Откровения транссексуалов: проблемы стали ещё больше (18+)

Откровения транссексуалов: проблемы стали ещё больше (18+)

(2 голоса5.0 из 5)

В данной статье мы продолжаем тему недавней публикации «Почему транссексуалы жалеют о смене пола?» с тематического сайта бывшего транссексуала Уолта Хейера sexchangeregret.com, который, пробыв 8 лет «женщиной», возжаждал вновь стать мужчиной и вернул себе свой прежний мужской пол, данный ему Богом, перенеся вторую хирургическую операцию (детали приведены в вышеупомянутой статье). Далее приведем один (из огромного множества) практически дословный перевод откровений западного транссексуала о своей жизни, которые он поведал Уолту Хейеру на его сайте на условиях анонимности.

(!) Внимание, ограничение по возрасту: 

5d1093c7074b3e0be867a6cb 300x298 - Откровения транссексуалов: проблемы стали ещё больше (18+)

Откровение 27-летнего транссексуала

Предисловие Уолта: «В июне 2019 года я получил это письмо от 27-летнего мужчины. Он дал разрешение поделиться своей историей здесь (на странице Уолта, — прим. Переводчика), чтобы она могла помочь другим. Его имя и местонахождение не разглашаются в целях конфиденциальности. Предупреждаю — некоторые из неприглядных  результатов хирургической операции описаны наглядно в деталях».

«Дорогой Уолт, спасибо за создание вёб-сайта, который заботится о тех, кто сожалеет о смене пола. Я родом из Европы. Мне 27 лет, и я тот, кого называют сожалеющим о смене пола. Позвольте мне рассказать мою историю.

Я был женоподобен с юных лет, за это меня дразнили и придирались ко мне в начальной, средней и старшей школах. Когда мне было 14 лет, мы эмигрировали в США, потому что моему отцу предложили там работу гораздо лучше.

В США я познакомился с трансгендерной женщиной, которая сменила пол в свои 30 лет. Она подбадривала меня изучать мою женственность больше. Она отвела меня в группу ЛГБТ-поддержки, чтобы я рассказал там о моих чувствах замешательства в определении моего сексуального пола. В этой группе мне заявили, что я транссексуал и что моё замешательство будет только усиливаться с возрастом. Смена пола как можно раньше была единственным правильным выходом, согласно мнению членов той группы.

Далее эта транс-женщина, которой в то время было уже за сорок, затащила меня, подростка, копающегося в своей личности, в магазин и накупила женской одежды, а затем — к электрологу, чтобы удалить мои волосы на лице. Затем она дала мне гормоны из интернет-аптеки. Я не мог рассказать своим родителям про это. Также она заплатила за мои сеансы электролиза и помогла мне составить расписание принятия гормонов. Я начал принимать Спиронолактон (Spironolactone) и Прогинову (Progynova).

В первый год мои родители ничего не знали. Однако на второй год они обнаружили мой припрятанный запас гормонов и поставили мне ультиматум: либо посетить терапевта, который реально поможет мне справиться с кризисом моей личности, либо уехать из их дома. Родители хотели привести меня к такому психотерапевту, который бы занимал нейтральную позицию по вопросам ЛГБТ, потому что они были уверены, что психотерапевт, слишком симпатизирующий ЛГБТ, исказит диагноз.

Транс-женщина убедила меня, что мои родители ненавидят сексуальную свободу и хотят  причинить мне вред. Она уговорила меня сбежать от родителей и тайно жить у неё. Вскоре она отвела меня к терапевту, явно симпатизирующему ЛГБТ, который поставил мне специальную печать, дабы я мог принимать гормоны официально под присмотром эндокринолога. Мне тогда было 16 лет, это был 2008 год. После лишь 1 сессии приема гормонов у эндокринолога, я получил одобрение для дальнейшего приема гормонов. Мне сказали, что я определенно транссексуал и что единственным исцелением будет гормонотерапия и операция по смене пола. Мне назначили гораздо более высокую дозу гормонов, чем я изначально принимал самостоятельно. Этот врач направил меня к эндокринологу, который предписал мне для начала 300 мг Spirinolacton и 8 мг Estrofem. Столь высокие дозы были необходимы, по его словам, чтобы достичь лучших результатов и полностью уничтожить мои отклонения в половом созревании.

На Спиронолактоне у меня начались проблемы с мочевым пузырем, и этот препарат перестал работать как анти-андроген. Именно тогда моя транс-подруга посоветовала мне снова обратиться к психотерапевту, чтобы тот дал мне направление на орхиэктомию (удаление мужских яичников, кастрацию, — Прим.Переводчика). Тогда бы мне больше не пришлось принимать анти-андрогены. Я обратился к терапевту, который специализировался на расстройствах сексуальной ориентации и лишь после 1 сеанса мне было предоставлено рекомендательное письмо для кастрации. В 2010 году в возрасте 18 лет я был кастрирован в частной клинике, расходы были оплачены из кармана моей транс-подруги.

Неожиданно, моя транс-подруга покончила с собой из-за депрессии и оставила меня с кучей проблем… Я стал бездомным. Я потерял доступ к гормонам и вынужден был встать  на панель как проститутка, ради того, чтобы заработать достаточно денег на аренду небольшой 1-комнатной квартиры и покупки еды.

В 2014 году, после 3 лет без гормонов, у меня начались проблемы со спиной и после неудачного падения мне поставили диагноз остеопороз. Мои кости стали чрезвычайно хрупкими из-за отсутствия половых гормонов. Мое совершенно здоровое тело, которое у меня когда-то было, теперь постоянно требовало лечения.

Мне прописали Bonefos (Бофенос), укрепитель костей, который также назначают людям с раком костей и вновь посадили на Estrogen (эстроген). К сожалению, мой доктор  слишком симпатизировал движению ЛГБТ и сам был женат на транс-женщине, поэтому он был предвзят в своих взглядах. Он посоветовал мне обратиться к психотерапевту, чтобы тот одобрил мою операцию по полному хирургическому изменению пола. Вагинопластика — это последний шаг, который понадобится, сообщил он. Мне порекомендовали психотерапевта, который одобрил бы меня для хирургии по реконструкции половых органов (SRS).

Я нашел работу в Starbucks (американская сеть кофеен и кофейных шопов, — Прим.Переводчика), план страхового полиса которого покрывал SRS как медицински необходимую процедуру. Получив от психотерапевта письма одобрения для SRS, я запланировал половую операцию с доктором Бауэрсом, который сам являлся транс-женщиной. Лист ожидания составлял 3 года. Операция по смене пола мне предстояла в ноябре 2017. Однако, поскольку другая пациентка отменила свою операцию, моя очередь была перенесена на сентябрь 2017 года. На два месяца раньше. Я прошел SRS в сентябре 2017 года, и вскоре мне пришлось начать интенсивный режим дилатации (расширения искусственной половой щели, — Прим.Переводчика). Дилатация все еще болезненна по сей день, почти через 2 года после операции.

У меня почти нет сексуального влечения. Я потерял(а) большую долю чувствительности в моих гениталиях после процедуры. Вскоре я понял(а), что у меня открытая рана с бактериями, а не влагалище. Я был(а) ошеломлен(а) количеством вредоносной поддержки, которую я получил(а).

Я попытал/ся(ась) заняться сексом с мужчиной через 8 месяцев после операции и почувствовал(а) отвращение к себе за то, что он проник в мою рану с бактериями. Кровь выходила из полости во время проникновения, и я видел(а), что ему было неприятно ни  смотреть на вульву, ни чувствовать такое влагалище на своем члене. Он знал, что я транс, я ему сообщил(а), но он никогда раньше не встречался с транс-женщиной.

У меня был диагностирован бактериальный вагиноз примерно через 1 год после операции. Полость влагалища была полна нездоровых бактерий, несмотря на то, что я регулярно спринцевал/ся(лась) изобетадином.

В этот момент мне стало совершенно ясно, что то, что у меня между ног, — не более чем хирургически созданная рана.

Я честно не понимаю, как эта операция вообще легальна…

Я только что закончил(а) курс пенициллиновых антибиотиков. Инфекция уже прошла, и полость чистая. И все же я бы хотел(а) никогда не делать эту операцию. Это просто зияющая рана, которая должна была подтвердить мою личность.

Я надеюсь, что однажды смогу исцелиться. Переход ничего не решает. SRS только усугубляют ситуацию.

Одна вещь, которую я узнал(а), заключается в том, что все чувствуют себя некомфортно рядом с транс-людьми и просто «ходят по яичной скорлупе», чтобы не сказать что-то оскорбительное.

Встречаться с кем-то также совершенно невозможно как транс-человек, если они не фетишизируют вас. Никто по-настоящему не хочет быть с трансгендерным человеком вечно. С этим связано слишком много проблем.

Если бы я знал все это до совершения необратимых процедур, я бы никогда этого не сделал.

Я думаю, что мы увидим волну сожалений в ближайшие 10 лет.

С уважением».

(имя не указано)

Вёб-страница Уолта Хейера явилась тем спасительным якорем, которая вселяет в автора этой душевной исповеди надежду. И эта надежда отнюдь не является беспочвенной, так как уже многие люди с помощью Уолта, его жены и помощников вернули свою жизнь в нормальное русло, обрели уверенность и счастье.

Источник

Размышления пожилых транссексуалов

Два более взрослых и зрелых транссексуала уже не скрывают ни своих имен, ни своей внешности. Один из них, с помощью Уолта Хейера, осознав ошибку, нашел в себе мужество вернуть свой первоначальный пол от Бога. Соображения этих двух людей имеют большую практическую ценность, мудры и прагматичны. Они помогли себе сами и смогут помочь другим. 

(текстовое переложение англоязычного видео)

Седой мужчина лет за сорок читает стих 2:21 из Книги Бытия в Библии:

«Итак, Господь Бог заставил заснуть мужчину глубоким сном; и пока он спал, Бог вынул одно из ребер мужчины, а затем закрыл это место плотью».  

Его чтение сопровождается сценами проведения операции по смене пола.

Затем, пожилая с виду женщина рассказывает: 

«Я был рожден мужчиной. В 19 лет я начала жить как «женщина».  В 30 лет я сделала хирургическую операцию по смене пола, живу вот теперь как транс-женщина уже в течение 29 лет и очень об этом сожалею».   

Мужчина читает стих 2:22:

«Затем Господь Бог создал женщину из ребра, которое он вынул из мужчины, и привел ее к мужчине.»

Транс-женщина говорит:

«Как только я в конце концов сделала операцию по смене пола, то вдруг сразу же осознала, что поступила неправильно. Что не стоило отрезать мои мужские половые органы…»

Седой мужчина продолжает чтение стихом 2:23:

«Мужчина сказал: Теперь это кость моих костей и плоть моей плоти; она будет называться «женщина» потому что она была взята из мужчины»

(Женщина по-английски пишется woman, при этом man означает мужчину, а слова wo в литературном английском нет, зато есть слово woo — заботиться, ухаживать, угождать, добиваться расположения. Учитывая любовь англичан к сокращениям, существует гипотеза, что сначала в англоязычных Святых Писаниях использовалось словосочетание woo man, то есть существо заботящееся и угождающее мужчине, а затем оно сократилось до women, так как звучит почти одинаково. -Прим.Переводчика).  Далее мужчина сразу переходит на стих 2:24:

«Вот почему мужчина оставляет своего отца и мать, объединяется со своей женой и они становятся одной плотью».

Затем чтец рассказывает свою историю:

— Обычно я ставлю свой будильник на 4 часа утра, но порой просыпаюсь раньше, как будто Бог сам будит меня. Я читаю Библию и молюсь, пытаясь уловить ответный глас Божий, его наставления».

Привет, меня зовут Билли Бёрли, — наконец-то знакомит нас с собой Билли, — я живу в городке Ломпок в этом доме и раньше я работал в космическом агентстве NASA.

Заходите, я покажу вам дом и участок.

У нас в Ломпоке исключительная погода (Типа холодного лета, без больших перепадов температуры, — Прим.Переводчика) и потому мы не имеем кондиционеров, а просто  держим окна открытыми большую часть дня круглый год.

Я рос худосочным ребенком-интровертом, с трудом мог говорить. Я пытался разговаривать с людьми, но многим из них им было трудно разобрать  что же я говорю.

Моё тело чувствовало себя мужчиной, но моё сознание подталкивало меня к мысли, что я рожден на самом деле девочкой. И я не знал кем же мне быть. Я то хотел быть таким же как мои старшие сестры, то не хотел. Когда они повзрослели и стали носить украшения и пользоваться косметикой, то я стал тайком в ванной повторять это за ними.

Однажды, когда я был в шестом классе и рутинно тренировался во время Летней лиги, к нам прислали нового тренера по прыжкам в воду. При каждом удобном случае он заигрывал со мной, ласкал меня, добивался, чтобы у меня появилась эрекция и продолжал ласкать меня ещё больше.»

Вдруг откуда ни возьмись с радостным лаем выскакивает большая собака и плюхает свои передние лапы и голову на колени сидящему в кресле Билли. «Я сейчас запру тебя в комнате и мы сделаем маленькую паузу» — говорит Билли собаке, как бы извиняясь перед журналистом — «пошли Камилла, запрем тебя в задней комнате, иначе ты так и будешь здесь бродить вокруг нас». Он встает и уводит собаку.

РИНИ ДЖЕКС:

— Тише! Плохая собака, плохая собака!» — неожиданно громким голосом укоряет собаку упомянутая выше пожилая транс-женщина с улыбкой на лице, по-прежнему сидя на диване — «позвольте мне попробовать успокоить её». Транс-женщина тоже удаляется. Откуда-то раздаётся её приказной голос: «Лечь, балованная, лечь!» Собака быстро затихает и она возвращается в комнату.

Меня зовут Рини Джекс, — наконец-то представляет себя и она, — и я автор восьми книг, из которых три про транссексуализм. Я была рождена мальчиком и выросла в очень консервативной республиканской семье. Мой отец где-то отсутствовал почти всё моё детство. Он был алкоголик и моя мать была психически больной. Моё детство было настолько беспокойным и травматичным, что сейчас, ретроспективно оглядываясь назад, я понимаю, что у меня не было шанса выйти из детства во взрослую жизнь нормальным образом.

Каждый раз, когда я ходила мыться в душ и снимала одежду, я вновь и вновь видела свой пенис, и вновь и вновь осознавала, что я на самом деле мальчик и я люто возненавидела свой пенис.

К тому времени, когда я окончила школу в 18 лет, я чаще всего одевалась как девушка. Года через два я оказалась в Сан-Франциско, где имелось маленькое сообщество геев и там к 20 годам я приняла окончательное решение всегда жить только как девушка. Когда вы начинаете встречаться с мужчинами, то если знакомство или свидание прошли хорошо, то дальше на первый план выходит факт, являешься ли ты транссексуалом или женщиной.

В моем сознании я всегда была женщиной, поэтому когда я ходила на свидание с мужчиной, то я не говорила ему, что у меня был пенис. Когда они узнают про это, то некоторые из них становятся агрессивными. Пару раз меня сильно избили.

Главное тогда для меня было достать гормоны. Сначала многие думают, что как только женские половые гормоны поднимут тон их голоса из мужского басистого в женский птичий, то со стороны их станут воспринимать полностью как женщин. Однако, затем они приходят к выводу, что настоящее счастье им принесут грудные имплантаты.  Но затем возникают всё новые и новые желания в погоне за счастьем, и, в конце концов, они начинают убеждать доктора сделать им хирургическую операцию на гениталиях по смене пола.

БИЛЛ:

— Ломпок — это хороший городок, тихий, но маленький. И поэтому я несколько опасался идти на хирургическую операцию здесь (так в нём нельзя будет затеряться, весь городок постепенно узнает о таком событии как смена пола Биллом, Прим.Переводчика). Вместе с тем меня радостно возбуждало, что наконец-то это свершится.

После операции, уже в лифте я спросил сопровождавших: «Его больше нет?» И мне ответили «Да, всё, его больше нет» (имеется ввиду пенис, Прим.Переводчика). И я почувствовал огромное облегчение. Я потерял много крови в процессе той хирургической операции.  Я продолжал посещать больницу, где мне постоянно меняли марлю в моей новой вагине, но я был в приподнятом настроении из-за того, что в конце концов дело сделано, что всё это уже осталось позади, что теперь я начну новую жизнь!»

РИНИ:

— У меня никогда не было полной возможности иметь нормальный половой акт потому что влагалище, которое делают хирурги, так мало, что каждый раз когда я пыталась заняться сексом, это было настолько невыносимо больно, что я не могла продолжить акт.

Таким образом, все эти хирургические операции по смене пола — не более чем обычные пластические операции. Эти хирурги также не могут создать нормальные фаллосы для женщин, трансформирующихся в мужчин. Те пенисы, которые они создают — просто отвратительны. 

У меня было несколько знакомых транс-мужчин и, когда я смотрела на их пенисы, то не могла сдержаться, чтобы не воскликнуть: «О, как это мерзко! И ты заплатила за это?!»

Ужасно, что смена пола не устранила мой внутренний дискомфорт. Честные опытные врачи говорят, что расстройство половой идентификации всегда остается в человеке, даже после смены пола хирургией и гормонами.

Путаница и ошибка состоит в том, что расстройство половой идентификации начинается как недовольство своим полом и своей анатомией, но на самом деле оно состоит в вашем глубоком недовольстве самим собой как человеком.   

Никто не хочет жить уродом, быть социальным изгоем в обществе, как я это называю в моей книге, жить в изоляции. Это сводит вас с ума, доводит до отчаяния, до самоубийства. Да, самоубийство это большая-большая опасность в обществе транссексуалов.

ЖУРНАЛИСТ:

— Рини, ты не помнишь конкретный день, когда ты собиралась совершить самоубийство и как ты остановила себя?

РИНИ:

— Вчера последний раз. А в первый раз — прямо перед операцией в 1990 году. Единственно, что меня удерживало от этого шага — это то, скажу вам честно, что в глубине души я трус(иха).

БИЛЛ:

— Семь лет после того как я превратил себя в «женщину», я начал серьезно раздумывать над тем, что за столь долгое время моя проблема должна была бы уже исчезнуть, но на самом деле эта проблема не только не ушла, но стала ещё больше и к ней прибавились новые. 

Первый раз мысль вернуть мой пол назад пришла мне вообще-то пять лет назад. Но я года два просто пытался обойти проблему — правильнее подобрать цвет волос, сделать более женственную прическу, улучшить мой макияж  — и тогда, мне казалось, что я смогу быть среди людей, смотреть на них открыто и мне не будет неудобно, так как никто не догадается, что я не женщина.  

Я чувствовал, когда люди идентифицировали меня как транссексуала, а не как женщину. И это очень неприятно. Это не жизнь. Это как будто ничего не изменилось. Я ещё продолжал бороться, хотя уже осознавал, что до операции я чувствовал себя лучше.

Примерно в это время Билл впал в отчаяние, собрался покончить с собой и позвонил Уолту Хейеру с просьбой о помощи — бывшему транссексуалу, осознавшему ошибку, вернувшему свой мужской пол назад и создавшему сайт sexchangeregret.com для помощи людям, сожалеющим о смене пола, о котором мы писали в недавней статье «Почему транссексуалы жалеют о смене пола?».

Уолт Хейер подтвердил правильность мыслей Билла о том, что возвращение назад его первоначального, данного Богом пола, уменьшит его внутренний дискомфорт и наполнит жизнь смыслом. 

Уже совершив операцию по смене пола, Билл стал как-то просматривать свои старые, мужские фотографии, включая студенческий билет, с фотографии которого на него смотрел по-мужски красивый парень — с большими челюстями, мощным шейным хребтом, тяжелым лбом и большим кадыком. Листая дальше свои фотографии на компьютере из разных периодов жизни, Билл настолько разозлился, что он потратил целых 7 лет на бестолковую, суетную и никчемную жизнь, пытаясь корчить из себя женщину, что взял и стёр со своего компьютера полностью все фотографии семилетнего «женского» периода, как будто его и не было в его жизни вовсе.

РИНИ:

— Мне 60 лет и потому уже нет никакого смысла после целой жизни прожитой как транссексуалка, вдруг начать вести старческую мужскую жизнь. Одеваться мужчиной мне больше не стоит, нет, нет, нет. В этом нет никакой пользы, но в моем положении транс-женщины есть выгода и смысл. Когда я стою и выступаю перед молодыми студентами колледжа, которые подумывают о смене пола, то они на моем конкретном живом примере видят, что ни гормонная терапия, ни изменение формы груди, ни операция на гениталиях не решили моих проблем и не сделали меня счастливее, за весь мой 40-летний период жизни «женщиной».

БИЛЛИ:

— Когда я встретил Рейчел, то я уже опять был юридически мужчиной. Рейчел со своей дочерью пришла ко мне в гости на Собрание Христианских Атлетов. Именно там мы познакомились. И было это в 2010 году. И я тогда пригласил её на кофе. На свидании я взял и сразу рассказал ей все про себя. Она ответила что хорошо, давай будем друзьями. 

РЭЙЧЕЛ:

— У нас были некоторые общие спортивные интересы, в частности, плавание, пешие прогулки, а также нам обоим понравился триатлон. В одной из таких прогулок мы присели отдохнуть на скамейку. Я села к нему очень близко и положила голову ему на плечо.

БИЛЛИ:

— И в этот момент я осознал, что наши отношения претерпевают изменения и что я могу теперь ухаживать за Рейчел в романтическом ключе, что я и сделал. У нас отличная интимная близость с Рэйчел, хотя я и не могу иметь оргазм, так как мой орган создан хирургически. Я восполняю это ощущением тела Рейчел и свежим воздухом.

РЕЙЧЕЛ:

— Довольно скоро, после нескольких месяцев, он спросил меня, выйду ли я за него замуж. Я раздумывала недолго, неделю или две и ответила согласием. Моя старшая дочь поддержала мое решение, так как желает мне счастья.

Источник

Переводчик — Сеничкин Евгений Петрович