К Чаше приступать со страхом, но не перед вирусом, а перед Богом

К Чаше приступать со страхом, но не перед вирусом, а перед Богом

(11 голосов5.0 из 5)
 

Во вре­мя коро­на­ви­ру­са боязнь при­ча­щать­ся, страх зара­зить­ся во вре­мя служ­бы, цело­ва­ния Кре­ста — это от мало­ве­рия, пани­ки? Мож­но ли зара­зить­ся веру­ю­ще­му, молясь в хра­ме? Такие вопро­сы вол­ну­ют пра­во­слав­ных веру­ю­щих. Мы попро­си­ли про­то­и­е­рея Вяче­сла­ва Пере­ве­зен­це­ва помочь разо­брать­ся в этих и дру­гих вопро­сах, кото­рые вол­ну­ют сего­дня пра­во­слав­ных верующих.

^ Эпидемия, страх и паника

Страх, не путать с пани­кой, есте­ствен­ная, хотя и очень непри­ят­ная эмо­ция, кото­рая воз­ни­ка­ет у чело­ве­ка в ситу­а­ции опас­но­сти, реаль­ной или мни­мой. Часто быва­ет так, что имен­но, страх спа­са­ет чело­ве­ку жизнь. А бес­страш­ный, т.е., не име­ю­щий стра­ха, это ведь не толь­ко сме­лый и отваж­ный, но и дер­зост­ный и отча­ян­ный, что уже совсем не дале­ко от безрассудный.

Итак, боять­ся надо не столь­ко стра­ха, сколь­ко , имен­но, без­рас­суд­ства и паники.

Без­рас­суд­ство (утра­та рас­су­ди­тель­но­сти) часто быва­ет след­стви­ем нашей бес­печ­но­сти и пофи­гиз­ма. Мы можем сколь угод­но уми­лять­ся этой нашей наци­о­наль­ной осо­бен­но­стью («Пока гром не гря­нет, мужик не пере­кре­стить­ся»), но ведь может ока­зать­ся и позд­но («Пету­ха на зарез несут, а он закри­чал кукареку»).

О вре­де и недо­пу­сти­мо­сти пани­ки мно­го гово­рят пси­хо­ло­ги, а вот мне­ние вра­ча, к.м.н. Д.В. Архиповой:

«Важ­но раз­гра­ни­чить ост­рый страх, кото­рый часто цели­те­лен пото­му, что име­ет кон­крет­ный повод, с кото­рым в дан­ный момент сей­час инди­ви­ду­ум дол­жен спра­вить­ся, и тре­во­гу, кото­рая воз­ни­ка­ет, на осно­ва­нии неких угроз, кото­рые, с одной сто­ро­ны, он не может избе­жать, а, с дру­гой — они совер­шен­но не под­кон­троль­ны кон­крет­но­му пере­жи­ва­ю­ще­му, т.е. это страх по пово­ду буду­ще­го, на кото­рое чело­век никак не может повли­ять в насто­я­щий момент. И вот такое состо­я­ние губи­тель­но и смер­тель­но опасно.

Уже дав­но обна­ру­же­но, что если иммун­ная систе­ма рабо­та­ет не пра­виль­но, то про­цесс, кото­рый она обыч­но совер­ша­ет во бла­го и быст­ро — засто­по­ри­ва­ет­ся. Т.е. вос­па­ле­ние, кото­рое, обыч­но быст­ро уби­ра­ет зара­зу, вос­ста­нав­ли­ва­ет тка­ни и воз­вра­ща­ет орга­низм к преж­не­му здо­ро­во­му состо­я­нию – вос­ста­нав­ли­ва­ет т.н. гомео­стаз начи­на­ет про­те­кать очень дол­го. Вос­па­ле­ние ста­но­вит­ся хро­ни­че­ским и начи­на­ет раз­ру­шать орга­низм. Гор­мо­ны пани­ки раз­ру­ша­ют интер­лей­ки­ны – защит­ные бел­ки наше­го орга­низ­ма. Мы не толь­ко теря­ем воз­мож­ность актив­но и пло­до­твор­но мыс­лить и реа­ги­ро­вать на ситу­а­цию, мы еще и начи­на­ем болеть. Таким обра­зом, стресс – это заме­ча­тель­ная реак­ция, если в ней нахо­дить­ся не дол­го, все хоро­шо в меру. Если же гор­мо­ны стрес­са будут выде­лять­ся посто­ян­но и не будут рас­хо­до­вать­ся на кон­крет­ные дей­ствия – типа «напал – убе­жал», то могут начать­ся самые неже­ла­тель­ные послед­ствия. Моло­дежь и более стой­кие, как все­гда, про­тя­нут доль­ше, а вот более ком­про­ме­ти­ро­ван­ные люди могут ока­зать­ся в совсем слож­ной ситу­а­ции. У пожи­лых — повы­ше­ние арте­ри­аль­но­го дав­ле­ния или спазм сосу­дов — вот вам инсульт или инфаркт. Кто несёт ответ­ствен­ность за такую вне­зап­ность? У моло­дых часто начи­на­ют­ся, так назы­ва­е­мые, пани­че­ские ата­ки, кото­рые, конеч­но, не повы­ша­ют риск вне­зап­ной смер­ти, но часто лиша­ют тру­до­спо­соб­но­сти и тре­бу­ют меди­ка­мен­тоз­но­го лечения»

^ О Причастии

Литур­гия сто­ит в цен­тре хри­сти­ан­ства, а в цен­тре литур­гии — «Агнец, заклан­ный от созда­ния мира» (Откр. 13:8), или, как в дру­гом месте ска­за­но, «пред­на­зна­чен­ный еще преж­де созда­ния мира» (1Пет. 1:20).

Сер­гей Иоси­фо­вич Фудель, во вре­ме­на тяж­ких испы­та­ний Церк­ви, когда каза­лось, вот-вот и исчез­нут все хра­мы с рус­ской зем­ли, и литур­гию слу­жить будет про­сто неко­му и не с кем, писал:

«Цер­ковь, преж­де все­го или боль­ше все­го — это литур­гия. Поэто­му «литур­гия веч­на… Цер­ковь — в том, что «Бог явил­ся во пло­ти», в стра­да­ю­щем чело­ве­че­ском теле, Цер­ковь — это воче­ло­ве­че­ние Бога. Бог, не остав­ляя Сво­е­го Боже­ствен­но­го есте­ства, вошел в мир, в есте­ство чело­ве­че­ское. С это­го нача­лось хри­сти­ан­ство в исто­рии, и вся его суть — в под­ра­жа­нии ему, это­му выхож­де­нию Бога, но лишь в обрат­ном направ­ле­нии: Бог схо­дит с неба на зем­лю, дела­ет­ся чело­ве­ком; чело­век в хри­сти­ан­стве выхо­дит навстре­чу сво­е­му Богу — из сво­е­го чело­ве­че­ско­го, «слиш­ком чело­ве­че­ско­го» есте­ства выхо­дит в мир Боже­ствен­ный. «Бог стал чело­ве­ком, что­бы чело­век стал богом»,- это обыч­ная и посто­ян­ная фор­му­ла святых».

То, о чём ещё я ска­жу, не толь­ко не явля­ет­ся уче­ни­ем Церк­ви, даже для меня это, ско­рее, область раз­мыш­ле­ния, чем убеж­де­ния и уж, тем более я бы не стал наста­и­вать, что со мной непре­мен­но нуж­но согла­шать­ся. Если у кого-то есть своя точ­ка зре­ния по это­му вопро­су, и она мне пока­жет­ся убе­ди­тель­ной, то я вполне могу ее при­нять. Это ско­рее при­гла­ше­ние к раз­мыш­ле­нию, чем настав­ле­ние в истине. Впро­чем, при­гла­ше­ние это может быть излишне, кто из пра­во­слав­ных сей­час не пыта­ет­ся мучи­тель­но най­ти отве­ты на эти вопро­сы: как же быть с наши­ми стра­ха­ми? Как при­сту­пить к Чаше, во вре­мя вирус­ной эпидемии?

Как и все­гда — со стра­хом Божи­ем, верою и любовью!

Со стра­хом, но не перед болез­нью и виру­сом, а перед Богом, дабы не быть опа­лен­ным любо­вью Хри­ста. Ведь «ели­жды бо аще ясте Хлеб сей и Чашу сию пие­те, Мою смерть воз­ве­ща­е­те, Мое вос­кре­се­ние исповедаете».

Верую, Гос­по­ди, и испо­ве­дую, яко Ты еси воис­ти­ну Хри­стос, Сын Бога живо­го, при­ше­дый в мир греш­ные спа­сти, от них же пер­вый есмь аз. Еще верую, яко сие есть самое пре­чи­стое Тело Твое, и сия самая есть чест­ная Кровь Твоя. 

«Когда мы под­ни­ма­ем чашу и хлеб на пре­сто­ле в Церк­ви, это зна­чит, что Хри­стос при­хо­дит вновь и сно­ва насту­па­ет ночь Тай­ной Вече­ри. Он соеди­ня­ет нас меж­ду собой и соеди­ня­ет с Самим Собой. Таин­ство тра­пезы — это таин­ство един­ства с Богом и людей меж­ду собой» (прот. Алек­сандр Мень).

Но, что это за един­ство? Как воз­мож­но оно? Евха­ри­сти­че­ское бого­сло­вие очень важ­ный раз­дел пра­во­слав­но­го уче­ния о спа­се­нии, соеди­не­нии Бога и чело­ве­ка (обо­же­ние), здесь не место погру­жать­ся в него подроб­но, но ска­жем крат­ко о главном.

Участ­вуя в таин­стве евха­ри­стии, чело­век соеди­ня­ет­ся с обо­жи­ва­ю­щей пло­тью Хри­ста и при­об­ща­ет­ся веч­ной и нетлен­ной жиз­ни, то есть ста­но­вит­ся «соте­лес­ным» Хри­сту. Это тож­де­ство тела не воз­ни­ка­ет само по себе, а нис­по­сы­ла­ет­ся как дар Божи­ей бла­го­да­ти, кото­рую чело­век может лич­но и сво­бод­но при­нять в духе. В этом соеди­не­нии со Хри­стом не может быть ника­ко­го авто­ма­тиз­ма или, тем более, магиз­ма. При­ча­стие про­ис­хо­дит лич­но и сво­бод­но, со стра­хом Божи­ем и верою, а не меха­ни­че­ски, подоб­но тому, как мы ста­но­вим­ся при­част­ны ово­щам со сво­е­го огорода.

Соеди­нив­шись со Хри­стом, веру­ю­щий ста­но­вит­ся хра­мом Пре­свя­той Тро­и­цы. Так как вся пол­но­та боже­ства сосре­до­то­че­на в теле Хри­ста, то Свя­тая Тро­и­ца пре­бы­ва­ет в соте­лес­ных Хри­сту: «О непре­взой­ден­ное чудо! Он соеди­ня­ет­ся и с сами­ми чело­ве­че­ски­ми ипо­ста­ся­ми веру­ю­щих, срас­тво­ря­ясь через при­ча­стие Сво­е­го свя­то­го Тела с каж­дым из них, и ста­но­вит­ся соте­лес­ным нам, и дела­ет нас хра­мом все­го Боже­ства» (свят. Гри­го­рий Пала­ма).

О вели­чии Евха­ри­стии, это­го таин­ства Церк­ви — Тела Хри­сто­ва, писать мож­но мно­го. Каж­дый из нас, кто име­ет этот опыт, нико­гда и ни за что, не захо­чет от него отка­зать­ся. Ну, а как же вирус? Можем ли мы его встре­тить в Евха­ри­сти­че­ской чаше? Тео­ре­ти­че­ски воз­мож­но, если не все, то очень мно­гое. Но воз­мож­ное, не зна­чит акту­аль­ное. Пере­фра­зи­руя ап. Пав­ла, писав­ше­го: «все нам поз­во­ле­но, но не все полез­но», я бы ска­зал: « все воз­мож­но, но не все слу­ча­ет­ся». Насколь­ко я пони­маю, слу­ча­ев зара­же­ния смер­тель­ной болез­нью после При­ча­стия пока допод­лин­но не известно.

«Бог есть свет и нет в Нем ника­кой тьмы» (1Ин.1:5) эти сло­ва люби­мо­го уче­ни­ка Спа­си­те­ля — один из важ­ней­ших дог­ма­тов нашей веры. Бог не может быть источ­ни­ком зла — это точ­но, но что есть зло? Болезнь, все­гда и для каж­до­го непре­мен­но зло? А смерть? Те, кто кри­чал на Гол­го­фе: «если Он Царь Изра­и­лев, пусть теперь сой­дет с кре­ста, и уве­ру­ем в Него» (Мф. 27:40) были уве­ре­ны, что Бог и стра­да­ние, а тем более смерть, не сов­ме­сти­мы. «Крест для иуде­ев соблазн» (1Кор. 1:22), но для нас-то «сила и пре­муд­рость». И еще, вера есть наше дове­рие, вве­рен­ность Хри­сту. Он гово­рит нам:

«Какой из вас отец, когда сын попро­сит у него хле­ба, подаст ему камень? или, когда попро­сит рыбы, подаст ему змею вме­сто рыбы? Или, если попро­сит яйца, подаст ему скор­пи­о­на?» (Лк. 11:11,12)

Гос­подь, через свя­щен­ни­ка, про­тя­ги­ва­ет нам Чашу и говорит:

это Я, при­и­ди­те и при­и­ми­те во остав­ле­ние гре­хов и жизнь веч­ную… во исце­ле­ние души и тела. Аминь.

Может ли Хри­стос вме­сто исце­ле­ния пода­рить болезнь? Нет, но может пода­рить или попу­стить болезнь, как путь к остав­ле­нию гре­хов и в жизнь веч­ную. Долж­ны ли, исхо­дя из это­го, свя­щен­ни­ки быть бес­печ­ны и спу­стя рука­ва отно­сить­ся к гиги­е­ни­че­ским мерам предо­сто­рож­но­сти во вре­мя эпидемии?

«Про­клят, кто дело Гос­подне дела­ет небреж­но» ( Иер.48.10) . Забо­та о людях, о пастве Хри­сто­вой, дело, несо­мнен­но, Божие и делать его надо тща­тель­но, не иску­шая Гос­по­да своего.

А при­ча­щать­ся надо, не толь­ко имея страх, веру и любовь, но и разу­ме­ние, ибо «Ведь если кто ста­нет есть и пить, не при­зна­вая в этом хле­бе Тела, будет есть и пить себе в осуж­де­ние. Отто­го у вас так мно­го боль­ных и сла­бых, и умер­ло нема­ло людей» (1Кор.11:29,30)

^ Суббота для человека

Что каса­ет­ся цело­ва­ния кре­ста, икон, свя­тынь, евха­ри­сти­че­ской Чаши, руки свя­щен­ни­ка после бла­го­сло­ве­ния, то это очень доро­гая для нас и древ­няя наша тра­ди­ция и не более того. Отка­зы­вать­ся от нее из-за мало­ве­рия и пани­ки не сто­ит, это будет грех. А вот, отка­зать­ся на вре­мя эпи­де­мии из-за люб­ви к ближ­ним сво­им очень даже правильно.

Пост вре­мя огра­ни­че­ний и воз­дер­жа­ния, кото­рое мы берем на себя, желая вырас­тить из это­го доб­рый плод. Любой посту­пок ради ближ­не­го, когда мы себя, и даже свои духов­ные потреб­но­сти или при­выч­ки, ото­дви­га­ем подаль­ше, а нуж­ду ближ­не­го ста­вим во гла­ву и будет «пост при­ят­ный, бла­го­угод­ный Господеви».

Это же отно­сит­ся и к собо­ро­ва­нию. Собо­ро­ва­ние, конеч­но не про­сто бла­го­че­сти­вый обряд, а таин­ство Церк­ви, но при­сту­пать к нему еже­год­но Вели­ким постом — это тра­ди­ция и доволь­но новая. Вся­кий серьез­но забо­лев­ший пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин может при­бег­нуть к это­му спа­си­тель­но­му таин­ству в любое вре­мя. В наши дни, когда эпи­де­мия глав­ным обра­зом накла­ды­ва­ет на нас огра­ни­че­ния по коли­че­ству собран­ных вме­сте людей, сто­ит хоро­шо поду­мать, а не отло­жить ли свое собо­ро­ва­ние на дру­гое вре­мя, опять же поду­мав о ближ­нем своем.

Конеч­но, глав­ным нашим делом, хотя бы, про­сто пото­му, что, кро­ме нас, веру­ю­щих, это дело никто делать не может, долж­на быть наша молит­ва. Молит­ва не долж­на быть мно­го­слов­ной, как учил нас Гос­подь, но посто­ян­ной и настойчивой:

«Ска­зал так­же им прит­чу о том, что долж­но все­гда молить­ся и не уны­вать, гово­ря: в одном горо­де был судья, кото­рый Бога не боял­ся и людей не стыдился.

В том же горо­де была одна вдо­ва, и она, при­хо­дя к нему, гово­ри­ла: «защи­ти меня от сопер­ни­ка мое­го». Но он дол­гое вре­мя не хотел. А после ска­зал сам в себе: «хотя я и Бога не боюсь и людей не сты­жусь, но, как эта вдо­ва не даёт мне покоя, защи­щу её, что­бы она не при­хо­ди­ла боль­ше доку­чать мне». И ска­зал Гос­подь: слы­ши­те, что гово­рит судья непра­вед­ный? Бог ли не защи­тит избран­ных Сво­их, вопи­ю­щих к Нему день и ночь, хотя и мед­лит защи­щать их? Ска­зы­ваю вам, что подаст им защи­ту вско­ре. Но Сын Чело­ве­че­ский, при­дя, най­дет ли веру на зем­ле?» (Лк. 18.1–8)

Текст: Алек­сандра Грипас

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки