Аборты — митр. Мелетий (Каламарас)

Аборты — митр. Мелетий (Каламарас)

(6 голосов5.0 из 5)

Кни­га гре­че­ско­го мит­ро­по­ли­та Меле­тия (Кама­ри­са) со всей глу­би­ной и серьёз­но­стью рас­смат­ри­ва­ет про­бле­му мно­го­чис­лен­но­сти абор­тов в наше вре­мя, при­во­дя не толь­ко взгля­ды Церк­ви на этот счёт, но и дан­ные нау­ки, осно­ван­ные на послед­них её дости­же­ни­ях и открытиях.

Об авто­ре: высо­ко­прео­свя­щен­ней­ший Мит­ро­по­лит Нико­поль­ский и Пре­вез­ский Меле­тий (Кала­ма­рас) родил­ся в Гре­ции в 1933 году в горо­де Ала­го­нии (Кала­ма­та). Иеро­ди­а­кон с 28.12.1954. В 1957 окон­чил Афин­ский Уни­вер­си­тет с дипло­мом бого­сло­ва-фило­со­фа. С 20.8.1959 — иеро­мо­нах. Был про­по­вед­ни­ком Мес­си­ний­ской мит­ро­по­лии, сек­ре­та­рем Св. Сино­да по меж­цер­ков­ным отно­ше­ни­ям. В соста­ве цер­ков­ных деле­га­ций посе­тил все пра­во­слав­ные Церк­ви и стра­ны. В 1980 хиро­то­ни­сан в Мит­ро­по­ли­та Никопольского.

Из проповеди в Неделю Православия

“…Мы пере­жи­ли эпо­ху бур­но­го и напря­жен­но­го все­об­ще­го отри­ца­ния. Ото­всю­ду раз­да­ва­лись при­зы­вы: Долой ста­рое! Долой уста­нов­ле­ния! Долой госу­дар­ство! Долой рели­гию! Долой Цер­ковь! Долой долг! Долой все! Долой все ста­рые кри­те­рии! Теперь пре­зи­ра­ет­ся даже достой­ная жизнь. Чело­ве­ка лиша­ют его высо­чай­ше­го досто­ин­ства и опре­де­ля­ют как кусок мяса. И так назы­ва­е­мая “мать” хлад­но­кров­но уби­ва­ет чело­ве­че­ский заро­дыш под амо­раль­ным пред­ло­гом того, что она име­ет пра­во рас­по­ря­жать­ся сво­им телом, как хочет…”

Из моей про­по­ве­ди в Неде­лю Православия
23.03.1986

Насто­я­щая бро­шю­ра пред­став­ля­ет собой рас­ши­рен­ный доклад мой в Свя­щен­ном Сино­де, кото­рый был про­чи­тан и при­нят 7.01.1986.

Что говорит “мир”

Устои

1. Об абор­тах мало ответ­ствен­ной и точ­ной инфор­ма­ции. Был при­нят закон “об искус­ствен­ном пре­ры­ва­нии бере­мен­но­сти”, опре­де­ля­ю­щий, что отныне абор­ты будут про­из­во­дить­ся под покро­ви­тель­ством госу­дар­ства, в госу­дар­ствен­ных учре­жде­ни­ях и на госу­дар­ствен­ные средства.

Кон­сти­ту­ция дает нам пра­во обсуж­дать и кри­ти­ко­вать и изда­ю­щи­е­ся зако­ны, и изда­ю­щих их зако­но­да­те­лей. А если бы Кон­сти­ту­ция и не дава­ла тако­го права?

Пре­вы­ше все­го — исти­на и сво­бод­ная совесть, кото­рая хочет жить соглас­но с исти­ною. А еще выше — Бог. И “долж­но пови­но­вать­ся боль­ше Богу, неже­ли чело­ве­кам” (Дея­ния, 5,29).

2. Бро­сим бег­лый взгляд на тер­мин “искус­ствен­ное пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти”. Тер­ми­но­ло­гия выкро­е­на по мер­кам ХХ-го века, весь­ма “про­грес­сив­на” и “куль­тур­на”! А како­ва реальность?

Давай­те осмыс­лим ее с помо­щью двух примеров:

a) “искус­ствен­ное пре­ры­ва­ние сер­деч­ной дея­тель­но­сти”. Что озна­ча­ет это выра­же­ние? Что кро­ет­ся за эти­ми кра­си­вы­ми словами?

Что дела­ет­ся с чело­ве­ком после “искус­ствен­но­го пре­ры­ва­ния дея­тель­но­сти его серд­ца?” Будет ли он жить? А если нет, то какую роль игра­ют кра­си­вые слова?

b) “искус­ствен­ное пре­ры­ва­ние дея­тель­но­сти моз­га”. Что гово­рит вам это выра­же­ние? Навер­ное, оно озна­ча­ет не что иное, как пре­вра­ще­ние чело­ве­ка с помо­щью како­го-то искус­ствен­но­го вме­ша­тель­ства в “рас­те­ние”. И если тако­ва вар­вар­ская реаль­ность, то какую роль игра­ют кра­си­вые сло­ва? Оче­вид­но, они нечто скры­ва­ют. Тем­ные дела нуж­да­ют­ся в том, что­бы их окру­жал туман. Пото­му что чело­век не выдер­жит их под­лин­но­го вида. Даже и тот, кто их совер­ша­ет. И поэто­му они явля­ют­ся и назы­ва­ют­ся “дела­ми тьмы”.

3. Теперь каж­дая жен­щи­на может совер­шить, если захо­чет, искус­ствен­ное пре­ры­ва­ние беременности.

С духов­но-рели­ги­оз­ной точ­ки зре­ния, это плод без­ре­ли­ги­оз­ной пози­ции так назы­ва­е­мо­го “секу­ля­риз­ма”.

С точ­ки зре­ния фило­соф­ской, это порож­де­ние пол­ней­ше­го субъ­ек­ти­виз­ма: без­ре­ли­ги­оз­ный чело­век хочет сам опре­де­лять, что хоро­шо, а что плохо.

Идеи этих двух тече­ний про­тал­ки­ва­ют­ся все­гда тай­ком от наро­да, вопре­ки наро­ду, пото­му что это­го хотят “наши”, пото­му что они слу­жат опре­де­лен­ным целям.

4. Выра­зи­тель подоб­ных идей — это обыч­но так назы­ва­е­мая “сво­бод­ная душа”, “сво­бо­до­мыс­ля­щий чело­век”. Эти люди не свя­зы­ва­ют себя нрав­ствен­ны­ми и рели­ги­оз­ны­ми прин­ци­па­ми, что, конеч­но, не озна­ча­ет, что они не фило­соф­ству­ют на нрав­ствен­ные и рели­ги­оз­ные темы. При­чем дело дохо­дит до бес­смыс­ли­цы. Смот­ря по обсто­я­тель­ствам мне­ние меня­ет­ся когда за, когда про­тив. Тако­вы­ми были Тол­стой и дру­гие. Поэто­му, когда они выска­зы­ва­ют­ся в под­держ­ку чего-либо, мы не долж­ны это­му при­да­вать осо­бо­го значения.

Все эти сво­бо­до­мыс­ля­щие обя­за­тель­но име­ли перед собой цель осво­бо­дить­ся от соблю­де­ния запо­ве­дей Божи­их и нрав­ствен­ных прин­ци­пов, кото­рые из них выте­ка­ют. Так, они мето­дич­но высту­па­ли про­тив поста, молит­вы, про­тив посе­ще­ния церк­ви, про­тив бра­ка и др.

“Сво­бо­до­мыс­ля­щие” в каче­стве основ­ных задач сво­их прин­ци­пов име­ют сле­ду­ю­щие рассуждения:

a) нрав­ствен­ные прин­ци­пы не ста­биль­ны и не все­об­щи, но субъ­ек­тив­ны и временны,

b) в силу чего нрав­ствен­ные прин­ци­пы изменяются,

c) сво­им дол­гом эти люди счи­та­ют, в част­но­сти те, кто испы­тал на себе неко­то­рое вли­я­ние фило­со­фии Марк­са, — не ждать, когда мир сам изме­нит­ся, но изме­нить его соб­ствен­ны­ми руками,

d) сле­до­ва­тель­но, сами они, эти люди, порож­да­ют про­бле­мы, кото­рые в дей­стви­тель­но­сти нико­гда нико­го и не инте­ре­со­ва­ли, а впо­след­ствии под­бра­сы­ва­ют­ся гото­вые рецеп­ты навя­зы­ва­е­мых решений.

И когда этим людям уда­лось сде­лать так, что­бы народ зани­мал­ся обсуж­да­е­мой темой через газе­ты, теле­ви­де­ние, добить­ся того, что­бы замо­ро­чить голо­ву сво­и­ми лозун­га­ми о пра­виль­ных реше­ни­ях, тогда они объ­яв­ля­ют: будет то, чего поже­ла­ет народ!

От име­ни наро­да тре­бо­ва­лось при­нять закон о граж­дан­ском браке.

От име­ни наро­да пыта­ют­ся убе­дить сам народ в том, что после изме­не­ния взгля­дов на про­сти­ту­цию, на гомо­сек­су­а­лизм эти явле­ния не долж­ны уже впредь счи­тать­ся греховодными.

От име­ни наро­да, про­воз­гла­шая новые взгля­ды, выдви­га­ют­ся лозунги:

- Про­сти­ту­ци­ей и гомо­сек­су­а­лиз­мом зани­ма­ют­ся мно­гие, сле­до­ва­тель­но, это уже нель­зя счи­тать грехом.

- Пират­ство когда-то было геро­и­че­ским заня­ти­ем и филантропическим.

- Пре­лю­бо­де­я­ние нико­му не вре­дит, а если супруг в куль­тур­ном отно­ше­нии явля­ет­ся отста­лым чело­ве­ком, то он может потре­бо­вать развода.

С той же моти­ви­ров­кой мож­но было бы заявить:

- Мно­гие мужья бьют сво­их жен, эти­ка поме­ня­лась и здесь, и не грех уже, если муж бьет свою жену.

- Все люди гово­рят ложь. Таким обра­зом, ложь не есть зло. И хоро­шо дела­ют те лже­сви­де­те­ли, кото­рые обма­ны­ва­ют на судах.

А теперь вста­ет вопрос: суще­ству­ют ли столь духов­но и интел­лек­ту­аль­но отста­лые люди, кото­рые гото­вы при­нять выше­упо­мя­ну­тые “умные речи” сво­бо­до­мыс­ля­щих граждан?

Аборт

1. Абор­ты дела­лись все­гда, еще с древ­них вре­мен. Так назы­ва­е­мые абор­тив­ные рас­те­ния были все­гда извест­ны, и они при­ме­ня­лись. Но рань­ше любые дей­ствия по пре­ры­ва­нию уже начав­шей­ся бере­мен­но­сти счи­та­лись недоз­во­лен­ны­ми. Эмбри­он, заро­дыш, все­гда счи­тал­ся сфор­ми­ро­вав­шим­ся чело­ве­ком. Искус­ствен­ное пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти, аборт, было и явным пре­ступ­ле­ни­ем, убий­ством, чело­ве­ко­убий­ством. Созна­ние людей не дела­ло раз­ли­чия меж­ду зре­лым чело­ве­ком и эмбрионом.

Ранее по пово­ду абор­тов вопро­са нрав­ствен­но­го поряд­ка не воз­ни­ка­ло. Пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти, каким спо­со­бом оно ни про­из­во­ди­лось, счи­та­лось гнус­ным пре­ступ­ле­ни­ем. Поэто­му в клят­ве Гип­по­кра­та, кото­рая и до наше­го вре­ме­ни счи­та­ет­ся клят­вой всех меди­ков, врач, слу­га жиз­ни, испо­ве­ду­ет перед Богом и людь­ми: “Да не поз­во­лю жен­щине впасть в порчу”.

2. Эти сло­ва так­же под­верг­лись сомне­нию. Был выбро­шен лозунг, что дан­ная тема нрав­ствен­но ней­траль­на, нечто похо­жее на куре­ние. Так появи­лось отвра­ти­тель­ное дви­же­ние, дви­же­ние сто­рон­ни­ков абор­тов, или искус­ствен­но­го пре­ры­ва­ния бере­мен­но­сти. Это дви­же­ние со вре­ме­нем офор­ми­лось в сове­ты, объ­еди­не­ния, ини­ци­а­тив­ные груп­пы и, при­об­ре­тая все более воин­ству­ю­щий харак­тер, заня­лось орга­ни­за­ци­ей лек­ций, митин­гов, про­те­стов под тре­бо­ва­ни­ем абсо­лют­но­го сня­тия нака­зу­е­мо­сти за аборт под пред­ло­гом, что яко­бы сей­час поме­ня­лись нрав­ствен­ные взгля­ды и ана­хро­низм — счи­тать аборт пре­ступ­ле­ни­ем и убийством.

Выра­зи­те­ли подоб­ных идей гово­рят, что “аборт в мас­со­вом созна­нии пере­стал счи­тать­ся уго­лов­ным пра­во­на­ру­ше­ни­ем… А уго­лов­ное зако­но­да­тель­ство обя­за­но при­ни­мать во вни­ма­ние соци­аль­ные чув­ства”. Так было во все вре­ме­на (и сего­дня) с вопро­сом о нака­зу­е­мо­сти и нена­ка­зу­е­мо­сти тех или иных дей­ствий. Так, напри­мер, когда-то куре­ние обык­но­вен­ных сига­рет влек­ло за собой во мно­гих евро­пей­ских стра­нах смерт­ную казнь. В наше вре­мя подоб­ное кажет­ся смеш­ным. И наобо­рот, пират­ство когда-то счи­та­лось муже­ствен­ным заня­ти­ем, а сего­дня — оно пре­ступ­ле­ние. В наше вре­мя сни­ма­ет­ся нака­за­ние за пре­лю­бо­де­я­ние, за гомо­сек­су­а­лизм и т.д., в отно­ше­нии абор­та во всех куль­тур­ных стра­нах, за исклю­че­ни­ем неко­то­рых авто­ри­тар­но-тота­ли­тар­ных режи­мов, дело идет к его уза­ко­ни­ва­нию. Таким обра­зом, это мож­но счи­тать прогрессом.

Но про­гресс ли это в дей­стви­тель­но­сти? Может быть, это пока­за­тель паде­ния нрав­ствен­но­го созна­ния в этих странах?

3. Основ­ной аргу­мент сто­рон­ни­ков абор­та (стре­мя­щих­ся избе­жать систе­ма­ти­че­ской охра­ны досто­ин­ства жиз­ни) состо­ит в том, что каж­дая жен­щи­на име­ет пра­во сама рас­по­ря­жать­ся сво­им телом и что непоз­во­ли­тель­но вме­ши­вать­ся кому-либо тре­тье­му, чело­ве­ку или груп­пе лиц, и решать столь лич­ност­ный вопрос: опре­де­лять наме­ре­ния ее тела. На одной жен­ской демон­стра­ции акти­ви­сток ини­ци­а­тив­но­го дви­же­ния за лега­ли­за­цию абор­тов демон­странт­ки скан­ди­ро­ва­ли: “Прочь от наше­го тела все зако­ны”. И это под­креп­ля­лось набо­ром так назы­ва­е­мых про­грес­сив­ных мне­ний и соот­вет­ству­ю­щей бра­нью в ответ на про­ти­во­по­лож­ные взгля­ды, назы­ва­е­мые мра­ко­бес­ны­ми, уста­рев­ши­ми, ору­ди­я­ми отста­ло­сти, регрес­са, сред­не­ве­ко­вья и т.д.

Но посколь­ку бере­мен­ность — это созда­ние новой жиз­ни, кото­рую на опре­де­лен­ной сту­пе­ни уже невоз­мож­но отвер­гать, сто­рон­ни­ки назван­но­го дви­же­ния про­па­ган­ди­ру­ют то мне­ние, что эмбри­он — это не чело­век, так как у него нет сво­ей само­сто­я­тель­ной жиз­ни. Заро­дыш, гово­рят они, это кусок пло­ти, извер­же­ние кото­ро­го из мате­рин­ско­го тела есть вопрос чисто лич­ный, и любое мне­ние по пово­ду него не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния к нрав­ствен­но­сти, а тем более, и это они под­чер­ки­ва­ют, дан­ные дей­ствия не несут в себе соста­ва преступления.

В част­но­сти, газе­та “Элеф­те­ро­ти­пия” 19.03.86 пишет: “Заро­дыш ста­но­вит­ся суще­ством, отдель­ным от лич­но­сти сво­ей мате­ри, толь­ко тогда, когда смо­жет иметь неза­ви­си­мое суще­ство­ва­ние, т.е. после сво­е­го рож­де­ния. До этой мину­ты он есть часть тела сво­ей мате­ри”. Дей­стви­тель­ный вывод из этих слов состо­ит в том, что каж­дая жен­щи­на име­ет пра­во убить дитя за несколь­ко минут до его рождения.

4. Вопрос об абор­тах пока­зал, что совре­мен­ный “про­грес­сив­ный” мир колеб­лет­ся. Пока­зал, что неко­то­рые при­вер­жен­цы абор­тов не верят ни во что, что они соци­аль­но опас­ные люди, посколь­ку осме­и­ва­ют, глу­мят­ся над свя­щен­ной цен­но­стью, кото­рой обла­да­ет совре­мен­ный чело­век: цен­но­стью, назы­ва­е­мой “жизнь”.

5. Но столь ли прост вопрос, как пред­став­ля­ют его “про­грес­сив­ные” жен­щи­ны? Как мы все пони­ма­ем, цен­ность жиз­ни не зави­сит от нас. Вопрос жиз­ни и лише­ния жиз­ни не похож на поли­ти­че­ские идеи, кото­рым каж­дый может верить так, как ему заблагорассудится.

Если суще­ству­ет жизнь, само­сто­я­тель­ная жизнь, то лише­ние ее есть убий­ство, пре­ступ­ле­ние, вина.

Кто вам может отве­тить на этот вопрос? Не те, кто дела­ют из столь серьез­но­го вопро­са, как жизнь и ее защи­та, объ­ект поли­ти­ки, но ответ­ствен­ные мне­ния носи­те­лей исти­ны: чело­ве­че­ской исти­ны, т.е. спе­ци­аль­ной по это­му направ­ле­нию нау­ки — меди­ци­ны и био­ло­гии, и Боже­ствен­ной исти­ны, кото­рой обла­да­ет Цер­ковь.

6. Сто­рон­ни­ки абор­тов страш­но упро­ща­ют вопрос. Эмбри­он, гово­рят они, не име­ет сво­ей, авто­ном­ной жиз­ни, это лишь кусок мяса от мате­рин­ско­го тела. Но и даже если посчи­тать, что заро­дыш име­ет само­сто­я­тель­ную жизнь, опять-таки абор­ты не долж­ны счи­тать­ся каким-то злом, так как закон защи­ща­ет не жизнь, а чело­ве­че­ское существо.

Так они гово­рят. И это под­чер­ки­ва­ют. И эти­ми аргу­мен­та­ми при­кры­ва­ют­ся ино­гда явно с дер­зо­стью, ино­гда роб­ко, но все­гда авто­ри­тет­но, имея в руках таб­лич­ку “пере­до­вые”, пред­став­ля­ю­щие “про­гресс” и высту­па­ю­щие про­тив “регрес­са”. О несчаст­ные люди!

Но кто нам ска­жет, име­ет ли эмбри­он свою неза­ви­си­мую от мате­ри жизнь? И кто нам ска­жет, пред­став­ля­ет ли он пол­ное, сфор­ми­ро­вав­ше­е­ся чело­ве­че­ское суще­ство? Соот­вет­ству­ю­щая нау­ка — медицина!

Что говорит медицина

Итак, о чем нам пове­да­ет меди­ци­на? Дей­стви­тель­но ли эмбри­он не оду­шев­лен­ный, не обла­да­ю­щий сво­ей соб­ствен­ной, авто­ном­ной жиз­нью? Он часть тела сво­ей мате­ри, кото­рая тогда, есте­ствен­но, име­ет пра­во им рас­по­ря­жать­ся как хочет, или же это совер­шен­но неза­ви­си­мая жизнь, совер­шен­но неза­ви­си­мый инди­вид, кото­рый про­сто нахо­дит­ся в отно­ше­нии зави­си­мо­го вскарм­ли­ва­ния от окру­жа­ю­ще­го его мате­рин­ско­го тела, так же, как и все мы, нахо­дя­щи­е­ся в зави­си­мо­сти от пита­тель­ной сре­ды окру­жа­ю­ще­го нам мира?

Когда начинается в эмбрионе жизнь

1. Эмбри­он есть часть тела мате­ри до тех пор, пока он не родит­ся, гово­рят сто­рон­ни­ки абор­тов. Они не при­зна­ют, что заро­дыш име­ет авто­ном­ную жизнь и, сле­до­ва­тель­но, даже того, что он име­ет пра­во на защиту.

Когда ребе­нок рож­да­ет­ся преж­де­вре­мен­но, в семь и пять меся­цев, бла­го­да­ря дости­же­ни­ям совре­мен­ной нау­ки он может выжить, так как полу­ча­ет соот­вет­ствен­ное пита­ние. Какая логи­ка усто­ит перед утвер­жде­ни­ем, что во чре­ве мате­ри это кусок мяса, а вне его — это жизнь и существо?

Как пара­зи­ты и мик­ро­бы, живу­щие в теле жен­щи­ны, не есть чле­ны ее тела, а про­сто живут в нем и пита­ют­ся от него, так же и эмбрион.

Вся­кое сомне­ние по это­му вопро­су раз­ре­ши­лось, когда был создан пер­вый ребе­нок в пробирке.

В этом убе­ди­лась совре­мен­ная меди­ци­на. Но несколь­ко рань­ше вопрос был не ясным. Тогда вра­чи в США утвер­жда­ли, что жизнь в эмбри­оне начи­на­ет­ся после завер­ше­ния две­на­дца­ти недель со дня зача­тия. Этот взгляд сво­им резуль­та­том имел тот факт, что в США огром­ное чис­ло абор­тов совер­ша­лось до завер­ше­ния две­на­дца­ти недель жиз­ни (91% от обще­го чис­ла абор­тов в стране). Это дела­ет­ся в основ­ном пото­му, что созна­нию чело­ве­ка нелег­ко при­знать, что буду­щий чело­век пред­став­ля­ет собой в мате­рин­ском чре­ве лишь кусок мяса, от кото­ро­го любой может избав­лять­ся по сво­е­му желанию.

2. Эта про­бле­ма зани­ма­ла актив­но и вра­чей, тех, кто делал абор­ты, и тех, кто был вынуж­ден сотруд­ни­чать или согла­шать­ся, хотя бы и мол­ча­ли­во, с этим. Пото­му что жизнь — это дело весь­ма свя­тое. Вопрос об абор­тах нель­зя огра­ни­чить лишь теми, кто их совер­ша­ет. Это вопрос обще­че­ло­ве­че­ско­го нрав­ствен­но­го созна­ния, а созна­ние не тер­пит дея­ний безответственных.

Мно­гие уче­ные заду­мы­ва­лись над эти­че­ской сто­ро­ной дела и после серьез­ных науч­ных иссле­до­ва­ний поня­ли, что они сде­ла­ли. Из рядов сто­рон­ни­ков и бор­цов мно­гие вышли и ста­ли сме­лы­ми про­тив­ни­ка­ми абортов.

3. Пред­ста­ви­те­лем таких уче­ных явля­ет­ся аме­ри­кан­ский врач аку­шер-гине­ко­лог Бер­нард Натан­сон, быв­ший дирек­тор спе­ци­аль­ной кли­ни­ки абор­тов. Натан­сон за два года рабо­ты сде­лал шесть­де­сят тысяч абор­тов! Но заду­мы­ва­ясь о пра­виль­но­сти сво­их дей­ствий, он при­ме­нил совре­мен­ные тех­ни­че­ские сред­ства (уль­тра­звук, элек­трон­ные иссле­до­ва­ния серд­ца эмбри­о­на, эмбриоско­пию, радио­био­ло­гию и дру­гие), изу­чая сле­ду­ю­щий вопрос: какую жизнь пред­став­ля­ет собой эмбри­он и когда эта жизнь начинается?

После скру­пу­лез­ных иссле­до­ва­ний Натан­сон понял и заявил, что “сего­дня вопрос о том, что эмбри­он есть отдель­ное чело­ве­че­ское суще­ство со все­ми сво­и­ми осо­бы­ми лич­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми, не есть уже вопрос веры”. Его иссле­до­ва­ния дока­за­ли, что это утвер­жде­ние есть научая исти­на. Эмбри­он — это сфор­ми­ро­вав­ше­е­ся чело­ве­че­ское существо.

Для под­твер­жде­ния сво­их выво­дов Натан­сон при­бег к уль­тра­зву­ко­вой кино­съем­ке абор­та эмбри­о­на 12-ти недель (трех­ме­сяч­но­го). Этот фильм (видео­кас­се­та), кото­рый назы­ва­ет­ся “Без­молв­ный крик”, дока­зы­ва­ет, что зародыш

1. пред­чув­ству­ет угро­зу со сто­ро­ны инстру­мен­та, кото­рым про­из­во­дит­ся аборт,

2. чув­ству­ет опас­ность и выра­жа­ет это тем, что а) дви­га­ет­ся быст­ро и тре­вож­но, б) уча­ща­ют­ся уда­ры его серд­ца со 140 до 200 уда­ров, в) он откры­ва­ет широ­ко рот, как во вре­мя кри­ка, без­молв­но­го крика.

Этот фильм вызы­ва­ет такой ужас, что один врач, кото­рый сде­лал само­лич­но 10.000 абор­тов, с того момен­та, как уви­дел фильм, пере­стал их про­во­дить. И одна феми­нист­ка, кото­рая рабо­та­ла на съем­ке филь­ма, под воз­дей­стви­ем того, что она уви­де­ла, сде­ла­ла пово­рот на 180 гра­ду­сов, пол­но­стью поме­ня­ла свои взгля­ды. А после это­го мы спрашиваем:

“Где же мра­ко­бе­сие сред­не­ве­ко­вья? Кто его пред­став­ля­ет?” Во вся­ком слу­чае, не Цер­ковь.

Наука продвигается

Сего­дня выво­ды вра­ча Натан­со­на уже уста­ре­ли. Нау­ка идет даль­ше. Совре­мен­ная ядер­ная меди­ци­на сде­ла­ла ска­чок в сво­ем развитии.

1. Вот о чем гово­рят науч­ные наблю­де­ния, про­во­ди­мые с помо­щью самой совре­мен­ной техники:

a) С 18-ти дней начи­на­ют ощу­щать­ся уда­ры серд­ца заро­ды­ша и при­хо­дит в дей­ствие абсо­лют­но осо­бая, его соб­ствен­ная систе­ма кровообращения!

b) В 7 недель (50 дней) у еще не рож­ден­но­го ребен­ка фик­си­ру­ет­ся моз­го­вые импуль­сы, а это явля­ет­ся для нау­ки основ­ным для опре­де­ле­ния того, жив чело­век или мертв. Малень­кий чело­век име­ет пол­но­стью сфор­ми­ро­ван­ные внеш­ние и внут­рен­ние орга­ны. Он име­ет гла­за, нос, губы, язык.

c) В 10 недель (70 дней) еще не родив­ший­ся ребе­нок обла­да­ет все­ми теми харак­те­ри­сти­ка­ми, кото­рые есть у детей после их рож­де­ния (9 месяцев).

d) В 12 недель (92 дня, 3 меся­ца) ребе­нок име­ет уже все орга­ны пол­но­стью сфор­ми­ро­ван­ны­ми, у него уже есть даже отпе­чат­ки паль­цев! Оста­ет­ся толь­ко раз­ви­тие! Трех­ме­сяч­ный заро­дыш нахо­дит­ся уже на таком уровне раз­ви­тия, что пово­ра­чи­ва­ет голо­ву, дела­ет дви­же­ния, гри­мас­ни­ча­ет, сжи­ма­ет кула­чок, нахо­дит рот и сосет палец!

2. Эти наблю­де­ния под­твер­жда­ют и рабо­ты вра­чей-аку­ше­ров супру­гов Виль­ке. Они в сво­ем иссле­до­ва­нии, иллю­стри­ру­е­мом 30-тью цвет­ны­ми слай­да­ми, дока­зы­ва­ют с помо­щью чисто меди­цин­ских аргу­мен­тов, что аборт — это убий­ство умыш­лен­ное, что с науч­ной точ­ки зре­ния — невоз­мож­но обос­но­вать серьез­но суще­ство­ва­ние некой “вол­шеб­ной мину­ты”, до кото­рой заро­дыш есть кусок мяса, а после нее ста­но­вит­ся уже ребен­ком, человеком.

3. Осо­бый инте­рес пред­став­ля­ет опи­са­ние абор­та 8‑ми недель­но­го заро­ды­ша (2х меся­цев), сде­лан­ное вра­чом Пау­лем Роквал­лом (Нью-Йорк, США):

“14 лет назад я про­пи­сал паци­ент­ке ане­сте­зи­ру­ю­щее сред­ство от вне­ма­точ­ной бере­мен­но­сти. Заро­ды­шу было 2 меся­ца. Я взял в руки пла­цен­ту. И уви­дел самое малень­кое чело­ве­че­ское тело, к кото­ро­му когда-либо при­ка­сал­ся чело­век. В жид­ко­сти пузы­ря доволь­но быст­ро пла­ва­ло мик­ро­ско­пи­че­ское чело­ве­че­ское суще­ство муж­ско­го пола, 1,5 дюй­ма дли­ной. Этот мик­ро­ско­пи­че­ский чело­век был пол­но­стью сфор­ми­ро­ван, с длин­ны­ми кону­со­об­раз­ны­ми паль­ца­ми. Кожа его была почти про­зрач­ная, а на кон­чи­ках паль­цев лег­ко раз­ли­ча­лись тон­кие арте­рии и вены. Мла­де­нец выка­зы­вал актив­ность. Он пла­вал со ско­ро­стью один круг в секун­ду, как насто­я­щий пло­вец. Когда пла­цен­та разо­рва­лась, мик­ро­ско­пи­че­ский чело­ве­чек лишил­ся жиз­ни и при­об­рел зна­ко­мый внеш­ний вид заро­ды­ша это­го воз­рас­та, с несги­ба­е­мы­ми конеч­но­стя­ми… Мне каза­лось, что я видел перед собой мерт­вым зре­ло­го человека”.

4. Извест­ный фран­цуз­ский про­фес­сор, спе­ци­а­лист в обла­сти кле­точ­ной гене­ти­ки Париж­ско­го Уни­вер­си­те­та Иеро­ним Лежен пишет:

“Как все уче­ные, кото­рые бес­при­страст­но наблю­да­ют био­ло­ги­че­ские явле­ния, я счи­таю, что чело­ве­че­ское суще­ство начи­на­ет свою жизнь с момен­та опло­до­тво­ре­ния. А это зна­чит, что пред­на­ме­рен­ное уни­что­же­ние заро­ды­ша любо­го воз­рас­та рав­но­силь­но убий­ству чело­ве­че­ско­го существа”.

Тот же про­фес­сор в сво­ем выступ­ле­нии в Ака­де­мии Нрав­ствен­ных и Поли­ти­че­ских наук Фран­ции 1 октяб­ря 1973 г. заявил: “Нача­ло жиз­ни чело­ве­че­ско­го суще­ства отно­сит­ся к момен­ту зача­тия. Это суще­ство с это­го момен­та — совер­шен­но и уни­каль­но. Оно все­гда одно и то же — так как все­гда абсо­лют­но оди­на­ко­во во всех сво­их постро­е­ни­ях, и оно уни­каль­но, ибо не может ни в чем быть заме­не­но чем-либо другим!

Этот мик­ро­ско­пи­че­ский эмбри­он на 6‑й или 7‑й день сво­ей жиз­ни, име­ю­щий все­го 1,5 мм в дли­ну, спо­со­бен уже забо­тить­ся о себе, о сво­ей судь­бе. Он, имен­но он, при­но­сит пре­ры­ва­ние месяч­но­го цик­ла сво­ей мате­ри, застав­ляя таким обра­зом ее защи­щать себя”.

5. В 1981 г. Аме­ри­кан­ский Сенат, обсуж­дая вопрос о сня­тии нака­за­ний за совер­ше­ние абор­тов, запро­сил мне­ние 8‑ми круп­ней­ших спе­ци­а­ли­стов по одно­му вопро­су: “Когда начи­на­ет­ся жизнь у заро­ды­ша?” Из 8‑ми опро­шен­ных 7 авто­ри­тет­но заяви­ли, что соглас­но науч­ным дан­ным (меди­ци­ны, био­ло­гии и др.) Жизнь в заро­ды­ше начи­на­ет­ся с момен­та зачатия.

С тех пор спра­вед­ли­вость при­ня­то­го в США зако­на все чаще и чаще под­вер­га­ет­ся сомнению.

6. Под­во­дя итог, хоте­лось бы пред­ло­жить вывод док­то­ра Эрн­ста Хан­та, сде­лан­ный в одном из его соци­аль­но-био­ло­ги­че­ских и фило­соф­ских иссле­до­ва­ний. Док­тор Хант пишет:

“Опло­до­тво­рен­ная яйце­клет­ка — не про­сто кле­точ­ная мас­са без осо­бых, сво­их соб­ствен­ных харак­те­ри­стик. Она — на этой ста­дии — не похо­жа ни на бутон цвет­ка, ни тем более на заро­дыш живот­но­го рода. Это пол­но­стью и абсо­лют­но есть жизнь чело­ве­че­ско­го суще­ства, и она име­ет ту же жизнь, какую име­ет ново­рож­ден­ный мла­де­нец, дитя, под­ро­сток и зре­лый чело­век. Таким обра­зом, в абор­те уби­ва­ет­ся чело­ве­че­ская жизнь, чело­ве­че­ское суще­ство­ва­ние, несмот­ря на то, что она, эта жизнь, сто­ит еще на наи­бо­лее ран­ней сту­пе­ни сво­е­го развития”.

7. После это­го мы впра­ве спро­сить: может ли остать­ся сомне­ние в том, что заро­дыш име­ет свою, авто­ном­ную жизнь, что он пред­став­ля­ет собой неза­ви­си­мое и само­сто­я­тель­ное, сфор­ми­ро­вав­ше­е­ся чело­ве­че­ское существо?

И вновь мы зада­ем­ся вопро­сом: “Где же про­гресс? Где и кто явля­ет­ся передовым?

Име­ют ли цену сло­ва, когда дела вопи­ют? Где же мра­ко­бе­сие? Кто его пред­став­ля­ет?” Во вся­ком слу­чае, не Церковь.

Греческие врачи

Гре­че­ские вра­чи не отста­ют от сво­их зару­беж­ных коллег.

1. Врач-гине­ко­лог д‑р Д. Папа­э­ван­ге­лу пишет: “Сего­дня, абстра­ги­ру­ясь от фило­соф­ских и тео­ре­ти­че­ских поня­тий, мы можем ска­зать, что чело­век суще­ству­ет с момен­та зача­тия. Жизнь чело­ве­че­ско­го заро­ды­ша начи­на­ет­ся не после пол­но­го завер­ше­ния фор­ми­ро­ва­ния орга­нов (8–12 недель), как это дума­ли рань­ше. Заро­дыш — это не при­да­ток или какая-то часть тела женщины”.

2. Проф. Авра­ми­дис под­чер­ки­ва­ет: “Заро­дыш не часть тела бере­мен­ной. А, сле­до­ва­тель­но, она не может одна решать его судь­бу, как она реша­ла бы вопрос об уда­ле­нии у себя аппен­дик­са или миндалин”.

3. Врач г‑н Г. Папа­ди­мит­риу, про­фес­сор, гине­ко­лог из Афин­ско­го Уни­вер­си­те­та был при­гла­шен участ­во­вать в засе­да­нии “Круг­ло­го сто­ла” (см. газе­ту “Вима”, 09.02.86). Основ­ной доклад­чик — А. Гисто­пу­лу-Мара­но­пу­лу, извест­ная феми­нист­ка. Во вре­мя бесе­ды про­фес­сор, несмот­ря на ока­зы­ва­е­мое на него дав­ле­ние, остал­ся верен сво­им меди­цин­ским прин­ци­пам. “Аборт, — ска­зал он, — сам по себе есть акт зла, так как мы лиша­ем кого-то жиз­ни. А имен­но: био­ло­ги­че­ски пре­кра­ща­ем жизнь зародыша”.

4. 92 пре­по­да­ва­те­ля меди­цин­ско­го факуль­те­та Сало­ник­ско­го Уни­вер­си­те­та недав­но заявили:
“С пол­ной ответ­ствен­но­стью мы, пре­по­да­ва­те­ли и вра­чи, заявляем:

Чело­век суще­ству­ет как чело­век с момен­та зача­тия до момен­та сво­ей био­ло­ги­че­ской смер­ти. Все, что в любой пери­од его жиз­ни пре­ры­ва­ет ее, назы­ва­ет­ся чело­ве­ко­убий­ством”. (Спис­ки с под­пи­ся­ми пре­по­да­ва­те­лей нахо­дят­ся по адре­су: Сало­ни­ки, ул. Эгна­ти­ас, д. 55).

5. Все­гре­че­ский Совет вра­чей на съез­де 1985 года отме­нил свое преж­нее реше­ние и при­знал, что “нача­ло жиз­ни чело­ве­ка сов­па­да­ет с момен­том оплодотворения”.

Ана­ло­гич­ное мне­ние име­ет и Меди­цин­ский Совет Афин.

6. После все­го ска­зан­но­го напра­ши­ва­ет­ся вывод, что аборт — это не про­сто уже без­вред­ное искус­ствен­ное пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти, но пре­ры­ва­ние жиз­ни авто­ном­но­го чело­ве­че­ско­го суще­ства, и, сле­до­ва­тель­но, это есть убийство.

Извест­ный про­фес­сор Н. Лурос гово­рил: “Аборт есть пред­на­ме­рен­ное убийство”.

7. И опять мы можем спро­сить: “Где же мра­ко­бе­сие? Кто его пред­став­ля­ет”. Во вся­ком слу­чае, не Церковь.

Ценность жизни эмбриона

Цен­ность жиз­ни чело­ве­ка не зави­сит от взгля­дов кого бы то ни было и каким бы “пере­до­вым” он ни был. Обще­че­ло­ве­че­ское созна­ние при­ни­ма­ет жизнь как выс­шее благо.

Каж­дый чело­век име­ет пра­во верить во что поже­ла­ет, он сво­бо­ден иметь любое понра­вив­ше­е­ся ему мне­ние. Но вме­сте с тем он дол­жен: а) не испо­ве­до­вать тота­ли­тар­ных взгля­дов и не стре­мить­ся навя­зы­вать их насиль­но, не дей­ство­вать в ущерб дру­гим; б) всю свою жизнь искать исти­ну и сде­лать свои взгля­ды истинными.

Кто нам может опре­де­лить цен­ность жиз­ни заро­ды­ша? Конеч­но же, не так назы­ва­е­мые пере­до­вые люди, меж­ду­на­род­ное пра­во и обще­че­ло­ве­че­ское сознание.

О цен­но­сти жиз­ни во Все­мир­ной Декла­ра­ции Прав чело­ве­ка (при­ня­та на сес­сии ООН, 10.12.48), в 3‑ей гла­ве гово­рит­ся: “Каж­дый чело­век име­ет пра­во на жизнь, сво­бо­ду и без­опас­ность сво­ей личности”.

В § 7 добав­ля­ет­ся: “Все рав­ны перед зако­ном и име­ют пра­во на защи­ту со сто­ро­ны зако­на” (ЮНЕСКО, “Пра­во быть чело­ве­ком”, т. 2, с. 662).

Что долж­но быть защи­ще­но в первую оче­редь? Жизнь чело­ве­ка, т.е. заро­ды­ша, или пра­во жен­щи­ны делать все, что она хочет, со сво­им телом? Давай­те огра­ни­чим­ся несколь­ки­ми авто­ри­тет­ны­ми мне­ни­я­ми. Извест­ный проф. Н. Анд­ру­ли­да­кис счи­та­ет: “Эмбри­он есть некое само­сто­я­тель­ное пси­хо­со­ма­ти­че­ское бытие. При­чем это суще­ство, защи­ща­е­мое “в первую оче­редь” Кон­сти­ту­ци­ей Гре­ции (§ 5 Кон­сти­ту­ции опре­де­ля­ет, что чело­ве­че­ская жизнь, без­услов­но, долж­на быть защи­ще­на и § 2 уточ­ня­ет, что чело­ве­че­ская жизнь непри­кос­но­вен­на и защи­та ее есть пер­вая обя­зан­ность государства).

Кон­сти­ту­ция самым важ­ным счи­та­ет имен­но защи­ту чело­ве­че­ской жиз­ни, т.е. эмбри­о­на. Таким обра­зом, ясно, что пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти не есть еди­но­лич­ное пра­во беременной.

На эту же тему высту­па­ет проф. социо­ло­гии г‑н Каввадиас:

“Одна­жды, — пишет он, — моя дав­няя зна­ко­мая спро­си­ла меня: “По како­му пра­ву кто-то может вме­шать­ся в жизнь дру­го­го и ска­зать: “Делай или не делай аборт?” Мой ответ был сле­ду­ю­щим: “Если какой-то чело­век упо­треб­ля­ет нар­ко­ти­ки, алко­голь или тянет­ся к азарт­ным играм, госу­дар­ство име­ет пра­во запре­тить ему удо­вле­тво­ре­ние подоб­ных жела­ний. А это жела­ние не явля­ет­ся част­ным делом лич­но­сти? И вся­кое госу­дар­ствен­ное вме­ша­тель­ство не есть ли оскорб­ле­ние лич­но­сти? А, сле­до­ва­тель­но, и ущем­ле­ние его лич­ной свободы?

Каж­дый из нас ответ­стве­нен за послед­ствия сво­их дей­ствий. Я хочу напом­нить фра­зу Досто­ев­ско­го: “Когда рас­пи­на­ют одно­го чело­ве­ка на зем­ле, это зна­чит, что рас­пи­на­ют все чело­ве­че­ство”, — и сде­лать вывод: обще­ство име­ет не про­сто пра­во, но и обя­зан­ность вме­шать­ся и помочь чело­ве­ку, защи­тить его”.

Эти­ми сло­ва­ми проф. Кав­ва­диас хочет под­черк­нуть, что обще­ство име­ет пра­во и обя­зан­ность вме­ши­вать­ся и не поз­во­лять отдель­ным людям рас­пи­нать все чело­ве­че­ство, уби­вая самых без­за­щит­ных и невин­ных — сво­их неро­див­ших­ся младенцев.

Позо­ром для всех сто­рон­ни­ков абор­тов явля­ют­ся цита­ты из кни­ги ЮНЕСКО “Пра­во быть человеком”.

a) Извест­ный рус­ский анар­хист Миха­ил Баку­нин гово­рил: “Дети не есть чья-либо соб­ствен­ность. Они даже не соб­ствен­ность сво­их роди­те­лей. Они — соб­ствен­ность обще­ства. Они не при­над­ле­жат нико­му, кро­ме как сво­ей буду­щей сво­бо­де… Обще­ство име­ет не толь­ко пра­во, но и обя­зан­ность их сохра­нить. Оно — хра­ни­тель детей” (т. 1, с. 67, гре­че­ское издание).

b) в Коране в гла­ве “Аль-мэн­да” в § 35 ска­за­но: “Тот, кто уби­ва­ет невин­но­го чело­ве­ка, не совер­шив­ше­го ника­ко­го гре­ха, уби­ва­ет цели­ком все чело­ве­че­ство. И тот, кто спа­са­ет жизнь одно­го без­вин­но­го, все рав­но что спа­са­ет жизнь все­му человечеству”.

Есть ли на зем­ле более невин­ный чело­век, чем нерож­ден­ное дитя?

c) Посло­ви­цы Бурун­ди гласят:

- Та, кото­рая даст миру чудо­ви­ще, обя­за­на его и выкормить.

- Мы не долж­ны обра­щать­ся с одним как с дитя­тей, а с дру­гим как с мусо­ром. (Гре­че­ское изда­ние, т. 1, с. 47).

О чем говорит практика человечества

Тако­ва, как мы видим, исти­на. Высо­та неска­зан­ная есть цен­ность жиз­ни каж­до­го чело­ве­ка. И кале­ки, и даже умствен­но отста­ло­го. И мла­ден­ца, и эмбриона.

Но цен­ность жиз­ни попи­ра­ет­ся. И не столь­ко так назы­ва­е­мы­ми “подон­ка­ми обще­ства”, сколь­ко со сто­ро­ны нрав­ствен­но рас­тлен­ных “про­грес­сив­ных” людей, кото­рые пре­вра­ща­ют свои дей­ствия в идео­ло­ги­че­ские лозун­ги и “во имя про­грес­са”, кото­рый они само­воль­но и само­заб­вен­но берут­ся пред­став­лять, иска­жа­ют созна­ние человека.

Век высо­кой духов­ной куль­ту­ры, несмот­ря на то, что он пото­нул в воз­зва­ни­ях о цен­но­сти жиз­ни, сде­лал сво­им ори­ен­ти­ром в таком серьез­ном деле не исти­ну, а псев­до­по­ли­ти­ку и, в частности:

a) страх перед пере­на­се­ле­ни­ем (и, таким обра­зом, одоб­ря­ют­ся абор­ты как сред­ство для огра­ни­че­ния рождаемости);

b) лич­ные пра­ва (абсо­лю­ти­зи­руя, с помо­щью лжи­вых и анти­на­уч­ных умо­за­клю­че­ний, пра­ва бере­мен­ной жен­щи­ны). Так, в неко­то­рых стра­нах на огра­ни­чен­ном уровне (в силу вне­брач­но­го зача­тия), в дру­гих — в неогра­ни­чен­ном коли­че­стве раз­ре­ше­ны абор­ты. Пред­по­ла­га­ет­ся, что в 1985 г. на 20 зача­тий при­хо­ди­лось 9 абор­тов. Здесь пер­вое место зани­ма­ют стра­ны, где уза­ко­не­ны абор­ты (СССР, Куба, Поль­ша, Румы­ния). В них на 60% абор­ты пре­вос­хо­дят рож­да­е­мость. В Поль­ше на 1 млн. абор­тов при­хо­дит­ся лишь 702 тыс. рождений!

И в Гре­ции коли­че­ство абор­тов высо­ко. Так наша стра­на ста­но­вит­ся стра­ной ста­ри­ков. Наша нация угасает!

Один вопрос воз­ни­ка­ет сего­дня у всех: “После науч­ных наблю­де­ний, о кото­рых гово­ри­лось выше, как могут люди не счи­тать убий­ством искус­ствен­ное пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти? Под каким пред­ло­гом они дела­ют это? Вот ответ г‑жи Маран­го­пу­лу: “Аборт уже не явля­ет­ся пре­ступ­ле­ни­ем, так как не затра­ги­ва­ет эле­мен­тар­ных нрав­ствен­ных чувств обще­ства, пото­му что совер­ша­ет­ся он столь боль­шим чис­лом женщин”.

Но ведь это — воз­врат ко вре­ме­нам вар­вар­ства, когда поз­во­ля­лось болез­нен­ных детей сбра­сы­вать в про­пасть, а дру­гих — здо­ро­вых — кале­чить, что­бы исполь­зо­вать потом для попрошайничества.

Заду­мы­ва­ясь над всем этим, уже извест­ный нам проф. И. Лежен писал:

“Сто­ит заме­тить, что для сто­рон­ни­ков искус­ствен­но­го пре­ры­ва­ния бере­мен­но­сти все цен­но­сти пере­во­ра­чи­ва­ют­ся вверх дном! Пре­вы­ше все­го — сво­бо­да и здоровье?

- Если под угро­зой “пси­хи­че­ское здо­ро­вье” (мате­ри или семьи в целом) — уби­ва­ют ребенка!

- Если стра­да­ет физи­че­ское здо­ро­вье мате­ри — уби­ва­ют ребенка!

- Если под угро­зой физи­че­ское здо­ро­вье само­го ребен­ка — уби­ва­ют ребен­ка! Ины­ми словами:

Пусть кон­сти­ту­ции и меж­ду­на­род­ные кон­вен­ции заяв­ля­ют, что высо­кая цен­ность на зем­ле есть чело­ве­че­ская жизнь! Для нас пре­вы­ше все­го оста­ет­ся наше здо­ро­вье и болез­нен­ная сентиментальность”.

При­ве­ду при­мер из ста­тьи про­фес­со­ра юри­ди­че­ско­го факуль­те­та Сало­ник­ско­го Уни­вер­си­те­та г‑на Мани­так­си­са, где он пишет, что закон решил вопрос слиш­ком упро­щен­но и что на самом деле “тот факт, что нахо­дя­щий­ся во чре­ве мате­ри ребе­нок еще не явля­ет­ся лич­но­стью, не озна­ча­ет, что его мож­но упо­до­бить вещи, сде­лать объ­ек­том соб­ствен­но­сти, игры настро­е­ний, объ­ек­том про­да­жи. Это так­же не озна­ча­ет, что бере­мен­ная мать сво­бод­но может рас­по­ла­гать заро­ды­шем, как может рас­по­ла­гать любой дру­гой частью сво­е­го тела. Эмбри­он — это не вещь или объ­ект, но клет­ка жиз­ни, жиз­ни в раз­ви­тии, нераз­рыв­но свя­зан­ная с жиз­нью бере­мен­ной женщины”.

Эту чудес­ную осо­бен­ность эмбри­о­на, кото­рый не есть, но ста­но­вит­ся чело­ве­че­ской жиз­нью и суще­ству­ет как потен­ци­аль­ная лич­ность, никто не может отри­цать. Поэто­му заро­дыш нахо­дит­ся под защи­той, его долж­но защи­щать пра­во­су­дие как нечто отдельное.

Нали­чие осо­бой, зако­но­да­тель­но закреп­лен­ной систе­мы защи­ты эмбри­о­на есть сего­дня пер­вая необ­хо­ди­мость. Осо­бен­но после потря­са­ю­щих собы­тий в обла­сти гене­ти­ки и биологии.

Про­ти­во­ре­чие, кото­рое нас бук­валь­но потря­са­ет, состо­ит в том, что люди, с одной сто­ро­ны, актив­но высту­па­ют за пра­ва чело­ве­ка, а с дру­гой — попи­ра­ют (совер­шая такое гнус­ное пре­ступ­ле­ние, как аборт) самое эле­мен­тар­ное пра­во невин­но­го и неза­щи­щен­но­го чело­ве­че­ско­го существа!

В бук­валь­ном смыс­ле охва­ты­ва­ет ужас, когда видишь, что от име­ни чело­ве­че­ства, во имя пра­ва на жизнь отме­ня­ет­ся смерт­ная казнь и уза­ко­ни­ва­ет­ся аборт! Ужас­но, что мы, с одной сто­ро­ны, жале­ем како­го-то одно­го пре­ступ­ни­ка, а с дру­гой, — нас абсо­лют­но не вол­ну­ет уби­е­ние ребен­ка, с кото­рым нас эмо­ци­о­наль­но пока ниче­го не свя­зы­ва­ет, кото­рый еще даже не родил­ся. Эта раз­ни­ца во взгля­дах потря­са­ет! Мы чув­ству­ем омер­зе­ние к той мате­ри, кото­рая после рож­де­ния сво­е­го ребен­ка бро­са­ет его в мусор­ный ящик, и несем цве­ты дру­гой, кото­рая выбра­сы­ва­ет дитя свое в бла­го­об­раз­ной обста­нов­ке опе­ра­ци­он­ной! (П. Нал­лис, ж‑л “Симадья”, № 1).

Сто­рон­ни­ки закон­но­сти абор­тов утвер­жда­ют, что соот­вет­ству­ю­щий закон сни­ма­ет мно­гие круп­ные про­бле­мы. Мы не долж­ны забы­вать, что так мыс­лил когда-то и Гит­лер в отно­ше­нии тех, кто созда­вал ему про­бле­мы. Об этом гово­рил в сво­ей речи перед сту­ден­та­ми в Вар­ша­ве кар­ди­нал Вышин­ский. Он ска­зал сле­ду­ю­щее: “Мы могиль­щи­ки, ибо поз­во­ли­ли вновь зара­бо­тать в нашей стране крематориям.

Сего­дня в одной из боль­ниц Поль­ши суще­ству­ет печь кре­ма­то­рия, где сжи­га­ют­ся тела детей, еще не успев­ших родить­ся… Мы не име­ем пра­ва про­кли­нать окку­пан­тов, раз­жи­гав­ших в про­шлом печи кре­ма­то­ри­ев в Поль­ше, так как сего­дня сами дела­ем то же. Давай­те пре­кра­тим гово­рить о тыся­чах погиб­ших от рук вра­гов, ибо чис­ло уби­ен­ных нами в послед­нее вре­мя пре­вы­ша­ет во мно­го раз чис­ло конц­ла­ге­рей” (ж‑л “Жизнь”, 20.06.1985).

А не напо­ми­на­ет ли гит­ле­ров­ские вре­ме­на осуж­да­е­мый депу­та­том от Эссе­на Рой­сле­ром тот факт, что в неко­то­рых кли­ни­ках Гер­ма­нии и Фран­ции пла­тят жен­щи­нам за то, что­бы они дела­ли абор­ты кеса­ре­вым сече­ни­ем для полу­че­ния в руки живо­го эмбри­о­на, нуж­но­го для про­ве­де­ния опы­тов и изго­тов­ле­ния кос­ме­ти­че­ских средств?

Не ужа­са­ет ли нас это край­нее звер­ство, когда мы толь­ко пред­ста­вим, что аборт совер­ша­ет­ся и дает кому-то воз­мож­ность про­во­дить опы­ты на мла­ден­цах или изго­тав­ли­вать косметику?

В одном аме­ри­кан­ском жур­на­ле напе­ча­та­но о жен­щине, при­бе­жав­шей в кли­ни­ку и преж­де­вре­мен­но родив­шей ребен­ка в воз­расте 22 недель (5 меся­цев). Мать хоте­ла, что­бы ребе­нок выжил. Вся боль­ни­ца вста­ла на ноги для спа­се­ния недо­но­шен­но­го. Тру­ди­лись самые опыт­ные вра­чи, выде­ле­ны были круп­ные средства.

И в тот же день, в ту же мину­ту в дру­гой опе­ра­ци­он­ной той же самой боль­ни­цы дру­гая жен­щи­на дела­ет аборт, пото­му что не хочет иметь еще одно­го ребен­ка. И вра­чи ей гово­рят, что 4‑х месяч­ный заро­дыш не чело­век, а все­го лишь кусок мяса, оттор­га­е­мый от мате­рин­ско­го тела!

Что же это такое, что в одной ком­на­те дела­ет заро­ды­ша чело­ве­ком и жиз­не­спо­соб­ным, а в дру­гой — кус­ком мяса, не обла­да­ю­щим соб­ствен­ной жиз­нью? Ответ прост: субъ­ек­тив­ные оцен­ки вра­чей и мате­ри. И самое ужас­ное, что эта субъ­ек­тив­ная оцен­ка не плод неве­де­ния, а плод созна­тель­но­го лицемерия.

Гово­ря об этом гнус­ном лице­ме­рии обще­ства, пре­зи­дент США Рональд Рей­ган заме­тил одно­му вра­чу — сто­рон­ни­ку абор­тов, кото­рый делал вид, что с чистым серд­цем про­дол­жа­ет делать абор­ты, посколь­ку его еще не убе­ди­ли, что эмбри­он обла­да­ет сво­ей само­сто­я­тель­ной жизнью:

“Когда, мой доро­гой, ты не зна­ешь, жив чело­век или мертв, ты не выда­ешь сви­де­тельств о смер­ти”. Спра­ши­ва­ет­ся, как же сего­дня вра­чи дают эти сви­де­тель­ства, не зная опре­де­лен­но, жив ли чело­век или нет? (Хотя труд­но пред­по­ло­жить, что после столь­ких заяв­ле­ний уче­ных кто-либо может не знать, обла­да­ет ли заро­дыш сво­ей соб­ствен­ной жизнью).

Поче­му сего­дня не толь­ко раз­ре­ша­ют­ся убий­ства, но хлад­но­кров­но уби­ва­ют­ся и уни­что­жа­ют­ся без­вин­ные младенцы?

Ответ мож­но най­ти в про­ро­че­ских сло­вах извест­но­го ита­льян­ско­го юри­ста про­шло­го века Рафа­э­ля Бал­ле­стри­ни. 100 лет тому назад Бал­ле­стри­ни писал: “Самым вер­ным дока­за­тель­ством того, что некий народ дошел до край­ней точ­ки сво­е­го нрав­ствен­но­го паде­ния, будут те вре­ме­на, когда аборт ста­нет счи­тать­ся делом при­выч­ным и абсо­лют­но приемлемым”.

Но абор­ты не пред­став­ля­ют собой про­сто сви­де­тель­ство нрав­ствен­но­го раз­ло­же­ния, паде­ния или загни­ва­ния. Они явля­ют собой и пер­во­при­чи­ну, они ее вызы­ва­ют и ее обостряют.

Послед­ствия абор­тов весь­ма серьез­ны. Это вид­но из меж­ду­на­род­ной меди­цин­ской библиографии.

a) Для мате­ри: воз­ни­ка­ет боль­шая веро­ят­ность смер­ти (от про­бо­де­ния мат­ки, сеп­си­са, инфарк­тов и т.п.), поте­ри спо­соб­но­сти к даль­ней­ше­му дето­рож­де­нию (при­бли­зи­тель­но 1/3 жен­щин в Гре­ции, кото­рые совер­ша­ют абор­ты, оста­ют­ся в буду­щем бездетными).

b) Для после­ду­ю­щих детей: коли­че­ство мерт­во­рож­ден­ных и преж­де­вре­мен­ных родов уве­ли­че­но вдвое у жен­щин, сде­лав­ших ран­ние абор­ты. Уве­ли­чи­ва­ет­ся и коли­че­ство детей боль­ных и с раз­лич­ны­ми недостатками.

c) Для семьи: пси­хи­че­ское здо­ро­вье, осо­бен­но жен­щи­ны, над­ла­мы­ва­ет­ся, нрав­ствен­ное созна­ние супру­гов при­туп­ля­ет­ся, жен­щи­на теря­ет свое здо­ро­вье, она ста­но­вит­ся объ­ек­том экс­плу­а­та­ции со сто­ро­ны муж­чи­ны и пре­зи­ра­ет­ся, семей­ная гар­мо­ния нарушается.

d) Для под­рост­ков: без­от­вет­ствен­ное сек­су­аль­ное пове­де­ние облег­ча­ет­ся, все боль­ше уве­ли­чи­ва­ет­ся коли­че­ство неза­муж­них матерей.

e) Для наше­го наро­да: вста­ет серьез­ная демо­гра­фи­че­ская про­бле­ма, ибо сни­жа­ет­ся пока­за­тель рож­да­е­мо­сти, повы­ша­ет­ся про­цент без­дет­но­сти у жен­щин, дела­ю­щих аборты.

f) Но самое худ­шее из все­го, что аборт — это нечто такое, что не может выдер­жать даже созна­ние само­го отпе­то­го, амо­раль­но­го чело­ве­ка. Поэто­му он либо вызы­ва­ет страш­ные пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы, отзвук кото­рых мож­но слы­шать толь­ко на испо­ве­ди, либо ведет убий­цу-мать к пол­но­му соци­аль­но­му лице­ме­рию и цинизму.

Осо­бо­го вни­ма­ния заслу­жи­ва­ет мысль вра­ча Филип­па Нея, про­фес­со­ра меди­цин­ско­го факуль­те­та Уни­вер­си­те­та горо­да Ота­го в Новой Зелан­дии, опуб­ли­ко­ван­ная в нашей стране Спа­но­сом в газе­те “Эфнос” 14.06.1986.

Про­фес­сор Ней пишет: “Те, кто рабо­та­ют вра­ча­ми, зна­ют, что суще­ству­ют силы, обра­щен­ные про­тив жиз­ни, и эти силы покля­лись вести борь­бу. Одна из этих сил, наи­бо­лее новая, све­жая и, воз­мож­но, самая мощ­ная — это мас­со­вые абор­ты. Абор­ты суме­ли стать похо­жи­ми на дело очень лег­кое, без­вред­ное, без­бо­лез­нен­ное и полез­ное. В то вре­мя как в дей­стви­тель­но­сти абор­ты есть самая тра­ги­че­ская ошиб­ка, кото­рая когда-либо допус­ка­лась человечеством.

В Север­ной Аме­ри­ке чет­верть заро­ды­шей уби­ва­ет­ся до сво­е­го рож­де­ния. В послед­ние десять лет 370 мил­ли­о­нов нерож­ден­ных мла­ден­цев было пред­на­ме­рен­но лише­но жиз­ни вра­ча­ми, кото­рые, несмот­ря на свою клят­ву, при­дер­жи­ва­ют­ся того мне­ния, что они выпол­ня­ют свой вра­чеб­ный долг.

Когда древним евре­ям угро­жа­ли асси­рий­цы, они поста­ра­лись про­игно­ри­ро­вать дей­стви­тель­ную про­бле­му и, что­бы создать себе гаран­тию жиз­ни, заклю­чи­ли согла­ше­ние с Егип­том. Тогда про­рок Иса­ия сме­ло ска­зал им: “Вы заклю­чи­ли согла­ше­ние со смер­тью, но это согла­ше­ние вас не защи­тит”. Угро­за, любая угро­за не пере­ста­ет суще­ство­вать после того, как мы пре­кра­ща­ем верить в то, что она суще­ству­ет. Сего­дня, как древ­ние евреи, и мы ста­ра­ем­ся заклю­чить согла­ше­ние, что­бы защи­тить наш ком­форт. Но ста­ти­сти­ка уже нача­ла пока­зы­вать, что это согла­ше­ние не бла­го­при­ят­ству­ет нам и не выгод­но нам. Аборт не решил ни одной лич­ной или обще­ствен­ной проблемы.

Наобо­рот, эти про­бле­мы все обост­ря­ют­ся. Изна­си­ло­ва­ния, само­убий­ства, пло­хое обра­ще­ние супру­гов друг с дру­гом, пло­хое обра­ще­ние с детьми, раз­во­ды — все это посто­ян­но и ста­биль­но рас­тет. В стра­нах, где наблю­да­ет­ся недо­ста­точ­ная рож­да­е­мость, ничто не спо­соб­но изме­нить реше­ние новых супру­же­ских пар не рожать детей: ни зако­но­да­тель­ства, ни эко­но­ми­че­ские льго­ты, ни льго­ты мно­го­дет­ным семьям. Меха­низм сохра­не­ния чело­ве­че­ско­го рода посто­ян­но под­ры­ва­ет­ся. Как про­ро­че­ство­вал Иса­ия, наше соуча­стие в уби­е­нии не защи­тит нас от исчезновения.

Наш род, чело­ве­че­ский род, под­дер­жи­ва­ет­ся и сохра­ня­ет­ся бла­го­да­ря трем фак­то­рам, кото­рые име­ют глу­бо­кие кор­ни в каж­дом из нас. Эти три фак­то­ра суть сле­ду­ю­щие: надеж­да, секс и сов­мест­ная систе­ма забо­ты о детях со сто­ро­ны роди­те­лей и о роди­те­лях со сто­ро­ны детей.

Если силы, направ­лен­ные про­тив жиз­ни, смо­гут раз­вра­тить эти три поня­тия, тогда под угро­зой будет нахо­дить­ся само суще­ство­ва­ние чело­ве­че­ства. Оно будет уни­что­же­но с помо­щью сил сво­их же союзников.

У чело­ве­ка суще­ству­ет врож­ден­ная надеж­да на луч­шую жизнь. Без этой надеж­ды чело­ве­че­ство не име­ло бы буду­ще­го. И важ­ней­ший источ­ник надеж­ды — это дети. Обре­те­ние детей ведет чело­ве­ка к поис­кам спо­со­бов жиз­ни луч­ше­го каче­ства. Таким обра­зом, дети пред­став­ля­ют собой важ­ней­ший дви­га­тель про­грес­са чело­ве­че­ско­го рода. Без детей мир будет ста­но­вить­ся все более и более пес­си­ми­стич­ным, все более само­раз­ру­ши­тель­ным. Поэто­му силы, направ­лен­ные про­тив жиз­ни, тре­бу­ют пога­сить надеж­ду, недо­оце­ни­вая и уби­вая детей.

Вто­рой фак­тор, секс, явля­ет­ся наи­бо­лее силь­ным пси­хо­ло­ги­че­ским сим­во­лом, кото­рым когда-либо обла­дал чело­век. Это то, что ему помог­ло сохра­нить и уве­ко­ве­чить свой вид, пре­одо­ле­вая любое дру­гое жела­ние. Силы, высту­па­ю­щие про­тив жиз­ни, не смог­ли его раз­ру­шить, но они смог­ли его иска­зить. При лег­ком обла­да­нии про­ти­во­за­ча­точ­ны­ми сред­ства­ми объ­ек­том и целью сек­са стал оргазм. Его ищут мно­гие, и ищут его боль­ше, чем детей. Когда-то дети пред­став­ля­ли собой самое боль­шое сча­стье для супру­гов. Сего­дня они меша­ют, они явля­ют­ся пре­пят­стви­ем в их стрем­ле­нии к сек­су­аль­но­му удо­вле­тво­ре­нию. И когда после такой свя­зи воз­ни­ка­ет бере­мен­ность, ее пре­ры­ва­ют, что­бы осво­бо­дить­ся от неудобств.

Что говорит Церковь

Когда мы спра­ши­ва­ем мне­ние Церк­ви, мы не хотим знать мне­ние по это­му вопро­су лишь неко­то­рых или даже пусть всех архи­ере­ев. Не они гос­по­да веры, у них нет пра­ва ее фор­му­ли­ро­вать соглас­но сво­е­му вку­су. Архи­ереи и свя­щен­ни­ки суть стра­жи пра­вой веры. У них есть обя­зан­ность бороть­ся за нее. Они долж­ны быть гото­вы про­лить кровь, что­бы защи­тить ее.

Уче­ние Церк­ви во всех сво­их пунк­тах иден­тич­но с уче­ни­ем Церк­ви вре­мен Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста. Цер­ковь во всем, что гово­рит и чему учит, не име­ет сво­им кри­те­ри­ем мыс­ли людей. Она не гово­рит от мира. Цер­ковь есть носи­тель исти­ны, кото­рую про­по­ве­до­вал Гос­подь наш Иисус Хри­стос. Ее мне­ние есть мне­ние свы­ше. Она есть выра­зи­тель Боже­ствен­ной мудрости.

Когда взгля­ды Церк­ви при­хо­дят в про­ти­во­ре­чие и столк­но­ве­ние с выво­да­ми нау­ки, тогда нау­ка пред­став­ля­ет собой муд­рость зем­ную, демо­ни­че­скую, достой­ную пре­не­бре­же­ния и пре­зре­ния. Во всем, вез­де и все­гда спра­вед­ли­вы сло­ва свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла: “Бог верен, а вся­кий чело­век лжив” (Рим. 3,4).

Сего­дня выво­ды совре­мен­ной нау­ки, антро­по­ло­гии, био­хи­мии, био­ло­гии согла­су­ют­ся с уче­ни­ем Церк­ви. Они заклю­ча­ют­ся в той мыс­ли, что аборт, посколь­ку пре­ры­ва­ет­ся само­сто­я­тель­ная жизнь, кото­рая суще­ству­ет на достиг­шем совер­шен­ства уровне, есть убий­ство и что “эмбри­он есть авто­ном­ная, само­сто­я­тель­ная жизнь, инди­ви­ду­ум со все­ми сво­и­ми правами”.

След­стви­ем это­го основ­но­го прин­ци­па, о кото­ром актив­но гово­ри­ли свя­тые отцы и учи­те­ли Церк­ви Гри­го­рий Бого­слов, Ана­ста­сий Сина­ит, Мак­сим Испо­вед­ник, есть сле­ду­ю­щие положения:

a) Умыш­лен­но погу­бив­шая зача­тый во утро­бе плод под­ле­жит осуж­де­нию, как за убий­ство (Васи­лий Вели­кий, канон 2‑й).

b) Дав­ший сна­до­бье для извер­же­ния пло­да есть убий­ца, а рав­но при­няв­шая дето­убий­ствен­ный яд (Васи­лий Вели­кий, канон 8‑й).

c) Пособ­ни­че­ство в совер­ше­нии абор­та есть пособ­ни­че­ство в убий­стве. Свя­той Иоанн Зла­то­уст считает:

“Да и для чего сеять там, где сама нива уси­ли­ва­ет­ся погу­бить плод? где мно­же­ство средств про­тив рож­де­ния? где преж­де рож­де­ния совер­ша­ет­ся убий­ство; так что ты блуд­ни­цу не толь­ко удер­жи­ва­ешь в раз­вра­те, но еще дела­ешь убий­цей? Видишь ли, как от пьян­ства про­ис­хо­дит блуд, от блу­да пре­лю­бо­де­я­ние, от пре­лю­бо­де­я­ния убий­ства; ибо не знаю, как и назвать это. Здесь же не умерщ­вля­ет­ся рож­ден­ное, но само­му рож­де­нию пола­га­ет­ся пре­пят­ствие. Что ска­жешь в свое изви­не­ние? не зна­чит ли это, что ты руга­ешь­ся даром Божьим, вста­ешь про­тив уста­вов Боже­ствен­ных, гоня­ешь­ся, как за бла­го­сло­ве­ни­ем, за тем, что есть про­кля­тье, сокро­вищ­ни­цу рож­де­ния дела­ешь сокро­вищ­ни­цей убий­ства, жен­щи­ну, сотво­рен­ную для дето­рож­де­ния, рас­по­ла­га­ешь к дето­убий­ству?” (из речи Иоан­на Зла­то­уста к рим­ля­нам, сло­во 24, §4 — т. 60, с. 626, гре­че­ское изд.).

Мы не долж­ны забы­вать, что епи­ти­мья для убийц самая тяже­лая и с точ­ки зре­ния вре­ме­ни, и с точ­ки зре­ния ее строгости.

Совре­мен­ная нау­ка дока­за­ла незыб­ле­мость дог­ма­ти­че­ско­го суж­де­ния свя­то­го Васи­лия Вели­ко­го: “Точ­но­го раз­ли­че­ния пло­да офор­мив­ше­го­ся и не обра­зо­вав­ше­го­ся у нас нет”. То есть Цер­ковь не вос­при­ни­ма­ла нико­гда и не при­да­ва­ла нико­гда ника­ко­го зна­че­ния взгля­дам тогдаш­ней меди­ци­ны о том, что яко­бы суще­ству­ет раз­ни­ца меж­ду сфор­ми­ро­вав­шим­ся и нес­фор­ми­ро­вав­шим­ся зародышем.

Для Церк­ви Хри­сто­вой аборт как пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти есть не про­сто некое нрав­ствен­но непоз­во­ли­тель­ное дей­ствие; это без вся­ких увер­ток и гре­хов­ных кра­си­вых объ­яс­не­ний есть убий­ство, это пред­на­ме­рен­ное убий­ство и созна­тель­ное умерщ­вле­ние. И при­чем это убий­ство более нака­зу­е­мое, и более гре­хов­ное, и более бого­не­на­вист­ни­че­ское, чем любое дру­гое убий­ство, так как оно отни­ма­ет у чело­ве­че­ско­го суще­ства жизнь еще до того, как оно, это суще­ство, уви­дит эту жизнь, а глав­ное — до того, как оно при­мет Таин­ство Свя­то­го Крещения.

В чрез­вы­чай­но поучи­тель­ной кни­ге, кото­рая назы­ва­ет­ся “Греш­ни­ков спа­се­ние”, в гла­ве 5 “Не убий” мы можем про­чи­тать: “В запо­ве­ди этой под­ра­зу­ме­ва­ет­ся убий­ство душев­ное и физи­че­ское, т.е., если ты тол­ка­ешь ближ­не­го сво­е­го на заня­тие про­сти­ту­ци­ей, или на убий­ство кого-либо, или на какое дру­гое гре­хов­ное дело, или если ты помог ближ­не­му сво­е­му и он сде­лал, совер­шил эти дей­ствия, ты счи­та­ешь­ся убий­цей бра­та сво­е­го духов­но”. О теле ска­за­но: “Если убил, если побил жен­щи­ну, или бро­сил ребен­ка, или вку­сил рас­те­ние, что­бы убить заро­дыш или что­бы не вызвать бере­мен­ность, — все это и дру­гое подоб­ное счи­та­ет­ся убий­ством и стро­го наказуется”.

Люди, кото­рые при­сту­па­ют к уби­е­нию во чре­ве сво­их детей, похо­жи на Иро­да, кото­рый уни­что­жил 14 тысяч мла­ден­цев, что­бы никто не смог поме­шать ему в жизни.

И каж­дый чело­век, кото­рый соучаст­ву­ет в ужа­са­ю­щем дей­ствии абор­та, в ужа­са­ю­щей опе­ра­ции по уби­е­нию во чре­ве, как бы он ни думал сам, он участ­ву­ет в деле убий­ства. Он участ­ву­ет в убий­стве и несет тяж­кий грех, совер­ша­ет про­сту­пок перед Гос­по­дом, Кото­рый запо­ве­дал: не убий! Цер­ковь должна:

• Про­све­щать самым актив­ным обра­зом свой народ с духов­ной точ­ки зре­ния, рас­ска­зать о смыс­ле абор­та, про­воз­гла­шая со всей реши­тель­но­стью, что аборт — это убийство.

• Обра­щать вни­ма­ние духов­ных отцов на недо­пу­ще­ние гре­хов­ной тер­пи­мо­сти к убий­цам сво­их детей и накла­ды­вать на них суро­вые епитимьи.

• Нуж­но под­чер­ки­вать, что метод абор­тов, каким бы он ни был, рав­но­си­лен отвра­ти­тель­но­му пре­ступ­ле­нию, посколь­ку резуль­тат его все­гда один и тот же: лише­ние жиз­ни чело­ве­че­ско­го существа.

• Необ­хо­ди­мо напи­сать воз­зва­ние к вра­чам и мед­сест­рам, что­бы они отка­зы­ва­лись совер­шать эти гре­хов­ные дела.

• Может быть, мно­гие нас осу­дят за то, что мы хотим навя­зать хри­сти­ан­ские взгля­ды насиль­но тому миру, кото­рый от них отка­зы­ва­ет­ся, за то, что мы при­бе­га­ем к непоз­во­ли­тель­но­му дея­нию. Это не так.

Мы не пере­оце­ни­ва­ем ни депу­та­тов, ни пра­ви­тель­ствен­ные орга­ны. Каж­дый име­ет свои взгля­ды и борет­ся за них. И Цер­ковь борет­ся за свои, и она долж­на, по край­ней мере, их выра­зить. И что­бы быть услы­шан­ной, она долж­на кри­чать. Да!

Даже если она про­сто хочет быть услы­шан­ной, она долж­на кри­чать гром­ко и мощно.

И когда это­го тре­бу­ет вера, долж­ны кри­чать и Синод, и веру­ю­щий народ гром­ко и мощно.

К сожа­ле­нию, голос Сино­да и наро­да не слы­шен, и абор­ты будут совер­шать­ся и впредь под защи­той зако­на, под эги­дой государства.

Заключение

Нуж­но вспом­нить сло­ва одной из геро­инь фран­цуз­ской революции:
“О народ­ная власть! Сколь­ко пре­ступ­ле­ний совер­ша­ет­ся во имя твое!”

Мы про­тив абор­тов как дей­ствий. Мы реши­тель­но про­тив, так как через аборт созна­тель­но, пред­на­ме­рен­но уби­ва­ет­ся чело­ве­че­ское суще­ство и, сле­до­ва­тель­но, аборт есть убийство.

Пер­во­сте­пен­ной мерой не долж­ны ста­вить­ся эко­но­ми­че­ские льго­ты тем, кто хочет сде­лать аборт. Глав­ная и выс­шая цен­ность для нас — это жизнь. И пер­вым шагом долж­на стать охра­на и защи­та жиз­ни. Потом уже идет здо­ро­вье. Потом — пища для всех. Затем — кало­рий­ная пища. Затем — каче­ствен­ное пита­ние. А потом уже — раз­вле­че­ние! Раз­вле­че­ние — это последнее!

Обра­ща­ем ваше вни­ма­ние, что инфор­ма­ция, пред­став­лен­ная на сай­те, носит озна­ко­ми­тель­ный и про­све­ти­тель­ский харак­тер и не пред­на­зна­че­на для само­ди­а­гно­сти­ки и само­ле­че­ния. Выбор и назна­че­ние лекар­ствен­ных пре­па­ра­тов, мето­дов лече­ния, а так­же кон­троль за их при­ме­не­ни­ем может осу­ществ­лять толь­ко леча­щий врач. Обя­за­тель­но про­кон­суль­ти­руй­тесь со специалистом.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки