Профессор Хазан: Синдром Дауна не является поводом для того, чтобы убить ребёнка в утробе матери

Профессор Хазан: Синдром Дауна не является поводом для того, чтобы убить ребёнка в утробе матери

(5 голосов5.0 из 5)

Интер­вью с про­фес­со­ром Бог­да­ном Хаза­ном, аку­ше­ром-гине­ко­ло­гом, док­то­ром меди­цин­ских наук, дирек­то­ром «Инсти­ту­та семьи» в Варшаве:

Я выбрал меди­ци­ну, пото­му что в моей семье был врач, кото­ро­го я очень ува­жал. Поэто­му я хотел обя­за­тель­но полу­чить меди­цин­ское обра­зо­ва­ние. А то, что я стал имен­но гине­ко­ло­гом, — это отча­сти слу­чай­ность. Я выби­рал раз­ные спе­ци­аль­но­сти. Я был типич­ным аку­шер-гине­ко­ло­гом, пото­му что я рань­ше выпол­нял абор­ты, сколь­ко их было — точ­но не знаю, может быть 500–600.

Потом, когда обста­нов­ка в Поль­ше нача­ла менять­ся, когда отно­ше­ние к абор­там ста­ло менять­ся, и когда дви­же­ние про­лайф ста­ло раз­ви­вать­ся, у меня тоже нача­ли воз­ни­кать опре­де­лен­ные мыс­ли. Я счи­тал себя хри­сти­а­ни­ном, не смот­ря на то, что выпол­нял абор­ты. Сей­час я пони­маю, что это было непра­виль­но. И где-то 20, может быть, 25 лет назад, моя точ­ка зре­ния ста­ла менять­ся, и я при­нял реше­ние уйти из абор­тив­но­го биз­не­са и пре­кра­тить выпол­не­ние абор­тов. Меня часто спра­ши­ва­ют, был ли какой-то момент, когда я рез­ко при­нял реше­ние. Надо ска­зать, что нет, это не было, как с Апо­сто­лом Пав­лом, кото­рый услы­шал голос с неба: «Савл, Савл! зачем ты гонишь Меня?» Это было посте­пен­но, может быть, под воз­дей­стви­ем мате­ри, под воз­дей­стви­ем про­фес­со­ра Тро­шин­ско­го, кото­рый был моим пре­по­да­ва­те­лем. И таким обра­зом, я при­нял реше­ние, что боль­ше не буду выпол­нять абор­ты. И потом посте­пен­но аргу­мен­ты дви­же­ния «про­лайф» ста­ли для меня всё более убедительными.

Я был заве­ду­ю­щим отде­ле­ни­ем гине­ко­ло­гии в «Цен­тре здо­ро­вья мате­ри и ребён­ка», был так­же глав­ным аку­шер-гине­ко­ло­гом Поль­ши, и когда я начал озву­чи­вать свои взгля­ды, я столк­нул­ся с про­ти­во­дей­стви­ем со сто­ро­ны кру­гов феми­нист­ских, меня обви­ня­ли в том, что я в недо­ста­точ­ной сте­пе­ни забо­чусь о репро­дук­тив­ном здо­ро­вье жен­щи­ны. Была в «Инсти­ту­те мате­ри и ребён­ка» такая исто­рия, когда я выра­зил пуб­лич­но мне­ние, что син­дром Дау­на не явля­ет­ся доста­точ­ным пово­дом для того, что­бы убить ребён­ка, это вызва­ло боль­шой шум на всю стра­ну, и министр здра­во­охра­не­ния снял меня с долж­но­сти глав­но­го аку­шер-гине­ко­ло­га Поль­ши, так­же я был отстра­нён от долж­но­сти глав­но­го заве­ду­ю­ще­го кли­ни­кой мате­ри и ребён­ка. И я при­шёл рабо­тать в кли­ни­ку «Свя­то­го семей­ства» в Вар­ша­ве, в кото­рой мы тоже ста­ра­лись при­дер­жи­вать­ся взгля­дов «про­лайф».
3 года назад я отка­зал­ся выпол­нить аборт в ситу­а­ции внут­ри­утроб­но­го поро­ка раз­ви­тия, и это вызва­ло мас­си­ро­ван­ную кам­па­нию про­тив меня, в резуль­та­те кото­рой я был уво­лен с долж­но­сти заве­ду­ю­ще­го этой кли­ни­кой. Этот слу­чай при­влёк боль­шое вни­ма­ние не толь­ко в Поль­ше, но и за рубе­жом. Меня при­гла­ша­ли в Филип­пи­ны, США, Вен­грию, Швей­ца­рию, пото­му что ста­ло им извест­но о моём этом реше­нии, кото­рое для меня, в общем-то, было есте­ствен­ным, а для них это ста­ло важ­ным слу­ча­ем. Воз­мож­но, пото­му, что я сопро­тив­лял­ся тому, что я ста­рал­ся бороть­ся с эти­ми обвинениями.

Это был такой кейс, кото­рый, с одной сто­ро­ны, вызы­вал сочув­ствие, а с дру­гой сто­ро­ны, целые вол­ны нена­ви­сти, кото­рые шли в моём направ­ле­нии. Сей­час эта дис­кус­сия немнож­ко ути­ха­ет, но всё рав­но я ощу­щаю неко­то­рые послед­ствия. Меня спра­ши­ва­ют, если бы сей­час у меня был выбор, посту­пил бы я так же, как в тот раз. Я гово­рю, что да, не смот­ря на то, что я мно­гое поте­рял. Я был отстра­нён от кли­ни­че­ской гине­ко­ло­гии, от родиль­ной пала­ты, от ухо­да за роже­ни­ца­ми, что было смыс­лом моей жиз­ни в тече­ние десят­ков лет. Не смот­ря на это, я думаю, что сей­час такая роль как бы испо­вед­ни­че­ская, кото­рую я сей­час выпол­няю, дала хоро­шие пло­ды и под­твер­жда­ет пого­вор­ку о том, что из каж­до­го зла может вырас­ти что-то хоро­шее. Когда-то меня спра­ши­ва­ли, вот эта кам­па­ния в СМИ, кото­рая про­тив меня идёт, как я это при­ни­маю, не тяже­ло ли мне это при­ни­мать. Ну да, конеч­но, я отве­чаю, это непри­ят­но, но это хоро­шее лекар­ство от гордыни.

Интер­вью с про­фес­со­ром Бог­да­ном Хаза­ном было запи­са­но в Вар­ша­ве в сен­тяб­ре 2017 года.

Источ­ник: РОО «Две полоски»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки