Рассказ бывшей буддистки

Рассказ бывшей буддистки

Рассказ бывшей буддистки

– Здрав­ствуй­те, в эфи­ре пере­да­ча «Мой путь к Богу», сего­дня у нас в сту­дии Татья­на, мед­сест­ра, рабо­та­ю­щая в одной из мос­ков­ских боль­ниц, и насколь­ко я пом­ню, впер­вые у нас гости из сфе­ры меди­ци­ны. Обыч­но мы начи­на­ем с само­го ран­не­го, с предыс­то­рии, для того, что­бы были понят­ны кор­ни той ситу­а­ции, в кото­рой чело­век при­шел к Богу. Как в Вашем слу­чае? Пред­по­ло­жу, как и в боль­шин­стве совет­ских семей, у Вас роди­те­ли были дале­ки от веры, и в дет­стве Вы не полу­ча­ли цер­ков­но­го вос­пи­та­ния, это верно?

– Это вер­но. Мои роди­те­ли не дава­ли мне ника­ко­го цер­ков­но­го вос­пи­та­ния, и Церк­ви я не зна­ла, и имя Бога я не веда­ла, но некий мисти­че­ский опыт все-таки я все­гда ощу­ща­ла в сво­ей жиз­ни. Мне посто­ян­но сни­лись какие-то сны, и я все­гда при­да­ва­ла это­му какое-то боль­шое зна­че­ние. Но в ту пору о кре­ще­нии я даже не веда­ла, Церк­ви я не заме­ча­ла, и когда пер­вый раз я с этим столк­ну­лась, а это было в семье, с девоч­кой из кото­рой мы дру­жи­ли, я при­шла к ним домой, и ее отец при­шел. Будучи уже взрос­лым чело­ве­ком, ему было уже дале­ко за сорок, он при­шел такой радост­ный и стал рас­ска­зы­вать о чем-то мне неве­до­мом: о кре­ще­нии, о Боге. И тут про­зву­ча­ло имя впер­вые: Иисус Хри­стос, и меня это так заде­ло, и боль­ше у меня эта мысль не ухо­ди­ла из голо­вы, и после это­го это погна­ло меня в Цер­ковь, я при­ня­ла Таин­ство Кре­ще­ния. Без под­го­тов­ки, ника­кой инфор­ма­ции у меня не было, я даже не поня­ла, что со мной про­изо­шло. Но с той поры все-таки у меня полу­чи­лось чув­ство, что я как буд­то бы обре­ла некую такую какую-то опо­ру, это было все на каком-то таком инту­и­тив­ном уровне.

– Сколь­ко Вам тогда было лет?

– Мне было восем­на­дцать лет. Я уже при­ня­ла реше­ние, я учи­лась в меди­цин­ском кол­ле­дже, зани­ма­лась люби­мой про­фес­си­ей, но в даль­ней­шем закон­чив и поняв, что я не смо­гу доста­точ­но зара­ба­ты­вать и помо­гать сво­ей семье, – толь­ко начал раз­ви­вать­ся какой-то реклам­ный биз­нес, – я в ту пору реши­ла уйти и познать уже жизнь, вот так и поме­нять про­фес­сию. Я ушла в некую пиар-сфе­ру, и мы рабо­та­ли на рын­ке таких элит­ных услуг. Я сде­ла­ла успеш­ную карье­ру за два года и из реклам­но­го аген­та пре­вра­ти­лась в руко­во­ди­те­ля депар­та­мен­та, у меня вро­де бы все шло хоро­шо, дома хоро­ший доста­ток был, я мог­ла поз­во­лить себе все, что поз­во­ля­ли себе совре­мен­ные люди. Но все-таки чем боль­ше я име­ла мате­ри­аль­но­го достат­ка, тем мень­ше я полу­ча­ла неко­е­го удо­вле­тво­ре­ния сво­их потреб­но­стей. Я не мог­ла понять, что же про­ис­хо­дит, в чем же смысл жиз­ни. Вооб­ще этот вопрос меня мучил с дет­ства. Моя, каза­лось бы, успеш­ная жизнь меня пере­ста­ла удо­вле­тво­рять совер­шен­но, она не при­но­си­ла абсо­лют­но ника­кой радо­сти. Я не мог­ла понять, зачем мы живем – я все вре­мя иска­ла, я не зна­ла, что я ищу, но я иска­ла Бога. Как сей­час я уже пони­маю, что Гос­подь ищу­щим Его – это такой про­ис­хо­дит момент синер­гии, то есть Он откры­ва­ет Себя. Эта мысль меня не поки­да­ла, и в какой-то момент, когда в моей жиз­ни, навер­ное, насту­пил какой-то пре­дел, когда, навер­ное, я гото­ва была Его вос­при­нять, мне снит­ся сон. Я его до сих пор пом­ню, про­шло с это­го момен­та 12 лет, но пом­ню абсо­лют­но чет­ко и ясно, как буд­то бы это было сей­час, в эту мину­ту. Я во сне смот­рю на небо, я вижу некое белое опе­ре­ние и я пони­маю и ощу­щаю необык­но­вен­ную любовь, то есть такую любовь, кото­рую, я не могу это объ­яс­нить, то есть я ощу­щаю, как меня любят необык­но­вен­ной какой-то любо­вью незем­ной. И мне не хочет­ся откры­вать гла­за. При­чем это опе­ре­ние – как кры­лья голу­бя пуши­сто­го, толь­ко на все небо. Я опус­каю гла­за и пони­маю, что я нахо­жусь на Страш­ном суде, хотя в ту пору у меня даже таких поня­тий не было. Я вижу всех людей во все вре­ме­на. Все люди полу­про­зрач­ные, и мы все друг про дру­га все зна­ем вооб­ще без слов, и я начи­наю пла­кать от того, что все – и я в том чис­ле, пони­маю, что вот эта любовь сама всех обли­ча­ет; что все зло исхо­дит от нас самих, что вот это все мы сотво­ри­ли сами, сво­и­ми рука­ми, и от это­го у меня в серд­це про­ис­хо­дит такое горе, и все это пони­ма­ют, и все пла­чут. И для это­го не нуж­но ника­кие сло­ва абсо­лют­но. Но я себя не вижу, какая я. Я от это­го про­сы­па­юсь, сажусь на кро­вать, пла­чу, и у меня одно един­ствен­ное жела­ние – еще раз ощу­тить вот эту самую любовь, кото­рую я уви­де­ла на этом небе, и я не могу. Вот этот отпе­ча­ток остал­ся у меня, но эту любовь нель­зя ни с чем сравнить.

И с это­го момен­та нача­лись изме­не­ния в моей жиз­ни таким неви­ди­мым обра­зом. Вдруг все ста­ло рушить­ся посте­пен­но, про­ис­хо­ди­ло это, навер­ное, года два-три. Нача­лось это с того, что в силу таких нега­тив­ных обсто­я­тельств я все-таки ушла с рабо­ты, поте­ря­ла высо­ко­опла­чи­ва­е­мую рабо­ту, у меня нару­ши­лось здо­ро­вье пол­но­стью с тече­ни­ем обсто­я­тельств каких-то таких, может быть, даже искус­ствен­ных; у меня ста­ли про­ис­хо­дить ката­клиз­мы в семье, то есть все то, что я выстро­и­ла, ста­ло таким види­мым обра­зом рушить­ся. Вдруг я при­шла к тому, так как это было все во вре­ме­ни рас­тя­ну­то очень, за два года, навер­ное, я поня­ла: все это было постро­е­но не на камне, а на каком-то пес­ке, то есть все, чем я жила – это все не име­ет ника­ко­го смыс­ла. Но в тот момент все-таки мне Гос­подь посы­лал людей вокруг меня поти­хо­неч­ку, кото­рые мне гово­ри­ли о Боге, то есть имен­но они мне гово­ри­ли о пра­во­слав­ной Церк­ви. Но так как эти люди сами не име­ли обра­зо­ва­ния цер­ков­но­го, то есть, в хоро­шем смыс­ле, кото­рый име­ли наши пред­ки, они тоже шли на ощупь, – то они не мог­ли объ­яс­нить, они мне толь­ко объ­яс­ня­ли обря­до­вую сто­ро­ну. Как чело­век, кото­рый столк­нул­ся с эти­ми труд­но­стя­ми в сво­ей жиз­ни, я не зна­ла, куда бежать в тот момент, я не зна­ла, куда обра­тить­ся. Пото­му что ни богат­ство мое, ни мои дру­зья не мог­ли мне помочь най­ти себя. И был еще вто­рой чело­век, кото­рый мне тоже все вре­мя гово­рил, очень близ­ко ко мне сто­я­щий – дама на рабо­те, кото­рая мне тоже все вре­мя гово­ри­ла о Боге: «Тебе надо испо­ве­дать­ся, тебе надо при­ча­стить­ся!» И при­дя все-таки к это­му, я это сде­ла­ла и сде­ла­ла это несколь­ко раз. Так как у меня на тот момент не было зна­ний, на тот момент это­го не про­изо­шло. Так как со мной рядом нахо­ди­лись люди, испо­ве­ду­ю­щие и оккульт­ные какие-то вещи, то я побе­жа­ла и к гадал­кам одно­вре­мен­но. Как обык­но­вен­ный совре­мен­ный чело­век, я обра­ти­лась к гадал­кам, и как ни стран­но, гадал­ка мне посо­ве­то­ва­ла прой­ти очи­сти­тель­ные прак­ти­ки в Церк­ви, то есть набрать свя­той воды и вымыть дом, я все это сде­ла­ла, – и обра­тить­ся еще, что есть, навер­ное, и в буд­диз­ме. А око­ло меня 14 лет был чело­век – муж моей подру­ги. Он мне потом при­знал­ся, что он все это вре­мя меня ждал, что ему его учи­тель ска­зал, что есть она, ты око­ло неё стой все это вре­мя. Он при­дер­жи­вал­ся буд­дист­ских взгля­дов, был уже какой-то посвя­щен­ный, вид­но, чело­век, пото­му что он дав­но этим зани­мал­ся, и по нему это было вид­но. Вот этот чело­век, при­дя ко мне в дом, вдруг стал мне гово­рить: ты зна­ешь, Татья­на, ты все-таки хочешь познать исти­ну, – и он мне стал рас­ска­зы­вать о буд­дий­ском миро­воз­зре­нии, о том, что такое вооб­ще есть бог в буд­дий­ском пони­ма­нии. Вы зна­е­те, отец Геор­гий, я настоль­ко была пора­же­на, пото­му что к тем зна­ни­ям, кото­рые он мне тогда стал вкла­ды­вать, я была очень вос­при­им­чи­ва, я вооб­ще все­гда была очень вос­при­им­чи­ва к каким-то зна­ни­ям. Он мне стал рас­ска­зы­вать: зна­ешь, это все офи­ци­аль­ное, на Мыт­ной есть офи­ци­аль­ный офис, это все офи­ци­аль­ная рели­гия, кото­рая при­зна­на в мире – «одна из»; если ты зай­дёшь, ты заре­ги­стри­руй­ся, вой­ди и слу­шай те лек­ции, кото­рые там выло­же­ны. Зна­е­те, я с таким рве­ни­ем нача­ла этим зани­мать­ся, а он стал меня как бы кон­тро­ли­ро­вать. Так как люди раз­ные, то у меня такой под­ход был, и я в это погру­зи­лась с голо­вой. Глав­ное, что я дума­ла: что это некая такая еще йога-заряд­ка, кото­рая меня очи­стит, и вот это сло­во «очи­сти­тель­ные прак­ти­ки» – они так вли­я­ют на жен­щин. За два меся­ца я из чело­ве­ка пре­вра­ти­лась в неко­е­го зом­би, пото­му что я ста­ла выпол­нять все, что мне гово­рят там. На меня про­изо­шло воз­дей­ствие вот этих сил неких – я их назы­ваю тем­ные силы, пото­му что Бог так не дей­ству­ет. Сей­час я это знаю, пото­му что Бог нико­гда не дей­ству­ет с наси­ли­ем, а это было про­из­ве­де­но имен­но болез­нен­ным спо­со­бом. Через эти лек­ции я чита­ла ман­тры, я дела­ла их гим­на­сти­ку, я сади­лась в позу лото­са, и за два меся­ца бук­валь­но я про­дви­ну­лась очень на этом уровне, очень-очень дале­ко. Этот чело­век меня дер­жал под кон­тро­лем, он мне гово­рил, что делать, и я пару раз даже ката­лась туда к ним на эту Мыт­ную. Но что инте­рес­но – что душа все-таки хри­сти­ан­ка, так как я носи­ла крест, и все-таки испо­ве­до­ва­лась и при­ча­ща­лась, раз пять я к это­му уже успе­ла при­ча­стить­ся, у меня было какое-то под­спуд­ное чув­ство, и я у них спра­ши­ва­ла, кто такой Хри­стос, Иисус Хри­стос. Вы зна­е­те, меня поче­му-то меня это имя не остав­ля­ло в покое, имен­но имя Иису­са Хри­ста. При этом я заме­ти­ла, что он так злил­ся, но отве­тил, что это какой-то про­рок, кото­рый ходил, может быть, он сей­час живет, но при этом он испы­ты­вал какую-то зло­бу. Меня так это удив­ля­ло, но отве­тить он мне не мог.

– Как Вам уда­лось вый­ти из этого?

– За два меся­ца я дошла до того, что они дали мне некую кни­гу, кото­рая назы­ва­ет­ся «Гуру Пуд­жа», кото­рую я долж­на была пере­пи­сать, и мне дали еще некую лите­ра­ту­ру, что ты теперь ста­нешь неким чело­ве­ком, кото­рый назы­ва­ет­ся (и там даже было назва­но его имя), ты про­чти его такую кни­жеч­ку (у меня сей­час сло­вом «житие» в пра­во­сла­вии назы­ва­ет­ся) – жиз­не­опи­са­ния неко­е­го тако­го мона­ха. Мне были даны опять-таки некие инструк­ции, куда я долж­на была на сво­ей машине поехать, и со мной долж­но было про­изой­ти некое какое-то дей­ство, что я долж­на была как бы отдать свою жизнь вот это­му Абсо­лю­ту – что-то вот такое. Я поеха­ла на сво­ей машине, мне было ска­за­но, что я долж­на не выклю­чать дви­га­тель, сидеть. Путем вот этой прак­ти­ки я пони­маю, что это была некая сила, вдруг в меня вот эта сила под­се­ли­лась, она в меня вошла, я почув­ство­ва­ла, как это было на физи­че­ском уровне. Она ста­ла из меня сни­зу вытал­ки­вать мою душу, и мне были даны инструк­ции, что я долж­на быть в послу­ша­нии все вре­мя, и все, что со мной будет даль­ше про­ис­хо­дить, это будет как бы в послу­ша­ние это­му учи­те­лю наше­му. Я очну­лась на доро­ге, мне посту­чал в маши­ну некий чело­век, он сел, мы куда-то про­еха­ли даль­ше, со мной ста­ли про­ис­хо­дить какие-то стран­ные собы­тия. Во-пер­вых, я дума­ла, что я очу­ти­лась в каком-то раю, или как это назы­ва­лось, но на самом деле я уви­де­ла вдруг людей, всех нас; я смот­ре­ла на людей и они были такие страш­ные, зеле­ные, я так испу­га­лась, я вооб­ще не поня­ла, где я нахо­жусь. Я смот­ре­ла на детей, это было как если срав­нить с филь­мом ужа­сов – когда смот­ришь его, ты такое же ощу­ще­ние полу­ча­ешь от про­смот­ра. Мне настоль­ко это было страш­но, и это ощу­ще­ние не поки­да­ло меня в тече­ние двух меся­цев. Я как-то так испу­га­лась, что ночью не пошла домой ноче­вать, я иска­ла пра­во­слав­ный храм. Я его нашла, села там, и целый день про­пла­ка­ла в пра­во­слав­ном хра­ме. Вдруг я встре­ти­ла неко­е­го чело­ве­ка гуля­ю­ще­го, нище­го како­го-то око­ло хра­ма, и он мне ска­зал, что тебе надо идти и во всем этом пока­ять­ся, что что-то про­изо­шло не так. Что это был за чело­век, я не знаю. В общем, ночь я где-то про­хо­ди­ла, я побе­жа­ла в храм Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва на Семё­нов­ской. Я при­бе­жа­ла туда, там закон­чи­лось служ­ба, встре­ти­ла там батюш­ку, упа­ла на коле­ни и ста­ла пла­кать и гово­рить: «Батюш­ка, спа­си­те меня, я пре­да­ла Хри­ста!», пред­став­ля­е­те? На тех прак­ти­ках мне ска­за­ли: ты сни­ми с себя метал­лы, и потом ты можешь это делать. Я сня­ла с себя крест – из метал­ла на мне был толь­ко крест, и, хотя я и не отри­ца­лась от Бога, но вот крест-то я сня­ла, и я испы­ты­ва­ла неимо­вер­ное такое чув­ство, что я что-то сде­ла­ла такое, что я не долж­на была нико­гда делать. Я пове­да­ла эту свою исто­рию вкрат­це отцу Иоан­ну и он ска­зал, куда мне надо обра­тить­ся, что мне надо пой­ти на Кру­тиц­кое подво­рье, там зани­ма­ют­ся помо­щью таким людям, постра­дав­шим от оккульт­ных прак­тик. Это был 2008 год, я при­бе­жа­ла в Новоспас­ский мона­стырь, а Кру­тиц­кое подво­рье нахо­дит­ся как раз напро­тив, неда­ле­ко. Вот эта некая сила, кото­рая жила во мне, кото­рую я ощу­ща­ла, кото­рая вошла вме­сте с этим риту­а­лом, в каж­дом чело­ве­ке, кото­ро­го я встре­ча­ла, я виде­ла демо­нов, как буд­то вся адская какая-то сила под­ня­лась из зем­ли, и я слы­ша­ла какие-то голоса..

– Вы не мог­ли никак на это повлиять?

– Я никак не мог­ла на это абсо­лют­но повли­ять. Я была в таком ужа­се, кош­ма­ре, при­чем, когда со мной это риту­ал про­ис­хо­дил, это было настоль­ко боль­но, я не могу это вооб­ще опи­сать, и меня настоль­ко это испу­га­ло, я вдруг поня­ла, что Бог так не дей­ству­ет. Вот имен­но это поня­тие, пото­му что я имею меди­цин­ское обра­зо­ва­ние. Поче­му я об этом зна­ла под­спуд­но, я не знаю. Вы зна­е­те, я ста­ла посе­щать служ­бы, на Кру­тиц­кое подво­рье я так и не попа­ла, но я ста­ла искать инфор­ма­цию о том, что со мной про­изо­шло, поче­му это имен­но со мной, кто я такая, пото­му что вот такие вещи, пони­ма­е­те, не с каж­дым чело­ве­ком про­ис­хо­дят. То есть сколь­ко я зна­ла людей, с ними это­го не было, и я ста­ла искать. И зна­е­те, как Гос­подь инте­рес­но дей­ству­ет: на тот момент мне не мог­ли понять и помочь люди, кото­рые нахо­ди­лись рядом со мной. Вдруг я поня­ла, что в той жиз­ни, кото­рая у сей­час меня, в кото­рой я нахо­жусь – я не могу нахо­дить­ся, что мне надо что-то менять. Я чита­ла ночью молит­во­слов, спать я не мог­ла, пото­му что из меня как бы как вытя­ги­ва­ли душу, и во мне этот голос что-то ком­мен­ти­ро­вал. Сей­час это смеш­но гово­рить, но меся­ца два я ходи­ла в Новоспас­ский мона­стырь прак­ти­че­ски каж­дый день, я раз в неде­лю испо­ве­да­лась, при­ча­ща­лась, я пила вед­ра­ми-лит­ра­ми свя­тую воду, наби­ра­ла ее пря­мо пяти­лит­ро­вы­ми кани­стра­ми. Я ста­ла искать, и вот этот чело­век, кото­рый меня при­вел в буд­дизм, пытал­ся на меня все-таки вли­ять. Он мне позво­нил и ска­зал: ты не бой­ся все­го это­го, это все­го лишь как бы бла­го­слов­ле­ние учи­те­ля. Но зна­е­те, отец Геор­гий, у меня был настоль­ко такой пани­че­ский ужас и страх, что я, зная, что он мне позво­нит, бра­ла молит­во­слов такой тол­стый, и там есть молит­вы задер­жа­ния – я их чита­ла, и этот чело­век не при­хо­дил, этот чело­век ко мне каким-то обра­зом не дохо­дил, он мне боль­ше не звонил.

– Как Вам уда­лось изба­вить­ся от этого?

– Я испо­ве­до­ва­лась и при­ча­ща­лась, пото­му что на тот момент поче­му-то Гос­подь вот так меня повел. Мне был послан отец Дани­ил Сысо­ев, навер­ное. У меня появи­лась подру­га, кото­рая рядом со мной тоже была дол­гое вре­мя нахо­ди­лась рядом, но мы с ней не обща­лись, она была сосед­кой моей по даче. Она в то вре­мя тоже каким-то сво­им путем при­шла к пра­во­сла­вию, она вдруг уви­де­ла, в каком я нахо­жусь в состо­я­нии; и я уви­де­ла, что ей нуж­на моя помощь, пото­му что у меня в тот момент начал­ся пери­од нео­фит­ства. Так как я была все-таки пре­да­те­лем по отно­ше­нию ко Хри­сту, я себя ощу­ща­ла так, что мне надо теперь послу­жить Гос­по­ду, и у меня было такое вос­при­я­тие все­го боже­ствен­но­го, то есть оно было такое чут­кое и тре­пет­ное, что я в ней нашла вот тако­го сорат­ни­ка и дру­га. Мы с ней пошли вме­сте, Гос­подь нас соеди­нил. Мы освя­ти­ли все свои дома, я осо­зна­ла, что в той жиз­ни, кото­рую я вела, у меня такая про­изо­шла ясность, а очи­ще­ние у меня про­изо­шло посте­пен­но, меся­ца за два-за три, и вот эта сила, кото­рая дей­ство­ва­ла во мне, ста­ла посте­пен­но ухо­дить. Но вот само вот исхож­де­ние вот это­го неко­е­го духа, кото­рый был во мне, про­изо­шло на 3 декаб­ря, в день перед Вве­де­ни­ем Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы во храм. Я пошла в Новоспас­ский мона­стырь, где слу­жил в тот момент Пат­ри­арх Алек­сий Вто­рой, служ­ба шла очень дол­го, где-то часа четы­ре, я вста­ла поза­ди, там шла испо­ведь. И зна­е­те, меня как какая-то сила при­ко­ва­ла к зем­ле, я не мог­ла сой­ти с места. То есть через меня с неба в зем­лю про­шёл какой-то огонь, и я долж­на была весь этот обряд как-то про­кру­тить зано­во – все, что со мной про­изо­шло, все эти вещи, они за эти четы­ре часа у меня были все в голо­ве, я долж­на была вспом­нить все. И это как огонь из меня куда-то в зем­лю вышло. Во-пер­вых, я обре­ла некий страх, пото­му что я зна­ла теперь, что шаг впра­во, шаг вле­во – и я умру, я поня­ла вдруг, что я долж­на была уме­реть, если бы я жила той жиз­нью, кото­рой я жила до того. Я осо­зна­ла, что я не могу боль­ше жить той жиз­нью, кото­рая была, пото­му что назад у меня пути нет, и мне надо было сде­лать выбор. Пото­му что с теми дру­зья­ми, кото­рые меня окру­жа­ли, что у меня про­ис­хо­ди­ло в семье, с той рабо­той, кото­рую я име­ла, я не мог­ла идти со Хри­стом. Тут дей­стви­тель­но было очень слож­но, пото­му что очень жал­ко со всем этим рас­ста­вать­ся со свя­зя­ми, с богат­ством и так далее. Но я хочу ска­зать всем, что если кто-то столк­нет­ся с такой ситу­а­ци­ей, пусть он не боит­ся это­го сде­лать, пусть он не боит­ся это поте­рять, пото­му что Гос­подь (и чело­век это сам чув­ству­ет) даёт некую такую силу, кото­рая впо­след­ствии, если ты потру­дишь­ся и ты поло­жишь­ся на Него, пусть как Он захо­чет, а не как ты – во-пер­вых, ты столк­нешь­ся с исти­ной, Он тебе откро­ет Себя. Ты ищешь Бога – он откро­ет Себя и Он тебя вос­кре­сит. Меня Гос­подь вос­кре­сил из мерт­вых, я была мерт­ва – и я ожила.

– На том пути, на кото­рый Вы ста­ли до это­го дра­ма­ти­че­ско­го собы­тия, Вы чув­ство­ва­ли, что в Вашей жиз­ни нет радо­сти. После того, как Вы ста­ли жить с Богом, это радость в Вашу жизнь пришла?

– Зна­е­те, отец Геор­гий, мой при­зыв Бога имен­но начал­ся с того, что я Его иска­ла и Он меня все-таки позвал, за что я каж­дый день бла­го­да­рю Его: алли­луйя! Я пою песнь Богу каж­дое утро, Он меня спас от смер­ти, пото­му что, если бы я оста­лась в той жиз­ни, я бы умер­ла, я исчер­па­ла чашу. Если бы я там оста­лась, у меня не было уже исправ­ле­ния, и Гос­подь бы меня все-таки забрал в том виде, в кото­ром я была кре­ще­на, я это про­сто осо­знаю, сей­час я это пони­маю, и я обре­ла вот этот страх – в хоро­шем смыс­ле сло­ва, когда он у меня пер­вые года два был очень такой рез­кий, очень силь­ный, что если я отступ­лю от Бога, то мне смерть. Я сей­час об этом знаю и это мне здо­ро­во помо­га­ет. Каж­до­го Гос­подь ведет сво­им путём, и, навер­ное, мне, что­бы обре­сти это непа­да­тель­ное состо­я­ние позна­ния добра и зла, необ­хо­дим такой путь, что­бы я ни при каких обсто­я­тель­ствах боль­ше не сошла и не поки­ну­ла его.

– Сла­ва Богу! Ваша исто­рия напо­ми­на­ет сло­ва Писа­ния, где ска­за­но, что если ты ищешь Бога, то най­дешь Его. Гос­подь дей­стви­тель­но поза­бо­тил­ся о том, что­бы при­ве­сти Вас к Себе. Спа­си­бо боль­шое за Ваше сви­де­тель­ство. Я напо­ми­наю о том, что вы може­те при­сы­лать ваши вопро­сы, заме­ча­ния, ком­мен­та­рии на наш элек­трон­ный адрес. Помо­щи Божи­ей вам, хра­ни вас Господь.

 

Веду­щий ‒ иерей Геор­гий Максимов

Гость ‒ Татья­на Рома­но­ва, медсестра

Видео-источ­ник: Теле­ка­нал СПАС

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки