Наркомания — болезнь духовная

Наркомания — болезнь духовная

(3 голоса4.7 из 5)
Интер­вью с про­то­и­е­ре­ем Сер­ги­ем Бель­ко­вым, руко­во­ди­те­лем отде­ла по про­ти­во­дей­ствию нар­ко­ма­нии и алко­го­лиз­му Санкт-Петер­бург­ской епархии

В послед­нее вре­мя при­ход церк­ви Конев­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри в пос. Сапер­ном При­озер­ско­го рай­о­на Ленин­град­ской обла­сти неред­ко появ­лял­ся в инфор­ма­ци­он­ных свод­ках. В мар­те нынеш­не­го года здесь слу­чил­ся пожар, дере­вян­ный храм чудом уце­лел (при­е­хав­шие пожар­ные гово­ри­ли, что не встре­ча­лись в сво­ей прак­ти­ке с таким слу­ча­ем); в июле, на пре­столь­ный празд­ник тут тор­же­ствен­но отме­ча­ли деся­ти­ле­тие при­хо­да и реа­би­ли­та­ци­он­но­го цен­тра помо­щи нар­ко­за­ви­си­мым при нем; а недав­но это­му цен­тру был вру­чен грант все­рос­сий­ско­го «Соци­аль­но­го фору­ма». С послед­ней ново­сти мы и нача­ли раз­го­вор с насто­я­те­лем церк­ви, руко­во­ди­те­лем Отде­ла по про­ти­во­дей­ствию нар­ко­ма­нии и алко­го­лиз­му СПб епар­хии про­то­и­е­ре­ем Сер­ги­ем Бель­ко­вым.— Отец Сер­гий, поздрав­ляя вас с побе­дой в кон­кур­се, хочет­ся спро­сить, та ли эта помощь, на кото­рую вы рас­счи­ты­ва­ли? Дает ли полу­чен­ный грант воз­мож­ность про­дол­жить и завер­шить стро­и­тель­ство цен­тра в пос. Крас­но­ар­мей­ское При­озер­ско­го рай­о­на, при­оста­нов­лен­ное за отсут­стви­ем средств?— Мы бла­го­дар­ны любой помо­щи, без­услов­но. Но, к сожа­ле­нию, сум­му, ука­зан­ную нами в про­ект­ной заяв­ке, напо­ло­ви­ну сокра­ти­ли. (После вру­че­ния куб­ка и дипло­ма нам долж­ны были сооб­щить, когда день­ги посту­пят на наш счет, но про­изо­шла неко­то­рая замин­ка и было объ­яв­ле­но, что побе­ди­те­лям частич­но уре­жут сум­мы. В резуль­та­те нам сокра­ти­ли грант впо­ло­ви­ну). Несмот­ря на то, что кон­курс­ная комис­сия при­зна­ла нашу про­ект­ную заяв­ку на 500 тысяч руб­лей обос­но­ван­ной, и мы выиг­ра­ли конкурс.Складывается впе­чат­ле­ние, что кто-то зара­ба­ты­ва­ет таким обра­зом себе некий поли­ти­че­ский авто­ри­тет. Дело в том, кон­курс этот про­во­дил­ся в нояб­ре про­шло­го года назад, он широ­ко освя­щал­ся в сред­ствах мас­сой инфор­ма­ции. Но толь­ко теперь мы суме­ли полу­чить эту уре­зан­ную сум­му, о чем опять объ­яв­ля­ет­ся все­му све­ту. И созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, буд­то гран­ты выда­ва­лись два­жды, хотя это не так. Меня все поздрав­ля­ют, а я не могу понять, с чем.

Полу­чен­ные сред­ства в основ­ном пой­дут на раз­ви­тие уже суще­ству­ю­ще­го цен­тра, они дадут нам воз­мож­ность на несколь­ко чело­век уве­ли­чить чис­ло реа­би­ли­ти­ру­е­мых ребят. А в Крас­но­ар­мей­ском мы смо­жем выпол­нить лишь неболь­шую часть работ, засте­лем там полы. Для завер­ше­ния стро­и­тель­ства это­го цен­тра, необ­хо­ди­мо­го все­му Севе­ро-Запа­ду, нуж­ны день­ги, во мно­го раз пре­вы­ша­ю­щие эту сум­му, это — лишь кап­ля в море.

— Цер­ковь во имя Конев­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри вос­ста­нов­ле­на после пожара?

— Д1641а, основ­ные рабо­ты по вос­ста­нов­ле­нию завер­ше­ны. А с неко­то­рым изме­не­ни­ем архи­тек­тур­ных форм храм стал даже кра­ше. Мы бла­го­укра­ша­ем тер­ри­то­рию, устро­и­ли фон­тан­чик для дети­шек. Закан­чи­ва­ем боль­шую трапезную.

— Отец Сер­гий, рас­ска­жи­те, поче­му вы ста­ли зани­мать­ся реа­би­ли­та­ци­ей нар­ко­за­ви­си­мых. Гото­ви­лись к это­му слу­же­нию тем или иным обра­зом или жиз­нен­ные обсто­я­тель­ства под­ве­ли вас к нему?

— Я бы ска­зал, что это вышло слу­чай­но, если бы не знал, что на все есть воля Божия. В нача­ле 1990‑х годов я был направ­лен в Конев­ский Рож­де­ство-Бого­ро­дич­ный муж­ской мона­стырь Санкт-Петер­бург­ской епар­хии на долж­ность эко­но­ма. В Конев­ском мона­сты­ре нар­ко­за­ви­си­мы­ми серьез­но зани­мал­ся намест­ник архи­манд­рит Наза­рий (Лаври­нен­ко), сей­час — намест­ник Свя­то-Тро­иц­кой Алек­сан­дро-Нев­ской лав­ры. Конеч­но, это были самые пер­вые опы­ты. В оби­тель направ­ля­лись люди с очень тяже­лы­ми, изло­ман­ны­ми судь­ба­ми. И надо отдать долж­ное, отец Наза­рий умел рабо­тать с ними как духов­ник и как намест­ник мона­сты­ря. Тогда кро­ме хло­пот, кото­рые достав­ля­ли нар­ко­ма­ны, я уви­дел и дру­гое. Мно­гие из них с Божьей помо­щью остав­ля­ли грех нар­ко­ма­нии, ста­но­вясь пра­во­слав­ны­ми людь­ми. Видел так­же, что людям с таким повре­жде­ни­ем нуж­на имен­но нрав­ствен­ная и духов­ная реа­би­ли­та­ция, и что это необ­хо­ди­мо делать в усло­ви­ях, по укла­ду и сути сов­па­да­ю­щих с обра­зом мона­стыр­ской духов­ной школы.

Вто­рой же извле­чен­ный мной урок был таков: про­бле­ма нар­ко­ма­нии сего­дня уже каса­ет­ся всех. И окорм­ле­ни­ем этих стра­даль­цев сего­дня обя­зан зани­мать­ся каж­дый пра­во­слав­ный свя­щен­ник. Но не вся­кий свя­щен­ник может быть при­зван Богом зани­мать­ся реа­би­ли­та­ци­ей наркоманов.

Спу­стя неко­то­рое вре­мя мне при­шлось столк­нуть­ся с этой про­бле­мой уже в сане свя­щен­ни­ка. Когда я был назна­чен насто­я­те­лем во вновь постро­ен­ную нами цер­ковь во имя Конев­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри пос. Сапер­ное, ко мне обра­ти­лись руко­во­ди­те­ли петер­бург­ско­го фон­да «Воз­вра­ще­ние», зани­ма­ю­ще­го­ся помо­щью нар­ко­за­ви­си­мым. Не скрою: я дол­го сомне­вал­ся, преж­де чем согла­сить­ся. Окон­ча­тель­ное реше­ние было при­ня­то толь­ко через несколь­ко меся­цев после того, как в общине посе­ли­лась пер­вая груп­па реа­би­ли­тан­тов. Об этом необ­хо­ди­мо рас­ска­зать. В нашем хра­ме есть пре­крас­ный образ Конев­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри, напи­сан­ный чело­ве­ком, дол­гие годы стра­дав­шим нар­ко­ма­ни­ей. Так вот одна­жды, в непро­стой момент жиз­ни нашей скла­ды­ва­ю­щей­ся общи­ны, этот образ стал исто­чать бла­го­вон­ное миро. В этом мне уви­де­лось веле­ние Божие. Навер­ное, тогда я и начал рабо­тать с нар­ко­за­ви­си­мы­ми созна­тель­но и уже самостоятельно.

Мож­но упо­мя­нуть так­же, что еще до руко­по­ло­же­ния око­ло деся­ти лет я окорм­лял­ся у про­то­и­е­рея Васи­лия Бори­на (+ 1994), зани­мав­ше­го­ся отчит­кой бес­но­ва­тых в эстон­ском посел­ке Васк-Нар­ва непо­да­ле­ку от Пюх­тиц­ко­го мона­сты­ря. Там я впер­вые видел и нар­ко­ма­нов, и одер­жи­мых дру­ги­ми беса­ми людей.

Ведь поче­му так мало­эф­фек­тив­но меди­цин­ское лече­ние нар­ко­ма­нии? На цер­ков­ном язы­ке пси­хо­ло­ги­че­ская зави­си­мость от нар­ко­ти­ка назы­ва­ет­ся одер­жи­мо­стью. Бес как в узде дер­жит чело­ве­ка через его при­стра­стие к нар­ко­ти­ку, управ­ляя его мыс­ля­ми. В этом состо­ит сек­рет непо­бе­ди­мо­сти этой пси­хо­ло­ги­че­ской зави­си­мо­сти. (С физио­ло­ги­че­ской-то зави­си­мо­стью меди­ци­на справ­ля­ет­ся доволь­но успеш­но). А посколь­ку Цер­ковь име­ет двух­ты­ся­че­лет­ний опыт борь­бы со стра­стя­ми, в том чис­ле стра­стью пьян­ства, близ­кой к нар­ко­ти­че­ской, то и про­грам­мы, осно­ван­ные на пра­во­слав­ном веро­уче­нии, столь успеш­ны в этом направлении.

— В чем заклю­ча­ет­ся и как про­хо­дит реа­би­ли­та­ция на при­хо­де в Саперном?

— Жизнь на при­хо­де при­бли­же­на к жиз­ни мона­стыр­ской общи­ны, у нас есть свой устав. Для посту­па­ю­щих реа­би­ли­тан­тов обя­за­тель­но посе­ще­ние бого­слу­же­ний и молит­вен­ных пра­вил, труд по послу­ша­ни­ям. Цер­ков­ный при­ход арен­ду­ет несколь­ко гек­та­ров зем­ли, свою кух­ню мы обес­пе­чи­ва­ем ово­ща­ми круг­лый год. Постро­е­на неболь­шая фер­ма для раз­ве­де­ния домаш­не­го ско­та и пти­цы. На цер­ков­ной тер­ри­то­рии есть жилые поме­ще­ния, духов­но-про­све­ти­тель­ская биб­лио­те­ка, сто­ляр­ная мастер­ская, баня. Несмот­ря на обшир­ное хозяй­ство, цель общи­ны не в про­из­вод­стве, а в реа­би­ли­та­ции нар­ко­за­ви­си­мых, и тру­до­вая заня­тость — один из ее инстру­мен­тов. Сей­час у нас на при­хо­де одно­вре­мен­но может про­жи­вать до два­дца­ти чело­век, но по мно­го­лет­ним наблю­де­ни­ям опти­маль­ное коли­че­ство реа­би­ли­ти­ру­е­мых не долж­но пре­вы­шать 10−12 чело­век. Вре­мя пре­бы­ва­ния на при­хо­де колеб­лет­ся от 6 до 9 меся­цев. Осно­ва реа­би­ли­та­ции — воцер­ко­в­ле­ние и труд.

Сход­ство с мона­стыр­ской общи­ной про­яв­ля­ет­ся и в само­управ­ле­нии, кото­рое у нас бла­го­слов­ля­ет­ся. Тот, кто живет и тру­дит­ся дав­но, по стар­шин­ству при­ни­ма­ет ответ­ствен­ность за каж­до­го ново­го под­опеч­но­го. Это очень серьез­ная шко­ла: ведь любовь к ближ­ним быва­ет толь­ко сво­бод­ной и искренней.

Теперь, когда несколь­ко меся­цев назад на нашем при­хо­де появил­ся вто­рой свя­щен­ник, о. Вла­ди­мир Пере­ход­нов, ста­ло воз­мож­ным боль­ше вре­ме­ни уде­лять заня­ти­ям с ребя­та­ми на духов­но-нрав­ствен­ные темы.

Бли­зость к пре­крас­ной север­ной при­ро­де и труд на све­жем воз­ду­хе сами по себе ока­зы­ва­ют бла­го­твор­ное вли­я­ние на душев­ное и физи­че­ское состо­я­ние наших под­опеч­ных. Это важ­но, посколь­ку здо­ро­вье у них всех подорвано.

После реа­би­ли­та­ции мы не остав­ля­ем чело­ве­ка сво­им вни­ма­ни­ем, сле­дим за его даль­ней­шей судь­бой. Мно­гие ребя­та при­ез­жа­ют к нам на цер­ков­ные празд­ни­ки. У тех, кто жела­ет, я оста­юсь духов­ни­ком. Они вен­ча­ют­ся у нас, кре­стят сво­их детей. Мы не расстаемся.

— Ваш почти два­дца­ти­лет­ний опыт рабо­ты в МВД до руко­по­ло­же­ния как-то помо­га­ет в избран­ном служении?

— Как и любой труд, и любой жиз­нен­ный опыт при­но­сит поль­зу, так, без­услов­но, и опыт рабо­ты в МВД мне помо­га­ет. Но в пер­вое вре­мя он мне мешал, пото­му что рабо­тал я в уго­лов­ном розыс­ке и каж­дый день стал­ки­вал­ся с тем, что кто-нибудь ста­рал­ся меня обма­нуть. Свя­щен­ник, попа­дая в эту ситу­а­цию, дол­жен вести себя ина­че, чем работ­ник МВД. Ведь как раз одним из при­зна­ков люб­ви явля­ет­ся дове­рие: «Любовь… все­му верит» (1‑е Кор. 13, 4−7). Это­му при­хо­ди­лось учить­ся. Тебя обма­ны­ва­ют, а ты вновь и вновь застав­ля­ешь себя верить и это­му чело­ве­ку, и другому.

— Поде­ли­тесь сво­им мне­ни­ем про­фес­си­о­на­ла-опе­ра­тив­ни­ка о борь­бе с нар­ко­ма­ни­ей. Ею зани­ма­ют­ся не менее десят­ка госу­дар­ствен­ных струк­тур, одна­ко мы можем хоть еже­днев­но, гля­дя теле­ре­пор­та­жи, убеж­дать­ся, что при­об­ре­сти дозу нар­ко­ти­ка не состав­ля­ет тру­да даже в цен­тре Моск­вы, и сто­ли­ца не исклю­че­ние. При­чи­ны в труд­но­стях борь­бы с нар­ко­ма­ни­ей, в непо­бе­ди­мо­сти это­го зла или в непро­фес­си­о­наль­ной, а может, недоб­ро­со­вест­ной рабо­те пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, их склон­но­сти к подкупу?

— Здесь все при­чи­ны име­ют место, есть и объ­ек­тив­ные труд­но­сти, мож­но отме­тить и неко­то­рый непрофессионализм.

Нар­ко­ма­нию, как и дру­гие пре­ступ­ле­ния, до кон­ца изжить не удаст­ся. Дру­гой вопрос, что борь­бу эту на пол­ном осно­ва­нии мож­но назвать вой­ной (по чис­лу потерь уж точ­но), в кото­рой участ­ву­ют и мощ­ней­шие нар­ко­син­ди­ка­ты, под­ку­па­ю­щие недоб­ро­со­вест­ных чинов­ни­ков, и все­воз­мож­ные раз­вед­ки. Нахо­дят­ся люди, в том чис­ле и в меди­цине, кото­рые не прочь пожи­вить­ся на чужом горе. (Как гово­рит­ся, воз­мож­но­сти меди­ци­ны в лече­нии нар­ко­ма­нии не огра­ни­че­ны, огра­ни­че­ны лишь финан­со­вые воз­мож­но­сти пациентов).

Если отвлечь­ся от госу­дар­ствен­ных дел и перей­ти к нашим соб­ствен­ным про­бле­мам, то могу поде­лить­ся и ими. Сила­ми наше­го при­хо­да мы завер­ша­ем стро­и­тель­ство един­ствен­но­го в Рос­сии спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го жен­ско­го реа­би­ли­та­ци­он­но­го цен­тра в пос. Тор­фя­ное При­озер­ско­го рай­о­на. Летом в нем уже мож­но будет жить. Но у нас не хва­та­ет людей для рабо­ты там. Поль­зу­ясь слу­ча­ем, при­гла­шаю потру­дить­ся сестер во Хри­сте, мож­но устро­ить там сест­ри­че­ство. Место это чудес­ное, есть храм свт. Нико­лая Чудо­твор­ца, и зем­лю нам выде­ля­ют. Но одно­му мне не под­нять всего.

— Как на при­ме­ре ваше­го реа­би­ли­та­ци­он­но­го цен­тра мож­но судить об отно­ше­нии госу­дар­ствен­ных орга­нов к уча­стию Церк­ви в реше­нии соци­аль­ных про­блем (нар­ко­ма­нии)?

— Госу­дар­ство поло­жи­тель­но отно­сит­ся к уча­стию Церк­ви в реше­нии соци­аль­ных про­блем. Оно гото­во исполь­зо­вать внут­рен­ний потен­ци­ал Церк­ви, одна­ко не очень хочет помо­гать. Со сты­дом при­хо­дить­ся при­знать, что все рели­ги­оз­ные про­грам­мы в Санкт-Петер­бур­ге и Ленобла­сти по про­ти­во­дей­ствию нар­ко­ма­нии за послед­ние лет пят­на­дцать финан­си­ро­ва­лись толь­ко зару­беж­ны­ми агент­ства­ми, и лишь три года назад госу­дар­ство ста­ло ока­зы­вать частич­ную финан­со­вую под­держ­ку в реше­нии этой нашей внут­рен­ней обще­го­су­дар­ствен­ной проблемы.

В основ­ном сво­и­ми сила­ми мы про­дол­жа­ем стро­и­тель­ство реа­би­ли­та­ци­он­но­го цен­тра на трид­цать пять чело­век в пос. Крас­но­ар­мей­ское При­озер­ско­го рай­о­на Ленобла­сти, несмот­ря на то, что Адми­ни­стра­ци­ей горо­да на целе­вую про­грам­му про­ти­во­дей­ствия нар­ко­ма­нии выде­ля­ют­ся очень боль­шие деньги.

Рабо­ту в дан­ном направ­ле­нии затруд­ня­ет и то, что в Адми­ни­стра­ции Санкт-Петер­бур­га до сих пор нет струк­ту­ры, целе­на­прав­лен­но отве­ча­ю­щей за обес­пе­че­ние дея­тель­но­сти в обла­сти про­ти­во­дей­ствия нар­ко­ма­нии, а уже суще­ству­ю­щие струк­ту­ры либо дуб­ли­ру­ют дея­тель­ность друг дру­га, либо даже меша­ют друг дру­гу. Поэто­му при­хо­дит­ся при­бе­гать к помо­щи то Пол­пред­ства, то Гос­нар­ко­кон­тро­ля. Сла­ва Богу, что хоть здесь мож­но най­ти пони­ма­ние и сочув­ствие, а так­же попыт­ки помочь.

Увы, и на уровне госу­дар­ства отсут­ству­ет общая кон­цеп­ция рабо­ты в дан­ном направ­ле­нии, у каж­до­го ведом­ства свои про­ек­ты, нет ком­плекс­но­го подхода.

Необ­хо­дим так­же кон­троль за выпол­не­ни­ем при­ня­тых реше­ний, какие-то рыча­ги управ­ле­ния. Пока их нет, пока толь­ко раз­го­во­ры ведут­ся, и уже про­па­да­ет жела­ние участ­во­вать в этих бес­ко­неч­ных комис­си­ях, сове­ща­ни­ях, кон­фе­рен­ци­ях. Да и вре­ме­ни не хва­та­ет на все меро­при­я­тия, ведь каж­дый день про­сят высту­пить на каком-нибудь фору­ме. При­хо­дит­ся отве­чать: если я буду ездить на все семи­на­ры и кон­фе­рен­ции, как вы меня по долж­но­сти про­си­те, то, во-пер­вых, мне жить для это­го при­дет­ся в Петер­бур­ге, а при­ход у меня нахо­дит­ся за горо­дом; а во-вто­рых, мне оста­нет­ся лишь писать мему­а­ры о том, как про­хо­дил реа­би­ли­та­ци­он­ный про­цесс, пото­му что за такое дли­тель­ное отсут­ствие у меня на при­хо­де все раз­ва­лит­ся, я прак­тик, а не тео­ре­тик. При­хо­дит­ся выби­рать, на какие меро­при­я­тия сто­ит пой­ти, а на какие, может, кого-то дру­го­го направить.

Но Окруж­ную анти­нар­ко­ти­че­скую комис­сию при пол­пред­стве Севе­ро-Запад­но­го феде­раль­но­го окру­га воз­гла­вил недав­но новый чело­век — Т.А.Николаева. Толь­ко всту­пив в долж­ность, она побы­ва­ла на нашем при­хо­де, позна­ко­ми­лась с его рабо­той. Теперь появи­лась надеж­да на более пло­до­твор­ную рабо­ту этой комиссии.

— Два года назад вы были назна­че­ны руко­во­ди­те­лем Отде­ла по про­ти­во­дей­ствию нар­ко­ма­нии и алко­го­лиз­му СПб епар­хии. В чем заклю­ча­ет­ся его рабо­та и что сде­ла­но за это время?

— Нами орга­ни­зо­ва­на амбу­ла­тор­ная рабо­та с нар­ко­за­ви­си­мы­ми, алко­го­ле­за­ви­си­мы­ми и чле­на­ми их семей на базе Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры — центр помо­щи «Вос­кре­се­ние». Кро­ме рабо­ты в горо­де центр гото­вит и направ­ля­ет жела­ю­щих для про­хож­де­ния реа­би­ли­та­ции в мона­сты­ри, на при­хо­ды и спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные цен­тры, с кото­ры­ми уста­нов­ле­ны устой­чи­вые свя­зи. Этот же центр, в шта­те кото­ро­го име­ют­ся три свя­щен­но­слу­жи­те­ля, врач-пси­хо­лог, соци­аль­ные работ­ни­ки, осу­ществ­ля­ет рабо­ту по ока­за­нию после реа­би­ли­та­ци­он­ной помо­щи лицам, про­шед­шим реа­би­ли­та­цию в раз­лич­ных реа­би­ли­та­ци­он­ных систе­мах, в том чис­ле меди­цин­ских. Ана­ло­гич­ная рабо­та про­во­дит­ся и при пра­во­слав­ном брат­стве св. Ана­ста­сии Узо­ре­ши­тель­ни­цы, хра­ме Спа­са Неру­ко­твор­но­го на Коню­шен­ной пло­ща­ди, св. про­ро­ка Илии на Поро­хо­вых. В СПб епар­хии орга­ни­зо­ва­на «горя­чая линия» по про­бле­мам нар­ко­ма­нии и алкоголизма.

Кро­ме наше­го цен­тра в пос. Сапер­ном про­дол­жа­ют дей­ство­вать пра­во­слав­ные реа­би­ли­та­ци­он­ные цен­тры в пос. Мель­нич­ный Ручей Все­во­лож­ско­го рай­о­на, при брат­стве прп. Сера­фи­ма Выриц­ко­го в пос. Пошех­ня Псков­ской обла­сти, «Камень» в г. Избор­ске Псков­ской обла­сти (реа­би­ли­ти­ру­е­мые и сотруд­ни­ки, нахо­дя­щи­е­ся в этих цен­трах, при­е­ха­ли из Петер­бур­га). Начал дей­ство­вать центр реа­би­ли­та­ции алко­го­ле­за­ви­си­мых в пос. Соло­гу­бов­ка Вол­хов­ско­го рай­о­на Ленин­град­ской обла­сти. Идут рабо­ты по орга­ни­за­ции пра­во­слав­но­го реа­би­ли­та­ци­он­но­го цен­тра в Тих­вин­ском рай­оне Ленобла­сти. Про­дол­жа­ют рабо­ту в этом направ­ле­нии Конев­ский, Зеле­нец­кий, Чере­ме­нец­кий и Вве­де­но-Оят­ский мона­сты­ри. Мы сотруд­ни­ча­ем с Вар­ла­а­мо-Хутын­ским мона­сты­рем Нов­го­род­ской епар­хии, Пско­во-Печер­ским и Свя­то­гор­ским мона­сты­ря­ми Псков­ской епар­хии, мона­сты­ря­ми и при­хо­да­ми Архан­гель­ской, Мур­ман­ской, Пет­ро­за­вод­ской и Кали­нин­град­ской епархий.

На днях вер­нул­ся из Покро­во-Тер­ве­ни­че­ско­го мона­сты­ря, в ски­ту кото­ро­го реа­би­ли­та­ци­ей зави­си­мых ребят зани­ма­ет­ся матуш­ка Силу­а­на. Остал­ся очень дово­лен, даже вос­хи­щен. Дей­стви­тель­но, убеж­да­ешь­ся: сила Божия в немо­щи совер­ша­ет­ся. Там про­жи­ва­ют три мона­хи­ни: схи­мо­на­хине Марии 92 года, еще одной матуш­ке око­ло семи­де­ся­ти лет и сама м. Силу­а­на — сред­не­го воз­рас­та. Они забо­тят­ся о сем­на­дца­ти ребя­тах, сами ведут стро­и­тель­ство. Даже нанять на рабо­ту им неко­го: почти все дере­вен­ские жите­ли сами пенсионеры.

Усло­вия в раз­ных цен­трах раз­ные. Не вез­де, как в пос. Сапер­ном, цен­тры рас­по­ло­же­ны при цер­ков­ных при­хо­дах. Напри­мер, в пос. Пошех­ня во гла­ве брат­ства сто­ят миряне, а свя­щен­ник при­ез­жа­ет к ним с при­хо­да. Своя про­грам­ма в цен­тре «Камень». Но про­грам­мы всех наших цен­тров постро­е­ны на осно­ве пра­во­слав­но­го веро­уче­ния, и это их объ­еди­ня­ет. Мы обра­ща­ем­ся к гене­ти­че­ским кор­ням наро­да, и люди нас пони­ма­ют. Поэто­му дости­га­ем постав­лен­ной цели.

Мож­но отме­тить, что после откры­тия наше­го отде­ла в СПб епар­хии в Ива­но­во-Воз­не­сен­ской, Ека­те­рин­бург­ской, Ново­си­бир­ской, дру­гих епар­хи­ях были созда­ны ана­ло­гич­ные отде­лы или были назна­че­ны свя­щен­но­слу­жи­те­ли, отве­ча­ю­щие за этот уча­сток соци­аль­но­го слу­же­ния Церкви.

Кро­ме выше­пе­ре­чис­лен­но­го, наш отдел осу­ществ­ля­ет под­го­тов­ку и изда­ние спе­ци­аль­ной мето­до­ло­ги­че­ской лите­ра­ту­ры о реа­би­ли­та­ции нар­ко­за­ви­си­мых. Вышло в свет два выпус­ка аль­ма­на­ха «Тео­рия и прак­ти­ка про­ти­во­дей­ствия нар­ко­ма­нии и алкоголизму».

— Какие общие реко­мен­да­ции мог­ли бы вы дать цер­ков­ным при­хо­дам, начи­на­ю­щим реа­би­ли­ти­ро­вать наркозависимых?

— Во-пер­вых, необ­хо­ди­мо иметь для это­го опре­де­лен­ные усло­вия и воз­мож­но­сти, луч­ше все­го заго­род­ный дом. Посо­ве­тую так­же не соби­рать боль­шое коли­че­ство нар­ко­за­ви­си­мых, даже если име­ет­ся доста­точ­ный объ­ем работ, выпол­не­ние кото­рых тео­ре­ти­че­ски может дать про­пи­та­ние мно­гим людям. Ина­че это начи­на­ние может постиг­нуть неуда­ча. Сна­ча­ла свя­щен­ник дол­жен про­ве­рить себя: смо­жет ли он любить этих людей, про­щать их, с любо­вью нака­зы­вать. Если смо­жет сам, то как его семья отне­сет­ся к это­му начи­на­нию? Все надо взве­сить. Пото­му что одно­го жела­ния и даже горе­ния мало. И не надо пытать­ся при­ме­нять при реа­би­ли­та­ции какие-то новые пси­хо­ло­ги­че­ские тех­но­ло­гии, кото­рые неред­ко носят оккульт­ный харак­тер. В пра­во­сла­вии все­го доста­точ­но, жизнь стро­ит­ся по зако­нам цер­ков­ной общи­ны, а это семья, все про­сто. Конеч­но, очень полез­но изу­че­ние свя­то­оте­че­ской лите­ра­ту­ры, где мож­но почерп­нуть мно­го прак­ти­че­ских сове­тов. Быва­ет, затос­ку­ет вдруг чело­век, а поме­ня­ешь ему послу­ша­ние, и все нала­жи­ва­ет­ся. А мог бы и уехать.

— Есть мне­ние, что для при­вле­че­ния моло­де­жи в Цер­ковь необ­хо­ди­мо про­ник­нуть­ся ее инте­ре­са­ми, овла­деть ее язы­ком (такой вари­ант про­чте­ния апо­столь­ско­го при­зы­ва «стать для всех всем»). Извест­но, что нар­ко­ма­ны обща­ют­ся меж­ду собой на сво­ем слен­ге. Неко­то­рые свя­щен­ни­ки счи­та­ют, что надо бесе­до­вать с ними с помо­щью этой нестан­дарт­ной лек­си­ки. Вы посту­па­е­те так или нет?

— Счи­таю эту прак­ти­ку очень вред­ной. Да, жар­гон­ное сло­во может быть точ­ным по смыс­лу, но каж­дое сло­во несет опре­де­лен­ный энер­ге­ти­че­ский заряд, а так как упо­треб­ле­ние нар­ко­ти­ков свя­за­но с воз­дей­стви­ем на чело­ве­ка демо­ни­че­ских сил, поэто­му любое исполь­зо­ва­ние в речи нар­ко­ман­ско­го слен­га и свя­зан­ных с ним иди­о­ма­ти­че­ских выра­же­ний мы рас­смат­ри­ва­ем как исполь­зо­ва­ние бесо­ло­гиз­мов, что с пра­во­слав­ных пози­ций само по себе кощун­ство и грех.

Конеч­но, нар­ко­за­ви­си­мые ждут совсем ино­го рода помо­щи, тем более от пра­во­слав­но­го свя­щен­ни­ка. Может быть, самым боль­шим несча­стьем этих людей явля­ет­ся отсут­ствие в их жиз­ни высо­ко­го духов­но­го при­ме­ра. Поэто­му все, что дела­ет и гово­рит свя­щен­ник, рабо­тая с нар­ко­ма­на­ми, тре­бу­ет от него высо­кой ответ­ствен­но­сти и нрав­ствен­ной прав­ды. Когда наши под­опеч­ные начи­на­ют это все пони­мать, то сами ста­но­вят­ся в этом помощ­ни­ка­ми. Жар­гон и пусто­по­рож­ние раз­го­во­ры о нар­ко­ман­ском про­шлом внут­ри общи­ны пре­се­ка­ют­ся сами­ми реа­би­ли­тан­та­ми. «Воз­лю­би­те чистое сло­вес­ное моло­ко, дабы от него воз­рас­ти вам во спа­се­ние» (1 Пет. 2,2), — гово­рит нам апо­стол Петр.

— Отец Сер­гий, ваша помощь огра­ни­чи­ва­ет­ся несколь­ки­ми сот­ня­ми людей. Как мож­но было бы исполь­зо­вать этот поло­жи­тель­ный опыт в мас­шта­бах России?

— Мож­но было бы под­счи­тать, сколь­ко каж­до­му реги­о­ну нуж­но реа­би­ли­та­ци­он­ных цен­тров, и взять­ся за их орга­ни­за­цию. Извест­но, что из тех, кто жела­ет про­хо­дить реа­би­ли­та­цию в заго­род­ных цен­трах, шесть­де­сят про­цен­тов хоте­ли бы попасть в пра­во­слав­ные цен­тры. Думаю, что на пер­вом эта­пе для нашей епар­хии хва­ти­ло бы четы­рех муж­ских и двух жен­ских реа­би­ли­та­ци­он­ных цен­тра (пока мы в основ­ном отправ­ля­ем реа­би­ли­тан­тов в дру­гие епар­хии). Будет боль­ше цен­тров, тогда люди, про­шед­шие эту про­грам­му и полу­чив­шие исце­ле­ние, ста­нут замет­нее, резуль­тат будет оче­вид­нее. Мы бы уже точ­нее опре­де­ли­ли, како­ва необ­хо­ди­мость в цен­трах и име­ли бы воз­мож­ность более реаль­но­го вли­я­ния на тяже­лую нынеш­нюю ситу­а­цию. А со вре­ме­нем, Бог даст, может, будет спад нар­ко­ма­нии, так цен­тры эти лег­ко пере­про­фи­ли­ро­вать на дру­гие соци­аль­ные нуж­ды. Напри­мер, для детей.

— При­зна­е­те ли вы дру­гие виды реа­би­ли­та­ции, встре­чал­ся ли вам достой­ный опыт в этом направлении?

— Я не утвер­ждаю моно­по­лию Церк­ви в реа­би­ли­та­ци­он­ных про­грам­мах. Пусть будут раз­ные про­грам­мы — меди­цин­ские, пси­хо­ло­ги­че­ские. Кро­ме тех, конеч­но, кото­рые совер­ша­ют наси­лие над лич­но­стью и исполь­зу­ют оккульт­ные мето­ды воз­дей­ствия. Деструк­тив­ные сек­ты, напри­мер. Пусть каж­дый ищет свой путь, тот, кото­рый счи­та­ет пра­виль­ным для себя. Любая про­грам­ма дает какой-то про­цент резуль­та­та стой­кой ремис­сии. Но прак­ти­че­ский опыт пока­зы­ва­ет, что наи­боль­ше­го успе­ха дости­га­ют рели­ги­оз­ные про­грам­мы. В запад­ных стра­нах — като­ли­че­ские, у нас — пра­во­слав­ные. И это объ­яс­ни­мо, пото­му что нар­ко­ма­ния — это духов­ная болезнь.

В оче­ред­ной раз убе­дить­ся в этом дове­лось совсем недав­но. При­гла­си­ли меня в Гер­ма­нию, в реа­би­ли­та­ци­он­ный центр нар­ко­за­ви­си­мых. (Там есть и рели­ги­оз­ные цен­тры, но этот ока­зал­ся свет­ским). Он рас­по­ла­га­ет­ся в быв­шем като­ли­че­ском мона­сты­ре. Так там по сте­нам пор­но­гра­фи­че­ские пла­ка­ты раз­ве­ше­ны вме­сто икон, рабо­ты ника­кой с реа­би­ли­тан­та­ми не ведет­ся, да еще прак­ти­ку­ет­ся без­за­кон­ное сожи­тель­ство. Это кощун­ство меня воз­му­ти­ло. Гово­рю: «В этих сте­нах люди закан­чи­ва­ли жизнь в посте и молит­вах (в дан­ном кон­тек­сте не име­ет зна­че­ния, что они были като­ли­ка­ми), а вы что тут устро­и­ли, даже часов­ни у вас нет. Счи­та­е­те себя демо­кра­та­ми, так если хотя бы у одно­го чело­ве­ка воз­ник­нет жела­ние помо­лить­ся, при­бег­нуть к духов­ной под­держ­ке, вы долж­ны предо­ста­вить ему эту воз­мож­ность». — «У нас, — гово­рят, — нет жела­ю­щих». — «Как же, — гово­рю, — нет, по край­ней мере, пяте­ро набе­рет­ся». (Я же общал­ся с людь­ми перед этим). С пеной у рта они отста­и­ва­ли свою пози­цию, а я свою выска­зал: «Зачем же тогда вы при­гла­си­ли пра­во­слав­но­го свя­щен­ни­ка? Неуже­ли дума­ли, что буду вос­хи­щать­ся, если вижу кощун­ство над святыней?” 

Потом они под­хо­ди­ли ко мне, изви­ня­лись, объ­яс­ня­ли, что у них дру­гой мен­та­ли­тет, не такой, как у нас, рус­ских. «Как же, — гово­рю, — дру­гой мен­та­ли­тет, сколь­ко у вас косте­лов, кирх. Не так дав­но было доволь­но острое рели­ги­оз­ное про­ти­во­сто­я­ние, вопро­сы веры не чуж­ды немец­ко­му народу».

А при­чи­на тако­ва. На самом деле устро­и­те­ли подоб­ных цен­тров не заин­те­ре­со­ва­ны в том, что­бы, нар­ко­ма­ны изле­чи­ва­лись. Пра­ви­тель­ство Гер­ма­нии выде­ля­ет 50 тысяч евро на цикл реа­би­ли­та­ции одно­го нар­ко­за­ви­си­мо­го. Госу­дар­ство заклю­ча­ет дого­вор с эти­ми цен­тра­ми, пере­чис­ля­ет им сред­ства. Гру­бо выра­жа­ясь, чем боль­ше нар­ко­ма­нов, тем боль­ше денег. Кро­ме того, прак­ти­ку­ют­ся повтор­ные кур­сы. (Три раза в жиз­ни чело­век может полу­чить озна­чен­ную сум­му на лече­ние от нар­ко­ма­нии). Поэто­му в подоб­ных цен­трах совсем не до рели­гии, не до серьез­ной рабо­ты с человеком.

Я ска­зал им, что при­е­хал не толь­ко позна­ко­мить­ся с их опы­том, но и поде­лить­ся сво­им. «Какой у вас про­цент изле­чив­ших­ся от нар­ко­ма­нии?», — спро­сил я в этом цен­тре. — Они отве­ти­ли: «5 про­цен­тов». Это при таких-то вло­же­ни­ях! «А у нас, — гово­рю, — в Рос­сии и без лече­ния, и бес­плат­но — тоже 5 про­цен­тов». (По офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке остав­ля­ют нар­ко­ти­ки 3−5 про­цен­тов нар­ко­ма­нов). Воз­ни­ка­ет вопрос: какой смысл в такой реа­би­ли­та­ции? «Теперь, — гово­рю, — вы к нам при­ез­жай­те, пока­жем свои резуль­та­ты, у нас 78 про­цен­тов изле­чи­ва­ют­ся». Но вряд ли они приедут.

Отдел по про­ти­во­дей­ствию нар­ко­ма­нии и алко­го­лиз­му СПб епархии:
(812) 274−50−75, (812) 274−33−04

Бесе­до­ва­ла Мари­на Михайлова

Рус­ская линия

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки