ния чело­ве­ка искуп­лен жерт­вой Спасителя.

В сво­их молит­вах свя­щен­ник испра­ши­ва­ет у Бога даро­ва­ния новой семье чадо­ро­дия и «бла­го­да­ти в чадах», что явля­ет­ся назна­че­ни­ем хри­сти­ан­ско­го бра­ка, а так­же еди­но­ду­шия, дол­го­ден­ствия, цело­муд­рия, вза­им­ной люб­ви, оби­лия благ зем­ных и вен­ца неувя­да­е­мо­го на небесах.

Глав­ный момент таин­ства — увен­ча­ние. Это бла­го­сло­ве­ние жени­ха и неве­сты свя­щен­ным вен­цом, со сло­ва­ми: «Вен­ча­ет­ся раб Божий… Рабе Божи­ей… во имя Отца и Сына и Свя­то­го Духа. Аминь».

Духов­ный смысл увен­ча­ния вен­ца­ми тройной:

- преж­де все­го, увен­ча­ние глав про­воз­гла­ша­ет честь и сла­ву чело­ве­ку как царю Боже­ствен­но­го тво­ре­ния. Чело­ве­ку как вер­шине замыс­ла Божия воз­да­ют­ся долж­ные почести;

- вто­рой смысл — увен­ча­ние вен­ца­ми муче­ни­че­ски­ми, так как жизнь в бра­ке под­ра­зу­ме­ва­ет еже­днев­ную жерт­ву, еже­днев­ное рас­пя­тие сво­е­го эго­из­ма, гор­ды­ни, свое­во­лия, отказ от сво­их инте­ре­сов ради семьи, ради люби­мо­го чело­ве­ка. А сде­лать это, как извест­но, не все­гда быва­ет лег­ко. И толь­ко Божья помощь может помочь в пре­одо­ле­нии желез­ной хват­ки соб­ствен­но­го эгоизма;

- в‑третьих — это вен­цы Цар­ствия Божия. Дру­ги­ми сло­ва­ми, воз­ло­же­ние озна­ча­ет надеж­ду на соеди­не­ние супру­гов не толь­ко в этой вре­мен­ной жиз­ни, но и в жиз­ни вечной.

Во вре­мя вен­ча­ния чита­ет­ся Апо­столь­ское посла­ние и Еван­ге­лие. В посла­нии апо­сто­ла Пав­ла гово­рит­ся о вза­им­ной люб­ви и послу­ша­нии жены мужу: «Да боит­ся жена мужа сво­е­го». И это преж­де все­го страх поте­ри люб­ви, когда страш­но нару­шить духов­ное единение.

Еван­ге­лие от Иоан­на, чита­е­мое свя­щен­ни­ком, повест­ву­ет о чуде пре­тво­ре­ния воды в вино на бра­ке в Канне Гали­лей­ской. Оно тоже име­ет глу­бо­кий сим­во­ли­че­ский под­текст и озна­ча­ет пре­тво­ре­ние люб­ви зем­ной в любовь духовную.

Духов­ное еди­не­ние вен­ча­ю­щих­ся сим­во­ли­зи­ру­ет­ся чашей вина, кото­рой они три­жды обме­ни­ва­ют­ся, испи­вая ее до дна. Веч­ность их духов­но­го сою­за выра­жа­ет­ся трое­крат­ным обхож­де­ни­ем вокруг ана­лоя, на кото­ром лежит Еван­ге­лие, вслед за свя­щен­ни­ком с горя­щи­ми све­ча­ми в руках. Оно сопро­вож­да­ет­ся пес­но­пе­ни­я­ми, при­зы­ва­ю­щи­ми про­ро­ка Иса­ию и свя­тых муче­ни­ков. Про­рок Иса­ия пред­ска­зал рож­де­ние Бога от Девы Марии, и вот теперь повен­чан­ная пара при­ня­ла бла­го­дать Свя­то­го Духа, двое ста­ли «одной пло­тью». Зна­ме­на­тель­но и обра­ще­ние к муче­ни­кам: супру­же­ство — это подвиг само­от­ре­че­ния, несе­ния кре­ста жиз­нен­ных труд­но­стей и испытаний.

Так высо­ко духов­ное при­зва­ние в таин­стве бра­ка. Итак, в таин­стве обру­че­ния и вен­ча­ния заклю­че­ны основ­ные нор­мы хри­сти­ан­ско­го брака:

- брак совер­ша­ет­ся сво­бод­ным избра­ни­ем всту­па­ю­щих в него;

- он явля­ет­ся пожиз­нен­ным сою­зом мужа и жены;

- супру­ги долж­ны хра­нить вза­им­ную верность;

- добрач­ное цело­муд­рие — усло­вие хри­сти­ан­ско­го брака;

- про­дол­же­ние рода — свя­щен­ная зада­ча брачующихся;

- семья — малая цер­ковь, гла­вой кото­рой явля­ет­ся муж

Эти осно­вы были и оста­ют­ся зало­гом проч­но­сти семьи. Без них семья лиша­ет­ся жиз­нен­ных кор­ней. И то, что мы видим в совре­мен­ной семье, явно рас­хо­дит­ся с ее духов­ным при­зва­ни­ем. Как отме­ча­ет игу­мен Геор­гий (Шестун), если таин­ство вен­ча­ния не совер­ша­ет­ся, то два чело­ве­ка сожи­тель­ству­ют, сов­мест­но ведут хозяй­ство, а обра­зо­ва­ния семьи как еди­но­го бла­го­дат­но­го сою­за не про­ис­хо­дит. Поэто­му так лег­ко и совер­ша­ют­ся раз­во­ды и рас­пад отно­ше­ний, — двое не ста­ли «одной пло­тью», рас­па­лись на две отдель­ные единицы.

Свя­тая муче­ни­ца и стра­сто­тер­пи­ца цари­ца Алек­сандра так гово­ри­ла о дне венчания:

«День сва­дьбы нуж­но пом­нить все­гда и выде­лять его осо­бо сре­ди дру­гих важ­ных дат жиз­ни. Это день, свет кото­ро­го до кон­ца жиз­ни будет осве­щать все дру­гие дни. Радость от заклю­чен­но­го бра­ка не бур­ная, а глу­бо­кая и спо­кой­ная. Над брач­ным алта­рем, когда соеди­ня­ют­ся руки и про­из­но­сят­ся свя­тые обе­ты, скло­ня­ют­ся анге­лы и тихо поют свои пес­ни, а потом они осе­ня­ют счаст­ли­вую пару сво­и­ми кры­лья­ми, когда начи­на­ет­ся их сов­мест­ный жиз­нен­ный путь».

Одна­ко даже пра­виль­ные духов­ные осно­ва­ния бра­ка не явля­ют­ся зало­гом ска­зоч­но­го фина­ла — «и зажи­ли они счаст­ли­во…»; на самом деле после вен­ча­ния труд­но­сти толь­ко начи­на­ют­ся. Пото­му что в каж­дом из нас очень силь­но «я»-наличное, страст­ное, эго­и­стич­ное, жела­ю­щее удо­вле­тво­рить в первую оче­редь свои потреб­но­сти и свои жела­ния. На этом уровне проч­ные супру­же­ские отно­ше­ния не постро­ишь, поэто­му необ­хо­ди­мо посто­ян­но стре­мить­ся вый­ти на уро­вень «я»-духовного. Одна­ко про­цесс пере­рас­та­ния «я»-наличного в «я»-духовное — дол­гий и непро­стой, тре­бу­ю­щий сов­мест­ных уси­лий супру­гов, жела­ния и воли. Но если супру­ги суме­ют пре­одо­леть все труд­но­сти и испы­та­ния, воз­ни­ка­ю­щие на их пути, двое дей­стви­тель­но ста­нут «одной плотью».

Если не совер­шать посто­ян­ное, еже­днев­ное духов­ное воз­рас­та­ние, то, к сожа­ле­нию, супру­же­ские отно­ше­ния могут не раз­ви­вать­ся, а посте­пен­но, шаг за шагом раз­ру­шать­ся. И если все пустить на само­тек, то семья в один пре­крас­ный момент может зай­ти в тупик. Деструк­тив­ное раз­ви­тие отно­ше­ний соот­вет­ству­ет опре­де­лен­ным ста­ди­ям, кото­рые опи­са­ны в пси­хо­ло­ги­че­ской литературе.

Стадии супружества

На ста­дии роман­ти­че­ских отно­ше­ний эта­пе цель у супру­гов одна — создать счаст­ли­вую семью. Одна­ко моло­дые часто не дума­ют о том, как это сде­лать. Не сму­ща­ют мате­ри­аль­ные, жилищ­ные, быто­вые труд­но­сти, раз­ни­ца в вос­пи­та­нии, осо­бен­но­сти харак­те­ра, все затме­ва­ет собой влюб­лен­ность и иде­а­ли­за­ция. «У нас все будет хоро­шо», — так дума­ют супру­ги и… все пус­ка­ют на само­тек. При таком ходе собы­тий может насту­пить вто­рая ста­дия, переходная.

Ее отли­чи­тель­ная осо­бен­ность — пери­о­ди­че­ски воз­ни­ка­ю­щие при­сту­пы разо­ча­ро­ва­ния. Начи­на­ют раз­дра­жать мело­чи в пове­де­нии и мане­рах супру­га или супру­ги, кото­рые рань­ше не заме­ча­лись. При­сту­пы разо­ча­ро­ва­ния слу­ча­ют­ся все чаще, и вдруг слов­но спа­да­ет пеле­на с глаз. Насту­па­ет ста­дия реальности.

На этой ста­дии супру­ги «про­зре­ва­ют» и пони­ма­ют, что избран­ник ока­зал­ся совер­шен­но не таким, каким казал­ся вна­ча­ле. На этой поч­ве часто воз­ни­ка­ют кон­флик­ты и супру­ги пред­при­ни­ма­ют попыт­ки пере­кро­ить, пере­де­лать друг дру­га, втис­нуть лич­но­сти в про­кру­сто­во ложе сво­их мне­ний, убеж­де­ний, взглядов.

Имен­но на этой ста­дии впер­вые при­хо­дит мысль: «А тот ли выбор я сде­лал?» И, как часто это быва­ет, супру­ги нахо­дят­ся на ста­дии реаль­но­сти вме­сто того, что­бы совер­шать вос­хож­де­ние на совер­шен­но дру­гой, духов­ный уро­вень отно­ше­ний, когда начи­на­ет­ся без­услов­ная любовь. Ста­дия реаль­но­сти таит еще одну опас­ность: если не пре­одо­ле­вать воз­ни­ка­ю­щие слож­но­сти и не пытать­ся начать созна­тель­но отно­сить­ся друг к дру­гу, то насту­па­ет отчуждение.

Если дело дошло до ста­дии отда­ле­ния, тре­щи­на в отно­ше­ни­ях рас­тет. Супру­ги боль­ше игра­ют в семью, чем живут насто­я­щей семей­ной жиз­нью. И если не пытать­ся созна­тель­но изме­нить ситу­а­цию, не обре­сти духов­ную и душев­ную бли­зость, то семья еще дол­го может суще­ство­вать в таком «закон­сер­ви­ро­ван­ном» виде. И тогда насту­пит послед­няя ста­дия ‑раз­вод.

Но раз­вод — это не что иное, как смерть отно­ше­ний, кото­рая пере­жи­ва­ет­ся очень тяже­ло. После неко­то­ро­го вре­ме­ни, когда раны от рас­па­да отно­ше­ний затя­нут­ся, быв­шие супру­ги могут начать стро­ить отно­ше­ния с новы­ми людь­ми, наде­ясь, что в сле­ду­ю­щем бра­ке это­го не повто­рит­ся. Одна­ко часто быва­ет, что ситу­а­ция идет по кру­гу, супру­ги в новых семьях повто­ря­ют те же ошиб­ки, не пони­мая истин­ных при­чин сво­их невзгод.

Что же нуж­но для того, что­бы брак, супру­же­ские отно­ше­ния состо­я­лись? Для это­го необ­хо­ди­мо дей­стви­тель­но стать «одной пло­тью» на уровне духа, души и тела. Пого­во­рим об этом более подробно.

Глава 3. «Одна плоть» на духовном уровне

Дол­гом в семье явля­ет­ся бес­ко­рыст­ная любовь. Каж­дый дол­жен забыть свое «Я», посвя­тив себя дру­го­му. Каж­дый дол­жен винить себя, а не дру­го­го, когда что-то идет не так.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

Истоки эгоизма

На духов­ном уровне, как отме­ча­лось выше, необ­хо­ди­мо научить­ся осо­зна­вать и пре­одо­ле­вать свой эго­изм — то, что лежит в осно­ве рас­па­да отно­ше­ний и всех про­блем вооб­ще. Эго­изм, эго­и­сти­че­ская направ­лен­ность бук­валь­но про­ни­зы­ва­ют всю нашу жизнь.

Часто роди­те­ли, сами того не заме­чая, бук­валь­но закла­ды­ва­ют уста­нов­ку на эго­изм с самых ран­них лет жиз­ни ребен­ка. Всем нам извест­ны такие выра­же­ния: «Пусть мой ребе­нок научит­ся жить для себя», «Надо в этой жиз­ни уметь посто­ять за себя», «Дашь палец — по локоть руку отхва­тят». Ребе­нок усва­и­ва­ет подоб­ные дирек­ти­вы на бес­со­зна­тель­ном уровне. Малень­ким чело­веч­ком, есте­ствен­но, они усва­и­ва­ют­ся без кри­ти­ки — ведь это же гово­рят роди­те­ли. Так фор­ми­ру­ют­ся интро­ек­ты — сгуст­ки некри­тич­но усво­ен­ных смыс­лов, кото­рые встра­и­ва­ют­ся в пси­хи­ку ребен­ка и фор­ми­ру­ют соот­вет­ству­ю­щую линию пове­де­ния по типу «бери от жиз­ни все».

Г. Михай­лов утвер­жда­ет: ребе­нок, избав­лен­ный роди­те­ля­ми от само­сто­я­тель­но­го реше­ния нрав­ствен­ных про­блем, не раз­ли­ча­ю­щий все­рьез добра и зла, не испы­тав­ший внут­рен­ней борь­бы и сер­деч­ных пере­жи­ва­ний, рас­тет небла­го­дар­ным себя­люб­цем, жесто­ким и само­уве­рен­ным до глу­по­сти. Непу­га­ный, изба­ло­ван­ный под­ро­сток лег­ко оби­жа­ет окру­жа­ю­щих, ибо ему непо­нят­но, что кому-то, кро­ме него, может быть боль­но или страш­но. Эго­ист не испы­ты­ва­ет угры­зе­ний сове­сти, наблю­дая стра­да­ния ближ­них, но при виде чужо­го успе­ха недо­уме­ва­ет: поче­му вдруг пер­вым или луч­шим ока­зал­ся кто-то другой?

В свя­зи с этим вспо­ми­на­ет­ся один пример.

Аня была един­ствен­ной и люби­мой доче­рью вполне состо­яв­ших­ся лич­ност­но и про­фес­си­о­наль­но роди­те­лей. Девоч­ка была желан­ным ребен­ком. Есте­ствен­но, что девоч­ка име­ла доро­гие игруш­ки, наряд­ные костю­мы и мно­гое дру­гое. Все ста­ра­лись малы­шу сде­лать при­ят­ное. Да и роди­те­ли дума­ли: «Пусть у девоч­ки будет все, пусть она вырас­тет счаст­ли­вым чело­ве­ком». Ее нико­гда не нака­зы­ва­ли, снис­хо­ди­тель­но про­щая любые шало­сти и про­дел­ки. Да и бабуш­ки с дедуш­ка­ми рва­лись при­ни­мать уча­стие в вос­пи­та­нии внуч­ки, кото­рое сво­ди­лось зача­стую к испол­не­нию ее при­хо­тей. Так и рос­ла девоч­ка в ситу­а­ции, кото­рая в пси­хо­ло­гии назы­ва­ет­ся «кумир семьи», в ситу­а­ции все­доз­во­лен­но­сти и безнаказанности.

Что слу­чи­лось потом, лег­ко преду­га­дать. Девоч­ка вырос­ла, как гово­рят, «с харак­те­ром», люби­ла насто­ять на сво­ем, сло­мить любое сопро­тив­ле­ние род­ствен­ни­ков, мог­ла выпро­сить любую понра­вив­шу­ю­ся ей вещь.

С года­ми Анна ста­но­ви­лась все более упря­мой, свое­воль­ной, непо­слуш­ной; мне­ние роди­те­лей, осо­бен­но мате­ри, не было для нее авто­ри­те­том. «Отку­да это? — удив­ля­лись род­ствен­ни­ки. — Ведь мы все­гда при­ви­ва­ли толь­ко хоро­шее?» Одна­ко бур­ные всхо­ды эго­из­ма Ани появи­лись дале­ко не на пустой почве.

* * *

…Наше обще­ство тоже актив­но под­ли­ва­ет мас­ла в огонь, взра­щи­вая целые поко­ле­ния эго­и­стов. Сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции бук­валь­но напич­ка­ны рекла­мой типа: «Купи…», «Попро­буй…», «Полу­чи удо­воль­ствие…» Посте­пен­но в созна­ние закла­ды­ва­ет­ся сле­ду­ю­щая уста­нов­ка: «Все в этой жиз­ни толь­ко для меня». При­чем эта уста­нов­ка кажет­ся настоль­ко само собой разу­ме­ю­щей­ся, что даже не осо­зна­ет­ся и про­яв­ля­ет­ся толь­ко тогда, когда кто- то «пере­бе­га­ет» нам дорогу.

Что же про­изой­дет, если в семье встре­тят­ся два эго­и­ста? Неиз­беж­ны ссо­ры, кон­флик­ты, посто­ян­ное «пере­тя­ги­ва­ние оде­я­ла на себя». Такая семья дол­го не про­су­ще­ству­ет. Поэто­му для созда­ния креп­ко­го фун­да­мен­та семьи необ­хо­ди­мо еже­днев­ное уси­лие над собой, еже­днев­ный малень­кий подвиг в пере­хо­де от «я» эго­и­стич­но­го, страст­но­го к «я» духов­но­му, любя­ще­му и жерт­вен­но­му. Но для это­го важ­но осо­знать: «Да, эго­изм во мне есть, и он очень силь­но вли­я­ет на наши отно­ше­ния». Такая чест­ность, преж­де все­го по отно­ше­нию к само­му себе, может послу­жить пер­вым шагом на пути духов­но­го воз­рас­та­ния. Одна­ко эго­изм часто быва­ет не так про­сто рас­по­знать, так как он может при­кры­вать­ся, как отме­ча­ют пси­хо­ло­ги Миха­ил и Надеж­да Теле­по­вы, раз­лич­ны­ми бла­го­вид­ны­ми масками.

«Маски» эгоизма

В осно­ве «масок» могут лежать защит­ные меха­низ­мы лич­но­сти, явля­ю­щи­е­ся свое­об­раз­ным буфе­ром меж­ду соб­ствен­ным «я» и угро­жа­ю­щи­ми ему нее фак­то­ра­ми. Дру­ги­ми сло­ва­ми, защит­ные меха­низ­мы сра­ба­ты­ва­ют тогда, когда затро­ну­ты инте­ре­сы и потреб­но­сти это­го эго­и­стич­но­го «я». Их роль состо­ит в под­дер­жа­нии само­ува­же­ния и само­оцен­ки чело­ве­ка. При­чем защит­ные меха­низ­мы могут вклю­чать­ся бес­со­зна­тель­но, при нали­чии мни­мой или реаль­ной угро­зы. Эго­изм может тон­ко встра­и­вать­ся в дан­ные обра­зо­ва­ния и созда­вать види­мость при­ем­ле­мо­сти, при­ли­чия соб­ствен­ной пози­ции. Дру­ги­ми сло­ва­ми, чело­век дела­ет хоро­шую мину при пло­хой игре, оправ­ды­вая себя и свои поступки.

В супру­же­ских отно­ше­ни­ях, по мне­нию Миха­и­ла и Надеж­ды Теле­по­вых, наи­бо­лее рас­про­стра­не­ны сле­ду­ю­щие «мас­ки».

«Мас­ка» раци­о­на­ли­за­ции. В осно­ве ее дей­ствия лежит сле­ду­ю­щий прин­цип: «Я прав, пото­му что…» Объ­яс­не­ния могут быть раз­ные, одна­ко общий прин­цип таков, что чув­ства и состо­я­ние дру­го­го не столь важ­ны. Вот пример.

В семье пра­во­слав­ных супру­гов ожи­да­ет­ся попол­не­ние семей­ства. Жена, конеч­но, очень бес­по­ко­ит­ся по пово­ду про­те­ка­ния бере­мен­но­сти. Все скла­ды­ва­ет­ся более или менее удач­но, одна­ко мужу явно не хва­та­ет лас­ки и вни­ма­ния, он нуж­да­ет­ся в бли­зо­сти, моти­ви­руя это тем, что брак вен­чан­ный и супру­га не хозяй­ка сво­е­му телу, оно при­над­ле­жит мужу. Жена вынуж­де­на с уси­ли­ем усту­пать, — муж по-сво­е­му прав и оби­жать его не хочет­ся. Толь­ко поче­му же эти «близ­кие» отно­ше­ния ведут к отда­ле­нию и отчуж­де­нию супру­гов, ведь муж же прав?

* * *

«Мас­ка» про­ек­ции. Это бес­со­зна­тель­ная попыт­ка бег­ства от соб­ствен­ных недо­стат­ков, заблуж­де­ний, любых отри­ца­тель­ных качеств, кото­рые не впи­сы­ва­ют­ся в кон­цеп­цию сво­е­го «я». Напри­мер, муж­чи­на гово­рит себе: «Я нико­гда не дол­жен гне­вать­ся, так как я миро­лю­би­вый и сми­рен­ный чело­век». Одна­ко в этом слу­чае гнев нику­да не исче­за­ет, а при­пи­сы­ва­ет­ся кому-то из чле­нов семьи или соци­аль­но­му окру­же­нию. К при­ме­ру, такой чело­век начи­на­ет бороть­ся с миро­вым злом посред­ством биче­ва­ния, осуж­де­ния миро­вых поро­ков. Он обви­ня­ет во всех гре­хах пра­ви­тель­ство, тер­ро­ри­стов, евре­ев и т. д. Так люди, нося­щие «мас­ку» про­ек­ции, под­дер­жи­ва­ют свое поло­жи­тель­ное «я» и созда­ют иллю­зию борь­бы с гре­ха­ми и поро­ка­ми. Порой такая пози­ция может при­об­ре­тать самые урод­ли­вые формы.

…Немо­ло­дые, прак­ти­че­ски уже про­жив­шие жизнь супру­ги, дале­кие от веры и Бога, с горе­чью были вынуж­де­ны кон­ста­ти­ро­вать, что на склоне лет они не испы­ты­ва­ют удо­вле­тво­рен­но­сти от про­жи­той жиз­ни. Вро­де бы чест­но рабо­та­ли, слу­жи­ли Родине, вырас­ти­ли детей, но поче­му-то нет покоя на душе, нет ощу­ще­ния радо­сти и уми­ро­тво­ре­ния. Эти люди не хотят себе при­знать­ся в том, что ком­му­ни­сти­че­ская идео­ло­гия, кото­рой они свя­то вери­ли, сыг­ра­ла с ними злую шут­ку, и теперь ее место заня­ло разо­ча­ро­ва­ние. При­зна­вать­ся себе в оши­боч­но­сти соб­ствен­ных взгля­дов тяже­ло. Луч­ше най­ти при­чи­ну неудо­вле­тво­рен­но­сти в ближ­них. Вот, доч­ки вырос­ли не таки­ми, как хоте­лось бы, да и вни­ма­ния мало­ва­то уде­ля­ют, мож­но бы и поболь­ше. «Ведь мы для них ниче­го не жале­ли. А теперь они полу­чи­ли свое: обра­зо­ва­ние, квар­ти­ры, да и забы­ли ста­ри­ков, — дума­ют супру­ги. — Вну­ки тоже небла­го­дар­ные, да и вооб­ще все кру­гом ста­ли такие злые и черствые».

При­мер­но с таки­ми мыс­ля­ми и таким гру­зом они пыта­ют­ся Убе­жать от чего-то очень важ­но­го в сво­ей душе, но не получается…

* * *

«Мас­ка» регрес­сии. Регрес­сия пред­став­ля­ет собой защит­ный меха­низм, когда чело­век при воз­ник­но­ве­нии труд­но­стей, угро­зы сво­е­му «я» «бежит» в дет­ство, зани­мая незре­лую, инфан­тиль­ную пози­цию. Напри­мер, жена при предъ­яв­ле­нии к ней вполне спра­вед­ли­вых тре­бо­ва­ний начи­на­ет каприз­ни­чать, как ребе­нок, гово­ря мужу: «Ты меня не любишь». Дру­ги­ми сло­ва­ми, такой чело­век живет по прин­ци­пу «с ребен­ка и взят­ки глад­ки». Эта «мас­ка» помо­га­ет избе­жать мно­же­ства взрос­лых про­блем и спря­тать­ся за чью-нибудь спи­ну. Вот пример.

Вика была млад­шим ребен­ком в семье. Она рос­ла все­об­щей люби­ми­цей и была цен­тром вни­ма­ния. С дет­ства она поня­ла, что ее непо­сред­ствен­ность и рани­мость вли­я­ют на окру­жа­ю­щих. Поэто­му глав­ным спо­со­бом полу­че­ния необ­хо­ди­мо­го для Вики ста­ли оби­ды. Это был ее излюб­лен­ный «инстру­мент», кото­рый дей­ство­вал безотказно.

Одна­ко при­шло вре­мя заму­же­ства. Вика встре­ти­ла надеж­но­го, силь­но­го пар­ня, с кото­рым рас­счи­ты­ва­ла жить как за камен­ной сте­ной. Нача­лись буд­ни: и хозяй­ство, и готов­ка, и стир­ка. Тяже­ло. Вика вспом­ни­ла свой излюб­лен­ный при­ем — оби­ды и сле­зы. Вна­ча­ле это помо­га­ло. Муж ста­но­вил­ся забот­ли­вым, вни­ма­тель­ным, все делал сам. Но в один пре­крас­ный день, испы­тан­ный метод пере­стал рабо­тать. Мужу про­сто надо­е­ло испол­нять капри­зы жены. Про­су­ще­ство­вав еще какое-то вре­мя, брак распался.

* * *

«Мас­ка» ком­пен­са­ции. Ком­пен­са­ция пред­став­ля­ет собой защит­ный меха­низм, созда­ю­щий иллю­зию бла­го­по­лу­чия отно­ше­ний при отсут­ствии тако­вых на самом деле. В дан­ном слу­чае, чело­век, испы­ты­ва­ю­щий дефи­цит, напри­мер, в эмо­ци­о­наль­ной бли­зо­сти, может вос­пол­нить его дру­ги­ми способами.

Напри­мер, муж с голо­вой ухо­дит в рабо­ту или увле­че­ния, моти­ви­руя частые отлуч­ки из дома чрез­вы­чай­ной важ­но­стью сво­их дел. Жена может най­ти отду­ши­ну в обще­нии с подру­га­ми, чрез­мер­ной забо­те о сво­ей внеш­но­сти или карье­ре. Вари­ан­ты могут быть раз­ные, но суть одна. При нали­чии «бур­ной» дея­тель­но­сти супру­гов оба могут чув­ство­вать пусто­ту и неудо­вле­тво­рен­ность. Но посто­ян­ная заня­тость и неже­ла­ние осо­знать свой соб­ствен­ный эго­изм не поз­во­ля­ют изме­нить ситуацию.

.. Алек­сей и Женя про­из­во­ди­ли впе­чат­ле­ние гар­мо­нич­ной супру­же­ской пары. Но при более близ­ком обще­нии с супру­га­ми мож­но было заме­тить какую-то холод­ность и натя­ну­тость в их отно­ше­ни­ях. Ско­рее, они были похо­жи на сотруд­ни­ков, кол­лег, чем на дей­стви­тель­но близ­ких людей. Крас­ной нитью в их сов­мест­ной жиз­ни про­хо­ди­ло скры­тое сопер­ни­че­ство, кото­рое моти­ви­ро­ва­ло Алек­сея и Женю дей­ство­вать с удво­ен­ной энергией.

* * *

«Мас­ка» отри­ца­ния. Этот защит­ный меха­низм поз­во­ля­ет скрыть любые про­ти­во­ре­чия и шеро­хо­ва­то­сти в отно­ше­ни­ях, отри­цая их суще­ство­ва­ние. Напри­мер, супру­ги могут назы­вать свой брак счаст­ли­вым, но при этом отвер­гать нали­чие оче­вид­ных для сто­рон­них наблю­да­те­лей кон­флик­тов. Иллю­зия бла­го­по­лу­чия поз­во­ля­ет супру­гам оста­вать­ся в при­выч­ном состо­я­нии, одна­ко духов­но не сбли­жать­ся, а отда­лять­ся друг от друга.

Итак, любая «мас­ка» ведет к отчуж­де­нию. Соб­ствен­ный эго­изм не поз­во­ля­ет вый­ти на новый уро­вень отно­ше­ний. Но каж­дый чело­век сво­бо­ден в сво­ем выбо­ре: идти даль­ше, духов­но воз­рас­тать или оста­но­вить­ся и пря­тать­ся от соб­ствен­ных про­блем в «скор­лу­пу» эго­и­стич­но­го «я», нахо­дя оправ­да­ние сво­ей позиции.

Пер­вый путь — тяже­лый, без помо­щи Божьей и посто­ян­но­го душев­но­го и духов­но­го трез­ве­ния под руко­вод­ством опыт­но­го духов­но­го настав­ни­ка его не одо­ле­ешь. Одна­ко в конеч­ном ито­ге он ведет к фор­ми­ро­ва­нию истин­ной, без­услов­ной, жерт­вен­ной, духов­ной люб­ви, кото­рая дей­стви­тель­но явля­ет­ся веч­ной. Если супру­ги все-таки суме­ют раз­бить свою скор­лу­пу и шаг­нут навстре­чу друг дру­гу, то с Божьей помо­щью все возможно.

Вто­рой путь — оправ­да­ния сво­е­го эго­из­ма — тупи­ко­вый. Чело­век сохра­нит свое эго­и­стич­ное, налич­ное «я», но поте­ря­ет мно­го боль­ше. Суме­ет ли он потом навер­стать упущенное?

Глава 4. «Одна плоть» на душевном уровне

На душев­ном уровне в бра­ке рас­цве­та­ет глу­бо­кая неж­ность, смысл кото­рой заклю­ча­ет­ся в живом чув­стве вза­им­но­го вос­пол­не­ния друг друга.

Если зна­ние — это сила муж­чи­ны, то мяг­кость — это сила женщины.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

Различия между мужчиной и женщиной

Ста­нов­ле­ние супру­гов «одной пло­тью» на уровне души вклю­ча­ет в себя мно­го ком­по­нен­тов. В первую оче­редь, это осо­зна­ние раз­ли­чий меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной. Как было пре­крас­но ска­за­но: «Муж­чи­на и жен­щи­на рав­ные, но раз­ные». Так в чем же состо­ит эта раз­ни­ца? Каза­лось бы, все ясно и извест­но, и самое рас­про­стра­нен­ное мне­ние по это­му пово­ду: муж­чи­на — муже­ствен­ный, жен­щи­на — жен­ствен­ная. Все про­сто. Но из чего скла­ды­ва­ет­ся жен­ствен­ность, из чего — муже­ствен­ность? Одно­знач­но на этот вопрос не ответишь.

Вспом­ним о том, что чело­век име­ет трех­со­став­ное стро­е­ние (дух, душа и тело), поэто­му логич­но искать раз­ни­цу на каж­дом из уров­ней. Нач­нем с уров­ня тела, так как раз­ни­ца здесь наи­бо­лее очевидна.

Различия телесные

Отли­чия напря­мую выте­ка­ют из био­ло­ги­че­ско­го пред­на­зна­че­ния муж­чи­ны и жен­щи­ны. Извест­но, что для жен­щи­ны глав­ное — это чадо­ро­дие, изна­чаль­но зало­жен­ное в ней как базо­вая про­грам­ма, вокруг кото­рой выстра­и­ва­ют­ся все осталь­ные. Для муж­чи­ны изна­чаль­но глав­ное — вынос­ли­вость, сила, интел­лект, то есть все, что свя­за­но с защи­той и сохра­не­ни­ем сво­е­го про­стран­ства. Понят­но, что с тече­ни­ем вре­ме­ни эти свой­ства пре­тер­пе­ва­ют изме­не­ния (и сей­час никто не удив­ля­ет­ся, когда видит жено­по­доб­ных муж­чин и муже­ствен­ных жен­щин), но тем не менее от сво­е­го пред­на­зна­че­ния не уйдешь.

Раз­ли­чия на био­ло­ги­че­ском уровне суще­ствен­ные. Они каса­ют­ся прак­ти­че­ски всех орга­нов и систем и про­яв­ля­ют­ся в сле­ду­ю­щих особенностях:

- гор­мо­наль­ном ста­ту­се. Поло­вые жен­ские гор­мо­ны — эст­ро­ге­ны отве­ча­ют за раз­ви­тие жен­ских поло­вых при­зна­ков (молоч­ные желе­зы, типич­ные округ­ло­сти и т. д.). Эти и дру­гие гор­мо­ны обес­пе­чи­ва­ют жен­щине гиб­кость, мяг­кость и спо­соб­ность быст­ро пере­стра­и­вать­ся, осо­бен­но в пери­од бере­мен­но­сти. У муж­чин пре­об­ла­да­ют андро­ге­ны, кото­рые фор­ми­ру­ют муж­ские признаки;

- мышеч­ном стро­е­нии. Извест­но, что мышеч­ный кар­кас более раз­вит у муж­чин, он обес­пе­чи­ва­ет боль­шую вынос­ли­вость, силу; в то вре­мя как для жен­щин харак­тер­но боль­шее раз­ви­тие под­кож­но-жиро­вой клет­чат­ки, кото­рая явля­ет­ся свое­об­раз­ным ресур­сом, поз­во­ля­ю­щим им при необ­хо­ди­мо­сти обхо­дить­ся мень­шим коли­че­ством сна, еды, быст­рее вос­ста­нав­ли­вать­ся после уста­ло­сти. В целом у муж­чин мыш­цы состав­ля­ют 40% обще­го веса, у жен­щин — 23%;

- рабо­те сер­деч­но-сосу­ди­стой систе­мы. Серд­це жен­щи­ны бьет­ся быст­рее (80 уда­ров в мину­ту), чем у муж­чи­ны (72 уда­ра в мину­ту). Арте­ри­аль­ное дав­ле­ние у жен­щин по срав­не­нию с муж­чи­на­ми в целом ниже на 10 мм. рт. ст., но чаще меня­ет­ся в тече­ние корот­ко­го времени;

- функ­ци­о­ни­ро­ва­нии щито­вид­ной желе­зы. У жен­щин она круп­нее и более актив­на, что обес­пе­чи­ва­ет боль­шую сопро­тив­ля­е­мость жен­щи­ны к про­студ­ным забо­ле­ва­ни­ям; ее дея­тель­ность вли­я­ет на глад­кость кожи жен­щи­ны и малое коли­че­ство волос на теле;

- обмен­ных про­цес­сах. Жен­щи­на тра­тит мень­шую часть энер­гии на внеш­нюю дея­тель­ность, а в боль­шей сте­пе­ни — на внут­рен­ние про­цес­сы. Муж­чи­на же наце­лен на отда­чу энер­гии, рас­хо­до­ва­ние ее вовне, что так­же свя­за­но с его био­ло­ги­че­ским пред­на­зна­че­ни­ем. Жен­щи­на лег­че, чем муж­чи­на, пере­но­сит высо­кие тем­пе­ра­ту­ры, посколь­ку ско­рость ее обме­на веществ сни­жа­ет­ся медленнее;

- уровне базо­вых инстинк­тов. Жен­щине в боль­шей сте­пе­ни при­сущ инстинкт само­со­хра­не­ния, она более осто­рож­на, стыд­ли­ва. Муж­чи­на в боль­шей сте­пе­ни скло­нен к рис­ку, спо­со­бен на более реши­тель­ные поступки;

- стро­е­нии нерв­ной систе­мы. В основ­ном отли­чие каса­ет­ся раз­ни­цы в стро­е­нии голов­но­го моз­га. Вспом­ним ана­то­мию. Мозг чело­ве­ка состо­ит из двух полу­ша­рий: лево­го, отве­ча­ю­ще­го за логи­ку и фак­ты, и пра­во­го, отве­ча­ю­ще­го за эмо­ции и постро­е­ние свя­зей меж­ду предметами.

Эти два полу­ша­рия соеди­не­ны так назы­ва­е­мым мозо­ли­стым телом, или «мости­ком». На 6 неде­ле внут­ри­утроб­но­го раз­ви­тия у ребен­ка начи­на­ет актив­но раз­ви­вать­ся мозг. При­чем это раз­ви­тие идет по-раз­но­му у маль­чи­ков и дево­чек. У дево­чек мостик раз­ви­ва­ет­ся так же актив­но, как и полу­ша­рия, у маль­чи­ков он рас­тет мед­лен­нее и зна­чи­тель­но уже. Этим опре­де­ля­ют­ся суще­ствен­ные раз­ли­чия меж­ду полами.

У жен­щин мостик меж­ду полу­ша­ри­я­ми доста­точ­но широк. Это обу­слав­ли­ва­ет неко­то­рые осо­бен­но­сти, о кото­рых подроб­но гово­рят пси­хо­ло­ги Миха­ил и Надеж­да Телеповы:

- инфор­ма­ция из полу­ша­рия в полу­ша­рие у них про­те­ка­ет быстрее;

- жен­щи­на одно­вре­мен­но может обсуж­дать несколь­ко фак­тов и испы­ты­вать эмоции;

- эмо­ци­о­наль­ный фон у жен­щи­ны более богат в силу боль­ше­го объ­е­ма полу­ча­е­мой инфор­ма­ции. В свя­зи с этим жен­щи­на более впе­чат­ли­тель­на, чув­стви­тель­на, у нее чаще меня­ет­ся настро­е­ние, но в то же вре­мя она более адап­тив­на, ей про­ще при­спо­со­бить­ся к ситуации.

У муж­чин, как отме­ча­лось выше, мостик уже, поэто­му инфор­ма­ция и эмо­ции мед­лен­нее «пере­би­ра­ют­ся» из полу­ша­рия в полу­ша­рие. И если муж­чи­на «сидит» на фак­тах, то он толь­ко на фак­тах. Для того, что­бы перей­ти к эмо­ци­ям, ему нуж­но вре­мя. В то же вре­мя муж­чи­на более риги­ден в эмо­ци­о­наль­ном плане: его эмо­ции более стой­кие и длительные.

Мно­гие про­бле­мы в супру­же­ских отно­ше­ни­ях про­ис­те­ка­ют из того, что люди не могут осо­знать этой, каза­лось бы, про­стой раз­ни­цы. Напри­мер, когда жен­щи­на пере­ска­ки­ва­ет с пред­ме­та на пред­мет, чрез­мер­но эмо­ци­о­наль­но вовле­че­на в обсуж­да­е­мый вопрос, муж­чи­на может это­го не понять, и будет при­зы­вать жену дер­жать себя в руках, хотя ей нуж­но, что­бы ее про­сто выслушали.

Или же, если муж­чи­на зани­ма­ет­ся каким-либо делом, то при­гла­ше­ние жены пой­ти погу­лять или пого­во­рить, он про­сто не вос­при­мет, так как ему нуж­но вре­мя для того, что­бы пере­клю­чить­ся с одной про­грам­мы — «рабо­та» на дру­гую — «отдых».

Под­во­дя итог, мож­но ска­зать, что муж­чи­на и жен­щи­на — раз­ные, и раз­ные в первую оче­редь на телес­ном уровне.

По это­му пово­ду П.Е. Аста­фьев пишет: «Была ли жен­щи­на женой или мате­рью или нет — про­цес­сы кро­ве­тво­ре­ния и пита­ния у нее все-таки энер­гич­нее, чем у муж­чи­ны, а дыха­ние и тра­та живой силы вне орга­низ­ма сла­бее… Поста­вив жен­щи­ну искус­ствен­но в несо­от­вет­ству­ю­щие ее орга­низ­му усло­вия, потре­бо­вав от ее орга­низ­ма свой­ствен­ных толь­ко муж­ско­му орга­низ­му работ, раз­ви­вая… необ­хо­ди­мые для этих работ фор­мы живой дея­тель­но­сти… мы толь­ко иска­ле­чим ее».

Различия на душевном уровне

Пути муж­чи­ны и жен­щи­ны на уровне души кар­ди­наль­но про­ти­во­по­лож­ны и так­же исхо­дят из пред­на­зна­че­ния полов. Мы пом­ним, что, по боль­шо­му сче­ту, муж­чи­на создан для дела, а жен­щи­на для семьи.

На душев­ном уровне для муж­чи­ны важ­ны такие каче­ства, как целе­устрем­лен­ность, настой­чи­вость, твер­дость, реши­тель­ность, спо­соб­ность к при­ня­тию на себя гру­за ответ­ствен­но­сти. Энер­гия муж­чин в основ­ном рас­хо­ду­ет­ся на внеш­нюю дея­тель­ность. Она тре­бу­ет боль­шей кон­цен­тра­ции, мень­шей чув­стви­тель­но­сти, логи­ки, сдер­жан­но­сти чувств («насто­я­щие муж­чи­ны не пла­чут»), боль­ше­го раз­ма­ха, мас­шта­ба дей­ствий. Эмо­ци­о­наль­ные кон­так­ты муж­чине ско­рее меша­ют, чем помогают.

Жен­щине дано быть помощ­ни­цей, мате­рью, хозяй­кой в доме. Круп­но­мас­штаб­ные зада­чи она не реша­ет, все ее инте­ре­сы под­чи­не­ны семье и здесь клю­че­вы­ми каче­ства­ми жен­щи­ны явля­ют­ся тер­пе­ние, уступ­чи­вость, сми­ре­ние, эмо­ци­о­наль­ная отзыв­чи­вость, мяг­кость, уме­ние про­щать, неж­ность. Серьез­но оши­ба­ют­ся те, кто счи­та­ет, что мож­но изме­нить свое пред­на­зна­че­ние и уйти от семей­ных обя­зан­но­стей, нара­щи­вая муж­ской потен­ци­ал, строя карье­ру, доби­ва­ясь мате­ри­аль­ных успе­хов. Они за это потом суро­во рас­пла­чи­ва­ют­ся оди­но­че­ством, внут­рен­ней пусто­той, болезнями.

В насто­я­щее вре­мя жен­ская эман­си­па­ция — мас­со­вое явле­ние, име­ю­щее глу­бо­кие кор­ни. В первую оче­редь, они свя­за­ны с при­об­ще­ни­ем жен­щин, деву­шек к про­из­вод­ству, поли­ти­ке, нау­ке. С дру­гой сто­ро­ны, обще­ствен­ное вли­я­ние под­креп­ля­ет­ся соот­вет­ству­ю­щим семей­ным вос­пи­та­ни­ем, когда мамы, сами вос­пи­тан­ные на подоб­ных пози­ци­ях, при­уча­ют сво­их доче­рей к «само­сти», уме­нию посто­ять за себя.

Часто в фор­ми­ро­ва­нии жен­ской эман­си­па­ции игра­ет роль так назы­ва­е­мая обу­слов­лен­ная роди­тель­ская любовь. Это ситу­а­ция, когда девоч­ку любят за что-то кон­крет­ное. Напри­мер, мож­но встре­тить такие уста­нов­ки: «Мы будем тебя любить, если ты будешь отлич­ни­цей, если будешь соот­вет­ство­вать нашим стан­дар­там и пред­став­ле­ни­ям…» И тогда девоч­ка рано пони­ма­ет, что если она будет дости­гать чего-то в сво­ей жиз­ни, ее будут любить, если нет — отвергнут.

Г. Михай­лов утвер­жда­ет, что явле­ние эман­си­па­ции — не что иное, как вид бого­бор­че­ства, когда жен­щи­на укло­ня­ет­ся от сво­е­го пред­на­зна­че­ния. А ее наив­ное жела­ние стать боги­ней в ито­ге обо­ра­чи­ва­ет­ся тра­ге­ди­ей для всех. Теряя жен­ские свой­ства, жен­щи­на «порож­да­ет» сла­бых, без­воль­ных муж­чин, с кото­ры­ми кон­ку­ри­ру­ет и борет­ся за власть и вли­я­ние. В ито­ге стра­да­ют все: несча­стен муж­чи­на, несчаст­на женщина.

Но, как пра­ви­ло, тяже­лая бро­ня и внеш­няя само­до­ста­точ­ность жен­щине не помо­га­ет. Вне семьи она чув­ству­ет себя неустой­чи­во. Ей посто­ян­но нуж­на опо­ра. В дет­стве — это отец, в юно­сти — друг, в зре­лом воз­расте — муж И ника­кие подру­ги муж­ской опо­ры ей не заме­нят. Если у взрос­лой жен­щи­ны нет мужа, она будет искать пря­мо или кос­вен­но, на кого мож­но опе­реть­ся: на духов­но­го настав­ни­ка, учи­те­ля, род­ствен­ни­ка. И речь идет об опо­ре душев­ной, о чув­стве рав­но­ве­сия. Не нахо­дя такой опо­ры, жен­щи­на вынуж­ден­но эман­си­пи­ру­ет­ся. Она начи­на­ет ругать муж­чин, высме­и­вать их недо­стат­ки, само утвер­ждать­ся. И зача­стую, оста­вив «непод­хо­дя­ще­го» мужа, эман­си­пи­ро­ван­ная жен­щи­на не испы­ты­ва­ет облег­че­ния. Новый муж, как пра­ви­ло, ока­зы­ва­ет­ся не намно­го лучше.

Дру­гой путь, хри­сти­ан­ский — изме­не­ние себя в сто­ро­ну жен­ствен­но­сти, рас­кры­тие в себе с Божьей помо­щью изна­чаль­но зало­жен­ных пре­крас­ных качеств. И если это про­ис­хо­дит, муж­чи­на, нахо­дя­щий­ся рядом с такой жен­щи­ной, начи­на­ет посте­пен­но менять­ся в сто­ро­ну муже­ствен­но­сти, рас­кры­вая в себе нере­а­ли­зо­ван­ный потен­ци­ал, ста­но­вясь насто­я­щим защит­ни­ком и добытчиком.

Одно из основ­ных жен­ских душев­ных про­яв­ле­ний — кра­со­та Жен­щине более при­су­ще стрем­ле­ние быть кра­си­вой. Для муж­чи­ны кра­со­та, оче­вид­но, не явля­ет­ся при­о­ри­тет­ным направ­ле­ни­ем. Если это про­ис­хо­дит, мож­но думать о том, что муж­чи­на свер­нул со сво­е­го век­то­ра развития.

Из чего же скла­ды­ва­ет­ся кра­со­та? Понят­но, что она про­дукт сово­куп­ный. Одна из ее состав­ля­ю­щих — жен­ская сла­бость. Сра­зу мож­но ого­во­рить­ся, что сла­бость поня­тие отно­си­тель­ное, т. к жен­щи­на более при­спо­соб­ле­на к небла­го­при­ят­ным усло­ви­ям, име­ет боль­шие ресур­сы организма.

Дру­гая состав­ля­ю­щая кра­со­ты — есте­ствен­ность. Мно­гие жен­щи­ны вме­сто забо­ты о душе, пыта­ют­ся похо­ро­шеть, кор­рек­ти­руя лицо и фигу­ру. Понят­но, что за собой сле­дить необ­хо­ди­мо, но важ­но пом­нить о том, что кра­со­та — это, в первую оче­редь, инди­ка­тор состо­я­ния души. Жен­щине, что­бы быть кра­си­вой, нуж­но не так уж и мно­го: понять, каки­ми каче­ства­ми она обла­да­ет, поста­рать­ся рас­крыть их, стать естественной.

В осно­ве попу­ляр­но­го сего­дня стрем­ле­ния изме­нить свою внеш­ность при помо­щи хирур­ги­че­ских мани­пу­ля­ций, неред­ко лежит так назы­ва­е­мый син­дром дисмор­фо­фо­бии. О. Ман­дель­штам писал: «Дано мне тело — что мне делать с ним, таким еди­ным и таким моим?» И дей­стви­тель­но, что делать с ним? Тело брен­но, оно уста­ет, боле­ет, пре­да­ет. А телес­ный облик — это визит­ная кар­точ­ка лич­но­сти, души. И не все­гда и не всем при­ят­но, что имен­но это так. Неда­ром одно из чудес в рус­ских народ­ных сказ­ках — «шап­ка-неви­дим­ка», — я есть, а тела вро­де и нет.

Народ­ная муд­рость дав­но отме­ти­ла соот­вет­ствие внут­рен­не­го состо­я­ния чело­ве­ка его внеш­ним про­яв­ле­ни­ям: «Идет, как аршин про­гло­тил», «у стра­ха гла­за вели­ки», «гла­за — зер­ка­ло души», «чуть не лоп­нет от зло­сти», «что не весел, что буй­ну голо­ву пове­сил?», «с печа­ли не мрут, а сохнут».

Тело есть фор­ма души, и это не слу­чай­ное соче­та­ние како­го-то тела с какой-то душой. Это есть един­ствен­ное, уни­каль­ное, бес­по­доб­ное соче­та­ние. Но не все при­ни­ма­ют свою Богом Дан­ную внеш­ность. Тогда мы и гово­рим о син­дро­ме дисморфофобии.

Сло­варь меди­цин­ских тер­ми­нов опре­де­ля­ет его как «тягост­ное пере­жи­ва­ние сво­ей физи­че­ской непол­но­цен­но­сти в свя­зи с реаль­ным или вооб­ра­жа­е­мым ана­то­ми­че­ским недо­стат­ком (фор­ма и раз­ме­ры носа, ушей, губ; рост, вес тела и т. д.)…» При­чем, в боль­шин­стве слу­чав при­чи­ной пере­жи­ва­ний ста­но­вят­ся не реаль­ные, а вооб­ра­жа­е­мые недостатки.

Часто быва­ет так, что жен­щи­на во всех сво­их бедах и неуда­чах винит свое «неудав­ше­е­ся» тело: малень­кую грудь, кри­вой нос… Не уда­ет­ся позна­ко­мить­ся с моло­дым чело­ве­ком — вино­ва­ты корот­кие ноги, мало дру­зей — при­чи­на в отто­пы­рен­ных ушах и т. д. Про­ис­хо­дит пере­нос основ­но­го кон­флик­та в телес­ную сфе­ру, кото­рая ста­но­вит­ся винов­ной во всех бедах, и ей объ­яв­ля­ют непри­ми­ри­мую борьбу.

Н. Нари­цын выде­ля­ет четы­ре основ­ных при­зна­ка дисморфофобии:

- актив­ное недо­воль­ство сво­ей внешностью;

- обви­не­ние сво­ей внеш­но­сти во всех гре­хах, во всех сво­их неприятностях;

- пере­нос сво­их пси­хо­ло­ги­че­ских про­блем (неуме­ния общать­ся и т. д. в телес­ную сферу;

- убеж­де­ние, что сто­ит толь­ко изме­нить к луч­ше­му свою внеш­ность, как тут же к луч­ше­му изме­нит­ся и жизнь.

Очень часто таким син­дро­мом стра­да­ют под­рост­ки, кото­рые в прин­ци­пе не могут уви­деть истин­ные при­чи­ны сво­их невзгод и оце­ни­ва­ют все про­ис­хо­дя­щее через приз­му внеш­ней при­вле­ка­тель­но­сти или непри­вле­ка­тель­но­сти. Семей­ные отно­ше­ния, отно­ше­ния с мате­рью могут вно­сить свою «леп­ту» в фор­ми­ро­ва­ние дисморфофобии.

…На кон­суль­та­цию к вра­чу при­шла мать, кото­рая при­ве­ла свою 14-лет­нюю дочь с жало­ба­ми на рез­кое сни­же­ние мас­сы тела, пери­о­ди­че­ские боли в живо­те, рез­кие пере­па­ды настро­е­ния. В 13-лет­нем воз­расте при росте 170 см девоч­ка веси­ла око­ло 65 кило­грам­мов. Тогда она впер­вые ста­ла выска­зы­вать недо­воль­ство сво­им высо­ким ростом, жало­ва­лась, что у нее пол­ные ноги, боль­шая грудь. Осо­бен­но пере­жи­ва­ла по пово­ду того, что ее пол­но­та ста­ла пред­ме­том шуток сре­ди сверст­ни­ков. Несмот­ря на убеж­ден­ность в пол­но­те, само­огра­ни­че­ний в еде не было.

Мать девоч­ки, нерв­ная, вспыль­чи­вая, часто гово­ри­ла, что умрет от рака пече­ни. Посто­ян­но устра­и­ва­ла раз­гру­зоч­ные дни, ела толь­ко пост­ное, «с лечеб­ной целью» голо­да­ла по неде­ле. В семье посто­ян­но велись раз­го­во­ры о болез­нях, ослож­не­ни­ях, лече­нии. Девоч­ка ста­ла испы­ты­вать посто­ян­ный страх за здо­ро­вье мате­ри, при­слу­ши­ва­лась к раз­го­во­рам взрос­лых на эту тему и вско­ре ста­ла обра­щать при­сталь­ное вни­ма­ние на свои телес­ные ощу­ще­ния. Появи­лось опа­се­ние, как бы не забо­леть самой.

Вско­ре она ста­ла жало­вать­ся на боли в живо­те. Реши­ла, что забо­ле­ли печень и желу­док. По при­ме­ру мате­ри, ста­ла огра­ни­чи­вать себя в еде «с лечеб­ной целью». Ела одна, всех выго­ня­ла из кух­ни. При попыт­ках мате­ри покор­мить дочь, девоч­ка начи­на­ла кри­чать, плакать.

В 14 лет насту­пи­ла аме­но­рея, бес­по­ко­и­ли мучи­тель­ные запо­ры. Девоч­ка силь­но поху­де­ла, уси­ли­лись боли в живо­те. Ела толь­ко огур­цы. Вынуж­де­на была вновь обра­тить­ся в боль­ни­цу, три неде­ли про­ле­жа­ла с диа­гно­зом «ангиохо­ле­ци­стит». Ела пло­хо, созна­тель­но огра­ни­чи­ва­ла себя в еде. Девоч­ка поху­де­ла на 24 кило­грам­ма. Часа­ми рас­смат­ри­ва­ет свою фигу­ру в зер­ка­ле. Ста­ра­ет­ся боль­ше нахо­дить­ся на ногах.

* * *

Этот при­мер пока­зы­ва­ет, как недо­воль­ство сво­ей внеш­но­стью может пере­ра­с­ти в серьез­ную меди­цин­скую и пси­хо­ло­ги­че­скую про­бле­му, в фор­ми­ро­ва­нии кото­рой дале­ко не послед­нюю роль игра­ет семья.

Дисмор­фо­фо­бия — не что иное, как еще один вид бого­бор­че­ства, когда чело­век вос­ста­ет про­тив соб­ствен­ной при­ро­ды, про­тив Богом дан­ной уни­каль­но­сти и непо­вто­ри­мой инди­ви­ду­аль­но­сти. Поэто­му глу­бин­ные при­чи­ны это­го син­дро­ма все же Духов­ные. Осо­зна­ние это­го момен­та, при­ня­тие себя как обра­за, Дан­но­го Богом, воцер­ко­в­ле­ние — вполне могут исце­лить любые объ­ек­тив­ные и субъ­ек­тив­ные «недо­стат­ки» внешности.

Дру­гая важ­ная состав­ля­ю­щая кра­со­ты — нрав­ствен­ность. Дав­но заме­че­но, что жен­щи­ны, раз­ви­ва­ю­щие в себе нрав­ствен­ность, Доб­ро­де­тель, духов­ность, в зре­лые годы ста­но­вят­ся намно­го при­вле­ка­тель­нее, им не гро­зит страх утра­тить свою при­вле­ка­тель­ность. Подоб­ное состо­я­ние опи­са­но пси­хо­ло­га­ми как страх «закры­тых две­рей», когда жен­щи­на, пере­сту­па­ю­щая опре­де­лен­ный воз­раст­ной пре­дел, начи­на­ет судо­рож­но цеп­лять­ся за ухо­дя­щую при­вле­ка­тель­ность в попыт­ке ее удер­жать. Для этой цели она исполь­зу­ет кос­ме­ти­че­ские сред­ства и часто завя­зы­ва­ет отно­ше­ния с моло­ды­ми муж­чи­на­ми с целью дока­зать себе и окру­жа­ю­щим, что она еще моло­да. Понят­но, что конец тако­го пути пла­че­вен: депрес­сия, пусто­та, страх оди­но­че­ства — ведь при­ро­ду не обманешь.

При­об­ще­ние к цер­ков­ным таин­ствам, пока­я­ние, молит­ва, доб­ро­де­тель — все это дей­стви­тель­но дела­ет жен­щи­ну пре­крас­ной. И сколь­ко таких жен­щин мож­но уви­деть в хра­мах. Может быть, про­сто оде­тые, без кос­ме­ти­ки, но с сия­ю­щи­ми гла­за­ми и чисты­ми лицами.

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст учит: «Хочешь казать­ся пре­крас­ною, доволь­ствуй­ся тем обра­зом, кото­рый дал тебе Тво­рец… Обле­кись в мило­сер­дие… чело­ве­ко­лю­бие… в сми­ре­ние и скром­ность. Все это доро­же золо­та». Итак, под­во­дя итог, мож­но ска­зать, что кра­со­та — про­дукт сово­куп­ный, резуль­тат внут­рен­ней целост­но­сти, в кото­рой веду­щую роль игра­ет духов­ный уро­вень человека.

Различия на духовном уровне

Вспом­ним, что такое духов­ный уро­вень, духов­ная состав­ля­ю­щая в лич­но­сти чело­ве­ка (и муж­чи­ны, и жен­щи­ны). Как отме­ча­ет игу­мен Геор­гий (Шестун), духов­ность — это вер­ти­каль, соеди­ня­ю­щая чело­ве­ка с Богом. Мож­но доба­вить, что это высо­та, кото­рая при­под­ни­ма­ет чело­ве­ка над его «я» и поз­во­ля­ет пере­шаг­нуть через свой эго­цен­тризм. Это то, что поз­во­ля­ет вый­ти за узкие рам­ки соб­ствен­ной огра­ни­чен­но­сти и всту­пить на путь пости­же­ния Бога.

Но раз­ли­чия на духов­ном уровне суще­ству­ют, и они так­же свя­за­ны с изна­чаль­но раз­ным пред­на­зна­че­ни­ем жен­щи­ны и мужчины.

Что же поз­во­ля­ет вый­ти жен­щине за гра­ни­цы «я»? Жерт­вен­ность и любовь. Но в каких рам­ках? Совер­шен­но оче­вид­но, что аль­тер­на­тив не так уж мно­го. Жерт­вен­ность жен­щи­ны воз­мож­на как подвиг отре­че­ния себя ради ближ­не­го. Пре­крас­ным при­ме­ром могут слу­жить сест­ры мило­сер­дия, кото­рые отда­ва­ли все свои силы и любовь без остат­ка ране­ным, убо­гим, больным.

…Изве­стен подвиг Даши Сева­сто­поль­ской, кото­рая дела­ла все воз­мож­ное и невоз­мож­ное для спа­се­ния ране­ных. Из пер­вых рус­ских сестер ни одна не стя­жа­ла себе такой сла­вы в наро­де, как она. Даша рано лиши­лась мате­ри и отца — мат­ро­са, уби­то­го при Синоп­ском сра­же­нии. Сиро­та жила в вет­хом отцов­ском домиш­ке в посел­ке семей мат­ро­сов, в Сухой Бал­ке в окрест­но­стях Севастополя.

Пер­во­го сен­тяб­ря 1854 года око­ло крым­ских бере­гов пока­зал­ся непри­я­тель­ский флот. Сева­сто­поль был пло­хо защи­щен, и теперь ночью и днем кипе­ла рабо­та по укреп­ле­нию горо­да. Рабо­та­ли все, помо­га­ли и жен­щи­ны, и даже дети. Рабо­та­ла и Даша. Она полу­чи­ла теперь вер­ный зара­бо­ток — стир­ку на сол­дат. Часто поэто­му при­хо­ди­ла в лагерь, при­но­ся высти­ран­ное белье и уно­ся гряз­ное. И здесь уви­де­ла всю муку ране­ных защит­ни­ков Сева­сто­по­ля, и содрог­ну­лось ее серд­це. Вспом­нил­ся отец-герой, уми­рав­ший сре­ди чужих людей без сло­ва лас­ки и уча­стия… И Даша наду­ма­ла посвя­тить себя слу­же­нию боль­ным воинам.

Но сде­лать это было нелег­ко. Нико­гда ниче­го подоб­но­го не было в нашей армии, и никто не раз­ре­шил бы девуш­ке жить сре­ди сол­дат. Тогда Даша реши­ла пере­одеть­ся мат­ро­сом и посту­пить доб­ро­воль­цем в ряды вои­нов. Про­дан был за пол­це­ны еврею-мар­ки­тан­ту нищен­ский скарб сиро­ты и куп­лен ста­рый мат­рос­ский костюм, остри­же­ны длин­ные густые воло­сы, и юный мат­ро­сик шел уже в рядах защит­ни­ков отечества.

Мат­ро­сик начал свое дело люб­ви в сра­же­нии под Алмою. На неболь­шую лощин­ку нача­ли при­но­сить ране­ных. Гром выстре­лов, раз­ры­вав­ши­е­ся бом­бы кри­ки и сто­ны ране­ных вна­ча­ле сму­ти­ли девуш­ку, но она ско­ро опра­ви­лась. Доста­ла из сво­ей котом­ки нож­ни­цы, кор­пию, тряп­ки и при­ня­лась, как уме­ла, обмы­вать раны, пере­вя­зы­вать, уте­шать и помо­гать несчастным.

Так обра­зо­вал­ся слу­чай­ный пере­вя­зоч­ный пункт. Вско­ре подо­шел фельд­шер и нема­ло уди­вил­ся, видя, как рабо­та­ет матрос.

После Алмин­ско­го сра­же­ния Даша дни и ночи рабо­та­ла то на пере­вя­зоч­ных пунк­тах, то в гос­пи­та­лях. Она мог­ла, по отзы­ву извест­но­го хирур­га Пиро­го­ва, даже асси­сти­ро­вать вра­чам при операциях.

Когда по окон­ча­нии воен­ных дей­ствий Даша перед ухо­дом из гос­пи­та­ля при­шла про­щать­ся со сво­и­ми боль­ны­ми, то заме­ти­ла, что гото­вит­ся что-то необыч­ное. Навстре­чу Даше дви­нул­ся, посту­ки­вая дере­вяш­кой, ста­рый инва­лид с обра­зом Спа­си­те­ля в руках. — Род­ная ты наша сест­ри­ца, — гром­ко, дро­жа­щим голо­сом заго­во­рил он. — Не пожа­ле­ла ты для нас сво­ей моло­до­сти, обмы­ва­ла наши раны и виде­ла с нами мно­го горя, при­ня­ла тру­ды вели­кие. При­ми же ты от нас зем­ной поклон и бла­го­сло­ве­ние. Гос­подь Батюш­ка пошлет тебе сча­стье… А мы ста­нем за тебя веч­но Гос­по­да Бога молить.

Рыдая, упа­ла на коле­ни моло­дая девуш­ка и с бла­го­го­ве­ни­ем при­ня­ла бла­го­сло­ве­ние сол­дат­ское. Они собра­ли свои тру­до­вые гро­ши и купи­ли ико­ну люби­мой сест­ри­це. Этих тро­га­тель­ных минут она нико­гда не мог­ла забыть, и во всю ее дол­гую жизнь вос­по­ми­на­ния о них при­но­си­ли ей тихую отраду.

* * *

Дру­гая аль­тер­на­ти­ва выхо­да за рам­ки соб­ствен­но­го «я» — чадо­ро­дие. Для жен­щи­ны бере­мен­ность — дар Божий, поэто­му ее отно­ше­ние к рож­де­нию детей — важ­ней­ший пока­за­тель жен­ствен­но­сти имен­но на духов­ном уровне. Рожая, она отка­зы­ва­ет­ся от каких-то дру­гих, даже очень важ­ных целей, отда­вая всю себя без остат­ка малы­шу. Но мало родить ребен­ка, нуж­но его еще и вос­пи­тать в пра­во­слав­ных тра­ди­ци­ях, несмот­ря на воз­мож­ное сопро­тив­ле­ние даже близ­ких людей, осуж­де­ние зна­ко­мых. И это дей­стви­тель­но подвиг во имя Христа.

В этой свя­зи вспо­ми­на­ет­ся такая ситуация.

Страш­ные 1930‑е годы. Вытап­ты­ва­ют, выру­ба­ют под корень веру, раз­ру­ша­ют церк­ви, сжи­га­ют ико­ны… В ста­рин­ном селе на реке Вол­ге гоне­ния на веру были осо­бен­но жесто­ки­ми, любое подо­зре­ние вла­стей на при­част­ность к пра­во­сла­вию про­ве­ря­лось, «винов­ные» пре­сле­до­ва­лись. В этом селе жила семья, кото­рая про­дол­жа­ла испо­ве­до­вать веру. В избе, за штор­ка­ми, в месте, недо­ступ­ном для посто­рон­них глаз, висе­ли ико­ны с лика­ми Спа­си­те­ля и Бого­ро­ди­цы, перед кото­ры­ми супру­ги молились.

Родив­ший­ся в семье ребе­нок с пер­вых дней сво­ей жиз­ни слы­шал сло­ва утрен­них и вечер­них молитв. Во вре­мя корм­ле­ния гру­дью мать напе­ва­ла малы­шу пре­крас­ные сло­ва «Бого­ро­ди­ца Дева, радуй­ся…», «Достой­но есть…», кото­рые впи­ты­ва­лись бук­валь­но с молоком.

Про­шли годы. Ребе­нок стал взрос­лым муж­чи­ной, кото­рый пытал­ся мучи­тель­но отве­тить для себя на вопрос: в чем смысл жиз­ни? В обще­стве, бук­валь­но про­ни­зан­ном ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­ги­ей и ате­из­мом, сде­лать это было очень и очень непро­сто. Помог­ли ран­ние дет­ские вос­по­ми­на­ния. Имен­но они ста­ли ком­па­сом, пока­зы­ва­ю­щим пра­виль­ность век­то­ра поис­ков. Спу­стя мно­го лет этот чело­век сумел облечь в сло­ва свои ощу­ще­ния, став истин­но верующим.

* * *

Неко­то­рые выби­ра­ют путь неве­сты Хри­сто­вой, решая пол­но­стью посвя­тить себя Богу. Такие девы вста­ют на тер­ни­стый путь мона­ше­ско­го послу­ша­ния, сми­ре­ния, поста, ста­но­вясь молит­вен­ни­ка­ми за весь род чело­ве­че­ский. Они остав­ля­ют радо­сти мира и свое воз­мож­ное зем­ное сча­стье, но вза­мен полу­ча­ют дары духов­ные. Таких избран­ных мало, име­на про­сла­вив­ших­ся сво­и­ми подви­га­ми извест­ны, мно­гие при­чис­ле­ны кли­ку свя­тых… Ефро­си­ния Суз­даль­ская была доче­рью кня­зя Миха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го, уби­то­го тата­ра­ми в 1246 году. Поте­ряв жени­ха, когда ей было пят­на­дцать лет, она ушла в мона­стырь. Юная княж­на, став мона­хи­ней, усерд­но зани­ма­лась руч­ным тру­дом, пости­лась, учи­лась и при­леж­но чита­ла Писа­ние не толь­ко мона­хи­ням, но и посе­щав­шим мона­стырь палом­ни­кам. Когда ее отец в 1244 году поехал в Орду, где его ожи­да­ло муче­ни­че­ство, она напи­са­ла ему пись­мо, убеж­дая твер­до сто­ять за веру. После смер­ти отца она оде­лась в руби­ще и отка­за­лась носить наряд­ную одеж­ду, кото­рую ей при­нес один из суз­даль­ских жите­лей. Она ска­за­ла: «Рыба на моро­зе не пор­тит­ся и даже быва­ет вкус­нее; так и мы, ино­ки: если пере­но­сим холод, ста­но­вим­ся креп­че и будем при­ят­ны Хри­сту в жиз­ни нетленной».

Ино­че­ский подвиг оправ­ды­ва­ет отре­че­ние жен­щи­ны от семьи. Но это имен­но подвиг, его цель — хри­сти­ан­ское совер­шен­ство. Осталь­ные жерт­вы (во имя нау­ки, искус­ства и т. д.), не оправ­дан­ные спа­се­ни­ем души, не явля­ют­ся жерт­ва­ми для жен­щи­ны, так как воль­но или неволь­но она ухо­дит от сво­е­го предназначения.

Но что делать, если жен­щи­на остав­ле­на мужем, если она неспра­вед­ли­во оби­же­на, если не сло­жи­лось с рож­де­ни­ем детей? Об этом пишет про­рок Исайя: «Воз­ве­се­лись, неплод­ная, нераж­да­ю­щая; вос­клик­ни и воз­гла­си, нему­чив­ша­я­ся рода­ми; пото­му что у остав­лен­ной гораз­до более детей, неже­ли у име­ю­щей мужа, гово­рит Гос­подь… Не бой­ся, ибо не будешь посты­же­на; не сму­щай­ся, ибо не будешь в пору­га­нии; ты забу­дешь посрам­ле­ние юно­сти тво­ей и не будешь более вспо­ми­нать о бес­сла­вии вдов­ства тво­е­го. Ибо твой Тво­рец есть супруг твой… как жену, остав­лен­ную и скор­бя­щую духом, при­зы­ва­ет тебя Гос­подь, и как жену юно­сти, кото­рая была отвер­же­на, гово­рит Бог твой. На малое вре­мя Я оста­вил тебя, но с вели­кой мило­стью вос­при­му тебя… веч­ною мило­стью поми­лую тебя» (Ис. 54, 1,4–8).

Вот таков духов­ный подвиг жен­щи­ны, у кото­рой не сло­жи­лась семей­ная жизнь, — потер­петь, сми­рить­ся, за все Бога бла­го­да­рить, и тогда обя­за­тель­но при­дет уте­ше­ние. В какой фор­ме это будет? Одно­му Богу известно.

К сожа­ле­нию, Свет­лане в свои сорок с неболь­шим лет так и не уда­лось испы­тать, что же такое насто­я­щее семей­ное сча­стье. Пер­вый брак ока­зал­ся неудач­ным: муж пил, и пил бес­про­буд­но, пери­о­ди­че­ски изби­вал Свет­ла­ну и малень­кую дочь — с каж­дым днем жить вме­сте ста­но­ви­лось все опас­нее и опас­нее. Свет­ла­на, будучи пра­во­слав­ным чело­ве­ком, дума­ла: «Буду тер­петь до кон­ца». Но вышло ина­че; неод­но­крат­но духов­ный настав­ник и дру­гие свя­щен­ни­ки гово­ри­ли: «Раз­во­дись, жить вам вме­сте нель­зя, погиб­нешь». Свет­ла­на реши­лась на раз­вод. Жить ста­ло лег­че: под­рас­та­ла дочь, рабо­та была инте­рес­ная и нуж­ная людям — врач… Но так хоте­лось встре­тить свою насто­я­щую любовь.

Каза­лось бы, это про­изо­шло. Любовь воз­ник­ла, что назы­ва­ет­ся с пер­во­го взгля­да: Свет­ла­ну и Пет­ра сра­зу потя­ну­ло друг к дру­гу. Настра­дав­шись одна, Свет­ла­на, пере­сту­пив через свой внут­рен­ний голос, дала согла­сие Пет­ру жить вме­сте как жена и муж. «Мы обя­за­тель­но поже­ним­ся, — уве­рял ее Петр. — Вот толь­ко решим несколь­ко про­блем…» Реше­ние про­блем затя­ги­ва­лось: год, два, три, и Свет­ла­на поня­ла, что жить так боль­ше не может — несмот­ря на силь­ные чув­ства к Пет­ру, жизнь в гре­хе ока­за­лась невы­но­си­мой. «Я так боль­ше не могу,- реши­ла Свет­ла­на, — пого­во­рю с Петей, нуж­но окон­ча­тель­но опре­де­лять­ся». Так и сде­ла­ла, внут­ренне наде­ясь на то, что Петр пой­мет ее и с радо­стью согла­сит­ся обвен­чать­ся и офи­ци­аль­но офор­мить отно­ше­ния. К сожа­ле­нию, это­го не про­изо­шло. Петр непо­ни­ма­ю­ще вос­клик­нул: «Мы живем вме­сте, я все делаю для тебя и семьи, чего же тебе еще не хва­та­ет?» Свет­ла­на поня­ла, что даль­ней­ший раз­го­вор бес­по­ле­зен. Нуж­но при­ни­мать окон­ча­тель­ное реше­ние: жить вме­сте, но в гре­хе или же рас­тор­гать отношения.

Выбор сде­лать было очень непро­сто — вполне понят­но, что боро­лись самые про­ти­во­ре­чи­вые чув­ства, но… «Пусть я буду луч­ше одна, но про­тив Бога и сове­сти не пой­ду», — было окон­ча­тель­ным реше­ние Свет­ла­ны. Близ­кие, род­ные, зна­ко­мые не пони­ма­ли ее выбо­ра, но посте­пен­но на душе у Свет­ла­ны ста­ли воца­рять­ся мир и покой, кото­рых она дав­но не ощу­ща­ла. Все слов­но вста­ло на свои места: исчез­ли тре­во­га, бес­по­кой­ство, тос­ка. И, самое глав­ное, Свет­ла­на с удив­ле­ни­ем ста­ла заме­чать, что она нача­ла помо­гать как врач самым тяже­лым, ино­гда даже без­на­деж­ным боль­ным: насту­па­ло улуч­ше­ние при тяже­лей­ших состо­я­ни­ях. Все боль­ше и боль­ше людей ста­ли обра­щать­ся к ней за помо­щью. Свет­ла­на недо­уме­ва­ла: «Отку­да это?» Навер­ное, такое уте­ше­ние полу­чи­ла она от Бога, при­няв пра­виль­ное реше­ние и не поправ голо­са Божия в сво­ей душе.

* * *

В чем состо­ит духов­ная сто­ро­на муже­ствен­но­сти? Мы гово­ри­ли о том, что век­то­ры муж­чи­ны и жен­щи­ны направ­ле­ны в раз­ные сто­ро­ны. Муж­чи­на в боль­шей сте­пе­ни ори­ен­ти­ро­ван на внеш­нее про­стран­ство, на посту­пок Само сло­во «посту­пок» име­ет общий корень со сло­вом «поступь».

Как отме­чал про­то­и­е­рей Борис Ничи­по­ров, посту­пок все­гда нрав­ствен­но окра­шен, он или под­ни­ма­ет чело­ве­ка, или опус­ка­ет его вниз в без­дну. Мери­лом нрав­ствен­но­сти или без­нрав­ствен­но­сти поступ­ков высту­па­ет совесть. Таким обра­зом, осно­ва духов­ной сто­ро­ны муже­ства — чистая совесть, поступок.

Какие про­яв­ле­ния ее воз­мож­ны? Долг, защи­та Роди­ны, Оте­че­ства, жерт­вен­ность, спо­соб­ность жизнь свою отдать «за дру­ги своя» — вот основ­ные про­яв­ле­ния духов­но­сти муж­чи­ны. По сей день еже­днев­но вои­ны совер­ша­ют подви­ги, кото­рые часто никто и не видит и о них никто не зна­ет. Эти люди про­сто выпол­ня­ют свой долг, не пото­му, что их кто-то застав­ля­ет, а пото­му, что по-дру­го­му они не могут.

Осо­бый вид муже­ства — муче­ни­че­ство за веру. Таки­ми при­ме­ра­ми бук­валь­но насы­ще­на вся исто­рия пра­во­сла­вия, начи­ная с пер­вых веков гоне­ний, уни­же­ний, уни­что­же­ния хри­сти­ан. Почти все апо­сто­лы погиб­ли муче­ни­че­ской смер­тью за тор­же­ство Еван­ге­лия Хри­сто­ва, за исти­ну, за веру.

…В годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны огром­ную духов­ную и вра­чеб­ную рабо­ту вел Свя­ти­тель Лука (Вой­но-Ясе­нец­кий). Хирург и бого­слов, свя­ти­тель Лука сов­ме­стил в сво­ей жиз­ни два слу­же­ния, два подви­га: духов­ный и научный.

Архи­епи­скоп Лука (в миру Вален­тин Фелик­со­вич Вой­но-Ясе­нец­кий) родил­ся 27 апре­ля 1877 года в семье про­ви­зо­ра. Дет­ские годы буду­ще­го свя­ти­те­ля про­шли в атмо­сфе­ре истин­но хри­сти­ан­ской люб­ви, бла­го­че­стия и ответ­ствен­но­сти перед Богом за свои поступ­ки. Очень рано Вой­но-Ясе­нец­кий сфор­ми­ро­вал сле­ду­ю­щее убеж­де­ние: «Я не впра­ве зани­мать­ся тем, чем мне нра­вит­ся, но обя­зан зани­мать­ся тем, чем полез­но для стра­да­ю­щих людей». Это юно­ше­ское реше­ние свя­ти­тель Лука не отме­нил до кон­ца сво­их дней. Всю свою жизнь он сов­ме­щал слу­же­ние про­стым людям и Богу: перед каж­дой опе­ра­ци­ей он сосре­до­то­чен­но молил­ся и про­во­дил ее как свя­щен­но­дей­ствие, и каж­дое бого­слу­же­ние про­во­дил с тща­тель­но­стью хирур­га. В мае 1923 года епи­скоп Уфим­ский Андрей (Ухтом­ский) постриг Вален­ти­на Фелик­со­ви­ча в мона­хи с име­нем Луки. 31 мая 1923 года иеро­мо­нах Лука был руко­по­ло­жен во епи­ско­па Таш­кен­ско­го и Тур­ке­стан­ско­го. А в июле 1923 г. епи­скоп Лука был аре­сто­ван сотруд­ни­ка­ми ГПУ.

Так начал­ся его один­на­дца­ти­лет­ний крест­ный путь ста­лин­ско­го зэка: Ново­си­бирск — Тюмень — Омск — Крас­но­ярск — Ени­сейск — дерев­ня Хая — Туру­ханск — Пла­хи­но… При малей­шей воз­мож­но­сти свя­ти­тель Лука помо­гал боль­ным и совер­шал бого­слу­же­ние, в то же вре­мя про­дол­жая напи­са­ние науч­ных трудов.

Нача­ло Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны заста­ло епи­ско­па Луку в оче­ред­ной ссыл­ке, в Боль­шой Мур­те, отку­да его в июле 1941 года пере­вез­ли в Крас­но­ярск. Там он был назна­чен глав­ным хирур­гом эва­ку­а­ци­он­но­го гос­пи­та­ля. Архи­епи­скоп Лука делал исклю­чи­тель­но слож­ные опе­ра­ции, в резуль­та­те кото­рых он спас жизнь и вер­нул в строй тыся­чи вои­нов. Вра­чеб­ную дея­тель­ность епи­скоп Лука неиз­мен­но сов­ме­щал с архи­ерей­ским слу­же­ни­ем, про­во­дя бого­слу­же­ния и про­по­ве­дуя. В мае 1946 года он был назна­чен архи­епи­ско­пом Сим­фе­ро­поль­ским и Крым­ским и до самой кон­чи­ны духов­но окорм­лял Крым­скую епар­хию, вос­ста­нов­ляя раз­ру­шен­ные хра­мы и воз­об­нов­ляя в них богослужения.

* * *

…Мож­но и нуж­но вспом­нить рус­ско­го вои­на Евге­ния Роди­о­но­ва, кото­рый в насто­я­щее вре­мя почи­та­ет­ся мно­ги­ми веру­ю­щи­ми. Этот моло­дой 18-лет­ний пра­во­слав­ный воин, попав­ший в плен к чечен­цам, не снял с себя кре­ста, не отрек­ся от веры, несмот­ря на трех­ме­сяч­ные изде­ва­тель­ства, над­ру­га­тель­ства со сто­ро­ны чечен­цев. Они не суме­ли сло­мить дух вои­на и даже с мерт­во­го не смог­ли снять натель­ный крест.

* * *

Еще одним про­яв­ле­ни­ем муже­ства явля­ет­ся под­лин­ная сво­бо­да, сво­бо­да выбо­ра. Г. Михай­лов пишет: «Не будет тот чело­век “сво­бод­ным, кото­рый при­зы­ва­ет к анар­хии под видом демо­кра­тии, или наобо­рот, рвет­ся к авто­ри­тар­ной вла­сти, ибо насто­я­щая сво­бо­да — это сво­бо­да от зла. Истин­но сво­бо­ден тот муж­чи­на, кото­рый уме­ет раз­ли­чать кате­го­рии добра и зла и делать пра­виль­ный выбор».

А пра­виль­ный выбор все­гда окра­шен мора­лью и нрав­ствен­но­стью: это выбор муж­чи­ны, кото­рый вста­нет на защи­ту сла­бо­го, пре­се­чет хули­ган­ские выход­ки, несмот­ря на воз­мож­ную опас­ность. Сло­во «муж» (жена­тый муж­чи­на) содер­жит в себе и такие поня­тия, как роди­тель, кор­ми­лец, защит­ник. Муж­чи­на, отец — гла­ва семьи.

Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник учил, что семья есть кре­пость, в кото­рой все чле­ны ее, осо­бен­но дети, име­ют надеж­ную защи­ту. И чем муже­ствен­нее отец, тем креп­че семей­ный оплот, тем мощ­нее сте­на заступ­ле­ния. Ослаб­ле­ние роли отца в семье явля­ет­ся глав­ным источ­ни­ком боль­шин­ства пси­хо­ло­ги­че­ских и даже пси­хи­ат­ри­че­ских про­блем, осо­бен­но детей. Муже­ство, преж­де все­го, свя­за­но с гла­вен­ством, но не в плане дес­по­тиз­ма, а уме­ния взять на себя ответ­ствен­ность, защи­тить и отсто­ять свое пространство.

Итак, мы про­сле­ди­ли основ­ные харак­те­ри­сти­ки жен­ствен­но­сти и муже­ствен­но­сти. Под­во­дя итог, мож­но под­черк­нуть, что они про­дукт сово­куп­ный, скла­ды­ва­ю­щий­ся из состав­ных частей на уровне тела, души и духа с веду­щей ролью духа. Имен­но их соче­та­ние состав­ля­ет целост­ность, цель­ность, кото­рая и поз­во­ля­ет пол­но­стью рас­крыть­ся пре­крас­ной жен­ствен­но­сти и насто­я­щей муже­ствен­но­сти, кото­рые друг без дру­га суще­ство­вать не могут. Это две сто­ро­ны одной медали.

Жен­щи­на и муж­чи­на дей­стви­тель­но раз­ные, но имен­но эта раз­ность созда­ет пред­по­сыл­ки для вза­и­мо­до­пол­не­ния, объ­еди­не­ния в еди­ное целое, «одну плоть», но не явля­ет­ся пово­дом для кон­флик­та и про­ти­во­сто­я­ния полов. Ведь сло­во «пол» озна­ча­ет поло­ви­на, а поло­ви­на стре­мит­ся стать целым. Это ста­но­вит­ся воз­мож­ным, когда соеди­ня­ют­ся жен­ствен­ность и мужественность.

Уровни общения в семье

Нуж­но сове­то­вать­ся с женой о сво­их делах, сво­их пла­нах, дове­рять ей. Может быть, она и не так, как он, смыс­лит в делах, но, воз­мож­но, суме­ет пред­ло­жить мно­го цен­но­го, так как жен­ская инту­и­ция часто сра­ба­ты­ва­ет быст­рее, чем муж­ская логи­ка. Но даже если жена не может ока­зать мужу помощь в его делах, любовь к нему застав­ля­ет ее глу­бо­ко инте­ре­со­вать­ся его забо­та­ми. И она счаст­ли­ва, когда он про­сит у нее сове­та, и так они еще боль­ше сбли­жа­ют­ся. Если день бла­го­при­ят­ный, она вме­сте с мужем раз­де­ля­ет его радость, если неудач­ный, она помо­га­ет ему, как вер­ная жена, пере­жить непри­ят­но­сти, обод­ря­ет его.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

Дру­гое важ­ное усло­вие постро­е­ния супру­же­ских отно­ше­ний на уровне души — обре­те­ние истин­ной бли­зо­сти в обще­нии. В семье мы обща­ем­ся посто­ян­но, при­чем мы можем ниче­го не гово­рить, но обще­ние про­ис­хо­дит и без слов (невер­баль­но): с помо­щью взгля­да, улыб­ки, нахму­ри­ва­ния бро­вей и т. д. Нель­зя жить в семье и отго­ро­дить­ся от сво­е­го супруга(и) стеной.

Обще­ние — про­цесс двух­сто­рон­ний, веду­щий к вза­им­но­му пони­ма­нию или, наобо­рот, к отчуж­де­нию супру­гов. А как нам всем необ­хо­ди­мо пони­ма­ние в семье! Ведь кто может понять, выслу­шать — толь­ко близ­кий чело­век. Но, к сожа­ле­нию, не все­гда быва­ет так, что мы чув­ству­ем себя поня­ты­ми, да и супруг(а) жалу­ет­ся: «Ты меня не пони­ма­ешь!» Поче­му так про­ис­хо­дит? Для того, что­бы отве­тить на этот вопрос, пого­во­рим об уров­нях обще­ния супругов.

Аме­ри­кан­ский пси­хо­лог Джон Пау­элл в сво­ей кни­ге «Поче­му я боюсь рас­ска­зать тебе, кто я есть на самом деле?» выде­ля­ет пять уров­ней обще­ния меж­ду людьми.

Самый ниж­ний уро­вень — кли­ше. Штамп. На этом уровне мы обща­ем­ся еже­днев­но с дру­зья­ми, сосе­дя­ми, зна­ко­мы­ми, кол­ле­га­ми по рабо­те, незна­ко­мы­ми людь­ми. Кли­ше не под­ра­зу­ме­ва­ет ни само­рас­кры­тия, ни дове­рия. Чаще все­го, это набор стан­дарт­ных фраз: «как дела?» «сколь­ко вре­ме­ни?» и т. д. Понят­но, что такой кон­такт людей не явля­ет­ся лич­ност­но окрашенным.

Одна­ко и супру­ги могут общать­ся на этом уровне посто­ян­но. При этом как лич­но­сти они дале­ки друг от дру­га. Дове­рие, откры­тость не свой­ствен­ны для тако­го сти­ля отно­ше­ний. Но, с дру­гой сто­ро­ны, этот уро­вень без­опа­сен, так как на нем не воз­ни­ка­ют кон­флик­ты. Их про­сто не может быть, пото­му что для них нет и повода.

На этом уровне часто воз­ни­ка­ют раз­лич­ные нару­ше­ния ком­му­ни­ка­ции: «двой­ные ловуш­ки», сте­рео­ти­пы обще­ния, мисти­фи­ка­ции; они под­дер­жи­ва­ют види­мость нор­маль­ных супру­же­ских отношений.

Суть «двой­ных лову­шек» — пода­ча одно­вре­мен­но про­ти­во­ре­чи­вой инфор­ма­ции. Напри­мер, муж чита­ет газе­ту и одно­вре­мен­но гово­рит сво­ей жене, что ему очень инте­рес­но то, о чем она рас­ска­зы­ва­ет. Или супру­га сооб­ща­ет, что соску­чи­лась по мужу, а когда он при­бли­жа­ет­ся, отстра­ня­ет­ся от него. На что реа­ги­ро­вать: на сло­ва или невер­баль­ную инфор­ма­цию? «Сло­ва могут лгать, тело — нико­гда», — ска­зал одна­жды извест­ный пси­хо­лог. Часто это несо­от­вет­ствие, когда нет вни­ма­ния к себе и сво­им помыс­лам, ста­но­вит­ся при­чи­ной скры­то­го кон­флик­та меж­ду супру­га­ми. Поэто­му необ­хо­ди­мо посто­ян­ное духов­ное и душев­ное трезвление.

«Двой­ные ловуш­ки» — это обман само­го себя, ложь созна­тель­ная, или чаще бес­со­зна­тель­ная, когда чело­век не жела­ет при­зна­вать­ся себе и дру­го­му в сво­их истин­ных, обыч­но нега­тив­ных чув­ствах. Ино­гда подоб­ные иска­же­ния обще­ния вызы­ва­ют серьез­ные нару­ше­ния душев­но­го здо­ро­вья одно­го или обо­их супру­гов. При­ве­дем сле­ду­ю­щий пример.

…Ири­ну, 25-лет­нюю жен­щи­ну ста­ли бес­по­ко­ить утом­ля­е­мость, частые голов­ные боли, рас­се­ян­ность, бес­сон­ни­ца, раз­дра­жи­тель­ность. Отку­да все это? В бра­ке она уже семь лет. Живут в квар­ти­ре вме­сте со све­кро­вью с момен­та заклю­че­ния бра­ка. Внешне семей­ные отно­ше­ния хоро­шие, доб­ро­же­ла­тель­ные, ров­ные. Одна­ко про­бле­ма в семье воз­ник­ла с момен­та заму­же­ства. Све­кровь была очень при­вя­за­на к сыну и тяже­ло пере­жи­ва­ла его женить­бу. Поэто­му реши­ли: будем жить вме­сте. Это и ста­ло источ­ни­ком проблемы.

Я с дет­ства не выно­шу, когда кто-нибудь сто­ит и смот­рит, как я что-то делаю, — рас­ска­зы­ва­ла Ири­на. — Све­кровь же про­сто от меня не отхо­ди­ла. У меня все из рук вали­лось, а она тут же выхва­ты­ва­ла и поучи­тель­но гово­ри­ла: «Нет, не так, а вот так, посмот­ри внимательно».

Ири­на бла­го­да­ри­ла на сло­вах све­кровь за помощь, но в душе у нее все кипе­ло от негодования.

Я себя чув­ство­ва­ла нелов­кой и неуме­лой. Если бы она от меня отста­ла, я сама поне­мно­гу бы во всем разо­бра­лась. А так полу­чи­лось, что я все сра­зу долж­на была делать хоро­шо, — жало­ва­лась жен­щи­на, но ниче­го не мог­ла поде­лать, ситу­а­ция каза­лась ей безвыходной.

Мужу она пыта­лась что-то объ­яс­нить, рас­ска­зать о сво­их пере­жи­ва­ни­ях, но он ее не понял, пола­гая, что его мать дела­ет все из луч­ших побуж­де­ний. Ири­на при­зна­лась, что испы­ты­ва­ла при­сту­пы яро­сти, когда све­кровь, стоя за ее спи­ной, наблю­да­ла за ней. С рож­де­ни­ем сына кон­фликт ушел вглубь. Ири­на очень пере­жи­ва­ла, боясь что-то сде­лать не так. Све­кровь бук­валь­но оттес­ни­ла ее от ребен­ка и взя­ла уход за ним в свои руки. Это вызва­ло еще боль­шее ухуд­ше­ние состо­я­ния жен­щи­ны, кото­рая про­дол­жа­ла пере­жи­вать оби­ду, злость и разо­ча­ро­ва­ние. Так раз­дво­ен­ность меж­ду внут­рен­ним и внеш­ним, внут­рен­нее несми­ре­ние поро­ди­ли целый «букет» нев­ро­ти­че­ских проблем.

* * *

В. Сатир опи­са­ла сте­рео­ти­пы обще­ния, кото­рые при­зва­ны скрыть неис­крен­ность, отсут­ствие бли­зо­сти. Она выде­ли­ла сле­ду­ю­щие вари­ан­ты: «жерт­ва», «обви­ни­тель», «чело­век-ком­пью­тер», «отстра­ня­ю­щий­ся». Все они внешне раз­ные, но суть одна: отсут­ствие истин­ной бли­зо­сти и дове­рия меж­ду супругами.

Напри­мер, сте­рео­тип «жерт­ва»: на сло­вах супруг или супру­га демон­стри­ру­ют покор­ность и послу­ша­ние, а внут­ри все кипит от него­до­ва­ния, что нахо­дит свой выход во взгля­дах или интонациях.

Этой же цели слу­жат и так назы­ва­е­мые мисти­фи­ка­ции, кото­рые есть не что иное, как попыт­ка стра­у­са спря­тать голо­ву в песок, то есть не видеть, не слы­шать и не желать раз­ли­чать про­ти­во­ре­чий и что-то с ними делать. Все это, конеч­но, не спо­соб­ству­ет укреп­ле­нию отношений.

Вто­рой уро­вень — сооб­ще­ние фак­тов о дру­гих людях или явле­ни­ях. На этом уровне мы раз­го­ва­ри­ва­ем о ком-то или о чем- то. Это похо­же на послед­ние изве­стия или про­сто сплет­ни. Муж и жена здесь чуть бли­же друг дру­гу. Одна­ко сопри­кос­но­ве­ния лич­но­стей опять не про­ис­хо­дит, они закры­ты друг для друга.

Сле­ду­ю­щий уро­вень — выра­же­ние соб­ствен­но­го мне­ния. Имен­но на этом уровне чело­век начи­на­ет про­яв­лять себя как лич­ность и рис­ку­ет вый­ти из соб­ствен­ной «скор­лу­пы», выра­жая свои мыс­ли и суж­де­ния по како­му-то пово­ду. Дела­ет он это осто­рож­но, и если чув­ству­ет, что мне­ние не при­ни­ма­ет­ся, заби­ва­ет­ся вновь в свою «рако­ви­ну».

Имен­но на этом уровне начи­на­ют общать­ся меж­ду собой два чело­ве­ка с соб­ствен­ным мне­ни­ем о чем-либо. Муж и жена — лич­но­сти раз­ные, и, есте­ствен­но, могут воз­ни­кать несо­гла­сия и кон­флик­ты. Что делать? Часто про­ис­хо­дит воз­вра­ще­ние на уро­вень кли­ше, что, есте­ствен­но, не явля­ет­ся выхо­дом из ситу­а­ции, так как про­ти­во­ре­чия не сни­ма­ют­ся, а подав­ля­ют­ся. Одна­ко про­бле­ма в том, что каж­до­му из нас хочет­ся быть при­ня­тым, поня­тым дру­гим, близ­ким чело­ве­ком, с кото­рым мож­но пого­во­рить о вол­ну­ю­щем, поде­лить­ся сво­и­ми пере­жи­ва­ни­я­ми. Это может моти­ви­ро­вать супру­гов пред­при­ни­мать сле­ду­ю­щие попыт­ки к эмо­ци­о­наль­но­му рас­кры­тию и сбли­же­нию. И если они вновь встре­ча­ют­ся с несо­гла­си­ем во мне­ни­ях, то могут сно­ва отсту­пать назад в свою «ракуш­ку», так безопаснее.

Чет­вер­тый уро­вень — выра­же­ние чувств и эмо­ций. На этом уровне супру­ги делят­ся друг с дру­гом сво­и­ми чув­ства­ми и пере­жи­ва­ни­я­ми. Имен­но здесь про­ис­хо­дит лич­ност­ное рас­кры­тие и рас­кры­тие соб­ствен­но­го внут­рен­не­го мира. Напри­мер, супру­ги гово­рят о сво­их эмо­ци­ях: «мне неспо­кой­но», «я вол­ну­юсь» и т. д., не опа­са­ясь осуж­де­ния и нега­тив­ной оценки.

На этом уровне мужу и жене важ­но научить­ся про­щать оби­ды и поз­во­лить друг дру­гу быть сами­ми собой без пере­кра­и­ва­ния и под­гон­ки под соб­ствен­ные стан­дар­ты. Если это про­изой­дет, то ста­но­вит­ся воз­мож­ным пере­ход на сле­ду­ю­щий уро­вень. Это уро­вень пол­ной эмо­ци­о­наль­ной и лич­ност­ной откры­то­сти, обре­те­ния духов­ной бли­зо­сти. На этой сту­пе­ни супру­ги не боят­ся быть непо­ня­ты­ми, отверг­ну­ты­ми, невы­слу­шан­ны­ми. И, по боль­шо­му сче­ту, здесь уже мож­но мно­го не гово­рить, обще­ние может про­ис­хо­дить и без слов, когда супругу(а) чув­ству­ешь, пони­ма­ешь, что назы­ва­ет­ся, с полуслова.

Но что же меша­ет супру­гам обре­сти под­лин­ную бли­зость и раскрыться?

Что мешает самораскрытию супругов

Неуме­ние делить­ся сво­и­ми пере­жи­ва­ни­я­ми. Таким людям труд­но пере­кла­ды­вать свои мыс­ли и чув­ства на язык слов. Суще­ству­ет поня­тие алек­си­ти­мия — недо­ста­ток слов для выра­же­ния чувств. Этот свое­об­раз­ный дефи­цит заклю­ча­ет­ся в том, что чело­век не может понять, что же он чув­ству­ет и не может это выра­зить сло­ва­ми. Вме­сто чувств у таких людей — ощу­ще­ния: боль, жже­ние, пока­лы­ва­ние. В момент воз­ник­но­ве­ния силь­ной эмо­ции, напри­мер, тре­во­ги, чело­век может ска­зать: «Что-то серд­це колет» или «Голо­ва раз­бо­ле­лась». Понят­но, что подоб­ное обще­ние не спо­соб­ству­ет обре­те­нию бли­зо­сти в обще­нии супругов.

При­чи­на это­го явле­ния — в семье, в кото­рой подав­ля­лось сво­бод­ное выра­же­ние чувств в силу опре­де­лен­ных запре­тов, мифов. Или же чело­век закрыл­ся в резуль­та­те пере­не­сен­ной душев­ной трав­мы. При­ве­дем пример.

В семье Миха­и­ла не при­ня­то было гово­рить о чув­ствах и отно­ше­ни­ях. Гла­вой семьи была мать — жест­кая, власт­ная жен­щи­на с команд­ным тоном. «Тебе еще рано что-то чув­ство­вать и иметь свое мне­ние», — с ран­не­го дет­ства слы­шал Миха­ил. Роди­те­ли раз­ве­лись, когда маль­чи­ку было 12 лет, после это­го отца он боль­ше не видел и вос­пи­та­ни­ем «осно­ва­тель­но» заня­лась мать.

«Закрой рот, когда тебя не спра­ши­ва­ют, замол­чи, делай, как тебе гово­рят…» — вот такие были «эмо­ции» в этой семье. Маль­чик рос, и с каж­дым годом пони­мал, что что-то не так, навер­ное, в дру­гих семьях быва­ет по-дру­го­му. Спас­ла Миха­и­ла армия, в 18 лет он посту­пил в воен­ное учи­ли­ще и домой боль­ше прак­ти­че­ски не воз­вра­щал­ся. Армей­ские забо­ты, тяже­лая уче­ба пол­но­стью вытес­ни­ли непри­ят­ные вос­по­ми­на­ния о дет­стве. Ска­за­лись послед­ствия тогда, когда Миха­ил решил создать соб­ствен­ную семью. Брак рас­пал­ся один раз, вто­рой, после чего он заду­мал­ся: «Что-то я делаю не так, как надо». Все вре­мя в семье повто­ря­лись одни и те же ситу­а­ции: жены обви­ня­ли Миха­и­ла в том, что он «их не пони­ма­ет и не чув­ству­ет их потреб­но­стей». А как надо чув­ство­вать, он и не знал: все эмо­ции были под замком.

Толь­ко слу­чай­ная встре­ча с буду­щей женой помог­ла Миха­и­лу избе­жать окон­ча­тель­но­го разо­ча­ро­ва­ния в семей­ной жиз­ни вооб­ще. Насто­я­щая, искрен­няя любовь помог­ла зале­чить ста­рые раны, сгла­дить преж­ние оби­ды, и впер­вые Миха­ил почув­ство­вал, а как это, когда тебя пони­ма­ют, и когда ты сам бук­валь­но кожей чув­ству­ешь люби­мо­го человека.

Дей­стви­тель­но, любовь исце­ля­ет все.

* * *

Низ­кая само­оцен­ка, слож­но­сти в само­при­ня­тии — сле­ду­ю­щая при­чи­на. Такие люди не верят, что могут ска­зать что-то достой­ное, поэто­му они пред­по­чи­та­ют мол­чать и скры­вать свои чув­ства и потреб­но­сти. В ито­ге воз­ни­ка­ет так назы­ва­е­мая ком­му­ни­ка­тив­ная про­бле­ма, кото­рая заклю­ча­ет­ся в том, что потреб­но­сти в бли­зо­сти, дове­рии, при­ня­тии есть, а их удо­вле­тво­ре­ния нет. Без­услов­но, это спо­соб­ству­ет росту напря­жен­но­сти в семье, атмо­сфе­ра в кото­рой может напо­ми­нать поро­хо­вую бочку.

Так, пси­хо­ло­га­ми про­во­дил­ся опрос жен­щин с помо­щью озна­ко­ми­тель­ной анке­ты. В анке­те имел­ся вопрос: «пред­ставь­те себе, что вы несе­те тяже­лую сум­ку, а ваш супруг идет рядом, но не дога­ды­ва­ет­ся вам помочь. Как вы пове­де­те себя в этом слу­чае?» Отве­чав­шие мог­ли выбрать сле­ду­ю­щие отве­ты: пря­мо ска­жу, что­бы помог; ниче­го не ска­жу, но буду недо­воль­на; намек­ну; поста­ра­юсь что-то сде­лать, что­бы он сам понял; ниче­го не ста­ну делать.

Самы­ми рас­про­стра­нен­ны­ми отве­та­ми были «ниче­го не ста­ну делать», «ниче­го не ска­жу, но буду недо­воль­на». Часто такая пози­ция свя­за­на с уко­ре­нив­ши­ми­ся сте­рео­ти­па­ми силь­ной жен­щи­ны, кото­рая «стис­нув зубы» долж­на пре­одо­ле­вать труд­но­сти само­сто­я­тель­но. Понят­но, что подоб­ный под­ход не спо­соб­ству­ет укреп­ле­нию отно­ше­ний в семье.

Низ­кая само­оцен­ка, ощу­ще­ние себя гад­ким утен­ком так­же часто лежит в осно­ве слож­но­стей в уста­нов­ле­нии дей­стви­тель­но близ­ких отно­ше­ний. При­ве­дем пример.

Окса­на рос­ла с твер­дым убеж­де­ни­ем, что пред­став­ля­ет собой совер­шен­но ничтож­ную, невзрач­ную лич­ность, кото­рую и лич­но­стью-то не назо­вешь — ско­рее какая-то «серая мышь». При встре­че с пси­хо­ло­гом, к кото­ро­му все же обра­ти­лась Окса­на, уже доста­точ­но взрос­лая девуш­ка 28 лет дей­стви­тель­но про­из­во­ди­ла впе­чат­ле­ние малень­кой серой мыш­ки, кото­рая, конеч­но, не была отвра­ти­тель­ной, про­сто очень напутанной.

С само­го дет­ства над Окса­ной висел дамо­клов меч мате­рин­ской оцен­ки. «Посмот­ри на свою стар­шую сест­ру — кра­са­ви­ца, умни­ца, все у нее полу­ча­ет­ся, а ты…» — часто гово­ри­ла мать. Конеч­но, она име­ла бла­гие побуж­де­ния и хоте­ла «про­сти­му­ли­ро­вать» млад­шую дочь с тем, что­бы она ста­ла более актив­ной, дея­тель­ной, но поче­му-то все полу­ча­лось наоборот.

Уже будучи взрос­лой девуш­кой, Окса­на так и оста­лась в душе той малень­кой серой мыш­кой, кото­рая сра­зу пря­та­лась в нор­ку при при­бли­же­нии малей­шей опас­но­сти. Зна­ком­ство с моло­ды­ми людь­ми вызы­ва­ло у нее пани­че­ский страх: она сра­зу начи­на­ла что-то мям­лить или про­сто замы­ка­лась в себе. Неуди­ви­тель­но, что все попыт­ки уста­нов­ле­ния дове­ри­тель­ных отно­ше­ний окан­чи­ва­лись ничем.

И толь­ко рост веры в себя и осо­зна­ние себя духов­ной лич­но­стью со вре­ме­нем помог­ли Оксане обре­сти дей­стви­тель­но близ­кие отношения.

* * *

Что каса­ет­ся низ­кой само­оцен­ки, в дан­ном кон­тек­сте еще хоте­лось бы отме­тить такой момент. Часто воз­ни­ка­ет вопрос, осо­бен­но у людей, начи­на­ю­щих воцер­ков­лять­ся: а как же я могу любить себя, ведь это же эго­изм, про­яв­ле­ние гор­ды­ни? Здесь важ­но понять, что любовь к себе — это не одно и то же, что любовь и при­ня­тие в себе обра­за Божия. Чело­век духов­ный, с адек­ват­ной, зре­лой само­оцен­кой, есте­ствен­но, любит не себя как носи­те­ля каких-то заме­ча­тель­ных лич­ност­ных качеств и свойств, а любит и при­ни­ма­ет образ Божий в себе, кото­рый дей­стви­тель­но пре­кра­сен изна­чаль­но. Пони­ма­ние это­го момен­та может помочь сфор­ми­ро­вать адек­ват­ную само­оцен­ку и самовосприятие.

Страх отвер­же­ния, воз­ни­ка­ю­щий при само­рас­кры­тии — сле­ду­ю­щая при­чи­на, пре­пят­ству­ю­щая обре­те­нию бли­зо­сти в обще­нии. При выра­же­нии чувств и мыс­лей может при­сут­ство­вать страх ока­зать­ся в без­за­щит­ном поло­же­нии, страх непри­ня­тия, отвер­же­ния, страх отка­за, страх вызвать недо­воль­ство, поте­рять кон­троль над собой и т. д. Как пра­ви­ло, эти про­бле­мы так­же «вырас­та­ют» из дет­ства. Но мы пом­ним, что «в совер­шен­ной люб­ви нет стра­ха, пото­му что в стра­хе есть мученье».

Осво­бож­де­ние от стра­ха — про­цесс дли­тель­ный, тре­бу­ю­щий уси­лий обо­их супру­гой. К сожа­ле­нию, имен­но эта про­бле­ма часто явля­ет­ся кам­нем пре­ткно­ве­ния в отно­ше­ни­ях меж­ду супру­га­ми. Мно­гие так и пред­по­чи­та­ют жить в сво­ей «скор­лу­пе», счи­тая, что так менее болез­нен­но. И дей­стви­тель­но, скрыт­ность может сохра­нить сво­бо­ду, избе­жать лиш­не­го кон­тро­ля, но бли­зо­сти-то нет.

В свя­зи с этим вспо­ми­на­ет­ся сле­ду­ю­щая ситуация.

Люд­ми­ла дол­гое вре­мя совсем даже и не помыш­ля­ла о заму­же­стве: ска­зы­вал­ся глу­бин­ный страх перед воз­мож­ной неуда­чей в бра­ке. Мать девуш­ки два­жды выхо­ди­ла замуж, оба раза неудач­но: мужья вско­ре после реги­стра­ции поче­му-то начи­на­ли пить, дебо­ши­рить, после чего сле­до­вал мучи­тель­ный раз­вод. Поэто­му Люд­ми­ла вырос­ла с уве­рен­но­стью, что замуж она не выйдет.

Одна­ко в ее жиз­ни все слу­чи­лось ина­че. В воз­расте 29 лет она позна­ко­ми­лась с пар­нем, к кото­ро­му ее сра­зу повлек­ло. Она впер­вые испы­та­ла, что зна­чит душев­ная теп­ло­та, откры­тость, при­ня­тие. Моло­дой чело­век ско­ро занял в жиз­ни девуш­ки цен­траль­ное место. Это была любовь, о кото­рой мож­но было толь­ко читать в кни­гах. Игорь наста­и­вал на сва­дьбе и при этом он непре­мен­но хотел про­ве­сти обряд вен­ча­ния, что было очень зна­чи­мым для девуш­ки — ведь она была веру­ю­щей. За несколь­ко дней до сва­дьбы Люд­ми­ла узна­ла, что ее избран­ник был женат и быв­шая жена шан­та­жи­ру­ет его попыт­ка­ми суи­ци­да, если он решит женить­ся повторно.

Жених уве­рил девуш­ку в истин­ной люб­ви и пре­дан­но­сти, а через три дня после сва­дьбы моло­дой муж как обыч­но ушел на рабо­ту, лас­ко­во обняв жену и поце­ло­вав ее на про­ща­нье. Вече­ром это­го дня он позво­нил и без вся­ких объ­яс­не­ний попро­сил собрать его вещи и дать согла­сие на раз­вод. Это была самая мощ­ная пси­хи­че­ская трав­ма, кото­рую дове­лось испы­тать Люд­ми­ле. Она впа­ла в депрес­сию, почти месяц ни с кем не раз­го­ва­ри­ва­ла, толь­ко пла­ка­ла. Ей часто при­хо­ди­ли в голо­ву суи­ци­даль­ные мыс­ли, но удер­жи­ва­ла вера в Бога. Эта ситу­а­ция дли­лась два года, за это вре­мя Люд­ми­ла замкну­лась в себе, «оброс­ла» мно­же­ством сома­ти­че­ских про­блем: боле­ла голо­ва, ста­ло повы­шать­ся арте­ри­аль­ное давление.

Толь­ко спу­стя пять лет она ста­ла поти­хонь­ку при­хо­дить в себя, когда встре­ти­ла муж­чи­ну, кото­рый посте­пен­но сумел рас­то­пить ее покры­тое кор­кой льда серд­це. Одна­ко дол­го еще Люд­ми­ла не мог­ла пол­но­стью рас­крыть­ся и дове­рить­ся ему: в душе оста­вал­ся след от преж­ней глу­бо­кой раны.

* * *

Дру­гая при­чи­на свя­за­на с низ­ким уров­нем эмпа­тии, то есть неспо­соб­но­стью встать на место сво­е­го супруга(и). Такие люди часто рас­смат­ри­ва­ют все семей­ные ситу­а­ции со сво­ей пози­ции, напри­мер: «Что в этой ситу­а­ции пере­жи­вать, я‑то спо­ко­ен, в дан­ном слу­чае я не стал бы вол­но­вать­ся». А в это вре­мя, дру­гой (ая) чув­ству­ет тре­во­гу и бес­по­кой­ство, что усу­губ­ля­ет­ся непо­ни­ма­ни­ем со сто­ро­ны близ­ко­го человека.

Неосо­знан­ность про­цес­са обще­ния. В этом слу­чае все пуще­но на само­тек, как идет, так и идет: я ска­за­ла — он отве­тил, потом поче­му-то повздо­ри­ли. В дан­ном слу­чае нет вни­ма­ния к себе и сво­им помыс­лам и вни­ма­ния к супругу(е). Эта пози­ция тоже не направ­ле­на на укреп­ле­ние отношений.

Что же может спо­соб­ство­вать воз­рас­та­нию бли­зо­сти меж­ду супругами?

Что помогает близости супругов

Во-пер­вых, конеч­но же, это жела­ние уста­но­вить близ­кие отношения.

Во-вто­рых, дове­рие сво­е­му супру­гу. Ведь извест­но, что мно­гое зави­сит от того, кого мы хотим уви­деть перед собой: если зара­нее пред­ви­дим, что нас отверг­нут и не пой­мут, то, ско­рее все­го, в конеч­ном ито­ге так и произойдет.

В‑третьих, раз­ви­тие навы­ков эмпа­тии (спо­соб­но­сти вста­вать на место дру­го­го) и спо­соб­ность зада­вать себе такие вопро­сы: а поче­му он гово­рит сей­час это? а что он сей­час чув­ству­ет? Непло­хо бы полу­чить и так назы­ва­е­мую обрат­ную связь, то есть све­рить свои догад­ки и пред­по­ло­же­ния с реаль­ным поло­же­ни­ем вещей, спро­сив об этом супру­га. В любом слу­чае важ­ны вни­ма­тель­ность и чут­кость, ведь быва­ет так, что сво­и­ми актив­ны­ми рас­спро­са­ми мы заго­ня­ем близ­ко­го чело­ве­ка в тупик и усу­губ­ля­ем его нега­тив­ное состо­я­ние. Во всем долж­на быть мера: если мы чув­ству­ем и видим, что рас­спро­сы непри­ят­ны, конеч­но, их нуж­но пре­кра­тить, а не выво­дить супру­га на «чистую воду».

В‑четвертых, надо ста­рать­ся сохра­нить доб­ро­же­ла­тель­ность, ведь что­бы не слу­чи­лось, надо пом­нить, что перед тобой твой самый близ­кий чело­век, кото­рый может быть раз­ным. Быва­ет так, что и солн­це туча закры­ва­ет, но от это­го солн­це не пере­ста­ет быть солнцем.

В‑пятых, важ­но научить­ся про­сто слу­шать близ­ко­го чело­ве­ка, так как часто быва­ет так, что когда он начи­на­ет гово­рить, мы пере­би­ва­ем, гово­рим о сво­ем, забы­вая, что может быть супруг хотел поде­лить­ся чем-то важ­ным. И в ито­ге у него может воз­ник­нуть чув­ство неудо­вле­тво­рен­но­сти, разо­ча­ро­ва­ния. Конеч­но, отно­ше­ния это не укреп­ля­ет, поэто­му важ­но про­сто ино­гда дать выговориться.

Будем пом­нить: «…вся­кий чело­век да будет скор на слы­ша­ние, мед­лен на сло­ва, мед­лен на гнев» (Иак. 1,19).

Суще­ству­ют сте­рео­ти­пы слу­ша­ния, кото­рые могут мешать или спо­соб­ство­вать обще­нию. Меша­ют слушанию:

- при­твор­ное, поверх­ност­ное слу­ша­ние, изоб­ра­же­ние интереса;

- изби­ра­тель­ное слу­ша­ние того, что нам полез­но и интересно;

- защит­ное слу­ша­ние, неже­ла­ние слы­шать непри­ят­ное для себя;

- про­блем­ное слу­ша­ние: уга­ды­ва­ние, допрос,«чтение мыслей».

Помо­га­ют слушанию:

- жела­ние понять, выслушать;

- при­ня­тие лич­но­сти собе­сед­ни­ка вне зави­си­мо­сти от зна­чи­мо­сти его информации;

- жела­ние услы­шать Бога, Кото­рый может гово­рить через супруга(у);

- уточ­ня­ю­щие вопро­сы, если что-то непо­нят­но, напри­мер: «Ты име­ешь в виду… когда гово­ришь…» или «Я пра­виль­но поня­ла (понял), что ты хотел сказать…»

Кро­ме того, полез­но при­дер­жи­вать­ся диа­ло­ги­че­ских прин­ци­пов обще­ния. Вот его основ­ные положения.

Диалогический подход

Суще­ствен­ный при­знак это­го под­хо­да — доми­нан­та на собе­сед­ни­ке. Как это понять? Впер­вые поня­тие доми­нан­ты пред­ло­жил извест­ный иссле­до­ва­тель А.А. Ухтом­ский. Он писал, что доми­нан­та — это такой гос­под­ству­ю­щий очаг воз­буж­де­ния, кото­рый втя­ги­ва­ет в свое рус­ло все про­чие воз­дей­ствия внеш­ней сре­ды. Напри­мер, если чело­век голо­ден, то он будет оза­бо­чен удо­вле­тво­ре­ни­ем толь­ко этой потреб­но­сти. Одна­ко если в нашей лич­но­сти гос­под­ству­ет какая-либо доми­нан­та, мы не долж­ны отно­сить­ся к это­му, как к чему-то роко­во­му, мы можем ее пере­стро­ить. Доми­нан­та фор­ми­ру­ет­ся как резуль­тат пре­об­ла­да­ю­щей дея­тель­но­сти. И в этом сво­ем каче­стве она огра­ни­чи­ва­ет воз­мож­но­сти вос­при­я­тия чело­ве­ка и иска­жа­ет виде­ние реаль­но­сти. Напри­мер, чело­век, кото­рый хочет пить, ско­рее будет обра­щать вни­ма­ние на про­дук­то­вые мага­зи­ны, чем на мага­зи­ны верх­ней одежды.

Суще­ству­ет два основ­ных типа доми­нант — на себе и на дру­гом человеке.

Когда сфор­ми­ро­ва­на посто­ян­ная лич­ност­ная доми­нан­та на сво­ем «я», когда соб­ствен­ные инте­ре­сы пре­вы­ше все­го и важ­но толь­ко то, что мне полез­но или вред­но, тогда я не вижу и не заме­чаю дру­гих. Или же это про­ис­хо­дит толь­ко с точ­ки зре­ния полез­но­сти чело­ве­ка для сво­их инте­ре­сов. При этом чело­век не видит дру­го­го таким, какой он есть. Он видит лишь про­ек­цию, отра­же­ние себя, и ста­но­вит­ся подоб­ным «Двой­ни­ку» — герою Досто­ев­ско­го, чело­ве­ку эго­цен­трич­но­му, заня­то­му толь­ко собой.

Если чело­век эго­ист, то дру­гие вокруг будут тоже эго­и­сты, если чело­век завист­лив, то дру­гие тоже будут завист­ни­ка­ми и т. д. Такой под­ход, к сожа­ле­нию, при­сут­ству­ет у мно­гих. Часто он явля­ет­ся неосо­зна­ва­е­мым, так как фор­ми­ру­ет­ся, как пра­ви­ло, в дет­стве, под вли­я­ни­ем соот­вет­ству­ю­ще­го вос­пи­та­ния. Понят­но, что этот под­ход в сво­ей семье неиз­беж­но ведет к кон­флик­там, к посто­ян­но­му «пере­тя­ги­ва­нию каната».

Сле­ду­ю­щее важ­ное поня­тие в диа­ло­ги­че­ском под­хо­де — «вне­на­хо­ди­мо­стъ» — его пред­ло­жил М.М. Бах­тин. Цен­траль­ной темой всех его про­из­ве­де­ний была тема «дру­го­сти» дру­го­го. Как пишет уче­ный, дру­гой «ради­каль­но вне­на­хо­дим» по отно­ше­нию ко мне. Что­бы понять инди­ви­ду­аль­ность дру­го­го, постичь его целост­ность, необ­хо­ди­мо сохра­нять по отно­ше­нию к нему опре­де­лен­ную дистан­цию, быть «вне­на­хо­ди­мым» и толь­ко тогда мы смо­жем вос­при­ни­мать его реаль­но. Эту пози­цию мож­но срав­нить с пози­ци­ей бес­при­страст­но­сти. Когда мы при­страст­ны, эмо­ци­о­наль­но вовле­че­ны в ситу­а­цию дру­го­го — мы не объ­ек­тив­ны. Мы видим какие-то фраг­мен­ты, но не видим цело­го. Вне­на­хо­ди­мость, как отме­ча­ет автор, это эсте­ти­че­ски завер­шен­ная пози­ция. Когда мы смот­рим, напри­мер, на кар­ти­ну, нам быва­ет необ­хо­ди­мо най­ти опре­де­лен­ную дистан­цию по отно­ше­нию к ней. То же самое и по отно­ше­нию к чело­ве­ку: надо най­ти пра­виль­ную дистан­цию, что­бы чрез­мер­но эмо­ци­о­наль­но не вовле­кать­ся и не отстра­нять­ся далеко.

Бах­тин и Ухтом­ский — пред­ста­ви­те­ли раз­ных наук. Но они при­шли к одно­му и тому же выво­ду. Что­бы понять дру­го­го чело­ве­ка, необ­хо­ди­мо осво­бо­дить­ся от себя. То есть, я дол­жен осво­бо­дить­ся от сво­ей коры­сти по отно­ше­нию к нему, не ждать эмо­ци­о­наль­ной под­пит­ки, не про­еци­ро­вать себя на него, не навя­зы­вать ему сво­их уста­но­вок. Видеть его таким, каков он есть, воз­мож­но, если мы позна­ем чело­ве­ка толь­ко одним спо­со­бом — духов­ным. Такая пози­ция очень важ­на в семей­ных отно­ше­ни­ях. Полез­но ино­гда что-то не видеть, не раз­ду­вать пожа­ра. Нуж­но видеть в супру­ге глав­ное, хоро­шее, здо­ро­вое нача­ло, а пло­хо­го не замечать.

Конфликты

Пер­вый урок, кото­рый нуж­но выучить и испол­нить, это тер­пе­ние. В нача­ле семей­ной жиз­ни обна­ру­жи­ва­ют­ся как досто­ин­ства харак­те­ра, так и недо­стат­ки. Ино­гда кажет­ся, что невоз­мож­но при­те­реть­ся друг к дру­гу, что будут веч­ные и без­на­деж­ные кон­флик­ты, но тер­пе­ние и любовь пре­одо­ле­ва­ют все, и две жиз­ни сли­ва­ют­ся в одну, более бла­го­род­ную, силь­ную, пол­ную, богатую.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

Кон­фликт — это столк­но­ве­ние про­ти­во­по­лож­но направ­лен­ных тен­ден­ций в пси­хи­ке чело­ве­ка (внут­ри­лич­ност­ный кон­фликт), во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях людей (меж­лич­ност­ный кон­фликт) или групп (меж­груп­по­вой конфликт).

Кон­фликт воз­ни­ка­ет, когда стал­ки­ва­ют­ся про­ти­во­бор­ству­ю­щие инте­ре­сы, моти­вы, точ­ки зре­ния, пози­ции. Этот тер­мин исполь­зу­ет­ся для опи­са­ния любой ситу­а­ции, в кото­рой две и более силы про­ти­во­сто­ят друг дру­гу. И эти силы могут быть духов­ны­ми, пси­хо­ло­ги­че­ски­ми или социальными.

В зави­си­мо­сти от направ­лен­но­сти про­ти­во­бор­ству­ю­щих сил кон­флик­ты могут быть внут­рен­ни­ми и внеш­ни­ми. Внут­рен­ний кон­фликт воз­ни­ка­ет, когда пси­хи­ка чело­ве­ка ста­но­вит­ся «полем бит­вы» для про­ти­во­по­лож­ных тен­ден­ций. В этом слу­чае мы гово­рим о внут­ри­лич­ност­ном кон­флик­те; мож­но при­ве­сти примеры:

- кон­фликт меж­ду стрем­ле­ни­ем соблю­дать нор­мы и пра­ви­ла и жела­ни­ем при воз­мож­но­сти обхо­дить их;

- кон­фликт меж­ду жела­ни­ем добить­ся труд­но­до­сти­жи­мых целей и реаль­ны­ми воз­мож­но­стя­ми их достижения;

- кон­фликт меж­ду необ­хо­ди­мо­стью быть искрен­ним и невоз­мож­но­стью ска­зать правду.

В кли­ни­че­ской пси­хо­ло­гии внут­ри­лич­ност­ные кон­флик­ты в зави­си­мо­сти от пре­об­ла­да­ю­щих тен­ден­ций делят­ся на исте­ри­че­ские, обсес­сив­но-фоби­че­ские и неврастенические.

Внут­ри­лич­ност­ный кон­фликт явля­ет­ся наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ным видом кон­флик­тов. В свою оче­редь, он порож­да­ет кон­фликт внеш­ний. Кор­ни внут­рен­не­го кон­флик­та, как отме­ча­ет М.Я. Дво­рец­кая, в наших жела­ни­ях, стра­хах, эго­из­ме. Чаще все­го это след­ствие про­ти­во­ре­чия, в осно­ве кото­ро­го лежит слож­ность выбо­ра в стрес­со­вой ситу­а­ции. Это быва­ет в тех слу­ча­ях, когда мораль­но-нрав­ствен­ные нор­мы «хоро­шо — пло­хо», «хочу — мож­но», «доб­ро — зло» стер­ты, рас­плыв­ча­ты. В ито­ге полу­ча­ет­ся ситу­а­ция «и хочет­ся, и колет­ся» или «меж­ду двух огней», когда чело­век ока­зы­ва­ет­ся перед выбо­ром меж­ду дву­мя жела­тель­ны­ми аль­тер­на­ти­ва­ми. Что выбрать? Без каких-то внут­рен­них ори­ен­ти­ров это сде­лать слож­но. Одна­ко у каж­до­го из нас есть инди­ка­тор пра­виль­но­сти любых поступ­ков. Это совесть.

В Свя­щен­ном Писа­нии совесть назы­ва­ет­ся серд­цем. В Нагор­ной про­по­ве­ди Иисус Хри­стос совесть упо­до­бил оку, посред­ством кото­ро­го чело­век видит свое нрав­ствен­ное состо­я­ние. Через чистую совесть начи­на­ет дей­ство­вать Божий свет, кото­рый руко­во­дит мыс­ля­ми, сло­ва­ми и поступ­ка­ми чело­ве­ка. В свя­зи с этим игу­мен Фила­рет отме­чал, что если бы паде­ние в грех не омра­ча­ло душу чело­ве­ка, то он мог бы без­оши­боч­но и твер­до направ­лять свой жиз­нен­ный путь по ука­за­ни­ям сво­ей сове­сти, в кото­рой выра­жа­ет­ся внут­рен­ний нрав­ствен­ный закон. Но грех настоль­ко серьез­но иска­зил всю при­ро­ду чело­ве­ка, что ока­за­лись повре­жден­ны­ми не толь­ко ум, серд­це и воля, но и совесть. При этом голос ее утра­тил свою без­услов­ную ясность и силу. И мы зна­ем, что толь­ко посте­пен­но, по мере воцер­ко­в­ле­ния чело­ве­ка, этот голос нач­нет ожи­вать и про­би­вать­ся через тол­щу страстей.

Часто совесть усып­ля­ет­ся путем иска­же­ния реаль­ных собы­тий, при­чем конеч­ная цель это­го усып­ле­ния — сохра­не­ние сво­е­го лица. Само­оправ­да­ний, как пра­ви­ло, вели­кое мно­же­ство. Соци­аль­ные пси­хо­ло­ги обна­ру­жи­ли, что люди охот­но при­ни­ма­ют похва­лу, отно­ся успех на счет сво­их спо­соб­но­стей и уси­лий. Неуда­чу же любят при­пи­сы­вать вли­я­нию посто­рон­них факторов.

Д. Май­ерс выде­ля­ет несколь­ко меха­низ­мов самооправдания:

- эффект лож­ной уни­каль­но­сти. Мно­гие люди при­зна­ют свои недо­стат­ки нор­мой, а свои доб­ро­де­те­ли редкостью;

- эффект лож­но­го согла­сия. Мы успо­ка­и­ва­ем­ся тем, что оплош­но­сти быва­ют у всех. А раз так, то ответ­ствен­ность несешь не ты один, а некое мифи­че­ское большинство.

При­чи­на этих явле­ний в само­лю­бии. При этом извест­но, что любые попыт­ки избе­жать ответ­ствен­но­сти вре­дят пси­хи­че­ско­му здо­ро­вью. Рас­пла­той за попыт­ки усы­пить, «обез­бо­лить», «ампу­ти­ро­вать» совесть слу­жат рас­строй­ства настро­е­ния, чув­ство вины и отчаяние.

Игу­мен Фила­рет в «Кон­спек­те по нрав­ствен­но­му бого­сло­вию» при­во­дит такие при­ме­ры дей­ствия сове­сти. Так, напри­мер, Адам и Ева, вку­сив от запрет­но­го пло­да, почув­ство­ва­ли стыд и спря­та­лись с наме­ре­ни­ем скрыть­ся от Бога. Каин, убив из зави­сти сво­е­го бра­та Аве­ля, после это­го стал боять­ся, что­бы и его не убил любой про­хо­жий. Царь Саул, пре­сле­до­вав­ший невин­но­го Дави­да, запла­кал от сты­да, когда узнал, что Давид, вме­сто того, что­бы ото­мстить ему за зло, поща­дил его. Гор­дые фари­сеи и книж­ни­ки, при­вед­шие ко Хри­сту жен­щи­ну-пре­лю­бо­дей­ку, со сты­дом ста­ли ухо­дить, когда уви­де­ли соб­ствен­ные гре­хи, напи­сан­ные Хри­стом на земле.

Мож­но ска­зать, что каж­дый чело­век сво­бо­ден, и он сам дела­ет свой выбор: жить в согла­сии со сво­ей сове­стью или отвер­гать ее.

Внеш­ний (меж­лич­ност­ный) кон­фликт воз­ни­ка­ет, когда суще­ству­ет про­ти­во­ре­чие во взгля­дах, мне­ни­ях, убеж­де­ни­ях у двух и более людей. В нашем кон­тек­сте мы гово­рим о супру­же­ском кон­флик­те. В этом слу­чае про­бле­му пере­жи­ва­ют оба супруга.

К сожа­ле­нию, дело ослож­ня­ет­ся тем, что часто они не могут бес­страст­но и объ­ек­тив­но вос­при­ни­мать раз­но­гла­сия и ана­ли­зи­ро­вать их при­чи­ны в силу неже­ла­ния изме­нять себя, при­зна­вать свою неправо­ту и вину. Опять мы встре­ча­ем­ся с про­бле­мой эго­из­ма, кото­рая бук­валь­но про­ни­зы­ва­ет нашу ветхую натуру.

При­ве­дем при­ме­ры внеш­них конфликтов:

- кон­фликт из-за рас­хож­де­ния взгля­дов на вос­пи­та­ние ребен­ка у родителей;

- кон­фликт меж­ду супру­га­ми, при­над­ле­жа­щи­ми к раз­ным рели­ги­оз­ным конфессиям;

- кон­фликт по пово­ду рас­пре­де­ле­ния ролей и обя­зан­но­стей в семье и т. д.

По сте­пе­ни выра­жен­но­сти кон­флик­ты могут быть:

- явные или откры­тые, — когда кон­фликт пере­жи­ва­ет­ся доста­точ­но ярко, супру­ги про­яв­ля­ют вер­баль­ную и невер­баль­ную агрес­сию, всту­па­ют в откры­тое противоборство;

- скры­тые — в дан­ном слу­чае есть внеш­няя види­мость бла­го­по­лу­чия отно­ше­ний, но внут­рен­не­го сми­ре­ния и при­ня­тия пози­ции дру­го­го нет. Для это­го типа кон­флик­тов харак­тер­ны: уход из трав­ми­ру­ю­щей ситу­а­ции, уста­лость, дли­тель­ное пло­хое настро­е­ние супру­гов. В силу это­го они име­ют затяж­ной и болез­нен­ный харак­тер, их труд­нее разрешить.

В любом слу­чае кон­фликт и кон­фликт­ные отно­ше­ния сопро­вож­да­ют­ся непри­ят­ны­ми чув­ства­ми и пере­жи­ва­ни­я­ми (стра­хом, тре­во­гой, бес­по­кой­ством, раз­дра­жи­тель­но­стью, поте­рей при­выч­но­го чув­ства рав­но­ве­сия, гне­вом, оби­дой и т. д.).

В про­цес­се вза­и­мо­дей­ствия супру­гов, име­ю­щих раз­лич­ные точ­ки зре­ния, может воз­ни­кать пси­хи­че­ское напря­же­ние, кото­рое при­да­ет обсуж­де­нию эмо­ци­о­наль­ный накал и тем самым может спо­соб­ство­вать пре­вра­ще­нию его в конфликт.

Оста­но­вим­ся на при­чи­нах супру­же­ских конфликтов.

Пси­хо­ло­ги­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ная лите­ра­ту­ра насы­ще­на раз­лич­ны­ми типо­ло­ги­я­ми и клас­си­фи­ка­ци­я­ми при­чин кон­флик­тов. Пред­ла­га­ют­ся раз­лич­ные вари­ан­ты для ана­ли­за, сре­ди кото­рых наи­бо­лее пол­ной явля­ет­ся типо­ло­гия, пред­ло­жен­ная О.А. Кара­ба­но­вой, кото­рая в каче­стве при­чин кон­флик­тов выделяет:

- неадек­ват­ную моти­ва­цию брака;

- нару­ше­ние систе­мы ролей в семье;

- нераз­ре­шен­ность про­бле­мы лидер­ства и гла­вен­ства: борь­ба за власть меж­ду супругами;

- несо­гла­со­ван­ность и про­ти­во­ре­чи­вость под­хо­дов в вос­пи­та­нии детей;

- дис­гар­мо­нич­ность сек­су­аль­ных отношений;

- отсут­ствие или дефи­цит эмо­ци­о­наль­ной под­держ­ки и взаимопонимания;

- огра­ни­че­ние воз­мож­но­стей лич­ност­но­го роста, про­фес­си­о­наль­но­го роста и само­ре­а­ли­за­ции каж­до­го из чле­нов семьи;

- нару­ше­ние обще­ния в семье;

- низ­кий, неудо­вле­тво­ри­тель­ный уро­вень мате­ри­аль­но­го бла­го­по­лу­чия, стес­нен­ные жилищ­ные условия;

- рев­ность, супру­же­скую изме­ну и т. д.

Ста­но­вит­ся оче­вид­ным, что этот спи­сок мож­но про­дол­жать очень дол­го. В осно­ве дан­но­го под­хо­да лежит выде­ле­ние част­ных, узких про­блем, воз­ни­ка­ю­щих во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях супругов.

Но, по всей види­мо­сти, все мно­го­чис­лен­ные про­бле­мы мож­но све­сти к несколь­ким круп­ным группам:

- кон­фликт неиз­бе­жен, если воль­но или неволь­но затро­ну­ты наши жела­ния, цен­но­сти, убеж­де­ния или что-то угро­жа­ет нашим пра­вам (здесь и роле­вое несо­от­вет­ствие, и мате­ри­аль­ные про­бле­мы и т. д.). Дру­ги­ми сло­ва­ми, ситу­а­ция кон­флик­та воз­ни­ка­ет, когда затра­ги­ва­ет­ся эго­и­стич­ное налич­ное «Я», стре­мя­ще­е­ся удо­вле­тво­рить свои потреб­но­сти здесь и сей­час при неже­ла­нии идти на уступ­ки, ком­про­мис­сы, воз­мож­но­сти посту­пить­ся чем- то сво­им ради другого;

- кон­фликт воз­ни­ка­ет, когда не оправ­да­лись наши ожи­да­ния, когда реаль­ная жизнь и реаль­ный супруг(а) не сов­па­ли с име­ю­щи­ми­ся иде­а­ла­ми (отсю­да могут выте­кать и дру­гие частые при­чи­ны кон­флик­тов — изме­на, утра­та чув­ства люб­ви и т. д. — что, без­услов­но, будет носить вто­рич­ный характер);

- кон­фликт воз­ни­ка­ет, когда стал­ки­ва­ют­ся раз­лич­ные тем­пе­ра­мен­ты, лич­ност­ные осо­бен­но­сти супру­гов и не воз­ни­ка­ет жела­ния понять и при­нять инди­ви­ду­аль­ность дру­го­го, когда пред­при­ни­ма­ют­ся попыт­ки втис­нуть его (ее) в «про­кру­сто­во ложе» сво­их пред­став­ле­ний о лич­но­сти у супруга(и).

А если сум­ми­ро­вать выше­ска­зан­ное, то корень кон­флик­тов один — это наша гор­ды­ня, неже­ла­ние сми­рять­ся и при­ни­мать дру­го­го таким, каким он есть. На этом момен­те хоте­лось бы оста­но­вить­ся подробнее.

Как отме­чал пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник, гор­дость — есть нача­ло вся­ко­го гре­ха, край­няя само­уве­рен­ность с отвер­же­ни­ем все­го, что не свое, источ­ник гне­ва, жесто­ко­сти и зло­бы, отказ от

Божьей помо­щи, «демон­ская твер­ды­ня». Гор­дость — это обра­щен­ность чело­ве­ка на само­го себя, «само­со­зер­ца­ние» и «само­во­жде­ле­ние». Гор­дый чело­век обыч­но не видит сво­е­го гре­ха. Он искренне уве­рен в сво­ем пре­вос­ход­стве над дру­ги­ми. В супру­же­ских отно­ше­ни­ях это про­яв­ля­ет­ся как страсть к коман­до­ва­нию, руко­вод­ству. Такой чело­век берет­ся за все, во все вме­ши­ва­ет­ся, дает сове­ты, как посту­пить, даже если его об этом не спра­ши­ва­ют. Гор­дый не слы­шит, что ему гово­рят, или слы­шит толь­ко то, что сов­па­да­ет с его соб­ствен­ным мнением.

На вопрос: «Как рас­по­знать в себе гор­дость?» — Иаков, архи­епи­скоп Ниже­го­род­ский пишет следующее:

«Что­бы понять, ощу­тить ее, заме­чай, как ты будешь себя чув­ство­вать, когда окру­жа­ю­щие тебя сде­ла­ют что-либо не по-тво­е­му, вопре­ки тво­ей воле. Если в тебе рож­да­ет­ся, преж­де все­го, не мысль крот­ко испра­вить ошиб­ку, дру­ги­ми допу­щен­ную, а неудо­воль­ствие и гнев­ли­вость, то знай, что ты горд и горд глу­бо­ко. Если и малей­шие неуспе­хи в тво­их делах тебя опе­ча­ли­ва­ют и наво­дят ску­ку и тягость, в том чис­ле и мысль о Про­мыс­ле Божи­ем, участ­ву­ю­щим в делах наших, тебя не весе­лит, то знай, что ты горд и горд глу­бо­ко. Если ты горяч к соб­ствен­ным нуж­дам и холо­ден к нуж­дам дру­гих, то знай, что ты горд и горд глу­бо­ко… Если тебе оскор­би­тель­ны и скром­ные заме­ча­ния о тво­их недо­стат­ках, а похва­лы о небы­ва­лых в тебе досто­ин­ствах для тебя при­ят­ны, вос­хи­ти­тель­ны, то знай, что ты горд и горд глубоко».

* * *

Понят­но, что в семье жить с гор­де­цом крайне тяже­ло, так как любое заме­ча­ние у него вызы­ва­ют бурю него­до­ва­ния и оби­ду. А если в семье встре­тят­ся два таких чело­ве­ка? В этом слу­чае кон­флик­ты прак­ти­че­ски по любо­му пово­ду неизбежны.

Поэто­му посто­ян­ное трез­ве­ние, рабо­та, преж­де все­го, над собой и сво­и­ми стра­стя­ми — луч­ший спо­соб про­фи­лак­ти­ки любых конфликтов.

В пси­хо­ло­гии есть поня­тие дина­ми­ки кон­флик­та, то есть ста­дий, по кото­рым про­хо­дит раз­ви­тие отно­ше­ний супру­гов в конфликте.

В част­но­сти, М.Я. Дво­рец­кая выде­ля­ет сле­ду­ю­щие эта­пы в раз­ви­тии конфликта:

- угро­за, про­ти­во­ре­чие, когда супру­ги начи­на­ют осо­зна­вать, что их точ­ки зре­ния не совпадают;

- ощу­ще­ние нарас­та­ния дав­ле­ния. При­чем субъ­ек­тив­но это пере­жи­ва­ет­ся как дав­ле­ние извне, хотя, как пра­ви­ло, давит сам супруг, или супру­га, пыта­ясь отсто­ять свою правоту;

- кон­фликт — откры­тое столк­но­ве­ние, часто сопро­вож­да­ю­ще­е­ся эмо­ци­о­наль­ным взрывом;

- дез­ор­га­ни­за­ция — рас­те­рян­ность супру­гов, отсут­ствие трез­вой, реаль­ной оцен­ки ситуации;

- раз­рыв отно­ше­ний — оби­да, уход из ситу­а­ции конфликта.

Понят­но, что такой вари­ант раз­ви­тия собы­тий ведет к нарас­та­нию напря­жен­но­сти, отчуж­де­нию супру­гов и, конеч­но, не спо­соб­ству­ет их примирению.

Как же могут пове­сти себя супру­ги в ситу­а­ции кон­флик­та? Суще­ству­ет несколь­ко извест­ных в пси­хо­ло­гии стра­те­гий. В первую оче­редь, это:

- доми­ни­ро­ва­ние;

- уход, избегание;

- уступ­чи­вость;

- ком­про­мисс;

- сотруд­ни­че­ство.

Крат­ко рас­смот­рим основ­ные из них.

Доми­ни­ро­ва­ние одно­го из супру­гов пред­по­ла­га­ет пол­ное и без­ого­во­роч­ное под­чи­не­ние дру­го­го путем сило­во­го воз­дей­ствия или даже подав­ле­ния. В дан­ном слу­чае важ­на побе­да, а не то, какой ценой она доста­лась. Дру­гой, «побеж­ден­ный», супруг при внеш­нем сми­ре­нии оста­ет­ся в про­иг­ры­ше: его инте­ре­сы не учте­ны, жела­ния не рас­смат­ри­ва­ют­ся как суще­ствен­ные. Понят­но, что эта стра­те­гия не самая луч­шая, так как пред­став­ля­ет собой сило­вой вари­ант реше­ния проблем.

Уход, избе­га­ние — это отказ от сво­их инте­ре­сов в соче­та­нии с него­тов­но­стью пой­ти навстре­чу инте­ре­сам парт­не­ра. В этом слу­чае при внеш­нем сми­ре­нии и яко­бы при­ня­тии ситу­а­ции одним из супру­гов, внут­ри кон­фликт оста­ет­ся ост­рым — бур­лят эмо­ции и подав­лен­ные оби­ды. Понят­но, что это тоже не кон­струк­тив­но в плане раз­ре­ше­ния кон­флик­та, так как отчуж­де­ние супру­гов может нарастать.

Ком­про­мисс осно­ван на поис­ке вза­и­мо­при­ем­ле­мо­го реше­ния про­бле­мы путем вза­им­ных усту­пок. В этом слу­чае оба супру­га заин­те­ре­со­ва­ны в том, что­бы най­ти сов­мест­ное реше­ние и каким-то обра­зом кон­фликт раз­ре­шить. При этом супру­ги совер­ша­ют над собой воле­вое уси­лие и, несмот­ря на силу про­ти­во­ре­чия, поиск ком­про­мис­са происходит.

Сотруд­ни­че­ство — это поиск реше­ния, в мак­си­маль­ной сте­пе­ни отве­ча­ю­ще­го инте­ре­сам обо­их парт­не­ров. В дан­ном слу­чае супру­ги лич­ност­но заин­те­ре­со­ва­ны в реше­нии про­бле­мы и уре­гу­ли­ро­ва­нии кон­флик­та. Кон­фликт при этом вос­при­ни­ма­ет­ся супру­га­ми как сред­ство спло­че­ния и духов­но­го воз­рас­та­ния. По сути дела они через про­ти­во­ре­чие при­хо­дят к еще боль­ше­му согла­сию, сохра­няя ува­же­ние и любовь друг к другу.

Тако­вы тра­ди­ци­он­ные пси­хо­ло­ги­че­ские стра­те­гии раз­ре­ше­ния кон­флик­тов. Но жизнь пока­зы­ва­ет, что одно­го зна­ния об успеш­ных и неуспеш­ных стра­те­ги­ях в реаль­ной ситу­а­ции мало. Поче­му? Пото­му что в дан­ном слу­чае учи­ты­ва­ет­ся лишь уро­вень душев­ный, иска­жен­ный стра­стя­ми. В свя­зи с этим важ­но пого­во­рить о духов­ных осно­ва­ни­ях кон­флик­тов и их раз­ре­ше­нии, исхо­дя из свя­то­оте­че­ско­го наследия.

Православный взгляд на конфликты

Основ­ны­ми здесь будут такие поня­тия, как грех, при­ми­ре­ние, про­ще­ние, пока­я­ние. Осо­бен­но­сти воз­ник­но­ве­ния кон­флик­тов и пути их пре­одо­ле­ния в свя­то­оте­че­ской пси­хо­ло­гии раз­ра­бо­та­ны аввой Доро­фе­ем.

Авва Доро­фей так обо­зна­ча­ет нача­ло кон­флик­та: «Слу­ча­ет­ся, что меж­ду бра­ти­я­ми про­изой­дет сму­ще­ние или воз­ник­нет неудо­воль­ствие». Далее он насчи­ты­ва­ет четы­ре эта­па раз­ви­тия кон­фликт­ной ситу­а­ции: от слу­чай­ной стыч­ки до зата­ен­но­го в душе зла, если кон­фликт зашел слиш­ком далеко.

Ста­дии раз­ви­тия кон­фликт­ной ситуации:

Сму­ще­ние состо­ит в оскорб­ле­нии сло­вом бра­та, воз­буж­де­нии помыс­лов. Пре­кра­тить это мож­но мол­ча­ни­ем, молит­вой, покло­ном от серд­ца. Авва Доро­фей срав­ни­ва­ет эту ста­дию с малым уголь­ком, кото­рый дымит­ся, бро­са­ет искры.

Раз­дра­жи­тель­ность («остро­жел­чие», вспыль­чи­вость) — отмсти­тель­ное вос­ста­ние на опе­ча­лив­ше­го; раз­дра­же­ние и воз­буж­де­ние серд­ца вос­по­ми­на­ни­ем; «жар кро­ви око­ло серд­ца». Пре­кра­тить мож­но мол­ча­ни­ем. Нуж­но пере­стать сму­щать­ся и воз­буж­дать себя. Ана­ло­гия с вос­пла­ме­не­ни­ем, под­кла­ды­ва­ни­ем дров в огонь.

Гнев (дер­зость) состо­ит в про­дол­же­нии сму­ще­ния себя и воз­буж­де­нии помыс­лов. Авва Доро­фей для пре­кра­ще­ния сове­ту­ет сде­лать поклон, т. е. «зажи­вить пла­сты­рем рану». Срав­ни­ва­ет эту ста­дию с раной и горя­щим углем.

Зло­па­мят­ность — скорбь и помыс­лы про­тив бра­та; воз­да­ва­ние злом за зло, делом, сло­вом, видом, взгля­дом, неудо­воль­стви­ем на бра­та в серд­це в сво­ем; зло­рад­ство, отсут­ствие радо­сти от бла­го­по­лу­чия обид­чи­ка. Для пре­кра­ще­ния нуж­но «про­лить кровь свою», ста­рать­ся не питать ни одно­го помыс­ла в серд­це; молить­ся за обид­чи­ка, то есть про­явить к нему состра­да­ние, любовь, сми­ре­ние; «очи­стить внут­рен­ний гной зажив­шей свер­ху раны». Срав­не­ние с угас­ши­ми угля­ми, кото­рые могут сохра­нять­ся несколь­ко лет, не пол­но­стью зажив­шей раной, кото­рая воз­об­нов­ля­ет­ся даже от лег­ко­го ушиба.

Таким обра­зом, рабо­та над реше­ни­ем кон­флик­та в свя­то­оте­че­ском кон­тек­сте пред­по­ла­га­ет серьез­ные уси­лия по осо­зна­нию соб­ствен­ной роли и при­зна­ния сво­ей неправо­ты, вины, пока­я­ние на духов­ном уровне и вос­ста­нов­ле­ние лич­ных отно­ше­ний через при­ми­ре­ние во вза­им­ном про­ще­нии на соци­аль­ном уровне, что при­во­дит к сня­тию тре­во­ги и всех послед­ствий стрес­са на пси­хо­ло­ги­че­ском уровне.

Конеч­ный резуль­тат, как отме­ча­ет М.Я.. Дво­рец­кая, — вос­ста­нов­ле­ние целост­ных отно­ше­ний, постро­ен­ных на люб­ви и вза­им­ном дове­рии, когда ухо­дит образ вра­га. При пра­виль­ном раз­ре­ше­нии кон­флик­та чело­век при­хо­дит к Богу, а при непра­виль­ном уда­ля­ет­ся от Него.

Пси­хо­ло­ги и социо­ло­ги часто гово­рят, что кон­фликт явля­ет­ся неиз­беж­ным спут­ни­ком в бра­ке, а кон­струк­тив­ный кон­фликт даже ведет к раз­ви­тию отно­ше­ний. Но не все так про­сто. Свя­тые отцы, исхо­дя из Еван­гель­ских запо­ве­дей, кон­фликт все­гда счи­та­ли злом, он нико­гда не был нор­мой. Само нали­чие внут­рен­не­го или внеш­не­го кон­флик­та они при­пи­сы­ва­ли несо­вер­шен­ству, испор­чен­но­сти чело­ве­че­ской при­ро­ды. Поэто­му вся борь­ба с кон­флик­том и его раз­ре­ше­ние свя­за­ны с вос­ста­нов­ле­ни­ем в чело­ве­ке обра­за Божия.

…В семье Нико­лая и Оль­ги кон­флик­ты не были ред­ко­стью. Воз­ни­ка­ли они часто без каких-то серьез­ных при­чин. Дело в том, что у Нико­лая была одна не совсем при­ят­ная для Оль­ги чер­та, он любил, что­бы в быту поря­док был все­гда и во всем (ска­зы­ва­лась рабо­та с точ­ной тех­ни­кой). Оль­га же не отли­ча­лась боль­шой любо­вью к акку­рат­но­сти, поэто­му ее заде­ва­ли при­дир­ки мужа. Про­ти­во­ре­чия в семье нарас­та­ли. Сто­и­ло толь­ко Нико­лаю сде­лать заме­ча­ние, Оль­га взры­ва­лась и нахо­ди­ла ответ­ные пово­ды для обви­не­ния мужа. Он она пони­ма­ла, что даль­ше так жить нель­зя, и реши­ла дей­ство­вать «по нау­ке» — про­го­ва­ри­вать то, что ее заде­ва­ет, ана­ли­зи­ро­вать моти­вы поступ­ков мужа. К удив­ле­нию Оль­ги, подоб­ная так­ти­ка при­ве­ла к еще боль­ше­му обостре­нию отношений.

Рас­стро­ен­ная Оль­га обра­ти­лась к сво­е­му духов­но­му отцу за сове­том: что делать? Батюш­ка ска­зал: «Все наши кон­флик­ты воз­ни­ка­ют из-за отсут­ствия сми­ре­ния, неуме­ния любить по-насто­я­ще­му. Ведь если бы ты люби­ла мужа, то тер­пе­ла бы все его осо­бен­но­сти харак­те­ра, при­выч­ки, про­ща­ла бы его сла­бо­сти. Сми­рись и слу­шай мужа, и не надо оби­жать­ся по пустя­кам, не нуж­но быть такой серьезной».

Жен­щи­на не сра­зу осо­зна­ла то, что ска­зал духов­ник. Одна­ко жить-то в семье надо, девать­ся неку­да. Внут­ренне сми­рив­шись, она ста­ла выпол­нять сове­ты сво­е­го батюш­ки и через неко­то­рое вре­мя отме­ти­ла, что очень при­ят­но слу­шать мужа. И самое глав­ное, кон­флик­ты куда-то исчезли.

* * *

Совер­шен­ный чело­век цело­стен, в нем нет места про­ти­во­ре­чи­ям, все покры­ва­ет любовь, тер­пе­ние, сми­ре­ние. Путь к целост­но­сти свя­зан с иско­ре­не­ни­ем гре­ха, при­во­дя­ще­го к раз­дво­е­нию лич­но­сти, лице­ме­рию и лжи. Пого­во­рим более подроб­но о воз­мож­но­стях раз­ре­ше­ния конфликтов.

Способы разрешения конфликтов

Преж­де все­го, нуж­но пом­нить о том, чего делать не нуж­но, что «под­ли­ва­ет мас­ла в огонь». А имен­но нельзя:

- исполь­зо­вать сло­ва-обоб­ще­ния. Такие выска­зы­ва­ния, как «веч­но ты опаз­ды­ва­ешь», «нико­гда ты со мной нику­да не ходишь» вызы­ва­ют нега­тив­ную реак­цию и жела­ние защититься;

- при­ме­нять запре­щен­ные при­е­мы, «уда­ры ниже поя­са». Обыч­но это напо­ми­на­ние об интим­ных, лич­ных момен­тах, кото­ры­ми супруг(а) мог поде­лить­ся ранее. Это все рав­но, что уда­рить по откры­той ране;

- пытать­ся решить про­бле­му в при­сут­ствии тре­тьих лиц. Дру­ги­ми сло­ва­ми, не нуж­но выно­сить сор из избы. Игу­мен Геор­гий (Шестун) под­чер­ки­ва­ет, что про внут­рен­ние семей­ные про­бле­мы нико­му не нуж­но рас­ска­зы­вать, делить­ся ими не надо ни с кем. Внут­рен­няя жизнь семьи таин­ствен­на, ее надо беречь. Ведь чело­век может в семье и сла­бость про­явить, и не сдер­жать­ся, но ведь он наде­ет­ся, что близ­кие люди его пой­мут, про­стят. Печаль­но, когда в семье начи­на­ют насме­хать­ся, рас­ска­зы­вать тай­ны, уни­жать — все это гово­рит об уровне поря­доч­но­сти человека;

- копить и скла­ды­вать оби­ды «в мешок» тоже не помо­га­ет для раз­ре­ше­ния кон­флик­та. Ста­рые оби­ды, нега­тив­ные момен­ты семей­ной жиз­ни не долж­ны каж­дый раз «выни­мать­ся из шка­фа». Мож­но обра­щать вни­ма­ние толь­ко на то, что про­изо­шло сей­час, но к тому, что было рань­ше, неза­чем возвращаться.

Но самое важ­ное и слож­ное — научить­ся про­щать друг дру­га. Извест­но выска­зы­ва­ние: «Про­стить, зна­чит, выпу­стить из тем­ни­цы узни­ка, кото­рым явля­ешь­ся ты сам». По боль­шо­му сче­ту все семей­ные про­бле­мы вырас­та­ют из непро­щен­ных, зата­ен­ных обид.

В этой свя­зи вспо­ми­на­ет­ся одна забав­ная ситуация.

Ната­ша и Евге­ний были жена­ты уже две­на­дцать лет. Жили вро­де бы непло­хо, но у Ната­ши была одна нехо­ро­шая при­выч­ка: чуть что, она сра­зу оби­жа­лась и мог­ла не раз­го­ва­ри­вать с мужем неде­ля­ми. Надо отдать долж­ное Евге­нию: на Ната­шу он не оби­жал­ся, ста­рал­ся сгла­дить ситу­а­цию. Семей­ная пара про­фес­си­о­наль­но зани­ма­лась соба­ко­вод­ством, у них была своя вете­ри­нар­ная кли­ни­ка, питом­ник. Одна­жды они поеха­ли в Минск за щен­ком. На обрат­ном пути, неда­ле­ко от гра­ни­цы, супру­ги пору­га­лись. Ната­ша мол­ча пере­лез­ла на зад­нее сиде­нье. На гра­ни­це у них про­ве­ри­ли доку­мен­ты, они немно­го отъ­е­ха­ли от поста и реши­ли зай­ти в кафе; супру­ги разо­шлись при этом в раз­ные сто­ро­ны. Щенок остал­ся в машине, накры­тый оде­я­лом. Женя, купив кофе, сел в маши­ну в твер­дой уве­рен­но­сти, что жена уже там, на зад­нем сиде­нье, завел маши­ну и поехал. Про­ехал более трех­сот кило­мет­ров. Щенок проснул­ся, стал пищать и про­сить есть. Евге­ний попро­сил Ната­шу покор­мить щен­ка, а «в ответ тишина»…

Как рас­ска­зы­вал потом Женя, он пер­вый раз сорвал­ся и стал кри­чать на Ната­шу, а в ответ опять мол­ча­ние. Когда Евге­ний оста­но­вил маши­ну, отдер­нул оде­я­ло, то насту­пи­ла немая сце­на: жены не было. А в это вре­мя Ната­лья мета­лась по гра­ни­це под хохот погра­нич­ни­ков. В ито­ге ее отпра­ви­ли на попут­ной машине и довез­ли до мужа. Но теперь она уже нико­гда не мол­чит, даже если очень силь­но оби­же­на на Евгения.

* * *

Гос­подь запо­ве­до­вал апо­сто­лу: «про­щать винов­но­го до семи­жды семи­де­ся­ти раз, то есть бес­ко­неч­но». Но, к сожа­ле­нию, не все­гда в наших семьях так быва­ет. Почему?

Чаще все­го это свя­за­но с тем, что мы боим­ся про­явить сла­бость: а вдруг мне в сле­ду­ю­щий раз на шею сядут и будут мной помыкать?

Дру­гая при­чи­на состо­ит в неже­ла­нии встать на пози­цию дру­го­го и попро­бо­вать понять, а поче­му он так посту­пил: может, он был взвол­но­ван, расстроен.

И, как пра­ви­ло, при­чи­ны неже­ла­ния про­щать кро­ют­ся в нашей гор­дыне, само­сти, эго­из­ме, кото­рые нашеп­ты­ва­ют на ухо: «Я не потерп­лю, что­бы так со мной обра­ща­лись, я его (ее) про­учу, что­бы в сле­ду­ю­щий раз непо­вад­но было, я дол­жен (а) дать понять, как он(а) вино­ват пере­до мной». Вари­ан­тов может быть мно­же­ство, но исход тако­го раз­ви­тия собы­тий все­гда один — стресс, горечь, чув­ство вины, недо­воль­ство собой, исчез­но­ве­ние люб­ви. Но чело­век сво­бо­ден и он дела­ет свой выбор, по како­му пути ему идти: про­щать или оста­вать­ся с гру­зом ста­рых обид…

Для того что­бы кон­флик­ты успеш­но раз­ре­ша­лись, Гос­подь Бог дал нам неко­то­рые пра­ви­ла, сле­дуя кото­рым, мы можем раз­ре­шать про­ти­во­ре­чия, не раня друг дру­га, не кале­ча сло­ва­ми, а выстра­и­вая мост вза­и­мо­по­ни­ма­ния и доверия.

Апо­сто­лом Пав­лом ска­за­но: «…отверг­нув­ши ложь, гово­ри­те исти­ну каж­дый ближ­не­му сво­е­му, пото­му что мы чле­ны друг дру­гу. Гне­ва­ясь, не согре­шай­те: солн­це да не зай­дет во гне­ве вашем; и не давай­те места диа­во­лу. Кто крал, впредь не кра­ди, а луч­ше тру­дись, делая сво­и­ми рука­ми полез­ное, что­бы было из чего уде­лять нуж­да­ю­ще­му­ся… Ника­кое гни­лое сло­во да не схо­дит из уст ваших, а толь­ко доб­рое, для нази­да­ния в вере… будь­те друг ко дру­гу доб­ры, состра­да­тель­ны, про­щай­те друг дру­га, как и Бог во Хри­сте про­стил вас» (Еф. 4, 25–32).

Пожа­луй, здесь опи­са­ны все духов­ные осно­ва­ния для раз­ре­ше­ния кон­флик­та. Пого­во­рим о них более подробно.

«Отверг­нув­ши ложь, гово­ри­те исти­ну каж­дый ближ­не­му сво­е­му». Цель в дан­ном слу­чае в том заклю­ча­ет­ся в том, что­бы, сохра­няя нор­маль­ные отно­ше­ния, откры­то обсу­дить воз­ник­шую про­бле­му. Если мы будем что-то замал­чи­вать, то вско­ре опять при­дет­ся столк­нуть­ся с этой про­бле­мой, кото­рая, воз­мож­но, обрас­тет дру­ги­ми сложностями.

При этом важ­но во вре­мя кон­флик­та боль­ше гово­рить о сво­их пере­жи­ва­ни­ях, исполь­зо­вать «я»-высказывания, напри­мер: «я очень вол­ну­юсь», «я чув­ствую себя оди­но­ко», «я не знаю, что пред­при­нять и совер­шен­но рас­те­рян», вме­сто того, что­бы начи­нать со сло­ва «ты» («ты»-высказывания): «ты бес­чув­ствен­ный», «тебе напле­вать на семью». Понят­но, что подоб­ные сло­ва вызо­вут ответ­ную агрессию.

«Гне­ва­ясь, не согре­шай­те». Воз­мож­но ли это? С Божьей помо­щью, да. Гнев сам по себе непо­ле­зен, луч­ше, конеч­но, не допус­кать его появ­ле­ния, одна­ко если такое слу­ча­ет­ся, важ­но не обру­ши­вать вол­ну него­до­ва­ния (вполне воз­мож­но и спра­вед­ли­во­го) на голо­ву супруга(и), а пере­клю­чать­ся на про­бле­му, ста­рать­ся раз­ре­шить ее. Нуж­но избе­гать оскорб­ле­ний, обид­ных слов, «уда­ров ниже поя­са» — все это раз­ру­ша­ет отно­ше­ния. И важ­но пом­нить, что преж­де нуж­но ужить­ся с собой, со сво­и­ми недостатками.

Как отме­ча­ет игу­мен Геор­гий (Шестун): «Раз меня чьи-то недо­стат­ки раз­дра­жа­ют, зна­чит, меня лечить надо. Раз­дра­жи­тель­ность, невы­дер­жан­ность — это мой грех. Я долж­на в этом каять­ся, цер­ков­ные таин­ства на помощь при­зы­вать. Если вни­ма­тель­но после­дить за сво­им внут­рен­ним состо­я­ни­ем, то эти же недо­стат­ки, кото­рые так раз­дра­жа­ют в дру­гих, обна­ру­жишь и в себе».

По боль­шо­му сче­ту, наши обид­чи­ки дела­ют очень полез­ное дело: помо­га­ют осо­знать и уви­деть соб­ствен­ные гре­хи, кото­рые «нево­ору­жен­ным взгля­дом» и не раз­гля­дишь. Это то, в чем нуж­но каяться.

«Солн­це да не зай­дет во гне­ве вашем». Реше­ние кон­флик­та не нуж­но откла­ды­вать на потом. Луч­ше сра­зу решить воз­ни­ка­ю­щие про­ти­во­ре­чия. Одна­ко если один из супру­гов чув­ству­ет себя заде­тым, эмо­ци­о­наль­но вовле­чен в ситу­а­цию про­ти­во­ре­чия, может быть, и име­ет смысл усту­пить, даже если и кажет­ся, что вы в дан­ной ситу­а­ции пра­вы. Как под­чер­ки­ва­ет игу­мен Геор­гий (Шестун), «муд­рый уступает».

Дока­зать право­ту мож­но, но какой ценой? Поэто­му силь­но­му надо про­явить муд­рость и пони­ма­ние. Свя­той ста­рец Паи­сий Свя­то­го­рец по это­му пово­ду гово­рил, что более духов­ный чело­век дол­жен отне­стись к неспра­вед­ли­во­сти тоже духов­но. И даже будучи пра­вым, он неко­то­рым обра­зом «не име­ет пра­ва быть правым».

Ведь если кто-то совер­ша­ет ошиб­ку, будучи сла­бым, то он неко­то­рым обра­зом име­ет смяг­ча­ю­щие вину обсто­я­тель­ства. Одна­ко дру­гой, тот, кто нахо­дит­ся в луч­шем духов­ном состо­я­нии и не отно­сит­ся к пер­во­му с пони­ма­ни­ем, не идет к нему навстре­чу, согре­ша­ет намно­го боль­ше, так как мир­ская логи­ка здесь не сра­ба­ты­ва­ет. Если сле­до­вать ей, то мы посто­ян­но будем выяс­нять отношения.

«Делай­те полез­ное» — пред­ла­гай­те кон­струк­тив­ные пути выхо­да из кон­флик­та. Глав­ное — не кто побе­дил, кто про­иг­рал, а поиск сов­мест­но­го реше­ния. Вме­сто слов «в сле­ду­ю­щий раз я это­го не потерп­лю» луч­ше ска­зать «давай дого­во­рим­ся, что в сле­ду­ю­щий раз, когда такое воз­ник­нет, мы будем вести себя так». В конеч­ном ито­ге, глав­ное — взаимопонимание.

«Ника­кое гни­лое сло­во не исхо­дит из уст ваших, сло­ва ваши долж­ны достав­лять бла­го­дать слу­ша­ю­щим». Нуж­но воз­дер­жи­вать­ся от оскорб­ле­ний, уни­же­ний и ста­рать­ся сохра­нять ува­же­ние и любовь несмот­ря ни на что.

«Будь­те друг ко дру­гу доб­ры, состра­да­тель­ны». На этом момен­те хоте­лось бы оста­но­вить­ся более подроб­но, так как нуж­но пом­нить о глу­бин­ных при­чи­нах семей­ных про­ти­во­ре­чий. Понят­но, что на пустом месте они не возникают.

Св. Иоанн Зла­то­уст отме­ча­ет: «Отку­да источ­ник гре­ха, отту­да и бич нака­за­ния… И ныне мно­гие ведут вой­ну в домах сво­их: один встре­ча­ет вой­ну от жены, дру­гой оса­жда­ет­ся сыном, иной тер­пит непри­ят­но­сти от бра­та… — и каж­дый мучит­ся, доса­ду­ет, сра­жа­ет­ся, при­чи­ня­ет вой­ну и пора­жа­ет­ся вой­ною; но никто не дума­ет… что если бы он не посе­ял гре­хов, то не воз­рос­ли бы в доме его тер­ния и вол­ч­цы, — если бы не под­ло­жил искр гре­хов­ных, то не вос­пла­ме­нил­ся бы дом его. А что бед­ствия суть пло­ды гре­хов и что испол­ни­те­ля­ми нака­за­ния греш­ни­ку Бог назна­ча­ет домаш­них его. …Злая жена есть бич за грех, об этом сви­де­тель­ству­ет Боже­ствен­ное Писа­ние; оно гово­рит, что злая жена дает­ся греш­но­му мужу» (Сир. 26, 3, 9). «Итак, узнав, бра­тия, что вой­ны от домаш­них, род­ных и рабов и болез­ни телес­ные боль­шей частью быва­ют за гре­хи, будем истреб­лять источ­ник зол — грех».

Мож­но к ска­зан­но­му доба­вить, что нуж­но дей­стви­тель­но быть доб­ры­ми и состра­да­тель­ны­ми к сво­им домаш­ним обид­чи­кам, ибо они в дан­ном слу­чае высту­па­ют в каче­стве духов­ных вра­чей, кото­рых назна­чил нам Бог для наше­го же бла­га. И если мы сми­рен­но потер­пим, доб­ро­же­ла­тель­но пере­не­сем оскорб­ле­ния, то духов­ное исце­ле­ние не за гора­ми. В свя­зи с этим отдель­но хоте­лось бы пого­во­рить о сми­ре­нии и тер­пе­нии и их роли в раз­ре­ше­нии конфликтов.

Смирение и терпение

Игу­мен Геор­гий (Шестун) отме­ча­ет, что прак­ти­че­ски все про­бле­мы в семье воз­ни­ка­ют из-за отсут­ствия сми­ре­ния. «Мы все не хотим сми­рять­ся: мужья перед Богом, жены перед мужья­ми, дети перед роди­те­ля­ми. Как толь­ко каж­дый вста­нет на свое место, все про­бле­мы в семье нач­нут исче­зать…» Далее он про­дол­жа­ет: «Надо пони­мать, что все же пожар сле­ду­ет тушить не бен­зи­ном и не керо­си­ном. Нель­зя раз­дра­жать­ся. А то полу­ча­ет­ся, что муж вспы­лит, а жена еще боль­ше мас­ла в огонь под­ли­ва­ет. Нуж­но заста­вить себя потер­петь. Сми­рить­ся, пото­му что у зла есть одна осо­бен­ность: оно тре­бу­ет под­пит­ки. Чело­век, когда раз­дра­жа­ет­ся, жела­ет и дру­гих выве­сти из себя, зара­зить сво­ей зло­бой… Нуж­но научить­ся этот пожар гасить. А гасит сми­ре­ние, тер­пе­ние. Потом, когда все успо­ко­ит­ся, мож­но ска­зать, толь­ко не в раз­дра­же­нии. И молить­ся об умяг­че­нии злых сер­дец пред «Семи­стрель­ной» ико­ной Божи­ей Мате­ри, свя­тым, кото­рые явля­ют­ся покро­ви­те­ля­ми супру­же­ской жизни.

И, конеч­но, нуж­но быть разум­ным, когда всту­па­ешь в брак. Чело­век ни с того ни с сего не ста­но­вит­ся алко­го­ли­ком, не ста­но­вит­ся жесто­ким. Если ты видишь такие про­яв­ле­ния и все же идешь под венец, долж­на пони­мать, какой крест на себя берешь. А если уж берешь, то тер­пи, неси, смиряйся».

Итак, сми­ре­ние, тер­пе­ние — осно­ва семей­ной жиз­ни. Свя­той ста­рец Паи­сий Свя­то­го­рец под­чер­ки­ва­ет, что любые про­ти­во­ре­чия, кон­флик­ты, недо­воль­ство — все это покры­ва­ет­ся смирением.

Напри­мер, если близ­кий чело­век кипит него­до­ва­ни­ем, взвин­чен, раз­дра­жен, что ему не гово­ри, тол­ку ника­ко­го не будет. В этот момент нуж­но замол­чать и тво­рить Иису­со­ву молит­ву. От молит­вы он успо­ко­ит­ся и потом мож­но будет прид­ти с ним к вза­и­мо­по­ни­ма­нию. «… ведь и рыба­ки не выхо­дят рыба­чить, если на море вол­не­ние. Они тер­пе­ли­во ждут, пока пого­да не наладится».

«Пре­тер­пев­ший же до кон­ца, тот спа­сен будет», — гово­рит Еван­ге­лие. Бог дает людям труд­но­сти, раз­лич­ные испы­та­ния ради того, что­бы они под­на­то­ре­ли в тер­пе­нии. Ста­рец Паи­сий Свя­то­го­рец под­чер­ки­ва­ет, что самые боль­шие про­бле­мы про­ис­хо­дят из-за пустя­ков, из-за несми­ре­ния в мело­чах, когда один из супру­гов не хочет «тер­петь при­чу­ды дру­го­го». И чем боль­ше чело­век сми­ря­ет­ся, тем боль­ше он стя­жа­ет Боже­ствен­ной бла­го­да­ти, «откла­ды­вая ее на свой духов­ный счет», в то вре­мя как дру­гой, нетер­пе­ли­вый и несми­рен­ный, эту бла­го­дать от себя отго­ня­ет и в ито­ге ока­зы­ва­ет­ся «пустым».

Семейные функции

В устрой­стве дома дол­жен при­ни­мать уча­стие каж­дый член семьи, и самое пол­ное семей­ное сча­стье может быть достиг­ну­то, когда все чест­но выпол­ня­ют свои обязанности.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

В пси­хо­ло­гии под семей­ны­ми функ­ци­я­ми пони­ма­ет­ся сфе­ра жиз­не­де­я­тель­но­сти семьи, непо­сред­ствен­но свя­зан­ная с удо­вле­тво­ре­ни­ем опре­де­лен­ных потреб­но­стей ее чле­нов. А какие потреб­но­сти в семье удо­вле­тво­ря­ют­ся? Они всем известны:

- потреб­но­сти, свя­зан­ные с мате­рин­ством и отцовством;

- потреб­ность в духов­ной, пси­хо­ло­ги­че­ской и физи­че­ской близости;

- потреб­ность в семей­ном общении;

- потреб­но­сти, свя­зан­ные с бытом, семей­ным уютом.

Раз­ные авто­ры, пере­чис­ляя функ­ции семьи, назы­ва­ют их по-

раз­но­му, хотя смысл оста­ет­ся оди­на­ко­вым. Боль­шин­ство авто­ров исполь­зу­ют пере­чень из 6–7 функ­ций семьи, в первую оче­редь таких, каю

- хозяй­ствен­но-эко­но­ми­че­ская функ­ция. Она свя­за­на с пита­ни­ем семьи, при­об­ре­те­ни­ем и содер­жа­ни­ем домаш­не­го иму­ще­ства, одеж­ды, обу­ви, бла­го­устрой­ством жили­ща, созда­ни­ем домаш­не­го уюта, орга­ни­за­ци­ей жиз­ни и быта семьи, фор­ми­ро­ва­ни­ем и рас­хо­до­ва­ни­ем домаш­не­го бюджета;

- репро­дук­тив­ная функ­ция. Она свя­за­на с рож­де­ни­ем детей, их вос­пи­та­ни­ем, соци­а­ли­за­ци­ей. Толь­ко в семье воз­мож­но пол­но­цен­ное раз­ви­тие ребенка;

- реге­не­ра­тив­ная функ­ция (лат. regeneratio — воз­рож­де­ние, воз­об­нов­ле­ние). Она свя­за­на с насле­до­ва­ни­ем ста­ту­са, фами­лии, иму­ще­ства, соци­аль­но­го положения;

- обра­зо­ва­тель­но-вос­пи­та­тель­ная функ­ция, или функ­ция пер­вич­но­го соци­аль­но­го кон­тро­ля. Эта функ­ция состо­ит в удо­вле­тво­ре­нии потреб­но­стей в отцов­стве и мате­рин­стве, само­ре­а­ли­за­ции в детях, и в тоже вре­мя их вос­пи­та­нии, соци­а­ли­за­ции, при­ви­тии мораль­ных и нрав­ствен­ных норм;

- рекре­а­тив­ная функ­ция (лат. recreatio — вос­ста­нов­ле­ние). Она свя­за­на с отды­хом, орга­ни­за­ци­ей досу­га, забо­той о здо­ро­вье и бла­го­по­лу­чии чле­нов семьи;

- эмо­ци­о­наль­но-пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ская функ­ция семьи поз­во­ля­ет ее чле­нам удо­вле­тво­рять потреб­но­сти в сим­па­тии, ува­же­нии, при­зна­нии, эмо­ци­о­наль­ной под­держ­ке, пси­хо­ло­ги­че­ской защите;

- сек­су­аль­но-эро­ти­че­ская функ­ция свя­за­на с удо­вле­тво­ре­ни­ем сек­су­аль­ных потреб­но­стей в браке;

- функ­ция духов­но­го обще­ния свя­за­на с духов­ной бли­зо­стью, потреб­но­стью стать «одной пло­тью», вос­ста­но­вить пер­во­на­чаль­ную целостность.

Функ­ции семьи иерар­хич­ны. Иерар­хия функ­ций опре­де­ля­ет­ся как осо­бен­но­стя­ми кон­крет­ной семьи, так и исто­ри­че­ским кон­тек­стом дан­ной эпо­хи. Так, напри­мер, если в XIX веке на пер­вом плане сто­я­ли хозяй­ствен­но-эко­но­ми­че­ские, репро­дук­тив­ные, функ­ции мате­рин­ства и отцов­ства, то посте­пен­но, с тече­ни­ем вре­ме­ни, к XXI веку про­изо­шел сдвиг в сто­ро­ну доми­ни­ро­ва­ния эмо­ци­о­наль­но-пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских и сек­су­аль­но-эро­ти­че­ских функ­ций. Дру­ги­ми сло­ва­ми, дето­рож­де­ние как цель бра­ка ушло на зад­ний план, на пер­вый план вышло удо­вле­тво­ре­ние инди­ви­ду­аль­ных потреб­но­стей супру­гов, их само­ре­а­ли­за­ция и раз­ви­тие. Понят­но, что в этом кон­тек­сте дети вос­при­ни­ма­ют­ся как обу­за и тяже­лый груз.

Семейные роли: психологический и святоотеческий взгляд

Что же такое роль? В пси­хо­ло­гии под ролью пони­ма­ет­ся опре­де­лен­ная соци­аль­ная модель пове­де­ния, ожи­да­е­мая от чле­на семьи. Семей­ные роли могут быть клас­си­фи­ци­ро­ва­ны по раз­лич­ным основаниям:

- в зави­си­мо­сти от ста­ту­са род­ствен­ных отно­ше­ний: роли мужа, жены, роди­те­лей — мате­ри и отца, детей — сына и доче­ри, бра­та и сест­ры, пра­ро­ди­те­лей — бабуш­ки и дедуш­ки и пр.;

- в зави­си­мо­сти от поло­вых осо­бен­но­стей. Основ­ной лини­ей диф­фе­рен­ци­а­ции ролей муж­чин и жен­щин явля­ет­ся линия «дом — рабо­та». Напри­мер, от муж­чи­ны тра­ди­ци­он­но тре­бу­ет­ся в первую оче­редь, что­бы он стал про­фес­си­о­на­лом, заня­тым на посто­ян­ной, хоро­шо опла­чи­ва­е­мой рабо­те. На жен­щи­ну воз­ла­га­ет­ся ответ­ствен­ность за дом, семью, детей, про­фес­си­о­наль­ная дея­тель­ность допус­ка­ет­ся, но как нечто вто­ро­сте­пен­ное по отно­ше­нию к семье;

- в зави­си­мо­сти от выпол­ня­е­мых функ­ций выде­ля­ют сле­ду­ю­щий набор ролей: кор­ми­лец семьи, хозя­ин (хозяй­ка) дома, ответ­ствен­ный за уход и вос­пи­та­ние мла­ден­ца, вос­пи­та­тель детей, семей­ный пси­хо­те­ра­певт, ответ­ствен­ный за под­дер­жа­ние род­ствен­ных свя­зей, орга­ни­за­тор досу­га и раз­вле­че­ний, орга­ни­за­тор семей­ной субкультуры.

Рас­смот­рим содер­жа­ние этих ролей более подробно.

Роль кор­миль­ца соот­вет­ству­ет выпол­не­нию функ­ции обес­пе­че­ния мате­ри­аль­но­го, финан­со­во­го бла­го­по­лу­чия семьи. В тра­ди­ци­он­ной семье эту роль испол­ня­ет муж В семье эга­ли­тар­ной (демо­кра­ти­че­ской), как пра­ви­ло, этот вопрос супру­ги пыта­ют­ся решать сов­мест­но. Роль хозя­и­на (хозяй­ки) дома реа­ли­зу­ет функ­цию орга­ни­за­ции и под­дер­жа­ния быта. В тра­ди­ци­он­ной семье эта роль отво­дит­ся жене. В эга­ли­тар­ных семьях эти роле­вые функ­ции рас­пре­де­ля­ют­ся при­мер­но поров­ну с уче­том куль­тур­ных сте­рео­ти­пов и пред­став­ле­ний о роли муж­чи­ны и жен­щи­ны в под­дер­жа­нии семей­но­го очага.

Роль ответ­ствен­но­го за вос­пи­та­ние мла­ден­ца выде­ля­ет­ся из вос­пи­та­тель­ной функ­ции семьи и высту­па­ет как отдель­ная, так как вза­и­мо­дей­ствие ребен­ка с близ­ким взрос­лым в мла­ден­че­ском воз­расте носит очень тес­ный харак­тер, тре­бу­ет посто­ян­но­го сотруд­ни­че­ства и при­сут­ствия взрос­ло­го. Тра­ди­ци­он­ные нор­мы пред­пи­сы­ва­ют выпол­не­ние этой роли мате­ри, одна­ко неко­то­рые чрез­мер­но эга­ли­тар­ные семьи пыта­ют­ся вовле­кать в реа­ли­за­цию этой роли няню, бабуш­ку с тем, что­бы быст­рее вер­нуть­ся на рабо­ту и про­дол­жать само­ре­а­ли­зо­вы­вать­ся. При этом упус­ка­ет­ся тот важ­ный момент, что мате­рин­ский кон­такт, осо­бен­но в груд­ном воз­расте, ничем и никем не заме­нить. Мат­ри­ца эмо­ци­о­наль­но­го опы­та в этот пери­од закла­ды­ва­ет­ся на всю жизнь.

Роль вос­пи­та­те­ля детей, пред­по­ла­га­ю­щая управ­ле­ние про­цес­сом соци­а­ли­за­ции, мораль­но­го раз­ви­тия, ста­нов­ле­ния ком­пе­тент­но­сти, как пра­ви­ло, осу­ществ­ля­ет­ся обо­и­ми роди­те­ля­ми, но, конеч­но, при­о­ри­тет в вос­пи­та­нии отда­ет­ся матери.

Роль пси­хо­те­ра­пев­та, обес­пе­чи­ва­ю­щая удо­вле­тво­ре­ние потреб­но­стей чле­нов семьи в эмо­ци­о­наль­ном вза­и­мо­по­ни­ма­нии, под­держ­ке, без­опас­но­сти, чув­стве лич­ност­ной само­цен­но­сти, явля­ет­ся клю­че­вой в совре­мен­ной семье. Тра­ди­ци­он­но эта роль отво­дит­ся жен­щине в силу при­зна­ния ее боль­шей эмо­ци­о­наль­ной чув­стви­тель­но­сти, одна­ко в дей­стви­тель­но­сти дело обсто­ит так дале­ко не все­гда. Навер­ное, «хоро­ша лож­ка к обе­ду»; веро­ят­но, что в иде­а­ле выпол­не­ние этой роли зави­сит в первую оче­редь от эмо­ци­о­наль­но­го состо­я­ния того, кто нуж­да­ет­ся в помо­щи и сочув­ствии. И не важ­но, кто это, муж или жена; если люди любят друг друга.

Пере­чис­лен­ные роли высту­па­ют ско­рее как внут­рен­ние семей­ные роли, не пред­по­ла­га­ю­щие выхо­да за пре­де­лы гра­ниц семей­ной систе­мы. Наря­ду с ними мож­но гово­рить и о семей­ных ролях, реа­ли­зу­е­мых в кон­тек­сте более широ­ко­го соци­аль­но­го окру­же­ния. К таким ролям отно­сят­ся роли ответ­ствен­но­го за под­дер­жа­ние род­ствен­ных свя­зей, орга­ни­за­то­ра досу­га и семей­ной субкультуры.

Роль ответ­ствен­но­го за под­дер­жа­ние род­ствен­ных свя­зей пред­по­ла­га­ет лидер­ство в орга­ни­за­ции обще­ния с род­ны­ми и близ­ки­ми, уча­стие в семей­ных риту­а­лах, цере­мо­ни­ях, празд­ни­ках, орга­ни­за­цию и осу­ществ­ле­ние необ­хо­ди­мой мате­ри­аль­ной и пси­хо­ло­ги­че­ской под­держ­ки нуж­да­ю­щим­ся чле­нам рас­ши­рен­ной семьи. Тра­ди­ци­он­но эту роль испол­ня­ла жена, в эга­ли­тар­ных семьях эта функ­ция рас­пре­де­ле­на поров­ну. Роль орга­ни­за­то­ра семей­но­го досу­га, как пра­ви­ло, при­ни­ма­ет на себя муж­чи­на, кото­рый отве­ча­ет за духов­ность семьи в целом.

Роль орга­ни­за­то­ра семей­но­го досу­га, реа­ли­зу­ю­ще­го рекре­а­ци­он­ную функ­цию семьи, направ­ле­на на пла­ни­ро­ва­ние и орга­ни­за­цию про­ве­де­ния выход­ных дней и отпус­ка семьи. По всей види­мо­сти, эту роль может выпол­нять тот супруг, у кото­ро­го для это­го есть боль­ше возможностей.

Роль орга­ни­за­то­ра семей­ной суб­куль­ту­ры, свое­об­раз­но­го духов­но­го лиде­ра семьи, опре­де­ля­ю­ще­го инте­ре­сы, куль­тур­ные запро­сы, увле­че­ния семьи, ина­че гово­ря, твор­ца семей­ной суб­куль­ту­ры, соот­вет­ству­ет функ­ции духов­но­го обще­ния. Как пра­ви­ло, эту роль при­ни­ма­ет на себя муж­чи­на, кото­рый отве­ча­ет за духов­ность семьи в целом.

В свя­то­оте­че­ской тра­ди­ции мно­го гово­рит­ся об обя­зан­но­стях мужа и жены, что тоже нераз­рыв­но свя­за­но с про­бле­мой семей­ных ролей.

Как отме­ча­ет свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник, «гла­ва семьи… дол­жен вос­при­ять на себя пол­ную и все­сто­рон­нюю забо­ту о доме… иметь неусып­ное попе­че­ние о нем… Сия забо­та долж­на быть обра­ще­на: на бла­го­ра­зум­ное, проч­ное и пол­ное хозяй­ство, что­бы вся­кий во всем мог иметь посиль­ное доволь­ствие, жизнь небо­лез­нен­ную, без­бед­ную… В семей­ном отно­ше­нии он рас­по­ря­ди­тель и пра­ви­тель дел. Дела духов­ные тоже на нем. Глав­ное здесь — вера и бла­го­че­стие. Семей­ство — цер­ковь. Он гла­ва сей Церк­ви. Пусть же блю­дет чисто­ту ее… Спо­соб и часы домаш­не­го молитво­ва­ния на нем… Спо­со­бы про­све­ще­ния семей­ства в вере на нем; рели­ги­оз­ная жизнь каж­до­го на нем: вра­зу­ми, укре­пи, осте­пе­ни… Нако­нец, на нем лежит обя­зан­ность хра­нить семей­ные обы­чаи… осо­бен­но дух и нра­вы пред­ков дер­жать в семей­стве и память о них пере­да­вать из рода в род»…

Далее Фео­фан Затвор­ник под­чер­ки­ва­ет: «Муж — гла­ва жене… Толь­ко сия власть долж­на быть не дес­по­ти­че­ская, а любов­ная. Имей жену подру­гою и силь­ной любо­вью застав­ляй ее быть покор­ною. Во всех делах дол­жен счи­тать ее пер­вой… совет­ни­цею, пер­вой пове­рен­ной тайн. Дол­жен смот­реть на нее, забо­тить­ся о ее умствен­ном и нрав­ствен­ном совер­шен­стве, снис­хо­ди­тель­но и тер­пе­ли­во отреб­ляя недоб­рое и насаж­дая доб­рое… Но уж никак не поз­во­ляй себя раз­вра­тить ее сво­им небре­же­ни­ем и воль­но­стию. Муж — убий­ца, если сми­рен­ная, крот­кая и бла­го­че­сти­вая жена ста­но­вит­ся у него рас­се­ян­ною и своенравною…»

Об обя­зан­но­стях жены свя­ти­тель гово­рит сле­ду­ю­щее: «Жена же со сво­ей сто­ро­ны долж­на во всем слу­шать­ся мужа, вся­че­ски скло­нять свой нрав к его нра­ву и быть ему все­це­ло пре­дан­ною… В слу­чае несо­гла­сия быть уступ­чи­вою и тер­пе­ли­во сно­сить все, что пока­жет­ся не по нра­ву; ина­че не сохра­нишь мира доро­го­го. Одна­ко ж это не отни­ма­ет у нее обя­зан­но­сти забо­тить­ся о доб­ро­нра­вии супру­га. Сво­ею муд­ро­стью и вли­я­ни­ем она может изме­нить его нрав… Нако­нец пом­нить, что на ее доле блю­де­ние домаш­них дел, хотя испол­ни­тель­ное толь­ко. Ее долг — делать поло­жен­ное; видя какую нестрой­ность, ска­зать и вос­ста­но­вить, или восполнить».

Конеч­но, совре­мен­ная жен­щи­на может не согла­сить­ся с таким рас­пре­де­ле­ни­ем обя­зан­но­стей и ролей, это ее пра­во. Одна­ко нуж­но пом­нить, что в конеч­ном ито­ге семей­ная гар­мо­ния скла­ды­ва­ет­ся имен­но из этих акси­ом, выпол­не­ние или невы­пол­не­ние кото­рых ведет или к про­цве­та­нию семьи, или ее краху.

Свя­тая муче­ни­ца и стра­сто­тер­пи­ца цари­ца Алек­сандра так писа­ла об обя­зан­но­стях жены и мужа: «Неко­то­рые жены дума­ют толь­ко о роман­ти­че­ских иде­а­лах, а повсе­днев­ны­ми сво­и­ми обя­зан­но­стя­ми пре­не­бре­га­ют и не укреп­ля­ют этим свое семей­ное сча­стье. Часто быва­ет, когда самая неж­ная любовь поги­ба­ет, а при­чи­на это­го в бес­по­ряд­ке, небреж­но­сти, пло­хом веде­нии домаш­не­го хозяйства».

Мари­на Крав­цо­ва спра­вед­ли­во отме­ча­ет, что быт — это кан­ва семей­ной жиз­ни, на кото­рой мы выши­ва­ем узо­ры сча­стья и люб­ви или зло­бы и кон­флик­тов. Все зави­сит от самих супру­гов. Конеч­но, рас­пре­де­ле­ние ролей не стро­го пред­опре­де­ле­но. Как под­чер­ки­ва­ет игу­мен Геор­гий (Шестун), муж может помо­гать жене в домаш­них делах, но не дол­жен. Все же муж содер­жит семью, а жена хра­ни­тель­ни­ца семей­но­го оча­га. Муж сам с удо­воль­стви­ем помо­жет, если видит, что жене труд­но, но застав­лять, при­зы­вать мужа насиль­но не нуж­но, это раз­ру­шит отношения.

К сожа­ле­нию, в семьях часто воз­ни­ка­ют про­бле­мы, свя­зан­ные с рас­пре­де­ле­ни­ем ролей. Быва­ет так, что муж выпол­ня­ет не свой­ствен­ные ему роли: моет, уби­ра­ет, гото­вит, или жена взва­ли­ва­ет на себя груз муж­ских про­блем — ста­но­вит­ся добыт­чи­ком денег, кор­миль­цем. Есте­ствен­но, при этом у супру­гов воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние неудо­вле­тво­рен­но­сти, дис­ком­фор­та, ведь изна­чаль­ная муж­ская и жен­ская при­ро­да стра­да­ет, от сво­е­го пред­на­зна­че­ния не убежишь.

Искаженные роли

Неред­ко в семьях с нере­шен­ной про­бле­мой рас­пре­де­ле­ния ролей появ­ля­ют­ся так назы­ва­е­мые пато­ло­ги­зи­ру­ю­щие роли — иска­жен­ные, урод­ли­вые обра­зо­ва­ния, при­зван­ные околь­ным путем удо­вле­тво­рить потреб­но­сти мужа или жены. Такие роли в боль­шей сте­пе­ни харак­тер­ны для лич­ност­но и духов­но незре­лых супру­гов, не пыта­ю­щих­ся глу­бо­ко разо­брать­ся в истин­ных при­чи­нах сво­их неудо­вле­тво­ри­тель­ных семей­ных отношений.

Общий прин­цип воз­ник­но­ве­ния подоб­ных ролей состо­ит в сле­ду­ю­щем: член семьи, испы­ты­вая дефи­цит в какой-либо сфе­ре сво­ей жиз­ни, будет бес­со­зна­тель­но его вос­пол­нять «околь­ным» путем. К при­ме­ру, часто быва­ет так, что муж­чи­на, не зани­ма­ю­щий закон­ной иерар­хии гла­вы семьи, пыта­ет­ся решить эту про­бле­му, дис­кре­ди­ти­руя сво­е­го сына, нахо­дя в нем мас­су недо­стат­ков, тем самым кос­вен­но повы­шая свой ста­тус и само­оцен­ку. Или же супру­ги, име­ю­щие слож­но­сти в эмо­ци­о­наль­ной бли­зо­сти, так­же могут испы­ты­вать опре­де­лен­ный дефи­цит, но ниче­го не делать для изме­не­ния ситу­а­ции. Но про­бле­ма-то есть. И тогда часто для ее «реше­ния» в ситу­а­цию вовле­ка­ют­ся дети, кото­рые ста­но­вят­ся свое­об­раз­ны­ми стре­лоч­ни­ка­ми — «небла­го­дар­ны­ми», «недо­стой­ны­ми» роди­тель­ской люб­ви и т. д. В этом слу­чае супру­же­ские слож­но­сти отхо­дят на зад­ний план, а винов­ны­ми ста­но­вят­ся дети. Таков общий прин­цип воз­ник­но­ве­ния пато­ло­ги­зи­ру­ю­щих ролей.

«Репер­ту­ар» пато­ло­ги­зи­ру­ю­щих ролей боль­шой и вклю­ча­ет такие вари­ан­ты, как «семей­ный козел отпу­ще­ния», «позор семьи», «любим­чик», «бэби», «боль­ной член семьи» и дру­гие. Напри­мер, роль «козел отпу­ще­ния» выпол­ня­ет функ­цию «гро­мо­от­во­да» и слу­жит для эмо­ци­о­наль­но­го отре­а­ги­ро­ва­ния осталь­ных чле­нов семьи. При­чи­на воз­ник­но­ве­ния этой роли кро­ет­ся в нали­чии слож­но­стей обще­ния супру­гов. Это быва­ет тогда, когда муж или жена не могут напря­мую выра­зить свои эмо­ции, поде­лить­ся ими, или же если суще­ству­ет запрет на опре­де­лен­ные нега­тив­ные чув­ства. Эти чув­ства могут актив­но вытес­нять­ся, но нику­да не дева­ют­ся и ищут сво­е­го выхо­да — как пра­ви­ло, в изли­я­нии «спра­вед­ли­во­го» гне­ва на голо­ву одно из чле­нов семьи, чаще ребен­ка. При­ве­дем пример.

…В семье Ани жизнь шла по опре­де­лен­ным пра­ви­лам: это мож­но, а это нель­зя, это поощ­ря­ет­ся, а это нака­зы­ва­ет­ся. К Ане предъ­яв­ля­ли очень высо­кие тре­бо­ва­ния, ее роди­те­ли зани­ма­ли высо­кие посты и все­гда гово­ри­ли: «Ты долж­на соот­вет­ство­вать сво­е­му поло­же­нию и вести себя при­лич­но». И это посто­ян­ное тре­бо­ва­ние соблю­де­ния «при­ли­чий» висе­ло дамо­кло­вым мечом над голо­вой девоч­ки. Что бы она ни дела­ла, она посто­ян­но лови­ла себя на том, что оце­ни­ва­ет каж­дое свое сло­во, каж­дый посту­пок, каж­дый жест с пози­ции «а пра­виль­но ли я делаю?» Окру­жа­ю­щие счи­та­ли Аню ско­ван­ной и нелю­ди­мой. В семье она не мог­ла поде­лить­ся сво­и­ми про­бле­ма­ми, ведь роди­те­ли так заня­ты, реша­ют серьез­ные вопро­сы, да и они сами обра­ща­ли на Аню вни­ма­ние толь­ко изред­ка. Друг с дру­гом супру­ги были доста­точ­но холод­ны и гово­ри­ли толь­ко о делах, но накап­ли­ва­лись раз­лич­ные эмо­ции, кото­рые пере­пол­ня­ли их. «Гро­мо­от­во­дом» высту­па­ла Аня. «Ты поче­му так себя ведешь?! Дочь руко­во­ди­те­ля долж­на дер­жать себя в руках…» — часто с гне­вом обру­ши­ва­лись на нее супру­ги, объ­еди­ня­ясь при этом.

Аня толь­ко ста­ра­лась быть неза­мет­ной, никак не про­яв­лять себя… Мно­го лет ей потре­бо­ва­лось потом, что­бы посте­пен­но рас­пра­вить плечи.

* * *

«Позор семьи». Эта роль во мно­гом сход­на с преды­ду­щей. Отли­чие состо­ит в том, что свои соб­ствен­ные неуда­чи и про­ма­хи роди­тель или роди­те­ли при­пи­сы­ва­ют сво­е­му ребен­ку, объ­яв­ляя его вино­ва­тым во всех невзгодах.

«Любим­чик». Эта роль свое­об­раз­но­го посред­ни­ка меж­ду кон­флик­ту­ю­щи­ми чле­на­ми семьи; высту­па­ет в каче­стве эмо­ци­о­наль­но­го нача­ла, объ­еди­ня­ю­ще­го семью и пре­пят­ству­ю­ще­го выхо­ду на откры­тое реше­ние проблемы.

«Боль­ной член семьи». Это осно­ва для ухо­да от реаль­но суще­ству­ю­щих про­блем семьи и объ­еди­не­ния семьи в ухо­де за «стра­даль­цем».

…Маше при рож­де­нии был постав­лен диа­гноз: дет­ский цере­браль­ный пара­лич, лег­кая фор­ма. Девоч­ка ста­ла пере­дви­гать­ся, обслу­жи­вать себя, но мать, у кото­рой не сло­жи­лась ни лич­ная жизнь, ни карье­ра, реши­ла «пере­стра­хо­вать­ся», пыта­ясь убе­жать от чув­ства сво­ей несо­сто­я­тель­но­сти. «Посвя­щу себя ребен­ку, — реши­ла мать, — все сде­лаю для нее». И она «сде­ла­ла», поса­див девоч­ку в инва­лид­ную коляс­ку, таким обра­зом закре­пив забо­ле­ва­ние, хотя оно мог­ло вполне ском­пен­си­ро­вать­ся. Девоч­ка на всю жизнь оста­лась инва­ли­дом, а мама «геро­и­че­ской жен­щи­ной» отдав­шей свою жизнь ребенку.

Роли напря­мую свя­за­ны с семей­ной иерархией.

Семейная иерархия

Сле­ду­ет отме­тить, что пра­во­слав­ное миро­по­ни­ма­ние глу­бо­ко иерар­хич­но, преж­де все­го пото­му, что оно лич­ност­но. Оно под­ра­зу­ме­ва­ет, что для каж­дой лич­но­сти есть свое, Богом пред­на­зна­чен­ное ей место. Реа­ли­зо­вать себя на этом месте — смысл жиз­ни лич­но­сти. Это в пол­ной мере отно­сит­ся и к семье, в кото­рой иерар­хия явля­ет­ся клю­че­вой характеристикой.

Тра­ди­ци­он­ная иерар­хия, это Бог — муж — жена – ребе­нок. Муж под­чи­нен Богу, жена под­чи­не­на мужу, ребе­нок — родителям.

Семей­ная иерар­хия вклю­ча­ет в себя несколь­ко контекстов’.

- сопод­чи­нен­ность одно­го чле­на семьи другому;

- доми­ни­ро­ва­ние, власть одно­го из чле­нов семьи, главенство;

- ответ­ствен­ность за семью.

Свя­щен­ное Писа­ние сви­де­тель­ству­ет о стро­гом иерар­хи­че­ском устро­е­нии семьи: «Вся­ко­му мужу гла­ва Хри­стос; жене гла­ва — муж» (1 Кор. 11,3); «учить жене не поз­во­ляю, ни власт­во­вать над мужем, но быть в без­мол­вии. Ибо преж­де создан Адам, а потом Ева» (1 Тим. 2, 12–13); «Жены, пови­нуй­тесь сво­им мужьям, как Гос­по­ду… Как Цер­ковь пови­ну­ет­ся Хри­сту, так и жены сво­им мужьям во всем» (Еф. 5, 22, 24); «Дети, пови­нуй­тесь сво­им роди­те­лям в Гос­по­де, ибо сего тре­бу­ет спра­вед­ли­вость» (Еф. 6, 1); «Дети, будь­те послуш­ны роди­те­лям во всем; ибо сие бла­го­угод­но Гос­по­ду» (Кол. 3, 20).

Апо­стол Павел по пово­ду иерар­хии так­же писал: «Хочу так­же, что­бы вы зна­ли, что вся­ко­му мужу гла­ва Хри­стос, жене гла­ва — муж, а Хри­сту гла­ва — Бог… Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа. Впро­чем, ни муж без жены, ни жена без мужа, в Гос­по­де. Ибо как жена от мужа, так и муж через жену; все же — от Бога» (1 Кор. 11, 3,8–9, 11–12).

Таким обра­зом, пра­во­слав­ная иерар­хия уста­нав­ли­ва­ет еди­не­ние мужа и жены, не лишая при этом каж­до­го из них сво­е­го осо­бо­го пути, осо­бо­го слу­же­ния. В под­чи­не­нии жены мужу нет ниче­го уни­зи­тель­но­го, постыд­но­го, так как жен­щи­на и муж­чи­на обла­да­ют изна­чаль­но раз­ной при­ро­дой. Жен­щине Богом изна­чаль­но пред­на­зна­че­но послу­ша­ние, преж­де все­го пото­му, что она была созда­на позд­нее муж­чи­ны, из реб­ра Ада­ма, как помощ­ник ему, но при этом «помощ­ник, подоб­ный ему» (Быт. 2, 20).

Дру­ги­ми сло­ва­ми, иерар­хия, послу­ша­ние жены мужу — это не усе­че­ние ее прав и сво­бод, а, как отме­ча­ет Ю. Мак­си­мов, «…такое устрой­ство мира, в кото­ром, с одной сто­ро­ны, сохра­ня­ет­ся непо­вто­ри­мость каж­дой лич­но­сти, а с дру­гой — не раз­ру­ша­ют­ся орга­ни­че­ская и гар­мо­нич­ная связь ее с дру­ги­ми лич­но­стя­ми и их все­об­щее единство».

В свет­ском пони­ма­нии очень часто гла­вен­ство, иерар­хия ассо­ци­и­ру­ет­ся с пра­вом накла­ды­вать запре­ты, давать ука­за­ния, кон­тро­ли­ро­вать, нака­зы­вать по прин­ци­пу «будет так, как я ска­зал». В ответ рож­да­ют­ся внут­рен­нее и явное сопро­тив­ле­ние, неже­ла­ние под­чи­нять­ся, попыт­ки сбро­сить нена­вист­ное ярмо. Одна­ко власть, это преж­де все­го само­ре­а­ли­за­ция лич­но­сти, это ответ­ствен­ность за семью. А что зна­чит ответ­ствен­ность? Это ответ за то, что про­ис­хо­дит в семье, это посто­ян­ные мыс­ли о том, как накор­мить, обес­пе­чить, убе­речь. Это необ­хо­ди­мость при­ни­мать под­час непро­стые реше­ния, делать выбор и мно­гое, мно­гое другое.

Так на ком долж­на лежать такая ответ­ствен­ность? Конеч­но, на силь­ном, на муж­чине. Нуж­ны ли такие забо­ты жен­щине? Мно­гие совре­мен­ные жены гор­дят­ся тем, что муж и гото­вит, и сти­ра­ет, и уби­ра­ет. Но необ­хо­ди­мо пони­мать, что если власть в семье начи­на­ет заво­е­вы­вать жен­щи­на, то муж ото­дви­га­ет­ся на вто­рые роли. Это путь к рас­па­ду семьи. Без­услов­но, дол­жен быть авто­ри­тет мужа и отца. Изна­чаль­но весь тра­ди­ци­он­ный пра­во­слав­ный рус­ский уклад под­чер­ки­вал это. Муж­чи­на все­гда садил­ся во гла­ве сто­ла, и никто не брал лож­ку до тех пор, пока это­го не делал гла­ва семьи.

А что про­ис­хо­дит сей­час? Сей­час жена в первую оче­редь спе­шит с тарел­кой к люби­мо­му чаду, про­хо­дя мимо мужа и не заду­мы­ва­ясь над тем, что она раз­ру­ша­ет его авто­ри­тет. Часто воз­ни­ка­ет вопрос: а что делать, если муж не хочет быть гла­вой семьи, а толь­ко лежит на диване и смот­рит теле­ви­зор. Игу­мен Геор­гий (Шестун) по это­му пово­ду выска­зы­ва­ет­ся одно­знач­но: муж­ские обя­зан­но­сти на себя не брать. Все нуж­но делать для того, что­бы посто­ян­но под­чер­ки­вать гла­вен­ству­ю­щую роль мужа. И даже если муж без­ра­бот­ный, а жена рабо­та­ет, все рав­но его надо сажать на глав­ное место и под­чер­ки­вать его авто­ри­тет, сохра­нять ува­жи­тель­ное отно­ше­ние. Власть не в том, кто боль­ше денег при­но­сит, а в иерар­хии перед Богом.

По пово­ду иерар­хии, под­чи­не­ния, пре­крас­но гово­рил гре­че­ский бого­слов Эпи­фа­ний Фео­до­ро­пу­лус, кото­рый в сво­ей кни­ге «Заве­ты жиз­ни» при­во­дит такой пример.

«Как-то раз отца Епи­фа­ния посе­ти­ла моло­дая обру­чен­ная пара с целью раз­ре­шить свое недо­уме­ние: кто кому будет под­чи­нять­ся после сва­дьбы? Моло­дой чело­век наста­и­вал, что жена во всем долж­на слу­шать сво­е­го мужа, а девуш­ка с этим не соглашалась.

Вни­ма­тель­но выслу­шав их, батюш­ка ска­зал, обра­ща­ясь к невесте:

Послу­шай, дитя мое. Есте­ствен­но, что у супру­гов могут быть раз­лич­ные точ­ки зре­ния. Это вполне допу­сти­мо и логич­но. Если мы, к при­ме­ру, рас­се­чем себя попо­лам, то уже не смо­жем точ­но соеди­нить эти поло­ви­ны. При­ве­сти же к еди­но­му мне­нию двух людей куда слож­нее! Таким обра­зом, когда у супру­гов суще­ству­ют раз­лич­ные мне­ния и каж­дый наста­и­ва­ет, что­бы было так, как он хочет, тогда, как ты пони­ма­ешь, про­изой­дет раз­рыв. Сле­до­ва­тель­но, кто-то из дво­их дол­жен усту­пить. Теперь послу­шай, поче­му для тебя же будет луч­ше усту­пить. Если мне­ние супру­га пра­виль­но, то его резуль­та­ты при­не­сут поль­зу всей семье. Если же реше­ние мужа будет невер­но, тогда, есте­ствен­но, оно не при­ве­дет ни к чему хоро­ше­му. Сле­до­ва­тель­но, он вынуж­ден будет ска­зать себе: «Зачем я насто­ял на сво­ем и не посту­пил так, как сове­то­ва­ла жена?» Когда так повто­рит­ся два-три раза, тогда без вся­ких уго­во­ров и скан­да­лов с тво­ей сто­ро­ны он не будет делать так, как хочет. Сле­до­ва­тель­но, для тебя же луч­ше, если ты пона­ча­лу несколь­ко раз усту­пишь супругу».

* * *

Одна­ко не сле­ду­ет играть жене в послу­ша­ние мужу, кото­ро­го на самом деле слу­шать не хочет­ся. Важ­на ее внут­рен­няя готов­ность. И если уже сло­жи­лись сте­рео­ти­пы жен­ской вла­сти, нуж­но посте­пен­но, шаг за шагом воз­вра­щать власть муж­чине и при­хо­дить к внут­рен­ней готов­но­сти усту­пать, смиряться.

А что же такое эман­си­па­ция? Это доми­ни­ро­ва­ние, власть жен­щи­ны в семье, стрем­ле­ние ее в первую оче­редь само­ре­а­ли­зо­вать­ся, сде­лать карье­ру и лишь затем, если оста­нет­ся вре­мя, уде­лить вни­ма­ние семье и супру­гу. Суще­ству­ет и такой вари­ант, когда эман­си­пи­ро­ван­ная жен­щи­на в прин­ци­пе не жела­ет созда­вать семью, моти­ви­руя это тем, что луч­ше быть сво­бод­ной и не зави­сеть от како­го-то «тупи­цы», «лен­тяя», «нахлеб­ни­ка», луч­ше жить для себя и встре­чать­ся с про­ти­во­по­лож­ным полом «для души».

Эман­си­па­ция в Рос­сии — это печаль­ный итог соци­а­ли­за­ции жен­щин, кото­рая нача­лась после октябрь­ской рево­лю­ции. С это­го вре­ме­ни жен­щи­ну ста­ли при­зы­вать бороть­ся за свои пра­ва с муж­чи­на­ми, зани­мать муж­ские долж­но­сти и делать карье­ру. Но мы пом­ним, что изна­чаль­но жен­щи­на все­гда была свя­за­на с семей­ным оча­гом, теп­лом, уютом. И толь­ко по бед­но­сти, когда мужу было нечем кор­мить семью, жен­щи­на шла рабо­тать. Все было на сво­их местах.

К сожа­ле­нию, мно­гое ока­за­лось сего­дня утра­чен­ным, сей­час во мно­гих поко­ле­ни­ях вер­хо­во­дят жен­щи­ны, вклю­чая бабуш­ку, мать, дочь, кото­рые при­об­ре­та­ют муж­ские каче­ства и муж­чи­ну ни во что не ста­вят. В резуль­та­те такой эман­си­па­ции муж­чи­на феми­ни­зи­ру­ет­ся, начи­на­ет пить или заво­дит вне­брач­ные связи.

В первую оче­редь в таких семьях стра­да­ют дети. Про­во­ди­лись мно­го­чис­лен­ные иссле­до­ва­ния, в част­но­сти В. Дру­жи­нин пока­зал, что основ­ной при­чи­ной всех дез­адап­та­ций (осо­бен­но у детей и под­рост­ков) явля­ет­ся извра­щен­ная семей­ная иерар­хия: муже­ствен­ная мать и жен­ствен­ный отец. В такой семье ребе­нок усва­и­ва­ет изна­чаль­но иска­жен­ные образ­цы пове­де­ния. В резуль­та­те это­го он затем, будучи взрос­лым, пута­ет­ся в поло­вых ролях и часто не может создать соб­ствен­ную гар­мо­нич­ную семью.

Доче­ри в таких семьях насле­ду­ют непри­ми­ри­мость, гор­ды­ню, душев­ную черст­вость, недо­ста­точ­ную спо­соб­ность к люб­ви и житей­ской муд­ро­сти. Не научив­шись почи­тать отца, смо­жет ли такая девуш­ка ува­жать соб­ствен­но­го мужа? Итог эман­си­па­ции для жен­щи­ны в любом слу­чае пла­че­вен: выби­рая карье­ру, зара­ба­ты­ва­ние денег, она все­гда за это суро­во рас­пла­чи­ва­ет­ся оди­но­че­ством, внут­рен­ней пусто­той, разо­ча­ро­ва­ни­ем. Ничто не может заме­нить жен­щине ее предназначения.

…Вален­ти­на не пом­ни­ла сво­е­го отца: с мате­рью они раз­ве­лись, когда девоч­ка была совсем малень­кой. Отец был извест­ным худож­ни­ком, зара­ба­ты­вал мно­го денег, но семей­ная жизнь с ее мате­рью не зала­ди­лась. Мать мно­го рас­ска­зы­ва­ла о богат­стве отца, о его достат­ке, и девоч­ке так хоте­лось узнать, а что же это такое — жить в роскоши.

Сами с мате­рью они жили небо­га­то; мать со сво­им сред­ним меди­цин­ским обра­зо­ва­ни­ем все вре­мя была оза­бо­че­на поис­ка­ми оче­ред­но­го мужа и не обра­ща­ла осо­бо­го вни­ма­ния на дочь. «При­не­си, убе­ри, сде­лай», — толь­ко и слы­ша­ла Вален­ти­на от мате­ри. Ни лас­ки, ни похва­лы она не зна­ла. И тогда девоч­ка реши­ла для себя: «Я все рав­но буду счаст­ли­вой, я зара­бо­таю кучу денег, и у меня будет все». Поти­хонь­ку она ста­ла пре­тво­рять в жизнь свою идею. Окон­чи­ла худо­же­ствен­ное учи­ли­ще и поста­ви­ла себе цель стать извест­ным худож­ни­ком, но, види­мо, талант отца не пере­дал­ся доче­ри. Она ста­ла ездить по селам и дерев­ням, рисо­вать пере­до­ви­ков про­из­вод­ства, день­ги пошли нема­лые. Но это все было не то. Хоте­лось боль­ших денег, боль­ше­го успеха.

Вален­ти­на реши­ла создать соб­ствен­ное дело и раз­вер­нуть­ся на всю область. Раз­до­бы­ла и вло­жи­ла день­ги, дело поста­ви­ла на широ­кую ногу: встре­чи с извест­ны­ми людь­ми, зака­зы, дела биз­не­са. Все боль­ше и боль­ше Вален­ти­на вхо­ди­ла во вкус, при­об­ре­тая замаш­ки «биз­нес-леди». Было толь­ко одно «но»: не скла­ды­ва­лись отно­ше­ния с муж­чи­на­ми. С пер­вым мужем раз­ве­лась, он быст­ро начал пить; потом был вто­рой, тре­тий, чет­вер­тый… Все раз­ви­ва­лось по одно­му сце­на­рию: начав коман­до­вать оче­ред­ным мужем, Вален­ти­на стал­ки­ва­лась с одной про­бле­мой, — он или начи­нал пить, или про­сто убе­гал из дома. «Муж­чи­ны пошли не те, все выро­ди­лись», — реши­ла для себя Вален­ти­на. Она про­дол­жа­ла зара­ба­ты­вать и тра­тить день­ги, но отче­го-то с каж­дым днем в ее душе все проч­нее и проч­нее посе­ля­лось чув­ство отчаяния…

Типы семьи в зависимости от иерархии

В совре­мен­ной пси­хо­ло­гии в зави­си­мо­сти от семей­ной иерар­хии выде­ля­ют несколь­ко типов семьи: тра­ди­ци­он­ный (с доми­ни­ро­ва­ни­ем отца), мат­ри­ар­халь­ный (с доми­ни­ро­ва­ни­ем мате­ри), демо­кра­ти­че­ский (эга­ли­тар­ный) и детоцетрический.

О тра­ди­ци­он­ной семье с доми­ни­ро­ва­ни­ем муж­чи­ны мы мно­го гово­ри­ли. Как пра­ви­ло, такая семья явля­ет­ся пси­хо­ло­ги­че­ски и духов­но здо­ро­вой, дети лег­ко усва­и­ва­ют тре­бо­ва­ния мора­ли и нрав­ствен­но­сти и впи­сы­ва­ют­ся в обще­ствен­ные струк­ту­ры и социум.

Мат­ри­ар­халь­ный вари­ант с (доми­ни­ро­ва­ни­ем мате­ри) пред­став­ля­ет собой иска­жен­ный, нару­шен­ный вари­ант семьи, порож­да­ю­щий раз­лич­ные фор­мы дез­адап­та­ций и серьез­ные супру­же­ские про­бле­мы. При­ве­дем пример.

Внешне, на пер­вый взгляд, Вяче­слав и Лари­са выгля­де­ли иде­аль­ной парой: Вяче­слав — высо­кий стат­ный муж­чи­на, нахо­дя­щий­ся в отстав­ке воен­ный с команд­ным голо­сом и мане­ра­ми, Лари­са — пре­ду­пре­ди­тель­ная, лас­ко­вая, выпол­ня­ю­щая с полу­сло­ва все жела­ния мужа. В семье две взрос­лые доче­ри. Одна­ко, пооб­щав­шись, мож­но было отме­тить, что это бла­го­по­лу­чие ско­рее показ­ное. «Что-то не так», — дума­ешь спу­стя какое-то вре­мя, в обще­нии мужа и жены чув­ству­ет­ся какая-то показ­ная доб­ро­же­ла­тель­ность друг к другу.

Одна­жды, раз­го­во­рив­шись, Лари­са рас­ска­за­ла сле­ду­ю­щее. С Вяче­сла­вом они позна­ко­ми­лись в юно­сти. Вяче­слав был вид­ным моло­дым чело­ве­ком, а Лари­са чув­ство­ва­ла себя дур­нуш­кой, серой мыш­кой, но ей очень хоте­лось быть вме­сте с понра­вив­шим­ся ей пар­нем. «Я все сде­лаю для того, что­бы он стал моим, — твер­до реши­ла для себя Лари­са. — Я буду выпол­нять все его жела­ния, все его при­чу­ды и сумею удер­жать око­ло себя». Так Лари­са и ста­ла делать, когда они поже­ни­лись: все жела­ния Вяче­сла­ва уга­ды­ва­лись и выпол­ня­лись с полу­сло­ва. Лари­са избав­ля­ла сво­е­го избран­ни­ка от вся­ких непри­ят­ных обя­зан­но­стей, хозяй­ствен­ных про­блем, при­ня­тия каких-то реше­ний. «Папу нель­зя вол­но­вать, — гово­ри­ла она под­рас­та­ю­щим доче­рям. — Мы все решим сами». Папа жил в счаст­ли­вом неве­де­нии о рас­хо­дах, теку­щих про­бле­мах, болез­нях супру­ги — все реша­лось тихо и незаметно.

Шли годы. Посте­пен­но все пол­но­мо­чия и функ­ции, в том чис­ле и муж­ские, ока­за­лись в руках у Лари­сы — она ста­ла насто­я­щим гла­вой семьи: сама пла­ни­ро­ва­ла рас­хо­ды, сама зара­ба­ты­ва­ла день­ги, сама дела­ла ремонт, заби­ва­ла гвоз­ди («что­бы папу не тре­во­жить»), а Вяче­слав все это вре­мя пре­бы­вал в счаст­ли­вом неве­де­нии. Един­ствен­ной его обя­зан­но­стью было — вкус­но поесть и при­лечь после тру­до­во­го дня. Все бы ниче­го, толь­ко пери­о­ди­че­ски на «гла­ву семьи» нака­ты­ва­ли какие-то тяже­лые мыс­ли, пере­жи­ва­ния, он чув­ство­вал, что что-то идет не так, но изме­нить ниче­го не мог. Да и Лари­са поче­му-то ста­ла болеть, пере­нес­ла тяже­лую опе­ра­цию, и две взрос­лые доче­ри так и не смог­ли устро­ить свою лич­ную жизнь. А так вро­де бы все ниче­го, все гладко…

* * *

Эга­ли­тар­ный (демо­кра­ти­че­ский) вари­ант пред­став­ля­ет собой некую соци­аль­ную уто­пию, осно­ван­ную на идее изна­чаль­но­го рав­но­пра­вия муж­чин и жен­щин, рав­но­мер­но­го рас­пре­де­ле­ния функ­ций, прав, обя­зан­но­стей. В таких семьях все­гда учи­ты­ва­ют­ся вза­им­ные инте­ре­сы, в том чис­ле и ребен­ка, при­слу­ши­ва­ют­ся к его мне­нию. Ито­гом тако­го вос­пи­та­ния ста­но­вит­ся яко­бы гар­мо­нич­ное раз­ви­тие лич­но­сти ребен­ка, сво­бо­да, само­сто­я­тель­ность, адаптивность.

Вме­сте с тем у таких детей отсут­ству­ют навы­ки под­чи­не­ния, такой ребе­нок, будучи взрос­лым, пло­хо ужи­ва­ет­ся в кол­лек­ти­вах и пыта­ет­ся все­гда опи­рать­ся толь­ко на соб­ствен­ное мне­ние (часто во вред окружающим).

Дето­цен­три­че­ский вари­ант семьи так­же пред­став­ля­ет собой иска­жен­ный вари­ант семей­ной иерар­хии, когда всем руко­во­дит ребе­нок, его инте­ре­сы ста­вят­ся во гла­ву угла, роди­те­ли суще­ству­ют толь­ко для удо­вле­тво­ре­ния его потребностей.

Как пра­ви­ло, в таких семьях суще­ству­ет сим­би­оз мате­ри (реже отца) и ребен­ка, в осно­ве чего лежат глу­бин­ные пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы. В резуль­та­те у ребен­ка фор­ми­ру­ет­ся неадек­ват­но высо­кая само­оцен­ка, эго­цен­тризм, неуме­ние вста­вать на точ­ку зре­ния дру­го­го чело­ве­ка, душев­ная черст­вость. У таких детей велик риск соци­аль­ной дез­адап­та­ции, так как кон­так­ты с внеш­ним миром во всем их про­яв­ле­нии несут пря­мую и непря­мую угро­зу само­лю­бию тако­го ребен­ка, уда­ры по кото­ро­му вос­при­ни­ма­ют­ся им очень болез­нен­но. При­ве­дем пример.

Валя была един­ствен­ным ребен­ком в семье, при­чем желан­ным и люби­мым. Мать дол­го не мог­ла забе­ре­ме­неть, при­шлось даже обра­щать­ся к спе­ци­а­ли­стам. Но после обсле­до­ва­ния и лече­ния зача­тие про­изо­шло. Понят­но, что когда роди­лась Валя, все уси­лия при­ла­га­лись для того, что­бы девоч­ка ни в чем не испы­ты­ва­ла недо­стат­ка, все ее жела­ния испол­ня­лись. Мно­го­чис­лен­ные род­ствен­ни­ки — бабуш­ки, дедуш­ки, тети — все стре­ми­лись сде­лать при­ят­ное малыш­ке. Валя рос­ла с твер­дым убеж­де­ни­ем, что она име­ет пра­во выпол­нять любые свои при­хо­ти — ведь ее так все любят, а зна­чит, долж­ны ее посто­ян­но радовать.

Вале и в голо­ву не при­хо­ди­ло, что суще­ству­ет сло­во «нет». Посте­пен­но Валя ста­ла осо­зна­вать, что сто­ит толь­ко немно­го под­на­жать на сво­их род­ных или запла­кать, как тут же все испол­нит­ся. Так девоч­ка научи­лась мани­пу­ли­ро­вать взрос­лы­ми. Ино­гда она даже гро­зи­ла сво­им роди­те­лям: «Пожа­лу­юсь на вас бабуш­ке и дедуш­ке, уж они с вами раз­бе­рут­ся». Посте­пен­но Валя ста­ла зани­мать в семье роль лиде­ра, вокруг кото­ро­го все вра­ща­лось. Толь­ко «поче­му-то» девоч­ка вырос­ла бес­чув­ствен­ной и рав­но­душ­ной к про­бле­мам род­ствен­ни­ков. Уже пре­ста­ре­лые бабуш­ка и дедуш­ка, у кото­рых она часто быва­ет, так и не могут дождать­ся от люби­мой внуч­ки, когда же она помо­жет при­брать квар­ти­ру, научит­ся гото­вить. «Мне неко­гда, у меня дела, дру­зья», — вот все, что они слы­шат в ответ.

И сей­час основ­ная про­бле­ма Вали — как сде­лать так, что­бы дедуш­ки­на квар­ти­ра по наслед­ству доста­лась ей. Род­ствен­ни­ки удив­ля­ют­ся: «Отку­да все это? Ведь мы так хоро­шо отно­си­лись к ребен­ку, ни в чем не отка­зы­ва­ли?» И им невдо­мек, что девоч­ка не научи­лась само­му глав­но­му — люб­ви к дру­го­му, забо­те о ближ­нем; всю лич­ность запол­ни­ло раз­рос­ше­е­ся эго­и­стич­ное «я». Когда девоч­ка научит­ся видеть и чув­ство­вать дру­го­го чело­ве­ка — одно­му Богу известно.

Эмоциональное единение

В люб­ви нуж­на осо­бая дели­кат­ность. Мож­но быть искрен­ним и пре­дан­ным, и все же в речах и поступ­ках может не хва­тать той неж­но­сти, кото­рая так поко­ря­ет серд­ца. Вот совет: не демон­стри­руй­те пло­хое настро­е­ние и оскорб­лен­ные чув­ства, не гово­ри­те гнев­но, не посту­пай­те дур­но. Ни одна жен­щи­на в мире не будет так пере­жи­вать из-за рез­ких или необ­ду­ман­ных слов, сле­тев­ших с ваших губ, как ваша соб­ствен­ная жена. И боль­ше все­го в мире бой­тесь огор­чить имен­но ее. Любовь не дает пра­во вести себя гру­бо по отно­ше­нию к тому, кого ты любишь. Чем бли­же отно­ше­ния, тем боль­нее серд­цу от взгля­да, тона, жеста или сло­ва, кото­рые гово­рят о раз­дра­жи­тель­но­сти или про­сто необдуманны.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

Поче­му важ­но супру­гам соеди­нить­ся на эмо­ци­о­наль­ном уровне? Даже при актив­ном уча­стии разу­ма и пони­ма­нии всех нюан­сов супру­же­ской жиз­ни, эмо­ции могут неожи­дан­но вно­сить свои кор­рек­ти­вы в супру­же­ские отно­ше­ния в том слу­чае, если им не уде­лять долж­но­го вни­ма­ния. Ины­ми сло­ва­ми, эмо­ции могут как помо­гать и делать супру­же­скую жизнь более теп­лой, душев­ной близ­кой, так и раз­ру­шать отно­ше­ния в том слу­чае, если они бес­кон­троль­ны и лег­ко пере­рас­та­ют в стра­сти. Пого­во­рим об этом более подробно.

Эмо­ци­о­наль­ная жизнь чело­ве­ка — это жизнь серд­ца. Свя­тые отцы назы­ва­ли серд­це орга­ном бого­по­зна­ния и сре­до­то­чи­ем всей духов­ной и телес­ной жиз­ни чело­ве­ка. Серд­це — это хра­ни­ли­ще добра и зла, оно есть орган жела­ний и наме­ре­ний чело­ве­ка. Имен­но в серд­це оса­жда­ет­ся все внеш­нее и внут­рен­нее, кото­рое про­хо­дит как бы свое­об­раз­ную филь­тра­цию через глав­ный фильтр добра — зла, люб­ви — нена­ви­сти. Эта дихо­то­мия изна­чаль­но зало­же­на в нас, кри­те­ри­ем раз­ли­че­ния, лак­му­со­вой бумаж­кой явля­ет­ся наша совесть, кото­рая так­же «живет» в сердце.

По Свя­щен­но­му Писа­нию, серд­це мыс­лит, раз­мыш­ля­ет, позна­ет. «Сло­во Божие… судит помыш­ле­ния и наме­ре­ния сер­деч­ные» (Евр. 4, 12). И в то же вре­мя серд­цем осу­ществ­ля­ют­ся выс­шие функ­ции духа чело­ве­че­ско­го — вера в Бога и любовь к Нему. «Серд­цем веру­ют к пра­вед­но­сти, а уста­ми испо­ве­ду­ют ко спа­се­нию» (Рим. 10,10). Об этом очень подроб­но писал свя­ти­тель Лука в сво­ем тру­де «Дух, душа, тело».

Имен­но жела­ни­я­ми и чув­ства­ми чело­ве­ка опре­де­ля­ют­ся его отно­ше­ния с Богом, самим собой, окру­жа­ю­щи­ми, с супругом(ой), в конеч­ном ито­ге все его поведение.

Роль эмо­ций, чувств крайне вели­ка в супру­же­ской жиз­ни. Мы гово­ри­ли о том, что глав­ное в отно­ше­ни­ях супру­гов — это любовь, а любовь в свою оче­редь напря­мую свя­за­на с жиз­нью серд­ца. Конеч­ная цель и смысл жиз­ни любо­го чело­ве­ка — стя­жа­ние бла­го­да­ти Божьей, рас­ши­ре­ние сво­е­го серд­ца для люб­ви. Брак высту­па­ет как бы шко­лой, где супру­ги обу­ча­ют­ся это­му чув­ству. Но сде­лать это не так просто.

Каза­лось бы, супру­ги любят друг дру­га, гото­вы на мно­гое ради семьи, но как часто воз­ни­ка­ют оби­ды, непо­ни­ма­ние, него­до­ва­ние, гнев. Все это, конеч­но, любо­вью не явля­ет­ся. Поче­му? На пути к истин­ной люб­ви сто­ят стра­сти — устой­чи­вые эмо­ци­о­наль­ные состо­я­ния, кото­рые слов­но срас­та­ют­ся с нами и ста­но­вят­ся нашей вто­рой нату­рой. Умно­же­ние люб­ви напря­мую свя­за­но с иско­ре­не­ни­ем, выкор­че­вы­ва­ни­ем стра­стей из сво­е­го сердца.

Как отме­ча­ет свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник, в осно­ве стра­сти все­гда лежит само­лю­бие, само­уго­дие, пре­воз­но­ше­ние себя, эго­изм, что так свой­ствен­но для наше­го вет­хо­го «я», иска­жен­но­го пер­во­род­ным грехом.

Меха­низм раз­ви­тия стра­сти, с точ­ки зре­ния свя­тых отцов, выгля­дит сле­ду­ю­щим обра­зом. Эго­и­сти­че­ские помыс­лы явля­ют­ся началь­ной сту­пе­нью зарож­де­ния стра­сти, и если их сра­зу не ото­гнать, они могут пере­ра­с­ти в устой­чи­вое жела­ние и осесть в нашем серд­це. Поэто­му чрез­вы­чай­но важ­но посто­ян­ное трез­ве­ние, о чем гово­рят неод­но­крат­но все отцы Церк­ви: необ­хо­ди­мо сле­дить за помыш­ле­ни­я­ми и все­ми дви­же­ни­я­ми сер­деч­ны­ми, что­бы не про­пу­стить страст­ное. Но сде­лать это непросто.

Страст­ный пред­мет или помы­сел порож­да­ет страст­ное чув­ство. Страст­ное еще глуб­же вхо­дит в серд­це, и тогда раз­го­ра­ют­ся чув­ство гне­ва, скорбь, жела­ние отмще­ния. Если опом­нит­ся чело­век в этот момент и изго­нит страст­ные жела­ния, страсть утих­нет. На серд­це водво­рит­ся мир и покой, если нет, страсть будет наби­рать обо­ро­ты. К пер­во­на­чаль­ной стра­сти при­со­еди­нят­ся и дру­гие, нач­нет­ся диа­лог по типу: «Как он смел? Я ему пока­жу, так это­го нель­зя оста­вить». Одна­ко до дела еще дале­ко, необ­хо­ди­мо при­ня­тие реше­ния об отмще­нии. Когда воз­ни­ка­ет реши­мость, то душа уже чув­ству­ет себя свя­зан­ной необ­хо­ди­мо­стью осу­ще­ствить заду­ман­ное. И если это про­ис­хо­дит, чело­век окон­ча­тель­но погру­жа­ет­ся в грех и нару­ша­ет запо­ве­ди. О какой люб­ви в этом слу­чае мож­но гово­рить! Беда в том, что часто зло тре­бу­ет под­пит­ки. И если один из супру­гов вспы­лит, оскор­бит дру­го­го, тот вме­сто того, что­бы про­мол­чать, сгла­дить ситу­а­цию, под­ли­ва­ет мас­ла в огонь. Так вспы­хи­ва­ет серьез­ный кон­фликт. Поэто­му важ­но посто­ян­но вни­ма­тель­но сле­дить за сво­им серд­цем и иско­ре­нять все зачат­ки помыс­лов и страстей.

Без Божьей помо­щи сде­лать это непро­сто. Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник при­во­дит такой пример.

«Жил ста­рец в без­молв­ной пустыне. Напа­ли на него бесы и нача­ли тащить вон из келии, что­бы выгнать совсем и из пусты­ни. Ста­рец сна­ча­ла сам отби­вал­ся от них, но те пере­си­ли­ли его и уже к самой две­ри при­та­щи­ли. Еще бы немно­го — и они вышвыр­ну­ли бы его вон. Видя край­нюю беду, ста­рец воз­звал: «Гос­по­ди Иису­се Хри­сте! Поч­то оста­вил меня! Помо­ги мне, Гос­по­ди!» Как толь­ко он воз­звал, тот­час явил­ся Гос­подь и разо­гнал бесов, а стар­цу ска­зал: «Я не остав­лял тебя; но как ты не при­зы­вал Меня, а сам думал упра­вить­ся с вра­га­ми, то не при­сту­пал помочь тебе. Сам ты вино­ват, пона­де­яв­шись на себя. При­зы­вай Меня, и все­гда встре­тишь гото­вую помощь».

* * *

В совре­мен­ной пси­хо­ло­гии про­бле­ма чувств чаще все­го рас­смат­ри­ва­ет­ся как эмо­ци­о­наль­ность лич­но­сти. Эмо­ции, вле­че­ния, потреб­но­сти свя­за­ны с раз­ви­ти­ем лич­но­сти, осо­бен­но на ран­них ста­ди­ях раз­ви­тия. Как пра­ви­ло, от каче­ства мате­рин­ско­го ухо­да, нали­чия или отсут­ствия без­услов­ной люб­ви, лас­ки, забо­ты, удо­вле­тво­ре­ния так назы­ва­е­мых виталь­ных потреб­но­стей напря­мую зави­сит эмо­ци­о­наль­ная жизнь любой личности.

Имен­но в ран­нем дет­стве закла­ды­ва­ют­ся базо­вые эмо­ци­о­наль­ные сте­рео­ти­пы по типу дове­рия — недо­ве­рия к окру­жа­ю­ще­му миру, тре­вож­но­сти — спо­кой­ствия, люб­ви — агрес­сив­но­сти и т. д., кото­рые в буду­щем явля­ют­ся осно­вой для фор­ми­ро­ва­ния доми­ни­ру­ю­щих стра­стей. Слож­но пере­оце­нить зна­че­ние дет­ства. В пси­хо­ло­гии этот пери­од изу­ча­ет тео­рия объ­ект­ных отно­ше­ний, кото­рая была раз­ви­та М. Кляйн, О. Керн­берг, М. Малер.

Семья и эмоции

Соглас­но тео­рии объ­ект­ных отно­ше­ний раз­ви­тие лич­но­сти в неко­то­рой (а ино­гда и в очень суще­ствен­ной) сте­пе­ни опре­де­ля­ет­ся внут­ри­се­мей­ны­ми отно­ше­ни­я­ми, осо­бен­но ран­ни­ми. Это исход­ная база, из кото­рой раз­ви­ва­ет­ся лич­ность. В тео­рии объ­ект­ных отно­ше­ний лич­ность пред­став­ля­ет­ся как резуль­тат сфор­ми­ро­ван­ных свя­зей чело­ве­ка с внеш­ним миром. Объ­ек­ты — это люди или пред­ме­ты внеш­не­го мира, кото­рые слу­жат для удо­вле­тво­ре­ния базо­вых потреб­но­стей ребен­ка. Это потреб­но­сти в без­опас­но­сти, пище, без­услов­ной любви.

Отно­ше­ния раз­ви­ва­ют­ся пози­тив­но, если все потреб­но­сти свое­вре­мен­но удо­вле­тво­ря­ют­ся и ребе­нок любим. Одна­ко, к сожа­ле­нию, так про­ис­хо­дит не все­гда, в этом слу­чае базо­вым аффек­том у ребен­ка будет высту­пать тре­во­га. На этой осно­ве и фор­ми­ру­ют­ся нега­тив­ные отно­ше­ния. Имен­но они могут слу­жить в буду­щем той приз­мой, через кото­рую воз­мож­но иска­жен­ное вос­при­я­тие жизни.

Чаще все­го веду­щим меха­низ­мом в фор­ми­ро­ва­нии эмо­ци­о­наль­ной мат­ри­цы явля­ет­ся память. Орга­низм запо­ми­на­ет инфор­ма­цию на уровне стрес­са, что чаще все­го для малень­ко­го чело­ве­ка сопря­же­но с отвер­же­ни­ем. В ответ воз­ни­ка­ют мощ­ные как физио­ло­ги­че­ские, так и пси­хо­ло­ги­че­ские реак­ции: на уровне тела — спазм мышц, поверх­ност­ное дыха­ние, тахи­кар­дия; на уровне пси­хи­ки — тре­во­га, страх, сни­же­ние само­оцен­ки. На когни­тив­ном уровне (уровне разу­ма) фор­ми­ру­ют­ся уста­нов­ки по типу «меня никто не любит». Инфор­ма­ция впе­ча­ты­ва­ет­ся в тело и пси­хи­ку с помо­щью веге­та­тив­ной памя­ти. В ито­ге фор­ми­ру­ет­ся систем­ный струк­тур­ный след, кото­рый пред­став­ля­ет собой сгу­сток нега­тив­ной информации.

Если ситу­а­ция регу­ляр­но повто­ря­ет­ся, если ребе­нок отвер­га­ем, не полу­ча­ет нуж­но­го ухо­да и лас­ки, систем­ный струк­тур­ный след все более раз­рас­та­ет­ся и ста­но­вит­ся устой­чи­вым. Впо­след­ствии пер­вич­ная стрес­со­вая ситу­а­ция может вытес­нять­ся из созна­ния, но оста­ют­ся ее сле­ды в виде мышеч­ных бло­ков, зажи­мов, типич­ных эмо­ци­о­наль­ных сте­рео­ти­пов, напри­мер, по типу агрес­сив­но­сти (когда чело­век напа­да­ет) или депрес­сив­но­сти (когда чело­век ста­но­вит­ся покор­ной жерт­вой). Имен­но эти сте­рео­ти­пы могут играть веду­щую роль в фор­ми­ро­ва­нии доми­ни­ру­ю­щих стра­стей: гне­ва, уны­ния, обидчивости.

Эти состо­я­ния будут про­яв­лять­ся и в супру­же­ской жиз­ни, так как в тес­ном меж­лич­ност­ном кон­так­те про­ще задеть «боль­ное место». Неосто­рож­ное сло­во, взгляд, про­зви­ще могут высту­пить в каче­стве пус­ко­во­го крюч­ка. И тогда может про­изой­ти вспыш­ка чувств, кото­рая никак не соот­вет­ству­ет ситу­а­ции. Поэто­му важ­но понять, что же мое, а что при­шло ко мне из ран­не­го дет­ства, из семьи.

Пси­хо­ло­ги Миха­ил и Надеж­да Теле­по­вы вспо­ми­на­ют такие ситуации.

…Моло­дая супру­же­ская пара чуть было не дошла до раз­во­да. Когда муж назы­вал свою жену лас­ко­вы­ми про­зви­ща­ми — «глу­пыш­ка», «дуроч­ка» — жена с оби­дой ухо­ди­ла. Так про­дол­жа­лось каж­дый раз, когда зву­ча­ли «вол­шеб­ные» сло­ва. В ходе бесе­ды выяс­ни­лось, что у жены очень непри­ят­ные ассо­ци­а­ции, свя­зан­ные с эти­ми сло­ва­ми. В дет­стве маче­ха (род­ная мать умер­ла) часто ей гово­ри­ла: «Ты дура, глу­пая, ниче­го не понимаешь».

* * *

…Павел и Анна. Павел вос­пи­ты­вал­ся без отца. Его мать всю себя посвя­ща­ла сыну и нес­ла все домаш­ние забо­ты на сво­их пле­чах. Анна из внешне бла­го­по­луч­ной семьи, хотя под­вод­ным кам­нем в отно­ше­ни­ях ее роди­те­лей был дик­тат ее мате­ри в отно­ше­нии отца, сла­бость кото­ро­го, в кон­це кон­цов, про­яви­лась в его частых коман­ди­ров­ках с соб­ствен­ной сек­ре­тар­шей. Анна, не желая себе судь­бы мате­ри, ста­ла про­яв­лять дик­тат в том, что под­тал­ки­ва­ла мужа к воен­ной карье­ре, что­бы он не общал­ся на рабо­те с жен­щи­на­ми. Дома же посто­ян­ные стыч­ки из-за невы­мы­той на ночь обу­ви с аргу­мен­та­ци­ей: «Мой папа все­гда эту рабо­ту брал на себя». В поня­тии Пав­ла домаш­няя рабо­та долж­на выпол­нять­ся исклю­чи­тель­но жен­щи­ной. В гла­зах друг дру­га они оба — деспоты.

* * *

…Геор­гий и Татья­на. Он рос как сорви­го­ло­ва. Роди­те­ли были заня­ты сво­ей карье­рой и день­га­ми. Вся их любовь к сыну про­яв­ля­лась толь­ко в доро­гих подар­ках и частых вылаз­ках на шаш­лы­ки с «нуж­ны­ми людь­ми». В Тани­ной семье цен­тром вни­ма­ния роди­те­лей были дети: она и ее млад­ший брат. Отец был занят зара­бот­ком, для них, люби­мых деток. А мать целы­ми дня­ми сти­ра­ла, гото­ви­ла, ходи­ла по мага­зи­нам, все ради домаш­не­го уюта и сча­стья детей. Таня нико­гда не виде­ла, что­бы ее роди­те­ли куда- то пошли вдво­ем или гово­ри­ли о чем-то ином, как о ней и о бра­те. Теперь Геор­гия раз­дра­жа­ет ее пол­ная посвя­щен­ность ребен­ку, а ее — посто­ян­ные побуж­де­ния мужа куда-нибудь схо­дить, оста­вив малы­ша с няней. В гла­зах друг дру­га они оба рав­но­душ­ны к семье.

* * *

Понят­но, что эти при­ме­ры мож­но про­дол­жать и продолжать.

Часто имен­но нару­шен­ные роди­тель­ско-дет­ские отно­ше­ния высту­па­ют в каче­стве основ­ной при­чи­ны для фор­ми­ро­ва­ния так назы­ва­е­мой алек­си­ти­мии — син­дро­ма, кото­рый заклю­ча­ет­ся в затруд­не­нии рас­по­зна­ва­ния соб­ствен­ных эмо­ций. Такой чело­век не осо­зна­ет эмо­ции, но вме­сто них испы­ты­ва­ет раз­лич­ные ощу­ще­ния. Вме­сто гру­сти, раз­дра­же­ния, печа­ли такой чело­век испы­ты­ва­ет телес­ные стра­да­ния: что-то где-то жжет, колет, зудит… Эмо­ции мас­ки­ру­ют­ся ощущениями.

Очень часто такой син­дром выяв­ля­ют у боль­ных, стра­да­ю­щих пси­хо­со­ма­ти­че­ски­ми рас­строй­ства­ми — забо­ле­ва­ни­я­ми, в кото­рых веду­щую роль игра­ет эмо­ци­о­наль­ный фак­тор. Когда эмо­ции подав­ля­ют­ся, они начи­на­ют «жить» в каком-либо участ­ке тела, явля­ясь источ­ни­ком мно­гих серьез­ных телес­ных проблем.

В чем же при­чи­на алек­си­ти­мии? Очень часто этот син­дром фор­ми­ру­ет­ся в нед­рах семьи, когда роди­те­ли накла­ды­ва­ют стро­гие запре­ты на выра­же­ние опре­де­лен­ных чувств или нака­зы­ва­ют за их про­яв­ле­ние. Напри­мер, при про­яв­ле­нии радо­сти у ребен­ка, когда он начи­на­ет пры­гать, ска­кать может после­до­вать уста­нов­ка «хоро­шие маль­чи­ки так себя не ведут» или при пере­жи­ва­нии печа­ли гово­рит­ся, что «насто­я­щий муж­чи­на не плачет».

Конеч­но, опре­де­лен­ные огра­ни­че­ния нуж­ны и важ­ны, но если они регу­ляр­ны и некри­тич­ны, неадек­ват­ны кон­крет­ной ситу­а­ции, то посте­пен­но про­ис­хо­дит бло­ки­ро­ва­ние эмо­ци­о­наль­ной сфе­ры, вле­ку­щее за собой затруд­не­ния выра­же­ние чувств и их рас­по­зна­ва­ния. Понят­но, что это вно­сит свои нега­тив­ные кор­рек­ти­вы в буду­щие супру­же­ские отно­ше­ния. Дру­ги­ми сло­ва­ми, наше про­шлое ста­но­вит­ся базой, на кото­рой чело­век стро­ит свою лич­ность. Часто супру­ги в бра­ке выстра­и­ва­ют вза­и­мо­до­пол­ня­ю­щие отно­ше­ния, что­бы бес­со­зна­тель­но под­дер­жать при­выч­ные сте­рео­ти­пы (так воз­ни­ка­ют пары по типу мать — сын; жерт­ва — агрес­сор). То есть супру­же­ские пары пыта­ют­ся «доиг­рать» в бра­ке в то, во что они в дет­стве до кон­ца не доиг­ра­ли, вос­пол­нить то, чего они недо­по­лу­чи­ли. Или наобо­рот, хотят «играть» в то, во что при­вык­ли, полу­чать то, к чему привыкли.

Два авто­ра, Башор­ме­ни-Наги и Уль­рих, вво­дят поня­тие «задол­жен­ность». Это зна­чит, что супру­ги тре­бу­ют друг от дру­га того, что они недо­по­лу­чи­ли в роди­тель­ских семьях (напри­мер, люб­ви, лас­ки, при­ня­тия, похва­лы). И когда это­го не полу­ча­ют, воз­ни­ка­ет оби­да, разочарование.

Напри­мер, одна жен­щи­на очень жест­ко тре­бо­ва­ла от мужа, что­бы он нико­гда не задер­жи­вал­ся и все­гда при­хо­дил вовре­мя с рабо­ты. Моти­ви­ро­вать свою жест­кость она не мог­ла, про­сто чув­ство­ва­ла страх и тре­во­гу, когда оста­ва­лась одна. В ее дет­стве род­ной отец посто­ян­но задер­жи­вал­ся, ино­гда не при­хо­дил ноче­вать, девоч­ка чув­ство­ва­ла себя поки­ну­той и забытой.

* * *

В этом кон­тек­сте мож­но вспом­нить тео­рию тран­сакт­ных игр Э. Бер­на, кото­рая рас­смат­ри­ва­ет так назы­ва­е­мые сце­на­рии, кото­рые бес­со­зна­тель­но про­иг­ры­ва­ют супру­ги в сво­их семьях. В рабо­те «Прин­ци­пы груп­по­во­го лече­ния» Берн опре­де­лил жиз­нен­ный сце­на­рий как «план жиз­ни, кото­рый состав­ля­ет­ся в дет­стве, под­креп­ля­ет­ся роди­те­ля­ми, оправ­ды­ва­ет­ся после­ду­ю­щи­ми собы­ти­я­ми и завер­ша­ет­ся так, как было пред­опре­де­ле­но с само­го нача­ла». Сце­на­рий лич­но­сти может похо­дить на дра­му, тра­ге­дию, сагу, фарс, роман, коме­дию или скуч­ную пье­су, кото­рая надо­е­ла акте­рам и наго­ня­ет сон на зри­те­лей. Раз­лич­ные дра­мы в раз­лич­ной сте­пе­ни могут быть кон­струк­тив­ны­ми, деструк­тив­ны­ми или непродуктивными.

С пер­вых дней жиз­ни ребен­ка роди­те­ли адре­су­ют ему какие- то посла­ния, на осно­ве кото­рых он дела­ет опре­де­лен­ные умо­за­клю­че­ния о самом себе, дру­гих людях и мире в целом. Они обра­зу­ют ту содер­жа­тель­ную струк­ту­ру, в ответ на кото­рую ребе­нок при­ни­ма­ет глав­ные реше­ния по пово­ду сво­е­го сценария.

Опи­са­но огром­ное коли­че­ство семей­ных сце­на­ри­ев, кото­рые подроб­но рас­смот­ре­ны в спе­ци­аль­ной лите­ра­ту­ре. По боль­шо­му сче­ту, все авто­ры еди­ны в том, что это вся та же бес­со­зна­тель­ность, кото­рая дви­жет чело­ве­ком по жиз­ни. Вопрос в том, как всем этим рас­по­ря­дить­ся. Ссы­лать­ся на тяже­лое про­шлое и полу­чать вто­рич­ную выго­ду или же транс­фор­ми­ро­вать, обла­го­ра­жи­вать его и идти даль­ше, осво­бо­див­шись от фан­то­мов? Люди сво­бод­ны в сво­ем выбо­ре. Поэто­му основ­ная зада­ча супру­гов — осо­знать свое про­шлое, его вли­я­ние на насто­я­щее и выстро­ить реаль­ные отно­ше­ния с реаль­ным супру­гом, а не с при­зра­ка­ми прошлого.

Что каса­ет­ся про­бле­мы выра­же­ния эмо­ций в супру­же­ской жиз­ни, то здесь тоже мож­но выде­лить несколь­ко точек зрения.

Выражение эмоций

С пси­хо­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния спон­тан­ность, есте­ствен­ность, спо­соб­ность выра­зить любые эмо­ции здесь и сей­час — все это при­зна­ки пси­хо­ло­ги­че­ско­го здоровья.

Суще­ству­ет мас­са под­хо­дов, обу­ча­ю­щих осо­зна­нию эмо­ций и выра­же­нию их в реаль­ной жиз­ни (гештальт­те­ра­пия); поз­во­ля­ю­щих научить­ся рас­по­зна­вать эмо­ци­о­наль­ные сте­рео­ти­пы (раци­о­наль­но-эмо­тив­ная тера­пия); сфор­ми­ро­вать опре­де­лен­ные навы­ки выра­же­ния эмо­ций (пове­ден­че­ские тре­нин­ги, НЛП); телес­но-ори­ен­ти­ро­ван­ная тера­пия, спо­соб­ная через тело акти­ви­зи­ро­вать мышеч­ный блок и «выта­щить» застряв­шую эмо­цию и мно­гие другие.

Про­бле­ма состо­ит в дру­гом: а все ли эмо­ции мож­но и нуж­но выра­жать в супру­же­ских отно­ше­ни­ях, не нару­шим ли мы тем самым гар­мо­нию в бра­ке, не оби­дим ли сво­ей вспыш­кой близ­ко­го чело­ве­ка? В пси­хо­ло­гии этот вопрос оста­ет­ся без отве­та, но суще­ству­ют неко­то­рые пра­вит выра­же­ния эмо­ций, в частности:

- реко­мен­ду­ет­ся исполь­зо­вать «я»-высказывания, гово­рить о сво­их эмо­ци­ях от сво­е­го лица, напри­мер: «В дан­ный момент я чув­ствую раз­дра­же­ние по пово­ду тво­их слов» или же «Сей­час я чув­ствую печаль из-за…» и т. д. Дру­ги­ми сло­ва­ми, чело­век дол­жен гово­рить о себе, о сво­их чув­ствах, а не исполь­зо­вать «ты»- выска­зы­ва­ния, когда зву­чат обви­не­ния, упре­ки, доса­да. Напри­мер, вме­сто фра­зы «Веч­но ты опаз­ды­ва­ешь» ска­зать: «Я чув­ствую раз­дра­же­ние из-за того, что мы можем не успеть» и т. д.;

- реко­мен­ду­ет­ся избе­гать гене­ра­ли­за­ций — обоб­ще­ний, кото­рые все­гда нега­тив­но вос­при­ни­ма­ют­ся дру­гим чело­ве­ком. Напри­мер, фра­за: «Веч­но ты всем недо­во­лен», без­услов­но не вызо­вет поло­жи­тель­ных эмо­ций. Вме­сто нее умест­нее спро­сить: «А что сей­час тебя беспокоит?»

Конеч­но, в этих неслож­ных пра­ви­лах есть свой резон, одна­ко вопрос о необ­хо­ди­мо­сти выра­же­ния любых чувств оста­ет­ся откры­тым. По это­му пово­ду в свя­то­оте­че­ском насле­дии гово­рит­ся, что выра­жать чув­ства, конеч­но, надо, но не все и не все­гда. Поче­му? Мы гово­ри­ли о том, что часто эмо­ции и чув­ства напря­мую сопря­же­ны с опре­де­лен­ны­ми стра­стя­ми: гне­ва, уны­ния, доса­ды, раз­дра­жи­тель­но­сти и т. д. Понят­ное дело, если мы будем посто­ян­но их под­пи­ты­вать и обес­пе­чи­вать их без­бо­лез­нен­ное выра­же­ние, послед­ствия для супру­же­ской жиз­ни могут быть неод­но­знач­ные. Не вся­кая страсть долж­на нахо­дить свое выражение.

Вспом­ним дихо­то­мию доб­ро­де­тель — страсть. Это те два полю­са, меж­ду кото­ры­ми мы посто­ян­но нахо­дим­ся. Куда скло­нит­ся человек?

Ранее отме­ча­лось, что важ­но вовре­мя «отме­же­вать­ся» от стра­сти, рас­по­знав ее и ведя «мыс­лен­ную брань» с помо­щью Божьей.

И тогда на серд­це водво­рят­ся мир, покой и любовь, кото­рые так важ­ны в семей­ной жиз­ни, в отли­чие от сму­ще­ния, доса­ды, стра­ха, сомне­ний, кото­рые сиг­на­ли­зи­ри­зу­ют о том, что мы дви­жем­ся в лож­ном направлении.

Пози­тив­ная функ­ция эмо­ций состо­ит в том, что они высту­па­ют в каче­стве свое­об­раз­но­го инди­ка­то­ра направ­лен­но­сти век­то­ра наших устрем­ле­ний души. Поэто­му посто­ян­ное духов­ное и душев­ное трезв­ле­ние — осно­ва для здо­ро­вых гар­мо­нич­ных эмо­ци­о­наль­ных отно­ше­ний в браке.

Глава 5. «Одна плоть» на уровне тела

Гар­мо­нич­ные интим­ные отно­ше­ния в бра­ке — есте­ствен­ное про­дол­же­ние еди­не­ния мужа и жены на уровне духа и души.

Если лежат двое, то теп­ло им; а одно­му как согреть­ся?.. Насла­ждай­ся жиз­нью с женою, кото­рую любишь, во все дни сует­ной жиз­ни тво­ей и кото­рую дал тебе Бог под солн­цем… (Еккл. 4,11, 9,9)

Интимные отношения в браке

Интим­ные отно­ше­ния в бра­ке, еди­не­ние на телес­ном уровне — есте­ствен­ное про­дол­же­ние еди­не­ния мужа и жены на уровне духа и души. Они были изна­чаль­но преду­смот­ре­ны пла­ном тво­ре­ния Божия. В пер­вых гла­вах Бытия мы можем про­чи­тать: «Пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь и напол­няй­те зем­лю и обла­дай­те ею…» Хри­сти­ан­ство поло­жи­тель­но отно­сит­ся ко все­му телес­но­му, в том чис­ле и к интим­ным отно­ше­ни­ям в бра­ке, в отли­чие от мно­же­ства лже­уче­ний, напри­мер гно­сти­че­ских, рас­смат­ри­ва­ю­щих духов­ное и телес­ное в про­ти­во­бор­стве. Гно­сти­ки при­зы­ва­ли бороть­ся с пло­тью и избе­гать бра­ков. В то вре­мя как пра­во­сла­вие учит, что спа­се­ние боль­шин­ства людей состо­ит имен­но в браке.

Как пра­ви­ло, в гар­мо­нич­ном, духов­но освя­щен­ном бра­ке осо­бых про­блем в интим­ной сфе­ре не воз­ни­ка­ет. Как отме­ча­ет игу­мен Геор­гий (Шестун), «про интим­ную сто­ро­ну в бра­ке гово­рить осо­бо не при­ня­то, пото­му что глав­ное в бра­ке все же духов­ное еди­не­ние». Поэто­му близ­кие отно­ше­ния высту­па­ют свое­об­раз­ным инди­ка­то­ром духов­но-душев­но­го еди­не­ния супругов.

К сожа­ле­нию, в наше вре­мя интим­ность выры­ва­ет­ся из кон­тек­ста духов­но-душев­но-телес­ных отно­ше­ний и рас­смат­ри­ва­ет­ся, как пра­ви­ло, толь­ко в кон­тек­сте телес­но­сти, при­но­ся­щей или не при­но­ся­щей удо­вле­тво­ре­ние. При­чем счи­та­ет­ся, что осно­вой совре­мен­но­го бра­ка явля­ет­ся успех в интим­ных отно­ше­ни­ях. В одной из попу­ляр­ных теле­пе­ре­дач доста­точ­но извест­ный пси­хо­лог про­во­дил мысль о том, что весо­мым пово­дом для раз­во­да вполне может высту­пить сек­су­аль­ное охла­жде­ние мужа к жене — «ведь для муж­чи­ны это главное».

Одна­ко сек­су­аль­ные отно­ше­ния в бра­ке все же не само­цель. Мож­но вспом­нить, что в осо­бо бла­го­че­сти­вых пра­во­слав­ных семьях супру­ги всту­па­ли в бли­зость лишь для про­дол­же­ния рода. Во вре­мя постов детей нико­гда не зачи­на­ли. Когда жена была бере­мен­на или кор­ми­ла гру­дью, муж к жене не при­ка­сал­ся. Когда супру­ги реша­ли, что детей в семье доста­точ­но, они вовсе пре­кра­ща­ли интим­ные отно­ше­ния и жили как брат с сест­рой. А неко­то­рые супру­же­ские пары всту­па­ли в брак и изна­чаль­но сохра­ня­ли чисто­ту, упраж­ня­ясь в духов­ных подви­гах, как уже упо­мя­ну­тые свя­той пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский и его жена.

Сей­час эти момен­ты совре­мен­ны­ми людь­ми могут вос­при­ни­мать­ся как ата­визм и дикость, мно­гие гово­рят, что «вре­мя-то сей­час дру­гое». В насто­я­щее вре­мя сек­су­аль­ность и все, что свя­за­но с ней, вся­че­ски поощ­ря­ет­ся и гипер­тро­фи­ру­ет­ся. Нас убе­ди­ли в том, что поло­вое жела­ние настоль­ко есте­ствен­но, что не нуж­но осо­бо пере­жи­вать по пово­ду его реа­ли­за­ции — это же ведь «твое желание».

Мно­гие пси­хо­ло­ги­че­ские тео­рии бази­ру­ют­ся на посту­ла­те о том, что боль­шин­ство про­блем чело­ве­ка свя­за­ны с подав­ле­ни­ем, вытес­не­ни­ем есте­ствен­ной сво­бод­ной сек­су­аль­ной энер­гии, кото­рая явля­ет­ся пер­во­при­чи­ной бытия. Вспом­нить хотя бы пси­хо­ана­лиз З. Фрей­да, оргон­ную тео­рию В. Рай­ха (уче­ни­ка Фрей­да), кото­рые пере­вер­ну­ли иерар­хию чело­ве­ка с ног на голо­ву, отве­дя при­о­ри­тет сек­су­аль­но­сти. Имен­но в ее нере­а­ли­зо­ван­но­сти авто­ры виде­ли боль­шин­ство про­блем совре­мен­но­го человека.

Куль­ту­ра, твор­че­ство, выс­шие побуж­де­ния, аль­тру­изм, доб­ро с их точ­ки зре­ния — все это резуль­тат суб­ли­ма­ции бес­со­зна­тель­ных вле­че­ний. Одна­ко, как отме­ча­ет ТА Фло­рен­ская, в наше вре­мя не нуж­но рас­кры­вать вытес­нен­ные сек­су­аль­ные и агрес­сив­ные вле­че­ния, джин уже вырвал­ся из бутыл­ки, часто вытес­ня­ет­ся и пре­да­ет­ся наш внут­рен­ний душев­ный голос, совесть.

По сло­вам про­то­и­е­рея Бори­са Ничи­по­ро­ва, интим­ные отно­ше­ния в бра­ке име­ют сле­ду­ю­щий онто­ло­ги­че­ский смысл:

- сохра­не­ние рода Гомо Сапиенс;

- вос­ста­нов­ле­ние при­род­ной целост­но­сти человека;

- пре­одо­ле­ние экзи­стен­ции оди­но­че­ства и обособ­лен­но­сти через вза­им­ную любовь и откро­ве­ние в браке;

- позна­ние про­ти­во­по­лож­но­го пола.

И сей­час, к сожа­ле­нию, сек­су­аль­ные отно­ше­ния зача­стую утра­чи­ва­ют свой пер­во­на­чаль­ный смысл, но слу­жат для реше­ния каких-то дру­гих задач и целей. Ино­гда интим­ный кон­такт пре­вра­ща­ет­ся в сред­ство дости­же­ния целей, удо­вле­тво­ре­ния опре­де­лен­ных потреб­но­стей. В этом слу­чае послед­ствия все­гда деструк­тив­ны — разо­ча­ро­ва­ние, боль, одиночество.

Извест­ный сек­со­лог Л. Щег­лов попы­тал­ся сфор­му­ли­ро­вать основ­ные моти­вы вступ­ле­ния в поло­вую бли­зость, поми­мо любви:

- секс назло (когда сек­су­аль­ный кон­такт выпол­ня­ет функ­цию нака­за­ния для провинившегося);

- секс как опла­та (тот самый слу­чай, когда сек­су­аль­ный кон­такт явля­ет­ся воз­на­граж­де­ни­ем за какие-то услуги);

- секс как уход от реаль­но­сти (попыт­ка уйти от нере­шен­ных, слож­ных про­блем, часто экзи­стен­ци­аль­но­го плана);

- секс как агрес­сия (когда истин­ным моти­вом явля­ет­ся не все­гда осо­зна­ва­е­мое жела­ние под­чи­нить, унизить);

- секс как спорт (в этом слу­чае супер­за­да­ча — «набор очков»; зача­стую эта пози­ция мас­ки­ру­ет глу­бин­ную неуве­рен­ность в себе, кото­рая тол­ка­ет на посто­ян­ные поис­ки сек­су­аль­ных контактов);

- секс для здо­ро­вья (под­лин­ным моти­вом явля­ет­ся пред­став­ле­ние о несо­мнен­ной поль­зе поло­вой жиз­ни для здо­ро­вья, в этом слу­чае секс при­об­ре­та­ет зна­че­ние опре­де­лен­ной гиги­е­ни­че­ской процедуры);

- секс для пре­сти­жа (инфор­ма­ция о сек­су­аль­ном опы­те инди­ви­да направ­ле­на им на окру­жа­ю­щих для повы­ше­ния самооценки);

- секс как релак­са­ция (в рас­чет при­ни­ма­ет­ся толь­ко свое «хочу», секс явля­ет­ся спо­со­бом сбра­сы­ва­ния нако­пив­ше­го­ся напряжения).

* * *

Как отме­ча­ет пра­во­слав­ный врач К Зорин, супру­же­ские интим­ные отно­ше­ния могут обо­га­щать лич­ность, ока­зы­вать пози­тив­ное вли­я­ние и на физи­че­ское здо­ро­вье. Гар­мо­нич­ные интим­ные отно­ше­ния смяг­ча­ют и изле­чи­ва­ют мно­гие неду­ги: повы­шен­ное арте­ри­аль­ное дав­ле­ние, депрес­сию, бес­сон­ни­цу. Одна­ко интим­ные отно­ше­ния в бра­ке могут быть и дис­гар­мо­нич­ны­ми. И тогда супру­ги обра­ща­ют­ся к спе­ци­а­ли­стам по пово­ду таких нару­ше­ний, как анор­газ­мия, фри­гид­ность, преж­де­вре­мен­ная эяку­ля­ция у муж­чин, импо­тен­ция. Эти симп­то­мы дей­стви­тель­но могут отрав­лять жизнь супру­же­ской пары, обед­нять брак, созда­вать мас­су переживаний.

По пово­ду про­ис­хож­де­ния этих дис­функ­ций нель­зя судить одно­знач­но. Как пра­ви­ло, это целый ком­плекс при­чин: био­ло­ги­че­ских, пси­хо­ло­ги­че­ских, соци­аль­ных. И в каж­дом кон­крет­ном слу­чае соче­та­ние состав­ля­ю­щих будет инди­ви­ду­аль­ным. Для борь­бы с эти­ми нару­ше­ни­я­ми суще­ству­ют целые армии сек­со­ло­гов, сек­со­па­то­ло­гов, рас­кла­ды­ва­ю­щих интим­ные про­бле­мы по полоч­кам. Все это так, одна­ко, нель­зя забы­вать о том, что пер­ви­чен все же духов­ный уро­вень, а телес­ный нахо­дит­ся в сопод­чи­не­нии. Если здо­ров дух, креп­ки духов­ные осно­ва­ния бра­ка, пово­да для обра­ще­ния к спе­ци­а­ли­стам обыч­но в семьях не возникает.

Чем более воцер­ко­в­лен чело­век, чле­ны семьи, тем более гар­мо­ни­чен брак, тем более гар­мо­нич­ны интим­ные отно­ше­ния. Поэто­му луч­шей про­фи­лак­ти­кой интим­ных про­блем явля­ет­ся испол­не­ние биб­лей­ской реко­мен­да­ции: «…преж­де болез­ни заботь­ся о себе» (Сир. 18,19), где име­ет­ся в виду забо­та о духов­ном здо­ро­вье и чисто­те помыс­лов. Поэто­му очень важ­но знать духов­ные прин­ци­пы вза­и­мо­от­но­ше­ния полов. В каче­стве тако­го базо­во­го прин­ци­па высту­па­ет цело­муд­рие брака.

Духовные взаимоотношения полов

В апо­столь­ском посла­нии есть такая фра­за: «Брак у всех да будет честен и ложе непо­роч­но…» (Евр. 13,4). Непо­роч­ность бра­ка созда­ет духов­ное еди­не­ние, вен­чан­ный брак, цело­муд­рен­ность отно­ше­ний. Что же такое цело­муд­рие? Вполне оче­вид­но, что эти­мо­ло­ги­че­ски это сло­во состо­ит из двух: «целост­ность» и «муд­рость», и в сово­куп­но­сти состав­ля­ет целост­ное мудр­ство­ва­ние. Целост­ность пред­по­ла­га­ет соеди­не­ние в чело­ве­ке всех трех его основ — духа, души, тела — с при­о­ри­те­том духа над телом. И такой чело­век дей­стви­тель­но мудр в отли­чие от раз­вра­щен­но­го человека.

Раз­вра­щен­ность есть «раз­во­ро­чен­ность» души и тела, когда вывер­ну­то наизнан­ку все сокро­вен­ное, интим­ное. Поэто­му, как мы гово­ри­ли рань­ше, если пра­виль­ная сопод­чи­нен­ность есть, то и сек­су­аль­ных про­блем в прин­ци­пе не возникает.

Для рус­ско­го наро­да все­гда были зна­чи­мы­ми такие поня­тия, как честь, любовь, цело­муд­рие. Сдер­жи­ва­ю­щим плоть фак­то­ром все­гда высту­па­ла совесть. Она лег­ко обуз­ды­ва­ла страст­ные жела­ния. До сва­дьбы сво­бо­да и лег­кость новых зна­комств не озна­ча­ли сек­су­аль­ной сво­бо­ды и лег­ко­мыс­лен­но­го пове­де­ния. Мож­но было ходить гулять, зна­ко­мить­ся, но не более того. Если про­ис­хо­ди­ло телес­ное соеди­не­ние до сва­дьбы, об этом тут же раз­но­си­лась мол­ва, и позор деви­чий ничем нель­зя было сте­реть. И парень, имев­ший до сва­дьбы близ­кие отно­ше­ния с жен­щи­ной, тоже счи­тал­ся испор­чен­ным, его назы­ва­ли уже не пар­нем, а мужи­ком. Так высо­ко цени­лось ранее цело­муд­рие. Как под­ме­ча­ет Т.А. Фло­рен­ская, «цело­муд­рен­ный чело­век не рас­тра­чи­ва­ет лег­ко­мыс­лен­но свои чув­ства, а муд­ро бере­жет их для одно­го, как бы зара­нее хра­ня ему вер­ность, веря в него».

Телес­ные, интим­ные отно­ше­ния обо­га­ща­ют, смяг­ча­ют брак, созда­ют более глу­бо­кое еди­не­ние двух лич­но­стей. Но это про­ис­хо­дит тогда, когда буду­щие супру­ги сохра­ня­ют цело­муд­рие до бра­ка и когда в бра­ке отсут­ству­ют изме­ны, суще­ству­ет пре­дан­ность друг дру­гу. У неко­то­рых эта фра­за может вызвать улыб­ку: а воз­мож­но ли такое сей­час, в наше вре­мя, когда цен­но­сти изме­ни­лись, изме­ни­лись люди? На это мож­но отве­тить так и цен­но­сти оста­лись те же, и люди не изме­ни­лись. Един­ствен­ное, что про­изо­шло с тече­ни­ем вре­ме­ни, — нас уго­во­ри­ли, что сво­бод­ные сек­су­аль­ные отно­ше­ния — это нор­ма, что бли­зость до бра­ка — это в поряд­ке вещей, и не нуж­но боять­ся того, что про­изо­шло — это же ведь опыт. Опыт-то опыт, но какой? На чашу весов поло­же­но слиш­ком многое.

Суще­ству­ют допол­ни­тель­ные усло­вия бла­го­по­лу­чия супру­же­ских отно­ше­ний. Они подроб­но опи­са­ны апо­сто­лом Павлом.

«Муж, ока­зы­вай жене долж­ное бла­го­рас­по­ло­же­ние; подоб­но и жена мужу. Жена не власт­на над сво­им телом, но муж; рав­но и муж не вла­стен над сво­им телом, но жена. Не укло­няй­тесь друг от дру­га, раз­ве по согла­сию, на вре­мя упраж­не­ния в посте или молит­ве, а потом опять будь­те вме­сте, что­бы не иску­шал вас сата­на невоз­дер­жа­ни­ем вашим» (1 Кор. 7, 3–5.).

Апо­стол Павел гово­рит о двух важ­ных вещах, вза­им­ном бла­го­рас­по­ло­же­нии и вза­им­ном согла­сии. Что зна­чит бла­го­рас­по­ло­же­ние? Вза­им­ная посвя­щен­ность мужа и жены, стрем­ле­ние к един­ству мыс­лей и чувств, пони­ма­ние сек­су­аль­ных потреб­но­стей друг дру­га и есть бла­го­рас­по­ло­же­ние. Мож­но все это потре­бо­вать, заста­вить жену выпол­нять свои супру­же­ские «обя­зан­но­сти», одна­ко это не есть благорасположение.

Вза­им­ное согла­сие ста­рец Паи­сий Свя­то­го­рец опре­де­ля­ет сле­ду­ю­щим образом.

«…Ты дол­жен иметь в виду, что про­бле­ма отно­ше­ний — не толь­ко твоя про­бле­ма и что ты не име­ешь пра­ва регу­ли­ро­вать все один, но лишь по вза­им­но­му согла­сию, как запо­ве­ду­ет апо­стол Павел. …Силь­ный дол­жен вхо­дить в поло­же­ние немощ­но­го. Часто быва­ет так: одна поло­ви­на согла­ша­ет­ся воз­дер­жи­вать­ся, что­бы не огор­чить дру­гую, но внут­ренне стра­да­ет…» «Боль­шое зна­че­ние име­ет то, насколь­ко похо­жи оба супру­га по физи­че­ско­му сло­же­нию. Когда один сла­бый и крот­кий, а дру­гой очень живой, надо, что­бы более силь­ный при­но­сил себя в жерт­ву более болез­нен­но­му. И посте­пен­но болез­нен­ный с его помо­щью ста­но­вит­ся здо­ро­вым. А когда оба здо­ро­вы, они могут про­дви­гать­ся впе­ред… Непра­виль­но женить­ся толь­ко для того, что­бы есть, спать и иметь плот­ские удо­воль­ствия, ибо все это — плот­ское. А чело­век не толь­ко плоть, но и дух. Плоть долж­на помо­гать освя­ще­нию души, а не разо­рять душу».

Пожа­луй, к ска­зан­но­му слож­но что-то доба­вить еще. Итак, залог гар­мо­нии близ­ких отно­ше­ний супру­гов — бла­го­рас­по­ло­же­ние и вза­им­ное согла­сие, кото­рое под­ра­зу­ме­ва­ет под собой и жерт­вен­ность. Соблю­де­ние этих усло­вий дела­ет счаст­ли­вы­ми людей в бра­ке, несо­блю­де­ние при­но­сит скорбь.

Если супру­же­ские отно­ше­ния воз­ни­ка­ют до бра­ка, если име­ет место сме­на «парт­не­ров», если в бра­ке при­сут­ству­ет изме­на, цело­муд­рие нару­ша­ет­ся. Послед­ствия неце­ло­муд­рен­ных отно­ше­ний муж­чи­ны и жен­щи­ны крайне пла­чев­ны. Пого­во­рим о них подробно.

Последствия нецеломудренных интимных отношений

Пра­во­слав­ная Цер­ковь одно­знач­но отри­ца­тель­но отно­сит­ся как к сек­су­аль­ным отно­ше­ни­ям до бра­ка, так и к вне­брач­ным отно­ше­ни­ям. Не при­ни­ма­ет­ся и в рас­чет столь попу­ляр­ный мотив, как «раз­лю­бил, полю­бил дру­гую, но из семьи уйти не могу». У совре­мен­но­го, нево­цер­ко­в­лен­но­го чело­ве­ка может воз­ник­нуть вопрос: «А поче­му я дол­жен подав­лять свои жела­ния, ведь мы же любим друг друга?»

Дело в том, что за внешне без­обид­ным, столь уси­лен­но рекла­ми­ру­е­мым «без­опас­ным» сек­сом скры­ва­ют­ся дале­ко не все­гда без­обид­ные послед­ствия. Вспом­ним, что по это­му пово­ду гово­рит Свя­щен­ное Писа­ние: «Сово­куп­ля­ю­щий­ся с блуд­ни­цею ста­но­вит­ся одно тело с блуд­ни­цею… А соеди­ня­ю­щий­ся с Гос­по­дом есть один дух с Гос­по­дом» (1 Кор. 6, 16–17). На воз­ра­же­ние, что «не обя­за­тель­но соеди­нять­ся с блуд­ни­цею» мож­но ска­зать, что в дан­ном кон­тек­сте важен сам факт соеди­не­ния, ста­нов­ле­ния «одной пло­тью». При­чем, еди­не­ние во вре­мя близ­ких отно­ше­ний настоль­ко глу­бо­ко, что оно затра­ги­ва­ет и духов­ный уро­вень. Всту­пая в бли­зость, люди соеди­ня­ют­ся не толь­ко телом, но и душой, а так­же духом. Сек­су­аль­ные отно­ше­ния име­ют духов­ную при­ро­ду — вот факт, кото­рый тра­ди­ци­он­ная пси­хо­ло­гия и сек­со­ло­гия упус­ка­ет из виду.

Чем же это чре­ва­то? Мы гово­ри­ли о том, что интим­ное соеди­не­ние затра­ги­ва­ет и духов­ную сфе­ру, на духов­ном уровне люди ока­зы­ва­ют­ся свя­зан­ны­ми неви­ди­мы­ми нитя­ми. И если моло­дой чело­век всту­па­ет в сек­су­аль­ную связь с девуш­кой, у кото­рой до него было пять любов­ни­ков, зна­чит, на духов­ном уровне он будет свя­зан с ними неви­ди­мы­ми нитя­ми. Если пред­по­ло­жить, что каж­дый из этих пяти муж­чин в свою оче­редь так­же имел близ­кие отно­ше­ния с пятью-шестью жен­щи­на­ми, то понят­но, что эта неви­ди­мая сеть рас­ши­ря­ет­ся, в нее вовле­ка­ет­ся все боль­ше и боль­ше людей. Таким обра­зом, воз­ни­ка­ет целое обще­ство, свя­зан­ное меж­ду собой нитя­ми на неви­ди­мом духов­ном плане.

Как отме­ча­ет боль­шин­ство пра­во­слав­ных авто­ров, блуд — это такая яма, куда сте­ка­ют все нечи­сто­ты со все­го мира. При­чем, блуд — это не обя­за­тель­но физи­че­ская бли­зость. Хри­стос гово­рит, что вся­кий, кто посмот­рел с вожде­ле­ни­ем на дру­го­го, пре­лю­бо­дей­ство­вал в серд­це сво­ем. А пре­лю­бо­де­я­ние смерт­ный грех, кото­рый без пока­я­ния не име­ет оправ­да­ния и ведет чело­ве­ка пря­мо к погибели.

Одна­ко чело­век сво­бо­ден, и он волен решать, в каком сооб­ще­стве ему состо­ять: в пра­во­слав­ной церк­ви или блуд­ном сообществе.

Чем еще опа­сен «без­опас­ный» секс? По дан­ным социо­ло­ги­че­ских опро­сов, в Рос­сии око­ло 30% школь­ниц при­об­ре­та­ют сек­су­аль­ный опыт в 14–15 лет. Каж­дая пятая девуш­ка и каж­дый вто­рой юно­ша прак­ти­че­ски не зна­ли в лицо сво­е­го «парт­не­ра». Еже­год­но в Рос­сии рожа­ют 50–60 тысяч несо­вер­шен­но­лет­них, кото­рые явля­ют­ся «постав­щи­ка­ми» отказ­ных детей. Вот такая полу­ча­ет­ся «без­опас­ность», когда в ито­ге оста­ют­ся поло­ман­ные судь­бы, опу­сто­шен­ные, выхо­ло­щен­ные души, целый «букет» нару­ше­ний психики.

Как отме­ча­ют мно­гие авто­ры, в резуль­та­те «сво­бод­ных» сек­су­аль­ных отно­ше­ний ста­ре­ет и изна­ши­ва­ет­ся весь орга­низм, воз­ни­ка­ет ком­плекс раз­лич­ных сома­ти­че­ских забо­ле­ва­ний и забо­ле­ва­ний, пере­да­ю­щих­ся поло­вым путем, насту­па­ют гене­ти­че­ские мута­ции у потом­ков. Тако­ва пла­та за «сво­бод­ную любовь».

К.В. Зорин гово­рит о том, что в насто­я­щее вре­мя извест­но более трид­ца­ти забо­ле­ва­ний, пере­да­ю­щих­ся поло­вым путем. Сре­ди них вене­ри­че­ские, гепа­тит В и С, ВИЧ-инфек­ция. Извест­но, что жен­щине, име­ю­щей более семи поло­вых парт­не­ров, даже если она не зара­зи­лась от них какой-либо инфек­ци­ей, гине­ко­ло­ги авто­ма­ти­че­ски ста­вят диа­гноз хро­ни­че­ско­го вос­па­ле­ния при­дат­ков, кото­рое явля­ет­ся серьез­ным фак­то­ром рис­ка в плане воз­ник­но­ве­ния вне­ма­точ­ной беременности.

Чем же еще опас­на частая сме­на «парт­не­ров»? В первую оче­редь тем, что чуже­род­ные мик­ро­ор­га­низ­мы нару­ша­ют целост­ность сли­зи­стых обо­ло­чек моче­по­ло­вых орга­нов, созда­вая оча­ги пора­же­ния и ослаб­ляя имму­ни­тет. В свою оче­редь, сбой на иммун­ном уровне запус­ка­ет онко­ло­ги­че­ские про­цес­сы. При­чем ни один из видов кон­тра­цеп­ции сто­про­цент­но не защи­ща­ет от зара­же­ния забо­ле­ва­ни­ем, пере­да­ю­щим­ся поло­вым путем. Страх забо­леть одним из них, напри­мер СПИ­Дом, может пере­ра­с­ти в пси­хи­че­ское рас­строй­ство по типу спи­до­фо­бии, кото­рое выде­ля­ет­ся спе­ци­а­ли­ста­ми как отдель­ное заболевание.

И это не един­ствен­ный повод для стра­ха у людей, живу­щих «сво­бод­ной» поло­вой жиз­нью. Это и страх бес­пло­дия, кото­рый в свою оче­редь может поро­дить у жен­щи­ны посто­ян­ный стресс, пре­пят­ству­ю­щий зача­тию. Или же страх бере­мен­но­сти, кото­рый может осно­ва­тель­но отра­вить жизнь и послу­жить при­чи­ной нев­ро­за. Этот страх может впо­след­ствии усу­гу­бить­ся пси­хо­со­ма­ти­че­ски­ми рас­строй­ства­ми, стать при­чи­ной сер­деч­ных при­сту­пов, уро­ло­ги­че­ских про­блем, мас­ки­руя истин­ную при­чи­ну недугов.

Так есть ли выход из гре­хов­но­го состо­я­ния? Мно­гие жен­щи­ны и муж­чи­ны, уже «нало­мав­шие дров», могут потом жесто­ко рас­ка­и­вать­ся в соде­ян­ном и зани­мать­ся само­би­че­ва­ни­ем. Толь­ко, как гово­рят, сле­за­ми горю не помо­жешь. Помочь может толь­ко Цер­ковь. Обра­ще­ние к Цер­ков­ным таин­ствам пока­я­ния с сокру­шен­ным серд­цем дей­стви­тель­но может тво­рить чуде­са. Гос­подь Бог, видя искрен­нее сокру­ше­ние и наме­ре­ние более не воз­об­нов­лять гре­хов­ной жиз­ни, может про­стить нас и посте­пен­но изгла­дить из наше­го серд­ца и тела сле­ды блуд­ной стра­сти, но с одним усло­ви­ем: нико­гда к ней не воз­вра­щать­ся. Отдель­но хоте­лось бы пого­во­рить о кон­тра­цеп­ции и ослож­не­ни­ях ее применения.

Контрацепция и ее осложнения

По это­му пово­ду точ­ка зре­ния Пра­во­слав­ной Церк­ви и тра­ди­ци­он­но­го мир­ско­го (и не толь­ко мир­ско­го, но и науч­но­го) под­хо­дов рас­хо­дит­ся кар­ди­наль­но. С пози­ции пра­во­сла­вия исполь­зо­ва­ние кон­тра­цеп­ти­вов — грех. Поче­му? Пото­му что мы вме­ши­ва­ем­ся в про­ви­де­ние Божие, пыта­ясь спла­ни­ро­вать коли­че­ство детей. Но ведь мы зна­ем, что детей все­гда дает Бог. Он зна­ет, когда это нуж­но сде­лать, оце­ни­ва­ет, потя­нет ли семья сей­час попол­не­ние, будет ли воз­мож­ность мате­ри­аль­но­го обеспечения.

Послед­ний вопрос осо­бо бес­по­ко­ит мно­гих: на что жить, чем кор­мить? Имен­но он ста­но­вит­ся кам­нем пре­ткно­ве­ния и кри­те­ри­ем жиз­ни или смер­ти буду­ще­го ребен­ка. Но мы сно­ва забы­ва­ем, что «Бог дает детей, Бог даст и на детей». Эта муд­рость есть дове­рие Про­ви­де­нию Божию. Мы или дове­ря­ем, или не доверяем.

…Супру­ги ожи­да­ли попол­не­ние в сво­ей семье. Понят­но, что пово­дов для вол­не­ния было более чем доста­точ­но. Одна из при­чин для бес­по­кой­ства — мате­ри­аль­ные слож­но­сти. «На что купить ребен­ку при­да­ное, как его про­кор­мить? — дума­ли супру­ги, — ведь сей­час все так доро­го». Одна­ко было при­ня­то реше­ние рожать несмот­ря ни на что. «Бог помо­жет», — с такой надеж­дой они ста­ли ждать появ­ле­ния на свет малы­ша. И дей­стви­тель­но, так и про­изо­шло. Како­во было их удив­ле­ние, когда бук­валь­но сра­зу после родов дру­зья, зна­ко­мые, род­ствен­ни­ки пода­ри­ли бук­валь­но все, что было нуж­но для ново­рож­ден­но­го, поку­пать ниче­го не пришлось.

Еще боль­шое удив­ле­ние было свя­за­но с тем, что муж стал регу­ляр­но полу­чать хоро­шо опла­чи­ва­е­мые зака­зы, кото­рые поз­во­ли­ли про­кор­мить уве­ли­чив­шу­ю­ся семью.

* * *

Одна­ко, к сожа­ле­нию, чаще все­го про­ис­хо­дит вме­ша­тель­ство супру­гов в репро­дук­тив­ный цикл путем исполь­зо­ва­ния контрацептивов.

Учи­ты­вая немощь чело­ве­че­скую, Пра­во­слав­ная Цер­ковь ино­гда допус­ка­ет исполь­зо­ва­ние таких спо­со­бов предот­вра­ще­ния зача­тия как воз­дер­жа­ние и кален­дар­ный метод. Но на это у совре­мен­но­го чело­ве­ка тоже воз­ни­ка­ет мас­са воз­ра­же­ний: зачем воз­дер­жи­вать­ся, когда есть дру­гие удоб­ные сред­ства предохранения?

Все сред­ства кон­тра­цеп­ции делят­ся на:

- абор­тив­ные (уби­ва­ю­щие плод) — это гор­мо­наль­ные пре­па­ра­ты, ВМС;

- неа­бор­тив­ные (предот­вра­ща­ю­щие зача­тие) — пре­зер­ва­ти­вы, кол­пач­ки, «кален­дар­ный» метод.

Что каса­ет­ся пер­вой груп­пы, то гор­мо­наль­ные кон­тра­цеп­ти­вы обла­да­ют рядом серьез­ных нега­тив­ных эффек­тов и для самой женщины:

- спо­соб­ству­ют тром­бо­зу сосу­дов, осо­бен­но у куря­щих жен­щин стар­ше 35 лет;

- ослож­ня­ют тече­ние мно­гих сома­ти­че­ских забо­ле­ва­ний: сахар­но­го диа­бе­та, гипер­то­ни­че­ской болез­ни, эпилепсии;

- нару­ша­ют мен­стру­аль­ный цикл, спо­соб­ству­ют воз­ник­но­ве­нию дис­функ­ци­о­наль­ных маточ­ных кровотечений;

- повы­ша­ют мас­су тела;

- про­во­ци­ру­ют раз­лич­ные сома­ти­че­ские недо­мо­га­ния: голов­ные боли, появ­ле­ние пиг­мент­ных пятен и т. д.

Самое глав­ное то, что осо­бо не афи­ши­ру­ет­ся: гор­мо­наль­ные кон­тра­цеп­ти­вы все же вклю­ча­ют абор­тив­ный ком­по­нент. Они дей­ству­ют так:

- меша­ют про­цес­су созре­ва­ния и выхо­да яйце­клет­ки, но часто ову­ля­ция все же происходит;

- повы­ша­ют вяз­кость сли­зи в шей­ке мат­ки, делая ее труд­но­про­хо­ди­мой для спер­ма­то­зо­и­дов, но они могут про­ни­кать и сквозь повре­жден­ную слизь и зача­тие все же происходит;

- тогда начи­на­ет дей­ство­вать сле­ду­ю­щий меха­низм: нару­ша­ет­ся подвиж­ность маточ­ных труб, и зача­тый ребе­нок не может вовре­мя попасть в мат­ку и погибает;

- на тот слу­чай, если же он все-таки попа­да­ет в мат­ку, повре­жда­ет­ся ее сли­зи­стая, умень­ша­ет­ся коли­че­ство гли­ко­ге­на, нуж­но­го для пита­ния ребен­ка, и ребе­нок поги­ба­ет от голода.

По сути дела, про­ис­хо­дит мик­ро­аборт, и хоть мик­ро… это все тот же аборт, грех убийства

ВМС (внут­ри­ма­точ­ная спи­раль) несо­мнен­но отно­сит­ся к абор­тив­ным кон­тра­цеп­ти­вам. Кажу­ща­я­ся без­обид­ность и надеж­ность ВМС обман­чи­вы. Ее исполь­зо­ва­ние, как под­чер­ки­ва­ет К Зорин, спо­соб­ству­ет воз­ник­но­ве­нию мно­же­ства ослож­не­ний у самой женщины:

- боле­вой синдром;

- обиль­ные выде­ле­ния во вре­мя месячных;

- вне­ма­точ­ная беременность;

- ост­рые и хро­ни­че­ские вос­па­ле­ния поло­вых органов;

- про­бо­де­ние мат­ки и т. д.

Но самое страш­ное, что этот метод предо­хра­не­ния непо­сред­ствен­но направ­лен на раз­ру­ше­ние уже зача­то­го пло­да: дей­ствие ВМС вызы­ва­ет меха­ни­че­ское раз­дра­же­ние сли­зи­стой обо­лоч­ки мат­ки, из-за чего уже зача­тый заро­дыш, спу­стив­шись по маточ­ной тру­бе при­мер­но на шестой день после зача­тия, не может при­кре­пить­ся к стен­кам мат­ки и поги­ба­ет. И это тоже аборт.

Вот такое полу­ча­ет­ся «предо­хра­не­ние», когда люди «спа­са­ют­ся» от соб­ствен­ных детей с помо­щью их убийства.

Глава 6. Аборт с православной и светской точек зрения

Я — ребе­нок, не родив­ший­ся на свет.

Я — без­род­ная душа по клич­ке Нет.

Я — колю­чий холо­док в душе врача.

Узе­лок, людь­ми раз­руб­лен­ный сплеча.

Пусть же будет вам лег­ко, отец и мать,

Жить, как все, и ниче­го не понимать.

Все рав­но я вас люб­лю силь­нее всех.

Даже если вы забы­ли этот грех.

Из кни­ги «Не убий!

Пра­во­слав­ный врач об абортах»

Аборт

Аборт бук­валь­но озна­ча­ет «выбра­сы­ва­ет вон». А кто кого выбра­сы­ва­ет? Мать выбра­сы­ва­ет вон сво­е­го ребен­ка! Совре­мен­ная нево­цер­ко­в­лен­ная жен­щи­на оце­ни­ва­ет умыш­лен­ное пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти как рядо­вой физио­ло­ги­че­ский акт, извле­че­ние кус­ка пло­ти из сво­е­го тела. Это дей­ствие под­креп­ля­ет­ся и юри­ди­че­ски: да, дей­стви­тель­но жен­щи­на име­ет пра­во изба­вить­ся от соб­ствен­но­го ребенка.

Мы зна­ем, что пер­вым госу­дар­ством, лега­ли­зо­вав­шим аборт «по прось­бе тру­дя­щих­ся», была Совет­ская Рос­сия. Один из созда­те­лей совет­ской систе­мы здра­во­охра­не­ния З.П. Соло­вьев назвал «исто­ри­че­ским доку­мен­том» сов­мест­ное поста­нов­ле­ние Нар­ком­здра­ва и Нар­ко­мю­ста от 18 нояб­ря 1920 года, в кото­ром было раз­ре­ше­но про­из­во­дить бес­плат­ные абор­ты «в обста­нов­ке совет­ских больниц».

В 1924 году орга­на­ми здра­во­охра­не­ния созда­ют­ся аборт­ные комис­сии, выда­ю­щие раз­ре­ше­ние на бес­плат­ные абор­ты сле­ду­ю­щим кате­го­ри­ям жен­щин: без­ра­бот­ным-оди­ноч­кам, работ­ни­цам-оди­ноч­кам, име­ю­щим одно­го ребен­ка, мно­го­дет­ным, заня­тым на про­из­вод­стве, про­чим граж­дан­кам… Дру­ги­ми сло­ва­ми, прак­ти­че­ски всем желающим…

И по сей день еже­днев­но идет тихая вой­на в гине­ко­ло­ги­че­ских каби­не­тах. Тихая, пото­му что никто не слы­шит без­молв­но­го кри­ка уби­ва­е­мых детей, кото­рые ищут при­бе­жи­ще у мате­ри в момент сво­е­го уни­что­же­ния. Это очень нагляд­но пока­за­но в филь­мах, сня­тых с помо­щью УЗИ-иссле­до­ва­ния: малень­кий двух­ме­сяч­ный эмбри­он чув­ству­ет при­бли­же­ние смер­ти: широ­ко рас­кры­ва­ет ротик, слов­но без­молв­но зовет на помощь, у него уча­ща­ет­ся серд­це­би­е­ние до 200 уда­ров в мину­ту, он мечет­ся в поло­сти мат­ки и пыта­ет­ся увер­нуть­ся от при­бли­жа­ю­ще­го­ся меди­цин­ско­го инструмента.

Одна­ко еже­днев­ные убий­ства про­дол­жа­ют­ся. Мож­но сме­ло ска­зать, что идет мас­со­вое истреб­ле­ние нации: абор­ты по чис­лен­но­сти жертв пре­вы­ша­ют поте­ри в вой­нах. Каж­дая тре­тья жен­щи­на дела­ет аборт, из каж­дых деся­ти дево­чек-под­рост­ков одна пре­ры­ва­ет бере­мен­ность. На 100 рож­де­ний при­хо­дит­ся 180 абор­тов! Рос­сия зани­ма­ет вто­рое место в мире по коли­че­ству про­во­ди­мых абортов.

Что же про­ис­хо­дит в нашем обще­стве? Поче­му вло­жен­ный в душу мате­ри инстинкт сохра­не­ния дитя подав­ля­ет­ся? Поче­му жен­щи­на пере­ста­ла слу­шать голос сове­сти в сво­ей душе? При­чи­на в том, что совре­мен­ные люди забы­ли о Боге, о запо­ве­дях, дан­ных нам, основ­ная из кото­рых «Не убий». Нас убе­ди­ли в том, что ребе­нок, будучи во чре­ве мате­ри, еще не явля­ет­ся чело­ве­ком, а толь­ко лишь телес­ной «заго­тов­кой», кото­рая пре­вра­тит­ся в чело­ве­ка после рождения.

Не так дав­но жен­щи­нам уси­лен­но насаж­да­лась мысль о том, что абор­ты делать полез­но, что они яко­бы омо­ла­жи­ва­ют орга­низм, замед­ля­ют про­цес­сы ста­ре­ния. Какая страш­ная ложь!

Людям вну­ши­ли мысль о том, что «гуман­нее» не «пло­дить нище­ту», а регу­ли­ро­вать про­цесс рож­де­ния, пла­ни­ро­вать его, избав­ля­ясь от лиш­них детей. Пуга­ют воз­мож­ны­ми труд­но­стя­ми, свя­зан­ны­ми с рож­де­ни­ем ребен­ка: мате­ри­аль­ны­ми про­бле­ма­ми, невоз­мож­но­стью жен­щине реа­ли­зо­вы­вать­ся как про­фес­си­о­на­лу. В обще­стве сфор­ми­ро­ва­но крайне нега­тив­ное отно­ше­ние к бере­мен­но­сти и родам: мно­го­дет­ная мать вос­при­ни­ма­ет­ся зача­стую не ина­че как «сам­ка», кото­рая не дума­ет о буду­щем сво­их детей.

Боль­шин­ство руко­во­ди­те­лей не заин­те­ре­со­ва­ны в появ­ле­нии детей у сотруд­ниц и спо­соб­ству­ют их уволь­не­нию. Напри­мер, в ком­мер­че­ских фир­мах на рож­де­ние ребен­ка и уход за ним выде­ля­ет­ся все­го шесть меся­цев. Мизер­ные дет­ские посо­бия, выда­ва­е­мые на ребен­ка, пред­став­ля­ют собой ско­рее насмеш­ку, чем реаль­ную помощь жен­щине в вос­пи­та­нии ребенка…

И толь­ко Пра­во­слав­ная Цер­ковь бьет во все коло­ко­ла, неустан­но повто­ряя: «Убий­ство ребен­ка во чре­ве мате­ри вели­чай­ший грех!»

Поче­му же Цер­ковь так кате­го­рич­на, могут спро­сить мно­гие. Неуже­ли гуман­нее, если ребе­нок вырас­тет в нище­те, если нет воз­мож­но­сти дать ему самое необ­хо­ди­мое? А если ребе­нок родит­ся с поро­ка­ми? Все эти вопро­сы и «дово­ды» ста­но­вят­ся пово­да­ми для бес­ко­неч­ных дис­кус­сий о допу­сти­мо­сти или недо­пу­сти­мо­сти абортов.

Самое глав­ное, что упус­ка­ют из виду сто­рон­ни­ки абор­тов, это ответ на вопрос, а когда же чело­век ста­но­вит­ся чело­ве­ком? Так, зако­но­да­тель­ство Фран­ции счи­та­ет убий­ством аборт, совер­шен­ный после 10 недель бере­мен­но­сти; Дании — после 12 недель; Шве­ции — после 20 недель; наше же зако­но­да­тель­ство — толь­ко после рож­де­ния ребен­ка. Вот такой плю­ра­лизм мнений.

Полу­ча­ет­ся, что за убий­ство ново­рож­ден­но­го зако­но­да­тель­ство пред­по­ла­га­ет уго­лов­ную ответ­ствен­ность, а за убий­ство нерож­ден­но­го — опла­чи­ва­е­мый боль­нич­ный лист.

И что это за момент, когда телес­ная «каши­ца» пре­вра­ща­ет­ся в чело­ве­ка? Что такое вели­кое и важ­ное про­ис­хо­дит через миг, или через час, или через день? Пра­во­слав­ная Цер­ковь ясно гово­рит об этом: чело­век ста­но­вит­ся чело­ве­ком в момент сво­е­го зача­тия, когда соеди­ня­ют­ся жен­ская и муж­ская части­цы. Имен­но в этот момент Бог вды­ха­ет в чело­ве­ка душу, кото­рая явля­ет­ся бес­смерт­ной. Еще пока не сфор­ми­ро­ва­на телес­ная обо­лоч­ка, но душа уже живет как пре­крас­ный цве­ток, кото­рый Бог наса­дил в чре­ве мате­ри. Плоть посте­пен­но нарас­та­ет, фор­ми­руя телес­ные кон­ту­ры ребен­ка, и пер­вым орга­ном, кото­рый появ­ля­ет­ся у эмбри­о­на, явля­ет­ся серд­це. Оно пер­вое начи­на­ет жить, явля­ясь как бы «ложем и пре­сто­лом» для души. Посред­ством серд­ца буду­щий малыш позна­ет и чув­ству­ет, любит и уста­нав­ли­ва­ет кон­такт со сво­ей матерью.

Реаль­ность пси­хо­со­ма­ти­че­ско­го суще­ство­ва­ния чело­ве­ка с момен­та зача­тия под­твер­жда­ет Свя­щен­ное Писа­ние. Вспом­ним рас­сказ о посе­ще­нии Бого­ро­ди­цей свя­той Ели­за­ве­ты сра­зу после Бла­го­ве­ще­ния. Иоанн Кре­сти­тель, с момен­та зача­тия кото­ро­го шел шестой месяц, освя­щен­ный Свя­тым Духом, «взыг­рал радост­но во чре­ве» свя­той Ели­за­ве­ты при встре­че с Гос­по­дом Иису­сом, кото­ро­му от зача­тия было лишь несколь­ко дней.

* * *

Или же дру­гой при­мер из жития пре­по­доб­но­го Сер­гия Радо­неж­ско­го. В один вос­крес­ный день его бла­го­че­сти­вая мать при­шла в цер­ковь к Боже­ствен­ной литур­гии и вста­ла в при­тво­ре. Перед чте­ни­ем свя­то­го Еван­ге­лия сре­ди общей тиши­ны мла­де­нец вскрик­нул у нее во чре­ве так, что мно­гие обра­ти­ли вни­ма­ние на этот крик. Когда нача­ли петь Херу­вим­скую песнь, мла­де­нец вскрик­нул в дру­гой раз. В тот момент, когда свя­щен­ник воз­гла­сил «Вон­мем! Свя­тая свя­тым!», ребе­нок вскрик­нул в тре­тий раз, да так гром­ко, что окру­жа­ю­щие ста­ли искать дитя, желая его успо­ко­ить, но, не най­дя, пора­зи­лись это­му необык­но­вен­но­му случаю.

Еще задол­го до сво­е­го рож­де­ния буду­щий подвиж­ник бла­го­че­стия озна­ме­но­вал свою мис­сию трех­крат­ным кри­ком в самые важ­ные момен­ты Литургии.

* * *

Поэто­му убий­ство буду­ще­го ребен­ка на любом сро­ке бере­мен­но­сти — это убий­ство. Так назы­ва­е­мые мини-абор­ты, таб­ле­ти­ро­ван­ные абор­ты — это тоже убий­ство, толь­ко на ран­них ста­ди­ях раз­ви­тия малы­ша. Таким обра­зом, мать, реша­ясь на аборт, совер­ша­ет вели­чай­ший грех, так как уби­ва­ет невин­ное дитя, нару­ша­ет запо­ведь Божью «Не убий».

Типичные доводы сторонников абортов

Оста­но­вим­ся на наи­бо­лее типич­ных дово­дах сто­рон­ни­ков абортов.

Меди­цин­ски под­твер­жден­ное пред­по­ло­же­ние, что буду­щий ребе­нок родит­ся с поро­ка­ми раз­ви­тия, — этот довод в поль­зу абор­та очень рас­про­стра­нен. «Зачем обще­ству нуж­ны инва­ли­ды, уро­ды, непол­но­цен­ные?» — вопро­ша­ют сто­рон­ни­ки «гуман­но­го под­хо­да». И, дей­стви­тель­но, зачем? Заду­ма­ем­ся о том, что будет, если и даль­ше сле­до­вать дан­ной точ­ке зре­ния. Тогда, навер­ное, будет «гуман­ным» уни­что­жать и людей, став­ших инва­ли­да­ми после рож­де­ния, бес­по­мощ­ных ста­ри­ков, калек. Зачем им жить и мучиться?

Исто­рия зна­ет при­ме­ры послед­ствий подоб­ной логи­ки. Взять хотя бы Древ­нюю Спар­ту, в кото­рой сбра­сы­ва­ли со ска­лы боль­ных, нежиз­не­спо­соб­ных мла­ден­цев. И чем закон­чи­ла эта доста­точ­но силь­ная циви­ли­за­ция? Или же более совре­мен­ный при­мер: нацист­ские идеи уни­что­же­ния убо­гих, увеч­ных, евре­ев с тем, что­бы сфор­ми­ро­вать расу «насто­я­щих арий­цев». Но чем закон­чи­лись эти попыт­ки выве­сти «сверх­че­ло­ве­ка»? Итак, никто не впра­ве решать, жить буду­ще­му чело­ве­ку или уме­реть, даже если пред­по­ла­га­ют­ся какие-либо откло­не­ния в раз­ви­тии. Необ­хо­ди­мо учи­ты­вать, что доста­точ­но часты­ми быва­ют ошиб­ки меди­цин­ской диа­гно­сти­ки и «обре­чен­ный» меди­ка­ми малыш рож­да­ет­ся совер­шен­но здо­ро­вым. И даже если ребе­нок появ­ля­ет­ся на свет с пато­ло­ги­ей, отку­да нам знать, каков замы­сел Божий по пово­ду рож­де­ния это­го ребенка?

Иеро­мо­нах Кирилл (Зин­ков­ский) гово­рил о том, что сча­стье чело­ве­ка зави­сит в боль­шей мере не от его здо­ро­вья и бла­го­по­лу­чия, а от его отно­ше­ния к жиз­ни, ее духов­но­го вос­при­я­тия. Мы пом­ним, что во все вре­ме­на бла­жен­ные, убо­гие, боль­ные при­вно­си­ли осо­бые тона в жизнь людей, сви­де­тель­ствуя о брен­но­сти, пре­хо­дя­щем харак­те­ре все­го зем­но­го, о том, что есть иное при­зва­ние чело­ве­ка. По это­му пово­ду мож­но при­ве­сти мно­же­ство при­ме­ров: житие Мат­ро­ны Бла­жен­ной, Ксе­нии Петербургской…

А ведь быва­ет и так, что боль­ной ребе­нок, про­жив все­го один день или несколь­ко меся­цев, пол­но­стью пере­во­ра­чи­ва­ет всю жизнь их родителей.

..В семье моло­дых супру­гов Ири­ны и Пав­ла с нетер­пе­ни­ем ожи­да­ли появ­ле­ния пер­вен­ца. Нако­нец дол­го­ждан­ный малыш появил­ся на свет. Огром­ная радость и… при­го­вор вра­чей: малыш с тяже­лой пато­ло­ги­ей ЦНС (син­дром ДЦП, дет­ский цере­браль­ный пара­лич), тяже­лая фор­ма. Ходить не будет нико­гда, умствен­ное раз­ви­тие невоз­мож­но — глу­бо­кая дебиль­ность. Про­гноз в отно­ше­нии жиз­ни так­же небла­го­при­ят­ный: мак­си­мум месяц-два, и малыш умрет. Состо­я­ние Ири­ны пере­дать сло­ва­ми труд­но, одно­му Богу извест­но, что тво­ри­лось в душе несчаст­ной матери.

Но дни, про­ве­ден­ные в род­до­ме после родов, пол­но­стью пере­вер­ну­ли жизнь жен­щи­ны. Дол­ги­ми бес­сон­ны­ми ноча­ми она про­кру­чи­ва­ла свою жизнь и пыта­лась отве­тить на вопрос: «За что мне такое нака­за­ние?». Ответ при­шел — да, дей­стви­тель­но есть за что: были и абор­ты, были и изме­ны и, самое глав­ное, не было глу­бо­кой веры, ведь «все так живут». Имен­но тогда к Ирине при­шла твер­дая уве­рен­ность: «Появ­ле­ние боль­но­го ребен­ка на свет не слу­чай­но, я долж­на понять что-то очень важ­ное». Но что? «Я долж­на укре­пить­ся в вере!» — при­шла к тако­му выво­ду Ирина.

После выпис­ки из род­до­ма потя­ну­лись страш­ные дни, когда нуж­но было сми­рять­ся с разо­ча­ро­ва­ни­ем и непо­ни­ма­ни­ем род­ствен­ни­ков, дру­зей. «Зачем ты забра­ла его из род­до­ма?» — часто спра­ши­ва­ли ее. Ири­на ниче­го не отве­ча­ла в ответ. Прак­ти­че­ски каж­дый выход­ной вме­сте с малы­шом она ста­ла бывать в церк­ви: сто­я­ла на служ­бе, при­ча­ща­ла ребен­ка, при­ча­ща­лась и испо­ве­до­ва­лась сама. И посте­пен­но в ее душе стал воца­рять­ся мир и покой.

Малыш раз­ви­вал­ся, про­шел и один месяц, и дру­гой, но он жил. Он так и не научил­ся сидеть, дер­жать голов­ку, но взгляд у него был такой осмыс­лен­ный, про­ни­ка­ю­щий в самую душу. Каза­лось, он хотел ска­зать: «Потер­пи, все будет хоро­шо». Мать с каж­дым днем при­вя­зы­ва­лась к малы­шу все боль­ше и боль­ше, она была гото­ва уха­жи­вать за ним всю свою жизнь, толь­ко бы он был с ней и улыбался.

Спу­стя несколь­ко меся­цев малыш все-таки умер. Горе Ири­ны труд­но пере­дать сло­ва­ми, но жизнь и смерть малы­ша пол­но­стью пере­вер­ну­ли всю жизнь жен­щи­ны: став глу­бо­ко веру­ю­щим чело­ве­ком, она затем роди­ла пяте­рых детей, кото­рых вос­пи­та­ла в пра­во­слав­ных тра­ди­ци­ях. Это ли не награ­да за ее страдания!

* * *

Дру­гая рас­про­стра­нен­ная точ­ка зре­ния сто­рон­ни­ков абор­тов: абор­ты дела­ли, и будут делать. Так не луч­ше ли делать это под кон­тро­лем в меди­цин­ских учре­жде­ни­ях, чем под­поль­но, с риском для жен­щи­ны? — вопро­ша­ют эти люди.

Рас­смот­рим эту точ­ку зре­ния. Что будет, если мы будем сле­до­вать дан­ной логи­ке? По ана­ло­гии, эта ситу­а­ция близ­ка ситу­а­ции с при­е­мом нар­ко­ти­ков, ведь их все рав­но упо­треб­ля­ют. И не луч­ше ли, что­бы их при­ем про­хо­дил в удоб­ных местах под кон­тро­лем вла­стей? В этом слу­чае все будут доволь­ны: и ослож­не­ний от упо­треб­ле­ния нар­ко­ти­ков мень­ше; и вла­сти будут иметь нема­лую эко­но­ми­че­скую выго­ду. Есть толь­ко одно «но»… Упо­треб­ле­ние нар­ко­ти­ков как было гре­хом, так и оста­ет­ся. То же самое каса­ет­ся и абор­тов. Убий­ство как было убий­ством, так оно им и останется.

Сле­ду­ю­щий довод в поль­зу абор­та: раз­ве не допу­стим аборт в слу­чае изна­си­ло­ва­ния жен­щи­ны? Дан­ная ситу­а­ция, конеч­но, слож­на, и жен­щине, ока­зав­шей­ся в ней, одно­знач­но нелег­ко. Но дол­жен ли стра­дать невин­ный ребе­нок, кото­рый ста­но­вит­ся залож­ни­ком пато­ло­ги­че­ских стра­стей взрос­лых? Каж­дая жен­щи­на в этом слу­чае реша­ет сама. Пра­во­слав­ная Цер­ковь одно­знач­но выска­зы­ва­ет­ся в дан­ном слу­чае: «Убий­ство невин­но­го не оправ­да­но ничем. Веру­ю­щая во Хри­ста жен­щи­на сохра­нит ребен­ка, выдер­жит сплет­ни, уни­же­ния, изде­ва­тель­ства, оскорб­ле­ния, все боль­ше и боль­ше воз­рас­тая духов­но, упраж­ня­ясь в истин­ном сми­ре­нии и тер­пе­нии. Она пре­тер­пит и будет увенчана».

И, по боль­шо­му сче­ту, при­ня­тие жен­щи­ной реше­ния о сохра­не­нии жиз­ни мла­ден­ца — свое­об­раз­ный инди­ка­тор истин­но­сти ее веры. Мы или веру­ем, или не веру­ем, тре­тье­го не дано. И какая цена веры, кото­рая ниче­го не сто­ит? В свя­зи с этим мож­но вспом­нить жиз­не­опи­са­ние свя­той Феодоры.

Пере­оде­тая муж­чи­ной свя­тая Фео­до­ра под­ви­за­лась в муж­ском мона­сты­ре под име­нем Федор. Обви­нен­ная одной жен­щи­ной в том, что она «винов­ник» ее бере­мен­но­сти, Фео­до­ра тер­пе­ли­во пере­нес­ла кле­ве­ту. Когда же родил­ся ребе­нок, она взя­ла его на вос­пи­та­ние и ста­ла жить в лачу­ге вне мона­сты­ря, где еже­днев­но тер­пе­ла неопи­су­е­мые оскорб­ле­ния и уни­же­ния. В ее неви­нов­но­сти убе­ди­лись толь­ко после смер­ти, уви­дев, что она была жен­щи­ной, а не муж­чи­ной… разу­ме­ет­ся, она мог­ла бы лег­ко, в два сче­та и без вся­ко­го мораль­но­го «ущер­ба» для себя опро­верг­нуть кле­ве­ту. (Прав­да, тогда она была бы про­сто Фео­до­ра, а не свя­тая Фео­до­ра.) Но она пред­по­чла все пре­тер­петь, что­бы удо­сто­ить­ся бла­жен­ства от Господа…

* * *

Еще одна ситу­а­ция, когда мож­но оправ­дать аборт: угро­за для жиз­ни мате­ри. На этом момен­те хоте­лось бы оста­но­вить­ся более подроб­но. Подоб­ные ситу­а­ции слу­ча­ют­ся доста­точ­но ред­ко, одна­ко в каж­дом кон­крет­ном слу­чае реше­ние долж­на при­ни­мать сама жен­щи­на. Имен­но она, и никто дру­гой (вра­чи, род­ствен­ни­ки) не могут ока­зать на нее дав­ле­ние и скло­нить к при­ня­тию опре­де­лен­но­го решения.

Здесь суще­ству­ет не так уж и мно­го вариантов:

- если жен­щи­на веру­ю­щая, то этот вопрос реша­ет­ся, как пра­ви­ло, в поль­зу ребен­ка. Это повод для той самой жерт­вен­но­сти, о кото­рой мож­но мно­го гово­рить, но про­ве­ря­ет­ся она толь­ко реаль­ны­ми жиз­нен­ны­ми поступками;

- если жен­щи­на неве­ру­ю­щая, само­лю­би­вая, и пред­по­чи­та­ет жиз­ни сво­е­го ребен­ка свою соб­ствен­ную жизнь, тогда свер­ша­ет­ся «вынуж­ден­ное зло» — убий­ство ребен­ка, кото­рое с точ­ки зре­ния меди­ци­ны явля­ет­ся оправданным.

Опять необ­хо­ди­мо вспом­нить о том, что каж­дый чело­век сво­бо­ден в сво­ем выбо­ре и волен посту­пать так, как счи­та­ет пра­виль­ным. По это­му пово­ду сто­ит при­ве­сти один яркий при­мер, опи­сан­ный в кни­ге Архи­манд­ри­та Епи­фа­ния Фео­до­ро­пу­лу­са «Добрач­ные отно­ше­ния. Граж­дан­ский брак. Аборты».

«Одна­жды зна­ме­ни­то­го вра­ча-хирур­га посе­ти­ла одна моло­дая жен­щи­на, кото­рая про­си­ла его о вра­чеб­ной помо­щи. У нее было двое малень­ких детей, и в тот момент она была на чет­вер­том меся­це бере­мен­но­сти. Ее супруг — врач, был моби­ли­зо­ван (собы­тия про­ис­хо­ди­ли в годы Вто­рой миро­вой вой­ны). У жен­щи­ны были боли в левой гру­ди, а в левой под­мыш­ке у себя она обна­ру­жи­ла малень­кую твер­дую опу­холь. После того, как врач выслу­шал ее, он при­сту­пил к обсле­до­ва­нию. Вот как об этом повест­ву­ет отры­вок из книги:

«…Я ощу­пал и почув­ство­вал очень твер­дый, прак­ти­че­ски раз­ру­шив­ший­ся лим­фа­ти­че­ский узел — но мож­но было бы опре­де­лить и целую цепоч­ку из таких же пора­жен­ных болез­нью желез! Не выдав сво­е­го удив­ле­ния, я ощу­пал всю левую грудь, кото­рую окру­жа­ло тон­кое тем­ное спле­те­ние вен… и при­шел в ужас. Затем я обсле­до­вал, что­бы срав­нить и про­ве­рить — как я делаю это все­гда, — пра­вую ее грудь и опре­де­лил, что и в этой гру­ди есть твер­дая опу­холь. В одном месте кожа ока­за­лась опас­но натя­ну­той. И в пра­вой под­мыш­ке под кожей я почув­ство­вал малень­кие твер­дые желе­зы, и две опу­хо­ли поболь­ше в обла­сти пле­че­во­го сосу­ди­сто­го пуч­ка. Это было страш­но! Дву­сто­рон­ний, быст­ро про­грес­си­ру­ю­щий рак груди…

Пока боль­ная оде­ва­лась, я думал о том, как ска­зать ей горь­кую правду…

Итак, когда боль­ная, одев­шись, сно­ва села в крес­ло, я ска­зал ей:

Фрау! То, что дело обсто­ит серьез­но, Вы зна­е­те и сами. То, что перед нами труд­ный выбор, я не могу, не дол­жен скры­вать от вас.

Она не дрог­ну­ла, не заплакала…

Мне нуж­но немед­лен­но пере­го­во­рить с вашим мужем. Надо сроч­но вызвать его с фронта.

Одна­ко на этот раз в гла­зах у нее сто­я­ли слезы.

Я не знаю, где мой муж. Вот уже мно­го меся­цев мы не име­ем от него вестей.

Этот факт намно­го услож­нил поло­же­ние, так как теперь бед­ная жен­щи­на оста­ва­лась один на один с реше­ни­ем, кото­рое она долж­на была при­нять. С реше­ни­ем, озна­ча­ю­щим жизнь или смерть для ребен­ка, кото­ро­го она носи­ла под серд­цем. Сле­до­ва­ло объ­яс­нить ей, насколь­ко необ­хо­ди­мо при­нять реше­ние, и я про­дол­жал жест­ким тоном:

Вы очень тяже­ло боль­ны и, несо­мнен­но, нахо­ди­тесь в боль­шой опас­но­сти. Изме­не­ния в вашей гру­ди напря­мую свя­за­ны с бере­мен­но­стью. Ваши желе­зы при­шли в изме­нен­ное состо­я­ние под вли­я­ни­ем опре­де­лен­ных гор­мо­нов бере­мен­но­сти, и в них наблю­да­ют­ся деге­не­ра­тив­ные откло­не­ния. Про­шу вас, пой­ми­те, что имен­но по этой при­чине я пред­ла­гаю вам пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти. В том состо­я­нии, в каком вы нахо­ди­тесь, я не могу оста­вить вам ребен­ка. Нам нуж­но задер­жать раз­ви­тие этих опу­хо­лей в гру­ди и по мере воз­мож­но­сти оста­но­вить его. Одна­ко это­го нель­зя сде­лать, пока в орга­низ­ме цир­ку­ли­ру­ет боль­шое коли­че­ство гор­мо­нов бере­мен­но­сти, полез­ных для ребен­ка, но для вас почти смер­тель­но опас­ных. Поэто­му сле­ду­ет пре­рвать бере­мен­ность. По-мое­му, обсуж­дать здесь нечего.

Она посмот­ре­ла на меня с испу­гом, затем отри­ца­тель­но пока­ча­ла голо­вой и ска­за­ла твер­дым голосом:

Нет! Нико­гда! Ребе­нок при­над­ле­жит толь­ко мне и мое­му мужу! Я нико­гда не дам сво­е­го согла­сия на то, что­бы у меня его отня­ли. Он — наслед­ство для мое­го мужа, и я не могу от это­го отка­зать­ся. Мне совер­шен­но без­раз­лич­но, что может слу­чить­ся со мной. Я знаю, что моя жизнь в опас­но­сти; давай­те пого­во­рим спо­кой­но, я знаю, что я обре­че­на. Я это пони­маю и толь­ко поэто­му вас про­шу: сохра­ни­те мне жизнь до тех пор, пока не родит­ся ребенок!

Я дол­го мол­чал, пора­жен­ный ее сло­ва­ми. Затем я пред­при­нял новую попыт­ку пере­убе­дить ее и сказал:

Вы не долж­ны так гово­рить. Вы в боль­шой опас­но­сти — это вер­но, но вы еще не обре­че­ны. Никто не может это­го утверждать.

У нас есть шанс: было бы воз­мож­но спа­сти Вас, если бы мы смог­ли умень­шить энер­гию гор­мо­нов бере­мен­но­сти немед­лен­ным ее пре­кра­ще­ни­ем. Но совер­шен­но точ­но, что, если это­го не сде­лать, вы умре­те, даже если бы я пол­но­стью уда­лил обе груди…

Когда я закон­чил, она посмот­ре­ла на меня в упор и отве­ти­ла почти враждебно:

Я это­го не хочу! Вы не може­те отобрать у меня ребен­ка! Вы не може­те его убить!

Нико­гда за мно­гие годы моей вра­чеб­ной прак­ти­ки мне не i при­хо­ди­лось встре­чать ниче­го подоб­но­го. Потря­сен­ный, я пожал ей руку.

Хоро­шо, Вы побе­ди­ли. Ваше жела­ние будет испол­не­но. Я про­шу вас, устрой­те все дела дома как мож­но ско­рее и немед­лен­но при­ез­жай­те в кли­ни­ку. Мы не можем терять время.

Два дня спу­стя она лег­ла в нашу кли­ни­ку в пре­крас­ную одно­мест­ную пала­ту. В пер­вое мое посе­ще­ние она была невоз­му­ти­ма, почти радост­но спо­кой­на. К сожа­ле­нию, я дол­жен был сооб­щить ей новые непри­ят­ные изве­стия. Я ска­зал ей, что не могу рис­ко­вать, уда­ляя сра­зу обе груди.

На сле­ду­ю­щий день в семь утра мы долж­ны были опе­ри­ро­вать одну сто­ро­ну, и если бы все пошло хоро­шо, то через две-три неде­ли мы бы про­опе­ри­ро­ва­ли мак­си­маль­но глу­бо­ко и другую…

Орга­низм моло­дой жен­щи­ны был в тот момент в отно­си­тель­но хоро­шем состо­я­нии. Опу­хо­ли, кото­рые быст­ро уве­ли­чи­ва­лись, несмот­ря на то, что вызы­ва­ли сла­бость, еще не повли­я­ли на общее состо­я­ние. Опе­ра­цию я подроб­ней­шим обра­зом обсу­дил с моим помощ­ни­ком и выбрал наи­луч­ших асси­стен­тов. Все эти меры долж­ны были обес­пе­чить без­опас­ность мате­ри и ребенка…

Почти весь пер­вый день мы неот­рыв­но наблю­да­ли за моло­дой жен­щи­ной. Я сам посто­ян­но под­хо­дил к ее кро­ва­ти, что­бы удо­сто­ве­рить­ся, что с ребен­ком ниче­го не слу­чи­лось. Про­шло четы­ре дня. К сча­стью, с ребен­ком все было в поряд­ке. Опас­ность на вре­мя миновала…

Я посто­ян­но чув­ство­вал, что в пала­те вита­ет невы­ска­зан­ный вопрос. И одна­жды, невин­но сме­ясь, она спросила:

Сколь­ко мне еще при­мер­но жить, гос­по­дин профессор?

Я сра­зу понял: она хоте­ла узнать, доста­точ­но ли у нее оста­лось вре­ме­ни, что­бы родить на свет ребен­ка. Я не мог и не хотел уте­шать ее лег­ко­мыс­лен­ны­ми сло­ва­ми. Поэто­му отве­тил только:

Не спра­ши­вай­те меня об этом, дорогая.

Со вре­ме­нем мы со стра­хом ста­ли заме­чать, что она поти­хонь­ку слабеет…

Мы гово­ри­ли толь­ко об ожи­да­е­мом ею ребен­ке, и пере­ве­сти раз­го­вор на дру­гие темы было почти невоз­мож­но. Испы­ты­вая к ней глу­бо­кое сочув­ствие, я пони­мал, что она живет толь­ко одной мыс­лью: оста­вить это­го ребен­ка сво­е­му мужу, кото­рый дол­жен был вер­нуть­ся с фрон­та, как насле­дие любви.

Я ста­рал­ся, что­бы она не дога­да­лась, что я не раз­де­ляю ее мыс­лей. Тай­но я пытал­ся узнать, где нахо­дит­ся ее муж, и полу­чил из Гене­раль­но­го шта­ба досто­вер­ное изве­ще­ние, что вся часть, к кото­рой он был при­пи­сан, погиб­ла на фронте.

Вско­ре я ска­зал ей, что на сле­ду­ю­щий день мы хотим сде­лать вто­рую опе­ра­цию. Она толь­ко кив­ну­ла голо­вой. Эта вто­рая опе­ра­ция была еще более ответ­ствен­ной и опас­ной, чем пер­вая, так как общее состо­я­ние ухуд­ши­лось. Опас­ность для мате­ри и ребен­ка удва­и­ва­лась… Мы рабо­та­ли так быст­ро и акку­рат­но, как толь­ко мог­ли. Я вни­ма­тель­но сле­дил за цир­ку­ля­ци­ей кро­ви, предот­вра­щая кро­во­те­че­ние. Был шестой месяц, и если бы нача­лись преж­де­вре­мен­ные роды, ребе­нок бы не выжил. Но, несмот­ря на все наши ста­ра­ния, на этот раз мне пона­до­би­лось гораз­до боль­ше вре­ме­ни, что­бы отде­лить молоч­ную желе­зу и про­чи­стить под­мыш­ку и под­клю­чич­ные желе­зы: тка­ни пре­вра­ти­лись в комок, и новые подо­зри­тель­ные рако­вые обра­зо­ва­ния ухо­ди­ли вглубь.

Я закон­чил, зашил боль­шую рану и уста­но­вил отвод­ную труб­ку. В про­дол­же­ние опе­ра­ции не воз­ни­ка­ло ослож­не­ний, но я сомне­вал­ся в воз­мож­но­сти пол­но­го исце­ле­ния, так как, несмот­ря на все наши уси­лия, уро­вень гемо­гло­би­на в кро­ви был низ­кий. Кро­ме того, мы чув­ство­ва­ли подав­лен­ность, когда выво­зи­ли боль­ную из опе­ра­ци­он­ной: слу­чай был тяже­лый и созна­ние того, что все может быть напрас­но, тяго­ти­ло нас всех.

Меня к тому же мучи­ла и совер­шен­но дру­гая мысль, кото­рую я тща­тель­но скры­вал от нее: мла­де­нец мог уме­реть в утро­бе. Поэто­му сра­зу после опе­ра­ции я пошел к ней в пала­ту про­слу­шать серд­це ребен­ка. Уда­ры были несиль­ны­ми, но ста­биль­ны­ми. Так про­дол­жа­лось и в после­ду­ю­щие дни. Одна­жды утром, сияя от радо­сти, она сооб­щи­ла мне, что ребе­нок шевель­нул­ся у нее в утро­бе. Она ясно чув­ство­ва­ла толч­ки, кото­рые дела­ли его малень­кие ножки…

При­бли­жал­ся седь­мой месяц. Начи­нал­ся послед­ний бой со вре­ме­нем. Я пред­ло­жил сде­лать облу­че­ние, что­бы уда­лить немно­го­чис­лен­ные зло­ка­че­ствен­ные клет­ки, кото­рые оста­лись. Я пред­по­ла­гал, что она может испу­гать­ся, и обе­щал изо­ли­ро­вать ребен­ка от вли­я­ния лучей, кото­рые мог­ли бы ему повре­дить. Но она не согла­си­лась и ска­за­ла мне:

Зачем? Я знаю, сколь­ко мне осталось.

Изо дня в день она сла­бе­ла… Рана не заруб­цо­вы­ва­лась. Та часть, кото­рая оста­ва­лась откры­той, не зале­чи­ва­лась. Реге­не­ра­тив­ные силы ее орга­низ­ма исто­щи­лись… Одна­ко закан­чи­вал­ся седь­мой месяц. Одна­жды я подо­шел и ска­зал ей:

Если сего­дня родит­ся твой мла­де­нец, он может остать­ся в живых!

Я нико­гда не забу­ду того, что после­до­ва­ло за эти­ми сло­ва­ми. Сле­зы радо­сти забле­сте­ли у нее на гла­зах, и блед­ное измож­ден­ное лицо, каза­лось, осве­ти­лось изнут­ри луча­ми сча­стья. На несколь­ко дней улуч­ши­лось и ее состо­я­ние. Она нена­дол­го раз­ру­мя­ни­лась, но затем силы опять ста­ли поки­дать ее.

На вось­мом меся­це я пред­ло­жил ей преж­де­вре­мен­ные роды. Она мог­ла бы отпра­вить­ся в гине­ко­ло­ги­че­скую кли­ни­ку и там про­из­ве­сти на свет ребен­ка. Но она отка­за­лась. Она захо­те­ла поехать домой. И насту­пил день, когда она поки­ну­ла нашу кли­ни­ку. При­е­ха­ла ее сест­ра, что­бы забрать ее…

Я про­во­дил обе­их до маши­ны. Еще на один миг я остал­ся наедине с моей боль­ной. После неко­то­ро­го заме­ша­тель­ства она спросила:

Сколь­ко я еще буду жить?

Я укло­нил­ся от отве­та, мол­ча пока­чав голо­вой. Не хоте­лось ей лгать.

Сооб­щи­те мне, когда родит­ся ребе­нок, — попро­сил я ее.

И она мне это обещала.

Я ждал, что мне при­шлют какую-нибудь открыт­ку, и был потря­сен, когда одна­жды при­шло пись­мо, напи­сан­ное ею самой. «Мой доро­гой про­фес­сор, — писа­ла она, — так как вы при­ня­ли столь горя­чее уча­стие в моей судь­бе, вы буде­те и един­ствен­ным чело­ве­ком, кото­рый узна­ет от меня самой радост­ную новость. Я совер­шен­но осла­бе­ла и долж­на беречь послед­ние мои силы. Итак, десять дней назад родил­ся на свет ребе­нок Маль­чик Малю­сень­кий ребе­но­чек.. Мое серд­це так пере­пол­ня­ет бла­го­дар­ность, что я не могу выра­зить мои чув­ства сло­ва­ми. Бла­го­дар­ность Богу и бла­го­дар­ность вам, доро­гой профессор.

Послед­ние неде­ли были доволь­но тяже­лы­ми, несколь­ко раз я дума­ла, что не смо­гу про­дер­жать­ся до кон­ца. Я моли­лась совер­шен­но по-дет­ски, так, что это мог­ло бы заста­вить како­го-нибудь бого­сло­ва пре­зри­тель­но рас­сме­ять­ся: «Если Ты есть там, на небе, и если Ты есть любовь, тогда пода­ри мне это­го ребен­ка». Так я гово­ри­ла Ему, и Он по бес­пре­дель­ной бла­го­сти Сво­ей услы­шал мою молит­ву, кото­рая была почти что требованием.

Это собы­тие мно­го для меня зна­чит. Это вели­чай­шее уте­ше­ние в кон­це жиз­ни. Смерть гря­дет… Конец при­бли­жа­ет­ся… Я не хочу казать­ся луч­ше, чем я есть: часто испы­ты­ваю страх перед смер­тью, осо­бен­но в те ночи, когда я лежу одна с откры­ты­ми гла­за­ми в тем­но­те. Но тогда меня уте­ша­ет мысль о моем ребен­ке, живом дока­за­тель­стве люб­ви Божией…

Вче­ра я была вынуж­де­на пре­рвать здесь свое пись­мо. При­шла моя сест­ра и нача­ла силь­но ругать меня. Она хоте­ла мне объ­яс­нить, что для бла­га ребен­ка я обя­за­на остать­ся в живых. Но я уже точ­но знаю, что у меня не хва­тит сил бороть­ся за свою жизнь, и уте­ша­юсь мыс­лью о том, что, в сущ­но­сти, даже самые забот­ли­вые роди­те­ли могут сде­лать лишь очень немно­гое для сво­их чад. Ведь и их судь­ба, и наша соб­ствен­ная цели­ком нахо­дит­ся в руках Божи­их. И в эти оте­че­ские, силь­ные руки я пол­но­стью пре­даю сего­дня всех тех, кого остав­ляю после себя…

Я ста­ра­лась быть для сво­их детей, быв­ших для меня вели­чай­шим даром, хоро­шей мате­рью. Десять лет нас с мужем свя­зы­ва­ла любовь, кото­рую нико­гда не омра­ча­ло ни малей­шее облач­ко. Нелег­ко оста­вить их всех. Но я ухо­жу в надеж­де, что, осво­бо­див­шись от зем­ных стра­да­ний, мы все вме­сте обре­тем радость веч­ной жиз­ни. Про­щай­те! Р S. Про­шу вас пере­дать это пись­мо мое­му мужу, когда он вернется».

Четыр­на­дцать дней спу­стя я полу­чил бума­гу, сооб­щав­шую о ее смер­ти. Это пись­мо я так и не смог пере­дать ее мужу: он не вер­нул­ся с Восточ­но­го фронта».

* * *

Послед­ний рас­про­стра­нен­ный довод в «поль­зу» абор­тов: «доста­точ­ное» коли­че­ство детей, неза­пла­ни­ро­ван­ный ребе­нок. Эта точ­ка зре­ния в насто­я­щее вре­мя очень попу­ляр­на. Ее сто­рон­ни­ки при­зы­ва­ют к тому, что луч­ше иметь мень­ше детей, но хоро­шо обес­пе­чен­ных, обра­зо­ван­ных, ухо­жен­ных. При этом упус­ка­ют из виду тот момент, что мы не зна­ем, поче­му имен­но этот ребе­нок при­хо­дит имен­но в эту семью. Это извест­но одно­му толь­ко Богу. Напри­мер, кто бы мог пред­по­ло­жить, что послед­ний, сем­на­дца­тый ребе­нок в семье дирек­то­ра Тоболь­ской гим­на­зии Мен­де­ле­е­ва впо­след­ствии ста­нет извест­ным уче­ным-хими­ком. А быва­ет так, что «неза­пла­ни­ро­ван­ный» ребе­нок спа­са­ет «запла­ни­ро­ван­ных» детей.

…Уже немо­ло­дые супру­ги с удив­ле­ни­ем узна­ли, что ско­ро у них будет ребе­нок. Их семья была доста­точ­но боль­шая, три взрос­лые доче­ри от преды­ду­щих бра­ков. Неожи­дан­ное собы­тие чле­на­ми семьи было вос­при­ня­то неод­но­знач­но. Мужа сму­щал свой соб­ствен­ный воз­раст. «Люди засме­ют, — гово­рил он, — позд­но нам рожать, уже отро­жа­лись». Роди­те­ли жены после бес­плод­ных уго­во­ров на аборт про­сто пере­ста­ли общать­ся. Дочь жены от пер­во­го бра­ка ушла из дома к дедуш­ке с бабуш­кой, что­бы «не мешать»… Тем не менее реше­ние рожать было принято.

Родив­ший­ся малыш сра­зу же поко­рил серд­ца как роди­те­лей, так и род­ствен­ни­ков. С уди­ви­тель­но ясны­ми гла­за­ми, весе­лый и доб­ро­же­ла­тель­ный, он быст­ро стал любим­цем всей семьи. Полу­чи­лось так, что он явил­ся цен­тром, спла­чи­ва­ю­щим вокруг себя всех осталь­ных домо­чад­цев. Духов­ный отец, окорм­ляв­ший супру­гов, бла­го­сло­вил при­ча­щать и пома­зать маль­чи­ка каж­дую неде­лю. «За ком­па­нию» с малы­шом ста­ли участ­во­вать в таин­ствах и доче­ри, доста­точ­но дале­кие от церк­ви. Посте­пен­но, шаг за шагом они ста­ли воцерковляться…

* * *

Итак, наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные «дово­ды», при­во­ди­мые сто­рон­ни­ка­ми абор­тов, явля­ют­ся про­яв­ле­ни­ем неже­ла­ния по-насто­я­ще­му жерт­во­вать и любить.

Какие кате­го­рии жен­щин чаще все­го совер­ша­ют абор­ты? В свя­зи с этим про­во­ди­лись социо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, бла­го­да­ря кото­рым уда­лось выде­лить три группы.

Пер­вая груп­па — сек­су­аль­но без­гра­мот­ные под­рост­ки 14–16 лет. Они совер­ша­ют 15% от всех абор­тов. Эти девоч­ки недав­но позна­ли «взрос­лую жизнь», резуль­та­том чего ста­ла бере­мен­ность. Для таких особ харак­те­рен крайне высо­кий уро­вень инфан­ти­лиз­ма, силь­ная зави­си­мость от роди­те­лей, соци­аль­ная несо­сто­я­тель­ность. Суще­ство­ва­ние бере­мен­но­сти для них непри­ят­ное откры­тие. Кава­ле­ры, узна­вав­шие об инте­рес­ном поло­же­нии сво­их подруг, как пра­ви­ло, быст­ро исче­за­ли. 7 5% бере­мен­но­стей у деву­шек закан­чи­ва­ет­ся абор­та­ми, то есть на одни роды при­хо­дит­ся пять абор­тов. Из-за того, что девоч­ки стра­шат­ся сооб­щать сво­им мамам непри­ят­ную новость, пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти у под­рост­ков в 25% слу­ча­ев про­ис­хо­дит на сро­ках 22–27 недель, когда про­ис­хо­дит уже самое насто­я­щее убий­ство жиз­не­спо­соб­но­го ребенка.

Вто­рую груп­пу состав­ля­ют жен­щи­ны с «без­вы­ход­ной» ситу­а­ци­ей. В эту груп­пу вхо­дят жен­щи­ны, зре­лые лич­ност­но и физи­че­ски. На аборт их вынуж­да­ет идти неза­пла­ни­ро­ван­ная бере­мен­ность, воз­ник­шая в резуль­та­те неэф­фек­тив­ной кон­тра­цеп­ции, или невоз­мож­ность про­дол­жать бере­мен­ность в свя­зи с болез­нью, раз­во­дом с мужем или его смер­тью, при отсут­ствии соци­аль­ных усло­вий для вос­пи­та­ния ребенка.

Тре­тья груп­па — жен­щи­ны, созна­тель­но исполь­зу­ю­щие аборт как сред­ство для «предо­хра­не­ния» от бере­мен­но­сти. В силу низ­ко­го обра­зо­ва­тель­но­го и соци­аль­но­го уров­ня такие жен­щи­ны идут на аборт, кото­рый для них что-то вро­де уко­ла, «раз, и гото­во». К сожа­ле­нию, таких жен­щин и сего­дня не мало.

Но если аборт все же совер­шен, какие послед­ствия в этом слу­чае суще­ству­ют для женщины?

Последствия абортов

Все послед­ствия мож­но отне­сти к трем уров­ням лич­но­сти чело­ве­ка: телес­но­му, душев­но­му, духовному.

Послед­ствия абор­тов на телес­ном уровне.

Как пра­ви­ло, в меди­цине об этом мно­го не гово­рит­ся, одна­ко послед­ствия на уровне тела очень и очень серьез­ные. В первую оче­редь, это мно­го­чис­лен­ные ослож­не­ния, воз­ни­ка­ю­щие во вре­мя и после абортов:

- риск про­бо­де­ния матки;

- тром­боз легких;

- сеп­сис;

- кро­во­те­че­ние;

- уве­ли­че­ние опас­но­сти бесплодия;

- повы­ше­ние рис­ка вне­ма­точ­ной (труб­ной) беременности;

- невы­на­ши­ва­ние пло­да, выки­ды­ши, преж­де­вре­мен­ные роды в будущем.

Самое страш­ное, как отме­ча­ет пра­во­слав­ный врач К. Зорин, суще­ству­ют отда­лен­ные послед­ствия абор­та на телес­ном уровне, послед­ствия настоль­ко страш­ные, что неволь­но заду­мы­ва­ешь­ся о неот­вра­ти­мо­сти рас­пла­ты роди­те­лей за этот тяже­лый грех. Дока­за­но, что решив­шись на убий­ство, роди­те­ли могут фор­ми­ро­вать у сво­их буду­щих детей так назы­ва­е­мый «ком­плекс убий­цы», стреж­не­вой харак­те­ри­сти­кой кото­ро­го явля­ет­ся агрес­сия и ауто­агрес­сия, повре­жда­ю­щее, деструк­тив­ное пове­де­ние. Неред­ки­ми быва­ют ситу­а­ции, когда ребе­нок вро­де бы вос­пи­ты­вал­ся в люб­ви и забо­те, но роди­те­ли видят в ответ толь­ко нена­висть, раз­ру­ше­ние, непри­язнь. Отку­да все это?

Нрав­ствен­ное пре­ступ­ле­ние роди­те­лей транс­фор­ми­ру­ет­ся в нрав­ствен­ные и телес­ные поро­ки детей. Дру­ги­ми сло­ва­ми, роди­тель­ский, мате­рин­ский грех отпе­ча­ты­ва­ет­ся на буду­щих, уже «свое­вре­мен­ных», «запла­ни­ро­ван­ных» детях. В этой свя­зи мож­но при­ве­сти несколь­ко примеров.

Малень­кий Павел тяже­ло болен, повре­жде­ны поч­ки, печень. Он стра­да­ет часты­ми про­сту­да­ми. Пло­хо спит. Отста­ет в весе, росте. Мать сама объ­яс­ни­ла, что не хоте­ла его, пила мно­го таб­ле­ток, пыта­лась изба­вить­ся от него. И вот теперь боль­ной ребе­нок, кото­рый все вре­мя тре­бу­ет вни­ма­ния к себе. Малыш отста­ет и в тем­пах раз­ви­тия; пока посе­ща­ет спе­ци­аль­ный дет­ский сад, а что даль­ше? Ведь он болен, и болен серьез­но, по вине сво­ей матери.

Дру­гой пример.

В семье один ребе­нок, девоч­ка. Мать бере­мен­на вто­рым, не зна­ет, что делать, пла­чет: «Я бере­мен­на, но муж не раз­ре­ша­ет остав­лять ребен­ка, тре­бу­ет идти в боль­ни­цу». Она не хочет делать аборт, но очень боит­ся мужа и все-таки дела­ет аборт. После это­го жизнь этой семьи кру­то изме­ни­лась, ребе­нок стал болеть, мать все вре­мя дума­ет об этой трагедии.

И еще одна ситуация.

Ребе­нок от шестой бере­мен­но­сти (пять абор­тов перед этим!). Мать дол­го лечи­лась анти­био­ти­ка­ми (уро­ге­ни­таль­ные инфек­ции) и до бере­мен­но­сти, и во вре­мя нее. С само­го рож­де­ния у ребен­ка посто­ян­ные про­яв­ле­ния аллер­ги­че­ско­го дер­ма­ти­та, вуль­ви­та, конъ­юнк­ти­ви­та. Раз­дра­жи­тель­ная, плак­си­вая, бес­по­кой­ная девоч­ка, ино­гда агрес­сив­ная, куса­ет­ся и дерет­ся. Пяти­лет­няя малыш­ка не слу­ша­ет­ся, может швыр­нуть в мать игруш­ку. И эта непри­язнь к мате­ри — резуль­тат преды­ду­щих пяти убийств невин­ных детей.

Часто дети не пони­ма­ют, отче­го им труд­но с роди­те­ля­ми. Даже испы­ты­ва­ют ино­гда нена­висть, холод в серд­це, а не любовь. Это пото­му, что мама убивала.

* * *

Послед­ствия абор­тов на душев­ном уровне.

Послед­ствия на уровне души (разум, эмо­ции, воля) тяже­лы для жен­щи­ны, решив­шей­ся на грех убий­ства соб­ствен­но­го дитя. Как она не пыта­ет­ся себя обма­нуть и раци­о­на­ли­зи­ро­вать свой посту­пок: «Все так дела­ют» или «Сей­час бы я не потя­ну­ла это­го ребен­ка» и т. д. — в любом слу­чае грех оста­ет­ся гре­хом, и он неиз­беж­но сидит зано­зой в душе.

По-раз­но­му мож­но убе­гать от сво­е­го пре­ступ­ле­ния, но самое страш­ное нака­за­ние — в нас самих: внут­рен­ний судья — совесть еже­днев­но и еже­ми­нут­но будет напо­ми­нать о соде­ян­ном. И любые попыт­ки жен­щи­ны «ампу­ти­ро­вать», «обез­бо­лить» соб­ствен­ную совесть неиз­беж­но обре­че­ны на про­вал — так или ина­че соде­ян­ное будет ее мучить.

По это­му пово­ду крас­но­ре­чи­во ска­зал К Юнг: «Те дети, кото­рым не поз­во­ли­ли родить­ся, ста­но­вят­ся ужас­ны­ми вам­пи­ра­ми. Они живут жиз­нью вам­пи­ров в созна­нии мате­рей и нико­гда не остав­ля­ют их в покое. Неза­мед­ли­тель­но появ­ля­ют­ся симп­то­мы тяже­ло­го нев­ро­за, кото­рый муча­ет жен­щин всю жизнь. Пре­ступ­ле­ния про­тив сове­сти не оста­ют­ся неото­мщен­ны­ми! Это неис­це­ли­мое душев­ное тер­за­ние убийц-мате­рей, даже совер­шен­но «сво­бод­ных» и «эман­си­пи­ро­ван­ных»… дока­зы­ва­ет, насколь­ко несо­сто­я­те­лен довод утвер­жда­ю­щих, что эмбри­он — еще не человек…»

Слож­но к ска­зан­но­му что-то доба­вить. Тяже­лые нев­ро­зы, пси­хо­со­ма­ти­че­ские рас­строй­ства, стой­кие зави­си­мо­сти, алко­го­лизм — вот дале­ко не пол­ный пере­чень послед­ствий абор­тов для матерей.

Послед­ствия абор­тов на духов­ном уровне.

По это­му пово­ду выше уже мно­го гово­ри­лось. В первую оче­редь, жен­щи­на, совер­ша­ю­щая аборт, попа­да­ет в сети смерт­но­го гре­ха, посколь­ку нару­ша­ет глав­ную запо­ведь «Не убий». Нару­шая нрав­ствен­ный закон, дан­ный нам Богом, жен­щи­на неиз­беж­но повре­жда­ет всю свою духов­ную при­ро­ду: «теря­ет­ся спо­соб­ность хра­нить в чисто­те свой ум, волю и серд­це». Нару­ша­ет­ся весь строй и иерар­хия лич­но­сти — духов­ное вытес­ня­ет­ся и подав­ля­ет­ся. Жен­щи­на при­но­сит в жерт­ву сво­е­го ребен­ка, толь­ко кому?

И самое глав­ное, решив­шись на этот посту­пок, мать бук­валь­но вытап­ты­ва­ет в себе любовь: как к себе, так и к нерож­ден­но­му ребен­ку, так и к Богу. Но мы пом­ним, что «Бог — есть Любовь». Бог создал нас в люб­ви и для духов­ной люб­ви. Через детей жен­щи­на может духов­но воз­рас­ти, и научить­ся этой люб­ви, но она лиша­ет себя такой воз­мож­но­сти. Теряя любовь, мать неиз­беж­но отпа­да­ет от Бога. И тогда… Холод, пусто­та, экзи­стен­ци­аль­ное отча­я­ние, ощу­ще­ние поки­ну­то­сти, страх ста­но­вят­ся ее спут­ни­ка­ми на дол­гие годы.

Есть прит­ча о том, как люди одно­го госу­дар­ства возо­пи­ли к Гос­по­ду о том, поче­му Он не посы­ла­ет им муд­рых пра­ви­те­лей, отваж­ных пол­ко­вод­цев, чест­ных тор­гов­цев, про­сто достой­ных супру­гов, «поло­ви­нок», кото­рые про­сто соста­ви­ли бы сча­стье каж­до­му из вопи­ю­щих к небу людей. И Гос­подь отве­тил им: «Всех этих людей Я при­сы­лал вам, но вы уби­ли их в абор­тах». Что на это мож­но ответить?

* * *

Так что же делать жен­щине, если она уже успе­ла «нало­мать дров»? Если за ее пле­ча­ми не один и не два абор­та? Есть ли выход из этой ситуации?

Исце­ле­ние про­ис­хо­дит толь­ко через пока­я­ние: тяжел этот грех и не ско­ро про­ще­ние. Но Гос­подь мило­стив и чело­ве­ко­лю­бив, и готов про­стить даже такой тяже­лый про­сту­пок, толь­ко с дву­мя условиями:

- искрен­нее рас­ка­я­ние от все­го сердца;

- обе­ща­ние боль­ше нико­гда не воз­вра­щать­ся к подобному.

И если каж­дая жен­щи­на осо­зна­ет, что она дела­ет на самом деле, совер­шая аборт, навер­ное, абор­ты в стране рез­ко пой­дут на убыль. От нас самих зави­сит спа­се­ние нашей нации!

Глава 7. Жизненный цикл семьи

Семья как река, в кото­рую нель­зя вой­ти дважды.

В жизнь каж­до­го дома, рань­ше или поз­же, при­хо­дит горь­кий опыт — опыт стра­да­ний. Могут быть годы без­об­лач­но­го сча­стья, но навер­ня­ка будут и горе­сти. Поток, кото­рый так дол­го бежал, подоб­но весе­ло­му ручей­ку, бегу­ще­му при ярком сол­неч­ном све­те через зим­ние луга сре­ди цве­тов, углуб­ля­ет­ся, тем­не­ет, ныря­ет в мрач­ное уще­лье или низ­вер­га­ет­ся водопадом.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

Семейный кризис

В преды­ду­щих раз­де­лах мы рас­смот­ре­ли общие усло­вия постро­е­ния бра­ка и семьи. Теперь пого­во­рим о зако­но­мер­но­стях в тече­ние семей­ной жиз­ни, кото­рые зача­стую ока­зы­ва­ют­ся сход­ны­ми для, каза­лось бы, раз­ных семей.

Пере­ме­ны при­су­щи каж­дой семье. Люди рож­да­ют­ся, рас­тут, рабо­та­ют, женят­ся, ста­но­вят­ся роди­те­ля­ми, ста­ре­ют и уми­ра­ют. Это чело­ве­че­ская жизнь. В. Сатир гово­ри­ла о том, что семья как река, в кото­рую нель­зя вой­ти два­жды. (Семья посто­ян­но меня­ет­ся: меня­ет­ся воз­раст чле­нов семьи, потреб­но­сти, инте­ре­сы, фор­мы отношений.

Для любой семьи на опре­де­лен­ном жиз­нен­ном эта­пе харак­тер­ны опре­де­лен­ные труд­но­сти. При­чем эти труд­но­сти явля­ют­ся сход­ны­ми у раз­ных семей. В свя­зи с этим в совре­мен­ной пси­хо­ло­гии выде­ля­ют два поня­тия: жиз­нен­ный цикл семьи и семей­ные кризисы.

В насто­я­щее вре­мя поня­тие жиз­нен­ный цикл семьи исполь­зу­ет­ся для опи­са­ния ряда харак­тер­ных для семьи важ­ней­ших собы­тий, а «рас­сто­я­ние» от одно­го собы­тия до дру­го­го назы­ва­ет­ся ста­ди­ей жиз­нен­но­го цик­ла. В осно­ве выде­ле­ния ста­дий жиз­нен­но­го цик­ла, как пра­ви­ло, лежат наи­бо­лее зна­чи­мые вехи в жиз­ни любой семьи, для каж­дой из кото­рых характерны:

- жиз­нен­ные цели семьи;

- зада­чи, реа­ли­зу­е­мые семьей для дости­же­ния целей;

- состав семьи;

- потреб­но­сти чле­нов семьи на каж­дой стадии.

Жиз­нен­ный цикл семьи вклю­ча­ет шесть стадий:

- добрач­ный период;

- заклю­че­ние бра­ка и обра­зо­ва­ние новой семей­ной пары;

- семья с малень­ки­ми детьми;

- семья с детьми под­рост­ко­во­го возраста;

- пери­од при­об­ре­те­ния детьми взрос­ло­го ста­ту­са и их отделения;

- пери­од жиз­ни семьи после отде­ле­ния детей.

Каж­дая семья стре­мит­ся прой­ти пол­ный жиз­нен­ный цикл. Он может сопро­вож­дать­ся кри­зи­са­ми, чаще все­го воз­ни­ка­ю­щи­ми в момент пере­хо­да с одной ста­дии на дру­гую. Это потря­се­ние, «лом­ка» при­выч­ных сте­рео­ти­пов и при­вы­чек. Суще­ству­ют два вари­ан­та выхо­да семьи из кризиса:

- бла­го­по­луч­ный вари­ант, пред­по­ла­га­ю­щий успеш­ное раз­ре­ше­ние супру­га­ми сто­я­щих перед ними задач и фор­ми­ро­ва­ние отно­ше­ний на новом вит­ке, харак­те­ри­зу­ю­щем­ся боль­шей бли­зо­стью, боль­шим дове­ри­ем, боль­шей спло­чен­но­стью. В этом слу­чае жиз­нен­ные труд­но­сти высту­па­ют в каче­стве усло­вия для духов­но­го роста супру­гов, когда они при­об­ре­та­ют воз­мож­ность все боль­ше и боль­ше откры­вать друг в дру­ге образ Божий;

- небла­го­по­луч­ный вари­ант, когда чле­ны семьи не справ­ля­ют­ся с нава­лив­ши­ми­ся про­бле­ма­ми и идут по деструк­тив­но­му пути раз­ви­тия. В этом слу­чае они обви­ня­ют друг дру­га в про­ис­хо­дя­щем и застре­ва­ют в ста­рых сте­рео­ти­пах. Духов­но­го раз­ви­тия в дан­ном слу­чае не про­ис­хо­дит. При таком вари­ан­те воз­мож­ны раз­лич­ные дис­функ­ци­о­наль­ные про­яв­ле­ния (изме­ны, алко­го­лизм, скры­тые кон­флик­ты, про­бле­мы с детьми), кото­рые могут выпол­нять роль «семей­но­го симп­то­ма». Понят­но, что все это гово­рит о низ­ком уровне духов­но­го раз­ви­тия чле­нов семьи и неже­ла­нии дви­гать­ся даль­ше. Рас­смот­рим более подроб­но содер­жа­ние каж­дой ста­дии жиз­нен­но­го цик­ла семьи.

Характеристика стадий жизненного цикла семьи

Ста­дия первая.

Добрач­ный пери­од. Тра­ди­ци­он­но эта ста­дия вклю­ча­ет­ся в жиз­нен­ный цикл, хотя понят­но, что семьи еще нет. Но имен­но здесь закла­ды­ва­ют­ся пред­по­сыл­ки для ее созда­ния в будущем.

Общая цель на этой ста­дии — дости­же­ние эмо­ци­о­наль­ной и эко­но­ми­че­ской само­сто­я­тель­но­сти, при­ня­тие ответ­ствен­но­сти за себя и свою жизнь.

Зада­чи:

- эмо­ци­о­наль­ное отде­ле­ние от роди­тель­ской семьи, обу­че­ние воз­мож­но­сти само­сто­я­тель­но справ­лять­ся с жиз­нен­ны­ми трудностями;

- ста­нов­ле­ние лич­но­сти через при­об­ре­те­ние про­фес­сии и дости­же­ние эко­но­ми­че­ской независимости;

- встре­ча с буду­щим мужем или женой, узна­ва­ние друг друга.

Зна­че­ние этой ста­дии вели­ко: от ее про­хож­де­ния зависит,

насколь­ко лич­ност­но созре­ет моло­дой чело­век, будет ли он спо­со­бен к само­сто­я­тель­но­му реше­нию задач или же он оста­нет­ся инфан­тиль­ным и зави­си­мым от роди­те­лей, кото­рые даже в пре­клон­ном воз­расте, будут решать все за свое вели­ко­воз­раст­ное «дитя».

Кри­те­ри­ем про­хож­де­ния этой ста­дии явля­ет­ся воз­мож­ность брать ответ­ствен­ность за себя и за свою судьбу.

…Окса­на была един­ствен­ной доче­рью горя­чо любя­щих ее роди­те­лей. Ребен­ком она рос­ла послуш­ным, тихим, не достав­ляв­шим маме и папе серьез­ных хло­пот. Дет­ство, юность про­шли и оста­ви­ли после себя при­ят­ные теп­лые чув­ства. Когда Оксане испол­ни­лось 19 лет, умер отец. Ситу­а­ция рез­ко изме­ни­лась: мать ста­ла очень пере­жи­вать бук­валь­но по пово­ду каж­до­го шага, сде­лан­но­го Оксаной.

Желая как-то уте­шить и под­бод­рить мать, Окса­на ста­ра­лась быть еще при­мер­нее, чем в дет­стве, нико­гда не задер­жи­ва­лась, все­гда пре­ду­пре­жда­ла, если это про­ис­хо­ди­ло, прак­ти­че­ски пере­ста­ла выхо­дить из дома. Круг обще­ния девуш­ки сузил­ся до кол­лег по рабо­те и одной подру­ги. Пери­о­ди­че­ски за Окса­ной уха­жи­ва­ли моло­дые люди, при­гла­ша­ли ее погу­лять, схо­дить куда-нибудь. В Оксане боро­лись раз­ные чув­ства: с одной сто­ро­ны, хоте­лось раз­ве­ять­ся, про­гу­лять­ся, а с дру­гой сто­ро­ны, что ска­жет мама? Как пра­ви­ло, пере­ве­ши­ва­ло вто­рое. Оксане уже испол­ни­лось 30 лет, так и коро­та­ют они с мамой все сво­бод­ное время…

* * *

Ста­дия вторая.

Заклю­че­ние бра­ка, пер­вый год семей­ной жиз­ни. Имен­но этот пери­од семьи явля­ет­ся пер­вым серьез­ным испы­та­ни­ем, пер­вым кри­зи­сом. Поче­му? Это свя­за­но с тем, что в это вре­мя необ­хо­ди­мо решить мно­же­ство раз­лич­ных задач:

- выра­бот­ка и согла­со­ва­ние семей­ных цен­но­стей и семей­но­го уклада;

- реше­ние вопро­сов гла­вен­ства и уста­нов­ле­ние лидерства;

- рас­пре­де­ле­ние ролей;

- орга­ни­за­ция семей­но­го бюджета;

- реше­ние тер­ри­то­ри­аль­ной про­бле­мы семьи (про­бле­мы проживания);

- орга­ни­за­ция досуга;

- пере­ход от инди­ви­ду­аль­но­го «я» к «мы»;

- фор­ми­ро­ва­ние семей­но­го самосознания;

- выра­бот­ка общей пози­ции в отно­ше­нии буду­ще­го семьи;

- пла­ни­ро­ва­ние основ­ных жиз­нен­ных целей семьи;

- уста­нов­ле­ние отно­ше­ний с рас­ши­рен­ной семьей (роди­те­ля­ми и родственниками);

- адап­та­ция к лич­но­стям друг друга.

Вели­ки семей­ные зада­чи на этой ста­дии. Ситу­а­ция может вызы­вать ощу­ще­ние кри­зи­са. Поло­же­ние может усу­гу­бить­ся, когда все пус­ка­ет­ся на само­тек, когда моло­дые зани­ма­ют «поли­ти­ку стра­у­са», пря­чась от трудностей.

К сожа­ле­нию, неред­ко бра­ки на этой ста­дии рас­па­да­ют­ся. Пото­му что и зада­чи слож­ны, и эго­изм моло­дых велик, а самое глав­ное, супру­ги зача­стую духов­но и лич­ност­но незре­лы, эмо­ци­о­наль­но зави­си­мы от родителей.

Ино­гда труд­но­сти пер­во­го кри­зи­са мас­ки­ру­ют­ся дру­ги­ми про­бле­ма­ми и тогда появ­ля­ют­ся изме­ны, пси­хо­со­ма­ти­че­ские забо­ле­ва­ния, алко­го­лизм, хоб­би и ком­па­нии на стороне.

…Нико­лай, моло­дой 23-лет­ний офи­цер, толь­ко-толь­ко закон­чил воен­ное учи­ли­ще. Нако­нец мож­но поду­мать о себе, о сво­ей лич­ной жиз­ни. На выпуск­ном вече­ре Нико­лаю при­гля­ну­лась сим­па­тич­ная строй­ная девуш­ка. Нико­лай и Люд­ми­ла вста­ли встре­чать­ся. Очень быст­ро встре­чи пере­рос­ли в силь­ное чув­ство со сто­ро­ны Нико­лая, каза­лось, Люд­ми­ла отве­ча­ла ему тем же.

Реше­ние о сва­дьбе было при­ня­то быст­ро. Через месяц моло­дые люди ста­ли мужем и женой. В это вре­мя Нико­лаю при­хо­дит рас­пре­де­ле­ние в неболь­шую воин­скую часть в Под­мос­ко­вье: об этом мож­но было толь­ко меч­тать. Сослу­жив­цы Нико­лая зави­до­ва­ли ему: еще бы — на элек­трич­ке пол­то­ра часа до Моск­вы, пер­спек­ти­ва роста и карье­ры, моло­дая кра­си­вая жена…

Пер­вое вре­мя про­шло неза­мет­но: хло­по­ты, свя­зан­ные со зна­ком­ством с кол­лек­ти­вом, обу­строй­ство квар­ти­ры, выде­лен­ной моло­до­же­нам. Все скла­ды­ва­лось как нель­зя луч­ше. Слож­но­сти нача­лись чуть поз­же, когда все более или менее утряс­лось, ста­ли выяв­лять­ся досад­ные «мело­чи». Люд­ми­ла не рва­лась зани­мать­ся домаш­ним хозяй­ством, моти­ви­руя это тем, что нуж­но гото­вить­ся к сес­сии; посто­ян­но нуж­да­лась в новых «впе­чат­ле­ни­ях», для чего частень­ко наве­ды­ва­лась в Моск­ву. Все это поти­хонь­ку под­та­чи­ва­ло отно­ше­ния моло­дых супругов.

Весе­лой жена дела­лась толь­ко после оче­ред­ной сес­сии в инсти­ту­те: каж­дый раз, при­ез­жая из Моск­вы, она слов­но рас­цве­та­ла и начи­на­ла пор­хать по дому, как бабоч­ка. Нико­лай радо­вал­ся: «Нако­нец-то!» Но через месяц-дру­гой Люд­ми­ла опять сникала.

Одна­жды жена при­е­ха­ла в осо­бо при­под­ня­том настро­е­нии. Спу­стя неко­то­рое вре­мя Нико­лай стал обна­ру­жи­вать в поч­то­вом ящи­ке посла­ния от неиз­вест­но­го муж­чи­ны. Так про­дол­жа­лось при­мер­но год. Одна­жды Люд­ми­ла реши­ла рас­ста­вить все точ­ки над «и». «Я ухо­жу к дру­го­му», — было объ­яв­ле­но Николаю.

Исто­рия закон­чи­лась неве­се­ло: новый воз­люб­лен­ный исчез, узнав о серьез­ных наме­ре­ни­ях моло­дой жен­щи­ны, она была вынуж­де­на вер­нуть­ся в отчий дом с повин­ной голо­вой; вско­ре после­до­вал новый поспеш­ный брак, муж ока­зал­ся жесто­ким чело­ве­ком, пери­о­ди­че­ски изби­вал жену… но обрат­ной доро­ги нет.

* * *

Ста­дия третья.

Семья с малень­ки­ми детьми. Это вре­мя так­же явля­ет­ся семей­ным кри­зи­сом, посколь­ку семье нуж­но вновь пере­стра­и­вать­ся, вновь решать слож­ные задачи:

- фор­ми­ро­ва­ние роди­тель­ской пози­ции мате­ри и отца;

- выра­бот­ка стра­те­гии, так­ти­ки и мето­дов вос­пи­та­ния детей;

- сохра­не­ние духов­ной и эмо­ци­о­наль­ной бли­зо­сти супру­гов, так как связь ребен­ка и мате­ри очень велика.

Вполне умест­ным видит­ся раз­де­ле­ние этой ста­дии на несколь­ко этапов:

- семья с детьми мла­ден­че­ско­го возраста;

- семья с детьми дошколь­но­го возраста;

- семья с детьми школь­но­го возраста.

В этом деле­нии, несо­мнен­но, есть резон, так как воз­раст детей опре­де­ля­ет зада­чи вос­пи­та­ния, фор­мы роди­тель­ско-дет­ских отно­ше­ний и спе­ци­фи­че­ские осо­бен­но­сти жиз­ни семьи. Напри­мер, семья с детьми мла­ден­че­ско­го воз­рас­та. Спе­ци­фи­ка задач ухо­да и вос­пи­та­ния мла­ден­ца жест­ко огра­ни­чи­ва­ет воз­мож­но­сти мате­ри сохра­нять преж­ний образ жиз­ни и свою соци­аль­ную роль. Мать ока­зы­ва­ет­ся при­вя­зан­ной к малень­ко­му ребен­ку. И имен­но от каче­ства мате­рин­ско­го ухо­да на этой ста­дии зави­сит буду­щее здо­ро­вье лич­но­сти ребен­ка. Важ­но, что­бы все потреб­но­сти малы­ша удо­вле­тво­ря­лись, что­бы мать про­яв­ля­ла любовь и забо­ту. В это вре­мя мать эмо­ци­о­наль­но более близ­ка к ребен­ку, чем к мужу, что так­же тре­бу­ет с его сто­ро­ны понимания.

…В семье любя­щих друг дру­га супру­гов родил­ся вто­рой, желан­ный ребе­нок. Появи­лись новые обя­зан­но­сти, поме­нял­ся стиль и ритм жиз­ни. Муж все вре­мя на рабо­те, жена дома с дву­мя детьми. Вече­ра­ми она про­сто пада­ла от уста­ло­сти. Все обще­ние с мужем про­ис­хо­ди­ло у дет­ской кро­ват­ки. Посте­пен­но ста­ло накап­ли­вать­ся раз­дра­же­ние, оби­ды. У обо­их воз­ник­ло ощу­ще­ние тупи­ка. Что делать? Спас­ла любовь. Супру­ги про­сто реши­ли побыть вдво­ем, пого­во­рить о сво­их чув­ствах, поде­лить­ся пере­жи­ва­ни­я­ми. Буд­то камень с души упал у обо­их: они дей­стви­тель­но близ­ки друг дру­гу, толь­ко чаще об этом надо вспоминать…

* * *

Неко­то­рые лич­ност­но незре­лые отцы могут начать рев­но­вать ребен­ка к мате­ри, вос­при­ни­мать малы­ша как кон­ку­рен­та на вни­ма­ние и забо­ту, тре­бо­вать повы­шен­но­го вни­ма­ния к себе, к сво­им потреб­но­стям. Понят­но, что такая инфан­тиль­ная пози­ция не спо­соб­ству­ет укреп­ле­нию отношений.

На ста­дии вос­пи­та­ния детей дошколь­но­го воз­рас­та, с того момен­та, как супру­га воз­вра­ща­ет­ся к актив­ной тру­до­вой дея­тель­но­сти, вновь воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость пере­смот­ра рас­пре­де­ле­ния домаш­них обя­зан­но­стей и ответ­ствен­но­сти за уход и вос­пи­та­ние ребен­ка меж­ду супру­га­ми. Нуж­но опре­де­лять­ся с режи­мом рабо­ты супру­ги, усло­ви­я­ми ее занятости.

Про­бле­мы воз­ни­ка­ют тогда, когда жен­щи­на оку­на­ет­ся с голо­вой в рабо­ту, забы­вая про семью, ребен­ка и мужа. Необ­хо­ди­мо пом­нить о том, что все же пред­на­зна­че­ние жен­щи­ны — семья, а рабо­та и карье­ра вторичны.

…Ири­на была увле­че­на сво­ей карье­рой науч­но­го сотруд­ни­ка: еще чуть-чуть, и дис­сер­та­ция гото­ва… Но Ири­на забе­ре­ме­не­ла и роди­ла. Сво­бод­ное вре­мя она уде­ля­ла напи­са­нию науч­ных тру­дов. Конеч­но, забо­ти­лась о малы­ше, но все мыс­ли были о люби­мой рабо­те. После родов сра­зу пыта­лась «встать в строй». Нашла няню и вышла на рабо­ту, пыта­ясь навер­стать упу­щен­ное вре­мя. Когда маль­чик под­рос, мама, защи­тив­шая к тому вре­ме­ни дис­сер­та­цию, захо­те­ла вни­ма­ния и лас­ки от сво­е­го сына. Но в ответ полу­чи­ла рав­но­ду­шие, холод­ность. «Отку­да такие черст­вые дети берут­ся?» — часто раз­мыш­ля­ла Ири­на, боясь отве­тить самой себе чест­но на вопрос, постав­лен­ный ей жизнью…

* * *

В школь­ные годы детей семья стал­ки­ва­ет­ся с пра­ви­ла­ми и нор­ма­ми внеш­не­го мира, отлич­ны­ми от пра­вил внут­ри­се­мей­ной жиз­ни. Здесь реша­ют­ся вопро­сы о том, что счи­тать успе­хом, как достичь соот­вет­ствия семей­ных и соци­аль­ных норм. Очень важ­но на этой ста­дии сохра­нить к ребен­ку без­услов­ную любовь и дове­рие. Неко­то­рые дети, даже с уче­том того, что они ста­ра­ют­ся, про­сто не могут усво­ить школь­ный мате­ри­ал, и трой­ка для них нор­маль­ная оцен­ка. Дру­гой ребе­нок будет схва­ты­вать быст­рее, и запо­ми­нать луч­ше, для него четы­ре и пять — нор­ма. Одна­ко оцен­ка не долж­на стать мери­лом жиз­ни. К сожа­ле­нию, неко­то­рые роди­те­ли счи­та­ют, что ребе­нок дол­жен быть любим тогда, когда он соот­вет­ству­ет обще­при­ня­тым стан­дар­там. И тогда послед­ствия для ребен­ка самые пла­чев­ные: пси­хо­со­ма­ти­че­ские забо­ле­ва­ния, нев­ро­зы, тре­вож­ность, низ­кая само­оцен­ка, когда малыш изо всех сил ста­ра­ет­ся дотя­нуть­ся до высо­кой план­ки, но не хва­та­ет сил, и тогда орга­низм на уровне тела начи­на­ет «бук­со­вать», сиг­на­ли­зи­руя о небла­го­по­лу­чии и в осталь­ных сферах.

…Оль­га и Алек­сандр меч­та­ли, что­бы их дети уме­ли играть на музы­каль­ных инстру­мен­тах, рисо­вать, вла­де­ли язы­ка­ми и ком­пью­те­ром. Боль­ше всех «доста­лось» стар­шей Ната­ше. Роди­те­ли бук­валь­но обру­ши­лись на нее целым кас­ка­дом тре­бо­ва­ний: музы­каль­ная шко­ла, бас­сейн, худо­же­ствен­ная шко­ла, ком­пью­тер­ный лицей… Толь­ко доч­ка поче­му-то вско­ре ста­ла болеть и ста­ла какой-то невеселой…

* * *

Ста­дия четвертая.

Семья с детьми под­рост­ко­во­го воз­рас­та, что соот­вет­ству­ет при­мер­но 17–25 годам сов­мест­ной супру­же­ской жиз­ни. Это оче­ред­ной и самый тяже­лый семей­ный кри­зис. Поче­му? В это вре­мя пере­се­ка­ют­ся три важ­ных момен­та в жиз­ни всей семьи:

- кри­зис под­рост­ко­во­го воз­рас­та у ребенка;

- кри­зис сере­ди­ны жиз­ни у родителей;

- кри­зис пожи­лых у пра­ро­ди­те­лей (бабу­шек, дедушек).

Понят­но, что это вре­мя необ­хо­ди­мо решить мно­же­ство задач, в первую очередь:

- пре­одо­леть воз­раст­ные кризисы;

- пере­смот­реть отно­ше­ния роди­те­лей и детей с уче­том взрос­ле­ния детей, сфор­ми­ро­вать гиб­кую систе­му отно­ше­ний (соче­та­ние эмо­ци­о­наль­ной под­держ­ки с при­зна­ни­ем отно­си­тель­ной само­сто­я­тель­но­сти подростка);

- пере­рас­пре­де­лить внут­ри­се­мей­ные обязанности.

Итак, дети всту­па­ют в под­рост­ко­вый воз­раст. Его глав­ная осо­бен­ность — уско­рен­ное физи­че­ское, эмо­ци­о­наль­ное и соци­аль­ное раз­ви­тие, про­ба себя на само­сто­я­тель­ность в самых неожи­дан­ных вари­ан­тах, отво­е­вы­ва­ние пра­ва голо­са у роди­те­лей. Самое важ­ное, что часто эти пре­тен­зии на само­сто­я­тель­ность не под­креп­ле­ны реаль­ны­ми душев­ны­ми и духов­ны­ми воз­мож­но­стя­ми само­го под­рост­ка в силу его незре­ло­сти. Зача­стую под­рост­ки пере­ста­ют видеть в сво­их роди­те­лях непре­ре­ка­е­мый авто­ри­тет, в боль­шей сте­пе­ни начи­на­ют ори­ен­ти­ро­вать­ся на мне­ние сверст­ни­ков. Поэто­му от роди­те­лей тре­бу­ет­ся осо­бая чут­кость и вни­ма­ние к потреб­но­стям под­рост­ка: важ­но и пал­ку не пере­гнуть, и не упу­стить ребен­ка, предо­став­ляя чрез­мер­ную само­сто­я­тель­ность, кото­рой моло­дые люди могут вос­поль­зо­вать­ся себе во вред.

В любом слу­чае, как под­чер­ки­ва­ет игу­мен Евме­ний, дис­ци­пли­нар­ные меры уста­нав­ли­вать необ­хо­ди­мо, но с одной целью: помочь раз­вить под­рост­ку само­кон­троль и само­дис­ци­пли­ну. Чет­ко изло­жен­ные пра­ви­ла пове­де­ния суще­ству­ют толь­ко для того, что­бы под­рост­ки пони­ма­ли, что не дур­ной харак­тер роди­те­лей, но их соб­ствен­ный невер­ный выбор при­во­дит к неиз­беж­ным дис­ци­пли­нар­ным послед­стви­ям. Роди­те­ли же долж­ны быть после­до­ва­тель­ны в выпол­не­нии сво­их соб­ствен­ных пра­вил и ста­рать­ся их не менять, т. к это может при­ве­сти к утра­те авторитета.

Очень часто на под­рост­ко­вый кри­зис бук­валь­но насла­и­ва­ет­ся кри­зис сере­ди­ны жиз­ни роди­те­лей. Это озна­ча­ет, что роди­те­ли всту­па­ют в тот воз­раст­ной пери­од (в рай­оне 40–45 лет), когда нуж­но под­во­дить ито­ги. Жизнь уже состо­я­лась, основ­ные зада­чи, кото­рые были постав­ле­ны ранее, реше­ны, что-то уда­лось, а что-то нет. Напри­мер, хоте­лось сде­лать карье­ру, стать круп­ным спе­ци­а­ли­стом, напи­сать дис­сер­та­цию, но… Как пел в свое вре­мя извест­ный автор и испол­ни­тель А. Мака­ре­вич: «Я хотел бы прой­ти сто дорог, а про­шел пять­де­сят, я хотел пере­плыть пять морей, пере­плыл лишь одно…» Понят­но, что эти ито­ги часто быва­ют неуте­ши­тель­ны­ми. Осо­бен­но тяже­ло пере­жи­ва­ют кри­зис люди нево­цер­ко­в­лен­ные, дале­кие от веры и Бога, дела­ю­щие став­ку лишь на вре­мен­ное, пре­хо­дя­щее. Тогда дей­стви­тель­но кри­зис­ные пере­жи­ва­ния (отча­я­ние, боль, экзи­стен­ци­аль­ный ваку­ум) могут чрез­мер­но отя­го­тить жизнь тако­го человека.

Из этой ситу­а­ции суще­ству­ет все­го два выхо­да. Во-пер­вых, духов­но воз­рас­ти, открыть духов­ный уро­вень бытия, прид­ти и укре­пить­ся в вере, най­ти новые духов­ные цен­но­сти, перей­ти из гори­зон­таль­ной плос­ко­сти в вер­ти­каль­ную; трез­во оце­нить себя и свои воз­мож­но­сти, чест­но взгля­нуть на себя и свою жизнь. Во-вто­рых, мож­но бежать от нако­пив­ших­ся труд­но­стей, зани­мать «поли­ти­ку стра­у­са», пря­чась от про­блем за шир­му забо­ле­ва­ний, каких-то дру­гих яко­бы более важ­ных про­блем. И, к сожа­ле­нию, доволь­но часто дале­ко не самую завид­ную роль в этом кон­тек­сте могут сыг­рать соб­ствен­ные дети. Каким же образом?

Как отме­ча­ет извест­ный семей­ный пси­хо­лог А.Я. Вар­га, если ребе­нок пло­хо учит­ся, болен, если он нуж­да­ет­ся в ухо­де, роди­те­ли свои про­бле­мы могут ото­дви­гать на вто­рой план, соот­вет­ствен­но откла­ды­вая под­ве­де­ние ито­гов. Таким обра­зом, они могут бес­со­зна­тель­но под­креп­лять дез­адап­тив­ное пове­де­ние ребен­ка, кото­рое может «семей­ным симп­то­мом» и сиг­на­ли­зи­ро­вать о небла­го­по­лу­чии всей семьи.

Вари­ан­ты дет­ской дез­адап­та­ции могут быть раз­лич­ны. Но, как ни стран­но, все они могут быть «услов­но жела­тель­ны» для роди­те­лей. Ведь они, борясь с эти­ми невзго­да­ми, не заме­ча­ют свои соб­ствен­ные труд­но­сти, им так проще.

…Окса­на была стар­шей доче­рью состо­я­тель­ных роди­те­лей. По жиз­ни идти ей было лег­ко: роди­те­ли «под­стра­хо­вы­ва­ли» в шко­ле, помог­ли посту­пить в пре­стиж­ный меди­цин­ский инсти­тут и полу­чить диплом вра­ча. Окса­на очень хоро­шо сжи­лась с ролью везун­чи­ка и не пред­став­ля­ла, что в ее жиз­ни могут быть в прин­ци­пе какие-то трудности.

Труд­но­сти воз­ник­ли, когда Окса­на устро­и­лась на рабо­ту узким спе­ци­а­ли­стом в поли­кли­ни­ку: гро­мад­ные оче­ре­ди паци­ен­тов, нехват­ка лекарств, ответ­ствен­ность, низ­кая зар­пла­та… энту­зи­азм Окса­ны быст­ро иссяк. Но и тут помог­ли роди­те­ли: Оксане хоте­лось замуж. Роди­те­ли позна­ко­ми­ли дочь с вполне поло­жи­тель­ным муж­чи­ной, стар­ше на десять лет, с поло­же­ни­ем. Реше­ние о сва­дьбе было при­ня­то быст­ро, а неко­то­рое вре­мя спу­стя Окса­на объ­яви­ла о сво­ей бере­мен­но­сти. Ребе­нок был желан­ным. Конеч­но, о какой рабо­те мог­ла идти речь; буду­щей маме нужен покой и поло­жи­тель­ные эмоции.

Окса­на была вполне доволь­на ролью успеш­ной, обес­пе­чен­ной домо­хо­зяй­ки… толь­ко ино­гда ее охва­ты­ва­ли непри­ят­ные чув­ства, когда речь захо­ди­ла о состо­яв­ших­ся в про­фес­си­о­наль­ном плане жен­щи­нах. Вот, напри­мер, млад­шая сест­ра: и двух детей роди­ла, и дис­сер­та­цию защи­ти­ла; или подру­ги, зна­ко­мые, кото­рые все дав­но «выби­лись в люди». Но Окса­на быст­ро отго­ня­ла эти мыс­ли и все боль­ше и боль­ше забо­ти­лась о люби­мом сыне, кото­рый рос не по дням, а по часам и тре­бо­вал непре­рыв­но­го вни­ма­ния: то уро­ки помочь выучить, то в сек­цию отве­сти, то погу­лять. В прин­ци­пе, обыч­ная жизнь.

Чув­ство оди­но­че­ства и какой-то несо­сто­я­тель­но­сти Окса­на нача­ла силь­но ощу­щать, когда сын стал под­рост­ком: мама, в общем, уже не была такой необ­хо­ди­мой, как рань­ше, у сына появи­лись дру­гие инте­ре­сы, дру­зья. Но Окса­на про­дол­жа­ла упор­но уха­жи­вать за Сашей (так зва­ли сына), как за малень­ким: про­во­жа­ла в шко­лу, встре­ча­ла после заня­тий, кон­тро­ли­ро­ва­ла каж­дый его шаг (ведь сей­час такая обста­нов­ка в горо­де!). Все бы ниче­го, толь­ко Саша стал очень вспыль­чи­вым, несдер­жан­ным: чуть что — сра­зу в сле­зы — как тут без мамы обой­дешь­ся, если маль­чик такой рани­мый. В ито­ге Окса­на обра­ти­лась с Сашей к зна­ко­мо­му нев­ро­па­то­ло­гу, кото­рый поста­вил диа­гноз: исте­ри­че­ский нев­роз. Тогда все свои силы мама бро­си­ла на «борь­бу» с этим забо­ле­ва­ни­ем: где уж теперь вре­мя взять, что­бы свои про­бле­мы решать.

* * *

Ста­дия пятая.

Пери­од отде­ле­ния взрос­лых детей от семьи (син­дром «опу­стев­ше­го гнез­да»). Дети вырос­ли и поки­да­ют роди­тель­ский дом. Кто уез­жа­ет учить­ся, кто со сво­ей семьей начи­на­ет обу­стра­и­вать свое жилье. Одна­ко быва­ет, что уже взрос­лые дети так и про­дол­жа­ют жить с роди­те­ля­ми. И хотя они вме­сте, эмо­ци­о­наль­ные свя­зи меж­ду ними сла­бе­ют. Отли­чи­тель­ной осо­бен­но­стью этой ста­дии явля­ет­ся тот факт, что роди­те­ли в основ­ном выпол­ни­ли свои функ­ции, поэто­му нуж­но выстра­и­вать новую систе­му отно­ше­ний со сво­и­ми уже взрос­лы­ми детьми и вновь пере­смат­ри­вать свою жизнь. И это тоже оче­ред­ной семей­ный кри­зис. Цели и зада­чи пери­о­да отде­ле­ния взрос­лых детей мож­но опре­де­лить сле­ду­ю­щим образом:

- фор­ми­ро­ва­ние новой систе­мы отно­ше­ний меж­ду роди­те­ля­ми и детьми по типу «взрос­лый-взрос­лый»;

- выстра­и­ва­ние отно­ше­ний с новы­ми род­ствен­ни­ка­ми детей (роди­те­ли мужа и жены);

- осво­е­ние новых семей­ных ролей — бабуш­ки и дедушки;

- пере­смотр сво­их супру­же­ских отно­ше­ний и выход на новый уровень;

- уси­лен­ная забо­та о сво­их пре­ста­ре­лых родителях.

Супру­ги как бы вновь стал­ки­ва­ют­ся лицом к лицу с соб­ствен­ны­ми заста­ре­лы­ми про­бле­ма­ми, кото­рые они не заме­ча­ли, когда дети были малень­ки­ми; и могут с удив­ле­ни­ем, а воз­мож­но и разо­ча­ро­ва­ни­ем, кон­ста­ти­ро­вать, что супруг не вызы­ва­ют преж­них поло­жи­тель­ных чувств.

Пре­об­ла­да­ние роди­тель­ско­го пла­на отно­ше­ний на про­тя­же­нии пред­ше­ству­ю­щих лет при отде­ле­нии взрос­лых детей неред­ко при­во­дит к воз­ник­но­ве­нию чув­ства утра­ты смыс­ла жиз­ни, охла­жде­нию супру­же­ских отно­ше­ний, стрем­ле­нию закре­пить­ся в семье детей в роли лиде­ра. Неред­ко роди­те­ли (чаще мате­ри) пыта­ют­ся втор­гать­ся в семьи взрос­лых детей, стре­мят­ся стать неза­ме­ни­мы­ми. Все это, конеч­но, не спо­соб­ству­ет укреп­ле­нию семьи, да и от реше­ния соб­ствен­ных про­блем супру­ги ста­но­вят­ся очень дале­ки­ми. Всем нам извест­ны жест­кие, воле­вые бабуш­ки, кото­рые явля­ют­ся фор­маль­ны­ми и нефор­маль­ны­ми лиде­ра­ми в семьях соб­ствен­ных детей, по сути дела про­во­ци­руя серьез­ные конфликты.

Так­же небла­го­при­ят­ным вари­ан­том выхо­да издан­но­го семей­но­го кри­зи­са быва­ют попыт­ки супру­гов (чаще муж­чин) созда­вать новые семьи, начи­нать жизнь с чисто­го листа. Понят­но, что это тоже свое­об­раз­ное бег­ство от нако­пив­ших­ся про­блем, но и в новом бра­ке, как пра­ви­ло, от них не скро­ешь­ся. Поэто­му супру­ги вновь сто­ят перед выбо­ром: или духов­но воз­рас­тать, выхо­дить на новый уро­вень отно­ше­ний, или пытать­ся бежать от жиз­нен­ных труд­но­стей, пря­чась за новы­ми ролями.

…Галине Ива­новне было дале­ко за сорок, когда муж ушел к дру­гой. «Ска­тер­тью доро­га!» — ска­за­ла она, и с удво­ен­ной энер­ги­ей взя­лась за сво­е­го сына Алек­сея (ему было 22 года). Она обес­пе­чи­ва­ла сыну уют, эмо­ци­о­наль­ную под­держ­ку и наив­но пола­га­ла, что он не встре­ча­ет­ся с девуш­ка­ми. «Зачем ему дру­гая жен­щи­на, если рядом любя­щая мать?» — уве­ря­ла себя Гали­на Ива­нов­на в надеж­де на то, что в ответ на ее любовь, забо­ту и вни­ма­ние сын навсе­гда оста­нет­ся с ней.

Реше­ние сына женить­ся было как гром сре­ди ясно­го неба. Конеч­но же, она вос­при­ня­ла буду­щую невест­ку Оль­гу в шты­ки. Одна­ко сва­дьба состо­я­лась. После сва­дьбы Гали­на Ива­нов­на твер­ди­ла всем и каж­до­му, что этот брак нена­дол­го, что моло­дые совер­шен­но не под­хо­дят друг дру­гу. Доволь­но ско­ро Оль­га поня­ла, что со све­кро­вью ужить­ся будет слож­но. Моло­дые супру­ги сня­ли квар­ти­ру, ста­ли нала­жи­вать быт, све­кровь же посто­ян­но при­хо­ди­ла к ним, даже не сооб­щая о визи­те заранее.

Оля ста­ра­лась быть дру­же­люб­ной, при­вет­ли­вой, но, в кон­це кон­цов, она про­сто уста­ла от посто­ян­ных при­ди­рок и заме­ча­ний Гали­ны Ива­нов­ны. Когда Алек­сея не было дома, све­кровь мог­ла и оскор­бить Оль­гу, но сто­и­ло той пожа­ло­вать­ся мужу, как Гали­на Ива­нов­на начи­на­ла все отри­цать и утвер­ждать, что Оля хочет поссо­рить ее с сыном.

Оль­га ста­ла избе­гать све­кро­ви, а та каж­дый вечер зво­ни­ла и часа­ми раз­го­ва­ри­ва­ла с сыном, зва­ла его «домой» под раз­ны­ми пред­ло­га­ми. Алек­сей при­хо­дил к ней, игно­ри­руя потреб­но­сти соб­ствен­ной семьи. В семье моло­дых теперь слу­ча­лись частые ссо­ры. Оче­вид­но, что Гали­на Ива­нов­на бежа­ла от соб­ствен­ных слож­но­стей, пря­чась за роль неза­ме­ни­мо­го чле­на семьи, раз­ру­шая брак соб­ствен­но­го сына.

* * *

Ста­дия шестая.

Пери­од жиз­ни семьи после отде­ле­ния детей. Итак, семья завер­ша­ет свой жиз­нен­ный цикл и всту­па­ет в послед­нюю ста­дию, отли­чи­тель­ной осо­бен­но­стью кото­рой явля­ет­ся осо­зна­ние реаль­но­сти ста­ро­сти и утра­ты физи­че­ских воз­мож­но­стей. Дети постро­и­ли свои семьи, основ­ные жиз­нен­ные цели и зада­чи выпол­не­ны, супру­ги ока­зы­ва­ют­ся лицом к лицу с неиз­беж­но­стью послед­не­го рубежа.

Основ­ные цели и зада­чи на этой стадии:

- пре­одо­ле­ние оди­но­че­ства, утра­ты, мыс­лей о неиз­беж­но­сти смерти;

- пере­осмыс­ле­ние жиз­ни, под­ве­де­ние ито­гов, обре­те­ние духов­ной мудрости;

- сохра­не­ние и фор­ми­ро­ва­ние новых инте­ре­сов с уче­том реаль­но­сти ста­ро­сти и утра­ты сво­их возможностей;

- реа­ли­за­ция супру­гов в роли бабу­шек, деду­шек, духов­ных настав­ни­ков для молодых.

Преодоление возрастных кризисов

Вари­ан­ты пре­одо­ле­ния послед­не­го воз­раст­но­го кри­зи­са могут быть деструк­тив­ны­ми и конструктивными.

В слу­чае деструк­тив­но­го вари­ан­та выхо­да из кризиса:

- супру­ги могут замы­кать­ся на хозяй­ствен­но-быто­вой дея­тель­но­сти, утра­чи­вать при­выч­ные инте­ре­сы и цен­но­сти. Доволь­но часто супру­ги меня­ют­ся места­ми: гла­вой ста­но­вит­ся жена, а муж пре­вра­ща­ет­ся в помощ­ни­ка по хозяй­ству. Конеч­но, это ведет к нару­ше­нию семей­ной иерар­хии и оску­де­нию отношений;

- воз­мож­на чрез­мер­ная кон­цен­тра­ция на сво­ем здо­ро­вье, при­сталь­ное вни­ма­ние ко всем телес­ным, осо­бен­но болез­нен­ным про­яв­ле­ни­ям. Часто такая фик­са­ции может при­ве­сти к ипо­хон­дри­че­ской настро­ен­но­сти, и тогда пожи­лые люди ста­но­вят­ся завсе­гда­та­я­ми поли­кли­ник, посто­ян­ны­ми посе­ти­те­ля­ми вра­чей раз­ный про­фи­лей, а род­ные и близ­кие обре­че­ны на выслу­ши­ва­ние бес­ко­неч­ных жалоб, упре­ков, придирок.

Ино­гда пожи­лые бегут (в бук­валь­ном смыс­ле это­го сло­ва) в здо­ро­вый образ жиз­ни: пра­виль­но пита­ют­ся, счи­та­ют кало­рии, зани­ма­ют­ся спор­том, посе­ща­ют клу­бы. Все это, конеч­но, хоро­шо, но важ­но не «убе­жать» от более серьез­ных вопро­сов, чем телес­ное благополучие.

Как отме­ча­ет игу­мен Геор­гий (Шестун):«..молодость не удер­жишь — жизнь-то ведь идет. Если чело­век воз­дер­жан­но, цело­муд­рен­но ста­рал­ся жить, духов­но, нрав­ствен­но, то, конеч­но, для него любой воз­раст — это радость. А уж у стар­ше­го воз­рас­та — осо­бая кра­со­та… Посмот­ри­те — веру­ю­щий чело­век тих и радо­стен в любой пери­од жиз­ни, даже в гробу».

- воз­мож­на «жизнь в про­шлом», когда супру­ги живут не «здесь и сей­час», а «там и тогда». Для это­го вари­ан­та харак­тер­ны уход в вос­по­ми­на­ния и иде­а­ли­за­ция про­шло­го, поте­ря смыс­ла жиз­ни и отказ от буду­ще­го. Дру­ги­ми сло­ва­ми, пожи­лой чело­век пере­чер­ки­ва­ет насто­я­щее и актив­но спа­са­ет­ся от него в про­шлом, как в тихой, но нена­деж­ной гава­ни — от себя и от сво­их про­блем ведь не убежишь!

- воз­мо­жен уход в мир фан­та­зий, кото­рый явля­ет­ся свое­об­раз­ным заме­ни­те­лем мира реаль­но­го с его слож­но­стя­ми и проблемами.

При­ве­дем пример.

…Ири­на Нико­ла­ев­на всю свою жизнь про­жи­ла с твер­дой уве­рен­но­стью соб­ствен­ной право­ты во всем, кото­рая дава­ла ей осно­ва­ния посто­ян­но учить жиз­ни близ­ких людей, зна­ко­мых, род­ствен­ни­ков. Это­му спо­соб­ство­вал и тот факт, что жен­щи­на боль­ше трид­ца­ти лет про­ра­бо­та­ла глав­ным бух­гал­те­ром круп­но­го пред­при­я­тия. Она бук­валь­но срос­лась с ролью руко­во­ди­те­ля. С мужем Ири­на Нико­ла­ев­на раз­ве­лась через несколь­ко лет после сва­дьбы, решив, что заслу­жи­ва­ет боль­ше­го. Но после несколь­ких бес­плод­ных попы­ток созда­ния семьи, оста­лась одна с сыном. Муж­чи­ны не выдер­жи­ва­ли ее посто­ян­но­го руко­вод­ства ими и быст­ро ухо­ди­ли под раз­лич­ны­ми предлогами.

После выхо­да на пен­сию всю свою энер­гию она обру­ши­ла на семью сына и внуч­ку, дово­дя всех до изне­мо­же­ния еже­ми­нут­ны­ми рас­спро­са­ми и кон­тро­лем. Ситу­а­ция усу­губ­ля­лась тем, что жен­щи­на пере­ста­ла выхо­дить из дома, решив для себя, что окру­жа­ю­щий мир опа­сен. Весь ее мир сузил­ся до раз­ме­ров двух­ком­нат­ной квар­ти­ры, кото­рую Ири­на Нико­ла­ев­на посто­ян­но вычи­ща­ла, пыле­со­си­ла, что­бы «не было мик­ро­бов». Такой образ жиз­ни в тече­ние деся­ти лет при­вел к тяже­лей­шим рас­строй­ствам пси­хи­ки. Жен­щи­ну ста­ли мучить подо­зре­ния, что ее хотят огра­бить, взло­мать квартиру.

При­шед­ший на кон­суль­та­цию пси­хи­атр ска­зал, что это воз­раст­ные изме­не­ния пси­хи­ки. Одна­ко мож­но пред­по­ло­жить, что истин­ной при­чи­ной душев­но­го рас­строй­ства жен­щи­ны послу­жи­ла гор­ды­ня. В жиз­ни Ири­ны Нико­ла­ев­ны нико­гда не было места Богу: «Зачем, я ведь и так все знаю», — часто гово­ри­ла она. Как образ­но было ска­за­но, она «отще­пи­лась от обще­го ство­ла миро­зда­ния» и пре­вра­ти­лась в «струж­ку, зави­тую вокруг пусто­го места». Но, как извест­но, «свя­то место пусто не быва­ет» — пусто­та запол­ни­лась мани­я­ми пре­сле­до­ва­ния и навяз­чи­вых идей…

* * *

Пози­тив­ным вари­ан­том раз­ре­ше­ния тако­го воз­раст­но­го кри­зи­са явля­ет­ся все боль­шее духов­ное воз­рас­та­ние, обре­те­ние истин­ных цен­но­стей: веры, жерт­вен­ной люб­ви, потреб­но­сти помо­гать близ­ким, пере­да­вать опыт детям, вну­кам, реа­ли­зо­вы­вать себя в роли духов­ных наставников.

От уров­ня духов­но­сти лич­но­сти, сте­пе­ни воцер­ко­в­лен­но­сти в боль­шой сте­пе­ни зави­сит и вос­при­я­тие гря­ду­щей смер­ти. Суще­ству­ет боль­шое коли­че­ство иссле­до­ва­ний, убе­ди­тель­но дока­зы­ва­ю­щих: да, чем бли­же чело­век к Богу, тем мень­ше у него раз­лич­ных нега­тив­ных пере­жи­ва­ний, свя­зан­ных со смер­тью. Тре­во­га, страх, отча­я­ние — все это отсту­па­ет, если чело­век зна­ет и верит, что наша зем­ная жизнь — лишь сту­пень­ка перед жиз­нью вечной.

К сожа­ле­нию, сего­дня мно­гие люди ока­за­лись ото­рван­ны­ми от духов­ных кор­ней, испы­ты­ва­ют глу­бин­ный ваку­ум, кото­рый ста­ра­ют­ся запол­нить вре­мен­ным, зем­ным, мир­ским: веща­ми, дости­же­ни­я­ми, при­об­ре­те­ни­я­ми, даже отно­ше­ни­я­ми с близ­ки­ми людь­ми. Вари­ан­тов может быть мно­же­ство. Такие люди «бегут» от стра­ха смер­ти в «радость жиз­ни». Но от гря­ду­щей смер­ти не убе­жишь, тща­тель­но подав­ля­е­мый страх все рав­но будет давать о себе знать тем или иным образом.

Как отме­ча­ет В. Бас­ка­ков, у мно­гих совре­мен­ных людей страх смер­ти часто ста­но­вит­ся веду­щей стра­те­ги­ей их жиз­ни. Он явля­ет­ся гене­ра­ли­зо­ван­ным, раз­ветв­лен­ным и бук­валь­но опу­ты­ва­ет всю лич­ность чело­ве­ка, про­яв­ля­ясь на сле­ду­ю­щих уровнях:

- эмо­ци­о­наль­ном (базо­вые чув­ства — тре­во­га и страх);

- когни­тив­ном (мыс­ли о смер­ти, кото­рые актив­но подав­ля­ют­ся и вытес­ня­ют­ся с помо­щью защит­ных механизмов);

- пове­ден­че­ском (пове­ден­че­ские стра­те­гии «жерт­вы» или «пре­сле­до­ва­те­ля», кото­рые мас­ки­ру­ют истин­ные переживания).

С точ­ки зре­ния авто­ра, имен­но глу­бин­ный страх смер­ти явля­ет­ся основ­ной при­чи­ной раз­лич­ных дез­адап­та­ций: нев­ро­зов, пси­хо­со­ма­ти­че­ских рас­стройств, серьез­ных пси­хи­че­ских нару­ше­ний. И с этим труд­но не согла­сить­ся. По мне­нию В. Бас­ка­ко­ва, рас­про­стра­нен­ность этой фор­мы стра­ха свя­за­на с несколь­ки­ми при­чи­на­ми, в первую оче­редь с тем, что:

- совре­мен­ный чело­век не заме­ча­ет в есте­ствен­ных и про­стых явле­ни­ях жиз­ни посто­ян­но­го ком­по­нен­та смер­ти (напри­мер, поса­жен­ное в зем­лю зер­но в ней уми­ра­ет, но из него рож­да­ет­ся коло­сок; или гусе­ни­ца уми­ра­ет, но вме­сто нее появ­ля­ет­ся бабоч­ка и т. д.);

- уте­ря­ны пред­став­ле­ния о смер­ти как зако­но­мер­но­сти, их сме­ни­ли пред­став­ле­ния о смер­ти как мон­стре, посколь­ку жизнь пере­пол­не­на наси­ли­ем: вой­ны, ката­стро­фы, убийства.

Страх смер­ти появ­ля­ет­ся там, где утра­че­но самое глав­ное — зна­ние о жиз­ни веч­ной. Если это­го нет, то (как извест­но, «свя­то место пусто не быва­ет») на этом месте вырас­та­ют урод­ли­вые заме­ни­те­ли веры: чело­век начи­на­ет цеп­лять­ся за жизнь, мучи­тель­но боясь раз­жать руки… Но мы зна­ем, что в пра­во­сла­вии тема смер­ти пере­кли­ка­ет­ся с темой жиз­ни. Это две сто­ро­ны одной меда­ли. Как отме­ча­ет про­то­и­е­рей Борис Ничи­по­ров, хри­сти­а­нин с само­го дет­ства начи­на­ет гото­вить­ся к смер­ти. Пер­вые духов­ные опы­ты уми­ра­ния ребе­нок полу­ча­ет в церк­ви: это уча­стие в отпе­ва­нии покой­ни­ков, это пере­жи­ва­ние «гол­гоф­ско­го ужа­са Вели­кой Пят­ни­цы — пер­вое пости­же­ние стра­да­ний Спа­си­те­ля. Это и выход из стра­да­ний Гол­го­фы в радость Пасхи».

Пра­во­слав­ная Цер­ковь учит нас, что смерть чело­ве­ка есть раз­лу­че­ние его души с телом, и назы­ва­ет­ся она в Свя­щен­ном Писа­нии по-раз­но­му: исхо­дом, кон­цом, изве­де­ни­ем души из тем­ни­цы, раз­ре­ше­ни­ем от уз тела, отше­стви­ем, успе­ни­ем. При раз­лу­че­нии двух состав­ных частей, из кото­рых состо­ит чело­век — души и тела — тело его как прах воз­вра­ща­ет­ся в зем­лю, а дух к Богу.

Смерть есть пре­дел, кото­рым окан­чи­ва­ют­ся зем­ные подви­ги для чело­ве­ка, и начи­на­ет­ся вре­мя воз­да­я­ния за все, что он совер­шил здесь, в этом мире. Но, как отме­ча­ют отцы церк­ви, наши бес­смерт­ные души и после смер­ти сохра­ня­ют в целост­но­сти свое само­со­зна­ние, духов­ные силы и волю, то есть мы оста­ем­ся собою и после смер­ти, не рас­тво­ря­ясь в вели­кое ничто и не исче­зая без следа.

Все зако­но­мер­но, все гар­мо­нич­но. А если это­го зна­ния нет? Хри­сти­а­нин нико­гда не бежит от реаль­но­сти смер­ти. Он гото­вит­ся к ней, исправ­ляя свою жизнь, делая все воз­мож­ное, что мож­но сде­лать в этой жиз­ни. А даль­ше как Бог даст. Все мы зна­ем тихих, уми­ро­тво­рен­ных, каких-то радост­ных пра­во­слав­ных ста­ру­шек, кото­рые гото­вят себе узе­лок «на смерть» и спо­кой­но ждут гря­ду­ще­го перехода.

Уход в жизнь веч­ную пре­крас­но опи­сал Ю. Миролюбов:

«…При­по­ми­на­ем мы, как в Анто­нов­ке дед Минай поми­рал: при­шел домой и гово­рит жене: «Ну, баба, ставь воды на печь, умыть­ся надо»…

Та поста­ви­ла. Дед умыл­ся, при­че­сал­ся, боро­ду постриг, усы под­пра­вил, и говорит:

А поди-ка, у нас све­ча есть?

А на что тебе све­ча? — испу­ган­но спро­си­ла она.

А ты, баба, не рас­суж­дай: давай свечу.

Дала она ему свечу.

У нас и лада­ну немно­го есть? — спро­сил дед Минай.

Да, есть.

Дала ему ладан. Дед раз­вел кадиль­ни­цу в гли­ня­ном гор­шоч­ке и говорит:

А ты пой­ди-ка к батюш­ке, позо­ви его к нам. Испо­ве­до­вать­ся надо, приобщиться.

Да, что же ты дед, поми­рать собрал­ся?- заго­ло­си­ла она.

А ты, баба, не перечь, сту­пай. Коли ска­за­но. Потру­дись для меня. Я для тебя тоже потрудился.

Пошла она к свя­щен­ни­ку. При­шли вме­сте. А дед уже сам на лави­цу лег, све­чу в руке держит:

Ско­рее, батюш­ка, а то душа уйдет.

Свя­щен­ник поис­по­ве­до­вал его, при­ча­стил, а тут баба в сле­зах, воз­ле деда стоит:

На кого ж ты меня поки­да­ешь теперь?

А на Гос­по­да Бога да Матерь Божью, — отве­ча­ет. — А ты не голо­си. Всем поми­рать надо однажды.

Потом, когда батюш­ка ушел, он попро­сил под­пра­вить подуш­ку, напить­ся спро­сил, затем охнул одна­жды и све­чу уро­нил наземь. Заго­ло­си­ла баба. Дед уже боль­ше ниче­го не слы­шал. Уле­те­ла душа его к Богу Всевышнему».

Вот так про­сто, спо­кой­но, без пани­ки и ужа­са чело­век ухо­дит в жизнь веч­ную. И совсем дру­гая смерть быва­ет у чело­ве­ка, дале­ко­го от Бога, от веры. Вспом­нить хотя бы рас­сказ Л. Тол­сто­го «Смерть Ива­на Ильи­ча». Автор тон­ко рас­кры­ва­ет глу­бин­ные пере­жи­ва­ния чело­ве­ка нево­цер­ко­в­лен­но­го, каким был Иван Ильич, кото­рый всю свою жизнь пря­тал­ся от смер­ти в насла­жде­ни­ях жиз­ни. И вот послед­ний рубеж: он остал­ся один на один со сво­ей сове­стью и гря­ду­щей смер­тью. Диа­лог, кото­рый ведет Иван Ильич, это не бред, не раз­го­вор уми­ра­ю­ще­го с самим собой. Это бесе­да с Тем, от кого он убе­гал всю свою жизнь…

Итак, опять мы при­хо­дим к тому же выво­ду: каж­дый чело­век сам выби­ра­ет, как ему жить и как ему уми­рать, ибо обла­да­ет огром­ным даром свободы.

На этом завер­ша­ет­ся жиз­нен­ный цикл семьи, кото­рый идет по вто­ро­му кру­гу в семьях детей, вну­ков и т. д. В этом наша жизнь.

Глава 8. Конец близких отношений

По вине тех, кто поже­нил­ся, одно­го или обо­их, жизнь в бра­ке может стать несча­стьем. Воз­мож­ность в бра­ке быть счаст­ли­вы­ми очень вели­ка, но нель­зя забы­вать и о воз­мож­но­сти его кра­ха. Толь­ко пра­виль­ная и муд­рая жизнь в бра­ке помо­жет достичь иде­аль­ных супру­же­ских отношений.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

Развод

В преды­ду­щих гла­вах мы гово­ри­ли о том, каким обра­зом про­ис­хо­дит ста­нов­ле­ние «одной пло­тью» супру­гов, как сло­жен и дли­те­лен этот про­цесс. К сожа­ле­нию, не все супру­ги могут прой­ти этот путь и стать дей­стви­тель­но близ­ки­ми людь­ми, «поло­вин­ка­ми», и тогда не ред­ким ста­но­вит­ся рас­пад бра­ка, или раз­вод. Пого­во­рим об этом более подробно.

Раз­вод — это пре­кра­ще­ние бра­ка путем его юри­ди­че­ско­го рас­тор­же­ния. Дру­ги­ми сло­ва­ми, это пре­вра­ще­ние семьи из одно­го цело­го, каки­ми были муж и жена, в два отдель­ных «я». Это все­гда тяже­ло, болез­нен­но и труд­но — раз­ры­вать эмо­ци­о­наль­ные, духов­ные, телес­ные свя­зи, рушить при­выч­ки, пере­хо­дить от «мы» к «я». Но люди на это идут, и идут все лег­че и лег­че: еже­год­но ста­ти­сти­ка раз­во­дов рас­тет. Сего­дня в целом по Самар­ской обла­сти на 1000 обра­зо­вав­ших­ся брач­ных пар при­хо­дит­ся 786 распавшихся.

В стране на каж­дые три бра­ка при­хо­дит­ся два раз­во­да. В Хаба­ров­ском, При­мор­ском кра­ях, Саха­лин­ской, Мур­ман­ской, Тюмен­ской обла­стях на 1000 бра­ков при­хо­дит­ся 945 разводов.

К сожа­ле­нию, раз­вод сего­дня ста­но­вит­ся нор­мой жиз­ни. По пово­ду его воз­ник­но­ве­ния суще­ству­ют раз­лич­ные пси­хо­ло­ги­че­ские теории.

Напри­мер, тео­рия толч­ка опи­сы­ва­ет ситу­а­цию так: суще­ство­ва­ла бла­го­по­луч­ная семья, все было хоро­шо, но вдруг что- то слу­чи­лось (изме­на, смерть, арест, болезнь и пр.). Про­изо­шел тол­чок, семья раз­ва­ли­лась. Одна­ко все не так про­сто. Если есть спло­чен­ность, любовь, то труд­но­сти ста­но­вят­ся усло­ви­ем духов­но­го роста супру­гов, но отнюдь не рас­па­да семьи.

Дру­гая кон­цеп­ция пыта­ет­ся объ­яс­нить раз­вод как «обрат­ное раз­ви­тие» и утвер­жда­ет, что это про­ис­хо­дит в каж­дом бра­ке. По это­му пово­ду так­же воз­ни­ка­ют боль­шие сомне­ния: под­твер­жде­ние тео­рии воз­мож­но, если супру­ги стро­ят исклю­чи­тель­но эмо­ци­о­наль­но-телес­ный брак, в нем дей­стви­тель­но воз­мож­но обрат­ное раз­ви­тие отно­ше­ний, но совсем иная ситу­а­ция в гар­мо­нич­ном духов­но-душев­но-телес­ном бра­ке, где раз­вод, по всей види­мо­сти, невозможен.

В совре­мен­ной пси­хо­ло­гии в каче­стве при­чин раз­во­да выделяют:

- неудач­ное про­хож­де­ние опре­де­лен­ных ста­дий жиз­нен­но­го цик­ла семьи. Чаще все­го рас­пад про­ис­хо­дит в пер­вые годы семей­ной жиз­ни, что объ­яс­ня­ет­ся лег­ко­мыс­ли­ем всту­пив­ших в брак, неудач­ной адап­та­ци­ей супру­гов друг к дру­гу. Дру­гой слож­ный пери­од — рож­де­ние пер­во­го ребен­ка, когда брач­ные отно­ше­ния пере­стра­и­ва­ют­ся в семей­ные, а нагруз­ка на супру­гов осо­бо вели­ка. Сле­ду­ю­щий слож­ный пери­од — «фаза выле­та птен­цов из гнез­да», когда цель поста­вить детей на ноги выпол­не­на и супру­ги счи­та­ют, что могут нако­нец-то занять­ся сво­ей лич­ной жиз­нью. Есть и дру­гие причины:

- эко­но­ми­че­ская неза­ви­си­мость жен­щи­ны. Жен­щи­на может зара­ба­ты­вать боль­ше, чем муж­чи­на, и ста­но­вить­ся все более неза­ви­си­мой, след­стви­ем чего явля­ет­ся развод;

-рост само­со­зна­ния жен­щи­ны, ее неже­ла­ние выпол­нять тра­ди­ци­он­ные жен­ские роли, жела­ние само­ре­а­ли­зо­вы­вать­ся в про­фес­си­о­наль­ной сфере;

- рас­про­стра­не­ние уста­но­вок инди­ви­ду­а­лиз­ма, убеж­ден­но­сти в допу­сти­мо­сти и даже при­вле­ка­тель­но­сти оди­но­кой жиз­ни в усло­ви­ях, когда инду­стрия услуг обес­пе­чит удо­вле­тво­ре­ние всех потреб­но­стей индивида;

- либе­ра­ли­за­ция мораль­ных уста­но­вок, когда обще­ство на раз­вод смот­рит сквозь пальцы;

- глас­ная и неглас­ная борь­ба за власть, лидер­ство меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной, нару­ше­ние внут­ри­се­мей­ной иерархии;

- раз­лич­ные моде­ли бра­ка у супру­гов, рас­хож­де­ние ожи­да­ний от бра­ка. Напри­мер, муж­чи­на тяго­те­ет к тра­ди­ци­он­ной моде­ли семьи с авто­ри­те­том муж­чи­ны, а жен­щи­на к эга­ли­тар­но­му, рав­но­прав­но­му варианту.

Этот спи­сок мож­но про­дол­жать дол­го, но все же глав­ная при­чи­на раз­во­да — это все тот же эго­изм, наце­лен­ность на свои потреб­но­сти, свои жела­ния, иска­же­ние отно­ше­ний меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной, утра­та духов­ных осно­ва­ний брака.

Церковь о допустимости разводов

Хоте­лось бы оста­но­вить­ся на пози­ции Пра­во­слав­ной Церк­ви о допу­сти­мо­сти и недо­пу­сти­мо­сти раз­во­дов. В 1918 году состо­ял­ся Собор Свя­той Пра­во­слав­ной Церк­ви, на кото­ром рас­смат­ри­ва­лись вопро­сы о допу­сти­мо­сти разводов.

Были выде­ле­ны сле­ду­ю­щие осно­ва­ния для разводов:

- отпа­де­ние от пра­во­сла­вия, когда один из чле­нов семьи дела­ет спа­си­тель­ную жизнь невозможной;

- пре­лю­бо­дей­ство и про­ти­во­есте­ствен­ные пороки;

- неспо­соб­ность к брач­ной жиз­ни, когда чело­век не в состо­я­нии вести брач­ную жизнь по раз­лич­ным причинам;

- без­вест­ное отсут­ствие, когда один из супру­гов про­па­да­ет на мно­гие годы и при­чи­на его отсут­ствия неизвестна;

- при­суж­де­ние одно­го из супру­гов к нака­за­нию с лише­ни­ем всех прав состояния;

- пося­га­тель­ство на жизнь и здо­ро­вье супру­га или детей, когда сов­мест­ное про­жи­ва­ние ста­но­вит­ся опасным;

- тяже­лые неиз­ле­чи­мые пси­хи­че­ские забо­ле­ва­ния, сифилис.

В насто­я­щее вре­мя этот спи­сок допол­ня­ет­ся таки­ми при­чи­на­ми, как забо­ле­ва­ние СПИ­Дом, меди­цин­ски засви­де­тель­ство­ван­ным хро­ни­че­ским алко­го­лиз­мом или нар­ко­ма­ни­ей, совер­ше­ние абор­та женой без согла­сия мужа.

Но, несмот­ря на весь при­ве­ден­ный пере­чень, раз­во­ды допус­ка­ют­ся Цер­ко­вью в исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях. Поче­му? Через тер­пе­ние тягот от близ­ких Гос­подь посы­ла­ет нам исце­ле­ние: «пре­тер­пев­ший… до кон­ца, спа­сет­ся» (Мф. 24, 13). Тер­пе­ние — осно­ва хри­сти­ан­ской жиз­ни. Как отме­ча­ет свя­той Паи­сий Свя­то­го­рец, тер­пе­ли­вый супруг упо­доб­ля­ет­ся бес­кров­но­му муче­ни­ку, а мучи­тель явля­ет­ся все­гда лишь ору­ди­ем в руках Божьих.

Свя­той ста­рец гово­рит: «Нуж­но тер­пе­ние, а не зло­ба в серд­це. Один чело­век во Фра­кии стал хри­сти­а­ни­ном. Одна­ко его жена не толь­ко не после­до­ва­ла его при­ме­ру, но и силь­но пре­пят­ство­ва­ла ему и жесто­ко с ним обра­ща­лась. Но он тер­пел и отве­чал с любо­вью. Со вре­ме­нем жена скло­ни­лась перед его тер­пе­ни­ем и любо­вью и ска­за­ла: «Долж­но быть, исти­нен и велик Бог, в Кото­ро­го он верит». И она тоже ста­ла христианкой».

Далее ста­рец про­дол­жа­ет: «Супруг или супру­га, ока­зы­вая послу­ша­ние, про­яв­ляя тер­пе­ние, посто­ян­но стя­жа­ет Божью бла­го­дать, в то вре­мя как дру­гой, пре­бы­ва­ю­щий в гре­хе, ее теря­ет. Так кто же выиг­ры­ва­ет? Тот, кто тер­пит, кто сми­ря­ет­ся. А не будет воз­мож­но­сти про­явить тер­пе­ние и сми­ре­ние, за что полу­чать награду?»

Но, конеч­но, такой подвиг не под силу каж­до­му. Мно­гие люди не хотят нести сво­е­го кре­ста, роп­щут, пыта­ют­ся его сбро­сить. А неко­то­рые и без труд­но­стей спе­шат раз­ве­стись, попро­сту объ­яс­няя свой шаг тем, что надо­е­ло, встре­тил чело­ве­ка луч­ше, инте­рес­нее, богаче.

Совре­мен­ный чело­век зача­стую наце­лен на эго­и­сти­че­ское удо­вле­тво­ре­ние сво­их потреб­но­стей в бра­ке, и поэто­му, когда эти потреб­но­сти удо­вле­тво­ре­ны (воз­ник­ло пре­сы­ще­ние) или, наобо­рот, хро­ни­че­ски не удо­вле­тво­ря­ют­ся (фруст­ри­ро­ва­ны), могут начать­ся поис­ки ново­го «парт­не­ра», про­ис­хо­дит рас­пад отно­ше­ний. В ито­ге сра­ба­ты­ва­ет прин­цип: «хочу новое коры­то», «хочу быть стол­бо­вою дво­рян­кой». В этом кон­тек­сте сказ­ка «О рыба­ке и рыб­ке» пред­став­ля­ет собой яркую пси­хо­ло­ги­че­скую иллю­стра­цию пози­ции эго­из­ма в супру­же­ских отно­ше­ни­ях. Имен­но он явля­ет­ся глав­ной при­чи­ной развода.

Отдель­но хоте­лось бы ска­зать еще об одной серьез­ной при­чине раз­во­дов — супру­же­ской измене.

Супружеская измена

В пси­хо­ло­гии выде­ля­ют боль­шое коли­че­ство раз­лич­ных при­чин супру­же­ской изме­ны. Пере­чис­лим основ­ные из них.

«Новая» любовь. Эта при­чи­на изме­ны харак­тер­на для бра­ков, в кото­рых было мало люб­ви или же она пол­но­стью отсут­ство­ва­ла (бра­ки, осно­ван­ные на выго­де, рас­че­те, заклю­чен­ные под вли­я­ни­ем неосо­зна­ва­е­мых моти­вов: страх оди­но­че­ства, чув­ство непол­но­цен­но­сти). Изме­на воз­ни­ка­ет тогда, когда встре­ча­ет­ся «тот самый», к кото­ро­му вспы­хи­ва­ют насто­я­щие чувства.

«Воз­мез­дие». При помо­щи изме­ны реа­ли­зу­ет­ся жела­ние ото­мстить за невер­ность супру­га или супру­ги с тем, что­бы вос­ста­но­вить чув­ство соб­ствен­но­го достоинства.

…Але­на и Петр поже­ни­лись рано: Алене было 19, а Пет­ру 21 год. Брак был по люб­ви. Моло­дые нала­жи­ва­ли быт, в семье появи­лись две доче­ри. Муж рабо­тал води­те­лем гру­зо­ви­ка, а Але­на мед­сест­рой в боль­ни­це. Жизнь тек­ла раз­ме­рен­но и ров­но. Но вот Петр ста­но­вит­ся лич­ным шофе­ром боль­шо­го началь­ни­ка. Рабо­тая на новом месте, Петр стал позд­но при­хо­дить с рабо­ты нетрез­вым, выход­ных прак­ти­че­ски не было…

Не уди­ви­тель­но, что отно­ше­ния меж­ду супру­га­ми с каж­дым днем ста­ли ослож­нять­ся. Боль, уни­же­ние, отча­я­ние, оби­да — все спле­лось в душе Але­ны в тугой комок. Пер­вым ее жела­ни­ем было ото­мстить, най­ти тако­го чело­ве­ка, с кото­рым она смог­ла бы забыть свою боль. И жизнь све­ла ее с ним. Вале­рий, на кото­ро­го оби­жен­ная жен­щи­на обра­ти­ла вни­ма­ние, тоже почув­ство­вал инте­рес к Алене. Они ста­ли встре­чать­ся. Ока­за­лось, что Вале­рий тоже пере­жи­вал серьез­ный кри­зис, ему изме­ни­ла жена.

Отно­ше­ния раз­ви­ва­лись стре­ми­тель­но. Але­на заяви­ла мужу о сво­ем жела­нии раз­ве­стись с ним, и тут воз­ник­ли серьез­ные про­бле­мы, Петр был кате­го­ри­че­ски про­тив. Он обе­щал испра­вить­ся, бро­сить пить, начать помо­гать по хозяй­ству. И самое глав­ное, у них были общие дети. Оби­ды Але­ны уже немно­го улег­лись, появи­лась воз­мож­ность все обду­мать. Але­на при­ня­ла реше­ние семью сохра­нить. Но оба не мог­ли отде­лать­ся от непри­ят­но­го осад­ка; дове­рие друг к дру­гу вос­ста­но­вить ока­за­лось труд­нее всего…

* * *

Поиск новых любов­ных пере­жи­ва­ний. Харак­те­рен для тех пар, кото­рые хотят «раз­но­об­ра­зия», остро­ты чувств и эмо­ций. Понят­но, что подоб­ное жела­ние новиз­ны воз­ни­ка­ет не на пустом месте: эго­и­сти­че­ская наце­лен­ность в бра­ке на свои жела­ния и потреб­но­сти, низ­кий уро­вень духов­но­сти дела­ют лег­ким путь поис­ка таких новых любов­ных пере­жи­ва­ний. Толь­ко какая им цена?

Тоталь­ный рас­пад семьи. Изме­на здесь резуль­тат созда­ния новой семьи, когда ста­рая семья вос­при­ни­ма­ет­ся как нежиз­не­спо­соб­ный, мерт­вый орга­низм. Дру­ги­ми сло­ва­ми, семья уже духов­но и эмо­ци­о­наль­но рас­па­лась, а изме­на ста­ла резуль­та­том рас­па­да отно­ше­ний на выс­ших уровнях.

Ири­на и Павел про­жи­ли вме­сте боль­ше пят­на­дца­ти лет. Сын окан­чи­вал инсти­тут, быт нала­жен, рабо­та ста­биль­ная, все, каза­лось бы, хоро­шо, но Ири­на узна­ет о том, что Павел изме­ня­ет ей с дру­гой уже несколь­ко лет. Поче­му? При более глу­бо­ком зна­ком­стве с этой семьей пони­ма­ешь, что не все так глад­ко в ней, как выгля­дит внешне.

По харак­те­ру Павел чело­век мяг­кий, спо­кой­ный, миро­лю­би­вый. Ири­на же — пря­мая про­ти­во­по­лож­ность: рез­кая, власт­ная, воле­вая. В самом нача­ле семей­ной жиз­ни вопрос о день­гах ост­ро не сто­ял, оба были моло­дые спе­ци­а­ли­сты — она учи­тель, он воен­ный, отслу­жил в Афга­ни­стане. Когда поже­ни­лись, ста­ли жить «как все» — поти­хонь­ку обжи­ва­лись мебе­лью, нала­жи­ва­ли быт. Но Ирине все­гда хоте­лось боль­ше­го — денег, поло­же­ния, сла­вы… Но как это­го добить­ся, если ты рабо­та­ешь педа­го­гом, а муж в силу сво­е­го харак­те­ра сло­ва рез­ко­го не ска­жет — какой же из него добытчик!

Осно­ва­тель­но пораз­мыс­лив, Ири­на реши­ла брать ини­ци­а­ти­ву в свои руки, ина­че они так и будут про­зя­бать, и счи­тать копей­ки до зар­пла­ты. Ири­на реши­ла делать карье­ру. В педа­го­ги­ке это было слож­но, поэто­му она устро­и­лась в рай­он­ный отдел обра­зо­ва­ния инспек­то­ром — свя­зи, зна­ком­ства, кто зна­ет, как это может при­го­дить­ся в жиз­ни. Ири­на была ответ­ствен­ным и испол­ни­тель­ным работ­ни­ком: задер­жи­ва­лась на рабо­те допозд­на, не отка­зы­ва­лась ни от какой работы.

Эта так­ти­ка сра­бо­та­ла: вско­ре Ири­ну заме­ти­ли и при­гла­си­ли рабо­тать в рай­он­ную адми­ни­стра­цию спе­ци­а­ли­стом — воз­мож­но­стей раз­вер­нуть­ся ста­ло боль­ше. Было толь­ко одно «но»… Заме­сти­тель гла­вы адми­ни­стра­ции сра­зу рас­ста­вил точ­ки над i: «Будешь рабо­тать здесь, и хоро­шо зара­ба­ты­вать толь­ко, если будешь со мной послуш­ной и лас­ко­вой… во всех отно­ше­ни­ях». Ири­на была в шоке: выбор сто­ял перед ней серьез­ный… но день­ги, карье­ра, нуж­но содер­жать семью. Ири­на сде­ла­ла свой выбор, она пере­шаг­ну­ла через себя и ста­ла зара­ба­ты­вать, день­ги пошли «кося­ком», появи­лись нуж­ные люди, свя­зи… Меч­ты ста­ли сбы­вать­ся. Толь­ко появи­лась одна про­бле­ма — харак­тер Ири­ны стал менять­ся: появи­лась жест­кость, цинизм, она при­об­ре­ла мас­су муж­ских при­вы­чек — не прочь была выпить, поку­рить, поси­деть в бане с полез­ны­ми людь­ми, обсу­дить проблемы.

Павел тер­пе­ли­во сно­сил все изме­не­ния в Ирине, а она все боль­ше и боль­ше «вхо­ди­ла во вкус». «Помой полы, сбе­гай в мага­зин, ты дол­жен быть мне бла­го­да­рен» — посто­ян­но слы­шал Павел от сво­ей супру­ги. И он бегал в мага­зин, мыл полы, но до опре­де­лен­но­го вре­ме­ни. Одна­жды его тер­пе­ние лоп­ну­ло; когда он встре­тил моло­дую мяг­кую жен­щи­ну с ребен­ком, то не стал дол­го думать — он бук­валь­но истос­ко­вал­ся по обыч­ной жен­ской ласке.

Когда все откры­лось, Ири­на недо­уме­ва­ла: «Поче­му? Ведь он все имел — я его оде­ва­ла, обу­ва­ла в самое луч­шее, устро­и­ла на рабо­ту?» Ири­на дей­стви­тель­но не пони­ма­ла истин­ной при­чи­ны изме­ны мужа, так как с ней про­изо­шла глу­бин­ная дефор­ма­ция — в соб­ствен­ном гла­зу она не смог­ла уви­деть бревна.

* * *

Слу­чай­ная связь. Изме­ны не харак­те­ри­зу­ют­ся регу­ляр­но­стью и глу­бо­ки­ми любов­ны­ми пере­жи­ва­ни­я­ми. Обыч­но они быва­ют спро­во­ци­ро­ва­ны опре­де­лен­ны­ми обсто­я­тель­ства­ми: настой­чи­вость парт­не­ра, удоб­ный слу­чай. В дан­ном слу­чае сра­ба­ты­ва­ет прин­цип «так полу­чи­лось». Но про­сто так ниче­го не полу­ча­ет­ся, нуж­на внут­рен­няя готов­ность и опре­де­лен­ные мораль­но-нрав­ствен­ные установки.

Одна­ко необ­хо­ди­мо пом­нить о том, что лежит в осно­ве изме­ны. Об этом подроб­но гово­рит игу­мен Геор­гий (Шестун): «Поче­му мы впа­да­ем в иску­ше­ния? Пото­му что вто­рой из супру­гов зача­стую непра­виль­но себя ведет. При­хо­дит муж с рабо­ты уста­лый и не встре­ча­ет той заслу­жен­ной похва­лы, забо­ты, лас­ки, отды­ха в семье. А жена тоже уста­ла, пото­му что вынуж­де­на сама хлеб зара­ба­ты­вать, — надеж­ды на то, что муж смо­жет содер­жать семью, у нее нет. Это все раз­дра­жа­ет, выво­дит чело­ве­ка из рав­но­ве­сия. Он ищет покоя где-то на стороне».

И самое глав­ное, под­чер­ки­ва­ет отец Геор­гий, надо пони­мать, что чаще все­го чело­век ухо­дит не к кому-то, а от кого-то. Поэто­му пер­вое, что нуж­но сде­лать в таком поло­же­нии, когда семья рушить­ся, — понять, что вино­ва­ты оба, и попы­тать­ся семью сохра­нить. Как это сде­лать? Испра­вить пове­де­ние, пока­ять­ся в том, что было непра­виль­ным, поста­рать­ся улуч­шить ситу­а­цию в семье.

Муж­чи­на дол­жен посмот­реть, как он хра­нит, содер­жит семью, жен­щи­на долж­на поду­мать, кем она для мужа явля­ет­ся; она долж­на опять стать жен­щи­ной, женой. Нуж­но вспом­нить, за что они друг дру­га полю­би­ли, и стать опять кра­си­вы­ми, покла­ди­сты­ми, сми­рен­ны­ми. Ведь чело­век не сра­зу все бро­са­ет и ухо­дит из семьи, как пра­ви­ло, это про­цесс дли­тель­ный, и не нуж­но под­тал­ки­вать к это­му шагу, нуж­но сде­лать все для того, что­бы в семье были вновь радость, покой, мир, любовь.

«Сохра­нив­шие семью обыч­но пони­ма­ют ее дра­го­цен­ность. Муж и жена через год, два, три могут ска­зать: «Какое сча­стье, что мы не наде­ла­ли глу­по­стей…» А когда семья рас­па­да­ет­ся, то печаль о пер­вом бра­ке, как пра­ви­ло, не поки­да­ет чело­ве­ка всю жизнь».

Вот такая муд­рая пози­ция, кото­рой, к сожа­ле­нию, всем нам в жиз­ни не хва­та­ет. Гораз­до про­ще вспы­лить, выплес­нуть эмо­ции, хлоп­нуть две­рью и уйти, но гораз­до слож­нее сдер­жать­ся, вовре­мя оста­но­вить­ся, оду­мать­ся и поста­рать­ся испра­вить ситуацию.

Одна­ко если раз­вод все же слу­ча­ет­ся, то само юри­ди­че­ское рас­тор­же­ние бра­ка явля­ет­ся, как пра­ви­ло, фина­лом доста­точ­но дли­тель­но­го про­цес­са, в ходе кото­ро­го рас­па­да­ют­ся свя­зи, соеди­ня­ю­щие муж­чи­ну и женщину.

Стадии разрыва отношений

Пер­вы­ми раз­ру­ша­ют­ся эмо­ци­о­наль­ные свя­зи. Выра­жа­ясь обы­ден­ным язы­ком, про­хо­дит любовь. В этом состо­я­нии семья может жить доста­точ­но дол­гое вре­мя, так как оста­ют­ся при­выч­ки, сте­рео­ти­пы, спло­чен­ность и мате­ри­аль­ные отношения.

Вто­рой сту­пе­нью рас­па­да явля­ет­ся физи­че­ский раз­вод, то есть пре­кра­ще­ние интим­ных отно­ше­ний. Эта сту­пень не обя­за­тель­но сле­ду­ет за пер­вой, так как интим­ные отно­ше­ния, вой­дя в при­выч­ку, могут под­дер­жи­вать­ся без замет­ной эмо­ци­о­наль­ной вовле­чен­но­сти супру­гов. Оправ­да­ни­ем для сохра­не­ния бра­ка на этой ста­дии обыч­но слу­жит пуб­лич­но выстав­ля­е­мое жела­ние поста­вить детей на ноги, брак сохра­ня­ет­ся яко­бы ради детей. Одна­ко нема­ло­важ­ную роль игра­ет при­выч­ка, быто­вая устой­чи­вость, стрем­ле­ние к ста­биль­но­сти и иму­ще­ствен­но-мате­ри­аль­ной страховке.

Нако­нец, в нашей стране нема­лую роль игра­ет жилищ­ный вопрос, невоз­мож­ность раз­ме­нять квар­ти­ру и иллю­зор­ность попы­ток при­об­ре­сти новую. Харак­тер­но, что если у одно­го из супру­гов есть воз­мож­ность уехать к роди­те­лям, то вопрос о рас­па­де семьи реша­ет­ся иначе.

Сле­ду­ю­щей ста­ди­ей явля­ет­ся фак­ти­че­ский раз­вод, ино­гда разъ­езд. Это пре­кра­ще­ние сов­мест­но­го веде­ния хозяй­ства, еди­но­го бюд­же­та, ино­гда — сов­мест­но­го вос­пи­та­ния детей. Фак­ти­че­ское раз­дель­ное про­жи­ва­ние зави­сит от воз­мож­но­стей одно­го из супру­гов най­ти себе отдель­ное жилье. По ряду сооб­ра­же­ний супру­ги могут закон­сер­ви­ро­вать свои брач­ные отно­ше­ния на такой ста­дии неопре­де­лен­но дол­го — до тех пор, пока кто-либо из раз­дель­но про­жи­ва­ю­щих супру­гов не выра­зит жела­ния всту­пить в новый брак.

Окон­ча­тель­ной ста­ди­ей раз­ры­ва брач­ных отно­ше­ний явля­ет­ся юри­ди­че­ский раз­вод. Он совер­ша­ет­ся в загсах или в суде. Раз­вод ста­но­вит­ся соци­аль­но окра­шен­ным, когда в этот про­цесс вовле­ка­ют­ся род­ствен­ни­ки, дру­зья пары. Дру­ги­ми сло­ва­ми, факт рас­па­да дол­жен стать все­об­щим досто­я­ни­ем, окру­жа­ю­щие так­же долж­ны при­спо­со­бить­ся к тому, что­бы пере­стать быв­шую пару вос­при­ни­мать как супругов.

Рас­став­ши­е­ся супру­ги пере­ра­ба­ты­ва­ют полу­чен­ный опыт раз­во­да и оста­ют­ся со сво­и­ми пере­жи­ва­ни­я­ми, вос­по­ми­на­ни­я­ми. В ито­ге они могут: при­ми­рить­ся с ситу­а­ци­ей, с собой, извлечь уро­ки, осо­знать свои ошиб­ки или уйти в нега­тив­ные эмо­ции (депрес­сию, уны­ние, само­би­че­ва­ние), что вле­чет за собой сры­вы, нев­ро­зы, пси­хо­со­ма­ти­че­ские расстройства.

После развода

Ситу­а­ция, кото­рая воз­ни­ка­ет после раз­во­да, назы­ва­ет­ся постраз­вод­ной ситу­а­ци­ей. Пси­хо­ло­ги уста­но­ви­ли, что раз­вод по сво­ей стрес­со­ген­но­сти сто­ит на пер­вом месте после смер­ти близ­ко­го чело­ве­ка. И дей­стви­тель­но, раз­вод — это не что иное, как смерть отно­ше­ний муж­чи­ны и жен­щи­ны, кото­рая, как пра­ви­ло, пере­жи­ва­ет­ся быв­ши­ми супру­га­ми очень тяже­ло и вызы­ва­ет огром­ное коли­че­ство нега­тив­ных послед­ствий. Пере­чис­лим основ­ные из них.

Ухуд­ше­ние усло­вий вос­пи­та­ния ребен­ка. В первую оче­редь раз­вод «бьет» по самым неза­щи­щен­ным чле­нам семьи — детям, кото­рые очень стра­да­ют в этой ситу­а­ции. Ино­гда пси­хо­ло­ги­че­ская трав­ма оста­ет­ся на всю жизнь.

Пси­хо­ло­ги дока­за­ли, что в зави­си­мо­сти от воз­рас­та дети по- раз­но­му пере­жи­ва­ют раз­вод роди­те­лей. Если дети не стар­ше 2–3 лет, воз­мож­но, раз­вод не ока­жет на них суще­ствен­но­го вли­я­ния. Дети в воз­расте 3,5–6 лет пере­но­сят раз­вод роди­те­лей очень тяже­ло, они не спо­соб­ны понять все­го про­ис­хо­дя­ще­го и неред­ко обви­ня­ют во всем себя. Ребе­нок 6–10 лет, роди­те­ли кото­ро­го раз­ве­лись, может испы­ты­вать к ним злость, агрес­сию и дол­го не про­хо­дя­щую оби­ду. В 10–11 лет у детей неред­ко воз­ни­ка­ет реак­ция забро­шен­но­сти и тоталь­ной зло­бы на весь мир. Если дети уже взрос­лые, то раз­вод на них может не повли­ять, одна­ко все рав­но вос­при­ни­ма­ет­ся негативно.

Как отме­ча­ет игу­мен Евме­ний, «..лишен­ные роди­тель­ско­го покро­ви­тель­ства и защи­ты, дети ста­но­вят­ся откры­той мише­нью для рас­ка­лен­ных стрел вра­га наше­го спа­се­ния. Кру­ше­ние роди­тель­ско­го авто­ри­те­та в семье неиз­беж­но при­во­дит к кра­ху вся­ко­го авто­ри­те­та в обще­стве. Вбить клин меж­ду поко­ле­ни­я­ми — вот чего доби­ва­ет­ся дья­вол. Раз­ру­шая отчий дом, разо­ряя семей­ный очаг, он выго­ня­ет ребен­ка на ули­цу с ее чер­да­ка­ми и под­ва­ла­ми, где дей­ству­ют зако­ны джун­глей. Сот­ни тысяч раз­ру­шен­ных семей в день, сот­ни тысяч детей, лишен­ных дет­ства, бро­шен­ных на про­из­вол судь­бы. Они не про­стят это­го взрос­лым, будут жесто­ко и бес­по­щад­но мстить тем, кто их бро­сил… Лишен­ные дет­ства, а зна­чит, и доб­ро­ты, мило­сер­дия, чело­веч­но­сти, эти озлоб­лен­ные дети объ­яв­ля­ют вой­ну про­тив отцов, бро­са­ют вызов все­му обществу».

После раз­во­да вста­ет неиз­беж­ная про­бле­ма: как сохра­нить отно­ше­ния меж­ду раз­ве­ден­ны­ми роди­те­ля­ми и детьми? По это­му пово­ду игу­мен Геор­гий (Шестун) гово­рит, что «раз­вод не лиша­ет ни одно­го из роди­те­лей прав отцов­ства и мате­рин­ства. В мисти­че­ском, духов­ном плане это­го ни один закон не может лишить. А от разум­но­сти людей зави­сит, как скла­ды­ва­ют­ся отно­ше­ния после раз­во­да; во вся­ком слу­чае, отец не дол­жен лишать сво­их детей попе­че­ния, если дети оста­ют­ся с мате­рью, и он дол­жен за них молить­ся. А мать долж­на по-преж­не­му хра­нить, вос­пи­ты­вать и раз­ви­вать сво­их детей».

В любом слу­чае роди­те­ли долж­ны сохра­нять ува­жи­тель­ные отно­ше­ния друг к дру­гу, в первую оче­редь сде­лать это ради детей. Совер­шен­но без­нрав­ствен­но не пус­кать к ребен­ку роди­те­ля, живу­ще­го в дру­гом месте, отдель­но от семьи. Это гово­рит об эмо­ци­о­наль­ной неза­вер­шен­но­сти раз­во­да, нали­чии оби­ды, жела­нии отомстить.

Дети тоже долж­ны про­яв­лять пони­ма­ние и ни в коем слу­чае не судить сво­их роди­те­лей, это не в их вла­сти. Что слу­чи­лось, то слу­чи­лось, нуж­но научить­ся вос­при­ни­мать ситу­а­цию реаль­но такой, какая она есть.

В чем же боль­ше все­го нуж­да­ет­ся ребе­нок из непол­ной семьи? На этот вопрос отве­ча­ет игу­мен Евме­ний. Дети нуж­да­ют­ся в том, чтобы:

- видеть, что роди­тель эмо­ци­о­наль­но здо­ров и уве­рен в будущем;

- иметь дом, в кото­ром есть поря­док, и ощу­ща­ет­ся ста­биль­ность, бла­го­да­ря муд­ро­му управ­ле­нию мате­ри (отца);

- иметь воз­мож­ность сво­бод­но выра­жать любовь к обо­им родителям;

- пом­нить, что они, дети, не вино­ва­ты в том, что роди­те­ли нахо­дят­ся в раз­во­де (так как часто дети часто берут вину за раз­вод на себя);

- полу­чать эмо­ци­о­наль­ную под­держ­ку и уте­ше­ние, когда это им будет необ­хо­ди­мо и иметь воз­мож­ность уте­шать других;

- научить­ся осо­зна­вать свои чув­ства и быть чест­ны­ми с сами­ми собой;

- иметь воз­мож­ность стро­ить отно­ше­ния с дру­ги­ми людь­ми, поми­мо родителя.

Сле­ду­ю­щая серьез­ная про­бле­ма, кото­рая часто воз­ни­ка­ет после раз­во­да, ухуд­ше­ние здо­ро­вья, уве­ли­че­ние веро­ят­но­сти забо­ле­ва­е­мо­сти и смерт­но­сти. Так, отме­че­но, что в тече­ние года после раз­во­да риск воз­ник­но­ве­ния забо­ле­ва­ний у раз­ве­ден­ных уве­ли­чи­ва­ет­ся на 30%, так как рез­ко пада­ет иммун­ный ответ. Раз­ве­ден­ные паци­ен­ты чаще жалу­ют­ся на голов­ные боли, моче­по­ло­вые рас­строй­ства и кож­ные забо­ле­ва­ния. В шесть раз чаще они посе­ща­ют пси­хи­ат­ра, пси­хо­те­ра­пев­та. Пси­хи­че­ские забо­ле­ва­ния у раз­ве­ден­ных муж­чин встре­ча­ют­ся в пять раз чаще, чем у семей­ных, у раз­ве­ден­ных жен­щин в 2,8 раза чаще, чем у тех жен­щин, кото­рые живут в семье. Муж­чи­ны пере­но­сят раз­вод болез­нен­нее, чем жен­щи­ны. Напри­мер, раз­ве­ден­ные муж­чи­ны в 3,13 раза чаще стра­да­ют пси­хи­че­ски­ми забо­ле­ва­ни­я­ми, нев­ро­за­ми, чем раз­ве­ден­ные жен­щи­ны. Ста­ти­сти­ка само­убийств у муж­чин после раз­во­да так­же намно­го пре­вы­ша­ет женскую.

Рост алко­го­ли­за­ции, нар­ко­ма­нии так­же явля­ют­ся рас­про­стра­нен­ны­ми послед­стви­я­ми раз­во­да. Понят­но, что эти состо­я­ния воз­ни­ка­ют при нали­чии опре­де­лен­ной готов­но­сти, у незре­лых, инфан­тиль­ных людей, дале­ких от церкви.

Появ­ле­ние серьез­ных пси­хо­ло­ги­че­ских про­блем, в част­но­сти, стра­ха близ­ких отно­ше­ний, когда люди боят­ся вновь «насту­пить на те же граб­ли», «обжечь­ся» и тща­тель­но избе­га­ют дове­ри­тель­ных кон­так­тов, огра­ни­чи­ва­ясь поверх­ност­ны­ми, ни к чему не обязывающими.

При­ве­дем пример.

За пле­ча­ми у Арка­дия было два неудав­ших­ся бра­ка. Пер­вый — по люб­ви, вен­чан­ный брак закон­чил­ся кра­хом: жена без каких-то объ­яс­не­ний про­сто выста­ви­ла мужа за порог. С ребен­ком общать­ся она кате­го­ри­че­ски запре­ти­ла. После это­го душев­ная боль была настоль­ко силь­ной, что Арка­дий не мог ни рабо­тать, ни общать­ся с дру­зья­ми. Он толь­ко лежал на диване и бес­цель­но гля­дел в пото­лок, а боль все не исчезала.

Помог­ла слу­чай­ная встре­ча с моло­дой жен­щи­ной, кото­рая так же, как и Арка­дий нуж­да­лась в помо­щи: ее, бере­мен­ную, из дома выгнал муж и теперь, она не зна­ла куда идти и что делать. «Това­ри­щи по несча­стью» реши­ли жить вме­сте, что­бы хоть как-то спра­вить­ся каж­дый со сво­ей болью. Отно­ше­ния ни к чему не обя­зы­ва­ли — люб­ви в них не было. Истос­ко­вав­шись по сво­е­му сыну, Арка­дий неожи­дан­но для себя испы­тал глу­бо­кие чув­ства к родив­шей­ся вско­ре девоч­ке, кото­рая ста­ла для него как род­ная. Забо­ты о малыш­ке помог­ли муж­чине как-то спра­вить­ся с депрес­си­ей и болью. Одна­ко с каж­дым днем нарас­та­ло ощу­ще­ние неудо­вле­тво­рен­но­сти: «Неуже­ли в моей жиз­ни боль­ше не будет люб­ви?» — думал Арка­дий. Ему ста­но­ви­лось страш­но от этой мысли.

Но все вышло ина­че — совер­шен­но неожи­дан­но он встре­тил моло­дую при­вле­ка­тель­ную жен­щи­ну, кото­рая бук­валь­но пере­вер­ну­ла всю его жизнь. Арка­дий нико­гда не пред­по­ла­гал, что такое воз­мож­но — вот так сра­зу, с голо­вой влю­бить­ся. То же самое испы­ты­ва­ла и Окса­на. Чув­ства так пере­пол­ня­ли моло­дых людей, что, недол­го думая, они ста­ли жить вме­сте. Пер­вые дни про­ле­те­ли как одно счаст­ли­вое мгно­ве­нье. Про­бле­мы нача­лись вско­ре, неожи­дан­но для обо­их. Вско­лых­ну­лись ста­рые оби­ды и стра­хи Арка­дия, кото­рый так и не смог до кон­ца про­стить свою первую жену. «Все вы, жен­щи­ны, обман­щи­цы, — часто гово­рил он Оксане, — вам нель­зя дове­рять». Понят­но, что ей было боль­но слы­шать эти сло­ва, ведь она всей душой при­ки­пе­ла к Аркадию.

Не помо­га­ли и логи­че­ские аргу­мен­ты и убеж­де­ния в истин­но­сти чувств со сто­ро­ны Окса­ны — муж­чи­на замы­кал­ся в себе все боль­ше и боль­ше. С каж­дым днем он стал отда­лять­ся от нее, пыта­ясь бес­со­зна­тель­но убе­речь­ся от повто­ре­ния воз­мож­ной боли. Окса­на толь­ко пла­ка­ла. Отно­ше­ния зашли в тупик, и тогда Арка­дий при­нял реше­ние пожить одно­му — разо­брать­ся, как он объ­яс­нял, в себе. А на самом деле, он испу­гал­ся, его бук­валь­но тис­ка­ми сжал страх, воз­ни­кав­ший толь­ко при одной мыс­ли: «А вдруг опять ниче­го не полу­чит­ся?» И он стал отвер­гать, опе­ре­жая удар, что­бы не отверг­ли его. Сколь­ко вре­ме­ни потре­бу­ет­ся муж­чине, что­бы осво­бо­дить­ся от пара­ли­зу­ю­щих волю эмо­ций — это­го никто не знает.

* * *

По резуль­та­там одно­го из опро­сов, 45% муж­чин и 35% жен­щин сожа­ле­ли после раз­во­да о рас­па­де сво­е­го бра­ка, 10% опро­шен­ных муж­чин и 8,5% жен­щин вооб­ще хоте­ли вос­ста­но­вить раз­ру­шен­ную семью. В дру­гом иссле­до­ва­нии на вопрос «Мож­но ли было предот­вра­тить ваш раз­вод?» утвер­ди­тель­но отве­ти­ли 68% муж­чин и 44% жен­щин, что сви­де­тель­ству­ет о неод­но­знач­ных чув­ствах к быв­ше­му супру­гу. В 46% из чис­ла обсле­до­ван­ных семей один из супру­гов (чаще муж) на момент пода­чи заяв­ле­ния о рас­тор­же­нии бра­ка испы­ты­вал ско­рее пози­тив­ные чув­ства к парт­не­ру, а в каж­дой пятой паре (21%) оба супру­га испы­ты­ва­ли эмо­ци­о­наль­ную при­вя­зан­ность друг к дру­гу. Дру­ги­ми сло­ва­ми, лег­ко сло­мать то, что созда­ва­лось года­ми, труд­но создать новое, и все­гда боль­но, когда рушит­ся семья, раз­ры­ва­ет­ся ее живая плоть.

Семья, воз­ни­ка­ю­щая в резуль­та­те раз­во­да, назы­ва­ет­ся непол­ной. Чаще все­го это семья, состо­я­щая из мате­ри и ребен­ка (или детей), реже отца и детей, хотя и такое быва­ет. Такая семья испы­ты­ва­ет серьез­ные труд­но­сти. В первую оче­редь они свя­за­ны с необ­хо­ди­мо­стью выстра­и­вать новую систе­му отно­ше­ний с род­ствен­ни­ка­ми, соци­аль­ным окру­же­ни­ем, пере­смат­ри­вать источ­ни­ки мате­ри­аль­ных ресурсов.

Чаще все­го ситу­а­ция реша­ет­ся так, что гла­ва непол­ной семьи ухо­дит к сво­им роди­те­лям, кото­рые пожа­ле­ют, помо­гут. Но есть одно суще­ствен­ное «но»: часто роди­те­ли раз­ве­ден­но­го супру­га или супру­ги склон­ны отно­сить­ся к ним не как к мате­ри или отцу, а как к доче­ри или сыну, кото­рые неудач­но «схо­ди­ли» замуж (жени­лись) и вер­ну­лись с повин­ной головой.

Часты в этом слу­чае роди­тель­ские упре­ки типа: «Мы же пре­ду­пре­жда­ли тебя, что ниче­го хоро­ше­го их это­го бра­ка не вый­дет». Все это, конеч­но, не спо­соб­ству­ет улуч­ше­нию эмо­ци­о­наль­но­го состо­я­ния раз­ве­ден­ных супру­гов. Воз­мож­ны так­же нару­ше­ния авто­но­мии преж­ней семьи, раз­ру­ше­ние авто­ри­те­та родителя.

В неко­то­рых слу­ча­ях роди­тель, не справ­ля­ю­щий­ся с нагруз­кой, может обра­тить­ся за помо­щью к стар­ше­му ребен­ку и пере­ло­жить на него функ­ции гла­вы семьи. В этом слу­чае может воз­ник­нуть пере­вер­ну­тая иерар­хия, когда ребе­нок выпол­ня­ет функ­ции отца или мужа (есть даже тер­мин «обро­ди­тель­ные дети»). Понят­но, что это может повлечь за собой пере­груз­ки и сры­вы у тако­го рано повзрос­лев­ше­го, но все-таки ребен­ка. Но если ребе­нок вой­дет в роль стар­ше­го в семье, в слу­чае повтор­но­го бра­ка, он с тру­дом смо­жет отка­зать­ся от сво­е­го при­ви­ле­ги­ро­ван­но­го поло­же­ния, что тоже созда­ет серьез­ные проблемы.

Через неко­то­рое вре­мя люди, «зале­чив раны» могут отва­жить­ся на новый брак, наде­ясь, что в нем все будет по-дру­го­му, ста­рые ошиб­ки точ­но не повто­рят­ся. Пра­во­слав­ная Цер­ковь, учи­ты­вая нашу немощь, допус­ка­ет вто­рые бра­ки. В свя­зи с этим может воз­ник­нуть вопрос: а быва­ют ли они счаст­ли­вы­ми? Свя­щен­ник Андрей Овчин­ни­ков так отве­ча­ет на этот вопрос: «У Бога все быва­ет… Когда пер­вый брак заклю­чен по лег­ко­мыс­лию, без роди­тель­ско­го сове­та, без бла­го­сло­ве­ния духов­ни­ка, его и бра­ком-то назвать нель­зя. Это, ско­рее, жиз­нен­ная ошиб­ка. И если чело­век пока­ял­ся в ней, очи­стил­ся воз­дер­жа­ни­ем, мно­гое пре­тер­пел, то, конеч­но, вто­рой раз он сде­ла­ет свой выбор обду­ман­но, и, хочет­ся верить, что такой брак будет счаст­ли­вым, при­ме­ры тому есть».

Это духов­ная сто­ро­на вопро­са, что каса­ет­ся пси­хо­ло­ги­че­ско­го под­тек­ста вто­ро­го бра­ка, то здесь суще­ству­ет мно­же­ство «под­вод­ных кам­ней». Часто в новой семье сра­ба­ты­ва­ют ста­рые сте­рео­ти­пы, кото­рые дей­ству­ют бес­со­зна­тель­но. Чело­век, не осо­знав­ший их, с удив­ле­ни­ем может уви­деть, что в новой семье все идет в точ­но­сти, как в ста­рой: те же кон­флик­ты, те же выяс­не­ния отно­ше­ний. Это гово­рит о том, что люди не осо­зна­ют сво­их про­блем, нере­шен­ных кон­флик­тов и начи­на­ют обви­нять ново­го супруга.

В новой семье зача­стую дамо­кло­вым мечом висит неглас­ная уста­нов­ка: «Ты дол­жен быть луч­ше, чем преды­ду­щий супруг». Дру­ги­ми сло­ва­ми, к новым супру­гам могут предъ­яв­лять­ся завы­шен­ные тре­бо­ва­ния, кото­рые спо­соб­ны серьез­но подо­рвать отношения.

Серьез­ной про­бле­мой могут стать отно­ше­ния с детьми от преды­ду­щих бра­ков. Поэто­му реаль­ным выхо­дом из этой ситу­а­ции будет все же пер­вич­ное нали­чие инте­ре­са, эмо­ци­о­наль­ной вовле­чен­но­сти в жизнь ребен­ка и уже потом выстра­и­ва­ние отно­ше­ний авто­ри­те­та. Ведь ува­же­ние ребен­ка надо заслу­жить, его не купишь подар­ка­ми, не заво­ю­ешь силой, угро­за­ми. По-насто­я­ще­му дей­ствен­ной может быть толь­ко любовь.

Очень важ­ным в новой семье явля­ет­ся выстра­и­ва­ние отно­ше­ний един­ства, дове­рия, при­ня­тия; важ­ны новые тра­ди­ции и осо­бен­но духов­ное еди­не­ние чле­нов семьи. Сов­мест­ное воцер­ко­в­ле­ние, посе­ще­ние цер­ков­ных празд­ни­ков, служб, нали­чие одно­го духов­но­го настав­ни­ка у чле­нов семьи может высту­пить тем свя­зу­ю­щим нача­лом, кото­рое сде­ла­ет семью еди­ным целым.

Часть III. Родители и дети

Глава 1. Личность ребенка в семье

Имен­но в семье фор­ми­ру­ют­ся основ­ные лич­ност­ные каче­ства ребен­ка. Глав­ный вос­пи­та­тель­ный фак­тор — без­услов­ная роди­тель­ская любовь

Роди­те­ли долж­ны быть таки­ми, каки­ми они хотят видеть сво­их детей — не на сло­вах, а на деле. Они долж­ны учить детей при­ме­ром сво­ей жизни.

Из днев­ни­ка свя­той муче­ни­цы и стра­сто­тер­пи­цы цари­цы Алек­сан­дры о зна­че­нии семьи и семей­ной жизни

Рож­де­ние и вос­пи­та­ние детей — основ­ная зада­ча супру­гов. Дети — это дар Божий, а не обу­за, как сей­час мно­гие считают.

«Вот насле­дие от Гос­по­да: дети; награ­да от Него — плод чре­ва. Что стре­лы в руке силь­но­го, то сыно­вья моло­дые. Бла­жен чело­век, кото­рый напол­нил ими кол­чан свой! Не оста­нут­ся они в сты­де, когда будут гово­рить с вра­га­ми в воро­тах» (Пс. 126, 3–5).

К сожа­ле­нию, не мно­гие семьи риску­ют сего­дня «напол­нять свой кол­чан» — кол­чан семей­но­го оча­га — боль­шим коли­че­ством детей. Мно­го­дет­ная семья для нас ред­кость, исклю­че­ние из пра­вил. Как пра­ви­ло, роди­те­ли моти­ви­ру­ют свое неже­ла­ние обре­ме­нять себя детьми мате­ри­аль­ны­ми труд­но­стя­ми, неспо­кой­ной обста­нов­кой: «Дети-то какие сего­дня идут, про­блем­ные, слож­ные, жест­кие, небла­го­дар­ные… с ними столь­ко хлопот».

Но, как извест­но, «про­блем­ные», «труд­ные», «непо­слуш­ные» дети, так же как дети «с ком­плек­са­ми», «заби­тые», «несчаст­ные», все­гда резуль­тат непра­виль­ных отно­ше­ний в семье.

Лич­ность ребен­ка высту­па­ет свое­об­раз­ным зер­ка­лом, отра­жа­ю­щим скры­тое и явное вли­я­ние семьи. Внут­рен­ний мир ребен­ка, как отме­ча­ет Т.А. Фло­рен­ская, это все­гда отра­же­ние мира внеш­не­го. А внеш­ний мир ребен­ка — его семья.

По сло­вам свя­щен­ни­ка Вален­ти­на Мар­ко­ва, ребе­нок вырос не сам по себе. Он как веточ­ка на дере­ве, кото­рое кор­ня­ми ухо­дит в глу­би­ну про­шло­го. И про­бле­мы моло­до­го росточ­ка — это про­бле­мы поч­вы, на кото­рой он рас­тет. Дере­во семьи пита­ет­ся сока­ми роди­тель­ской люб­ви. Те, кто хочет дей­стви­тель­но спра­вить­ся с про­бле­ма­ми детей, пусть посмот­рит, преж­де все­го, на себя.

В вос­пи­та­нии детей семья не может быть заме­не­на ника­ки­ми дру­ги­ми соци­аль­ны­ми инсти­ту­та­ми. Имен­но семья фор­ми­ру­ет базо­вые струк­ту­ры лич­но­сти ребен­ка, его отно­ше­ние к себе, миру, систе­му цен­но­стей. Каким же обра­зом про­ис­хо­дит это влияние?

Развитие личности ребенка

Во-пер­вых, сра­ба­ты­ва­ет так назы­ва­е­мый меха­низм запе­чат­ле­ния (имприн­тин­га): бес­со­зна­тель­ное усво­е­ние базо­вых роди­тель­ских уста­но­вок, сте­рео­ти­пов пове­де­ния, куль­тур­ных норм и цен­но­стей, эмо­ци­о­наль­ных пат­тер­нов, духов­ной атмо­сфе­ры семьи. Ребе­нок, слов­но губ­ка, впи­ты­ва­ет внут­ри­се­мей­ную атмо­сфе­ру, при­чем это про­ис­хо­дит с само­го ран­не­го возраста.

Пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский гово­рил: «Нын­че учить нико­го не надо. Все уче­ные. Надо пока­зы­вать». И дей­стви­тель­но, вся жизнь роди­те­лей явля­ет­ся живым при­ме­ром для их детей. В конеч­ном ито­ге, вос­пи­та­ние — это сов­мест­ное про­хож­де­ние с ребен­ком его соб­ствен­но­го пути.

В био­ло­гии изве­стен эффект «при­кле­и­ва­ния» толь­ко что вылу­пив­ше­го­ся из яйца гусен­ка: он при­вя­зы­ва­ет­ся к пер­во­му дви­жу­ще­му­ся пред­ме­ту, кото­рый уви­дит. Если мате­ри-гусы­ни не ока­жет­ся рядом, гусе­нок может «при­кле­ить­ся» к любо­му дви­жу­ще­му­ся объ­ек­ту, как оду­шев­лен­но­му, так и неоду­шев­лен­но­му. Эта осо­бен­ность сохра­ня­ет­ся все­го несколь­ко секунд после того, как пте­нец вылу­пит­ся из яйца. Если упу­стить это мгно­ве­нье, эффект «при­кле­и­ва­ния» утра­чи­ва­ет­ся. Так и в жиз­ни ребен­ка суще­ству­ет опре­де­лен­ный пери­од вре­ме­ни, тре­бу­ю­щий забо­ты, вни­ма­ния, вос­пи­та­ния со сто­ро­ны роди­те­ля, когда он спо­со­бен впи­ты­вать, под­ра­жать, сле­до­вать, при­ни­мать на веру, дру­ги­ми сло­ва­ми, «при­кле­ить­ся». Глав­ное для роди­те­лей не опоз­дать, не про­пу­стить это вре­мя, ина­че потом уже будет не вос­пи­та­ние, а пере­вос­пи­та­ние. А, как извест­но, пере­вос­пи­ты­вать все­гда тяже­ло, если не бес­по­лез­но. У детей потреб­ность в «при­кле­и­ва­нии» явля­ет­ся есте­ствен­ной. Они нуж­да­ют­ся в том, что­бы кто-то ока­зы­вал им вни­ма­ние, нахо­дил­ся рядом с ними. И если у роди­те­лей не будет такой воз­мож­но­сти, то душев­ный ваку­ум ребен­ка обя­за­тель­но будет запол­нен какой-либо дру­гой при­вя­зан­но­стью. Хоро­шо, если рядом ока­жет­ся поря­доч­ный чело­век, а если нет? И мно­гие роди­те­ли спо­хва­ты­ва­ют­ся, когда уже быва­ет слиш­ком позд­но. Ребе­нок, не полу­чив­ший дома люб­ви и теп­ла, ищет их на сто­роне и ста­но­вит­ся лег­кой добы­чей злых сил.

Дру­гой фак­тор — сло­во. «В нача­ле было Сло­во…» Через обще­ние ребе­нок фор­ми­ру­ет основ­ные смыс­лы, кото­рые впо­след­ствии созда­ют уни­каль­ную когни­тив­ную кар­ту. Эти свер­ну­тые смыс­ло­вые сгуст­ки во мно­гом опре­де­ля­ют основ­ные жиз­нен­ные стра­те­гии чело­ве­ка, фор­ми­ру­ют инди­ви­ду­аль­ную духов­ную матрицу.

Очень важ­но роди­те­лям быть осто­рож­ны­ми в отно­ше­нии слов, кото­рые они про­из­но­сят. Быва­ет, что сго­ря­ча сорвут­ся гру­бые сло­ва, хочет­ся вер­нуть их обрат­но, но дело-то сде­ла­но… и оса­док оста­ет­ся надолго.

Инте­ри­о­ри­за­ция (внут­рен­нее усво­е­ние) муж­ско­го и жен­ско­го начал. Внут­рен­няя пред­став­лен­ность обра­зов мате­ри и отца во мно­гом опре­де­лит буду­щие отно­ше­ния с муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми вооб­ще. Чем более гар­мо­нич­на роди­тель­ская семья: муже­ствен­ный отец, жен­ствен­ная мать, чле­ны семьи нахо­дят­ся в отно­ше­ни­ях разум­ной иерар­хич­но­сти и сопод­чи­нен­но­сти — тем боль­ше веро­ят­ность буду­щих гар­мо­нич­ных отно­ше­ний у ребенка.

Нали­чие без­услов­ной люб­ви к ребен­ку. Имен­но этот момент явля­ет­ся реша­ю­щим в ста­нов­ле­нии любой лич­но­сти и опре­де­ля­ет состо­я­ние духов­но­го и физи­че­ско­го здо­ро­вья в буду­щем. «Полю­би ближ­не­го как само­го себя…» Толь­ко без­услов­ная роди­тель­ская любовь созда­ет ту бла­го­дат­ную атмо­сфе­ру, кото­рой про­пи­ты­ва­ет­ся ребе­нок и впо­след­ствии несет в мир. Про­то­и­е­рей Борис Ничи­по­ров гово­рил о том, что «…если кто из нас, взрос­лых, огля­нет­ся назад и уви­дит в сво­ем дет­стве: свет, теп­ло, любовь… — тогда это и будет глав­ным досто­я­ни­ем жизни».

Таким обра­зом, все эти фак­то­ры фор­ми­ру­ют духов­но-душев­но-телес­ную гар­мо­нию (или дис­гар­мо­нию) лич­но­сти ребен­ка. Семья слу­жит той поч­вой, из кото­рой «вырас­та­ют» прак­ти­че­ски все побе­ги дет­ской пси­хи­ки. Что же фор­ми­ру­ет в ребен­ке семья? Попро­бу­ем отве­тить на этот вопрос.

Качества, обусловленные семьей

Семья фор­ми­ру­ет базо­вое чув­ство без­опас­но­сти по отно­ше­нию к миру и к людям, если раз­ви­тие и вос­пи­та­ние ребен­ка про­ис­хо­дит бла­го­при­ят­но, или же наобо­рот — базо­вое чув­ство недо­ве­рия, кото­рое слу­жит осно­вой для воз­ник­но­ве­ния раз­лич­ных слож­но­стей в более взрос­лом воз­расте, той приз­мой, через кото­рую ребе­нок вос­при­ни­ма­ет окру­жа­ю­щий мир как тре­вож­ный, враж­деб­ный, несу­щий угрозу.

Семья фор­ми­ру­ет основ­ные моде­ли роди­тель­ско­го пове­де­ния и типы соб­ствен­но­го пове­де­ния. Роди­те­ли вли­я­ют на пове­де­ние ребен­ка, поощ­ряя или осуж­дая опре­де­лен­ные сте­рео­ти­пы, а так­же при­ме­няя нака­за­ния или под­дер­жи­вая ребенка.

Семья помо­га­ет ребен­ку при­об­ре­сти необ­хо­ди­мый жиз­нен­ный опыт. Дети, чей жиз­нен­ный опыт вклю­чал широ­кий набор раз­лич­ных ситу­а­ций и кото­рые научи­лись справ­лять­ся с про­бле­ма­ми обще­ния, нахо­дить ком­про­мис­сы, про­щать, радо­вать­ся, будут луч­ше дру­гих детей адап­ти­ро­вать­ся к новой обста­нов­ке и поло­жи­тель­но реа­ги­ро­вать на про­ис­хо­дя­щие вокруг перемены.

Семья фор­ми­ру­ет у ребен­ка базо­вые смыс­ло­вые поня­тия. В первую оче­редь, это:

- отно­ше­ние к себе;

- стиль отно­ше­ний с дру­ги­ми людьми;

- пред­став­ле­ния о себе как о муж­чине или женщине;

- нрав­ствен­ные цен­но­сти, пред­став­ле­ние о том, «что такое хоро­шо и что такое плохо»;

- жиз­нен­ные смыслы;

- стрем­ле­ния, идеалы;

- чув­ство свя­зи поко­ле­ний, ощу­ще­ние сопри­част­но­сти к сво­е­му наро­ду, Родине.

Семья помо­га­ет ребен­ку учить­ся общать­ся. Обще­ние в семье поз­во­ля­ет ребен­ку выра­ба­ты­вать соб­ствен­ные взгля­ды, нор­мы, уста­нов­ки и идеи, а так­же выра­ба­ты­вать ком­му­ни­ка­тив­ные навы­ки: стиль обще­ния, спо­соб­ность к ком­про­мис­сам. Раз­ви­тие ребен­ка будет зави­сеть от того, насколь­ко хоро­шие усло­вия для обще­ния предо­став­ле­ны ему в семье, а так­же от чет­ко­сти и ясно­сти коммуникации.

Семья фор­ми­ру­ет эмо­ци­о­наль­ные каче­ства лич­но­сти ребен­ка. Эмо­ци­о­наль­ный стиль семьи вли­я­ет на фор­ми­ро­ва­ние эмо­ци­о­наль­ной сфе­ры ребен­ка. Сво­бод­ная экс­прес­сия эмо­ций или эмо­ци­о­наль­ная сдер­жан­ность, запрет на выра­же­ние эмо­ций фор­ми­ру­ют базо­вые эмо­ци­о­наль­ные сте­рео­ти­пы лич­но­сти ребенка.

Таким обра­зом, семья — осно­ва жиз­ни ребен­ка и ничем ее заме­нить нель­зя. Базо­вым момен­том, фор­ми­ру­ю­щим лич­ность ребен­ка, высту­па­ет роди­тель­ская любовь. Пого­во­рим об этом более подробно.

Эмоциональное отношение к ребенку

Может пока­зать­ся стран­ным, но при­хо­дит­ся гово­рить о видах роди­тель­ской люб­ви. Любовь насто­я­щая одна, а сур­ро­га­тов мно­го. Во мно­гих семьях под любовь мас­ки­ру­ет­ся что-то еще, очень дале­кое от истин­но­го чув­ства. И это нано­сит непо­пра­ви­мый вред. Поэто­му очень важ­но понять: а что такое насто­я­щая любовь к ребен­ку и какие сур­ро­га­ты роди­тель­ской люб­ви бывают?

Вот основ­ные виды эмо­ци­о­наль­но­го отно­ше­ния роди­те­лей к ребенку:

- без­услов­ное эмо­ци­о­наль­ное при­ня­тие (любовь, несмот­ря ни на что);

- услов­ное эмо­ци­о­наль­ное при­ня­тие (любов