Эвтаназия: спасение от страданий или грех?

Эвтаназия: спасение от страданий или грех?

(6 голосов4.3 из 5)

Про­бле­ма эвта­на­зии (так назы­ва­ют про­це­ду­ру пре­кра­ще­ния жиз­ни неиз­ле­чи­мо боль­но­го чело­ве­ка, испы­ты­ва­ю­ще­го невы­но­си­мые стра­да­ния) очень акту­аль­на в наши дни. Это свя­за­но с тем, что рез­ко уве­ли­чи­лось чис­ло забо­ле­ва­ний в первую оче­редь онко­ло­ги­че­ски­ми болез­ня­ми, кото­рые часто быва­ют неиз­ле­чи­мы и крайне мучи­тель­ны для боль­ных. Неред­ко, не в силах тер­петь физи­че­ские муки, боль­ные про­сят пре­кра­тить их жизнь каким-нибудь без­бо­лез­нен­ным спо­со­бом, ино­гда род­ствен­ни­ки из состра­да­ния могут про­сить об этом вра­чей. Како­ва пози­ция Церк­ви по это­му вопро­су? Допу­сти­ма ли эвтаназия?

(Выступ­ле­ние Архи­епи­ско­па Афин­ско­го и всея Элла­ды Хри­сто­ду­ла на науч­ном сим­по­зи­у­ме в г. Фес­са­ло­ни­ки 17 мая 2002 года)

С душой, испол­нен­ной пас­халь­ной радо­сти, кото­рая пере­пол­ня­ет и души всех хри­сти­ан, я нахо­жусь сего­дня во вто­рой нашей сто­ли­це – Фес­са­ло­ни­ках, в этом бла­го­че­сти­вом и слав­ном горо­де свя­то­го Димит­рия вме­сте с Бла­жен­ней­шим Сав­вой, мит­ро­по­ли­том Вар­шав­ским и всея Поль­ши, кото­ро­го мы име­ем честь и бла­го­сло­ве­ние радост­но при­ни­мать в эти дни в нашем Отечестве.

Мы нахо­дим­ся сре­ди Вас, что­бы участ­во­вать в науч­ном сим­по­зи­у­ме, темой кото­ро­го явля­ет­ся эвта­на­зия – про­бле­ма, как это вид­но из назва­ния мое­го выступ­ле­ния, кото­рая в послед­нее вре­мя очень ост­ро вста­ла во всем мире. Дело в том, что мно­гие в раз­лич­ных стра­нах вос­при­ни­ма­ют эту про­бле­му поло­жи­тель­но, и даже ста­ло извест­но, что после недав­не­го реше­ния Гол­лан­дии при­нять закон об эвта­на­зии, а так­же после подоб­но­го реше­ния пра­ви­тель­ства Бель­гии, поло­жи­тель­ное реше­ние этой про­бле­мы полу­чи­ло госу­дар­ствен­ную поддержку.

Харак­те­ри­сти­ка смер­ти дает­ся в пес­но­пе­ни­ях заупо­кой­но­го бого­слу­же­ния и пред­став­ля­ет­ся как тра­ги­че­ский момент в жиз­ни чело­ве­ка. Там гово­рит­ся: «Пла­чу и рыдаю, егда помыш­ляю смерть и вижду во гро­бех лежа­щую по обра­зу Божию создан­ную нашу кра­со­ту, без­об­раз­ну, без­слав­ну, не иму­щую вида. О чуде­се! Что сие еже о нас бысть таин­ство? Како пре­да­хом­ся тле­нию, како сопря­го­хом­ся смер­ти? Воис­тин­ну Бога пове­ле­ни­ем, яко­же писа­но есть, пода­ю­ща­го пре­став­ль­шим­ся упо­ко­е­ние». И вот сам пес­но­пи­сец дает ответ, кото­рый явля­ет­ся отве­том для каж­до­го хри­сти­а­ни­на: «Смерть Твоя, Гос­по­ди, ста­ла при­чи­ной бес­смер­тия, ибо, если бы Ты не был во гро­бе поло­жен, рай бы не был отверст». Так­же и Апо­стол наро­дов Павел, осно­ва­тель Фес­са­ло­ни­кий­ской, а так­же Афин­ской и еще мно­гих дру­гих Церк­вей в нашей стране, объ­яс­ня­ет Корин­фя­нам, что Гос­подь наш упразд­нил смерть, кото­рую Он харак­те­ри­зу­ет как «послед­не­го вра­га для чело­ве­ка» (1 Кор. 15, 26). Про­дол­жая же свои раз­мыш­ле­ния, он гово­рит извест­ные сло­ва: «если мерт­вые не вос­кре­са­ют, ста­нем есть и пить, ибо зав­тра умрем» (1 Кор. 15, 32).

Поэто­му наша Цер­ковь все­гда молит­ся, что­бы веру­ю­щие удо­сто­и­лись «хри­сти­ан­ския кон­чи­ны, без­бо­лез­нен­ны, непо­стыд­ны, мир­ны». Все то, что мы, хри­сти­ане, назы­ва­ем «хри­сти­ан­ской кон­чи­ной», как об этом гово­рит­ся в цер­ков­ной молит­ве, для древ­них гре­ков име­ло наиме­но­ва­ние эвта­на­зии. Как доста­точ­но лег­ко понять, это гре­че­ское сло­во, кото­рое ста­ло меж­ду­на­род­ным тер­ми­ном, явля­ет­ся состав­ным. Оно состо­ит из при­ла­га­тель­но­го ev, т.е. бла­го, или эпи­че­ско­го ev, что зна­чит «доб­рый, кра­си­вый, доб­лест­ный, бла­го­род­ный» и сло­ва «тана­тос», что зна­чит «смерть». Анти­го­на, в одно­имен­ной тра­ге­дии Софок­ла, была испол­не­на реши­мо­сти «доб­ре уме­реть» (Софо­кл «Анти­го­на», ст. 97), т.е. уме­реть бла­го­род­но, а не бес­чест­но, не похо­ро­нив сво­е­го бра­та Поли­ни­ка. То же про­сит, перед нача­лом еди­но­бор­ства, и Гек­тор у Ахил­ле­са, что­бы не иметь «пло­хой смер­ти», как бук­валь­но гово­рит­ся в ори­ги­на­ле Гоме­ро­вой Или­а­ды. Как гово­рит Th. Potthoff, в сво­ем иссле­до­ва­нии «Эвта­на­зия в древ­но­сти», тер­мин эвта­на­зия тогда ни в коем слу­чае не обо­зна­чал преж­де­вре­мен­но­го кон­ца, напол­нен­ной стра­да­ни­я­ми, отча­я­ни­ем и муче­ни­я­ми, жиз­ни. Этот тер­мин нико­гда не урав­ни­вал­ся с совре­мен­ным его пони­ма­ни­ем как «помощь в смерти».

Сего­дня все согла­ша­ют­ся, что смысл эвта­на­зии заклю­ча­ет­ся в том, что врач или кто-либо дру­гой пола­га­ет конец жиз­ни боль­но­го пря­мым или кос­вен­ным обра­зом из-за «сочув­ствия», «облег­че­ния от болей» или же удо­вле­тво­ря­ет жела­ние боль­но­го уме­реть, как гово­рят, буд­то бы «достой­ной смертью».

Пози­ция Церкви

Недав­но, высту­пая на тему эвта­на­зии на меди­цин­ском факуль­те­те Край­ов­ско­го Уни­вер­си­те­та в Румы­нии, я объ­яс­нил, что мы ста­ли гово­рить о достой­ной смер­ти, или же о содей­ствии смер­ти из-за сочув­ствия пото­му, что мы поте­ря­ли любовь и веру в Бога и к ближ­не­му, кото­рые заме­ни­ли ути­ли­та­риз­мом и раци­о­на­лиз­мом. Мы, хри­сти­ане, не можем согла­сить­ся с пря­мым или кос­вен­ным пре­ры­ва­ни­ем жиз­ни, так как мы счи­та­ем, что не име­ем на это пра­ва. Жизнь не явля­ет­ся чем-то таким, что при­над­ле­жит нам. Не мы её созда­ли с тем, что­бы рас­по­ря­жать­ся ею как нам нравится.

Когда Гол­ланд­ский пар­ла­мент в нача­ле апре­ля 2002 года одоб­рил соот­вет­ству­ю­щий закон и уза­ко­нил эвта­на­зию, сра­зу же в после­ду­ю­щие дни после это­го, а точ­нее 14 декаб­ря того же года, Свя­щен­ный Синод (Эллад­ской Церк­ви – прим. пер.) высту­пил с заяв­ле­ни­ем, глав­ные поло­же­ния кото­ро­го я напом­ню Вашей любви:

Наша жизнь явля­ет­ся высо­чай­шим даром Божи­им, нача­ло и конец кото­рой нахо­дят­ся толь­ко в Его руках (Иов, 12, 10).

Те момен­ты нашей жиз­ни, кото­рые свя­за­ны с её нача­лом и кон­цом, а так­же момен­ты бес­си­лия, боли и испы­та­ний сокры­ва­ют в себе уни­каль­ную таин­ствен­ность и состав­ля­ют тай­ну, кото­рая тре­бу­ет бла­го­го­вей­но­го отно­ше­ния со сто­ро­ны род­ствен­ни­ков, вра­чей и все­го общества.

Такие момен­ты бла­го­при­ят­ству­ют соеди­не­нию людей, раз­ви­тию люб­ви в обще­стве, про­яв­ле­нию сочув­ствия и мило­сти. Прось­ба любо­го боль­но­го об эвта­на­зии, по сути, явля­ет­ся испы­та­ни­ем нашей люб­ви к ним и наше­го жела­ния быть рядом с ними.

Суще­ство­ва­ние боли в чело­ве­че­ской жиз­ни, так­же как и любое испы­та­ние, явля­ет­ся «содей­стви­ем ко спа­се­нию» и даже порой «луч­шее во здра­вие», соглас­но свя­то­му Гри­го­рию Пала­ме (EPE, Thessaloniki 1985, t. 9. p. 264). Одна­ко Цер­ковь, при­зна­вая болез­нен­ность чело­ве­че­ской при­ро­ды, все­гда чело­ве­ко­люб­но про­сит осво­бож­де­ния «от вся­кия скор­би, гне­ва и нуж­ды», а ино­гда даже молит­ся об упо­ко­е­нии чело­ве­ка, нахо­дя­ще­го при смер­ти (напри­мер, молит­ва на исход души). Мы, люди, долж­ны молить­ся, а не решать жить или умирать.

Эвта­на­зия, несмот­ря на то, что все­ми оправ­ды­ва­ет­ся как «достой­ная смерть», на самом деле явля­ет­ся содей­стви­ем само­убий­ству. Она есть соеди­не­ни­ем убий­ства и самоубийства.

Так назы­ва­е­мое «пра­во на смерть», кото­рое состав­ля­ет юри­ди­че­ское осно­ва­ние эвта­на­зии, может пре­вра­тить­ся в угро­зу для жиз­ни тех боль­ных, кото­рые не могут опла­тить свое лечение.

Чем обос­но­вы­ва­ют мате­ри­а­ли­сты эвта­на­зию, и какие про­бле­мы воз­ни­ка­ют в резуль­та­те её применения?

Одним из объ­яс­не­ний, кото­рое мож­но дать разу­му тех, кто под­дер­жи­ва­ет эвта­на­зию, явля­ет­ся то, что они нахо­дят­ся под вли­я­ни­ем сво­их мате­ри­а­ли­сти­че­ских воз­зре­ний на жизнь и убеж­де­ны, что суще­ство­ва­ние чело­ве­ка долж­но оце­ни­вать­ся на осно­ва­нии силы и его спо­соб­но­сти к дея­тель­но­сти. Такая пози­ция при­во­дит их к логи­че­ско­му заклю­че­нию, что достой­ным чело­ве­ком явля­ет­ся толь­ко силь­ный и здо­ро­вый, и что обще­ство долж­но состо­ять толь­ко из таких «достой­ных людей». Такая пози­ция сов­па­да­ет с вос­при­я­ти­ем чело­ве­ка как сово­куп­но­сти кле­ток, кото­рые гар­мо­ни­че­ски рабо­та­ют меж­ду собой, подоб­но неко­е­му совер­шен­но­му меха­низ­му, кото­рый в слу­чае полом­ки ремон­ти­ру­ет­ся и, по завер­ше­нии цик­ла работ, выбрасывается.

Еще начи­ная с 1974 года, я гово­рил о том, что мы ста­но­вим­ся обще­ством гру­бым, бес­че­ло­веч­ным и без­жа­лост­ным. В то вре­мя «Мани­фест об эвта­на­зии» (жур­нал «The Humanist», июль 1974) был под­пи­сан мно­ги­ми уче­ны­ми, сре­ди кото­рых был и фран­цуз­ский био­хи­мик, лау­ре­ат Нобе­лев­ской пре­мии, Жак Моно. Он, за неко­то­рое вре­мя до это­го, сфор­му­ли­ро­вал тео­рию о том, что все­лен­ная и чело­век явля­ют­ся резуль­та­том слу­чая и необ­хо­ди­мо­сти, не объ­яс­няя, конеч­но, как мог­ло про­изой­ти столь­ко «слу­чай­ных сов­па­де­ний» и поче­му «необ­хо­ди­мость» — и, сле­до­ва­тель­но, чело­век явля­ет­ся вла­сте­ли­ном само­го себя и может делать с собой все, что захо­чет? (Jak Moneaux “H tyxe kai i anagkaioteta “, Ekd. Rappa, Athene 1971)

Я при­ве­ду Вашей люб­ви один отры­вок из «мани­фе­ста», кото­рый пока­зы­ва­ет, как мате­ри­а­ли­сты смот­рят на жизнь. Итак, там гово­рит­ся, что чело­век «име­ет пра­во уме­реть с досто­ин­ством … он сво­бо­ден сво­им разу­мом изби­рать себе вид смер­ти … и необ­хо­ди­мо, что­бы ему были предо­став­ле­ны сред­ства, что­бы он мог уме­реть спо­кой­но и лег­ко … когда жизнь для него поте­ря­ет досто­ин­ство, смысл, и будущее».

Как оха­рак­те­ри­зо­вал мани­фест про­фес­сор Л. Мели­на, в нем речь идет о «рито­ри­ке смер­ти», и о «сло­вах, лишен­ных содер­жа­ния» (L. Melina “Bioetica”, Piemme, Casale Monferrato, 1998). И все это пото­му, что смерть опре­де­ля­ет­ся как пра­во, а не как факт. Един­ствен­ное пра­во, кото­рое име­ет чело­век – защи­щать и делать все воз­мож­ное, что­бы сохра­нить жизнь, кото­рая ему дана Богом. Семе­на выс­ше­го дол­га, кото­рый мы име­ем отно­си­тель­но жиз­ни как дара Божия, дает нам Гип­по­крат, кото­рый кате­го­ри­че­ски отвер­га­ет эвта­на­зию и даже тре­бу­ет от вра­чей, что­бы они покля­лись в том, что «не дадут нико­гда нико­му про­си­мо­го у них смер­тель­но­го сред­ства и не пока­жут пути для подоб­но­го замыс­ла». Пере­но­ся клят­ву Гип­по­кра­та в наши дни, про­фес­сор А. Спа­ньо­ло под­чер­ки­ва­ет, что «смысл слу­же­ния вра­ча заклю­ча­ет­ся в том, что­бы лечить и давать жизнь, а не сеять смерть … смерть нико­гда не была вра­чеб­ным поступ­ком». (A. Spagnolo, Perche non condiviso l’ eutanasia, per. “Le Scienze”, n.88, pp.52–53,1996)

Мно­гие вра­чи по все­му миру раз­де­ля­ют точ­ку зре­ния про­фес­со­ра А. Спа­ньо­ло на то, что при­ня­тие эвта­на­зии обо­зна­ча­ет для них позор и фиа­ско! Ибо, даже с меди­цин­ской точ­ки зре­ния, болезнь, веду­щая к смер­ти, не явля­ет­ся непо­бе­ди­мой, посколь­ку чело­век может уви­деть некий смысл и в этом собы­тии. Иссле­до­ва­ния Уни­вер­си­те­та Campus Biomedical пока­зы­ва­ют, что никто из тех, кто про­сит об эвта­на­зии, не дела­ет это­го толь­ко из жела­ния уме­реть. Суще­ству­ют три при­чи­ны, кото­рые вме­сте с тем явля­ют­ся и кос­вен­ной харак­те­ри­сти­кой совре­мен­но­го обще­ства: физи­че­ская боль, отча­я­ние, про­ис­хо­дя­щее от исчер­па­ния всех физи­че­ских сил, и страх стать тяж­ким бре­ме­нем для сво­их близ­ких. Если бы боль­ной был уве­рен, что хотя бы одна из этих при­чин, или даже все три, встре­ча­ют любовь и уча­стие со сто­ро­ны мед­пер­со­на­ла, род­ствен­ни­ков и дру­зей, он не был бы вынуж­ден про­сить об эвтаназии.

Дру­гое объ­яс­не­ние для тех, кто поло­жи­тель­но отно­сит­ся к эвта­на­зии, состо­ит в том, что они вос­при­ни­ма­ют обще­ство как пол­но­стью мате­ри­аль­ное, что жизнь не име­ет ника­кой цен­но­сти, что она нераз­рыв­но свя­за­на толь­ко с внеш­ней кра­со­той, с физи­че­ским здо­ро­вьем и эко­но­ми­че­ским бла­го­по­лу­чи­ем. Вслед­ствие пре­об­ла­да­ния в неко­то­рых совре­мен­ных обще­ствах мате­ри­а­ли­сти­че­ско­го отно­ше­ния к таин­ству наше­го суще­ство­ва­ния на нашей пре­крас­ной пла­не­те рас­про­стра­ня­ет­ся тен­ден­ция к обес­це­ни­ва­нию жиз­ни. Сле­до­ва­тель­но, жизнь лег­ко может отни­мать­ся и ста­вать объ­ек­том муче­ний и эксплуатации.

Здесь я счи­таю нуж­ным под­черк­нуть, что те, кто ста­ра­ет­ся раз­ру­шить хри­сти­ан­ские цен­но­сти в обще­ствах и наса­дить бес­че­ло­веч­ную логи­ку, как, напри­мер, эвта­на­зию, несут огром­ную ответ­ствен­ность перед исто­ри­ей. Ибо, раз­ру­шая эти цен­но­сти, испы­тан­ные века­ми и усто­яв­ши­е­ся в созна­нии людей как самые луч­шие для жиз­ни и бла­го­по­лу­чия, они дела­ют людей вар­ва­ра­ми и пре­вра­ща­ют их в сово­куп­ность дви­га­ю­щих­ся существ, кото­рым «все поз­во­ле­но». И те све­де­ния, кото­рые дохо­дят до нас с раз­ных кон­цов пла­не­ты нас очень бес­по­ко­ят, посколь­ку выше­при­ве­ден­ные воз­зре­ния нахо­дят бла­го­при­ят­ную почву.

В Австра­лии, соглас­но Medical Journal of Australia, 30% смер­тей в боль­ни­цах про­ис­хо­дят по реше­нию вра­чей, кото­рые пре­кра­ща­ют лече­ние на послед­них ста­ди­ях болез­ни. Соот­вет­ству­ю­щее коли­че­ство в Гол­лан­дии состав­ля­ет 16 %, в Бель­гии 18 % и в США 11 %. В 2000 году в Гол­лан­дии было 2123 офи­ци­аль­но заре­ги­стри­ро­ван­ных слу­чая эвта­на­зии, из кото­рых 1893 на послед­них ста­ди­ях рака.

Объ­яс­не­ние при­чи­ны при­ня­тия гол­ланд­ца­ми эвта­на­зии, кото­рое дает гол­ланд­ский про­фес­сор Аарт Гизольф, состо­ит в «их куль­тур­ных каль­ви­нист­ских кор­нях». Теми же кор­ня­ми объ­яс­ня­ет­ся и их поло­жи­тель­ное отно­ше­ние к абор­там и одно­по­лым бра­кам … (“La Repubblica”, 2.04.2002, p. 12). Непри­ят­но, но это уже ста­ло дей­стви­тель­но­стью, что, начи­ная с иска­же­ния хри­сти­ан­ских прин­ци­пов, гол­ланд­цы, и все те, кто при­дер­жи­ва­ет­ся подоб­ных им прин­ци­пов, секу­ля­ри­зи­ро­ва­лись и дошли до офи­ци­аль­но­го сего­дняш­не­го при­ня­тия эвта­на­зии, что для нас явля­ет­ся не поте­рей досто­ин­ства, но, напро­тив, оскорб­ле­ни­ем и обес­це­ни­ва­ни­ем таин­ства чело­ве­че­ско­го существования.

Тем не менее, необ­хо­ди­мо заме­тить, что для буду­ще­го чело­ве­че­ства явля­ет­ся обна­де­жи­ва­ю­щим тот факт, что боль­шин­ство обществ и кон­сти­ту­ци­он­ных госу­дарств про­ти­во­сто­ят вве­де­нию эвта­на­зии. И это пото­му, что они удо­сто­ве­ри­лись в том, что, откры­вая эту лазей­ку для, по суще­ству, смерт­ной каз­ни людей, они содей­ству­ют испол­не­нию без­за­кон­ных инте­ре­сов и созда­нию неко­е­го кош­мар­но­го обще­ства, в кото­ром будут иметь место толь­ко здо­ро­вые, состо­я­тель­ные и успеш­ные. Ибо, в кон­це кон­цов, вос­при­я­тие обще­ством ближ­не­го без люб­ви во Хри­сте, толь­ко сквозь приз­му рас­суд­ка и голой эти­ки, ведет само обще­ство к бесчеловечности.

На сего­дняш­ний день кро­ме Гол­лан­дии госу­дар­ства­ми, в кото­рых раз­ре­ша­ет­ся эвта­на­зия под усло­ви­я­ми, на мой взгляд, не лег­ко кон­тро­ли­ру­е­мы­ми, — явля­ют­ся Австра­лия, Япо­ния, Гер­ма­ния, Дания, Шве­ция, Бель­гия и Китай. В США Вер­хов­ным Судом было реше­но пере­дать вопрос о при­ня­тии или непри­ня­тии эвта­на­зии и о содей­ствии само­убий­ству на само­сто­я­тель­ное рас­суж­де­ние каж­до­го шта­та. В шта­те Оре­гон уже уза­ко­не­но содей­ствие само­убий­ству с помо­щью лекарств, кото­рые про­да­ют­ся в апте­ках по рецеп­ту вра­ча. Кали­фор­ния сня­ла уго­лов­ную ответ­ствен­ность за при­ме­не­ние эвта­на­зии. В Вашинг­тоне так­же было реше­но отме­нить уго­лов­ную ответ­ствен­ность за при­ме­не­ние эвта­на­зии, но после рефе­рен­ду­ма 1991 года соот­вет­ству­ю­щий закон был отме­нен. Хочу под­черк­нуть, что эта про­бле­ма, кото­рая напря­мую каса­ет­ся мора­ли мест­но­го обще­ства, сра­зу же взвол­но­ва­ла народ, кото­рый и отме­нил реше­ние сво­их избран­ни­ков. В Швей­ца­рии в Цюрих­ском кан­тоне была отме­не­на уго­лов­ная ответ­ствен­ность за при­ме­не­ние эвта­на­зии. В Вели­ко­бри­та­нии те суды, кото­рые рас­смат­ри­ва­ют дела об эвта­на­зии, не лег­ко дают раз­ре­ше­ние на её осу­ществ­ле­ние. Во Фран­ции подоб­ный зако­но­про­ект, пред­став­лен­ный на рас­смот­ре­ние фран­цуз­ско­го Пар­ла­мен­та Бер­на­ром Куш­не­ром, встре­тил серьёз­ные сопротивления.

Боль­шин­ство стран не согла­ша­ют­ся на при­ня­тие эвта­на­зии. И с этой точ­ки зре­ния я выра­жаю своё удо­вле­тво­ре­ние реше­ни­ем Сове­та Евро­пы от 26 мая это­го года, кото­рым госу­дар­ства-чле­ны при­зы­ва­ют­ся «соблю­дать абсо­лют­ный запрет на то, что­бы пола­гал­ся доб­ро­воль­ный конец жиз­ни неиз­ле­чи­мых или близ­ких к смер­ти боль­ных». Так­же недав­но избран­ный пре­зи­дент Фран­ции Жак Ширак заявил, что не отно­сит­ся бла­го­склон­но к эвта­на­зии, и высту­па­ет за иссле­до­ва­ния тех мето­дов в меди­цине, кото­рые при­не­сут облег­че­ние боль­ным до самой их смер­ти. (La Croix, 16.04.2002, p. 8)

Про­бле­ма, кото­рая недав­но воз­ник­ла в Гол­лан­дии, где уже вошел в силу закон об эвта­на­зии, заклю­ча­ет­ся в том, кому над­ле­жит опре­де­лять боли как «невы­но­си­мые и неиз­ле­чи­мые». Сам пре­зи­дент Гол­ланд­ско­го Коро­лев­ско­го Меди­цин­ско­го Обще­ства Ruud Hagenouw несколь­ко дней тому назад при­знал, что «очень труд­но опре­де­лить эти гра­ни­цы, и мы посто­ян­но нахо­дим­ся в про­цес­се иссле­до­ва­ния» (La Croix, 03.04.2002, p. 4). И вот одно из недав­них дел в гол­ланд­ском суде про­яви­ло имен­но это недо­уме­ние гол­ланд­ско­го обще­ства отно­си­тель­но опре­де­ле­ния тех гра­ниц, кото­рые раз­ре­ша­ют эвта­на­зию. Амстер­дам­ский апел­ля­ци­он­ный суд осу­дил вра­ча, кото­рый сде­лал эвта­на­зию быв­ше­му сена­то­ру Эдвар­ду Брон­ге­сма, посколь­ку его аргу­мен­ты, что боль­ной «соста­рил­ся», «стра­дал от боли», «устал жить», не были дока­за­ны. Сам пре­зи­дент Гол­ланд­ско­го Меди­цин­ско­го Обще­ства при­знал, что сего­дня, когда меди­цин­ская нау­ка посто­ян­но усо­вер­шен­ству­ет воз­мож­но­сти борь­бы с болью, не лег­ко ска­зать, когда боли ста­но­вят­ся невы­но­си­мы­ми. И необ­хо­ди­мо при­вет­ство­вать и бла­го­сло­вить начи­на­ния, пред­при­ни­ма­е­мые теми вра­ча­ми, кото­рые посред­ством при­ме­ня­е­мых ими лечеб­ных мето­дов, облег­ча­ют стра­да­ния боль­ных до само­го кон­ца их насто­я­щей жиз­ни. Таким обра­зом, они дают как науч­ный, так и чело­ве­че­ский ответ тем, кто под­дер­жи­ва­ет эвта­на­зию, все­гда пом­ня, что любовь и пси­хи­че­ская под­держ­ка мед­пер­со­на­ла, род­ствен­ни­ков и дру­зей явля­ют­ся неза­ме­ни­мы­ми сред­ства­ми для борь­бы боль­ных со сво­и­ми страданиями.

Вслед­ствие уза­ко­не­ния эвта­на­зии в одних госу­дар­ствах, сра­зу же воз­ник­ли зло­упо­треб­ле­ния и про­бле­мы в дру­гих, одной из кото­рых явля­ет­ся так назы­ва­е­мая «тор­гов­ля смер­тью». Она совер­ша­ет­ся с помо­щью зара­нее орга­ни­зо­ван­но­го неза­кон­но­го пере­ме­ще­ния в дру­гие госу­дар­ства тех лиц, кото­рые жела­ют эвта­на­зии, или по жела­нию тех, кто орга­ни­зо­вы­ва­ют её для сво­их род­ствен­ни­ков. В апре­ле это­го года ита­льян­ское пра­во­су­дие нача­ло рас­сле­до­ва­ние по при­чине посту­пив­ших све­де­ний, что в стране нала­же­ны неза­кон­ные сети, кото­рые, испол­няя зака­зы род­ствен­ни­ков, жела­ю­щих осво­бо­дить­ся от сво­их бога­тых боль­ных, на насле­дие кото­рых они пре­тен­ду­ют, пере­во­зят их в Гол­лан­дию или в Швей­ца­рию, где им «закон­но» дела­ют эвта­на­зию. Соглас­но тем же сооб­ще­ни­ям, раз­мер воз­на­граж­де­ния за это пре­ступ­ное дея­ние, кото­рое назы­ва­ет­ся «облег­че­ни­ем», нахо­дит­ся в пре­де­лах от 3600 до 5100 евро.

Пре­крас­ное сов­па­де­ние, что сего­дняш­ний науч­ный сим­по­зи­ум про­во­дит­ся в пас­халь­ный пери­од, когда мы празд­ну­ем «три­днев­ное вос­кре­се­ние, став­шее винов­ни­ком жиз­ни веч­ной. Ибо, подоб­но тому как Мария Бого­ро­ди­ца не испы­та­ла мук рож­де­ния, будучи Девой и Нене­вест­ной, но Божи­им хоте­ни­ем и Духа бла­го­да­тию роди­ла Твор­ца веков Бога Сло­ва от Бога, так­же и зем­ля из недр сво­их, мук смер­ти избе­жав, изверг­ла, когда ей было пове­ле­но, Вла­ды­ку иуде­ев; ибо не мог­ла удер­жи­вать тело, став­шее носи­те­лем бес­смер­тия» (Ag. Gregoriou Nysses, Eis ten fotoforon kai Agian Anastasin tou Kyriou, BEPES, tomos 69, p. 252).

Для нас, хри­сти­ан, не суще­ству­ет ни малей­ше­го сомне­ния в том, что мы обя­за­ны с долж­ным ува­же­ни­ем отно­сить­ся к чело­ве­че­ско­му телу, с само­го момен­та его сотво­ре­ния и до его физи­че­ской смер­ти, пото­му что оно есть «храм живу­ще­го в вас Свя­то­го Духа, Кото­ро­го име­е­те вы от Бога, и вы не свои» (1 Кор. 6, 19). А так­же, пото­му что «если кто рас­тлит храм Божий», в кото­ром живет Свя­той Дух, «рас­тлит того Бог» (1 Кор. 3, 17). Кро­ме того, это тело гото­вит­ся к сла­ве и нетле­нию после его вос­кре­се­ния, соглас­но обра­щен­ным к нам сло­вам ап. Пав­ла, «Тот, Кто воз­двиг Хри­ста из мерт­вых, ожи­во­тво­рит и тлен­ные наши тела через живу­ще­го в нас Сво­е­го Духа» (Рим. 8, 11).

Вели­кий Отец нашей Церк­ви свя­той Гри­го­рий Нис­ский учит нас как раз об этом ожи­во­тво­ре­нии наших тел в день вос­кре­се­ния и об их без­гра­нич­ной цен­но­сти. Так, напри­мер, на вопрос, будет ли умер­ший моло­дой чело­век веч­но иметь те телес­ные недо­стат­ки, с кото­ры­ми родил­ся или при­об­рел при жиз­ни, или вос­крес­нет ли ста­рик в сво­ем сла­бом и дрях­лом теле, кото­рое имел в сво­ей глу­бо­кой ста­ро­сти, или неиз­ле­чи­мый боль­ной в сво­ем послед­нем пред­смерт­ном теле, св. Гри­го­рий Нис­ский нас уве­ря­ет, что все мы, неза­ви­си­мо от того состо­я­ния в кото­ром умер­ли, будем в неко­то­ром смыс­ле подоб­ны коло­су. Посколь­ку мы высох­ли от жары гре­ха и пре­тер­пе­ли на зем­ле испы­та­ния и зем­ля нас при­ня­ла, и наши тела были раз­ло­же­ны смер­тью, во вре­мя вес­ны вос­кре­се­ния опять появит­ся голое семя наше­го тела в высо­ком, бога­том и пря­мом колос­ке, кото­рый про­стрет­ся до небес­ной высо­ты и будет укра­шен нетле­ни­ем и дру­ги­ми бого­леп­ны­ми при­зна­ка­ми, и все мы будем иметь преж­нюю добр?ту Ада­ма, кото­рую он имел до сво­е­го падения.

Так­же нас учит Свя­той Отец о свя­то­сти наше­го тела, удив­ляя само­го совре­мен­но­го уче­но­го спе­ци­а­ли­ста гене­ти­че­ской меха­ни­ки, что душа не нахо­дит­ся в каком-либо кон­крет­ном месте, но при­сут­ству­ет во всех местах тела и, сле­до­ва­тель­но, нахо­дит­ся в каж­дой из его точек, т.е. в каж­дой нашей клет­ке (См. Ag. Gregoriou Nyssis Erga, “Dialogos peri psyxes kai anastaseos “, EPE t.1, p. 380 kai p. 296). Итак, какое мы име­ем пра­во вме­ши­вать­ся в жизнь наше­го ближ­не­го, обра­за и подо­бия Божия, и рас­тле­вать Храм Его?

С тем же ува­же­ни­ем к чело­ве­че­ско­му телу напи­са­но и «Уче­ние Две­на­дца­ти Апо­сто­лов». Во вто­рой его запо­ве­ди под­чер­ки­ва­ет­ся, что чело­ве­ку запре­ще­но отни­мать жизнь в любом её виде и поло­же­нии: «Вто­рая же запо­ведь уче­ния не убий, не пре­лю­бо­дей­ствуй, не рас­тле­вай детей, не отрав­ляй, не уби­вай дитя во утро­бе и родив­ше­го­ся не уби­вай». Даль­ше в «Уче­нии Две­на­дца­ти Апо­сто­лов» под­чер­ки­ва­ет­ся, что дето­убий­цы и убий­цы тво­ре­ний Божи­их, избра­ли путь смер­ти и погуб­ле­ния души (Vas. Moustaki, “Ap. Pateres”, Ekd. Oik. Papademitriou, p. 10 k.e.). Итак, оче­вид­но, что для нас, хри­сти­ан, убий­ство, аборт, дето­убий­ство, так­же как и эвта­на­зия явля­ют­ся тяже­лей­ши­ми грехами.

Эпи­лог

Назва­ние мое­го выступ­ле­ния – «Цер­ковь и про­бле­ма эвта­на­зии». Конеч­но, для хри­сти­а­ни­на здесь не суще­ству­ет ника­кой про­бле­мы, пото­му что он отвер­га­ет эвта­на­зию. Это про­бле­ма для того обще­ства, кото­рое уни­жа­ет тво­ре­ние Божие, рас­смат­ри­вая его как некую сово­куп­ность, неожи­дан­но ока­зав­ших­ся на нашей пла­не­те и слу­чай­но вза­и­мо­дей­ству­ю­щих меж­ду собой, кле­ток. Это про­бле­ма для того обще­ства, кото­рое пре­вра­ща­ет­ся в жесто­кую власть, кото­рая заин­те­ре­со­ва­на толь­ко в здо­ро­вых и силь­ных, а всех осталь­ных ведет к, буд­то бы, достой­ной смерти.

Мы про­воз­гла­ша­ем Любовь и Ува­же­ние к каж­до­му чело­ве­ку, неза­ви­си­мо от наци­о­наль­но­сти и рели­гии, от его зача­тия до самой его кон­чи­ны. Для нас чело­ве­ком явля­ет­ся как заро­дыш, так и пра­виль­но осуж­ден­ный на смерть. Сове­тую тем, кото­рые под­дер­жи­ва­ют эвта­на­зию, не закры­вать гла­за. Чело­век с момен­та сво­е­го рож­де­ния пере­жи­ва­ет смерть, ино­гда поте­рей люби­мо­го чело­ве­ка, ино­гда болез­нью, ино­гда изме­не­ни­я­ми сво­е­го тела вслед­ствие воз­рас­та. И толь­ко тот чело­век, кото­рый побеж­да­ет во Хри­сте грех, побеж­да­ет и смерть. Вот – дей­стви­тель­ность. В мире, кото­рый живет без Хри­ста, смерть явля­ет­ся мучи­тель­ной и непре­одо­ли­мой дей­стви­тель­но­стью. Что бы там высо­ко­пар­но ни гово­ри­лось, каким бы сверх­че­ло­ве­че­ским ни ста­но­ви­лось обще­ство, суще­ствуя без Хри­ста, какие бы ни про­воз­гла­ша­лись и не писа­лись пра­ва чело­ве­ка и поли­ти­че­ские сво­бо­ды. Наде­юсь, что все это будет при­ня­то во вни­ма­ние при состав­ле­нии Кон­сти­ту­ции Объ­еди­нен­ной Евро­пы XXI-го века.

Мы все­гда и всем про­по­ве­ду­ем Хри­ста рас­пя­то­го и вос­крес­ше­го для спа­се­ния каж­до­го чело­ве­ка, про­по­ве­ду­ем, что жизнь наша в Его руках, что все то, что слу­ча­ет­ся с нами, про­ис­хо­дит для наше­го спа­се­ния, что мы не име­ем пра­ва исправ­лять Божьи пла­ны, что эвта­на­зия, несмот­ря на то, что гово­рит о досто­ин­стве, явля­ет­ся фено­ме­ном упад­ка обще­ства, фено­ме­ном игно­ри­ро­ва­ния чело­ве­ка. Так­же, вме­сте с прис­но­па­мят­ным стар­цем Иусти­ном Попо­ви­чем испо­ве­ду­ем, что «Вос­крес­ший Гос­подь есть Все во всем: Он есть То, Что Кра­си­во, Бла­го, Истин­но, Люби­мо, Радост­но, Боже­ствен­но, Муд­ро, Веч­но. Он – вся наша Любовь, вся наша Исти­на, вся наша Радость, всё наше Бла­го, вся наша Жизнь, Веч­ная Жизнь во всей боже­ствен­ной веч­но­сти и бес­ко­неч­но­сти. Поэто­му сно­ва и сно­ва, бес­чис­лен­ное коли­че­ство раз, будем воз­гла­шать: Хри­стос Вос­кре­се» (Ioustinou Popovits “Anthropos kai Theantropos ” Ekd. Papademitriou, p.48–49).

Автор: Бла­жен­ней­ший Архи­епи­скоп Афин­ский и всея Элла­ды Христодул

Пере­вод с гре­че­ско­го Нико­лая Данилевича

Источ­ник: Православие.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки