Американский психиатр о гомосексуальности

Американский психиатр о гомосексуальности

(4 голоса3.0 из 5)

Док­тор Линн Пап­пас, в пра­во­слав­ном кре­ще­нии Маг­да­ли­на, авто­ри­тет­ный и опыт­ный пси­хи­атр, спе­ци­а­лист по дет­ской и под­рост­ко­вой пси­хи­ат­рии, а так­же пси­хи­ат­рии взрос­лых, прак­ти­ку­ет в окру­ге Бютт и окрест­но­стях горо­да Чико, в Север­ной Кали­фор­нии (США). Пси­хи­ат­ри­че­ской прак­ти­кой зани­ма­ет­ся уже 22 года. А еще док­тор Пап­пас – пред­се­да­тель при­ход­ско­го сове­та хра­ма свя­то­го Андрея, Хри­ста ради Юро­ди­во­го, Серб­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, в Ред­дин­ге (Кали­фор­ния).

Док­тор Пап­пас согла­си­лась поде­лить­ся с нами сво­и­ми про­фес­си­о­наль­ны­ми зна­ни­я­ми по «зло­бо­днев­но­му» вопросу.

– Мно­гих хри­сти­ан печа­лит широ­кая про­па­ган­да гомо­сек­су­а­лиз­ма как нор­мы, раз­вер­ну­тая в послед­ние несколь­ко лет во мно­гих тра­ди­ци­он­но хри­сти­ан­ских стра­нах. Зако­но­да­тель­ные орга­ны США и дру­гих стран дик­ту­ют: гомо­сек­су­аль­ность – не пси­хи­че­ское откло­не­ние; и несмот­ря на то, что мно­го­чис­лен­ные иссле­до­ва­ния пока­за­ли: гомо­сек­су­аль­ность не пере­да­ет­ся гене­ти­че­ски, тем не менее, гомо­сек­су­а­ли­сты при­зна­ют­ся мень­шин­ством, нуж­да­ю­щим­ся в защи­те прав чело­ве­ка, лега­ли­за­ции и толе­рант­ном обу­че­нии. Но про­бле­ма не толь­ко в том, как все это вос­при­ни­ма­ют Цер­ковь и обще­ство в целом, но и в том, какое вли­я­ние эти уста­нов­ки ока­зы­ва­ют на людей, испы­ты­ва­ю­щих гомо­сек­су­аль­ные наклон­но­сти, но не жела­ю­щих при­дер­жи­вать­ся это­го обра­за жиз­ни и ищу­щих помо­щи. Как прак­ти­ку­ю­щий пси­хи­атр, вы, несо­мнен­но, стал­ки­ва­лись с подоб­ным кон­флик­том. Что делать таким людям, если их про­сто при­ни­ма­ют, какие они есть, не желая им исцеления?

– Преж­де все­го, я ска­жу о том, о чем вы гово­ри­те как об изме­не­ни­ях пара­диг­мы. Все из нас учи­ты­ва­ют опре­де­лен­ные мет­ки, суще­ству­ю­щие в окру­жа­ю­щем нас мире, в сре­де, в кото­рой мы живем, и эти мет­ки ока­зы­ва­ют на нас духов­ное воз­дей­ствие, опре­де­ляя, что есть исти­на, чем нам руко­вод­ство­вать­ся, как дей­ство­вать в обы­ден­ной жиз­ни, что такое реаль­ность. А теперь мы попа­ли в ситу­а­цию, когда мир гово­рит нам: то, что рань­ше не явля­лось нор­мой, что не от Бога, – нездо­ро­вый образ жиз­ни или выбор вза­и­мо­от­но­ше­ний – это теперь нор­маль­но. Сего­дня мы наблю­да­ем сме­ну пара­диг­мы; все пра­ви­ла изме­не­ны, и людям ска­за­но, что преж­ние взгля­ды были лож­ны­ми и сей­час дру­гая реаль­ность. Та реаль­ность, кото­рая утвер­жда­ет: «Все, что я чув­ствую, – это хоро­шо для меня, и неваж­но, будь это муж­чи­на с муж­чи­ной, муж­чи­на с маль­чи­ка­ми, жен­щи­ны с мало­лет­ни­ми девоч­ка­ми или люди с живот­ны­ми (чело­век не оста­нав­ли­ва­ет­ся на чем-то одном). Сего­дня гово­рит­ся: все это – некие аль­тер­на­ти­вы, и такое «раз­но­об­ра­зие» – это «нор­маль­но». Но каж­дый чело­век несет в себе зер­но прав­ды Божи­ей и в глу­бине души зна­ет, что подоб­ные вещи лож­ны, ведь мы чув­ству­ем это. Пока он не столк­нет­ся с внеш­ним миром, окру­жа­ю­щим его соци­у­мом, кото­рый заяв­ля­ет: то, что внут­ренне настав­ля­ет вас, – невер­но. Это дав­ле­ние, кото­рое рас­стра­и­ва­ет все. И у людей не оста­ет­ся огра­ни­че­ний, како­го-то удер­жи­ва­ю­ще­го его яко­ря, мет­ки того, что есть исти­на. Об этом важ­но пом­нить, рас­смат­ри­вая про­бле­му. Ведь все пере­вер­ну­то с ног на голо­ву, и люди не зна­ют, в какую сто­ро­ну им двигаться.

– Вы живе­те в Кали­фор­нии, око­ло Сан-Фран­цис­ко – этой свое­об­раз­ной «Мек­ки» геев. Не заме­ти­ли ли вы ново­го вея­ния, когда идут далее про­сто­го при­ня­тия гомо­сек­су­аль­но­сти – к пря­мо-таки откры­то­му ее поощрению?

– Да, это все ярче про­яв­ля­ет­ся. Более того, это поощ­ре­ние со скры­тым гне­вом, и он ощу­ща­ет­ся, когда сопри­ка­са­ешь­ся с этой жиз­нью и этим миром. Это, кста­ти, очень силь­ное скры­тое тече­ние, и его сила – сила зла. Есть мно­го при­чин для это­го гне­ва (и этот гнев напол­нен гор­до­стью): это власть, это гос­под­ство, это напря­же­ние инди­ви­ду­а­ли­сти­че­ско­го пра­ва поза­бо­тить­ся о ком-то, и чтоб было так, как «я хочу, чтоб так было». Это очень силь­ная вещь. Поэто­му люди, осо­бен­но в Кали­фор­нии, при­хо­дят и голо­су­ют за лега­ли­за­цию одно­по­лых бра­ков. Что уже про­изо­шло в неко­то­рых дру­гих шта­тах. Но это не те люди, что сто­ят где-то поза­ди и мяг­ко гово­рят: я хочу быть с моим парт­не­ром. Это целая кам­па­ния, это стрем­ле­ние заста­вить всех вокруг при­нять их идеологию.

– А как шло это дви­же­ние от инди­ви­ду­аль­но­го жела­ния защи­тить­ся от дис­кри­ми­на­ции или, воз­мож­но, огра­дить­ся от изби­е­ний кспла­ни­ро­ван­ной, хоро­шо финан­си­ру­е­мой, агрес­сив­ной про­грам­ме, наце­лен­ной на все струк­ту­ры обще­ства: пра­во­вую, мас­сме­диа, даже обра­зо­ва­тель­ную систе­му, вплоть до началь­ной шко­лы? С точ­ки зре­ния пси­хи­ат­ра, что про­ис­хо­дит в голо­вах и серд­цах этих людей, что застав­ля­ет их рекон­стру­и­ро­вать обще­ство, пере­де­лы­вая его по их соб­ствен­ной моде­ли? Неуже­ли это лишь такое про­яв­ле­ние гор­ды­ни? Раз­ду­ва­ние соб­ствен­но­го само­лю­бия через изме­не­ние отно­ше­ния к себе всех окружающих?

– Не знаю, смо­гу ли исчер­пы­ва­ю­ще отве­тить на ваш вопрос. Люди, обра­ща­ю­щи­е­ся ко мне, не все­гда так воин­ствен­но настро­е­ны изме­нить обще­ство вокруг. Хотя неко­то­рые хотят в том чис­ле и это­го, что­бы лега­ли­зо­вать свой образ жиз­ни – для уве­рен­но­сти в том, что их раны защи­ще­ны. Пото­му что в глу­бине всей этой борь­бы лежит жела­ние чело­ве­ка быть люби­мым, обре­сти место, где о нем забо­тят­ся, где он свой, где он при­нят. Есть мно­же­ство вещей, кото­рые ведут чело­ве­ка к это­му. И воин­ству­ю­щий аспект – это состав­ля­ю­щая тако­го скры­то­го стрем­ле­ния. Когда чело­ве­ку при­чи­ня­ют боль или он озлоб­лен, его пер­вая реак­ция – защи­тить­ся, сми­рить­ся и пре­тер­петь побои, но затем, ока­зы­ва­ет­ся, на дру­гом кон­це это­го спек­тра эмо­ции пере­хо­дят в ярость. Таким обра­зом, эта воин­ству­ю­щая ярость есть про­дол­же­ние той зло­бы, что уже при­сут­ству­ет, но не все люди дово­дят ее до такой сте­пе­ни. Когда мы не живем с Богом, истин­но и в мире, появ­ля­ет­ся гнев, ярость. Часто это скры­тый гнев, хоро­шо скры­тый, и защи­та настоль­ко эффек­тив­на, что зло­ба не выхо­дит нару­жу и дру­гие не заме­ча­ют ее. Порой она про­ры­ва­ет­ся или недо­ста­точ­но скры­та – имен­но тогда мы стал­ки­ва­ем­ся с воин­ству­ю­щим ее про­яв­ле­ни­ем, тогда люди стре­мят­ся пере­ло­жить ответ­ствен­ность на кого-то, я думаю – на Бога, а не про­сто на людей. Это про­сто обли­че­ние, пред­став­ле­ние, сим­вол, и с этим ниче­го не поде­ла­ешь, это про­ис­хо­дит в их сердцах.

– Ваше объ­яс­не­ние кое-что про­яс­ня­ет, но это воз­вра­ща­ет нас к фак­ту, что до недав­не­го вре­ме­ни гомо­сек­су­аль­ность счи­та­лась про­бле­мой, тре­бу­ю­щей пси­хи­ат­ри­че­ско­го лече­ния. Преж­де она была не пси­хо­ло­ги­че­ской про­бле­мой, а смерт­ным гре­хом, даже пре­ступ­ле­ни­ем и в неко­то­рых стра­нах до сих пор счи­та­ет­ся пре­ступ­ле­ни­ем. Люди нес­ли за нее нака­за­ние, дабы она не рас­про­стра­ня­лась в обще­стве. Все хри­сти­ане счи­та­ли гомо­сек­су­а­лизм гре­хом, а пра­во­слав­ные хри­сти­ане и про­дол­жа­ют счи­тать так. В США зако­ны изме­ни­лись, и гомо­сек­су­а­лизм боль­ше не при­зна­ет­ся пси­хи­че­ским заболеванием.

– Ни один чело­век, актив­но прак­ти­ку­ю­щий гомо­сек­су­а­лизм, не может быть пси­хи­че­ски здо­ров. Это, опять таки, про­яв­ле­ние и демон­стра­ция извра­щен­но­го пере­жи­ва­ния боли, чув­ства отвер­жен­но­сти, остав­лен­но­сти, поте­ри и жела­ние изба­вить­ся от отчуж­ден­но­сти от Бога. Это еще одно про­яв­ле­ние того, как пыта­ют­ся достичь заду­ман­но­го на лож­ном пути. Ни в коей мере это не сви­де­тель­ству­ет о здо­ро­вье души, серд­ца, личности.

– В совре­мен­ном медиа­про­стран­стве мы видим тен­ден­цию пока­зы­вать гомо­сек­су­а­ли­стов пси­хо­ло­ги­че­ски адек­ват­ны­ми лич­но­стя­ми, кото­рые про­сто выбра­ли такую ори­ен­та­цию (несмот­ря на то, что ана­ли­ти­че­ская ста­ти­сти­ка гово­рит об обрат­ном). Тем не менее, они при­зна­ют­ся адек­ват­ны­ми и могут усы­нов­лять детей или вести заня­тия с бой­ска­у­та­ми. Конеч­но же, в пра­ви­лах усы­нов­ле­ния про­пи­са­но, что усы­нов­лять ребен­ка может лишь умствен­но устой­чи­вый чело­век. Но если пси­хи­ат­ри­че­ская прак­ти­ка пока­зы­ва­ет, что гомо­сек­су­а­ли­сты неадек­ват­ны, как им мож­но раз­ре­шать вос­пи­ты­вать весь­ма рани­мых детей?

– То, о чем вы гово­ри­те, под­ра­зу­ме­ва­ет, что пси­хи­ат­рия и орга­ны по усы­нов­ле­нию име­ют истин­ное пред­став­ле­ние о том, что такое нор­маль­ность. В уда­ле­нии от Бога, а мы живем в без­бож­ном обще­стве, никто не име­ет пред­став­ле­ния о том, что такое дей­стви­тель­ная нор­маль­ность, здесь сами люди созда­ют эту «нор­му», под­го­ня­ют ее под свои пред­став­ле­ния. Вот поче­му мы име­ем то, что име­ем. Они дали новое опре­де­ле­ние нор­маль­но­сти, а зав­тра дадут еще одно, новей­шее, осно­ван­ное на том, что будет дик­то­вать вре­мя. И там нет места Богу.

Все воз­вра­ща­ет­ся к вопро­су, кото­рый мы долж­ны решить: так что же такое семья? Мы боль­ше не обра­ща­ем вни­ма­ния на то, что Бог создал и запо­ве­дал семью, что Бог создал и запо­ве­дал «поря­док вещей». Мы отри­ну­ли Его, пото­му что нам это не нуж­но, мы даже не зна­ем, что Он суще­ству­ет, и уста­нав­ли­ва­ем наши цен­но­сти на осно­ва­нии того, что мы «чув­ству­ем» хоро­шим. Так стра­сти управ­ля­ют всем – сию­ми­нут­ные стра­сти. Сию­ми­нут­ные при­стра­стия и похо­ти – вот что сей­час опре­де­ля­ет нормальность.

– Вы столк­ну­лись с этой пере­осмыс­лен­ной нор­маль­но­стью в юри­ди­че­ской сфе­ре. Рас­ска­жи­те об этом.

– Хоро­шо. У меня был паци­ент, кото­рый, ска­жем так, борол­ся всю жизнь со сво­и­ми гомо­сек­су­аль­ны­ми наклон­но­стя­ми. Он очень мучил­ся и при­шел ко мне, что­бы прой­ти курс тера­пии. Он был крайне подав­лен, борол­ся с суи­ци­даль­ны­ми помыс­ла­ми. К тому же у него было при­стра­стие к нар­ко­ти­кам – кока­и­ну – и склон­ность к извра­ще­ни­ям. Види­те, гомо­сек­су­аль­ный образ жиз­ни может быть крайне раз­врат­ным – и он явля­ет­ся раз­врат­ным по опре­де­ле­нию. Но извра­щен­ность может перей­ти в кон­ти­ну­ум, как про­ис­хо­дит со вся­ким злом, она может все более уси­ли­вать­ся. Так, он зани­мал­ся серьез­ны­ми веща­ми, с оттен­ком дья­воль­щи­ны, с эле­мен­та­ми садиз­ма. И его это мучи­ло. К нему в юно­сти при­ста­вал учи­тель, и он нико­гда не воз­вра­щал­ся к этой трав­ме, а решил, что все это про­изо­шло пото­му, что он сам такой. Он убе­дил себя, что это­го нико­гда с ним не про­ис­хо­ди­ло, к нему никто не при­ста­вал, слов­но это про­изо­шло в дру­гой жиз­ни. Он вос­при­нял это внеш­нее про­ис­ше­ствие как инди­ка­тор того, что он – гомо­сек­суа­лен; пото­му что в про­тив­ном слу­чае, думал он, поче­му муж­чи­на заин­те­ре­со­вал­ся им? Итак, с это­го момен­та его раз­ви­тие как моло­до­го чело­ве­ка было силь­но извра­ще­но, трав­ми­ро­ва­но, и каж­дый раз, когда он смот­рел вокруг, он нахо­дил под­твер­жде­ния укреп­ля­ю­ще­го­ся ряда поня­тий о себе самом, вещи, кото­рые убеж­да­ли его в том, что он – гомо­сек­су­а­лист, – в СМИ, от дру­гих людей – пред­став­ле­ния или чув­ства, что это нечто, с чем он гене­ти­че­ски родил­ся. Он стал ассо­ци­и­ро­вать себя с этим. Как мы начи­на­ем жить в пре­ле­сти и по лжи? Она про­дол­жа­ет питать и питать. Итак, вско­ре, преж­де даже, чем он вышел из под­рост­ко­во­го воз­рас­та и пере­сек чер­ту два­дца­ти­ле­тия, он соткал целый мир, как искус­ный дра­ма­тург, и в этом мире все и вся соеди­ня­лось в моза­и­ку, фор­ми­ро­вав­шую его харак­тер, и так его харак­тер был сфор­ми­ро­ван всем этим внеш­ним при­вне­се­ни­ем. То же самое про­ис­хо­дит с обще­ством, с масс-медиа, с миром – они фор­ми­ру­ют нас, и мы вос­при­ни­ма­ем их части­цы, если, конеч­но, нет дру­го­го фор­ми­ру­ю­ще­го фак­то­ра, если мы живем без Бога и нам неко­му помочь. Если у нас нет пред­став­ле­ния, что истин­но, а что нет.

И вот, когда он при­шел ко мне, он был силь­но трав­ми­ро­ван, но он при­шел не из-за пер­вич­но­го жела­ния разо­брать­ся в сво­ей сек­су­аль­но­сти. Он при­шел разо­брать­ся в сво­ей депрес­сии. Да, но как мож­но разо­брать­ся с депрес­си­ей без рас­смот­ре­ния того, что к ней при­во­дит? Он рас­смот­рел свою жизнь с само­го нача­ла: взрос­ле­ние, вза­и­мо­от­но­ше­ния с отцом и мате­рью, вос­пи­та­ние, невос­пи­та­ние; и вопрос, на что же он все-таки годен, был все­гда услы­шан с любо­вью. Со вре­ме­нем ста­ло ясно, что он был при­нят и любим этим муж­чи­ной. Он был тем, кто про­яв­лял к нему осо­бое вни­ма­ние – физи­че­ское вни­ма­ние, выска­зы­вал о нем свое мне­ние и т.д. И это ста­ло для него при­ня­тым обра­зом жиз­ни. Так вот, все это нача­ло для него рас­кры­вать­ся, и он стал сомне­вать­ся в сво­ем преж­нем пред­по­ло­же­нии, что он от при­ро­ды гомо­сек­суа­лен. И тогда он стал рас­смат­ри­вать всю свою жизнь, и по все­му креп­ко­му убеж­де­нию побе­жа­ли тре­щи­ны, по всей пара­диг­ме. И вот неожи­дан­ные лучи све­та про­би­лись, и он был весь­ма встре­во­жен этим.

Зна­е­те, я нико­гда не скры­ва­ла, что я пра­во­слав­ная. Нико­гда не скры­ва­ла, кто я такая и отку­да при­шла. У меня был про­фес­сор в отде­ле­нии дет­ской пси­хи­ат­рии, где я ста­жи­ро­ва­лась, кото­рый одна­жды ска­зал мне, видя, что я ношу кре­стик: «Вам нуж­но его снять». Я спро­си­ла: «Поче­му?» Он отве­тил: «Пото­му что пред­по­ла­га­ет­ся, что вы, будучи пси­хи­ат­ром, явля­е­тесь tabula rasa – “чистой дос­кой” для людей, но, нося этот кре­стик, вы ока­зы­ва­е­те на паци­ен­тов вли­я­ние. Ваш крест вли­я­ет на их мыш­ле­ние, тогда как пред­по­ла­га­ет­ся, что они при­хо­дят к вам со сво­и­ми, неза­ви­си­мы­ми от вас, мыс­ля­ми, а вы – при­мер для под­ра­жа­ния». Я погля­де­ла на него и ска­за­ла: «Но я чест­на, по край­ней мере. Моя вера вид­на, и люди зна­ют, како­вы мои убеж­де­ния. Паци­ен­ты мог­ли бы попасть к како­му-нибудь буд­ди­сту или инду­и­сту, и его систе­ма взгля­дов про­пи­ты­ва­ла бы все, что он гово­рил, а паци­ент бы об этом знал. Для меня такая ситу­а­ция – обман».

Итак, паци­ент уви­дел, что я ношу кре­стик, и стал зада­вать вопро­сы о Боге. В после­ду­ю­щие два года он начал сомне­вать­ся в том, что родил­ся гомо­сек­су­а­ли­стом; он начал глуб­же пони­мать свою исто­рию, у него появи­лась жен­щи­на, кото­рую он полю­бил. Она от него забе­ре­ме­не­ла, но пре­рва­ла бере­мен­ность, и он сно­ва был опу­сто­шен. В состо­я­нии опу­сто­ше­ния к нему вер­ну­лась нар­ко­ти­че­ская зави­си­мость, и все раз­ва­ли­лось, а он стал во всем винить Бога – и меня тоже. В кон­це кон­цов он подал про­тив меня иск за то, что счел неэтич­ным со сто­ро­ны пси­хи­ат­рии, посколь­ку гомо­сек­су­аль­ность, по боль­шо­му сче­ту, уже не счи­та­ет­ся пато­ло­ги­ей, и, сле­до­ва­тель­но, мое хри­сти­ан­ство опре­де­ли­ли как непод­хо­дя­щий «дис­ба­ланс силы». Меня, с кре­стом на шее, ико­ной на стене и Биб­ли­ей на сто­ле, обви­ни­ли в непо­до­ба­ю­щем вли­я­нии на это­го паци­ен­та, кото­рый при­шел ко мне по сво­е­му соб­ствен­но­му жела­нию. Для них был не важен тот факт, что он при­шел по соб­ствен­но­му жела­нию и остал­ся на три года. Для них суще­ство­вал толь­ко факт того, что здесь при­сут­ство­вал Бог и что я «застав­ля­ла» его слу­шать о Нем.

– Оче­вид­но, он подал про­тив вас иск, пото­му что не был в состо­я­нии пси­хи­че­ско­го рав­но­ве­сия, а госу­дар­ство не при­ня­ло это во внимание?

– Пото­му что госу­дар­ство гово­рит, что он в состо­я­нии пси­хи­че­ско­го рав­но­ве­сия. Пото­му что зако­ны и то, что опре­де­ле­но нынеш­ним миром как нор­маль­ное явле­ние, счи­та­ют, что с ним «все в порядке».

– Удо­вле­тво­рен ли был его иск?

– Я раз­ре­ши­ла этот кон­фликт. На ста­дии раз­би­ра­тель­ства, не дово­дя дело до суда.

– Зна­чит, мож­но в какой-то сте­пе­ни счи­тать, что он «выиг­рал», пото­му что полу­чил ком­пен­са­цию. Не может ли это стать «охла­жда­ю­щим при­ме­ром» для дру­гих пси­хи­ат­ров, тоже счи­та­ю­щих, что гомо­сек­су­аль­ность их паци­ен­тов может отча­сти быть при­чи­ной их депрессии?

– Я убеж­де­на: гомо­сек­су­аль­ность явля­ет­ся при­чи­ной депрес­сии. Здесь «может быть» невоз­мож­но. Это хотя и не един­ствен­ная, но совер­шен­но точ­ная при­чи­на депрес­сии. Най­де­те ли сей­час дру­гих пси­хи­ат­ров, кото­рые ска­жут то же самое? Думаю, таких ока­жет­ся немно­го. Даже сре­ди хри­сти­ан – я гово­рю сей­час об ино­слав­ных хри­сти­а­нах. Вы уви­ди­те, что в ере­ти­че­ском хри­сти­ан­стве в ско­ром вре­ме­ни все будет допу­сти­мо. В бли­жай­шем буду­щем вы уви­ди­те, что мно­гие будут счи­тать гомо­сек­су­а­лизм нор­маль­ным и не сде­ла­ют заяв­ле­ния, подоб­но­го тому, что сде­ла­ла я.

– Но куда же девать­ся людям, нуж­да­ю­щим­ся в исце­ле­нии – исце­ле­нии от гомо­сек­су­а­лиз­ма? Зна­чит ли это, что они ста­нут все более и более несчаст­ны, пото­му что им не к кому пой­ти? Не пой­мут ли они, что все мень­ше и мень­ше пси­хи­ат­ров жела­ют гово­рить об этом?

– Совсем необя­за­тель­но. Если чело­век при­хо­дит к пси­хи­ат­ру или пси­хо­ло­гу, гото­вый сде­лать это заяв­ле­ние, то най­дет­ся кто-то, кто смо­жет ему помочь. Думаю, что под­ни­ма­е­мый вами вопрос дол­жен быть сфор­му­ли­ро­ван так: а как же быть всем тем людям, кото­рые не созна­ют, что их гомо­сек­су­аль­ность – это и есть основ­ная состав­ля­ю­щая их борь­бы, их боли, их посто­ян­ной болез­ни? Инте­рес­но, что когда мы гово­рим о болез­ни, то авто­ма­ти­че­ски дума­ем о болез­не­твор­ном орга­низ­ме или виру­се, раз­ви­ва­ю­щем­ся в нас, или об инфек­ции, раз­ви­ва­ю­щей­ся от бак­те­рий или виру­сов, а не о чем-то раз­ви­ва­ю­щем­ся из-за инфек­ции нашей души. Вот в чем про­бле­ма. Как и со мно­ги­ми дру­ги­ми веща­ми в совре­мен­ном обще­стве. Людям ста­но­вит­ся все слож­нее уви­деть насто­я­щую инфек­цию, пото­му что мы слиш­ком мно­гое «счи­та­ем нор­маль­ным», а наши души погло­ща­ют­ся гре­хом, кото­рый мы про­воз­гла­си­ли «нор­мой».

– Это как если назвать рак физио­ло­ги­че­ской нормой?

– Да! Он разъ­еда­ет вас изнут­ри, а вы скры­ва­е­те его внеш­ние про­яв­ле­ния и веде­те себя, слов­но все так и долж­но быть. Вот что такое гомо­сек­су­аль­ная жизнь. Вы дума­е­те, что внешне с вами все в поряд­ке, что вы счаст­ли­вы, но в реаль­но­сти, внут­ри, вы несчаст­ны. И вы про­дол­жа­е­те и про­дол­жа­е­те в это играть. Знаю людей, состо­я­щих в гомо­сек­су­аль­ных отно­ше­ни­ях на про­тя­же­нии 50 лет, и они ска­жут мне: «Смот­ри­те, это же совер­шен­но нор­маль­но!» Я им отве­чу: «Это заме­ча­тель­но, что вы забо­ти­тесь друг о дру­ге, но вы все еще не в состо­я­нии уви­деть, что отде­ля­ет вас от Бога». Вот основ­ная про­бле­ма. Они хотят удо­вле­тво­рить­ся этим сию­ми­нут­ным чув­ством уте­ше­ния, дер­жась за кого-то в этом мире, пото­му что не зна­ют, что на самом деле они ищут Бога.
Я каж­дый раз воз­вра­ща­юсь к это­му, пото­му что невоз­мож­но раз­ре­шить эту про­бле­му вне Бога. А в нашем мире сего­дня, где она не пове­ря­ет­ся Богом, она полу­ча­ет­ся такой, какая есть. Поэто­му, если борю­щи­е­ся люди не зна­ют, что им не хва­та­ет Бога, то так и не уви­дят, в чем эта про­бле­ма заключается.

– Один свя­той ска­зал, что каж­дый чело­век име­ет неуто­ли­мую жаж­ду Бога, но это удо­вле­тво­ря­е­мая жаж­да, даже в сво­ей неуто­ли­мо­сти. Если люди не ищут Бога, эта жаж­да не уто­ля­ет­ся, и они пыта­ют­ся уто­лить ее через нена­сыт­ные страсти.

– Имен­но это про­изо­шло с тем моло­дым чело­ве­ком. Я пыта­лась помочь и дру­гим людям, с кото­ры­ми рабо­та­ла, что­бы они при­шли к пони­ма­нию: что эта жаж­да, кото­рую они испы­ты­ва­ют, есть на самом деле жаж­да Бога. Они это­го не зна­ли, пото­му что вырос­ли без Бога в сво­ей жиз­ни. Они не вос­пи­ты­ва­лись в церк­ви и не полу­чи­ли ника­ко­го пред­став­ле­ния о Боге, поэто­му они лишь пони­ма­ли, что име­ют неуто­ли­мое жела­ние и жаж­ду чего-то, а един­ствен­ны­ми ори­ен­ти­ра­ми, нахо­дя­щи­ми­ся вокруг нас в мире, явля­ют­ся стра­сти. Нет дру­го­го объ­яс­не­ния это­му стрем­ле­нию; толь­ко когда вы начи­на­е­те гово­рить, что имен­но Бог явля­ет­ся тем, к кому Вы дей­стви­тель­но стре­ми­тесь, то слов­но бы рас­па­хи­ва­ет­ся окно, и они начи­на­ют пони­мать, что жаж­дут имен­но Бога. Да, люди, име­ю­щие 50 лет гомо­сек­су­аль­ных отно­ше­ний, внешне будут защи­щать свою веру в то, что все у них пре­крас­но, но если посмот­реть им в серд­це, то мож­но уви­деть их пусто­ту и то, что они не дости­га­ют цели. Мне, как чело­ве­ку, рабо­тав­ше­му с таки­ми людь­ми, это более чем оче­вид­но: они не дости­га­ют того, к чему стре­мят­ся. Пото­му что стре­мят­ся не к Богу.

– А осталь­ную часть мира через СМИ убеж­да­ют в том, что с эти­ми людь­ми все в порядке…

– Сно­ва и сно­ва они убеж­да­ют и сами себя. Мы про­дол­жа­ем себя обма­ны­вать сно­ва и сно­ва и не зна­ем, как слу­шать голос, гово­ря­щий в нашем серд­це. Этот голос в нашем серд­це про­дол­жа­ет гово­рить, но люди при­вык­ли его заглушать.

– Эта про­бле­ма из про­бле­мы част­ной, к сожа­ле­нию, раз­ви­ва­ет­ся в про­бле­му, охва­ты­ва­ю­щую целые рели­ги­оз­ные дено­ми­на­ции: гово­рят о том, что откры­тым геем может быть и пас­тор, даже епи­скоп, окорм­ля­ю­щий семьи. Конеч­но, про­бле­ма со всей ясно­стью осо­зна­ет­ся Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью. Но что бы вы ска­за­ли пра­во­слав­ным людям, стра­да­ю­щим от этой сла­бо­сти? Сле­ду­ет ли Церк­ви быть стро­гой к ним? Сле­ду­ет ли гово­рить во все­услы­ша­ние об их гре­хе? Или же луч­ше рабо­тать с ними без оглас­ки, инди­ви­ду­аль­но? Как нам избе­жать ката­стро­фы, кото­рая сей­час разыг­ра­лась в като­ли­че­ской церкви?

– Не хочу даже при­тво­рять­ся, что знаю, как надо посту­пать, но я бы ска­за­ла, что луч­ше рабо­тать с ними инди­ви­ду­аль­но. И я молюсь за всех людей о том, что­бы в Церк­ви – в истин­ной Церк­ви – у нас нашлись бы люди, доста­точ­но сме­лые, что­бы прий­ти на помощь бра­тьям и сест­рам, борю­щим­ся с гре­хом, что­бы нашлись люди, жела­ю­щие помочь им уви­деть свою сла­бость. Сно­ва, как и со всем, к чему мы сле­пы, мы защи­ща­ем себя, мы гор­дые, мы пав­шие, и мы не жела­ем видеть то, что нам боль­но видеть. Но как еще мы можем посту­пать, как не помо­гая кон­крет­но кому-то любо­вью, вся­че­ски слу­жа людям, помо­гая им про­зреть? Вот в чем дело. У нас есть свя­тые отцы, у нас есть сло­во Божие, у нас так мно­го того, что Бог дал нам как исти­ну, и у нас есть любовь. Вот это нам надо давать людям, что­бы открыть для них дверь к пони­ма­нию того, что их рани­ло и что их серд­цам надо сде­лать, что­бы попы­тать­ся помочь себе. Пото­му что вот что это: метод забо­ты о сво­ем серд­це, когда мы так ране­ны; когда мы чув­ству­ем себя остав­лен­ны­ми, отверг­ну­ты­ми, чув­ству­ем, что Бога нет рядом, что нам надо сде­лать что-то самим, что­бы все наладилось.

– Может ли боль­шин­ство гомо­сек­су­а­ли­стов обна­ру­жить несчаст­ный слу­чай в сво­ем про­шлом, подоб­ный тому, что пере­жил опи­сан­ный вами паци­ент? Мож­но ли это назвать эпи­де­ми­ей, рас­про­стра­ня­е­мой людь­ми, кото­рых надо остановить?

– Люди при­хо­дят к гомо­сек­су­аль­но­му обра­зу жиз­ни или име­ют гомо­сек­су­аль­ный опыт по раз­ным при­чи­нам. Есть люди, к кото­рым при­ста­ва­ли в дет­стве, поэто­му они боят­ся пред­ста­ви­те­лей про­ти­во­по­лож­но­го пола, но при этом нуж­да­ют­ся в забо­те. Есть и дру­гие люди, о кото­рых в дет­стве не забо­ти­лись, кото­рых не кор­ми­ли, не опе­ка­ли, не люби­ли, не гла­ди­ли по голо­ве – и они ищут забо­ты. И все про­ис­хо­дит не так, как надо. Они начи­на­ют искать мать, как дела­ют мно­гие жен­щи­ны, живу­щие лес­бий­ской жиз­нью, или отца, в слу­чае с муж­чи­на­ми гомо­сек­су­а­ли­ста­ми, – и все ока­зы­ва­ет­ся таким иска­жен­ным. Они внешне не чув­ству­ют это­го, а дви­жет ими жела­ние соеди­нять­ся – и не обя­за­тель­но в сек­су­аль­ном или эро­ти­че­ском смыс­ле – про­сто наш пад­ший мир дик­ту­ет имен­но этот спо­соб. Все сек­су­а­ли­зи­ру­ет­ся. Люди авто­ма­ти­че­ски пры­га­ют от серд­ца, кото­рое нуж­да­ет­ся в неж­ной забо­те, к чему-то эро­ти­че­ско­му, пото­му что мир велел им идти имен­но туда. Все, кто борют­ся с этим жела­ни­ем – любить гомо­сек­су­аль­ной любо­вью, ищут на самом деле чисто­ты, о кото­рой я гово­рю. Это не обя­за­тель­но резуль­тат трав­мы или оскорб­ле­ния – они про­сто мог­ли начать такую актив­ность с дет­ства. Им сле­ду­ет пред­ло­жить пони­ма­ние люб­ви, они долж­ны понять, что это нахо­дит­ся внут­ри нас – то, что они на самом деле ищут.

– Зна­ли ли вы людей, кото­рым дово­ди­лось бороть­ся с этим бла­го­да­ря таин­ству исповеди?

– Да. Вы рабо­та­е­те там и тут, рабо­та­е­те над тем, что про­ис­хо­дит с ними, а их защит­ные реак­ции внешне так велики.

– Поэто­му это не про­сто рабо­та для каж­до­го человека.

– Нет. И я думаю, что есть люди, спо­соб­ные к тако­го вида рабо­те, кото­рые пони­ма­ют, как под­хо­дить к этим делам. Суще­ству­ют люди, пред­на­зна­чен­ные, обу­чен­ные или вос­пи­тан­ные Богом так, что могут най­ти путь в чье-то серд­це, несмот­ря на защит­ные реакции.

– Конеч­но, мы зна­ем, что это суще­ство­ва­ло и в древ­но­сти, даже нахо­дим упо­ми­на­ние о гомо­сек­су­а­лиз­ме в свя­то­оте­че­ской лите­ра­ту­ре. Но у всех у нас так­же есть сво­бод­ная воля.

– Если я хочу, что­бы мой ребе­нок пошел и сде­лал что-то, чего он не хочет сде­лать, то я не обя­за­тель­но ему ска­жу: «Хочу, что­бы ты пошел и сде­лал то-то», но пере­фра­зи­рую свое поже­ла­ние и пове­ду себя с ним так, что­бы не воз­бу­дить его защит­ную реак­цию, кото­рая настро­е­на на про­ти­во­по­лож­ное. Вме­сто того что­бы ска­зать: «Иди и убе­ри кро­вать» – я ска­жу что-то еще, что воз­бу­дит дру­гую часть его серд­ца, и он сам захо­чет это сде­лать. Он пой­дет и убе­рет свою постель, и меж­ду нами не будет вой­ны. Это зна­чит – знать серд­це мое­го ребен­ка и знать серд­ца наших бра­тьев и сестер. Это зна­чит – при­хо­дить к кому-то с любо­вью, созна­вая, что на кар­ту постав­ле­но серд­це. Мы спра­ши­ва­ем: как Бог направ­ля­ет нас, что­бы мы обра­ща­лись с этим человеком?

– И, конеч­но, мы молим­ся о них.

– Конеч­но! Это то, с чего мы все­гда начинаем.

С док­то­ром Линн Пап­пас бесе­до­ва­ла мона­хи­ня Кор­ни­лия (Рис). Пере­ве­ли с англий­ско­го Дмит­рий Лапа и Васи­лий Томачинский

sobor.by

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки