Книга “Странички трезвости”. Игумен Иона (Займовский)

Книга “Странички трезвости”. Игумен Иона (Займовский)

(34 голоса3.6 из 5)

Перед вами пер­вый пра­во­слав­ный еже­днев­ник, напи­сан­ный свя­щен­ни­ком в помощь тем, кто стра­да­ет от алко­го­лиз­ма или нар­ко­ма­нии, а так­же род­ствен­ни­кам страж­ду­щих. Это сво­е­го рода духов­ное чте­ние на каж­дый день и для тех, кто пока не при­зна­ет свою болезнь, не может или не жела­ет выздо­рав­ли­вать, и осо­бен­но для тех, кто посе­ща­ет груп­пы вза­им­ной под­держ­ки, рабо­та­ю­щие по Две­на­дца­ти­ша­го­вой про­грам­ме. Еже­днев­но обра­ща­ясь к стра­ни­цам этой кни­ги, чело­век полу­ча­ет воз­мож­ность на мину­ту-дру­гую вырвать­ся из напол­нен­но­го ядо­ви­тым воз­ду­хом алко­голь­но­го или нар­ко­ти­че­ско­го ада и ока­зать­ся в про­стран­стве выздоровления.

1 января. Память мученика Вонифатия (290) (Иак 3, 1–10)

Пер­вый день ново­го года. Сколь­ко лет под­ряд я про­сы­пал­ся пер­во­го янва­ря в состо­я­нии ужас­но­го похме­лья — голо­ва болит, руки мок­рые. Про­сы­пал­ся в стра­хе — где я нахо­жусь, что я вытво­рял вче­ра? Теперь всё по-дру­го­му. Вче­ра я был на собра­нии АА и сего­дня соби­ра­юсь пой­ти туда сно­ва. Зачем мне это нуж­но? Про­сто я не хочу вер­нуть­ся в ад, из кото­ро­го меня извлек Гос­подь с помо­щью наше­го вели­ко­го содру­же­ства АА. «Се тво­рю всё новое», — гово­рит Гос­подь в свя­щен­ном Писа­нии. В трез­вой жиз­ни обнов­ля­ет­ся моя душа, про­сы­па­ют­ся эмо­ции, рас­прям­ля­ет­ся тело; как про­шло­год­няя пау­ти­на, раз­ры­ва­ют­ся преж­ние алко­голь­ные свя­зи, а вме­сто них появ­ля­ют­ся новые отно­ше­ния, новые дру­зья. И зна­е­те, доро­гие мои, я ведь сего­дня утром при­ча­стил­ся в церк­ви Боже­ствен­ных Таин Хри­сто­вых. Вино, кото­рое меня столь­ко лет уби­ва­ло, в Свя­той Евха­ри­стии пре­су­ществ­ля­ет­ся в дра­го­цен­ную Кровь Иису­са Хри­ста, ожив­ляя и оду­хо­тво­ряя меня к новой жиз­ни. Я ста­ра­юсь бывать на свя­той Литур­гии регу­ляр­но, по воз­мож­но­сти, — еже­не­дель­но. Общая цер­ков­ная молит­ва теперь не раз­дра­жа­ет меня, как рань­ше, когда я поду­мы­вал уйти в отда­лен­ный мона­стырь, что­бы там, нако­нец, раз и навсе­гда завя­зать пьян­ку. Мне не при­шлось тра­тить­ся на биле­ты, я пред­по­чел совер­шить Пер­вый Шаг про­грам­мы АА. Что про­изо­шло, я и теперь тол­ком не знаю. Пер­вый Шаг оста­ет­ся тай­ной за семью печа­тя­ми. Про­сто одна­жды мне откры­лось: если я при­знаю бес­си­лие перед сво­им алко­го­лиз­мом, если я через «не хочу» и «не могу» пове­рю Ано­ним­ным Алко­го­ли­кам, я уж, во вся­ком слу­чае, ниче­го не поте­ряю. А выиг­рать мож­но было мно­гое, если бы рос­сказ­ни АА были прав­дой… До сих пор я не устаю удив­лять­ся тому, что все, ска­зан­ное мне на пер­вом же собра­нии АА, ока­за­лось чистой прав­дой. Теперь я уже дли­тель­ное вре­мя не пью и не лезу от это­го в пет­лю. Теперь я регу­ляр­но посе­щаю собра­ния АА, и одно чув­ство не поки­да­ет меня — я живой! Сего­дня свя­тая Цер­ковь вос­по­ми­на­ет муче­ни­ка Вони­фа­тия, кото­рый был рабом и любов­ни­ком бога­той моло­дой рим­лян­ки Агла­и­ды. Оба они чув­ство­ва­ли угры­зе­ния сове­сти и хоте­ли омыть свой грех. Агла­и­да сна­ря­ди­ла Вони­фа­тия на Восток, где шло жесто­кое гоне­ние на хри­сти­ан, за моща­ми свя­тых муче­ни­ков. В Тар­се Кили­кий­ском Вони­фа­тий уви­дел ужа­са­ю­щее зре­ли­ще истя­за­ний хри­сти­ан; в душе его про­изо­шел пере­во­рот, и он неожи­дан­но испо­ве­дал себя хри­сти­а­ни­ном и пре­тер­пев ужас­ные пыт­ки, с муче­ни­че­ским вен­цом ото­шел ко Гос­по­ду. Так что Агла­и­да полу­чи­ла свя­тые остан­ки сво­е­го быв­ше­го воз­люб­лен­но­го, после чего она в пока­я­нии про­ве­ла остав­шу­ю­ся жизнь. Когда я пере­сту­пил порог груп­пы АА, мое созна­ние тоже пере­ме­ни­лось, и теперь я начал новый отсчет жиз­ни. Гос­по­ди, молит­ва­ми Тво­е­го угод­ни­ка Вони­фа­тия, укре­пи меня в вере и трезвости.

2 января. Память святого праведного Иоанна Кронштадтского (Иак 3, 11–4, 6)

«Кто хочет быть дру­гом миру, тот ста­но­вит­ся вра­гом Богу. Или вы дума­е­те, что напрас­но гово­рит Писа­ние: «до рев­но­сти любит дух, живу­щий в нас»? Но тем боль­шую дает бла­го­дать, посе­му и ска­за­но: «Бог гор­дым про­ти­вит­ся, а сми­рен­ным дает бла­го­дать» (Иак 4, 4–6). Мы, алко­го­ли­ки, избрав­шие трез­вую жизнь в АА и выбрав­ши­е­ся из насто­я­ще­го ада, мы, дети хао­са, став­шие детьми Све­та — зна­ем на опы­те, что 1‑й Шаг — это про­ход под аркой сми­ре­ния в совер­шен­но новый мир. Когда я пер­вый раз вошел на собра­ние АА, собрав­ши­е­ся пред­став­ля­лись по оче­ре­ди: «Я — Маша-алко­го­лич­ка. Я — Миха­ил — и я алко­го­лик». Во мне под­ня­лась буря воз­му­ще­ния: «Нет, я не алко­го­лик», — про­те­сто­ва­ла пья­ная часть мое­го «я», «У меня про­бле­мы с выпив­кой, я не могу оста­но­вить­ся, но зачем же ста­вить на мне клей­мо?» Дру­гая часть меня шеп­та­ла: «Как же ты не алко­го­лик?.. Вспом­ни пья­ные твои без­об­ра­зия. Вспом­ни похмель­ные ночи и бес­про­свет­ное оди­но­че­ство пья­но­го отча­я­нья! Как это еще назвать: безу­мец? сума­сшед­ший?» В это вре­мя оче­редь дошла до меня: «Я — N, и я. алко­го­лик», — выдох­нул я. Что-то сме­сти­лось в моей душе. В одно­ча­сье я стал един со все­ми эти­ми людь­ми, боль­шин­ство из кото­рых видел пер­вый раз в жиз­ни. Я испы­ты­вал лег­кое сму­ще­ние, радость и надеж­ду на пере­ме­ны. Я еще не знал, что подо­шел к 1‑му Шагу — акту сми­ре­ния. При­знав себя без­на­деж­но боль­ным, я разо­рвал друж­бу с пья­ным и гор­дым «миром» и его пусты­ми цен­но­стя­ми — вра­ньем, само­об­ма­ном, эго­из­мом, зави­стью, осуж­де­ни­ем. Я начал пости­гать азы вели­кой нау­ки — про­грам­мы «12 Шагов», веду­щей к трез­вой и пол­но­цен­ной жиз­ни. Я вошел в реаль­ность Пер­во­го Шага, пере­став бороть­ся с тем, что силь­нее меня, с «хит­рым, власт­ным, сби­ва­ю­щим с тол­ку» алко­го­лем, и ощу­тил облег­че­ние. Сего­дня свя­тая Пра­во­слав­ная Цер­ковь с любо­вью вспо­ми­на­ет заме­ча­тель­но­го пас­ты­ря — пра­вед­но­го Иоан­на Крон­штадт­ско­го. Он жил в XIX веке и сво­ей любо­вью к Богу и бед­ным заслу­жил горя­чую любовь наро­да. Пра­вед­ный о.Иоанн помо­гал пья­ни­цам, устра­и­вая «дома тру­до­лю­бия», а сво­им вдох­но­вен­ным сло­вом исце­лял иска­ле­чен­ные души. За его пла­мен­ную любовь и чисто­ту жиз­ни Гос­подь даро­вал ему дар чудо­тво­ре­ния. А еще св. Иоанн еже­днев­но слу­жил Боже­ствен­ную литур­гию. «Нуж­но любить вся­ко­го чело­ве­ка и в гре­хе его и позо­ре его, — гово­рил отец Иоанн. — Не нуж­но сме­ши­вать чело­ве­ка — это образ Божий — со злом, кото­рое в нем». Взи­рая на
жизнь св. Иоан­на Крон­штадт­ско­го, при­му со сми­ре­ни­ем то, что я — алко­го­лик и что я бес­си­лен перед сво­ей болез­нью. А Гос­подь да помо­жет мне в этом.

3 января. Память благоверной Иулиании, княгини Вяземской и Новоторжской (Иак 4, 7–5, 9)

«Поко­ри­тесь Богу; про­ти­во­стань­те диа­во­лу, и убе­жит от вас. При­близь­тесь к Богу, и при­бли­зит­ся к вам; очи­сти­те руки, греш­ни­ки, исправь­те серд­ца, двое­душ­ные. Сокру­шай­тесь, плачь­те и рыдай­те; смех ваш да обра­тит­ся в плач и радость — в печаль. Сми­ри­тесь пред Гос­по­дом, и воз­не­сет вас» (Иак 4, 7–10). Как не печа­лить­ся мне, когда я болен смер­тель­ным забо­ле­ва­ни­ем! Рань­ше я жил бес­печ­но, пил-попи­вал… Жизнь была тяже­лая, меня не часто пони­ма­ли род­ные и дру­зья, при­шлось не раз сме­нить рабо­ту, но в бутыл­ке я неиз­мен­но нахо­дил радость и успо­ко­е­ние. Даже когда при­хо­ди­лось рас­пла­чи­вать­ся за это бла­го­по­лу­чи­ем семьи, соб­ствен­ным здо­ро­вьем. Толь­ко ино­гда, в мину­ты похмель­но­го отча­я­ния, я с ужа­сом осо­зна­вал, что в сво­ем пьян­стве зашел слиш­ком дале­ко и мне уже не выбрать­ся, что малень­кая рюмоч­ка власт­но управ­ля­ет моей жиз­нью. Да, моя жизнь ста­ла неуправ­ля­е­мой, попыт­ки оста­но­вить­ся были без­успеш­ны­ми, я падал все ниже и ниже. Я не знал тогда, что «.с при­хо­дом это­го забо­ле­ва­ния раз­ру­ша­ет­ся всё, ради чего сто­ит жить» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 17). Но теперь всё ина­че: «При­близь­тесь к Богу, и при­бли­зит­ся к вам», — читаю я в посла­нии свя­то­го апо­сто­ла Иако­ва. Каж­дое утро моей новой и трез­вой жиз­ни я начи­наю так: ста­нов­люсь перед ико­ной Хри­ста Спа­си­те­ля и гово­рю: «Я (имя­рек). Я — алко­го­лик. Я бес­си­лен перед сво­ей болез­нью». Таким обра­зом, этим актом сми­ре­ния я вхо­жу в реаль­ность насту­па­ю­ще­го дня. Ухо­дят тяжесть и напря­же­ние. Как толь­ко я при­знаю бес­си­лие перед алко­го­лиз­мом, я осво­бож­да­юсь от непо­силь­ной зада­чи, кото­рую столь­ко лет мучи­тель­но и без­успеш­но раз­ре­шал: «Сми­ри­тесь пред Гос­по­дом, и воз­не­сет вас». Бла­го­вер­ная кня­ги­ня Иули­а­ния, память кото­рой чтит­ся сего­дня в Церк­ви, про­сла­ви­лась высо­ким супру­же­ским цело­муд­ри­ем. Смо­лен­ский князь Юрий Свя­то­сла­вич пле­нил­ся ее кра­со­той и вся­че­ски скло­нял ее к пре­лю­бо­де­я­нию, но она стро­го хра­ни­ла вер­ность мужу. Одна­жды во вре­мя пира князь Юрий убил супру­га Иули­а­нии в надеж­де наси­ли­ем овла­деть ею. Свя­тая Иули­а­ния вос­про­ти­ви­лась насиль­ни­ку. Разъ­ярен­ный князь Юрий при­ка­зал отру­бить ей ноги и руки, а тело ее бро­сить в реку Твер­цу. Муче­ни­че­ство свя­той Иули­а­нии совер­ши­лось зимой 1406 г. Я тоже про­ти­во­стал мое­му люто­му и бес­по­щад­но­му тира­ну — алко­го­лиз­му. А в этой войне плен­ных не берут. Алко­го­лизм раз­бил на части мою душу и жизнь. Когда я вхо­жу в свет трез­вой жиз­ни, то рас­се­чен­ные части мое­го «я» соби­ра­ют­ся воеди­но: ум, воля, тело, эмо­ции. Свет трез­вой жиз­ни для меня это посе­ще­ния собра­ний АА, рабо­та по 12-ти Шагам и обще­ние с настав­ни­ком в Про­грам­ме. Гос­по­ди, молит­ва­ми свя­той Иули­а­нии, помо­ги мне про­жить этот день в све­те Пер­во­го Шага — Шага смирения.

4 января. Память великомученицы Анастасии Узорешительницы (Мк 10, 23–32)

Я при­знал свое бес­си­лие перед болез­нью алко­го­лиз­ма, при­знал, что моя жизнь ста­ла неуправ­ля­е­мой. Теперь каж­дый день и час я учусь жить по-ново­му, как мла­де­нец учит­ся ходить. Все эмо­ции и моти­вы пере­пу­та­ны, отго­лос­ки, да что там, голо­са про­шлой алко­голь­ной жиз­ни гром­ко дают о себе знать. Но у меня появи­лись про­ве­рен­ные инстру­мен­ты, с помо­щью кото­рых я могу все же уве­рен­но идти впе­ред, даже если внешне я бук­сую. В первую оче­редь, это собра­ния АА. В пер­вые дни трез­во­сти я еже­днев­но хожу на груп­пы под­держ­ки. Я отме­няю запла­ни­ро­ван­ные встре­чи с дру­зья­ми, под­ра­бот­ки, празд­но­ва­ние дня рож­де­ния. Со вре­ме­нем я смо­гу делать все, что захо­чу. Сей­час мне надо про­сто еже­днев­но ходить на груп­пы. Пото­му что один я не справ­люсь. Меня зада­вит уны­ние и жалость к себе. При­шел на груп­пу, налил себе чаю, послу­шал алко­го­ли­ков, рас­ска­зал о сво­их чув­ствах — сего­дня трез­вый. Толь­ко один день. Но это день моей жиз­ни. Если я смог быть трез­вым сего­дня, может быть, смо­гу и зав­тра. На пер­вых же груп­пах мне поре­ко­мен­до­ва­ли выбрать кого-то, с кем я могу обсу­дить лич­но свои стра­хи и про­бле­мы: «Созна­ние, что у чело­ве­ка, кото­рый пыта­ет­ся вой­ти со мной в кон­такт, были такие же точ­но труд­но­сти, что он чет­ко пред­став­ля­ет себе всё, о чем гово­рит, и сама его мане­ра пове­де­ния — всё это обе­ща­ет нович­ку реаль­ные отве­ты на вопро­сы. У это­го чело­ве­ка. нет чув­ства пре­вос­ход­ства пере­до мной, и нет ниче­го, кро­ме жела­ния помочь» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 17). Сего­дня Цер­ковь вспо­ми­на­ет вели­ко­му­че­ни­цу Ана­ста­сию Узо­ре­ши­тель­ни­цу. Родом рим­лян­ка, она постра­да­ла за Хри­ста в гоне­ние Дио­кле­ти­а­на (ок. 304). Пере­одев­шись нищен­кой, она посе­ща­ла тем­ни­цы: кор­ми­ла, лечи­ла, а часто и выку­па­ла узни­ков, стра­дав­ших за веру во Хри­ста, за что и была схва­че­на языч­ни­ка­ми, пре­тер­пе­ла раз­лич­ные тяж­кие муче­ния и была утоп­ле­на в море. Мой настав­ник, пору­чи­тель в Про­грам­ме, тоже лечит и зажив­ля­ет раны моей боль­ной и изму­чен­ной алко­го­лем души. Уте­ши­тель­ные сло­ва я читаю сего­дня в Еван­ге­лии: «Мно­гие же будут пер­вые послед­ни­ми и послед­ние пер­вы­ми» (Мк 10, 31). С помо­щью брат­ства АА из горь­ко­го поте­рян­но­го забул­ды­ги Гос­подь воз­во­дит меня к истин­но­му чело­ве­че­ско­му досто­ин­ству. Я начи­наю путь духов­ной жиз­ни, о кото­рой я в тайне меч­тал столь­ко лет, но топ­тал­ся на месте, пото­му что моим духов­ным настав­ни­ком была вод­ка и иже с ней. Гос­по­ди, молит­ва­ми вели­ко­му­че­ни­цы Ана­ста­сии, помо­ги мне сего­дняш­ний день про­жить трез­вым не толь­ко телом, но и душой, серд­цем и умом.

5 января. Литургическое чтение: Лк 17, 3–10

Дол­гое вре­мя я пытал­ся бороть­ся с алко­го­лиз­мом, про­ти­во­по­став­ляя ему Цер­ковь и цер­ков­ную жизнь. Я исполь­зо­вал момен­ты уча­стия в свя­тых Таин­ствах, что­бы дать оче­ред­ной зарок, я совер­шал дол­гие мно­го­днев­ные поезд­ки в отда­лен­ные мона­сты­ри и оби­те­ли, выста­и­вал мно­го­ча­со­вые мона­стыр­ские служ­бы, постил­ся со всей стро­го­стью уста­ва. Резуль­тат был все­гда один и тот же: я начи­нал пить! Один раз я напил­ся пря­мо в элек­трич­ке по доро­ге из Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры! Я не пони­мал одну про­стую вещь: нель­зя про­сто «почи­нить» себя. Отказ от алко­го­ля пред­по­ла­га­ет пере­смотр все­го миро­воз­зре­ния, в том чис­ле — рели­ги­оз­но­го. Не раз я слы­шал, что дру­гие пья­ни­цы полу­ча­ли исце­ле­ние бла­го­да­ря цер­ков­ной молит­ве. У меня нет осно­ва­ний не верить это­му. Но в моем слу­чае цер­ковь про­сто ста­ла частью систе­мы отри­ца­ния: я пил — я борол­ся с вод­кой и «каял­ся» — я опять сры­вал­ся… Замкну­тый круг! Если чест­но, в АА я при­шел от отча­я­ния. Я был наслы­шан, что это чуть ли не сек­та, что АА родом из Аме­ри­ки, но у меня про­сто не оста­ва­лось выбо­ра. Чудо при­шло отту­да, отку­да я его никак не ожи­дал. Мно­го поз­же я вспом­нил дерз­но­вен­ные сло­ва Писа­ния: «Дух дышит, где хочет». Из исто­рии АА я знаю, что его осно­ва­тель — Билл Уил­сон вме­сте со сво­и­ми дру­зья­ми-спо­движ­ни­ка­ми отде­лил­ся неко­гда от хри­сти­ан­ско­го мето­дист­ско­го дви­же­ния «Окс­форд­ские груп­пы». Он ини­ци­и­ро­вал дви­же­ние, кото­рое не назы­ва­ло себя Цер­ко­вью и при­ни­ма­ло людей любых рели­ги­оз­ных взгля­дов. Это было муд­рое реше­ние, ведь нере­ли­ги­оз­ный алко­го­лик едва ли пой­дет в цер­ковь, а рели­ги­оз­но­му полез­но немно­го пере­смот­реть свою рели­ги­оз­ность, раз она не при­но­сит доб­ро­го пло­да. Билл Уил­сон гени­аль­ным чутьем осно­ва­те­ля изме­нил пер­во­на­чаль­ный «окс­форд­ский» лозунг: «Обре­ти Бога, и ты обре­тешь трез­вость» на дру­гой, кото­рый мне, алко­го­ли­ку, мно­гое объ­яс­нил: «Обре­ти трез­вость, и ты обре­тешь Бога». В Церк­ви я искал не Бога, а спа­се­ния от вина. Я нашел трез­вость в АА, узнал, что «.пере­стать пить — это все­го лишь нача­ло» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки» с. 18). И теперь я знаю, что мне пред­сто­ит зано­во най­ти мое­го Бога, зано­во начать жизнь в моей люби­мой Пра­во­слав­ной Церк­ви. Сего­дняш­ний еван­гель­ский при­зыв: «.Когда испол­ни­те все пове­лен­ное вам гово­ри­те: мы рабы ниче­го не сто­я­щие, пото­му что сде­ла­ли, что долж­ны были сде­лать» (Лк 17, 10) — вдох­нов­ля­ет меня: я делаю то, что дол­жен был делать. Сам Гос­подь направ­ля­ет и обе­ре­га­ет мою жизнь, мне надо толь­ко идти впе­ред и ниче­го не бояться.

6 января. Рождественский сочельник. Память преподобного Николая монаха (IX в.)

В пери­од Ново­го года и Рож­де­ства я ста­ра­юсь чаще ходить на собра­ния АА, чем обыч­но. Поче­му? В про­шлом этот пери­од был для меня яко­бы закон­ным пово­дом напить­ся. Все ведь пьют на празд­ни­ки! А чем я хуже?! В момен­ты эмо­ци­о­наль­но­го напря­же­ния и стрес­са, или же в пери­од душев­но­го подъ­ема, когда алко­голь­ные меха­низ­мы гото­вы запу­стить­ся вновь, и я ста­нов­люсь осо­бен­но уяз­ви­мым для болез­ни, я при­ни­маю лекар­ство (груп­пы под­держ­ки и обще­ние с настав­ни­ком) чаще, чем в дру­гое вре­мя. Я делаю это, что­бы сохра­нить пода­рен­ную мне трез­вость и не под­дать­ся само­об­ма­ну. «Боль­шин­ство алко­го­ли­ков. теря­ют воз­мож­ность выбо­ра во всем, что свя­за­но с выпив­кой. Наша так назы­ва­е­мая сила воли прак­ти­че­ски пере­ста­ет суще­ство­вать. В опре­де­лен­ное вре­мя мы теря­ем спо­соб­ность вос­ста­но­вить в памя­ти во всех подроб­но­стях то уни­зи­тель­ное состо­я­ние, кото­рое мы испы­ты­ва­ли, и те непри­ят­но­сти, слу­чив­ши­е­ся все­го лишь неде­лю или месяц тому назад. И мы ока­зы­ва­ем­ся без­за­щит­ны­ми перед пер­вой рюм­кой» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 23). Сего­дня на груп­пе я заме­тил пла­кат с пого­вор­кой: «Для меня одной рюм­ки слиш­ком мно­го, а 30-ти мало». Наши мет­кие пого­вор­ки и при­сло­вья, кото­рые в виде таб­ли­чек раз­ве­ше­ны на сте­нах, не раз выру­ча­ли меня.
Сего­дняш­ний свя­той, Нико­лай-монах был вое­на­чаль­ни­ком при визан­тий­ском царе Ники­фо­ре I. Нака­нуне бит­вы с бол­га­ра­ми, куда он был послан, Нико­лай под­верг­ся иску­ше­нию от одной жен­щи­ны, но муже­ствен­но ему вос­про­ти­вил­ся. В кро­во­про­лит­ной бит­ве погиб­ли почти все его сорат­ни­ки, а Нико­лай остал­ся жив. Ему было откры­то в виде­нии, что жизнь ему даро­ва­на за побе­ду над плот­ским иску­ше­ни­ем. Я знаю, что алко­го­лизм силь­нее меня, поэто­му я не ввя­зы­ва­юсь в нерав­ную борь­бу, я про­сто избе­гаю тех мест, где есть алко­голь. Так я ока­зы­ва­юсь в «без­опас­ном месте», так я побеж­даю мою смер­тель­ную, власт­ную, сби­ва­ю­щую с тол­ку болезнь. Моя награ­да — жизнь и духов­ный рост, дви­же­ние впе­ред изо дня в день. Стар­шие дру­зья по АА не раз пре­ду­пре­жда­ли, что мно­гие воз­вра­ща­лись в алко­го­лизм из-за блуд­ных дел. Гос­по­ди, по молит­вам преп. Нико­лая, помо­ги мне оста­вать­ся сего­дня в трез­во­сти и цело­муд­рии. Бла­го­сло­ви соеди­нить­ся с Тобой и Тво­ей Цер­ко­вью в боже­ствен­ной Евха­ри­стии в вели­кий день Тво­е­го Рождества.

7 января. Рождество Господа Иисуса Христа

«Самым глав­ным фак­том явля­ет­ся ни что иное, как появ­ле­ние у нас глу­бо­ко­го и дей­ствен­но­го опы­та, кото­рый корен­ным обра­зом изме­нил наше отно­ше­ние к жиз­ни, к дру­зьям и ко все­му Божье­му миру. Самое глав­ное в нашей жиз­ни сего­дня — абсо­лют­ная уве­рен­ность в том, что Созда­тель совер­шен­но чудо­дей­ствен­ным спо­со­бом вошел в наши серд­ца и жиз­ни. Он сумел совер­шить для нас то, что мы нико­гда не смог­ли бы сде­лать сами» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 24). Сего­дняш­ний Вели­кий празд­ник, день рож­де­ния Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста, — это вос­по­ми­на­ние о том, как Созда­тель совер­шен­но чудо­дей­ствен­ным спо­со­бом вошел в жизнь мира, вопло­тил­ся, «зрак раба при­яв». Это все­лен­ское собы­тие про­изо­шло не во двор­це, не в бело­ка­мен­ных пала­тах, а в малень­ком тес­ном сарае. Дева Мария и обру­чен­ный ей муж, Иосиф, при­шли в
Виф­ле­ем, что­бы вне­сти сво­им име­на в спи­сок под­дан­ных кеса­ря. У Марии нача­лись схват­ки, но сво­бод­но­го места для нее не нашлось, кро­ме извест­ня­ко­вой пеще­ры, пред­на­зна­чен­ной для ско­та. Тут, под бле­я­нье овец и мыча­нье коров, и родил­ся мла­де­нец Хри­стос. «Таин­ство стран­ное вижу и пре­слав­ное, — с удив­ле­ни­ем вос­пе­ва­ет свя­тая Цер­ковь, — Небо — вер­теп; Пре­стол Херу­вим­ский ‑Деву; ясли — вме­сти­ли­ще, в них же воз­ле­же невме­сти­мый Хри­стос Бог, Его­же вос­пе­ва­ю­ще, вели­ча­ем!». Не так ли про­изо­шло и мое рож­де­ние в новую, трез­вую и вдох­но­вен­ную жизнь. В тес­ной бед­ной ком­на­туш­ке, в каком-нибудь под­ва­ле реа­би­ли­та­ци­он­но­го цен­тра, сре­ди пья­ниц, за чаш­кой чая при­шло спа­се­ние мое и мил­ли­о­нов дру­гих алко­го­ли­ков, раз­бро­сан­ных по все­му лицу зем­но­го шара. Спа­се­ние при­шло отту­да, где, каза­лось бы, невоз­мож­но его было ожи­дать. Волх­вы, муд­ре­цы с Восто­ка при­нес­ли дары Богом­ла­ден­цу Хри­сту: золо­то, ладан и смир­ну. Мой малень­кий, скром­ный, но дра­го­цен­ный дар Тебе, любя­щий и крот­кий Гос­подь, — это моя трез­вость, это моя бла­го­дар­ность, это мое сми­рен­ное созна­ние сво­е­го бес­си­лия и того, что без Тебя я не смо­гу остать­ся в трез­во­сти и цело­муд­рии. Моя сего­дняш­няя молит­ва о тех, кто погиб от «этой страш­ной болез­ни», о тех, кто, блуж­дая впотьмах, ищет доро­гу к трез­во­сти, о тех, кто обрел ее. Спа­си­бо, Гос­по­ди, за этот уди­ви­тель­ный праздник!

8 января. Собор Пресвятой Богородицы (Мф 2, 13–23)

Сего­дня, на вто­рой день Рож­де­ства, Цер­ковь празд­ну­ет собор Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы, т.е. с бла­го­дар­ной любо­вью при­вет­ству­ет Ту, Кото­рая при­ня­ла, выно­си­ла и роди­ла Богом­ла­ден­ца Хри­ста. Она пер­вой дер­жа­ла в объ­я­ти­ях Того, Кто дер­жит в сво­их объ­я­ти­ях весь мир и нас с вами. Гос­подь стал гони­мым, пре­сле­ду­е­мым злы­ми людь­ми сра­зу после Сво­е­го Рож­де­ния. Жизнь Его Пре­чи­стой Мате­ри пол­на боли и тра­гиз­ма. Ее Сын люби­мый был отверг­нут луч­ши­ми людь­ми наро­да Божия, мало того, он был убит на позор­ном кре­сте. Все сло­ва, кото­рые Мария слы­ша­ла о Хри­сте, Она сла­га­ла в серд­це сво­ем. Кое-что из этих слов вошло в свя­тые Еван­ге­лия. Напри­мер, рас­сказ о Рож­де­стве. Раз­мыш­ляя о труд­ной, дра­ма­тич­ной зем­ной судь­бе Сына Божия, Его Мате­ри и Его духов­ной семьи — общи­ны уче­ни­ков, я думаю о том, что прав­да все­гда встре­ча­ет пре­пят­ствия и про­тив­ле­ние, все­гда нахо­дит­ся в опас­но­сти. Так и с моей трез­во­стью. С удив­ле­ни­ем и гру­стью я уви­дел, что, ока­зы­ва­ет­ся, не всем моя трез­вость по душе. После теп­ло­го уча­стия и поздрав­ле­ний, кото­ры­ми под­дер­жи­ва­ли меня дру­зья и род­ствен­ни­ки, нача­лись кон­флик­ты, раз­до­ры и огор­че­ния. Им труд­но было «отпу­стить» меня, дать мне сво­бо­ду изме­нять­ся и рас­ти. Не даром в свя­щен­ном Писа­нии гово­рит­ся: «Вра­ги чело­ве­ку — домаш­ние его». С неко­то­ры­ми дру­зья­ми, кото­рые, как ока­за­лось, были не дру­зья­ми, а собы­туль­ни­ка­ми и слу­чай­ны­ми попут­чи­ка­ми по жиз­ни, при­шлось рас­стать­ся. Но с укреп­ле­ни­ем трез­во­сти и ново­го духов­но­го опы­та появи­лись и новые люди вокруг меня. Моей новой духов­ной семьей, преж­де все­го, ста­ли бра­тья и сест­ры в АА. В обра­зе Пре­свя­той Девы Марии для меня цен­но Ее глу­бо­кое сми­ре­ние, осно­ван­ное на внут­рен­ней сосре­до­то­чен­но­сти. В АА со мной про­изо­шли важ­ные духов­ные пере­ме­ны, кото­рые помо­га­ют мне не толь­ко сохра­нить трез­вость, но и рас­ти духов­но. «Самым глав­ным фак­том явля­ет­ся не что иное, как появ­ле­ние у нас глу­бо­ко­го и дей­ствен­но­го духов­но­го опы­та, кото­рый корен­ным обра­зом изме­нил наше отно­ше­ние к жиз­ни, к дру­зьям и ко все­му Божье­му миру. Самое глав­ное в нашей жиз­ни сего­дня — абсо­лют­ная уве­рен­ность в том, что Созда­тель совер­шен­но чудо­дей­ствен­ным спо­со­бом вошел в наши серд­ца и жиз­ни» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 24). Углу­бить­ся в себя, уви­деть свое серд­це с его сла­бо­стя­ми и недо­стат­ка­ми, мне помо­га­ет частое посе­ще­ние собра­ний АА. Я ста­ра­юсь что-то сде­лать для моей род­ной груп­пы: при­не­сти вкус­ные кон­фе­ты, лимон, хоро­ший кофе; остать­ся после собра­ния и помыть чаш­ки. Для меня рабо­та по 1‑му Шагу — это кон­крет­ные дей­ствия сми­ре­ния и бла­го­дар­но­сти. Пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца, помо­гай нам!

9 января. Память первомученика и архидиакона Стефана (t ок. 34) (Мк 11, 23–26)

Что остав­ля­ет меня трез­вым? Поче­му я, алко­го­лик, кото­рый по всем зако­нам моей болез­ни, дол­жен пить, спить­ся и уме­реть от пьян­ки, — поче­му я оста­юсь трез­вым? Поче­му закон­чен­ные хро­ни­че­ские алко­го­ли­ки, попав в АА, оста­ют­ся трез­вы­ми и ведут здо­ро­вую, осмыс­лен­ную жизнь? «В раз­ных местах вре­мя от вре­ме­ни алко­го­ли­ки при­об­ре­та­ют жиз­нен­но важ­ный духов­ный опыт» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 26). Если рань­ше я запо­ем читал духов­ную лите­ра­ту­ру (все боль­ше мне нра­ви­лись Свя­тые Отцы, аске­ти­че­ская лите­ра­ту­ра), но при этом пьян­ство­вал, лгал, обма­ны­вал, мани­пу­ли­ро­вал людь­ми, злил­ся, зави­до­вал и боял­ся — то сей­час я учусь не спе­шить, шаг за шагом при­ме­нять прин­ци­пы выздо­ров­ле­ния и не пры­гать «выше голо­вы». Чест­но при­зна­юсь себе, что до «Лестви­цы» и «Доб­ро­то­лю­бия» я еще не дорос. Но при­дет вре­мя, когда я смо­гу вос­при­нять духов­ный опыт древ­них аске­тов. Пока я учусь в пер­вом клас­се шко­лы трез­ве­ния. Новая тема для меня — от души про­щать оби­ды. Если меня, как мне кажет­ся, неспра­вед­ли­во оби­де­ли, обма­ну­ли, посту­пи­ли со мной неспра­вед­ли­во — я учусь не мстить, не осуж­дать, ста­ра­юсь про­стить. Но и не зата­и­ваю, не про­гла­ты­ваю оби­ду. Ина­че я теряю мир, и алко­голь­ное про­шлое мрач­ной тенью вста­ет у меня за пле­ча­ми. «…Про­щай­те, — учит меня Хри­стос Гос­подь в сего­дняш­нем еван­гель­ском чте­нии, — если что име­е­те на кого, дабы и Отец ваш Небес­ный про­стил вам согре­ше­ния ваши. Если же не про­ща­е­те, то и Отец ваш Небес­ный не про­стит вам согре­ше­ний ваших» (Мк 11, 25–26). Одна­ко про­стить не зна­чит про­сто ска­зать «про­щаю», это пред­по­ла­га­ет внут­рен­нюю рабо­ту с собой, молит­ву, обра­ще­ние к Богу. Когда про­стить труд­но, я упо­ваю на еван­гель­ское обе­ща­ние: «Всё, что не буде­те про­сить в молит­ве, верь­те, что полу­чи­те, — и будет вам» (Мк 11, 24). Свя­тая Цер­ковь празд­ну­ет сего­дня память свя­то­го Сте­фа­на, апо­сто­ла и пер­во­му­че­ни­ка, кото­рый был стар­шим сре­ди семи диа­ко­нов, постав­лен­ных апо­сто­ла­ми, поэто­му его назы­ва­ют архи­ди­а­ко­ном. Он был хри­сти­ан­ским пер­во­му­че­ни­ком и постра­дал в воз­расте 30 лет. Будучи испол­нен Свя­то­го Духа, свя­той Сте­фан с дерз­но­ве­ни­ем про­по­ве­до­вал хри­сти­ан­ское уче­ние и побеж­дал иудей­ских зако­но­учи­те­лей в спо­рах. За это иудеи окле­ве­та­ли Сте­фа­на, а потом и поби­ли его кам­ня­ми. Перед смер­тью он про­из­нес: «Гос­по­ди, Иису­се, при­ми дух мой; Гос­по­ди, не вме­ни им это во грех». Учить­ся люб­ви и молит­ве за обид­чи­ков — это духов­ная зада­ча моей новой трез­вой жиз­ни. Запо­ведь Хри­ста о люб­ви к вра­гам — это тема мое­го раз­мыш­ле­ния сего­дня. Гос­по­ди, молит­ва­ми свя­то­го Сте­фа­на, научи меня люб­ви к вра­гам и обидчикам.

10 января. Литургическое чтение: Мк 11, 27–33

В сего­дняш­нем еван­гель­ском отрыв­ке гово­рит­ся о том, как иску­ша­ли Хри­ста пер­во­свя­щен­ни­ки и книж­ни­ки иудей­ские, кото­рые Его поба­и­ва­лись и сто­ро­ни­лись Его уче­ния: «Какою вла­стью Ты тво­ришь чуде­са и учишь про­тив наших обы­ча­ев и зако­нов?» Испы­тав их, Иисус так им рез­ко отве­тил: «.Я не ска­жу вам, какою вла­стью это делаю» (Мк 11, 33). Как ни печаль­но, обще­ство не хочет видеть меня трез­вым. Зара­бо­ток очень мно­гих людей осно­ван на том, что­бы я пил, поку­пал алко­голь и сига­ре­ты, потом лечил­ся, заши­вал­ся, коди­ро­вал­ся; что­бы я вел тупо­ва­тый и при­ми­тив­ный образ жиз­ни перед теле­ви­зо­ром. Цер­ковь и нар­ко­ло­гия зача­стую под­дер­жи­ва­ют в этом обще­ство. Пусть это страш­но про­зву­чит, но и в церк­ви поба­и­ва­ют­ся людей сво­бод­ных, неза­ви­си­мых, кри­ти­че­ски настро­ен­ных, то есть трез­вых эмо­ци­о­наль­но и духов­но. С этим я столк­нул­ся в моей жиз­ни. Рели­гия, непра­виль­но пре­по­дан­ная, часто ста­но­вит­ся фор­мой болез­нен­ной зави­си­мо­сти. Мне надо твер­до усво­ить: моя трез­вость нуж­на мне, что­бы выжить, Богу — пото­му что Он любит меня, бра­тьям и сест­рам по Сооб­ще­ству, пото­му что вме­сте трез­веть лег­че. Каким обра­зом, собрав­шись в ком­на­те, пого­во­рив с час за чаем, тыся­чи и мил­ли­о­ны без­на­деж­ных алко­го­ли­ков оста­ют­ся трез­вы­ми и даже более того: счаст­ли­вы­ми, бла­го­дат­ны­ми и успеш­ны­ми? Какой вла­стью это дела­ет­ся? Пусть для мно­гих это оста­нет­ся тай­ной, пото­му что «Дух дышит, где хочет» (Ин 3, 8). Алко­го­лизм — это моя жиз­нен­ная тра­ге­дия, но он же — ключ к духов­но­му росту, назой­ли­вый овод, меша­ю­щий мне заснуть бес­про­буд­ным сном «бла­го­по­лу­чия». Для меня важ­но при­знать свою бес­по­мощ­ность не толь­ко перед пьян­ством, но и перед алко­голь­ной зави­си­мо­стью со всем ком­плек­сом боль­ных чувств и иска­жен­ных пред­став­ле­ний. Я ста­ра­юсь с ува­же­ни­ем отно­сить­ся к сво­ей болез­ни и, как след­ствие, к про­грам­ме исце­ле­ния. Недав­но у меня появил­ся хоро­ший друг в Аме­ри­ке, кото­рый посе­ща­ет собра­ния 2 раза в день. Он, кста­ти, при­над­ле­жит к Аме­ри­кан­ской пра­во­слав­ной церк­ви, у него 4 взрос­лых детей. Если я при­знаю свое бес­си­лие, то стро­го сле­дую пред­пи­са­ни­ям про­грам­мы АА, самое важ­ное из кото­рых — это посе­ще­ние групп вза­и­мо­по­мо­щи и под­держ­ки. На подви­ги и тру­ды по выздо­ров­ле­нию меня вдох­нов­ля­ют сло­ва: «То, что пред­став­ля­лось вна­ча­ле хруп­кой тро­стин­кой, ока­за­лось любя­щей и силь­ной Божьей дла­нью» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 27). Гос­по­ди, помо­ги мне сего­дня «глу­бо­ко и бес­страш­но» при­знать свое бес­си­лие перед жиз­нью без Тебя.

11 января. Литургическое чтение: 2 Пет.1, 1–10

Чело­век начи­на­ет выздо­рав­ли­вать: ходить на собра­ния, читать про­грамм­ную лите­ра­ту­ру, рабо­тать по Шагам, нахо­дит настав­ни­ка в АА, когда боль от упо­треб­ле­ния спирт­ным пре­вы­ша­ет радость от его упо­треб­ле­ния. Если я начи­наю про­пус­кать груп­пы АА, то очень ско­ро моя трез­вость ста­но­вит­ся пустой схе­мой, бес­цвет­ной и бес­силь­ной. И тогда мне уго­то­ван путь в тот кош­мар и ад, из кото­ро­го Гос­подь вырвал меня. Мно­гое у меня может не скла­ды­вать­ся дол­гие годы, несмот­ря на актив­ность рабо­ты по про­грам­ме 12 Шагов: пла­ни­ро­ва­ние дня, молит­ва и меди­та­ция, отно­ше­ние в семье и на рабо­те. Могут оста­вать­ся дру­гие зави­си­мо­сти и стра­сти. Что ж, это — лиш­нее напо­ми­на­ние о моей болез­ни. Я пом­ню девиз древ­них: «Спе­ши мед­лен­но!» И все же для меня крайне важ­но отме­чать мои успе­хи, как и св. апо­стол Петр учит в сего­дняш­нем посла­нии, кото­рое чита­лось в церк­ви за литур­ги­ей: «Вы, при­ла­гая к сему ста­ра­ние, пока­жи­те в вере вашей доб­ро­де­тель, в доб­ро­де­те­ли рас­су­ди­тель­ность, в рас­су­ди­тель­но­сти воз­дер­жа­ние, в воз­дер­жа­нии тер­пе­ние, в тер­пе­нии бла­го­че­стие, в бла­го­че­стии бра­то­лю­бие, в бра­то­лю­бии любовь. Если это в вас есть и умно­жа­ет­ся, то вы не оста­не­тесь без успе­ха и пло­да в позна­нии Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста» (2 Пет. 1, 5–8). В про­цес­се выздо­ров­ле­ния, посте­пен­но, когда я шаг за шагом и день за днем осво­бож­да­юсь от алко­го­лиз­ма и учусь любить и ценить дру­гих людей и себя само­го, я неуклон­но про­дви­га­юсь впе­ред, хотя воз­мож­ны и отступ­ле­ния и паде­ния. Сего­дня — все­мир­ный день бла­го­дар­но­сти, и я чув­ствую теп­ло в серд­це и бла­го­дар­ность Тебе, Гос­по­ди и вам, дру­зья по содру­же­ству АА. Ведь каж­дое собра­ние АА и каж­дый день моей новой, чистой и трез­вой жиз­ни — это чудо. А раз­ве не так?

12 января. Литургическое чтение: Мф 12, 15–21

«Се, Отрок Мой, Кото­ро­го Я избрал, Воз­люб­лен­ный Мой, Кото­ро­му бла­го­во­лит душа Моя. Не вос­пре­ко­сло­вит, не возо­пи­ет, и никто не услы­шит на ули­цах голо­са Его. Тро­сти над­лом­лен­ной не пере­ло­мит, и льна куря­ще­го­ся не уга­сит» (Мф 12, 18–20). О ком здесь гово­рит про­рок Иса­ия? Цер­ковь узна­ет здесь сво­е­го крот­ко­го гла­ву — Иису­са, встре­чи с Кото­рым ищет мое серд­це. Мой неболь­шой духов­ный опыт гово­рит, что Бог и все по-насто­я­ще­му цен­ное позна­ет­ся в тишине и покое. Когда я смот­рю вглубь мое­го серд­ца, когда я готов встре­тить­ся с самим собой, тогда во мне про­ис­хо­дят неза­мет­ные, но зна­чи­тель­ные пере­ме­ны. «Все, что убеж­да­ет, обра­ща­ет дру­гих, вырас­та­ет в оди­но­че­стве, в твор­че­ской тишине, нико­гда не в бол­товне», — читаю я в днев­ни­ке отца Алек­сандра Шме­ма­на. Пом­ню вре­мя, когда я уже ходил в АА, но внут­ренне не хотел при­зна­вать себя алко­го­ли­ком. Одна­жды на собра­нии АА во вре­мя мину­ты мол­ча­ния я пере­стал суе­тить­ся и углу­бил­ся в раз­мыш­ле­ние. С печа­лью, с болью я вспом­нил мое­го отца, кото­рый бес­слав­но погиб «от этой страш­ной болез­ни» не дожив до 60-ти; вспом­нил сво­е­го дядю, кото­рый был от рож­де­ния награж­ден бога­тыр­ским здо­ро­вьем, кото­рый пьет с 14 лет всю свою жизнь, и поэто­му его нет и нико­гда не было в моей жиз­ни; себя, когда я в полу­об­мо­роч­ном состо­я­нии отле­жи­вал­ся в оди­но­че­стве после запо­ев. Исце­ля­ю­щая печаль прон­зи­ла мое серд­це, и «во мол­ча­нии Бог про­из­нес Свое сло­во», Свой суд надо мной. Так я сде­лал Пер­вый шаг, всем сво­им суще­ством при­знав, что малень­кая рюмоч­ка намно­го силь­нее и могу­ще­ствен­нее, чем я и что этой самой рюмоч­кой моя жизнь пре­вра­ще­на в хаос и кош­мар. «Банк­рот­ство, при­чи­ной кото­ро­го явля­ет­ся алко­голь, ни с чем не срав­ни­мо. При­знав этот страш­ный факт, мы долж­ны сми­рить­ся с несо­сто­я­тель­но­стью во всех наших делах. Но, всту­пив в АА, мы вско­ре выра­ба­ты­ва­ем совер­шен­но дру­гую точ­ку зре­ния на это состо­я­ние пре­дель­но­го чело­ве­че­ско­го уни­же­ния. Мы при­хо­дим к выво­ду, что толь­ко потер­пев пол­ное пора­же­ние, мож­но обре­сти спо­соб­ность встать на путь, веду­щий к Силе и осво­бож­де­нию» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 26). Гос­по­ди, я про­шу Тебя: дай мне силы, муд­рость и душев­ный покой пом­нить сего­дня, что я бес­си­лен перед моей болез­нью; помо­ги мне про­жить этот день в сми­ре­нии, покое и тишине.

13 января. Память преподобной Мелании Римляныни (Гал 1, 11–19)

Апо­стол Павел пишет о себе, что рань­ше, до встре­чи со Хри­стом, он был гони­те­лем Церк­ви: «Вы слы­ша­ли о моем преж­нем обра­зе в иудей­стве, что я жесто­ко гнал Цер­ковь Божию и опу­сто­шал ее. Когда же Бог, избрав­ший меня от утро­бы мате­ри моей и при­звав­ший бла­го­да­тью Сво­ею, бла­го­во­лил во мне открыть Сына Сво­е­го.». — И далее апо­стол повест­ву­ет о сво­ей новой мис­си­о­нер­ской жиз­ни во Хри­сте. Ино­гда спра­ши­ва­ешь себя: не явля­ет­ся ли натяж­кой, искус­ствен­но­стью, дер­зо­стью посто­ян­но срав­ни­вать собы­тия и даже пер­со­на­жей Боже­ствен­но­го Откро­ве­ния и Свя­щен­но­го Пре­да­ния с про­грам­мой исце­ле­ния от алко­го­лиз­ма? Нет, не явля­ет­ся. Ведь Бог часто откры­ва­ет­ся не в сла­ве сво­ей, не в гроз­ном вели­ко­ле­пии, а в чем-то про­стом и незна­чи­тель­ном, напри­мер, в обо­рван­ном нищем пья­ни­це, кото­рый сто­ит утром воз­ле трам­вай­ной оста­нов­ки с про­тя­ну­той рукой. Ведь это я, каж­дый из наших бра­тьев и сестер по АА, если вни­ма­тель­но при­гля­деть­ся. Но это и Хри­стос под видом жал­ко­го алко­го­ли­ка сту­чит­ся в мое серд­це. Тогда я пони­маю, что меня отде­ля­ет от это­го пья­ни­цы совсем немно­го, толь­ко одна рюм­ка. Если рань­ше до АА, я сво­ей жиз­нью позо­рил и гнал Хри­ста, то теперь я сде­лал­ся апо­сто­лом трез­во­сти, что­бы оста­вать­ся трез­вым и помо­гать дру­гим дости­гать трез­во­сти. В каком-то смыс­ле, я вынуж­ден­ный апо­стол, пото­му что если я не буду сви­де­тель­ство­вать о трез­во­сти, я с тру­дом буду оста­вать­ся трез­вым. «Нам извест­но, что успе­хов доби­ва­ют­ся толь­ко те алко­го­ли­ки, при­со­еди­нив­ши­е­ся к АА, кото­рые осо­зна­ли свою ужа­са­ю­щую сла­бость и все ее послед­ствия. Пока в этом вопро­се алко­го­лик не позна­ет сми­ре­ние, его трез­вость — если и есть какая-либо — будет нена­деж­ной. Он не най­дет насто­я­ще­го сча­стья» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 27). Насто­я­щее сча­стье трез­вой жиз­ни для меня — это не быть толь­ко физи­че­ски трез­вым, но жить пол­но­цен­ной и осмыс­лен­ной жиз­нью. Со Хри­стом и во Хри­сте. Сего­дня память пре­по­доб­ной Мела­нии Рим­ля­ны­ни, кото­рая жила в I веке и всю свою жизнь посвя­ти­ла делам мило­сер­дия и подви­гам. Сей­час на дво­ре век XXI, но как и 20 веков назад я могу обра­тить­ся ко Хри­сту, при­гла­сить Его стать моим Дру­гом, вой­ти в мою жизнь. Когда на собра­ние АА при­хо­дит нови­чок и темой ста­но­вят­ся три пер­вых шага, груп­па ожи­ва­ет. Вспо­ми­на­ет­ся духов­ный прин­цип — осно­ва Пер­во­го Шага — сми­ре­ние, бла­го­да­ря кото­ро­му я оста­юсь трез­вым по сей день. Гос­по­ди, научи меня знать свою меру и наде­ять­ся на Твою милость.

14 января. Обрезание Господне (Кол 2, 8–12)

Одна из клю­че­вых фраз кни­ги «Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки»: «Если ты — алко­го­лик, то это уже навсе­гда», — не при­во­дит меня ни в отча­я­ние, ни в уны­ние. Содру­же­ство АА и про­грам­ма «12-ти Шагов» учат меня с любо­вью и сми­ре­ни­ем отно­сить­ся к себе. Мил­ли­о­ны людей живут с диа­бе­том, мно­гие из них живут пол­но­цен­но и пол­но­кров­но. Их недуг дис­ци­пли­ни­ру­ет их и помо­га­ет им не тра­тить вре­мя по пустя­кам. Алко­го­лизм стал неотъ­ем­ле­мой частью моей жиз­ни, и я ста­ра­юсь исполь­зо­вать мою болезнь не для раз­ру­ше­ния и смер­ти, а как сред­ство духов­но­го роста. Навер­ное, я дожи­ву до вре­ме­ни, когда смо­гу ото все­го серд­ца, искренне и глу­бо­ко побла­го­да­рить Бога за то, что я алко­го­лик! Вре­мя от вре­ме­ни я встре­ча­юсь с пья­ни­ца­ми, кото­рые пре­не­бре­га­ют реко­мен­да­ци­я­ми про­грам­мы АА. Мно­гие из них в кон­це кон­цов сры­ва­ют­ся. Но те, кото­рые оста­ют­ся трез­вы­ми физи­че­ски и при этом не посе­ща­ют собра­ние АА, забро­си­ли рабо­ту по Шагам, не имеют
настав­ни­ка в АА или же отка­зы­ва­ют­ся от слу­же­ния, — явля­ют­ся для меня боль­шим соблаз­ном. «Может быть, я не такой уж и алко­го­лик? Или я уже осно­ва­тель­но под­ле­чил­ся и могу теперь не пить, но не тра­тить столь­ко вре­ме­ни на АА. Может быть, я даже могу уме­рен­но пить, на празд­ни­ки и дни рож­де­ния,.. ну еще по выход­ным и после обе­да,.. и рюмоч­ку пред сном..?» — такие мыс­ли могут при­хо­дить в голо­ву при обще­нии с эти­ми алко­го­ли­ка­ми-иску­си­те­ля­ми. Сего­дняш­ние сло­ва свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла, кото­рые я услы­шал за Боже­ствен­ной Литур­ги­ей, отрез­ви­ли меня и вер­ну­ли к дей­стви­тель­но­сти. «Смот­ри­те, бра­тия, что­бы кто не увлек вас фило­со­фи­ей и пустым обо­льще­ни­ем, по пре­да­нию чело­ве­че­ско­му, по сти­хи­ям мира, а не по Хри­сту» (Кол 2, 8). Конеч­но, про­из­но­ся эти сло­ва, Павел вряд ли имел вви­ду про­бле­му алко­го­лиз­ма, но трез­вость для меня рав­но­знач­на жиз­ни, я знаю, что если трез­во­сти не будет, не будет меня, пото­му что я имею дело со смер­тель­ным неду­гом. Сего­дня свя­тая Цер­ковь вспо­ми­на­ет обре­за­ние Гос­подне. На вось­мой день после сво­е­го Рож­де­ства Гос­подь наш Иисус Хри­стос по иудей­ско­му цер­ков­но­му зако­ну был обре­зан как вся­кий мла­де­нец муж­ско­го пола в зна­ме­ние заве­та Бога с пра­от­цом Авра­амом и его потом­ка­ми. При совер­ше­нии это­го обря­да были при­не­се­ны в жерт­ву две гор­ли­цы, и Мла­ден­цу было дано имя Иисус. По тол­ко­ва­нию отцов Церк­ви, Гос­подь, Тво­рец зако­на, при­нял обре­за­ние, являя при­мер того, что людям сле­ду­ет неукос­ни­тель­но испол­нять Боже­ствен­ное уста­нов­ле­ние. В Новом Заве­те обряд обре­за­ния был вос­пол­нен Таин­ством Кре­ще­ния, кото­рое обя­за­тель­но для вся­ко­го, кто хочет вой­ти в жизнь Церк­ви Хри­сто­вой. Если Сам Гос­подь в точ­но­сти испол­нял все рели­ги­оз­ные уста­нов­ле­ния, мне ли, несчаст­но­му алко­го­ли­ку, пота­кать сво­е­му свое­во­лию и лени. «Если вы реши­ли бро­сить пить, это реше­ние долж­но быть без­ого­во­роч­ным, без вся­кой зад­ней мыс­ли когда-либо вер­нуть­ся к нор­маль­но­му потреб­ле­нию алко­го­ля» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 32). Гос­по­ди, молит­ва­ми Тво­е­го муд­ро­го бого­сло­ва Васи­лия Вели­ко­го, память кото­ро­го сего­дня празд­ну­ет свя­тая Цер­ковь, помо­ги мне со всей серьез­но­стью выпол­нить реко­мен­да­ции АА.

15 января. Память преподобного Серафима Саровского (1833) (Лк 6, 17–23)

Сего­дня память вели­ко­го пра­вед­ни­ка Церк­ви Хри­сто­вой — пре­по­доб­но­го Сера­фи­ма Саров­ско­го. Что это был за чело­век и чему я могу у него сего­дня научить­ся? Он родил­ся 1 авгу­ста 1754 г. в купе­че­ской семье. С дет­ства он любил посе­щать цер­ков­ные служ­бы и читать сво­им сверст­ни­кам свя­щен­ное Писа­ние и жития свя­тых, но боль­ше все­го любил молить­ся или пости­гать Свя­тое Еван­ге­лие в уеди­не­нии. Став мона­хом Сера­фим (в миру — Про­хор) про­хо­дил раз­лич­ные подвиж­ни­че­ские пути: обще­жи­тель­ный мона­стырь, затвор, пустын­ни­че­ство, подвиг мол­ча­ния и, нако­нец, духов­ни­че­ства и стар­че­ства, когда две­ри его кельи откры­лись, и тыся­чи страж­ду­щих со всей Руси при­бе­га­ли к пре­по­доб­но­му за сове­том и уте­ше­ни­ем. Осо­бен­ным свой­ством его обхож­де­ния и бесед были любовь и сми­рен­но­муд­рие. Кто бы ни был при­хо­див­ший к нему, бед­няк ли в руби­ще или богач в свет­лой одеж­де, с каки­ми бы кто ни при­хо­дил нуж­да­ми, он всех лобы­зал с любо­вью, всем кла­нял­ся до зем­ли и, бла­го­слов­лял. Нико­го не ранил он жесто­ки­ми уко­риз­на­ми или стро­ги­ми выго­во­ра­ми. «Радость моя, стя­жи дух мирен! — поучал свя­той ста­рец. — Это зна­чит при­ве­сти себя в такое состо­я­ние, что­бы дух наш ничем не воз­му­щал­ся». Свя­той Сера­фим осно­вал две общи­ны — для деву­шек, из кото­рой позд­нее роди­лась зна­ме­ни­тая Диве­ев­ская оби­тель, и общи­ну «бесед­ни­ков», кото­рая уже боль­ше 200 лет суще­ству­ет в Сара­тов­ской обла­сти. Это были кре­стьян­ские тру­до­вые и молит­вен­ные общи­ны стро­гой еван­гель­ской жиз­ни. Одним из уста­нов­ле­ний, дан­ных бесед­ни­кам св. Сера­фи­мом, было пол­ное воз­дер­жа­ние от вина. Исто­ри­ки отме­ча­ют, что в селах, где жили бесед­ни­ки, цари­ли мир, здо­ро­вье и бла­го­по­лу­чие. Недав­но Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь кано­ни­зи­ро­ва­ла бесед­ни­че­ско­го стар­ца ХХ века Пет­ра Чаг­рин­ско­го. Он был про­стым чело­ве­ком, кре­стья­ни­ном. Гос­подь Сам про­све­тил его, сде­лав учи­те­лем, стар­цем и чудо­твор­цем. При­мер это­го свя­то­го трез­вен­ни­ка учит меня со сми­ре­ни­ем при­ни­мать себя само­го, свою болезнь и верить, что Гос­подь может сотво­рить из меня, что Ему угод­но. Через бесед­ни­ков, кото­рые про­дол­жа­ют свое дело и сего­дня, я чув­ствую непо­сред­ствен­ную связь со свя­тым Сера­фи­мом, чув­ствую его осо­бое бла­го­сло­ве­ние на наше дви­же­ние АА в Рос­сии. Я ста­ра­юсь с любо­вью и вни­ма­ни­ем слу­шать дру­гих на груп­пах вза­и­мо­по­мо­щи и видеть в любом алко­го­ли­ке образ Божий. Ведь и меня, отча­яв­ше­го­ся пья­ни­цу, исце­ля­ет Гос­подь через любовь и помощь дру­гих пья­ниц. Мы, выздо­рав­ли­ва­ю­щие алко­го­ли­ки, часто можем помочь там, где врач, свя­щен­ник и пси­хо­лог ока­зы­ва­ют­ся бес­силь­ны. «Бла­жен­ны нищие духом», — услы­шал я сего­дня сло­ва Гос­по­да Хри­ста. Опу­стив­шись на самое дно, побы­вав на краю без­дны, алко­го­лик может так обни­щать, что Гос­подь даст ему сми­ре­ние, доста­точ­но толь­ко попро­сить. А сми­ре­ние — это и есть Пер­вый Шаг, про­жи­ва­е­мый как духов­ная реаль­ность. Гос­по­ди, по молит­вам Тво­е­го угод­ни­ка Сера­фи­ма помо­ги мне стя­жать мир­ный дух.

16 января. Литургическое чтение: Мк 12, 28–37

«Слиш­ком мно­гие хотят бро­сить пить и не могут. Выход есть. Почти нико­му из нас не нра­ви­лось зани­мать­ся само­ана­ли­зом, уни­мать свою гор­ды­ню, при­зна­вать свои недо­стат­ки, но это­го тре­бу­ет про­цесс духов­но­го совер­шен­ство­ва­ния. И мы виде­ли, что это помо­га­ло дру­гим людям, и в то же вре­мя, мы уве­ро­ва­ли в бес­пер­спек­тив­ность и тщет­ность той жиз­ни, кото­рую мы вели. Когда же нам встре­ти­лись те люди, кото­рые раз­ре­ши­ли эту про­бле­му (алко­го­лиз­ма — авт.), нам ниче­го не оста­ва­лось, как под­нять поло­жен­ный к нашим ногам такой про­стой набор духов­ных средств» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 24). Если я утром перед ико­ной или с закры­ты­ми гла­за­ми напо­ми­наю себе, что я алко­го­лик и что я бес­си­лен перед сво­ей болез­нью, — я вхо­жу в реаль­ность дан­но­го дня. Я при­ни­маю себя, мою болезнь, а вслед за этим весь мир и все то, что при­го­тов­ле­но мне сегодня.
Пер­вый Шаг, осно­ва кото­ро­го — сми­ре­ние, дает мир и покой мое­му серд­цу, как ничто дру­гое. Про­стой набор духов­ных средств: посе­ще­ние груп­пы, обще­ние с настав­ни­ком по про­грам­ме, слу­же­ние на груп­пе, чте­ние лите­ра­ту­ры и рабо­та по 12-ти Шагам — и я полу­чаю трез­вую жизнь. Я обре­таю новых пре­крас­ных дру­зей, пол­ную до кра­ев жизнь, любя­ще­го и забот­ли­во­го Отца, с Кото­рым мне хоро­шо выздо­рав­ли­вать. Если рань­ше мои стра­да­ния рани­ли меня, и я не видел смыс­ла в жиз­ни, то теперь, если и при­хо­дит­ся постра­дать, пому­чить­ся, каж­дая моя сле­зин­ка, каж­дый вздох име­ют смысл! Я на пути, я иду впе­ред! Сего­дня мы чита­ли в церк­ви: «Воз­лю­би Гос­по­да Бога тво­е­го всем серд­цем тво­им, и всею душею тво­ею, и всем разу­ме­ни­ем тво­им, и всею кре­по­стью тво­ею. И воз­лю­би ближ­не­го тво­е­го, как само­го себя» (Мк 12, 30–31). Вот и цель жиз­ни, путе­вод­ная нить мое­го духов­но­го путе­ше­ствия! Одна­ко толь­ко в трез­во­сти я понял, что зада­ча «воз­лю­бить ближ­не­го, как само­го себя» — это урав­не­ние с дву­мя неиз­вест­ны­ми. Я пло­хо пони­маю моих ближ­них, но еще мень­ше я пони­маю и знаю само­го себя! В трез­во­сти мне при­хо­дить­ся зна­ко­мить­ся с собой зано­во, пони­мать свои силь­ные и сла­бые сто­ро­ны, при­ни­мать себя, про­щать, под­бад­ри­вать, как роди­те­ли под­бад­ри­ва­ют ребен­ка. Недав­но я про­чел кни­гу Дж. Пау­эл­ла «Поче­му я боюсь любить», мно­гие мыс­ли в ней созвуч­ны моим раз­мыш­ле­ни­ям о люб­ви к себе. Я про­шу Тебя, Гос­по­ди: помо­ги мне сего­дня совер­шить неболь­шие, но кон­крет­ные дей­ствия, труд люб­ви по отно­ше­нию к Тебе и окру­жа­ю­щим меня людям.

17 января. Литургическое чтение: Мк 12, 38–44

«И сел Иисус про­тив сокро­вищ­ни­цы и смот­рел, как народ кла­дет день­ги в сокро­вищ­ни­цу. Мно­гие бога­тые кла­ли мно­го. При­дя же, одна бед­ная вдо­ва поло­жи­ла две леп­ты, что состав­ля­ет кодрант. Подо­звав уче­ни­ков сво­их, Иисус ска­зал им: истин­но гово­рю вам, что эта бед­ная вдо­ва поло­жи­ла боль­ше всех, клав­ших в сокро­вищ­ни­цу. Ибо все кла­ли от избыт­ка сво­е­го; а она от ску­до­сти сво­ей поло­жи­ла всё, что име­ла, всё про­пи­та­ние свое» (Мк 12, 41–44). Как у алко­го­ли­ка у меня низ­кий порог уста­ло­сти, боле­вой порог, я лег­ко раз­дра­жа­юсь и оби­жа­юсь. То, что здо­ро­вые люди дела­ют авто­ма­ти­че­ски, часто сто­ит мне боль­ших уси­лий. Встать вовре­мя, рано лечь, в назна­чен­ный срок прид­ти на встре­чу, ска­зать «нет», спла­ни­ро­вать день и неде­лю — все эти, каза­лось бы, про­стые зве­нья, из кото­рых скла­ды­ва­ет­ся нор­маль­ная жизнь нор­маль­но­го чело­ве­ка, скреп­ля­ют­ся у меня с боль­шим тру­дом. Исто­рия бед­ный вдо­вы — хоро­ший при­мер того, что Гос­подь оце­ни­ва­ет поступ­ки людей по сво­ей мер­ке, а не по чело­ве­че­ской. Ино­гда, оце­ни­вая про­шед­ший день, я ругаю себя за то, что так мало сде­лал, не выпол­нил соб­ствен­ный план. А, может быть, Гос­подь бы меня похва­лил, ска­зав: ты остал­ся сего­дня трез­вым, да еще, к тому же, навел поря­док в шка­фу, купил нуж­ную кни­гу и позво­нил маме. Ты про­сто моло­дец! Гос­подь мило­серд­нее ко мне, чем я сам. Он ценит мои уси­лия, мои две леп­ты, не срав­ни­вая их с уси­ли­я­ми дру­гих людей. И не руга­ет меня, если я допус­каю ошиб­ку. Я про­дол­жаю день молит­вой о душев­ном покое, я при­знаю свое бес­си­лие на 100%. Без­ого­во­роч­ная капи­ту­ля­ция перед алко­го­лем, как ни стран­но, вды­ха­ет в меня све­жие силы и вдох­нов­ля­ет на трез­вую и твор­че­скую жизнь. «Ста­ти­сти­ка пока­зы­ва­ет, что алко­го­ли­ки почти нико­гда не выздо­рав­ли­ва­ют, если они пола­га­ют­ся толь­ко на свои силы» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 27–28). Когда я вижу на груп­пе АА десят­ки выздо­рав­ли­ва­ю­щих пья­ниц, каж­дый из кото­рых при­знал свое бес­си­лие перед алко­го­лем, 1‑й Шаг ста­но­вит­ся для меня не тюрем­ной клет­кой и уни­же­ни­ем, а побе­дой. Каж­дый мой день, про­жи­тый соглас­но прин­ци­пам АА — это моя леп­та в сокро­вищ­ни­цу веч­но­сти. Гос­по­ди, помо­ги мне сего­дня совер­шить ради Тебя 2 неболь­ших доб­рых дела. И нико­му об этом не рассказывать.

18 января. Литургическое чтение: Тит 3, 4–7

«Когда же яви­лась бла­го­дать и чело­ве­ко­лю­бие Спа­си­те­ля наше­го, Бога, Он спас нас не по делам пра­вед­но­сти, кото­рые бы мы сотво­ри­ли, а по Сво­ей мило­сти, банею воз­рож­де­ния и обнов­ле­ния Свя­тым Духом, Кото­ро­го излил на нас обиль­но через Иису­са Хри­ста, Спа­си­те­ля наше­го, что­бы. мы. соде­ла­лись наслед­ни­ка­ми веч­ной жиз­ни» (Тит 3, 4–7). Рань­ше я думал, что Бог гне­ва­ет­ся на меня из-за мое­го алко­го­лиз­ма. И не пода­ет мне сво­их мило­стей. Глав­ны­ми сло­ва­ми в моих вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с Богом была пара слов — «вино» и «вина». А где вино, там и вина. Я пони­мал, что моих «дел пра­вед­но­сти» хва­та­ет толь­ко на то, что­бы меня не уби­ла мол­ния, какое уж там изли­я­ние Свя­то­го Духа! Сколь­ко раз я давал себе заро­ки, обе­щал Богу, что я навсе­гда бро­шу пить. Обыч­но такие реше­ния при­хо­ди­ли с похме­лья или же когда при­хо­ди­лось рас­пла­чи­вать­ся за мои пья­ные про­дел­ки. «Толь­ко выру­чи, — умо­лял я тогда Бога, — и я обе­щаю, что боль­ше нико­гда не при­тро­нусь к про­кля­той рюм­ке!..» Я буду постить­ся столь­ко-то дней, каж­дый день читать по столь­ко-то глав из Еван­ге­лия. Я поеду в палом­ни­че­ство. Буду читать ака­фист «Неупи­ва­е­мой Чаше» в тече­ние 40 дней, а Ты избавь меня от пьян­ства». Но я про­дол­жал поги­бать от пьян­ства. И про­дол­жал созер­цать мол­ча­ли­во­го, суро­во­го Бога, не доволь­но­го мной, моим пове­де­ни­ем. Мно­го вре­ме­ни прошло,
преж­де чем этот образ Бога-про­ку­ро­ра затре­щал по швам. Осво­бож­да­ясь от алко­го­ля и алко­голь­но­го мыш­ле­ния, накап­ли­вая «жиз­нен­но важ­ный духов­ный опыт», я осо­знал, что не за какие-либо дей­стви­тель­ные или мни­мые «доб­рые дела», Гос­подь дал мне трез­вость, а сле­до­ва­тель­но, и жизнь, но един­ствен­но, по Сво­ей люб­ви и мило­сти. Как труд­но при­ни­мать подар­ки неза­слу­жен­но! Гото­вясь к вели­ко­му празд­ни­ку Кре­ще­ния Гос­под­ня, я понял, что Таин­ства Евха­ри­стии и Пока­я­ния — это тоже неза­слу­жен­ный дар. Бес­смыс­лен­но рас­суж­дать, досто­ин я или не досто­ин его, об этом пусть дума­ет Бог. Гос­подь при­гла­ша­ет меня на тра­пе­зу люб­ви, я обя­за­тель­но при­ду. Поста­ра­юсь быть в празд­нич­ной одеж­де. Так же и АА — дар по мило­сти и люб­ви: мне нуж­но про­сто участ­во­вать в рабо­те груп­пы, не при­кла­ды­вая для это­го нече­ло­ве­че­ских уси­лий, про­сто быть с дру­ги­ми — и я оста­нусь чело­ве­ком. «В боль­шин­стве сво­ем алко­го­ли­ки не могут выздо­ро­веть, если они не явля­ют­ся чле­на­ми груп­пы. Каж­дый начи­на­ет пони­мать, что он лишь части­ца боль­шо­го цело­го. Ста­но­вит­ся ясным, что груп­па долж­на выжить, что­бы выжил каж­дый чело­век» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 144). Моя трез­вость зави­сит от един­ства АА, от спло­чен­но­сти моей груп­пы, поэто­му я ста­ра­юсь не отка­зы­вать­ся от слу­же­ния, ведь это явля­ет­ся важ­ной частью мое­го выздо­ров­ле­ния. Зада­ча сего­дняш­не­го дня — сде­лать для моей род­ной груп­пы что-либо полез­ное: при­не­сти вкус­ные сла­до­сти к чаю, помочь с убор­кой, поло­жить поболь­ше денег на 7‑ю тра­ди­цию. Гос­по­ди, дай мне жела­ние послу­жить моей груп­пе, бла­го­да­ря кото­рой я оста­юсь трез­вым по сей день.

19 января. Праздник Богоявления. Крещение Господне

«Когда я решил выпол­нить все пред­пи­са­ния Про­грам­мы, у меня появи­лось стран­ное чув­ство, что мое поло­же­ние сра­зу улуч­ши­лось; как пока­за­ло вре­мя, так оно и было» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 41). Реши­мость — это усло­вие, улуч­ше­ние — резуль­тат. Еже­днев­ное напо­ми­на­ние, что я алко­го­лик, и что я бес­си­лен перед моей болез­нью, как это ни стран­но, — это успеш­ный старт каж­до­го дня. Я могу делать это в про­из­воль­ной фор­ме, напри­мер, стоя перед ико­ной или лежа с закры­ты­ми гла­за­ми. При­зна­ние бес­си­лия может быть и внеш­ним — на край­ние меры идут мно­гие алко­го­ли­ки и их род­ствен­ни­ки. Вы виде­ли когда-нибудь зако­ди­ро­ван­ных или под­ши­тых алко­го­ли­ков? У меня они вызы­ва­ют жалость. Напря­же­ние, страх, сует­ли­вость, агрес­сия — вот про­яв­ле­ния «сухо­го» пьян­ства, когда алко­го­лик не пьет, но не по внут­рен­не­му реше­нию, а из-за стра­ха и по насто­я­нию род­ных. Новое вино — прин­ци­пы трез­во­сти — не сто­ит нали­вать в вет­хие мехи — алко­го­ли­зи­ро­ван­ное мыш­ле­ние, мехи того и гля­ди про­рвут­ся. Трез­вость в АА — это обнов­ле­ние мехов, под­го­тов­ка к ново­му вину, иной жиз­ни, жиз­ни по Духу. Сего­дня в Церк­ви вели­кий празд­ник — Свя­тое Бого­яв­ле­ние, Кре­ще­ние Гос­по­да Хри­ста. Бого­яв­ле­ни­ем он назы­ва­ет­ся пото­му, что при Кре­ще­нии Гос­по­да яви­лась миру Пре­свя­тая Тро­и­ца. «И было в те дни, при­шел Иисус из Наза­ре­та Гали­лей­ско­го и кре­стил­ся от Иоан­на в Иор­дане. И когда выхо­дил из воды, тот­час уви­дел Иоанн раз­вер­за­ю­щи­е­ся небе­са и Духа, как голу­бя, схо­дя­ще­го на Него. И глас был с небес: Ты Сын Мой воз­люб­лен­ный, в Кото­ром Мое бла­го­во­ле­ние» (Мк 1, 9–11). С древ­них вре­мен этот празд­ник назы­ва­ет­ся днем Про­све­ще­ния и празд­ни­ком Све­тов, пото­му что Бог есть Свет и явил­ся про­све­тить «сидя­щих во тьме и сени смерт­ной» (Мф 4, 16). В этот день к Церк­ви при­со­еди­ня­лись новые бра­тья и сест­ры, про­хо­див­шие до это­го осо­бую дли­тель­ную под­го­тов­ку — кате­хи­за­цию. Что­бы стать цер­ков­ным чело­ве­ком, тре­бу­ет­ся науче­ние более опыт­ных чле­нов церк­ви, свя­щен­ни­ков, кате­хи­за­то­ров. Чело­век дол­жен стать «новы­ми меха­ми», изме­нить­ся, пока­ять­ся, захо­теть всем серд­цем встре­чи с Богом. А это не про­ис­хо­дит за один день. Сей­час во мно­гих хра­мах воз­рож­да­ет­ся прак­ти­ка дли­тель­ной и осо­знан­ной под­го­тов­ки к Кре­ще­нию. Так и в АА, осо­зна­ние соб­ствен­но­го пути, пере­оцен­ка жиз­ни, устой­чи­вая трез­вость дости­га­ют­ся не сра­зу, а путем дол­го­го тру­да. Свя­тая кре­щен­ская вода, сим­вол чисто­ты, напо­ми­на­ет мне о том, что мое выздо­ров­ле­ние в АА — это посто­ян­ное обре­те­ние чисто­ты, очи­ще­ние и рост. Гос­по­ди, дай мне жела­ние и силы все­гда при­ча­щать­ся и соеди­нять­ся с Тобой в день Богоявления.

20 января. Собор святого Предтечи и Крестителя Иоанна

Сего­дня Пра­во­слав­ная Цер­ковь, соглас­но сво­е­му обы­чаю, вос­по­ми­на­ет того, кто бли­жай­шим обра­зом послу­жил делу Кре­ще­ния Хри­сто­ва, воз­ло­жив руку на гла­ву Спа­си­те­ля. Свя­той Пред­те­ча и Кре­сти­тель Гос­по­день Иоанн, вели­чай­ший из про­ро­ков, завер­ша­ет исто­рию Церк­ви Вет­хо­за­вет­ной и откры­ва­ет эпо­ху Ново­го Заве­та. Свя­той про­рок Иоанн засви­де­тель­ство­вал о при­ше­ствии на зем­лю Еди­но­род­но­го Сына Божия, вос­при­няв­ше­го чело­ве­че­скую плоть. Он спо­до­бил­ся кре­стить Его в водах Иор­да­на. Кров­ный род­ствен­ник Иису­са, сын свя­щен­ни­ка Заха­рии и пра­вед­ной Ели­са­ве­ты, Пред­те­ча Гос­по­день родил­ся шестью меся­ца­ми рань­ше Хри­ста. Его назы­ва­ют «ангел пусты­ни», пото­му что всю жизнь он про­вел в отшель­ни­че­стве, молит­ве и бде­нии, не пил ни вина, ни сике­ра, питал­ся диким медом и акри­да­ми, при­го­тов­ляя себя к вели­ко­му слу­же­нию. И я тоже нахо­жусь сей­час в пустыне, еда кажет­ся мне невкус­ной, ничто не удо­вле­тво­ря­ет и не раду­ет меня. Я отка­зал­ся от бутыл­ки и доб­ро­воль­но ушел во внут­рен­нюю пусты­ню. Рань­ше пусты­ня была вокруг меня — пьян­ствуя, я не допус­кал к себе нико­го бли­же, чем поз­во­ля­ла бутыл­ка, у меня не было глу­бо­ких эмо­ци­о­наль­ных и ответ­ствен­ных отно­ше­ний, я был жгу­че оди­нок, погру­жен по шею в зыбу­чие пес­ки. Теперь я учусь чест­но смот­реть на себя, я познаю пусто­ту и пустын­ность моей жиз­ни, и про­ис­хо­дит чудо: сквозь песок
про­би­ва­ют­ся рост­ки новой жиз­ни, семе­на трез­во­сти начи­на­ют про­рас­тать. Свя­той Иоанн не сра­зу вышел на слу­же­ние, ему пона­до­би­лись годы подви­га и внут­рен­не­го роста, что­бы обра­тить­ся к наро­ду с бес­ком­про­мисс­ной про­по­ве­дью пока­я­ния. И народ пове­рил ему, в Еван­ге­лии гово­рит­ся, что «выхо­ди­ли к нему вся стра­на Иудей­ская и Иеру­са­лим­ляне, и кре­сти­лись от него все в реке Иор­дане, испо­ве­дуя гре­хи свои» (Мк 1, 5). Очи­стив­шись в воде Иор­да­на, люди спра­ши­ва­ли Иоан­на, что им теперь делать, как жить даль­ше. Для каж­до­го у него нахо­ди­лось сло­во, при­чем сбор­щи­ку нало­гов он гово­рил одно, вои­ну — дру­гое, книж­ни­ку — тре­тье. Каж­до­му он пред­ла­гал начать новую жизнь с про­стых и кон­крет­ных дей­ствий. Инте­рес­но, что бы он ска­зал алко­го­ли­ку? Мы нико­гда это­го не узна­ем, но я поче­му-то уве­рен, что Иоанн Пред­те­ча ска­зал бы что-то близ­кое к тому, что я нахо­жу в лите­ра­ту­ре АА. Алко­го­ли­ки ведь были все­гда, и неко­то­рые из них, ско­рее все­го, нахо­ди­ли тот или иной путь исце­ле­ния и преж­де. Но в ХХ веке алко­го­лизм и нар­ко­ма­ния ста­ли насто­я­щей моро­вой язвой, раз­ру­ша­ю­щей семьи, пора­жа­ю­щей роды, уни­что­жа­ю­щей целые нации, захва­тив­шей весь мир, и тогда Бог, по вели­ко­му мило­сер­дию Сво­е­му, под­ска­зал двум отча­яв­шим­ся пья­ни­цам про­стые прин­ци­пы трез­во­сти и духов­но­го выздо­ров­ле­ния. «Мы счи­та­ем, что пере­стать пить — это все­го лишь нача­ло. Гораз­до важ­нее то, что нам пред­сто­ит засви­де­тель­ство­вать свои прин­ци­пы в соб­ствен­ном доме, на рабо­те, да и вооб­ще во всех наших делах» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 18). Гос­по­ди, помо­ги мне со сми­ре­ни­ем пере­да­вать дру­гим алко­го­ли­кам весть об исце­ле­нии и спасении.

21 января

«Алко­го­ли­ки — мало­при­вле­ка­тель­ная пуб­ли­ка. Быва­ло вся­кое — и тра­ги­че­ское и коми­че­ское. <…> Одна­ко же во всей нашей дея­тель­но­сти при­сут­ство­ва­ла. зна­чи­тель­ная доля весе­лья. Кое-кого может шоки­ро­вать наша погло­щен­ность зем­ны­ми забо­та­ми и наша неумест­ная весе­лость, но во всем этом есть и серьез­ный аспект. Вера долж­на тво­рить в нас и наши­ми рука­ми 24 часа в сут­ки, ина­че мы погиб­нем» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 15). Эти сло­ва взя­ты из речи Бил­ла Уил­со­на, одно­го из осно­ва­те­лей АА. Ино­гда я чув­ствую оби­ду отто­го, что мне все вре­мя напо­ми­на­ют о том, что я алко­го­лик, и что алко­го­лизм — смер­тель­ная болезнь. Вооб­ще-то я образ Божий, а не алко­го­лик! Зачем сво­дить мою бес­смерт­ную лич­ность толь­ко к одно­му ее болез­нен­но­му аспек­ту? Часто мож­но услы­шать от пси­хо­ло­гов и свя­щен­ни­ков, что в АА люди соби­ра­ют­ся вокруг бутыл­ки в отри­ца­тель­ном смыс­ле, повто­ряя, что они — «алко­го­ли­ки», по сто раз на дню. Нет сомне­ний, в таком взгля­де есть доля прав­ды, я думаю, любой здра­во­мыс­ля­щий член АА это под­твер­дит. Но загвозд­ка в том, что устой­чи­вая пол­но­цен­ная и глу­бо­кая трез­вость, не «на сухую», дости­га­ет­ся года­ми и деся­ти­ле­ти­я­ми, а сой­ти с это­го пути, вер­нуть­ся к сво­е­му вин­но­му коры­ту, мож­но в любую мину­ту. Быва­ло, что алко­го­ли­ки с 20 и 30 года­ми трез­во­сти вдруг сры­ва­лись и сго­ра­ли за 2–3 меся­ца. Мне необ­хо­ди­мо напо­ми­нать себе о том, что я алко­го­лик, что алко­го­лизм — смер­тель­ная болезнь, перед кото­рой я бес­си­лен и бес­по­мо­щен, если. Если Гос­подь не засту­пит­ся за меня! А Он уже на моей сто­роне и готов бороть­ся за меня и со мной каж­дый день! Еще одно: неда­ром Билл Уил­сон гово­рит о нашем «весе­лье». Мы, ано­ним­ные алко­го­ли­ки, хоро­шо пони­ма­ем, что сле­до­ва­ние всем нашим риту­а­лам, тра­ди­ци­ям и обы­ча­ям содер­жит в себе неко­то­рый эле­мен­ты игры. Но эта игра (а для мно­гих из нас — толь­ко эта игра) спа­са­ет нас еже­днев­но от позо­ра, безу­мия и смер­ти! В тек­сте бого­слу­же­ния, псал­мах, молит­вах нашей Пра­во­слав­ной Церк­ви посто­ян­но гово­рит­ся о гре­хах, о без­за­ко­ни­ях. За неде­лю 50‑й пока­ян­ный пса­лом про­чи­ты­ва­ет­ся, навер­ное, несколь­ко десят­ков раз. Но зна­чит ли это, что смысл Пра­во­сла­вия в сосре­до­то­чен­но­сти на гре­хе и без­за­ко­нии? Нет, но без посто­ян­но­го «зазем­ле­ния» чело­век может утра­тить связь с реаль­но­стью, вос­па­рить в неиз­вест­ном направ­ле­нии. Так и в АА, неко­то­рые вещи нуж­но повто­рить тыся­чу раз, преж­де чем они (может быть) про­ник­нут сквозь отчуж­де­ние и гор­ды­ню боль­но­го алко­го­ли­ка. Билл Уил­сон гово­рит о вере, кото­рая долж­на руко­во­дить мной 24 часа в сут­ки, ина­че моя жизнь ока­жет­ся под угро­зой. Сего­дня перед сном я про­чту молит­ву о душев­ном покое и пре­дам себя Богу, про­ся его оста­вить меня трез­вым в эту ночь.

22 января. Память святителя Филиппа (Колычева), митрополита Московского (Мк 8, 22–26)

Ко Хри­сту при­ве­ли сле­по­го и попро­си­ли исце­лить, Он воз­ла­га­ет на него руки. Сле­пой начи­на­ет видеть, но смут­но, «людей как дере­вья». Во вто­рой раз Гос­подь воз­ла­га­ет руки и тогда сле­пой про­зре­ва­ет и начи­на­ет «видеть всё ясно» (Мк 8, 22–25). Сле­пой не про­зрел сра­зу, в одно­ча­сье, воз­мож­но, для того, что­бы я пом­нил: раз­лич­ны пути исце­ле­ния. В АА я доволь­но быст­ро осво­бо­дил­ся от вле­че­ния к алко­го­лю, но еще мно­го вре­ме­ни потре­бу­ет­ся теперь, что­бы исце­лить пора­жен­ные болез­нью мыш­ле­ние, эмо­ции, харак­тер, при­выч­ки, что­бы я пере­стал видеть все в тумане, а «стал видеть ясно». Сего­дня празд­ну­ет­ся в Пра­во­слав­ной Церк­ви заме­ча­тель­ный рус­ский свя­той — мит­ро­по­лит Филипп. Он родил­ся в 1507 г. и про­ис­хо­дил из знат­но­го рода бояр Колы­че­вых. Его ожи­да­ла бле­стя­щая госу­дар­ствен­ная карье­ра, но юный подвиж­ник тяго­тил­ся сто­лич­ной жиз­нью и ушел про­стым ино­ком в Соло­вец­кую оби­тель. Впо­след­ствии об ино­ке Филип­пе вспом­нил знав­ший его в отро­че­ские годы Иоанн Гроз­ный. Царь наде­ял­ся, что най­дет в нем вер­но­го спо­движ­ни­ка, духов­ни­ка и совет­ни­ка, и воз­вел его на Мос­ков­скую кафед­ру. Монах не смог дол­го мирить­ся с без­за­ко­ни­я­ми царя и начал откры­то обли­чать его без­за­кон­ную и бес­че­ло­веч­ную поли­ти­ку. По при­ка­зу Гроз­но­го, мит­ро­по­лит Филипп был умерщ­влен одним из оприч­ни­ков. Читая житие мит­ро­по­ли­та Филип­па, я вспом­нил о 7‑й Тра­ди­ции АА: «Каж­дой груп­пе АА сле­ду­ет пол­но­стью опи­рать­ся на соб­ствен­ные силы, отка­зы­ва­ясь от помо­щи извне». Не толь­ко о финан­со­вой неза­ви­си­мо­сти и о прин­ци­пи­аль­ной бед­но­сти АА идет здесь речь. Не сто­ит водить друж­бы с вла­сти­те­лем, пото­му что вла­сти­тель не при­над­ле­жит себе. Об этом хоро­шо ска­зал поэт: «Минуй нас пуще всех печа­лей и бар­ский гнев, и бар­ская любовь!» Еще мне вспом­ни­лось: «Не изле­чи­ва­ют­ся те алко­го­ли­ки, кото­рые орга­ни­че­ски не могут быть чест­ны­ми с собой и дру­ги­ми людь­ми». Чест­ность — навер­ное, это одно из пер­вых бла­го­сло­ве­ний Про­грам­мы. Ока­зы­ва­ет­ся, мож­но быть чест­ным с собой и дру­ги­ми. Когда я уже при­знал, что я алко­го­лик, что я потер­пел фиа­ско во всей сво­ей жиз­ни, обма­ны­вать по пустя­кам глу­по и обид­но. Гово­рить прав­ду, не при­укра­ши­вая и не при­ви­рая, ста­но­вит­ся малень­кой, вполне посиль­ной духов­ной зада­чей. Ино­гда, если я по при­выч­ке немно­го соврал, что­бы оправ­дать, выго­ро­дить себя, я нахо­жу в себе силы тут же попра­вить­ся. Я гово­рю: ой, нет, изви­ни­те, я обма­нул Вас, на самом деле я про­сто забыл о сво­ем обе­ща­нии. Про­ис­хо­дит пора­зи­тель­ная вещь! Тот, кому я ска­зал прав­ду, чаще все­го готов про­стить меня, и я чув­ствую уди­ви­тель­ное облег­че­ние. Ведь это рань­ше мне каза­лось, что «чело­век зву­чит гор­до», сей­час я пони­маю, что могу опоз­дать, забыть о чем-то или про­сто не захо­теть что-то сде­лать. Мои недо­стат­ки не невы­но­си­мы, люди гото­вы про­щать их, в осо­бен­но­сти, если они видят, что я честен с ними и с собой. Гос­по­ди, по молит­вам свя­ти­те­ля Филип­па, дай мне жела­ние и силы быть сего­дня честным.

23 января. Память святителя Феофана Затворника (1894) (Мк 8, 30–34)

«Всту­пая в Това­ри­ще­ство АА, мы ожи­да­ли, что нас научат уве­рен­но­сти в себе. Потом нам объ­яс­ни­ли, что когда речь идет об алко­го­ле, уве­рен­ность в себе нико­му не помо­га­ет, ско­рее даже меша­ет. Наши настав­ни­ки в про­грам­ме заяви­ли, что мы явля­ем­ся жерт­ва­ми при­стра­стия, столь ковар­но­го и силь­но­го, что ника­кая чело­ве­че­ская воля не в состо­я­нии пере­си­лить его» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 27). Почти каж­дый день алко­го­лизм так или ина­че дает о себе знать. Это могут быть всплес­ки депрес­сии, неудер­жи­мое вле­че­ние к теле­ви­зо­ру, скорб­ное уны­ние, нер­ви­че­ская суе­та или бес­при­чин­ная озлоб­лен­ность. Воз­мож­но, кто-то ска­жет, что подоб­ные настро­е­ния быва­ют у всех людей, неза­ви­си­мо от того, алко­го­ли­ки они или нет. Воз­мож­но, это и так, но я‑то знаю, како­вы при­чи­ны моих внут­рен­них нестро­е­ний. Что же мне помо­га­ет спра­вить­ся с эти­ми про­яв­ле­ни­я­ми болез­ни? Осо­зна­ние сво­е­го пути, Хри­стов при­зыв, кото­рый про­зву­чал в сего­дняш­нем еван­гель­ском отрыв­ке: «Кто хочет идти за Мною, отверг­нись себя, и возь­ми крест свой и сле­дуй за Мною» (Мк 8, 34). Алко­го­лизм — это мой крест, или, если ска­зать более при­зем­лён­но, — мой духов­ный тре­на­жер, и достой­но, без ропо­та, тер­пе­ли­во на нем зани­мать­ся, оста­ва­ясь трез­вым и рабо­тая над собой в про­грам­ме «12 Шагов» — это тоже сле­до­ва­ние за Хри­стом. Как ни стран­но, алко­го­лизм раз­вил во мне болез­нен­ную гор­ды­ню, а АА учит про­сто­му безыс­кус­но­му сми­ре­нию, кото­рое эту гор­ды­ню посте­пен­но и с юмо­ром лечит, не при­чи­няя невы­но­си­мых стра­да­ний само­му гор­де­цу. Сего­дня Рус­ская Цер­ковь вспо­ми­на­ет сво­е­го заме­ча­тель­но­го свя­то­го, Фео­фа­на Затвор­ни­ка, епи­ско­па Вышен­ско­го. После пло­до­твор­ных тру­дов на цер­ков­ном попри­ще: в иеру­са­лим­ской мис­сии, в каче­стве рек­то­ра Духов­ных школ, на архи­ерей­ской кафед­ре, — он уда­лил­ся в затвор, где и создал мно­го заме­ча­тель­ных духов­ных про­из­ве­де­ний. «У каж­до­го из нас, — пишет Фео­фан Затвор­ник, — есть свой крест. Он соткан из все­го, что бес­по­ко­ит и тяго­тит наш дух, что тер­за­ет серд­це наше на пра­вом пути нашем ко Гос­по­ду, во все дни жиз­ни нашей». Рабо­тать регу­ляр­но на моем «тре­на­же­ре» мне помо­га­ет частое посе­ще­ние собра­ний АА, осо­бен­но в пери­о­ды стрес­сов и нестро­е­ний. Опыт научил меня, что пре­не­бре­гать пра­ви­ла­ми выздо­ров­ле­ния мож­но толь­ко в самых исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях. А в боль­шин­стве слу­ча­ев этим пра­ви­лам луч­ше сле­до­вать. Ино­гда через «не хочу». Гос­по­ди, молит­ва­ми Тво­е­го угод­ни­ка свя­ти­те­ля Фео­фа­на дай мне на сего­дня муд­рость и душев­ный покой.

24 января. Память Феодосия Великого, общих житий начальника (Евр 10, 35 — 11, 7)

«Вера же есть осу­ществ­ле­ние ожи­да­е­мо­го и уве­рен­ность в неви­ди­мом. Верою позна­ем, что веки устро­е­ны сло­вом Божи­им, так что из неви­ди­мо­го про­изо­шло види­мое. <…> А без веры уго­дить Богу невоз­мож­но. Верою Ной, полу­чив откро­ве­ние о том, что еще не было види­мо, бла­го­го­вея, при­го­то­вил ков­чег для спа­се­ния дома сво­е­го» (Евр 11; 1, 3, 6–7). Я верю, что моя новая, трез­вая жизнь угод­на Богу. Даже тогда, когда она кажет­ся бес­смыс­лен­ной и без­дар­ной. Быва­ют пери­о­ды, когда вдох­но­ве­ние и радость прак­ти­че­ски отсут­ству­ют, молит­ва идет с тру­дом, жиз­нен­ные обсто­я­тель­ства не раду­ют; дей­стви­тель­ность ста­но­вит­ся скуч­ной, одно­об­раз­ной. В это вре­мя помо­га­ет вера, кото­рая тво­рит наши­ми рука­ми чуде­са. Осо­бен­но помо­га­ет пре­одо­леть жиз­нен­ные труд­но­сти и укре­пить осла­бев­шую веру забо­та о дру­гих, кото­рая может выра­жать­ся и в молит­ве, и в дей­стви­ях. В кни­ге «12х12» рас­ска­зы­ва­ет­ся исто­рия Эдди Рикен­ба­ке­ра, само­лет кото­ро­го рух­нул в оке­ан, и ему, спас­ше­му­ся от смер­ти вме­сте с това­ри­ща­ми, при­шлось еще раз спа­сать­ся на «утлой посу­дине», ока­зав­шей­ся дале­ко в оке­ане: «Каж­дый дол­жен думать о дру­гих, а все вме­сте они долж­ны сохра­нять веру, что­бы обре­сти силу. И они обре­ли ее в доста­точ­ной мере, что­бы пре­одо­леть все на сво­ем пути — все дефек­ты сво­ей утлой посу­ди­ны, все испы­та­ния неопре­де­лен­но­стью, болью, стра­хом, отча­я­ни­ем и даже смерть одно­го из сво­их това­ри­щей» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 145). Мы все, выздо­рав­ли­ва­ю­щие пьяницы,
в чем-то подоб­ны Ною и Эдди Рикен­ба­ке­ру: дви­жи­мые верой и отча­я­ни­ем мы вышли из места отвер­жен­но­сти и смер­ти, сели на свою утлую посу­ди­ну и отпра­ви­лись в неиз­вест­ность. В мину­ты боли и уны­ния помо­га­ет вера в то, что я не один, что по все­му лицу зем­ли в небо под­ни­ма­ет­ся вопль трез­ве­ю­щих алко­го­ли­ков. Сего­дня Свя­тая Цер­ковь вос­по­ми­на­ет пре­по­доб­но­го Фео­до­сия Вели­ко­го, кото­рый жил на рубе­же V‑VI вв. и был осно­ва­те­лем обще­жи­тель­ных мона­сты­рей. По заве­ту пре­по­доб­но­го, осно­ван­ный им пер­вый мона­стырь нес слу­же­ние ближ­ним, ока­зы­вая помощь всем бед­ным и давая при­ют стран­ни­кам. Наше брат­ство АА — это тоже сво­е­го рода оби­тель, оби­тель трез­во­сти. Содру­же­ство АА выжи­ва­ет в этом мире, рас­тет и раз­ви­ва­ет­ся бла­го­да­ря един­ству и осо­бой забо­те об отвер­жен­ных и поте­рян­ных гор­дых пья­ни­цах. Гос­по­ди, молит­ва­ми свя­то­го Фео­до­сия помо­ги мне соблю­дать наш устав — прин­ци­пы и тра­ди­ции АА, помо­ги нам в нашем плавании.

25 января. Память мученицы Татианы (Мк 9, 33–41)

«Тише едешь — даль­ше будешь», — гла­сит пого­вор­ка. Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки добав­ля­ют к это­му: «Но всё же надо ехать!» На одной из мос­ков­ских групп АА есть два спис­ка. В одном запи­сы­ва­ют свои кон­такт­ные теле­фо­ны те, кто ищет себе настав­ни­ка в Про­грам­ме, в дру­гом — те чле­ны Содру­же­ства, кто готов делить­ся сво­им опы­том выздо­ров­ле­ния с нович­ка­ми. Такая фор­ма рабо­ты появи­лась с пер­вых дней АА, когда трез­вые алко­го­ли­ки пошли в боль­ни­цы, где они пору­ча­лись за лежа­щих там алко­го­ли­ков, что дава­ло им пра­во вести с ними бесе­ды о трез­во­сти. Настав­ник, пору­чи­тель, спон­сор не все­гда гла­дит по голов­ке, есть так назы­ва­е­мые жест­кие настав­ни­ки, быва­ют кон­фликт­ные ситу­а­ции, непо­ни­ма­ние, когда или пору­чи­тель пре­вы­ша­ет свои пра­ва, или пору­ча­е­мый про­яв­ля­ет свое­во­лие и непо­слу­ша­ние. Что делать, ведь одно­му алко­го­ли­ку тянуть дру­го­го алко­го­ли­ка в стра­ну трез­во­сти нелег­ко. Одна­ко опыт без­услов­но­го при­ня­тия я впер­вые в жиз­ни полу­чил имен­но в обще­нии со сво­им про­грамм­ным пору­чи­те­лем. В сего­дняш­нем Еван­ге­лии чита­ем: Хри­стос спро­сил уче­ни­ков: «о чем доро­гою вы рас­суж­да­ли меж­ду собою? Они мол­ча­ли; пото­му что доро­гою рас­суж­да­ли меж­ду собою, кто боль­ше. И сев, при­звал две­на­дцать и ска­зал им: кто хочет быть пер­вым, будь из всех послед­ним и всем слу­гою. И, взяв дитя, поста­вил его посре­ди них и, обняв его, ска­зал им: кто при­мет одно из таких детей во имя Мое, тот при­ни­ма­ет Меня, а кто Меня при­мет, тот не Меня при­ни­ма­ет, но послав­ше­го Меня» (Мк 9, 37–37). Мы, выздо­рав­ли­ва­ю­щие алко­го­ли­ки, обыч­но име­ем боль­шую «сеть под­держ­ки» — дру­зей и при­я­те­лей по АА, свя­щен­ни­ков, цер­ков­ных дру­зей, пси­хо­ло­гов, вра­чей, кото­рым мож­но позво­нить в слу­чае нуж­ды. Под­держ­ка очень про­ста: надо про­сто выслу­шать чело­ве­ка, рас­ска­зать о сво­ем опы­те или, может быть, поде­лить­ся чув­ства­ми. В АА мы учим­ся при­ни­мать друг дру­га как детей, кото­рые могут не пони­мать про­стых, на наш взгляд, вещей, или вдруг запла­кать сре­ди ночи. Мы отча­сти ста­но­вим­ся друг для дру­га забот­ли­вы­ми роди­те­ля­ми, ока­зы­вая посиль­ную под­держ­ку и являя без­услов­ное при­ня­тие. Это не зна­чит, что мы при­вет­ству­ем все­доз­во­лен­ность или отсут­ствие гра­ниц. Какой же нор­маль­ный роди­тель ста­нет это при­вет­ство­вать? Но ино­гда зво­нок и в самом деле может раз­дать­ся в два ночи, а чело­ве­ку на том кон­це про­во­да кажет­ся, что он уми­ра­ет без рюм­ки. «Алко­го­лик … дол­жен реши­тель­но отка­зать­ся от мно­гих сво­их жиз­нен­ных убеж­де­ний» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 41), а это все­гда нелег­ко. Это тоже упо­доб­ле­ние детям: смот­ри-ка, про­стая вещь, но, ока­зы­ва­ет­ся, и это­го я не умею! При­хо­дит­ся учить­ся мно­го­му зано­во: слу­шать, смот­реть, чув­ство­вать, гово­рить о сво­их чув­ствах, гово­рить «нет», выра­жать сочув­ствие дру­гим, мож­но пере­чис­лять до бес­ко­неч­но­сти. Сего­дня память свя­той муче­ни­цу Тати­а­ны, кото­рая жила в III в. В Рос­сии ее почи­та­ют как покро­ви­тель­ни­цу сту­ден­че­ства и всех уча­щих­ся. Гос­по­ди, молит­ва­ми свя­той Тати­а­ны, помо­ги мне стать при­леж­ным учеником.

26 января

Вче­ра мне было очень пло­хо! Я сидел дома и тос­ко­вал. Жена и ребе­нок еще не вер­ну­лись из поезд­ки, а на меня напа­ли страш­ное уны­ние и бес­по­мощ­ность. Я пытал­ся понять, что со мной тво­рит­ся, но было так пло­хо, что я даже не смог нико­му позво­нить. Не хоте­лось молить­ся. Я лежал оде­тый на посте­ли, закрыв­шись с голо­вой оде­я­лом. Вдруг мне позво­нил один ста­рый при­я­тель — из про­шлой жиз­ни — и при­гла­сил сего­дня вече­ром на сва­дьбу. Он знал, что я уже не упо­треб­ляю алко­голь, и уве­рял меня, что на сва­дьбе будет тихо, а если я не при­ду, он оби­дит­ся. Пере­до мной вста­ла дилем­ма: дома мне очень пло­хо, надо уно­сить ноги, на сва­дьбу идти не хочет­ся, там будут пья­ные речи, гром­кая пошлая музы­ка и т.п. К тому же меня заде­ло, что при­я­тель попы­тал­ся мани­пу­ли­ро­вать моим выбо­ром, ска­зав, что оби­дит­ся на меня, если я не при­ду. «Из двух зол надо выби­рать мень­шее», — ска­зал я себе и начал оде­вать­ся. А в глу­бине души засвер­би­ло: я пой­ду туда, где вино льет­ся рекой, но я не вино­ват, что ока­жусь там. К тому же, я не обя­зан нару­шать трез­вость. В общем, я начал гото­вить поч­ву для сры­ва. Наде­вая ботин­ки, я вдруг поду­мал: «А поче­му, соб­ствен­но, я дол­жен выби­рать из двух зол?» Мне вспом­ни­лось древ­нее цер­ков­ное при­сло­вье о том, что у дья­во­ла две руки, и он все­гда пред­ла­га­ет лож­ный выбор. От это­го откры­тия мне сде­ла­лось чуточ­ку лег­че. А что если мне пой­ти погу­лять в парк? К тому же я уже стою у две­ри, даже ботин­ки надел. Вы не пове­ри­те, но в пар­ке я встре­тил ано­ним­но­го бра­та, кото­ро­му дав­но соби­рал­ся зво­нить, и мы про­гу­ля­ли с ним два с поло­ви­ной часа. А ста­ро­му при­я­те­лю я напи­сал смс-ку, в кото­рой поздра­вил его с женить­бой, поже­лал все­го наи­луч­ше­го, изви­нил­ся, что
не смог быть, пото­му что слиш­ком позд­но узнал о собы­тии и не смог отме­нить запла­ни­ро­ван­ную встре­чу. Встре­ча в пар­ке, ока­зы­ва­ет­ся, была запла­ни­ро­ван­ной! Толь­ко не мной! А у меня все-таки есть чув­ство юмо­ра! Гос­по­ди, помо­ги мне боль­ше пола­гать­ся на Тебя, на Твой про­мы­сел и ниче­го не бояться.

27 января. Литургическое чтение: Лк 18, 18–27

«Когда те немно­гие, пони­мав­шие, что они на краю гибе­ли, овла­де­ва­ли прин­ци­па­ми АА с тем рве­ни­ем, с кото­рым уто­па­ю­щий хва­та­ет­ся за спа­са­тель­ный круг, то прак­ти­че­ски все­гда они выздо­рав­ли­ва­ли» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 28). Через какое-то вре­мя после мое­го вхож­де­ния в сооб­ще­ство АА я овла­дел основ­ны­ми прин­ци­па­ми и при­е­ма­ми выздо­ров­ле­ния. Я понял и осо­знал, что мне под стра­хом смер­ти нель­зя упо­треб­лять ника­кой род спирт­но­го, что надо посе­щать собра­ния АА, общать­ся с настав­ни­ком (или «спон­со­ром», пору­чи­те­лем в АА) и рабо­тать по Шагам. Ока­за­лось, что пра­вил трез­вой жиз­ни не так уж мно­го. Но вот удер­жать рев­ность по трез­во­сти, кото­рая бук­валь­но «сне­да­ла» меня в пер­вые меся­цы рабо­ты в АА, ока­за­лось зна­чи­тель­но труд­нее. В нача­ле рабо­ты я был силь­но вооду­шев­лен: был готов делить­ся новым опы­том со всем миром; слов­но сухая губ­ка, впи­ты­вал каж­дое сло­во, напи­сан­ное осно­ва­те­ля­ми АА, или ска­зан­ное «ста­рич­ка­ми». Про­шло вре­мя, и я свык­ся с моей трез­во­стью. Дви­гать­ся, рас­ти духов­но в про­грам­ме АА, ока­за­лось труд­нее, чем усво­ить пер­вые, самые глав­ные исти­ны нашей фило­со­фии. Сохра­нить первую рев­ность в АА так же нелег­ко, как удер­жать при­зы­ва­ю­щую бла­го­дать в цер­ков­ной жиз­ни. Сего­дняш­няя еван­гель­ская исто­рия — о бога­том юно­ше, кото­рый вопро­сил Боже­ствен­но­го Учи­те­ля, Хри­ста о самом глав­ном — как насле­до­вать веч­ную жизнь. Заду­мал­ся и я, а как удер­жать вдох­но­ве­ние и рве­ние в рабо­те по Шагам? Во-пер­вых, не отсту­пать от достиг­ну­то­го: соблю­дать те «запо­ве­ди», пра­ви­ла выздо­ров­ле­ния, кото­рые пред­ла­га­ет Про­грам­ма. Потом, учить­ся еже­днев­но отда­вать дру­гим свои зна­ния, опыт, силы, вре­мя, сочув­ствие, нако­нец, не забы­вать про­сить вдох­но­ве­ния у Бога. Если чест­но, ино­гда я с зами­ра­ни­ем серд­ца сле­жу за тем, как чело­век, впер­вые при­шед­ший на собра­ние АА, послу­шав выска­зы­ва­ния бра­тьев и сестер, меня­ет­ся в лице. Я вижу, как в нем борют­ся страх, любо­пыт­ство, надеж­да. Я раду­юсь, когда он (или она) при­хо­дит на груп­пу во вто­рой раз. Ино­гда зажа­тые чув­ства пото­ком выплес­ки­ва­ют­ся в сле­зах, рыда­ни­ях. Тогда я испы­ты­ваю состра­да­ние, сочув­ствие к пла­чу­ще­му. Вдох­но­ве­ние при­хо­дит и тогда, когда я на молит­ве в хра­ме от все­го серд­ца начи­наю бла­го­да­рить Бога за свою жизнь: испы­та­ния, боль, радость. Впро­чем, вдох­но­ве­ние вещь нена­деж­ная. Его может дол­го и не быть, глав­ное, что­бы моя трез­вость не стра­да­ла от того, какие чув­ства и состо­я­ния я пере­жи­ваю. А что вы дума­е­те по это­му пово­ду? Я с удо­воль­стви­ем послу­шаю. Гос­по­ди, про­шу Тебя, пошли мне сего­дня людей, у кото­рых я смо­гу чему-нибудь научиться.

28 января

Чем отли­ча­ет­ся выздо­рав­ли­ва­ю­щий алко­го­лик от дей­ству­ю­ще­го? Дей­ству­ю­щий алко­го­лик «днем» живет бес­печ­но, ходит, куда хочет, пьет сколь­ко хочет, а «ночью». Про «ночь» луч­ше не вспо­ми­нать. А он и не вспо­ми­на­ет, дела­ет вид, что «ночи» про­сто нет. Круг, по кото­ро­му он изо дня в день, от пьян­ки к пьян­ке, от запоя к запою, от похме­лья к похме­лью ходит с упор­ством Тан­та­ла, этот круг, в кон­це кон­цов, сужа­ет­ся и ока­зы­ва­ет­ся пет­лей. Но он до послед­не­го без­за­бо­тен и весел, точ­нее, «наве­се­ле». Выздо­рав­ли­ва­ю­щий алко­го­лик тру­дит­ся как мура­вей, без кон­ца бега­ет на свои груп­пы, все вре­мя кому-то зво­нит, избе­га­ет ста­рых зна­ко­мых, боит­ся вый­ти утром из дома не помо­лив­шись, а преж­де чем лечь в кро­вать про­во­дит ана­лиз про­жи­то­го дня. Мне поче­му-то сей­час вспом­ни­лась бас­ня про Стре­ко­зу и Мура­вья. В шко­ле я недо­люб­ли­вал Мура­вья за его жесто­кость: он ведь не пустил Стре­ко­зу, когда «зима кати­ла в гла­за», оста­вил ее мерз­нуть на ули­це. Сей­час, замет­но повзрос­лев, я думаю, что Стре­ко­за и сама не пошла бы к Мура­вью, ей у него было бы скуч­но, ника­ких раз­вле­че­ний, одна рабо­та, да суха­ри­ки. Поэто­му, когда я встре­чаю пья­ных, я не лезу к ним в душу, не начи­наю зазы­вать их в АА. Ино­гда я ношу с собой визит­ные кар­точ­ки АА, и когда оче­ред­ной раз слы­шу харак­тер­ное «бра­тан, мело­чью не помо­жешь?», вме­сто денег про­тя­ги­ваю кар­точ­ку с круг­ло­су­точ­ным теле­фо­ном под­держ­ки. Жесто­ко? По-мое­му, нет. Если с при­хо­дом алко­го­лиз­ма «.раз­ру­ша­ет­ся все, ради чего сто­ит жить» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 17), то в выздо­ров­ле­нии появ­ля­ет­ся все боль­ше и боль­ше того, ради чего жить сто­ит. Поэто­му выздо­рав­ли­ва­ю­щий алко­го­лик и есть в насто­я­щем смыс­ле сло­ва «дей­ству­ю­щий». Напри­мер, недав­но (летом) я впер­вые в жиз­ни встал на роли­ки. Мелочь, а рань­ше такой мело­чи не было места в моей жиз­ни. Зачем поку­пать роли­ки, если мож­но купить сами зна­е­те что? Зачем тра­тить вре­мя на сына, если мож­но поси­деть с при­я­те­ля­ми после рабо­ты, «куль­тур­но отдох­нуть»? Моя сего­дняш­няя молит­ва — это бла­го­дар­ность Богу за трез­вость в АА. Мой сего­дняш­ний акт бла­го­дар­но­сти — посе­ще­ние собра­ния АА и собран­ность на группе.

29 января. Поклонение честным веригам апостола Петра (Мк 10, 2–12)

Око­ло 42 года апо­стол Петр по пове­ле­нию Иро­да Агрип­пы был заклю­чен в тем­ни­цу за про­по­ведь о Хри­сте Спа­си­те­ле, где он был ско­ван дву­мя желез­ны­ми цепя­ми. Ночью, нака­нуне суда над ним, Ангел Гос­по­день снял с апо­сто­ла эти цепи и чудес­но вывел его из тюрь­мы. Хри­сти­ане, услы­шав о чуде, взя­ли вери­ги (цепи) и стали
хра­нить их как дра­го­цен­ность. Одер­жи­мые раз­лич­ны­ми болез­ня­ми, при­хо­дя к ним с верою, полу­ча­ли исце­ле­ние. Сей­час эти свя­ты­ни нахо­дят­ся в Риме. А в Москве, кста­ти, есть Пет­ро­ве­риг­ский пере­улок. Исто­рия о вери­гах апо­сто­ла Пет­ра, кото­ро­го я очень люб­лю, — это урок для меня. Ока­зы­ва­ет­ся, свя­ты­ней может стать не толь­ко что-то кра­си­вое и достой­ное. Крест, гвоз­ди, вери­ги — всё это ору­дия нака­за­ния и каз­ни. А сей­час к ним сте­ка­ют­ся мил­ли­о­ны хри­сти­ан­ских палом­ни­ков, их изоб­ра­жа­ют на ико­нах. Мой алко­го­лизм — это ору­дие смер­ти, очень дей­ствен­ное. Но если я обре­таю трез­вость, то в оцен­ке явле­ния как бы меня­ет­ся знак: с «мину­са» на «плюс». Я бла­го­да­рен Богу за трез­вость и жду вре­ме­ни, когда я ото все­го серд­ца смо­гу побла­го­да­рить Бога и за свой алкоголизм.
В АА есть вещи, к кото­рым я отно­шусь с бла­го­го­ве­ни­ем. Напри­мер, моя люби­мая груп­па по поне­дель­ни­кам. Сего­дня чита­ли: «Что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­ча­ет» (Мк 10, 9). Я знаю, что нас, выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков, соеди­нил, соче­тал Гос­подь. Я ста­ра­юсь постичь прин­ци­пы, бла­го­да­ря кото­рым моя груп­па АА живет и выжи­ва­ет в обще­стве, без финан­со­вой и реклам­ной под­держ­ки, вопре­ки обсто­я­тель­ствам. «Наше общее бла­го­по­лу­чие долж­но сто­ять на пер­вом месте, лич­ное выздо­ров­ле­ние зави­сит от един­ства АА», — гла­сит пер­вая Тра­ди­ция. Мы, чле­ны АА, как моря­ки в шлюп­ке посре­ди оке­а­на. Если все гре­бут, а один решил дол­бить дно, то это опас­но для всех. Мы вме­сте спа­са­ем­ся от смер­ти. Поэто­му, ува­жая сво­бо­ду дру­гих, мы долж­ны забо­тить­ся о том, что­бы груп­па начи­на­лась вовре­мя, что­бы выска­зы­ва­ния были по теме, что­бы не зву­ча­ло мата, гру­бых, оскор­би­тель­ных слов, что­бы каж­дый мог выска­зать­ся. Мы не забы­ва­ем о чае и сла­до­стях, о 7‑й тра­ди­ции и лите­ра­ту­ре для нович­ков. Мы под­дер­жи­ва­ем чисто­ту и поря­док в поме­ще­нии. Моя сего­дняш­няя молит­ва: Гос­по­ди, дай мне рев­ность свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра в слу­же­нии; помо­ги, что­бы амби­ции и тще­сла­вие не раз­ру­ша­ли наше един­ство. Помо­ги мне быть на груп­пе при­ме­ром скром­но­сти и усер­дия. Нет, луч­ше так: помо­ги мне быть на группе.

30 января. Память преподобного Антония Великого (Иак 1, 1–18)

Како­ва скры­тая при­чи­на, подо­пле­ка алко­голь­ных стра­хов? С духов­ной точ­ки зре­ния — неже­ла­ние или неспо­соб­ность пре­дать свою жизнь в руки Божии, с точ­ки зре­ния АА — боязнь не полу­чить удо­воль­ствие от той или иной ситу­а­ции, пред­ме­та. Стра­хи — посто­ян­ный спут­ник дей­ству­ю­ще­го алко­го­ли­ка, кото­рый и засы­па­ет, и, тем более, про­сы­па­ет­ся с дро­жью в теле, пол­ный похмель­но­го ужа­са, стра­хов, вины и сты­да. Как алко­го­ли­ку изба­вить­ся от стра­хов? Пер­вый Шаг про­грам­мы АА, при­зна­ние сво­е­го бес­си­лия и неуправ­ля­е­мо­сти, — это шаг на пути обре­те­ния уве­рен­но­сти и душев­но­го покоя. Я делаю Пер­вый Шаг на 100%, без вся­кой зад­ней мыс­ли, без каких бы то ни было «да, но.». Сего­дняш­нее апо­столь­ское посла­ние как раз об этом. «Сомне­ва­ю­щий­ся подо­бен мор­ской волне, вет­ром под­ни­ма­е­мой и раз­ве­ва­е­мой. Да не дума­ет такой чело­век полу­чить что-нибудь от Гос­по­да. Чело­век с дво­я­щи­ми­ся мыс­ля­ми нетверд во всех путях сво­их» (Иак 1, 6–8). Реши­мость — вот мое лекар­ство от стра­ха! На оче­ред­ном эта­пе трез­во­сти перед каж­дым из нас, выздо­рав­ли­ва­ю­щих пья­ниц, про­грам­ма «12 Шагов» ста­вит новые зада­чи. Но реши­мость необ­хо­ди­ма на всех эта­пах пути. Сего­дняш­ний свя­той, пре­по­доб­ный Анто­ний (IV в.), вели­чай­ший подвиж­ник древ­но­сти, осно­ва­тель пустын­но­жи­тель­ства и отец мона­ше­ства, был одним из самых реши­тель­ных людей на зем­ле. Когда моло­дой Анто­ний услы­шал в церк­ви еван­гель­ский при­зыв оста­вить все и после­до­вать за Хри­стом, он сра­зу так и сде­лал. Его серд­це ска­за­ло ему: иди, и он пошел. Уже соста­рив­шись, свя­той Анто­ний гово­рил: «Я уже не боюсь Бога, но люб­лю Его». Гос­по­ди, я молюсь Тебе: по молит­вам Анто­ния Вели­ко­го, научи меня реши­мо­сти и любви.

31 января. Память святителей Афанасия и Кирилла Александрийских (Иак 1, 19–27)

Понять все­це­ло, что такое алко­го­лизм, мож­но толь­ко изнут­ри. С при­хо­дом это­го забо­ле­ва­ния раз­ру­ша­ет­ся все, ради чего сто­ит жить. У нас, выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков, чле­нов содру­же­ства АА, нет ниче­го, кро­ме жела­ния помо­гать тем, кто еще стра­да­ет от алко­го­лиз­ма. «Мы счи­та­ем, что пере­стать пить — это все­го лишь нача­ло» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 18). Мы, алко­го­ли­ки, обла­да­ем бес­цен­ным опы­том, даром, кото­рым чаще все­го не обла­да­ют вра­чи, свя­щен­ни­ки, пси­хо­ло­ги. Таким обра­зом, наше про­шлое обра­ща­ет­ся в сокро­ви­ще. В про­грам­ме АА нет гото­вых рецеп­тов, но выздо­ров­ле­ние каж­до­го — это его осо­бен­ный, непо­вто­ри­мый, твор­че­ский путь дли­ной в жизнь. Кни­ги «Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки» доста­точ­но для того, что­бы начать выздо­рав­ли­вать, най­ти груп­пу АА. «То, что вна­ча­ле пред­став­ля­лось хруп­кой тро­стин­кой, ока­за­лось любя­щей и силь­ной Божьей дла­нью» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 27). Чело­век начи­на­ет выздо­рав­ли­вать и ходить на груп­пы, когда боль от упо­треб­ле­ния спирт­но­го пре­вы­ша­ет радость от его упо­треб­ле­ния. «Если ты — алко­го­лик, то это уже навсе­гда» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 32). Но это не повод для уны­ния, а повод для роста. «Если вы реши­ли бро­сить пить, это реше­ние долж­но быть без­ого­во­роч­ным, без вся­кой зад­ней мыс­ли когда-либо вер­нуть­ся к нор­маль­но­му потреб­ле­нию алко­го­ля» (Там же). — Тако­вы неко­то­рые идеи из про­грамм­ной лите­ра­ту­ры, посвя­щен­ные Пер­во­му Шагу — пер­вой сту­пе­ни на пути обре­те­ния сми­ре­ния, душев­но­го покоя, новой счаст­ли­вой жиз­ни. Мне нуж­но толь­ко нагнуть­ся и под­нять с зем­ли, то, что у нас в Рос­сии почти нико­му не нуж­но, — уни­каль­ный опыт трез­ве­ю­щих аме­ри­кан­цев. «Итак, бра­тия мои
воз­люб­лен­ные, вся­кий чело­век да будет скор на слы­ша­ние, мед­лен на сло­ва.» (Иак 2, 19). Эти сло­ва Свя­щен­но­го Писа­ния, кото­рые я сего­дня услы­шал за свя­той Литур­ги­ей, зада­ют век­тор, кото­ро­му я сле­дую в Пер­вом Шаге. И еще: сего­дня уста­нов­ле­но сов­мест­ное празд­но­ва­ние свя­ти­те­лям Афа­на­сию и Кирил­лу, архи­епи­ско­пам Алек­сан­дрий­ским. Хотя они жили не одно­вре­мен­но, их почи­та­ют в один день в знак глу­бо­кой бла­го­дар­но­сти Церк­ви за их мно­го­лет­ние неустан­ные тру­ды в утвер­жде­нии дог­ма­тов Пра­во­слав­ной веры. А я чув­ствую в серд­це теп­ло и любовь к двум аме­ри­кан­цам, Бил­лу Уил­со­ну и док­то­ру Робер­ту Сми­ту, кото­рые в 1935 году, сидя в малень­кой ком­нат­ке, сами того не ведая тру­ди­лись над иде­я­ми и прин­ци­па­ми меж­ду­на­род­но­го дви­же­ния за трез­вый образ жиз­ни. К нему теперь, сла­ва Богу, при­над­ле­жу и я. Моя сего­дняш­няя молит­ва — бла­го­дар­ность Гос­по­ду Хри­сту и всем людям, кто помог мне выздоравливать.

1 февраля. Память преподобного Макария Великого (Мк 10, 23–32)

«Мно­гие же будут пер­вые послед­ни­ми, и послед­ние пер­вы­ми» (Мк 10, 31). Горь­кий пья­ни­ца, опу­стив­ший­ся алко­го­лик, послед­ний чело­век, без­воль­ный сла­бак, неудач­ник, неис­пра­ви­мый греш­ник. Вот спи­сок нелест­ных эпи­те­тов, кото­ры­ми я награж­дал себя по утрам, очу­хи­ва­ясь после пьян­ки. В прин­ци­пе, так не гово­ри­ли, но часто дума­ли моя семья, дру­зья, кол­ле­ги на рабо­те. Свя­щен­ник из сосед­ней церк­ви, каза­лось, был обо мне не луч­ше­го мне­ния. Я решил, что Бог дума­ет обо мне еще хуже. Я столь­ко раз в отча­я­нии молил Его: отклик­нись, избавь меня от пагуб­но­го вле­че­ния, но Он слов­но не слы­шал или зата­ил оби­ду на меня. Но вот в нашем Содру­же­стве мне пред­ло­жи­ли пора­бо­тать над Вто­рым Шагом, Шагом надеж­ды: «При­шли к убеж­де­нию, что толь­ко Сила, более могу­ще­ствен­ная, чем мы, может вер­нуть нам здра­во­мыс­лие». Вто­рой Шаг — это поиск живо­го Бога, а для людей веру­ю­щих и цер­ков­ных — пере­смотр отно­ше­ний с Богом, то есть, опять-таки, я бы ска­зал, поиск живо­го Бога. Сего­дняш­ние еван­гель­ские сло­ва о «пер­вых и послед­них» сбы­ва­ют­ся дво­я­ким обра­зом. Преж­де все­го, в отно­ше­нии нас — пья­ниц: со мно­ги­ми из нас про­изо­шли рази­тель­ные, фан­та­сти­че­ские пере­ме­ны. Ска­жем, мой настав­ник по АА — сей­час один из самых актив­ных и вер­ных чле­нов наше­го при­хо­да, он участ­ву­ет в двух слу­же­ни­ях (помощь бом­жам и пере­пис­ка с заклю­чен­ны­ми), недав­но женил­ся, вос­пи­ты­ва­ет сына и дочь. Все это он дела­ет без фана­тиз­ма, без горя­щих глаз, а как-то спо­кой­но и уве­рен­но, с силой. Рань­ше, до АА, он ноче­вал дома, у пожи­лой мамы, раз в неде­лю, а осталь­ное вре­мя про­во­дил в раз­ных пья­ных ком­па­ни­ях; 18 раз менял рабо­ту; каж­дую неде­лю заво­дил роман с новой собу­тыль­ни­цей; мате­рил­ся через сло­во и лез драть­ся по любо­му пово­ду (у него три­жды сло­ман нос). Как тут не пове­рить в Выс­шую Силу, гля­дя на него сего­дня. Сло­ва «при­мер­ный семья­нин» зву­чат при­тор­но и фаль­ши­во, но имен­но к нему я мог бы их при­ме­нить без иро­нии. Если бы изме­не­ния были толь­ко внеш­ни­ми, напо­каз, он не про­дер­жал­ся бы и двух недель, но он дей­стви­тель­но в корне изме­нил­ся. Еще сло­ва о том, что послед­ние ста­но­вят­ся пер­вы­ми, я хотел бы при­ме­нить сего­дня к Богу. Рань­ше, когда я пил, я все вре­мя повто­рял: Боже, Гос­по­ди; счи­тал себя набож­ным и (о, ужас!) бла­го­че­сти­вым. Но в дей­стви­тель­но­сти Бог был в моей жиз­ни на послед­нем месте, в глу­бине души я не верил Ему и не ждал помо­щи от Него. Теперь все посте­пен­но меня­ет­ся, в моей жиз­ни Бог начи­на­ет зани­мать место, подо­ба­ю­щее Созда­те­лю и любя­ще­му Отцу. Свя­той Мака­рий Вели­кий, кото­рый сего­дня вос­по­ми­на­ет­ся Цер­ко­вью, пишет: «Кто хочет прид­ти ко Гос­по­ду, спо­до­бить­ся веч­ной жиз­ни, дол­жен поло­жить такое нача­ло. Во-пер­вых, долж­но ему твер­до уве­ро­вать в Гос­по­да, все­це­ло посвя­тить себя сло­ве­сам запо­ве­дей Его.» Мне дает­ся новое нача­ло, новый старт, сей­час я начи­наю капи­таль­ный ремонт всей сво­ей жиз­ни. Мно­гое при­дет­ся отне­сти на помой­ку. А начать ремонт, навер­ное, пра­виль­нее все­го с кры­ши. Поэто­му я буду рабо­тать по 2‑му Шагу. Гос­по­ди, благослови!

2 февраля. Литургическое чтение: Лк 16, 10–15

Для мно­гих из нас Вто­рой Шаг явля­ет­ся кам­нем пре­ткно­ве­ния. Что эти алко­го­ли­ки могут ска­зать мне о Боге? Про­грам­ма воз­ник­ла на про­те­стант­ской поч­ве, и чему они могут научить меня, пра­во­слав­но­го? Пусть я пло­хой пра­во­слав­ный, но я не сек­тант, не схиз­ма­тик. Все, что мне нуж­но знать о Боге, содер­жит­ся в наших кни­гах, у Свя­тых Отцов и т. п. Подоб­ные мыс­ли, ска­жу я вам, рои­лись в моей голо­ве часто, когда в про­грамм­ной лите­ра­ту­ре речь захо­ди­ла о «Выс­шей Силе». Пона­до­би­лись меся­цы и годы взрос­ле­ния в АА, что­бы при­знать свое рели­ги­оз­ное пора­же­ние, духов­ную нище­ту. Мне пред­сто­я­ло разо­брать­ся в той каше, кото­рая была в моей голо­ве: отде­лить духов­ность от рели­ги­оз­но­сти, а рели­ги­оз­ность об обря­до­во­сти. Моя вера во Хри­ста до АА заклю­ча­лась, в основ­ном, во внеш­нем соот­но­ше­нии себя с вели­кой рус­ской тра­ди­ци­ей — Пра­во­сла­ви­ем, в зазуб­ри­ва­нии молитв и уча­стии в служ­бе и Таин­ствах. Да, я доста­точ­но регу­ляр­но испо­ве­до­вал­ся и при­ча­щал­ся, но изме­не­ний не про­ис­хо­ди­ло. Навер­ное, Бог все-таки дей­ство­вал во мне, но сте­на сопро­тив­ле­ния и отри­ца­ния была настоль­ко мощ­ной, что пона­до­би­лось силь­ное сред­ство — содру­же­ство АА — что­бы сло­мить ее. В при­хо­де у меня не было близ­ких зна­ко­мых, свя­щен­ни­ки были очень загру­же­ны. Так и полу­чи­лось, что я ходил в цер­ковь не один год, но цер­ков­ным чело­ве­ком не был. Я был эта­кий «кос­мо­навт» на орби­те. Одна­ко на свои запои я начал смот­реть «рели­ги­оз­ны­ми» гла­за­ми. «Бес иску­ша­ет», — оправ­ды­вал я себя. «Не согре­шишь — не пока­ешь­ся!» Чув­ство неиз­быв­ной ник­чем­но­сти, гря­зи, гре­ха, вины совер­шен­но закры­ло от меня Еван­ге­лие и Бога. Через неко­то­рое вре­мя после вступ­ле­ния в ряды АА я понял, что при­дет­ся менять свои духов­ные убеж­де­ния, т.е. духов­но рас­ти, если я не хочу сно­ва сидеть в обним­ку с бутыл­кой. Как же это было нелег­ко! Я зави­до­вал тем выздо­рав­ли­ва­ю­щим алко­го­ли­кам, кото­рые до АА вооб­ще ни во что не вери­ли. Счи­щать ржав­чи­ну, отмы­вать от гря­зи, бороть­ся с рути­ной и рели­ги­оз­ны­ми предубеж­де­ни­я­ми труд­нее, чем про­сто обре­сти веру. По сове­ту настав­ни­ка в Про­грам­ме я стал искать «тако­го Бога, с кото­рым мне хоро­шо выздо­рав­ли­вать». Внешне почти ниче­го не поме­ня­лось, я все так же ходил в цер­ковь (прав­да, в дру­гой при­ход), испо­ве­до­вал­ся, при­ча­щал­ся. Но посте­пен­но у меня стал про­сы­пать­ся инте­рес к духов­ной жиз­ни, к свя­щен­но­му Писа­нию, к дру­гим при­хо­жа­нам. Теперь еже­днев­ный духов­ный труд в Про­грам­ме при­вно­сит в мою жизнь новый радост­ный и свет­лый смысл. Сего­дня я раз­мыш­ляю над фра­зой: «Вер­ный в малом и во мно­гом верен; а невер­ный в малом неве­рен и во мно­гом» (Лк 16, 10). Прид­ти вовре­мя на собра­ние, остать­ся после груп­пы и помочь убрать ком­на­ту, пого­во­рить с нович­ком, быть при­вет­ли­вым, чест­ным, обя­за­тель­ным — все эти «мело­чи» спле­та­ют ткань мое­го дня. Гос­по­ди, помо­ги мне быть вер­ным в малом, помо­ги раз­мыш­лять о Тебе.

3 февраля. Литургическое чтение: Лк 18, 35–43

«Когда же под­хо­дил Он к Иери­хо­ну, один сле­пой сидел у доро­ги, про­ся мило­сты­ни. И, услы­шав, что мимо него про­хо­дит народ, спро­сил: что это такое? Ему ска­за­ли, что Иисус Назо­рей идет. Тогда он закри­чал: Иису­се, Сын Дави­дов! поми­луй меня. Шед­шие впе­ре­ди застав­ля­ли его мол­чать; но он еще гром­че кри­чал: Сын Дави­дов! поми­луй меня. Иисус, оста­но­вив­шись, велел при­ве­сти его к Себе; и, когда тот подо­шел к Нему, спро­сил его: чего ты хочешь от Меня? Он ска­зал: Гос­по­ди! что­бы мне про­зреть. Иисус ска­зал ему: про­зри! вера твоя спас­ла тебя. И он тот­час про­зрел и пошел за Ним, сла­вя Бога; и весь народ, видя это, воз­дал хва­лу Богу (Лк 18, 35–43). Эта еван­гель­ская исто­рия о слеп­це, кото­рый две тыся­чи лет назад на свое сча­стье встре­тил Хри­ста. Но эта исто­рия и обо мне! Пьян­ство осле­пи­ло меня, алко­го­лизм сде­лал меня инва­ли­дом, кале­кой; я, слов­но впотьмах, спо­ты­ка­ясь и падая, раз­би­вая себе лоб, бро­дил по доро­гам жиз­ни. Я падал даже если я был физи­че­ски трез­вым, пото­му что во мне все рав­но дей­ство­вал алко­го­лизм. По-насто­я­ще­му трез­вым я стал, сопри­кос­нув­шись с про­грам­мой выздо­ров­ле­ния и обре­тя Силу, более могу­ще­ствен­ную, чем я. В 1‑м Шаге я при­знал свое бес­си­лие перед алко­го­лиз­мом, во 2‑м откры­лись мои гла­за, и я уви­дел Бога, уви­дел свет. Дол­гое вре­мя я боял­ся про­сить о помо­щи, воз­звать, как тот сле­пой. Я думал, что сам вино­ват в сво­ем пьян­стве и дол­жен помочь себе сам. Я убеж­дал себя, что это нерас­ка­ян­ный грех, что надо «собрать волю в кулак», най­ти дру­гую рабо­ту, чаще ходить в цер­ковь, зани­мать­ся спор­том и т.д. Я боял­ся про­сить о помо­щи, пото­му что стра­шил­ся остать­ся без уте­ше­ния, без сво­ей «рюмоч­ки». Дру­гие люди закры­ва­ли мне рот, когда я взы­вал о помо­щи. Не пото­му, что они пло­хие люди, но никто не знал, как мне помочь. Свя­щен­ни­ки, вра­чи, пси­хо­ло­ги, род­ные. «Наша дилем­ма заклю­ча­лась в недо­стат­ке силы. Нам нуж­но было най­ти силу, кото­рая будет вести нас в жиз­ни» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 44). Я про­зрел в АА, про­стые пья­ни­цы, не муд­ре­цы, фило­со­фы и стар­цы, ука­за­ли мне на Хри­ста. В нашем содру­же­стве я уви­дел такой чуд­ный яркий свет, о кото­ром не мог и меч­тать. Кри­чи­те, про­си­те Бога о помо­щи, не бой­тесь тех, кто меша­ет, заты­ка­ет рот. Он обя­за­тель­но услы­шит, помо­жет и исце­лит. Гос­по­ди, молит­ва­ми свя­то­го Мак­си­ма Испо­вед­ни­ка, память кото­ро­го сего­дня празд­ну­ет Цер­ковь, научи меня быть сме­лым и неот­ступ­ным в духов­ном подвиге.

4 февраля. Память апостола Тимофея

Сего­дня вспо­ми­на­ет­ся апо­стол Тимо­фей, вер­ный уче­ник свя­то­го пер­во­вер­хов­но­го апо­сто­ла Пав­ла. Вот что Павел пишет в сво­ем пись­ме к Тимо­фею: «Корень всех зол есть среб­ро­лю­бие, кото­ро­му пре­дав­шись, неко­то­рые укло­ни­лись от веры и сами себя под­верг­ли мно­гим скор­бям. Ты же, чело­век Божий, убе­гай сего; а пре­успе­вай в прав­де, бла­го­че­стии, вере, люб­ви, тер­пе­нии, кро­то­сти» (1 Тим 6, 10–11). Что такое среб­ро­лю­бие и какая в нем опас­ность для выздо­рав­ли­ва­ю­ще­го алко­го­ли­ка? Апо­стол Павел пишет: «Вели­кое при­об­ре­те­ние — быть бла­го­че­сти­вым и доволь­ным. Ибо мы ниче­го не при­нес­ли в мир; явно, что ниче­го не можем и выне­сти из него. Имея про­пи­та­ние и одеж­ду, будем доволь­ны тем» (1 Тим 6, 6–8). Если я и зара­бо­тал сколь­ко-нибудь денег в жиз­ни, то все глав­ное, что у меня есть, я полу­чил даром, по люб­ви и щед­ро­сти Божи­ей: саму жизнь, здо­ро­вье, семью, талан­ты и спо­соб­но­сти, нако­нец, трез­вость. Сего­дняш­ний день — это тоже пода­рок от Твор­ца. Соглас­но прин­ци­пам 8‑й Тра­ди­ции вся глав­ная рабо­та в содру­же­стве АА осу­ществ­ля­ет­ся без­воз­мезд­но. «Мы сде­ла­ли откры­тие, что на про­фес­си­о­наль­ном уровне день­ги и духов­ность несов­ме­сти­мы. Вся­кий раз, когда мы пыта­лись поста­вить на про­фес­си­о­наль­ный (опла­чи­ва­е­мый — авт.) уро­вень рабо­ту по Две­на­дца­то­му Шагу, резуль­тат был одним и тем же — мы тер­пе­ли пора­же­ние в осу­ществ­ле­нии нашей един­ствен­ной цели» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 185). Итак, «даром полу­чи­ли — даром давай­те». Мне нуж­но научить­ся видеть нуж­ды дру­гих алко­го­ли­ков на груп­пе, пред­ла­гать свою помощь, бесе­до­вать с нович­ка­ми. В моем окру­же­нии, на рабо­те я знаю мно­гих, кого мож­но было бы при­гла­сить на собра­ние АА. Но для того, что­бы мои сло­ва зву­ча­ли убе­ди­тель­но, я дол­жен быть не толь­ко трез­вым, но и ниче­го не хотеть вза­мен от тех, кому я сви­де­тель­ствую о трез­во­сти. Есть в Содру­же­стве поня­тие «13-го Шага», когда мои моти­вы не чисты, коры­сто­лю­би­вы, и вме­сто того, что­бы вести чело­ве­ка к трез­во­сти, я толь­ко пуд­рю ему моз­ги и так или ина­че его исполь­зую. Сла­ва Богу, при­вив­ка чест­но­сти, сде­лан­ная в Пер­вом Шаге, поз­во­ля­ет мне рас­по­знать неправ­ду, коры­сто­лю­би­вые моти­вы. Даже если они появ­ля­ет­ся, им дол­го не про­жить, пото­му что, если я не выне­су их на свет Божий, не пере­по­ру­чу Богу, то моя трез­вость (и, сле­до­ва­тель­но, жизнь) — под боль­шой угро­зой. Зато когда я помо­гаю дру­го­му от чисто­го серд­ца, ниче­го не ожи­дая вза­мен, я испы­ты­ваю насто­я­щее бла­жен­ство. В эти момен­ты я чув­ствую себя взрос­лым, сво­бод­ным чело­ве­ком, пре­ис­пол­нен­ным жиз­ни, гото­вым делить­ся ею с дру­ги­ми. Гос­по­ди, дай мне сего­дня испы­тать такое чув­ство, пошли мне того, кому я смо­гу без­воз­мезд­но помочь.

5 февраля. Память святителя Павлина Милостивого, еп. Ноланского (Иак 3, 1–10)

Еже­ми­нут­но в мире про­из­но­сит­ся, печа­та­ет­ся мно­же­ство слов, и мно­гие из них — пусты, без­жиз­нен­ны и бес­смыс­лен­ны. В про­шлой жиз­ни я гово­рил мно­го и кра­си­во, я любил руг­нуть кого-нибудь, поспо­рить, поучить. Мно­го­сло­вие было харак­тер­ным про­яв­ле­ни­ем мое­го алко­го­лиз­ма и при­род­ной болт­ли­во­сти. Если я окру­жаю себя мно­же­ством слов, пустых, вред­ных и ненуж­ных и, в первую оче­редь, сплет­ня­ми и спо­ра­ми, ощу­ще­ние цель­но­сти, Божи­ей бли­зо­сти и трез­во­сти ухо­дит. Буд­то бы через рот выхо­дит жиз­нен­ная энер­гия, я опу­сто­шаю сам себя. Сего­дня в посла­нии Иако­ва речь идет о нашей спо­соб­но­сти к сло­ву: «Кто не согре­ша­ет в сло­ве, тот чело­век совер­шен­ный, могу­щий обуз­дать и всё тело. Язык укро­тить никто из людей не может: это — неудер­жи­мое зло; он испол­нен смер­то­нос­но­го яда. Им бла­го­слов­ля­ем Бога и Отца, и им про­кли­на­ем чело­ве­ков, сотво­рен­ных по подо­бию Божию. Из тех же уст исхо­дит бла­го­сло­ве­ние и про­кля­тие: не долж­но, бра­тия мои, сему так быть» (Иак 3, 2, 8–10). Склон­ность к спо­рам, к бес­ко­неч­ным пре­ни­ям меша­ет выздо­рав­ли­ва­ю­ще­му алко­го­ли­ку дви­гать­ся впе­ред: «Как толь­ко я пере­стал спо­рить, я начал видеть и вос­при­ни­мать. Имен­но тогда смысл Вто­ро­го Шага мед­лен­но и осто­рож­но начал вхо­дить в мою жизнь» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 33). Смысл 2‑го Шага — обре­те­ние «опо­ры», стерж­ня, смыс­ла, жиз­нен­ной осно­вы, любя­ще­го и все­силь­но­го Бога, с Кото­рым мне не лег­ко, но увле­ка­тель­но выздо­рав­ли­вать. В АА я учусь слу­шать и слы­шать каж­до­го чело­ве­ка, себя и Гос­по­да. Сего­дняш­ний свя­той, Пав­лин Мило­сти­вый, епи­скоп Нолан­ский (t431), в доста­точ­но ран­нем воз­расте был избран в сена­то­ры и стал губер­на­то­ром обла­сти Кам­па­ни в Ита­лии, но все оста­вил ради Хри­ста. Его исто­рия учит меня само­му глав­но­му — твер­до­сти и реши­мо­сти в избран­ном пути. Вме­сте со ста­ры­ми сте­рео­ти­па­ми при­дет­ся оста­вить мно­гие ста­рые сло­ва: мат, гру­бые рез­кие оскор­би­тель­ные выра­же­ния, алко­го­ли­че­скую феню, с помо­щью кото­рой собу­тыль­ни­ки пони­ма­ют друг дру­га с полу­сло­ва. Гос­по­ди, по молит­вам свя­ти­те­ля Пав­ли­на, помо­ги мне сего­дня избе­жать осуж­де­ния и празд­но­сло­вия, даруй мне най­ти достой­ные сло­ва для того, что­бы гово­рить о трезвости.

6 февраля. Память блаженной Ксении Петербургской (Мк 11, 23–26)

«Имей­те веру Божию, — услы­шал я сло­ва Хри­ста за сего­дняш­ней Литур­ги­ей. — Ибо истин­но гово­рю вам: если кто ска­жет горе сей: «под­ни­мись и вверг­нись в море», и не усо­мнит­ся в серд­це сво­ем, но пове­рит, что сбу­дет­ся по сло­вам его, — будет ему, что ни ска­жет. Пото­му гово­рю вам: все, чего ни буде­те про­сить в молит­ве, верь­те, что полу­чи­те, — и будет вам. И когда сто­и­те на молит­ве, про­щай­те, если что име­е­те на кого, дабы и Отец ваш Небес­ный про­стил вам согре­ше­ния ваши» (Мк 11, 23–25). До трез­во­сти в АА у меня была вера в Бога, Кото­рый, как мне каза­лось, был про­сто обя­зан решить все мои жиз­нен­ные неуря­ди­цы, Кото­ро­го я часто игно­ри­ро­вал, и перед Кото­рым испы­ты­вал посто­ян­ное чув­ство вины. Бог у меня был, а здра­во­мыс­лия не было. Так что же за Бог был у меня? Думаю, порож­де­ние моей болез­ни. Пси­хо­ло­ги гово­рят, что чело­век очень часто бес­со­зна­тель­но про­еци­ру­ет на Бога свои отно­ше­ния с роди­те­ля­ми. Если роди­те­ля были не в меру тре­бо­ва­тель­ны, или, напро­тив, рав­но­душ­ны, отстра­не­ны, то эту модель ребе­нок пере­но­сит на отно­ше­ния с Небес­ным Отцом, ожи­дая от него чрез­мер­ной тре­бо­ва­тель­но­сти или холод­но­сти. С тех пор, как я стал выздо­рав­ли­вать в содру­же­стве АА, ана­ли­зи­ро­вать свои семей­ные кор­ни, отно­ше­ния с роди­те­ля­ми, ста­ла выздо­рав­ли­вать и моя вера в Бога, моя душа, мои отно­ше­ния с Гос­по­дом Хри­стом. Я понял, что Бога я не знаю, и что нам еще пред­сто­ит с Ним позна­ко­мить­ся. Я твер­до знаю, что Бог при­ни­ма­ет меня, при­ни­ма­ет мой недуг и готов береж­но и дели­кат­но рабо­тать с моей душой, если я это­го хочу. Сего­дня Рус­ская Цер­ковь празд­ну­ет память бла­жен­ной Ксе­нии Петер­бург­ской. Она роди­лась в 1730 г. Мужем Ксе­нии был пол­ков­ник Андрей Федо­ро­вич Пет­ров, кото­рый к тому же был пев­чим при­двор­но­го хра­ма. Вне­зап­ная смерть мужа про­из­ве­ла силь­ное впе­чат­ле­ние на 26-лет­нюю вдо­ву, она отрек­лась от всех зва­ний и благ, раз­да­ла бед­ным свое иму­ще­ство и под име­нем супру­га всю остав­шу­ю­ся жизнь нес­ла подвиг юрод­ства. Летом и зимой в лох­мо­тьях она бро­ди­ла по петер­бург­ской сто­роне, совер­шая под­час стран­ные дей­ствия люб­ви, молясь подол­гу и помо­гая дру­гим людям най­ти Бога. После смер­ти Ксе­нии Цер­ковь засви­де­тель­ство­ва­ла, что это был имен­но подвиг юрод­ства, а не про­сто поме­ша­тель­ство от горя. Кри­те­рий отли­чия подви­га от безу­мия — огонь люб­ви, сила, прав­да и трез­вен­ность, кото­рые ни с чем не спу­та­ешь. На АА часто смот­рят тоже как на юро­ди­вых, но не наше дело думать о том, как на нас смот­рят. Наше дело — нести весть о выздо­ров­ле­нии, рабо­тать по Шагам, про­дви­га­ясь впе­ред и вверх. В Рос­сии спи­ва­ют­ся и уже спи­лись мил­ли­о­ны муж­чин и жен­щин, семьи рас­па­да­ют­ся, дети рож­да­ют­ся боль­ны­ми, мно­гие оста­ют­ся сиро­та­ми при живых роди­те­лях — вот где насто­я­щее безу­мие и горе. Навер­ное, мы нико­гда не помо­жем всем горь­ким пья­ни­цам, но я верю, что,
укреп­ляя свою соб­ствен­ную трез­вость, я помо­гаю сво­е­му наро­ду. Гос­по­ди, молит­ва­ми моей люби­мой свя­той, бла­жен­ной Ксе­нии, научи меня откли­кать­ся на чужую боль и не боять­ся быть непо­хо­жим на других.

7 февраля. Память святителя Григория Богослова (Иак 4, 7 — 5, 9)

«Осво­бож­де­ние от при­стра­стия к алко­го­лю необъ­яс­ни­мым обра­зом изме­ни­ло наш образ жиз­ни, мы пове­ри­ли в Выс­шую Силу, и боль­шин­ство из нас ста­ло гово­рить о Боге» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 34). Болезнь под назва­ни­ем алко­го­лизм раз­ру­ша­ла не толь­ко тело, пси­хи­ку, соци­аль­ную сфе­ру. Мне кажет­ся, сам мой дух был ско­ван, уми­рал. Я ску­лил и жало­вал­ся, выда­вая это за молит­ву и духов­ную жизнь. У меня не было сти­му­ла, силы и инте­ре­са, что­бы жить. Но вот, осво­бо­див­шись от раз­ру­ши­тель­но­го при­стра­стия, я посте­пен­но ожил, как цве­ток, кото­рый дол­го не поли­ва­ли, а потом напо­и­ли живи­тель­ной вла­гой. Что помо­га­ет обре­сти живую и дей­ствен­ную веру или укреп­лять ее? Во-пер­вых, бла­го­дар­ность Гос­по­ду и АА за трез­вую, новую и пре­крас­ную жизнь. Если фев­раль­ский день, когда хочет­ся «достать чер­нил и пла­кать. навзрыд», как ска­зал поэт, про­хо­дит с тру­дом, если я бук­валь­но про­ди­ра­юсь сквозь жизнь, то есть хоро­ший спо­соб улуч­шить состо­я­ние дел. Необ­хо­ди­мо вспом­нить и запи­сать все дары, кото­рые я при­об­рел от Бога в трез­во­сти. Помни­те, как Робин­зон Кру­зо вел днев­ник на ост­ро­ве? Во-вто­рых, дела веры укреп­ля­ют мою веру. «Итак, поко­ри­тесь Богу; про­ти­во­стань­те диа­во­лу, и убе­жит от вас. При­близь­тесь к Богу, и при­бли­зит­ся к вам; очи­сти­те руки, греш­ни­ки, исправь­те серд­ца, двое­душ­ные. Сми­ри­тесь пред Гос­по­дом, и воз­не­сет вас» (Иак 4, 7–8, 10). Соста­вить спи­сок даров, дан­ных мне Богом, и спи­сок того, что я хотел бы сде­лать в бли­жай­ший год (достро­ить, нако­нец, дом, начать учить фран­цуз­ский, съез­дить в Абха­зию) — вот моя зада­ча на сего­дня. Сего­дня празд­ну­ет­ся в Церк­ви вели­кий угод­ник Божий — свя­ти­тель Гри­го­рий Бого­слов, все­лен­ский учи­тель (IV век). Когда он, юно­шей, изу­чал в Афи­нах раз­лич­ные нау­ки, его ноги зна­ли толь­ко два пути: в храм Божий и в храм нау­ки — уни­вер­си­тет. Если рань­ше мои ноги зна­ли немно­го путей: пив­ная, вин­ный мага­зин, кафе, и нес­ли туда мое тело поми­мо воли, то теперь они про­топ­та­ли путь на груп­пу АА, где я обре­таю трез­вость, в храм, где я празд­ную побе­ду Гос­по­да Хри­ста над смер­тью. Со вре­ме­нем мне откры­лись и дру­гие пути: к новым дру­зьям, в спор­тив­ный зал, в Тре­тья­ков­ку, в кото­рой я не был, кажет­ся, со шко­лы. Бла­го­да­ря трез­во­сти в АА моя жизнь ста­но­вит­ся более напол­нен­ной и счаст­ли­вой, поэто­му я, подоб­но дру­гим выздо­рав­ли­ва­ю­щим алко­го­ли­кам, начи­наю гово­рить о Боге.

8 февраля. Память благоверного Давида III Возобновителя, царя Иверии и Абхазии (1 Пет., 1, 1–2, 10–12; 2, 6–10)

Вот какие сло­ва я услы­шал сего­дня за свя­той Литур­ги­ей: «Вы — род избран­ный, цар­ствен­ное свя­щен­ство, народ свя­той, люди, взя­тые в удел, дабы воз­ве­щать совер­шен­ства При­звав­ше­го вас из тьмы в чуд­ный Свой свет; неко­гда не народ, а ныне народ Божий; неко­гда непо­ми­ло­ван­ные, а ныне поми­ло­ва­ны (1 Пет. 2, 9–10). То, что мы выздо­рав­ли­ва­ю­щие пья­ни­цы, избран­ный род, я вижу на каж­дой груп­пе. Асо­ци­аль­ный эле­мент, раз­ру­ши­те­ли и мар­ги­на­лы, бла­го­да­ря АА и про­грам­ме «12 Шагов», мы ста­ли актив­ны­ми чле­на­ми обще­ства. В Рос­сии, где пока Цер­ковь и меди­ци­на не очень-то под­дер­жи­ва­ют наше содру­же­ство, мы умуд­ря­ем­ся орга­ни­зо­вы­вать новые груп­пы. Здо­ро­вые отно­ше­ния в семье, достой­ная рабо­та, пол­но­цен­ная жизнь, обре­тен­ная или обнов­лен­ная вера в Гос­по­да Хри­ста — мно­гие из нас выстро­и­ли свою жизнь зано­во и в доволь­но корот­кий срок. У мно­гих веру­ю­щих, кото­рые при­шли в АА, обно­ви­лась, рас­цве­ла их вера в Бога. Темой обнов­ле­ния отме­че­ны сего­дняш­ние свят­цы: свя­тая Цер­ковь вспо­ми­на­ет заме­ча­тель­но­го свя­то­го, царя Дави­да III Воз­об­но­ви­те­ля или, как его назы­ва­ют, Стро­и­те­ля. Он жил в XI-XII вв. в Гру­зии и про­явил себя как выда­ю­щий­ся госу­дар­ствен­ный, куль­тур­ный и цер­ков­ный дея­тель. Наиме­но­ва­ние «Воз­об­но­ви­тель» дал свя­то­му царю Дави­ду гру­зин­ский народ за его вели­кие тру­ды по вос­ста­нов­ле­нию Гру­зии и укреп­ле­нию Гру­зин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Кста­ти, на одной из мос­ков­ских групп АА, кото­рая соби­ра­ет­ся в сте­нах мона­сты­ря на стене висит очень кра­си­вая ико­на свя­то­го Дави­да. Я все­гда смот­рю на нее и раз­мыш­ляю о том, как хоро­шо, что св. Давид через свой образ при­сут­ству­ет там, где идет интен­сив­ная рабо­та по обнов­ле­нию жиз­ни. Люби­мым заня­ти­ем Дави­да было чте­ние, и осо­бен­но, духов­ных книг. Моя новая жизнь в трез­во­сти — это тоже воз­об­нов­ле­ние. Каж­дый день я про­дол­жаю свою строй­ку. Выстра­и­ваю новые отно­ше­ния с Богом и людь­ми, пере­стра­и­ваю отно­ше­ние к само­му себе, к жиз­ни. Я отка­зы­ва­юсь от ста­рых алко­голь­ных убеж­де­ний и, таким обра­зом, рас­чи­щаю про­стран­ство для Божье­го при­сут­ствия. Еже­днев­ная рабо­та по Про­грам­ме: посе­ще­ние собра­ний, слу­же­ние на груп­пе, чте­ние лите­ра­ту­ры — шаг за шагом при­бли­жа­ют меня ко мне само­му, каким меня хочет видеть Хри­стос Гос­подь. Моя сего­дняш­няя молит­ва: Боже, пусть этот день будет новым кам­нем в фун­да­мент моей трез­во­сти. Молит­ва­ми свя­то­го царя Дави­да, дай мне усер­дие изу­чать нашу про­грамм­ную литературу.

9 февраля. Память о перенесении мощей святителя Иоанна Златоустого (Лк 17, 3–10)

Ино­гда наша про­по­ведь трез­во­сти, наша наив­ная чест­ность, неко­то­рая дет­скость, наши слиш­ком «тра­ди­ци­он­ные» цен­но­сти вызы­ва­ют непри­я­тие со сто­ро­ны обще­ства. Мы как бель­мо в гла­зу для всех тех, кто при­вык пре­воз­но­сить­ся над алко­го­ли­ка­ми и видеть нас пья­ны­ми, похмель­ны­ми и при­ни­жен­ны­ми. Для меня это хоро­ший повод роста: мне нуж­но научить­ся не зави­сеть от оце­нок дру­гих, от того, как ко мне отно­сит­ся боль­шин­ство. Слу­же­ние на груп­пе, обще­ние с нович­ка­ми, рабо­та по Шагам поз­во­ля­ют мне это­го доби­вать­ся. «И ска­за­ли Апо­сто­лы Гос­по­ду: умножь в нас веру. Гос­подь ска­зал: если бы вы име­ли веру с зер­но гор­чич­ное и ска­за­ли смо­ков­ни­це сей: «исторг­нись и пере­са­дись в море», то она послу­ша­лась бы вас» (Лк 17, 5–6). В пери­од уны­ния и бес­по­кой­ства, когда опус­ка­ют­ся руки и нет ни слов, ни музы­ки, ни сил, меня под­дер­жи­ва­ет Гос­подь Хри­стос, Кото­рый укреп­ля­ет меня Сво­и­ми Пре­чи­сты­ми Телом и Кро­вью. Малень­кая части­ца при­ча­стия, подоб­ная гор­чич­но­му семеч­ку, укреп­ля­ет меня и уте­ша­ет. Евха­ри­стия не толь­ко омы­ва­ет меня от гре­хов, но и вдох­нов­ля­ет мою веру, дает мне твор­че­скую силу для пре­об­ра­же­ния мира. Пусть пока я могу немно­го, но когда я созер­цаю счаст­ли­вые лица бра­тьев и сестер по содру­же­ству АА, встре­чаю чей-нибудь осмыс­лен­ный, глу­бо­кий взгляд, я вижу как бы в отра­же­нии, что меня­ет­ся с каж­дым днем моя соб­ствен­ная жизнь. Раз­ве это­го мало? Сего­дня в Церк­ви вос­по­ми­на­ет­ся свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст. Вели­кий свя­той, гени­аль­ный про­по­вед­ник, писа­тель и все­лен­ский учи­тель, он скон­чал­ся в 407 году в глу­хом захо­лу­стье на пути к месту ссыл­ки. Через 300 лет мощи свя­ти­те­ля были с поче­стя­ми пере­не­се­ны в сто­ли­цу импе­рии и постав­ле­ны в церк­ви свя­тых Апо­сто­лов, при уча­стии пат­ри­ар­ха Прок­ла и все­го цер­ков­но­го народ. У мощей свя­ти­те­ля совер­ша­лось мно­же­ство исце­ле­ний, а про­по­ведь свя­ти­те­ля полу­чи­ла все­цер­ков­ную извест­ность. Пусть пока наше Содру­же­ство неве­ли­ко, пусть к нам отно­сят­ся с подо­зре­ни­ем и пре­не­бре­же­ни­ем, если наше дело от Бога, оно усто­ит и укре­пит­ся. Уже сей­час дея­тель­ность АА в Рос­сии полу­чи­ла бла­го­сло­ве­ние Пат­ри­ар­ха; упо­ваю на то, что в ско­ром вре­ме­ни к нашей про­по­ве­ди со вни­ма­ни­ем отне­сет­ся цер­ков­ный народ. Гос­по­ди, укре­пи Цер­ковь Твою, а еще бла­го­сло­ви Ано­ним­ных Алко­го­ли­ков по лицу всей зем­ли и осо­бен­но в Рос­сии. Укре­пи нас в трез­во­сти и защи­ти от вра­гов види­мых и неви­ди­мых. Сла­ва Богу за всё!

10 февраля. Память преподобного Ефрема Сирина (IV век) (Лк 19, 1–10)

Сего­дняш­няя еван­гель­ская исто­рия — про малень­ко­го греш­но­го чело­ве­ка, кото­рый так силь­но захо­тел уви­деть Хри­ста, что влез на смо­ков­ни­цу. «Зак­хей! сой­ди ско­рее; ибо сего­дня надоб­но Мне быть у тебя в доме. И он поспеш­но сошел и при­нял Его с радо­стью» (Лк 19, 5–6). Я тоже малень­кий и греш­ный чело­ве­чек, хоть и мню себя под­час духо­нос­ным вели­ка­ном, к кото­ро­му неспра­вед­лив весь мир. А смо­ков­ни­ца — это 12 Шагов, пре­крас­ное дере­во люб­ви, добра, све­та и духов­но­го роста. Вот с высо­ты это­го пре­крас­но­го дере­ва я Хри­ста и уви­дел. И при­нял Его с радо­стью. Если рань­ше я жил ради себя, и весь мой образ жиз­ни обслу­жи­вал мой алко­го­лизм, то теперь, руко­вод­ству­ясь 12‑ю сту­пе­ня­ми к сча­стью, я ста­ра­юсь все силы напра­вить на слу­же­ние Богу и дру­гим людям. Конеч­но, не все­гда это полу­ча­ет­ся, но я ста­ра­юсь. Исто­рия Зак­хея — это еще и вызов для меня. Когда он бли­же позна­ко­мил­ся с Иису­сом, он в поры­ве бла­го­дар­но­сти ска­зал: Гос­по­дин! «поло­ви­ну име­ния мое­го я отдам нищим и, если кого чем оби­дел, воз­дам вчет­ве­ро». Как это похо­же на наши 8‑й, 9‑й и 12‑й Шаги. При­знать и воз­ме­стить при­чи­нен­ный дру­гим людям ущерб, отдать силы и вре­мя стра­да­ю­щим — «нищим» — алко­го­ли­кам. Одна­ко все это не про­сто «бла­гие поже­ла­ния», а совер­шен­но необ­хо­ди­мые шаги на духов­ном пути. В древ­но­сти люди луч­ше наше­го пони­ма­ли, что изме­не­ние жиз­ни, пока­я­ние, мета­нойя, не может осу­ществ­лять­ся толь­ко на сло­вах или толь­ко в уме. Оно все­гда свя­за­но с дей­стви­ем, с мате­ри­аль­ным миром, миром отно­ше­ний. Мне эту древ­нюю духов­ную исти­ну впер­вые откры­ло наше Содру­же­ство. Сего­дня память вели­ко­го сирий­ско­го бого­сло­ва и мисти­ка Ефре­ма Сири­я­ни­на. Он писал о вере: «Когда око веры, как свет, сия­ет в серд­це у чело­ве­ка, тогда ясно, свет­ло и чисто созер­ца­ет он и Агн­ца Божия, за нас заклан­но­го и даро­вав­ше­го нам Свя­тое и Пре­чи­стое Тело Свое для все­гдаш­не­го при­ча­ще­ния. во остав­ле­ние гре­хов». «Вера есть дере­во, на кото­ром почи­ва­ют боже­ствен­ные дары». Дре­во веры про­рас­та­ет посте­пен­но, мое дело — уха­жи­вать за ним, поли­вать, выпа­лы­вать сор­ня­ки. А рас­тит дере­во сам Бог. Гос­по­ди, молит­ва­ми свя­то­го Ефре­ма Сири­на, даруй мне горя­чую веру в цели­тель­ную силу АА, помо­ги мне рев­ност­но тру­дить­ся в про­грам­ме выздоровления.

11 февраля. Память священномученика Игнатия Богоносца (Мк 12, 13–17)

«Отда­вай­те кеса­ре­во кеса­рю, а Божие Богу (Мк 12, 17), — услы­шал я сего­дня в церк­ви сло­ва Хри­ста Иису­са. Пря­мо в мое серд­це они направ­ле­ны, как стре­ла. «Испол­няй зако­ны и поряд­ки, уста­нов­лен­ные обще­ством, ува­жай тра­ди­ции семьи, кол­лек­ти­ва на рабо­те, содру­же­ства АА, Церк­ви; с ува­же­ни­ем отно­сись к соци­аль­ным свя­зям и уста­нов­ле­ни­ям. А Божие: испол­няй запо­ведь о люб­ви к Богу и ближ­ним чего бы это ни сто­и­ло, не жалей вре­ме­ни на молит­ву и меди­та­цию, на чте­ние свя­щен­но­го Писа­ния, на уча­стие в Таин­ствах». Вот что озна­ча­ют для меня сего­дняш­ние сло­ва Хри­сто­вы. Хри­сти­ан­ство — рево­лю­ци­он­ное уче­ние, но его рево­лю­ция совер­ша­ет­ся тихо, в глу­бине чело­ве­че­ско­го духа. Пото­му что толь­ко там, а не в соци­аль­ной жиз­ни, воз­мож­ны насто­я­щие ради­каль­ные изме­не­ния. Рань­ше, в пья­ной жиз­ни, я все вре­мя нару­шал внеш­ний поря­док, пере­хо­дил доз­во­лен­ные гра­ни­цы, пре­не­бре­гал уста­нов­лен­ны­ми пра­ви­ла­ми. При этом у меня внут­ри рабо­тал отла­жен­ный как часы меха­низм, толь­ко надо было вре­мя от вре­ме­ни сдаб­ри­вать его алко­го­лем. Внут­ри я был уди­ви­тель­но посто­я­нен и пред­ска­зу­ем. Как гово­рил мне один мос­ков­ский батюш­ка: в обла­сти гре­ха люди не при­ду­ма­ли ниче­го ново­го. Выздо­ров­ле­ние по про­грам­ме «12 Шагов» изме­ни­ло ситу­а­цию: теперь я мень­ше ста­ра­юсь вме­ши­вать­ся во внеш­ний ход вещей, а все силы напра­вить на внут­рен­нее пре­об­ра­зо­ва­ние. Я заме­тил: когда я меня­юсь внут­ренне, изме­ня­ет­ся и внеш­ний мир. Напри­мер, рань­ше я ори­ен­ти­ро­вал­ся в цен­тре горо­да по пив­ным и каба­кам, в кото­рых мне дово­ди­лось бывать. Дру­гие зда­ния я как бы и не видел, не при­да­вал им зна­че­ния. Теперь фор­ми­ру­ет­ся новая гео­гра­фия: там-то я бываю на груп­пе, в этом хра­ме про­да­ют­ся хоро­шие книж­ки, в тот музей мы недав­но ходи­ли с сыном, а в этом пар­ке я регу­ляр­но гуляю и т.д. Выздо­ров­ле­ние — это посте­пен­ная пере­строй­ка всей моей жиз­ни, отказ от алко­голь­ных сте­рео­ти­пов. Если я при­шел к убеж­де­нию, что Сила, более могу­ще­ствен­ная, чем я, может вер­нуть мне здра­во­мыс­лие, то я не боюсь отда­вать кеса­ре­во кеса­рю, а Божие — Богу, то есть жить в соот­вет­ствии с внут­рен­ней иерар­хи­ей, не пре­не­бре­гая ни соци­аль­ным, ни внут­рен­ним изме­ре­ни­я­ми моей жиз­ни. Сего­дня в Церк­ви вос­по­ми­на­ет­ся свя­щен­но­му­че­ник Игна­тий Бого­но­сец, кото­рый по пове­ле­нию импе­ра­то­ра Тро­я­на был бро­шен на рас­тер­за­ние зве­рям в 107 г. «Вни­май­те епи­ско­пу, дабы и Бог вни­мал вам. Кре­ще­ние пусть оста­ет­ся с вами, как щит; вера — как шлем, любовь — как копье; тер­пе­ние — как пол­ное воору­же­ние», — при­зы­вал он свою паст­ву. Гос­по­ди, молит­ва­ми свя­то­го Игна­тия, помо­ги мне выстра­и­вать пра­виль­ную внут­рен­нюю иерар­хию, помо­ги не на сло­вах толь­ко ува­жать пре­да­ние Церк­ви, зако­ны моей стра­ны, уста­нов­ле­ния обще­ства и прин­ци­пы наше­го содру­же­ства АА.

12 февраля. Собор святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого Мф 5, 14–19

«Вы свет мира. Не может укрыть­ся город, сто­я­щий на вер­ху горы. И, зажег­ши све­чу, не ста­вят ее под сосу­дом, но на под­свеч­ни­ке, и све­тит всем в доме. Так да све­тит свет ваш пред людь­ми, что­бы они виде­ли ваши доб­рые дела и про­слав­ля­ли Отца ваше­го небес­но­го» (Мф 5, 14–16). Хоро­шо, когда свет моей све­чи ров­ный, без ока­ли­ны, когда ветер не дует — вид­ны пло­ды трез­во­сти, нала­жи­ва­ют­ся отно­ше­ния в семье, меня ува­жа­ют на рабо­те, я хоро­шо про­дви­га­юсь в про­грам­ме АА. Но так быва­ет дале­ко не все­гда. Вте­мя от врем­ни слу­ча­ют­ся кри­зи­сы или насту­па­ют пери­о­ды сухо­сти. «Кри­зис» в пере­во­де с гре­че­ско­го озна­ча­ет «суд», кри­зис­ный пери­од — это вре­мя пере­оцен­ки цен­но­стей, вре­мя уста­нов­ле­ния новых гори­зон­тов. Теперь я пере­стал боять­ся кри­зи­сов, хотя каж­дый раз, как пер­вый. Ведь любой новый шаг — это шаг в неиз­вест­ное. Пери­о­ды сухо­сти, внут­рен­не­го застоя, обыч­но пред­ше­ству­ют кри­зи­су. В них про­ве­ря­ет­ся моя спо­соб­ность тер­петь и ждать. Оба эти состо­я­ния — кри­зи­са и сухо­сти — тре­ни­ру­ют мою веру, каж­дый раз выби­вая меня из мни­мо­го духов­но­го бла­го­по­лу­чия. Ино­гда сотря­са­ют­ся самые осно­вы моей веры, и в такие мину­ты я учусь все­це­ло пола­гать­ся на «Выс­шую Силу» кото­рая может сно­ва и сно­ва вер­нуть мне здра­во­мыс­лие. И каж­дый раз здра­во­мыс­лие воз­вра­ща­ет­ся, и каж­дый раз оно более проч­ное, более устой­чи­вое. Сего­дня память трех вели­ких свя­ти­те­лей, каж­дый из них был гени­аль­ным бого­сло­вом и выда­ю­щим­ся цер­ков­ным дея­те­лем. И каж­до­му выпа­ли на долю тяж­кие, чрез­вы­чай­ные скор­би, гоне­ния и иску­ше­ния. Ока­зы­ва­ет­ся, мож­но сов­ме­щать жизнь дея­тель­ную и созер­ца­тель­ную, быть актив­ным и внешне и внут­ренне. Но роста не быва­ет без испы­та­ний. Путь наверх идет через «доли­ну смерт­ную». Гос­по­ди, молит­ва­ми трех вели­ких свя­ти­те­лей, даруй мне креп­кую веру в Тебя и Твой про­мы­сел об АА, о каж­дом чело­ве­ке и обо мне.

13 февраля. Литургическое чтение: Мк 12, 28–37

Чему посвя­щен сего­дняш­ний еван­гель­ский отры­вок, кото­рый читал­ся за Боже­ствен­ной литур­ги­ей? Само­му глав­но­му — люб­ви. «Воз­лю­би Гос­по­да Бога тво­е­го всем серд­цем тво­им, и всею душею тво­ею, и всем разу­ме­ни­ем тво­им, и всею кре­по­стью тво­ею: вот пер­вая запо­ведь. Вто­рая подоб­ная ей: воз­лю­би ближ­не­го тво­е­го, как само­го себя. Иной боль­шей сих запо­ве­дей нет» (Мк 12, 30–31). Труд­но вме­стить, еще труд­нее испол­нить эти сло­ва. Но они — фун­да­мент трез­ве­ния, выздо­ров­ле­ния и духов­но­го роста. Если чело­век не выхо­дит за свои пре­де­лы, не откры­ва­ет­ся ближ­ним и Богу, его духов­ный рост толь­ко иссу­ша­ет его и черст­вит. Поэто­му так важен в нашей Про­грам­ме 12‑й Шаг — бес­ко­рыст­ная помощь стра­да­ю­щим алко­го­ли­кам. Это свое­об­раз­ная точ­ка опо­ры, старт. Когда я помо­гаю нович­кам, искренне и со сми­ре­ни­ем, а не ради выго­ды или тще­сла­вия; когда я зани­ма­юсь слу­же­ни­ем на груп­пе — я полу­чаю воз­мож­ность про­сить у Бога люб­ви, кото­рой все­гда не хва­та­ет. А Он дает щед­ро, так что отсту­па­ют стра­хи и суе­та. И если я в чем-то оши­ба­юсь, если на моей род­ной груп­пе про­ис­хо­дит нестро­е­ние — всё покры­ва­ет любовь. Часто доста­точ­но мало­го: улыб­ка, доб­рый взгляд, уча­стие — вот про­стые про­яв­ле­ния люб­ви, кото­рые исце­ля­ют подо­зри­тель­ность и тре­вож­ность, сни­ма­ют напря­же­ние. Уди­ви­тель­но, как немно­го ино­гда тре­бу­ет­ся, что­бы почув­ство­вать Божию любовь и бли­зость. Моя сего­дняш­няя молит­ва о готов­но­сти про­сить люб­ви у Бога, люб­ви к себе, к окру­жа­ю­щим, к див­но устро­ен­но­му миру и к само­му Творцу.

14 февраля. Литургическое чтение: Мк 12, 38–44

«И сел Иисус про­тив сокро­вищ­ни­цы и смот­рел, как народ кла­дет день­ги в сокро­вищ­ни­цу. Мно­гие бога­тые кла­ли мно­го. При­дя же, одна бед­ная вдо­ва поло­жи­ла две леп­ты, что состав­ля­ет кодрант. Подо­звав учеников
Сво­их, Иисус ска­зал им: аминь гово­рю вам, что эта бед­ная вдо­ва поло­жи­ла боль­ше всех, клав­ших в сокро­вищ­ни­цу. Ибо все кла­ли от избыт­ка сво­е­го; а она от ску­до­сти сво­ей поло­жи­ла всё, что име­ла, всё про­пи­та­ние своё» (Мк 12, 41–44). В АА я обрел горя­чую веру в Гос­по­да Хри­ста. Мне откры­лось, что Он каж­дый день и каж­дый час при­сут­ству­ет в моей жиз­ни, как бы смот­рит на меня. Я не чув­ствую себя бога­чом, обла­да­ю­щим духов­ным сокро­ви­щем, нет, ско­рее, вдо­вой, у кото­рой толь­ко и есть, что жал­кие две моне­ты. Если рань­ше я был уве­рен, что ради Бога и дру­гих людей нуж­но сде­лать что-то очень важ­ное, зна­чи­тель­ное, даже вели­кое: совер­шить подвиг, явить вели­кие доб­ро­де­те­ли — то теперь я постиг, что две леп­ты перед Гос­по­дом могут ока­зать­ся цен­нее мно­гих мил­ли­о­нов. Ску­ка, тяжесть, пусто­та и уны­ние, кото­рые я вре­мя от вре­ме­ни чув­ствую, — это зво­но­чек из алко­голь­но­го про­шло­го, когда я день за днем и год за годом, слов­но бел­ка в коле­се, ходил по замкну­то­му кру­гу. Зна­чит, я пере­стал рас­ти, раз­ви­вать­ся в Про­грам­ме АА. «Тише едешь — даль­ше будешь» — гла­сит пого­вор­ка, а затем ано­ним­ные бра­тья добав­ля­ют: «Но надо все же ехать!» Ходить по кру­гу, насту­пать на ста­рые граб­ли, ждать от одних и тех же дей­ствий дру­гих резуль­та­тов — тако­вы сте­рео­ти­пы алко­голь­но­го мыш­ле­ния и пове­де­ния. В новой жиз­ни я обре­таю новые мыс­ли и веду себя по ино­му. Мои две леп­ты в сокро­вищ­ни­цу веч­но­сти — это еже­днев­ный кро­пот­ли­вый труд по про­грам­ме выздо­ров­ле­ния. И, преж­де все­го, он заклю­ча­ет­ся в частом посе­ще­нии собра­ний. До сих пор, несмот­ря на несколь­ко лет трез­во­сти, я чув­ствую сопро­тив­ле­ние вся­кий раз, когда соби­ра­юсь на груп­пу АА. Сего­дня Цер­ковь чтит память свя­то­го муче­ни­ка Три­фо­на, кото­рый про­лил кровь за Хри­ста в 250 году. Гос­по­ди, молит­ва­ми Тво­е­го угод­ни­ка Три­фо­на помо­ги мне регу­ляр­но посе­щать собра­ния АА.

15 февраля. Сретение Господне

Сего­дня празд­ну­ет­ся Сре­те­ние Гос­подне. Сего­дня я вновь встре­чаю Гос­по­да Хри­ста на путях моей жиз­ни. Когда алко­голь ушел из моей повсе­днев­но­сти, осво­бо­ди­лось в серд­це мно­го места. Ока­зы­ва­ет­ся, пьян­ство зани­ма­ло всё мое жиз­нен­ное про­стран­ство, и у меня не хва­та­ло ни сил, ни вре­ме­ни на то, что­бы уви­деть, раз­гля­деть, про­чув­ство­вать Бога, Кото­рый каж­дый день со мной. Толь­ко боль оди­но­че­ства и отча­я­ния напо­ми­на­ла мне о Нем, но потом алко­голь­ное безу­мие сно­ва овла­де­ва­ло созна­ни­ем, и Он мне ста­но­вил­ся не нужен. Теперь совсем по-дру­го­му. Каж­дый день, про­жи­тый в трез­во­сти, даже самый суро­вый и тяж­кий, — это встре­ча с Гос­по­дом. Ведь со вре­ме­нем каж­дый из нас, выздо­рав­ли­ва­ю­щих пья­ниц, назо­вет Его Сво­им име­нем, хотя по нача­лу для кого-то Он — без­ли­кая Выс­шая Сила, Кос­мос, Выс­ший Разум. Но через какое-то вре­мя для всех ано­ним­ных бра­тьев и сестер, ну, ска­жем, почти для всех, Он откры­ва­ет­ся как любя­щий Бог, Отец и Созда­тель. Боль­шин­ству в АА Он откры­ва­ет­ся через Иису­са Хри­ста, Его Еди­но­род­но­го Сына. Неда­ром на мно­гих груп­пах в Аме­ри­ке и Евро­пе, а так­же на неко­то­рых груп­пах в Рос­сии перед нача­лом собра­ния чита­ет­ся молит­ва «Отче наш». Впро­чем, это тай­на и дело глу­бо­ко­го лич­но­го поис­ка. Когда Пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца и Иосиф Обруч­ник при­нес­ли Богом­ла­ден­ца в Иеру­са­лим­ский храм для бла­го­дар­ствен­ной и очи­сти­тель­ной жерт­вы, их встре­тил ста­рец Симе­он, кото­ро­му было откро­ве­ние, что он не умрет, пока не уви­дит Хри­ста Спа­си­те­ля. По откро­ве­нию свы­ше он узрел во мла­ден­це Хри­ста, пред­веч­но­го Бога, взял Его на руки и про­из­нес сло­ва, кото­рые каж­дый день мож­но услы­шать в хра­ме: «Ныне отпус­ка­ешь раба Тво­е­го, Вла­ды­ка, по сло­ву Тво­е­му с миром, ибо виде­ли очи мои спа­се­ние Твое.» Смысл 2‑го Шага в том, что­бы вер­нуть в жизнь духов­ное изме­ре­ние, а в нем зано­во обре­сти здра­во­мыс­лие. Полу­ча­ет­ся, что преж­де здра­во­мыс­лие у меня было? Если бы я совсем его утра­тил, навер­ное, меня бы уже дав­но не было на зем­ле. Здра­во­мыс­лие, твер­дую поч­ву под нога­ми я обре­таю, при­об­ща­ясь к духов­но­му, неви­ди­мо­му миру. Это оче­ред­ной пара­докс Про­грам­мы и духов­ной жиз­ни, когда, что­бы идти впе­ред, при­хо­дит­ся в каком-то смыс­ле идти по водам. Гос­по­ди, спа­си­бо Тебе за то, что я трез­вый сего­дня и за то, что я могу писать эти страницы.

16 февраля. Память равноапостольного Николая Японского (1914) (Лк 18, 2–8)

О чем гово­рит сего­дняш­няя еван­гель­ская исто­рия о судье и надо­ед­ли­вой вдо­ве? Напри­мер, о том, что в мире сем, «лежа­щем во зле», все­гда будут люди, кото­рые Бога не боят­ся и людей не сты­дят­ся (ср. Лк 18, 2). И мне сле­ду­ет об этом пом­нить, а не смот­реть на мир через розо­вые очки. Иисус Хри­стос нико­гда не гово­рил, что все люди доб­ры или что все заслу­жи­ва­ют оди­на­ко­во­го отно­ше­ния к себе. Сам Он по-раз­но­му стро­ил отно­ше­ния с уче­ни­ка­ми, с наро­дом, с фари­се­я­ми и вла­стя­ми. В про­цес­се выздо­ров­ле­ния улуч­ши­лось мое вни­ма­ние, и, преж­де все­го — вни­ма­ние к дру­гим людям. Я стал боль­ше дове­рять инту­и­ции и чув­ство­вать дру­гих людей, их настро­е­ние и состо­я­ние. Рань­ше, во вре­мя упо­треб­ле­ния алко­го­ля, я тоже был чув­стви­те­лен, но по-дру­го­му: я вир­ту­оз­но мани­пу­ли­ро­вал людь­ми. Алко­го­лик может быть очень силен, я бы ска­зал, дья­воль­ски силен в сво­ем вли­я­нии на окру­жа­ю­щих. Он как бы заво­ра­жи­ва­ет, зача­ро­вы­ва­ет их. Он с лег­ко­стью может вну­шить собе­сед­ни­ку чув­ство вины или сты­да. Не хочет­ся мне раз­мыш­лять о том, отку­да, от кого у алко­го­ли­ка эти спо­соб­но­сти и эта сила. Луч­ше ска­зать о том, что в про­цес­се обре­те­ния трез­во­сти при­хо­дит­ся прой­ти через пери­од отка­за от этой силы, пери­од неко­то­ро­го оту­пе­ния и бес­чув­ствия. Но награ­да с лих­вой иску­па­ет эти труд­но­сти: я учусь общать­ся «на рас­сто­я­нии двух сво­бод» (архи­манд­рит Вик­тор (Мамон­тов)) — моей и дру­го­го чело­ве­ка. Ведь преж­де, когда я мани­пу­ли­ро­вал, я и сам был не сво­бо­ден, дей­ствуя по
при­нуж­де­нию. Сего­дняш­нее Еван­ге­лие на при­ме­ре докуч­ли­вой вдо­вы учит меня посто­ян­ству и муже­ству, кото­рых мне все­гда не хва­та­ло. Преж­де все­го посто­ян­ству, неот­ступ­но­сти в молит­ве: «Бог ли не защи­тит избран­ных Сво­их, вопи­ю­щих к Нему день и ночь, хотя и мед­лит защи­тить их. Ска­зы­ваю вам, что подаст им защи­ту вско­ре» (Лк 18, 7–8). «Молит­ва есть ору­жие вели­кое, сокро­ви­ще неоску­де­ва­ю­щее, богат­ство нико­гда не исто­ща­е­мое, при­стань без­мя­теж­ная, осно­ва­ние спо­кой­ствия», — пишет свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст. Осно­ва­тель АА Билл Уил­сон утвер­жда­ет, что «наш новый спо­соб оста­вать­ся трез­вы­ми в бук­валь­ном смыс­ле осно­ван на утвер­жде­нии: “сами по себе мы — ничто, Отец Небес­ный тво­рит рабо­ту”». Свя­той, кото­ро­го сего­дня про­слав­ля­ет Цер­ковь зем­ная и небес­ная, епи­скоп Нико­лай, про­све­ти­тель Япо­нии. Мно­гие деся­ти­ле­тия он поло­жил на то, что­бы доне­сти до япон­ско­го наро­да смысл и кра­со­ту хри­сти­ан­ской пра­во­слав­ной веры. Уди­ви­тель­но то, что его труд увен­чал­ся успе­хом — на сего­дняш­ний день в Япо­нии суще­ству­ет авто­ном­ная пра­во­слав­ная цер­ковь, боль­шая часть ее при­хо­жан — корен­ные япон­цы. Гос­по­ди, молит­ва­ми свя­ти­те­ля Нико­лая Япон­ско­го, дай мне быть похо­жим на ту назой­ли­вую вдо­ву из прит­чи в моем жела­нии совер­шить невозможное.

17 февраля. Литургическое чтение: Лк 18, 10–14

Вот что рас­ска­зал мне Гос­подь Иисус Хри­стос сего­дня за Боже­ствен­ной служ­бой: «Два чело­ве­ка вошли в храм помо­лить­ся: один фари­сей, а дру­гой мытарь. Фари­сей, став, молил­ся сам в себе так: «Боже! бла­го­да­рю Тебя, что я не таков, как про­чие люди, гра­би­те­ли, обид­чи­ки, пре­лю­бо­деи, или как этот мытарь. Пощусь два раза в неде­лю, даю деся­тую часть из все­го, что при­об­ре­таю». Мытарь же, стоя вда­ли, не смел даже под­нять глаз на небо, но, уда­ряя себя в грудь, гово­рил: «Боже! будь мило­стив ко мне греш­ни­ку!» Ска­зы­ваю вам, что сей пошел оправ­дан­ным в дом свой более, неже­ли тот: ибо вся­кий, воз­вы­ша­ю­щий сам себя, уни­жен будет, а уни­жа­ю­щий себя воз­вы­сит­ся» (Лк 18, 10–14). Как-то на собра­нии АА мне захо­те­лось про­ци­ти­ро­вать сти­хо­тво­ре­ние, но полу­чи­лось неле­по и не к месту. Один раз я при­нял­ся раз­гла­голь­ство­вать о духов­ной жиз­ни и цити­ро­вать свя­тых Отцов, но веду­щий пре­рвал меня со сло­ва­ми: «Мы здесь не тео­ре­ти­зи­ру­ем и не поуча­ем, а делим­ся сво­им опы­том выздо­ров­ле­ния». Я был оскорб­лен и чуть не ушел с собра­ния. Сей­час я бла­го­да­рю ано­ним­ных алко­го­ли­ков за то, что они при­ду­ма­ли пра­ви­ла огра­ни­че­ния и тра­ди­ции, кото­рые обе­ре­га­ют каж­дую груп­пу и, в кон­це кон­цов, мою трез­вость от высо­ко­ме­рия, фари­сей­ско­го духа, от попы­ток нару­шить пока­ян­ный, искрен­ний, мыта­рев дух, что царит на собра­нии. Я знаю, что труд­но изба­вить­ся от фари­сей­ства, что гор­ды­ня, мни­мая пра­вед­ность, лице­ме­рие в самых тон­ких и неза­мет­ных фор­мах еще дол­го будут сопро­вож­дать меня. Но я вспо­ми­наю предо­сте­ре­же­ние нашей Про­грам­мы: «Не изле­чи­ва­ют­ся те люди, кото­рые орга­ни­че­ски не могут быть чест­ны­ми сами с собой» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 56). Вот девиз, кото­рый я про­чи­тал у свя­то­го Амвро­сия Оптин­ско­го: «Где про­сто — там анге­лов со сто, а где муд­ре­но — нет ни одно­го». Эти сло­ва хоро­шо под­хо­дят для про­цес­са выздо­ров­ле­ния, да, навер­ное, и всей жиз­ни. Сего­дня на свя­той Евха­ри­стии я про­сил у Бога сохра­нить меня от духа лице­ме­рия и высо­ко­ме­рия, а если они и кос­нут­ся мое­го серд­ца, помочь мне чест­но при­знать это и ждать освобождения.

18 февраля. Литургическое чтение: Мк 13, 9–13

Каков смысл еван­гель­ских слов, кото­рые я услы­шал сего­дня в хра­ме Божи­ем? Свя­тые Отцы, да и сама жизнь учит меня, что в Еван­ге­лии Гос­подь обра­ща­ет­ся к серд­цу каж­до­го чело­ве­ка, про­ни­кая обо­ю­до­ост­рым мечем Сво­е­го Сло­ва сквозь тол­щу веков. Сего­дня про­зву­ча­ло гроз­ное про­ро­че­ство Хри­ста о кон­чине века и о гря­ду­щих гоне­ни­ях. Это сло­во ино­гда назы­ва­ют «малый апо­ка­лип­сис». Мне, выздо­рав­ли­ва­ю­ще­му алко­го­ли­ку, слы­шит­ся здесь, преж­де все­го, вот что: «Рабо­тай на веч­ность, тру­дись для буду­щей жиз­ни, не заста­и­вай­ся. Эта жизнь — вре­мен­ная, рано или позд­но она для тебя закон­чит­ся, трез­вен­ность в том, что­бы это хоро­шо пони­мать», — как бы гово­рит мне Еван­ге­лие. Сколь­ко бы я ни тру­дил­ся, что бы ни делал, моя жизнь все рав­но не зави­сит от меня. Я не могу ни про­длить, ни сохра­нить ее. Мне как бы дали в поль­зо­ва­ние необы­чай­но цен­ную вещь: мое тело, созна­ние, память, чув­ства. И дали сво­бо­ду рас­по­ря­жать­ся ей по сво­е­му усмот­ре­нию. Когда я пил, я уро­до­вал себя и наси­ло­вал. Теперь я ста­ра­юсь най­ти и испол­нить свое пред­на­зна­че­ние. Но гаран­том моей жиз­ни, ее осно­вой я быть не могу. На то мне и дано откро­ве­ние о Боге, кото­ро­го в АА, ува­жая прин­цип ано­ним­но­сти, име­ну­ют про­сто «Выс­шей Силой», что­бы я мог пере­по­ру­чить ему невы­пол­ни­мые для меня зада­чи. И если я обре­таю связь с моей Выс­шей Силой, то я боль­ше не обя­зан тря­стись за свою жизнь, боять­ся смер­ти, пла­кать на похо­ро­нах. Жизнь сама по себе, суще­ство­ва­ние — не глав­ная цен­ность. Жизнь с Богом и в Боге цен­ность более зна­чи­мая. Но это — высо­кая исти­на. А для меня сей­час важ­нее пом­нить об истине более про­стой: мне, что­бы оста­вать­ся трез­вым, надо посе­щать собра­ния АА, поча­ще встре­чать­ся с настав­ни­ком для инди­ви­ду­аль­ной рабо­ты, нести какое-нибудь слу­же­ние на груп­пе, еже­днев­но читать лите­ра­ту­ру АА. Так­же для меня важ­но брать пау­зу, оста­нав­ли­вать­ся на несколь­ко минут, что­бы огля­деть­ся вокруг, при­слу­шать­ся к бие­нию соб­ствен­но­го серд­ца, шуму вет­ра, пению птиц. Отсту­пить, застыть на мгно­ве­ние, не торо­пить­ся со сво­им выска­зы­ва­ни­ем на собра­нии АА, со вни­ма­ни­ем послу­шать дру­гих — вот про­стые дей­ствия, кото­рые при­но­сят мир и радость в мою душу. Гос­по­ди, спа­си­бо Тебе за то, что Ты есть в
моей жизни.

19 февраля. Память преподобных Варсонофия Великого и Иоанна Пророка (2 Петр 2, 9–22)

«Осво­бож­де­ние от при­стра­стия к алко­го­лю необъ­яс­ни­мым обра­зом изме­ни­ло их (алко­го­ли­ков — авт.) образ жиз­ни, они пове­ри­ли в Выс­шую Силу, и боль­шин­ство из них ста­ло гово­рить о Боге» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 34). Бес­про­буд­ное пьян­ство, пере­ме­жа­ю­ще­е­ся адски­ми похмель­ны­ми депрес­си­я­ми и бес­силь­ны­ми обе­ща­ни­я­ми себе, Богу и домаш­ним боль­ше не пить осла­би­ли нашу веру, сде­ла­ли ее бес­кров­ной, теп­лохлад­ной. Мне было при­выч­ней и про­ще «отсто­ять обед­ню», отбуб­нить канон или ака­фист, чем впу­стить Хри­ста в серд­це и каж­дый день есть черст­вый хлеб Сло­ва Божия, читая свя­щен­ное Писа­ние или тот же канон. Гроз­ное апо­столь­ское предо­сте­ре­же­ние о тех, кто познав Бога истин­но­го, потом пре­дал Его, застав­ля­ют меня заду­мать­ся, но не пуга­ют и не рож­да­ют чув­ства вины. Читая огнен­ные Пет­ро­вы сло­ва: «Зна­ет Гос­подь как избав­лять бла­го­че­сти­вых от иску­ше­ния, а без­за­кон­ни­ков соблю­дать ко дню суда, для нака­за­ния.», я не отно­шу себя к бла­го­че­сти­вым, но у меня в серд­це есть спо­кой­ная уве­рен­ность в люб­ви и защи­те Божи­ей. Зато я готов узнать преж­не­го себя и мно­гих сво­их зна­ко­мых, читая там же: «Они, как бес­сло­вес­ные живот­ные, води­мые при­ро­дою, рож­ден­ные на улов­ле­ние и истреб­ле­ние, зло­сло­вя то, чего не пони­ма­ют, в рас­тле­нии сво­ем истре­бят­ся». Для меня было оше­лом­ля­ю­щим откры­ти­ем узнать, что когда в Писа­нии гово­рит­ся «Бог нака­жет, уни­что­жит, сотрет» и т.п. — име­ет­ся в виду про­стая вещь: жизнь и грех несов­ме­сти­мы по опре­де­ле­нию, и это основ­ной закон духов­ной био­ло­гии. Я сам уби­вал себя сво­им алко­го­лиз­мом, и любой чело­век несет в себе про­грам­му само­уни­что­же­ния, кото­рая отклю­ча­ет­ся толь­ко посред­ством Божи­его вме­ша­тель­ства. Я вижу, как неко­то­рые бра­тья и сест­ры из АА сры­ва­ют­ся, и если рас­спро­сить их, отче­го это слу­чи­лось, услы­шишь ответ: пере­стал ходить на собра­ния, забро­сил рабо­ту по Шагам, отка­зал­ся искать пору­чи­те­ля, «спон­со­ра» в АА. Моя жизнь ста­но­вит­ся напол­нен­ной и инте­рес­ной, когда я не жалею вре­ме­ни и сил на выздо­ров­ле­ние. Тогда моя вера в Бога ста­но­вит­ся живой и твор­че­ской, тогда каж­дый день пре­вра­ща­ет­ся в увле­ка­тель­ное путе­ше­ствие по стране трез­во­сти. Сего­дня в Церк­ви вос­по­ми­на­ют­ся свя­тые Вар­со­но­фий Вели­кий и Иоанн Про­рок. Они жили в VI веке и про­сла­ви­лись как вели­кие подвиж­ни­ки и духо­нос­цы. Вот какой образ они дают духов­ной бра­ни: «Корм­чий, когда корабль его бьют вол­ны, не отча­и­ва­ет­ся в сво­ем спа­се­нии, но управ­ля­ет кораб­лем, пока не при­ве­дет его к при­ста­ни». Пусть этот образ сего­дня будет вдох­нов­лять меня. Зво­нок настав­ни­ку, зво­нок пору­ча­е­мо­му, посе­ще­ние собра­ния, малень­кое слу­же­ние. Я про­шу Тебя, Гос­по­ди, о даро­ва­нии реши­мо­сти и усер­дия на сего­дняш­ний день.

20 февраля. Литургическое чтение: 2 Петр 3,1–18

Если страх, та или иная фобия начи­на­ет хозяй­ни­чать у меня в доме: в серд­це, в созна­нии, в теле — я «вклю­чаю» Вто­рой Шаг. Луч­шее лекар­ство от стра­ха — креп­кая вера в креп­ко­го Бога, силь­но­го, вер­но­го, любя­ще­го Отца Небес­но­го: «Я бес­си­лен перед болез­нью, бес­по­мо­щен перед сво­и­ми зави­си­мо­стя­ми, но есть Ты, Кото­рый выше все­го и доро­же все­го. Да обре­ту Тебя сего­дня, и во всей жиз­ни моей, и в веч­но­сти». Страх — это отзвук болез­ни, гре­ха, алко­го­лиз­ма, когда1 Бога нет, а есть стыд, боль, живот­ный ужас и посто­ян­ная изма­ты­ва­ю­щая тре­во­га. Мож­но весь день про­ве­сти в тре­во­гах и стра­хах и при этом про­си­деть у теле­ви­зо­ра или про­бол­тать по теле­фо­ну. Жизнь про­плы­ва­ет мимо меня, а я пла­ваю в сво­их стра­хах, слов­но в аква­ри­уме. Быва­ет, что и на груп­пе меня про­дол­жа­ет тер­зать страх, кото­рый меша­ет выска­зать­ся или быть чест­ным и откры­тым. Како­вы лекар­ства от стра­ха в моей «домаш­ней аптеч­ке»? Во-пер­вых, молит­ва про­тив стра­ха, молит­ва о даро­ва­нии веры и муже­ства. Потом, я ста­ра­юсь чест­но и откры­то делить­ся сво­и­ми стра­ха­ми с настав­ни­ком в Про­грам­ме, с това­ри­ща­ми по АА или гово­рю о них на собра­нии. Далее, я пишу на лист­ке: «Страх боит­ся дей­ствий!» и кла­ду этот листок на вид­ном месте. А если он боит­ся дей­ствий, то я дей­ствую: зво­ню нович­ку, поку­паю для моей груп­пы сла­до­сти и чай, делаю заряд­ку, раз­би­раю оче­ред­ной ящик пись­мен­но­го сто­ла, иду в храм. Я пом­ню, что 12 Шагов и выздо­ров­ле­ние в АА — это про­грам­ма дей­ствий. Апо­стол Петр гово­рит, что мы, хри­сти­ане, «по обе­то­ва­нию (Божию) ожи­да­ем ново­го неба и новой зем­ли, на кото­рых оби­та­ет прав­да» (2 Пет. 3, 13). Но ожи­да­ние это — тоже дей­ствен­ное. Ожи­дать «ново­го неба» невоз­мож­но, когда сидишь, сло­жа руки. Я ста­ра­юсь воз­де­лы­вать свою делян­ку, или, как еще гово­рит­ся, под­ме­таю ули­цу со сво­ей сто­ро­ны. Ино­гда страх быва­ет совер­шен­но бес­при­чин­ным и идет он из самой глу­би­ны. Тогда вер­ное сред­ство от него — при­ча­ще­ние Тела и Кро­ви Хри­сто­вых на Евха­ри­стии, пото­му что Божия любовь изго­ня­ет вся­кий страх и вра­чу­ет вся­кую немощь. Гос­по­ди, не дай стра­ху раз­лу­чить меня с Тобой сегодня.

21 февраля

Ино­гда выздо­рав­ли­вать в АА ста­но­вит­ся невы­но­си­мо скуч­но. Как же — не пить спирт­но­го, посе­щать собра­ния, зво­нить настав­ни­ку. Как гово­рят нович­ку: «Ходи на груп­пы, ходи на груп­пы, ходи на груп­пы». А жить когда? Что ж мне до ста­ро­сти выздо­рав­ли­вать, а здо­ро­вым в гроб лечь? Ино­гда хочет­ся сбро­сить с себя мун­дир при­мер­но­го ано­ним­но­го, одна­ко напи­вать­ся, поче­му-то, не тянет. Сра­зу где-то в моз­го­вой памя­ти всплы­ва­ет ощу­ще­ние воз­буж­де­ния, эйфо­рии и в пару к нему — состо­я­ние похме­лья, сты­да, горе­чи. Алко­голь­ная три­а­да: воз­буж­де­ние и бес­по­кой­ство, потом пьян­ка, а ино­гда и запой, напо­сле­док похмель­ный ад — настоль­ко въелась в душу, что даже невы­но­си­мая ску­ка, кото­рая ино­гда захва­ты­ва­ет меня, во сто крат луч­ше про­кля­той «рюмоч­ки». Луч­ше я про­ана­ли­зи­рую, отку­да эта ску­ка при­шла, что необ­хо­ди­мо изме­нить. Я раз­мыш­ляю и молюсь и вдруг пони­маю, что вто­рой месяц в нашем доме идет капи­таль­ный ремонт, и что напря­же­ние из-за это­го пре­вы­си­ло во мне допу­сти­мую нор­му. Вот отче­го жизнь ста­ла не мила! Посто­ян­ная неустро­ен­ность, запах крас­ки, полу­пья­ные рабо­чие в гряз­ной обу­ви, ржа­вые новые тру­бы, мусор, холод. А ведь два меся­ца я не заме­чал, что все это трав­ми­ру­ет меня. Вот насколь­ко я невни­ма­те­лен к себе и не умею о себе забо­тить­ся. Надо при­ни­мать сроч­ные меры: обсу­дить сего­дня с женой, что чув­ству­ет и дума­ет она. Не надо ли им с сыном на выход­ные поехать к маме? А потом, может быть, я уеду на два-три дня за город. А сего­дня вече­ром я обя­за­тель­но пой­ду в театр; кро­ме того, уже куп­лен або­не­мент в пла­ва­тель­ный бас­сейн, а я еще так ни разу туда и не схо­дил. Надо пере­клю­чить­ся, отвлечь­ся, а не тер­петь из послед­них сил. Неко­то­рые вещи тер­петь мне, алко­го­ли­ку, про­ти­во­по­ка­за­но. Напри­мер, затя­нув­ший­ся капи­таль­ный ремонт в сере­дине фев­ра­ля. При этом злить­ся тоже нет осо­бо­го смыс­ла, неко­то­рые вещи я испра­вить не могу. Буду сда­вать свое бес­си­лие, уста­лость, раз­дра­же­ние Богу.
Если ску­ка под­сту­па­ет, я гово­рю себе: в мире столь­ко инте­рес­но­го, ново­го, пре­крас­но­го — огля­нись вокруг! Научить­ся пра­виль­но питать­ся или занять­ся лечеб­ным голо­да­ни­ем, пере­чи­тать люби­мую кни­гу, занять­ся изу­че­ни­ем китай­ско­го язы­ка, нала­дить еже­днев­ные про­гул­ки по лесу, заве­сти кош­ку. Трез­вость откры­ва­ет пере­до мной столь­ко две­рей и каж­дая из них ведет в мир здо­ро­вой и счаст­ли­вой жиз­ни. Ино­гда про­тив «над­мен­ной ску­ки» мне помо­га­ет мел­кое хули­ган­ство, розыг­рыш, воз­ня с сыном, про­беж­ка до мага­зи­на и обрат­но. Гос­по­ди, научи меня по-дет­ски радо­вать­ся жиз­ни, научи здра­во забо­тить­ся о себе. А еще, Гос­по­ди, помо­ги рабо­чим поско­рее закон­чить ремонт в нашем доме.

22 февраля. Литургическое чтение: Мк 14, 3–9

Сего­дняш­ний еван­гель­ский отры­вок, услы­шан­ный на Боже­ствен­ной литур­гии, лег мне на серд­це. Когда Хри­стос был в гостях у Симо­на, исце­лен­но­го Им от про­ка­зы, и воз­ле­жал за тра­пе­зой, «при­шла жен­щи­на с ала­васт­ро­вым сосу­дом мира из нар­да чисто­го, дра­го­цен­но­го и, раз­бив сосуд, воз­ли­ла Ему на голо­ву. Неко­то­рые же воз­не­го­до­ва­ли и гово­ри­ли меж­ду собою: к чему сия тра­та мира? Ибо мож­но было бы про­дать его более чем за три­ста дина­ри­ев, и раз­дать нищим. И роп­та­ли на нее. Но Иисус ска­зал: оставь­те ее; что ее сму­ща­е­те? Она доб­рое дело сде­ла­ла для Меня. Ибо нищих все­гда име­е­те с собою и, когда захо­ти­те, може­те им бла­го­тво­рить; а Меня не все­гда име­е­те. Она сде­ла­ла, что мог­ла: пред­ва­ри­ла пома­зать тело Мое к погре­бе­нию» (Мк 14, 3–8). Один ано­ним­ный брат, трез­вость кото­ро­го мне очень сим­па­тич­на, как-то при­знал­ся, что откла­ды­ва­ет деся­тую часть от всех сво­их дохо­дов и в тече­ние года накап­ли­ва­ет­ся доволь­но ощу­ти­мая сум­ма, кото­рую не стыд­но пожерт­во­вать цер­ков­ные нуж­ды или на помощь кому-либо. Я попро­бо­вал так делать в тече­ние полу­го­да, и вдруг ока­за­лось, что моей род­ствен­ни­це сде­ла­ли доро­го­сто­я­щую опе­ра­цию. Мне не при­шлось искать, день­ги были под рукой и, помо­лив­шись, я с радо­стью отдал их. Они при­шлись очень кста­ти. Ведь рань­ше я не вел счет день­гам, доволь­но-таки без­ала­бер­но тра­тил их, по боль­шей части на выпив­ку и раз­вле­че­ния. Трез­вость в про­грам­ме АА научи­ла меня мно­го­му — любить и ува­жать себя, любить, боять­ся и почи­тать Бога, ценить отно­ше­ния с дру­ги­ми. Види­мый знак моей бла­го­дар­но­сти за трез­вость — это кон­верт, куда я откла­ды­ваю деся­ти­ну Богу. Теперь я соби­раю день­ги на домо­вый храм в нар­ко­ло­ги­че­ской боль­ни­це, в кото­рой я неко­то­рое вре­мя назад уви­дел свое дно. Деся­ти­на охра­ня­ет мой коше­лек, убе­ре­га­ет от бес­смыс­лен­ных трат и в то же вре­мя от ску­по­сти. Мож­но в это не верить, но чем вни­ма­тель­нее и чест­нее я отдаю, тем боль­ше денег ко мне при­хо­дит. Сна­ча­ла я боял­ся, что не буду сво­дить кон­цы с кон­ца­ми, а потом вспом­нил, Кто Царь все­лен­ной, Кому при­над­ле­жит абсо­лют­но все в этом мире, в том чис­ле и день­ги. Теперь деся­ти­на помо­га­ет мне выхо­дить за пре­де­лы себя­лю­бия. А у вас есть такой конверт?

23 февраля. Литургическое чтение: Лк 20, 45 — 21, 4.

«Взгля­нув же, Он уви­дел бога­тых, клав­ших дары свои в сокро­вищ­ни­цу. Уви­дел так­же и бед­ную вдо­ву, поло­жив­шую туда две леп­ты; и ска­зал: истин­но гово­рю вам, что эта бед­ная вдо­ва боль­ше всех поло­жи­ла; ибо все те от избыт­ка сво­е­го поло­жи­ли в дар Богу, а она от ску­до­сти сво­ей поло­жи­ла все про­пи­та­ние свое, какое име­ла» (Лк 21, 1–4). Обыч­но, читая этот отры­вок, мы дума­ем, какая моло­дец эта вдо­ва, и ниче­го осо­бен­но­го не дума­ем обо всех осталь­ных, клав­ших в сокро­вищ­ни­цу. А меж­ду тем, у них есть нам чему поучить­ся. В наши дни люди часто име­ют в избыт­ке сред­ства (осо­бен­но в нашем горо­де), но не науче­ны делить­ся ими, жерт­во­вать Богу и Церк­ви, кото­рая может пере­дать эти сред­ства нуж­да­ю­щим­ся. В древ­но­сти чело­век хоро­шо пони­мал, что его бла­го­со­сто­я­ние скла­ды­ва­ет­ся из мно­гих обсто­я­тельств — здо­ро­вья, талан­тов, свя­зей, усер­дия, успе­ха и т.д., — и что за все это надо воз­дать хва­лу Богу и помочь тем, кто лишен этих даров, болен, остав­лен. А сего­дня глав­ный эко­но­ми­че­ский девиз: «После нас — хоть потоп!». Поэто­му до двух лепт вдо­ви­цы мне надо еще дорас­ти, а сна­ча­ла научить­ся регу­ляр­но жерт­во­вать часть сво­е­го дохо­да хотя бы и от избытка.
А я хочу сра­зу похо­дить на ту бед­ную вдо­ву, не желая сна­ча­ла научить­ся здра­во­му и цер­ков­но­му отно­ше­нию к день­гам. Что­бы научить­ся пра­виль­но­му отно­ше­нию, я ста­ра­юсь откла­ды­вать деся­тую часть всех сво­их дохо­дов на Божие дело. Такой тра­ди­ции нет в АА, зато это одно из самых древ­них цер­ков­ных уста­нов­ле­ний, появив­ших­ся еще в вет­хо­за­вет­ной церк­ви. Мне деся­ти­на помо­га­ет на пути выздоровления.
Сего­дня, как и еже­днев­но, в Церк­ви празд­ну­ют­ся целый сонм свя­тых: это и свя­щен­но­му­че­ник, и муче­ни­ки, и бла­го­вер­ная кня­ги­ня, и пре­по­доб­ный и свя­тые девы. Путей, веду­щих к Богу и к свя­той жиз­ни — мно­го и они раз­но­об­раз­ны. Насто­я­щая духов­ная жизнь — это твор­че­ство. А чем я, выздо­рав­ли­ва­ю­щий алко­го­лик, могу послу­жить Богу, что при­не­су Ему в дар? Мой дар — выздо­ров­ле­ние в АА и духов­ное воз­рас­та­ние в Церк­ви. Мое слу­же­ние — духов­ный рост, рабо­та с нович­ка­ми в АА, прак­ти­че­ское пока­я­ние и доб­рые дела ради Христа.

24 февраля. Воспоминание притчи о блудном сыне (Лк 15, 11–32)

Сего­дняш­няя прит­ча о блуд­ном сыне бьет пря­мо в серд­це. О ком же эта прит­ча, как не о нас — алко­го­ли­ках? Я ушел «на стра­ну дале­че», в туман­ную зем­лю пьян­ства, ник­чем­но­сти и потерь, когда был молод, силен и богат. Но я не знал, что здо­ро­вье, мате­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чие, соци­аль­ная защи­щен­ность — это не мое, это — Божьи дары, наслед­ство, кото­рым нель­зя бро­сать­ся, бес­цель­но его тран­жи­рить. Алко­го­лизм пома­нил обман­чи­вы­ми огня­ми ресто­ра­нов, шумом и весе­льем пья­ных ком­па­ний и исчез в похмель­ном сумра­ке. Оста­лись оди­но­че­ство, боль, запоз­да­лое рас­ка­я­нье и сожа­ле­ние, а вер­нее, ниче­го не оста­лось, кро­ме пусто­ты. Горест­ные послед­ствия мое­го алко­го­лиз­ма, судо­рож­ные мета­ния от вра­чей к свя­щен­ни­кам, от пси­хо­ло­гов к неуме­ло­му само­ле­че­нию алко­го­лиз­ма, кото­рый я име­но­вал то гре­хом, то без­во­ли­ем, то сла­бо­ха­рак­тер­но­стью и ста­ли для меня «сви­ны­ми рож­ка­ми», кото­ры­ми я пытал­ся насы­тить­ся. Нако­нец, и их не оста­лось, и вся жизнь погру­зи­лась в бес­про­свет­ный мрак отча­я­нья. Это было мое дно, но мне нуж­но было опу­стить­ся на дно, что­бы прид­ти в себя. В АА я не наде­ял­ся на мно­гое, я думал, что здесь меня научат не пить и не очень стра­дать от это­го. Я не знал, что Бог при­го­то­вил мне жизнь, пол­но­цен­ную, счаст­ли­вую, радост­ную. В АА я познал мило­сти­во­го Отца Небес­но­го, Кото­рый ода­рил меня сверх меры. Одел в луч­шие одеж­ды, т.е. вер­нул здо­ро­вое тело, дал пер­стень — это духов­ное исце­ле­ние, сапо­ги — соци­аль­ная состав­ля­ю­щая моей лич­но­сти. Каж­дое собра­ние АА — это пир, отку­да я выхо­жу счаст­ли­вый и уми­ро­тво­рен­ный, а теперь и Боже­ствен­ная Евха­ри­стия ста­ла для меня тра­пе­зой, где я обре­таю Бога, соеди­ня­юсь с Ним посред­ством вку­ше­ния Тела и Кро­ви Хри­ста Иису­са. Есть еще один герой этой прит­чи — стар­ший сын, кото­рый сухо при­нял блуд­но­го сво­е­го бра­та. Когда я неволь­но пре­зи­раю и осуж­даю тех, кто сры­ва­ет­ся, пада­ет, гре­шит, мне нуж­но пом­нить: их Небес­ный Отец смот­рит на них с любо­вью и состра­да­ни­ем, у Него нет ни пре­зре­ния, ни осуж­де­ния. Тогда мне полез­но вспом­нить о себе самом, отку­да я вышел и как был поми­ло­ван. Ведь отсту­пи от меня Отец Небес­ный, я быст­ро ока­жусь в кана­ве, из кото­рой было ой как нелег­ко выби­рать­ся. Так кто я в трез­вой жиз­ни? Мило­серд­ный отец, блуд­ный сын, стар­ший брат? выбор за мной, за все­ми нами.

25 февраля. Память Алексия, митрополита Московского (1378)

Сего­дня в Церк­ви празд­ну­ет­ся один из моих люби­мых свя­тых — мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Алек­сий. Он родил­ся в 1292 году в Москве в семье бояри­на Федо­ра Бякон­та. На две­на­дца­том году жиз­ни буду­щий свя­ти­тель одна­жды рас­ки­нул сети для лов­ли птиц, неза­мет­но для само­го себя задре­мал и вдруг услы­шал боже­ствен­ный голос: «Алек­сей! Что напрас­но тру­дишь­ся? Ты будешь ловить людей». С это­го дня отрок стал уеди­нять­ся, часто посе­щать цер­ковь, и в пят­на­дцать лет решил стать ино­ком. В 1320 году он посту­пил в Мос­ков­ский Бого­яв­лен­ский мона­стырь, где более два­дца­ти лет про­вел в стро­гих ино­че­ских подви­гах, после чего, постав­лен­ный на епи­скоп­скую кафед­ру, свя­ти­тель Алек­сий мно­го потру­дил­ся на поль­зу Рус­ской Церк­ви и Оте­че­ства. Им было осно­ва­но несколь­ко оби­те­лей, он мно­го спо­соб­ство­вал миру на Руси, нала­жи­вая свя­зи с хана­ми, так как в те вре­ме­на Русь нахо­ди­лась под гне­том татар. Чем для меня важен при­мер его свя­то­сти? Я ведь тоже рас­став­лял свои сети, наде­ясь уло­вить в них как мож­но боль­ше впе­чат­ле­ний, ост­рых ощу­ще­ний, эйфо­рии. А потом сам, как поте­рян­ная испу­ган­ная пти­ца, уго­дил в сети наше­го Содру­же­ства. И теперь я тоже улов­ляю дру­гих в спа­си­тель­ные сети трез­во­сти. Недав­но я при­нял уча­стие в орга­ни­за­ции новой груп­пы рядом с моим домом. Мне захо­те­лось взять какую-то ответ­ствен­ность за «ново­рож­ден­ную» и я решил, что буду регу­ляр­но посе­щать эту груп­пу, дого­ва­ри­вать­ся об арен­де, убор­ке и опла­те элек­три­че­ства. Я поста­ра­юсь опо­ве­стить все содру­же­ство АА в нашем горо­де о том, что откры­лась еще одна груп­па. Я съез­жу в офис АА за лите­ра­ту­рой для нович­ков, за наши­ми «базо­вы­ми» кни­га­ми. Есть еще дру­гая рабо­та, кото­рую взял­ся делать мой това­рищ по АА, он на пер­вых порах будет каз­на­че­ем груп­пы и ответ­ствен­ным за лите­ра­ту­ру. В трез­во­сти я волей-нево­лей ста­нов­люсь посред­ни­ком, дипло­ма­том и тре­тей­ским судьей. Окру­жа­ю­щие начи­на­ют мне дове­рять, ува­жать, при­слу­ши­вать­ся к моим сове­там. Нахо­дят­ся нуж­ные, дохо­дя­щие до серд­ца сло­ва, с помо­щью кото­рых я помо­гаю тем, кто еще стра­да­ет от алко­го­лиз­ма. В церк­ви за тра­пе­зой я услы­шал от одной сест­ры уди­вив­шие меня сло­ва, что надо сде­лать­ся «епи­ско­пом сво­е­го серд­ца». А ведь это прав­да! Преж­де чем управ­лять кем-либо и чем-либо, даже кро­хот­ной груп­пой АА, нуж­но научить­ся блю­сти свое сердце.
Чудо наше­го брат­ства, чудо про­грам­мы «12 Шагов» — это новый чистый и твор­че­ский день, это радость вдох­но­ве­ния, это любовь и дове­рие тех, кто рядом со мной, это теп­ло и бли­зость Божьей люб­ви. И за это я бла­го­да­рен Тебе, Господи.

26 февраля. Литургическое чтение: 1 Ин 3, 11–20

Ино­гда на груп­пе во вре­мя мину­ты мол­ча­ния, когда я вспо­ми­наю моих дру­зей и род­ствен­ни­ков, погиб­ших от алко­го­лиз­ма, я раз­мыш­ляю и о моей Выс­шей Силе. Сего­дня мне хоте­лось бы запи­сать одно свое нелег­кое раз­мыш­ле­ние. Откро­ве­ние о Сыне Божи­ем, дан­ное нам в Еван­ге­лии, при­бли­зи­ло неска­зан­но Бога к людям, нико­гда преж­де Бог не откры­вал­ся так чело­ве­кам, как в Сыне Сво­ем Иису­се. Когда я про­из­во­дил пере­оцен­ку сво­ей рели­ги­оз­ной веры, рабо­тал над Вто­рым Шагом, я осо­знал, что мой Бог — это любя­щий все­про­ща­ю­щий Небес­ный Отец, гото­вый прид­ти ко мне на помощь в любую секун­ду, сотво­рив­ший меня на радость Себе. Имен­но тако­го Бога Отца пока­зал нам Иисус Хри­стос в Еван­ге­ли­ях, имен­но так Бог откры­ва­ет­ся в Пре­да­нии Церк­ви. Одна­ко когда я раз­мыш­ляю о Гос­по­де Иису­се, я внут­ренне стал­ки­ва­юсь с неко­то­рым барье­ром: мне труд­но обра­щать­ся с молит­вой к Нему. Я бы ска­зал, что все еще боюсь Его, мне кажет­ся, я бы не смог быть его уче­ни­ком, пре­дал бы Его, ока­зал­ся бы сла­бым и трус­ли­вым. Я не выдер­жал бы высо­кую ноту еван­гель­ской жиз­ни. Когда я читаю исто­рию Иуды, я внут­ренне содро­га­юсь, в тайне опа­са­ясь ока­зать­ся на его месте. Думаю, это мое алко­голь­ное про­шлое все еще про­дол­жа­ет опре­де­лять мою само­оцен­ку, затруд­няя мои отно­ше­ния с миром муж­чин. Иисус Хри­стос был Бого­че­ло­ве­ком, но он был так­же зре­лым и ответ­ствен­ным муж­чи­ной, гото­вым отве­чать за свои сло­ва и дела, гото­вым бить­ся за прав­ду. Неволь­но срав­ни­вая себя с Ним, я как-то «сду­ва­юсь», начи­наю испы­ты­вать к само­му себе непри­язнь и жалость. Навер­ное, потре­бу­ет­ся вре­мя молитв и раз­мыш­ле­ний, что­бы вой­ти в более дове­ри­тель­ные отно­ше­ния с вос­крес­шим из мерт­вых Бого­че­ло­ве­ком Иису­сом, во всем подоб­ном мне кро­ме гре­ха. Но один очень цен­ный аспект я вижу уже сей­час: я не боюсь раз­мыш­лять о сво­их отно­ше­ни­ях с Богом, не боюсь сомне­вать­ся, про­ве­рять свои чув­ства, не боюсь впасть в ересь. Один зна­ко­мый свя­щен­ник ска­зал мне, что для того, что­бы впасть в ересь, мне нуж­но, как мини­мум, полу­чить хоро­шее бого­слов­ское обра­зо­ва­ние. Более зре­лый и совер­шен­ный Гос­подь готов к моим сомне­ни­ям, стра­хам и оби­дам в отно­ше­нии Само­го Себя. И мне даже кажет­ся, Богу это нра­вит­ся. Даже если моя вера в Него непроч­на, Его вера в меня проч­на и непо­ко­ле­би­ма. К тому же, я уже готов при­знать, что не я — глав­ный герой в исто­рии миро­зда­ния. А еще мне нра­вит­ся все, что я узнаю о Боге в послед­нее вре­мя, нра­вит­ся рабо­тать над собой и рас­ти духов­но. Думаю, что через любовь к бра­тьям в церк­ви и в АА я мог бы укре­пить свою веру во Хри­ста. Об этом мне напо­ми­на­ет сего­дняш­нее посла­ние: «Тако­во бла­го­вест­во­ва­ние, кото­рое вы слы­ша­ли от нача­ла, что­бы мы люби­ли друг дру­га <…>. Мы зна­ем, что мы пере­шли из смер­ти в жизнь, пото­му что любим бра­тьев; нелю­бя­щий бра­та пре­бы­ва­ет в смер­ти <…>. Любовь позна­ли мы в том, что Он поло­жил за нас душу Свою: и мы долж­ны пола­гать души свои за бра­тьев» (1 Ин 3; 11, 14, 16). Гос­по­ди Иису­се, помо­ги мне встре­тить­ся с Тобой в глу­бине мое­го сердца.

27 февраля. Литургическое чтение: 1 Ин 3, 21 — 4, 6

Что такое страх, кото­рый по любо­му пово­ду цеп­ля­ет­ся ко мне и отрав­ля­ет жизнь? Страх — это жизнь в фан­то­мах, в иллю­зи­ях; это отго­лос­ки алко­го­лиз­ма, когда тре­во­га была необ­хо­ди­мым и посто­ян­ным фоном моей жиз­ни. Она же была и оправ­да­ни­ем мое­го пьян­ства. Страх, на самом деле, — это стра­шил­ка, ого­род­ное пуга­ло, монстр, бука, создан­ная ста­ры­ми алко­голь­ны­ми сте­рео­ти­па­ми. В новой и трез­вой жиз­ни я отка­зы­ва­юсь от преж­ней систе­мы пове­де­ния. Сего­дня в Церк­ви я услы­шал сло­ва апо­сто­ла люб­ви Иоан­на: «Воз­люб­лен­ные! если серд­це наше не осуж­да­ет нас, то мы име­ем дерз­но­ве­ние к Богу и, чего ни попро­сим, полу­чим от Него, пото­му что соблю­да­ем запо­ве­ди Его и дела­ем бла­го­род­ное пред Ним» (1 Ин 21–22). Вот вер­ное сред­ство про­тив стра­хов — про­сить помо­щи у Того, Кто дал мне трез­вость. Про­тив пара­ли­зу­ю­ще­го стра­ха я ста­ра­юсь дей­ство­вать. Каким обра­зом? Собра­ние АА, зво­нок настав­ни­ку по Про­грам­ме, углуб­лен­ная нето­роп­ли­вая молит­ва в тишине — вот те акты, шаги, когда вера ожи­ва­ет и стра­хи рас­се­и­ва­ют­ся. Сего­дняш­няя молит­ва моя об избав­ле­нии от стра­хов и о том, что­бы мне не пре­ты­ка­ясь идти по пути выздоровления.

28 февраля. Память святого Онисима, апостола из 70-ти (1 Ин 4, 20 — 5, 21)

Рас­кра­ши­ва­ем мир вокруг нас в кра­си­вые цве­та. На опре­де­лен­ном эта­пе трез­во­сти мы чув­ству­ем силь­ную потреб­ность менять к луч­ше­му окру­жа­ю­щую нас реаль­ность. Какое-то вре­мя Про­грам­ма направ­ля­ет нас власт­ной рукой. Если я устал, рас­сер­жен, голо­ден, оди­нок, то реко­мен­да­ции «жел­той кни­ги» («Жить трез­вы­ми»), кото­рые в про­цес­се рабо­ты по Шагам усва­и­ва­ют­ся и ста­но­вят­ся вто­рой нату­рой, начи­на­ют сози­дать во мне иную лич­ность. Но через какое-то вре­мя это­го ста­но­вит­ся недо­ста­точ­но. Жизнь по про­грам­ме выздо­ров­ле­ния тре­бу­ет мое­го актив­но­го твор­че­ско­го уча­стия. Меня­ют­ся не толь­ко при­выч­ки, взгляд на мно­гие жиз­нен­ные про­цес­сы и заня­тия. Меня­ет­ся мое окру­же­ние, отно­ше­ние к Богу и людям. Меня­ет­ся отно­ше­ние к одеж­де и еде. Даже в делах незна­чи­тель­ных я ста­ра­юсь руко­вод­ство­вать­ся реко­мен­да­ци­я­ми про­грам­мы АА. Сего­дняш­ний свя­той, апо­стол Они­сим, сно­ва напо­ми­на­ет мне, отку­да я при­шел в АА, и что со мной про­изо­шло в про­цес­се выздо­ров­ле­ния. В моло­до­сти он был рабом бога­то­го и знат­но­го хри­сти­а­ни­на Фили­мо­на. Про­ви­нив­шись в чем-то перед сво­им гос­по­ди­ном и боясь нака­за­ния, свя­той Они­сим бежал в Рим, но там как бег­лый раб попал в тюрь­му. В тюрь­ме он встре­тил­ся с апо­сто­лом Пав­лом, содер­жав­шим­ся в узах, был про­све­щен им и при­нял свя­тое Кре­ще­ние. В тюрь­ме Они­сим как сын слу­жил апо­сто­лу Пав­лу, и тот, лич­но знав­ший Фили­мо­на, напи­сал ему пись­мо, про­ся про­стить бег­ло­го раба и при­нять его как бра­та. Фили­мон, полу­чив пись­мо, не толь­ко про­стил Они­си­ма, но и отпу­стил его на волю, послав обрат­но в Рим к пер­во­вер­хов­но­му апо­сто­лу. Впо­след­ствии свя­той Они­сим был постав­лен во епи­ско­па и сво­ей муче­ни­че­ской смер­тью увен­чал апо­столь­ский подвиг. «Ибо вся­кий, рож­ден­ный от Бога, побеж­да­ет мир; и сия есть побе­да, побе­див­шая мир, вера наша» (1 Ин 5, 4), — услы­шал я сего­дня за Боже­ствен­ной литур­ги­ей. Если рань­ше я был рабом, посто­ян­но ожи­дав­шим кары, то теперь трез­вость, а вер­нее, выздо­ров­ле­ние в АА соде­ла­ло меня сво­бод­ной лич­но­стью. Каж­дый день я учусь побеж­дать стра­сти и свои вред­ные при­выч­ки. Я не наде­юсь одо­леть все сра­зу, Шаги пред­ла­га­ют мне ритм рабо­ты, отра­бо­тан­ный тыся­ча­ми, мил­ли­о­на­ми алко­го­ли­ков. Гос­по­ди, помо­ги мне выявить при­вя­зан­ность, кото­рая меша­ет духов­но­му росту, подай сил осво­бо­дить­ся от нее. Спа­си­бо Тебе за все!

29 февраля. Литургическое чтение: 2 Ин 1, 1–13

«Мы, алко­го­ли­ки, <…> стра­да­ем забо­ле­ва­ни­ем, кото­рое может быть изле­че­но толь­ко путем при­об­ре­те­ния опре­де­лен­но­го духов­но­го опы­та» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 43). Во Вто­ром Шаге свет уже забрез­жил. Мы — сот­ни выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков Рос­сии — сви­де­тель­ству­ем, что толь­ко путем духов­но­го роста и с Божьей помо­щью мы оста­ем­ся трез­вы­ми и учим­ся здо­ро­во­му обра­зу жиз­ни. Любо­вью дер­жит­ся мир, любо­вью созда­ют­ся семьи, любовь дышит и дей­ству­ет свя­тая Хри­сто­ва Цер­ковь и любо­вью же скреп­ля­ет­ся хруп­кое брат­ство АА. Свя­щен­ное Писа­ние, гово­рит уста­ми апо­сто­ла Иоан­на Бого­сло­ва: «Любовь же состо­ит в том, что­бы мы посту­па­ли по запо­ве­дям Его» (т.е. Хри­ста) (1 Ин 1, 6). Пора мне запом­нить, что любовь — это не чув­ство, не «осо­бое состо­я­ние», любовь это дей­ствия! «Дей­ствуй, и пра­виль­ные чув­ства после­ду­ют», — гово­рит­ся у нас в Про­грам­ме. Если я в тече­ние дня совер­шаю дела люб­ви, мне откры­ва­ет­ся путь, идя по кото­ро­му я оста­юсь трез­вым и более того, обре­таю Отца, Кото­рый неж­но забо­тит­ся обо мне. А под защи­той Его я в без­опас­но­сти, мне ста­но­вит­ся хоро­шо и покой­но. Дела же люб­ви — это не обя­за­тель­но чрез­вы­чай­ный подвиг. Сего­дня Цер­ковь празд­ну­ет память свя­тых 12 муче­ни­ков, постра­дав­ших в IV в. при импе­ра­то­ре Дио­кле­ти­ане; а так­же пре­по­доб­но­го Мару­фа, епи­ско­па Месо­по­там­ско­го (t 422) и свя­ти­те­ля Фла­ви­а­на Антио­хий­ско­го (t ок. 306). Все эти свя­тые кро­вью, стра­да­ни­ем, подви­га­ми слу­жи­ли Гос­по­ду. Мой подвиг пока состо­ит в том, что­бы беречь себя, быть вни­ма­тель­ным к сво­им нуж­дам, стать более взрос­лым и ответ­ствен­ным. Осо­бен­но пер­вое вре­мя мне нуж­но пом­нить и стро­го соблю­дать так назы­ва­е­мое «пра­ви­ло Halt», то есть не быть голод­ным, злым, оди­но­ким и устав­шим. Моя зада­ча — это, преж­де все­го, выздо­ров­ле­ние в АА, то есть уча­стие в собра­ни­ях, обще­ние с трез­вы­ми чле­на­ми АА, помощь нович­кам, слу­же­ние на груп­пе. Мой подвиг люб­ви — это еже­днев­ная молит­ва дома и регу­ляр­ное уча­стие в Таин­стве люб­ви — Свя­той Евха­ри­стии. И это совсем не мало, это путь, кото­рый обес­пе­чи­ва­ет мне вер­ное выздо­ров­ле­ние от смер­тель­ной болез­ни под назва­ни­ем алко­го­лизм. Из всех пого­во­рок и при­сло­вий АА, кото­рые обыч­но раз­ве­ше­ны на сте­нах в ком­на­те, где про­хо­дит груп­па, мне запа­ла в память сле­ду­ю­щая: «Жди чуда». Каж­дый день трез­во­сти в про­грам­ме «12 Шагов» — это чудо, чудо встре­чи с самим собой, дру­ги­ми людь­ми и Богом. Моя сего­дняш­няя молит­ва о том, что­бы повсе­днев­ные дела это­го дня были скреп­ле­ны любовью.

1 марта. Память священномученика Ермогена, Патриарха Московского и всея Руси (1612) (1 Кор 10, 23–28)

«Всё мне поз­во­ли­тель­но, но не всё полез­но; всё мне поз­во­ли­тель­но, но не всё нази­да­ет» (1 Кор 10, 23), — услы­шал я сего­дня в хра­ме. Эти сло­ва боже­ствен­но­го Пав­ла мож­но было бы взять одним из эпи­гра­фов, деви­зом Тре­тье­го Шага, кото­рый встре­ча­ет нас в пер­вый день вес­ны. «Днесь вес­на душам», — поет­ся в одном из цер­ков­ных пес­но­пе­ний. Тре­тий Шаг АА, кото­рый зву­чит так: «При­ня­ли реше­ние пре­по­ру­чить нашу волю и нашу жизнь Богу, насколь­ко мы Его пони­ма­ем», — это шаг дове­рия, когда я отдаю свою болезнь, харак­тер, при­выч­ки, обсто­я­тель­ства, про­бле­мы и само­го себя Отцу Небес­но­му и дове­ряю Ему забо­ту и попе­че­ние обо мне. Если во Вто­ром Шаге я осо­знал, что мой Бог — любя­щий, дели­кат­ный и забот­ли­вый, то в Тре­тьем мне предо­став­ля­ет­ся воз­мож­ность опро­бо­вать на прак­ти­ке мои новые убеж­де­ния, допу­стить Бога в еже­днев­ную реаль­ность моей жиз­ни. Алко­го­лизм — это, поми­мо все­го про­че­го, болезнь свое­во­лия, когда раз­ду­тое Эго ста­вит­ся во гла­ву угла, и у меня нет ни жела­ния, ни силы отка­зы­вать­ся от сво­ей дур­ной воли. Поэто­му одна из задач выздо­ров­ле­ния в АА состо­ит в том, что­бы исполь­зо­вать «здо­ро­вую» часть моей воли. У алко­го­ли­ка воля пора­же­на, нет смыс­ла взы­вать к его воле в борь­бе с алко­го­лиз­мом. Одна­ко напра­вить волю не на борь­бу с тягой, что бес­смыс­лен­но, а на то, что­бы пустить Бога в свою жизнь, вполне воз­мож­но и само­му без­на­деж­но­му алко­го­ли­ку. В про­грам­ме «12 Шагов» я под­чи­няю свою волю пра­ви­лам и опы­ту более стар­ших това­ри­щей по
Содру­же­ству. Ведь Бог дей­ству­ет через людей. А я ста­ра­юсь не пры­гать выше голо­вы, а дви­гать­ся посте­пен­но. «Всё мне поз­во­ли­тель­но, но не всё нази­да­ет». Мож­но ходить по два­дца­ти груп­пам АА, состо­ять в город­ском или даже все­рос­сий­ском коми­те­те Содру­же­ства, иметь несколь­ко настав­ни­ков в Про­грам­ме, пере­хо­дить с рабо­ты на рабо­ту, от одно­го духов­ни­ка к дру­го­му, выби­рая луч­ше­го, и т.д. Но полез­но ли мне это, и к чему может при­ве­сти? Мое выздо­ров­ле­ние на дан­ном эта­пе — под­чи­нить свою алко­го­ли­зи­ро­ван­ную волю прин­ци­пам Про­грам­мы. Пожа­луй, одна из важ­ней­ших задач — пла­ни­ро­вать день и дово­дить нача­тое до кон­ца. Сего­дняш­ний свя­той, свя­щен­но­му­че­ник пат­ри­арх Ермо­ген, его подвиг до смер­ти, его муже­ствен­ное сто­я­ние в истине учат меня вер­но­сти, твер­до­сти и чест­но­сти. Дея­тель­ность пат­ри­ар­ха Ермо­ге­на сов­па­ла с труд­ным для рус­ско­го госу­дар­ства вре­ме­нем — сму­той само­зван­ца Лже­д­мит­рия и поль­ско­го коро­ля Сигиз­мун­да III. Пер­во­свя­ти­тель все свои силы посвя­тил слу­же­нию Церк­ви и Оте­че­ству, под­дер­жав сопро­тив­ле­ние захват­чи­кам. Заклю­чен­ный вра­га­ми в Чудов мона­стырь, он не под­дал­ся на уго­во­ры и угро­зы измен­ни­ков: «Что мне угро­жа­ет? Боюсь одно­го Бога». Томи­мый более 9 меся­цев в зато­че­нии, он скон­чал­ся муче­ни­че­ски от голо­да. Гос­по­ди, помо­ги мне молит­ва­ми свя­щен­но­му­че­ни­ка Ермо­ге­на, этот день про­жить, пола­га­ясь на Твою свя­тую волю.

2 марта. Литургическое чтение: Мф 25, 31–46

Ино­гда воз­ни­ка­ет вопрос: поче­му ано­ним­ные алко­го­ли­ки любят на собра­ни­ях зажи­гать свеч­ку? Ведь нигде в тра­ди­ци­ях, в пра­ви­лах про­ве­де­ния собра­ний ниче­го об этом не ска­за­но. Воз­мож­но пото­му, что они бес­со­зна­тель­но чув­ству­ют, что в собра­нии АА есть что-то таин­ствен­ное, почти свя­щен­ное; здесь, в ком­на­те, где про­хо­дит груп­па, ино­гда в под­валь­ном, невзрач­ном поме­ще­нии, рож­да­ет­ся новый чело­век. Как, каким обра­зом про­ис­хо­дит чудо выздо­ров­ле­ния, когда несколь­ко, в общем-то, без­на­деж­ных пья­ниц собра­лись, попи­ли чай и пого­во­ри­ли, оста­ет­ся загад­кой, а то и ста­но­вит­ся кам­нем пре­ткно­ве­ния. Сего­дняш­няя прит­ча о страш­ном суде (об овцах и коз­ли­щах), кото­рая про­зву­ча­ла в Церк­ви за свя­той служ­бой, явля­ет­ся клю­чи­ком к тайне выздо­ров­ле­ния необо­зри­мо­го мно­же­ства алко­го­ли­ков на собра­ни­ях АА. «.Истин­но гово­рю вам: так как вы сде­ла­ли это одно­му из сих бра­тьев Моих мень­ших, то сде­ла­ли Мне» (Мф 25, 40) — гово­рит Хри­стос каж­до­му из нас и лич­но мне. Груп­па АА выстро­е­на так, что я имею здесь пол­ную воз­мож­ность пере­да­вать опыт сво­е­го выздо­ров­ле­ния, да и вооб­ще мой жиз­нен­ный и духов­ной опыт дру­гим. И я имею пре­крас­ную воз­мож­ность обо­га­тить­ся опы­том дру­гих, стар­ших това­ри­щей по Содру­же­ству. Если я думаю о нович­ках, о тех, кто в кри­зи­се, в депрес­сии или после сры­ва, если я делаю 12‑й Шаг на груп­пе, то моя соб­ствен­ная трез­вость ста­но­вит­ся проч­нее, при­хо­дит душев­ный покой. Все, что я делаю людям, доб­рое или злое, я делаю Хри­сту. И полу­чаю обрат­но от Него. Так что суд надо мной про­ис­хо­дит еще здесь, на зем­ле, сре­ди про­стых и повсе­днев­ных дел, встреч и поступ­ков. «Не изле­чи­ва­ют­ся те люди, кото­рые не могут или не хотят цели­ком под­чи­нить свою жизнь этой про­стой про­грам­ме; обыч­но это муж­чи­ны и жен­щи­ны, кото­рые орга­ни­че­ски не могут быть чест­ны­ми сами с собой» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 56). Мож­но доба­вить: не могут быть чест­ны­ми с собой, Богом и дру­ги­ми людь­ми. Про­грам­ма «12 Шагов» научи­ла меня, что чест­ность — это осно­ва моей трез­во­сти. Если я обма­ны­ваю дру­гих даже по мело­чам, зна­чит, я в ту же меру обма­ны­ваю Бога и себя. Если я делаю дру­гим неболь­шое доб­ро, бла­го­да­ре­ние, одол­же­ние, я посту­паю так по отно­ше­нию к Богу и себе само­му. Это такой свое­об­раз­ный «духов­ный бар­тер», когда я в про­сто­те даю и в той же про­сто­те жду от Бога и дру­гих помо­щи и даров. И с бла­го­дар­но­стью их при­ни­маю, ино­гда раду­ясь, как ребе­нок. Сего­дня я про­шу Гос­по­да Хри­ста помочь мне быть чест­ным и мило­серд­ным по отно­ше­нию к дру­гим людям.

3 марта. Память преподобного Досифея, ученика аввы Дорофея

«При­ня­ли реше­ние пре­по­ру­чить.» Если я при­нял реше­ние жить под руко­вод­ством Божьей силы и мило­сти, то я ста­ра­юсь най­ти того, кто обод­рит и под­дер­жит меня, убе­ре­жет от невер­ных шагов на этом пути. В про­грам­ме АА для это­го есть настав­ник, или пору­чи­тель, «спон­сор»; а в Церк­ви — испо­ве­ду­ю­щий свя­щен­ник, духов­ный попе­чи­тель, духов­ник. Кро­ме того, и на груп­пе АА, и в моем при­хо­де я ищу духов­но­го обще­ния с бра­тья­ми и сест­ра­ми. Отка­зы­ва­ясь от сво­ей алко­голь­ной сво­бо­ды, я полу­чаю шанс стать сво­бод­ным и счаст­ли­вым по-насто­я­ще­му. Я учусь дове­рять сло­вам и опы­ту настав­ни­ка в про­грам­ме выздо­ров­ле­ния, ино­гда по десять раз повто­ряю ска­зан­ное мне, пыта­ясь понять и усво­ить. Воз­мож­но, нехо­ро­шо срав­ни­вать людей, но при обмене опы­том я отдаю пред­по­чте­ние тем, кто име­ет «спон­со­ра» в АА, каче­ство трез­во­сти таких бра­тьев по выздо­ров­ле­нию мне кажет­ся выше, чем тех, кто трез­ве­ет без настав­ни­ка. Если я решил­ся пре­по­ру­чить себя Богу, то ста­ра­юсь делать это пре­дель­но кон­крет­но, обсуж­дая «план дей­ствий» с тем, кто на несколь­ко шагов впе­ре­ди меня. Сего­дня в Церк­ви память как раз тако­го свя­то­го, кото­рый про­сла­вил­ся послу­ша­ни­ем сво­е­му вели­ко­му учи­те­лю. Пре­по­доб­ный Доси­фей, подвиж­ник VII века, еще юно­шей воз­го­рел­ся любо­вью ко Гос­по­ду и посту­пил в оби­тель, где под­ви­за­лись вели­кие и зна­ме­ни­тые подвиж­ни­ки. Доси­фей был отдан в уче­ни­ки стар­цу Доро­фею, кото­рый обу­чил его откры­ва­нию помыс­лов и послу­ша­нию. Ника­ких осо­бых подви­гов Доси­фей не совер­шал, более того, он частень­ко нару­шал поло­жен­ный устав: посто­ян­но опаз­ды­вал, а то и вовсе не при­хо­дил на брат­скую молит­ву, упо­треб­лял более вкус­ную пищу, чем пола­га­лось, и вку­шал ее не в
поло­жен­ное вре­мя. Бра­тья соблаз­ня­лись таким его пове­де­ни­ем. Но после смер­ти Доси­фея один из стар­цев в виде­нии уви­дел его в раю меж­ду уго­див­ши­ми Богу стар­ца­ми, кото­рые почи­ли преж­де него. Стар­цу было откры­то, что Доси­фей стя­жал вели­кое послу­ша­ние сво­е­му учи­те­лю и поэто­му достиг свя­то­сти. Хоро­ший при­мер для меня, при­вык­ше­го судить и рядить дру­гих по тому, как они себя ведут. Исто­рия послуш­ни­ка Доси­фея пока­зы­ва­ет, что в обще­нии со стар­шим есть нечто самое глав­ное, зача­стую неза­мет­ное, что помо­га­ет изме­нить серд­це. Моя сего­дняш­няя молит­ва Хри­сту Гос­по­ду об уме­нии слы­шать и слу­шать, об углуб­ле­нии обще­ния с моим пору­чи­те­лем в АА и с батюш­ка­ми наше­го прихода.

4 марта. Литургическое чтение: Лк 22, 39–42, 45 — 23, 1

Читаю рас­сказ о Геф­си­ман­ском моле­нии Хри­ста. Ско­ро уче­ни­ки отка­жут­ся от сво­е­го Учи­те­ля и Гос­по­да. Иуда пре­даст Его за 30 среб­ре­ни­ков, а муже­ствен­ный, бес­страш­ный Петр совер­шит почти то же самое, испу­гав­шись за свою жизнь. Есть поступ­ки, кото­рые ста­но­вят­ся реша­ю­щи­ми, пере­лом­ны­ми момен­та­ми, выбор того или ино­го реше­ния в опре­де­лен­ной ситу­а­ции может изме­нить ход всей жиз­ни. Ино­гда след­стви­ем непра­виль­но­го выбо­ра ста­но­вит­ся смерть. Это хоро­шо вид­но на при­ме­ре алко­го­ли­ка. Выбор запой­но­го обра­за жиз­ни часто при­во­дит к леталь­но­му исхо­ду или к необ­ра­ти­мым послед­стви­ям. Один мой зна­ко­мый напил­ся — и уто­нул в реке, дру­гой по пьян­ке остал­ся без руки. Недав­но на груп­пе я слы­шал исто­рию чело­ве­ка, кото­рый про­пил огром­ную квар­ти­ру в цен­тре горо­да. Я вспо­ми­наю о поте­рях, кото­рые при­нес­ла моя болезнь мне, моим близ­ким. Это и поте­ря ува­же­ния, и серьез­ные про­бле­мы со здо­ро­вьем, подо­рван­ное дове­рие к само­му себе. Это мате­ри­аль­ные поте­ри. Когда на собра­нии АА пред­ла­га­ет­ся вспом­нить о тех, кто уже нико­гда не смо­жет начать новую жизнь, о тех, кто все еще пьет и стра­да­ет от этой ужас­ной болез­ни, а так­же о себе, — я ста­ра­юсь пораз­мыс­лить о тех поте­рях, кото­рые при­чи­нил мне алко­го­лизм и попро­сить Бога как-то испра­вить ситу­а­цию, если это толь­ко воз­мож­но. Я все вре­мя молюсь о моей стар­шей доче­ри, кото­рая роди­лась в пер­вом бра­ке, кото­рый, в общем, и бра­ком-то не был. Я тогда мно­го пил, не все­гда ноче­вал дома, до моей доче­ри мне не было ника­ко­го дела. Я сам был, как изба­ло­ван­ный ребе­нок. Сей­час она уже взрос­лая, окон­чи­ла инсти­тут, рабо­та­ет. Я очень сожа­лею о том, что не смог быть ей отцом, а так­же о том, что сам лишил себя доче­ри. Я каж­дый день молю о ней Бога, что­бы помог ей и испра­вил мою неправ­ду. Моя дочь не хочет видеть­ся со мной. Я наде­юсь, что наста­нет момент, и мы смо­жем общать­ся. Мне хоте­лось бы сде­лать для нее что-то очень важ­ное, хоро­шее. Я знаю, что трез­вость и духов­ная рабо­та — это то, что я сей­час могу сде­лать для сво­ей доче­ри. Я верю, что трез­вым я, непу­те­вый отец, смо­гу пере­дать ей хоть какую-то кру­пи­цу люб­ви. Поэто­му я про­дол­жаю идти по пути выздо­ров­ле­ния, выпол­нять реко­мен­да­ции АА, рабо­тать по Шагам, созва­ни­вать­ся регу­ляр­но с настав­ни­ком, посе­щать собра­ния и зани­мать­ся слу­же­ни­ем. Я вни­каю в про­стую исти­ну — я сам ответ­стве­нен за свою жизнь и никто не будет тру­дить­ся над моим выздо­ров­ле­ни­ем кро­ме меня. Моя сего­дняш­няя молит­ва о жела­нии трез­веть и исце­лять­ся; мое кон­крет­ное дей­ствие, акт выздо­ров­ле­ния — посе­ще­ние собра­ния АА, мое настро­е­ние, внут­рен­нее состо­я­ние — жела­ние рас­ти духов­но по про­грам­ме «12 Шагов».

5 марта. Лк 22, 7–39

Сего­дня литур­гии не поло­же­но. Я пере­чи­ты­ваю еван­гель­ское чте­ние, кото­рое на днях про­зву­ча­ло в Церк­ви за свя­той и боже­ствен­ной Литур­ги­ей. «И когда настал час, Он воз­лег и две­на­дцать Апо­сто­лов с Ним. И, взяв чашу и бла­го­да­рив, ска­зал: при­и­ми­те ее и раз­де­ли­те меж­ду собою. И, взяв хлеб и бла­го­да­рив, пре­ло­мил и подал им, гово­ря: сие есть Тело Мое, кото­рое за вас пре­да­ет­ся; сие тво­ри­те в Мое вос­по­ми­на­ние. Так­же и чашу после вече­ри, гово­ря: сия чаша есть новый завет в Моей Кро­ви, кото­рая за вас про­ли­ва­ет­ся» (Лк 22, 14, 17, 19–20). Тело Хри­сто­во — Его свя­тая Цер­ковь — пре­лом­ля­ет­ся все­гда, ныне и прис­но. Цер­ковь, ломи­мая чело­ве­че­ским гре­хом (и моим лич­ным гре­хом), со дня ее осно­ва­ния и до кон­чи­ны века будет сокру­шать­ся, раз­де­лять­ся, раз­би­вать­ся и дро­бить­ся, но так нико­гда и не раз­ло­мит­ся. Кровь Хри­сто­ва про­ли­ва­ет­ся и поныне, Его рас­пи­на­ет чело­ве­че­ский грех (и мой лич­ный грех), но эта дра­го­цен­ная Кровь до кон­ца не изо­льет­ся нико­гда. В этом тай­на Церк­ви, тай­на Евха­ри­стии. Но в сло­вах Хри­ста — непо­сред­ствен­ный при­зыв, обра­щен­ный ко мне, ко всем нам. «При­ми­те и раз­де­ли­те». Пол­но­та цер­ков­ной жиз­ни зави­сит и от меня, пото­му что и мне, выздо­рав­ли­ва­ю­ще­му пья­ни­це, Бог уго­то­вил осо­бое место в Сво­ем Цар­стве. В Содру­же­стве АА я посте­пен­но учусь тому, что рань­ше вызы­ва­ло во мне насмеш­ку или ярость: здесь мне посто­ян­но гово­рят о дис­ци­плине и ответ­ствен­но­сти. При­чем речь идет не о каких-то гло­баль­ных вещах, а о вещах малень­ких и про­стых. Вовре­мя прий­ти на груп­пу, позво­нить пору­чи­те­лю, помочь убрать поме­ще­ние. Пара­док­саль­но, но на высо­кий при­зыв Хри­ста, о кото­ром я сего­дня читаю, я могу отве­чать точ­но так же — малы­ми дела­ми. Вовре­мя прий­ти на служ­бу, под­го­то­вить­ся к испо­ве­ди, вни­ма­тель­но участ­во­вать в цер­ков­ной молит­ве, не забыть что-то пожерт­во­вать в нашу при­ход­скую кор­зи­ну, остать­ся на чае­пи­тие с дру­ги­ми при­хо­жа­на­ми. В нашей Про­грам­ме есть муд­рая при­сказ­ка: «Делай, а чув­ства после­ду­ют». Когда я начи­наю думать, что в церк­ви я дол­жен испы­ты­вать осо­бые, ни с чем не срав­ни­мые высо­кие чув­ства, я напо­ми­наю себе эти сло­ва. Дело не в чув­ствах, а в поступ­ках. В моем слу­чае чув­ства — нена­деж­ный совет­чик. Поэто­му в цер­ков­ной жиз­ни и в выздо­ров­ле­нии по про­грам­ме АА я при­дер­жи­ва­юсь опре­де­лен­но­го рит­ма: не реже раза в две (ино­гда три) неде­ли я бываю на литур­гии. Два (а ино­гда три или четы­ре) раза в неде­лю я хожу на груп­пы АА. Свя­тое при­ча­стие, цер­ков­ная молит­ва — это обще­ние со Хри­стом в Церк­ви: без Хри­ста я не смо­гу идти к Богу. Рабо­та по Шагам, помощь нович­кам, слу­же­ние на груп­пе — это обще­ние с миром, это мой здо­ро­вый, без­опас­ный и дру­же­люб­ный мир, моя малень­кая все­лен­ная. А рабо­та по 3‑му Шагу — это тоже про­сто рабо­та, еже­днев­ная и вполне посиль­ная. Я посте­пен­но при­от­кры­ваю Богу свои чув­ства, мыс­ли, стра­хи, сомне­ния, при­гла­шаю его раз­де­лить со мной труд­но­сти, учусь радо­вать­ся Его помо­щи и бла­го­да­рить за нее. Молю Тебя, Гос­по­ди, дай мне идти путем малых дел, дай мне не оста­нав­ли­вать­ся и ниче­го не бояться.

6 марта

В АА я меняю взгляд на жизнь, осо­бен­но в том, что каса­ет­ся алко­го­ля. Я осо­знаю, пони­маю на уровне серд­ца, что алко­го­лизм был вла­сте­ли­ном моей судь­бы мно­гие годы, что он сво­ей дро­жа­щей, но цеп­кой рукой тащил меня про­тив воли к про­па­сти поги­бе­ли. При этом он, в каком-то смыс­ле, был моим услуж­ли­вым богом: помо­гал обре­сти спо­кой­ствие, посы­лал мне дру­зей-собу­тыль­ни­ков, убе­ре­гал от кон­флик­тов и депрес­сий. Я пустил алко­голь во все или почти во все сфе­ры жиз­ни: здо­ро­вье, сон, близ­кие отно­ше­ния с женой, обще­ние с детьми, рабо­ту и отдых. Что­бы оста­вать­ся трез­вым, мне при­шлось со сми­ре­ни­ем при­знать, что Джон — Ячмен­ное зер­но управ­лял моей судь­бой все годы, пока я пил, и что он, а не кто дру­гой, был моей выс­шей силой. Я узнал и при­знал, что есть Ты, Гос­подь, Кото­рый выше все­го на све­те и бли­же ко мне, чем самый близ­кий чело­век. Теперь я учусь опи­рать­ся на Тебя и отка­зы­вать­ся от ста­рых алко­голь­ных пред­став­ле­ний и сте­рео­ти­пов. «Неко­то­рые из нас ста­ра­лись при­дер­жи­вать­ся сво­их ста­рых пред­став­ле­ний и не доби­лись ника­ко­го резуль­та­та, пока пол­но­стью не отка­за­лись от них» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 56). Сего­дня в Церк­ви вспо­ми­на­ли пре­по­доб­но­го Фалас­сия, сирий­ско­го пустын­ни­ка V века, кото­рый под­ви­зал­ся с юно­го воз­рас­та в ино­че­ских подви­гах. За про­сто­ту нра­ва, кро­тость и сми­ре­ние Гос­подь удо­сто­ил его дара чудо­тво­ре­ния и исце­ле­ния болез­ней. После себя он оста­вил несколь­ко сот­ниц — крат­ких изре­че­ний о духов­ной жиз­ни. Вот что он пишет: «Устро­е­ние нра­вов доб­рых или худых дела­ет сына­ми Бога или сата­ны. Под видом бла­го­рас­по­ло­же­ния тот скры­ва­ет зависть, кто пере­да­ет бра­ту укор­ные сло­ва, от дру­гих слы­шан­ные». О чем это мне гово­рит? Во-пер­вых, о том, что чело­век все­гда слу­жит богу, толь­ко богом может быть для него не Бог, а что-то или кто-то в его жиз­ни. В моем слу­чае — глав­ным идо­лом (и не един­ствен­ным) был алко­голь. Во-вто­рых, на каж­дом собра­нии АА напо­ми­на­ет­ся, что нам сле­ду­ет беречь­ся от спо­ров, зави­сти, раз­но­гла­сий и спле­тен. Все, что гово­рит­ся на груп­пе, гово­рит­ся с дове­ри­ем и откры­то­стью. Нель­зя это дове­рие под­ве­сти. Это пони­ма­ют даже нович­ки. Созда­ва­е­мая атмо­сфе­ра при­ня­тия, дове­рия и откры­то­сти исце­ля­ет и вра­чу­ет наши неду­ги. Гос­по­ди, молит­ва­ми пре­по­доб­но­го Фалас­сия, помо­ги мне не рас­кры­вать чужую тай­ну, помо­ги с ува­же­ни­ем и любо­вью отно­сить­ся ко всем без исклю­че­ния чле­нам АА.

7 марта

Вес­на, вре­мя, когда све­жий ветер при­но­сит надеж­ду и обнов­ле­ние, может ока­зать­ся для алко­го­ли­ка пери­о­дом кри­зи­са и депрес­сии. Каза­лось бы, на пустом месте появ­ля­ют­ся жалость к себе, уны­ние, неже­ла­ние ни с кем общать­ся или, наобо­рот, бес­по­ря­доч­ность, нер­воз­ность и суе­та начи­на­ют власт­во­вать надо мной. Дыха­ние новой жиз­ни ищет и в моей душе откли­ка. Но пока во мне силь­на инер­ция мое­го преж­не­го обра­за пове­де­ния: вес­ной меня бук­валь­но захле­сты­ва­ют про­ти­во­ре­чи­вые чув­ства и состо­я­ния. В таком слу­чае я напо­ми­наю себе, что моя чув­ству­ю­щая сто­ро­на толь­ко недав­но нача­ла отта­и­вать после дол­гих лет алко­голь­ной замо­роз­ки, и что неко­то­рые скач­ки и пере­па­ды есте­ствен­ны в моем слу­чае, толь­ко они не долж­ны ста­вить под угро­зу мою трез­вость. Если «весен­нее безу­мие» ста­но­вит­ся слиш­ком силь­ным, я зво­ню настав­ни­ку по АА, бегу на груп­пу, хва­таю книж­ку «Жить трез­вы­ми». Посте­пен­но чув­ства утра­чи­ва­ют свою власть надо мной, водят в поло­жен­ные им гра­ни­цы. Тре­тий Шаг — это когда я раз­ре­шаю Богу дей­ство­вать на чув­ству­ю­щую сто­ро­ну моей души, когда я поз­во­ляю Ему рабо­тать с мои­ми настро­е­ни­я­ми, когда я допус­каю, что мои чув­ства важ­ны и инте­рес­ны. Как же мно­го мне еще пред­сто­ит узнать, как мно­го­му научить­ся! Гос­по­ди, про­дол­жай и даль­ше рас­тап­ли­вать лед мое­го серд­ца. Но Сам помо­ги мне не уто­нуть в моих веш­них водах!

8 марта. Память преподобного Еразма Печерского (Мф 6, 1–13)

Все даль­ней­шие Шаги в про­грам­ме АА зави­сят от того, насколь­ко хоро­шо я смог сде­лать 3‑й Шаг. Если оста­лись обла­сти, не про­свет­лен­ные Божи­им све­том, мне все рав­но при­дет­ся к ним вер­нуть­ся и сно­ва над ними рабо­тать. Но я не буду рас­стра­и­вать­ся, ибо «тише едешь — даль­ше будешь, но ехать надо!» Моя зем­ная жизнь и жизнь после смер­ти зави­сят от того, насколь­ко я сдал­ся, поко­рил­ся Богу и Его бла­го­му обо мне про­мыс­лу. В каж­дый пери­од моей жиз­ни я пред­став­лял Бога по-раз­но­му. В дет­стве у меня было смут­ное пред­став­ле­ние о ком-то еще кро­ме мамы и папы, кто таин­ствен­ным обра­зом смот­рит за мной, бере­жет меня. В отро­че­стве я утра­тил это чув­ство, но зато проснул­ся инте­рес к кни­гам, а в хоро­ших кни­гах все­гда гово­рит­ся о Боге. В пья­ной жиз­ни я скон­цен­три­ро­вал в обра­зе Бога все то, что впи­тал от роди­те­лей и учи­те­лей. На пути к трез­во­сти я открыл Бога — любя­ще­го и про­ща­ю­ще­го Отца, заин­те­ре­со­ван­но­го не в моем пра­виль­ном пове­де­нии, а в моем серд­це. «Сыне, дай мне серд­це твое!» (Притч 23, 26). — так зву­чат сло­ва из вет­хо­за­вет­ной кни­ги Притч Соло­мо­но­вых. Сего­дня в хра­ме Божи­ем мы чита­ли: «Когда молишь­ся, вой­ди в ком­на­ту твою, и, затво­рив дверь твою, помо­лись Отцу тво­е­му, Кото­рый втайне; и Отец твой, видя­щий тай­ное, воз­даст тебе явно» (Мф 6, 6). Когда я углуб­ля­юсь в соб­ствен­ное серд­це, внеш­ний блеск и при­зна­ние теря­ют свою при­тя­га­тель­ность. Когда я вспо­ми­наю, что моя жизнь зави­сит толь­ко от Бога, я спо­кой­но при­ни­маю житей­ские обсто­я­тель­ства, мень­ше под­ла­жи­ва­юсь, устра­и­ва­юсь. Внеш­няя трез­вость — это не цель выздо­ров­ле­ния, это усло­вие выздо­ров­ле­ния. Вот о чем я буду раз­мыш­лять сегодня.
Пре­по­доб­ный Еразм, свя­той XII века, кото­рый про­слав­ля­ет­ся сего­дня Цер­ко­вью, был мона­хом Киев­ско­го Печер­ско­го мона­сты­ря и все свои сбе­ре­же­ния упо­тре­бил на укра­ше­ние Печер­ской церк­ви. Когда он обни­щал, им ста­ли пре­не­бре­гать, и тогда он впал в уны­ние и, оста­вив подвиж­ни­че­скую жизнь, пре­дал­ся жиз­ни нера­ди­вой. След­стви­ем ста­ла тяже­лая болезнь, семь дней он лежал едва дыша. На вось­мой день вне­зап­но он встал здо­ро­вым и пове­дал бра­тии, что он видел Божию Матерь, Кото­рая обе­ща­ла ему про­ще­ние гре­хов и Небес­ное Цар­ство за то, что он укра­шал Ее Цер­ковь. Еразм испо­ве­до­вал перед бра­тья­ми свои гре­хи и через три дня ото­шел в мир иной. Наши рас­ска­зы на собра­ни­ях в чем-то напо­ми­на­ют испо­ведь перед все­ми, а когда я назы­ваю грех по име­ни, он теря­ет часть сво­ей вла­сти надо мной. Грех не любит све­та, боит­ся откры­то­го про­стран­ства. Поэто­му так важ­но гово­рить о том, что со мной про­ис­хо­дит, о чув­ствах, пере­жи­ва­ни­ях, поступ­ках и мыс­лях. Навер­ное, опыт откры­то­го испо­ве­да­ния помыс­лов был бы цели­те­лен для любо­го без исклю­че­ния чело­ве­ка. Но в моем слу­чае, в слу­чае выздо­рав­ли­ва­ю­ще­го алко­го­ли­ка, это жиз­нен­но необ­хо­ди­мая потреб­ность. Искрен­ность, чест­ность, откры­тость — это не какие-то осо­бые доб­ро­де­те­ли, это усло­вия выжи­ва­ния. Гос­по­ди, помо­ги мне не на показ, а ради Тебя и сво­ей души делать доб­рые дела, помо­ги мне быть чест­ным и искрен­ним с дру­ги­ми людьми.

9 марта. Литургическое чтение: Мф 6, 14–21

«Не соби­рай­те себе сокро­вищ на зем­ле, где моль и ржа истреб­ля­ют и где воры под­ка­пы­ва­ют и кра­дут; но соби­рай­те себе сокро­ви­ща на небе, где ни моль, ни ржа не истреб­ля­ют, и где воры не под­ка­пы­ва­ют и не кра­дут. Ибо, где сокро­ви­ще ваше, там будет и серд­це ваше» (Мф 6, 19–21). Если я став­лю трез­вость и духов­ный рост на пер­вое место, то не так уж важ­но, что я при этом чув­ствую. Неред­ко мне хочет­ся назад, к буты­лоч­ке, я уны­ваю, тос­кую и бес­по­ко­юсь. Одна­ко в веч­ной Кни­ге, в свя­том Еван­ге­лии, мне дает­ся обе­ща­ние о том, что мое серд­це не навек при­ко­ва­но к про­шло­му, к алко­го­лю. Если я буду дви­гать­ся впе­ред, то и мое серд­це посте­пен­но запол­нят новые, неве­до­мые преж­де чув­ства, и новая при­вя­зан­ность будет мне доро­га. В при­да­чу к трез­во­сти я уже сей­час полу­чаю новых дру­зей, более инте­рес­ную рабо­ту, каче­ствен­ную жизнь дома в семье, чистую совесть и заман­чи­вые гори­зон­ты. Прав­да ино­гда быва­ет, что и саму про­грам­му выздо­ров­ле­ния люди пре­вра­ща­ют в идол и начи­на­ют ей покло­нять­ся. Такая опас­ность есть у каж­до­го из нас. Груп­пы ста­но­вят­ся заме­ной самой жиз­ни, а прин­ци­пы Про­грам­мы чуть ли ни новым откро­ве­ни­ем. Тогда на место духов­но­го роста ста­но­вит­ся фана­тизм. Чело­ве­ку хочет­ся быть кем-то осо­бен­ным, зна­чить боль­ше, чем дру­гие, иметь осо­бен­но вес­кое сло­во. Закон­ни­ков и фари­се­ев, о кото­рых мы часто слы­шим в Еван­ге­лии, я встре­чал и на собра­ни­ях АА. Но, впро­чем, что мне смот­реть на дру­гих? Мне бы с собой как-нибудь разо­брать­ся! Я уже доволь­но дол­го не упо­треб­ляю алко­голь, и заме­тил, что гораз­до боль­ше зна­че­ния стал при­да­вать еде. Прав­да, в АА даже реко­мен­ду­ют на пер­вых порах бало­вать себя вкус­ной едой, не отка­зы­вать в слад­ком. Но я стал замет­но пере­едать и слиш­ком мно­го есть слад­ко­го. Это бес­по­ко­ит меня. Рабо­та по 3‑му Шагу в эти дни пусть будет свя­за­но с едой: Гос­по­ди, открой мне, что я делаю не так. Поче­му я стал так мно­го есть? Как мне испра­вить это? Сам я вряд ли смо­гу, я нач­ну мучить себя голо­дом, потом есть еще боль­ше, появит­ся чув­ство вины. Научи, вра­зу­ми, помо­ги! «Мы при­тя­за­ем лишь на духов­ный рост, а не на духов­ное совер­шен­ство» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 58) — вот девиз сего­дняш­не­го дня. Гос­по­ди, дай мне жела­ние и силы ста­вить на пер­вое место Тебя, на вто­рое — выздо­ров­ле­ние в АА, про­бу­ди мое сердце.

10 марта

В алко­голь­ной, пья­ной жиз­ни я был оди­нок. Моим хозя­и­ном, при­я­те­лем, дру­гом и пове­ли­те­лем был ста­кан. Он, подоб­но Домо­кло­ву мечу, все вре­мя нави­сал надо мной в мыс­лях и чув­ствах. Я был оди­нок посто­ян­но. Не толь­ко с похме­лья или во вре­мя после­за­пой­ных депрес­сий. Чув­ства вины, бес­силь­ной зло­бы, сты­да и стра­ха, созна­ние того, что бес­по­во­рот­но жизнь катит­ся под откос, дави­ли на меня ден­но и нощ­но. Даже с женой мне было как-то неуют­но. Было ощу­ще­ние, что она не может подой­ти ко мне бли­же опре­де­лен­но­го рубе­жа. Мне каза­лось, что я сижу в самой сере­ди­ны зной­ной, выжжен­ной солн­цем пусты­ни, и что, куда бы я ни шел, пусты­ня пере­ме­ща­ет­ся вме­сте со мной. Но вот я всту­пил в брат­ство трез­во­сти и све­та, в содру­же­ство АА, и мрак оди­но­че­ства посте­пен­но рас­се­и­ва­ет­ся. Я узнал, что мож­но и даже нуж­но вре­мя от вре­ме­ни оста­вать­ся одно­му, наедине с собой и при этом не быть оди­но­ким. Ока­зы­ва­ет­ся, в алко­голь­ной жиз­ни я не умел быть
один, хотя все вре­мя был оди­нок. Когда чело­век один, он обща­ет­ся с собой, при­ро­дой и Богом. Мое преж­нее оди­но­че­ство было подоб­но исте­ри­ке, я посто­ян­но нахо­дил­ся в стра­хе и бес­по­кой­стве, мне нуж­но было как-то запол­нить «цистер­ну пусто­ты» во мне, но ничто, ни музы­ка, ни дру­гие люди, ни сек­су­аль­ная бли­зость, ни сига­ре­та, ни кни­га, — ничто не мог­ло ее запол­нить. Чем боль­ше я бежал от оди­но­че­ства, тем более оди­но­ким я себя ощу­щал. В Еван­ге­лии я читаю о том, что Гос­подь Хри­стос часто уеди­нял­ся для молит­вы и бесе­ды со Сво­им Отцом. Когда тос­ка, уны­ние, обсто­я­тель­ства захва­ты­ва­ют меня, я начи­наю молить­ся, про­шу у Бога душев­но­го покоя, муд­ро­сти. Потом я зво­ню настав­ни­ку по АА. Наби­рая номер, я опять про­шу у Бога муд­ро­сти для одно­го это­го раз­го­во­ра: что­бы услы­шать и быть услы­шан­ным. Могу позво­нить дру­зьям по выздо­ров­ле­нию или тем, кого я опе­каю в АА, и тогда тре­во­га и пусто­та ухо­дят, рас­се­и­ва­ют­ся как дым. Наша пого­вор­ка «Сего­дня ты не один», — кото­рую я посто­ян­но изу­чаю во вре­мя собра­ния, пото­му что она висит на стене напро­тив, — напо­ми­на­ет о важ­ном прин­ци­пе выздо­ров­ле­ния. Но осо­бен­но зри­мо эти сло­ва сбы­ва­ют­ся, когда я сам начи­наю помо­гать тем, кто нуж­да­ет­ся, кому пло­хо и оди­но­ко. Труд­но отда­вать, но отда­вая я полу­чаю еще боль­ше. Моя сего­дняш­няя молит­ва Гос­по­ду Хри­сту о том, что­бы не забы­вать дру­зей по про­грам­ме выздо­ров­ле­ния и уде­лять вре­мя тем, кто хочет обще­ния со мной.

11 марта

Сего­дня я про­чи­тал в Еван­ге­лии: «Кто име­ет уши слы­шать, да слы­шит». Сло­ва зна­ко­мые и мно­го­крат­но слы­шан­ные, но осо­бен­но прон­зи­тель­но они про­зву­ча­ли сего­дня — в этот день вес­ны, кото­рую уже ощу­ща­ешь всем телом, но на ули­це еще царит зима: тем­ный снег твер­дым настом покры­ва­ет зем­лю, дере­вья сто­ят сон­ные и холод­ные, и толь­ко в воз­ду­хе появи­лось едва раз­ли­чи­мое гуде­ние новой жиз­ни. Все мы име­ем уши, что­бы слу­шать. Так зачем Хри­стос гово­рит об «ушах, что­бы слы­шать»? Слы­шать и слу­шать — не одно и то же. Мно­гие люди — жена, врач, свя­щен­ник, пси­хо­лог, дру­зья — гово­ри­ли, умо­ля­ли, угро­жа­ли, пре­ду­пре­жда­ли: Не пей — погиб­нешь! Не пей — ты раз­ру­ша­ешь, уби­ва­ешь себя и дру­гих. Я слу­шал, но не слы­шал. А когда алко­го­лик на собра­нии рас­ска­зал, как он уми­рал от алко­го­лиз­ма, а теперь ожил бла­го­да­ря про­грам­ме «12 Шагов», я услы­шал. У каж­до­го чело­ве­ка есть внут­рен­ний, духов­ный слух: орган, кото­рым мы пости­га­ем то, что спо­соб­но изме­нить нашу жизнь. Одно­му Богу извест­но, когда этот внут­рен­ний слух откры­ва­ет­ся и как он рабо­та­ет. Сна­ча­ла, пер­вые меся­цы в Содру­же­стве, я ниче­го тол­ком не слы­шал, все сли­ва­лось в одну общую рас­плыв­ча­тую кар­ти­ну. Но эта кар­ти­на мне нра­ви­лась. Посте­пен­но кто-то слов­но бы начал выни­мать вату из моих ушей, и я вдруг стал не толь­ко слу­шать, но и слы­шать. В рас­ска­зах дру­гих я услы­шал горь­кую прав­ду о сво­ей соб­ствен­ной жиз­ни, и меня уже не надо было ни в чем убеж­дать. Я услы­шал и при­нял как бла­гую весть сло­ва о том, что трез­вая и пол­но­цен­ная жизнь воз­мож­на, воз­мож­на для меня! Поз­же я услы­шал, что духов­ный рост и в самом деле про­ис­хо­дит, и что каж­дый име­ет воз­мож­ность рас­ти в Боге и видеть повсю­ду отблес­ки Небес­но­го Цар­ства. Откры­лись духов­ные очи, и я начал заме­чать, как кра­сив может быть чело­век, как мно­го люди стра­да­ют и как труд­но жить духов­ной жиз­нью. Сло­ва Хри­ста я тоже услы­шал зано­во, я понял, что они — это про­грам­ма дей­ствия, а не кра­си­вая заоб­лач­ная сказ­ка. А сло­ва Хри­сто­вы про «име­ю­ще­го уши» в про­грам­ме АА зву­чат так: «Вынь вату из ушей, засунь ее себе в рот, сядь на пятую точ­ку и слу­шай». Гру­бо­ва­то, но доход­чи­во. Гос­по­ди, помо­ги мне быть вни­ма­тель­ным и чут­ким к жиз­ни; дай силы вни­ма­тель­нее слу­шать и мень­ше гово­рить, отвер­зи внут­рен­ний слух, что­бы за внеш­ним и обы­ден­ным уло­вить Твой тихий крот­кий голос.

12 марта

Еван­гель­ская исто­рия о хож­де­нии Хри­ста по водам (Мф 14, 22–33) гово­рит о вере. Петр уви­дел Иису­са, иду­ще­го по морю, слов­но по сухой зем­ле, и в вос­хи­ще­нии и стра­хе вос­клик­нул: «Гос­по­ди! если это Ты, пове­ли мне прид­ти к Тебе по воде», на что Гос­подь ему отве­тил: «.иди. И, вый­дя из лод­ки, Петр пошел по воде, что­бы подой­ти к Иису­су. Но, видя силь­ный ветер, испу­гал­ся и, начав уто­пать, закри­чал: Гос­по­ди! спа­си меня» (Мф 14, 28–30). Вода — вели­кая сти­хия, пре­крас­ная и силь­ная. Ино­гда она может быть спа­се­ни­ем, ино­гда — гибе­лью. Вода — сино­ним и сим­вол самой сти­хии жиз­ни, кото­рая то бьет через край, то захле­сты­ва­ет, а то зами­ра­ет и отста­и­ва­ет­ся. Когда я вижу веч­но­ю­но­го, силь­но­го Хри­ста, твер­до сту­па­ю­ще­го по вод­ной гла­ди, я хочу идти к Нему, я чув­ствую в себе силы риск­нуть и пой­ти по воде. Но, сде­лав пер­вый шаг, я впус­каю в серд­це сомне­ние, как же я могу идти по воде? Это невоз­мож­но! И тот­час я начи­наю тонуть. Сомне­ние, страх, тре­во­га, недо­ве­рие Богу — это, по сути, те неиз­беж­ные «под­вод­ные кам­ни», о кото­рые каж­дый раз раз­би­ва­ет­ся лод­ка мое­го спа­се­ния. Сомне­ние, мало­ве­рие, уны­лый страх — это пре­пят­ствия, серьез­ные пре­пят­ствия на пути выздо­ров­ле­ния. В Под­мос­ко­вье есть подво­рье Свя­то-Дани­ло­ва мона­сты­ря, где живут и рабо­та­ют бом­жи — люди, из-за алко­го­лиз­ма поте­ряв­шие все цен­ное в жиз­ни: рабо­ту, семью, жилье, про­пис­ку, пас­порт, ува­же­ние и дове­рие обще­ства. Там есть и груп­па АА, куда неко­то­рые из них, те, кто верит в себя и цеп­ля­ет­ся за воз­мож­ность вос­ста­но­вить­ся, при­хо­дят. Я сове­тую тем, кто при­оста­но­вил­ся в выздо­ров­ле­нии, кто сомне­ва­ет­ся в силе Бога, власт­но и цели­тель­но дей­ству­ю­ще­го в про­грам­ме «12 Шагов», схо­дить на эту дол­ма­тов­скую груп­пу и послу­шать тех алко­го­ли­ков, кото­рых наша болезнь низ­ве­ла на самое дно. Это очень трез­вит и про­буж­да­ет, дает энер­гию даль­ше рабо­тать по про­грам­ме выздо­ров­ле­ния. Когда я начи­наю тонуть в житей­ском море, и вол­ны неве­рия вле­кут на дно, я кри­чу: «Гос­по­ди! спа­си меня, поги­баю!» Я дей­ствую: бегу на собра­ние АА, спе­шу на при­ча­стие, где все­гда встре­чаю любя­ще­го Хри­ста, гото­во­го обнять и под­дер­жать: «Зачем ты усо­мнил­ся, маловерный?»

13 марта. Память преподобного Иоанна Кассиана Римлянина

Сего­дня в Церк­ви память заме­ча­тель­но­го подвиж­ни­ка V века, Иоан­на Кас­си­а­на Рим­ля­ни­на. В Виф­ле­ем­ской оби­те­ли, неда­ле­ко от того места, где родил­ся Спа­си­тель, Иоанн при­нял мона­ше­ство. В тече­ние мно­гих лет он путе­ше­ство­вал по раз­ным мона­сты­рям, встре­чал­ся со мно­ги­ми вели­ки­ми подвиж­ни­ка­ми, от духов­но­го опы­та кото­рых соби­рал, как пче­ла с цве­тов, мед боже­ствен­ной нау­ки — внут­рен­не­го дела­ния. В Кон­стан­ти­но­по­ле он слу­шал вели­ко­го Иоан­на Зла­то­уста, общал­ся с пустын­ни­ка­ми, про­сла­вив­ши­ми­ся духов­ны­ми даро­ва­ни­я­ми, и оста­вил после себя пре­крас­ные кни­ги о подвиж­ни­че­стве. О чем я раз­мыш­ляю, когда читаю его житие? Я вспо­ми­наю совет, кото­рый я полу­чил от настав­ни­ка по АА в пер­вые дни трез­во­сти: «Ходи каж­дый день на собра­ния, посе­ти все город­ские груп­пы и еже­днев­но читай кни­гу «Жить трез­вы­ми». Я уви­дел раз­ных «подвиж­ни­ков» трез­во­сти и от каж­до­го, наде­юсь, чему-то научил­ся. Для меня цер­ков­ный опыт укреп­ля­ет мой опыт выздо­ров­ле­ния в АА, а опыт трез­во­сти удо­сто­ве­ря­ет мой опыт хри­сти­ан­ской жиз­ни. Зна­ния каж­до­го выздо­рав­ли­ва­ю­ще­го алко­го­ли­ка, даже того, кто «выздо­рав­ли­ва­ет непра­виль­но», цен­ны для меня и для дру­гих выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков. Про­грамм «12 Шагов» научи­ла меня с вни­ма­ни­ем и ува­же­ни­ем отно­сить­ся к каж­до­му чело­ве­ку, в каж­дом видеть образ Божий, от всех чер­пать что-либо полез­ное. Гос­по­ди, молит­ва­ми пре­по­доб­но­го Кас­си­а­на, даруй мне жела­ние еже­днев­но рас­ти духов­но в АА, при­об­ща­ясь все­рьез к жиз­ни Церк­ви Тво­ей, быть в боль­шей мере уче­ни­ком, чем учи­те­лем; и пусть каж­дый член содру­же­ства АА будет для меня настав­ни­ком в нау­ке выздоровления.

14 марта

Не пить — это толь­ко нача­ло выздо­ров­ле­ния. Чудес­ное обе­ща­ние нашей про­грам­мы сна­ча­ла кажет­ся несбы­точ­ным, заоб­лач­ным. Но в даль­ней­шем мы, все те, кто при­со­еди­нил­ся к брат­ству АА, ощу­ти­ли на себе дей­ствен­ную силу этих слов. Воз­вра­щен­ные семьи, огонь, заго­рев­ший­ся вновь в гла­зах наших близ­ких, обре­тен­ное чело­ве­че­ское досто­ин­ство, всё это и мно­гое дру­гое вер­ну­лось к нам, отча­яв­шим­ся и раз­дав­лен­ным пья­ни­цам, бла­го­да­ря уди­ви­тель­но­му Содру­же­ству, осно­ван­но­му на прин­ци­пах 12 Шагов. Но есть и обрат­ная сто­ро­на обе­ща­ния про­грам­мы АА. Как толь­ко пре­кра­ща­ет­ся духов­ный рост, осно­ван­ный на кон­крет­ных дей­стви­ях в Содру­же­стве, как то: посе­ще­ние собра­ний, слу­же­ние на груп­пе, обще­ние с настав­ни­ком — воз­вра­ща­ет­ся алко­голь­ное мыш­ле­ние и чело­век сры­ва­ет­ся. Ино­гда из сры­ва мож­но вновь вый­ти, как гово­рит­ся сно­ва «при­полз­ти на груп­пу». Но ино­гда, увы, назад доро­ги нет. Все мы, выздо­рав­ли­ва­ю­щие алко­го­ли­ки, зна­ем такие печаль­ные и поучи­тель­ные при­ме­ры. Поэто­му луч­ше для меня опа­сать­ся сры­ва. Если в про­грам­ме выздо­ров­ле­ния я пере­стаю совер­шать кон­крет­ные дей­ствия, моя ковар­ная болезнь момен­таль­но воз­вра­ща­ет­ся. Так и в цер­ков­ной жиз­ни: бла­го­дать дей­ству­ет в моей жиз­ни, когда я живу цер­ков­но: молюсь, посе­щаю храм, дер­жу пост и при­ча­ща­юсь, читаю свя­щен­ное Писа­ние. Не обя­за­тель­но мне сра­зу быть пра­вед­ни­ком, но мне необ­хо­ди­мо дышать цер­ков­ным воз­ду­хом, ови­вать­ся им. Пре­бы­вать внут­ри той сре­ды, кото­рую пасет Сам Гос­подь, какая бы она ни была. Когда я охла­де­ваю к цер­ков­ной жиз­ни, Богу ста­но­вит­ся труд­нее попасть в мою душу. Когда я ниче­го не делаю, ниче­го не про­ис­хо­дит и со мной (это в луч­шем слу­чае). «Под лежа­чий камень вода не течет», — гла­сит народ­ная муд­рость. «Вера без дел мерт­ва», — чита­ем в посла­нии апо­сто­ла Иако­ва, так­же и трез­во­сти не может быть без усер­дия. Сего­дня я чув­ствую, что я бла­го­да­рен моей болез­ни, кото­рая понуж­да­ет меня дви­гать­ся впе­ред и рас­ти духов­но. Страх перед сры­вом, отка­том назад, перед алко­голь­ным бре­дом, как это ни печаль­но при­знать, один из самых дей­ствен­ных моти­вов мое­го дви­же­ния впе­ред. Зна­ме­ни­тый ита­льян­ский свя­той XIII века Фран­циск Ассиз­ский назы­вал свое тело упря­мым ослом, кото­рый не хочет идти впе­ред. Так и я ощу­щаю, что я упря­мая ско­тин­ка, кото­рая гото­ва была бы всю жизнь про­сто­ять в стой­ле, жуя клок сена, если бы . если бы не алко­го­лизм. Гос­по­ди, молит­ва­ми свя­тых Тво­их, помо­ги мне сего­дня совер­шить кон­крет­ное дей­ствие по выздо­ров­ле­нию — посе­тить собра­ние АА, а пря­мо сей­час позво­нить наставнику.

15 марта

Сего­дня утром я читал исто­рию о том, как языч­ни­ца-хана­не­ян­ка про­си­ла Хри­ста исце­лить ее бес­но­ва­тую дочь (Мф 15, 21–28). Помни­те эту исто­рию? Жен­щи­на чуть ни кри­ча обра­ти­лась ко Хри­сту, все­силь­но­му и мило­серд­но­му. Более мило­серд­но­му и отзыв­чи­во­му, чем мы себе можем пред­ста­вить. «Но он не отве­чал ей ни сло­ва». Поче­му? Труд­но ска­зать. В жиз­ни каж­до­го из нас быва­ют тяже­лые мину­ты, часы, меся­цы, даже годы, когда мы кри­чим, умо­ля­ем Бога, но Он буд­то бы не отве­ча­ет нам ни сло­ва. Ниче­го не меня­ет­ся, не при­хо­дит помощь свы­ше. И что тут делать, как быть? Хана­не­ян­ка для нас хоро­ший при­мер. Она про­дол­жа­ла про­сить, не взи­рая на то, что Иисус ей, по-види­мо­му, отка­зал. Все рав­но надо про­сить. Если хочешь услы­шать: «Вели­ка вера твоя, да будет тебе по жела­нию тво­е­му», — про­си, кри­чи, умо­ляй, несмот­ря на види­мую бес­по­лез­ность, бес­плод­ность просьб. Нам нуж­но научить­ся горя­чей вере через горя­чую молит­ву. «Всё отри­нув, мы про­сим Его о попе­че­нии и защи­те». Все отри­нув — сомне­ния, страх, неверие.
Тре­тий Шаг — это ключ в цар­ство мило­сер­дия Божия, это осно­ва духов­ной жиз­ни, выздо­ров­ле­ния, веры в Бога, а так­же всей про­грам­мы АА. Гос­по­ди, даруй мне веру хана­не­ян­ки, дай силы и жела­ние быть посто­ян­ным и тер­пе­ли­вым в молитвах.

16 марта

Тре­тья Тра­ди­ция, кото­рая гла­сит: «Един­ствен­ное усло­вие для того, что­бы стать чле­ном АА — это жела­ние бро­сить пить», — для меня, отвер­жен­но­го обще­ством оди­но­ко­го пья­ни­цы, име­ет боль­шой смысл. От меня ниче­го не потре­бо­ва­ли и ни о чем не спро­си­ли: каков мой соци­аль­ный ста­тус (какой там ста­тус может быть у алко­го­ли­ка?), духов­но-кон­фес­си­о­наль­ная при­над­леж­ность, жиз­нен­ные убеж­де­ния? У меня было одно — жела­ние бро­сить пить, да и то весь­ма неопре­де­лен­ное. Ока­зы­ва­ет­ся, это­го было доста­точ­но, что­бы все­мир­ная орга­ни­за­ция, насчи­ты­ва­ю­щая несколь­ко мил­ли­о­нов чле­нов по все­му миру, госте­при­им­но рас­пах­ну­ла свои две­ри. Поэто­му, если кто-либо из чле­нов АА мне не осо­бен­но нра­вит­ся, я вспо­ми­наю о Тре­тьей Тра­ди­ции и о том, как я, несчаст­ный и рас­те­рян­ный, впер­вые пере­сту­пил порог АА, и тут меня встре­ти­ли сочув­стви­ем и улыб­кой трез­вые алко­го­ли­ки. Воз­мож­но, моя пер­со­на тоже кому-то не по душе, но сво­бо­да (а зна­чит и жизнь) каж­до­го из чле­нов наше­го брат­ства надеж­но защи­ще­ны Тре­тьей Тра­ди­ци­ей. Моя сего­дняш­няя молит­ва о тех ано­ним­ных, кото­рые мне не сим­па­тич­ны и о тех, кому я не по душе.

17 марта. Память преподобного Иакова постника (VI)

Свя­той Иаков под­ви­зал­ся неда­ле­ко от Фини­кий­ско­го горо­да Пор­фи­ри­о­на. Пят­на­дцать лет про­жив в пеще­ре, пре­да­ва­ясь суро­вым подви­гам, он полу­чил от Бога дар чудо­тво­ре­ния. Под его вли­я­ни­ем мно­гие мест­ные жите­ли обра­ти­лись в хри­сти­ан­скую веру. Что­бы избе­жать люд­ской сла­вы, подвиж­ник ушел в дру­гую пеще­ру, где под­ви­зал­ся еще 30 лет. Дья­вол, не тер­пя духов­но­го пре­успе­я­ния Иако­ва и того, что через него мно­гие обра­ща­ют­ся ко Хри­сту, уго­то­вил свя­то­му страш­ные сети: он впал в блуд с исце­лен­ной от бес­но­ва­ния девуш­кой. После это­го Иаков мно­гие годы ски­тал­ся по пустыне, тер­за­е­мый уны­ни­ем и не нахо­дя себе ни покоя, ни при­ста­ни­ща. Нако­нец, Гос­подь уми­ло­сер­дил­ся над Иако­вом, и ему на пути встре­тил­ся пустын­ник, испол­нен­ный бла­го­да­ти и духов­ной муд­ро­сти, кото­рый уми­ро­тво­рил мяту­щу­ю­ся душу свя­то­го. Через неко­то­рое вре­мя Гос­подь в знак про­ще­ния вер­нул ему дар чудо­тво­ре­ния. Никто не зна­ет, как сло­жит­ся мой путь, какие испы­та­ния ждут меня впе­ре­ди. Но это не при­чи­на, что­бы сидеть сло­жа руч­ки: я буду идти впе­ред, не опа­са­ясь испы­та­ний. Когда я вижу бом­жа, от кото­ро­го непри­ят­но пах­нет, с лило­вым лицом и затрав­лен­ны­ми гла­за­ми, я знаю, что и я могу лег­ко ока­зать­ся на его месте. В Аме­ри­ке есть груп­па для нович­ков, куда при­хо­дит ано­ним­ный брат, у кото­ро­го было 32 года трез­во­сти! И он сорвал­ся! После сры­ва он поте­рял пре­стиж­ную рабо­ту, боль­шую часть сбе­ре­же­ний за всю жизнь. 10 раз про­хо­дил он реа­би­ли­та­цию в лечеб­ных цен­трах, но оста­но­вить­ся так до сих пор и не может. Гос­по­ди, помо­ги ано­ним­но­му бра­ту сно­ва най­ти трез­вость и Твою милость, пусть при­мер свя­то­го Иако­ва будут для меня при­зы­вом тру­дить­ся в про­грам­ме АА, не покла­дая рук. Болезнь-то хро­ни­че­ская, про­грес­си­ру­ю­щая и смер­тель­ная! Гос­по­ди, молит­ва­ми свя­то­го Иако­ва отшель­ни­ка, пре­будь со мной сего­дня на всех путях моей жизни.

18 марта

«.Уче­ни­ки при­сту­пи­ли к Иису­су и ска­за­ли: кто боль­ше в Цар­стве Небес­ном? Иисус, при­звав дитя, поста­вил его посре­ди них и ска­зал: истин­но гово­рю вам, если не обра­ти­тесь и не буде­те как дети, не вой­де­те в Цар­ство Небес­ное» (Мф 18, 1–3). Дети, какие они? Довер­чи­вые, есте­ствен­ные, при­род­ные. Если боль­но, пла­чут. Все­гда гото­вы к сме­ху, к лас­ке; им всё инте­рес­но, они совер­шен­но не уме­ют обма­ны­вать. Но они вовсе не без­греш­ные, как ино­гда дума­ют. Иисус не пото­му пред­ла­га­ет нам упо­до­бить­ся детям, что они чистые и наив­ные. У детей есть одно фун­да­мен­таль­ное отли­чие от взрос­лых — зави­си­мость от роди­те­лей. Ребе­нок бес­пе­чен, пото­му что он зна­ет: мама и папа поза­бо­тят­ся о нем, накор­мят, напо­ят, согре­ют, защи­тят. Он при­ни­ма­ет роди­тель­скую любовь как долж­ное, и сам любит без­услов­ной любо­вью. Неред­ко взрос­лый чело­век толь­ко с болью готов при­знать, что любовь его роди­те­лей не была такой уж совер­шен­ной — тако­ва сила нашей дет­ской уве­рен­но­сти в роди­те­лях! Доб­ро­воль­но вер­нуть­ся к этой бес­печ­ной зави­си­мо­сти от Отца Небес­но­го — вот что пред­ла­га­ет Гос­подь Иисус сво­им уче­ни­кам и нам с вами. Но если роди­те­ли наши не все­гда мог­ли дать нам любовь необ­хо­ди­мую нам для роста, то Бог не изме­ня­ет и не бро­са­ет. Вспо­ми­на­ют­ся уди­ви­тель­но неж­ные сло­ва Гос­по­да из кни­ги про­ро­ка Исайи: «Забу­дет ли жен­щи­на груд­ное дитя свое, что­бы не пожа­леть сына чре­ва сво­е­го? но если бы и она забы­ла, то Я не забу­ду тебя». Про­грам­ма АА тоже в каком-то смыс­ле пред­ла­га­ет мне вер­нуть­ся к дет­ской вере и дет­ской непо­сред­ствен­но­сти. Отка­зать­ся от мни­мой само­до­ста­точ­но­сти. Быть есте­ствен­ным, живым, искрен­ним, гото­вым слу­шать и слы­шать, учить­ся, со
сми­ре­ни­ем учить­ся у дру­гих людей. И вот еще что: когда я пил, болезнь пред­ла­га­ла мне в спут­ни­ки нездо­ро­вых людей, кото­рые уни­жа­ли, рани­ли меня. В трез­во­сти я отстра­ня­юсь от злых, жесто­ких, гор­дых сер­дец, у меня появ­ля­ют­ся новые дру­зья, кото­рые под­дер­жи­ва­ют и ценят меня, кото­рых я ценю и под­дер­жи­ваю на пути жиз­ни и выздо­ров­ле­ния. Через неко­то­рое вре­мя после того, как я начал выздо­рав­ли­вать в АА, я понял, что «не пить — это толь­ко нача­ло», что 12-шаго­вая про­грам­ма откры­ва­ет мне новые пер­спек­ти­вы духов­но­го роста и счаст­ли­вой жиз­ни во Хри­сте. Моя сего­дняш­няя молит­ва о том, что­бы мне обра­тить­ся, отвра­тить­ся от кос­но­сти, над­мен­но­сти, лице­ме­рия, что­бы обра­тить­ся, обер­нуть­ся назад и вспом­нить, каким я был в дет­стве. Моя молит­ва о том, что­бы не боять­ся быть малень­ким, без­за­щит­ным и есте­ствен­ным; учить­ся искренне выра­жать свои чув­ства и потреб­но­сти. Моя молит­ва за тех, кто для меня опо­ра, под­держ­ка и вер­ный помощник.

19 марта. Память преподобного Иова, в схиме Иисуса, Анзерского (1720)

Вес­ной, осе­нью, в любой пере­ход­ный, неустой­чи­вый пери­од нас, алко­го­ли­ков, начи­на­ет, что назы­ва­ет­ся, «кол­ба­сить». Эмо­ци­о­наль­ная неурав­но­ве­шен­ность, бес­при­чин­ное воз­буж­де­ние, быст­ро сме­ня­ю­ще­е­ся такой же бес­при­чин­ной тос­кой, ком­пуль­сив­ные (бес­кон­троль­ные) поступ­ки, пси­хо­ло­ги­че­ское нездо­ро­вье — всё это нам зна­ко­мо не пона­слыш­ке. Луч­шее лекар­ство про­тив это­го — напом­нить себе, что это про­яв­ле­ния болез­ни алко­го­лиз­ма, не более того. А еще полез­но бла­го­да­рить за то, что у меня есть: новый пре­крас­ный день, све­жий вете­рок, солн­це на небе, пища и кров, физи­че­ское здо­ро­вье, воз­мож­ность рабо­тать по Шагам, ходить на груп­пы. Ведь труд­но даже пред­ста­вить себе, сколь­кие несчаст­ные пья­ни­цы пере­жи­ва­ют сей­час те же чув­ства, но не зна­ют, что с собой делать, не зна­ют, что это все­го лишь дей­ствие болез­ни. Гос­по­ди, бла­го­да­рю Тебя за трез­вость, за новый пре­крас­ный день, даже если полон житей­ских неуря­диц, бла­го­да­рю за новых дру­зей, за любовь, дове­рие, под­держ­ку и ува­же­ние, кото­рое я полу­чил в трез­во­сти; бла­го­да­рю за обре­те­ние утра­чен­ной веры в Тебя; за радость новой и трез­вой жиз­ни. Дей­ствие бла­го­дар­но­сти, кото­рое я наме­ре­ва­юсь совер­шить ради Тебя сего­дня — это уча­стие в нашей при­ход­ской про­грам­ме сбо­ра средств нуж­да­ю­щим­ся, это посе­ще­ние груп­пы вза­и­мо­по­мо­щи. Рас­се­и­ва­ет­ся мрач­ное настро­е­ние, и я вхо­жу в сего­дняш­ний день, испол­нен­ный душев­но­го покоя и вдохновения.
Сего­дня свя­тая Цер­ковь вос­по­ми­на­ет заме­ча­тель­но­го подвиж­ни­ка XVIII века пре­по­доб­но­го Иова Анзер­ско­го. Он родил­ся в Москве в 1635 году, свое пас­тыр­ское слу­же­ние начал в одном из при­ход­ских хра­мов. Любовь к людям у него была уди­ви­тель­ная, он все­гда искал слу­чай сде­лать людям доб­ро. Сла­ва о доб­ром пас­ты­ре дошла до само­го царя Пет­ра I, и пре­по­доб­ный был избран духов­ни­ком царя. В 1701 г. по лож­но­му доно­су подвиж­ник был сослан в Соло­вец­кий мона­стырь и постри­жен в мона­ше­ство. Удо­сто­ве­рив­шись, что Иов был окле­ве­тан, царь хотел воз­вра­тить духов­ни­ка к себе, но тот отка­зал­ся. В 1710 году он при­нял вели­кий ангель­ский образ — схи­му — с име­нем Иисус. Есть нечто более цен­ное, чем почет и ува­же­ние дру­гих людей, есть то, что выше чело­ве­че­ской спра­вед­ли­во­сти — это духов­ное род­ство, бли­зость со Хри­стом; глу­бо­кий мир в серд­це, спо­кой­ствие сове­сти и радость тру­да и состра­да­ния ради Бога. Оста­но­вить­ся на внеш­нем в про­грам­ме АА, это зна­чит, ниче­го не достиг­нуть и не понять. Ведь 12 Шагов даны для духов­но­го роста и обнов­ле­ния, бро­сить пить — толь­ко нача­ло. Гос­по­ди, молит­ва­ми пре­по­доб­но­го Иова дай мне жела­ние и силы вни­кать в серд­це­ви­ну про­грам­мы выздо­ров­ле­ния — дай мне уви­деть духов­ную кра­со­ту анзер­ско­го схим­ни­ка Иисуса.

20 марта

Сего­дня в Церк­ви вспо­ми­на­ет­ся свя­той Лав­рен­тий, кото­рый был кти­то­ром (цер­ков­ным ста­ро­стой, эко­но­мом) мона­сты­ря в честь Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы на ост­ро­ве Сала­мине. Вот и всё, что о нем извест­но. Сколь­ко в содру­же­стве АА неза­мет­ных людей, опы­том, мол­ча­ли­вой под­держ­кой, тру­да­ми кото­рых дер­жит­ся та или иная груп­па. С дру­гой сто­ро­ны, сколь­ко пре­крас­ных, доб­рых и талант­ли­вых людей кану­ло в без­вест­ность, заблу­ди­лось в стране ник­чем­но­сти, сколь­ко бес­слав­но погиб­ло от смер­тель­ной и про­грес­си­ру­ю­щей болез­ни под назва­ни­ем алко­го­лизм. У меня есть выбор — тру­дить­ся над соб­ствен­ным выздо­ров­ле­ни­ем и помо­гать дру­гим (ино­гда слов­но бы при­хо­дит­ся про­ди­рать­ся сквозь колю­чие кусты), или оста­но­вить­ся, повер­нуть назад, вер­нуть­ся в мир хао­са, тьмы и смер­ти, из кото­ро­го я выби­ра­юсь, мяг­ко гово­ря, не без тру­да. И там уж я точ­но кану в без­вест­ность. Выбор все­гда за мной.

21 марта

Нам, людям боль­ным, нужен осо­бый режим жиз­ни: на обыч­ные буд­нич­ные вещи нам при­хо­дит­ся тра­тить боль­ше сил и вре­ме­ни, чем здо­ро­вым людям. Если для более здо­ро­во­го чело­ве­ка покуп­ка обык­но­вен­ной сти­раль­ной маши­ны может стать инте­рес­ным и зна­чи­тель­ным делом, то для меня даже воз­вы­шен­ные, ред­кие пере­жи­ва­ния, воз­ни­ка­ю­щие во вре­мя глу­бо­ко­го обще­ния, инте­рес­ной уче­бы, поис­ка новой рабо­ты или рож­де­ния ребен­ка, могут стать ску­кой и обу­зой. У меня как бы не хва­та­ет внут­рен­не­го про­стран­ства, что­бы вме­стить новые впе­чат­ле­ния, новые чув­ства. Поэто­му я ста­ра­юсь начать день с напо­ми­на­ния себе о том, что я алко­го­лик и бес­си­лен перед сво­ей болез­нью; я воз­гре­ваю память о Боге — есть Гос­подь, Кото­рый выше все­го и доро­же все­го; и, нако­нец, читаю молит­ву Тре­тье­го Шага; в кото­рой про­шу Бога изба­вить меня от эго­из­ма и свое­во­лия. Это вер­ный спо­соб встре­тить­ся с реаль­но­стью, исполь­зуя инстру­мен­ты, кото­рые пред­ла­га­ет про­грам­ма АА. Но ино­гда тос­ка всё же не ухо­дит, серд­це сму­ща­ет­ся, тогда я спе­шу на свя­тую Евха­ри­стию, вку­сить Тела и Кро­ви Гос­по­да Иису­са, при­об­щить­ся к жиз­ни и молит­ве Церк­ви. Так или ина­че, но помощь все­гда при­хо­дит. Я не чув­ствую себя оди­но­ким, отвер­жен­ным, бро­шен­ным. Я пре­одо­ле­ваю свои малень­кие иску­ше­ния и ста­нов­люсь стар­ше, муд­рее. Гос­по­ди, научи меня не делать из мухи сло­на, научи радо­вать­ся про­стым вещам и не боять­ся жизни.

22 марта. Память 40 севастийских мучеников

Сего­дня память соро­ка сева­стий­ских муче­ни­ков. Они постра­да­ли в 313 году, когда до утвер­жде­ния хри­сти­ан­ства в импе­рии и пре­кра­ще­ния гоне­ний оста­ва­лись счи­тан­ные меся­цы. 40 отваж­ных вои­нов без­бо­яз­нен­но испо­ве­да­ли себя хри­сти­а­на­ми и после изощ­рен­ных пыток их раз­де­ты­ми поста­ви­ли в сту­де­ную воду Сева­стий­ско­го озе­ра. Рядом для соблаз­на поста­ви­ли натоп­лен­ную баню. Один из вои­нов, не выдер­жав муче­ний и холо­да, бро­сил­ся к бане, но тут же упал мерт­вым. От напря­же­ния все страж­ни­ки засну­ли, кро­ме одно­го, по име­ни Агла­ий, кото­рый уви­дел над голо­ва­ми свя­тых вои­нов 40 вен­цов, и сам вос­пол­нил чис­ло муче­ни­ков, испо­ве­дав себя хри­сти­а­ни­ном. Что я могу сего­дня сде­лать ради Гос­по­да, ради Хри­ста и для дру­гих людей. Когда я «мень­ше и мень­ше инте­ре­су­юсь собой, мои­ми малень­ки­ми пла­на­ми и про­жек­та­ми» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 61), я ощу­щаю в себе новые силы, любовь к Богу и людям. Алко­голь боль­ше не име­ет надо мной вла­сти, и я чув­ствую себя твер­до сто­я­щим на зем­ле. Гос­по­ди, молит­ва­ми свя­тых 40 муче­ни­ков, дай мне жела­ние жить ради Тебя. Мое дело выздо­ров­ле­ния на сего­дня — посе­тить нар­ко­дис­пан­сер и побе­се­до­вать с тамош­ни­ми алкоголиками.

23 марта

Ино­гда хочет­ся про­сто насла­ждать­ся пло­да­ми трез­вой жиз­ни. Не хочет­ся нику­да бежать, что-то изу­чать, бес­по­ко­ить­ся по пово­ду и без пово­да (ведь часто мы сами созда­ем суе­ту). Не сто­ит ли отклю­чить хотя бы на пару часов мобиль­ный теле­фон и побыть наедине с Богом и самим собой, в трез­во­сти? Пере­жить всем серд­цем еди­ный и непо­вто­ри­мый миг жиз­ни, отде­ля­ю­щий про­шлое от буду­ще­го? Мы нема­ло полез­но­го усво­и­ли в про­грам­ме выздо­ров­ле­ния, нема­ло потру­ди­лись, так что заслу­жи­ва­ем и похва­лы и отды­ха. Ино­гда сло­ва не нуж­ны, а мол­ча­ние ‑глуб­же и цели­тель­нее любых слов. Вспо­ми­на­ет­ся исто­рия двух испо­вед­ни­ков ХХ века, кото­рые впер­вые встре­ти­лись после несколь­ких деся­ти­ле­тий лаге­рей. Один из них уже не вста­вал с посте­ли, и при нем нахо­дил­ся его внук. Когда при­шел гость, дедуш­ка попро­сил вну­ка вый­ти в сосед­нюю ком­на­ту. Внук слы­шал из сосед­ней ком­на­ты, что дедуш­ка и незна­ко­мец сидят в пол­ной тишине, не про­из­но­ся ни сло­ва. Через два часа дедуш­ка попро­сил вну­ка про­во­дить гостя и ска­зал: «Как же слав­но мы с ним побе­се­до­ва­ли!» Это была бесе­да двух сер­дец, сло­ва были не нуж­ны. Ино­гда мне хочет­ся прид­ти на собра­ние АА, при­хва­тив в сосед­нем мага­зине короб­ку вкус­ных кон­фет, и слу­шать, слу­шать, слу­шать в мол­ча­нии. Отдых, насла­жде­ние, покой, мол­ча­ние — вот сло­ва сего­дняш­не­го дня. Да пре­бу­дет с нами Бог, «Кото­рый в мол­ча­нии про­из­но­сит Свое слово».

24 марта

Быва­ет, что мы боле­ем. Кто-то чаще, кто-то реже, но для алко­го­ли­ка даже незна­чи­тель­ное физи­че­ское недо­мо­га­ние — это все­гда стресс, испы­та­ние, т.к. у нас низ­кий боле­вой порог и низ­кий порог тер­пи­мо­сти. Пани­ка, уны­ние, чув­ство оди­но­че­ства и вины, как пра­ви­ло, сопро­вож­да­ют болезнь. В такое вре­мя нам как нико­гда нуж­ны реко­мен­да­ции про­грам­мы АА. Ведь наше Содру­же­ство постро­е­но на вза­и­мо­по­мо­щи. А как толь­ко я закры­ва­юсь в скор­лу­пу эго­из­ма и само­до­ста­точ­но­сти, как толь­ко я пере­стаю про­сить помо­щи у дру­гих и помо­гать дру­гим, воз­ни­ка­ет серьез­ная угро­за сры­ва. Поэто­му в пери­о­ды болез­ни мне нуж­на осо­бен­ная под­держ­ка и забо­та. Чему же я научил­ся? Научил­ся про­сить помо­щи, чет­ко озву­чи­вать свои потреб­но­сти, в меру бало­вать себя и бла­го­да­рить за вни­ма­ние и помощь. Преж­де я любил, когда меня про­си­ли о помо­щи, я все­гда ста­рал­ся про­явить забо­ту, ино­гда слиш­ком усерд­но. Но сам я про­сить о помо­щи про­сто не мог, это каза­лось уни­зи­тель­но. Это заде­ва­ло мое боль­ное Эго. Но на деле выхо­ди­ло про­сто комич­но. Преж­де я (яко­бы не желая нико­го утруж­дать) несмот­ря на высо­кую тем­пе­ра­ту­ру и озноб плел­ся в мага­зин, что­бы на сле­ду­ю­щий день слечь на две с лиш­ним неде­ли, и заста­вить всю мою семью про­ве­сти это вре­мя у посте­ли уми­ра­ю­ще­го. Теперь же в сход­ной ситу­а­ции я оста­юсь дома, зво­ню жене или дру­зьям и про­шу по доро­ге с рабо­ты зай­ти в апте­ку, купить мне вита­ми­ны и лекар­ства. Я знаю, что нуж­да­юсь в помо­щи, и не стес­ня­юсь про­сить о ней. Зато моя болезнь теперь про­хо­дит быст­рее, я не мучаю сво­их близ­ких, я усерд­но лечусь. Далее: если уж я болею, то я дей­стви­тель­но болею. Я не пыта­юсь сде­лать все домаш­ние дела, до кото­рых не дохо­ди­ли руки, я чест­но ложусь в кро­вать, сплю, читаю, меч­таю, слу­шаю музы­ку — я позволяю
сво­е­му телу рас­сла­бить­ся и сде­лать всю необ­хо­ди­мую рабо­ту по исце­ле­нию. Ано­ним­ные алко­го­ли­ки любят помо­гать сво­им собра­тьям, это про­ве­ре­но на опы­те. Когда болезнь не зараз­ная, я с радо­стью при­ни­маю «визи­ты» ано­ним­ных бра­тьев и сестер — пакет сока, фрук­ты, при­ят­ная бесе­да. Ока­зы­ва­ет­ся, болеть тоже надо уметь! Когда я болею, я вспо­ми­наю о 3‑м Шаге и про­шу Гос­по­да, что­бы он взял меня под свою защи­ту. И тогда, даже если я испы­ты­ваю силь­ное физи­че­ское недо­мо­га­ние, я обре­таю душев­ное спо­кой­ствие и ощу­щаю новые силы. Ухо­дит состо­я­ние уны­ния и пани­ки, небо про­яс­ня­ет­ся, и я вижу, что моя болезнь — это еще один хоро­ший повод для роста и благодарности.

25 марта. Память святого Симеона Нового Богослова

Сего­дня память пре­по­доб­но­го Симео­на Ново­го Бого­сло­ва, заме­ча­тель­но­го свя­то­го X‑XI веков. Он про­сла­вил­ся перед Богом и людь­ми и подвиж­ни­че­ски­ми тру­да­ми, и аске­ти­че­ски­ми подви­га­ми, но более все­го сво­и­ми духов­ны­ми писа­ни­я­ми, в кото­рых он учил сокро­вен­но­му дела­нию во Хри­сте, внут­рен­ней борь­бе про­тив стра­стей и гре­хов­ных помыс­лов. А еще пре­по­доб­ный Симе­он был выда­ю­щим­ся цер­ков­ным поэтом. Ему при­над­ле­жит «Гимн Боже­ствен­ной люб­ви» — око­ло 70 крат­ких поэм, пол­ных глу­бо­ких молит­вен­ных раз­мыш­ле­ний. Уче­ние пре­по­доб­но­го Симео­на о новом чело­ве­ке, об «обо­же­нии пло­ти», кото­рым он хотел заме­нить уче­ние об «умерщ­вле­нии пло­ти», при­ни­ма­лось совре­мен­ни­ка­ми с тру­дом, мно­гие его поуче­ния зву­ча­ли для них непо­нят­но и чуж­до. В 3‑м Шаге я при­гла­шаю Бога вой­ти во все обла­сти моей жиз­ни, сде­лать меня похо­жим на Него, обо­жить. Один из спо­со­бов пре­тво­рить 3‑й Шаг в жизнь — это делить­ся сво­ей трез­во­стью с теми алко­го­ли­ка­ми, кото­рые томят­ся в нар­ко­ло­ги­че­ских боль­ни­цах. В АА это назы­ва­ет­ся «ходить в боль­нич­ку». Не все­гда нас встре­ча­ют там с радо­стью, не все­гда мы нахо­дим отклик и пони­ма­ние, но все­гда некое духов­ное чутье под­ска­зы­ва­ет, что «посе­ще­ние боль­нич­ки», доне­се­ние опы­та трез­во­сти, воз­мож­ность рас­ска­зать, что сде­ла­ли для меня Бог и содру­же­ство АА — это важ­ный вклад в дело моей трез­во­сти, ведь «отда­вая, мы полу­ча­ем». Мно­гим идеи АА кажут­ся стран­ны­ми, неко­то­рые счи­та­ют наше Содру­же­ство сек­той. АА ‑не сек­та, АА не счи­та­ет себя ни цер­ко­вью, ни частью церк­ви, ни рели­ги­оз­ной орга­ни­за­ци­ей. Имен­но поэто­му на собра­ни­ях АА могут спо­кой­но встре­чать­ся и мусуль­ма­нин, и буд­дист, и ате­ист, и хри­сти­а­нин. Если наше дело от Бога — оно усто­ит (как выста­и­ва­ет уже более 70 лет), а если нет, то оно раз­ру­шит­ся. А каким-то вещам я впер­вые научил­ся имен­но в АА, хотя года­ми слы­шал об этом в церк­ви. Что ж, пусть при­мер свя­то­го Симео­на будет для нас обна­де­жи­ва­ю­щим уро­ком: «мир сей, во зле лежа­щий» все­гда зло­бит­ся на исти­ну. Гос­по­ди про­шу, сде­лай мое «посе­ще­ние боль­нич­ки» регу­ляр­ным, помо­ги мне нахо­дить вре­мя и силы и ходить туда не реже раза в месяц.

26 марта. Литургия преждеосвященных Даров

Когда мы начи­на­ем выздо­рав­ли­вать, у нас, свое­воль­ных и взбал­мош­ных алко­го­ли­ков, как пра­ви­ло, воз­ни­ка­ет одно­вре­мен­но несколь­ко жела­ний. Преж­де, когда мы пла­ва­ли по сумрач­ным водам реки забве­ния, наши потреб­но­сти сво­ди­лись к одной — достать, что выпить, и выпить. Неваж­но с кем, мож­но и одно­му — боль­ше доста­нет­ся. Но вот мы про­буж­да­ем­ся к новой жиз­ни, и появ­ля­ют­ся раз­ные жиз­нен­ные потреб­но­сти, жела­ния, нуж­ды. Как отде­лить пле­ве­лы от пше­ни­цы, под­лин­ное от лож­но­го, нуж­ду от бла­жи? Хоро­шим посо­би­ем для нас могут послу­жить сло­ва Хри­ста: «.Всё, чего ни попро­си­те в молит­ве с верою, полу­чи­те» (Мф 21, 22). Если для меня дей­стви­тель­но важ­но то, чего я желаю, то я буду про­сить об этом Бога, и молит­ва о про­си­мом будет доста­точ­но серьез­ной и силь­ной, как была силь­ной и отча­ян­ной молит­ва о том, что­бы не уме­реть с похме­лья и обре­сти трез­вость. А если я сомне­ва­юсь в себе, то я буду про­сить Бога вра­зу­мить меня, пока­зать, нуж­но ли мне то, о чем я про­шу. Быва­ет так, что я про­шу нечто у Гос­по­да, счи­тая это нуж­нее воз­ду­ха, а через неде­лю, а то и день про­шу о дру­гом, про­ти­во­по­лож­ном. Поэто­му в 3‑м Шаге я учусь про­сить у Бога с верою в молит­ве. И если то, о чем я про­шу, мне дей­стви­тель­но полез­но, Гос­подь обя­за­тель­но подаст. А если я про­шу о чем-то ненуж­ном или даже вред­ном, то во вре­мя углуб­лен­ной молит­вы моя уве­рен­ность в том, что мне дей­стви­тель­но это так уж необ­хо­ди­мо, неред­ко рас­сы­па­лась и молит­ва завер­ша­лась сло­ва­ми из молит­вы «Отче наш», допол­нен­ны­ми 3‑м Шагом про­грам­мы АА: «Гос­по­ди, да будет воля Твоя, а не моя, боль­ная и сле­пая». Бог луч­ше меня зна­ет, как труд­но под­час рас­пу­тать клу­бок жела­ний и ясно уви­деть, где мое «хочу» пере­се­ка­ет­ся с «надо» и «долж­но». Ока­зы­ва­ет­ся, они пере­се­ка­ют­ся гораз­до чаще, чем я думал. Напри­мер, мне с дет­ства гово­ри­ли, что оби­жать­ся нехо­ро­шо, что «на оби­жен­ных воду возят». Но толь­ко недав­но я осо­знал, что и в самом деле оби­да разъ­еда­ет душу, затем­ня­ет разум и отрав­ля­ет воз­дух. В про­грам­ме АА я усво­ил, что есть спо­со­бы рабо­ты с оби­дой, пути осво­бож­де­ния от нее, что есть чудо про­ще­ния. В дан­ном слу­чае мое жела­ние избе­гать обид сов­па­да­ет с навяз­шим в зубах мораль­ным пред­пи­са­ни­ем (преж­де я ни за что бы не пове­рил, что это будет со мной). В АА, кста­ти, об оби­де гово­рят, что «это рос­кошь, кото­рую мы, алко­го­ли­ки, не можем себе поз­во­лить». За оби­ду, чув­ство неспра­вед­ли­во­сти, пра­вед­ный гнев нам при­хо­дит­ся слиш­ком доро­го пла­тить. Моя молит­ва на сего­дня о том, что­бы учить­ся пере­да­вать на волю Божию даже самые незна­чи­тель­ные момен­ты моей жизни.

27 марта

«Мно­го зва­ных, а мало избран­ных» (Мф 22, 14). Глу­бо­кие и страш­ные сло­ва Того, Кто есть сама Прав­да и сама Любовь. Хри­стос гово­рит о при­зва­нии в свое Цар­ство: лишь немно­гие откли­ка­ют­ся на тихий Божий зов, зву­ча­щий в серд­це. Я думаю, в извест­ном смыс­ле, эти сло­ва при­ме­ни­мы и к нам, выздо­рав­ли­ва­ю­щим алко­го­ли­кам. Выздо­ров­ле­ние в АА — это тоже сво­е­го рода при­зва­ние, при­зыв Божий. Это при­зва­ние жить, дышать, тво­рить; это и избран­ни­че­ство. Сколь­ко наших собра­тьев сги­ну­ло, погиб­ло ужас­ной смер­тью, сколь­ко про­дол­жа­ет уми­рать и раз­ру­шать всё вокруг себя. Бог при­звал меня к трез­во­сти безо вся­ких усло­вий, огра­ни­че­ний и обя­за­тельств, как при­зы­ва­ет, навер­ное, каж­до­го чело­ве­ка, стра­да­ю­ще­го от той или иной раз­ру­ши­тель­ной зави­си­мо­сти. Но вот избран­ным я ста­нов­люсь лишь в том слу­чае, если отве­чаю на этот при­зыв, если ста­ра­юсь тру­дить­ся в про­грам­ме выздо­ров­ле­ния. И ничто в АА не явля­ет­ся вто­ро­сте­пен­ным, незна­чи­тель­ным: посе­ще­ние собра­ний, чте­ние лите­ра­ту­ры, рабо­та с нович­ком, слу­же­ние на груп­пе — всё это сво­е­го рода сту­пе­ни избран­ни­че­ства. В цер­ков­ной жиз­ни, каки­ми бы мы ни были несо­вер­шен­ны­ми, об избран­ни­че­стве гово­рит­ся очень часто: «Вы — род избран­ный, цар­ствен­ное свя­щен­ство, народ свя­тый, люди, взя­тые в удел» (1 Пет 2, 9.), чита­ем мы в посла­нии свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра. На боже­ствен­ной Литур­гии мы каж­дый раз слы­шим: «Свя­тая — свя­тым!», то есть все мы, сто­я­щие в хра­ме, назва­ны свя­ты­ми! Но что­бы этот при­зыв осу­ще­ствил­ся хоть в какую-то меру, мне надо тру­дить­ся: участ­во­вать в бого­слу­же­нии, читать свя­щен­ное Писа­ние, тво­рить дела мило­сер­дия, общать­ся с бра­тья­ми и сест­ра­ми из моей цер­ков­ной общи­ны. Бог хочет видеть (и непо­сти­жи­мым обра­зом видит) всех нас свя­ты­ми, а алко­го­ли­ков — трез­вы­ми, ведь Он создал нас для сча­стья. Гос­по­ди Хри­сте, под­ска­жи, какие инстру­мен­ты про­грам­мы АА наи­бо­лее полез­ны в дан­ный момент для мое­го выздоровления.

28 марта

Сно­ва мне откры­лись сло­ва: «Итак, отда­вай­те кеса­ре­во кеса­рю, а Божие Богу» (Мф 22, 2) — и сно­ва я раз­мыш­ляю о том, как при­ме­нить их к про­цес­су мое­го выздо­ров­ле­ния. Бог не про­тив соци­аль­но­го поряд­ка, Он про­сто выше его. Но сам соци­аль­ный поря­док в каком-то смыс­ле уста­нов­лен Богом. Я‑то не Бог, я живу в обще­стве, в семье, в тру­до­вом кол­лек­ти­ве и не могу с этим не счи­тать­ся. Когда я пил, мне каза­лось, что соци­аль­ная жизнь — сплошь услов­но­сти, кото­ры­ми мож­но пре­не­бречь, если мой бай­ро­ни­че­ский непо­кор­ный дух это­го воз­же­ла­ет. Я думал, что все насто­я­щее в жиз­ни про­ис­хо­дит по вдох­но­ве­нию. Но если бы маши­ни­сты поез­дов, вра­чи и авиа­дис­пет­че­ры рабо­та­ли по вдох­но­ве­нию, если бы семьи стро­и­лись по вдох­но­ве­нию, то наш мир не про­жил бы и дня. Таки­ми мыс­ля­ми я, как фиго­вым листоч­ком, при­кры­вал свой страх перед ответ­ствен­но­стью. Вдох­но­ве­ние, как и насто­я­щая влюб­лен­ность, это ред­кий дар, а не посто­ян­ный спут­ник. Ино­гда самые пре­крас­ные вещи при­хо­дит­ся делать «сухо»: раз­го­ва­ри­вать с женой, про­во­дить вре­мя с сыном, молить­ся, испо­ве­до­вать­ся. Пусть это не совер­шен­ный образ жиз­ни, но это моя реаль­ность: так я «воз­даю» Богу и кеса­рю, воз­даю то, что дол­жен воз­дать. Моро­же­ное — вкус­ная вещь, но нель­зя же каж­дый день есть одно толь­ко моро­же­ное. В про­грам­ме АА мне тоже неред­ко при­хо­дит­ся про­хо­дить пери­о­ды «сухо­сти», в такое вре­мя я ста­ра­юсь еще тща­тель­нее и скру­пу­лез­нее, чем обыч­но, соблю­дать пра­ви­ла и обы­чаи груп­пы: при­хо­дить на собра­ние вовре­мя, слу­шать дру­гих не пере­би­вая, выска­зы­вать­ся откры­то и чест­но. Внеш­ние рам­ки, наши Тра­ди­ции и непи­сан­ные обы­чаи, на самом деле поз­во­ля­ют мне пере­жить пери­о­ды сухо­сти в без­опас­ном про­стран­стве. «Кеса­ре­во — кеса­рю» зна­чит для меня поло­жить в круж­ку для сбо­ра 7‑й Тра­ди­ции не мятую деся­ти­руб­лев­ку, а сум­му, кото­рую я дей­стви­тель­но могу пожерт­во­вать, ото­рвать от себя. «Кеса­ре­во — кеса­рю» — это не уйти, оста­вив ком­на­ту, где про­хо­дит собра­ние, неуб­ран­ной. Я знаю нема­ло бра­тьев и сестер из Сооб­ще­ства, кото­рые мно­го лет оста­ют­ся трез­вы­ми, но веч­но пре­бы­ва­ют в депрес­сии, веч­но чем-то недо­воль­ны, им посто­ян­но пло­хо. Неред­ко так про­ис­хо­дит пото­му, что они совер­шен­но пре­не­бре­га­ют запо­ве­дью «кеса­ре­во — кеса­рю» в АА, т.е. совер­шен­но оста­ви­ли слу­же­ние. А болезнь не про­ща­ет пре­не­бре­жи­тель­но­го отно­ше­ния к себе. Гос­по­ди, научи меня ценить и ува­жать внеш­ние рам­ки и пра­ви­ла, кото­рые помо­га­ют мне жить.

29 марта. Память мученика Савина (Мк 2, 14–17)

«Я при­шел при­звать не пра­вед­ни­ков, но греш­ни­ков к пока­я­нию» (Мк 2, 17). Для меня, как выздо­рав­ли­ва­ю­ще­го алко­го­ли­ка, очень важ­но отклик­нуть­ся на Божий при­зыв. Пока­я­ние, изме­не­ние созна­ния, пере­ме­на жиз­ни — вот зада­ча, кото­рую я при­зван решить в АА. Не доста­точ­но быть «сухим алко­го­ли­ком», «вос­крес­ным хри­сти­а­ни­ном» (про­сто ходить в храм по вос­кре­се­ньям), не доста­точ­но отдать Богу два часа, если Он про­сит всю жизнь. Дви­же­ние не пре­кра­ща­ет­ся ни на мину­ту, ино­гда рабо­та про­ис­хо­дит даже во сне. Путь выздо­ров­ле­ния в АА — это «радо­сто­твор­ное» пока­я­ние, т.е. твор­че­ская, инте­рес­ная рабо­та по еже­днев­но­му изме­не­нию жиз­нен­ных прин­ци­пов. Это посто­ян­ный отказ от ста­рых, заез­жен­ных пла­сти­нок, таких как «Бог меня не слы­шит», «Миром пра­вит сле­пой слу­чай», «Меня никто не любит» и т.п. Сего­дня в Церк­ви Хри­сто­вой празд­ну­ет­ся свя­той муче­ник Савин. Он был пра­ви­те­лем еги­пет­ско­го горо­да Гор­мо­по­ля. Во вре­мя гоне­ний на хри­сти­ан при импе­ра­то­ре Дио­кле­ти­ане свя­той Савин скрыл­ся в укром­ную пеще­ру вме­сте со сво­и­ми дру­зья­ми. Но его место­пре­бы­ва­ние открыл за две золо­тые моне­ты один нищий, кото­ро­му свя­той посто­ян­но помо­гал день­га­ми и пищей. Когда я про­чи­тал это житие, то ужас­нул­ся: насколь­ко чело­век может быть гадок! А я? Наде­юсь, с Божи­ей помо­щью, я сохра­ню вер­ность тем, кто помог и помо­га­ет мне, нико­гда не ста­ну зло­сло­вить или корыст­но исполь­зо­вать АА, откры­вать дове­рен­ные мне тай­ны. Сего­дняш­няя молит­ва о том, что­бы мое «спа­си­бо» Богу выра­жа­лось кон­крет­ны­ми, пусть и неболь­ши­ми дела­ми милосердия.

30 марта. Литургическое чтение: Мк 8, 34 — 9, 1

Сего­дня про­зву­чал в свя­той Церк­ви при­зыв Иису­сов: «Кто хочет идти за Мной, отверг­нись себя, и возь­ми крест свой, и сле­дуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сбе­речь, тот поте­ря­ет ее; а кто поте­ря­ет душу свою ради Меня и Еван­ге­лия, тот сбе­ре­жет ее» (Мк 8, 34–35). Труд­но это! И понять-то труд­но, а уж тем более испол­нить. Душу свою поте­рять — это рав­но­силь­но смер­ти. Ино­гда в пер­вые меся­цы трез­во­сти мне каза­лось, что если я не выпью, я умру. Это было физи­че­ское ощу­ще­ние, меня лома­ло и кру­ти­ло как нико­гда. Если бы я был один, я бы не выдер­жал. Сто и тыся­чу раз мне повто­ри­ли, что без вод­ки я не умру, что со мной вооб­ще не слу­чит­ся ниче­го пло­хо­го, что это дья­вол поет свою жалост­ли­вую песнь в моей боль­ной голо­ве, преж­де чем я пове­рил и понял. И решил­ся на шаг в неиз­вест­ность. Решил­ся тер­петь до кон­ца, не отсту­пать. Без гаран­тий, без опы­та. Было ощу­ще­ние, что меня режут по живо­му, отди­ра­ют с мясом при­рос­ше­го к коже пара­зи­та. Я кри­чал и пла­кал. «Неуже­ли нель­зя без боли?» — вопил я Гос­по­ду. Полу­чил ли я ответ? Нет. Но одна­жды я уви­дел рас­пя­тие, на кото­ром чело­век стра­дал так­же как и я. Он исте­кал кро­вью, его лицо иска­зи­ла боль. Тако­ва судь­ба люб­ви и прав­ды в этом мире. Это и есть «крест», кото­рый нам пред­ла­га­ет мир. Не Бог, а имен­но мир! Если я хочу рас­ти, все­рьез рас­ти, мне при­хо­дит­ся про­хо­дить через боль. Гос­по­ди, помоги!

31 марта

Как хоро­шо, что уда­лось немно­го пора­бо­тать по Тре­тье­му Шагу! Вот как сфор­му­ли­ро­ва­ны основ­ные эта­пы про­дви­же­ния в этой рабо­те в нашей глав­ной про­грамм­ной кни­ге: «Преж­де все­го мы долж­ны были пере­стать играть роль Бога для самих себя. Это не дало ника­ких резуль­та­тов. Затем мы реши­ли, что с дан­но­го момен­та в этой жиз­нен­ной дра­ме Бог будет нашим Руко­во­ди­те­лем. Он наш Гос­по­дин, мы — испол­ни­те­ли Его воли. Он наш Отец, мы — Его дети» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 60–61). Что­бы про­жить все это пона­до­би­лось вре­мя и усер­дие. Одну и ту же про­стую прось­бу при­хо­ди­лось повто­рять тыся­чу раз. «Когда мы искренне при­ня­ли эти усло­вия, про­изо­шли уди­ви­тель­ные вещи. У нас появил­ся новый Хозя­ин. Будучи все­мо­гу­щим, Он давал нам всё, что нуж­но, когда мы не отда­ля­лись от Него и выпол­ня­ли Его волю. Взяв это за осно­ву, мы ста­ли всё мень­ше и мень­ше инте­ре­со­вать­ся собой, наши­ми малень­ки­ми пла­на­ми и про­жек­та­ми. Всё боль­ше и боль­ше нас инте­ре­со­ва­ло, какой вклад мы можем вне­сти в жизнь людей. Так как мы ощу­ти­ли в себе новые силы, при­об­ре­ли душев­ное спо­кой­ствие, обна­ру­жи­ли, что можем добить­ся успе­ха в жиз­ни, и осо­зна­ли Его при­сут­ствие, мы утра­ти­ли страх перед насто­я­щим и буду­щим. Мы как бы зано­во роди­лись» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 61). Пре­дать­ся в волю Бога страш­но, встре­тить муд­ро­го и забот­ли­во­го Отца радост­но. Каж­дый раз, когда мне уда­ет­ся сосре­до­то­чен­но про­из­не­сти молит­ву Тре­тье­го Шага, я испы­ты­ваю мир и покой. Гос­по­ди, научи меня посте­пен­но пре­по­ру­чить Тебе всю мою жизнь, научи искать волю Твою и дове­рять Тебе.

1 апреля

Чет­вер­тый Шаг — Шаг реши­мо­сти и усер­дия. Здесь нуж­но твор­че­ство и муже­ство, когда я как бы начи­наю зано­во тво­рить само­го себя, про­буж­даю в себе новую лич­ность. В Про­грам­ме это пере­лом­ный Шаг. Опыт пока­зы­ва­ет, что имен­но на 4‑м Шаге мно­гие выле­та­ют из груп­пы, пере­ста­ют рабо­тать по Шагам, поки­да­ют малые груп­пы. Те же, кто одо­ле­ва­ет 4‑й Шаг, обыч­но откры­ва­ют для себя новые, преж­де неве­до­мые, духов­ные пер­спек­ти­вы. Встре­тить­ся с самим собой, ока­зать­ся лицом к лицу со сво­им про­шлым, вспом­нить и выне­сти на свет Божий, по воз­мож­но­сти, все оби­ды и недо­стой­ные поступ­ки, дать имя сво­им недо­стат­кам и стра­хам — вот суть рабо­ты по 4‑му Шагу. Пер­вые три Шага про­грам­мы АА совер­ша­ют­ся как бы в одной связ­ке, чаще все­го их труд­но чет­ко отде­лить один от дру­го­го. Неко­то­рые ано­ним­ные счи­та­ют, что Шаги 1–2‑3 — это под­го­тов­ка к 4‑му Шагу. Чет­вер­тый Шаг пред­по­ла­га­ет боль­шую пись­мен­ную рабо­ту, зани­ма­ю­щую мно­го часов и дней. У неко­то­рых на эту рабо­ту ухо­дит не один месяц. Чет­вер­тый Шаг неот­де­лим от Пято­го, и мно­гие чле­ны наше­го Содру­же­ства сра­зу и навсе­гда полу­ча­ли осво­бож­де­ние от пут про­шло­го, как толь­ко они «сда­ли» свой 5‑й Шаг настав­ни­ку в про­грам­ме АА. Извест­но, что мно­гие бра­тья и сест­ры имен­но в про­цес­се рабо­ты по 4‑му Шагу нахо­ди­ли доро­гу в Цер­ковь, а про­де­лан­ная рабо­та ста­но­ви­лась сво­е­го рода «гене­раль­ной испо­ве­дью» перед при­ня­ти­ем Кре­ще­ния или нача­лом уча­стия в свя­тых Таин­ствах. В Церк­ви суще­ству­ет почтен­ная и муд­рая тра­ди­ция «испо­ве­ди за всю жизнь», или «гене­раль­ной испо­ве­ди», когда ново­на­чаль­но­му пред­ла­га­ет­ся оки­нуть еди­ным взо­ром всю про­шед­шую жизнь. В мона­сты­рях эта тра­ди­ция сохра­ни­лась, к такой испо­ве­ди послуш­ник гото­вит­ся, по край­ней мере, несколь­ко дней. В при­хо­дах, насколь­ко я знаю, эта прак­ти­ка, за ред­ким исклю­че­ни­ем, почти не при­ме­ня­ет­ся. Опыт «испо­ве­ди за всю жизнь», в дей­стви­тель­но­сти, может стать проч­ным фун­да­мен­том пока­ян­ной рабо­ты и осо­знан­но­го уча­стия в таин­стве Испо­ве­ди впо­след­ствии. Я бла­го­да­рю Бога за воз­мож­ность духов­ной рабо­ты над сво­им про­шлым, кото­рую мне дали
«Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки». Нико­гда преж­де я не делал ниче­го подоб­но­го! В пред­вку­ше­нии этой рабо­ты я испы­ты­ваю страх и радость одно­вре­мен­но. Моя молит­ва Гос­по­ду о том, что­бы Он Сво­ей забот­ли­вой дес­ни­цей помог мне выпол­нить 4‑й Шаг, даро­вал необ­хо­ди­мые для этой рабо­ты реши­мость и усид­чи­вость. Аминь.

2 апреля

В Чет­вер­том Шаге мы учим­ся забо­те о себе. Бла­го­да­ря кни­ге «Жить трез­вы­ми» я усво­ил самые пер­вые и насущ­ные пра­ви­ла жиз­ни без алко­го­ля, сво­е­го рода пра­ви­ла «ско­рой помо­щи». Начи­ная с 4‑го Шага, я учусь забо­тить­ся о сво­ем душев­ном и духов­ном мире. После того, как Гос­подь Иисус скром­но и одно­вре­мен­но тор­же­ствен­но въе­хал в Иеру­са­лим, Он начал Свою про­по­ведь с того, что свил бич из верев­ки и изгнал с его помо­щью всех тор­гов­цев и менял из Иеру­са­лим­ско­го Хра­ма. Раз­бра­сы­вая их при­лав­ки в раз­ные сто­ро­ны, Он цити­ро­вал сло­ва свя­щен­но­го Писа­ния: «Дом Мой домом молит­вы наре­чет­ся, а вы сде­ла­ли его вер­те­пом раз­бой­ни­ков». Каж­дый из нас, вы и я, — живой храм Божий, дом Божий. И вот, гре­ха­ми, кото­рые неиз­беж­но сопут­ство­ва­ли мое­му пьян­ству, я умуд­рил­ся сде­лать и из тела, и из души «вер­теп раз­бой­ни­ков». Горь­кие и гроз­ные сло­ва Спа­си­те­ля могут быть отне­се­ны и ко мне, и к каж­до­му чело­ве­ку. В Чет­вер­том Шаге я начи­наю гене­раль­ную убор­ку хра­ма моей души, осво­бож­даю его от раз­бой­ни­ков — недоб­рых поступ­ков, заста­ре­лых обид, стра­хов, пре­тен­зий, гне­ту­ще­го чув­ства вины. Что ж уди­ви­тель­но­го, если это вызы­ва­ет сопро­тив­ле­ние и боль? «Мы при­сту­пи­ли к энер­гич­ным прак­ти­че­ским дей­стви­ям, начав с наве­де­ния поряд­ка в сво­ем пер­со­наль­ном хозяй­стве, чем мно­гие из нас нико­гда не пыта­лись занять­ся» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 62). Преж­де чем начать рабо­ту, какое-то вре­мя я осо­бо про­шу у Гос­по­да реши­мо­сти серьез­но взять­ся за 4‑й Шаг. Вдох­нов­ля­ю­щим при­ме­ром пусть будут бра­тья и сест­ры по Содру­же­ству, кото­рые про­шли этот путь и гото­вы поде­лить­ся той радо­стью, кото­рую доста­ви­ло им очи­ще­ние дома души от «раз­бой­ни­ков». Гос­по­ди, подоб­но тому, как Ты бес­ком­про­мисс­но изгнал из хра­ма тех, кто осквер­нил дом Тво­е­го Отца, помо­ги и мне начать очи­ще­ние мое­го зем­но­го «дома», кото­рый тоже при­над­ле­жит небес­но­му Отцу, даруй твер­дость и решимость.

3 апреля

Вдох­но­ве­ние мож­но най­ти в том, что, каза­лось бы, по сути сво­ей лише­но вдох­но­ве­ния. В оди­но­че­стве, уны­нии мож­но и долж­но искать вдох­но­ве­ния. Даже в созна­нии, вос­по­ми­на­нии самой смер­ти я могу уви­деть побе­ду, Цар­ство Небес­ное и Хри­ста. Толь­ко не надо бежать от состо­я­ния отча­я­ния, жало­сти к себе. Если я выздо­рав­ли­ва­ю­щий, дей­стви­тель­но, на деле, а не в пре­крас­но­душ­ных бесе­дах за чашеч­кой кофе, выздо­рав­ли­ва­ю­щий по про­грам­ме «12 Шагов», то имен­но в часы иску­ше­ний я при­ме­няю Про­грам­му. Сей­час идет Вели­кий пост, весен­няя депрес­сия и обостре­ние, и ред­кий алко­го­лик в эти дни не испы­ты­ва­ет духов­ной борь­бы, кри­зи­са, депрес­сии. Что я делаю преж­де все­го? Беру пау­зу, как бы зами­раю и ста­ра­юсь взгля­нуть на себя и свое состо­я­ние со сто­ро­ны. Потом зво­ню мое­му настав­ни­ку по АА. Без этих дей­ствий нам, алко­го­ли­кам, людям сла­бым и с низ­ким поро­гом боли и тер­пе­ния, труд­но избе­жать непри­ят­ных послед­ствий. Ведь мож­но «напить­ся» не толь­ко вод­ки. Мож­но «упо­тре­бить» похоть, гнев, есть вари­ант усесть­ся на диван и часа­ми упи­вать­ся мут­ной водич­кой, лью­щей­ся с экра­на теле­ви­зо­ра. Но для меня это почти то же самое, что и пьян­ство, срыв. В труд­ные мину­ты отлич­но помо­га­ет такое духов­ное лекар­ство — я думаю о смер­ти, о смер­ти Гос­по­да Иису­са, Кото­рый про­лил Свою Свя­тую и Пре­чи­стую Кровь за всех людей на зем­ле. Уди­ви­тель­ное дело — почти сра­зу раз­жи­ма­ет­ся коль­цо давя­щей тос­ки, а в серд­це водво­ря­ет­ся тиши­на, покой и даже радость. Ухо­дит раз­дра­же­ние, страх и тре­вож­ность. Появ­ля­ют­ся силы на уми­лен­ную сер­деч­ную молит­ву. Гос­по­ди, дай мне жела­ние и силы в бли­жай­шие дни насла­дить­ся Тво­их Свя­тых Живо­тво­ря­щих Таин; соеди­нить­ся с Тобой и через Тебя со все­ми людь­ми в люб­ви, радо­сти, и покое.

4 апреля. Паремия на вечерне: Притч 14, 15–26

«Бла­го­ра­зум­ный вни­ма­те­лен к путям сво­им», — учит меня Сло­во Божие. В трез­во­сти у меня откры­лись гла­за, и я уви­дел, как мно­го кра­со­ты и поряд­ка вокруг: улыб­ка ребен­ка, рас­пус­ка­ю­ще­е­ся дерев­це за окном, весен­ний воз­дух, напол­нен­ный ожи­да­ни­ем новой жиз­ни и теп­лом. Ино­гда слож­ные внут­рен­ние вещи пони­ма­ешь через какое-нибудь неза­тей­ли­вое физи­че­ское дей­ствие. Сего­дня я пости­гал фило­со­фию 4‑го Шага во вре­мя убор­ки соб­ствен­ной квар­ти­ры. А поче­му бы и нет? В мире все стре­мит­ся к энтро­пии, к раз­ру­ше­нию и хао­су, моя квар­ти­ра, к сожа­ле­нию (как и моя душа), — не исклю­че­ние. Поря­док и чисто­та не воз­ни­ка­ют сами собой, их нуж­но посто­ян­но под­дер­жи­вать. А уж если дом захлам­лен, то потре­бу­ет­ся допол­ни­тель­ное вре­мя и уси­лия, что­бы опять пре­вра­тить хаос в кос­мос. У англи­чан суще­ству­ет выра­же­ние о том, что у каж­до­го есть свой «ске­лет в шка­фу», то есть какие-то позор­ные сек­ре­ты из про­шло­го. «Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», набрав­шись муже­ства, выпус­ка­ют сво­их ске­ле­тов из шка­фа, и те. рас­сы­па­ют­ся в пыль. Нет тако­го гре­ха, кото­рый не мог бы про­стить и отпу­стить Гос­подь. Нет таких ситу­а­ций и собы­тий, кото­рые нель­зя было бы вклю­чить в 4‑й Шаг. Если даже двух­ча­со­вая убор­ка в ком­на­те ока­зы­ва­ет­ся твор­че­ским делом, спо­соб­ным разо­гнать весен­нюю депрес­сию, то что мож­но ска­зать о гене­раль­ной убор­ке в нашем внут­рен­нем хозяй­стве? «Когда мы пре­одо­ле­ва­ем забо­ле­ва­ние духа, мы изле­чи­ва­ем­ся так­же пси­хи­че­ски и физи­че­ски» («Ано­ним­ные
Алко­го­ли­ки», с. 62–63). Вни­ма­тель­ное, вдум­чи­вое иссле­до­ва­ние сво­ей жиз­ни с нрав­ствен­ных пози­ций — это и есть «вни­мать путям сво­им». Доста­точ­но того, что в алко­го­лиз­ме мной управ­лял ста­кан, теперь я хочу сам стро­ить свою жизнь, не под­чи­ня­ясь более раз­ру­ши­тель­ным инстинк­там и гре­хам. Гос­по­ди, помо­ги мне уви­деть Твою веч­ную и совер­шен­ную кра­со­ту и в окру­жа­ю­щей меня при­ро­де, и в дру­гих людях, и в себе самом. Помо­ги мне быть чут­ким к про­яв­ле­ни­ем Тво­е­го Про­мыс­ла и люб­ви в этот день.

5 апреля. Литургическое чтение: Мк 7, 31–37

«Глу­бо­ко и бес­страш­но оце­ни­ли себя и свою жизнь с нрав­ствен­ной точ­ки зре­ния». Здесь я встре­ча­юсь со сво­им внут­рен­ним чело­ве­ком, со сво­ей глу­бин­ной, духов­ной лич­но­стью, со сво­им под­лин­ным «я». Боль­шин­ство людей спят, при этом они могут мно­го гово­рить, быть соци­аль­но актив­ны­ми и даже участ­во­вать в цер­ков­ной жиз­ни. В 4‑м Шаге я про­сы­па­юсь от духов­ной спяч­ки. Как непри­ят­ны порой быва­ют для нас про­буж­де­ния, осо­бен­но если снил­ся обво­ро­жи­тель­ный сон. Неуди­ви­тель­но, что про­буж­де­ние для духов­ной жиз­ни, или, луч­ше ска­зать, для реаль­но­сти вызы­ва­ет у меня сопро­тив­ле­ние и недо­воль­ство. В сего­дняш­нем еван­гель­ском отрыв­ке я услы­шал, как Иисус исце­лил глу­хо­го, кос­но­языч­но­го. «И тот­час отверз­ся у него слух, и раз­ре­ши­лись узы его язы­ка, и стал гово­рить чисто» (Мк 7, 35). Мне, алко­го­ли­ку, быва­ло порой труд­но что-либо втол­ко­вать, я ниче­го и нико­го не слы­шал: ни само­го себя, ни Бога, ни дру­гих. Да и гово­рил я как-то мно­го­слов­но и бес­тол­ко­во. Мое сло­во не име­ло силы. В основ­ном, я или выда­вал сло­вес­ный мусор или при­бе­гал к вер­баль­ной агрес­сии. В Чет­вер­том Шаге я начи­наю менять, вер­нее, сам Чет­вер­тый Шаг меня­ет мое «я». Как бы некая чешуя отпа­да­ет, и вдруг я начи­наю слы­шать людей, при­слу­ши­вать­ся со вни­ма­ни­ем к сво­ей внут­рен­ней жиз­ни и потреб­но­стям, слу­шать и слы­шать Бога. Каче­ствен­но меня­ют­ся выска­зы­ва­ния на собра­ни­ях АА, отно­ше­ния с дру­ги­ми людь­ми. Я вижу то, что рань­ше для меня было закры­то. Что, кро­ме радо­сти и бла­го­дар­но­сти Гос­по­ду могу я испы­тать за такой бес­цен­ный дар?

6 апреля. Литургическое чтение: Мк 9, 17–31

Чудо исце­ле­ния бес­но­ва­то­го отро­ка отзы­ва­ет­ся сего­дня в моей душе. «И спро­сил Иисус отца его [бес­но­ва­то­го отро­ка]: как дав­но это сде­ла­лось с ним? Он ска­зал: с дет­ства» (Мк 9, 21). Мой духов­ный недуг тоже пора­зил меня еще в дет­стве: я ред­ко ощу­щал себя счаст­ли­вым, люби­мым, вос­тре­бо­ван­ным и начал искать уте­ше­ния в сига­ре­тах, пиве, вод­ке, гулян­ках. Под­рост­ко­вое любо­пыт­ство и жела­ние при­зна­ния со сто­ро­ны таких же бро­шен­ных сверст­ни­ков тоже сыг­ра­ли свою роль. В 4‑м Шаге я начи­наю после­до­ва­тель­но и неспеш­но вспо­ми­нать мое дет­ство, жизнь с мамой, отно­ше­ния с отцом, кото­рых, впро­чем, почти не было. Я напря­жен­но всмат­ри­ва­юсь в то мгно­ве­ние моей судь­бы, когда я попро­бо­вал алко­голь. Памя­тью души я пыта­юсь вспом­нить свои ощу­ще­ния, чув­ства, от чего я бежал тогда, что хотел дока­зать? Ана­ли­зи­руя исто­рию моей семьи, я при­шел к выво­ду, что алко­го­лиз­мом был пора­жен мой род, и что болезнь пере­да­лась мне по наслед­ству, так что вско­ре, еще в ран­ние годы, я понял, что «влип», что алко­голь будет моим посто­ян­ным и навяз­чи­вым спут­ни­ком. Поз­же, когда я начал осно­ва­тель­но спи­вать­ся, мое юно­ше­ское пред­чув­ствие спол­на под­твер­ди­лось. «Иисус ска­зал ему [отцу отро­ка]: если сколь­ко-нибудь можешь веро­вать, всё воз­мож­но веру­ю­ще­му» (Мк 9, 23). Мне была дана сво­бо­да выбо­ра, к чему обра­тить свое серд­це. Ни злые люди, ни обсто­я­тель­ства, ни алко­го­лизм — ничто и никто в этом мире не спо­соб­ны отвра­тить меня от выбо­ра пути: думаю, что уже тогда, в ран­ней юно­сти, я ска­зал себе, что не буду рабом алко­го­ля, что я не хочу им быть. Исце­ле­ние начи­на­ет­ся в тай­ни­ках души, куда чело­век загля­ды­ва­ет не часто. Оба моих жела­ния испол­ни­лись: жела­ние пить — на это я потра­тил 20 лет моей моло­до­сти, вре­мя, когда нуж­но путе­ше­ство­вать, влюб­лять­ся, учить­ся, полу­чать про­фес­сию. Все это было и у меня, но с боль­шой поправ­кой на алко­голь. Вто­рое жела­ние — не быть рабом бутыл­ки, не пить — испол­ня­ет­ся сей­час, когда мно­гое уже поза­ди, дров нало­ма­но нема­ло, но мно­го­му я уже научил­ся, создал семью, рабо­таю, вос­пи­ты­ваю ребен­ка. Ино­гда я чув­ствую, что во мне сокрыт боль­шой потен­ци­ал жиз­нен­ной энер­гии, и что я пока не знаю, как эту энер­гию высво­бо­дить. Зато я точ­но знаю, на что бы я не хотел ее тра­тить: на пьян­ку или изма­ты­ва­ю­щую внут­рен­нюю борь­бу с пьян­кой. Луч­ше я буду ходить на собра­ния АА и оста­вать­ся трез­вым — это мой осо­знан­ный выбор на сего­дня. Я буду полу­чать от жиз­ни то, что сею. Если я настро­ен на то, что­бы тру­дить­ся, отда­вать дру­гим, то и в серд­це, и в жиз­ни все нала­жи­ва­ет­ся, Бог дарит мне новых дру­зей и обнов­ля­ет то, что, каза­лось бы, без­на­деж­но погиб­ло. Так, зим­ние дере­вья вновь покры­ва­ют­ся лист­вой от весен­не­го теп­ла, и в них начи­на­ет свое дви­же­ние новая жизнь. Вес­ной, мы, алко­го­ли­ки, стра­да­ем от депрес­сий, бес­сон­ни­цы и раз­лич­ных душев­ных сотря­се­ний. На днях я в мрач­но-злоб­ном настро­е­нии, поте­рян­ный и несчаст­ный при­шел на собра­ние АА. И мне бро­си­лась в гла­за таб­лич­ка с одним из наших лозун­гов: «Не сда­вай­ся за 5 минут до чуда». Это было для меня в тот день спа­си­тель­ным деви­зом, разо­гнав­шим депрес­сию в одно мгно­ве­ние. Я знаю, что чудо совсем рядом, что, если я верую, путь даже сла­бо и нетвер­до, пере­до мной откры­ты потря­са­ю­щие гори­зон­ты новой жиз­ни во Хри­сте и со Хри­стом, и что в труд­ную мину­ту душев­но­го кри­зи­са я могу вме­сте с еван­гель­ским отцом боль­но­го отро­ка вос­клик­нуть: «Верую, Гос­по­ди! Помо­ги мое­му неве­рию» (Мк 9, 24).

7 апреля. Благовещение Пресвятой Богородицы (Лк 1, 24–38)

Сего­дня Бла­го­ве­ще­ние. Этот празд­ник уста­нов­лен в вос­по­ми­на­ние того собы­тия, когда к Деве Марии спу­стил­ся с небес архан­гел Гав­ри­ил и пред­воз­ве­стил, что Она зач­нет от Духа Свя­то­го и родит Хри­ста, Спа­си­те­ля миру. «Днесь спа­се­ния наше­го гла­виз­на — сего­дня нача­ло наше­го спа­се­ния», — так поет в этот день свя­тая Цер­ковь. С это­го и начи­на­ет­ся, соб­ствен­но, «еван­ге­лие», т. е. «бла­го­ве­стие», с момен­та, когда моло­дая еврей­ская девуш­ка Мари­ам гово­рит свое «да» Богу, и в мир при­хо­дит Спа­си­тель Мес­сия. Бла­гая весть о трез­во­сти, при­шла ко мне в момент, когда я ска­зал свое «да». Уди­ви­тель­но, но с тех пор я еще не раз падал, сры­вал­ся, воз­вра­щал­ся назад, но в глу­бине души я твер­до пом­нил о том, что я уже с Богом, что я уже дал Ему согла­сие. И тогда все мои сры­вы, боль и стра­да­ния пере­ста­ли быть бес­цель­ным и бес­смыс­лен­ным злом, я стал видеть во всем духов­ные уро­ки и руку Божию, кото­рая неж­но и уве­рен­но вела меня впе­ред. Каж­дый в АА может рас­ска­зать о подоб­ном момен­те в его жиз­ни, когда было дано согла­сие на то, что­бы Бог, «Выс­шая Сила», вме­шал­ся в жизнь, повер­нул вспять ее ход. Одна­ко мой «архан­гел» выгля­дел весь­ма нека­зи­сто, это был один бес­ша­баш­ный алко­го­лик из сосед­не­го подъ­ез­да, кото­рый рас­ска­зал мне об АА и о том, что он уже 3 меся­ца не пьет. Я не пове­рил ему, но его сло­ва заде­ли меня за живое, пото­му что я чув­ство­вал, что он не врет. Это было новое нача­ло, кото­рое поло­жи­ло для меня Содру­же­ство трез­вых пья­ниц. Вме­сте с трез­во­стью в моей жиз­ни ста­ли обре­тать пол­но­вес­ный смысл такие сло­ва как «радость», «пер­спек­ти­вы», «ответ­ствен­ность», «состра­да­ние», «здо­ро­вье», «отдых», «про­фес­си­о­на­лизм», «любовь». «Ибо у Бога не оста­нет­ся бес­силь­ным ника­кое сло­во», — ска­зал Гав­ри­ил в день Бла­го­ве­ще­ния. «Тогда Мария ска­за­ла: се, раба Гос­под­ня; да будет мне по сло­ву тво­е­му» (Лк 1, 37–38). Если я со сми­ре­ни­ем, упря­тав куда подаль­ше свой алко­голь­ный гонор и свое­во­лие гово­рю: «Да будет мне по сло­ву Тво­е­му», — и сле­дую тому пути духов­но­го воз­рас­та­ния, по кото­ро­му про­шли тыся­чи и мил­ли­о­ны выздо­рав­ли­ва­ю­щих пья­ниц, любое мое жела­ние Гос­подь испол­нит (если оно не совсем, конеч­но, безум­ное). Если я рабо­таю в про­грам­ме «12 Шагов», то она сама начи­на­ет «рабо­тать» на меня и, как в мастер­ской скуль­пто­ра, вылеп­ли­вать из меня новую, духов­ную, зре­лую и ответ­ствен­ную лич­ность. Это и есть бла­гая весть, кото­рую Бог через дру­гих алко­го­ли­ков и АА несет душе каж­до­го пья­ни­цы. Божия Матерь, молю Тебя, даруй мне силы и жела­ние каж­дый день духов­но рас­ти, сле­дуя прин­ци­пам про­грам­мы выздоровления.

8 апреля

«Зло­ба — враг «номер один». Она раз­ру­ша­ет алко­го­ли­ка боль­ше, чем что-либо дру­гое. Она явля­ет­ся при­чи­ной всех видов духов­ных неду­гов, ибо мы были боль­ны не толь­ко пси­хи­че­ски, физи­че­ски, но и духов­но» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 62). Рабо­тая по 4‑му Шагу, я вспо­ми­наю все свои оби­ды. Боль­но и горь­ко при­зна­вать, что часто я совер­шал небла­го­вид­ные поступ­ки из чув­ства мести или зави­сти, а не про­сто пото­му, что был пьян. Думаю, мне при­дет­ся еще дол­го вни­кать в свою при­ро­ду, что­бы понять, отку­да во мне столь­ко агрес­сии и зло­бы. На кого я так оби­жен, на Бога? на роди­те­лей? Что такое здо­ро­вая агрес­сия? Как ее про­яв­лять? До сих пор агрес­сия разъ­еда­ла меня, вела пря­мой дорож­кой к ста­ка­ну, сопро­вож­да­лась осуж­де­ни­ем, пре­зре­ни­ем, стра­хом. Зло­ба, род­ная сест­ра гор­ды­ни, даже тень ее, память о ней воз­вра­ща­ют меня назад, в алко­голь­ное про­шлое, не дают спо­кой­но жить; неред­ко и на собра­ния АА я при­хо­жу, кипя зло­бой, напол­нен­ный духом раз­дра­же­ния и отчуж­ден­но­сти. Какое же лекар­ство от зло­бы, этой непоз­во­ли­тель­ной рос­ко­ши для алко­го­ли­ка? Во-пер­вых, бла­го­дар­ность. Когда я вспо­ми­наю о доб­ром, любя­щем и забот­ли­вом Гос­по­де, Кото­рый при­вел меня в Содру­же­ство, когда я пере­би­раю в душе сво­их надеж­ных и вер­ных дру­зей по АА и «по жиз­ни», думаю о сво­ей семье — в общем, обо всех тех людях, кото­рые помо­га­ли мне встать на ноги, под­дер­жи­ва­ли сер­деч­ным сло­вом, осо­бен­но в пер­вое вре­мя трез­во­сти, зло­ба ухо­дит из серд­ца, рас­се­и­ва­ет­ся, как дым. Во-вто­рых, я напо­ми­наю себе, что зло­ба пита­ет­ся энер­ги­ей агрес­сии, и что мне нуж­но научить­ся ува­жать свои чув­ства и про­яв­лять агрес­сию так, что­бы она не раз­ру­ша­ла меня и дру­гих. Ино­гда я иду в лес и кри­чу там или пою во всю глот­ку. Ино­гда я выби­ваю оби­ды и раз­дра­же­ние о бок­сер­скую гру­шу, кото­рая висит в под­ва­ле наше­го офи­са. Еще, когда я «зави­саю» в сво­ей зло­бе, для меня важ­но полу­чать помощь непо­сред­ствен­но от Гос­по­да и Церк­ви: я иду на свя­тую Евха­ри­стию. Я знаю, что ника­кая чело­ве­че­ская помощь и уси­лие не могут срав­нить­ся с Боже­ствен­ным «лекар­ством», в одно мгно­ве­ние спо­соб­ным изгнать из души зло­бу, тос­ку, похоть и любое зло. Сего­дня я молюсь Гос­по­ду, что­бы Он изгнал из серд­ца зло­бу, из ума — зло­па­мят­ство и обид­чи­вость, а с язы­ка — празд­но­сло­вие и осуждение.

9 апреля

«Ухо, вни­ма­тель­ное к уче­нию жиз­ни, пре­бы­ва­ет меж­ду муд­ры­ми» (Притч. 15, 31). Мне инте­рес­но жить трез­вым. Мне инте­рес­но учить­ся трез­во­сти и муд­ро­сти жиз­ни у тех, кто впе­ре­ди меня. Не все­гда жить трез­во лег­ко, под­час это невы­но­си­мо, но, я бы ска­зал, что это все­гда инте­рес­но. Каж­дый новый день в трез­во­сти не похож на дру­гой. Я ста­ра­юсь при­слу­ши­вать­ся к дыха­нию жиз­ни: к сво­им чув­ствам, мыс­лям и жела­ни­ям, к дру­гим людям, ста­ра­юсь раз­гля­деть, кто же сто­ит пере­до мной и чего он хочет — помо­щи, сове­та или он при­шел отнять у меня силы и вре­мя; я хочу понять, чего же Гос­подь хочет от меня сего­дня. Настав­ник неод­но­крат­но сове­то­вал мне в тече­ние дня брать пау­зу, как бы отсту­пив на шаг и заме­рев в пото­ке дня,
побыть в тишине. На каж­дом собра­нии АА я с изум­ле­ни­ем наблю­даю, как люди, каза­лось бы, не име­ю­щие ника­ких шан­сов, ста­но­вят­ся на ноги и рас­прям­ля­ют­ся в пол­ный рост чело­ве­че­ской кра­со­ты и досто­ин­ства. В трез­во­сти откры­ва­ет­ся то пре­крас­ное и непри­мет­ное, что было совер­шен­но скры­то под гру­бым покро­вом судь­бы, харак­те­ра и обсто­я­тельств. Моя сего­дняш­няя рабо­та — начать про­пи­сы­вать сту­ден­че­ские годы, мои юно­ше­ские «подви­ги» и «рома­ны». Моя сего­дняш­няя молит­ва — бла­го­дар­ность Богу и прось­ба о том, что­бы обре­сти здра­во­мыс­лие и сми­рен­но­муд­рие. И я верю, что «Бог научит нас, выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков, быть доб­ры­ми и тер­пи­мы­ми по отно­ше­нию к каж­до­му» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 65), в том чис­ле, к тем, с кем нас свя­зы­ва­ет толь­ко прошлое.

10 апреля

Поче­му так часто мне быва­ет труд­но выздо­рав­ли­вать? Ведь совсем не обя­за­тель­но при­об­ре­тать новые чер­ты харак­те­ра, фор­мы пове­де­ния и навы­ки. Глав­ное — отка­зать­ся от ста­рых сте­рео­ти­пов и предубеж­де­ний, от алко­голь­но­го мыш­ле­ния. Но поче­му-то и это не лег­ко. Ста­рое, вет­хое, ненуж­ное срос­лось с моей душой, спа­я­лось самым тес­ным обра­зом. Эти наро­сты болез­ни ста­ли частью меня, моей лич­но­сти, осво­бож­дать­ся от них порой так же боль­но как сди­рать кожу. В 4‑м Шаге я при­сту­паю к про­ра­бот­ке сво­их отно­ше­ний с отцом. Я вижу, что в этих отно­ше­ни­ях зало­же­но мно­гое из того, что опре­де­ли­ло мою даль­ней­шую жизнь: и хоро­шее и пло­хое. В свя­щен­ном Писа­нии я нахо­жу для себя как бы два век­то­ра трез­во­сти для того, что­бы раз­мыш­лять о роли роди­те­лей в моей жиз­ни. В вет­хо­за­вет­ном дека­ло­ге я читаю: «Почи­тай отца тво­е­го и мать твою, что­бы про­дли­лись дни твои на зем­ле, кото­рую Гос­подь, Бог твой, дает тебе» (Исх 20, 12). А в кни­ге «Вто­ро­за­ко­ние» есть такие сло­ва: «Про­клят зло­сло­вя­щий отца сво­е­го или матерь свою» (Втор 27, 16). Эти запо­ве­ди никто не отме­нял, чело­век, отка­зы­ва­ю­щий­ся от роди­те­лей, отка­зы­ва­ет­ся от само­го себя, от сво­ей жиз­ни. Это замед­лен­ное само­убий­ство. А дру­гой век­тор зада­ют мне рез­кие сло­ва Спа­си­те­ля: «Отцом себе не назы­вай­те нико­го на зем­ле: ибо один у вас Отец, Кото­рый на небе­сах» (Мф 23, 10–11). Ника­кой роди­тель не может дать все­го, что необ­хо­ди­мо ребен­ку. Толь­ко небес­ный Отец спо­со­бен любить совер­шен­ной любо­вью и может стать Отцом во всей пол­но­те. Но небес­ное усы­нов­ле­ние — дело осо­знан­но­го выбо­ра и упор­но­го тру­да. Всю жизнь я выстра­и­вал соза­ви­си­мые отно­ше­ния, мастер­ски пере­кла­ды­вая ответ­ствен­ность за свою жизнь на пле­чи кого угод­но — отца, мате­ри, дяди, свя­щен­ни­ка, «духо­нос­но­го стар­ца», настав­ни­ка в Про­грам­ме. Вме­сте с ответ­ствен­но­стью я пере­кла­ды­вал на них и вину за мой раз­би­тый нос. Но ведь нос-то я каж­дый раз раз­би­вал сам. Зна­чит, и отве­чать мне при­дет­ся за все само­му. Дру­гие люди по-раз­но­му вли­я­ли на меня, убеж­да­ли меня в чем-то или про­во­ци­ро­ва­ли на тот или иной посту­пок. Но пока я не пой­му, что это был мой выбор сле­до­вать или не сле­до­вать сове­ту, вли­я­нию, про­во­ка­ции, я не про­дви­нусь впе­ред. Это вовсе не зна­чит, что дру­гие ни в чем не вино­ва­ты. Ино­гда, в пылу свой­ствен­но­го алко­го­ли­ку бур­но­го рас­ка­я­ния, я готов взять на себя вину за все и за вся. Но это тоже само­об­ман. Одна­ко я могу и дол­жен взять ответ­ствен­ность за свой выбор в про­шлом и насто­я­щем. Я учусь при­ни­мать реше­ния, не боять­ся оши­бок, пре­одо­ле­вать труд­но­сти, стро­ить с дру­ги­ми людь­ми кон­струк­тив­ные отно­ше­ния, я учусь пре­одо­ле­вать страх и боль. И тогда я рас­ту духов­но. Ведь алко­голь был бер­ло­гой, куда я пря­тал­ся, убе­гал от всех жиз­нен­ных про­блем. В 4‑м Шаге я нахо­жу в себе муже­ство «отпу­стить» свое алко­голь­ное про­шлое и обнов­лен­ным вой­ти в жизнь. Гос­по­ди, я про­шу у Тебя муже­ства и муд­ро­сти на эту жизнь. Помо­ги мне не тво­рить куми­ров из людей и вещей. Да не засло­нит Тебя ника­кой чело­век и ника­кая вещь!

11 апреля. Память мучеников Марка, епископа Арефусийского, Кирилла диакона и иных многих

Сего­дня память пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Мар­ка, постра­дав­ше­го при Юли­ане Отступ­ни­ке в IV веке. По ука­за­нию импе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на Вели­ко­го Марк раз­ру­шил идоль­ское капи­ще. Когда всту­пив­ший на пре­стол Юли­ан начал опять пре­сле­до­вать хри­сти­ан и воз­рож­дать язы­че­ство, ста­рец-епи­скоп сна­ча­ла уда­лил­ся от пре­сле­до­ва­те­лей, но, узнав, что языч­ни­ки в поис­ках его истя­за­ют хри­сти­ан, доб­ро­воль­но пре­дал себя вра­гам. Сопро­вож­да­е­мый поно­ше­ни­я­ми и изде­ва­тель­ства­ми, Марк был про­ве­ден через весь город. Ему рва­ли воло­сы, тер­за­ли тело, его воло­чи­ли по доро­ге, погру­жая в боло­то, под­ве­ши­ва­ли свя­зан­но­го и реза­ли ножа­ми. Стар­цу сжи­ма­ли ноги в тис­ках, креп­ки­ми льня­ны­ми нитя­ми обре­за­ли уши и, нако­нец, нама­зав тело муче­ни­ка медом и жиром, в жар­кий пол­день под­ве­си­ли его в кор­зине в добы­чу пче­лам. Но свя­той ста­рец слов­но не заме­чал боли, и это еще боль­ше разъ­яря­ло мучи­те­лей. Жите­ли горо­да Аре­фу­сии, видя несо­кру­ши­мую твер­дость свя­ти­те­ля, отпу­сти­ли его на сво­бо­ду. Поз­же мно­гие из них обра­ти­лись ко Хри­сту. Меня часто тер­за­ют мои внут­рен­ние истя­за­те­ли: поро­ки, стра­сти, недо­стат­ки харак­те­ра. От зави­си­мо­стей, кото­рые явля­ют­ся неотъ­ем­ле­мой частью алко­го­лиз­ма, я испы­ты­ваю нешу­точ­ную боль. Но в трез­во­сти, с Богом эта боль, во-пер­вых, име­ет какой-то смысл и цель (ведь с каж­дым разом я делаю малень­кий шажок впе­ред), а во-вто­рых, теперь я могу вполне выдер­жать то, что рань­ше заста­ви­ло бы меня «напить­ся и забыть­ся». Если бы мне ска­за­ли несколь­ко лет назад, что я смо­гу, повздо­рив с началь­ни­ком на рабо­те, не напить­ся или, сидя в двух­ча­со­вой проб­ке, не «схо­дить с ума», я бы очень уди­вил­ся. На днях мне при­шлось пере­жить силь­ный стресс: мой близ­кий род­ствен­ник попал в пере­дел­ку. Нуж­но было внут­ренне собрать­ся и быст­ро при­вез­ти ему важ­ные доку­мен­ты, забрав их пред­ва­ри­тель­но из трех раз­ных мест. Рань­ше я бы не потя­нул зада­ние тако­го уров­ня слож­но­сти. А вот теперь спра­вил­ся, и не захо­те­лось напить­ся. Напря­же­ние ока­за­лось посиль­ным, хотя и пре­дель­ным. Древ­ние исто­рии муче­ни­ков удив­ля­ют и пора­жа­ют меня, но в одном я убеж­да­юсь на соб­ствен­ном опы­те: Бог тво­рит невоз­мож­ное, то, что преж­де было немыс­ли­мо в моей жиз­ни, теперь — осу­ще­стви­мо. Если я не выпа­даю из про­грам­мы «12 Шагов», тяго­ты и испы­та­ния не могут меня сло­мить, но толь­ко дела­ют креп­че, твер­же, трез­вее. И тогда мое сло­во обре­та­ет силу и дохо­дит до нович­ка, до алко­го­ли­ка, кото­рый еще не твер­до сто­ит на ногах. Какие бы внеш­ние и внут­рен­ние собы­тия не отни­ма­ли у меня здра­во­мыс­лие и душев­ный покой, я ста­ра­юсь быть вер­ным прин­ци­пам АА. Вече­ром или утром я оце­ни­ваю труд­ную ситу­а­цию и мою реак­цию на нее, руко­вод­ству­ясь опы­том 4‑го Шага. Гос­по­ди, молит­ва­ми свя­щен­но­му­че­ни­ка Мар­ка, помо­ги мне не забы­вать о Тебе и быть вер­ным Тво­им уче­ни­ком при раз­лич­ных испы­та­ни­ях и несчастьях.

12 апреля. Литургическое чтение: Мк 8, 27–31

Когда Хри­стос спро­сил Сво­их уче­ни­ков: «А вы за кого почи­та­е­те Меня? Петр ска­зал в ответ: Ты Хри­стос. И запре­тил им, что­бы нико­му не гово­ри­ли о нем» (Мк 8, 29–30). В кни­ге «12 Шагов и 12 Тра­ди­ций» есть такие сло­ва: «Со вре­ме­нем каж­дый из нас назо­вет Его сво­им име­нем». Откро­ве­ние о Хри­сте-Мес­сии нель­зя полу­чить гото­вым, про­сто усво­ив его из книг. Его нуж­но про­жить, или, как гово­рит мит­ро­по­лит Анто­ний Сурож­ский, долж­на про­изой­ти лич­ная встре­ча со Хри­стом. А такая встре­ча воз­мож­на, когда я уви­жу в лице хотя бы одно­го чело­ве­ка сия­ние веч­ной жиз­ни. В этом и состо­ит смысл цер­ков­но­го Пре­да­ния, кото­рое из века в век пере­да­ет­ся в Церк­ви от одно­го к дру­го­му через взгляд, сло­во, инто­на­цию, посту­пок. Пере­да­ет­ся живой образ Хри­ста, опыт люб­ви, мило­сти и прав­ды. Что такое 4‑й Шаг? Это сво­е­го рода под­го­тов­ка к такой встре­че с Богом. Пото­му что мы не смо­жем уви­деть Бога в дру­гом чело­ве­ке, если наше серд­це запол­не­но оби­да­ми, зави­стью, пре­зре­ни­ем. В нас про­сто не хва­тит места для Бога. Чет­вер­тый Шаг — это очи­ще­ние души от мно­го­лет­ней гря­зи гре­хов и обид, это про­свет­ле­ние ума и серд­ца, осво­бож­де­ние из мрач­но­го под­зе­ме­лья, это, в кон­це кон­цов, встре­ча с вос­крес­шим Хри­стом. Свет Божий не про­ни­ка­ет в мой дом, если окна закоп­ти­лись, Бог не виден сквозь мрак зло­бы, похо­ти, зави­сти и про­чих гре­хов и недо­стат­ков. Откро­ве­ние о Бого­че­ло­ве­ке, рас­ска­зан­ное мне в Еван­ге­лии, помо­га­ет на этом пути, ведь Иисус ясно пока­зал, что жить с Богом может каж­дый, кто это­го захо­чет. Раз­гре­бая зава­лы и бар­ри­ка­ды про­шло­го в 4‑м Шаге, я начи­наю яснее слы­шать Сло­во Божие — Хри­ста, и откры­ваю в соб­ствен­ном серд­це Бога. Может быть, все это зву­чит слиш­ком кра­си­во и высо­ко­пар­но, но ведь эта кра­со­та нам доступ­на: Бог ждет толь­ко от нас при­гла­ше­ния. Вы може­те спро­сить меня, встре­тил ли я Хри­ста? Я бы отве­тил и «да» и «нет». «Да», пото­му что я был одна­жды силь­но, в самое серд­це, пора­жен кра­со­той это­го Чело­ве­ка, силой Его люб­ви и мило­сти, я видел Его образ в неко­то­рых цер­ков­ных людях и в неко­то­рых бра­тьях и сест­рах из Содру­же­ства, и мне эти чер­ты были зна­ко­мы! Я могу ска­зать, что без этой кра­со­ты, кото­рую я уви­дел в Иису­се Хри­сте, я не мыс­лю свою жизнь. «Нет», пото­му что я боюсь более близ­ких отно­ше­ний со Хри­стом, я не тверд в сво­ей вере, я не готов идти за Ним на Гол­го­фу, я не готов отка­зать­ся от мно­го­го. Хри­стос не вла­мы­ва­ет­ся в две­ри мое­го серд­ца, но и не ухо­дит, не отсту­па­ет от Меня: «Се, стою и сту­чу», — гово­рит Он, пред­ла­гая мне более близ­кие отно­ше­ния, кото­рых я пока стра­шусь, к кото­рым я не готов. Мое упо­ва­ние в том, что рабо­та по Шагам сде­ла­ет меня более откры­тым Богу, более реши­тель­ным и цель­ным. Участ­вуя в про­грам­ме «12 Шагов» день за днем и год за годом, я про­дви­га­юсь все бли­же к завет­ной цели, я все боль­ше осво­бож­да­юсь от алко­голь­но­го про­шло­го — сте­рео­ти­пов мыш­ле­ния и пове­де­ния, от стра­хов, осуж­де­ния, зави­сти и обид. Гос­по­ди, ука­жи мне путь, кото­рым мне идти! И не остав­ляй меня в рабо­те по 4‑му Шагу.

13 апреля. Литургическое чтение: Мк 10, 32–45

«Сын чело­ве­че­ский при­шел. отдать душу Свою для искуп­ле­ния мно­гих» (Мк 10, 45). Хри­стос при­шел отдать Свою жизнь. Гос­подь Иисус воче­ло­ве­чил­ся на зем­ле ради меня, тебя, ради людей, ради алко­го­ли­ков, кото­рые огор­ча­ют Его сво­ей пья­ной жиз­нью, испол­нен­ной гре­хов, гря­зи и вся­че­ской неправ­ды. Если эти сло­ва для меня не мета­фо­ра, не пустой звук, я беру на себя ответ­ствен­ность за выздо­ров­ле­ние, за чест­ную вдум­чи­вую рабо­ту по 4‑му шагу. Часто ноги не идут на собра­ние, руки не хотят мыть чаш­ки, откры­вать про­грамм­ную кни­гу, язык не пово­ра­чи­ва­ет­ся выска­зать­ся о сво­ей боли, уши не хотят слы­шать про­грамм­ные исти­ны. Не хочет­ся по утрам откры­вать гла­за и вста­вать с посте­ли. Что это? Отго­лос­ки болез­ни алко­го­лиз­ма, кото­рая есть смерть тела, души и духа, кото­рая есть уми­ра­ние, раз­ло­же­ние всей моей лич­но­сти. Тогда я иду на собра­ние, зво­ню настав­ни­ку, пишу 4‑й шаг, понуж­дая себя выда­вить хоть пару строк. В этом уси­лии моя бла­го­дар­ность Хри­сту, кото­рый при­шел на эту греш­ную и пре­крас­ную зем­лю, что­бы я был выкуп­лен из тяже­ло­го, про­кля­то­го раб­ства у Джо­на-Ячмен­ное зер­но. Гос­по­ди, моя сего­дняш­няя молит­ва о даро­ва­нии жела­ния и сил ходить на собра­ния АА и тру­дить­ся в про­грам­ме выздо­ров­ле­ния. Аминь.

14 апреля. Память преподобной Марии Египетской

«Хра­ня­щий запо­ведь хра­нит душу свою», — учит свя­щен­ное Писа­ние и при­бав­ля­ет: «А нера­де­ю­щий о путях сво­их погиб­нет» (Притч. 19, 16; паре­мия на вечерне). Я учусь забо­тить­ся о себе. Не толь­ко о душе, но и о теле, точ­нее, обо всем том, что вве­рил мне Гос­подь: о сво­ем «чело­ве­че­стве», нерас­тор­жи­мом един­стве телес­но­го, душев­но­го и духов­но­го. В каче­стве осо­бо­го дара Бог дал чело­ве­ку сфе­ру жела­ний: жела­ние иметь семью, зара­ба­ты­вать день­ги, помо­гать дру­гим, путе­ше­ство­вать, рабо­тать, отды­хать, вкус­но есть, спать. Не все мои жела­ния свет­лы, не все мои жела­ния выпол­ни­мы. Ино­гда я запу­ты­ва­юсь в них или иду у них на пово­ду. В рабо­те со сфе­рой жела­ний лежит ответ на мно­гие муча­ю­щие меня вопро­сы. «Ста­но­вясь неуправ­ля­е­мы­ми, есте­ствен­ные жела­ния при­чи­ня­ют. [нам] боль­шой вред, явля­ясь при­чи­ной мно­гих, прак­ти­че­ски всех. [наших] непри­ят­но­стей» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 49). Истин­ная при­ро­да моих недо­стат­ков — это жела­ние, инстинкт, кото­рый пре­вы­сил свое назна­че­ние, из слу­ги стал гос­по­ди­ном. «Чет­вер­тый Шаг — это реши­тель­ная и до неко­то­рой сте­пе­ни мучи­тель­ная попыт­ка обна­ру­жить в себе те откло­не­ния, кото­рые были у нас в про­шлом, и те, кото­рые есть сей­час» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 50). Один из силь­ней­ших инстинк­тов в жиз­ни чело­ве­ка — инстинкт сек­су­аль­ный, кото­рый, впро­чем, у чело­ве­ка все­гда сопря­жен со сфе­рой духа. Чело­век не спо­со­бен быть про­сто живот­ным, он все­гда и во всем духов­ное живот­ное, пото­му-то в обла­сти сек­су­аль­ных отно­ше­ний не может не идти речь об ответ­ствен­но­сти и выбо­ре. Я при­сту­паю к ана­ли­зу сво­их отно­ше­ний с жен­щи­на­ми, ведь в пья­ной жиз­ни я нало­мал дров и в этой обла­сти. Сего­дня память вели­кой свя­той блуд­ни­цы — Марии Еги­пет­ской. Она была житель­ни­цей сто­ли­цы Егип­та Алек­сан­дрии и до 30 лет жила гре­хов­ной блуд­ной жиз­нью, пола­гая, что весь смысл ее состо­ит в уто­ле­нии похо­ти. Одна­жды она как бы слу­чай­но отпра­ви­лась на кораб­ле в Иеру­са­лим и хоте­ла вме­сте с дру­ги­ми палом­ни­ка­ми вой­ти в храм Божий, где нахо­ди­лось живо­тво­ря­щее Дре­во Кре­ста Гос­под­ня, но неви­ди­мая сила не допус­ка­ла ее пере­сту­пить порог церк­ви. В душе моло­дой жен­щи­ны про­изо­шел пере­во­рот, она поня­ла, что Бог при­зы­ва­ет ее к луч­шей жиз­ни, и осталь­ные 47 лет (вплоть до смер­ти) она про­ве­ла в заи­ор­дан­ской пустыне, в неве­ро­ят­ных подви­гах воз­дер­жа­ния, поста и молит­вы. Вот так зри­мо вопло­ти­лось ее пока­я­ние, изме­не­ние ума и жиз­ни! Мне не обя­за­тель­но уда­лять­ся в пусты­ню, но, рабо­тая по 4‑му Шагу, я не могу не задать себе неудоб­ных и откро­вен­ных вопро­сов: не зави­сим ли я от похо­ти, не исполь­зо­вал ли я дру­гих людей, пре­вра­щая их в объ­ек­ты моих жела­ний? Недав­но я узнал, что в нашем горо­де появи­лось 12-шаго­вое сооб­ще­ство «Ано­ним­ные Сек­со­го­ли­ки», в кото­ром люди, стра­да­ю­щие зави­си­мо­стью от сек­са, ищут путь к цело­муд­рен­ной жиз­ни. Гос­по­ди, молит­ва­ми пре­по­доб­ной Марии Еги­пет­ской, помо­ги мне чест­но смот­реть на свое про­шлое, про­лей Свой свет на сфе­ру интим­ных отно­ше­ний в моей жизни.

15 апреля

Ино­гда на собра­нии АА встре­ча­ешь совер­шен­но не при­ня­тую в обыч­ной жиз­ни откры­тость, рани­мость и неж­ность. По нача­лу это вызы­ва­ет удив­ле­ние: кажет­ся, что на груп­пе АА люди сни­ма­ют защит­ный пан­цирь, без кото­ро­го в совре­мен­ном обще­стве про­сто не выжить. Но ока­зы­ва­ет­ся, что когда дру­гой не боит­ся про­яв­лять насто­я­щие чело­ве­че­ские чув­ства, созда­ет­ся такое осо­бое поле, меж­ду­че­ло­ве­че­ское про­стран­ство, в кото­ром и тебе лег­че открыть­ся, при­знать­ся в сво­их сокро­вен­ных мыс­лях, стать рани­мым. А путь к исце­ле­нию лежит толь­ко через откры­тость, рани­мость. Ино­гда чув­ству­ешь такую забо­ту и неж­ность со сто­ро­ны выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков, осо­бен­но по отно­ше­нию к нович­ку, у кото­ро­го еще и алко­голь-то не вывет­рил­ся из голо­вы, что серд­це пере­пол­ня­ет­ся бла­го­дар­но­стью к Богу. Всё же, у нас заме­ча­тель­ное брат­ство и хочет­ся рас­ти в Про­грам­ме, дви­гать­ся впе­ред! Ведь впе­ре­ди мно­го чудес­но­го и неиз­ве­дан­но­го. Бро­сить пить, оста­вать­ся трез­вым — это толь­ко нача­ло выздо­ров­ле­ния. Жаль, что о нас в Рос­сии мало зна­ют, и когда видишь несчаст­но­го, отча­яв­ше­го­ся пья­ни­цу, выхо­дя­ще­го из нар­ко­ло­ги­че­ско­го дис­пан­се­ра с тяже­лым серд­цем, хочет­ся крик­нуть ему: «Род­ной! Вот здесь в под­валь­ном поме­ще­нии в про­стой и безыс­кус­ной обста­нов­ке три раза в неде­лю встре­ча­ют­ся такие же как ты пья­ни­цы, кото­рые неко­то­рое вре­мя назад в отча­я­нии и оди­но­че­стве бро­ди­ли по мрач­ной стране ник­чем­но­сти; здесь совер­ша­ет­ся насто­я­щее чудо: сле­пые про­зре­ва­ют, хро­мые начи­на­ют ходить, нищие бла­го­вест­ву­ют, про­ка­жен­ные очи­ща­ют­ся, и бла­жен, кто не соблаз­нит­ся о нас и нашем брат­стве АА. Гос­по­ди, сила Твоя и вправ­ду в немо­щи совершается!

16 апреля. Память преподобного Иллирика

Цер­ковь вспо­ми­на­ет сего­дня в сон­ме свя­тых пре­по­доб­но­го Илли­ри­ка, чудо­твор­ца. В житии его ска­за­но, что он под­ви­зал­ся на горе Маре­нон в Пело­пон­не­се. Вре­мя и обсто­я­тель­ства его жиз­ни неиз­вест­ны. Но Цер­ковь береж­но хра­нит память об этом чело­ве­ке, кото­рый засви­де­тель­ство­вал свою вер­ность Хри­сту и оста­вил по себе доб­рую память. Недав­но я узнал, что умер­ла одна сест­ра из наше­го Содру­же­ства. Она одной из пер­вых в Сою­зе нача­ла путь трез­во­сти по 12-шаго­вой систе­ме, при ее уча­стии был осно­ван мос­ков­ский офис АА, под­дер­жи­ва­ю­щий на сего­дняш­ний день несколь­ко десят­ков групп. Она мно­го слу­жи­ла в Сооб­ще­стве, мно­гих алко­го­ли­ков вдох­но­ви­ла на то, что­бы встать на путь трез­во­сти. О ней вспо­ми­на­ют, что она была свет­лым, глу­бо­ким чело­ве­ком, спо­соб­ным под­дер­жать в труд­ную мину­ту. На еже­год­ных все­рос­сий­ских собра­ни­ях АА с ней здо­ро­ва­лась чуть ли не поло­ви­на участ­ни­ков. Пре­крас­ная и пло­до­твор­ная жизнь! Даже если имя этой сест­ры не будет раз­гла­ше­но, ее образ и дело все рав­но вой­дут в исто­рию дви­же­ния АА в России.
Я уве­рен, что ее имя зна­ет Гос­подь, и что ее опыт и жизнь про­дол­жа­ют вдох­нов­лять мно­гих. Один очень зна­ме­ни­тый аме­ри­кан­ский бок­сер, стра­да­ю­щий раз­но­го рода зави­си­мо­стя­ми, несколь­ко лет назад начал про­хо­дить интен­сив­ную тера­пию, посе­щать ано­ним­ные груп­пы само­по­мо­щи, трез­веть. Одна­жды он опе­ча­лил­ся из-за того, что так мно­го натво­рил бед, и что ему уже нико­гда не стать дру­гим. На это его пси­хо­те­ра­певт, 70-лет­няя Мэри­лин, ска­за­ла ему: «Май­кл, вам все­го 40 лет, у вас впе­ре­ди дол­гий путь; если вы про­дол­жи­те рабо­тать над собой, вы обя­за­тель­но изме­ни­тесь, и мир запом­нит вас совер­шен­но дру­гим!» По-мое­му, заме­ча­тель­ные сло­ва! Я хочу, что­бы мир запом­нил меня дру­гим, я хочу про­жить осмыс­лен­ную и пол­но­цен­ную жизнь, я хочу пере­пи­сать набе­ло все свои чер­но­ви­ки. Поэто­му я про­дол­жаю рабо­ту по 4‑му Шагу, я посте­пен­но отпус­каю и пере­осмыс­ли­ваю свое про­шлое. Сего­дня я про­чи­тал в Еван­ге­лии сло­ва: «Если пре­бу­де­те во Мне и сло­ва Мои в вас пре­бу­дут, то, чего ни поже­ла­е­те, про­си­те, и будет вам» (Ин 15, 7). Гос­по­ди, научи, как пре­бы­вать в Тебе, как вос­при­нять все­рьез Твое Сло­во. Помо­ги мне взгля­нуть на мое про­шлое новы­ми гла­за­ми и осво­бо­дить­ся от пут себялюбия.

17 апреля. Память преподобного Иосифа Песнописца

Сего­дня вспо­ми­на­ет­ся в Церк­ви пре­по­доб­ный Иосиф Пес­но­пи­сец. Он родил­ся на ост­ро­ве Сици­лии в бла­го­че­сти­вой хри­сти­ан­ской семье. В воз­расте 15 лет свя­той Иосиф ушел в Фес­са­ло­ни­ки и посту­пил в мона­стырь. Он отли­чал­ся бла­го­че­сти­ем, тру­до­лю­би­ем, кро­то­стью и поль­зо­вал­ся любо­вью всей бра­тии. Это было вре­мя жесто­ких ико­но­бор­че­ских гоне­ний. Иосиф без­бо­яз­нен­но про­по­ве­до­вал на пло­ща­дях горо­да, посе­щал дома пра­во­слав­ных, утвер­ждая их про­тив ере­ти­ков. Ино­ки посла­ли Иоси­фа к рим­ско­му Папе Льву III, кото­рый был непод­вла­стен визан­тий­ско­му импе­ра­то­ру и мог ока­зать боль­шую помощь пра­во­слав­ным. Во вре­мя путе­ше­ствия пре­по­доб­ный Иосиф был схва­чен раз­бой­ни­ка­ми-ара­ба­ми, кото­рых под­ку­пи­ли ико­но­бор­цы, его отпра­ви­ли на ост­ров Крит, где он был заклю­чен ико­но­бор­ца­ми в тем­ни­цу. Там он, муже­ствен­но пере­но­ся все лише­ния, про­вел 6 лет. В Рож­де­ствен­скую ночь 820 года ему явил­ся свя­ти­тель Нико­лай, изве­стив­ший его о пре­кра­ще­нии гоне­ний на свя­тые ико­ны. Он дал Иоси­фу сви­ток со сло­ва­ми: «При­ми этот сви­ток и съешь». С тех пор Иосиф начал сла­гать уди­ви­тель­ные по кра­со­те цер­ков­ные пес­но­пе­ния в честь Божи­ей Мате­ри и свя­тых угод­ни­ков. Мно­гие из нас, алко­го­ли­ков, роди­лись в небла­го­по­луч­ных семьях; мно­гие из нас, несчаст­ных алко­го­ли­ков, в 15 лет пили вовсю и вели небла­го­че­сти­вую жизнь. Все мы были в пле­ну у жесто­ко­го, бес­че­ло­веч­но­го раз­бой­ни­ка — имя ему Зеле­ный змий. Но не все вырва­лись из раб­ства и дале­ко не все про­пе­ли див­ную песнь о трез­вой, новой и счаст­ли­вой жиз­ни дру­гим, все еще стра­да­ю­щим пья­ни­цам. Когда я пишу 4‑й Шаг, в меня как бы вхо­дит некая сила, вдох­но­ве­ние, и я обре­таю пра­во сви­де­тель­ство­вать дру­гим о трез­во­сти и о нашем Содру­же­стве, о кото­ром зна­ют в Рос­сии совсем немно­гие. «Нашим деви­зом при иссле­до­ва­нии наших недо­стат­ков долж­на быть тща­тель­ность» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 63). Я ста­ра­юсь не жалеть себя при выпол­не­нии 4‑го Шага, зная, что впо­след­ствии мой духов­ной опыт, как воз­дух, нужен будет дру­гим. Моя сего­дняш­няя молит­ва Гос­по­ду — о даро­ва­нии муже­ства дви­гать­ся по про­грам­ме выздоровления.

18 апреля

По зако­нам это­го мира алко­го­лик дол­жен пить, спить­ся и уме­реть. Обще­ство с бес­по­мощ­но­стью, пре­зре­ни­ем и брезг­ли­во­стью смот­рит на это. Ни меди­ци­на, ни Цер­ковь, ни госу­дар­ство не могут решить про­бле­му алко­го­лиз­ма, кото­рая выка­ши­ва­ет все новые и новые поля моло­дых жиз­ней. Увы, даже Цер­ковь не все­гда нахо­дит нуж­ные сло­ва, не име­ет пра­виль­но­го пони­ма­ния про­бле­мы. Неред­ко в церк­ви мож­но услы­шать, что «пьян­ство — это грех, сла­бо­во­лие», что нуж­но про­сто боль­ше постить­ся и молить­ся. Навер­ное, кому-то это и помо­га­ет. Но чаще все­го несчаст­ный пья­ни­ца впа­да­ет в еще боль­шее уны­ние, пото­му что у него не выхо­дит ниче­го пут­но­го. А вот дру­гой, такой же горь­кий и без­на­деж­ный пья­ни­ца, вер­нее, быв­ший неко­гда таким, может помочь. И это насто­я­щее чудо! Что­бы пить, алко­го­ли­ку необ­хо­ди­мо создать такое внут­рен­нее миро­ощу­ще­ние, внут­рен­ний фон, кото­рый будет обслу­жи­вать его алко­го­лизм. И самым луч­шим алко­голь­ным настро­е­ни­ем будет чув­ство недо­воль­ства окру­жа­ю­щим миром и жалость к себе. «Для алко­го­ли­ков, чьи надеж­ды свя­за­ны с сохра­не­ни­ем и ростом духов­но­го опы­та, недо­воль­ство осо­бен­но неже­ла­тель­но. Как мы выяс­ни­ли, оно смер­ти подоб­но, ибо, питая это чув­ство, мы заго­ра­жи­ва­ем­ся от сия­ния Духа» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 64–65). Для меня важ­но поме­нять жиз­нен­ный фон, на кото­ром я про­жи­ваю каж­дый свой день. Это­му пре­крас­но помо­га­ет актив­ная жиз­нен­ная пози­ция. Частое посе­ще­ние собра­ний АА, а во вре­мя эмо­ци­о­наль­ной неста­биль­но­сти — еже­днев­ное; слу­же­ние на груп­пе, обще­ние, как с нович­ка­ми, так и с опыт­ны­ми чле­на­ми Содру­же­ства, чте­ние лите­ра­ту­ры — вот тот мини­мум, кото­ро­му я сле­дую, что­бы оста­вать­ся трез­вым не толь­ко физи­че­ски, но и духов­но. Пото­му что, если я духов­но нетрезв, если гру­бые сло­ва сле­та­ют с мое­го язы­ка, брюз­жа­ние и недо­воль­ство напол­ня­ют мое серд­це, то я рискую вслед за нетрез­вен­ным духом обре­сти и нетрез­вое тело, т.е. сорвать­ся в алко­голь. А это уже будет для меня насто­я­щей ката­стро­фой, и, кто зна­ет, оста­нусь ли я в живых. Для нас, алко­го­ли­ков, важ­но частое, регу­ляр­ное при­ча­ще­ние живо­тво­ря­щих Хри­сто­вых Таин, свя­тых Тела и Кро­ви, кото­рые соеди­ня­ют со свет­лым, радост­ным и живым Иису­сом Господом
и про­го­ня­ют мрак из серд­ца. Ведь часто соб­ствен­ных сил не хва­та­ет на то, что­бы пере­ме­нить внут­рен­ний кли­мат. Гос­по­ди, моя сего­дняш­няя молит­ва о том, что­бы как мож­но ско­рее соеди­нить­ся с Тобою и Цер­ко­вью в Свя­том При­ча­стии, в Боже­ствен­ной Евхаристии.

19 апреля. Литургическое чтение: Ин 11, 1–45

Алко­го­лизм — это смер­тель­ное, про­грес­си­ру­ю­щее, хро­ни­че­ское забо­ле­ва­ние. Его нель­зя изле­чить, но мож­но при­оста­но­вить и почти све­сти на нет. Очень важ­но пом­нить об этом «почти». Кро­ме того, алко­го­лизм — болезнь семей­ная, все чле­ны семьи алко­го­ли­ка, всё его окру­же­ние, так или ина­че втя­ну­ты в сети алко­го­лиз­ма, они вынуж­де­ны участ­во­вать в болез­ни их род­ствен­ни­ка, дру­га или сослу­жив­ца. Ино­гда быва­ет, что жена, сама того не ведая, про­во­ци­ру­ет мужа на пьян­ство. Но поче­му кто-то под­вер­жен этой тяж­кой и, по сути, позор­ной болез­ни, пред­рас­по­ло­жен к ней, а кто-то нет? В сего­дняш­ней еван­гель­ской исто­рии о вос­кре­ше­нии Иису­сом Хри­стом Лаза­ря, кото­ро­го с Иису­сом свя­зы­ва­ла лич­ная друж­ба, гово­рит­ся о том, что наше стра­да­ние может стать ору­ди­ем Божи­ей сла­вы. Сест­ры Лаза­ря, Мар­фа и Мария, кото­рые зна­ли Иису­са, посколь­ку Он ино­гда посе­щал их дом, «посла­ли ска­зать Ему: Гос­по­ди! вот, кого Ты любишь, болен. Иисус, услы­шав то, ска­зал: эта болезнь не к смер­ти, но к сла­ве Божи­ей, да про­сла­вит­ся через нее Сын Божий» (Ин 11, 3–4). Из даль­ней­ше­го повест­во­ва­ния мы зна­ем, что Лазарь умрет. А уже после это­го Хри­стос вос­кре­сит его. Так и с алко­го­лиз­мом, это болезнь, веду­щая к смер­ти. Неред­ко к смер­ти позор­ной, жал­кой и глу­пой. Но в моем слу­чае (как и в тво­ем, чита­тель?), Гос­подь хочет обра­тить смер­тель­ную болезнь к Сво­ей вящей сла­ве. Он пред­ла­га­ет исце­ле­ние, вос­кре­ше­ние к жиз­ни. Неко­то­рые из нас сви­де­тель­ству­ют, что пере­жи­ли нечто подоб­ное смер­ти, мы это назы­ва­ем «дой­ти до сво­е­го дна». Пере­став зали­вать в себя алко­голь, мы еще дол­гое вре­мя про­дол­жа­ем стра­дать, испы­ты­вая на себе послед­ствия смер­тель­ной болез­ни. Болез­нен­ная зави­си­мость от дру­гих людей и их мне­ния, сек­су­аль­ная зави­си­мость, кото­рой под­вер­же­ны 85–90% алко­го­ли­ков, зави­си­мость от таба­ка, еды, теле­ви­зо­ра и раз­вле­че­ний. Этот спи­сок мож­но про­дол­жить. Ста­но­вясь неуправ­ля­е­мы­ми, есте­ствен­ные жела­ния чело­ве­ка при­чи­ня­ют ему боль­шой вред, явля­ясь при­чи­ной мно­гих, прак­ти­че­ски всех его непри­ят­но­стей. Истин­ная при­ро­да наших недо­стат­ков — это инстинкт, пре­вы­сив­ший своё назна­че­ние. Глу­бо­кая, бес­страш­ная оцен­ка сво­ей жиз­ни с нрав­ствен­ной и хри­сти­ан­ской точ­ки зре­ния — это серьез­ный шаг навстре­чу Богу, это мощ­ней­шее лекар­ство, кото­рое помо­га­ет в про­цес­се вос­кре­ше­ния и, не боль­ше не мень­ше, про­слав­ле­ния Бога. В 4‑м Шаге у меня появ­ля­ет­ся воз­мож­ность разо­брать­ся со сво­и­ми недо­стат­ка­ми и «отпу­стить» их, оста­вить про­шлое в про­шлом, не тащить его с собой. «Когда мы по-насто­я­ще­му захо­тим разо­брать­ся в сво­ём «я» и поста­ра­ем­ся сде­лать это скру­пу­лез­но, появит­ся такое чув­ство, слов­но яркий свет вспых­нул в тумане. При извест­ной настой­чи­во­сти у нас появит­ся новая уве­рен­ность в себе, а в душе насту­пит такое облег­че­ние, кото­рое с тру­дом под­да­ет­ся опи­са­нию. Тако­вы пер­вые пло­ды Чет­вер­то­го Шага» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 58). И появит­ся реаль­ная воз­мож­ность не уми­рать, а жить во сла­ву Божию и под Его руко­вод­ством. Моя сего­дняш­няя молит­ва о серьез­но­сти, ответ­ствен­но­сти в рабо­те по 12-ти Шагам и о том, что­бы видеть сокро­вен­ный внут­рен­ний смысл за внеш­ним, буд­нич­ным и незначительным.

20 апреля. Вход Господень в Иерусалим (Ин 12, 1–18)

За несколь­ко дней до Сво­их стра­да­ний Хри­стос при­е­хал в Иеру­са­лим. И «мно­же­ство наро­да, при­шед­ше­го на празд­ник,.. взя­ли паль­мо­вые вет­ви, вышли навстре­чу Ему и вос­кли­ца­ли: осан­на! бла­го­сло­вен гря­ду­щий во имя Гос­подне, Царь Изра­и­лев!» (Ин 12, 12–13). Через несколь­ко дней жите­ли Иеру­са­ли­ма в яро­сти будут кри­чать: «Рас­пни Его! Смерть Ему!» Мно­гие ком­мен­та­то­ры Еван­ге­лия пред­по­ла­га­ют, что сре­ди кри­чав­ших «рас­пни» мог­ли быть и те, кто совсем недав­но кри­чал «осан­на!». Если я нахо­жусь в состо­я­нии эйфо­рии, если я пьян эмо­ци­о­наль­но, увле­чен тол­пой и ее инте­ре­са­ми, мне ниче­го не сто­ит вос­хи­щать­ся Иису­сом, искренне рас­ка­и­вать­ся на испо­ве­ди в гре­хах, уми­лять­ся на бого­слу­же­нии, а за пре­де­ла­ми хра­ма пре­да­вать­ся зло­бе, осуж­де­нию, похо­ти или зави­сти. Не упо­доб­ля­юсь ли я тем нера­зум­ным людям, кото­рые ока­за­лись настоль­ко нена­деж­ны, непо­сто­ян­ны и без­от­вет­ствен­ны, что ста­ли участ­ни­ка­ми страш­но­го пре­ступ­ле­ния — убий­ства Неви­нов­но­го? Трез­вость в АА учит меня отве­чать за свои сло­ва и поступ­ки, не давать пустых обе­ща­ний, быть, что назы­ва­ет­ся, надеж­ным, цель­ным, вер­ным. Чет­вер­тый шаг, как раз, дает такую пер­спек­ти­ву для роста «внут­рен­не­го чело­ве­ка». В про­грам­ме «12 Шагов» мне открыл­ся Бог, насколь­ко я Его пони­маю, Выс­шая Сила. Для меня — это Иисус Хри­стос. Поэто­му поми­мо рабо­ты в АА, я ста­ра­юсь руко­вод­ство­вать­ся еван­гель­ски­ми запо­ве­дя­ми, регу­ляр­но читать свя­щен­ное Писа­ние, Сло­во Божие. Неред­ко я полу­чаю в Писа­нии под­твер­жде­ние того, что наша про­грам­ма в сво­ем ядре несет дерз­но­вен­ный еван­гель­ский дух, хотя и не явля­ет­ся цер­ков­ной. Обнов­лен­ный выздо­ров­ле­ни­ем, я из без­от­вет­ствен­но­го пья­ни­цы сна­ча­ла ста­нов­люсь пол­но­цен­ным чле­ном обще­ства, а затем и уче­ни­ком, после­до­ва­те­лем Хри­ста Гос­по­да. Я учусь вер­но­сти, ответ­ствен­но­сти, серьез­но­му отно­ше­нию к жиз­ни, к выздо­ров­ле­нию, к каж­до­му ска­зан­но­му сло­ву. Про­грам­ма АА, осо­бен­но ее духов­ный аспект, к кото­ро­му я по-насто­я­ще­му при­ка­са­юсь в 4‑м Шаге, посте­пен­но обнов­ля­ет, пре­об­ра­жа­ет меня. Теперь для меня боль­шая непри­ят­ность, если я по какой-то при­чине под­во­жу чело­ве­ка, опаз­ды­ваю или не испол­няю обе­ща­ние. Быва­ет, что я осту­па­юсь, но рас­це­ни­ваю это не как нор­му, а как
воз­вра­ще­ние к ста­ро­му, как грех, непра­виль­ный посту­пок. Сего­дня я вме­сте со всей Цер­ко­вью про­сла­вил на свя­той Литур­гии Хри­ста, как Бога и крот­ко­го Царя. Поста­ра­юсь быть Ему вер­ным все­гда. Кон­крет­но это будет выра­жать­ся в том, что я, не покла­дая рук, про­дол­жу тру­дить­ся в про­грам­ме выздо­ров­ле­ния. Гос­по­ди, помо­ги мне быть вер­ным, ответ­ствен­ным и надеж­ным. Даруй мне серд­це любя­щее и твер­дое, что­бы любить Тебя до смерти.

21 апреля. Великий Понедельник. Чтение на утрене: Мф 21, 18–43

Нача­лась Страст­ная неде­ля. Поста­ра­юсь бывать поча­ще в хра­ме и соучаст­во­вать в собы­ти­ях послед­ней неде­ли зем­ной жиз­ни Спа­си­те­ля. «Поут­ру же, воз­вра­ща­ясь в город, [Иисус] взал­кал. И, уви­дев при доро­ге одну смо­ков­ни­цу, подо­шел к ней и, ниче­го не най­дя на ней, кро­ме одних листьев, гово­рит ей: да не будет же впредь от тебя пло­да вовек. И смо­ков­ни­ца тот­час засох­ла» (Мф 21, 18–19). Один мой хоро­ший зна­ко­мый по Содру­же­ству недав­но отме­тил деся­ти­ле­тие трез­во­сти. И вско­ре сорвал­ся. Сей­час лежит в отде­ле­нии нар­ко­ло­гии в тяже­лом состо­я­нии. Как мог­ло такое про­изой­ти? Я знаю, что он актив­но зани­мал­ся слу­же­ни­ем, часто посе­щал собра­ния, но он не рабо­тал спе­ци­аль­но по Шагам, и у него не было настав­ни­ка в Про­грам­ме. Я не могу знать всех при­чин его сры­ва, но, воз­мож­но, дело имен­но в том, что внеш­нее, поверх­ност­ное выздо­ров­ле­ние было, а внут­рен­не­го дви­же­ния, види­мо, было не доста­точ­но. Как гово­рят у нас в Про­грам­ме: алко­го­лизм — это эска­ла­тор, иду­щий вниз, и, что­бы толь­ко оста­вать­ся на месте, нуж­но идти вверх, а что­бы идти вверх, нуж­но дви­гать­ся в два раза быст­рее. Внеш­нее необ­хо­ди­мо, ина­че я про­сто не оста­нусь трез­вым, но как мерт­во тело без духа, вера без дел, так и трез­вость непроч­на без посто­ян­но­го внут­рен­не­го роста. Я наде­юсь, что Гос­подь сно­ва воз­двиг­нет это­го бра­та и даст ему здра­во­мыс­лие и силы вер­нуть­ся на путь трез­во­сти. Ведь такое может про­изой­ти с каж­дым из нас в любой момент. У нас нет ника­ких гаран­тий. Поэто­му один из базо­вых прин­ци­пов про­грам­мы АА — трез­вость толь­ко на один день, на сего­дня. «Алко­го­ли­кам осо­бен­но важ­но суметь понять, что неуправ­ля­е­мые инстинк­ты явля­ют­ся глу­бин­ной при­чи­ной их раз­ру­ши­тель­но­го пьян­ства. Мы пили, что­бы заглу­шить чув­ство стра­ха, разо­ча­ро­ва­ния и депрес­сии. Мы пили, что­бы заглу­шить ощу­ще­ние вины, вызван­ное стра­стя­ми, а потом сно­ва пили, делая воз­мож­ным воз­ник­но­ве­ние новых стра­стей» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 52). В 4‑м Шаге я вплот­ную начи­наю раз­би­рать­ся со сво­и­ми недо­стат­ка­ми, т.е. стра­стя­ми, гре­ха­ми и поро­ка­ми. Что вынуж­да­ет меня дви­гать­ся впе­ред? Ино­гда это страх перед сры­вом. Но на войне, как на войне: здесь все сред­ства хоро­ши. Пусть это будет страх ока­зать­ся бес­плод­ной смо­ков­ни­цей, на кото­рой мно­го листьев и нет пло­дов. Этот страх не пара­ли­зу­ет и не раз­ру­ша­ет меня, в нем дей­ству­ет инстинкт само­со­хра­не­ния, инстинкт выжи­ва­ния. Напри­мер, я боюсь прыг­нуть с седь­мо­го эта­жа (когда я был пьян, я это­го не боял­ся), ввя­зать­ся в дра­ку с четырь­мя здо­ро­вы­ми мужи­ка­ми, боюсь совер­шить пре­ступ­ле­ние, и не сты­жусь этих стра­хов, пото­му что они сохра­ня­ют мне жизнь. Поэто­му, если страх, а не любовь дви­жет мной, обя­зы­ва­ет рабо­тать по Шагам, это тоже непло­хо. А любовь, кото­рая есть дар от Бога, награ­да за сми­ре­ние, обя­за­тель­но при­дет в свое вре­мя. Моя сего­дняш­няя молит­ва ко Хри­сту о нис­по­сла­нии живи­тель­но­го Божье­го стра­ха, защи­ща­ю­ще­го от лени, от неже­ла­ния тру­дить­ся в выздоровлении.

22 апреля. Великий Вторник. Литургическое чтение: Мф 24, 36 — 26, 2

Хри­стос про­по­ве­ду­ет в Иеру­са­ли­ме, кото­рый ско­ро отверг­нет Его и даже забе­рет жизнь. Эти дни — вре­мя осо­бо­го бодр­ство­ва­ния для хри­сти­ан. Все сего­дняш­ние еван­гель­ские прит­чи: о рабе-домо­пра­ви­те­ле, о деся­ти девах, о талан­тах и о Страш­ном суде — на самом деле об одном — о бодр­ство­ва­нии. Бодр­ство­ва­ние — это тоже духов­ный талант. Всем нам, алко­го­ли­кам, даны от Бога раз­лич­ные и мно­гие талан­ты, — каж­до­му по его силе. Это, преж­де все­го, талант, дар духов­но­го роста. Всем нам, выздо­рав­ли­ва­ю­щим пья­ни­цам, даны огром­ные силы — помо­гать дру­гим, выстра­и­вать новые отно­ше­ния в семье, на рабо­те, сози­дать в себе и вокруг себя новый пре­крас­ный и вдох­но­вен­ный мир. Мас­ло в све­тиль­ни­ках у деся­ти дев — это осо­знан­ная, трез­вен­ная жизнь, не имея кото­рой нам нече­го будет ска­зать на Послед­нем суде. Сла­ва Богу, у каж­до­го выздо­рав­ли­ва­ю­ще­го алко­го­ли­ка есть бодр­ству­ю­щий страж, кото­рый не даст ему уснуть и про­спать при­ход Жени­ха — это алко­го­лизм. Мы буд­то бы идем по засне­жен­ной сте­пи: нам нель­зя оста­нав­ли­вать­ся, нель­зя засы­пать ни на мину­ту — замерз­нешь! А впе­ре­ди уже вид­не­ет­ся дерев­ня, дымок над кры­шей, натоп­лен­ная печ­ка. Вовсе не обя­за­тель­но совер­шать нечто вели­кое, надо про­сто жить вни­ма­тель­нее, вни­мая себе и дру­гим. Обра­щать вни­ма­ние на мело­чи, на чув­ства, жела­ния, брать пау­зу, ана­ли­зи­ро­вать жиз­нен­ные ситу­а­ции, не жалеть вре­ме­ни и сил на то, что­бы про­сить помо­щи у Бога. Подать горь­ко­му пья­ни­це визит­ку АА, купить вкус­ное пече­нье для собра­ния, пого­во­рить после груп­пы с нович­ком, с тем, кто недав­но сорвал­ся, кто сидит в депрес­сии, схо­дить в нар­ко­ло­ги­че­скую боль­ни­цу — вот набор несколь­ких нетруд­ных дей­ствий в Про­грам­ме, кото­рые помо­га­ют нам сохра­нять и углуб­лять нашу трез­вость. Тогда рас­се­и­ва­ет­ся тос­ка, появ­ля­ют­ся новые силы, жизнь ста­но­вит­ся инте­рес­ной и при­вле­ка­тель­ной, и серд­це испол­ня­ет­ся любо­вью к Богу и людям, ува­же­ни­ем к себе. Буд­то слы­шим мы голос Хри­стов: «При­ди­те, бла­го­сло­вен­ные Отца Мое­го, насле­дуй­те Цар­ство, уго­то­ван­ное вам от созда­ния мира» (Мф 25, 34).

23 апреля. Великая Среда. Литургическое чтение: Мф 26, 6–16

«Сын Чело­ве­че­ский идет, как напи­са­но о Нем, но горе тому чело­ве­ку, кото­рым Сын Чело­ве­че­ский пре­да­ет­ся…» (Мф 26, 24). Зачем Хри­стос ска­зал это, а потом еще и доба­вил: «Луч­ше было бы это­му чело­ве­ку не родить­ся»? Сло­ва страш­ные и обли­чи­тель­ные. Он ска­зал мак­си­маль­но рез­ко, что­бы про­бу­дить одно­го из Сво­их люби­мых уче­ни­ков, одно­го из 12-ти — Иуду, кото­рый замыс­лил в серд­це недоб­рое. Он ска­зал это, что­бы Иуда (нося­щий почтен­ное имя вели­ко­го древ­не­го пат­ри­ар­ха), очнул­ся от оце­пе­не­ния и отка­зал­ся от сво­е­го пла­на пре­да­тель­ства. Хри­стос не ску­пил­ся на рез­кие сло­ва, когда это было необ­хо­ди­мо, что­бы досту­чать­ся до чело­ве­ка. Так, напри­мер, и Хри­стос, и Иоанн Кре­сти­тель, обра­ща­ясь к лице­мер­ным фари­се­ям, назы­ва­ли их «порож­де­ни­я­ми ехид­ны», что вполне мог­ло бы соот­вет­ство­вать наше­му гру­бо­му выра­же­нию «ах вы, суки­ны дети!» Ино­гда нуж­но, что­бы кто-то ска­зал мне жест­ко и твер­до: ах ты, такой-сякой! очнись, пой­ми, не делай это­го, не ходи туда-то, не будь таким-то. Я думаю, насто­я­щее обли­че­ние — это все­гда знак осо­бой бли­зо­сти, осо­бо­го дове­рия. Ведь любовь — это не бла­гост­ное умиль­ное чув­ство, а дей­ствие ради бла­га дру­го­го чело­ве­ка, и ино­гда это дей­ствие может быть очень жест­ким и непри­ят­ным. Когда нови­чок при­хо­дит на груп­пу, от него тре­бу­ет­ся при­знать себя алко­го­ли­ком и вслух при­люд­но ска­зать, когда оче­редь дой­дет до него: «я такой-то и я алко­го­лик». Пона­ча­лу это сло­во режет нам слух, оно зву­чит как при­го­вор. Я ведь не алко­го­лик, я про­сто стра­даю от алко­го­лиз­ма, а моя лич­ность бес­ко­неч­но шире и бога­че мое­го неду­га. Зачем сво­дить все к како­му-то обид­но­му ярлы­ку. Но имен­но для того, что­бы чело­век, нако­нец, очнул­ся от иллю­зий и сна, взгля­нул в гла­за жесто­кой прав­де. В 4‑м Шаге нам так­же при­хо­дит­ся при­зна­вать­ся себе (а в 5‑м Шаге — дру­го­му чело­ве­ку) в нели­це­при­ят­ных вещах, назы­вая их сво­и­ми име­на­ми. Если я украл, то я имен­но украл, а не поза­им­ство­вал или слу­чай­но взял чужое. Если пре­дал кого-то, то с горе­чью мне сле­ду­ет это при­знать. Вер­ное, точ­ное, с силой ска­зан­ное сло­во спо­соб­но изме­нить реаль­ность. Как гово­рят в Церк­ви: вслух назван­ный грех теря­ет поло­ви­ну сво­ей силы над нами. К сожа­ле­нию, Иуда не послу­шал­ся Хри­ста, не внял обли­че­нию, и в этом уди­ви­тель­ный урок для меня: Бог остав­ля­ет пре­дель­ную сво­бо­ду чело­ве­ку, поэто­му быть чело­ве­ком, а тем более — уче­ни­ком Хри­сто­вым, страш­но и ответ­ствен­но. Сего­дня память свя­то­го муче­ни­ка Терен­тия и его дру­жи­ны. Они жили при импе­ра­то­ре Декии. Когда пра­ви­тель Афри­ки Фор­ту­на­ти­ан полу­чил импе­ра­тор­ский указ при­нуж­дать под­дан­ных при­но­сить язы­че­ские жерт­вы, он созвал народ на пло­ща­ди и пока­зал страш­ное ору­дие пыток. Мно­гие хри­сти­ане, испу­гав­шись муче­ний, согла­си­лись при­не­сти жерт­ву идо­лу, но сорок хри­сти­ан во гла­ве с Терен­ти­ем муже­ствен­но заяви­ли о сво­ей вер­но­сти Спа­си­те­лю. Их жгли рас­ка­лен­ным желе­зом, мори­ли голо­дом, но они оста­ва­лись непо­ко­ле­би­мы­ми. Гос­по­ди, укре­пи меня, дай вни­мать Тво­им обличениям.

24 апреля. Великий Четверток. Воспоминание Тайной Вечери (Мф 26, 1–20)

«Иисус взял хлеб и, бла­го­сло­вив, пре­ло­мил, и, раз­да­вая уче­ни­кам, ска­зал: при­и­ми­те, яди­те; сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и бла­го­да­рив, подал им и ска­зал: пей­те из нее все; ибо сие есть Кровь Моя ново­го заве­та, за мно­гих изли­ва­е­мая во остав­ле­ние гре­хов» (Мф 26, 26–28). Сего­дня Цер­ковь вспо­ми­на­ет Тай­ную Вече­рю, на кото­рой был заклю­чен новый завет. Что это такое? Бого­сло­вы бьют­ся сто­ле­ти­я­ми над тем, что­бы понять тай­ну Евха­ри­стии, тай­ну Тела и Кро­ви Хри­сто­вых. А Цер­ковь береж­но хра­нит Его запо­ведь: «Сие тво­ри­те в мое вос­по­ми­на­ние», — и еже­днев­но по все­му миру совер­ша­ет Евха­ри­стию. Я не бого­слов, но я точ­но пони­маю одно: Гос­подь отда­ет нам Себя цели­ком, Он пред­ла­га­ет нам Себя в пищу, он хочет соеди­нить­ся с нами телес­но, вой­ти в нашу кровь и плоть, изме­нить нас изнут­ри. Какой-то фило­соф (кажет­ся, Карл Маркс) ска­зал: «Чело­век есть то, что он ест». «и пьет», доба­ви­ли бы Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки. Если я посто­ян­но соеди­ня­юсь с алко­го­лем, то я усва­и­ваю его каче­ства, я про­пи­ты­ваю им мое тело, созна­ние и душу. Я алко­го­ли­зи­рую себя. Это име­ет извест­но какие послед­ствия. А если, напри­мер, я ем мно­го мяса, я ста­нов­люсь «мяс­ной душой» — чаще обыч­но­го испы­ты­ваю агрес­сию, сек­су­аль­ное вле­че­ние, эмо­ци­о­наль­ное пере­воз­буж­де­ние. Когда я вку­шаю Свя­тые Тело и Кровь Хри­ста, я посте­пен­но, раз за разом допус­каю в себя Само­го Бога, усва­и­вая его образ и мыс­ли, я мало-пома­лу упо­доб­ля­юсь Ему. Но это не про­ис­хо­дит маги­че­ским обра­зом, само собой. Бого­об­ще­ние воз­мож­но толь­ко тогда, когда моя воля, мой ум и серд­це направ­ле­ны к Богу, ина­че даже на Евха­ри­стии хлеб может остать­ся хле­бом, а вино — вином. В АА мы учим­ся отно­сить­ся серьез­но к тому, что и как мы вку­ша­ем, с чем и с кем мы соеди­ня­ем­ся. Мы отка­зы­ва­ем­ся от алко­го­ля, мы осво­бож­да­ем от него свое тело, созна­ние и душу. Что же, какая пища пред­ла­га­ет­ся вза­мен? Я думаю, в этом месте про­хо­дит неко­то­рая неви­ди­мая гра­ни­ца Содру­же­ства АА, и даль­ней­ший путь, во вся­ком слу­чае, мой, ведет в Цер­ковь, при­гла­ша­ю­щую на Тра­пе­зу Гос­под­ню. Если бы не было АА, я бы, навер­ное, уже спил­ся и умер, если бы не Цер­ковь, я бы рис­ко­вал попасть в про­стран­ство абстракт­ной духов­но­сти, постро­ен­ной на без­жиз­нен­ных общих и про­из­воль­ных поня­ти­ях, кото­рые не могут ни согреть, ни напи­тать. АА при­дер­жи­ва­ет­ся прин­ци­па невме­ша­тель­ства в рели­ги­оз­ный опыт чело­ве­ка, но это не озна­ча­ет, что такой опыт не нужен, что для пол­но­цен­ной духов­ной жиз­ни доста­точ­но толь­ко одно­го АА. Для меня АА — это как бы зем­ные хлеб и вино (в духов­ном смыс­ле), кото­рые я добы­ваю сво­им тру­дом: хожу на груп­пы, изу­чаю лите­ра­ту­ру, обща­юсь с настав­ни­ком; а Цер­ковь — это Хлеб и Вино небес­ные, кото­рые дару­ет мне по Сво­ей вели­кой мило­сти и
щед­ро­сти Гос­подь. С бла­го­дар­но­стью при­ем­ля Свя­тые Дары, укреп­ляя ими свое серд­це, я про­дол­жаю шество­вать по пути выздо­ров­ле­ния — пути дли­ною в целую жизнь.

25 апреля. Великий Пяток. Воспоминание Страстей Господних (Лк 23, 32–49)

Сего­дня осо­бен­ный день цер­ков­но­го года — день стра­да­ний, рас­пя­тия и смер­ти Иису­са Хри­ста. Из чте­ний мое вни­ма­ние при­влек­ли сло­ва о двух раз­бой­ни­ках, кото­рые были рас­пя­ты вме­сте со Хри­стом. «Вели с Ним на смерть и двух зло­де­ев. И когда при­шли на место, назы­ва­е­мое Лоб­ное, там рас­пя­ли Его и зло­де­ев, одно­го по пра­вую, а дру­го­го по левую сто­ро­ну. Один из пове­шен­ных зло­де­ев зло­сло­вил Его. Дру­гой же. ска­зал Иису­су: помя­ни меня, Гос­по­ди, когда при­дешь в Цар­ствие Твое» (Лк 23, 32–42). Мне поду­ма­лось: ведь все мы, все без исклю­че­ния — зло­деи, нет нико­го, кто не делал бы зла в сво­ей жиз­ни. Про­сто одни зна­ют об этом, а дру­гие или не зна­ют или не хотят знать. Так что, два раз­бой­ни­ка — это все чело­ве­че­ство, кото­рое дела­ет зло, стра­да­ет и уми­ра­ет от это­го. Иисус раз­де­лил с нами наши стра­да­ния, и там, на кре­сте, в пред­смерт­ной аго­нии, один из двух про­сит Хри­ста при­нять его в Небес­ное Цар­ство. Иисус мгно­вен­но вни­ма­ет прось­бе и гово­рит раз­бой­ни­ку: «Истин­но гово­рю тебе, ныне же будешь со Мною в раю». Ока­зы­ва­ет­ся, наша доб­ро­де­тель­ность и пра­вед­ность — вовсе не обя­за­тель­ное усло­вие для того, что­бы быть при­ня­тым у Бога. Тот раз­бой­ник не стал пра­вед­ным в одно­ча­сье, а на крест он попал, ско­рее все­го, не за то, что отнял у ребен­ка погре­муш­ку. Наша доб­ро­де­тель и пра­вед­ность нуж­ны не Богу, а нам самим — с их помо­щью мы толь­ко и можем стать нор­маль­ны­ми людь­ми. А Богу нуж­но одно наше жела­ние быть с Ним, наша реши­мость про­сить об этом, а осталь­ное Он готов сде­лать Сам. Бог не смот­рит на наше про­шлое, не смот­рит на наши гре­хи, а смот­рит толь­ко на наше серд­це. Моя сего­дняш­няя молит­ва: «Помя­ни меня, Гос­по­ди, во Цар­ствии Твоем».

26 апреля. Великая Суббота

День покоя, в кото­рый уснул смерт­ным сном наш Гос­подь. Уснул, что­бы проснуть­ся, вос­крес­нуть на тре­тий день. День печа­ли и тихой радо­сти в пред­вку­ше­нии побе­ды над смер­тью. Сего­дня я буду слу­шать тиши­ну. С тех пор, как я встал на путь выздо­ров­ле­ния в АА, изме­ни­лись мои отно­ше­ния с Богом. У меня появи­лось лич­ное отно­ше­ние к Нему. Я пере­стал боять­ся Его тем живот­ным стра­хом, кото­рый неот­ступ­но сопро­вож­дал меня каж­дое похме­лье. Ушло уду­ша­ю­щее чув­ство сты­да и вины. Мир и покой ста­ли чаще посе­щать меня, ста­ли желан­ны­ми гостя­ми в моем доме, в моей семье. За окном буй­ству­ет вес­на, кри­чат радост­но пти­цы, а на душе какое-то кос­ми­че­ское чув­ство, чув­ство свя­зи со всем миром. Сего­дня я не буду ниче­го писать, не ста­ну ниче­го делать по дому, я целый день буду хра­нить этот покой, сидеть в крес­ле, смот­реть в окно. Или я закрою гла­за и нач­ну вспо­ми­нать всех, кто встре­тил­ся мне в жиз­ни, всех, за кого я чув­ствую ответ­ствен­ность, кто мне дорог. Я вспом­ню и тех, кто ушел из этой жиз­ни, род­ных, деду­шек и бабу­шек, дру­зей и зна­ко­мых. Вспом­ню тех, перед кем я вино­ват, или тех, кого я чем-то оби­дел. Эти мыс­ли не нару­шат мое­го суб­бот­не­го покоя. Мыс­лен­но я попро­шу про­ще­ния у каж­до­го из них, отдам им какую-то малень­кую части­цу себя. Я осо­бен­но вспом­ню сво­е­го крест­ни­ка, его семью. Еще на ум мне при­шли име­на боля­щих, о кото­рых мы молим­ся сей­час в хра­ме, мно­гих из кото­рых я знаю лич­но. И, конеч­но, я не пре­ми­ну вспом­нить поимен­но мою род­ную груп­пу АА и всех ано­ним­ных бра­тьев и сестер, кото­рых я успел узнать в трез­во­сти. Мыс­лен­но поже­лаю всем им пол­но­цен­ной и радост­ной жиз­ни, трез­во­сти и здра­во­мыс­лия. Побла­го­да­рю в уме всех моих учи­те­лей, школь­ных, инсти­тут­ских, дво­ро­вых, а еще свя­щен­ни­ков, кото­рые молят­ся за меня, вспом­ню мое­го настав­ни­ка по про­грам­ме АА, а еще писа­те­лей, поэтов, фило­со­фов и худож­ни­ков, кото­рые вос­пи­ты­ва­ли и радо­ва­ли меня через свои кни­ги и кар­ти­ны. Всех я, конеч­но, не вспом­ню. Но даже те, кого я уже вспом­нил, состав­ля­ют целый мир, огром­ную чело­ве­че­скую семью, в кото­рой я не чув­ствую себя чужим, изго­ем. Попро­бую побла­го­да­рить Бога за мир, в кото­ром я живу, за то, что я не оди­нок, за то, что в моем серд­це нашлось место для дру­гих людей, за то, что я учусь любить. Не хочет­ся пре­ры­вать эти бла­жен­ные раз­мыш­ле­ния, но уже вечер и пора соби­рать­ся в храм на ноч­ную служ­бу. «Вос­кре­се­ние Твое, Хри­сте Спа­се, анге­лы поют на небе­сех, и нас на зем­ли спо­до­би чистым серд­цем Тебе славити!»

27 апреля. Светлое Христово Воскресение. Пасха (Ин 1, 1–17)

«В нача­ле было Сло­во, и Сло­во было у Бога, и Сло­во было Бог» (Ин 1, 1). С сего­дняш­не­го дня, с пас­халь­ной служ­бы, в Церк­ви начи­на­ют читать Еван­ге­лие от Иоан­на, самую «фило­соф­скую» кни­гу из всех книг Ново­го Заве­та. В гре­че­ском ори­ги­на­ле упо­треб­ле­но сло­во «логос», кото­рое име­ет в древ­не­гре­че­ском язы­ке более 10 зна­че­ний: «логос» зна­чит и «сло­во», и «смысл», и «поря­док», и «речь». Твор­че­ский акт Бога еван­ге­лист Иоанн опи­сы­ва­ет с помо­щью это­го слож­но­го поня­тия «логос», как опи­сы­ва­ет и само­го Бога, Его при­ро­ду. Я поду­мал о том, что нет в мире ниче­го силь­нее и важ­нее Сло­ва. Сло­вом люди меня­ют судь­бы, сло­во стро­ит и раз­ру­ша­ет. Сло­во дают в каче­стве самой надеж­ной гаран­тии, сло­во мож­но нару­шить, и это рав­но­силь­но пре­да­тель­ству. Сло­вом был сотво­рен мир, об этом мы чита­ем в кни­ге Бытия. Навер­ное, сло­вом Бога-Отца был вос­кре­шен из мерт­вых Его воз­люб­лен­ный Сын Иисус. Когда я уми­рал от алко­го­лиз­ма, меня спас­ли не таб­лет­ки, не коди­ро­ва­ние, меня спас­ло сло­во. И сло­во это про­зву­ча­ло не от бле­стя­ще­го про­по­вед­ни­ка, не от пыл­ко­го ора­то­ра, а от про­сто­го кос­но­языч­но­го мужич­ка, мое­го при­я­те­ля и быв­ше­го собу­тыль­ни­ка, кото­ро­му Бог дал на тот момент дар убеж­де­ния и сви­де­тель­ства. Я пом­ню, что на его речи о трез­во­сти и об АА у меня была двой­ствен­ная реак­ция: я не верил ему (даже где-то под­сме­и­вал­ся над ним) и в то же вре­мя я не мог не верить, пото­му что чув­ство­вал, что он не врет. Он буд­то бы при­нес мне бла­гую весть, он ска­зал почти те же сло­ва, кото­рые неко­гда ска­зал апо­стол Филипп сво­е­му дру­гу Нафа­наи­лу о Гос­по­де: «Пой­ди и посмот­ри!». И сло­во мое­го при­я­те­ля кос­ну­лось мое­го серд­ца, изме­ни­ло навсе­гда мою жизнь. И про­дол­жа­ет менять до сих пор. Ино­гда чье-нибудь выска­зы­ва­ние на груп­пе АА потря­са­ет, застав­ля­ет по-ново­му посмот­реть на себя. При­хо­дит­ся менять­ся, дви­гать­ся впе­ред, рас­ти, пере­оце­ни­вать соб­ствен­ный опыт. Теперь я и сам могу ино­гда ска­зать сло­во, «солью при­прав­лен­ное», спо­соб­ное пошат­нуть устой­чи­вый, но на самом деле хруп­кий мирок бра­та-алко­го­ли­ка. Навер­ное, так и весть о вос­кре­се­нии из мерт­вых будо­ра­жи­ла пер­вых хри­сти­ан, вызы­ва­ла одно­вре­мен­но недо­ве­рие и надеж­ду. Жены-миро­но­си­цы при­нес­ли весть о вос­кре­се­нии Иису­са Хри­ста, апо­сто­лы не пове­ри­ли им (неко­то­рые с горе­чью насме­ха­лись над жен­щи­на­ми), но все-таки реши­ли сами удо­сто­ве­рить­ся. С это­го недо­ве­рия, сме­шан­но­го с почти без­на­деж­ной надеж­дой нача­лась двух­ты­ся­че­лет­няя исто­рия хри­сти­ан­ства. С недо­ве­рия и смут­ной надеж­ды начи­на­ет­ся путь каж­до­го нович­ка в про­грам­ме АА. Рабо­та над 4‑м Шагом — это тоже обра­ще­ние к силе сло­ва, это поиск вер­ных слов для опи­са­ния сво­е­го про­шло­го, слов, спо­соб­ных при­не­сти ясность и осво­бож­де­ние. «В нача­ле было Сло­во.», и моя сего­дняш­няя молит­ва к Богу-Сло­ву, ко Хри­сту, о даро­ва­нии мне доб­ро­го, убе­ди­тель­но­го сло­ва, о том, что­бы не про­из­но­сить слов гни­лых, пустых и раз­ру­ши­тель­ных, о даро­ва­нии силы и вдох­но­ве­ния, когда я делюсь сво­им опы­том на груп­пе или бесе­дую с дру­гим алкоголиком.

28 апреля. Литургическое чтение: Ин 1, 18–28

Иоанн Кре­сти­тель ска­зал о Хри­сте: «Сто­ит сре­ди вас Некто, Кото­ро­го вы не зна­е­те» (Ин 1, 26). Когда мы пода­ем мило­сты­ню нище­му, когда про­ща­ем вра­гу и не отве­ча­ем злом на зло, когда оста­ем­ся после собра­ния АА и не жале­ем вре­ме­ни для обще­ния с нович­ком, — тогда я вдруг вижу серд­цем, что в днев­ной суе­те, сре­ди мно­же­ства людей, кото­рые про­хо­дят пере­до мной за этот день, сто­ит Хри­стос. Если я живу для себя и обы­ва­тель­ская суе­та захле­сты­ва­ет меня с голо­вой, тогда я Хри­ста не вижу, не чув­ствую, и серд­це напол­ня­ет­ся стра­хом, тос­кой и лука­вы­ми стра­стя­ми. Как толь­ко я выхо­жу из сво­ей скор­лу­пы, из коко­на эго­цен­триз­ма, за тол­пой люд­ской я вижу Хри­ста. И как ничто дру­гое, помо­га­ет мне, выздо­рав­ли­ва­ю­ще­му алко­го­ли­ку, при­ча­ще­ние Хри­сто­вых Таин и частое регу­ляр­ное посе­ще­ние груп­пы АА. В тишине Евха­ри­стии, в при­ча­стии я уди­ви­тель­ным обра­зом соеди­ня­юсь с Гос­по­дом, а груп­па АА вырав­ни­ва­ет душев­ное состо­я­ние, и осо­бен­но это помо­га­ет во вре­мя эмо­ци­о­наль­ных стрес­сов. В любом слу­чае, быть одно­му, оста­вать­ся наедине со сво­ей болез­нью алко­го­лиз­ма для меня подоб­но смер­ти. Жить толь­ко для себя, поз­во­лять эго­из­му хозяй­ни­чать в душе для меня подоб­но смер­ти. Я знаю, что каж­дый день Ты сми­рен­но сто­ишь у две­ри наше­го серд­ца и сту­чишь, про­сишь впу­стить Тебя в дом, кото­рый Ты Сам же и создал, и бла­жен, кто слы­шит Твой тихий стук в серд­це и отво­ря­ет дверь. Гос­по­ди, помо­ги мне видеть Тебя за суе­той и мно­го­де­ла­ни­ем, помо­ги слы­шать Тебя за шумом дня. Дай мне разум и душев­ный покой видеть Тебя и Твое дей­ствие в каж­дом человеке.

29 апреля. Литургическое чтение: Лк 24, 12–35

Когда Хри­стос шел с Лукой и Клео­пой по доро­ге в Эммаус, уче­ни­ки не узна­ли вос­крес­ше­го Учи­те­ля, пото­му что «гла­за их были удер­жа­ны», повест­ву­ет сего­дняш­нее Еван­ге­лие. Чаще все­го гла­за мои «удер­жа­ны», и я не вижу образ Божий в людях, кото­рые меня окру­жа­ют. Я и в себе-то не все­гда могу рас­по­знать горя­щий уго­лек Божи­ей жиз­ни под пеп­лом сует­ных мыс­лей, про­ти­во­ре­чи­вых жела­ний, тос­ки, эго­из­ма, пла­нов, идей. Я про­шу Тебя, Гос­по­ди, изощ­ри, истон­чи, усо­вер­шен­ствуй мое духов­ное зре­ние, нрав­ствен­ное чутье, что­бы за внеш­ним, мате­ри­аль­ным и гру­бым видеть тон­кое, духов­ное и пре­крас­ное. Знаю, что это невоз­мож­но без духов­но­го тру­да над сво­им серд­цем, без рабо­ты над душой, над недо­стат­ка­ми, порож­да­ю­щи­ми «страх, кото­рый сам по себе явля­ет­ся видом душев­но­го забо­ле­ва­ния» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 57). Пре­одо­ле­вать страх помо­га­ет обще­ние с выздо­рав­ли­ва­ю­щи­ми алко­го­ли­ка­ми, име­ю­щи­ми доб­ро­ка­че­ствен­ный духов­ный опыт. Для нас, алко­го­ли­ков, людей, с одной сто­ро­ны, без­от­вет­ствен­ных, с дру­гой — боль­ших люби­те­лей скры­вать свои чув­ства, пря­тать их в бутыл­ку — быть чест­ны­ми, откры­ты­ми, смот­реть в гла­за стра­ху, про­яс­нять с людь­ми отно­ше­ния — это серьез­ный шаг впе­ред. В Чет­вер­том Шаге я откры­ваю дверь в новую, реа­ли­стич­ную, прав­ди­вую жизнь. А это нелег­ко. Зато появ­ля­ет­ся ува­же­ние к себе, ощу­ще­ние бли­зо­сти Бога; ино­гда я чув­ствую, что Он совсем близ­ко. Но дей­ствия, новые трез­вые поступ­ки, когда я не терп­лю зла и неспра­вед­ли­во­сти ни в себе, ни в жиз­ни, я дол­жен все же совер­шить сам. Моя сего­дняш­няя молит­ва о даро­ва­нии муже­ства быть чест­ным с самим собой и дру­ги­ми людь­ми, о даро­ва­нии духов­но­го зре­ния и интуиции.

30 апреля

Чудо АА состо­ит в том, что выздо­рав­ли­ва­ю­щий алко­го­лик может сде­лать то, чего не может ни врач, ни нар­ко­лог, ни пси­хо­лог, ни даже свя­щен­ник — он может пере­дать опыт трез­во­сти дру­го­му алко­го­ли­ку. Подоб­но тому, как от отца к сыну, от учи­те­ля к уче­ни­ку пере­хо­дит живое зна­ние, кото­рое уко­ре­ня­ет­ся в самой серд­це­вине созна­ния, так опыт трез­во­сти, вос­пол­ня­ю­щий опыт стра­да­ния и уми­ра­ния, ужа­са и бес­силь­ных попы­ток оста­но­вить болезнь, ста­но­вит­ся бес­цен­ным сокро­ви­щем в руках выздо­рав­ли­ва­ю­ще­го алко­го­ли­ка. И это совсем нема­ло, т.к. алко­го­лизм — смер­тель­но опа­сен, бес­по­ща­ден, кова­рен. Выздо­рав­ли­ва­ю­щий алко­го­лик делит­ся опы­том исце­ле­ния, духов­но­го роста и рабо­ты по 12-ти Шагам и, посколь­ку это живой, непо­вто­ри­мый опыт, он нахо­дит отклик в уме и серд­це дру­го­го пья­ни­цы. Мож­но ска­зать, что ему от Бога дано пра­во помо­гать дру­го­му. Поэто­му наше Содру­же­ство уни­каль­но. Алко­го­ли­ку дано некое пра­во лечить дру­го­го алко­го­ли­ка и, думаю, любой член наше­го Содру­же­ства согла­сит­ся с этим. Завер­шая раз­го­вор о 4‑м Шаге, хочет­ся еще раз ска­зать, что в про­шлом лежат все клю­чи к насто­я­ще­му, к тому что­бы жить «здесь и сей­час», что­бы радо­вать­ся непре­стан­но, зара­жая сво­ей радо­стью дру­гих. «Если вы при­ня­ли реше­ние и соста­ви­ли пере­чень ваших основ­ных недо­стат­ков, то это хоро­шее нача­ло» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 69). Нача­ло чего? Нача­ло взрос­лой жизни.

1 мая. Литургическое чтение: Ин 3, 1–15

«Если, выпол­няя Чет­вер­тый Шаг, мы, как про­жек­то­ром, осве­ти­ли всю нашу жизнь, нагляд­но выявив то про­шлое, кото­рое нам не хоте­лось бы вспо­ми­нать; если мы при­шли к пони­ма­нию того, как нера­зум­ные суж­де­ния и дей­ствия при­чи­ни­ли вред нам и окру­жа­ю­щим, то, зна­чит, мы не долж­ны жить даль­ше с эти­ми тер­за­ю­щи­ми нас при­зра­ка­ми наше­го про­шло­го. Мы долж­ны побе­се­до­вать с кем-нибудь о них» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 64). Для мно­гих из нас Пятый Шаг пред­ше­ству­ет гене­раль­ной испо­ве­ди у свя­щен­ни­ка. Дру­гие, наобо­рот, име­ют опыт уча­стия в Таин­стве пока­я­ния до сда­чи 5‑го Шага. Как бы то ни было, прин­ци­пы чест­но­сти и откры­то­сти, на кото­рых стро­ит­ся 5‑й Шаг, игра­ют прин­ци­пи­аль­ную роль и для прак­ти­ки цер­ков­ной испо­ве­ди. Мно­гие чле­ны АА, насколь­ко мне извест­но, имен­но бла­го­да­ря рабо­те над 4‑м и 5‑м Шага­ми нахо­дят свой путь в Цер­ковь. В 5‑м Шаге мы рас­ска­зы­ва­ем дру­го­му чело­ве­ку о нашей про­шлой жиз­ни: с опо­рой на рабо­ту, про­де­лан­ную в 4‑м Шаге, мы рас­кры­ва­ем наши сек­ре­ты, гре­хи, оби­ды и стра­хи, рас­ска­зы­ва­ем о дет­стве, о зна­чи­мых отно­ше­ни­ях и.т.д. Если сна­ча­ла в рабо­те над 4‑м Шагом мы обра­ща­ем­ся к ситу­а­ци­ям, непо­сред­ствен­но свя­зан­ным с нашим алко­го­лиз­мом, то посте­пен­но гори­зонт наше­го виде­ния рас­ши­ря­ет­ся, мы начи­на­ем видеть соб­ствен­ную жизнь в целом. Мы начи­на­ем ясно видеть, что алко­го­лизм, кото­рый мы обви­ня­ли во всех наших бед­стви­ях, на самом деле был толь­ко след­стви­ем цело­го ком­плек­са реше­ний и обсто­я­тельств. По завер­ше­нии рабо­ты над 4‑м Шагом вста­ет необ­хо­ди­мость най­ти кого-нибудь, кому мож­но было бы рас­ска­зать о сво­ей жиз­ни. Неко­то­рые из нас выби­ра­ют для 5‑го Шага свя­щен­ни­ка, дру­гие — пси­хо­ло­га, одна­ко, по мне­нию «ста­рич­ков» АА, самым пра­виль­ным было бы «сдать» 5‑й Шаг тому, кто сам име­ет опыт рабо­ты по про­грам­ме выздо­ров­ле­ния — дру­го­му выздо­рав­ли­ва­ю­ще­му алко­го­ли­ку (не исклю­че­но, впро­чем, что тот может ока­зать­ся и свя­щен­ни­ком, и пси­хо­ло­гом). В сего­дняш­нем еван­гель­ском отрыв­ке я услы­шал уди­ви­тель­ные сло­ва: «Дух дышит, где хочет…» (Ин 3, 8). Дух Свя­той может дышать, дей­ство­вать в любом, каза­лось бы, неза­мет­ном и буд­нич­ном собы­тии и может отсту­пить от свя­тых, свя­щен­ных дей­ствий по тем или иным при­чи­нам. Если я отно­шусь к 5‑му Шагу серьез­но и вдум­чи­во, я уви­жу бла­го­дат­ные духов­ные изме­не­ния в жиз­ни. Пятый Шаг — это, как пра­ви­ло, серьез­ное духов­ное потря­се­ние, насто­я­щая «пере­ме­на ума», «мета­нойя», это нача­ло пока­я­ния. Я озву­чи­ваю, чест­но и искрен­но откры­ваю дру­го­му самые тем­ные сто­ро­ны моей жиз­ни. Дру­гой чело­век не осуж­да­ет и не учит меня: он вни­ма­тель­но слу­ша­ет! И тогда я начи­наю ясно созна­вать о себе такие вещи, в кото­рых меня не убе­ди­ли бы и сто про­по­вед­ни­ков. И дары от Бога не замед­лят явить­ся. Гос­по­ди, дай мне силы быть чест­ным перед Тобой, дру­ги­ми людь­ми и самим собой.

2 мая. Литургическое чтение: Ин 2, 12–22

После того, как про­грам­ма АА отучи­ла нас от алко­го­ля, пред­сто­ит про­де­лать нема­ло рабо­ты, что­бы духов­но рас­ти и дви­гать­ся вглубь. Зачем это нуж­но? Что­бы не вер­нуть­ся назад, в алко­голь­ный кош­мар. Даже если кому-то уда­ет­ся оста­вать­ся физи­че­ски трез­вым, застряв на внеш­нем, поверх­ност­ном участ­ке АА или, в луч­шем слу­чае, на пер­вых трех Шагах, тако­го чело­ве­ка я не решусь назвать по-насто­я­ще­му трез­вым, а тем более выздо­рав­ли­ва­ю­щим. Это «сухой», непью­щий алко­го­лик. Ему уда­лось остать­ся физи­че­ски трез­вым, но он не про­трез­вел духов­но, душев­но и эмо­ци­о­наль­но. А ведь наша лите­ра­ту­ра гово­рит о том, что не пить — это «толь­ко нача­ло выздо­ров­ле­ния». Боль­шин­ство из тех пья­ниц, кото­рые не под­ня­лись на сту­пень­ку Пято­го Шага, рано или позд­но вер­ну­лись к бутыл­ке, ведь под нашим алко­го­лиз­мом скры­ва­ет­ся та или иная неправ­да, духов­ное урод­ство, без исце­ле­ния кото­ро­го не пить про­сто невоз­мож­но. Алко­го­лизм — это духов­ное забо­ле­ва­ние. «.Если мы не прой­дем этот важ­ный этап (5‑й Шаг — авт.), мы не смо­жем бро­сить пить. Вре­мя от вре­ме­ни нович­ки пыта­лись не рас­кры­вать неко­то­рые фак­ты сво­ей жиз­ни. Пыта­ясь избе­жать уни­зи­тель­ной необ­хо­ди­мо­сти испо­ве­дать­ся перед дру­ги­ми, они исполь­зо­ва­ли более про­стые мето­ды. Почти неиз­беж­но они,
в кон­це кон­цов, напи­ва­лись» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 71). «.Дом Отца Мое­го не делай­те домом тор­гов­ли», — ска­зал Иисус Хри­стос в сего­дняш­нем еван­гель­ском отрыв­ке. Эти сло­ва мож­но понять и так: не пре­вра­щай­те свою бес­смерт­ную душу в место, где мно­го гря­зи и вра­нья, в вер­теп раз­бой­ни­ков, в клад­би­ще стра­стей и поро­ков. Поэто­му я ста­ра­юсь со всей ответ­ствен­но­стью и рве­ни­ем отне­стись к 5‑му Шагу. Ведь от это­го зави­сит мно­гое, воз­мож­но, вся моя жизнь. Но я не думаю о Пятом Шаге как о болез­нен­ной и страш­ной опе­ра­ции. Для меня осво­бо­дить­ся от гру­за про­шлых обид и пора­же­ний, от нако­пив­шей­ся за годы пьян­ства неправ­ды, от гря­зи и пыли, сде­лать свою душу лег­кой и чистой — это здо­ро­во, это инте­рес­но, это пре­крас­но. Гос­по­ди, молю Тебя не толь­ко о себе, но и о всех чле­нах АА, кото­рые при­сту­пи­ли к 4, 5 и 6 Шагам — помо­ги нам пре­одо­леть страх и лень и во сла­ву Твою завер­шить этот важ­ный этап в выздоровлении.

3 мая. Литургическое чтение: Ин 3, 22–33

Чле­ны АА, кото­рые при­ни­ма­ли 5‑й шаг (обыч­но на это ухо­дит целый день) сви­де­тель­ство­ва­ли, что наря­ду с есте­ствен­ной уста­ло­стью они чув­ство­ва­ли радость и вдох­но­ве­ние. Радость за алко­го­ли­ка, нашед­ше­го в себе силы рас­ска­зать о себе самую нели­це­при­ят­ную прав­ду, обрет­ше­го новое каче­ство трез­во­сти и жиз­ни, всту­пив­ше­го в духов­ную часть про­грам­мы 12 Шагов. Сего­дня в хра­ме я услы­шал сло­ва: «Име­ю­щий неве­сту есть жених; а друг жени­ха, сто­я­щий и вни­ма­ю­щий ему, радо­стью раду­ет­ся, слы­ша голос жени­ха» (Ин 3, 29). Так Иоанн Кре­сти­тель образ­но опи­сал свои отно­ше­ния с Иису­сом Хри­стом, назвав себя дру­гом Жени­ха. Мне поду­ма­лось, что тот, кто выслу­ши­ва­ет алко­го­ли­ка — тоже в какой-то мере друг жени­ха, кото­рый «радо­стью раду­ет­ся, слы­ша голос жени­ха». А алко­го­лик, кото­рый про­ща­ет­ся с про­шлым, откры­ва­ет дверь в новую жизнь, чем не жених, ведь он в каком-то смыс­ле теперь обру­чен трез­во­сти. Сколь ни была бы чер­на и тра­гич­на исто­рия, рас­ска­зан­ная в 5‑м Шаге — это все рав­но празд­ник, празд­ник жиз­ни, празд­ник воз­рож­де­ния. Когда я соби­рал­ся делать свой 5‑й Шаг, я (из лож­ной скром­но­сти) боял­ся занять чужое вре­мя. И тогда мне запом­ни­лись сло­ва, ска­зан­ные моим настав­ни­ком по Про­грам­ме: «Сего­дня важ­нее тебя и тво­ей исто­рии нет ниче­го на све­те, — ска­зал он мне. — Я готов слу­шать тебя хоть всю ночь». Быть вни­ма­тель­ным к чело­ве­ку, отда­вать, ниче­го не тре­буя вза­мен: ни денег, ни бла­го­дар­но­сти — при этом испы­ты­вать непод­дель­ную радость — в этом уни­каль­ность наше­го Содру­же­ства. В АА при­сут­ству­ет насто­я­щий еван­гель­ский дух, дух при­ня­тия, мило­сти, про­ще­ния, ведь наше Содру­же­ство, не будучи цер­ко­вью, про­из­рос­ло все-таки от цер­ков­но­го дре­ва. И кто может это­му воз­ра­зить или вос­про­ти­вить­ся? Моя сего­дняш­няя молит­ва Гос­по­ду о том, что­бы мне все­гда радо­вать­ся духов­но­му росту нович­ка, о том, чтоб все­гда оста­вать­ся «дру­гом жени­ха», ибо, отда­вая, мы получаем.

4 мая. Литургическое чтение: Ин 20, 19–31

Еван­гель­ский отры­вок об уве­ре­нии Фомы закан­чи­ва­ет­ся вос­кли­ца­ни­ем уве­ро­вав­ше­го апо­сто­ла: «Гос­подь мой и Бог мой!» (Ин 20, 28). Мы тоже можем вой­ти в бли­зость обще­ния с Богом, что­бы с любо­вью назвать Хри­ста сво­им Богом и Гос­по­дом, но для это­го нам нуж­на вера и реши­мость, откры­тое серд­це. 5‑й Шаг помо­га­ет научить­ся откры­то­сти, уяз­ви­мо­сти, на прак­ти­ке понять, что зна­чит: сила Моя в немо­щи совер­ша­ет­ся. Как учит аске­ти­че­ская тра­ди­ция, от стра­стей осво­бо­дить­ся не лег­ко, даже невоз­мож­но без помо­щи Божи­ей, но вот от гре­хов про­шло­го, от непра­виль­ных, злых поступ­ков, обли­чив их в Пятом Шаге перед чле­ном Содру­же­ства, кото­ро­му мы дове­ря­ем, очи­стить­ся мож­но и необ­хо­ди­мо. Как мы можем влить в наше серд­це новое вино Божи­ей бла­го­да­ти, если сосуд довер­ху запол­нен мут­ной бра­гой похмель­ных вос­по­ми­на­ний, тайн, стра­хов, вины, рас­ка­я­ния и т.п. Если груз про­шлой пья­ной жиз­ни, испол­нен­ной вся­че­ской неправ­ды и без­за­ко­ния, не сбро­сить с души, то как я уви­жу Хри­ста и назо­ву Его моим Богом? Рань­ше меня «выру­ча­ло» осуж­де­ние, обви­не­ние дру­гих и до слез жале­ние себя. Но «облег­че­ние не насту­па­ет, когда нахо­дишь изъ­я­ны у дру­гих» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 65) и жалость к себе — очень нена­деж­ный спут­ник. При­зна­ние перед дру­гим выздо­рав­ли­ва­ю­щим алко­го­ли­ком истин­ных при­чин моих недо­стат­ков совлек­ло пеле­ну с моих духов­ных очей, и я уви­дел, как Выс­шая Сила вхо­дит в мою жизнь, я узнал в ней еван­гель­ско­го Хри­ста и теперь тоже могу вос­клик­нуть вме­сте с Фомой: «Гос­подь мой и Бог мой!»

5 мая. Память преподобного Виталия (VII)

Цер­ковь празд­ну­ет память пре­по­доб­но­го Вита­лия, и вот уди­ви­тель­ное его житие. Он жил в Алек­сан­дрии при пат­ри­ар­хе Иоанне Мило­сти­вом. Свя­той, достиг­нув пре­клон­но­го воз­рас­та, взял на себя необыч­ный подвиг. Весь день он тру­дил­ся и зара­ба­ты­вал 12 монет, а вече­ром он при­хо­дил к одной из про­сти­ту­ток горо­да и, отдав ей день­ги, про­сил на эту ночь соблю­сти себя в чисто­те. Затем пре­по­доб­ный запи­рал­ся с греш­ни­цей в ком­на­те и, пока та спа­ла, ста­рец всю ночь молил­ся. Жите­ли Алек­сан­дрии, не зная прав­ды, вся­че­ски оскорб­ля­ли его, а неко­то­рые кли­ри­ки донес­ли на Вита­лия свя­то­му пат­ри­ар­ху Иоан­ну Мило­сти­во­му. Но тот не пове­рил донос­чи­кам и ска­зал: «Пере­стань­те осуж­дать, осо­бен­но ино­ков». Когда же ста­рец скон­чал­ся и пока­яв­ши­е­ся блуд­ни­цы откры­ли наро­ду прав­ду, свя­ти­тель Иоанн Мило­сти­вый радо­вал­ся, что не пове­рил кле­вет­ни­кам и не осу­дил пра­вед­ни­ка. С тех пор мно­гие алек­сан­дрий­цы поло­жи­ли себе завет не осуждать
нико­го. Порой мне так хочет­ся осу­дить кого-либо из ано­ним­ных: «Да он не выздо­рав­ли­ва­ет. Да она — дура, она позо­рит наше Содру­же­ство. А этот посто­ян­но нару­ша­ет тра­ди­ции АА». Но толь­ко Богу извест­но, кто выздо­рав­ли­ва­ет, а кто — нет. В нашем уди­ви­тель­ном брат­стве (об этом, как пра­ви­ло, узна­ешь, прой­дя через годы выздо­ров­ле­ния) под­ви­за­ет­ся, спа­са­ет­ся и бес­ко­рыст­но слу­жит столь­ко тай­ных, неза­мет­ных рабов Божи­их и подвиж­ни­ков, кото­рые сво­им скром­ным при­ме­ром помо­га­ют и нович­кам и сорвав­шим­ся, тру­да­ми кото­рых созда­ют­ся новые груп­пы и под­дер­жи­ва­ют­ся ста­рые, — что даешь­ся диву. И еще: в кон­це каж­до­го собра­ния зачи­ты­ва­ет­ся текст: «Оставь­те в этих сте­нах то, что вы здесь услы­ша­ли. Пусть здесь не будет спле­тен и осуж­де­ния. И тогда любовь нашей про­грам­мы будет вырас­тать в нас день за днем». Один член АА раз­но­сил про дру­го­го сплет­ни и ругал его в тече­ние несколь­ких лет. Кон­чи­лось тем, что сплет­ник сорвал­ся в алко­голь жут­ким обра­зом. Если меня запо­ве­ди Божии не могут оста­но­вить от гре­ха осуж­де­ния, то пусть хотя бы страх очу­тить­ся в луже, из кото­рой еле выбрал­ся, остановит.

6 мая. Литургическое чтение: Ин 3, 16–21

«Суд же состо­ит в том, что свет при­шел в мир; но люди более воз­лю­би­ли тьму, неже­ли свет.» (Ин 3, 19). Если эти сло­ва Хри­ста отне­сти к болез­ни и выздо­ров­ле­нию от алко­го­лиз­ма, то ста­но­вит­ся понят­ным, поче­му толь­ко немно­гие суме­ли «заце­пить­ся» за АА и рабо­ту по Шагам. Когда я посе­щал так назы­ва­е­мую малую груп­пу, где мы изу­ча­ли «Боль­шую кни­гу» и дви­га­лись впе­ред, рабо­тая по 12-ти Шагам, то очень уди­вил­ся тому, что после 5‑го шага коли­че­ство участ­ни­ков сокра­ти­лось в четы­ре раза, с два­дца­ти четы­рех до шести. Это обыч­но дело. Ведь в 4 и 5 Шагах мы рас­ста­ем­ся со сво­им пья­ным, тем­ным про­шлым и встре­ча­ем Бога, — объ­яс­нил мне один «ста­ри­чок» из груп­пы, — дале­ко не все хотят менять­ся и духов­но рас­ти. Я неод­но­крат­но стал­ки­вал­ся со слу­ча­я­ми, когда алко­го­лик пред­по­чи­тал поте­рю семьи, рабо­ты, доро­гих людей, самой жиз­ни, тому чуду, кото­рое дает выздо­ров­ле­ние в АА. Поче­му так про­ис­хо­дит? Неуже­ли посто­ян­ные боль, стыд, ужас, кото­рые неиз­беж­но сопро­вож­да­ют пья­ниц, доро­же пол­но­цен­ной и счаст­ли­вой жиз­ни? Похо­же, наи­бо­лее вер­ный ответ мож­но най­ти в сего­дняш­них еван­гель­ских сло­вах. Собра­ние АА, рабо­та в про­грам­ме выздо­ров­ле­ния — это сво­е­го рода суд, и состо­ит он в том, что вся моя жизнь выно­сит­ся на свет, как буд­то осве­ща­ет­ся про­жек­то­ром. Ника­ких тайн не оста­ет­ся, рас­се­и­ва­ет­ся миф о том, что я исклю­чи­тель­ный, талант­ли­вый, несчаст­ный чело­век и пью, пото­му что недоб­рые люди и тяже­лые обсто­я­тель­ства вынуж­да­ют. Ино­гда свет сле­пит гла­за, и хочет­ся от него спря­тать­ся в под­вал. Но я выби­раю свет, Хри­ста, прав­ду. А вы?

7 мая

Сей­час, начи­ная со свет­ло­го дня Пас­хи Хри­сто­вой, Цер­ковь чита­ет Еван­ге­лие от Иоан­на. Сего­дня мне откры­лись в нем такие сло­ва: «Я свет миру. Кто после­ду­ет за Мной, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жиз­ни» (Ин 8, 12). В нашей «Боль­шой кни­ге» есть фра­за: «Как тем­но быва­ет перед рас­све­том!» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 8) — эти сло­ва поис­ти­не берут за живое. Во тьме тоже мож­но жить, вер­нее, суще­ство­вать. Ведь живет же подав­ля­ю­щее чис­ло алко­го­ли­ков во тьме. И ниче­го, неко­то­рые из них даже гово­рят, что они доволь­ны сво­ей жиз­нью, ведь алко­голь раз­ру­ша­ет чело­ве­ка не толь­ко физи­че­ски и пси­хи­че­ски, но и духов­но. Пада­ет уро­вень при­тя­за­ний, ложь ста­но­вит­ся частью лич­но­сти, алко­го­лик готов жить в гря­зи и позо­ре, лишь бы ста­кан был полон. В потем­ках тоже есть жизнь. Кажет­ся, что тебя никто не видит, поэто­му, когда я спи­вал­ся, то не любил све­та, теп­ла, ясной пого­ды. Свет забрез­жил, когда я пере­сту­пил порог собра­ния АА. Я стал посе­щать груп­пы, читать кни­гу «Жить трез­вы­ми», со вре­ме­нем выбрал себе настав­ни­ка — и в моей жиз­ни ста­ло рас­све­тать. Поз­же, когда я начал рабо­ту по Шагам, осо­бен­но по 4‑му и 5‑му, сва­лив с себя гору гре­хов, обид и стра­хов, я встре­тил могу­чую помощь и под­держ­ку моей Выс­шей Силы — любя­ще­го и милу­ю­ще­го Хри­ста, назвал Его сво­им име­нем, пото­му что вос­си­ял яркий свет в душе, и я стал видеть ясно. Теперь я не пони­маю, как мож­но жить, пол­зать, суще­ство­вать во тьме, как мож­но смерть, гни­е­ние и тьму пред­по­честь све­ту и радо­сти. Для меня сле­до­вать за Хри­стом — это лишь не мешать Ему каж­дый день вхо­дить в мою жизнь и освя­щать ее.

8 мая. Память апостола и евангелиста Марка

Сего­дня память апо­сто­ла и еван­ге­ли­ста Мар­ка, назы­ва­е­мо­го так­же Иоан­ном-Мар­ком. Как гово­рит цер­ков­ное пре­да­ние, в ночь крест­ных стра­да­ний Хри­ста он сле­до­вал за Иису­сом, завер­нув­шись в плащ, и когда в Геф­си­ман­ском саду воин пытал­ся схва­тить его, вывер­нул­ся и нагой убе­жал. Свя­той Марк был бли­жай­шим спо­движ­ни­ком апо­сто­лов Пет­ра, Пав­ла и Вар­на­вы. Когда апо­стол Павел нахо­дил­ся в узах в Риме, Марк при­был в этот город, где и напи­сал свя­тое Еван­ге­лие. Пред­по­ло­жи­тель­но это было око­ло 62–63 годов. В Алек­сан­дрии он поло­жил нача­ло хри­сти­ан­ско­му учи­ли­щу, из кото­ро­го впо­след­ствии вышли зна­ме­ни­тые отцы и учи­те­ли Церк­ви. Рев­нуя об устро­е­нии цер­ков­но­го бого­слу­же­ния, апо­стол Марк соста­вил чин литур­гии для алек­сан­дрий­ских хри­сти­ан. В Алек­сан­дрии он посе­лил­ся в доме сапож­ни­ка, кото­ро­го впо­след­ствии посвя­тил во епи­ско­па. Алек­сан­дрий­ские языч­ни­ки, разъ­ярен­ные успеш­ной про­по­ве­дью апо­сто­ла, в кон­це кон­цов, уби­ли свя­то­го Мар­ка, и он при­нял от Гос­по­да неувя­да­ю­щий венец сла­вы: апо­сто­ла, еван­ге­ли­ста и муче­ни­ка. Все мы, выздо­рав­ли­ва­ю­щие Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки несем бла­гую весть тем, кто еще стра­да­ет, кто в ужа­се с тря­су­щи­ми­ся рука­ми и болью в серд­це про­сы­па­ет­ся по утрам и не может вспом­нить, что же он вытво­рял вче­ра. Мы дела­ем это не пото­му, что мним себя умнее вра­чей, пси­хо­ло­гов, «духов­нее» свя­щен­ни­ков, кото­рые тоже изо всех сил помо­га­ют пья­ни­цам. Мы делим­ся сво­ей трез­во­стью, пото­му что у нас есть живой опыт исце­ле­ния, и, самое глав­ное, ради укреп­ле­ния соб­ствен­ной трез­во­сти. Если я вижу на груп­пе алко­го­ли­ка, кото­ро­му я гово­рил о чуде АА и о пре­об­ра­же­нии в про­грам­ме выздо­ров­ле­ния, серд­це напол­ня­ет­ся необык­но­вен­ной радо­стью, поко­ем и силой. Все мы — чле­ны брат­ства АА — апо­сто­лы трез­во­сти. Наше еван­ге­лие, наша бла­гая весть о том, что, сле­дуя прин­ци­пам 12-ти Шагов, мож­но обре­сти трез­вость. Одна­ко не толь­ко физи­че­скую трез­вость от алко­го­ля, а нечто гораз­до боль­шее и луч­шее: трез­вый, духов­ный, уве­рен­ный взгляд на себя и мир, смысл жиз­ни, пол­но­ту и сча­стье. Тру­дясь в про­грам­ме выздо­ров­ле­ния, нахо­дим мы поте­рян­ных дру­зей и род­ных, обре­та­ем новую пре­крас­ную жизнь. Мно­гие из нас на этом пути встре­ча­ют живо­го Бога и Небес­но­го Отца, Цер­ковь и, нако­нец, веч­ную жизнь.

9 мая

Я выздо­рав­ли­ваю от смер­тель­но­го хро­ни­че­ско­го про­грес­си­ру­ю­ще­го забо­ле­ва­ния, к тому же семей­но­го, если я еже­днев­но духов­но тру­жусь и рас­ту. И это есть акт под­лин­но­го сми­ре­ния. При­знать, что я алко­го­лик, что я бес­си­лен перед рюм­кой, что я тяже­ло болен и что сам я не в силах спра­вить­ся с алко­го­лиз­мом — что же это, как не сми­ре­ние, т.е. я с миром, покор­но­стью в серд­це при­знаю прав­ду о себе, при­знаю свою меру, всту­паю в реаль­ность. Каза­лось бы, я при­знаю себя побеж­ден­ным, пора­жен­ным и вслед за этим дол­жен после­до­вать скуч­ный, бес­цвет­ный, томи­тель­ный пери­од пле­на. Но про­ис­хо­дит всё как раз наобо­рот. В про­грам­ме АА я про­буж­да­юсь от сна, я начи­наю как бы зано­во жить и дышать пол­ной гру­дью. Осо­бен­но мне помо­жет в этом выздо­ров­ле­нии слу­же­ние на груп­пе и обще­ние с нович­ка­ми. Когда я зани­ма­юсь 12‑м Шагом, т.е. делюсь опы­том трез­во­сти и про­яв­ляю забо­ту о род­ной груп­пе, некая сила, вдох­но­ве­ние вхо­дят в серд­це, напол­ня­ют его радо­стью и одно­вре­мен­но поко­ем. «Кто слу­жит ближ­не­му в сми­ре­нии, тот про­сла­вит­ся», — гово­рил свя­той Ефрем Сирин. Для того, что­бы выздо­ров­ле­ние, тру­ды в АА напол­нить выс­шим досто­ин­ством, смыс­лом и цен­но­стью, я при­зы­ваю Тебя, Хри­сте, я пом­ню, что Ты ука­зал мне путь к трез­во­сти и ста­ра­юсь чаще соеди­нять­ся с Тобой в Свя­той Евха­ри­стии, в Таин­стве Тела и Кро­ви. Пото­му что там, где при­сут­ству­ешь Ты, все напол­ня­ет­ся смыс­лом и кра­со­той: на шипах вырас­та­ют розы. Сего­дня — день Побе­ды. Вспо­ми­наю, каки­ми ужас­ны­ми пьян­ка­ми и позор­ны­ми при­клю­че­ни­я­ми сопро­вож­дал­ся этот празд­ник до при­хо­да в АА. Мне и сего­дня стыд­но вспо­ми­нать о том, как я исполь­зо­вал любой свет­лый празд­ник для тем­ных дел. Теперь для меня, для всех нас, выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков, 9 мая — это день побе­ды над хит­рым, власт­ным, сби­ва­ю­щим с тол­ку вра­гом, побе­ды в войне, где плен­ных не берут и где смерть все­гда позор­на. Моя сего­дняш­няя молит­ва о том, что­бы в этот день мне избе­жать ком­па­ний, где при­сут­ству­ет спирт­ное, и посе­тить собра­ние АА.

10 мая. Литургическое чтение: Ин 6, 14–27

Сего­дняш­ний еван­гель­ский отры­вок повест­ву­ет о том, как Хри­стос при­шел к уче­ни­кам Сво­им по воде, по морю. Неред­ко я чув­ствую, как уто­паю в житей­ском море, суе­та, отри­ца­тель­ные эмо­ции, дур­ные, непри­ят­ные мыс­ли и чув­ства захле­сты­ва­ют, я бук­валь­но захлё­бы­ва­юсь в мир­ской суе­те. Это при­знак того, что я «выпал» из про­грам­мы выздо­ров­ле­ния. Ино­гда я думаю: сла­ва Богу, что я алко­го­лик, пото­му что болезнь посто­ян­но напо­ми­на­ет мне о духов­ном росте, о моем при­зва­нии и о Боге. Если я не хочу сорвать­ся, или не хочу жить «на сухую», в посто­ян­ном «раз­драе» и душев­ной боли, я дол­жен тру­дить­ся, учить­ся каж­дый день при­ни­мать себя и мир, учить­ся сотруд­ни­че­ству с Гос­по­дом и дру­ги­ми людь­ми. С тех пор, как я всту­пил в брат­ство АА, я пере­стал в оди­ноч­ку плыть по бес­по­кой­но­му житей­ско­му морю. Во-пер­вых, со мной в кораб­ле дру­зья по выздо­ров­ле­нию; потом, бла­го­да­ря Хри­сту, я обрел небес­но­го Отца и Настав­ни­ка. Когда Гос­подь в моей лодоч­ке, я все­гда на вер­ном пути. Поэто­му, если я чув­ствую, что не справ­ля­юсь с собой, пер­вое, что я делаю, — встаю перед ико­ной и читаю молит­ву о душев­ном покое. Напо­ми­наю себе, что я алко­го­лик, что бес­си­лен перед болез­нью, о том, что есть Бог, Кото­рый выше и доро­же все­го на све­те; потом читаю молит­ву 3‑го Шага. Но часто быва­ет, что это­го недо­ста­точ­но, и тогда я зво­ню настав­ни­ку по про­грам­ме. «Ста­рай­тесь не о пище тлен­ной, но о пище, пре­бы­ва­ю­щей в жизнь веч­ную, кото­рую даст вам Сын Чело­ве­че­ский» (Ин 6, 27). Пусть эти боже­ствен­ные, вдох­но­вен­ные сло­ва будут для меня и для всех нас деви­зом, при­зы­вом в выздо­ров­ле­нии. Не пить, что­бы най­ти хоро­шую рабо­ту, раз­дать дол­ги, нала­дить семей­ную жизнь — это­го слиш­ком мало. Трез­вость в АА — для меня это дверь в духов­ную жизнь, в пре­крас­ный сад, где я обре­таю люби­мо­го Хри­ста и Бога. Гос­по­ди, дай мне муд­рость во всех жиз­нен­ных неуря­ди­цах обра­щать­ся за помо­щью к Тебе и при­ме­нять прин­ци­пы 12-ти Шагов.

11 мая. Неделя святых жен-мироносиц (Мк 15, 43 — 16, 8)

Есть в пра­во­слав­ной ико­но­гра­фии заме­ча­тель­ный сюжет, и на его мотив с древ­них вре­мен и до сего дня выши­ва­ют­ся пла­ща­ни­цы, луч­шие из кото­рых явля­ют­ся насто­я­щи­ми шедев­ра­ми и попа­да­ют в гале­реи и музеи. Богач Иосиф Ари­ма­фей­ский, член синед­ри­о­на Нико­дим, оба — тай­ные уче­ни­ки Хри­ста, и жены-миро­но­си­цы, кото­рые сле­до­ва­ли за Хри­стом и слу­жи­ли — погре­ба­ют Гос­по­да Иису­са, при этом скор­бя и пла­ча. Жен­щи­ны — уче­ни­цы Гос­по­да сде­ла­ли, что мог­ли, испол­нив до послед­не­го свой долг люб­ви. Они были вер­ны Хри­сту, не оста­ви­ли Его, когда все уче­ни­ки испу­га­лись и раз­бе­жа­лись; самый вер­ный отрек­ся от Него, а дру­гой про­дал за 30 среб­ре­ни­ков. Этот день — празд­ник вер­но­сти. Вер­но­сти и люб­ви. Когда я пил, когда мы, пья­ни­цы и алко­го­ли­ки, уми­ра­ли, уми­ра­ли от этой таин­ствен­ной и жут­кой болез­ни, имя кото­рой алко­го­лизм, все оста­ви­ли нас: дру­зья, близ­кие, сослу­жив­цы, сотруд­ни­ки. Толь­ко самые род­ные: мама, жена, дочь — опла­ки­ва­ли едва живых, но род­ных, доро­гих им пья­ниц; вопре­ки все­му наде­я­лись и вери­ли, что Бог исце­лит, что кто-то помо­жет. Вспо­ми­наю мою послед­нюю пьян­ку, кото­рая дли­лась целое лето, 3 меся­ца. Я чудом остал­ся жив и довел свою бед­ную маму до того, что всё лицо ее сде­ла­лось серым и покры­лось мел­ки­ми мор­щин­ка­ми. А осе­нью я нашел АА, вер­нее, содру­же­ство АА откры­ло мне свои объ­я­тия, еще пра­виль­нее, Бог кос­нул­ся моей пора­жен­ной, изму­чен­ной души через про­грам­му «12 Шагов», через прав­ду о себе и алко­го­лиз­ме, кото­рую донес­ли до мое­го серд­ца выздо­рав­ли­ва­ю­щие алко­го­ли­ки. Я бла­го­да­рен всем вам, кото­рых ино­гда с пре­зре­ни­ем назы­ва­ют «соза­ви­си­мы­ми», всем жен­щи­нам-стра­да­ли­цам, кому выпа­ла доля раз­де­лять жизнь с пья­ни­ца­ми. Жены пер­вых алко­го­ли­ков-аме­ри­кан­цев напи­са­ли для нашей бес­смерт­ной кни­ги «Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки» две важ­ные и очень тро­га­тель­ные гла­вы. Они же созда­ли дви­же­ние для род­ствен­ни­ков и дру­зей алко­го­ли­ков и тем поло­жи­ли нача­ло парал­лель­ным 12-шаго­вым содру­же­ствам, кото­рых на сего­дняш­ний день насчи­ты­ва­ет­ся несколь­ко десят­ков. Они вери­ли, когда уже никто не верил, люби­ли, когда надеж­да иссяк­ла. Даже у нас самих. Одна жен­щи­на созда­ла в горо­де Ижев­ске шесть групп Ал-Анон (групп для род­ствен­ни­ков алко­го­ли­ков). Мно­гие из вас по-насто­я­ще­му под­дер­жи­ва­ют нас, Ано­ним­ных Алко­го­ли­ков, в выздо­ров­ле­нии. Если в Пра­во­слав­ной Церк­ви день жен-миро­но­сиц — празд­ник жен­щин-хри­сти­а­нок, то пусть для мира выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков и их окру­же­ния сего­дняш­ний день будет празд­ни­ком чле­нов Ал-Ано­на. Мир вам, поклон, бла­го­дар­ность и да бла­го­сло­вит вас Бог. Думаю, алко­го­ли­ки все­го мира при­со­еди­нят­ся к моим словам.

12 мая

«Про­си­те, и дано будет вам; ищи­те, и най­де­те; сту­чи­те, и отво­рят вам» (Мф 7, 7). Эти уте­ши­тель­ные, чуд­ные сло­ва Гос­по­да, взя­тые мной сего­дня наугад из Еван­ге­лия, — для меня и совет, и прось­ба, и при­зыв. В те вре­ме­на, когда я пьян­ство­вал, и про­сить-то было осо­бен­но не о чем, кро­ме как о том, что­бы были день­ги на спирт­ное, и не было похмель­ных ужа­сов. Про­сить, искать, сту­чать каза­лось чем-то непри­стой­ным и диким. Мне каза­лось, что я само­до­ста­то­чен и силен. Теперь я учусь про­сить о помо­щи, искать отве­ты на свои вопро­сы, доби­вать­ся жела­е­мо­го. Я так­же учусь забо­тить­ся о себе: о теле, и о душе. Если мне непри­ят­но, если уни­жа­ют, обма­ны­ва­ют, лгут в гла­за, я заяв­ляю о гне­ве, оби­де и боли. Актив­ная жиз­нен­ная пози­ция, когда я не боюсь заяв­лять о сво­их пра­вах и нуж­дах — это тоже духов­ное взрос­ле­ние. Если я сту­чу в чью-то дверь, то совсем не обя­за­тель­но, что вызы­ваю этим раз­дра­же­ние и бес­по­кой­ство. Ока­зы­ва­ет­ся, кое-кто ждал, что­бы я посту­чал­ся и попро­сил. Ино­гда при­хо­дит­ся про­яв­лять настой­чи­вость, сту­чать и искать с упор­ством и силой, что­бы услы­ша­ли. Если я про­шу что-либо у Бога, то ста­ра­юсь под­креп­лять свои прось­бы дей­стви­я­ми, что рань­ше, в пья­ной жиз­ни, для меня было немыс­ли­мым. Важ­но при­слу­шать­ся к сво­им прось­бам, и если я вижу, что про­си­мое дей­стви­тель­ное важ­но, про­явить настой­чи­вость. Ведь под лежа­чий камень и вода не течет. Гос­по­ди, помо­ги мне выра­бо­тать духов­ную инту­и­цию, научи пони­мать, о чем и как про­сить; научи про­яв­лять тер­пе­ние и настой­чи­вость в молит­вен­ных просьбах.

13 мая. Память святителя Игнатия Брянчанинова

Открыть­ся дру­го­му чело­ве­ку, вскрыть гно­я­щу­ю­ся рану, осво­бо­дить­ся от «постыд­ных тайн», от боли и сты­да — как это, кажет­ся, сей­час про­сто и есте­ствен­но. Насколь­ко же это каза­лось ненуж­ным до при­хо­да в АА и непо­силь­ным, когда я начи­нал путь трез­ве­ния! 5‑й Шаг — это ушат холод­ной воды, кото­рый тем труд­нее при­нять, что ты зна­ешь о нем, гото­вишь­ся к нему. В пра­ви­лах веде­ния групп есть фра­за, кото­рую зачи­ты­ва­ет веду­щий, если кто-то из участ­ни­ков груп­пы начи­на­ет бол­тать, а не выска­зы­вать­ся, или упор­но мол­чит: «Мы боль­ны настоль­ко, насколь­ко мы не выго­ва­ри­ва­ем­ся». В церк­ви я ста­ра­юсь регу­ляр­но испо­ве­до­вать­ся свя­щен­ни­ку, но мно­гие гре­хи про­рас­та­ют сно­ва и сно­ва и при­хо­дит­ся назы­вать одно и то же. Рабо­та над Пятым Шагом поз­во­ля­ет уви­деть истин­ную при­ро­ду моих гре­хов и недо­стат­ков. Теперь я не боюсь их, мне даже нра­вит­ся тру­дить­ся над сво­и­ми ошиб­ка­ми и изъ­я­на­ми души. Сего­дня за Боже­ствен­ной литур­ги­ей я услы­шал сло­ва Спа­си­те­ля: «.Вот дело Божие, что­бы вы веро­ва­ли в Того, Кого Он послал» (Ин 6, 29). Очи­щая серд­це от стра­стей и поро­ков в 5‑м Шаге, я укреп­ляю, ожив­ляю свою веру во Хри­ста и Цер­ковь. Рас­тет и дове­рие настав­ни­ку и дру­зьям по сооб­ще­ству АА, и я верю, что эти люди посла­ны мне в помощь. Сего­дня память заме­ча­тель­но­го рус­ско­го свя­то­го, духов­но­го писа­те­ля и подвиж­ни­ка, епи­ско­па Игна­тия Брян­ча­ни­но­ва. Вот что он пишет о вере: «Кто ж не веру­ет в Сына Божия? Не толь­ко тот, кто откры­то, реши­тель­но отвергает
Его, но и тот, кто, назы­ва­ясь хри­сти­а­ни­ном, про­во­дит гре­хов­ную жизнь, гоня­ет­ся за плот­ски­ми насла­жде­ни­я­ми, тот, у кого бог — чре­во, у кого бог — сереб­ро и золо­то; у кого бог — зем­ная сла­ва! тот, кто почтил зем­ную муд­рость, враж­деб­ную Богу, как бога». Моя сего­дняш­няя молит­ва о том, что­бы быть искрен­ним и откро­вен­ным не толь­ко на испо­ве­ди в церк­ви, не толь­ко на груп­пах АА, но и во всех моих делах и обстоятельствах.

14 мая. Литургическое чтение: Ин 6, 35–39

Быва­ет, что собра­ния посе­ща­ешь часто и чита­ешь про­грамм­ную лите­ра­ту­ру, и обща­ешь­ся с настав­ни­ком, и слу­же­ни­ем зани­ма­ешь­ся, а в душе оста­ет­ся голод, неудо­вле­тво­рен­ность. Быва­ет, что регу­ляр­но при­ча­ща­ешь­ся и испо­ве­ду­ешь­ся, дома усерд­но молишь­ся, изу­ча­ешь свя­тых Отцов, но не поки­да­ет состо­я­ние тре­вож­но­сти и тос­ки; как-то неуют­но, непри­ка­ян­но. Если я гре­бу одним веслом, то или буду пла­вать по кру­гу на одном месте, или же, в луч­шем слу­чае, крайне мед­лен­но. Для неко­то­рых алко­го­ли­ков (да и не алко­го­ли­ков тоже) воз­ни­ка­ет дилем­ма: или АА или Цер­ковь? Отку­да такой вопрос появ­ля­ет­ся? Поче­му я дол­жен выби­рать? И АА, без кото­рых я навер­ня­ка погиб­ну, и Цер­ковь, кото­рая меня, как забот­ли­вая мать, пита­ет небес­ной пищей. Поэто­му мно­гие из выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков явля­ют­ся созна­тель­ны­ми, актив­ны­ми чле­на­ми свя­той Церк­ви. И я ста­ра­юсь идти этим путем. Ведь про­грам­ма 12 Шагов вышла из Еван­ге­лия, из Церк­ви, поэто­му мно­гие идеи нашей фило­со­фии пере­пле­та­ют­ся с Боже­ствен­ным уче­ни­ем Гос­по­да Хри­ста. Для меня АА и Цер­ковь, как два кры­ла, на кото­рых я парю над болез­нью и гре­хом, с помо­щью кото­рых я при­бли­жа­юсь к Богу. Гос­по­ди, дай мне на сего­дняш­ний день разум и покой души, помо­ги оста­ва­ясь вер­ным чадом свя­той Тво­ей Церк­ви, быть актив­ным чле­ном содру­же­ства АА.

15 мая

«Страх — это зло, он разъ­еда­ет душу, как ржав­чи­на. Всё наше суще­ство­ва­ние про­ни­за­но стра­хом» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 66). Страх, тре­во­га, кото­рые могут тер­зать и мучить меня в тече­ние все­го дня, а так­же свя­зан­ные со стра­ха­ми тос­ка, уны­ние и депрес­сия, поки­да­ют нас, теря­ют свою гне­ту­щую власть над нами, мы осво­бож­да­ем­ся от них в Пятом Шаге. Выста­вить на показ, про­явить на свет, обли­чить (как гово­рят свя­тые Отцы) страх, смот­реть ему в лицо, смот­реть на него, не отво­ра­чи­вать­ся и не бежать, как мы зача­стую дела­ли рань­ше — вот вер­ное сред­ство про­тив стра­ха. Есть еще одно сред­ство про­тив стра­хов, бес­при­чин­ной тре­вож­но­сти и уны­ния. Для напи­са­ния 4‑го шага, пред­ше­ству­ю­ще­го Пято­му и для того, что­бы сдать, рас­ска­зать дру­го­му алко­го­ли­ку Пятый, тре­бу­ет­ся мно­го вре­ме­ни. Я учусь быть один, сосре­до­та­чи­вать­ся за рабо­той, не отвле­кать­ся на теле­фон­ные звон­ки и вся­кую суе­ту. Про­ве­сти вечер с кни­гой или за ана­ли­зом сво­их оши­бок и недо­стат­ков; выпи­сать чув­ства, кото­рые испы­ты­ва­ешь в дан­ный момент; начать вести днев­ник, писать сти­хи или пье­сы; при­го­то­вить вкус­ный ужин, изу­чать ино­стран­ный язык, кото­рый откро­ет целый мир, напри­мер, фран­цуз­ский — всё это тре­бу­ет уеди­не­ния, усид­чи­во­сти и сосре­до­то­чен­но­сти. В первую оче­редь, молит­ва и молит­вен­ные раз­мыш­ле­ния учат меня искать уеди­не­ния. С Богом, с инте­рес­ны­ми заня­ти­я­ми я один, но не оди­нок. Рабо­та по 4‑му и 5‑му Шагам научи­ла меня не боять­ся стра­хов и уны­ния. И еще: чте­ние житий хри­сти­ан­ских подвиж­ни­ков и свя­тых, их при­мер муже­ства, вер­но­сти и люб­ви ко Хри­сту вдох­нов­ля­ет потер­петь с любо­вью тако­го нелег­ко­го сосе­да, как само­го себя. О чем гово­рит житие сего­дняш­не­го свя­то­го? Я ста­рал­ся крат­ко изла­гать то или иное житие, но сего­дня про­чи­тай­те его сами. Где най­ти? Напри­мер, в цер­ков­ной кни­ге — минее, посвя­щен­ной это­му дню и это­му меся­цу. Хотя быст­рее все­го — в Интер­не­те. Поста­рай­тесь най­ти вре­мя и посмот­реть само­сто­я­тель­но, ведь мы с Вами выздо­рав­ли­ва­ем. Ну, пожалуйста!..

16 мая. Литургическое чтение: Ин 6, 48–54

«Я есмь хлеб жиз­ни. Я — хлеб живой, сшед­ший с небес: яду­щий хлеб сей будет жить вовек. Яду­щий Мою Плоть и пью­щий Мою Кровь име­ет жизнь веч­ную, и Я вос­кре­шу его в послед­ний день» (Ин 6, 48, 51, 54). Нар­ко­ло­гия гово­ри­ла: сде­лать тебя трез­вым физи­че­ски — это наша цель. Но не смог­ла. Пси­хо­те­ра­пия гово­ри­ла: я раз­бе­русь с тво­и­ми внут­рен­ни­ми про­бле­ма­ми, и ты будешь пить, но при этом будешь счаст­лив. Я раз­би­рал­ся с дет­ски­ми ком­плек­са­ми, пил по-преж­не­му и оста­вал­ся несчаст­ным и оди­но­ким. Свя­щен­ник сове­то­вал: читай ака­фист «Неупи­ва­е­мой Чаше», кай­ся в гре­хе пьян­ства, езжай на свя­тые источ­ни­ки, к зна­ме­ни­то­му стар­цу — и бес пьян­ства отой­дет от тебя. Ниче­го не помо­га­ло. Я каял­ся, молил­ся, постил­ся, ездил к стар­цам и на источ­ни­ки, но пил еще боль­ше, спи­вал­ся и уми­рал. Когда я, поспе­шая на собра­ние АА, кото­рое про­хо­дит в нар­ко­ло­ги­че­ском учре­жде­нии, вижу, как из две­рей навстре­чу мне выхо­дит пья­ни­ца с мукой и отча­я­ни­ем в гла­зах, то удив­ля­юсь: всё так про­сто, спу­стись на один лест­нич­ный про­лет, в ком­на­ту, где сидят Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки, и ты най­дешь гораз­до боль­ше, чем физи­че­скую трез­вость. В зна­ме­ни­тый Сер­пу­хов­ский мона­стырь к чудо­твор­ной «Неупи­ва­е­мой Чаше» при­хо­дят алко­го­ли­ки, но чудо избав­ле­ния от алко­го­лиз­ма про­ис­хо­дит с одним из тыся­чи, осталь­ные воз­вра­ща­ют­ся к бутыл­ке. Вы спро­си­те поче­му? Я не знаю, но думаю, пото­му, что Бог не нару­ша­ет сво­бо­ду чело­ве­ка и бес­ко­неч­но ува­жа­ет ее. Если чело­век в глу­бине души по-преж­не­му хочет пить, напи­вать­ся, Бог не смо­жет забрать от него это жела­ние. Когда моти­вы спу­та­ны, жела­ния про­ти­во­ре­чи­вы, вера не под­креп­ля­ет­ся опы­том, труд­но ждать от чело­ве­ка ясно­сти в духов­ных вопро­сах. С дру­гой сто­ро­ны, когда я вижу ано­ним­но­го бра­та, кото­ро­му ста­но­вит­ся скуч­но на собра­ни­ях и неин­те­рес­но жить, то удив­ля­юсь: ведь наша про­грамм­ная лите­ра­ту­ра реко­мен­ду­ет со вре­ме­нем выбрать себе рели­гию тем, кто ни к какой не при­над­ле­жит. Я родил­ся и вырос в Рос­сии, мне открыл­ся Гос­подь в нашей рос­сий­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Я не пред­став­ляю себе про­дук­тив­ную духов­ную жизнь вне Церк­ви. Но это мой опыт, а как Вы дума­е­те? А самое важ­ное в цер­ков­ной жиз­ни — это боже­ствен­ная Евха­ри­стия, Тело и Кровь Хри­ста, вку­шая кото­рые, я соеди­ня­юсь со Хри­стом и Цер­ко­вью, очи­ща­юсь, про­свет­ля­юсь умом и серд­цем. Тогда выздо­ров­ле­ние в про­грам­ме «12 Шагов», отно­ше­ния с собой и дру­ги­ми людь­ми, вся жизнь обре­та­ют выс­ший смысл. Гос­по­ди, «пода­вай нам истее Тебе при­ча­щать­ся в неве­чер­нем дни Цар­ствия Твоего».

17 мая. Память мученицы Пелагии, девы Тарсийской

Сего­дня память свя­той Пела­гии, девы и муче­ни­цы. Она жила в III веке в горо­де Тар­се Кили­кий­ской обла­сти Малой Азии и была доче­рью знат­ных языч­ни­ков, а когда услы­ша­ла про­по­ведь о Хри­сте, уве­ро­ва­ла в Него и реши­ла посвя­тить Ему жизнь, сохра­нив цело­муд­рие. Наслед­ник импе­ра­то­ра Дио­кле­ти­а­на пле­нил­ся ее кра­со­той и поже­лал взять ее себе в супру­ги, но свя­тая отка­за­ла. Тогда в отча­я­нии юно­ша прон­зил себя мечом, а мать Пела­гии, испу­гав­шись гне­ва импе­ра­то­ра, сама отве­ла ее на суд к Дио­кле­ти­а­ну, как хри­сти­ан­ку и мни­мую винов­ни­цу смер­ти его сына. Сна­ча­ла импе­ра­тор пытал­ся отвра­тить свя­тую деву от Хри­ста, суля ей вся­че­ские зем­ные бла­га, но та с пре­зре­ни­ем отверг­ла пред­ло­же­ние импе­ра­то­ра. При­го­во­рен­ная к сожже­нию в мед­ной печи в виде огром­но­го вола, свя­тая сама вошла в рас­ка­лен­ные створ­ки печи, где тело ее рас­пла­ви­лось, как воск, и напол­ни­ло весь город бла­го­уха­ни­ем. Кости же свя­той оста­лись непо­вре­жден­ны­ми и были выбро­ше­ны языч­ни­ка­ми за город. Соглас­но пре­да­нию, из пусты­ни при­шли четы­ре льва и охра­ня­ли остан­ки муче­ни­цы, пока епи­скоп Кли­нон, кре­стив­ший Пела­гию, не при­шел на то место. Он с поче­стя­ми похо­ро­нил остан­ки свя­той девы. Все мы исто­ча­ем «духов­ную воню», дур­ную и зло­вон­ную, когда дер­жим в себе душев­ную нечи­сто­ту, или при­ят­ную и бла­го­ухан­ную, если душа чиста от гре­хов­ной сквер­ны. Совер­шая Пятый Шаг в АА, при­сту­пая к пол­но­цен­ной и пол­но­вес­ной испо­ве­ди в церк­ви, я отде­ляю от себя пласт болез­ни, гря­зи и поро­ка. «Пока мы с пол­ной откро­вен­но­стью не пого­во­ри­ли с кем-нибудь о наших недо­стат­ках и не послу­ша­ли, как кто-то дела­ет то же самое, мы всё еще не ощу­ща­ли пол­ной сопри­част­но­сти. Отве­том стал Пятый Шаг. Он уста­но­вил насто­я­щую бли­зость с людь­ми и Богом» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 67). Это — шаг муже­ства, и пусть пре­крас­ное житие свя­той Пела­гии будет для меня вдох­нов­ля­ю­щим при­ме­ром не боять­ся отпу­стить своё гре­хов­ное алко­голь­ное про­шлое. Сме­ло, муже­ствен­но и откро­вен­но рас­ска­зать о сво­их оби­дах, стра­хах и недо­стат­ках — вот для меня подвиг, кото­рый при­бли­жа­ет ко Хри­сту, и дела­ет душу бла­го­ухан­ной. Я про­шу на сего­дняш­ний день у Гос­по­да муже­ства и честности.

18 мая. Литургическое чтение: Ин 5, 1–15

Алко­го­лизм — это болезнь духа, души и тела. Но это и соци­аль­ная болезнь, когда отно­ше­ния в семье, на рабо­те, в окру­же­нии нару­ше­ны. Мы, слов­но рас­слаб­лен­ный из сего­дняш­ней еван­гель­ской исто­рии, дол­гие годы лежа­ли без­движ­но, пара­ли­зо­ван­ные болез­нью. Я мог бегать, суе­тить­ся, но воля и самый мой дух оста­ва­лись пара­ли­зо­ван­ны­ми. Ложь, въев­ша­я­ся, как ржав­чи­на, в мой мозг, заста­рев­шие стра­сти и поро­ки — всё это застав­ля­ло меня, по сути, непо­движ­но лежать, хотя я по вре­ме­нам мог зани­мать­ся кипу­чей дея­тель­но­стью, кото­рая была ни чем иным, как суе­той. В про­грам­ме АА выздо­ров­ле­ние про­ис­хо­ди­ло на всех уров­нях: на духов­ном — я очи­щал­ся от преж­них стра­стей и гре­хов и начи­нал сотруд­ни­чать с Богом как с любя­щим Отцом; на телес­ном — я отка­зы­вал­ся от раз­ру­ша­ю­ще­го меня алко­го­ля и начал забо­тить­ся о здо­ро­вье; на душев­ном — нала­жи­вал отно­ше­ния, выстра­и­вал здо­ро­вые «гра­ни­цы» в обще­нии с дру­ги­ми; и, нако­нец, на соци­аль­ном — начал все­рьез отно­сить­ся к рабо­те, к обя­зан­но­стям в семье. «Встань, возь­ми постель твою и ходи» (Ин 5, 8) — ска­зал мне одна­жды Хри­стос в ответ на мои сте­на­ния, что я рас­слаб­лен и стра­даю. Но преж­де про­зву­чал вопрос: «Хочешь ли быть здо­ров?» Тре­тья тра­ди­ция АА гла­сит, что «.един­ствен­ным усло­ви­ем для того, что­бы стать чле­ном АА, явля­ет­ся жела­ние бро­сить пить». Это жела­ние может быть сла­бым, блед­ным, едва замет­ным, но оно непре­мен­но долж­но быть. С тече­ни­ем вре­ме­ни в про­цес­се выздо­ров­ле­ния оно уси­ли­ва­ет­ся, рас­тет и креп­нет. Сего­дняш­ний еван­гель­ский отры­вок — обо мне, о нас, выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ках, кото­рых исце­лил Гос­подь. Исце­лил, когда все ожи­да­ния и надеж­да были поте­ря­ны, когда вера в чудо исце­ле­ния иссяк­ла и оста­ва­лась толь­ко боль, отча­я­ние и сла­бое жела­ние быть исце­лен­ным. «Встань и ходи». Для меня это — актив­но жить, дей­ство­вать, дышать пол­ной гру­дью, что назы­ва­ет­ся, во сла­ву Божию и на радость людям. Хри­стос исце­лил рас­слаб­лен­но­го, а тот., но не хочет­ся и думать об этом (см. Ин 5, 12–16). Моя сего­дняш­няя молит­ва о том, что­бы быть бла­го­дар­ным Тебе, Гос­по­ди, и учить­ся благодарить.

19 мая. Память праведного Иова Многострадального (Ин 6, 56–69)

«Яду­щий Мою Плоть и пью­щий Мою Кровь пре­бы­ва­ет во Мне, и Я в нем» (Ин 6, 56). Эти сло­ва, сказанные
Хри­стом Гос­по­дом, я услы­шал сего­дня за боже­ствен­ной служ­бой люб­ви — литур­ги­ей. Они ото­зва­лись в моем серд­це: алко­го­лизм, мой крест, болезнь и дар Божий — это в том чис­ле и болезнь оди­но­че­ства. Кто из нас не пил в оди­ноч­ку, хоть ино­гда? Я был один, когда пил, осо­бен­но с похме­лья, и даже когда был физи­че­ски трезв, чув­ство­вал себя оди­но­ким в целом мире. Мы все — еди­ный Адам, одно целое. Осо­бен­но ост­ро это чув­ство­ва­лось на собра­ни­ях АА. Все мы — еди­ное Тело со Хри­стом и во Хри­сте. Поэто­му, соеди­ня­ясь, при­ча­ща­ясь Свя­тых Тела и Кро­ви Гос­по­да Иису­са, я соеди­ня­юсь с Его Неве­стой — Цер­ко­вью и в более глу­бо­ком и эсха­то­ло­ги­че­ском смыс­ле со все­ми людь­ми, со всем чело­ве­че­ством, пото­му что Гос­подь излил Свою Пре­чи­стую Кровь не за меня толь­ко, и не за пра­во­слав­ных хри­сти­ан или ано­ним­ных алко­го­ли­ков, но за всех людей, пло­хих и хоро­ших, пья­ных и трез­вых, пад­ших и пра­вед­ных. Поэто­му, навер­ное, после при­ча­ще­ния ухо­дит чув­ство оди­но­че­ства. Сего­дня память мно­го­стра­даль­но­го Иова, вет­хо­за­вет­но­го пра­вед­ни­ка, кото­рый поте­рял всё: семью, иму­ще­ство, здо­ро­вье — бук­валь­но за один миг. Будучи чест­ным и бого­бо­яз­нен­ным чело­ве­ком, он искренне гово­рил Богу о сво­их чув­ствах, о боли и оби­де, и Гос­подь похва­лил его искрен­ность, а потом вер­нул ему утра­чен­ное, даже с при­быт­ком. Я тоже мно­гое поте­рял из-за мое­го ужас­но­го пьян­ства: дру­зей, род­ных, рабо­ту, здо­ро­вье, ува­же­ние близ­ких, веру в себя, но бла­го­да­ря АА вер­ну­лось если не все, то мно­гое. Но глав­ное, что теперь я не один, и я теперь знаю, что груп­па — пре­крас­ное лекар­ство от оди­но­че­ства и уны­ния. К Иову при­шли дру­зья и род­ствен­ни­ки «тужи­ли с ним и уте­ша­ли его за всё зло, кото­рое Гос­подь навел на него» и каж­дый дал ему «по кеси­те и по золо­то­му коль­цу», так что у Иова ста­ло вдвое боль­ше, чем он имел преж­де. Каж­дый из вас, из нас бра­тьев и сестер по АА, дает мне часть сво­ей люб­ви и духов­но­го опы­та, и я теперь вдвое бога­че, чем был до того. Я не один, я с вами, и все мы в Гос­по­де, в Его боже­ствен­ной люб­ви. Сего­дня я молюсь о том, что­бы мне быть с Тобой, Гос­по­ди, чест­ным и искрен­ним до кон­ца подоб­но пра­вед­но­му Иову.

20 мая. Память преподобного Нила Сорского

Сего­дня память пре­по­доб­но­го Нила Сор­ско­го. Он родил­ся в 1433 г. и про­ис­хо­дил из рода бояр Май­ко­вых, а ино­че­ство при­нял в оби­те­ли свя­то­го Кирил­ла Бело­зер­ско­го. Пре­по­доб­ный мно­го путе­ше­ство­вал по Восто­ку, изу­чал мона­ше­скую жизнь в пале­стин­ских и афон­ских оби­те­лях. По воз­вра­ще­нии на Русь он уда­лил­ся на реку Сору в Воло­год­ской зем­ле, поста­вил кел­лию и часов­ню, где вско­ре воз­ник мона­стырь с новым в то вре­мя у нас скит­ским уста­вом, заим­ство­ван­ным пре­по­доб­ным на Афоне. Глав­ным подви­гом ино­ков была борь­ба со стра­стя­ми, в резуль­та­те чего в душе рож­да­ет­ся мир, в уме — ясность, в серд­це — сокру­ше­ние и любовь. В сво­ей жиз­ни свя­той подвиж­ник отли­чал­ся край­ней нес­тя­жа­тель­но­стью и тру­до­лю­би­ем. Житие свя­то­го Нила — уди­ви­тель­ное уте­ше­ние и елей на раны рус­ских ано­ним­ных алко­го­ли­ков. Мы подоб­но пре­по­доб­но­му из-за моря при­вез­ли спа­си­тель­ную, неви­дан­ную для Рос­сии про­грам­му исце­ле­ния от неиз­ле­чи­мой, смер­тель­ной и про­грес­си­ру­ю­щей болез­ни под назва­ни­ем алко­го­лизм. Воз­ник­ло брат­ство рус­ских выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков со сво­им стро­гим уста­вом (12 Шагов и 12 Тра­ди­ций). Наше Содру­же­ство по боль­шо­му сче­ту нико­му не нуж­но и не инте­рес­но — ни Церк­ви, ни госу­дар­ству, ни меди­цине. Но мы живем, трез­ве­ем и раз­ви­ва­ем­ся. Глав­ное для нас — духов­ное дела­ние, очи­ще­ние серд­ца от стра­стей, ума — от сует­ных мыс­лей, язы­ка — от сквер­ных, гни­лых слов, а тела — от гре­хов­ных поступ­ков. Вче­ра я услы­шал на собра­нии рас­сказ одно­го алко­го­ли­ка, кото­рый не пил 12 лет и «сорвал­ся». Он оста­но­вил­ся на пер­вых трех Шагах и не захо­тел дви­гать­ся даль­ше. И вот «хит­рый, власт­ный, сби­ва­ю­щий с тол­ку» зеле­ный змий настиг его и поверг во прах. Дол­гие годы этот брат дер­жал­ся и жил, что назы­ва­ет­ся, на сухую. Но потом напря­же­ние, отвра­ще­ние и раз­дра­же­ние на себя и дру­гих ста­ли настоль­ко невы­но­си­мы, что он запил и едва не умер. Теперь сми­рен­но ходит на собра­ния и сно­ва начал рабо­ту по Шагам. Я рад, что хотя бы алко­го­лизм под­сте­ги­ва­ет меня к еже­днев­но­му духов­но­му тру­ду. Гос­по­ди, помо­ги мне сего­дня в све­те 12 Шагов сле­дить за сво­и­ми сло­ва­ми и мыслями.

21 мая. Память апостола и евангелиста Иоанна Богослова

«Что мы полу­чим, выпол­нив пред­пи­са­ния Пято­го Шага? Преж­де все­го, мы изба­вим­ся от ужас­но­го чув­ства изо­ля­ции, кото­рое все­гда угне­та­ло нас. Почти все алко­го­ли­ки страш­но оди­но­ки. Даже до того, как мы нача­ли все­рьез зло­упо­треб­лять алко­го­лем и люди ста­ли сто­ро­нить­ся нас, все мы стра­да­ли от ощу­ще­ния, что мы не впи­сы­ва­ем­ся ни в какую ком­па­нию» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 66). Гре­хи и стра­сти, оби­ды, тре­во­ги и стра­хи заклю­чи­ли меня в тюрем­ную каме­ру, изо­ли­ро­ва­ли от мира, отго­ро­ди­ли от све­та, от Бога и дру­гих людей. В Пятом Шаге, осво­бо­див­шись от тяж­ко­го, страш­но­го гру­за, я выхо­жу из «под­зе­ме­лья» на свет Божий. «Сего­дня ты не оди­нок» — одна из люби­мых мной пого­во­рок, кото­рую мож­но уви­деть на собра­нии АА и кото­рая столь­ко раз выру­ча­ла, когда я, раз­дав­лен­ный уни­же­ни­ем, стра­ха­ми и бес­при­чин­ны­ми тре­во­га­ми, еле дотас­ки­вал ноги до груп­пы. Дру­зья по Содру­же­ству и, конеч­но, настав­ник в про­грам­ме — это, пожа­луй, самое силь­ное и вер­ное лекар­ство, избав­ля­ю­щее от оди­но­че­ства, изо­ля­ции и уны­ния. С мои­ми това­ри­ща­ми и сотруд­ни­ка­ми по АА, с кото­ры­ми я объ­еди­нен твор­че­ским, важ­ным и инте­рес­ным делом — таким, как выздо­ров­ле­ние от алко­го­лиз­ма, я не оди­нок и мне хоро­шо. Сего­дня Цер­ковь с бла­го­дар­но­стью воспоминает
апо­сто­ла люб­ви, дру­га Хри­сто­ва, Иоан­на Бого­сло­ва. Навер­но, для меня самое цен­ное в его писа­ни­ях — это сви­де­тель­ство о люб­ви. «Запо­ведь новую даю вам, да люби­те друг дру­га; как Я воз­лю­бил вас, так и вы да люби­те друг дру­га» (Ин 13, 34). «Бог есть любовь, и пре­бы­ва­ю­щий в люб­ви пре­бы­ва­ет в Боге, и Бог в нем»(1 Ин 4, 16). «Нет боль­ше той люб­ви, как если кто поло­жит душу свою за дру­зей сво­их» (Ин 15, 13). Вот поче­му тос­ка и оди­но­че­ство трус­ли­во убе­га­ют, когда я на собра­нии АА, или обща­юсь с настав­ни­ком, или делюсь опы­том выздо­ров­ле­ния с нович­ком. Любовь, состра­да­ние, забо­та о дру­гих стра­да­ю­щих алко­го­ли­ков — духов­ная осно­ва, серд­це­ви­на содру­же­ства АА. Поэто­му так ощу­ти­мо там дей­ству­ет Бог, сила Божия, вот поче­му, вопре­ки здра­во­му смыс­лу и зако­нам при­ро­ды, я оста­юсь живым, здо­ро­вым и даже счаст­ли­вым. Свя­той апо­стол Иоанн Бого­слов, научи меня любить Бога и людей, помо­ги мне сего­дня совер­шить кон­крет­ные дела любви.

22 мая. Память пророка Исаии и святителя Николая Чудотворца

Сего­дня в свя­той Церк­ви празд­ник — вос­по­ми­на­ют­ся два вели­ких угод­ни­ка Божия: свя­ти­тель и чудо­тво­рец Нико­лай, а так­же вет­хо­за­вет­ный про­рок Иса­ия. То что про­изо­шло со мной, с тыся­ча­ми и мил­ли­о­на­ми дру­гих выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков, я не могу ина­че назвать, как чудом Божи­им. Чудом, к кото­ро­му, с одной сто­ро­ны, при­ят­но при­вык­нуть, чудом каж­до­го дня, с дру­гой, — даром, подар­ком, кото­рый про­дол­жа­ет удив­лять. Я дол­жен был уме­реть от алко­го­лиз­ма, всё к это­му и шло. Ужас­ные похмель­ные дни и бес­сон­ные ночи с чув­ством сты­да, вины, со стра­ха­ми и холод­ным потом. Рабо­та, семья, здо­ро­вье — всё руши­лось и лете­ло в про­пасть. Теперь — совер­шен­но иная, обнов­лен­ная жизнь в трез­во­сти и со Хри­стом. Что это, как не чудо. Я рад, что выздо­ров­ле­ние — это путь дли­ной в целую жизнь, зна­чит, рас­ти и раз­ви­вать­ся в про­грам­ме АА мож­но и нуж­но до послед­них дней. Ведь пер­спек­ти­вы роста огром­ные. Житие свя­ти­те­ля Нико­лая доста­точ­но хоро­шо извест­но, его назы­ва­ют чудо­твор­цем, пото­му что уже при жиз­ни он сотво­рил чуде­са в судь­бе мно­гих людей, ради­каль­но изме­нив их жизнь сво­им сло­вом и дей­стви­ем. Если гово­рить о про­ро­ке Иса­ии, то житие его повест­ву­ет, что он жил за 700 лет до Рож­де­ства Хри­сто­ва и про­ис­хо­дил из цар­ско­го рода. Он состо­ял в бра­ке с бла­го­че­сти­вой деви­цей-про­ро­чи­цей и зани­мал­ся про­ро­че­ским слу­же­ни­ем при четы­рех иудей­ских царях, все­го 60 лет. В сво­их про­ро­че­ских выска­зы­ва­ни­ях и писа­ни­ях он пред­ска­зы­вал исто­ри­че­скую судь­бу иудей­ско­го наро­да. Мы, выздо­рав­ли­ва­ю­щие алко­го­ли­ки, тоже, с одной сто­ро­ны, про­ро­ки, с дру­гой — чудо­твор­цы. Мы зна­ем, что будет с чело­ве­ком, если он не бро­сит пить — он погиб­нет. Мы зна­ем путь выздо­ров­ле­ния, по кото­ро­му идем сами и гото­вы помочь дви­гать­ся нович­ку. Чуде­са исце­ле­ния, каза­лось бы, совер­шен­но без­на­деж­ных пья­ниц при нашем непо­сред­ствен­ном уча­стии, про­ис­хо­дят посто­ян­но, т.к. каж­дый день при­хо­дит на одну из групп, по край­ней мере, один нови­чок. Но что­бы быть достой­ным про­ро­ком и чудо­твор­цем трез­во­сти, а не пре­лест­ни­ком и лже­про­ро­ком, кото­рый гово­рит одно, а дела­ет дру­гое, мне само­му нуж­но каж­дый день тру­дить­ся в Про­грам­ме, и осо­бен­но над духов­ной ее частью. Одна­жды про­де­лав рабо­ту по 4‑му и 5‑му Шагам, я неод­но­крат­но воз­вра­ща­юсь к духов­ной очи­сти­тель­ной рабо­те в 10‑м, и это помо­га­ет мне чув­ство­вать любовь к Богу и радость жиз­ни. Гос­по­ди, помо­ги мне рев­ност­но помо­гать тем, кто стра­да­ет и нуж­да­ет­ся в моей помо­щи. Даруй мне рев­ность свя­ти­те­ля Нико­лая и муд­рость про­ро­ка Иса­ии, когда я делюсь с нович­ком опы­том в трезвости.

23 мая. Память преподобной Исидоры юродивой (IV) и блаженной Таисии (V)

Сего­дня память двух заме­ча­тель­ных свя­тых жен­щин — Иси­до­ры юро­ди­вой и бла­жен­ной Таи­сии. Пер­вая под­ви­за­лась в одном из еги­пет­ских мона­сты­рей в IV веке. Деви­ца Иси­до­ра при­ня­ла на себя подвиг юрод­ства, вела себя как безум­ная и не вку­ша­ла пищи вме­сте с дру­ги­ми сест­ра­ми. Мно­гие мона­хи­ни отно­си­лись к ней с пре­зре­ни­ем и оби­жа­ли ее, но Иси­до­ра пере­но­си­ла это с кро­то­стью. Она испол­ня­ла по мона­сты­рю самые гряз­ные и труд­ные рабо­ты. Одна­жды вели­кий пустын­ник Пити­рим имел откро­ве­ние от Бога об Иси­до­ре и, отпра­вив­шись в жен­ский мона­стырь, про­сил позвать угод­ни­цу Божию, повя­зан­ную тряп­кой. Насто­я­тель­ни­ца уди­ви­лась и ска­за­ла, что Иси­до­ра безум­ная. «Это вы все безум­ные! — отве­чал ста­рец. — Иси­до­ра выше всех вас перед Богом». Тогда сест­ры нача­ли каять­ся, испо­ве­дуя все оскорб­ле­ния, нане­сен­ные ими Иси­до­ре, и про­си­ли у нее про­ще­ние. Свя­тая же, тяго­тясь неожи­дан­ной для нее сла­вой, скры­лась из мона­сты­ря, и даль­ней­шая ее судь­ба неиз­вест­на. Дру­гая свя­тая, юная хри­сти­ан­ка по име­ни Таи­сия, жила в Егип­те в V веке. Остав­шись сиро­той после смер­ти бога­тых роди­те­лей, она вела бла­го­че­сти­вую жизнь, и в сво­ем доме предо­став­ля­ла при­ют скит­ским ино­кам. Одна­ко впо­след­ствии Таи­сия была увле­че­на мир­ски­ми соблаз­на­ми и ста­ла вести гре­хов­ную жизнь. Узнав об этом, мона­хи упро­си­ли подвиж­ни­ка Иоан­на Коло­ва пой­ти к Таи­сии и отвра­тить от гре­хов­ной сквер­ны. Ста­рец отпра­вил­ся в путь, а ино­ки ста­ли молить­ся. Сна­ча­ла его не хоте­ли пус­кать в дом Таи­сии, но он велел ей пере­дать, что при­нес нечто цен­ное. Греш­ни­ца встре­ти­ла ино­ка весе­ло, но тот, посмот­рев на ее лицо, запла­кал, ска­зав: «Я пла­чу о тебе, пото­му что вижу, как сата­на игра­ет на лице тво­ем». Эти сло­ва пора­зи­ли ее, как огнен­ной стре­лой. Уми­лив­шись и при­дя в тре­пет, Таи­сия попро­си­ла Иоан­на отве­сти ее, куда тот сочтет нуж­ным, и при этом не отда­ла о доме и иму­ще­стве ника­ких рас­по­ря­же­ний. В пусты­ни их застиг­ла ночь, и ста­рец уви­дел свет­лую дугу, нис­хо­дя­щую с неба и анге­лов, воз­но­ся­щих душу юной жен­щи­ны к Богу. Подой­дя к Таи­сии, он уви­дел, что она умер­ла. И был к нему голос с неба: «Пока­я­ние ее, при­не­сен­ное в один час, при­ят­нее для Меня пока­я­ния дли­тель­но­го вре­ме­ни, пото­му что в послед­нем слу­чае не быва­ет у каю­щих­ся такой теп­ло­ты в серд­це». Мы, ано­ним­ные алко­го­ли­ки — юро­ди­вые для это­го мира. Прин­ци­пы, кото­рые мы ста­ра­ем­ся пре­тво­рить в жиз­ни, это — по сути, еван­гель­ские прин­ци­пы, толь­ко раз­же­ван­ные для мла­ден­цев. День­ги, соб­ствен­ность и пре­стиж не долж­ны отвле­кать нас от глав­ной цели — духов­но­го роста. Для мно­гих мы — чуди­ки, сек­тан­ты, бла­жен­ные. И это путь свя­той Иси­до­ры. А вот сла­ва бла­жен­ной Таи­сии: не раз на груп­пе АА мы виде­ли огнен­ное пока­я­ние, кото­рое, как ска­зал один пра­во­слав­ный епи­скоп, не часто встре­тишь и на испо­ве­ди. Бла­го­да­рю Тебя, пре­крас­ный Иису­се, за этот мир, за Тво­их свя­тых и за наше уди­ви­тель­ное Содру­же­ство, где мили­ци­о­нер и быв­ший пре­ступ­ник вме­сте тру­дят­ся, а свя­щен­ник у пова­ра учит­ся духов­ной мудрости.

24 мая. Память святителей Кирилла и Мефодия

Сего­дня память Кирил­ла и Мефо­дия, учи­те­лей сла­вян­ских наро­дов, при­рав­нен­ных Цер­ко­вью к апо­сто­лам. Оба про­ис­хо­ди­ли из знат­ной и бла­го­че­сти­вой семьи, жив­шей в гре­че­ском горо­де Солу­ни (или Фес­са­ло­ни­ки), в горо­де, хри­сти­а­нам кото­ро­го апо­стол Павел адре­со­вал неко­гда два из сво­их посла­ний. Свя­той Мефо­дий был стар­шим из семи бра­тьев, Кон­стан­тин (Кирилл — его мона­ше­ское имя) — самым млад­шим. Свя­той Кон­стан­тин с малых лет отли­чал­ся боль­ши­ми спо­соб­но­стя­ми и учил­ся у луч­ших учи­те­лей. Когда к импе­ра­то­ру при­шли послы от морав­ско­го кня­зя Рости­сла­ва с прось­бой при­слать в Мора­вию учи­те­лей, спо­соб­ных про­по­ве­до­вать на род­ном для сла­вян язы­ке, тот при­звал Кон­стан­ти­на и про­сил его отпра­вить­ся вме­сте с бра­том на этот подвиг. С помо­щью сво­е­го бра­та и уче­ни­ков Кон­стан­тин соста­вил сла­вян­скую азбу­ку и пере­вел основ­ные свя­щен­ные кни­ги. Несмот­ря на то, что бра­тья Кирилл и Мефо­дий были при­ня­ты с честью, до кон­ца сво­их дней они тер­пе­ли при­тес­не­ния и зло­бу от неко­то­рых гер­ман­ских епи­ско­пов, и лишь бла­го­да­ря защи­те рим­ских пап про­по­ведь Еван­ге­лия про­дол­жа­лась в сла­вян­ских зем­лях. Как отно­сит­ся при­мер этих свя­тых ко мне лич­но, к болез­ни алко­го­лиз­ма и выздо­ров­ле­нию? Очень даже отно­сит­ся. Азбу­ка новой, трез­вой жиз­ни, осно­ван­ная на духов­ных еван­гель­ских иде­ях состав­ле­на дву­мя аме­ри­кан­ца­ми — Бил­лом Уил­со­ном и док­то­ром Бобом. Этой азбу­ке, вна­ча­ле стран­ной, новой и чуд­ной, выучил­ся я, рус­ские алко­го­ли­ки, да и алко­го­ли­ки все­го мира. Как свя­той Кирилл, полу­чив зна­ние в раз­ных обла­стях чело­ве­че­ских зна­ний, не мог дер­жать их в себе, но делил­ся с дру­ги­ми людь­ми — так и мы, чле­ны содру­же­ства АА, не можем опыт трез­вой жиз­ни, накоп­лен­ное богат­ство духов­но­го роста исполь­зо­вать толь­ко для самих себя. Что­бы сохра­нить трез­вость, цель­ность и креп­ко сто­ять на зем­ле, мы делим­ся всем этим с дру­ги­ми. Так устро­е­на духов­ная жизнь, Еван­ге­лие. Так устро­е­но содру­же­ство АА. На пути встре­ча­ют­ся «гер­ман­ские епи­ско­пы», т.е. те, кому не нра­вит­ся наш образ жиз­ни, наша трез­вость и наше брат­ство. Мы «ни с кем и ни с чем не борем­ся, мы про­дол­жа­ем идти по наше­му пре­крас­но­му пути новой жиз­ни. Мы про­дол­жа­ем сви­де­тель­ство­вать дела­ми и сло­ва­ми. Не так ли? Гос­по­ди, молит­ва­ми свя­тых Кирил­ла и Мефо­дия, даруй мне на сего­дня жела­ние и силы сви­де­тель­ство­вать о новом обра­зе жиз­ни, о трез­во­сти и выздо­ров­ле­нии по про­грам­ме «12 Шагов».

25 мая. Литургическое чтение: Ин 4, 5–42

Сего­дняш­ний еван­гель­ский отры­вок, кото­рый за свя­той и боже­ствен­ной литур­ги­ей про­зву­чал в церк­ви, гово­рит о мно­гом. Хри­стос встре­ча­ет у колод­ца сама­рян­скую жен­щи­ну, и откры­ва­ет ей тай­ны Цар­ства Небес­но­го, обе­щая дать ей такую воду, кото­рая уто­лит ее духов­ную жаж­ду. Когда я болел и уми­рал от алко­го­лиз­ма, я пил и не мог напить­ся, слов­но в безу­мии жаж­дал сно­ва и сно­ва про­гло­тить горь­кую, обжи­га­ю­щую вод­ку, от кото­рой пере­хва­ты­ва­ло дыха­ние и обжи­га­ло гор­ло. Горь­кий пья­ни­ца пил горь­кую. Но я жаж­дал сно­ва и сно­ва, ниче­го не мог с этим поде­лать. Пьян­ство уби­ва­ло меня, но жаж­да, дья­воль­ская жаж­да не ухо­ди­ла. В Пятом Шаге про­бу­ди­лась иная жаж­да — духов­ная, жаж­да Бога, Его бла­го­да­ти, жаж­да доб­рых дел, мира, люб­ви, душев­но­го покоя. Хотя по вре­ме­нам, а ино­гда явствен­но и слиш­ком часто, хро­ни­че­ское, про­грес­си­ру­ю­щее забо­ле­ва­ние дает о себе знать бес­при­чин­ной сует­ли­во­стью, стра­ха­ми, раз­дра­же­ни­ем или отго­лос­ка­ми дру­гих стра­стей и зави­си­мо­стей. Тем не менее, с каж­дым меся­цем, с каж­дым днем, с каж­дым собра­ни­ем АА про­буж­да­ет­ся во мне и рас­тет иная жаж­да — свя­тая, бла­го­дат­ная. «Кто будет пить воду, кото­рую Я дам ему, тот не будет жаж­дать вовек; но вода, кото­рую Я дам ему, сде­ла­ет­ся в нем источ­ни­ком воды, теку­щей в жизнь веч­ную» (Ин 4, 14). В Пятом Шаге, когда ты без­за­щит­ный, обна­жен­ный, со всем сво­им гре­хов­ным гру­зом, сто­ишь перед чело­ве­ком и рас­ска­зы­ва­ешь всю непри­гляд­ную свою жизнь, отвер­за­ют­ся источ­ни­ки души и про­буж­да­ет­ся духов­ная жаж­да. В Еван­ге­лии не упо­ми­на­ет­ся имя той жен­щи­ны-сама­рян­ки, кото­рая в один из обыч­ных буд­нич­ных дней при­шла к колод­цу за водой и неожи­дан­но встре­ти­ла там Бога, Мес­сию, Хри­ста. Раз­ве не было слу­ча­ев, когда при­хо­дишь с неохо­той, раз­дра­же­ни­ем на собра­ние: «Ну что эти алко­го­ли­ки могут мне ска­зать ново­го? Они не помо­гут моей душев­ной дра­ме, моей депрес­сии. Ведь я такой утон­чен­ный, осо­бен­ный». И неожи­дан­но слы­шишь чью-то исто­рию, фра­зу, мысль — неволь­но текут сле­зы, и дума­ешь со сты­дом: «Эх, алкаш ты, алкаш!.. Когда же ты сми­ришь­ся и поум­не­ешь?» «Бог есть дух: и покло­ня­ю­щи­е­ся Ему долж­ны покло­нять­ся в духе и истине» (Ин 4, 24). Про­грам­ма
выздо­ров­ле­ния учит меня быть сыном Божи­им и чле­ном брат­ства АА не толь­ко в опре­де­лен­ном вре­мя и в опре­де­лен­ном месте, не толь­ко в хра­ме или на груп­пе, но все­гда, во всех обсто­я­тель­ствах. Учит искать и видеть Хри­ста в самых про­стых и незна­чи­тель­ных про­яв­ле­ни­ях. Моя сего­дняш­няя молит­ва о том, что­бы видеть Божию длань во всех, на пер­вый взгляд, про­за­ич­ных, житей­ских ситуациях.

26 мая

Ино­гда нам нужен отдых, ино­гда мы хотим про­сто побыть наедине с сами­ми собой, и неже­ла­ние выздо­рав­ли­вать тут ни при чем. Если нам боль­но, мы кри­чим, если обид­но, пла­чем. Мы не можем, да и не долж­ны сто­ять все вре­мя по стой­ке смир­но на посту нашей трез­во­сти. Мы — живые люди, и не будем забы­вать об этом. Я могу про­спать важ­ное меро­при­я­тие, опоз­дать на встре­чу, забыть что-то нуж­ное и даже под­ве­сти дру­га. Я поз­во­ляю себе делать ошиб­ки, но и нести ответ­ствен­ность за них. АА научи­ли (и про­дол­жа­ют учить) меня забо­тить­ся о себе, отста­и­вать здо­ро­вые гра­ни­цы, выра­жать чув­ства, в том чис­ле и гнев; научи­ли быть самим собой, не испы­ты­вать по пово­ду и без пово­да разъ­еда­ю­щее и непро­дук­тив­ное чув­ство вины; научи­ли (ох, как же это ока­за­лось нелег­ко) забо­тить­ся о себе, не делать тра­ге­дии из буд­нич­но­го дня и обык­но­вен­но­го, рядо­во­го дела. В этом так­же мое выздо­ров­ле­ние, его очень важ­ная часть. А вы как думаете?

27 мая. Литургическое чтение: Ин 8, 51–59

«Истин­но, истин­но гово­рю вам: кто соблю­дет сло­во Мое, тот не уви­дит смер­ти вовек» (Ин 8, 51). Рань­ше я думал, что напи­сан­ное в наших про­грамм­ных кни­гах — это плод чело­ве­че­ских измыш­ле­ний, искус­ствен­ная и доста­точ­но сла­бая лите­ра­ту­ра. Но в про­цес­се выздо­ров­ле­ния понял, постиг, что Дух Божий нема­ло участ­во­вал, когда писа­лись эти кни­ги, на осно­ве опы­та трез­во­сти и стра­да­ний пер­вых аме­ри­кан­ских алко­го­ли­ков, и что фило­со­фия и прин­ци­пы АА — это сво­е­го рода еван­ге­лие для алко­го­ли­ков. Не хочет­ся при­ме­нять идеи ано­ним­ных алко­го­ли­ков, но как толь­ко начи­на­ешь хал­ту­рить и пре­не­бре­гать реко­мен­да­ци­я­ми, болезнь сра­зу же под­ни­ма­ет голо­ву и начи­на­ет кусать­ся. Все мы, выздо­рав­ли­ва­ю­щие алко­го­ли­ки, ожи­ва­ем бла­го­да­ря «12 шагам». Смерть, неот­вра­ти­мо насту­па­ю­щая на нас со всех сто­рон (а серьез­ные про­бле­мы со здо­ро­вьем, подав­лен­ность, стыд, тос­ка и страх — все это пред­вест­ни­ки смер­ти) отсту­пи­ла. Об этом пре­крас­но напо­ми­на­ет тема «вспом­нить свою послед­нюю пьян­ку». Поэто­му я, мно­гие из ано­ним­ных бра­тьев и сестер носим в серд­це бла­го­дар­ность за трез­вость, за любовь Божию и помощь в Содру­же­стве. Ведь тру­ды по выздо­ров­ле­нию, рабо­та по «12 шагам» ведут к жиз­ни не толь­ко зем­ной, вре­мен­ной. В них зало­же­но сло­во еван­гель­ское, а это уже жизнь веч­ная. Каж­дый день Цер­ковь празд­ну­ет память тех или иных свя­тых: муче­ни­ков, пре­по­доб­ных, Хри­ста ради юро­ди­вых. У каж­до­го из них было нечто общее, что дава­ло силы и радость стра­дать и под­ви­зать­ся ради Гос­по­да. Это — вер­ность Хри­сту Иису­су, а точ­нее — еже­днев­ная жизнь с Богом. Буду и я верен Ему, хотя бы в малом, в том, что каса­ет­ся дове­рен­ной мне жиз­ни — в моем выздо­ров­ле­нии. И вер­ность эта пусть заклю­ча­ет­ся на сего­дня в про­стых дей­стви­ях — посе­ще­нии собра­ния, на кото­ром я пого­во­рю с нович­ком и помою чаш­ки, и в обще­нии с настав­ни­ком по АА. На это, Гос­по­ди, и про­шу у Тебя благословения.

28 мая

Когда мы завер­ша­ем Пятый Шаг, то выхо­дим на иной, новый и более слож­ный уро­вень. Болезнь (алко­го­лизм) отсту­па­ет и Свет неве­чер­ний, свет Хри­стов вхо­дит в нашу жизнь. Сбы­ва­ют­ся обе­ща­ния: «Совер­шив этот Шаг и не ута­ив ниче­го, мы испы­та­ем огром­ное внут­рен­нее облег­че­ние. Мы смо­жем чест­но смот­реть людям в гла­за. Мы ощу­тим покой и лег­кость в душе. Наши про­шлые стра­хи уле­ту­чат­ся. Мы ощу­тим бли­зость наше­го Созда­те­ля. Рань­ше у нас мог­ли быть отдель­ные эле­мен­ты веры, теперь у нас появил­ся духов­ный опыт. В это вре­мя мно­гие чув­ству­ют, что про­бле­ма алко­го­лиз­ма исче­за­ет сама по себе. Чело­век начи­на­ет ощу­щать себя на Широ­кой Доро­ге, по кото­рой он дви­жет­ся в согла­сии с Духом все­лен­ной» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 73). Дух все­лен­ной здесь — сино­ним Выс­шей Силы — самое абстракт­ное и самое общее име­но­ва­ние Бога, кото­рое мог­ло бы устро­ить вся­ко­го выздо­рав­ли­ва­ю­ще­го алко­го­ли­ка, неза­ви­си­мо от его рели­гии. Мой рели­ги­оз­ный опыт учит меня, что дух, дви­жу­щий все­лен­ной — Дух Свя­той Божий. Дух свя­той руко­во­дит и моей жиз­нью через про­грам­му АА, когда я поз­во­ляю Ему, при­гла­шаю Его. Со вре­ме­нем появ­ля­ет­ся и рас­тет с каж­дым днем ува­же­ние к себе и жела­ние о себе поза­бо­тить­ся. До при­хо­да в АА это выра­жа­лось в эго­и­сти­че­ских поту­гах отго­ро­дить­ся от дру­гих, от сво­их обя­зан­но­стей, убе­жать от внеш­них и внут­рен­них про­блем. Теперь эта забо­та совсем ино­го рода. Уме­ние ска­зать «нет», соблю­де­ние рит­ма и рас­по­ряд­ка дня, защи­та от непро­шен­ных, навяз­чи­вых людей, кото­рые дей­ству­ют угне­та­ю­ще на меня и раз­ру­ша­ют, уни­жа­ют или соблаз­ня­ют меня; здра­вый взгляд на жизнь — все эти дары и воз­мож­но­сти вошли в нашу жизнь, когда мы тща­тель­но и бес­страш­но про­ана­ли­зи­ро­ва­ли нашу жизнь и рас­ска­за­ли о ней без утай­ки дру­го­му чело­ве­ку. Теперь регу­ляр­но соеди­нять­ся со Хри­стом в Таин­стве Евха­ри­стии и очи­щать серд­це испо­ве­дью для мно­гих из нас ста­ло духов­ной потреб­но­стью. И что еще ска­зать? Поис­ти­не сло­ва Гос­по­да Иису­са: «Я есмь хлеб жиз­ни» (Ин 6, 48), «Я свет миру» (Ин 8, 12) — нача­ли при­от­кры­вать свой глу­бо­кий смысл и
ста­ли частью жиз­ни мно­гих и мно­гих из нас, выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков. Моя сего­дняш­няя молит­ва о том, что­бы весь день быть умом и серд­цем с Тобой, Иису­се пре­слад­кий, что­бы суе­та не отни­ма­ла у меня Тебя.

29 мая. Литургическое чтение: Ин 9, 39 — 10, 9

«И ска­зал Иисус: на суд при­шел Я в мир сей, что­бы неви­дя­щие виде­ли, а видя­щие ста­ли сле­пы» (Ин 9, 39). Суд — это при­сут­ствие реаль­но­сти, прав­ды. Хри­стос при­шел, что­бы назвать вещи сво­и­ми име­на­ми. В 4‑м и 5‑м Шагах алко­го­лик встре­ча­ет­ся с самим собой, со сво­им боль­ным Эго, низ­шей, пад­шей частью, а даль­ше, шествуя впе­ред по про­грам­ме выздо­ров­ле­ния, он сопри­ка­са­ет­ся со сво­ей выс­шей при­ро­дой. Если рань­ше для меня богом была моя гор­ды­ня и бутыл­ка, то теперь Бог — это Выс­шая Сила, кото­рой сна­ча­ла на какое-то вре­мя ста­ла груп­па АА, а поз­же — Гос­подь Хри­стос, а в каком-то смыс­ле — каж­дый чело­век, кото­ро­го уда­ет­ся уви­деть в све­те Божи­ей люб­ви и прав­ды. Ведь в каж­дом из нас дей­ству­ет Бог, про­сто в одних это­го почти не замет­но, а дру­гие рас­кры­ва­ют в себе это дей­ствие и в них вспы­хи­ва­ет огонь боже­ствен­но­го опья­не­ния, спо­соб­ный при­вле­кать и увле­кать дру­гих. Чаще все­го люди не дога­ды­ва­ют­ся, Кто живет в них, Кто дает им еже­днев­но силы жить, рас­ти, радо­вать­ся, любить. Как гово­рит один мой зна­ко­мый архи­манд­рит из Лат­вии, Бог живет с таки­ми людь­ми ано­ним­но. Люди не при­ни­ма­ют прав­ды, пред­по­чи­тая ложь и тьму. «Видя­щие ста­ли сле­пы» — это гово­рит­ся о как бы видя­щих. Напри­мер, когда пья­ный нар­ко­лог или фари­сей­ски настро­ен­ный свя­щен­ник учит алко­го­ли­ка, как ему выздо­рав­ли­вать, — это сле­пой ведет сле­по­го, и ско­ро оба ока­жут­ся в яме, по сло­ву Еван­ге­лия. Сле­пые в еван­гель­ском смыс­ле — это те, кто назы­ва­ет себя зря­чи­ми и уве­ре­ны, что они тако­вы. Так, я мно­гие годы счи­тал себя видя­щим, духов­ным, состо­я­тель­ным чело­ве­ком, хотя в дей­стви­тель­но­сти блуж­дал во тьме кро­меш­ной, оста­ва­ясь незре­лым, не ответ­ствен­ным, под­лым. В АА мне при­шлось ослеп­нуть, отка­зать­ся от лож­но­го виде­ния, от лож­но­го взгля­да на мир и само­го себя, при­знать, что я ниче­го не умею и не знаю, кро­ме хож­де­ния по замкну­то­му алко­голь­но-депрес­сив­но­му кру­гу. Ока­за­лось, что я вовсе не какая-то исклю­чи­тель­ная, стра­да­ю­щая, никем не поня­тая лич­ность, а спи­ва­ю­щий­ся инфан­тиль­ный раз­ру­ши­тель-пья­ни­ца. Ослеп­нуть, что­бы потом в све­те Про­грам­мы АА про­зреть све­том истин­ным. Гос­по­ди, помо­ги мне сего­дня видеть себя и этот мир в бли­ста­ю­щем и пре­крас­ном све­те Тво­ей мило­сти и правды.

30 мая. Литургическое чтение: Ин 10, 17–28

Хри­стос в деся­той гла­ве Еван­ге­лия от Иоан­на гово­рит, что Он — пас­тырь доб­рый и дверь во двор овчий. «Я есть дверь: кто вой­дет Мною, тот спа­сет­ся, и вой­дет, и вый­дет, и пажить най­дет» (Ин 10, 9). Дверь — крайне важ­ная деталь в доме. Все мы зна­ем, сколь­ко сто­ит хоро­шая дверь в доме. Дверь мно­гие ста­ра­ют­ся укра­шать. Важ­но, что­бы вход­ная дверь была проч­ной, лег­ко откры­ва­лась и накреп­ко запи­ра­лась. Дверь, если неосто­рож­но с ней обра­щать­ся, может силь­но уда­рить. Хри­стос не ска­зал, что с Его помо­щью сле­ду­ет вхо­дить в духов­ную жизнь и веч­ность, но «Мною», т.е. через Него, сквозь Него, при самом тес­ном еди­не­нии. Одна­жды, роб­ко, неуве­рен­но, даже с опас­кой я при­от­крыл дверь собра­ния АА. И тогда меня объ­ял страх: «Куда я при­шел? Что это за сек­та? Вот, дура­ки здесь сидят», — внут­рен­ним чутьем я понял, что сей­час пере­до мной сто­ит выбор: или я вхо­жу в эту дверь и оста­юсь, или же я выхо­жу за эту дверь и оста­юсь на ули­це со сво­им алко­го­лиз­мом. И как бы ни тер­за­ло жела­ние уйти в страш­ный, но такой зна­ко­мый мир бутыл­ки и ста­ка­на, я бла­го­да­ря, веро­ят­но, инстинк­ту само­со­хра­не­ния сде­лал выбор. И оста­юсь трез­вым до сего дня. А в про­грам­ме АА я открыл мно­го неви­дан­ных две­рей, вер­нее две­ри сами откры­лись. Это и рабо­та по Шагам, и обще­ние с новы­ми дру­зья­ми, две­ри кото­рых ста­ли для меня откры­ты. Это — и Бог, Хри­стос Гос­подь, став­ший для меня Выс­шей Силой, опо­рой, защи­той и любя­щим Отцом. Это и свя­тая Цер­ковь с ее уди­ви­тель­ны­ми таин­ства­ми. Это и мно­гое дру­гое, иные таин­ствен­ные и пре­крас­ные две­ри, кото­рые я откры­ваю бла­го­да­ря трез­во­сти и наше­му заме­ча­тель­но­му содру­же­ству АА. А вы, доро­гие дру­зья, раз­ве не соглас­ны со мной? Моя молит­ва на сего­дня о том, что­бы этот день стал еще одной две­рью и откры­ти­ем в вечность.

31 мая. Литургическое чтение: Ин 10, 27–38

«Овцы Мои слу­ша­ют­ся голо­са Мое­го, и Я знаю их; и они идут за Мною» (Ин 10, 27). Итак, Пятый Шаг дела­ет нас детьми Божи­и­ми, а Гос­по­да Хри­ста — нашей Выс­шей и любя­щей Силой. Пас­ты­рем и забот­ли­вым Отцом. Отныне покой и душев­ный мир чаще и чаще будет нашим надеж­ным спут­ни­ком, и мы пере­ста­ем боять­ся оста­вать­ся наедине с собой. Теперь мы не оди­но­ки, и страх пере­ста­ет нами пове­ле­вать. «Вер­нув­шись домой, нуж­но най­ти место, где мож­но тихо пораз­мыс­лить в уеди­не­нии над тем, что мы совер­ши­ли. От глу­би­ны души мы бла­го­да­рим Бога за то, что луч­ше узна­ли Его. Взяв с пол­ки кни­гу, мы откры­ва­ем стра­ни­цу, на кото­рой пере­чис­ле­ны Две­на­дцать Шагов исце­ле­ния. Пере­чи­тав пер­вые пять Шагов, мы спра­ши­ва­ем себя: не упу­ще­но ли нами что-нибудь. Мы ведь стро­им арку, через кото­рую мы вый­дем в жизнь сво­бод­ны­ми людь­ми» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 73). Когда я вышел от настав­ни­ка, после того как в тече­ние почти четы­рех часов читал таб­ли­цы 4‑го Шага, а он тер­пе­ли­во слу­шал, изред­ка зада­вая вопро­сы, ниче­го на пер­вый взгляд не про­изо­шло. И толь­ко несколь­ко дней или даже недель спу­стя я понял, насколь­ко 5‑й Шаг изме­нил мою жизнь. Отно­ше­ния с неко­то­ры­ми людь­ми, кото­рые меня не удо­вле­тво­ря­ли, но я их тер­пел года­ми, назы­вая это
сми­ре­ни­ем, ста­ли стре­ми­тель­но менять­ся. Так назы­ва­е­мые тира­ны и раз­ру­ши­те­ли ста­ли ухо­дить из моей жиз­ни, и их место заня­ли новые люди — помощ­ни­ки и дру­зья. Я пере­стал себя винить в том, в чем я дей­стви­тель­но не вино­ват. И глав­ное, обна­жи­лись мои отно­ше­ния с Богом, и я чест­но мог гово­рить Ему о сво­ей боли и оби­дах, зная, что Он вос­при­мет это с любо­вью. Сде­ла­но нема­ло, но впе­ре­ди так мно­го инте­рес­но­го и пре­крас­но­го. Поис­ти­не, АА — это таин­ствен­ный сад, где одна за дру­гой откры­ва­ют­ся вол­шеб­ные две­ри. И мы откры­ва­ем новую, на кото­рой начер­та­но: «Шестой шаг».

1 июня. Литургическое чтение: Ин 9, 1–38

«Мне долж­но делать дела Послав­ше­го Меня, доко­ле есть день; при­хо­дит ночь, когда никто не может делать» (Ин 9, 4). Если я несколь­ко раз мед­лен­но, молит­вен­но повто­ряю эти сло­ва Хри­сто­вы, углуб­ля­ясь в их смысл, то они обра­ща­ют­ся на меня само­го. Самое глав­ное дело Божие — это выздо­ров­ле­ние. Выздо­ров­ле­ние от тяже­ло­го, смер­тель­но­го и про­грес­си­ру­ю­ще­го неду­га под назва­ни­ем алко­го­лизм. Гово­рят, что алко­го­лизм — это порож­де­ние без­во­лия. И хотя, насколь­ко я знаю, это не так, я согла­сен с тем, что акти­ви­зи­ро­вать, соби­рать свою волю для того, что­бы оста­вать­ся трез­вым и для того, что­бы жить трез­вым, мне при­дет­ся. И тут мне на помощь при­хо­дит 6‑й Шаг, кото­рый гла­сит: «Пол­но­стью под­го­то­ви­ли себя к тому, что­бы Бог изба­вил нас от всех наших недо­стат­ков». Ины­ми сло­ва­ми, это Шаг, где я акти­ви­зи­рую свои чело­ве­че­ские воз­мож­но­сти, ресур­сы, а их у меня гораз­до боль­ше, чем я мог даже себе пред­ста­вить. Ведь если мне нуж­но было выпить, я про­яв­лял непре­клон­ную волю и силь­ней­шее стрем­ле­ние, что­бы достать бутыл­ку. Теперь я «достаю» эту силу воли, твер­дость наме­ре­ний и жела­ние для того, что­бы не про­сто оста­вать­ся трез­вым, но и жить в трез­во­сти. Шестой Шаг для меня — это при­зыв идти к Богу, при­зыв дви­гать­ся из мира огра­ни­чен­ных жела­ний в мир абсо­лю­та, в мир глу­би­ны. «Это Шаг, отде­ля­ю­щий мужей от маль­чи­ков» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 73). В 6‑м Шаге свет, кото­рый вос­си­ял в моем серд­це рань­ше, когда я писал 4‑й и сда­вал 5‑й Шаги, теперь уси­лил­ся, и я сам дви­нул­ся навстре­чу Све­ту-Хри­сту. «Я свет миру» — гово­рит мне сего­дня Гос­подь Иисус в Сво­ей бла­гой вести, в Еван­ге­лии. Совер­шая кон­крет­ные дей­ствия в про­грам­ме выздо­ров­ле­ния, я тоже, заря­жа­юсь от Све­та истин­но­го, начи­наю све­тить дру­гим людям, осо­бен­но тем, кто еще стра­да­ет. Поэто­му, при­сту­пая к выпол­не­нию 6‑го Шага, я испы­ты­ваю радость и вдох­но­ве­ние, т.к. в этом Шаге вскры­ва­ют­ся огром­ные пла­сты моих соб­ствен­ных ресур­сов, о кото­рых я рань­ше и не подо­зре­вал. Моя сего­дняш­няя молит­ва о том, что­бы не жалеть сил для выздоровления.

2 июня

«.Се, тво­рю всё новое» (Откр 21, 5). В трез­во­сти я полу­чил все новое, очи­щен­ное и обнов­лен­ное: новое небо и новую зем­лю, ново­го Бога и новую жизнь, новое тело, ум, чистый и ясный, душу, обнов­лен­ную рабо­той по 12-ти Шагам. Я полу­чил новых дру­зей, новые, иные, чем преж­де, про­стые и ясные, трез­вые, радост­ные пред­став­ле­ния о дру­гих людях, о себе самом и о Боге. Каж­дый новый день — это новый пода­рок от Бога, Кото­рый стал забо­тить­ся обо мне. Я знаю, Гос­по­ди, что Ты все­гда забо­тил­ся обо мне, но я не видел это­го и даже злил­ся, оби­жал­ся на Тебя и Твою забо­ту. Я не был пло­хим, небла­го­дар­ным, жесто­ким. Про­сто я болел все эти годы, спал тяже­лым сном и был слеп, думая, что вижу. Я не вино­ват, что родил­ся алко­го­ли­ком, но ответ­стве­нен за свое выздо­ров­ле­ние. «Се, тво­рю все новое». Теперь я полю­бил про­яв­лять забо­ту о себе. Напри­мер, если мне нуж­но купить себе что-то из одеж­ды, то я учусь поку­пать то, что дей­стви­тель­но нра­вит­ся, что под­хо­дит мне по раз­ме­ру, а не так, как я делал рань­ше, поку­пая вещь недо­ро­гую, некра­си­вую и чуть-чуть мень­ше или боль­ше, чем мне нуж­но. Новое дает­ся нелег­ко, но достав­ля­ет под­лин­ную радость, и сквозь это, каза­лось бы, малень­кое сча­стье я раз­ли­чаю любя­щий лик мое­го любя­ще­го Бога. А как обсто­ят дела у Вас?

3 июня. Литургическое чтение: Ин 12, 19–36

«Истин­но, истин­но гово­рю вам: если пше­нич­ное зер­но, пав в зем­лю, не умрет, то оста­нет­ся одно; а если умрет, то при­не­сет мно­го пло­да» (Ин 12, 24). Пше­нич­ное зер­но — это я, а зем­ля — это неиз­вест­ная почти нико­му, таин­ствен­ная жизнь наше­го Содру­же­ства. Когда я впер­вые пере­сту­пил порог собра­ния АА, то поду­мал, что остать­ся здесь и при­нять их образ мыс­ли и жиз­ни — это хуже, чем уме­реть; а если уйти, то при­дет­ся уме­реть от бутыл­ки, кото­рая засло­ни­ла мне весь белый свет. «Луч­ше уж я умру в этой ком­на­те, сре­ди стран­ных, но, как это не уди­ви­тель­но, трез­вых, весе­лых и уве­рен­ных в себе, людей, кото­рые име­ну­ют себя ано­ним­ны­ми алко­го­ли­ка­ми (хотя какие же алко­го­ли­ки гово­рят о себе, что не при­ка­са­ют­ся к ста­ка­ну мно­гие годы?). И я остал­ся, что­бы уме­реть здесь. Было боль­но, было страш­но ска­зать о себе прав­ду. И узнать о себе прав­ду. Я остал­ся, что­бы уме­реть. И умер. Умер для болез­ни, страш­ной, смер­тель­ной, неиз­ле­чи­мой. Умер для лжи, стра­ха, кото­ры­ми была про­ни­за­на моя пья­ная жизнь. Умер для зла, кото­рое про­пи­та­ло всё мое суще­ство­ва­ние, хотя я уве­рял себя и дру­гих, что нет, я не алко­го­лик, про­сто мне не везет на людей и обсто­я­тель­ства. Я умер для ста­рой, вет­хой, страш­ной и пья­ной жиз­ни. Поз­же я узнал, что мне нуж­но делить­ся сво­им новым опы­том, если я хочу остать­ся трез­вым. Да я и сам хотел всем — каж­до­му встреч­но­му и попе­реч­но­му — гово­рить, кри­чать об АА и вол­шеб­ных 12-ти Шагах. Пус­кай это было неуме­ло, нев­по­пад, наивно,
но было ведь искренне и вдох­но­вен­но. Кто-то услы­шал меня и при­шел в содру­же­ство АА, обрел трез­вость, умер для алко­го­лиз­ма и при­но­сит свой плод на очи­щен­ной лозе. Мы все умер­ли, что­бы ожить, про­рас­ти пре­крас­ны­ми коло­сья­ми; и мы при­но­сим плод, что­бы новая жизнь не увя­да­ла, но цве­ла и шири­лась. Моя сего­дняш­няя молит­ва о том, что­бы не жалеть сил для нович­ка, что­бы 12‑й Шаг стал важ­ной частью моей новой жизни.

4 июня. Память мученика Василиска (Ин 12, 36–47)

«Я свет при­шел в мир, что­бы вся­кий веру­ю­щий в Меня не оста­вал­ся во тьме» (Ин 12, 46). Вот что я услы­шал сего­дня за Боже­ствен­ной литур­ги­ей, и эти сло­ва тро­ну­ли меня. Тьма, как это ни стран­но, ино­гда меня при­вле­ка­ет, нра­вит­ся мне. Там, во тьме, гад­ко, страш­но, но при­выч­но. А свет режет гла­за, сле­пит, дез­ори­ен­ти­ру­ет, осо­бен­но, когда он рез­ко вспы­хи­ва­ет после пре­бы­ва­ния во тьме. Мож­но даже на вре­мя ослеп­нуть от ярко­го све­та. Если я не хочу идти на собра­ние АА, если мне жал­ко несчаст­ные 30–50 руб­лей для 7‑й тра­ди­ции, если я отка­зы­ва­юсь от слу­же­ния на моей род­ной груп­пе; если я не молюсь и с неде­ли на неде­лю откла­ды­ваю при­ча­стие — что ж здесь уди­ви­тель­но­го. Ведь я при­вык жить во тьме. И тогда я под­клю­чаю 6‑й Шаг — мой соб­ствен­ный ресурс, кото­ро­го ока­зы­ва­ет­ся у меня предо­ста­точ­но. «Гос­по­ди, дай мне жела­ние идти на собра­ние, зани­мать­ся слу­же­ни­ем, при­ча­стить­ся в бли­жай­шие дни». На кон­крет­ные прак­ти­че­ские дей­ствия на пути духов­но­го роста и выздо­ров­ле­ния могут вдох­но­вить жития свя­тых, чьи подви­ги свя­тая Цер­ковь про­слав­ля­ет каж­дый день. Напри­мер, сего­дня память свя­то­го муче­ни­ка Васи­лис­ка, кото­рый был пле­мян­ни­ком зна­ме­ни­то­го Фео­до­ра Тиро­на, жил в IV в. и постра­дал во вре­мя гоне­ний на хри­сти­ан при импе­ра­то­ре Мак­си­ми­ане Гале­рии. Когда свя­той Васи­лиск нахо­дил­ся в тюрь­ме в Копа­нах, ему явил­ся во сне Хри­стос и, пред­ска­зав муче­ни­че­скую кон­чи­ну. обе­щал Свою помощь. Оче­вид­но, что Гос­подь помо­га­ет мне, удва­и­ва­ет, утра­и­ва­ет, уде­ся­те­ря­ет мои силы, но тру­дить­ся за меня, вме­сто меня, без меня Он не ста­нет, да про­сто не смо­жет. Поэто­му моя сего­дняш­няя молит­ва тако­ва: Гос­по­ди, молит­ва­ми муче­ни­ка Тво­е­го Васи­лис­ка, даруй мне жела­ние и силы при­ме­нять прин­ци­пы про­грам­мы АА сего­дня в моих делах.

5 июня. Вознесение Господне (Лк 24, 36–53)

После того, как Гос­подь Хри­стос бла­го­сло­вил Сво­их уче­ни­ков, Он «стал отда­лять­ся от них и воз­но­сить­ся на небо. Они покло­ни­лись Ему и воз­вра­ти­лись в Иеру­са­лим с вели­кою радо­стью» (Лк 24, 51–52). Как этот еван­гель­ский отры­вок может помочь мне в выздо­ров­ле­нии сего­дня? Что это за день такой, день Воз­не­се­ния Гос­под­ня? Во-пер­вых, я про­шу Тебя, Гос­по­ди: как неко­гда бла­го­сло­вил Ты сво­их уче­ни­ков, бла­го­сло­ви сего­дня всех алко­го­ли­ков и пья­ниц на белом све­та и осо­бен­но тех, кто нашел в себе чест­ность и муже­ство всту­пить в ряды АА. Потом, в отрыв­ке гово­рит­ся о вели­кой радо­сти. А ведь жизнь в трез­во­сти, жизнь во Хри­сте, со Хри­стом и ради Хри­ста — это радость, вели­кая радость. И если я всё вре­мя хожу мрач­ный, сует­ный, раз­дра­жен­ный, злой и немир­ный, кому нуж­на такая трез­вость? Мне, Богу, дру­гим людям? Сомне­ва­юсь. Если меня начи­на­ет захле­сты­вать суе­та, яко­бы неот­лож­ные мир­ские забо­ты, имже несть чис­ла, я беру пау­зу. Я откла­ды­ваю бес­ко­неч­ные встре­чи и звон­ки, я выби­ра­юсь на при­ро­ду, в лес, на чистый воз­дух, где я могу послу­шать свое серд­це и спро­сить себя: Боже, чего же Ты хочешь от меня сей­час? Ука­жи мне Твою волю и дай силы ее испол­нить. И важ­нее это­го ниче­го нет. Пото­му что моя алко­голь­ная, греш­ная воля — это мед­ная сте­на, меж­ду мной и Богом. Гос­подь воз­нес­ся на Небе­са к Отцу Небес­но­му, но Он оста­ет­ся с нами на греш­ной зем­ле. Я про­жи­ваю каж­дый день со все­ми его забо­та­ми и тяго­та­ми, но вно­шу в этот день части­цу сво­е­го ново­го обра­за жиз­ни. В этот день для меня важ­но, как ничто дру­гое, быть с Иису­сом и про­чув­ство­вать еван­гель­ское собы­тие Воз­не­се­ния. И об этом моя сего­дняш­няя молитва.

6 июня. Литургическое чтение: Ин 14, 1–11

«Мы вез­де под­чер­ки­ва­ли, что без жела­ния нам не выздо­ро­веть. Гото­вы ли мы к тому, что­бы Бог осво­бо­дил нас от все­го, что мы счи­та­ем неже­ла­тель­ным для себя?.. Если мы все еще не хотим осво­бо­дить­ся от все­го пло­хо­го в нас, то мы про­сим Бога помочь нам обре­сти это жела­ние» («Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», с. 73–74). Моя молит­ва на сего­дня тако­ва: «Гос­по­ди, дай мне жела­ние изба­вить­ся от того или ино­го недо­стат­ка (и здесь я назы­ваю вполне опре­де­лен­ную при­выч­ку); дай мне жела­ние дви­гать­ся к той сте­пе­ни совер­шен­ства, к кото­рой Ты меня пред­на­зна­чил». В сего­дняш­нем еван­гель­ском отрыв­ке осо­бен­но ото­зва­лись сло­ва Гос­по­да Хри­ста: «Я есмь путь и исти­на и жизнь» (Ин 14, 6). Попро­бую этот день прой­ти Тобой, Гос­по­ди, то есть буду честен с собой, открыт к миру и дру­гим людям, буду молить­ся. Ино­гда, впро­чем, воз­ни­ка­ет жела­ние осво­бо­дить­ся от недо­стат­ков. Но обыч­но это жела­ние не кон­крет­ное, мне про­сто хочет­ся стать в одно­ча­сье дру­гим — чистым, чест­ным, свет­лым. Здесь может воз­ник­нуть нераз­бе­ри­ха, пото­му что в ходе рабо­ты по 4‑му и 5‑му Шагам я обна­ру­жил, что недо­стат­ков у меня так мно­го, что я даже не знаю, как со всем этим воро­хом изъ­я­нов совла­дать. Один их хри­сти­ан­ских подвиж­ни­ков, свя­той Мака­рий Вели­кий, учил, что как все доб­ро­де­те­ли, так и поро­ки свя­за­ны меж­ду собой, и если осво­бо­дить­ся от одно­го гре­ха и недо­стат­ка, за ним потя­нут­ся и дру­гие. Взяв пау­зу, отсту­пив на неко­то­рое вре­мя в тиши­ну, я про­шу Бога ука­зать мне на тот изъ­ян, с кото­рым мне
нуж­но встре­тить­ся лицом к лицу и пре­по­ру­чить Богу, а так­же про­шу о жела­нии изба­вить­ся от него. Очень это­му спо­соб­ству­ет испо­ведь в хра­ме, искрен­няя, бес­по­щад­ная и регу­ляр­ная. Мне повез­ло: свя­щен­ник в нашем хра­ме нор­маль­но отно­сит­ся к АА, я могу без­бо­лез­нен­но делить­ся с ним сво­и­ми стра­ха­ми и про­бле­ма­ми в выздо­ров­ле­нии. Гос­по­ди, ука­жи, какой недо­ста­ток я могу побе­дить с Тво­ей помо­щью сего­дня, даруй жела­ние и силы изба­вить­ся от него.

7 июня. Память священномученика Ферапонта

Сего­дня память свя­щен­но­му­че­ни­ка Фера­пон­та, кото­рый под­ви­зал­ся в мона­ше­стве и впо­след­ствии нес послу­ша­ние в сане епи­ско­па на ост­ро­ве Кипр. Во вре­мя гоне­ний импе­ра­то­ра Дио­кле­ти­а­на свя­ти­тель Фера­понт муже­ствен­но испо­ве­дал имя Хри­сто­во, при­нял муки за Гос­по­да Иису­са и скон­чал­ся. Шестой шаг — это тоже акт муже­ства. Часто я забы­ваю, что болен тяже­лой, слож­ной, хро­ни­че­ской и смер­тель­ной болез­нью, в поле кото­рой вовле­че­но мое бли­жай­шее окру­же­ние. Я начи­наю пре­не­бре­гать реко­мен­да­ци­я­ми АА, и тогда алко­го­лизм сра­зу же дает знать о себе. Но что такое это пре­не­бре­же­ние, что сто­ит за ним? В каком-то смыс­ле, это мало­ду­шие. Шестой Шаг — это шаг, как гово­рит­ся в про­грамм­ной лите­ра­ту­ре, отде­ля­ю­щий мужей от маль­чи­ков («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 73), с этих слов начи­на­ет­ся гла­ва, посвя­щен­ная это­му Шагу. Муже­ство, вер­ность, посто­ян­ство — вот те каче­ства, чер­ты харак­те­ра, кото­рые есть вер­ные при­зна­ки трез­во­сти и душев­но­го здо­ро­вья. Об этом моя сего­дняш­няя молит­ва ко Хри­сту и свя­щен­но­му­че­ни­ку Ферапонту.

8 июня

Поче­му изо дня в день, из года в год у меня не полу­ча­ет­ся жить так, как я хочу — в све­те, люб­ви и мире? Не полу­ча­ет­ся вовре­мя ложить­ся спать, выпол­нять обе­ща­ния, выстра­и­вать свет­лые, доб­рые отно­ше­ния с людь­ми? Поче­му в моем окру­же­нии есть люди, кото­рые меня нена­ви­дят, даже если я готов с ними при­ми­рить­ся и попро­сить про­ще­ния? Отче­го мне ино­гда кажет­ся, что Бог и люди неспра­вед­ли­вы ко мне и что я заслу­жи­ваю луч­шей доли? Для чего уми­ра­ют доро­гие, люби­мые и близ­кие люди? И столь­ко зла раз­ли­то в мире? Поче­му неко­то­рые «ста­рич­ки» в АА сры­ва­ют­ся, да так, что ста­но­вит­ся страш­но, а кое-кто из наше­го Содру­же­ства никак не может обре­сти трез­вость? И столь­ко раз­до­ров и нестро­е­ний в сооб­ще­стве АА? Поче­му неред­ко не хочет­ся откры­вать гла­за и начи­нать оче­ред­ной тягост­ный и бес­смыс­лен­ный день? И что будет со мной после смер­ти? Каков Ты, Гос­по­ди, Хри­сте, Бог мой и Выс­шая Сила на самом деле, и как я с Тобой встре­чусь в ином мире? Я учусь зада­вать вопро­сы, и на неко­то­рые из них я полу­чаю отве­ты, а на мно­гие, воз­мож­но, полу­чу уже после смер­ти. Но на один вопрос я знаю точ­ный ответ. Зачем мне дана такая страш­ная, позор­ная, слож­ная, труд­но изле­чи­мая болезнь под назва­ни­ем алко­го­лизм? Может быть, я рас­пла­чи­ва­юсь за свои гре­хи или роди­тель­ские? Это не так уж и важ­но, в све­те Хри­сто­вой люб­ви я вижу, что мой алко­го­лизм дан мне для того, что­бы на мне яви­лись дела Божии (ср. Ин 9, 3).

9 июня. Литургическое чтение: Ин 14, 27 — 15, 7

«Посколь­ку мы рож­да­ем­ся с боль­шим коли­че­ством есте­ствен­ных жела­ний, неуди­ви­тель­но, что мы поз­во­ля­ем неко­то­рым из них пре­вы­сить свои пря­мые обя­зан­но­сти. Когда они сле­по увле­ка­ют нас или когда мы свое­воль­но тре­бу­ем, что­бы они достав­ля­ли нам боль­ше удо­вле­тво­ре­ния или боль­ше насла­жде­ний, чем это воз­мож­но или чем нам при­чи­та­ет­ся, тогда мы утра­чи­ва­ем тот уро­вень совер­шен­ства, кото­рый Бог пред­на­зна­чил для нас на Зем­ле» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 75). Каж­дый день мне необ­хо­ди­мо побыть в тишине, что­бы при­кос­нуть­ся к сво­е­му «я» и понять, что во мне про­ис­хо­дит, какие силы пре­тен­ду­ют на гла­вен­ство в моей жиз­ни, при­гла­сить Бога вой­ти в этот новый день вме­сте со мной. Ино­гда может пока­зать­ся, что мы эмо­ци­о­наль­но неустой­чи­вы, раз­дра­жи­тель­ны или подав­ле­ны без види­мых при­чин и что этот день не наш, не скла­ды­ва­ет­ся, хотя с утра был настрой про­жить его в мире и тишине, под Божьим покро­вом. Что ж, наше «раз­дрыз­ган­ное» состо­я­ние может быть вызва­но мно­же­ством непо­нят­ных и неве­до­мых нам при­чин, напри­мер, вспыш­ка­ми на Солн­це или изме­не­ни­ем атмо­сфер­но­го дав­ле­ния. Для нас важ­но, во-пер­вых, не насту­пать себе на гор­ло, не тре­бо­вать от себя духов­ной и нрав­ствен­ной высо­ты, к кото­рой мы, дай Бог, подой­дем через мно­го лет актив­ной трез­во­сти и, во-вто­рых, не поз­во­лять нашим есте­ствен­ным жела­ни­ям и инстинк­там пре­вы­сить свое назна­че­нии и управ­лять нами. Для мно­гих, если не для всех из нас это слож­ная зада­ча, но и само выздо­ров­ле­ние в про­грам­ме АА и отно­ше­ния с Богом и при­ме­не­ние 6‑го Шага — это непро­стой и твор­че­ский про­цесс, кото­ро­му мы учим­ся изо дня в день. Вся­кую ветвь, при­но­ся­щую плод, Бог очи­ща­ет, что­бы более при­нес­ла пло­да, чита­ем сего­дня в Еван­ге­лии от Иоан­на (см. Ин 15, 2). Каж­дый день, про­жи­тый мною в трез­во­сти, под руко­вод­ством «фило­со­фии» АА — это кир­пи­чик для пре­крас­но­го двор­ца, кото­рый я сози­даю в веч­но­сти. Даже если этот день про­хо­дит труд­но и с иску­ше­ни­я­ми. Гос­по­ди, помо­ги мне сего­дня при­нять себя и дру­гих людей со все­ми сла­бо­стя­ми, прав­да­ми и неправ­да­ми, и отне­стись к себе и окру­жа­ю­щим лег­ко, с любовью.

10 июня. Литургическое чтение: Ин 16, 2–13

Таин­ствен­ные и груст­ные сло­ва Хри­ста про­зву­ча­ли сего­дня: «А теперь иду к Послав­ше­му Меня, и никто из вас не спра­ши­ва­ет Меня: «Куда идешь?». Но отто­го, что Я ска­зал вам это, печа­лью испол­ни­лось серд­це ваше» (Ин 16, 5–6). Воз­вы­шен­ное и глу­бо­кое чув­ство — печаль по Богу. АА тоже научи­ли (и учат) меня испы­ты­вать бла­го­род­ные чув­ства: печаль, грусть, тихую радость. И осо­бен­но помо­га­ет мне обре­сти эти достой­ные ощу­ще­ния пау­за, мину­та мол­ча­ния в нача­ле собра­ния. Я вспо­ми­наю сво­е­го умер­ше­го от алко­го­лиз­ма отца. Он был кра­си­вый интел­ли­гент­ный муж­чи­на, спортс­мен и весель­чак. Писал рас­ска­зы, любил рыбал­ку. В послед­ние его годы даже мест­ная дво­ро­вая пьянь брез­го­ва­ла захо­дить в нашу квар­ти­ру — лип­кие полы, тара­ка­ньи гнез­да, запах тяже­лее, чем в бес­плат­ных туа­ле­тах. Я вспо­ми­наю сво­их дру­зей, кото­рые «погиб­ли от этой страш­ной болез­ни, хит­рой, власт­ной, сби­ва­ю­щей с тол­ку». Вспо­ми­наю о себе и о тех уни­зи­тель­ных впе­чат­ле­ни­ях и чув­ствах, кото­рые испы­ты­вал к себе: страх, стыд, боль, отвра­ще­ние, нена­висть, жалость. И всё это одно­вре­мен­но. Мину­та мол­ча­ния поз­во­ля­ет мне погру­зить­ся на глу­би­ну души, пере­жить печаль из-за того, что не вер­нешь папу, не про­жи­вешь зано­во юность, не вос­ста­но­вишь мно­гие поте­ри. И это помо­га­ет встре­тить реаль­ность, жизнь со все­ми ее неров­но­стя­ми, шеро­хо­ва­то­стя­ми и иску­ше­ни­я­ми. Пау­за в нача­ле груп­пы АА — это для меня вели­кое бла­го. В тече­ние дня я ста­ра­юсь хотя бы два-три раза брать пау­зу сре­ди буд­нич­ной суе­ты и вспом­нить о Боге, о себе и о том, зачем мне дан этот день. Гос­по­ди, помо­ги мне сего­дня не погру­жать­ся с голо­вой в суе­ту дня, но отсту­пать в мол­ча­нии серд­ца и погру­жать­ся в тиши­ну, хотя бы на крат­кие мгновения.

11 июня. Память блаженного Иоанна Устюжского, Христа ради юродивого (1494)

Бла­жен­ный Иоанн родил­ся в селе Пухо­во, близ ста­ро­го Устю­га, от бла­го­че­сти­вых роди­те­лей Сав­вы и Марии. С юных лет он отли­чал­ся любо­вью ко Хри­сту и стро­гой пост­ни­че­ской жиз­нью. Отрок Иоанн после того, как его отец умер, а мать при­ня­ла постриг с име­нем Ната­лья в Тро­иц­ком мона­сты­ре, начал без­молв­ство­вать, а затем при­нял на себя подвиг юрод­ства. Перей­дя в город Устюг, он посе­лил­ся в постро­ен­ной для него хижине и про­во­дил ночи в молит­ве. Днем же, в разо­дран­ной одеж­де и босой во вся­кое вре­мя года, ходил по ули­цам горо­да, пере­но­ся изде­ва­тель­ства и оскорб­ле­ния гру­бых обы­ва­те­лей. Отды­хал он на куче наво­за. Еще при жиз­ни Иоанн удо­сто­ил­ся дара чудо­тво­ре­ния и умер моло­дым 11 июня 1494 года. О чем это житие и подвиг свя­то­го юро­ди­во­го гово­рит мне сего­дня? О мно­гом, но, преж­де все­го, о неуклон­ном шествии духов­ным путем, несмот­ря на непо­ни­ма­ние и воз­мож­ные пре­по­ны со сто­ро­ны тех, кто меня окру­жа­ет. Мы, чле­ны содру­же­ства выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков, не про­сто отка­за­лись от бутыл­ки, это­го ведь слиш­ком мало. Мы реши­лись на одно­вре­мен­но без­мер­но труд­ный и уди­ви­тель­но лег­кий путь духов­но­го роста. Если в Пер­вом Шаге мы обре­ли сми­ре­ние, во Вто­ром — Бога, в Тре­тьем отка­за­лись от свое­во­лия, а в Чет­вер­том и Пятом — разо­бра­лись со сво­и­ми оби­да­ми, стра­ха­ми и недо­стат­ка­ми, то в Шестом — мы про­сим Гос­по­да Хри­ста, нашу выс­шую, любя­щую и забо­тя­щу­ю­ся о нас Силу, об избав­ле­нии от дур­ных при­вы­чек, иска­жен­ных инстинк­тов и лож­ных убеж­де­ний — все­го того, что меша­ет обре­сти духов­ную трез­вость и мир. Дале­ко не всем поня­тен и бли­зок наш новый образ жиз­ни, а кое-кто будет над нами сме­ять­ся, пре­зи­рать нас и даже нена­ви­деть. Ведь не так дав­но они виде­ли нас пья­ны­ми, жал­ки­ми, неуправ­ля­е­мы­ми. Что ж, у нас есть вер­ное сред­ство — молит­ва за оскорб­ля­ю­щих и нена­ви­дя­щих. Мы вовсе не обя­за­ны нра­вить­ся всем без исклю­че­ния. Пусть подвиг бла­жен­но­го Иоан­на Устюж­ско­го и его молит­вы укре­пят меня и всех нас в шествии по духов­но­му пути. И об этом моя сего­дняш­няя молитва.

12 июня

Что есть выздо­ров­ле­ние от алко­го­лиз­ма? Для меня, преж­де все­го, это твор­че­ский про­цесс. На любом сро­ке трез­во­сти у нас свои пре­иму­ще­ства и свои слож­но­сти. Не думай­те, что «ста­рич­ку» из Аме­ри­ки, кото­рый жал руку само­му Бил­лу Уил­со­ну, лег­че выздо­рав­ли­вать, чем дев­чон­ке, неде­лю назад вышед­шей из деток­са. Но глав­ное — это рас­ти в про­грам­ме, дви­гать­ся каж­дый день впе­ред и искать новой, счаст­ли­вой, напол­нен­ной смыс­лом и вдох­но­ве­ни­ем жиз­ни. Если мы чув­ству­ем, что застря­ли, забук­со­ва­ли в выздо­ров­ле­нии и каж­дый день непри­ят­но похож на дру­гой, зна­чит, нуж­но что-то пред­при­ни­мать. Мы можем почерп­нуть нуж­ное для нас «лекар­ство» в лите­ра­ту­ре АА или в опы­те дру­гих выздо­рав­ли­ва­ю­щих, осо­бен­но наше­го пору­чи­те­ля. Если отве­та мы все-таки не полу­ча­ем, мож­но обра­тить­ся к про­фес­си­о­на­лам: запи­сать­ся, напри­мер, на амбу­ла­тор­ную лечеб­ную про­грам­му или к пси­хо­ло­гу, зна­ко­мо­му с 12‑ю Шага­ми. Но опыт мно­гих пока­зы­ва­ет, что на боль­шин­ство вопро­сов и недо­уме­ний отве­ты мы полу­чим в нашем Содру­же­стве в про­цес­се выздо­ров­ле­ния и рабо­ты по 12-ти Шагам. Не будем торо­пить собы­тия. Народ­ная пого­вор­ка: «Тише едешь — даль­ше будешь», кото­рую АА вклю­чи­ли в свой арсе­нал, помо­га­ет нам понять, что трез­ве­ем, выздо­рав­ли­ва­ем и зано­во «нажи­ва­ем» пору­шен­ное мы посте­пен­но, неспеш­но, нето­роп­ли­во. Но всё же дела­ем. Поэто­му, если я застрял в Про­грам­ме, я про­шу у Гос­по­да дать мне жела­ние дви­гать­ся к той сте­пе­ни совер­шен­ства, к кото­рой я Им пред­на­зна­чен. И потом совер­шаю дей­ствия, а из них самое пер­вое — посо­ве­то­вать­ся с настав­ни­ком в АА, ведь я могу оши­бить­ся, тре­буя от себя того, что в дан­ный пери­од выздо­ров­ле­ния мне не под силу. Моя
сего­дняш­няя молит­ва о моем настав­ни­ке в АА и о даро­ва­нии сми­рен­но­го и доб­ро­го отно­ше­ния к само­му себе.

13 июня. Литургическое чтение: Ин 17, 18–26

Вот какие сло­ва из сего­дняш­не­го еван­гель­ско­го зача­ла (отрыв­ка) отло­жи­лись в серд­це. Это сло­ва Хри­ста, ска­зан­ные Богу и Отцу Небес­но­му об один­на­дца­ти апо­сто­лах (Иуда ведь отпал). Но и к нам, вои­нам, подвиж­ни­кам трез­во­сти (на самом деле, так оно и есть, это не высо­ко­пар­ные сло­ве­са) эти воз­вы­шен­ные, боже­ствен­ные сло­ва при­ло­жи­мы: «Как Ты послал меня в мир, так и Я посы­лаю их в мир» (Ин 17, 18). Мое сего­дняш­нее посла­ние миру — это день, напол­нен­ный свет­лой, духов­ной трез­во­стью. Наше еже­днев­ное посла­ние — это неокон­чен­ный твор­че­ский про­цесс выздо­ров­ле­ния: духа, тела, души и соци­аль­но­го нача­ла в нас. Мы зна­ем, что дале­ко не каж­дый день уда­ет­ся про­жить лег­ко, что «нам дает­ся отсроч­ка при усло­вии еже­днев­но­го духов­но­го роста». Каж­дый день Ты посы­ла­ешь меня, Гос­по­ди Иису­се, в этот труд­ный, греш­ный, тяж­кий и такой пре­крас­ный мир сви­де­тель­ство­вать стра­да­ю­щим от алко­го­лиз­ма о том, что есть выход, есть путь исце­ле­ния и иная, трез­вая жизнь. Неваж­но, была ли сего­дня воз­мож­ность для 12-го Шага или нет. 12‑й шаг мы совер­ша­ем дале­ко не каж­дый день, но сви­де­тель­ству­ем о трез­во­сти и новом обра­зе жиз­ни все­гда. Мно­гие пом­нят нас пья­ны­ми и неуправ­ля­е­мы­ми, теперь мы ста­ли совсем дру­ги­ми. Поэто­му, если я и сего­дня при­ме­няю прин­ци­пы про­грам­мы АА, то я сви­де­тель­ствую дру­гим, даже если не заме­чаю это­го (и, как пра­ви­ло, не заме­чаю). «.Мы долж­ны всту­пить в борь­бу с самы­ми худ­ши­ми чер­та­ми наше­го харак­те­ра и немед­лен­но начать осво­бож­дать­ся от них» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 80). Гос­подь посы­ла­ет меня в мир, что­бы сви­де­тель­ство­вать о Нем и Его прав­де. Это сви­де­тель­ство — отнюдь не пафос­ные сло­ва, а про­сто­та, чест­ность и здра­во­мыс­лие, став­шие неотъ­ем­ле­мой частью меня само­го. Гос­по­ди, помо­ги мне сего­дня сви­де­тель­ство­вать о том даре трез­во­сти, кото­рый я полу­чил, и пусть мои сло­ва под­твер­дят­ся мои­ми поступками.

14 июня

Что делать, если муча­ет депрес­сия, оди­но­че­ство и уны­ние? Без подви­га, напря­же­ния, уси­лия нам не обой­тись. Вспо­ми­наю, какие гигант­ские уси­лия я мог пред­при­нять, что­бы напить­ся; сколь­ко ухищ­ре­ний, обма­на, изво­рот­ли­во­сти мне тре­бо­ва­лось для обслу­жи­ва­ния и оправ­да­ния моей болез­ни. Поэто­му в мину­ты тягост­но­го уны­ния я про­шу Гос­по­да дать мне жела­ние менять­ся, дви­гать­ся к той сте­пе­ни совер­шен­ства, к кото­рой Он пред­на­зна­чил меня. Не было еще слу­чая, когда алко­го­лик про­сил Бога о даро­ва­нии сил и жела­ния, и Бог его не услы­шал бы. Почув­ство­вав при­лив сил, я вспо­ми­наю реко­мен­да­ции кни­ги «Жить трез­вы­ми»: позво­нить настав­ни­ку или кому-либо из това­ри­щей по АА; открыть про­грамм­ную кни­гу, напри­мер, «Еже­днев­ник», съесть что-нибудь вкус­ное, помо­лить­ся (очень помо­га­ют от депрес­сии зем­ные и пояс­ные покло­ны с Иису­со­вой молит­вой), занять­ся каким-либо инте­рес­ным, неслож­ным делом, напри­мер, взять­ся за кни­гу, кото­рую уже дав­но соби­рал­ся про­честь. Шестой Шаг на самом деле — это вол­шеб­ный клю­чик, кото­рым я откры­ваю две­ри сво­их жела­ний, ранее казав­ши­е­ся наглу­хо закры­ты­ми. Самое глав­ное в пери­од уны­ния, при­сту­па тос­ки вспом­нить о Боге, о том, что я алко­го­лик и что состо­я­ние подав­лен­но­сти, оди­но­че­ства — это нор­маль­ное, вполне зако­но­мер­ное состо­я­ние, кото­рое мож­но достой­но про­жить. И очень важ­но — не боять­ся этих состо­я­ний, кото­рые как при­хо­дят, так и рас­се­и­ва­ют­ся. Моя сего­дняш­няя молит­ва ко Гос­по­ду Хри­сту о том, что­бы в тече­ние дня при­ме­нять 6‑й Шаг, о завер­ше­нии это­го дня в духов­ной и эмо­ци­о­наль­ной трезвости.

15 июня. День Святой Троицы. Пятидесятница

Сего­дня вос­по­ми­на­ет­ся соше­ствие Свя­то­го Духа на апо­сто­лов. Это день Свя­той Тро­и­цы, моей Выс­шей Силы, Пяти­де­сят­ни­ца. Сего­дня — день рож­де­ния Церк­ви. А 79 лет назад в малень­ком город­ке Айкрон, что в Аме­ри­ке, два несчаст­ных, без­на­деж­ных пья­ни­цы, один из кото­рых не пил почти пол­го­да, но был на гра­ни сры­ва, а дру­гой в тот день был пья­ным и мут­ным — гово­ри­ли о сво­ей боли, отча­я­нии и надеж­дах на то, что Свя­той Дух кос­нет­ся их изму­чен­ных сер­дец и что свет Божий про­льет­ся на их судь­бы. Эта встре­ча дли­лась дол­го, всю ночь. Оба оста­лись трез­вы­ми в тот день. А потом появи­лись дру­гие без­на­деж­ные алко­го­ли­ки, и содру­же­ство АА, заро­див­ше­е­ся в ту лет­нюю ночь, в малень­кой ком­на­те при сла­бом мер­ца­нии све­та, сна­ча­ла неуве­рен­но, потом вдох­но­вен­но ста­ло наби­рать силу и мощь, а через годы тру­дов, оши­бок и неудач раз­рос­лось во все­мир­ное дви­же­ние. Оно спа­са­ет мил­ли­о­ны жиз­ней и рас­тет, несмот­ря на сопро­тив­ле­ние злых сил и недоб­рых, неум­ных людей. «Дух дышит, где хочет», и для меня, для мно­гих выздо­рав­ли­ва­ю­щих пья­ниц это чудо исце­ле­ния без­на­деж­но­го, каза­лось бы, алко­го­ли­ка ста­ло уже почти при­выч­ным. Сего­дня, празд­нуя день рож­де­ния свя­той Хри­сто­вой Церк­ви и вспо­ми­ная о том, как начи­на­лась, зарож­да­лась наша «малая цер­ковь» — АА — я бла­го­да­рен тем людям, кото­рые отда­ли свои силы для ста­нов­ле­ния АА, кото­рые тру­дят­ся на бла­го наше­го Содру­же­ства. Моя молит­ва это­го дня — это бла­го­дар­ность Гос­по­ду, хва­ла свя­то­му Духу и сер­деч­ное спа­си­бо осно­ва­те­лям наше­го заме­ча­тель­но­го брат­ства трез­вых пьяниц.

16 июня. День Святого Духа (Мф 18, 10–20)

Сего­дняш­ние еван­гель­ские сло­ва откли­ка­ют­ся в моем серд­це, и очень откли­ка­ют­ся. Как буд­то Хри­стос гово­рил их о нас, пья­ни­цах и алко­го­ли­ках, раз­бро­сан­ных по лицу Зем­ли в таком коли­че­стве, что страш­но поду­мать. «Так нет воли Отца ваше­го Небес­но­го, что­бы погиб один из малых сих» (Мф 18, 14). АА вер­ну­ли мне жизнь, воз­вра­ти­ли моих люби­мых, ува­же­ние дру­гих людей, чело­ве­че­ское досто­ин­ство, мою соб­ствен­ность, кото­рая неиз­беж­но про­пи­ва­лась, вер­ну­ли Бога, насто­я­ще­го, любя­ще­го, забо­тя­ще­го­ся Отца Небес­но­го. И чем я воз­дам Гос­по­ду и АА, отбла­го­да­рю за этот бес­цен­ный дар? Тем, что я поста­ра­юсь быть все­це­ло с Ним, еди­ным со Хри­стом и Цер­ко­вью, ста­ну сора­бот­ни­ком, сотруд­ни­ком, послуш­ни­ком Бога. Воля Божия, что­бы никто не погиб, ни один греш­ный, опу­стив­ший­ся на самое дно пья­ни­ца. Поэто­му я ста­ра­юсь выстро­ить этот день так, что­бы участ­во­вать в деле спа­се­ния, в подви­ге осво­бож­де­ния алко­го­ли­ка из тюрь­мы, в кото­рую он сам себя загнал. Я вно­шу в план посе­ще­ние груп­пы АА, при­чем став­лю его самым важ­ным собы­ти­ем дня. Ста­ра­юсь прий­ти зара­нее и не уйти, не пого­во­рив с кем-нибудь из нович­ков. Или же я посе­щаю нар­ко­ло­ги­че­скую боль­ни­цу и делюсь опы­том выздо­ров­ле­ния там. Или зво­ню нович­ку, под­опеч­но­му в про­грам­ме, беру на себя какое-нибудь посиль­ное слу­же­ние. Тогда ухо­дят уны­ние и тос­ка, и жизнь рас­цве­та­ет, слов­но зем­ля­нич­ная поля­на летом. «Где двое или трое собра­ны во имя Мое, там Я посре­ди них» (Мф 18, 20). Свя­тые жили, стра­да­ли, под­ви­за­лись за Хри­ста и ради дру­гих людей. Сего­дня я чув­ствую, что при­шло вре­мя отда­вать, делить­ся полу­чен­ным богат­ством трез­вой жиз­ни. Тогда я не один, а зна­чит, что «Хри­стос посре­ди нас!» — «И есть, и будет! Аминь». Гос­по­ди, дай мне жела­ние и силы поде­лить­ся сего­дня моим опы­том выздо­ров­ле­ния с тем, кто все еще страдает.

17 июня. Литургическое чтение: Мф 4, 25 — 5, 13

Сего­дня за Боже­ствен­ной литур­ги­ей я услы­шал вдох­но­вен­ные сло­ва: «Бла­жен­ны нищие духом, ибо их есть Цар­ство Небес­ное. Бла­жен­ны пла­чу­щие, ибо они уте­шат­ся. Бла­жен­ны крот­кие, ибо они насле­ду­ют зем­лю. Бла­жен­ны алчу­щие и жаж­ду­щие прав­ды, ибо они насы­тят­ся. Бла­жен­ны мило­сти­вые, ибо они поми­ло­ва­ны будут. Бла­жен­ны чистые серд­цем, ибо они Бога узрят. Бла­жен­ны миро­твор­цы, ибо они будут наре­че­ны сына­ми Божи­и­ми. Бла­жен­ны изгнан­ные за прав­ду, ибо их есть Цар­ство Небес­ное. Бла­жен­ны вы, когда будут поно­сить вас и гнать и вся­че­ски непра­вед­но зло­сло­вить за Меня. Радуй­тесь и весе­ли­тесь, ибо вели­ка ваша награ­да на небе­сах: так гна­ли и про­ро­ков, быв­ших преж­де вас. Вы соль зем­ли.» (Мф 5, 3–13). Один пра­во­слав­ный свя­щен­ник, друг АА, счи­та­ет, что 12 Шагов «вышли» из запо­ве­дей бла­женств. Дей­стви­тель­но, шаги очень пере­кли­ка­ют­ся с ними. Но сего­дня серд­це осо­бен­но ото­зва­лось на 3‑е бла­жен­ство: «Бла­жен­ны крот­кие.». В нашем обще­стве про­яв­ля­ет­ся мно­го агрес­сии. Это выра­жа­ет­ся и в гру­бой, слен­го­вой, при­блат­нен­ной речи, и в пре­дель­ном эго­из­ме и невос­пи­тан­но­сти. Мои сло­ва фор­ми­ру­ют пове­де­ние и, по сути, жизнь. Я став­лю деви­зом не толь­ко на сего­дня, но и на всё вре­мя, учить­ся, ста­рать­ся быть крот­ким, веж­ли­вым, уступ­чи­вым, интел­ли­гент­ным. Агрес­сия, гру­бость — это неотъ­ем­ле­мые атри­бу­ты моей пья­ной жиз­ни. Я про­шу Тебя, Гос­по­ди, дай мне жела­ние быть крот­ким и мило­сти­вым к тем, кто меня окру­жа­ет, дай силы отве­чать на гру­бость и хам­ство твер­дым и силь­ным, но не гру­бым и гни­лым сло­вом, дай силы быть скром­ным, тер­пе­ли­вым и мир­ным. Я знаю, как это нелег­ко, но ведь я хочу выздо­рав­ли­вать и даль­ше. Раз­ве вы не соглас­ны со мной?

18 июня. Литургическое чтение: Мф 5, 20–26

«Сле­ду­ет при­знать, что мы в вос­тор­ге от неко­то­рых сво­их недо­стат­ков. <.> Боль­шое удо­воль­ствие достав­ля­ет и «пра­вед­ный гнев». Мы можем испы­ты­вать извра­щен­ное чув­ство удо­вле­тво­ре­ния от того, что мно­гие люди нас раз­дра­жа­ют, ибо это вызы­ва­ет при­ят­ное чув­ство пре­вос­ход­ства. Резуль­тат наше­го гне­ва — колю­чая сплет­ня. Эта веж­ли­вая фор­ма убий­ства путем под­ры­ва репу­та­ции так­же спо­соб­на при­но­сить удо­вле­тво­ре­ние. При этом мы не пыта­ем­ся помочь тем, кого кри­ти­ку­ем, — мы стре­мим­ся само­утвер­дить­ся» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 77–78). Я знаю, что гнев, с помо­щью кото­ро­го я хочу уни­что­жить вра­га и обид­чи­ка, на самом деле уни­что­жа­ет меня само­го, и я нико­гда так не бли­зок к сры­ву, как в состо­я­нии бешен­ства, гне­ва и раз­дра­же­ния. Сего­дняш­ние Хри­сто­вы сло­ва, услы­шан­ные мной за боже­ствен­ной служ­бой, о том же: «Мирись с сопер­ни­ком тво­им ско­рее, пока ты еще на пути с ним.» (Мф 5, 25). И это обра­ще­но ко мне не толь­ко в пря­мом смыс­ле. Мой сопер­ник, неот­ступ­ный спут­ник, непод­куп­ный судья — это совесть. Одна­жды я заго­рел­ся «пра­вед­ным» гне­вом на сослу­жив­ца и даже после того, как попро­сил про­ще­ния, совесть не отпус­ка­ла. Лишь после вечер­не­го собра­ния, где я ста­рал­ся рас­ска­зать все искренне, не оправ­ды­вая себя, я обрел мир. Боль­ше тако­го не хочу. Дей­стви­тель­но, гнев — воз­мож­но, сомни­тель­ная рос­кошь для здо­ро­вых, нор­маль­ных людей, но для меня, алко­го­ли­ка, у кото­ро­го тон­кая «кожа» и низ­кий порок тер­пи­мо­сти, гнев может стать смер­тель­ным ядом. Это атри­бут ста­рой, пья­ной жиз­ни. Без ссор, осуж­де­ния и гне­ва я не мог, зло­ба была тем фоном, на кото­ром было удоб­но пить. Сего­дня по-дру­го­му. Поэто­му я про­шу у Тебя, Гос­по­ди: дай мне на этот день мир­ное, крот­кое серд­це, дай мне жела­ние сми­рять­ся перед людь­ми и быть к ним и к себе терпеливым.

19 июня. Память преподобного Виссариона, чудотворца Египетского (Мф 5, 27–32)

Еван­гель­ское чте­ние, поло­жен­ное читать сего­дня на Литур­гии, не толь­ко о похо­ти и цело­муд­рии. «Если же пра­вый глаз твой соблаз­ня­ет тебя, вырви его и брось от себя: ибо луч­ше для тебя, что­бы погиб один из чле­нов тво­их, а не все тело твое было ввер­же­но в геен­ну» (Мф 5, 29). Эти сло­ва Хри­сто­вы часто трак­то­ва­ли в лоб, пони­ма­ли бук­валь­но. А недав­но я узнал еще одно воз­мож­ное тол­ко­ва­ние: Хри­стос с неко­то­рой иро­ни­ей отве­ча­ет тем, кто винит в сво­их гре­хах свой глаз, руку, ногу. Если твоя рука вино­ва­та, так отсе­ки ее, если это глаз «соблаз­ня­ет» тебя, так вырви его. Не рука и не глаз вино­ва­ты — все помыс­лы и жела­ния рож­да­ют­ся в нашем серд­це, а наши поступ­ки — след­ствие внут­рен­ней уста­нов­ки и выбо­ра. Ины­ми сло­ва­ми, нель­зя спи­сы­вать наши гре­хи и ошиб­ки на физио­ло­гию, дескать, я муж­чи­на, и испы­ты­вать вле­че­ние — при­род­ный закон. Так-то оно так, но чело­век суще­ство не совсем при­род­ной, его жела­ния не могут быть толь­ко физио­ло­ги­че­ски­ми. Если бы это было ина­че, то мир не про­сто­ял бы и двух дней. Гос­подь учит нас обра­щать­ся к серд­цу, смот­реть в глу­би­ну, а не на поверх­ность. Ока­зы­ва­ет­ся, наши жела­ния могут менять­ся, тем­ное и злое отсту­па­ет, физио­ло­гия пере­ста­ет быть опре­де­ля­ю­щим фак­то­ром в нашей жиз­ни. На дан­ном эта­пе выздо­ров­ле­ния что­бы остать­ся трез­вым, и трез­вым не толь­ко внешне, но и душев­но, т.е. нахо­дить­ся в мир­ном, урав­но­ве­шен­ном состо­я­нии, я ста­ра­юсь избе­гать тех мест, людей и раз­го­во­ров, кото­рые меня трав­ми­ру­ют, ранят и вся­че­ски выби­ва­ют из состо­я­ния рав­но­ве­сия. Воз­мож­но, даже при­дет­ся поме­нять рабо­ту, если там совер­ша­ет­ся мно­го «воз­ли­я­ний» или посто­ян­но слу­ча­ют­ся ситу­а­ции, когда моя трез­вость под угро­зой. Может быть, нуж­но изме­нить при­выч­ный марш­рут, если по пути встре­ча­ют­ся места, где я рань­ше пьян­ство­вал. Если трез­во­сти меша­ют неко­то­рые люди, вер­нее, отно­ше­ния с ними, я ста­ра­юсь пре­рвать их. Всё, что меня раз­ру­ша­ет, я пре­се­каю. Пото­му что это соблазн для меня. Это так­же каса­ет­ся и алко­голь­ных сте­рео­ти­пов мыш­ле­ния. Напри­мер, уста­нов­ка на то, что греш­ни­ка надо осу­дить, и как мож­но сме­лее. Цер­ковь вспо­ми­на­ет сего­дня пре­по­доб­но­го Вис­са­ри­о­на Еги­пет­ско­го, подвиж­ни­ка и чудо­твор­ца. Сми­ре­ние его было так вели­ко, что, когда одна­жды свя­щен­ник велел одно­му из мона­хов, впав­ше­му в грех, вый­ти из хра­ма, вме­сте с ним, без вся­кой рисов­ки и демон­стра­ции, вышел и Вис­са­ри­он со сло­ва­ми: «И я гре­шен». Вот при­мер для меня, как избе­гать любо­го соблаз­на, поку­ша­ю­ще­го­ся опять на сер­деч­ный мир. Опыт трез­вой и ясной жиз­ни гово­рит, что на место ста­рых нездо­ро­вых отно­ше­ний при­хо­дят новые, кон­струк­тив­ные и свет­лые, рож­да­ет­ся вдох­но­ве­ние и цело­муд­рие мыс­ли, откры­ва­ют­ся иные две­ри. Поэто­му я не боюсь посту­пать­ся тем, что напо­ми­на­ет преж­ний алко­голь­ный ад. На сего­дня моя молит­ва ко Хри­сту о даро­ва­нии жела­ния, сил и муже­ства отсечь, вырвать из мое­го серд­ца всё, что меша­ет выздо­ров­ле­нию, люб­ви и чисто­те души.

20 июня. Память священномученика Маркеллина, папы Римского (Мф 5, 33–41)

«А я гово­рю вам: не про­тивь­ся зло­му. Но кто уда­рит тебя в пра­вую щеку твою, обра­ти к нему и дру­гую; и кто захо­чет судить­ся с тобою и взять у тебя рубаш­ку, отдай ему и верх­нюю одеж­ду» (Мф 5, 40). Люди внеш­ние, не пони­ма­ю­щие дух Еван­ге­лия, часто трак­ту­ют эти сло­ва как про­яв­ле­ние тру­со­сти, попу­сти­тель­ства. В дей­стви­тель­но­сти, Хри­стос все­гда про­яв­лял уди­ви­тель­ную силу и муже­ство. Любовь к вра­гам — это осо­бое искус­ство, плод очи­щен­но­го серд­ца: это муже­ствен­ная и ответ­ствен­ная пози­ция, пози­ция силы, а не сла­бо­сти. Как же я обра­до­вал­ся, когда понял это! Я не могу иско­ре­нить зло из дру­го­го чело­ве­ка (даже Бог это­го не может без согла­сия чело­ве­ка), но я могу поло­жить пре­дел злу в самом себе. Это очень труд­но сде­лать. Гораз­до труд­нее, чем дать достой­ный отпор обид­чи­ку. Прав­да, мне, выздо­рав­ли­ва­ю­ще­му алко­го­ли­ку, сна­ча­ла при­хо­дит­ся учить­ся вто­ро­му. Если я чув­ствую, что на меня направ­ле­на агрес­сия, я ста­ра­юсь ска­зать о сво­их чув­ствах, поло­жить здо­ро­вые гра­ни­цы, защи­тить свое досто­ин­ство. Не обя­за­тель­но при этом повы­шать голос, бро­сать­ся в дра­ку или цедить ядо­ви­тые обид­ные сло­ва. Вспо­ми­наю мою послед­нюю пьян­ку, алко­голь­ное про­шлое — ругань, гру­бость, пья­ные дра­ки, а наут­ро бес­по­лез­ное рас­ка­я­нье и стыд, не при­но­ся­щий ника­кой поль­зы. А похмель­ная зло­ба, когда я готов кинуть­ся и разо­рвать на кусоч­ки встреч­но­го, попе­реч­но­го. В про­грам­ме АА я начи­наю осо­знан­но, вдум­чи­во, по-взрос­ло­му раз­би­рать­ся со сво­и­ми недо­стат­ка­ми, гре­ха­ми и поро­ка­ми. Я пони­маю, что какие-то из них будут со мной, воз­мож­но, мно­гие годы, а с чем-то я умру. Но это несо­вер­шен­ство не уби­ва­ет меня, не при­во­дит в отча­я­нье, ведь в АА мы учим­ся при­ни­мать не толь­ко дру­гих, но и себя, в первую оче­редь, со все­ми наши­ми прав­да­ми и неправ­да­ми. Сего­дня свя­тая Хри­сто­ва Цер­ковь вспо­ми­на­ет свя­щен­но­му­че­ни­ка Мар­кел­ли­на, кото­рый был папой Рим­ским в раз­гар гоне­ний на хри­сти­ан при Дио­кле­ти­ане и Мак­си­ми­ане (284–305), когда в тече­ние толь­ко одно­го меся­ца было заму­че­но 17 тысяч чело­век. Устра­шив­шись жесто­ких мук, Мар­кел­лин вос­ку­рил фими­ам и при­нес жерт­ву идо­лам, за что импе­ра­тор назвал его сво­им дру­гом. Тер­за­е­мый мука­ми сове­сти, он горь­ко пла­кал, что отрек­ся от Хри­ста. На собо­ре епи­ско­пов он сам себе вынес жесто­кий при­го­вор, сочтя себя недо­стой­ным свя­щен­но­го сана: «Пусть после смер­ти тело мое бро­сят на съе­де­ние псам». После это­го он вер­нул­ся в Рим и бро­сил под ноги импе­ра­то­ру пода­рен­ную им доро­гую одеж­ду, назвав­ши себя хри­сти­а­ни­ном. Стар­ца жесто­ко мучи­ли и при­го­во­ри­ли к смер­ти. Важ­но ли это житие для меня? Очень важ­но. Если я и по несколь­ко раз на день пре­ты­ка­юсь стра­стя­ми, кото­рые тоже суть недо­стат­ки харак­те­ра, я не отча­и­ва­юсь и про­шу Гос­по­да про­стить меня и дать жела­ние встать и идти даль­ше. Ведь выздо­ров­ле­ние, исце­ле­ние духов­ной сто­ро­ны мое­го суще­ства — это путь дли­ной в целую жизнь. Гос­по­ди, дай мне Твою силу, кото­рая в немо­щи совершается.

21 июня. Литургическое чтение: Мф 5, 42–48

«Будь­те совер­шен­ны, как совер­шен Отец ваш Небес­ный» (Мф 5, 48). При­ме­няя каж­дый день Шестой Шаг, я стрем­люсь испол­нить эту запо­ведь Хри­ста, хотя знаю, что нико­гда не ста­ну иде­аль­ным чело­ве­ком. Но сам про­цесс духов­но­го роста, кото­рый напо­ми­на­ет труд­ную, но очень инте­рес­ную уче­бу, уже не тяго­тит меня. Что может быть инте­рес­нее, вдох­но­вен­нее рабо­ты над сво­ей душой, над недо­стат­ка­ми и изъ­я­на­ми харак­те­ра? Сего­дня я раз­мыш­ляю о том, что такое пра­виль­ная мера. Извест­но, что дра­го­цен­ные сор­та китай­ских чаев, если их пра­виль­но зава­ри­ва­ет и пода­ет чай­ный мастер, про­свет­ля­ют ум, успо­ка­и­ва­ют, уми­ро­тво­ря­ют душу, ста­би­ли­зи­ру­ют пси­хо­фи­зи­че­ское состо­я­ние; и зна­то­ки пла­тят нема­лые день­ги, что­бы при­об­ре­сти хоро­ший чай и соот­вет­ству­ю­щую посу­ду. Извест­но так­же, что езда вер­хом очень и очень помо­га­ет при нерв­ных рас­строй­ствах и даже неко­то­рых пси­хи­че­ских болез­нях и явля­ет­ся пре­крас­ным видом оздо­ро­ви­тель­но­го отды­ха. Но если, напри­мер, зеле­ные чаи зава­ри­вать кипят­ком слиш­ком кру­тым, выде­ля­ют­ся дубиль­ные веще­ства, кото­рые дела­ют чай горь­ким и вред­ным. Если выбрать «непра­виль­ную» лошадь, с нее мож­но упасть так, что костей потом не собе­решь. Я, как алко­го­лик, кото­ро­му все­гда мало — мало одной, двух буты­лок, пока не ока­жусь под сто­лом — учусь во всем соблю­дать меру: в еде, обще­нии, покуп­ках, даже в посе­ще­нии собра­ний и молит­ве. Когда Гос­подь Иисус воз­нес­ся на небо, Он всё рав­но остал­ся со Сво­и­ми уче­ни­ка­ми в Церк­ви, кото­рую осно­вал, в свя­той Евха­ри­стии пре­по­дан­ной им и еже­не­дель­но совер­ша­е­мой. Хри­стос все­гда с нами: с тобой и со мной — и моя твор­че­ская зада­ча, как выздо­рав­ли­ва­ю­ще­го алко­го­ли­ка, как хри­сти­а­ни­на и уче­ни­ка Хри­сто­ва — уви­деть Гос­по­да и Его любя­щую, забот­ли­вую, бла­го­слов­ля­ю­щую руку в обыч­ном дне и обык­но­вен­ных делах, встре­чах и раз­го­во­рах. При этом я не оста­юсь пас­сив­ным сви­де­те­лем, но актив­ным участ­ни­ком божье­го дела. Я совер­шаю уси­лие, акти­ви­зи­рую волю, понуж­даю себя, что­бы отка­зать­ся от дел и пред­ло­же­ний, кото­рые втя­ги­ва­ют меня в грех и суе­ту. Ино­гда я бук­валь­но за шкир­ку затас­ки­ваю себя на груп­пу АА, в храм к при­ча­стию. Рука не раз­жи­ма­ет­ся для мило­сты­ни, язык неме­ет для прав­ды или доб­ро­го сло­ва, серд­це не слу­ша­ет­ся. Вот для чего мне нужен Шестой Шаг — шаг жела­ния. Моя молит­ва это­го дня: «Гос­по­ди, дай мне жела­ние при­ме­нять уже усво­ен­ные прин­ци­пы 12-ти Шагов в сего­дняш­них делах, сло­вах и мыслях».

22 июня. Литургическое чтение: Мф 10, 32–33, 37–38; 19, 27–30

«Кто не берет кре­ста сво­е­го и сле­ду­ет за Мной, тот не досто­ин Меня» (Мф 10, 39). Думаю, мно­гие согла­сят­ся с оче­вид­ной исти­ной, что алко­го­лизм — тяже­лое, смер­тель­ное и про­грес­си­ру­ю­щее забо­ле­ва­ние, кото­рое нель­зя пол­но­стью изле­чить, но мож­но при­оста­но­вить. Если мой недуг я пере­осмыс­лил в све­те Божи­ей люб­ви и исти­ны и несу его как хри­сти­ан­ский крест, с бла­го­дар­но­стью, зна­чит, как учат свя­тые отцы, неда­лек я от Бога, Его люб­ви и мило­сти. Порой труд­но бла­го­да­рить за то, что бес­по­щад­ным кат­ком про­еха­ло по судь­бе, судь­бе не толь­ко моей, но и моих дру­зей и род­ствен­ни­ков-алко­го­ли­ков. И всё же я бла­го­да­рен Тебе, Гос­по­ди. Бла­го­да­рен за те встре­чи, кото­рые мне дало АА, за две­ри, что впер­вые откры­лись пере­до мной; бла­го­да­рен за счаст­ли­вые гла­за, пол­ные при­зна­тель­но­сти за 12‑й шаг. Бла­го­да­рен за каж­дое новое утро, пото­му что пом­ню страш­ные про­буж­де­ния с похме­лья, когда кажет­ся, что ад, вот он, уже при­шел в мою жизнь. Бла­го­да­рен и за кри­зи­сы, труд­но­сти выздо­ров­ле­ния, ибо через боль мы духов­но рас­тем. Мно­гое есть, за что я бла­го­да­рен Тебе. Вос­ста­нов­ле­но, отре­ста­ври­ро­ва­но, воз­рож­де­но и вос­кре­ше­но ста­рое, то, что, каза­лось бы, погиб­ло без­воз­врат­но и навсе­гда, созда­но новое. Раз­ве это­го мало? Раз­ве мне не за что быть бла­го­дар­ным? К тому же, при­зна­тель­ность и бла­го­дар­ность — пре­крас­ное лекар­ство от уны­ния, что нет-нет, да и кос­нет­ся души алко­го­ли­ка. Гос­по­ди Иису­се, дай мне жела­ние молить­ся о тво­ей люб­ви и забо­те, и осо­бен­но в мину­ты бес­при­чин­ной тос­ки и скорб­но­го уныния.

23 июня. Память святителя Иоанна, митрополита Тобольского (Мф 6, 31–34; 7, 9–11)

Сего­дня память свя­ти­те­ля Иоан­на, мит­ро­по­ли­та Тоболь­ско­го и всея Сиби­ри. Он родил­ся в горо­де Нежине в 1651 году. У его отца Мак­си­ма Васи­лье­ви­ча и мате­ри Евфро­си­нии было семе­ро сыно­вей, из кото­рых Иоан­на был стар­ший. По окон­ча­нии Кие­во-Моги­лян­ской кол­ле­гии (поз­же пре­об­ра­зо­ван­ной в Киев­скую духов­ную ака­де­мию) буду­щий свя­ти­тель был остав­лен при ней учи­те­лем латин­ско­го язы­ка. Вско­ре он при­нял мона­ше­ский постриг и углу­бил­ся в подвиг внут­рен­не­го дела­ния. Моло­до­му ино­ку пору­чи­ли ответ­ствен­ное послу­ша­ние про­по­вед­ни­ка. С того вре­ме­ни и рас­кры­ва­ет­ся его талант про­по­вед­ни­ка и духов­но­го писа­те­ля. Глав­ную тему его жиз­ни: «Как чело­век свою волю дол­жен согла­со­вать с волей Божи­ей» он раз­ви­вал и в про­по­ве­дях, и в мис­си­о­нер­ском слу­же­нии, и в сво­ем глав­ном тру­де «Илио­тро­пи­он» (под­сол­неч­ник — авт.), или сооб­ра­зо­ва­ние чело­ве­че­ской воли с Боже­ствен­ной волею». Впо­след­ствии он в сане архи­ерея управ­лял Чер­ни­гов­ской кафед­рой, поз­же, с 1711 года, назна­чен мит­ро­по­ли­том Тоболь­ским и всея Сиби­ри. Он часто помо­гал людям. Тай­но, ино­гда в одеж­де про­сто­го ино­ка, он при­но­сил в дома нуж­да­ю­щих­ся щед­рую мило­сты­ню со сло­ва­ми: «При­ми­те Хри­ста ради». Его дом в Тоболь­ске был открыт для всех нуж­да­ю­щих­ся и скор­бя­щих. И сло­ва Хри­сто­вы, поло­жен­ные сего­дня к чте­нию в церк­ви за боже­ствен­ной литур­ги­ей: «Ищи­те же преж­де Цар­ства Божия и прав­ды Его, и это всё при­ло­жит­ся вам» (Мф 6, 33) — ста­но­вят­ся ясны в све­те уче­ния свя­ти­те­ля Иоан­на. Хоро­шо бы вам, доро­гие чита­те­ли, най­ти в себе силы, отыс­кать эту заме­ча­тель­ную кни­гу «Илио­тро­пи­он» и про­честь ее. Искать Цар­ствие Божие и прав­ду Божию в сво­ей душе — это твор­че­ский, слож­ный и одно­вре­мен­но увле­ка­тель­ный про­цесс. Воля Божия — быть мне сего­дня трез­вым на духов­ном, душев­ном, телес­ном и соци­аль­ном уров­нях. Воля Божия — при­ме­нять сего­дня и каж­дый день 12 Шагов в жиз­ни. Воля Божия на то, что­бы я про­сил Его дать мне жела­ние и силы про­жить этот день в све­те Еван­ге­лия и про­грам­мы АА. И об этом про­шу Тебя, Гос­по­ди, по молит­вам свя­ти­те­ля Иоанна.

24 июня. Литургическое чтение: Мф 7, 15–21

«Соби­ра­ют ли с тер­нов­ни­ка вино­град, или с репей­ни­ка смок­вы? Так вся­кое дере­во доб­рое при­но­сит и пло­ды доб­рые; а худое дере­во при­но­сит и пло­ды худые. Итак, по пло­дам их узна­е­те их» (Мф 7, 16–17, 20). Могу судить по себе само­му. Если я пло­хо себя веду: осуж­даю, сплет­ни­чаю, обма­ны­ваю, обе­щаю и не выпол­няю, хал­ту­рю в про­грам­ме выздо­ров­ле­ния — что я хоро­ше­го могу ска­зать нович­ку. Мои сло­ва, даже если я буду сыпать их бой­ко и без оста­нов­ки, пусты, как гни­лой орех. Но если я ста­ра­юсь при­ме­нять 12 Шагов в жиз­ни, ста­ра­юсь быть ответ­ствен­ным, то с нович­ком или «под­спон­сор­ным» нет осо­бой нуж­ды мно­го гово­рить, поучать, читать нра­во­уче­ние. Доста­точ­но вни­ма­тель­но и с любо­вью выслу­шать и крат­ко поде­лить­ся опы­том выздо­ров­ле­ния, и это может при­не­сти пре­крас­ный плод. Пом­ню, одна­жды я при­е­хал в Опти­ну пустынь. После Литур­гии про­по­ве­до­вал духов­ник мона­сты­ря отец Илий. Он гово­рил так тихо, что рас­слы­шать хоть одно сло­во не было ника­кой воз­мож­но­сти. Но я чест­но ска­жу: это была пре­крас­ная про­по­ведь, и запом­ни­лась она на всю жизнь. Доста­точ­но было видеть стар­ца, его оду­хо­тво­рен­ный облик, и уже сло­ва были не так важ­ны. Так и в нашей Про­грам­ме. Я ста­ра­юсь при­слу­ши­вать­ся к выступ­ле­ни­ям тех бра­тьев и сестер в Содру­же­стве, скром­ное пове­де­ние и бес­ко­рыст­ное слу­же­ние кото­рых гово­рит само за себя, и они явля­ют­ся при­ме­ром для под­ра­жа­ния. Напри­мер, извест­но наше пра­ви­ло, что я выби­раю себе в настав­ни­ки толь­ко того чело­ве­ка, кото­рый сам име­ет настав­ни­ка. Ина­че ему нечем делить­ся, он не смо­жет ска­зать мне те сло­ва, кото­рые под­дер­жат мою трез­вость. И я, если я не посе­щаю регу­ляр­но собра­ния, не рабо­таю по Шагам, не слу­жу на груп­пе, не читаю лите­ра­ту­ру и не обща­юсь с настав­ни­ком, — как я могу делить­ся опы­том выздо­ров­ле­ния с нович­ком? Пусть я часа­ми буду гово­рить о себе или о том, что такое трез­вость, мои сло­ва не смо­гут достичь цели. Вот что мне ска­за­ли сло­ва Хри­сто­вы, кото­рые я услы­шал сего­дня за Боже­ствен­ной литур­ги­ей. Поэто­му моя молит­ва на сего­дня: «Гос­по­ди, дай мне жела­ние, силы и вдох­но­ве­ние иссле­до­вать каче­ство моей трез­во­сти и если ока­жут­ся про­ре­хи, помо­ги «зала­тать» их».

25 июня. Литургическое чтение: Мф 7, 21–23

«Не вся­кий, гово­ря­щий Мне: «Гос­по­ди! Гос­по­ди!» вой­дет в Цар­ствие Небес­ное, но испол­ня­ю­щий волю Отца Мое­го Небес­но­го» (Мф 7, 21). Ино­гда кажет­ся, что волю Божию труд­но узнать, что она сокры­та за семью печа­тя­ми. На самом деле жизнь про­ста, хотя сквозь буты­лоч­ное стек­ло часто кажет­ся, что жизнь — запу­тан­ный, нераз­ре­ши­мый клу­бок про­ти­во­ре­чий и про­блем. Во дни, когда кажет­ся, что вдох­но­ве­ние поки­ну­ло, само­чув­ствие ухуд­ши­лось, а воля ста­ла дряб­лой, мы ста­ра­ем­ся еже­днев­но посе­щать собра­ния, чаще общать­ся с настав­ни­ком и не забы­вать о нович­ках, кото­рым, чаще все­го, еще хуже, чем нам. Подой­ти после груп­пы к оди­но­ко сидя­ще­му за чаш­кой чая нович­ку или тому, кто сорвал­ся, пред­ло­жить свою помощь или хотя бы пого­во­рить с ним — пре­крас­ное лекар­ство от алко­голь­но­го скорб­но­го уны­ния. Ино­гда мы чув­ству­ем, что болезнь озлоб­ля­ет­ся и в этот пери­од не сле­ду­ет ждать от себя каких-то подви­гов. Такой нелег­кий отре­зок сле­ду­ет про­сто про­жить, вклю­чив Про­грам­му на пол­ную мощ­ность. Я ста­ра­юсь упро­стить ситу­а­цию и совер­шать самые про­стые шаги, кото­рые поз­во­ля­ют мне остать­ся трез­вым. Одно из таких дей­ствий — забо­та о себе. Купить цве­ты в ком­на­ту, сим­па­тич­ный суве­нир, вкус­ную и здо­ро­вую еду — то, что на пер­вый взгляд, есть эго­изм и не име­ет отно­ше­ния к трез­во­сти — на самом деле акт выздо­ров­ле­ния. Ведь любить себя — это для меня, пожа­луй, одна из самых нелег­ких задач. И еще: в такие дни, труд­ные, кри­зис­ные, тягост­ные и вяз­кие, я ста­ра­юсь не оста­вать­ся наедине с собой и сво­и­ми раз­ру­ши­тель­ны­ми мыс­ля­ми. Это и есть испол­нить сего­дня волю Небес­но­го Отца, т.е. остать­ся трез­вым и, по воз­мож­но­сти, мир­ным. Гос­по­ди, помо­ги мне про­жить этот день в мире с самим собой и окру­жа­ю­щим миром. Аминь.

26 июня. Литургическое чтение: Мф 8, 23–27

Пре­крас­ное еван­гель­ское чте­ние я сего­дня про­чи­тал. Оно поло­же­но для чте­ния на литур­гии огла­шен­ных сего­дня. Это исто­рия об усми­ре­нии бури. «И когда вошел Он в лод­ку, за Ним после­до­ва­ли уче­ни­ки Его. И вот, сде­ла­лось вели­кое вол­не­ние на море, так что лод­ка покры­ва­лась вол­на­ми; а Он спал. Тогда уче­ни­ки Его, подой­дя к Нему, раз­бу­ди­ли Его и ска­за­ли: Гос­по­ди! спа­си нас; поги­ба­ем. И гово­рит им: что вы так бояз­ли­вы, мало­вер­ные? Потом, встав, запре­тил вет­рам и морю, и сде­ла­лась вели­кая тиши­на. Люди же, удив­ля­ясь, гово­ри­ли: кто это, что и вет­ры и море пови­ну­ют­ся Ему?» (Мф 8, 23–27). После бури житей­ской, когда меня зали­ва­ет вол­на­ми воды (а ино­гда помо­ев), когда я часто с пла­чем оби­жен­но­го ребен­ка кри­чу Гос­по­ду: «Где же Ты? Поче­му Ты спишь, поче­му не слы­шишь моих воплей и жалоб?»; после бури, если я оста­юсь верен про­грам­ме выздо­ров­ле­ния, посе­щаю собра­ния, рабо­таю по Шагам — при­хо­дит «Иисус пре­ти­хий», и водво­ря­ет­ся в серд­це «вели­кая тиши­на». Когда мою лодоч­ку бьют вол­ны и кру­тит ветер житей­ских попе­че­ний, нуж­но без уста­ли кри­чать и вопить: «Гос­по­ди! Спа­си, поги­баю!» И еще: во вре­мя тяже­лых испы­та­ний (а для меня, алко­го­ли­ка, почти каж­дая непри­ят­ность — почти ката­стро­фа) как ничто дру­гое помо­га­ет мне при­ча­ще­ние, сопря­же­ние, при­ми­ре­ние и спло­че­ние со Хри­стом и Цер­ко­вью в свя­той Евха­ри­стии. После при­ча­стия Небес­ных Хле­ба и Вина (Тела и Кро­ви) в серд­це при­хо­дит вели­кая тиши­на. И тогда я уже ни о чем не про­шу и не спра­ши­ваю. Зна­е­те, где еще водво­ри­лась в моей жиз­ни эта тиши­на? На кухне. Ведь я отка­зал­ся от теле­ви­зо­ра! Мои вза­и­мо­от­но­ше­ния с теле­ви­зо­ром — дол­гая и печаль­ная исто­рия, он еще в моем оди­но­ком дет­стве стал чем-то вро­де нар­ко­ти­ка. До послед­не­го вре­ме­ни я при­бе­гал к теле­ви­зо­ру как к сред­ству уйти от про­блем, забыть­ся под его жур­ча­ние. Ино­гда мне каза­лось, что я управ­ляю им, а не он мной. Хотя в трез­во­сти про­смотр пере­дач почти все­гда при­чи­нял мне боль и созда­вал дис­ком­форт, я не мог отка­зать себе в сомни­тель­ном удо­воль­ствии нажать на кноп­ку и уле­теть в мир бес­ко­неч­но­го вине­гре­та из филь­мов, шоу, кон­цер­тов, муль­ти­ков, ново­стей. Пона­до­бил­ся, навер­ное, год, что­бы я смог убрать теле­ви­зор в чулан и не испы­ты­вать при этом острой боли от «син­дро­ма отня­тия». Целый год я про­сил Бога изба­вить меня от этой опас­ной игруш­ки, дать мне силы ото­рвать от себя и от тум­боч­ки этот без­дон­ный чер­ный ящик. Бог осво­бо­дил меня от «Боль­шо­го бра­та», кото­рый еже­ве­чер­нее вле­зал мне в моз­ги, нашеп­ты­вая сло­ва из рекла­мы и речей наших поли­ти­ков. Теперь у нас в квар­ти­ре быва­ет тиши­на, в кото­рой рож­да­ют­ся насто­я­щие живые сло­ва, прось­бы, шут­ки, сове­ты, ино­гда зву­чит музы­ка. Гос­по­ди, спа­си­бо Тебе за то, что нис­хо­дишь до моих пустя­ков, спа­си­бо, что изба­вил меня от инфор­ма­ци­он­ной бури, кото­рая столь­ко лет буше­ва­ла в моей голо­ве и жизни.

27 июня. Литургическое чтение: Рим 5, 17 — 6, 2

Мои недо­стат­ки, гре­хи не толь­ко управ­ля­ют моим алко­голь­ным, вет­хим чело­ве­ком, они дела­ют жизнь скуч­ной, пост­ной и труд­но­пе­ре­но­си­мой. Вам это ниче­го не напо­ми­на­ет? Точ­но, очень похо­же на похме­лье, когда с тос­кой и стра­хом раз­леп­ля­ют­ся гла­за и настой­чи­во пуль­си­ру­ет мысль: «Неуже­ли этот адский день начал­ся?!» Ино­гда оче­ред­ной откры­тый недо­ста­ток, дер­жа­щий меня «на корот­ком повод­ке», может пока­зать­ся доста­точ­но невин­ным, так что я дол­гое вре­мя не при­даю ему зна­че­ния. Напри­мер, при­выч­ка всю­ду опаз­ды­вать и врать в незна­чи­тель­ных ситу­а­ци­ях или же, напри­мер, обе­щать и не выпол­нять обе­щан­ное. Это может быть уко­ре­нив­ший­ся навык ложить­ся спать слиш­ком позд­но, бес­по­ря­доч­но питать­ся. Тяго­тить меня может и мно­же­ство нача­тых и недо­де­лан­ных дел и пред­при­я­тий. В про­цес­се рабо­ты над 6‑м Шагом я понял: речь идет не толь­ко о чем-то мораль­но сомни­тель­ном, о каких-то моих гре­хах или стра­стях, не толь­ко о них во вся­ком слу­чае. Шестой Шаг дан мне для того, что­бы я научил­ся, изме­няя незна­чи­тель­ные дета­ли в моза­и­ке моей жиз­ни, менять тем самым всю жизнь. Напри­мер, труд­но­пре­одо­ли­мая при­выч­ка есть перед сном! Ну, знаю я пре­крас­но, что это вред­но, глу­по и опас­но есть перед сном. А вот в Шестом Шаге я начи­наю сми­рен­но, но упор­но про­сить Гос­по­да изба­вить меня от этой дури. И Гос­подь, как все­гда, дей­ству­ет дели­кат­но и со вку­сом: мне дарят кни­гу о пра­виль­ном пита­нии, зна­ко­мый при­гла­ша­ет на соот­вет­ству­ю­щий семи­нар, а дру­зья реко­мен­ду­ют обу­ча­ю­щую про­грам­му о пра­виль­ном рас­пре­де­ле­нии вре­ме­ни. Я при­ни­маю все это как дары от само­го Гос­по­да (ведь я же про­сил Его о помо­щи), вни­ма­тель­но изу­чаю кни­гу, запи­сы­ва­юсь на семи­нар. Посте­пен­но при­выч­ки непра­виль­но­го пита­ния начи­на­ют под­да­вать­ся мое­му нажи­му. Вооб­ще-то еда — одна из самых труд­ных тем для рабо­ты, посколь­ку это базо­вая систе­ма нашей жиз­ни, но про­хо­дит вре­мя (а я поз­во­ляю себе ждать и изме­нять­ся посте­пен­но), и я уже не хочу откры­вать холо­диль­ник после вечер­ней молит­вы, потом я начи­наю ужи­нать око­ло вось­ми вече­ра и спо­кой­но отка­зы­ва­юсь от вечерне-ноч­но­го чая с бутер­бро­ди­ком. Так мы вме­сте с Богом пора­бо­та­ли над моим раци­о­ном. Поче­му бы не попро­бо­вать тот же метод с дру­ги­ми про­бле­ма­ми: зави­стью, похо­тью, склон­но­стью ко вра­нью, зави­си­мо­стью от Интер­не­та, рас­то­чи­тель­но­стью, жад­но­стью, мсти­тель­но­стью?.. «Мы умер­ли для гре­ха: как же нам жить в нем?» (Рим 6, 2) уве­ще­ва­ет меня апо­стол Павел. Я думаю, в моем слу­чае — это про­цесс, но про­цесс по-сво­е­му увле­ка­тель­ный. Гос­по­ди, помо­ги мне уви­деть тот недо­ста­ток, кото­рый меша­ет выздо­рав­ли­вать и любить Тебя; открой мое­му настав­ни­ку по АА, как я могу изба­вить­ся от это­го недо­стат­ка, и дай мне силы осво­бо­дить­ся от душе­вред­но­го груза.

28 июня. Память преподобного Дулы, страстотерпца Египетского (Мф 7, 1–8)

Сего­дня Цер­ковь отме­ча­ет память заме­ча­тель­но­го подвиж­ни­ка древ­но­сти пре­по­доб­но­го Дулы, стра­сто­терп­ца. Он был ино­ком одно­го из еги­пет­ских мона­сты­рей, а вре­мя жиз­ни его неиз­вест­но. Несмот­ря на то, что он отли­чал­ся кро­то­стью, сми­ре­ни­ем и послу­ша­ни­ем, Дула в тече­ние 20 лет тер­пел от бра­тии мона­сты­ря насмеш­ки и оскорб­ле­ния. Посте­пен­но он достиг такой сте­пе­ни совер­шен­ства, что всем серд­цем жалел сво­их обид­чи­ков и молил­ся за них. Когда один монах украл цер­ков­ные сосу­ды, то окле­ве­тал пре­по­доб­но­го, и того нещад­но мучи­ли, а потом пре­да­ли граж­дан­ско­му суду, кото­рый при­го­во­рил невин­но­го стра­даль­ца к отсе­че­нию обе­их рук. Тогда монах, похи­тив­ший сосу­ды, мучи­мый угры­зе­ни­ем сове­сти, при­шел к игу­ме­ну, сознал­ся во всем и про­сил оста­но­вить казнь. Мона­хи ста­ли про­сить у Дулы про­ще­ния, но он не толь­ко не озло­бил­ся на них, но даже бла­го­да­рил, что ему дали воз­мож­ность без­вин­ным стра­да­ни­ем изгла­дить гре­хи. Хотя какие у него, свя­то­го муче­ни­ка, были гре­хи? Через три дня пре­по­доб­но­го Дулу нашли пре­ста­вив­шим­ся к Богу в коле­но­пре­кло­нен­ной молит­ве. Сего­дня же, как буд­то спе­ци­аль­но, в церк­ви про­зву­ча­ли сло­ва Хри­ста Гос­по­да: «Не суди­те, да не суди­мы буде­те. Ибо каким судом суди­те, таким буде­те суди­мы; и какою мерою мери­те, такою и вам будут мерить» (Мф 7, 1–2). Для меня, как для алко­го­ли­ка, со сла­бой, рани­мой и уяз­ви­мой душой, эти сло­ва Иису­са и при­мер свя­то­го Дулы важ­ны, как напо­ми­на­ние, прось­ба и при­зыв пожа­леть себя, поза­бо­тить­ся о себе и полю­бить себя, греш­ни­ка. Я ведь не хочу, что­бы люди и Гос­подь суди­ли меня и обо мне сооб­раз­но моим гре­хам. Поэто­му зада­ча жиз­ни, и все­го про­цес­са выздо­ров­ле­ния — не судить, не осуж­дать и воз­дер­жи­вать­ся от спле­тен. Помни­те: «И пусть здесь (на груп­пе АА) не будет кри­ти­ки и спле­тен,.. и тогда любовь. будет вырас­тать в нас день ото дня». Я про­шу Тебя, Гос­по­ди: научи меня избе­гать осуж­де­ния и стро­го суда не толь­ко отно­си­тель­но тех, с кем я сопри­ка­са­юсь, но и отно­си­тель­но меня самого.

29 июня

Алко­голь­ное безу­мие опре­де­ли­ло и нездо­ро­вое окру­же­ние. Мно­гие люди, с кото­ры­ми я про­во­дил дни и меся­цы в посто­ян­ном «обще­нии» за буты­лоч­кой, были, как ока­за­лось, все­го лишь собу­тыль­ни­ка­ми, попут­чи­ка­ми в поез­де, мча­щем­ся в ад, а назва­ние ему алко­го­лизм. Неко­то­рые свя­зи я пре­рвал, как толь­ко стал выздо­рав­ли­вать. Сла­ва Богу не все обще­ние, что было в пья­ной жиз­ни, было лжи­вым, мно­гие мои това­ри­щи по несча­стью как и я вста­ли на путь трез­во­сти. Но кое-какие свя­зи сохра­ня­ют деструк­тив­ный харак­тер, раз­ру­ша­ют меня, воз­вра­ща­ют назад, в тот кош­мар, из кото­ро­го я выби­ра­юсь не без боли и тру­да. Это каса­ет­ся осо­бен­но тех людей, кото­рые вся­че­ски уни­жа­ют меня. Если для здо­ро­во­го чело­ве­ка такие уро­ки сми­ре­ния могут быть пово­дом для духов­но­го роста, то меня, боль­но­го алко­го­ли­ка с низ­ким поро­гом тер­пе­ния и эмо­ци­о­наль­ной устой­чи­во­сти агрес­сия, пре­зре­ние или мани­пу­ля­ция могут очень быст­ро вер­нуть к ста­ка­ну, в мир неле­пых стра­да­ний и ник­чем­но­сти. Само­ува­же­ние, забо­та о себе, береж­ли­вое отно­ше­ние к сво­ей судь­бе — одна из основ трез­во­сти в АА. Поэто­му с реши­тель­но­стью, не мень­ше той, когда я избе­гаю пово­дов выпить, я отсе­каю обще­ние с раз­ру­ши­тель­ны­ми, озлоб­лен­ны­ми, «деструк­тив­ны­ми» и пси­хи­че­ски агрес­сив­ны­ми людь­ми. Как? Так же, как я избе­гал слу­ча­ев, свя­зан­ных с выпив­кой. Усколь­заю, гово­рю, что болен, занят, гово­рю чест­но, что нет у меня воз­мож­но­сти для обще­ния, в край­нем слу­чае, посы­лаю их куда подаль­ше. Я очень несо­вер­шен­ный чело­век и не все­гда чест­но, твер­до, «про­грамм­но» могу разо­рвать, рас­пле­сти неко­то­рые свя­зи и узлы. Теперь я не боюсь остать­ся оди­но­ким, ведь рань­ше этот страх был мощ­ным моти­вом под­дер­жи­вать обще­ние с теми, кто уни­жал меня. Теперь Бог все вре­мя дарит мне новое пол­но­цен­ное обще­ние с бра­тья­ми и сест­ра­ми, будь то в моем при­хо­де или на груп­пе АА. Неко­то­рых из них я, пожа­луй, могу назвать сво­и­ми дру­зья­ми. Гос­по­ди, дай мне жела­ние и реши­мость отка­зы­вать­ся от все­го, что меша­ет трез­во­сти и душев­но­му покою.

30 июня. Литургическое чтение: Мф 9, 36 — 10, 8

«Тогда [Хри­стос] гово­рит уче­ни­кам Сво­им: жат­вы мно­го, а дела­те­лей мало; итак моли­те Гос­по­ди­на жат­вы, что­бы выслал дела­те­лей на жат­ву Свою» (Мф 9, 37–38). Во все вре­ме­на была и есть боль­шая нуж­да в дела­те­лях. Алко­го­ли­ки — это гни­лая, тро­ну­тая пор­чей пше­ни­ца, кото­рая, одна­ко, если ее лечить, пра­виль­но обра­бо­тать, забот­ли­во удоб­рить, еще может про­рас­ти и при­не­сти плод, из кото­ро­го Гос­подь изго­то­вит здо­ро­вый, цель­ный хлеб, что­бы им пита­лись люди. К кому обра­щен при­зыв Спа­си­те­ля? Толь­ко ли к две­на­дца­ти апо­сто­лам? Но мы, если идем вслед за Ним, неиз­беж­но попа­да­ем в чис­ло Его уче­ни­ков. Кто-то, воз­мож­но, ска­жет: вели­ка важ­ность — гово­рить пья­ни­цам о трез­во­сти и об АА, это дело узкой направ­лен­но­сти и зада­ча спе­ци­а­ли­стов. Я так не думаю. В Рос­сии алко­го­лизм в той или иной сте­пе­ни тер­за­ет чуть ли не каж­дую первую семью. А смер­ти, ужас­ные и позор­ные? А пре­ступ­ле­ния? А боль­ные, бро­шен­ные дети? Как пел Борис Гре­бен­щи­ков: «В каж­дом доме раз­да­ет­ся // то ли пес­ня, то ли стон». Ино­гда кажет­ся, что нас, выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков, ничтож­но мало, а нива не то что побе­ле­ла, а уже почер­не­ла. В огром­ной, мно­го­мил­ли­он­ной Москве, по чис­лу людей, ско­рее, похо­жей на госу­дар­ство, чем на город, все­го 35 групп АА. А сколь­ко алко­го­ли­ков? Одна­ко в свят­цах нашей Церк­ви мы часто нахо­дим жития мало­из­вест­ных свя­тых, кото­рые в оди­ноч­ку или почти в оди­ноч­ку суме­ли пере­ло­мить ход исто­рии, ста­ли заквас­кой, кото­рая со вре­ме­нем сква­си­ла все тесто. Вот и я верю, что жив Гос­подь, и что мы, хоть и не свя­тые, а тоже можем потру­дить­ся на ниве спа­се­ния. Спа­се­ния алко­го­ли­ков от них же самих. «Близ­ко Гос­подь к сокру­шен­ным серд­цем и сми­рен­ных духом спа­сет», читаю я в 33 псал­ме. Мы — сокру­шен­ные серд­цем, помо­жем дру­гим уви­деть и при­знать, что и их серд­це тоже сокру­ше­но. В этой рабо­те, мало­за­мет­ной и не опла­чи­ва­е­мой, 6‑й Шаг зани­ма­ет осо­бое место. «Нам пред­ла­га­ет­ся пол­но­стью быть гото­вы­ми к тому, что­бы дви­гать­ся к совер­шен­ству» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 80). Шестой Шаг — это шаг, в кото­ром мы про­сим Иису­са дать жела­ние изба­вить­ся от наших недо­стат­ков и дви­гать­ся к тому совер­шен­ству, к кото­ро­му Он нас всех пред­на­зна­чил. О чем я могу ска­зать алко­го­ли­ку, если я сам все еще копа­юсь в гря­зи? Если я хра­ню свое серд­це, каж­дый день осво­бож­да­юсь от алко­голь­ных сте­рео­ти­пов мыш­ле­ния и пове­де­ния, я могу отклик­нуть­ся на тихий Божий при­зыв: «Боль­ных исце­ляй­те, про­ка­жен­ных очи­щай­те, мерт­вых вос­кре­шай­те, бесов изго­няй­те. Даром полу­чи­ли, даром давай­те» (Мф 10, 8). Имен­но это и про­ис­хо­дит на собра­ни­ях АА или при посе­ще­нии «боль­нич­ки», рабо­те по 12-му Шагу. Гос­по­ди, сла­ва Тебе за все!

1 июля. Литургическое чтение: Рим 7, 14 — 8, 2

«Не пони­маю, что делаю: пото­му что не то делаю, что хочу, а что нена­ви­жу, то делаю. Если же делаю то, чего не хочу, то согла­ша­юсь с зако­ном, что он добр, а пото­му уже не я делаю то, но живу­щий во мне грех. Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в пло­ти моей, доб­рое; пото­му что жела­ние добра есть во мне, но что­бы сде­лать оное, того не нахо­жу. Доб­ро­го, кото­ро­го хочу, не делаю, а злое, кото­ро­го не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу: уже не я делаю то, но живу­щий во мне грех. Бед­ный я чело­век! кто изба­вит меня от сего тела смер­ти?» (Рим 7, 15–20, 24). Апо­стол Павел, вели­кий мис­си­о­нер и про­по­вед­ник, при­зна­ет­ся, что не в его силах пол­но­стью отка­зать­ся от зла, что в самой при­ро­де чело­ве­ка зало­же­но про­ти­во­ре­чие меж­ду жаж­дой Бога и духом про­тив­ле­ния. Жела­ние посту­пать по-доб­ро­му не все­гда под­твер­жда­ет­ся дела­ми, а дела часто ока­зы­ва­ют­ся злы, вопре­ки воле и созна­нию. Если сам апо­стол Павел не мог обой­тись без помо­щи Божи­ей для борь­бы с этим «телом смер­ти», то что уж гово­рить о нас — выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ках! По мило­сер­дию Божию у нас есть пре­крас­ная воз­мож­ность для духов­ной рабо­ты — Шаги про­грам­мы АА. И 7‑й Шаг как раз пред­на­зна­чен для того, что­бы научить­ся про­сить Бога об избав­ле­нии от наших недо­стат­ков и гре­хов, а так­же научить­ся при­ни­мать помощь. Седь­мой Шаг, к кото­ро­му я при­сту­паю сего­дня, зву­чит сле­ду­ю­щим обра­зом: «Сми­рен­но про­си­ли Его испра­вить наши изъ­я­ны». 6‑й и 7‑й Шаги — это рабо­та с зави­си­мо­стя­ми, кото­рые скры­ва­лись за нашим самым явным изъ­я­ном — стра­стью к алко­го­лю. Ведь наш алко­го­лизм был мощ­ным щитом, кото­рым мы отра­жа­ли лучи Божи­ей прав­ды и люб­ви и при помо­щи кото­ро­го скры­ва­ли соб­ствен­ные раны и язвы. Теперь мы отда­ли Богу этот щит, откры­лись для Его дей­ствия, а вме­сте с тем откры­ли свои неду­ги, недо­стат­ки и гре­хи на все­об­щее обо­зре­ние. Когда я пил, я мог быть доста­точ­но милым чело­ве­ком в обще­нии, осо­бен­но если нахо­дил­ся, что назы­ва­ет­ся, слег­ка «под шафе». В пер­вые меся­цы трез­во­сти выяс­ни­лось, что, лишив­шись помо­щи алко­го­ля, я стал раз­дра­жи­тель­ным, желч­ным и нерв­ным, что меня выво­ди­ло из себя бук­валь­но все: и дождь, и солн­це, и шум само­ле­та, и жуж­жа­ние мухи. Удив­ля­юсь, как моя род­ня все это вытер­пе­ла. Теперь я пони­маю, что алко­го­лем я дол­гие годы при­кры­вал весь этот букет из само­жа­ло­сти, зави­сти, нетер­пи­мо­сти и дру­гих цве­тов, «аро­мат» кото­рых дела­ет меня таким раз­дра­жи­тель­ным и рани­мым. Так­же я пони­маю, что, осво­бож­да­ясь от зава­лов алко­голь­ной жиз­ни, я стра­даю от это­го недо­стат­ка не мень­ше, чем рань­ше стра­дал от вод­ки. Нако­нец, мне совер­шен­но ясно, что без помо­щи Божи­ей мне с собой не совла­дать. Ины­ми сло­ва­ми, то, что «сра­бо­та­ло» с алко­го­лем, теперь долж­но сра­бо­тать с дру­ги­ми изъ­я­на­ми — на этом стро­ит­ся рас­чет и стра­те­гия 7‑го Шага. Если в Шестом Шаге я опи­рал­ся, в основ­ном, на свой чело­ве­че­ский ресурс, на лич­ный потен­ци­ал и энер­гию жела­ния, то здесь я усту­паю место Богу и про­шу Его изба­вить меня от гре­хов и недо­стат­ков. При­зы­ваю Божие бла­го­сло­ве­ние, и — в путь!

2 июля. Литургическое чтение: Рим 8, 2–13

«Помыш­ле­ния плот­ские суть смерть, а помыш­ле­ния духов­ные — жизнь и мир» (Рим 8, 6). Мне нуж­но было как сле­ду­ет наму­чить­ся от сво­их так назы­ва­е­мых сла­бо­стей, таких как зависть, обид­чи­вость, осуж­де­ние, сплет­ни, чело­ве­ко­уго­дие и мало­ду­шие, нуж­но было опро­ти­веть себе, что­бы набрать­ся сми­ре­ния и сме­ло­сти попро­сить у Бога избав­ле­ния. Неред­ко после неуме­рен­ной кри­ти­ки, при­сту­па зави­сти или оби­ды, после сплет­ни или ссо­ры я чув­ство­вал самое насто­я­щее похме­лье. Ино­гда доста­точ­но было одних толь­ко чер­ных мыс­лей, что­бы поте­рять рав­но­ве­сие и мир, вверг­нуть­ся в пучи­ну тос­ки и зло­бы. Как пре­крас­но все-таки, что я не могу жить, ужи­вать­ся со сво­и­ми недо­стат­ка­ми. Я думаю, это одно из самых силь­ных бла­го­сло­ве­ний про­грам­мы АА. Я ясно вижу свои «изъ­я­ны» без алко­голь­ной ане­сте­зии, и я не согла­сен мирить­ся с тем, что я вижу, как чуть рань­ше я не стал мирить­ся с алко­го­лиз­мом. Здесь и появ­ля­ет­ся место для чуда. Мой недо­ста­ток мне пре­тит, по-насто­я­ще­му отрав­ля­ет жизнь, но я не знаю, не умею изба­вить­ся от него. Оста­ет­ся толь­ко вопить к Богу! Сего­дня свя­тая Цер­ковь вос­по­ми­на­ет пре­по­доб­но­го Паи­сия Вели­ко­го. Он жил в V веке в Егип­те. С юных лет Паи­сий полю­бил ино­че­скую жизнь и посту­пил в один из еги­пет­ских ски­тов. Там он, отрек­шись от сво­ей воли, жил под духов­ным руко­вод­ством сво­е­го аввы, во всем испол­няя его пове­ле­ния. В поис­ках уеди­нен­но­го без­мол­вия Паи­сий ушел в Нит­рий­скую пусты­ню, где жил в высе­чен­ной соб­ствен­ны­ми рука­ми пеще­ре. Со вре­ме­нем к нему собра­лось мно­же­ство ино­ков и мирян, и так был осно­ван мона­стырь. Глав­ный завет пре­по­доб­но­го был ниче­го не делать по сво­ей воле, а во всем слу­шать­ся сво­их настав­ни­ков. На вопрос ино­ков, какая доб­ро­де­тель выше всех, он отве­чал: «Та, кото­рая совер­ша­ет­ся втайне и о кото­рой никто не зна­ет». Один из глав­ных сек­ре­тов успе­ха в АА — слу­шать и слу­шать­ся того, кто впе­ре­ди. Неред­ко при­хо­дит­ся сле­по дове­рять настав­ни­ку, ведь опыт, о кото­ром мне тол­ку­ет мой пору­чи­тель в Про­грам­ме, чаще все­го для меня нов и неве­дом. Ино­гда я даже не пони­маю, о чем идет речь. Напри­мер, я мно­го раз слы­шал от сво­е­го настав­ни­ка о том, что 12‑й Шаг нужен, преж­де все­го, мне само­му, а не толь­ко нович­ку. Я не пони­мал это­го, хоть убей. По про­ше­ствии вре­ме­ни опыт мое­го пору­чи­те­ля стал и моим опы­том, я понял, о чем он мне столь­ко раз тол­ко­вал, и теперь сам могу ска­зать о том же как о пере­жи­том. Но вна­ча­ле мне надо было про­сто дове­рить­ся ему и дей­ство­вать по прин­ци­пу «делай как я!» О послу­ша­нии моя сего­дняш­няя молит­ва, и в этом вели­ком искус­стве я про­шу помо­щи у свя­то­го Паи­сия Великого.

3 июля

Каж­дый алко­го­лик из АА зна­ет на память и любит молит­ву о душев­ном покое: «Боже, дай мне разум и душев­ный покой при­нять то, что я не в силах изме­нить, муже­ство изме­нить то, что могу и муд­рость отли­чить одно от дру­го­го». Мы чита­ем ее вме­сте на груп­пе АА, мы чита­ем ее утром вме­сте с дру­ги­ми молит­ва­ми, мы вспо­ми­на­ем ее в труд­ные мину­ты дня. Недав­но мое вни­ма­ние при­влек­ло сход­ство нашей молит­вы со зна­ме­ни­той молит­вой послед­них Оптин­ских стар­цев: «Гос­по­ди, дай мне с душев­ным спо­кой­стви­ем встре­тить все, что при­не­сет мне насту­па­ю­щий день. Дай мне все­це­ло пре­дать­ся воле Тво­ей свя­той. Во вся­кий час сего дня наставь и под­дер­жи меня.». Эту молит­ву мно­гие пра­во­слав­ные хри­сти­ане зна­ют с дет­ства, чита­ют ее еже­днев­но, раз­мыш­ля­ют о ее смыс­ле. Широ­кое рас­про­стра­не­ние молит­ва Оптин­ских стар­цев полу­чи­ла толь­ко в 90‑е гг., когда цер­ков­ная жизнь ста­ла вновь рас­про­стра­нять­ся по стране. Для меня важ­но, что и в той, и в дру­гой молит­ве речь идет о душев­ном покое, спо­кой­ствие. Это — нача­ло еже­днев­ной трез­во­сти, кото­рая нуж­на каж­до­му хри­сти­а­ни­ну, а алко­го­ли­ку потреб­на как воз­дух. Но это спо­кой­ствие мы испра­ши­ва­ем у Бога, это спо­кой­ствие осо­бо­го рода, не рав­но­ду­шие и не отстра­нен­ность. Если уда­ет­ся начать день в «точ­ке покоя», то и про­ве­сти его мож­но достой­но, инте­рес­но, пло­до­твор­но. Будь моя воля, я вклю­чил бы молит­ву Оптин­ских стар­цев в нашу про­грамм­ную лите­ра­ту­ру, мне кажет­ся, она осо­бен­но созвуч­на 7‑му Шагу, и я читаю ее осо­бен­но часто в пери­од рабо­ты над этим Шагом. Кто-то мог бы воз­ра­зить: «Раз­ве мож­но срав­ни­вать опыт «12 Шагов» с молит­вен­ным опы­том вели­ких стар­цев?» «А поче­му, соб­ствен­но, нет?» — отве­чу я дерз­но­вен­но. Свя­той Силу­ан Афон­ский утвер­ждал, что если бы исчез­ли по какой-либо при­чине все свя­то­оте­че­ские кни­ги, то мона­хи напи­са­ли бы дру­гие, не хуже преж­них. А испо­вед­ник наше­го вре­ме­ни архи­манд­рит Сер­гий (Саве­льев) гово­рил о том, что каж­дая хри­сти­ан­ская общи­на пишет свое Еван­ге­лие. В кон­це Еван­ге­лия от Иоан­на мы чита­ем: «Если бы писать о том подроб­но, то, думаю, и само­му миру не вме­стить напи­сан­ных книг» (Ин 21, 25). Исто­рия «Ано­ним­ных алко­го­ли­ков», отра­жен­ная в их кни­гах, — это тоже кро­хот­ный эпи­зод исто­рии спа­се­ния, исто­рии дей­ствия Бога в мире. Поче­му же я дол­жен об этом мол­чать, или это­го стес­нять­ся? Про­па­ди сего­дня все кни­ги ано­ним­ных алко­го­ли­ков, мы напи­са­ли бы новые, несу­щие ту же радост­ную весть. А что каса­ет­ся Оптин­ских стар­цев и их заме­ча­тель­ной молит­вы, то, навер­но, самый извест­ный и все­ми люби­мый из них, пре­по­доб­ный Амвро­сий, гово­рил: «Кто жела­ет быть все­гда мирен и спо­ко­ен душою, тот вся­че­ски дол­жен сми­рять­ся. Без сми­ре­ния невоз­мож­но иметь успо­ко­е­ния». Я про­шу Тебя, Гос­по­ди, по молит­вам свя­то­го Амвро­сия и всех Оптин­ских стар­цев, научи меня сми­рять­ся во вся­кое вре­мя, на вся­ком месте, сми­рять­ся искренне, без рисов­ки и тще­сла­вия, но ради Тебя, ради духов­но­го роста и выздоровления.

4 июля

Про­сы­па­ешь­ся, быва­ло, с похме­лья и самое, навер­ное, ужас­ное чув­ство, поми­мо сты­да и боли, что ты нико­му, кро­ме зеле­но­го змия, не нужен на этом све­те. Жут­кое оди­но­че­ство давит и раз­ры­ва­ет на части. Сама мысль, что ты пустыш­ка, неудач­ник, без­дель­ник, что ты не инте­ре­сен даже тем, кто явля­ет­ся самым близ­ким и доро­гим, убий­ствен­на. Но теперь я не один. Вер­ну­лось ува­же­ние род­ных, дру­зей, сослу­жив­цев. Я стал ува­жать и ценить само­го себя и даже немно­го научил­ся забо­тить­ся о душе и теле. Сто­и­ло это нема­лых тру­дов. Появи­лись новые дру­зья, новые отно­ше­ния, тро­га­тель­ные, надеж­ные и зна­чи­мые для меня. И не толь­ко в АА. В моем при­хо­дя меня зна­ют и любят, мно­гие обра­ща­ют­ся ко мне за сове­том, когда вопрос каса­ет­ся алко­го­лиз­ма, пью­щих род­ствен­ни­ков. Нала­жи­ва­ют­ся под­лин­ные глу­бо­кие отно­ше­ния с Небес­ным Отцом. Раз­ве эти пло­ды, сокро­ви­ща исце­ле­ния не сто­ят того, что­бы, не покла­дая рук, тру­дить­ся в Про­грам­ме «12 Шагов»? Ответьте!

5 июля. Литургическое чтение: Мф 7, 24 — 8, 4

В аске­ти­че­ской лите­ра­ту­ре есть поня­тие — грех чело­ве­ко­уго­дия. В каком-то смыс­ле, на язы­ке совре­мен­ной попу­ляр­ной пси­хо­ло­гии о том же гово­рит поня­тие «соза­ви­си­мость». Соза­ви­си­мость — это болез­нен­ная при­вя­зан­ность к дру­гим, поми­мо воли и жела­ния под­чи­нен­ность чужо­му мне­нию, ост­рая зави­си­мость от чувств и состо­я­ний дру­гих людей. Ино­гда это могут быть мало­зна­ко­мые или вовсе незна­ко­мые люди, но чаще соза­ви­си­мые отно­ше­ния свя­зы­ва­ют нас с бли­жай­ши­ми род­ствен­ни­ка­ми: роди­те­ля­ми, жена­ми, мужья­ми, детьми. Соза­ви­си­мость опас­на тем, что она рядит­ся в одеж­ды люб­ви, забо­ты и сми­ре­ния. Пси­хо­ло­ги взя­ли это поня­тие из опы­та выздо­ров­ле­ния семей алко­го­ли­ков в груп­пах само­по­мо­щи Ал-Анон. Соза­ви­си­мая жена не
име­ет лич­но­го эмо­ци­о­наль­но­го про­стран­ства, ее реак­ция на жизнь зави­сит от того, пьян или трезв ее муж. Соза­ви­си­мый ребе­нок часто ста­но­вит­ся чело­ве­ко­угод­ни­ком, пото­му что в семье ему все­гда при­хо­ди­лось при­спо­саб­ли­вать­ся к неустой­чи­во­му эмо­ци­о­наль­но­му состо­я­нию роди­те­лей. На тему соза­ви­си­мо­сти и рабо­ты с ней напи­са­но нема­ло книг. Суще­ству­ют достой­ные иссле­до­ва­ния рос­сий­ских пси­хо­ло­гов. В про­цес­се рабо­ты по Шагам я открыл, что тоже стра­даю соза­ви­си­мо­стью. Я ост­ро ощу­тил власт­ную под­чи­нен­ность чужо­му мне­нию, чужой оцен­ке, даже чужо­му взгля­ду. Горь­кий опыт и вре­мя пока­за­ли, что пере­жи­ва­ния по пово­ду того, что обо мне ска­жет и поду­ма­ет тот или иной чело­век, раз­ру­ша­ют меня не мень­ше, чем алко­голь. Жизнь, кото­рую я создаю, руко­вод­ству­ясь чужи­ми мне­ни­я­ми, опы­том и иде­я­ми, игно­ри­руя соб­ствен­ную духов­ную инту­и­цию, стра­шась оши­бок и духов­ных пере­мен, это дом, выстро­ен­ный на пес­ке, и он обя­за­тель­но обру­шит­ся. Какой же вывод мож­но сде­лать из ска­зан­но­го? У меня есть пре­крас­ная воз­мож­ность в 6‑м и 7‑м Шагах разо­брать­ся со сво­ей склон­но­стью к соза­ви­си­мо­сти, пере­по­ру­чить ее Богу, как неко­гда я вру­чил ему свою алко­голь­ную тягу. В кни­гах Ново­го и Вет­хо­го Заве­тов я часто нахо­жу образ здо­ро­во­го душев­но, неза­ви­си­мо­го и ответ­ствен­но­го чело­ве­ка. Напри­мер, в Дея­ни­ях апо­сто­лов и посла­ни­ях я читаю о том, что апо­сто­лы Петр и Павел рез­ко кон­флик­то­ва­ли друг с дру­гом, одна­ко это не меша­ло им при­зна­вать друг в дру­ге уче­ни­ков Хри­сто­вых и быть в един­стве обще­ния. Они не ста­ра­лись уго­дить друг дру­гу, под­ла­дить­ся под чужое мне­ние, они откры­то гово­ри­ли, что дума­ли и чув­ство­ва­ли. Для меня при­об­ще­ние к Цер­ков­ной лозе в таин­ствах Пока­я­ния и Евха­ри­стии, в чте­нии Сло­ва Божия — неза­ме­ни­мый источ­ник исце­ле­ния мое­го душев­но­го неду­га, в Церк­ви я учусь зави­сеть толь­ко от Бога, при­ни­мая помощь и забо­ту от дру­гих там, где это необ­хо­ди­мо, но сохра­няя свое чело­ве­че­ское досто­ин­ство и само­сто­я­нье пред Богом. Осво­бо­дить­ся от соза­ви­си­мо­сти — моя меч­та, и, навер­ное, я уже в про­цес­се исце­ле­ния, ведь я мно­гое стал заме­чать и чув­ство­вать. Гос­по­ди, молит­ва­ми свя­тых Тво­их апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, осво­бо­ди меня от чело­ве­ко­уго­дия и созависимости.

6 июля

Не дай Гос­подь мне исполь­зо­вать род­ную груп­пу АА для реа­ли­за­ции сво­их мел­ких амби­ций, стра­стей и тще­сла­вия. Что может быть хуже тако­го безу­мия? Наше Содру­же­ство, каким бы уди­ви­тель­ным оно не пред­став­ля­лось, состо­ит из самых обык­но­вен­ных людей, при­чем алко­го­ли­ков, т.е. повре­жден­ных телес­но и духов­но. К сожа­ле­нию, сего­дня в нашей стране суще­ству­ет ост­рая нехват­ка соци­аль­ных свя­зей, общ­но­сти и общин­но­сти. Чело­век ищет груп­пу, кру­жок, в кото­ром он смо­жет почув­ство­вать себя защи­щен­ным и вос­тре­бо­ван­ным. Неред­ко поэто­му люди начи­на­ют без меры пре­воз­но­сить, кано­ни­зи­ро­вать, выде­лять то сооб­ще­ство, кото­рое дало им под­держ­ку в жиз­ни. Такое про­ис­хо­дит и в Церк­ви, когда тот или иной при­ход, мона­стырь, общи­ну люди склон­ны счи­тать самы­ми пра­во­слав­ны­ми, самы­ми пра­виль­ны­ми в ущерб всем осталь­ным. Этой же судь­бы не избе­жа­ли и «Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки»: бла­го­да­ря неко­то­рой мар­ги­наль­но­сти, экзо­тич­но­сти АА в Рос­сии, с одной сто­ро­ны, и эффек­тив­но­сти Про­грам­мы, с дру­гой, неко­то­рые бра­тья и сест­ры отно­сят­ся к АА как к свя­щен­ной коро­ве, как чуть ли не к новой церк­ви. У мно­гих воз­ни­ка­ет нездо­ро­вое жела­ние «делать карье­ру» в АА и бороть­ся с внеш­ни­ми и внут­рен­ни­ми вра­га­ми. Пом­ню, когда я толь­ко при­шел в Сооб­ще­ство, меня пора­зи­ло, что один из лиде­ров груп­пы зачи­ты­вал пре­ам­бу­лу собра­ния наизусть. А когда он высту­пал, то упо­мя­нул о двух дипло­мах и пре­стиж­ной долж­но­сти, кото­рую недав­но полу­чил. Зани­мая в мест­ной струк­ту­ре обслу­жи­ва­ния АА достой­ное место, он неисто­во осуж­дал и поно­сил тех, кто, по его мне­нию, нару­шал спо­кой­ствие Содру­же­ства. А через какое-то вре­мя он сорвал­ся, запил, поте­рял рабо­ту, семью, квар­ти­ру и умер бом­жом в какой-то зате­рян­ной глу­ши. Я не пре­уве­ли­чи­ваю! На всех, кто его знал, это про­из­ве­ло поис­ти­не оше­лом­ля­ю­щее впе­чат­ле­ние. Но опыт­ные, умуд­рен­ные «ста­рич­ки» ска­за­ли, что в этом нет ниче­го уди­ви­тель­но­го, пото­му что погиб­ший собрат дав­но пере­стал выздо­рав­ли­вать и лишь созда­вал имидж успеш­но трез­ве­ю­ще­го алко­го­ли­ка. А мой настав­ник пояс­нил, что мно­гие зна­ют пре­ам­бу­лу наизусть, но демон­стри­ро­вать свои мни­мые или истин­ные позна­ния и пре­иму­ще­ства — это опас­ный путь, пото­му что алко­го­лизм — жесто­кий судья и выно­сит при­го­вор вся­ко­му, кто «не может быть чест­ным с самим собой и дру­ги­ми людь­ми». Упо­кой, Гос­по­ди, душу наше­го собра­та, а мне помо­ги не пре­вра­щать АА в сек­ту; помо­ги искать в АА выздо­ров­ле­ния, а не делать карье­ру или искать популярности.

7 июля. Рождество Иоанна Предтечи

Сего­дня в Церк­ви празд­ну­ет­ся день рож­де­ния Иоан­на Кре­сти­те­ля. Почти всю жизнь он про­вел в пустыне, позна­вая Бога и само­го себя в тишине и оди­но­че­стве. Вспо­ми­ная его жизнь, я думаю о том, что неред­ко нам при­хо­дит­ся ухо­дить в пусты­ню. Если мно­гие из нас про­жи­ва­ют эти дни на фоне тре­вож­но­сти и бес­при­чин­ных стра­хов, и это меша­ет выздо­рав­ли­вать и жить, вре­мя уйти на какое-то вре­мя во внут­рен­нюю пусты­ню. Это зна­чит взять пау­зу, отсту­пить и как бы заме­реть, зата­ить дыха­ние. Побыть какое-то вре­мя наедине с собой и сво­и­ми чув­ства­ми, сколь бы тяже­лы­ми они ни были. Обыч­но, помол­чав немно­го, я мед­лен­но, вдум­чи­во и с чув­ством читаю молит­ву о душев­ном покое. Если спо­кой­ствие не каса­ет­ся моей души, повто­ряю ее несколь­ко раз. Потом зво­ню настав­ни­ку и обсуж­даю, что мог­ло послу­жить пово­дом для стра­хов, беспричинного
бес­по­кой­ства и нев­ро­ти­че­ской сует­ли­во­сти. Воз­мож­но, мне нуж­но чаще бывать на собра­ни­ях АА. Или най­ти пору­ча­е­мо­го, занять­ся слу­же­ни­ем, боль­ше отда­вать себя нович­кам. А может быть, необ­хо­ди­мо на несколь­ко дней уехать за город и отдох­нуть. Но есть еще одна при­чи­на, когда мир не каса­ет­ся серд­ца, а душа уны­ва­ет, бес­по­ко­ит­ся и смер­тель­но уста­ет. Это голод по Небес­ной пище, по Евха­ри­стии. Дав­но ли я был у Свя­то­го При­ча­стия, дав­но ли не испо­ве­до­вал свои гре­хи свя­щен­ни­ку? Если дав­но, то спе­шу в цер­ковь. В трез­во­сти я научил­ся ходить в храм сре­ди неде­ли. Обыч­но я выби­раю сре­ду и иду на ран­нюю литур­гию, что­бы после нее немно­го отдох­нуть и успеть на рабо­ту. Мой опыт гово­рит, что Тело и Кровь, Боже­ствен­ный Хлеб и Вино Хри­ста Гос­по­да — неза­ме­ни­мая цели­тель­ная пища, самое луч­шее сред­ство про­тив мно­гих зол и неду­гов. Думаю, вы согла­си­тесь со мной.

8 июля. Память святых благоверных Петра и Февронии

Сего­дня в Церк­ви про­слав­ля­ют­ся свя­тые Петр и Фев­ро­ния, Муром­ская кня­же­ская чета. За несколь­ко лет до того, как бла­го­вер­ный князь Петр всту­пил на Муром­ский пре­стол (1203 г.), он забо­лел про­ка­зой, от кото­рой его никто не мог изле­чить. В сон­ном виде­нии ему было откры­то, что дочь пче­ло­во­да, бла­го­че­сти­вая Фев­ро­ния, может его исце­лить. Когда князь уви­дел девуш­ку, то полю­бил ее за кра­со­ту, чисто­ту и ум и обе­щал на ней женить­ся. Фев­ро­ния исце­ли­ла кня­зя и вышла за него замуж. Свя­тые супру­ги про­нес­ли любовь и вер­ность друг дру­гу через мно­гие испы­та­ния. Когда гор­дые бояре потре­бо­ва­ли, что­бы Петр отпу­стил Фев­ро­нию, т.к. не хоте­ли иметь кня­ги­ню из про­сто­го сосло­вия, он отка­зал­ся, и супру­гов изгна­ли. Но вско­ре гнев Божий постиг Муром, и народ потре­бо­вал вер­нуть обрат­но кня­зя и кня­ги­ню. Про­сла­вив­шись бла­го­че­сти­ем и мило­сер­ди­ем, при­няв в кон­це жиз­ни мона­ше­ский образ, они скон­ча­лись в один день и час 8 июля 1228 года. Им молят­ся о даро­ва­нии мужа или жены и о бла­го­по­лу­чии в супру­же­стве. Полу­чив в АА трез­вость, исце­лив­шись душев­но, духов­но и эмо­ци­о­наль­но, воз­рас­тая в про­грам­ме «12 Шагов», мно­гие из нас вер­ну­ли ушед­ших в отча­я­нии жен, вос­ста­но­ви­ли (или впер­вые уста­но­ви­ли) нор­маль­ные отно­ше­ния с детьми. Мно­гие созда­ли новые счаст­ли­вые сою­зы, неко­то­рые даже нашли спут­ни­ка в сооб­ще­стве АА. Все мы меч­та­ем иметь счаст­ли­вый союз, дове­ри­тель­ные, глу­бо­кие интим­ные отно­ше­ния с дру­гим чело­ве­ком, меч­та­ем о пре­крас­ной семье и доме, пол­ном люб­ви и теп­ла. Но гото­вы ли мы к таким отно­ше­ни­ям, научи­лись ли любить, а не толь­ко ждать люб­ви, отда­вать, а не толь­ко полу­чать, «уте­шать, а не быть уте­шен­ны­ми, пони­мать, а не быть поня­ты­ми». Мой брак был на гра­ни раз­ва­ла, сей­час я бла­го­да­рю Гос­по­да за выдерж­ку и тер­пе­ние моей жены и с готов­но­стью учусь стро­ить отно­ше­ния по-ново­му. Неко­то­рые бра­тья и сест­ры нашли в трез­во­сти достой­ную друж­бу, дру­гие, не создав семьи, пол­но­цен­но живут в оди­но­че­стве. Глав­ное, что­бы жизнь, будь то в бра­ке, будь то в оди­ноч­ку, не была «холо­стой», не про­хо­ди­ла даром и без смыс­ла. Как ни стран­но, я начал впер­вые пони­мать эти вещи в свя­зи с рабо­той по 7‑му Шагу, когда попы­тал­ся разо­брать­ся в том, поче­му я так часто раз­дра­жа­юсь на сво­их ближ­них. Рабо­та по про­грам­ме АА — это дея­тель­ное сми­ре­ние. О нем я и про­шу сего­дня свя­тых Пет­ра и Февронию.

9 июля. Литургическое чтение: Мф 11, 20–26

Как же тягост­но и труд­но было при­знать, что ты — алко­го­лик, что ты болен неиз­ле­чи­мой, позор­ной, про­грес­си­ру­ю­щей болез­нью. При­знать, что это навсе­гда, и что без­обид­ная рюмоч­ка для меня опас­нее смер­тель­но­го яда. Потом ока­за­лось, что 1‑й Шаг — это дверь в таин­ствен­ный сад, имя кото­ро­му «Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки», а осно­ва­ние его — дея­тель­ное сми­ре­ние. В 7‑м Шаге я про­дол­жаю свое путе­ше­ствие по стране выздо­ров­ле­ния. 7‑й Шаг — не одно­крат­ное дей­ствие, а внут­рен­няя уста­нов­ка, поз­во­ля­ю­щая при­ме­нять прин­ци­пы про­грам­мы к любым недо­стат­кам и слож­но­стям. Сего­дняш­ние сло­ва Хри­сто­вы — о том, что насто­я­щая жиз­нен­ная муд­рость откры­ва­ет­ся в пре­дель­ной про­сто­те, в немо­щи и зави­си­мо­сти: «.Слав­лю Тебя, Отче, Гос­по­ди неба и зем­ли, что Ты ута­ил сие от муд­рых и разум­ных и открыл то мла­ден­цам» (Мф 11, 25). Алко­го­ли­ки, эти боль­ные мла­ден­цы не толь­ко в вере, но и в быту, отка­зы­ва­ясь от преж­не­го обра­за жиз­ни, позна­ют путь сми­ре­ния и духов­но­го выздо­ров­ле­ния в Боге. Про­грам­ма «12 Шагов» настоль­ко доступ­на, что любой про­стец лег­ко ею овла­де­ва­ет и может достиг­нуть серьез­ных духов­ных успе­хов. Луч­шие из тех, кого я знаю в АА — это люди не Бог весть каких про­фес­сий — кла­дов­щик и охран­ник в бан­ке. В то же вре­мя чело­век боль­шо­го ума, утон­чен­но­го интел­лек­та часто не реша­ет­ся пере­сту­пить порог АА, опа­са­ясь про­сто­ты и неза­тей­ли­во­сти про­грамм­ных истин. Тако­му чело­ве­ку при­хо­дит­ся про­сить Бога об извест­ной доле сми­ре­ния, если он и в самом деле хочет «заце­пить­ся» за трез­вость. Неда­ром ста­ти­сти­ка гово­рит, что наи­бо­лее труд­ный кон­тин­гент в выздо­ров­ле­нии — это вра­чи, осо­бен­но нар­ко­ло­ги, пси­хо­ло­ги, учи­те­ля и свя­щен­ни­ки. Тем, кому обще­ство дове­ри­ло люд­ские души, ока­зы­ва­ет­ся труд­нее дру­гих при­знать неправ­ду и пора­же­ние. Зато если такие люди вхо­дят в опыт сми­ре­ния, они, со свой­ствен­ной им энер­ги­ей, опы­том, зна­ни­я­ми спо­соб­ны при­не­сти очень боль­шой плод. Но вна­ча­ле им все-таки при­дет­ся стать мла­ден­ца­ми. Вспом­ним, что самы­ми близ­ки­ми уче­ни­ка­ми Хри­ста были про­стые рыба­ки, а не учи­те­ля зако­на, не книж­ни­ки. Одна­ко, когда уче­ни­ком Иису­са стал потом­ствен­ный фари­сей и книж­ник по име­ни Павел, это при­нес­ло плод сто­ри­цей, ведь чуть ли не поло­ви­на Ново­го Заве­та — тек­сты, напи­сан­ные апо­сто­лом или его уче­ни­ка­ми. Поис­ти­не муд­рость и про­сто­та нераз­дель­ны, духов­ное богат­ство воз­мож­но толь­ко при усло­вии пол­ной нище­ты и зави­си­мо­сти, а послед­ние в еван­гель­ской пер­спек­ти­ве ока­зы­ва­ют­ся пер­вы­ми. «О, без­дна богат­ства и пре­муд­ро­сти и веде­ния Божия! как непо­сти­жи­мы судь­бы Его и неис­сле­ди­мы пути Его! Ибо кто познал ум Гос­по­день? Или кто был совет­ни­ком Ему? Или кто дал Ему напе­ред, что­бы Он дол­жен был воз­дать? Ибо всё из Него, Им и к Нему. Ему сла­ва во веки. Аминь».

10 июля. Литургическое чтение: Мф 11, 27–30

«При­и­ди­те ко Мне, все труж­да­ю­щи­е­ся и обре­ме­нен­ные, и Я успо­кою вас. Возь­ми­те иго Мое на себя и научи тесь от Меня, ибо я кро­ток и сми­рен серд­цем, и най­де­те покой душам вашим; ибо иго Мое бла­го, и бре­мя Мое лег­ко» (Мф 11, 28–30). Все мы сте­на­ем, тянем труд­ное бре­мя; нет чело­ве­ка на зем­ле, кото­рый не ведал бы тягот и стра­да­ний — внеш­них и внут­рен­них. Все мы в каком-то смыс­ле висим на кре­сте наше­го само­лю­бия, гор­до­сти, тех или иных обсто­я­тельств, болез­ней. Но Хри­стос не пред­ла­га­ет нам эйфо­рию, бег­ство от стра­да­ний и труд­но­стей в мир духов­но­го бла­го­по­лу­чия, Он пред­ла­га­ет научить­ся у Него, раз­де­лить с Ним Его бре­мя. Что это зна­чит? Навер­ное, то, что любое мое стра­да­ние (малень­кое, боль­шое, без­вин­ное или настиг­шее меня по моей же глу­по­сти) я могу пре­по­ру­чить Богу, посвя­тить неот­вра­ти­мой побе­де Бога в этом мире. Конеч­но, я посто­ян­но про­шу у Бога об исце­ле­нии и помо­щи и часто полу­чаю про­си­мое. Ведь Бог создал нас не для того, что­бы мы стра­да­ли и мучи­лись, а для сча­стья и радо­сти. Но тако­ва уж судь­ба чело­ве­че­ства, что стра­да­ния все рав­но оста­ют­ся в той или иной мере, в том или ином виде; зло пере­ме­ша­но с доб­ром, при­чи­на со след­стви­ем, а радость с печа­лью. Даже полу­чая исце­ле­ние, мы про­дол­жа­ем стра­дать, оши­бать­ся, нести тяго­ты свои и чужие. Как же нам быть, как учить­ся у Хри­ста? Попро­бу­ем вчи­тать­ся в еван­гель­ские стро­ки. Преж­де все­го, Он не жил для Себя, но ради дру­гих, ради нас. Потом, Он был послу­шен Отцу Небес­но­му. Хри­стос не жалел вре­ме­ни сил на дру­гих людей, в кон­це кон­цов Он отдал им Свою жизнь. «Бог не такой, как мы. Он совер­шен­но чужд мир­ско­му праг­ма­тиз­му, а Его неот­мир­ность бес­ко­неч­но воз­вы­ша­ет Его над лозун­га­ми, рекла­мой и поли­ти­кой» (Томас Мер­тон «Фило­со­фия оди­но­че­ства»). Крот­кий, сми­рен­ный серд­цем, Он пред­ла­га­ет и зовет всех нас учить­ся сми­ре­нию у Него. Если мы научим­ся при­зна­вать свою боль, стра­да­ния и отда­вать их Богу, если мы одна­жды ока­жем­ся гото­вы бес­ко­рыст­но постра­дать, доб­ро­воль­но уще­мить себя ради дру­го­го, зна­чит, мы научи­лись чему-то у Хри­ста, взя­ли на себя Его лег­кое и радост­ное, хотя и смер­тель­но опас­ное бре­мя. Фило­со­фия АА в 7‑м Шаге пред­ла­га­ет нам, «изме­нив свою жиз­нен­ную пози­цию и взяв сми­ре­ние в пово­ды­ри, вый­ти за пре­де­лы сво­е­го «я» навстре­чу дру­гим людям и Богу» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 88). Фило­со­фия АА успеш­на и про­дук­тив­на пото­му, что она вырос­ла на Еван­гель­ской лозе, мно­гие люди бла­го­да­ря АА не про­сто ста­ли трез­вы­ми, но впер­вые очну­лись к духов­ной жиз­ни, к жиз­ни за пре­де­ла­ми сво­е­го эго­цен­триз­ма и само­сти. Сего­дня я сде­лаю неболь­шое дви­же­ние в этом направ­ле­нии — отне­су деся­тую часть месяч­но­го дохо­да в свой храм, позво­ню пору­ча­е­мо­му, не дожи­да­ясь звон­ка от него, куп­лю малень­кий пода­рок одной сест­ре, у кото­рой сего­дня 10 лет трез­во­сти, состав­лю план на сле­ду­ю­щую неде­лю. Пред­ла­гаю и Вам соста­вить спи­сок дел на сего­дня, кото­рые помо­гут сде­лать наше житей­ское бре­мя лег­ким, а иго — бла­гим. Хри­стос верен в Сво­ем обе­ща­нии, надо толь­ко про­бо­вать, ста­рать­ся, идти вперед.

11 июля

Каким бы день ни казал­ся без­дар­ным, неудач­ным, труд­ным, я про­жил его в трез­во­сти. И не толь­ко физи­че­ской, без ста­ка­на, но и в эмо­ци­о­наль­ной, духов­ной. Со мной сего­дня дру­зья, настав­ник по Содру­же­ству, 12 Шагов как путе­во­ди­тель. Если я допу­стил ошиб­ки, совер­шил те или иные гре­хи, знаю: со мной сего­дня любя­щий, муд­рый Бог, и Он мило­сти­во смот­рит на то, как я про­хо­жу сквозь этот новый день. Я имею пра­во на ошиб­ку, я досто­ин люб­ви, что бы со мной ни про­ис­хо­ди­ло, сего­дня я не оди­нок, и пусть зав­траш­нее утро встре­тит меня улыб­кой и вдох­но­ве­ни­ем. Аминь.

12 июля. Память первоверховных апостолов Петра и Павла

Сего­дня в Церк­ви боль­шой празд­ник — память свя­тых пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла. Петр (Симон, Кифа) был одним из самых люби­мых и вер­ных и уче­ни­ков Хри­ста, таким он и остал­ся, но из Еван­ге­лий мы зна­ем, что Пет­ру при­шлось прой­ти через серьез­ные испы­та­ния, преж­де чем его вер­ность ста­ла проч­ной, как сталь. Павел (Савл Тар­ся­нин) был начи­тан­ным книж­ни­ком, луч­шим уче­ни­ком луч­ших иудей­ских учи­те­лей, бого­сло­вом и рев­ни­те­лем бла­го­че­стия. Его пра­вед­ность дове­ла его до того, что он обре­кал на смерть сво­их сопле­мен­ни­ков, при­няв­ших Хри­ста, был соучаст­ни­ком жесто­ко­го и кро­ва­во­го убий­ства диа­ко­на Сте­фа­на. После чудес­но­го обра­ще­ния Павел «.сде­лал­ся из хищ­но­го вол­ка крот­ким агн­цем; преж­де был вра­гом Церк­ви, потом явля­ет­ся Апо­сто­лом; преж­де пре­сле­до­ва­те­лем ее, потом про­по­вед­ни­ком» (блаж. Авгу­стин). Сего­дня Цер­ковь под­чер­ки­ва­ет рав­ное досто­ин­ство обо­их вели­ких уче­ни­ков Хри­ста, соеди­нив празд­но­ва­ние их памя­ти, поме­стив их на одну ико­ну. Оба пути — путь посте­пен­но­го, хотя и не лишен­но­го кри­зи­сов, воз­рас­та­ния в вере и бла­го­че­стии, от про­сто­ты к муд­ро­сти, и путь рез­ко­го изме­не­ния, обра­ще­ния, пере­оцен­ки, ума­ле­ния и дерз­но­вен­но­го учи­тель­ства — оба пути достой­ны, пло­до­твор­ны, глу­бо­ки и совер­шен­ны. Вспом­ним еще, что оба апо­сто­ла окон­чи­ли жизнь при­ну­ди­тель­но, идя доро­гой муче­ни­ков. Цер­ковь муд­ро учит меня тому, что раз­ны­ми путя­ми чело­век идет к Богу, что вся­кий путь при­я­тен в очах Божи­их и ценен в цер­ков­ном Пре­да­нии. Как я могу при­ме­нить это зна­ние к опы­ту выздо­ров­ле­ния? А вот как! Путь, кото­рый пред­ла­га­ет мне АА — доста­точ­но совер­ше­нен для жела­ю­ще­го обре­сти трез­вость, но он не един­ствен­ный. Об этом часто забы­ва­ют неко­то­рые рев­ност­ные ано­ним­ные бра­тья. Идя путем АА, мож­но не толь­ко обре­сти физи­че­скую трез­вость, но и по-насто­я­ще­му встре­тить Бога и Цер­ковь, про­бу­дить­ся к трез­вен­ной духов­ной жиз­ни ради дру­гих. Но мож­но и ина­че обре­сти трез­вость. Суще­ству­ют раз­но­об­раз­ные нар­ко­ло­ги­че­ские и пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ские про­грам­мы, цер­ков­ные лечеб­ные цен­тры, обще­ства трез­вен­ни­ков, меди­ка­мен­тоз­ная помощь, общи­ны, при­хо­ды, мона­сты­ри. Неко­то­рые люди само­сто­я­тель­но нахо­дят трез­вость через молит­ву, Евха­ри­стию, актив­ную цер­ков­ную жизнь. Суще­ству­ет, нако­нец, чудес­ное вме­ша­тель­ство Бога, о кото­ром мы зна­ем из жиз­ни неко­то­рых пья­ниц, в одно­ча­сье пере­став­ших пить. Поэто­му было бы неспра­вед­ли­во, неле­по, да и про­сто глу­по сво­дить опыт поло­жи­тель­ной, про­дук­тив­ной трез­во­сти в нашей стране к 20-лет­ней дея­тель­но­сти Ано­ним­ных Алко­го­ли­ков в Рос­сии. У меня нет осно­ва­ний судить о том, чего я не знаю. Но кое-что я все-таки знаю. Чело­век идет к Богу вполне опре­де­лен­ным путем, он не может сов­ме­стить в жиз­ни все откры­тые и доступ­ные воз­мож­но­сти. А, выбрав тот или иной путь, я ста­ра­юсь сохра­нить ему вер­ность, как неко­гда уче­ни­ки каж­до­го из вели­ких апо­сто­лов сле­до­ва­ли имен­но за сво­им учи­те­лем. Так и с АА: если мне Бог открыл здесь, в этом Сооб­ще­стве какую-то жиз­нен­но важ­ную исти­ну, нуж­но идти до кон­ца, пока могу идти, пока есть куда идти. Гос­по­ди, благослови!

13 июля. Литургическое чтение: Мф 8, 5–13

Посколь­ку Седь­мой Шаг «име­ет дело со сми­ре­ни­ем, мы рас­смот­рим, что такое сми­ре­ние, и что оно дает каж­до­му из нас в жиз­ни» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 81). Сего­дняш­нее еван­гель­ское чте­ние об исце­ле­нии слу­ги рим­ско­го цен­ту­ри­о­на — одно из убе­ди­тель­ных сви­де­тельств сми­ре­ния. Когда Хри­стос вошел в город Капер­на­ум, подо­шел к Нему сот­ник и про­сил Его исце­лить слу­гу. И когда Спа­си­тель согла­сил­ся прий­ти, тот про­из­нес уди­ви­тель­ные сло­ва: «Гос­по­ди! я недо­сто­ин, что­бы Ты вошел под кров мой; но ска­жи толь­ко сло­во, и выздо­ро­ве­ет слу­га мой. Ибо я и под­власт­ный чело­век; но, имея у себя в под­чи­не­нии вои­нов, гово­рю одно­му: «пой­ди», и идет; и дру­го­му — «при­ди», и при­хо­дит; и слу­ге мое­му «сде­лай то», и дела­ет». Мы видим, что сми­ре­ние здесь про­яв­ля­ет­ся в стой­кой, чрез­вы­чай­ной вере. Сам Иисус уди­вил­ся и ска­зал иду­щим за Ним: «истин­но гово­рю вам, и в Изра­и­ле не нашел я такой веры. И ска­зал Иисус сот­ни­ку: иди, и как ты веро­вал, да будет тебе. И выздо­ро­вел слу­га его в тот час» (Мф 8; 8, 10, 13). Вот для меня при­мер! Лег­ко ли от серд­ца ска­зать: Гос­по­ди я настоль­ко дове­ряю Тебе, что ничуть не сомне­ва­юсь в том, что Ты помо­жешь, исце­лишь. Я нико­гда не видел Тебя, у меня есть толь­ко вера, но одной веры вполне доста­точ­но..? Обыч­но мы про­сим, но как-то роб­ко, тут же сомне­ва­ем­ся, ого­ва­ри­ва­ем­ся, юлим, не дове­ря­ем, кон­тро­ли­ру­ем, мани­пу­ли­ру­ем. Ино­гда начи­на­ем молить­ся о чьем-то исце­ле­нии, но молим­ся как бы нехо­тя, не веря на самом деле, что Бог силен вос­ста­вить боля­ще­го. Но не буду уны­вать! И апо­сто­лы не сра­зу обре­ли внут­рен­нюю силу и твер­дое упо­ва­ние. Сего­дня Цер­ковь празд­ну­ет их память, вспо­ми­на­ет 12 бли­жай­ших уче­ни­ков Хри­сто­вых. Они пове­ри­ли Гос­по­ду не тогда, когда было явле­но чудо вос­кре­се­ния, не тогда, когда Свя­той Дух в виде огнен­ных язы­ков сошел на них, открыв им помыш­ле­ния люд­ские, — нет, они пове­ри­ли неиз­вест­но­му гали­лей­ско­му ребе, стран­ству­ю­ще­му про­по­вед­ни­ку. Для пер­во­го шага не обя­за­тель­но иметь твер­дую, непо­ко­ле­би­мую веру, доста­точ­но в серд­це ска­зать: я хочу быть с Тобой, хочу сле­до­вать за Тобой, я верю и дове­ряю Тебе. В рабо­те над 7‑м Шагом я часто не верю, что смо­гу изме­нить, иско­ре­нить тот или иной недо­ста­ток. И тогда я начи­наю верить и тихо про­сить о чуде. Посте­пен­но и неза­мет­но чудо слу­ча­ет­ся, вхо­дит в мою жизнь. Напри­мер, из-за алко­го­ля я силь­но поса­дил зре­ние. В 7‑м Шаге я возо­пил к Богу об исце­ле­нии это­го изъ­я­на. Мне было стыд­но, что я про­шу об улуч­ше­нии зре­ния, а не о пра­вед­но­сти, напри­мер, но я все-таки про­сил. Думаю, Бог услы­шал, и я как бы слу­чай­но узнал об одной уди­ви­тель­ной систе­ме упраж­не­ний для глаз. Во мне нашлись силы, усид­чи­вость и вера, кото­рые помог­ли мне суще­ствен­но улуч­шить зре­ние (я снял очки!). Гос­по­ди, молит­ва­ми апо­сто­лов Тво­их, укре­пи мою веру и даруй мне сми­ре­ние для совер­ше­ния чудес.

14 июля. Литургическое чтение: Рим 12, 4–5, 15–21

«Радуй­тесь с раду­ю­щи­ми­ся и плачь­те с пла­чу­щи­ми. Будь­те еди­но­мыс­лен­ны меж­ду собою; не высо­ко­мудр­ствуй­те, но после­дуй­те сми­рен­ным; не меч­тай­те о себе. Нико­му не воз­да­вай­те злом за зло, но пеки­тесь о доб­ром перед все­ми чело­ве­ка­ми. Если воз­мож­но с вашей сто­ро­ны, будь­те в мире со все­ми людь­ми. <…> Не будь побеж­ден злом, но побеж­дай зло доб­ром» (Рим 12, 15–19, 21). Думаю, если бы этот воз­вы­шен­ный при­зыв апо­сто­ла Пав­ла, читав­ший­ся сего­дня за боже­ствен­ной Литур­ги­ей, добав­ля­ли ино­гда к пре­ам­бу­ле собра­ний АА, это зву­ча­ло бы убе­ди­тель­но и дей­ствен­но и настра­и­ва­ло бы на актив­ный духов­ный рост. Хоро­шо бы в рам­ках АА собрать малую груп­пу, в кото­рой мож­но было бы читать и обсуж­дать тек­сты свя­щен­но­го Писа­ния, опи­ра­ясь на опыт выздо­ров­ле­ния и рабо­ты по Шагам. Как вам моя идея? Вы при­шли бы на такую группу?

15 июля. Литургическое чтение: Мф 12, 14–16, 22–30

Седь­мой Шаг — это приз­ма нашей про­грам­мы: сквозь нее мы рас­се­и­ва­ем сфо­ку­си­ро­ван­ные лучи преж­них Шагов с 1‑го по 6‑й на самые раз­ные обла­сти жиз­ни, духов­ные и мате­ри­аль­ные. Что­бы не пить, не раз­ру­шать себя алко­го­лем, я при­ме­нял пер­вые три Шага. Чет­вер­тый и Пятый были посвя­ще­ны пере­оцен­ке мое­го про­шло­го и рабо­те над духов­но-душев­ным авто­порт­ре­том. В Шестом я задей­ство­вал всю свою волю, разум и силу жела­ния для дости­же­ния устой­чи­вой трез­во­сти и для уве­рен­ной побе­ды над сво­и­ми недо­стат­ка­ми. Я обна­ру­жил, что мой соб­ствен­ный ресурс не так уж мал, тогда как рань­ше, во вре­ме­на сво­е­го пьян­ства, я был уве­рен, что воля пол­но­стью пора­же­на, и нет соб­ствен­ных сил жить нор­маль­ной чело­ве­че­ской жиз­нью. Одна­ко для счаст­ли­вой, вдох­но­вен­ной и твор­че­ской жиз­ни быть лишь трез­вым внешне мне явно недо­ста­точ­но. В Седь­мом Шаге я обра­ща­юсь к Боже­ствен­но­му источ­ни­ку. Быть совер­шен­ным, как совер­шен Небес­ный Отец — я дерз­но­вен­но осу­ществ­ляю при­зыв Хри­ста, дви­га­юсь к сия­нию Боже­ствен­но­го све­та. Ины­ми сло­ва­ми я при­ме­няю накоп­лен­ные зна­ния и уме­ния ко всем без исклю­че­ния «про­блем­ным» обла­стям моей жиз­ни, будь то здо­ро­вье, харак­тер, при­выч­ки, отно­ше­ния, рабо­чие навы­ки. Ока­зы­ва­ет­ся в каж­дой мело­чи я могу «сдать­ся» Богу, попро­сить Его о помо­щи, ему есть дело до меня, до моих радо­стей и недо­стат­ков. Осо­зна­вая исклю­чи­тель­ную важ­ность рабо­ты по Седь­мо­му Шагу, я про­шу Тебя, Гос­по­ди Хри­сте, изба­вить меня от недо­стат­ков, меша­ю­щих Тво­е­му при­сут­ствию в моей жиз­ни. «Кто не соби­ра­ет со Мной, тот рас­то­ча­ет» (Мф 12, 30). Эти сло­ва — предо­сте­ре­же­ние и одно­вре­мен­но при­зыв. При­зыв соби­рать, преж­де все­го, соби­рать само­го себя воеди­но, в целост­ную духов­ную, под­лин­ную лич­ность. Вот о чем я про­шу Тебя, Господи.

16 июля. Память преподобного Александра, обители «Неусыпающих» первоначальника (ок. 430)

«Когда мы выяви­ли в себе неко­то­рые из наших недо­стат­ков, обсу­ди­ли их с каким-либо дру­гим чело­ве­ком и захо­те­ли изба­вить­ся от них, наше пред­став­ле­ние о сми­ре­нии при­об­ре­та­ет более широ­кий смысл. К это­му вре­ме­ни мы, ско­рее все­го, в какой-то мере уже осво­бо­ди­лись от самых вопи­ю­щих наших изъ­я­нов. Вре­ме­на­ми мы испы­ты­ва­ем удо­воль­ствие от чего-то похо­же­го на насто­я­щий душев­ный покой. Для тех из нас, кто до сих пор был в состо­я­нии воз­буж­де­ния, депрес­сии или бес­по­кой­ства, ина­че гово­ря, для всех нас, этот при­об­ре­тен­ный покой кажет­ся бес­цен­ным даром. Воис­ти­ну появи­лось что-то новое. Сми­ре­ние, овла­де­ние кото­рым в про­шлом пони­ма­лось как насиль­ствен­ное пич­ка­нье горь­кой похлеб­кой уни­же­ния, ста­но­вит­ся полез­ным пита­тель­ным веще­ством, при­но­ся­щим уми­ро­тво­ре­ние» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 86). Какие глу­бо­кие, муд­рые сло­ва! А еще я могу ска­зать, что пони­маю, о чем идет речь. Нечто подоб­ное про­изо­шло и со мной. В этом уни­каль­ная прав­да нашей Про­грам­мы: выздо­рав­ли­ва­ю­щий алко­го­лик может под­твер­дить, удо­сто­ве­рить соб­ствен­ным при­ме­ром каж­дый этап рабо­ты по Шагам. Навык дей­ствен­но­го сми­ре­ния тре­бу­ет еже­днев­ных духов­ных уси­лий, но это нечто вполне ося­за­е­мое и дости­жи­мое, а не какая-то немыс­ли­мая заоб­лач­ная доб­ро­де­тель! Сми­ре­ние не ста­ло опре­де­ля­ю­щей чер­той моей жиз­ни, но я на опы­те пони­маю, что это такое, сми­ре­ние уже при­сут­ству­ет в моей повсе­днев­ной прак­ти­ке. Напри­мер, рабо­та с настав­ни­ком в АА — это каж­дый раз свое­об­раз­ный акт сми­ре­ния. Сего­дня Цер­ковь вспо­ми­на­ет пре­по­доб­но­го Алек­сандра, пер­во­на­чаль­ни­ка оби­те­ли «Неусы­па­ю­щих». Он родил­ся в Азии, полу­чил обра­зо­ва­ние в Кон­стан­ти­но­по­ле, неко­то­рое вре­мя состо­ял на воен­ной служ­бе, но оста­вил мир и осно­вал мона­стырь, в кото­ром со вре­ме­нем насчи­ты­ва­лось до 400 ино­ков. Осо­бен­ность оби­те­ли состо­я­ла в том, что мона­хи, сме­ня­ясь каж­дый час, днем и ночью пели псал­мы Дави­да. Поэто­му оби­тель полу­чи­ла назва­ние «Неусы­па­ю­щих». Не уснем и мы, будем непре­стан­но бодр­ство­вать, вос­пе­вая песнь бла­го­дар­но­сти Богу. Кста­ти, вы зна­е­те, что суще­ству­ет круг­ло­су­точ­ная ано­ним­ная служ­ба под­держ­ки алко­го­ли­ков? Есть ли такая служ­ба у вас в горо­де? Зна­е­те ли вы теле­фон этой служ­бы? Если нет, запи­ши­те — пригодится!

17 июля

У меня есть кот. В эти неимо­вер­но жар­кие дни он зале­за­ет в кусты пио­нов и там спит целый день. Не ест и даже не пьет. А вече­ром, когда жара спа­да­ет и с неба при­хо­дит дол­го­ждан­ная про­хла­да, он выпол­за­ет из пио­нов и вклю­ча­ет­ся в актив­ную жизнь. Как алко­го­лик, я не могу не пить, и, по сути, все мои дей­ствия направ­ле­ны на обслу­жи­ва­ние алко­го­лиз­ма. Одна из таких уло­вок болез­ни — неистов­ство, во что бы то ни ста­ло тре­бо­вать от само­го себя тех мыс­лей, слов и поступ­ков, на кото­рые я в дан­ный пери­од жиз­ни никак не спо­со­бен. Тем самым я вызы­ваю у себя чув­ства силь­но­го напря­же­ния, вины, сты­да и раз­дра­же­ния, а они-то как раз и есть вер­ные спут­ни­ки моей болез­ни. Поэто­му, осо­зна­вая эту улов­ку «хит­рой, власт­ной, сби­ва­ю­щей с тол­ку» болез­ни, я ста­ра­юсь при­нять себя, полю­бить хотя бы так же, как я при­ни­маю и люб­лю сво­е­го кота. Я встаю перед ико­ной и гово­рю Хри­сту: «Гос­по­ди, я — (имя­рек); я — алко­го­лик. Я бес­си­лен перед сво­ей болез­нью, но есть Ты, кото­рый для меня выше все­го и доро­же все­го. Да обре­ту я Тебя ныне, и во всей жиз­ни моей, и после смер­ти». И читаю молит­ву Тре­тье­го шага. Тогда в душу вхо­дит мир и покой, а вме­сте с ним здра­во­мыс­лие, пони­ма­ние, что в эти жар­кие, труд­ные дни мне нуж­но про­сто остать­ся физи­че­ски трез­вым. Доне­сти ноги до груп­пы. Купить себе вкус­ное пирож­ное, фрук­ты или моро­же­ное. Открыть люби­мую кни­гу или же посмот­реть хоро­шее, доб­рое кино. Послу­шать музы­ку, кото­рая уми­ро­тво­ря­ет серд­це. И боль­ше ничего.
Ника­ких свер­ше­ний и вели­ких дел Бог от меня не тре­бу­ет. А тре­бу­ет их алко­голь­ная гор­ды­ня и безу­мие. Еще мне нуж­но в эти дни вер­ное пле­чо, на кото­рое я могу опе­реть­ся, под­держ­ка, вни­ма­ние и забот­ли­вое сло­во. Поэто­му я зво­ню дру­зьям по АА. Иду в гости. И это уже нема­ло. Ска­жи­те, раз­ве я не прав?

18 июля. Литургическое чтение: Мф 13, 4–9

Есть гре­хи, боляч­ки, кото­рые не отхо­дят, не отпус­ка­ют меся­цы и годы. И кажет­ся, что серд­це — это пыль­ная бес­плод­ная доро­га или жест­кое каме­ни­стое место, что не при­ни­ма­ет семя Божье­го сло­ва и Божьей бла­го­да­ти. Или это непро­хо­ди­мые, колю­чие тер­но­вые кустар­ни­ки, гото­вые още­ти­нить­ся, изо­рвать одеж­ду, в кровь исца­ра­пать ноги (помни­те, как в дет­стве?), но не про­пу­стить ниче­го живо­го. И что я делаю в эти чер­ные мину­ты отча­я­нья. Я ста­нов­люсь перед ико­ной Спа­си­те­ля и гово­рю Ему: «Гос­по­ди! я (имя­рек), я — алко­го­лик. Бес­си­лен я перед сво­ей болез­нью и дру­ги­ми зави­си­мо­стя­ми, кото­рые, как тень, неот­ступ­но сле­ду­ют за мной. Но есть Ты, Гос­по­ди Боже, Отец Небес­ный, Ты можешь все! Ты выше, силь­нее, муд­рее всех уло­вок и коз­ней мое­го пад­ше­го есте­ства, повре­жден­ной пло­ти и боль­ной воли». Затем я читаю молит­ву Тре­тье­го Шага. Но, ска­же­те вы, ты ведь вче­ра писал уже об этом. И рань­ше писал о том же и теми же сло­ва­ми. Да, писал. Так что ж? Сколь­ко мож­но об одном и том же дол­до­нить? Мож­но столь­ко, сколь­ко длит­ся выздо­ров­ле­ние, поку­да бес­по­ко­ят стра­сти, хоть каж­дый день. В Про­грам­ме я научил­ся не боять­ся одно­об­ра­зия, ведь в повто­ре­нии сокрыт вели­кий сек­рет уче­бы. Я воз­жи­гаю ладан или аро­ма­ти­че­ские палоч­ки, сажусь и, закрыв гла­за, сно­ва и сно­ва читаю молит­ву о душев­ном покое, а пото­му про­шу Тебя, Созда­тель, сми­рен­но молю изба­вить меня от тех гре­хов, изъ­я­нов и недо­стат­ков, кото­рые заго­ра­жи­ва­ют Твой свет­лый лик. Дай мне дви­гать­ся к той сте­пе­ни совер­шен­ства, к кото­рой я Тобой пред­на­зна­чен. И таким обра­зом, день ото дня я взрых­ляю труд­ную, непро­хо­ди­мую, каме­ни­стую поч­ву мое­го серд­ца. И она, нако­нец, при­ни­ма­ет в себя семя Божье­го сло­ва и при­но­сит плод. Небла­го­дар­ный, мучи­тель­ный про­цесс каж­до­днев­но­го вска­пы­ва­ния серд­ца — это тоже инте­рес­ная нау­ка, твор­че­ство. И пусть кажет­ся, что ниче­го не меня­ет­ся. Это не так. Про­ци­ти­рую мою люби­мую Оль­гу Седа­ко­ву: «.Да сохра­нит тебя Гос­подь, чита­ю­щий сердца,/ в уны­нье, в без­об­ра­зье и в про­па­сти конца,/ в недо­ся­га­е­мом стек­ле закры­то­го ларца./ Где как ребе­нок пла­чет про­стое бытие,/ Да сохра­нит тебя Гос­подь, как золо­то свое».
И пусть Ангел почтит наше терпение.

19 июля. Память преподобного Сисоя Великого (Мф 9, 9–13)

Знаю, Гос­по­ди, что Ты при­шел и ради нас, греш­ных алко­го­ли­ков, отча­яв­ших­ся, несчаст­ных, поте­ряв­ших­ся в этой слож­ной жиз­ни. Твои сло­ва, кото­рые я услы­шал за Боже­ствен­ной служ­бой сего­дня: «Пой­ди­те, научи­тесь, что зна­чит: «мило­сти хочу, а не жерт­вы»? Я при­шел при­звать не пра­вед­ни­ков, но греш­ни­ков к пока­я­нию», буд­то бы о нас, о тех, кто с рож­де­ния пора­жен страш­ной болез­нью, о кото­рой боль­шин­ство здо­ро­вых людей судят совер­шен­но пре­врат­но, как о рас­пу­щен­но­сти, гре­хе, без­во­лии. Ты один, Гос­по­ди, зна­ешь, како­вы стра­да­ния, стыд, страх и боль алко­го­ли­ка. День за днем, шаг за шагом мы учим­ся в трез­во­сти жить: учим­ся люб­ви, пони­ма­нию, ува­же­нию. Учим­ся тер­пе­нию, учим­ся пере­но­сить боль и труд­но­сти, учим­ся актив­ной жиз­ни в обще­стве. Учим­ся вос­ста­нав­ли­вать пору­шен­ное, про­щать самих себя и тех, кто при­чи­ня­ет стра­да­ния нам. Сло­вом, учим­ся тому, чему здо­ро­вые, нор­маль­ные люди дав­но уже, в дет­стве, научи­лись, а мы — нет. Сего­дня вос­по­ми­на­ет­ся в Церк­ви заме­ча­тель­ный подвиж­ник древ­но­сти — пре­по­доб­ный Сисой Вели­кий. Он жил в V веке, был мона­хом-отшель­ни­ком и под­ви­зал­ся в Еги­пет­ской пустыне в пеще­ре, где ранее нес подви­ги Анто­ний Вели­кий. За 60 лет пустын­но­го подви­га пре­по­доб­ный Сисой достиг высо­кой духов­ной чисто­ты и вос­при­нял дар чудо­тво­ре­ния. Тех, кто посе­щал его, он в первую оче­редь учил сми­ре­нию, кото­рое есть осно­ва­ние жиз­ни во Хри­сте. На вопрос одно­го пустын­ни­ка, как мог он достичь непре­стан­но­го памя­то­ва­ния о Боге, он отве­чал: «Это не вели­ко, что ум посто­ян­но направ­лен к Богу; вели­ко то, если кто уви­дит себя греш­ни­ком, хуже дру­гих». Гос­по­ди, по молит­вам Тво­е­го угод­ни­ка, свя­то­го Сисоя Вели­ко­го, помо­ги мне уви­деть свои гре­хи, узреть недо­стат­ки в све­те Тво­ей милу­ю­щей прав­ды. И исправь их, мои изъ­я­ны души.

20 июля. Литургическое чтение: Мф 8, 28 — 9, 1

Сего­дня в Церк­ви я услы­шал еван­гель­ский отры­вок о том, как Хри­стос исце­лил двух бес­но­ва­тых, кото­рые жили в пеще­рах, даже не оде­ва­лись по-чело­ве­че­ски, и люди боя­лись про­хо­дить места­ми, где оби­та­ли эти бес­но­ва­тые. Бесы, все­лив­ши­е­ся в несчаст­ных, про­си­ли Гос­по­да поз­во­лить им вой­ти в сви­ней, пасу­щих­ся непо­да­ле­ку. Он поз­во­лил, и всё сви­ное ста­до бро­си­лось с обры­ва в море и уто­ну­ло, а жите­ли Гада­рин­ской обла­сти, где и про­изо­шло чудо, про­си­ли Иису­са уда­лить­ся из их обла­сти. Исто­рия одно­вре­мен­но и страш­ная, и тра­ги­че­ская, и радост­ная. Исто­рия-то про меня, алко­го­ли­ка. Пото­му что на духов­ном уровне алко­го­лизм есть ни что дру­гое, как одер­жи­мость, мания. Все мы в то или иное вре­мя чув­ство­ва­ли это отчет­ли­во. Слов­но некая сила, тем­ная, хит­рая и власт­ная пове­ле­ва­ла мною, и я был бес­по­мо­щен перед ней, слов­но младенец.
Гос­подь осво­бо­дил меня, изгнал страш­ных духов зло­бы, но мне нель­зя остав­лять свой духов­ный дом пустым. Ина­че может слу­чить­ся то, о чем рас­ска­зы­ва­ет­ся в дру­гой прит­че, когда на место одно­го духа при­шли семь дру­гих, более злых и сви­ре­пых. Что я могу сде­лать, что­бы это­го не слу­чи­лось со мной? Те двое одер­жи­мых, будучи исце­ле­ны, пошли за Хри­стом. Так и я могу идти за Хри­стом, при­слу­ши­ва­ясь к Его голо­су через Биб­лию, цер­ков­ную молит­ву, обще­ние с бра­тья­ми и сест­ра­ми из при­хо­да и из груп­пы АА. Седь­мой Шаг про­грам­мы АА это тоже воз­мож­ность, «изме­нив свою жиз­нен­ную пози­цию и взяв сми­ре­ние в пово­ды­ри, вый­ти за пре­де­лы сво­е­го «я» навстре­чу дру­гим людям и Богу» («12 Шагов и 12 Тра­ди­ций», с. 88). Выбор все­гда за мной. Сего­дня моя молит­ва о том, что­бы серд­це и ум были направ­ле­ны в сто­ро­ну добра, выздо­ров­ле­ния и люб­ви, что­бы мне с бла­го­дар­но­стью сле­до­вать за Христом.

21 июля. Память святого великомученика Прокопия

Сего­дня память вели­ко­му­че­ни­ка Про­ко­пия, он родил­ся в Иеру­са­ли­ме, постра­дал в цар­ство­ва­ние импе­ра­то­ра Дио­кле­ти­а­на в 303 году. Рано лишив­шись отца, испо­ве­до­вав­ше­го хри­сти­ан­скую веру, он был вос­пи­тан мате­рью Фео­до­си­ей, фана­тич­ной языч­ни­цей. Полу­чив пре­крас­ное обра­зо­ва­ние, он был пред­став­лен импе­ра­то­ру и быст­ро про­дви­нул­ся по служ­бе. Когда его отпра­ви­ли про­кон­су­лом в Алек­сан­дрию с пове­ле­ни­ем бес­по­щад­но пре­сле­до­вать Цер­ковь Божию, на пути в Еги­пет Про­ко­пий встре­тил Гос­по­да Хри­ста, как неко­гда Савл встре­тил Его на пути в Дамаск. «Про­ко­пий, и ты идешь на Меня? — Кто Ты, Гос­по­ди? — Я — рас­пя­тый Иисус, Сын Божий». В это же вре­мя в небе появил­ся сия­ю­щий крест. После виде­ния Про­ко­пий почув­ство­вал неизъ­яс­ни­мую радость и пре­об­ра­зил­ся из гони­те­ля в рев­ност­но­го после­до­ва­те­ля Хри­ста. Но мать свя­то­го, узнав об обра­ще­нии сына, сама при­шла к Дио­кле­ти­а­ну с жало­бой на сына, не почи­та­ю­ще­го язы­че­ских богов. Про­ко­пий мно­го­крат­но под­вер­гал­ся жесто­ким пыт­кам, но оста­вал­ся непре­клон­ным. В тюрем­ной ком­на­те, куда он был заклю­чен, вос­си­ял свет, и Сам Хри­стос Гос­подь, при­дя с Анге­ла­ми, совер­шил кре­ще­ние стра­даль­ца. Стой­кость муче­ни­ка и его пла­мен­ная вера вдох­нов­ля­ли людей, видев­ших пыт­ки, и обра­тив­шись ко Хри­сту, мно­гие из стра­жей шли под меч пала­ча. Пора­жен­ная вели­кой верой и муже­ством сво­е­го сына, Фео­до­сия рас­ка­я­лась, испо­ве­да­ла себя хри­сти­ан­кой и была каз­не­на. Убе­див­шись в бес­по­лез­но­сти пыток, пра­ви­тель при­го­во­рил Про­ко­пия к усек­но­ве­нию мечом. «Вра­ги чело­ве­ку домаш­ние его» (Мф 10, 36). Это про­ро­че­ство Хри­ста сбы­лось на свя­том муче­ни­ке, как сбы­лось и свя­то­оте­че­ское про­ре­че­ние: «Спа­сись сам, и вокруг тебя спа­сут­ся тыся­чи». Если я, невзи­рая на труд­но­сти, сле­дую за Хри­стом (а для меня быть вер­ным прин­ци­пам 12-ти Шагов, это и есть испо­ве­дать себя уче­ни­ком и дру­гом Гос­по­да), я тоже ста­нов­люсь в раз­ряд подвиж­ни­ков. Сколь­ко извест­но слу­ча­ев, когда выздо­рав­ли­ва­ю­щие алко­го­ли­ки сво­им вдох­но­вен­ным при­ме­ром убеж­да­ли род­ствен­ни­ков идти по пути выздо­ров­ле­ния в содру­же­стве Ал-Анон, и семья пре­об­ра­жа­лась, исце­ля­лась силой Божи­ей. Из вра­гов наши домаш­ние ста­но­ви­лись дру­зья­ми, рав­но как и мы для них. Пусть подвиг муже­ства и люб­ви свя­то­го муче­ни­ка Про­ко­пия вдох­но­вит меня быть вер­ным Гос­по­ду и прин­ци­пам Про­грам­мы «12 Шагов»; вдох­но­вит к стой­ко­му и сми­рен­но­му избав­ле­нию от недо­стат­ков. Ныне и прис­но. Вот о чем моя сего­дняш­няя молит­ва, вот о чем мое старание.

22 июля. Литургическое чтение: Мф 13, 24–30

Сего­дняш­няя прит­ча о пше­ни­це и пле­ве­лах, услы­шан­ная мной за свя­той Литур­ги­ей, очень поучи­тель­на для меня. Как в обще­хри­сти­ан­ском смыс­ле, так и в более узком, помо­га­ю­щем мне осмыс­лять мою болезнь и выздо­ров­ле­ние от алко­го­лиз­ма. Я вижу, что во мне мно­гое пере­ме­ша­но, пере­пу­та­но: доб­рое на повер­ку ока­зы­ва­ет­ся злым, а злое — доб­рым. Я бы ска­зал, что во мне (как, навер­ное, в каж­дом чело­ве­ке) силь­на так назы­ва­е­мая серая зона. Враг рода чело­ве­че­ско­го спе­ци­аль­но сме­шал жела­ния, моти­вы, убеж­де­ния, что­бы запу­тать чело­ве­ка, свя­зать его по рукам и ногам. Моя зада­ча — рас­пу­ты­вать этот клу­бок лука­во­го, отде­лить чер­ное от бело­го, пше­ни­цу от пле­вел. Это зна­чит во всем идти до кон­ца, ну или, по край­ней мере, про­чув­ство­вать до кон­ца. Если я ощу­тил лег­кий укол зави­сти (напри­мер, к более моло­до­му и кра­си­во­му муж­чине), я не ста­ну его мас­ки­ро­вать под пло­хое настро­е­ние, псев­до­участ­ли­вость или искать повод для враж­ды. Так я делал рань­ше, сме­ши­вая в себе хоро­шее и пло­хое, под­лин­ное и фаль­шив­ку, так что порой сам не мог понять, что же я чув­ствую. Я запре­щал себе чув­ство­вать пло­хое, заго­нял нега­тив­ные чув­ства внутрь, гасил их, а потом зали­вал алко­го­лем. Теперь я посту­паю ина­че: если при­шла зависть, я ее при­ни­маю, как гостя доро­го­го, хоть и непри­ят­но­го. Я отчет­ли­во гово­рю себе: ты зави­ду­ешь, зави­ду­ешь тако­му-то и тако­му-то из-за таких-то обсто­я­тельств. Далее я поз­во­ляю себе про­чув­ство­вать всю мер­зость завист­ли­во­го чув­ства, как бы посмот­реть на себя со сто­ро­ны и про­жить свою зависть до кон­ца. Я спра­ши­ваю себя, а на что бы я пошел, что­бы завла­деть тем, чем вла­де­ет этот чело­век, что я чув­ствую по отно­ше­нию к нему кро­ме зави­сти — зло­бу? жела­ние ото­мстить? раз­дра­же­ние? С этим буке­том я отправ­ля­юсь к Небес­но­му Отцу: я про­шу Его вме­шать­ся, рас­ска­зы­ваю в молит­ве, что я чув­ствую, как мне это непри­ят­но; про­шу его изба­вить меня от этих гни­лых чувств и дать мне то, чего мне дей­стви­тель­но не хва­та­ет, пока­зать мне истин­ную при­чи­ну моей зави­сти. Еще я осо­бо молюсь за того чело­ве­ка, кото­ро­му зави­дую. Посте­пен­но чув­ство зави­сти ухо­дит, рас­тво­ря­ет­ся в трез­вом осо­зна­нии люб­ви Божи­ей ко мне, непо­вто­ри­мо­сти мое­го пути и сожа­ле­нии о моих недо­стат­ках. Юмор тоже может быть хоро­шим ору­жи­ем про­тив гре­хов­но­го помыс­ла. После это­го я рас­ска­зы­ваю о сво­ей зави­сти на груп­пе, ино­гда настав­ни­ку или на испо­ве­ди. Так я выхо­жу побе­ди­те­лем из оче­ред­ной внут­рен­ней вой­ны. Это мой прак­ти­кум по Седь­мо­му Шагу, такое я ста­ра­юсь про­де­лы­вать с каж­дым недо­стат­ком. Нет стыд­ных или запрет­ных тем, на кото­рые я не мог бы пого­во­рить со свя­щен­ни­ком или пору­чи­те­лем в АА. Ино­гда мне кажет­ся, что я про­из­во­жу хирур­ги­че­скую опе­ра­цию по уда­ле­нию боро­да­вок с мое­го соб­ствен­но­го тела. Гос­по­ди, дай мне чест­ность, чест­ность и еще раз честность.

23 июля (???)

Нико­гда рань­ше я не бывал в Кис­ло­вод­ске, одном из горо­дов При­эль­бру­сья. Нико­гда рань­ше я не про­во­дил выход­ные у ано­ним­но­го бра­та, тем более так дале­ко от дома. Так что мое трех­днев­ное путе­ше­ствие было для меня вдвойне инте­рес­но. Ано­ним­ный брат по АА при­гла­сил меня не про­сто так, он попро­сил при­нять у него 5‑й Шаг, мне выпа­ло несколь­ко выход­ных дней, и я поехал. В цен­тре горо­да раз­бит огром­ный парк, это пре­крас­ное место для про­гу­лок и отды­ха. Этот парк, гово­рят, — один из самых боль­ших в Евро­пе. Есть там лест­ни­ца, сту­пе­ни кото­рой, пожел­тев­шие и потрес­кав­ши­е­ся от вре­ме­ни, ведут высо­ко-высо­ко в горы. На каж­дой новой пло­щад­ке взо­ру откры­ва­ет­ся осо­бен­ный, непо­вто­ри­мый вид. Чем выше вы взби­ра­е­тесь, тем пре­крас­нее пер­спек­ти­ва. Под­ни­мать­ся труд­но. Обли­ва­ешь­ся потом, сби­ва­ет­ся дыха­ние, пото­му что подъ­ем доста­точ­но кру­той. Еле-еле я под­нял­ся на самую высо­кую пло­щад­ку, весь мок­рый и запы­хав­ший­ся. Но, Боже, какой отту­да открыл­ся вид: вда­ли рас­сти­ла­ют­ся горы, покры­тые густы­ми леса­ми. Вни­зу рас­пла­ста­лись доми­ки и оте­ли, каж­дый вели­чи­ной с напер­сток. Лег­кий, про­хлад­ный вете­рок напол­ня­ет грудь, хочет­ся дышать, смот­реть и слу­шать. Но мест­ные жите­ли сме­ют­ся: раз­ве это высо­ко? Это толь­ко нача­ло. Мож­но под­нять­ся гораз­до выше и уви­деть насто­я­щую кра­со­ту, свер­ка­ю­щие на солн­це снеж­ные аль­пий­ские луга, но туда не под­нять­ся без про­вод­ни­ка, спе­ци­аль­ной обу­ви и теп­лой одеж­ды. Хочет­ся идти вверх, к Богу, к счаст­ли­вой, осмыс­лен­ной, пло­до­твор­ной жиз­ни. Нача­ло это­го пути — Пер­вый Шаг, когда еще тем­но перед рас­све­том. А потом ухо­дит алко­голь из жиз­ни, появ­ля­ет­ся любовь и ува­же­ние к себе, начи­на­ешь видеть кра­со­ту вокруг. С каж­дым шагом гори­зонт откры­ва­ет­ся по-ново­му, посте­пен­но отхо­дит зло­ве­щий страх, и его заме­ня­ет любовь. Я вдох­но­вен­но гово­рил об этом мое­му бра­ту, когда он завер­шил свой 5‑й Шаг, и он, мне кажет­ся, хоро­шо меня понял. Зав­тра я соби­ра­юсь под­нять­ся еще выше. Пой­де­те со мной?

23 июля. Литургическое чтение: Мф 13, 31–36

«Цар­ство Небес­ное подоб­но зер­ну гор­чич­но­му, кото­рое,.. хотя мень­ше всех семян, но когда вырас­тет, быва­ет боль­ше всех зла­ков и ста­но­вит­ся дере­вом, так что при­ле­та­ют пти­цы небес­ные и укры­ва­ют­ся в вет­вях его» (Мф 13, 31). Нача­ло трез­во­сти тоже напо­ми­на­ет малень­кое зер­ныш­ко, кото­рое, кажет­ся, занес­ло слу­чай­ным поры­вом вет­ра и может сно­ва уне­сти вдаль. Мы при­хо­дим на собра­ние, нико­му не веря, и, в первую оче­редь, себе, ни на что не наде­ясь. Вера в любя­ще­го Бога, в то, что дру­гие алко­го­ли­ки смо­гут нам помочь, поме­сти­лась бы и в поло­ви­ну гор­чич­но­го зер­на. Одна­ко, даже это­го мизе­ра хва­та­ет. Я, напри­мер, при­шел впер­вые на груп­пу, опи­ра­ясь на палоч­ку, скор­чен­ный, в гряз­ных тре­ни­ро­воч­ных шта­нах, в тап­ках и без нос­ков. Не было рабо­ты, почти уже не было семьи. Луч­шая мебель из квар­ти­ры, кото­рую я чудом не успел про­пить, была выне­се­на. Я мог выпить не боль­ше трид­ца­ти грамм вод­ки, но я пил ее каж­дый день, сме­ши­вая с дву­мя бутыл­ка­ми пива. А мне еще не было соро­ка. И при всем том я не счи­тал себя алко­го­ли­ком! Но вот про­шли меся­цы, а за ними годы трез­во­сти в АА. Отсту­пи­ла болезнь, а вме­сте с ней безу­мие. Мое кро­хот­ное семеч­ко при­нес­ло плод. Вер­ну­лось здо­ро­вье, вос­ста­но­ви­лись семей­ные отно­ше­ния, я полу­чил вто­рое выс­шее обра­зо­ва­ние, нашел достой­ную рабо­ту. Я стал веру­ю­щим чело­ве­ком, начал участ­во­вать в делах при­хо­да. Мое зер­ныш­ко и впрямь ста­ло дерев­цем, хруп­ким, тонень­ким, но вполне жиз­не­спо­соб­ным. С собой я ношу визит­ки с кон­такт­ным теле­фо­ном и, когда на ули­це какой-нибудь отча­яв­ший­ся пья­ни­ца про­сит на бутыл­ку, я вме­сто денег про­тя­ги­ваю ему визит­ку: «Бра­тиш­ка! Было вре­мя, когда я тоже про­сил у про­хо­жих на бутыл­ку. Но теперь я трез­вый доста­точ­ное коли­че­ство лет. Трез­вый и счаст­ли­вый. И мне это дали Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки». У меня есть несколь­ко пору­ча­е­мых, с кото­ры­ми я делюсь опы­том выздо­ров­ле­ния. А еще раз в месяц я хожу в нар­ко­ло­ги­че­скую боль­ни­цу, делаю 12‑й шаг. Может быть, мое дерев­це пока не выше садо­во­го кустар­ни­ка, но пароч­ка птиц уже попро­бо­ва­ла пере­но­че­вать в его кроне. А ведь было такое кро­хот­ное зер­ныш­ко, что и не разглядеть.

24 июля. Память святой равноапостольной княгини Ольги

Кня­ги­ня Оль­га жила, умер­ла и погре­бе­на как хри­сти­ан­ка. Ее сын, Свя­то­слав, был рев­ност­ным языч­ни­ком, он ста­рал­ся рас­топ­тать семе­на хри­сти­ан­ской веры, кото­рые посе­я­ла его мать на рус­ской зем­ле. Ковар­ная Визан­тия, не поже­лав­шая дать Руси хри­сти­ан­ство, была фак­ти­че­ски заод­но с языч­ни­ка­ми, нена­ви­дев­ши­ми как само хри­сти­ан­ство, так и кня­ги­ню Оль­гу. Кня­ги­ня обра­ти­лась было за помо­щью на запад, но и немец­кие мис­си­о­не­ры не смог­ли побо­роть рус­ское мно­го­бо­жие. Оль­га уми­ра­ла, так и не совер­шив заду­ман­но­го — начать кре­ще­ние Руси. Сын ее, горя­чий и бое­ви­тый Свя­то­слав, раз­ру­шил неко­то­рые из постро­ен­ных Оль­гой храмов,
убил ее дру­зей по вере. Русь оста­ва­лась со сво­и­ми перу­на­ми и яри­ла­ми. Оль­га уми­ра­ла, не зная, что посе­ян­ные ею семе­на живой веры и истин­но­го све­та через какое-то вре­мя взой­дут, и хри­сти­ан­ство вос­си­я­ет на Руси — что ее внук не оста­нет­ся без­уча­стен к зову Хри­ста. Неуда­чи свя­той Оль­ги напо­ми­на­ют мне судь­бу наше­го Содру­же­ства в Рос­сии. Нас очень мало. Едва ли насчи­та­ем 200 гр