Священник, психолог и психиатр — каковы уровни компетенции?

Священник, психолог и психиатр — каковы уровни компетенции?

(13 голосов3.0 из 5)

Свя­щен­ник, пси­хо­лог, пси­хи­атр… Для чело­ве­ка, не зна­ко­мо­го с кру­гом ком­пе­тен­ций каж­до­го из при­зва­ний, может ока­зать­ся непо­нят­ным, чья имен­но помощь тре­бу­ет­ся ему само­му или его род­но­му чело­ве­ку. Разо­брать­ся в осо­бен­но­стях дея­тель­но­сти свя­щен­ни­ка, пси­хо­ло­га и пси­хи­ат­ра, а так­же понять, за какую грань нель­зя пере­сту­пать самим спе­ци­а­ли­стам, помог про­то­и­е­рей Андрей Лор­гус, уде­лив своё вре­мя пор­та­лу Азбу­ка Веры

Справ­ка:
Про­то­и­е­рей Андрей Лор­гус — свя­щен­ник хра­ма свт. Нико­лая Мир­ли­кий­ско­го в Новом Вагань­ко­ве, пси­хо­лог, дирек­тор Инсти­ту­та Хри­сти­ан­ской пси­хо­ло­гии г. Москва

— Спра­вед­ли­во ли мне­ние, что мы оши­боч­но раз­де­ля­ем дух, душу и тело, то есть уде­ля­ем слиш­ком мно­го вни­ма­ния это­му разделению?

— Да, это вер­но. Это раз­де­ле­ние кри­ти­ку­ет­ся уже мно­гие века. Раз­де­ле­ние, кото­рое было зада­но антич­ной антро­по­ло­ги­ей Ари­сто­те­ля и суще­ству­ю­щее до сих пор как целая есте­ствен­но­на­уч­ная пара­диг­ма. Она есть и в бого­сло­вии, и в фило­со­фии, и в пси­хо­ло­гии и физио­ло­гии — раз­де­ле­ние на душу и тело. Оно же ещё и биб­лей­ское, это раз­де­ле­ние, но Биб­лия при всём том, что раз­де­ля­ет чело­ве­ка на душу и тело, пони­ма­ет чело­ве­ка как еди­ное. И в антич­ные вре­ме­на тоже были фило­со­фы и пси­хо­ло­ги, кото­рые рас­смат­ри­ва­ли чело­ве­ка как еди­ное. Если гово­рить в целом о пра­во­слав­ном под­хо­де, то здесь, конеч­но, един­ство более выпук­ло, пото­му что оно реа­ли­зу­ет­ся в двух прин­ци­пи­аль­ных дости­же­ни­ях хри­сти­ан­ства — уче­ние о лич­но­сти и уче­ние об энер­ги­ях, т.е. о дей­ство­ва­ни­ях. Так вот, как лич­ность чело­век, конеч­но, един: лич­ность про­яв­ля­ет­ся как в телес­ном, так и в душевном.

Но если гово­рить более утон­чён­но, то мы долж­ны гово­рить не толь­ко о душе и теле, а о сло­ях лич­но­сти. Дей­стви­тель­но, есть телес­ная лич­ность. Но кро­ме телес­ной, есть пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ская лич­ность, пси­хи­че­ская и духов­ная лич­ность. Но это все­го лишь науч­ные фено­ме­ны. В реаль­но­сти чело­век еди­ная лич­ность, образ и подобие.

Напри­мер, мы себя осо­зна­ём в ощу­ще­ни­ях сво­е­го про­стран­ства. Про­стран­ство — это же не совсем телес­ность. Напри­мер, мы ощу­ща­ем себя как людей, сто­я­щих вер­ти­каль­но. У нас есть верх и низ — наш внут­рен­ний, мыс­лен­ный, и даже бес­со­зна­тель­ный, верх и низ. У нас есть пра­во и лево. У нас есть сво­бод­ное про­стран­ство и ско­ван­ное, сдав­лен­ное про­стран­ство: я чув­ствую себя подав­лен­ным в мало­га­ба­рит­ной квар­ти­ре, я чув­ствую себя поте­рян­ным в огром­ном хра­ме. Я могу чув­ство­вать себя, напри­мер, в ужа­се, сто­я­щим на верх­ней сту­пе­ни эска­ла­то­ра (и мно­гие люди пере­жи­ва­ют это болез­нен­но). То есть сама по себе телес­ность лич­но­сти выхо­дит дале­ко за пре­де­лы тела.

Так же и в душев­ном есть очень мно­го телес­но­сти. Мы гово­рим о чём-то воз­вы­шен­ном, о пред­став­ле­ни­ях вер­ха и низа. Для нас, напри­мер, верх сим­во­ли­зи­ру­ет нечто духов­ное и воз­вы­шен­ное, а низ — что-то гре­хов­ное и мрач­ное, инфер­наль­ное, смер­ти подоб­ное, дья­воль­ское. Все эти слои пере­пле­те­ны в лич­но­сти. Поэто­му надо гово­рить о том, что у нас есть есте­ствен­ная душев­ность, напол­нен­ная каче­ства­ми при­ро­ды, нашей при­ро­ды, соб­ствен­ных состо­я­ний — лёг­ко­сти и силы, радо­сти и печали.

Напри­мер, в депрес­си­ях очень силь­ны про­яв­ле­ния тела. Сей­час уже хоро­шо изве­стен кли­ни­че­ский меха­низм депрес­сии, свя­зан­ный с мета­бо­лиз­мом опре­де­лён­ных веществ в моз­ге, кро­ви, желе­зах внут­рен­ней сек­ре­ции. И всё это мы же ощу­ща­ем. Мы же ощу­ща­ем свою подав­лен­ность. Или, напри­мер, зави­си­мость от пого­ды, что это? Это ведь тоже отра­же­ние в нашей душев­но­сти есте­ствен­ных вещей. Так что сего­дня нет уже пер­спек­тив раз­ви­вать нау­ку в таком раз­де­ле­нии душа-тело. Сего­дня совер­шен­но оче­вид­но и для антро­по­ло­гов, и для фило­со­фов, и пси­хо­ло­гов, и пси­хи­ат­ров — рас­смат­ри­вать чело­ве­ка как еди­ную лич­ность. И с науч­ной, и с бого­слов­ской точ­ки зре­ния это кон­струк­тив­но. Соб­ствен­но, мы уже дав­но так и дела­ем. Уже не пер­вое деся­ти­ле­тие идёт спор под­хо­да орга­ни­че­ско­го и холи­сти­че­ско­го, т.е. целост­но­го. Сего­дня почти все про­воз­гла­ша­ют этот тезис “холизм” — целост­ность чело­ве­че­ской личности.

— Может ли чело­век само­сто­я­тель­но осо­знать, когда ему нужен свя­щен­ник, когда пси­хо­лог, а когда тре­бу­ет­ся помощь пси­хи­ат­ра для назна­че­ния меди­ка­мен­тоз­ной терапии?

— Может, и таких слу­ча­ев нема­ло, когда люди доста­точ­но вни­ма­тель­ны к себе и заме­ча­ют, что с ними что-то не так. И это, напри­мер, уже не про­сто состо­я­ние, а что-то болез­нен­ное. Я могу поде­лить­ся сво­им опы­том: кли­ен­ты, кото­рые обра­ща­ют­ся ко мне как к пси­хо­ло­гу или люди, кото­рые обра­ща­ют­ся ко мне на испо­ве­ди, гово­рят: я не могу пре­одо­леть вот это, не могу ниче­го сде­лать с этим, может быть мне надо к вра­чу? И дей­стви­тель­но, я согла­ша­юсь с ними, реко­мен­дую про­кон­суль­ти­ро­вать­ся с пси­хи­ат­ром, пото­му что дей­стви­тель­но, с этой про­бле­мой они не справ­ля­ют­ся. Вот, это мож­но назвать субъ­ек­тив­ным само­ощу­ще­ни­ем. Когда чело­век начи­на­ет ощу­щать, что он сам не справ­ля­ет­ся с тем или иным состо­я­ни­ем, когда ему дей­стви­тель­но нужен специалист.

Когда чело­век сам может дога­дать­ся, что ему нужен врач? Напри­мер, когда он стра­да­ет хро­ни­че­ской бес­сон­ни­цей. Ниче­го не может сде­лать, ника­кие само­сто­я­тель­ные уси­лия здесь не помо­га­ют — у него бес­сон­ни­ца или дру­гое нару­ше­ние сна. Или, напри­мер, нару­ше­ния аппе­ти­та, когда чело­век пере­ста­ёт есть. Это может быть не толь­ко ано­рек­сия, но и дру­гие рас­строй­ства лич­но­сти. Чело­век может серьёз­но поте­рять в весе и нару­шит­ся баланс бел­ков, жиров, угле­во­дов в орга­низ­ме. И это может быть не какой-нибудь био­хи­ми­че­ский про­цесс, а пси­хо­со­ма­ти­че­ский. И неко­то­рые люди обра­ща­ют­ся к нев­ро­ло­гам, а потом к пси­хи­ат­рам. Так что, люди могут сами само­сто­я­тель­но выявить такую необходимость.

Но если чело­век пло­хо зна­ет себя и не очень начи­тан, он может даже не дога­ды­вать­ся, что ему дав­но тре­бу­ет­ся кон­суль­та­ция пси­хи­ат­ра. И тут или свя­щен­ник или пси­хо­лог может поре­ко­мен­до­вать сроч­но обра­тить­ся к пси­хи­ат­ру. В то же вре­мя, пони­ма­е­те, про­бле­ма в том, что в нашем пост­со­вет­ском обще­стве пси­хи­ат­рия настоль­ко пуга­ет людей, что обра­тить­ся к пси­хи­ат­ру это уже само по себе ино­гда позор, ино­гда стыд, ино­гда страх быть изго­ем — полу­чить «клей­мо сума­сшед­ше­го». Для мно­гих это рав­но­цен­но соци­аль­но­му само­убий­ству. Тре­бу­ют­ся деся­ти­ле­тия, что­бы изме­ни­лось это отно­ше­ние. Люди избе­га­ют похо­да к пси­хи­ат­ру, затя­ги­ва­ют началь­ную ста­дию болез­ни и слиш­ком позд­но обра­ща­ют­ся. Это беда. И тут при­хо­дит­ся реко­мен­до­вать настойчиво.

Но посколь­ку мне как свя­щен­ни­ку и пси­хо­ло­гу это близ­ко и понят­но, я часто это делаю. Одна­ко мне извест­но, что мно­гие мои собра­тья-свя­щен­ни­ки не то что боят­ся реко­мен­до­вать обра­щать­ся к вра­чу, а даже запре­ща­ют сво­им духов­ным чадам это делать. Это, конеч­но, мра­ко­бе­сие, по сути дела это пре­ступ­ле­ние про­тив чело­ве­ка, пото­му что чем доль­ше он не обра­ща­ет­ся к вра­чу, тем хуже потом ему будет, его семье, а может и окру­жа­ю­щим. Он может при­не­сти вред сво­е­му здо­ро­вью и людям . Поэто­му запре­щать при­бе­гать к пси­хи­ат­рии — пре­ступ­ле­ние, и его совер­ша­ют те свя­щен­ни­ки, кото­рые запре­ща­ют чадам сво­им духов­ным или пить лекар­ства, или вооб­ще лечить­ся у пси­хи­ат­ра. Осо­бен­но, когда речь идёт о тяжё­лых пси­хи­че­ских заболеваниях.

Здесь тоже суще­ству­ют мифы, кото­рые меша­ют свя­щен­ни­кам понять суть болезни.

Пер­вый миф — все пси­хи­че­ские забо­ле­ва­ния суть бес­но­ва­ние (одер­жи­мость). Это злоб­ный, сред­не­ве­ко­вый миф, кото­рый до сих пор, к сожа­ле­нию, не исце­лён у людей, кото­рые пло­хо и мало образованы. 
Вто­рой миф — бла­го­да­тью Божьей мож­но всё исце­лить. Это тоже миф тако­го нео­фит­ско­го харак­те­ра. Это не цер­ков­ное уче­ние. Цер­ковь нико­гда не учи­ла, что все болез­ни исце­ля­ют­ся толь­ко бла­го­да­тью Божьей. То, что Хри­стос исце­лял и бес­ну­ю­щих­ся, и пси­хи­че­ски боль­ных, и нев­ро­ло­ги­че­ских и дру­гих боль­ных — да. А вот обе­ща­ния, что нам будет дана бла­го­дать, кото­рая будет исце­лять от всех болез­ней, поэто­му к вра­чам обра­щать­ся не надо — это миф. Хри­сти­ане все­гда зани­ма­лись вра­чеб­ным искус­ством, мно­гие подвиж­ни­ки были врачами.

У нас есть заме­ча­тель­ный ака­де­мик Мели­хов, кото­рый был глу­бо­ко веру­ю­щим чело­ве­ком и пси­хи­ат­ром. У нас есть вра­чи-свя­щен­ни­ки, напри­мер, отец Ана­то­лий Бере­стов — про­фес­сор нев­ро­ло­гии, очень извест­ный врач-пси­хи­атр Васи­лий Гле­бо­вич Кале­да, а так­же врач Гри­го­рий Ива­но­вич Копей­ко. Это наши совре­мен­ни­ки, с кото­ры­ми мы посто­ян­но встре­ча­ем­ся и обсуж­да­ем эту про­бле­му. Вра­чи гово­рят нам: вы, свя­щен­ни­ки, посто­ян­но пыта­е­тесь оттолк­нуть людей от пси­хи­ат­рии, от вра­чей. Но есть опас­ная вещь, к сожа­ле­нию, совет­ская меди­ци­на была постро­е­на так, что эта пара­диг­ма лечеб­но­го искус­ства стре­ми­лась под­ме­нить в обла­сти антро­по­ло­гии собой всё. Целые поко­ле­ния совет­ских пси­хи­ат­ров были вос­пи­та­ны на том, что ника­кой пси­хо­ло­гии быть не может, ника­ко­го свя­щен­ни­че­ско­го попе­че­ния душев­но­го быть не может, мы, вра­чи, всё излечим.

На заре пере­строй­ки, в 90‑е годы мне дове­лось высту­пать на съез­де пра­во­слав­ных вра­чей в Пер­вом МГМУ в «600-коеч­ной» кли­ни­ке, как она назы­ва­лась, в при­сут­ствии талант­ли­вей­ше­го вра­ча Алек­сандра Вик­то­ро­ви­ча Недо­сту­па. Тогда врач-пси­хи­атр вста­ла и спро­си­ла: “Какое пра­во вы име­е­те лечить людей?”. То есть в созна­нии вра­чей пси­хо­ло­ги и свя­щен­ни­ки лечат. Но это миф. Ни свя­щен­ни­ки, ни пси­хо­ло­ги людей не лечат. Лечат вра­чи. Но вра­чи не пони­ма­ют, что есть дру­гие прак­ти­ки поми­мо лечеб­ных прак­тик. Есть прак­ти­ка душе­по­пе­че­ния – пас­тыр­ская, а есть прак­ти­ка – пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ская. И одна дру­гой не отменяет.

Для меня как для пси­хо­ло­га в таких слу­ча­ях, когда я встре­ча­юсь и с пси­хи­ат­ри­че­ской про­бле­мой, и с пси­хо­ло­ги­че­ской одно­вре­мен­но, я посту­паю сле­ду­ю­щим обра­зом: во-пер­вых, настой­чи­во реко­мен­дую сво­им кли­ен­там обра­тить­ся к пси­хи­ат­ру. Не к пси­хо­те­ра­пев­ту и не к пси­хо­нев­ро­ло­гу, а имен­но к пси­хи­ат­ру, полу­чить исчер­пы­ва­ю­щую кон­суль­та­цию, если врач назна­чит, то при­ни­мать лекар­ства, и, во-вто­рых, через какое-то вре­мя, мы воз­об­нов­ля­ем пси­хо­те­ра­пев­ти­че­скую рабо­ту на фоне лече­ния тех рас­стройств, кото­рые пси­хи­атр уста­но­вит. Это будет сов­мест­ная рабо­та пси­хо­ло­га и пси­хи­ат­ра. То есть одно дру­го­го не отме­ня­ет, мож­но рабо­тать парал­лель­но, но здесь уже дру­гая будет пси­хо­ло­ги­че­ская рабо­та и, кста­ти, пас­тыр­ская тоже. Напри­мер, очень часто мне как свя­щен­ни­ку при­хо­дит­ся рабо­тать с пси­хи­че­ски боль­ны­ми людь­ми, в том чис­ле с очень тяжё­лы­ми фор­ма­ми рас­строй­ства — тяжё­лой шизо­фре­ни­ей и др. забо­ле­ва­ни­ям, и кон­суль­ти­ро­вать имен­но как свя­щен­ник без вся­кой пси­хо­ло­гии. Я обя­за­тель­но гово­рю таким боль­ным: “Ска­жи­те вра­чу, что Вы ходи­те на испо­ведь, може­те назвать моё имя”. 
Врач может не пони­мать, с чем мы рабо­та­ем. В чём заклю­ча­ет­ся пас­тыр­ская пси­хо­ло­ги­че­ская рабо­та с пси­хи­че­ски боль­ным человеком?

  1. Помочь адек­ват­но, кри­ти­че­ски (насколь­ко это воз­мож­но, под­чер­ки­ваю!) — при­нять своё забо­ле­ва­ние. Для очень мно­гих людей это про­бле­ма: “Нет, я не болен!” Как алко­го­лик гово­рит — нет, я не алко­го­лик, что вы, захо­чу и пить не буду. Так и тут, пер­вая моя зада­ча — как пас­ты­ря и как пси­хо­ло­га — помочь при­знать со сми­ре­ни­ем тот про­стой факт, что чело­век болен: “Да, у меня есть такое рас­строй­ство”. Это не все­гда про­сто быва­ет, к это­му мно­го сопротивлений.
  2. Помочь чело­ве­ку при­знать: “Я сам не справ­ля­юсь. Мне нужен врач.”
  3. Помочь постро­ить отно­ше­ния с вра­чом. Очень мно­гим боль­ным труд­но нала­дить “тера­пев­ти­че­ский кон­тракт” с вра­чом. Мно­гие боль­ные отно­сят­ся к вра­чу с подо­зре­ни­ем, с мни­тель­но­стью, неува­же­ни­ем, недо­ве­ри­ем и т.д. Либо врач не уме­ет уста­но­вить кон­такт с боль­ным. Моя зада­ча как свя­щен­ни­ка и как пси­хо­ло­га — помочь лич­но­сти нала­дить отно­ше­ния с врачом.
  4. Спо­соб­ство­вать фор­ми­ро­ва­нию адек­ват­но­го отно­ше­ния, ува­же­ния к про­цес­су тера­пии. Мне важ­но, что­бы боль­ной ува­жал лече­ние, довёл его до кон­ца, что­бы он не пытал­ся сам себя кон­тро­ли­ро­вать и сам выяв­лять, помо­га­ет ли ему лекар­ство, мож­но ли тер­петь побоч­ный эффект или нель­зя и т.д. Это дело вра­ча, и я всё вре­мя гово­рю: “Вы чув­ству­е­те побоч­ные эффек­ты? Иди­те на кон­суль­та­цию и ска­жи­те об этом. Врач может подо­брать дру­гое лекар­ство, дру­гие дозы, дру­гой состав”.
  5. Сфор­ми­ро­вать сми­рен­ное отно­ше­ние к соци­аль­ной, лич­ной и семей­ной родо­вой уча­сти боль­но­го. Это очень труд­ная про­бле­ма, это тера­пев­ти­че­ская пси­хо­ло­ги­че­ская про­бле­ма, и врач тут помочь, к сожа­ле­нию, мало может. Есть опыт­ные вра­чи, кста­ти, кото­рые помо­га­ют боль­ным спра­вить­ся с этим, при­нять своё забо­ле­ва­ние и влить­ся в этот образ. Это осо­бый образ жиз­ни. Боль­ной — это осо­бый образ жиз­ни. Есть опыт­ные пси­хи­ат­ры, кото­рые помо­га­ют к это­му при­вык­нуть, соци­а­ли­зи­ро­вать­ся, адап­ти­ро­вать­ся, при­вык­нуть жить как боль­ной. Это непросто.

Види­те, это дела­ют пси­хо­ло­ги и свя­щен­ни­ки, а не пси­хи­ат­ры. Пси­хи­ат­ры лечат, а мы помо­га­ем лич­но­сти адап­ти­ро­вать­ся к это­му процессу.

Врач работает с болезнью, а мы работаем с личностью

В чём зада­ча пси­хо­ло­га и свя­щен­ни­ка? Врач рабо­та­ет с болез­нью, а мы рабо­та­ем с лич­но­стью. При­чём с той лич­но­стью, кото­рая оста­лась сохран­ной и более или менее адек­ват­ной. Сопро­вож­да­ю­щая пси­хо­те­ра­пия рабо­та­ет с той частью лич­но­сти, кото­рая сохра­ни­лась. Это зада­ча пси­хо­ло­га-пси­хо­те­ра­пев­та, т.е. такая рабо­та, кото­рая сопро­вож­да­ет тяжё­лые рас­строй­ства заклю­ча­ет­ся в выше­из­ло­жен­ных пяти пунк­тах. Зада­ча свя­щен­ни­ка сама по себе — най­ти в душе чело­ве­ка источ­ник к сми­ре­нию и люб­ви к жиз­ни. Это очень важ­но, пото­му что Гос­подь дал чело­ве­ку дар жиз­ни и дал дар быть лич­но­стью. Нуж­но помочь чело­ве­ку най­ти в себе эти даро­ва­ния, а они сохра­ня­ют­ся при любом забо­ле­ва­нии, я как свя­щен­ник сви­де­тель­ствую об этом. Я слу­жил в пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ском интер­на­те 13 лет и знаю, что даже при самых тяжё­лых пси­хи­че­ских рас­строй­ствах лич­ность сохра­ня­ет­ся, хотя бы толь­ко как искра Божия в чело­ве­ке. И он, чело­век, может отно­сить­ся к сво­е­му забо­ле­ва­ния со сми­ре­ни­ем и чув­ство­вать любовь к Богу.

Важ­но понять, что свя­щен­ник сопро­вож­да­ет эту лич­ность, как любую дру­гую лич­ность, обра­ща­ю­щу­ю­ся к Богу и к Церк­ви. Такое же отно­ше­ние к пока­я­нию, такое же отно­ше­ние к Таин­ствам, к изу­че­нию, к кра­со­те Божье­го обра­за, к иконе, музы­ке. Когда боль­ные при­хо­дят на бого­слу­же­ние, они так же, как и все мы, нуж­да­ют­ся и в люб­ви, и в пес­но­пе­ни­ях, в кра­со­те, пока­я­нии, в уча­стии… — во всём. Тут как раз роль свя­щен­ни­ка, рабо­та­ю­ще­го с таки­ми боль­ны­ми, чрез­вы­чай­но вели­ка и высо­ка. Да, это спе­ци­фи­че­ская, необыч­ная при­ход­ская прак­ти­ка, она тре­бу­ет осо­бой под­го­тов­ки, осо­бо­го при­зва­ния. Не каж­дый смо­жет рабо­тать, напри­мер, в интер­на­те или пси­хи­ат­ри­че­ской больнице.

— Возь­мём обрат­ную ситу­а­цию. Есть черес­чур мни­тель­ные люди, кото­рые, веро­ят­нее все­го, напрас­но подо­зре­ва­ют у себя какие-либо пси­хи­че­ские рас­строй­ства, жела­ют при­ни­мать анти­де­прес­сан­ты… Нуж­но ли их посы­лать к врачу?

— Обя­за­тель­но. В обла­сти пси­хи­ат­рии само­ле­че­ние губи­тель­но, это уж точ­но. В слу­чае с ОРВИ и во мно­гих дру­гих слу­ча­ях, навер­ное, не обя­за­тель­но бежать к вра­чу, мож­но прий­ти в апте­ку и полу­чить доста­точ­ную реко­мен­да­цию фар­ма­цев­та. Но в слу­чае пси­хи­ат­рии, нет. Само­му себе назна­чать анти­де­прес­сан­ты ни в коем слу­чае нель­зя. Это силь­ные пре­па­ра­ты, кото­рые могут при­чи­нить мно­го вре­да. Поэто­му да, конеч­но, имен­но к врачу.

Вот теперь, как отно­сить­ся к вра­чу. Это очень важ­но. Пси­хи­ат­рия — это вра­чеб­ное искус­ство, тре­бу­ю­щее высо­чай­шей ква­ли­фи­ка­ции, поэто­му я насто­я­тель­но реко­мен­дую, во-пер­вых, обра­щать­ся толь­ко к пси­хи­ат­рам, а не к тем, кто име­ну­ет себя пси­хо­те­ра­пев­там, кото­рые не име­ют меди­цин­ско­го обра­зо­ва­ния. Но я насто­я­тель­но реко­мен­дую обра­щать­ся к вра­чу, кото­рый име­ет кли­ни­че­ский опыт. То есть он име­ет опыт веде­ния боль­ных или в ста­ци­о­на­ре (что луч­ше), или амбу­ла­тор­но. Я ни в коем слу­чае не реко­мен­дую обра­щать­ся с пси­хи­ат­ри­че­ски­ми про­бле­ма­ми к пси­хо­нев­ро­ло­гам, к остео­па­там, к гомео­па­там, к пси­хо­те­ра­пев­там неяс­но­го обра­зо­ва­ния. Толь­ко к про­фес­си­о­наль­ным пси­хи­ат­рам, кото­рые име­ют ака­де­ми­че­скую под­го­тов­ку, диплом вра­ча и у кото­рых есть опыт. Это очень важно.

Пси­хо­нев­ро­ло­гия — тоже область вра­чеб­но­го искус­ства, но она зани­ма­ет­ся дру­ги­ми веща­ми. Важ­ны­ми, необ­хо­ди­мы­ми, нуж­ны­ми, но это дру­гая немно­го исто­рия. А вот пси­хи­ат­рия — это как раз лич­ност­ные и пси­хи­че­ские рас­строй­ства. Напри­мер, если у чело­ве­ка депрес­сия, или наобо­рот, у него пси­хо­зы, эмо­ци­о­наль­ная неустой­чи­вость, то нуж­но не к пси­хо­нев­ро­ло­гу, а имен­но к психиатру.

А вот если у чело­ве­ка заи­ка­ние или тики, то тогда нуж­но к пси­хо­нев­ро­ло­гу обра­тить­ся, пото­му что это область нев­ро­ло­гии. То есть там, где есть какие-то нев­ро­ло­ги­че­ские про­бле­мы плюс пси­хи­че­ские про­бле­мы, тогда да.

— Вы ска­за­ли, что как свя­щен­ник без вся­кой пси­хо­ло­гии ведё­те пас­тыр­скую рабо­ту с чело­ве­ком. В моём пони­ма­нии пас­тыр­ское слу­же­ние и пси­хо­ло­ги­че­ская рабо­та тес­но переплетены. 

— Пони­ма­е­те, для свя­щен­ни­ка эле­мен­тар­ные зна­ния по пси­хо­ло­гии, конеч­но, нуж­ны. Но важ­но всё-таки не сме­ши­вать — свя­щен­ник пси­хо­ло­ги­че­ской рабо­той не зани­ма­ет­ся, у него для это­го нет ста­ту­са соот­вет­ству­ю­ще­го и нет вре­ме­ни. Раз­ни­ца меж­ду свя­щен­ни­ком и пси­хо­ло­гом заклю­ча­ет­ся в их антро­по­ло­ги­че­ском, про­фес­си­о­наль­ном ста­ту­се. У свя­щен­ни­ка намно­го боль­ше прав втор­гать­ся в гра­ни­цы лич­но­сти чело­ве­ка. У пси­хо­ло­га тако­го нет.

Напри­мер, свя­щен­ник на испо­ве­ди может зада­вать непри­ят­ные, неуют­ные, глу­бо­кие вопро­сы чело­ве­ку, кото­рые втор­га­ют­ся в его интим­ный мир. Он может задать вопрос о гре­хе и даже может обли­чать чело­ве­че­ский грех. Пси­хо­лог не име­ет на это права.

Если пси­хо­лог нач­нёт обли­чать, то всё, пси­хо­те­ра­пия закон­чи­лась. Даль­ше пси­хо­лог уже ниче­го не смо­жет сде­лать. А свя­щен­ник может. В этом суще­ствен­ней­шая раз­ни­ца. Одно с дру­гим не сме­ши­ва­ет­ся. Если я как пси­хо­лог нач­ну с обли­че­ния, то ника­кой пси­хо­те­ра­пии не будет — нет дове­рия. У меня нету прав тогда помо­гать чело­ве­ку как-то спра­вить­ся со сво­ей про­бле­мой. Если я нач­ну обли­чать, зна­чит я уже нач­ну судить чело­ве­ка, буду оце­ни­вать его поступ­ки. В пси­хо­ло­гии это невозможно.

И наобо­рот, если я как свя­щен­ник нач­ну выяс­нять труд­но­сти пове­де­ния чело­ве­ка, с кото­рым он сам спра­вить­ся не может, я тогда пере­ста­ну быть свя­щен­ни­ком, пото­му что тогда я не смо­гу ему ска­зать — то, что вы рас­ска­зы­ва­е­те, это страш­ный грех, в нём нуж­но пока­ять­ся. На что каж­дый чело­век реа­ги­ру­ет одно­знач­но — зачем же я ему это ска­зал, боль­ше я это­го не ска­жу и буду это скрывать.

Не может свя­щен­ник зани­мать­ся пси­хо­ло­ги­че­ской рабо­той, а пси­хо­лог зани­мать­ся пас­тыр­ской рабо­той. Это раз­ные виды дея­тель­но­сти. То, что неко­то­рые из моих собра­тьев (и я, под­час) сов­ме­ща­ют эти при­зва­ния, состав­ля­ет доста­точ­но серьёз­ную про­фес­си­о­наль­ную труд­ность. Но она преодолима.

Исповедь не является элементом психотерапии

— Зна­ко­мый пси­хи­атр видит точ­ки сопри­кос­но­ве­ния пси­хо­те­ра­пии с дея­тель­но­стью свя­щен­ни­ка. Напри­мер, при тера­пии пси­хо­со­ма­ти­че­ских забо­ле­ва­ний. Он счи­та­ет испо­ведь неким эле­мен­том пси­хо­те­ра­пии. Как к это­му относиться?

— Испо­ведь не явля­ет­ся эле­мен­том пси­хо­те­ра­пии. Ни в стро­гом, ни в пере­нос­ном смыс­ле сло­ва. Там абсо­лют­но дру­гие меха­низ­мы. Но без­услов­но всё это если не пере­се­ка­ет­ся, то смы­ка­ет­ся друг с дру­гом, пото­му что все эти виды прак­тик отно­сят­ся к чело­ве­ку, к чело­ве­че­ской лич­но­сти. И пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ская, и пси­хи­ат­ри­че­ская, и пас­тыр­ская, и дру­гие — всё это про чело­ве­ка. Поэто­му всё это смы­ка­ет­ся очень близ­ко и ино­гда мы, так ска­зать, захо­дим на сто­ро­ну сосед­ней ком­пе­тент­но­сти, это верно.

Но гра­мот­ное отно­ше­ние, про­фес­си­о­наль­ное, оно всё-таки раз­де­ля­ет, где моё, а где уже не моё. Я пони­маю, напри­мер, мно­гих сво­их кли­ен­тов, как тяже­ло при­ни­мать лекар­ства. Я пони­маю и знаю, как они дей­ству­ют, пото­му что это изу­че­но. И я как свя­щен­ник, когда встре­ча­юсь с боль­ны­ми, при­ни­ма­ю­щи­ми силь­но­дей­ству­ю­щие пре­па­ра­ты, знаю, что пост при этих пре­па­ра­тах невоз­мо­жен, пото­му что мно­гие из них «съе­да­ют» бел­ки. У боль­но­го воз­ни­ка­ет ост­рый бел­ко­вый дефи­цит в орга­низ­ме, зна­чит нуж­но есть куря­ти­ну, рыбу. Для таких боль­ных нуж­ны осо­бые виды поста. Я как пас­тырь дол­жен делать сооб­раз­ные изме­не­ния нор­мы поста для больных.

Напри­мер, боль­ные шизо­фре­ни­ей не могут длин­ные молит­вы читать, не могут дол­го сто­ять на служ­бе. Неко­то­рые тек­сты Биб­лии им нель­зя читать. Про­сто нель­зя. Любое эмо­ци­о­наль­ное напря­же­ние для них пагуб­но. Напри­мер, для кого-то из них невоз­мож­ны ноч­ные служ­бы, кате­го­ри­че­ски. Свя­щен­ник дол­жен это знать, что есть ряд забо­ле­ва­ний, при кото­рых ноч­ные служ­бы невозможны. 
Зада­ча заклю­ча­ет­ся в том, что­бы осо­бен­ным обра­зом отно­сить­ся к боль­ным и пас­тыр­ские зада­чи при этом очень мно­го­об­раз­ны, очень слож­ны, они тре­бу­ют от свя­щен­ни­ка рабо­ты над собой.

— Если пере­клю­чить фокус на само­го спе­ци­а­ли­ста — пси­хо­ло­га и пси­хи­ат­ра. Есть ли при­вив­ка от ощу­ще­ния себя все­силь­ным, напри­мер, когда спе­ци­а­лист помо­га­ет чело­ве­ку спра­вить­ся с пси­хо­со­ма­ти­че­ским забо­ле­ва­ни­ем? Мно­гие спе­ци­а­ли­сты счи­та­ют, что все забо­ле­ва­ния мож­но назы­вать психосоматическими.

— Сред­ство очень про­стое. Надо про­сто поболь­ше читать совре­мен­ных ста­тей, иссле­до­ва­ний, читать раз­ные жур­на­лы и ста­тьи, кото­рые дают совре­мен­ные зна­ния и быть более гра­мот­ным. Зада­ча спе­ци­а­ли­ста — под­дер­жи­вать свою гра­мот­ность, свою осве­дом­лен­ность и ком­пе­тен­цию. Тогда ника­ких иллю­зий не будет.

Сей­час пси­хо­со­ма­ти­ка ста­ла мод­ным сло­вом. К сожа­ле­нию, из пси­хо­ло­гов мало, кто пони­ма­ет, как это рабо­та­ет и как это не рабо­та­ет. Очень часто чело­ве­ку кажет­ся, что если болезнь объ­явить пси­хо­со­ма­ти­кой, то мож­но её не лечить, не делать опе­ра­цию, не лечить зубы и т.д. То есть если решить про­бле­му пси­хо­ло­ги­че­ски, то сома­ти­че­ская про­бле­ма исчез­нет вплоть до того, что даже исчез­нет зуб­ная боль и не надо будет уда­лять зуб или лечить кари­ес. Нет, это конеч­но всё мифы, иллю­зии. Про­сто сей­час это очень мод­ная тема в психологии.

Для того, что­бы сде­лать себе такую при­вив­ку, надо рабо­тать над сво­ей ком­пе­тент­но­стью, пони­мать, с чем мы рабо­та­ем, пони­мать, что доступ­но пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ско­му лече­нию, а что нет. Что, соб­ствен­но гово­ря, лече­ние, а что пси­хо­те­ра­пия. Это рабо­та по стрем­ле­нию к сво­ей про­фес­си­о­наль­ной при­год­но­сти. Вот она, прививка.

— Если сде­лать вывод к выше­ска­зан­но­му, мож­но крат­ко обо­зна­чить круг ком­пе­тен­ций каж­до­го из при­зва­ний — свя­щен­ни­ка, пси­хо­ло­га, психиатра?

— Мож­но ска­зать так, что зада­ча пси­хо­ло­га — это рабо­та с лич­но­стью, с её зре­ло­стью, с её сво­бо­дой, с её осмыс­лен­но­стью и осо­знан­но­стью. Зада­ча свя­щен­ни­ка — это окорм­ле­ние души. Зада­ча вра­ча — исце­ле­ние болез­ни. Душа, лич­ность, болезнь.

— Пред­по­ла­гаю, что для мно­гих чита­те­лей поня­тия душа и лич­ность — равнозначные.

— Нет, это всё-таки раз­ные вещи, пото­му что душа, соглас­но хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии, это твар­ное нача­ло, при­ро­да чело­ве­че­ская. Душа — это сотво­рён­ная при­ро­да. Лич­ность — это нетвар­ное, бого­по­доб­ный образ бытия, это образ и подо­бие — дар Божий. Душа – душев­ное – пси­хи­че­ское – это природа.

— По каким симп­то­мам чело­век может осо­знать, что его про­бле­ма имен­но духов­но­го харак­те­ра, без свя­щен­ни­ка и Цер­ков­ных Таинств здесь уже никак.

— Я бы ска­зал, что такие чув­ства и симп­то­мы труд­но назвать. Но всё-таки, когда чело­век утра­чи­ва­ет смысл — это важ­ный симп­том обра­ще­ния к пастырю.

— Смысл жизни? 

— Смысл все­го. Смысл того, зачем я утром встаю, иду на рабо­ту, зачем я забо­чусь о семье, о себе и т.д. Вто­рой аспект, когда необ­хо­ди­ма пас­тыр­ская помощь, это эти­ка, цен­но­сти. Что есть доб­ро и зло. Ведь чело­век не может жить без раз­ли­че­ния добра и зла, без этих опре­де­ле­ний. Он не может даже работать.

Сего­дня запрос биз­не­са, пси­хо­ло­гии к пас­тыр­ству такой: “Ска­жи­те, ребя­та, в нашем слу­чае, что такое доб­ро и зло?”. Вот как когда-то к Иоан­ну Кре­сти­те­лю при­хо­ди­ли вои­ны, книж­ни­ки и фари­сеи, бога­тые и бед­ные, спра­ши­ва­ли, как нам жить? Сего­дня биз­нес боль­шой и сред­ний при­хо­дит к пас­ты­рю и спра­ши­ва­ет, а нам-то как жить?

То есть нуж­ны смысл, цен­но­сти и тре­тье — при­во­дят к свя­щен­ни­ку потём­ки соб­ствен­ной души. Неуме­ние чело­ве­ка видеть в себе грех и доб­ро­де­тель, любовь и пре­зре­ние, мило­сер­дие и рав­но­ду­шие. Неуме­ние разо­брать­ся в сво­их духов­ных нача­лах ведёт чело­ве­ка к пас­ты­рю. То есть это дол­жен быть некий духов­ный поиск, имен­но так.

— Слы­ша­ла, что в эко­но­ми­че­ски раз­ви­тых стра­нах пси­хо­те­ра­пия во мно­гом под­ме­ни­ла рабо­ту свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Есть ли такая про­бле­ма у нас?

— Во-пер­вых, не под­ме­ни­ла, это неправ­да. То, что Вы ска­за­ли, это лозунг нача­ла 20 века, когда сна­ча­ла Като­ли­че­ская цер­ковь, потом про­те­стант­ские общи­ны воз­ра­жа­ли про­тив моло­до­го тогда дви­же­ния пси­хо­ана­ли­ти­ков — Фрей­да и его уче­ни­ков. Тогда было бур­ное обсуж­де­ние, но с той поры мно­го воды утек­ло, несколь­ко поко­ле­ний вырос­ло, и никто уже так не судит.

Ника­кой под­ме­ны не про­изо­шло и запад­ный мир очень чёт­ко раз­гра­ни­чи­ва­ет эти про­фес­сии. Там никто не пута­ет­ся, когда нуж­но идти к свя­щен­ни­ку, когда к пси­хо­ло­гу. Но вер­но то, что ино­гда про­бле­ма чело­ве­ка тре­бу­ет пас­тыр­ско­го и пси­хо­ло­ги­че­ско­го под­хо­да одно­вре­мен­но. Напри­мер, при­хо­дит жен­щи­на и гово­рит: “Я не могу нала­дить отно­ше­ния с мате­рью, я гре­шу. Мы всё вре­мя с ней кон­флик­ту­ем”. С одной сто­ро­ны она будет рабо­тать с пси­хо­ло­гом над этим, с дру­гой — она при­дёт к свя­щен­ни­ку на испо­ведь и будет сове­то­вать­ся, как ей луч­ше посту­пить со сво­ей душой, что­бы избе­жать это­го гре­ха. Это одна про­бле­ма. Не двой­ная, а одна. Толь­ко она тре­бу­ет рабо­ты с двух сторон.

В сего­дняш­нем запад­ном мире я очень часто наты­ка­юсь на мне­ния пси­хо­ло­гов, когда они гово­рят: “Вот это уже не моё, это, пожа­луй­ста, на испо­ведь”. Кста­ти гово­ря, об этом гово­рил Юнг, кото­рый был одним из бли­жай­ших уче­ни­ков Фрей­да. Он был сыном пас­то­ра и чёт­ко осо­зна­вал, где кон­ча­ет­ся его ком­пе­тен­ция и начи­на­ет­ся ком­пе­тен­ция церк­ви. Его сло­ва: “Как хоро­шо, что у прак­ти­ку­ю­щих като­ли­ков есть исповедь”.

Когда мои кли­ен­ты не прак­ти­ку­ют испо­ведь, мне с ними труд­нее, им труд­но объ­яс­нить, что такое пока­я­ние. Юнг был веру­ю­щим чело­ве­ком в каком-то сво­ём смыс­ле и он чёт­ко знал, как необ­хо­ди­ма рели­ги­оз­ная прак­ти­ка. Мы можем рас­смот­реть Вик­то­ра Франк­ла, глу­бо­ко веру­ю­ще­го иудея, кото­рый очень чёт­ко пони­мал, как мно­го зна­чит рели­гия в его жиз­ни, в жиз­ни его кли­ен­тов. И он об этом писал, но не путал одно с дру­гим. Он пре­крас­но пони­мал и писал, где кон­ча­ет­ся его ком­пе­тен­ция и начи­на­ет­ся ком­пе­тен­ция религии.

Самая главная трудность — это инфантилизм

— Пси­хо­ло­ги­че­ские труд­но­сти могут поме­шать рас­ти духовно?

— Конеч­но. Самая глав­ная труд­ность — это инфан­ти­лизм, незре­лость лич­но­сти. До тех пор, пока чело­век сохра­ня­ет в себе какую-то дет­скость (в пси­хо­ло­ги­че­ском смыс­ле сло­ва), у него не фор­ми­ру­ет­ся адек­ват­ная ответ­ствен­ность, он не зна­ет, что это такое. До тех пор, пока чело­век в некой незре­ло­сти, какая тут духов­ная жизнь?

Незре­лая лич­ность не может решить­ся, а реши­мость для хри­сти­ан­ско­го созна­ния очень высо­ка, об этом мно­го писал свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник. Он писал, что реши­мость вна­ча­ле духов­но­го пути это такой суще­ствен­ный пункт. Чело­век дол­жен решить­ся на опре­де­лён­ные действия.

Так­же раз­ви­тие воле­вых качеств, кото­рые необ­хо­ди­мы хри­сти­а­ни­ну, при незре­ло­сти затруднены. 
Ещё одна про­бле­ма, с кото­рой при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся, это слиш­ком низ­кий уро­вень осо­знан­но­сти себя. Т.е. чело­век не зна­ет, какие эмо­ции он испы­ты­ва­ет, он не зна­ет, что он чув­ству­ет. Он не может отли­чить чув­ство вины от ответ­ствен­но­сти и чув­ства сты­да от разо­ча­ро­ва­ния и сожа­ле­ния. Слиш­ком низ­кий эмо­ци­о­наль­ный интел­лект. Неко­то­рые люди боят­ся загля­нуть в тём­ные угол­ки души. Ну какое тут может быть пока­я­ние? Как чело­век может пока­ять­ся, когда он не раз­би­ра­ет­ся в сво­их внут­рен­них про­бле­мах? При таких лич­ност­ных про­бле­мах духов­ная жизнь едва ли возможна.

Очень мно­го пси­хо­ло­ги­че­ских про­блем не про­сто пре­пят­ству­ют духов­ной жиз­ни, а дела­ют её невозможной. 
Мно­го при­ме­ров. У меня было несколь­ко муж­ских слу­ча­ев. Глав­ная зада­ча, кото­рая при­ве­ла их — это тяжё­лые отно­ше­ния с мате­рью. Муж­чи­на сред­них лет при­хо­дит и гово­рит: “Я не могу нала­дить отно­ше­ния с мате­рью, не могу её простить…“А в резуль­та­те ока­зы­ва­лось, что необ­хо­ди­мо­стью было обра­тить­ся к отцу, но пре­пят­стви­ем к это­му обра­ще­нию было то, что отно­ше­ния с ним были в ран­нем дет­стве разо­рва­ны и взрос­лый муж­чи­на не знал, кто отец, где он и уже тем более не мог к нему обра­тить­ся. И после дли­тель­но­го вре­ме­ни пси­хо­те­ра­пии из тех пере­мен, кото­рые с чело­ве­ком про­ис­хо­ди­ли, он нашёл в себе силы най­ти отца, пого­во­рить с отцом, попы­тать­ся понять себя и попы­тать­ся понять отца, и затем, что самое пора­зи­тель­ное, обра­тить­ся к Богу с пока­я­ни­ем, что в душе отца не ува­жал и пре­зи­рал, был оби­жен и обви­нял его. В душе. Этот про­цесс пока­я­ния в нару­ше­нии пятой запо­ве­ди о почи­та­нии отца с мате­рью был цели­тель­ным необык­но­вен­но. Чело­век про­сто рас­цве­тал после это­го. Нача­лось с про­бле­мы с мате­рью, потом про­бле­ма соб­ствен­ной лич­но­сти и отно­ше­ний с отцом и, нако­нец, пока­я­ние перед Богом.

Не все­гда так быва­ет, не все­гда чело­век дохо­дит до кон­ца, это зави­сит от самых раз­ных обсто­я­тельств. Это вопрос как бы чело­ве­че­ский, но на самом деле это вопрос глу­бо­ко духов­ный. И он вос­хо­дит к мисти­че­ским. Неред­ко быва­ет рабо­та с неже­ла­ни­ем при­зна­вать свой грех. Есть очень мно­го у чело­ве­ка таких точек боли, при­зна­вать­ся в кото­рых чело­ве­ку ну про­сто невоз­мож­но. И пока­я­ние не помо­га­ет, пото­му что чело­век при­хо­дит на испо­ведь и уме­ло защи­ща­ет­ся, уме­ло вытес­ня­ет свой грех, свою боль. Напри­мер, аборт или бро­шен­ные семьи, бро­шен­ные дети. Очень труд­но быва­ет чело­ве­ку най­ти в себе силы для того, что­бы при­знать совер­шён­ный грех. Это быва­ет дли­тель­ная рабо­та ино­гда чисто тера­пев­ти­че­ская, что­бы под­го­то­вить­ся к покаянию.

— Пси­хо­ло­гу нель­зя захо­дить за эту грань обли­че­ния. А за какую грань нель­зя захо­дить врачу? 

— Если врач про­фес­си­о­наль­ный, то он настоль­ко занят болез­нью, что у него соб­ствен­но и нету жела­ния захо­дить за грань. Дру­гое дело, что от вра­ча паци­ен­ты ждут часто пси­хо­те­ра­пии, пото­му что пси­хи­ка боль­но­го очень уяз­ви­ма, болезнь может при­но­сить очень тяжё­лые стра­да­ния и врач — это тот, на кото­ро­го паци­ент смот­рит гла­за­ми надеж­ды, что врач ему помо­жет. С одной сто­ро­ны это иску­ше­ние начать лечить его душу, а с дру­гой — долг. И у вра­ча коле­ба­ния такие происходят.

Часто врач дей­стви­тель­но может помочь чело­ве­ку адап­ти­ро­вать­ся к сво­е­му состо­я­нию, к сво­ей болез­ни и помочь выра­бо­тать образ жиз­ни. Напри­мер, неиз­ле­чи­мая болезнь диа­бет. Как жить диа­бе­ти­ку? Врач может очень мно­го помочь с тем, что­бы нала­дить чело­ве­ку жизнь при диа­бе­те. При онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ни­ях, напри­мер, чело­век про­хо­дит химио­те­ра­пию. Химио­те­ра­певт очень мно­го может, что­бы помочь чело­ве­ку нала­дить жизнь во вре­мя химио­те­ра­пии. От него ожи­да­ет­ся очень мно­го и это дей­стви­тель­но его зада­ча. За рубе­жом, напри­мер, суще­ству­ют вра­чи, кото­рые помо­га­ют нала­дить жизнь при химио­те­ра­пии, пото­му что она раз­ру­ша­ет всё вокруг себя. Но чело­ве­ку надо жить и выжи­вать в этом состо­я­нии. Но если врач берёт на себя ответ­ствен­ность лечить чело­ве­че­скую душу и лич­ность, то это уже за гра­нью лечеб­ной прак­ти­ки, лечеб­но­го искус­ства. Это опас­но. Это уже не врач.

— Мож­но ли взгля­нуть на чело­ве­ка и без меди­цин­ских иссле­до­ва­ний ска­зать — “Тебе точ­но нужен врач-психиатр”.

— Опыт­ный чело­век может. Чело­век, кото­рый уже стал­ки­вал­ся с этим. Ведь, напри­мер, есть люди кото­рые нико­гда не виде­ли эпи­леп­сии и не могут понять, что про­ис­хо­дит с чело­ве­ком. Но если они пароч­ку раз виде­ли при­сту­пы, то могут пред­по­ло­жить такой диа­гноз, даже не имея меди­цин­ско­го обра­зо­ва­ния. Поэто­му если в семье у кого-то был пси­хи­че­ски боль­ной и у него есть опыт, то он может опре­де­лить болезнь. Но это ред­кость. Всё-таки нужен специалист.

Ино­гда быва­ют совер­шен­но пара­док­саль­ные слу­чаи. Напри­мер, мит­ро­по­лит Амфи­ло­хий рас­ска­зы­вал заме­ча­тель­ный слу­чай, когда в одном мона­сты­ре мать-игу­ме­нья жало­ва­лась на одну сест­ру, от кото­рой не зна­ли куда девать­ся. Она была посто­ян­ной зано­зой у всех. Со все­ми спо­ри­ла, руга­лась, зли­лась, кри­ча­ла. Хоро­шая, тру­до­спо­соб­ная, моло­дая сест­ра, но вела себя совер­шен­но без­об­раз­но. И мит­ро­по­лит (тогда ещё епи­скоп) ска­зал матуш­ке, что­бы она отпра­ви­ла её на обсле­до­ва­ние. Выяс­ни­лось, что у неё доб­ро­ка­че­ствен­ная опу­холь в моз­гу. Её про­опе­ри­ро­ва­ли, сколь­ко-то она про­бы­ла в боль­ни­це, вер­ну­лась через год в мона­стырь и все про­бле­мы были сня­ты. Врач-монах (епи­скоп) имел опыт, он знал, что с чело­ве­ком могут быть про­стые вещи орга­ни­че­ско­го про­ис­хож­де­ния, кото­рые могут давать такие про­яв­ле­ния. Нужен взгляд спе­ци­а­ли­ста. Кто бы мог поду­мать, что это не её харак­тер, а забо­ле­ва­ние. Ино­гда с помо­щью лекарств мож­но купи­ро­вать очень тяжё­лые пси­хи­че­ские состо­я­ния, напри­мер, депрес­сии, бипо­ляр­ные расстройства.

— Вопрос тех­ни­ки без­опас­но­сти. Как выбрать психолога?

— Это очень про­сто. Алго­ритм при­мер­но оди­на­ков как для пси­хо­ло­га, так и для врача. 
1) Сара­фан­ное радио. Поспра­ши­вать людей, кото­рым дове­ря­е­те, кого они поре­ко­мен­ду­ют. Это не все­гда рабо­та­ет, не на 100%, но это самое простое. 
2) Поин­те­ре­со­вать­ся обра­зо­ва­ни­ем того, к кому обра­тить­ся хоти­те. Пси­хи­ат­ры и пси­хо­ло­ги все­гда раз­ме­ща­ют своё обра­зо­ва­ние там, где их резю­ме и кон­так­ты. В нашей про­фес­сии это обя­за­тель­но — ука­зы­вать обра­зо­ва­ние. И не одно обра­зо­ва­ние, а с раз­лич­ны­ми повы­ше­ни­я­ми ква­ли­фи­ка­ции, допол­ни­тель­ны­ми дипло­ма­ми, сви­де­тель­ства­ми и так далее. Это при­ня­то, это нор­маль­но. Поэто­му поин­те­ре­суй­тесь, где учил­ся, у кого учил­ся, где ста­жи­ро­вал­ся, в каком под­хо­де рабо­та­ет и т.д.
3) Посмот­реть исто­рию это­го спе­ци­а­ли­ста, сколь­ко лет он рабо­та­ет, где рабо­та­ет, могут быть отзы­вы в интернете. 
4) Позна­ко­мить­ся лич­но. Если чело­век не нра­вит­ся чисто по лич­ным каче­ствам, то кон­трак­та не будет. Не будет дове­рия, так что луч­ше себя тут не наси­ло­вать. Если что-то не так, ухо­дить и искать другого. 
5) Если начал­ся про­цесс лече­ния и что-то вызы­ва­ет сомне­ние, про­ве­рить у дру­го­го спе­ци­а­ли­ста. Это нор­маль­но, это мож­но и даже нуж­но. Поза­бо­тить­ся о себе, защи­тить себя, не предо­став­лять себя пер­во­му встречному.

Бесе­до­ва­ла Ека­те­ри­на Соловьева

15.05.2019 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки