• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Суррогатное материнство. Беседа прот. Димитрия Смирнова с экспертом по вопросам семьи Добавлено в рубрику: Суррогатное материнство

Суррогатное материнство. Беседа прот. Димитрия Смирнова с экспертом по вопросам семьи

Распечатать
(1 голос: 5 из 5)

«Диалог под часами». Беседа протоиерея Д. Смирнова с  М. С. Юрьевой, экспертом  комитета ГД РФ по вопросам семьи, материнства и детства

Здравствуйте, дорогие братья и сестры, мы вновь с вами на передаче «Диалог под часами». Нашей гостьей сегодня будет уже знакомая вам Мария Юрьева —  многодетная мать, которая является экспертом Государственной Думы по вопросам семьи материнства и детства, т. е. моя коллега непосредственно.

— Здравствуйте, батюшка, здравствуйте уважаемые телезрители братья и сестры! Батюшка, я теперь являюсь и председателем общественной организации «Новая семейная политика».

Ну что ж, Бог в помощь!

В силу того, что обычно так бывает, что когда уже какой- то закон появится, то его в обществе — и в церковном тоже, и воколоцерковном, начинают обсуждать. Есть вообще вещи, которые с этим обсуждением запаздывают. Какая сейчас тема          в Думе обсуждается для того, чтобы  нам пригласить к этому обсуждению и тот народ, который нас смотрит. Что наиболее актуально  сейчас для тех рабочих групп, которые думают над разными проектами?

– Думаю, что наверно, самый острый и требующий широкой дискуссии и обсуждения —  немного конечно, с опозданием, но лучше поздно, чем никогда- этоcerkov-40186 законопроекты, связанные с регулированием суррогатного материнства. К сожалению, на сегодняшний день тема суррогатного материнства уже вошла в концепцию государственной семейной политики, но мы можем еще бороться, мы можем еще отзывать, мы можем  еще настаивать  на том, чтобы все-таки суррогатное материнство    запретили. Это возможно только в случае, если наше общество будет этого требовать. Но все дело в том,что похоже, что наше общество не очень понимает всю опасность этой темы. Для большинства людей, кажется, что  — ну, суррогатное материнство  — это где-то там, далеко, нас никогда не коснется эта технология, к которой прибегают один раз на миллиард, может быть.

Но на самом деле все совсем не так. На сегодняшний день Россия стала такой мировой площадкой для предоставления данной услуги. То есть, все цивилизованные страны запретили и запрещают суррогатное материнство. Например, в Германии, которая является достаточно демократичной и либеральной страной, за суррогатное материнство – лишение свободы на три года всех – суррогатная мать, заказчики, врачи, медперсонал, кто участвовал в этой теме.

— Почему в нашей стране появляются люди, которые это продвигают? Я понимаю заинтересованность —  не хочу сказать врачей, скажем так – медиков, которые участвуют в самой процедуре, потому что она платная. Не важно, кто – страховая компания оплачивает через государство, наши налоги, или частная компания. Это понятно, это заработок. Как являются заработком аборты и очень много чего. Это я понимаю. Но какой «навар» тем людям, которые продвигают эту технологию? Мы что – либеральнее Ангелы Меркель с ее аппаратом или  Олланда во Франции, где это все тоже запрещено? Мы хотим как-то переплюнуть их? А где наша  заявка на традиционные ценности? Ведь все говорят: мать —  это святое понятие. Хорошо, согласен. А зачем это подменять суррогатом? Нам не нравится, когда нам дают суррогатную пищу, водку, все ненатуральное. А суррогатная мать?

— Это страшное словосочетание.

Нет, они могут это заменить. Например, когда Гитлер использовал технологию ограничения  рождаемости, то после этого изменили саму терминологию…

— …на более красивое название.

— Да, на более приемлемое. Контроль над рождаемостью, вот как это называлось. Что тут плохого? Контролировать —  тут  же не обязательны газовые камеры.

— Не обязательны, но могут быть, как один из вариантов.

— Мне вот это непонятно. Что движет людьми? Я ведь участвовал в одном из обсуждений. Там были медики, которые это отстаивали с пеной у рта.

— Лечение бесплодия. Да, это одна из форм лечения бесплодия, по нашему существующему законодательству. Медики настаивают на этой  формулировке.

 — Да, это как смерть мозга. Сердце бьется, печень работает, почки тоже, глаз реагирует, а мозг как бы умер. Как бы. Потому что мне Валерий Иванович Шумаков – Царствие ему Небесное, —  говорил, что  у нас ошибка – 11 %. То есть разбирают человека на запчасти, берут из него что-то,  потрошат. Но каждый одиннадцатый – это вообще живой. И в коме человек, когда импульсов нет у мозга, может пожить два месяца и больше, а есть случаи, когда годами люди лежат, а потом становятся полноценными членами общества. Так что всякое бывает в жизни.  Это редко,  конечно, то бывает. Смерть мозга  — это не то, что позволяет нам расчленить  живого.

— И говорить, что живого человека здесь уже нет.

— И после этого говорить, что мы спасаем жизни…. Это понятно. Взять, как делали немцы: выкачивали кровь из  детей и  спасали жизни людям, немецким солдатам.  Извините, а откуда вы кровь-то брали?!

— Здесь тоже самое, с суррогатным материнством. Происходит подмена понятий.

Сама мотивация – как бы это почувствовать? Ведь вы внутри там находитесь.

— Я хочу как раз сказать, как там все это чувствуют, и как многие не понимают, как об этом надо говорить. Совершенно верно, как фашисты говорили, что мы спасаем жизнь солдатам. Не важно, за счет чего это —  уже оставалась за кулисами информация. Так и здесь. «Мы боремся с бесплодием, мы повышаем рождаемость» — это  лозунги тех самых людей, которые лоббируют тему суррогатного материнства. То есть, они кричат  об этом. Они рассказывают какие-то душещипательные истории о том, как женщина всю жизнь не могла иметь детей, как она страдала с мужем, как они  молились и как вдруг Господь услышал их молитвы и  послал им суррогатную мать…. Такие сказки,  которые на людей, наверно, производят какое-то впечатление.

На меня это никакого впечатления не производит. Я, например, четко понимаю, что  за этим стоит, какой рынок торговли людьми стоит за этим. И все. Надо называть вещи своими именами. Мы же с вами понимаем, что  к услугам суррогатной матери из 150 миллионов жителей Российской федерации  может прибегнуть 0,00000…….1% с целью получить ребенка. Потому что сам проект какой-то грязный, некрасивый, нехороший и противный. Какая-то непонятная женщина носит под сердцем девять месяцев ребенка, которого почему-то ты считаешь своим. Хотя девять месяцев в нем циркулирует кровь этой женщины, лимфа этой женщины,  В его организм попадает еда, которую потребляет эта женщина. Ребенок радуется, если радуется эта женщина, он страдает, если она страдает.

Любая мать, которая носила ребеночка, знает, что если у нее стресс, то у ребенка тоже там стресс. Это всегда чувствуется. Я могу об этом говорить как  женщина, которая шесть раз носила детей под сердцем. И это все передается. Более того, я даже по своим детям могу сказать, что каждый ребенок сформировался  так, как проходила моя беременность.  Если у меня в течение девяти месяцев было много радости, хорошего настроения, мой ребенок, который родился после такой беременности – радостный и позитивный, как ваш крестник Васенька, например. Вы знаете, что он веселый и жизнерадостный, потому что всю беременность у меня было прекрасное настроение. А если я была задумчива, как вот с Людочкой во время  беременности, я очень переживала какие-то многие вопросы, государственные в том числе. И дочка такая-то задумчивая родилась.  И что же думают эти заказчики, которые прибегают к услугам суррогатной матери? Что их ребенок не будет похож на  суррогатную мать? Это смешно. Это они – суррогатные родители. Они какую-то яйцеклетку предоставили, которую только под микроскопом можно рассмотреть, а все остальное – это наполнение!

— Но все- таки там гены…

—  Генетика — это наука, которая не относится к доказательной медицине. Она развивающаяся она новая,  такая  же как  уфология, например.

— Ну, уфология это не наука…

—  Ну почему? В энциклопедии написано, батюшка, что уфология  — это «наука об НЛО».

— Да вы что? Это в какой же энциклопедии?

— В «Википедии» точно написано. Ведь сейчас же все образовываются по «Википедии», это новое поколение. Так вот, возвращаясь к теме суррогатного материнства. За этой благообразной программой помощи бездетным на самом деле есть теневая сторона, которая не афишируется.

Давайте представим себе, где, например педофилам взять детей? Так, чтобы тихо, шито-крыто и непонятно? – Услуги суррогатной матери. Там целый алгоритм.

Как, например гомосексуальным парам иностранным, которым сейчас запрещено усыновлять детей в России, получить ребеночка?  — Через услуги суррогатной матери. Недаром в Италии во Франции – вообще в Европе и Америке вы можете  зайти в поисковую систему и  посмотреть: «страна суррогатного бизнеса – Россия». «Агентства по предоставлению услуг суррогатной матери – Россия». Россия Индия и Китай. Китай, кстати, сейчас немного стал от этой темы отходить. То есть, мы как всегда, впереди планеты всей.  Мы являемся поставщиком определенных услуг, и это надо четко понимать.

 — Хорошо.  А вот те люди внутри нашего парламента, которые продвигают это суррогатное материнство?

— К счастью, большинство понимает

 — А что же они понимают? Ведь это так просто – взять и снять с рассмотрения…

— Непросто, батюшка, совсем непросто.

— Неужели такое медицинское лобби, которое хочет на этом заработать?

— Там не только медицинское  лобби. Оно скорее инструмент, как  мне кажется. Лобби —  это совсем другое, которое занимается, например, продажей детей на органы. Почему не источник? У суррогатной матери ребенка заиметь и на  запчасти разобрать его. Почему бы нет? Тоже вариант. Там много вариантов использования этих  детей. Основной очаг  — это те люди, которые продвигают суррогатное материнство для решения своих интересов и проблем. Медицина, в большей степени, все же инструмент, хотя думаю, что и среди медиков есть недобросовестные врачи, которые, понимая, куда могут уйти эти дети, за деньги закрывают на все глаза.

— Я сегодня освящал одну государственную контору и там познакомился с женщиной. Она была в печали. Я спросил —  что с вами происходит,  может,  нужна какая-то помощь. Она сказала, что  у нее тяжело болен муж. Я сразу понял, о чем речь и спросил, какая стадия. Она сказала что третья, устроила его в больницу. Врач ее  встретил и первым делом на бумажечке, на которой пишут рецепты, написал многозначную цифру. То есть это, как на кладбище.

— Батюшка, про законодателей  хотела сказать. Почему не ставят «нет».

—  А почему не ставят «нет»? Допустим, я ввожу какой-то законопроект. Если не нравится какой-то государственный чиновник,  ты имеешь право организовать против него какую-то гадость. Почему? Взяли да продвинули. Ведь есть у них право не соглашаться.  Уж на что Европа – прогнившая система, но когда у Меркель один министр женился на  каком-то парне, она, сломав каблук, первая кинулась его поздравлять. Там это считается хорошим тоном. Если бы он просто повенчался  в кирхе – это тривиально. А тут сама госпожа канцлер бегом бежит поздравлять. И  тут вдруг она в своем государстве (она  — это как некий образ) – они против….

— Они против того, чтобы их женщины были «фермами».

 — А почему мы «за»? Причем у нас быть «фермами» желают очень многие.

— К сожалению, да. К сожалению, очень многие,  потому что не понимают, что они делают очень часто. Возвращаясь к теме наших законодателей, что там произошло, по крайней мере, что я вижу своими глазами — могу говорить только за себя. Совершенно очевидно, что они разделились на две группы. Есть группа понимающих законодателей-депутатов, и среди них есть и главы профильных комитетов,которые не разделяют эту точку зрения, что суррогатное материнство это норма, и оно должно быть узаконено.  Они как люди, как граждане, всячески выступают «против».

Есть часть депутатов, которые выступают «за». Но какой у них регламент, какие у них правила? Они должны делать то, что хочет общество. Каков запрос из общества  на тему суррогатного материнства? Тема суррогатного материнства может быть действительно поднята и обсуждаема только после того, как общественность начнет об этом говорить. Сейчас пока очень ограниченное количество людей выступают против этого.

Дорогие братья и сестры, уважаемые телезрители, сейчас в Интернете запущено голосование на тему суррогатного материнства. Вы можете в  любой поисковой системе найти «Запрет суррогатного материнства – голосование» и проголосовать «против». Мы должны собрать достаточно большое количество голосов —  хотя бы  сто тысяч для того, чтобы поднимать еще раз эту  тему. Потому что, к  сожалению, она уже далеко запущена и надо будет с этим побороться.

 — Получается, что несколько лоббистов идут вообще против и здравого смысла, и против воли народа.

— Морочат людям голову. Как те самые фашисты, которые рассказывают о спасении немецких солдат. Они рассказывают со всех телеэкранов, показывают красивые сюжеты о том, как они помогают несчастным парам, у которых всю жизнь не было детей, и так редко используется эта услуга, по их словам. Они даже в Госдуму приходят, и говорят:ну что вы так протестуете против, ведь всего триста случаев в год по всей Российской Федерации.

А я буквально ради любопытства вчера в поисковике забила «суррогатное материнство  услуги». Желающих предоставить эти услуги я нашла несколько сотен тысяч – просто не было времени все это читать. Это конкретные люди, предлагающие услуги женщины – суррогатной матери. И люди, которые спрашивают эту услугу, допустим «ищу суррогатную мать, плачу 500 тысяч рублей за предоставленные услуги, анонимность гарантируется» и т.д. Это ужас, просто какая-то страшная форма проституции, причем вопиющая. А люди считают это подвигом. Знаете, некоторые депутаты  — сторонники суррогатного материнства, говорят мне: Мария Сергеевна, ты же православная женщина, ты же должна понимать, что для христианки это подвиг – за другую женщину выносить ребеночка. Представляете, до чего дело дошло – подвиг?!..

— Или за другую женщину спать с ее мужем.

— Да, а почему это они не называют подвигом? Почему-то на девять месяцев – подвиг, а на одну ночь – порок предоставить свое тело христианки. Представляете, что творится в головах у людей….

  — Бог и намерения целует. Приветствует, если со старославянского перевести. Но если люди так за это радеют, то что ими движет? Посредники – понятно, а депутатов  — тоже деньги?

— Я думаю да, есть такие недобросовестные депутаты. Некоторые, скорее всего не понимают. Когда люди слышат такой псевдо здравый смысл о том, что всего триста случаев в год, и таким образом помогать бесплодным,  они не вникают в это.

— Если всего триста случаев в год, тогда вообще о чем говорить изанимать парламент этой ерундой?

-Да. Только посмотрите глазами в реальность.Какие триста случаев? Посмотрите в Интернете, какое количество предложений – далеко не триста случаев.

 — Если посмотреть самые известные случаи в нашей стране пользования суррогатными женщинами, кто это заказывает?

— Вы имеете в виду самые популярные?Звезды шоу- бизнеса.

— А какова вообще их ориентация?

— Да, вот, пожалуйста – наглядный пример.

 — Если мы говорим, что депутат выступает от общественного мнения и слуга народа, то все-таки большинство людей, по их выражению –,«натуралы»…

— Я думаю, что большинство здравомыслящих  людей понимают,  что это страшное зло, с которым  даже не надо бороться, его просто нужно прекращать, запрещать. И в данной ситуации в нашей стране это общественное мнение должно выражаться. Статьями, выступлениями. Люди не должны молчать и думать, сидя дома у себя, что  — да, это плохо. Борцов не так много, которые выходят и говорят об этом открыто. Многие люди, которые во власти находятся —  я сама с этим сталкивалась и спрашивала: почему вы не выступаете против суррогатного  материнства, отвечают: а оно мне надо? Боятся. Большие  деньги, большие связи стоят за лоббистами суррогатного материнства. Боятся потерять кресло, мандат, боятся потерять зарплату, пусть кто-нибудь другой с этим связывается. Лоббируют люди, у которых есть большие деньги, большие возможности. Просто могут убить за это.

 — Неужели?

— Могут. Эта тема страшнее, чем наркоторговля и торговля людьми. Это еще хуже. Это торговля детьми, торговля детьми на органы,торговля детьми для педофилов, для гомосексуалистов. Ведь это же самый главный очаг. Они и есть самые теневые лоббисты этой темы,которые прикрываются всякими сюжетами про счастливого отца Филиппа Киркорова, про Аллу Борисовну – которая уже многодетная мать, кстати говоря. Когда все это смотришь, вроде ничего плохого за этим нет, и с этой точкой зрения очень легко ведь согласиться и не думать,что там, на самом деле, творится страшное зло.

— Мы  живем в счастливое время. Ведь Европа уже домолчалась, и доходит до того, что миллионы выходят на улицы…

— …а их газовыми баллончиками отправляют по домам. Приходится отстаивать нормальные вещи – «Разрешите нам быть нормальными!»

Если «Крым ваш», а наши дети – не ваши. А ваши молодые девчонки – не наши?

— Наши. Я в Государственной Думе говорю иногда: мужчины, депутаты, вы почему не хотите защитить своих женщин,  чтобы они не были вот этими «фермами» которые будут производить на свет товар в виде детей! Почему у вас нет чувства мужского достоинства за всех женщин нашей страны, ведь бедные тётеньки – глупенькие и необразованные, не понимают вообще, какие услуги они предоставляют.

Но умные дяденьки, сидящие в Госдуме, для которых суррогатное материнство  — подумаешь, девять месяцев походила,  родила, отдала, хорошее дело сделала. Они же так рассуждают. Я пытаюсь воздействовать хотя бы на их чувство гордости:защитите своих женщин! Эта тема стала недавно несколько месяцев жить, но ее сразу подавляют. Я оказалась в меньшинстве, потому что говорящих мало, говорить боятся. Повторюсь – за этим стоит большой преступный мир с большими деньгами. Депутаты ссылаются на то, что в обществе мало запросов на эту тему.

Давайте покажем нашим голосованием, что в обществе есть запрос. Давайте будем открывать широкие дискуссии – это возможно. На базе Общественной Палаты – просто организовывать и выступать. Лоббисты суррогатного материнства, которые, как правило являются директорами экстракорпоральных центров, занимающихся разработкой технологий, бегают везде и повсюду. Доклады, рассказы, презентации — у них мотор работает 24 часа в сутки. Нам надо быть тоже более активными – людям, которые против этих явлений. Это настоящая война, и невозможно сидеть дома на печи и думать, что на той войне, где воюет один противник с нами, которые сидят в закрытых  домах, мы одержим победу. Нет. Уже в концепцию семейной политики тихо-тихо и вошла тема суррогатного материнства. Дальше будет еще хуже. Вы представляете себе,  во что все это может превратиться? Ведь общество разделится на богатеньких тетечек, которые тоже хотят быть многодетными мамочками, но они не готовы портить свою фигуру. Они готовы платить денежки инкубаторам и содержать их у себя при доме.

— Насчет порчи фигуры – это ведь тоже не обязательно….

— Нет, на самом деле  действительно есть такая проблема. Женщина, которая носит ребенка, которая кормит его, как положено 1,5-2 года, полнеет, это так. Очень сложно себя приводить обратно в  этот «популярный образ  12-летнего мальчика». Я же не толстая, правда, батюшка?

 — Вроде нет.

— А мне все эти наши стилисты говорят: ну, безобразная толстая женщина, похудей! Я говорю – и сколько я должна весить? Как анорексичка, 20 килограммов? Я должна быть похожа на маленького мальчика, тогда я вам понравлюсь? —  Да, это же сейчас в тренде. Вот так воспитываются наши молодые девушки, они это все слушают. Поэтому и боятся носить детей, рожать их, потому что муж на нее не будет потом смотреть.

Это все печально, и поэтому я всегда говорю: люди, говорите, не молчите! Для этого есть доступ  к информационному полю в виде Интернета.

— Есть еще и определенная ментальность.

— Наша российская, вы имеете в виду. Согласна. Да, у нас пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Но гром грянул.

 — У нас народ очень стеснительный.

— До поры до времени.

Не все могут так просто сформулировать: нравится или не нравится. «Да» или «нет» – это человек может сказать. Но тут получается, что внутри одного народа  приходится вместо того, чтобы  жить нормально, все время нужно  с кем-то сражаться.

— Это жизнь христианина – все время с кем-то сражаться.  Взять, например, тему с абортами. Ведь 10 лет назад аборт был, как выпить цитрамон от головной боли. Никто вообще не говорил, не задумывался, считалось странным вообще рассуждать на эту тему. Сейчас, все-таки, большинство людей в обществе очень четко понимает, что аборт —  это убийство ребенка. Значит, работает?

Да. «Вода камень точит» – такую пословицу привел недавно  министр С.В. Лавров. Если об этом постоянно говорить,  то  постепенно человек проникается.

— Я как раз об этом и говорю. И в части суррогатного материнства мы, к сожалению, не имеем возможности 10 лет об этом говорить. Потому что дети, которые рождены с помощью суррогатных матерей, это большой эксперимент над человечеством. И результаты этого эксперимента мы будем видеть лет через 10-15, когда появится целый пласт детей, которые очевидно совершенно будут отличаться от детей, которые рождены традиционным способом. Это можно просчитать с помощью обычной человеческой логики.

Мы же с вами знаем, что ребенок, который, например, был выношен матерью, думающей о том, либо от него избавиться, либо сдать его потом в детский дом, рождается с определенными комплексами, с определенными психическими отклонениями и проблемами. На эту тему есть железобетонная медицинская статистика, она уже есть. Врачи это знают. А если женщина 9 месяцев рассматривает ребеночка, который в ней, как товар на продажу, который, во-первых, может оказаться бракованным, и в любой момент его из нее уберут. В любой момент. Заказчик может прервать отношения до последнего дня.

— У меня есть история, в которой я был свидетелем. Рядом с нашим храмом родильный дом. Там оказалась двойня немного недоношенных мальчиков от суррогатной мамы. Пришли заказчики, посмотрели: нет. Она говорит, а как же я?  — Не волнуйся, то, что мы  договаривались, ты все получишь. Она довольна. А детей она не взяла.  Если бы этих детей родила мать, она бы их не бросила. А суррогатная ничем с ними не связана. Им пришлось искать семью.

-Ведь этот дар любви к ребенку дается за муки, которые женщина испытывает.

 — Все эти  люди известны   — и суррогатная мать и врачи. Вот они на глазах – плоды.

— Это один из вариантов. Хорошо еще, что их не продали на органы заказчики. Ведь есть еще в нашем обществе и такие людоеды. И женщины, которые на это идут,  у меня вопросы к ним.

 — Эти женщины работают в ресторане для людоедов. А что тут такого, это же бизнес, ничего личного….

—  О каких традиционных семейных ценностях может рассуждать общество, которое умалчивает о теме такого чудовищного явления?

— Словосочетание «традиционные семейные ценности» я слышу постоянно. Но только на церковных каналах мы слышим какое-то изъяснение.

— Стали говорить и на федеральных. Говоритьстали, а смысла еще не понимают. Хоть говорить стали —  и то приятно.

-А что за этим стоит?

— Будем работать, и будем объяснять, что за этим стоит. Надо с чего-то начинать. Еще год назад, в том же парламенте, который мы с вами сейчас вспоминали, всерьез обсуждали  чтобы словосочетание «традиционные семейные ценности» не включать в концепцию  семейной политики, потому что однополые браки  — это нетрадиционная семья. Шла очень широкая дискуссия на тему того, чтобы и в России разрешить нетрадиционные браки. Слава Богу, общественность отстояла. Вот тут все встали на дыбы. И все представители традиционных религий, не только Русская Православная Церковь, и выступающих в защиту традиционной семьи было очень много. Отстояли ведь. Не включили в концепцию до 2025 года однополые браки, слава Тебе Господи. Отложили на 10 лет. Будем надеяться, что через 10 лет еще будет порох в пороховницах, и все будут это отстаивать. А вот суррогатное материнство вошло. Потому что недоглядели, потому что недоговорили и недопонимают. А у РПЦ есть какое-то железобетонное постановление на тему суррогатного материнства?

— Есть«Основы социальной  концепции РПЦ»,  где черным по  белому написан целый абзац о суррогатном материнстве. Что это совершенно даже с духовной точки зрения непотребная для человека вещь. После этого наши братья мусульмане тоже создали свою концепцию. Пожалуйста, читайте. Все написано.

— А бывают исключения, исключительные случаи. Например, женщина страдающая бесплодием обращается к суррогатной матери, такое может  быть?

Церковь благословляет исключительные случаи в вопросах суррогатного материнства?

 — Конечно, нет. Никогда, ни при каких условиях это невозможно. Потому что это невозможно никогда.

— Вот. Это очень важно. Батюшка, вот это самое главное. Потому что многие депутаты говорят об исключительном случае и что Церковь должна быть толерантна к ним.

— Церковь не может быть толерантна к нарушению воли Божией.  Она в этой самый момент просто перестает быть Церковью.

— Но вот католическая церковь уже толерантна….

 — Нет. Есть отдельные высказывания отдельных людей. Такие высказывания можно найти и в нашей среде. Есть документ, принятый на Соборе. Это высший орган управления Церковью. Это обязательно для всех крещеных  людей. Если человек идет сознательно против этого, например, некий священник заявляет, что суррогатное  материнство есть подвиг, он тут же выходит за рамки РПЦ. Потому что он не подчиняется Архиерейской Церкви, Архиерейскому Собору. Все, он уже вышел. Это вообще не шуточки. Есть понятие церковной дисциплины. Но есть такие документы, которые называются символическими книгами. И это – один из таких авторитетнейших документов. Пока он действует и не заменен на другой, то каждый человек —  независимо, кто он, депутат, министр, президент, Патриарх, если он начинает думать иначе и говорить,  то любой мирянин вплоть до уборщицы в церкви может сказать – извините, вы нарушили, это не по канонам.  Это канон, то есть правило РПЦ.

— Женщины, которые уже оказались суррогатными матерями —  допустим, по неведению, как должны себя осознавать в системе РПЦ?

— Однажды пришла женщина, уже воцерковленная. Воцерковилась  в тюрьме и принесла покаяние. Я спросил, за что она сидела. Она сидела 8 лет за убийство – зарубила мужа топором.  Я сказал – ну что ж, рад тебя приветствовать. Женщина совершила убийство, другого выхода из своей семейной ситуации не нашла, отсидела срок и теперь пришла в храм. Приняли с любовью. Если человек не понимал и раскаялся – это как любой грех, требует покаяния. Я знаю женщину, которая когда-то была проституткой, работала прямо. Потом опомнилась, обратилась к Богу, перестала этим заниматься. Ни одна душа и не узнает, и не подумает.

— Суррогатное материнство – это та же проституция, да к тому же и торговля ребенком. Ребенок продается.

 — Представляете – жить с таким сознанием, что твоего ребенка используют для услаждения извращенцев, а потом когда ему станет 10-11 лет, они его отдадут на органы! Ведь такие случаи уже есть.

— Ячитала объявления, когда женщины предлагают свои услуги. Одна пишет: «я мать уже двоих детей, опыт рождения детей имею, замужем, венерических заболеваний нет, готова стать вашей суррогатной матерью». Я про себя думаю – вот она, как женщина, которая  уже рожала ребенка, каково ей будет после 9 месяцев, как она носила ребеночка и в муках его родила? Любая мать в этот момент хочет хотя бы увидеть его, приложить его к груди, поцеловать его, обнять. А  его от нее изымают и дают ей деньги.

Она в этот момент убивает в себе свою душу.  То, для чего ее создал Бог.

— А как же она на двух своих других дома смотрит? У меня это все не укладывается.

 — Давай на этом закончим. Пусть те, которые пишут такие объявления, и которых вдруг случайно узнали из нашей передачи, пусть они задумаются.

— И удалят свои объявления.

Метки 0 1 649 На форум
Нет комментариев для этой записи.

Хотите быть первым?

Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики


Календарь беременности

Средняя продолжительность цикла:

Первый день последней менструации:

См. также тест на беременность

Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес:

Самое популярное (просмотров)

Обращаем ваше внимание, что информация, представленная на сайте, носит ознакомительный и просветительский характер и не предназначена для самодиагностики и самолечения. Выбор и назначение лекарственных препаратов, методов лечения, а также контроль за их применением может осуществлять только лечащий врач. Обязательно проконсультируйтесь со специалистом.