Сталинизм и аборты: к 80-летию запрета абортов в СССР

Сталинизм и аборты: к 80-летию запрета абортов в СССР

(4 голоса4.0 из 5)

27 июня испол­ня­ет­ся 80 лет со дня при­ня­тия в 1936 г. поста­нов­ле­ния Цен­траль­но­го испол­ни­тель­но­го коми­те­та и Сове­та народ­ных комис­са­ров СССР «О запре­ще­нии абор­тов, уве­ли­че­нии мате­ри­аль­ной помо­щи роже­ни­цам, уста­нов­ле­нии госу­дар­ствен­ной помо­щи мно­го­се­мей­ным, рас­ши­ре­нии сети родиль­ных домов, дет­ских яслей и дет­ских садов, уси­ле­нии уго­лов­но­го нака­за­ния за непла­теж али­мен­тов и о неко­то­рых изме­не­ни­ях в зако­но­да­тель­стве о разводах».

Это Поста­нов­ле­ние, резуль­та­ты его вопло­ще­ния в жизнь вплоть до отме­ны 23 нояб­ря 1955 г. оброс­ли нега­тив­ны­ми мифа­ми, кото­рые без­апел­ля­ци­он­но транс­ли­ру­ют­ся совре­мен­ны­ми сто­рон­ни­ка­ми легаль­ных абор­тов в каче­стве яко­бы незыб­ле­мых аргу­мен­тов про­тив их запре­та. В резуль­та­те руко­во­ди­те­ли аку­шер­ско-гине­ко­ло­ги­че­ских служб, поли­ти­ки, пози­ци­о­ни­ру­ю­щие себя в каче­стве пра­во­слав­ных пат­ри­о­тов, и даже отдель­ные пред­ста­ви­те­ли епи­ско­па­та пола­га­ют, что опыт ста­лин­ско­го пери­о­да яко­бы сугу­бо нега­ти­вен и нагляд­но про­де­мон­стри­ро­вал, «что запре­та­ми ниче­го не решить». Что после запре­та абор­тов не ста­но­вит­ся мень­ше, они ста­но­вят­ся под­поль­ны­ми, это ведет лишь к сверх­смерт­но­сти и поте­ри здо­ро­вья десят­ков тысяч женщин.

Успе­хи ста­лин­ской поли­ти­ки. На самом деле Поста­нов­ле­ние пред­став­ля­ет собой доволь­но каче­ствен­ный при­мер соче­та­ния запре­ти­тель­ной и поощ­ри­тель­ной поли­ти­ки повы­ше­ния рож­да­е­мо­сти в целях сохра­не­ния чело­ве­че­ско­го потен­ци­а­ла, необ­хо­ди­мо­го для обес­пе­че­ния госу­дар­ствен­ной без­опас­но­сти и посту­па­тель­но­го соци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия общества.

Неда­ром вра­ги исто­ри­че­ской Рос­сии в обли­чии СССР обру­ши­лись на Поста­нов­ле­ние 1936 г. со злоб­ной кри­ти­кой, как это сде­лал Троц­кий в кни­ге «Пре­дан­ная рево­лю­ция: Что такое СССР и куда он идет?»[i].

А пла­ны нацист­ской Гер­ма­нии по мяг­ко­му гено­ци­ду насе­ле­ния окку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий нашей стра­ны пред­по­ла­га­ли как раз пря­мо про­ти­во­по­лож­ное — лега­ли­за­цию абор­тов, про­па­ган­ду отка­за от дето­рож­де­ния, кон­тра­цеп­цию, сте­ри­ли­за­цию, пре­кра­ще­ние под­держ­ки мно­го­дет­ных семей и т.п.[ii].

Имен­но с дей­стви­ем это­го Поста­нов­ле­ния, свя­зан фено­мен «ста­лин­ско­го демо­гра­фи­че­ско­го ренес­сан­са» кон­ца 30‑х гг., а затем в после­во­ен­ный пери­од. В целом темп при­ро­ста насе­ле­ния при Ста­лине соста­вил 21,2 %, что пре­вы­ша­ет пока­за­те­ли Рос­сий­ской Импе­рии в нача­ле ХХ в., дости­гав­шие 9,3 %[iii]. И это несмот­ря на чудо­вищ­ные поте­ри в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне, раз­ру­ху, гон­ку воору­же­ний, голод и т.п. Это сви­де­тель­ству­ет об успеш­но­сти госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния демо­гра­фи­че­ски­ми процессами.

О репрес­си­ях за абор­ты. Что каса­ет­ся уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния абор­тов, ста­лин­ский нео­клас­си­цизм демон­стри­ро­вал воз­врат к клас­си­че­ско­му рим­ско­му пра­ву, по кото­ро­му нака­за­нию под­ле­жа­ли и те, кто изго­тов­лял абор­тив­ные сна­до­бья и жен­щи­ны, делав­шие аборт. Подоб­ный под­ход свой­стве­нен всем демо­гра­фи­че­ски и исто­ри­че­ски успеш­ным чело­ве­че­ским сооб­ще­ствам не толь­ко по отно­ше­нию к абор­там, но и к про­ти­во­за­ча­тию, вне­брач­ной поло­вой жиз­ни и сек­су­аль­ным извращениям[iv]. Ведь мас­со­вое укло­не­ние от дето­рож­де­ния несет для обще­ства не менее тяже­лые послед­ствия, гро­зя­щие гибе­лью, чем отказ пла­тить нало­ги или слу­жить в армии. Каж­дый пат­ри­от и доб­ро­со­вест­ный госу­дар­ствен­ный дея­тель, про­сто здра­вый чело­век дол­жен пони­мать это.

Феми­нист­ки дела­ют подоб­ные фее­ри­че­ские заяв­ле­ние о мас­шта­бе репрес­сий, яко­бы вызван­ных Поста­нов­ле­ни­ем: «При Ста­лине в момент запре­та абор­тов за это было рас­стре­ля­но 500 тысяч жен­щин и вра­чей-гине­ко­ло­гов. Я не хочу воз­вра­щать­ся в то же самое время»[v].

На самом деле «ужас­ные» репрес­сии состо­я­ли в следующем:

«2. За про­из­вод­ство абор­тов вне боль­ниц или в боль­ни­це, но с нару­ше­ни­ем ука­зан­ных усло­вий, уста­но­вить уго­лов­ное нака­за­ние вра­чу, про­из­во­дя­ще­му аборт, — от 1 года до 2 лет тюрем­но­го заклю­че­ния, а за про­из­вод­ство абор­тов в анти­са­ни­тар­ной обста­нов­ке или лица­ми, не име­ю­щи­ми спе­ци­аль­но­го меди­цин­ско­го обра­зо­ва­ния, уста­но­вить уго­лов­ное нака­за­ние не ниже 3 лет тюрем­но­го заключения.

3. За понуж­де­ние жен­щи­ны к про­из­вод­ству абор­та, уста­но­вить уго­лов­ное нака­за­ние — тюрем­ное заклю­че­ние до 2 лет.

4. В отно­ше­нии бере­мен­ных жен­щин, про­из­во­дя­щих, аборт, в нару­ше­ние ука­зан­но­го запре­ще­ния, уста­но­вить как уго­лов­ное нака­за­ние, обще­ствен­ное пори­ца­ние, а при повтор­ном нару­ше­нии зако­на о запре­ще­нии абор­тов — штраф до 300 рублей»[vi].

Ста­тус ребен­ка до рож­де­ния. Основ­ная пре­тен­зия к ста­лин­ской поли­ти­ке в обла­сти абор­тов со сто­ро­ны хри­сти­ан­ства, тра­ди­ци­он­ной мора­ли и совре­мен­ных науч­ных дан­ных об эмбри­о­наль­ном и феталь­ном раз­ви­тии — это лише­ние пре­на­таль­но­го ребен­ка ста­ту­са чело­ве­ка, жизнь кото­ро­го долж­на быть зако­но­да­тель­но защи­ще­на на осно­ве про­сто­го фак­та его при­над­леж­но­сти к чело­ве­че­ско­му роду. Обос­но­ва­ние запре­та исклю­чи­тель­но забо­той о здо­ро­вье жен­щин и нуж­дой в чело­ве­че­ском потен­ци­а­ле для стра­ны. Что объ­яс­ня­ет сохра­не­ние абор­тов по меди­цин­ским показаниям.

Но в этом отно­ше­нии стран­но тре­бо­вать от ста­лин­ско­го руко­вод­ства быть «свя­тее папы». В дан­ном слу­чае отста­и­вать пози­цию, кото­рая не соот­вет­ство­ва­ла кон­сен­су­су, сло­жив­ше­му­ся в сре­де широ­кой науч­ной, меди­цин­ской и юри­ди­че­ской обще­ствен­но­сти еще в цар­ской Рос­сии, не гово­ря уже о запад­ных прогрессистах.

Если Ф.Энгельс в 1880 г. писал: «…это очень хоро­шо извест­но юри­стам, кото­рые тщет­но бились над тем, что­бы най­ти раци­о­наль­ную гра­ни­цу, за кото­рой умерщ­вле­ние ребен­ка в утро­бе мате­ри нуж­но счи­тать убийством»[vii].

То в 1913 г. участ­ни­ки XII Все­рос­сий­ско­го Пиро­гов­ско­го съез­да вра­чей при­шли уже к сле­ду­ю­ще­му кон­сен­су­су: «1) Искус­ствен­ные выки­ды­ши для мате­ри зло, как и вся­кая опе­ра­ция. 2) Заро­дыш не может быть при­знан чело­ве­ком: важ­ней­шие орга­ны — мозг, лег­кие, не функ­ци­о­ни­ру­ют, след. пло­до­из­гна­ние — не убий­ство. 3) Мораль­ная оцен­ка слу­жит пред­ме­том раз­но­гла­сия, но нет сомне­ния, что жен­щи­на, под вли­я­ни­ем неустра­ни­мых моти­вов при­бе­га­ю­щая к выки­ды­шу, не может счи­тать­ся безнравственной»[viii].

И потре­бо­ва­ли в резо­лю­ции съез­да пол­ной лега­ли­за­ции абор­тов от цар­ско­го правительства.

А такие вла­сти­те­ли дум как дар­ви­нист Эрнст Гек­кель шли еще даль­ше, заяв­ляя, что слух и созна­ние отсут­ству­ют и у ново­рож­ден­но­го ребен­ка. На этом осно­ва­нии они  высту­па­ли за уни­что­же­ние «ненор­маль­ных ново­рож­ден­ных», утвер­ждая, что и это «не может оце­ни­вать­ся с разум­ных пози­ций как убийство»[ix].

Миф о сверх­смерт­но­сти жен­щин от кри­ми­наль­ных абор­тов. Один из основ­ных совре­мен­ных аргу­мен­тов про­тив защи­ты пра­ва ребен­ка на жизнь — яко­бы ужа­са­ю­щая по сво­им мас­шта­бам мате­рин­ская смерт­ность от кри­ми­наль­ных абор­тов во вре­мя их запре­та в 1936 — 1955 гг.

Каза­лось бы, эти­че­ская несо­сто­я­тель­ность это­го аргу­мен­та долж­на быть оче­вид­ной, если при­зна­вать аборт дето­убий­ством как это пуб­лич­но дела­ют не толь­ко Пат­ри­арх Кирилл, но и пред­се­да­тель Сове­та Феде­ра­ции В.И.Матвиенко, министр здра­во­охра­не­ния В.И. Сквор­цо­ва, упол­но­мо­чен­ный по пра­вам ребен­ка П.А.Астахов. Если сле­до­вать логи­ке, соглас­но кото­рой обще­ство долж­но создать мак­си­маль­но ком­форт­ные и без­опас­ные усло­вия жен­щи­нам, уби­ва­ю­щим соб­ствен­ных детей до рож­де­ния, то нуж­но лега­ли­зо­вать и убий­ства людей после рож­де­ния, а так же, напри­мер, изна­си­ло­ва­ния, и про­чие пре­ступ­ле­ния, при совер­ше­нии кото­рых пре­ступ­ни­ки могут лишить­ся жиз­ни, поте­рять здо­ро­вье и сесть в тюрьму.

Дей­стви­тель­но ли ста­лин­ский запрет унес жиз­ни сотен тысяч жен­щин? Един­ствен­ное лег­ко­до­ступ­ное в сети интер­нет науч­ное иссле­до­ва­ние на эту тему — рабо­та В. И. Саке­вич «Что было после запре­та абор­та в 1936 году» [x]. Его автор откры­то отста­и­ва­ет пра­во жен­щин на доступ­ные абор­ты. Но, даже при таком пред­взя­том под­хо­де соглас­но при­ве­ден­ным в рабо­те дан­ным во вре­мя запре­та мате­рин­ская смерт­ность от всех абор­тов, кри­ми­наль­ных и боль­нич­ных, состав­ля­ла поряд­ка 2 тыс. чело­век в год. Саке­вич утвер­жда­ет, что речь идет толь­ко о город­ском насе­ле­нии, посколь­ку «по сель­ской мест­но­сти такая ста­ти­сти­ка не велась». Но даже если эту циф­ру 2 тыс. умно­жить в 2 раза (сель­ско­го насе­ле­ния тогда было боль­ше город­ско­го, но и нор­ма­тив­ность мно­го­дет­ной семьи там тоже сохра­ня­лась в отли­чие от горо­да), то мы полу­чим 4 тыс. Эта циф­ра в 5 раз мень­ше еже­год­ной смерт­но­сти от одно­го толь­ко рака гру­ди в совре­мен­ной Рос­сии, кото­рый по дан­ным мно­го­чис­лен­ных иссле­до­ва­ний может рас­смат­ри­вать­ся в каче­стве одно­го из отло­жен­ных послед­ствий искус­ствен­но­го аборта[xi].

Кста­ти, при­ве­ден­ные Саке­вич дан­ные по мате­рин­ской смерт­но­сти дела­ют весь­ма сомни­тель­ны­ми све­де­ния, при­ве­ден­ные ею же по коли­че­ству абор­тов в Рос­сии в 1937–1940 гг. Автор демон­стри­ру­ет рост коли­че­ства абор­тов от 355 тыс. в 1937 г. до 500 тыс. в 1940 г. со ссыл­кой на иссле­до­ва­ние «Абор­ты и кон­тра­цеп­ция в Рос­сии и стра­нах быв­ше­го СССР: исто­рия и совре­мен­ность», опуб­ли­ко­ван­ное на фран­цуз­ском язы­ке[xii]. Если при­нять на веру и дан­ные по коли­че­ству абор­тов и по мате­рин­ской смерт­но­сти от них, то выхо­дит, что кри­ми­наль­ные абор­ты были доста­точ­но безопасными.

Но, даже если бы при Ста­лине дей­стви­тель­но уми­ра­ло очень мно­го жен­щин, это не явля­ет­ся аргу­мен­том про­тив запре­та абор­тов в наши дни. Когда речь идет о смерт­но­сти от абор­тов в 30 — 50‑е гг. и о ее яко­бы сни­же­нии в резуль­та­те лега­ли­за­ции, про­па­ган­ди­сты «без­опас­ных» абор­тов, в том чис­ле, из чис­ла вра­чей, напрочь забы­ва­ют про общий про­гресс систе­мы здра­во­охра­не­ния. А он был зна­чи­тель­ным. Это вве­де­ние в повсе­днев­ную меди­цин­скую прак­ти­ку анти­био­ти­ков, пере­ли­ва­ния кро­ви, ско­рой помо­щи, реани­ма­ции и т.д.

На эту тему доступ­на ста­ти­сти­ка по США. Во вре­мя обсуж­де­ния в 1983 г. в Сена­те США поправ­ки Хэт­ча-Игл­то­на Бюро по демо­гра­фи­че­ской ста­ти­сти­ке пред­ста­ви­ло ретро­спек­тив­ные дан­ные по жен­ской смерт­но­сти от абор­тов. «В отче­те было пока­за­но, что до внед­ре­ния пени­цил­ли­на еже­год­но от закон­ных и кри­ми­наль­ных абор­тов, вме­сте взя­тых, уми­ра­ло более 1000 жен­щин. Стре­ми­тель­ное сни­же­ние мате­рин­ской смерт­но­сти про­изо­шло в 50‑х и 60‑х годах, когда абор­ты еще не были уза­ко­не­ны. До того как аборт был впер­вые уза­ко­нен в одном из шта­тов в 1966 г., общее чис­ло смер­тей сни­зи­лось до 120 в год. К 1973 г., когда Вер­хов­ный Суд США лега­ли­зо­вал абор­ты во всех 50 шта­тах, это чис­ло сни­зи­лось до 39 на всей тер­ри­то­рии стра­ны. После лега­ли­за­ции мед­лен­ное сни­же­ние про­дол­жа­лось с той толь­ко раз­ни­цей, что боль­ше жен­щин уми­ра­ет от легаль­ных, а не от кри­ми­наль­ных абор­тов».[xiii]

В таких стра­нах, как Ирлан­дия, Маль­та, Поль­ша, Чили, где абор­ты запре­ще­ны или силь­но огра­ни­че­ны в наши дни, ника­кой сверх­смерт­но­сти жен­щин не наблю­да­ет­ся. Это под­твер­жда­ют и дан­ные Фон­да ООН по наро­до­на­се­ле­нию, при­чем не толь­ко по выше­пе­ре­чис­лен­ным бла­го­по­луч­ным стра­нам. В целях про­па­ган­ды средств гор­мо­наль­ной кон­тра­цеп­ции для стран СНГ и Тре­тье­го мира эта орга­ни­за­ция опе­ри­ру­ет сле­ду­ю­щи­ми циф­ра­ми — «еже­год­ные 52 млн. абор­тов, в том чис­ле неле­галь­ных и небез­опас­ных, при­во­дят к гибе­ли поряд­ка 47 тыс. жен­щин во всем мире».[xiv]

Из этих цифр вид­но, что ни о какой сверх­смерт­но­сти жен­щин, даже при пол­ном запре­те искус­ствен­ных абор­тов, в совре­мен­ных усло­ви­ях не может идти речи.

Из выше­ска­зан­но­го мож­но сде­лать вывод, что совре­мен­ной Рос­сии про­сто необ­хо­ди­мо фор­си­ро­ван­ное при­ня­тие зако­нов подоб­ных Поста­нов­ле­нию 1936 г., допол­нен­ных после­до­ва­тель­ной зако­но­да­тель­ной защи­той жиз­ни детей до рождения.


[i] См. Троц­кий Л.Д. Пре­дан­ная рево­лю­ция: Что такое СССР и куда он идет?http://www.souz.info/library/trotsky/trotl001.htm#st07

[ii] План «Ост» Заме­ча­ния и пред­ло­же­ния по гене­раль­но­му пла­ну «Ост» рейхс­фю­ре­ра войск СС Э. Вет­це­ля от 27 апре­ля 1942 г. // Даши­чев В. И. Банк­рот­ство стра­те­гии гер­ман­ско­го фашиз­ма. Исто­ри­че­ские очер­ки, доку­мен­ты и мате­ри­а­лы, — М., 1973, т. 2, с. 38 // https://www.dropbox.com/s/10zxinscfbsbkxa/dashichev_02.djvu

[iii] Госу­дар­ствен­ная поли­ти­ка выво­да Рос­сии из демо­гра­фи­че­ско­го кри­зи­са / Моно­гра­фия. В. И. Яку­нин, С.С. Сулак­шин, В.Э. Баг­да­са­рян и др. — М., 2007. ‑С. 252

[iv] Уго­лов­ная ответ­ствен­ность за муже­лож­ство была вве­де­на в совет­ском уго­лов­ном пра­ве в 1934 г.

[v] Теле­пе­ре­да­ча «Пра­во голо­са» (на «Тре­тьем кана­ле») от 8 апре­ля 2011 года, тема пере­да­чи: «Аборт: запре­тить нель­зя оста­вить». https://www.youtube.com/watch?v=Dm4rR-iAO2k

[vi] Кодекс зако­нов о бра­ке, семье и опе­ке. — М., 1947. — С. 38–41.

[vii] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2‑е изд. Т. 20. — М., 1961, — С. 21

[viii] Сте­но­грам­ма XII Пиро­гов­ско­го съез­да // Рус­ский врач, 1913, № 28. ‑С . 1010–1011

[ix] Haeckel, Ernst. The wonders of life. New York: Harper, 1904. p. 21

[x] Саке­вич В.И. Что было после запре­та абор­та в 1936 году. Demoscope Weekly. Инсти­тут демо­гра­фии Наци­о­наль­но­го иссле­до­ва­тель­ско­го уни­вер­си­те­та «Выс­шая шко­ла экономики»// http://www.demoscope.ru/weekly/2005/0221/reprod01.php

[xi] См., напри­мер, Про­ти­во­ра­ко­вое обще­ство Рос­сии http://www.pror.ru/node/1627

Спи­сок зару­беж­ных пуб­ли­ка­ций Life-Threatening Risks of Abortionhttp://www.theunchoice.com/pdf/FactSheets/PhysicalRisks.pdf

[xii] Avdeev A., Blum A., Troitskaya I. L’avortement et la contraception en Russie et dans l’ex-URSS: histoire et présent // Dossiers et Recherches. № 41. Paris, INED: 1993: 69–72.

[xiii] Уилл­ке Дж., Уилл­ке Б. Мы можем любить их обо­их. Аборт: вопро­сы и отве­ты. — М., 2003. С. 159 // http://www.dar-rogdeniya.ru/2012/06/30/biblioteka/uillke-dzh-i-b-my-mozhem-lyubit-ih-oboih-abort-voprosy-i-otvety

[xiv] More than one quarter of pregnancies worldwide, about 52 million annually, end in abortion. Many of these procedures are clandestine, performed under unsafe conditions. About 13 per cent of maternal deaths are attributed to unsafe abortions, coupled with lack of skilled follow-up. Some 47,000 women each year die as a result. (Более чет­вер­ти бере­мен­но­стей в мире, поряд­ка 52 млн. в год, закан­чи­ва­ют­ся абор­та­ми. Мно­гие из этих про­це­дур неле­галь­ны, совер­ша­ют­ся в небез­опас­ных усло­ви­ях. Поряд­ка 13% мате­рин­ской смерт­но­сти отно­сят­ся к небез­опас­ным абор­там в паре с недо­стат­ком ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной помо­щи после них. В резуль­та­те око­ло 47000 уми­ра­ет ежегодно).

UNFPA. Reducing Risks by Offering Contraceptive Serviceshttp://www.unfpa.org/public/home/mothers/pid/4382

Вла­ди­мир  Поти­ха, Рус­ская народ­ная линия

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки