Моя встреча с Богом <br><span class="bg_bpub_book_author">Артемий</span>

Моя встреча с Богом
Артемий

Здравствуйте.

Конечно, к православию я шел всю свою жизнь. Основы заложили мои родители, когда в детстве читали мне сказки про русских богатырей Илью Муромца и Алешу Поповича. Уже тогда в моем детском сознании появилось понятие Родины и какое-то подсознательное чувство исторических, духовных корней.

Далее была школа, пионерское детство, вера в рай на земле, и непререкаемый авторитет тов. Ленина.

На эпоху перестройки приходится обращение в православие моей мамы. Примерно в 10 летнем возрасте меня крестили. Плохо помню этот период, но известно одно ‒ мое православие на тот момент заключалось в ношении нательного крестика.

За два года до окончания школы начался активный, но пока еще бессознательный поиск истины, своей, собственной истины, удобной мне. Выразилась она в пагубной уверенности в том, что, во-первых, я живу пока только на черновик, настоящая жизнь где-то еще впереди; во-вторых, в том, что «надо взять от жизни все», т.е. доставлять себе как можно больше удовольствия любыми способами.

Попались под руку книги Кастанеды, которые явились для меня откровением, весь мир для меня предстал «в своей многогранности и мистической полноте», я стал носителем «тайны». У меня были «сподвижники» ‒ мои друзья, с которыми я со всем подростковым сладострастием начал предаваться всякого рода порокам, свойственным и нынешнему времени ‒ начиная от наркотиков, заканчивая беспорядочными связями. «Философская база» укреплялась со временем. Я узнал о битниках, о времени сексуальной революции в Америке, о ее «героях», ставших для меня кумирами. Я чувствовал себя «апостолом» этого духа, и искренне старался всей своей жизнью демонстрировать этот дух «истины». Многие из моего окружения пострадали, многим я навредил, и в первую очередь ‒ самому себе.

В институтский период я вел все такую же веселую жизнь, «благо» и там хватало моих «единомышленников». На 3‑м курсе заработал гепатит С, что не остановило мои наркотические изыскания. Увидеть пропасть, на краю которой я оказался мне помогло еще одно событие. Оно было прямым результатом моего легкомысленного отношения к девушкам. То, что человек, с которым мне было приятно «развлекаться», который давал мне почувствовать, что я «реально живу», что я «мужчина», положение этой девушки заставило меня взглянуть правде в глаза ‒ я не готов на ней жениться, потому, что женятся в основной жизни, а в той, которая на черновик ‒ только развлекаются и веселятся. Но нам было совсем невесело. Я сделал для себя еще одно открытие, что никакой я не мужчина, а трус и подлец. Так, открытие за открытием, я и подошел к пропасти, когда не за что зацепиться, и тебе в твоей личной драме, которую можно назвать потерей веры в себя и в смысл существования, тебе никто не может помочь ‒ ни родители, ни друзья, никто. Чувство отчаяния, которое меня тогда охватило, было всепоглощающим. В прямом смысле мне свет был не мил, потому что я не мог смотреть людям в глаза ‒ все в природе было для меня живым укором. И только состояние безысходности заставило меня обратиться к давно сверженному мною авторитету ‒ РОДИТЕЛЬСКОЙ ЛЮБВИ. Моя дорогая мама, от нее во многом зависел в семье духовный и душевный настрой. Я задал маме вопрос: как начать жизнь снова? Я готов был сделать что угодно, лишь бы моя предыдущая жизнь стала сном, а предо мной открылась прямая светлая дорога. Ее ответ был прост ‒ покаяние. Мама меня за руку, отвела в храм на мою первую исповедь. В это же время мне «случайно» попалась книжка аввы Дорофея, «некоего архаичного чудака», в котором я попытался найти некую духовную альтернативу Кастанедам и прочим, правда без особой надежды, что кто-то из такого далекого прошлого мне поможет. Книга рассказывала о разных видах лжи. И, о чудо, постепенно втягиваясь в чтение я начал явно ощущать, что каждая строчка этой книги написана специально для меня и обо мне, и как будто бы не сотни лет назад, а сегодня. Я просидел всю ночь напролет над этой благословенной книгой и над своими фотографиями, расставляя их в хронологическом порядке. Вся моя жизнь предстала перед моими глазами ‒ вначале на меня смотрел с фотографий мальчик с чистым, наивным, безобидным взором. И чем дальше, тем сильнее вместе с возрастом менялся взгляд этого человека. Окружающая обстановка также менялась. Домашняя, добрая, спокойная обстановка стала «уличной», лихой. Всю ночь проплакал над фотографиями и по своей загубленной юности.

Потом было причастие и чудо, масштаб которого для моей жизни до сих пор меня приводит в состояние благоговения. Моя встреча с Господом Богом Иисусом Христом. Все предыдущие события происходили Великим постом. Но в Пасху, кажется на Светлой седмице, наступил момент, когда Господь вошел в мое сердце, у меня не было никаких сомнений в реальности Его существования. Все на что я смотрел, все что я чувствовал ‒ все это было проникнуто непередаваемой Любовью, я это реально видел, хотя по сути ничего в мире не изменилось. Всякий человек, которого я встречал с тех пор был для меня чудом, как ангел во плоти. Я смотрел на этого человека и мне хотелось сделать для него что-то хорошее, я чувствовал, что этот человек имеет непосредственное отношение ко мне, что существует очевидная, но при этом непостижимая до конца связь между нами ‒ Любовь Божия, Бог нас освещал как солнце. Я мог долго стоять перед деревом и испытывая умиление от того как премудро, красиво и гармонично Господь все устроил в природе. Всякое Божие творение вызывало во мне прославление Создателя. Каждое мое утро начиналось с чувства непередаваемой радости, что я вступаю в новый Божий День. В те благословенные дни ничто не могло поколебать моего счастья. Бывали ночи, которые я проводил в компаниях среди пьющих и употребляющих наркотики друзей ‒ и я не испытывал ни доли осуждения к ним, только очень хотелось что-то изменить в их жизни. Я всем дарил книгу аввы Дорофея, наивно полагая, что это будет универсальным ключем к сердцу каждого человека для познания истины. Люди, которые хотели причинить мне зло ‒ не оставляли в моем сердце болезненного следа унижения. Все было наполнено смыслом, а главное я был свободен в Боге. Моя 8‑летняя привычка курить отпала как-то сама собой, хотя раньше я много раз пытался безуспешно бросить курить. О наркотиках и говорить нечего. Несколько месяцев продолжалось мое блаженное состояние, когда мне хотелось всякого встречного на улице обнять и сказать, что Господь с нами и Он нас любит. Постепенно, очень незаметно и мягко это состояние потеряло свою яркость, и вот теперь три года спустя я обычный прихожанин православного храма, временами меня так же, как и раньше беспокоят известные всем нам страсти, и каждый раз передо мной открывается возможность выбора, две дороги. Далеко не всегда, к сожалению, мой выбор оказывается верным… Но у меня есть главное ‒ я теперь знаю о себе правду, знаю, что Христос победил и ради меня тоже. Слава Тебе Господи за все!

Комментировать