Кумранские рукописи

про­то­и­е­рей Димит­рий Юревич
про­рек­тор по научно-бого­слов­ской работе,

заве­ду­ю­щий биб­лей­ской кафед­рой
Санкт-Петер­бург­ской Духов­ной Ака­де­мии.

Сего­дняш­няя лекция посвя­щена Кумран­ским руко­пи­сям. Кумран­ские руко­писи настолько инте­ресны, как по своему составу, так и по исто­рии своего откры­тия, что лекция цели­ком будет посвя­щена вопро­сам и про­бле­мам откры­тия Кумран­ских руко­пи­сей, их изу­че­нию и систе­ма­ти­за­ции.

Итак, первый вопрос, кото­рого мы кос­немся — это откры­тие руко­пи­сей Мерт­вого моря. В фев­рале или марте 1947 года два юноши из беду­ин­ского пле­мени таа­мире, Мухам­мед Эд-Диб и Омар, пасшие стадо овечек или козо­чек в Иудей­ской пустыне непо­да­леку от Иери­хона, на запад­ном побе­ре­жье Мерт­вого моря, в поис­ках про­пав­шей козочки пошли вглубь пустыни, подо­шли к одной из пещер и бро­сили туда камень. И вместо отклика козочки услы­шали вдруг звук раз­би­ва­ю­щейся посуды. Конечно, они поду­мали, что там клад, и залезли туда. Но когда они очу­ти­лись в пещере, то кроме каких-то свит­ков, завер­ну­тых в льня­ную ткань, ничего больше не уви­дели. Они сразу не поняли цен­ность этих свит­ков. Когда они выбра­лись наружу, захва­тив с собою несколько штук, первой мыслью было упо­тре­бить их на какое-то полез­ное дело. И вот они берут и режут эту кожу на сан­да­лии. Но вскоре ока­зы­ва­ется, что кожа очень хруп­кая, и поэтому сан­да­лии быстро раз­ва­ли­ва­ются. Тогда кто-то их надо­умил, чтобы они через своих род­ствен­ни­ков из этого пле­мени обра­ти­лись в Иеру­са­лим, к анти­квару, и пред­ло­жили руко­писи ему. И, дей­стви­тельно, анти­квар купил свитки, и уже вскоре первые четыре руко­писи ока­зы­ва­ются у мит­ро­по­лита Сирий­ской, то есть несто­ри­ан­ской, церкви Афа­на­сия Саму­ила. Три другие руко­писи поку­пает про­фес­сор Еврей­ского уни­вер­си­тета в Иеру­са­лиме Э.Л. Суке­ник – доста­точно извест­ный всем чело­век, зани­ма­ю­щийся биб­лей­скими иссле­до­ва­ни­ями.

Мит­ро­по­лит Афа­на­сий был первым, кто понял высо­кую цен­ность этих руко­пи­сей. Сам он не был спе­ци­а­ли­стом — ни по древ­не­ев­рей­скому языку, ни по палео­гра­фии, ни по ману­скрип­там. И вна­чале он пытался пока­зы­вать эти руко­писи всем, кто к нему при­хо­дил. Но боль­шин­ство ученых, увидев эти ману­скрипты, под­ни­мали мит­ро­по­лита Афа­на­сия на смех. Они гово­рили, что эти руко­писи не пред­став­ляют ника­кой цен­но­сти. Только ученые из Аме­ри­кан­ской школы ближ­не­во­сточ­ных иссле­до­ва­ний — вы помните, что была такая орга­ни­за­ция, в кото­рой в свое время рабо­тал извест­ный биб­лей­ский архео­лог Олбрайт,  — только эти ученые поняли цен­ность руко­пи­сей и дати­ро­вали их двумя тыся­чами лет, то есть первым веком до Р. Х. Даль­ней­шие собы­тия про­ис­хо­дили как в детек­тив­ном романе. Мит­ро­по­лит Афа­на­сий выво­зит эти четыре руко­писи в США и пред­ла­гает их на про­дажу за 250 тысяч дол­ла­ров. Эта финан­со­вая опе­ра­ция ему уда­лась — в 1955 году пред­ста­ви­тель госу­дар­ства Изра­иль поку­пает эти четыре руко­писи.

Спе­ци­а­ли­сты из Аме­ри­кан­ской школы ближ­не­во­сточ­ных иссле­до­ва­ний объ­явили об откры­тии этих уни­каль­ных ману­скрип­тов в 1948 году, 11 апреля. А бук­вально спустя несколько лет на пресс-кон­фе­рен­ции в Иеру­са­лиме высту­пает тот самый Э.Л. Суке­ник, кото­рый также гово­рит, что у него есть три экзем­пляра этих руко­пи­сей. Таким обра­зом, ученый мир в начале 1948 года был изве­щен об уни­каль­ных ману­скрип­тах, кото­рые из всех извест­ных сейчас науке в таком коли­че­стве, навер­ное, явля­ются самыми древними.

Какими же были первые семь най­ден­ных руко­пи­сей? Я поз­волю себе пере­чис­лить, потому что это важно для даль­ней­шей исто­рии изу­че­ния и для постро­е­ния всей кон­цеп­ции Кумран­ской лите­ра­туры. Первые семь руко­пи­сей были, во-первых: Вели­кий свиток Книги Исайи, или иногда гово­рят Боль­шой свиток Книги Исайи — ману­скрипт, в кото­ром прак­ти­че­ски пол­но­стью сохра­нился текст биб­лей­ской книги свя­того про­рока Исайи.

Другой ману­скрипт — Малый свиток Исайи. Он несколько короче и сохра­нился не пол­но­стью. Также: Устав общины, Ком­мен­та­рий на Книгу Авва­кума, Бла­го­дар­ствен­ные гимны, Свиток войны и Апо­криф Книги Бытия. Вот эти семь руко­пи­сей. И прошу вас обра­тить вни­ма­ние — мы потом укажем на их спе­ци­фи­че­скую осо­бен­ность. Надо ска­зать, что после таких изве­стий были орга­ни­зо­ваны экс­пе­ди­ции в Пале­стину — не только в район Кумрана, но и в другие места – экс­пе­ди­ции, кото­рые пыта­лись найти новые руко­писи. Эти находки дей­стви­тельно были сде­ланы. Но при этом ученым при­хо­ди­лось бук­вально кон­ку­ри­ро­вать с беду­и­нами, кото­рые ста­ра­лись быст­рее ученых найти древ­ние ману­скрипты в пеще­рах и про­дать их за очень высо­кую цену — или тем же иссле­до­ва­те­лям, или пред­ста­ви­те­лям Изра­иль­ского госу­дар­ства. Ману­скрипты были най­дены не только в один­на­дцати пеще­рах около Кумрана, но еще и в таких местах: непо­да­леку от древ­ней кре­по­сти Масада, в четы­рех пеще­рах Вади-Мураб­ба’т. Далее: в пеще­рах Нахал Хевер, в пеще­рах Нахал Це’лим, в пещере Нахал Мишмар и даже в руинах гре­че­ского мона­стыря Хирбет Мирд. Эти руко­писи были несколько раз­личны — как по своему составу, так и по дати­ровке. Только руко­писи, кото­рые най­дены около Кумрана, а также несколько руко­пи­сей из Масада и Каир­ской генизы – эти руко­писи дати­ру­ются с III века до Р. Х. по I век до Р. Х., и вот они назы­ва­ются или «Кумран­скими руко­пи­сями» или «Руко­пи­сями Мерт­вого моря» в узком смысле. А «руко­пи­сями Мерт­вого моря» в широ­ком смысле назы­вают вообще все най­ден­ные руко­писи. В других местах были най­дены или руко­писи, дати­ро­ван­ные I‑II веком после Р.Х., как в той же Масаде, или даже более позд­ние руко­писи.

Для нас с вами пред­став­ляет инте­рес именно изу­че­ние Кумран­ских руко­пи­сей по двум при­чи­нам. Первая при­чина: именно там сохра­ни­лись рели­ги­оз­ные тексты. В других местах – хозяй­ствен­ные, воен­ные, поли­ти­че­ские. Вторая при­чина: именно там тексты дати­ру­ются вре­ме­нем до при­ше­ствия в мир Гос­пода Иисуса Христа, послед­ними тремя веками пери­ода Вто­рого иудей­ского храма. Поэтому мы с вами будем рас­смат­ри­вать только Кумран­ские руко­писи или руко­писи Мерт­вого моря в узком смысле.

В один­на­дцати пеще­рах около Кумрана были най­дены только десять, или один­на­дцать по другим све­де­ниям, более или менее полных, то есть непо­вре­жден­ных, свит­ков. А вот все осталь­ное сохра­ни­лось лишь в обрыв­ках, во фраг­мен­тах. И вот таких фраг­мен­тар­ных обрыв­ков было най­дено 25 тысяч, из них 15 тысяч — в чет­вёр­той пещере. Вообще, чет­вер­тая пещера заме­ча­тельна тем, что там больше всего было най­дено руко­пи­сей и ману­скрип­тов — хотя бы вот в таком, повре­жден­ном, виде. И поэтому, конечно, зада­чей иссле­до­ва­те­лей, кроме обна­ру­же­ния Кумран­ских руко­пи­сей, сразу же стала ком­би­на­ция обрыв­ков в какие-то более-менее осмыс­лен­ные тексты.

Давайте укажем сна­чала иссле­до­ва­ния. В 1951 году была первая экс­пе­ди­ция под руко­вод­ством Лан­ка­стера Хар­динга, дирек­тора Иеру­са­лим­ского Инсти­тута древ­но­стей.  Надо ска­зать, что в тот период — до Шести­днев­ной войны 1967 года — именно Иор­да­ния вла­дела этой тер­ри­то­рией. Но уже в составе первой экс­пе­ди­ции был извест­ный като­ли­че­ский ученый, дирек­тор Иеру­са­лим­ского отде­ле­ния фран­цуз­ского Биб­лей­ского архео­ло­ги­че­ского инсти­тута, отец Ролан де Во — это като­ли­че­ский ученый, аббат, иссле­до­ва­тель и, есте­ственно, монах. Так вот,  с 1952 по 1956 год экс­пе­ди­цию воз­глав­ляет именно отец Ролан де Во. Надо ска­зать, что экс­пе­ди­ции про­хо­дили только зимой, потому что летом стоит невы­но­си­мая жара, и нет воз­мож­но­сти рабо­тать. В резуль­тате этих экс­пе­ди­ций и были най­дены те руко­писи, кото­рые нам сейчас с вами известны.

Но вот то, что про­ис­хо­дило дальше, соста­вило такую интригу, кото­рая вызвала огром­ное коли­че­ство скан­да­лов, споров, пере­тол­ков вокруг тема­тики руко­пи­сей Мерт­вого моря. Почему? Потому что в начале 1950‑х годов, когда экс­пе­ди­ции еще про­дол­жа­лись, но уже были известны первые ману­скрипты, пра­ви­тель­ство Иор­да­нии орга­ни­зо­вало группу из восьми моло­дых ученых. Это были в основ­ном пред­ста­ви­тели США, Вели­ко­бри­та­нии и Фран­ции. Эти восемь моло­дых людей несли боль­шую ответ­ствен­ность — не только изу­чить руко­писи, попы­таться соста­вить из фраг­мен­тов целост­ные тексты, но и пуб­ли­ко­вать их в офи­ци­аль­ной серии, кото­рая назы­ва­лась «DISCOVERIES IN THE JUDAEAN DESERT», то есть «Иссле­до­ва­ния в Иудей­ской пустыне», сокра­щенно обычно в лите­ра­туре «DJD». В 1955 году эта группа под­го­то­вила к пуб­ли­ка­ции первый том из этой серии, кото­рый был посвя­щен руко­пи­сям из первой пещеры. В пре­ди­сло­вии редак­тор Лан­ка­стер Хар­динг напи­сал: «Работа подоб­ного рода неиз­бежно мед­ленна, прой­дет  еще много лет, пока серия будет завер­шена». Но, конечно, Лан­ка­стер Хар­динг даже не пред­по­ла­гал, что прой­дет 35 лет, а к 1991 году будет опуб­ли­ко­вано только 20% най­ден­ных руко­пи­сей.

Смот­рите, что про­ис­хо­дит дальше. В 1961 году вышел второй том, кото­рый был посвя­щен тек­стам руко­пи­сей из Масады, в 1962 году — третий том с тек­стами из так назы­ва­е­мых Малых пещер – конечно, не по своему раз­меру, а по коли­че­ству най­ден­ных там свит­ков. Это 2‑я, 3‑я, 5‑я, 6‑я, 7‑я, и 10‑я пещеры. В 1965 году был опуб­ли­ко­ван чет­вер­тый том, посвя­щен­ный един­ствен­ной руко­писи — Книге псал­мов из 11‑й пещеры. И нако­нец, в 1968 году выхо­дит пятый сбор­ник. Обра­тите вни­ма­ние: уже прошло 20 лет с момента откры­тия первых руко­пи­сей Мерт­вого моря, и вот через 20 лет выхо­дит первый сбор­ник, посвя­щен­ный руко­пи­сям из 4‑ой пещеры. Как раз на этот период – конец 60‑х, при­хо­дятся собы­тия Шести­днев­ной войны. Вы помните, что в 1967 году госу­дар­ство Изра­иль захва­ты­вает тер­ри­то­рии запад­ного побе­ре­жья Мерт­вого моря, и именно к Изра­илю пере­хо­дит тот музей, в кото­ром хра­нятся руко­писи, а меж­ду­на­род­ная группа ученых начи­нает рабо­тать под пат­ро­на­жем изра­иль­ского пра­ви­тель­ства. И вот что уди­ви­тельно: боль­шин­ство этих ученых были про­араб­ских убеж­де­ний, и, хотя изра­иль­ское пра­ви­тель­ство не воз­дви­гало ника­ких пре­пят­ствий, не чинило ника­ких препон, многие из них стали созна­тельно тор­мо­зить работу.

Другой фактор, кото­рый пре­пят­ство­вал быст­рой пуб­ли­ка­ции руко­пи­сей Мерт­вого моря — неко­то­рая науч­ная гор­дыня этих ученых. Потому что, как пишет один иссле­до­ва­тель, эти ученые поже­лали не просто опуб­ли­ко­вать фото­гра­фии и рас­шиф­ровки руко­пи­сей, как пред­по­ла­га­лось изна­чально, а захо­тели про­ве­сти подроб­ный анализ, сде­лать обшир­ный синтез и даже пока­зать зна­че­ние каждой руко­писи в исто­рии иуда­изма, хри­сти­ан­ства и вообще всего чело­ве­че­ства. Конечно, — про­дол­жает Геза Вермес, извест­ный бри­тан­ский иссле­до­ва­тель, — эта работа была не по силам неболь­шой группе ученых,  этим должно было зани­маться все науч­ное сооб­ще­ство. К сожа­ле­нию, эта стран­ная гор­дыня ака­де­ми­че­ского ума спо­соб­ство­вала тому, что ученые, имев­шие доступ к руко­пи­сям Мерт­вого моря, посте­пенно пуб­ли­ко­вали доклады, делали сооб­ще­ния на кон­фе­рен­циях, при­да­вая своим докла­дам и своим сооб­ще­ниям очень боль­шую цен­ность, потому что только они могли опуб­ли­ко­вать новую руко­пись, только через них могло пройти сооб­ще­ние о чём-то новом. И поэтому к концу 70‑х, к 80‑м годам на Западе раз­го­ра­ется круп­ный скан­дал — его даже назвали «ака­де­ми­че­ский скан­дал века». Все больше и больше ученых стали тре­бо­вать, чтобы у них также был доступ к руко­пи­сям Мерт­вого моря. Однако все старые ученые, старая команда сопро­тив­ля­лась.

В пре­одо­ле­нии этого запрета на доступ к тек­стам руко­пи­сей Мерт­вого моря сыг­рали важную роль два фак­тора. Первый фактор – то, что старые ученые или посте­пенно отошли от дел, или неко­то­рые из них даже умерли. Второй фактор заклю­чался в том, что в 1987 году в каче­стве руко­во­ди­теля посто­ян­ный группы пришел Джон Стра­г­нелл, и он разо­слал в разные биб­лио­теки мира так назы­ва­е­мый кон­кор­данс или «сoncordance» по-англий­ски. Это был особый доку­мент, в кото­ром был список каж­дого слова, встре­ча­ю­ще­гося хотя бы один раз в руко­пи­сях Мерт­вого моря, а дальше после этого слова шло ука­за­ние, в каком именно ману­скрипте — напри­мер, Свиток войны, Вели­кий свиток Исайи, — в какой строке, в каком столбце нахо­дится это слово. Таким обра­зом, кон­кор­данс имел полную базу данных отно­си­тельно всех ману­скрип­тов руко­пи­сей Мерт­вого моря. Другое дело, если бы кто-то поже­лал про­из­ве­сти обрат­ное дей­ствие: оттал­ки­ва­ясь не от слов, а именно от их пози­ции, от тех таблиц, кото­рые были при­ве­дены в кон­кор­дансе, прийти к тому,  какие же тексты были в руко­пи­сях Мерт­вого моря, то, конечно, можно было бы эти тексты таким свое­об­раз­ным путем обрат­ной пере­ра­ботки вос­ста­но­вить. И вот, дей­стви­тельно, нашелся такой чело­век — это был извест­ный уже сейчас иссле­до­ва­тель Мартин Аббег, а тогда он был сту­ден­том Еврей­ского кол­ле­джа в Цин­цин­нати. Мартин Аббег потра­тил четы­ре­ста часов (обра­щаю вни­ма­ние на время — четы­ре­ста часов!) на то, чтобы набрать этот кон­кор­данс на своем ком­пью­тере «Macintosh» в системе управ­ле­ния базой данных «Fox». После того, как это было сде­лано, он задал особый поиск по ключам, и ком­пью­тер авто­ма­ти­че­ски вос­ста­но­вил исход­ный текст руко­писи. Таким обра­зом, опуб­ли­ко­вано было только 20%, а он имел на руках уже все 100% руко­пи­сей. В сен­тябре 1991 года – конечно, не только он как сту­дент, но и его руко­во­ди­тель — они опуб­ли­ко­вали неофи­ци­аль­ное полное собра­ние руко­пи­сей Мерт­вого моря. И уже в конце сен­тября после­до­вала реак­ция, а именно: биб­лио­тека Ханг­тинг­тона в Южной Кали­фор­нии объ­явила, что у них биб­лио­теке име­ются фото­гра­фии всех руко­пи­сей, но прежде доступ был запре­щен. Однако вот теперь, нако­нец-то, доступ открыт для всех иссле­до­ва­те­лей. Надо ска­зать что в 1990 году руко­во­ди­те­лем группы  ста­но­вится Эмма­ну­эль Тов.  Я думаю, что вам зна­комо имя этого еврей­ского иссле­до­ва­теля — по тек­сто­ло­гии у него много работ. Эмма­ну­эль Тов в декабре 1991 года также уже офи­ци­ально заяв­ляет от имени этой меж­ду­на­род­ной группы, что доступ к тек­стам ману­скрип­тов — в фото­гра­фиях, конечно, — теперь сво­бод­ный для ученых любой страны мира. Именно с этого пери­ода, с 90‑х годов, было выпу­щено несколько полных пуб­ли­ка­ций руко­пи­сей Мерт­вого моря неофи­ци­аль­ных. Так, нако­нец, и закан­чи­ва­ется вот эта серия «DISCOVERIES IN THE JUDAEAN DESERT» — «Иссле­до­ва­ния в Иудей­ской пустыне». Ее пуб­ли­ка­ция закон­чи­лась в 2003 году, и было опуб­ли­ко­вано почти трид­цать томов, даже больше трид­цати — с вось­мого по трид­цать девя­тый. Так вот, в 90‑е годы, после пуб­ли­ка­ции всего собра­ния руко­пи­сей Мерт­вого моря, мы с вами полу­чили совсем иную кар­тину, совсем другие пред­став­ле­ния, чем те, кото­рые были до тех пор, пока руко­писи были не опуб­ли­ко­ваны.

Давайте посмот­рим, как сего­дняш­няя наука клас­си­фи­ци­рует руко­писи Мерт­вого моря. Итак, все руко­писи Мерт­вого моря по их содер­жа­нию можно раз­де­лить на четыре части. Первая часть — это биб­лей­ские руко­писи Мерт­вого моря. То есть ману­скрипты, кото­рые пред­став­ляют ту или иную книгу Вет­хого Завета. Боль­шин­ство из них напи­сано на древ­не­ев­рей­ском языке, хотя встре­ча­ются какие-то фраг­менты на ара­мей­ском, и даже на древ­не­гре­че­ском. Т.е. в данном случае мы имеем дело с тар­гу­мами. Хотя бы вот в таких незна­чи­тель­ных отрыв­ках име­ются тексты всех биб­лей­ских руко­пи­сей Вет­хо­за­вет­ного канона, кроме Книги Есфирь.

Затем второй слой, или второй пласт руко­пи­сей Мерт­вого моря — это так назы­ва­е­мые сек­тант­ские руко­писи Мерт­вого моря. Чуть позже мы с вами обсу­дим то, как появи­лась такая гипо­теза, такая идея, назван­ная впо­след­ствии «стан­дарт­ной моде­лью», кото­рая гласит, что вообще все руко­писи Мерт­вого моря были напи­саны сек­тан­тами, да еще кон­кретно какими — ессе­ями. Так вот, сейчас наука отнюдь не счи­тает, что все руко­писи Мерт­вого моря напи­саны сек­тан­тами. Биб­лей­ские руко­писи — их при­мерно 33%, а вот сек­тант­ских руко­пи­сей 29% — видите, только около трети. Но упо­треб­ляя термин «сек­тант­ские», мы с вами должны отда­вать себе отчет в том, чтό он озна­чал в то время, когда были созданы руко­писи Мерт­вого моря. Мы с вами знаем, что Иосиф Флавий, упо­треб­ляя термин «сек­тант­ство» или «сек­тант­ское тече­ние», имеет в виду не то, что мы сейчас с вами пони­маем под сектой. То есть для нас с вами секта это нечто, что про­ти­во­по­став­ляет себя гене­раль­ному тече­нию. Пра­во­слав­ная Цер­ковь — это гене­раль­ное тече­ние, а какие-нибудь там мор­моны или сви­де­тели Иеговы — это секта, сек­танты, они себя во всем про­ти­во­по­став­ляют обще­ству. А вот в иуда­изме пери­ода Вто­рого храма было не совсем так. Не было гене­раль­ного тече­ния, чтобы можно было ска­зать – да, вот фари­сей­ское или сад­ду­кей­ское тече­ние — оно гене­раль­ное, подав­ля­ю­щее, все осталь­ные как секты: зилоты, ессеи, и т.д. Сейчас такой взгляд принят, кстати говоря, и у еврей­ских иссле­до­ва­те­лей тоже — что был целый ряд еврей­ских рели­ги­оз­ных дви­же­ний, кото­рые вза­имно друг на друга влияли, и вот как раз эти рели­ги­оз­ные дви­же­ния и назы­вает Иосиф Флавий «сек­тами» или «сек­тант­скими дви­же­ни­ями».

Что это были за дви­же­ния? Прежде всего, вы знаете, это было дви­же­ние фари­сеев. Очень попу­ляр­ное в про­стом народе, поль­зо­вав­ше­еся боль­шой под­держ­кой в силу их орто­док­саль­но­сти. Второе дви­же­ние — это было дви­же­ние сад­ду­кеев; затем также было дви­же­ние ессеев, кото­рые жили не только обособ­ленно, но и в круп­ных горо­дах. Было также дви­же­ние зило­тов и еще ряд более мелких рели­ги­оз­ных дви­же­ний, о кото­рых вам известно из курса Вет­хого Завета или меж­за­вет­ной лите­ра­туры. Так вот, когда мы ана­ли­зи­руем руко­писи Мерт­вого моря сек­тант­ского содер­жа­ния, мы можем кон­ста­ти­ро­вать не только факт того, что их 29%, но и, как мы увидим позже, что они при­над­ле­жат не одному какому-нибудь сек­тант­скому дви­же­нию, а разным сек­тант­ским дви­же­ниям.

Третья группа — наи­бо­лее инте­рес­ная для наших с вами целей биб­лей­ских иссле­до­ва­ний — это не биб­лей­ские, но и не сек­тант­ские Кумран­ские руко­писи. Их около 25%.

И нако­нец, послед­няя группа руко­пи­сей — так назы­ва­е­мые неиден­ти­фи­ци­ру­е­мые — их всего 13%, и это такие руко­писи, где уда­лось вос­со­здать несколько пред­ло­же­ний или какие-то обры­воч­ные части текста, но не всегда понятно — было ли это сек­тант­ским тек­стом, или, может быть, это какой-то фраг­мент биб­лей­ской книги. То есть это руко­писи, кото­рые не имеют почти ника­кого зна­че­ния. Только отно­си­тель­ное зна­че­ние имеет коли­че­ство слов, кото­рые там упо­треб­ля­ется. Там есть слово «мессия» — инте­ре­сует кого-то «машиах» — мы счи­таем, сколько раз оно упо­треб­ля­ется в неиден­ти­фи­ци­ро­ван­ных свит­ках.

А теперь давайте вер­немся немножко назад и рас­смот­рим, каким же обра­зом появи­лась та гипо­теза, кото­рая доми­ни­ро­вала вплоть до начала 90‑х годов ХХ века, и с кото­рой вы можете озна­ко­миться, загля­нув в любую энцик­ло­пе­дию, в любой спра­воч­ник и про­чи­тав, что Кумран­ские руко­писи — это руко­писи, создан­ные некоей общи­ной ессеев, жившей в посе­ле­нии Кумран. Дело в том, что идею Кумрана как рели­ги­оз­ного посе­ле­ния, впер­вые выдви­нул именно отец Ролан де Во. Ведь когда руко­писи были най­дены в пеще­рах, встал вопрос — откуда они взя­лись, откуда они про­изо­шли, — вопрос про­ис­хож­де­ния руко­пи­сей Мерт­вого моря. И тогда, конечно, уже первые иссле­до­ва­тели Лан­ка­стер Хар­динг и отец Ролан де Во решили: вот, в пяти­де­сяти метрах от одних пещер, в ста метрах от других пещер, име­ются раз­ва­лины посе­ле­ния, кото­рое сейчас назы­ва­ется Кумран. Навер­ное, как-то свя­заны эти руко­писи с этим посе­ле­нием, навер­ное, они там или хра­ни­лись, или были даже напи­саны, а потом спря­таны в какой-то момент.

И вот отец Ролан де Во, исходя из пред­по­ло­же­ния связи руко­пи­сей с этим посе­ле­нием, стал иссле­до­вать само посе­ле­ние. Но прежде чем мы про­ана­ли­зи­руем его иссле­до­ва­ния, я бы хотел вам напом­нить — осо­бенно сту­ден­там Ака­де­мии, кото­рые уже изу­чают биб­лей­скую архео­ло­гию. В архео­ло­гии имеют зна­че­ние не только арте­факты, то есть пред­меты, кото­рые нахо­дятся, но и их интер­пре­та­ция иссле­до­ва­те­лем. Вы помните, что арте­факт ста­но­вится источ­ни­ком только после того, как он осмыс­лен. Пред­став­ля­ете, что через две тысячи лет кто-то найдет мои часы, и один чело­век скажет: о, это, навер­ное, был компас! А другой скажет: ну какой же компас, это был малень­кий ядер­ный реак­тор. А третий скажет: да нет, братья это же часы — вы что, не пони­ма­ете, что они раньше были не элек­трон­ные? Таким обра­зом и нам очень часто трудно понять: найден какой-то пред­мет в захо­ро­не­нии — что это такое? То ли это нако­неч­ник от стрелы, то ли это камен­ный нож и так далее. То же самое было и здесь. Очень трудно было интер­пре­ти­ро­вать те арте­факты, кото­рые нахо­ди­лись в Кумране — тем более что их было немного. Раз­ва­лины какого-то посе­ле­ния. В этом посе­ле­нии среди разных стро­е­ний можно выде­лить очень четко цен­траль­ную квад­рат­ную ком­нату или боль­шой дом, лучше ска­зать, такую кре­пост­ную стену, в углу башня. Осо­бен­но­стью этих стро­е­ний было также то, что име­ется очень слож­ная система резер­ву­а­ров. И вот встает вопрос: что это было?

 И знаете, здесь, похоже у отца Ролана де Во сра­бо­тало мыш­ле­ние като­ли­че­ского уче­ного. Если вы читали книгу Умберто Эко «Имя розы» или смот­рели одно­имен­ный фильм, я думаю, что вы обра­тили вни­ма­ние. Умберто Эко хоро­ший спе­ци­а­лист, он вос­ста­нав­ли­вает жизнь в сред­не­ве­ко­вом като­ли­че­ском мона­стыре и пока­зы­вает, каково было зна­че­ние кни­го­хра­ни­лища и места для пере­пи­сы­ва­ния книг — скрип­то­рия. Отец Ролан де Во также пред­по­ло­жил: навер­ное, здесь был какой-то мона­стырь. А ведь помните, четыре из первых семи руко­пи­сей Мерт­вого моря, а именно это были: Устав общины, Ком­мен­та­рии на Авва­кума, Бла­го­дар­ствен­ные гимны и Свиток войны — они были очень похожи на про­из­ве­де­ния ессеев, ессей­ского дви­же­ния — вот так, как мы знаем о ессеях из древ­них авто­ров. И отец Ролан де Во решил, что в Кумране была община ессеев. Они, навер­ное, вели мона­ше­ский образ жизни. Но раз здесь был ессей­ский мона­стырь, навер­няка здесь был и скрип­то­рий для пере­пи­сы­ва­ния книг. И вот он, обходя эти раз­ва­лины, стал рас­суж­дать так: навер­ное, скрип­то­рий не сохра­нился, но мы видим  в одной боль­шой ком­нате рух­нув­шие сверху камен­ные плиты – навер­ное, это были сиде­ния для писцов, пере­пис­чики сидели и запи­сы­вали книги. А вот здесь, навер­ное, была брат­ская тра­пез­ная. А вот ком­наты вообще неболь­шие — значит здесь, навер­ное, были кельи для мона­хов. Эта его иден­ти­фи­ка­ция, эта гипо­теза, стала очень попу­ляр­ной. Но попу­ляр­ность была вызвана не столько арте­фак­тами, — как мы с вами чуть позже увидим, был найден еще целый ряд арте­фак­тов, кото­рые не впи­сы­ва­ются в теорию отца Ролана де Во, — сколько тем, что боль­шин­ство из извест­ных руко­пи­сей были сек­тант­ского содер­жа­ния.

Что про­ис­хо­дит дальше? Начи­нает эта идея раз­ви­ваться в пользу того, что там было именно аске­ти­че­ское сек­тант­ское посе­ле­ние, выдви­га­ются разные аргу­менты. Напри­мер, рас­по­ло­же­ние в пустыне. Гово­рят: да мы же с вами читаем в Свитке общины, что эта община еврей­ская, она идет в Дамаск и заклю­чает там Новый Завет, они ходят по пустыне, их пред­во­ди­те­лем явля­ется Учи­тель Пра­вед­но­сти, а его пре­сле­дует Чело­век Лжи и Злой Пер­во­свя­щен­ник – ну, конечно, они при­хо­дят в пустыню, чтобы там скрыться от пре­сле­до­ва­ния. Вот такие, знаете, начи­на­ются уже рели­ги­озно-фило­соф­ские интер­пре­та­ции. Про бас­сейны, кото­рые были там най­дены, начи­нают гово­рить: это риту­аль­ные бас­сейны для того, чтобы люди могли там погру­жаться и совер­шать риту­аль­ное омо­ве­ние. Про боль­шое клад­бище, кото­рое было най­дено, начи­нают гово­рить: да, это клад­бище, где хоро­нили только мужчин. Там еще были разные допол­ни­тель­ные аргу­менты типа — тарелки, кото­рые были най­дены, очень про­стые, они не под­чер­ки­вают раз­ницу в рангах, значит, здесь были люди мона­ше­ского типа. Но, к сожа­ле­нию, эти интер­пре­та­ции, эти рас­суж­де­ния, кото­рые стали очень попу­лярны, не вполне соот­вет­ствуют дей­стви­тель­но­сти, не вполне соот­вет­ствуют арте­фак­там, кото­рые были най­дены. Дело в том, что если пред­по­ло­жить, что все руко­писи или писа­лись, или пере­пи­сы­ва­лись в Кумране, тогда мы с вами должны исхо­дить из того, что в Кумране могло жить только 50 – 100 – 150 чело­век — такие числа обычно назы­вают иссле­до­ва­тели. А если это так, если это неболь­шой мона­стырь, навер­няка не все братья зани­ма­лись пере­пи­сы­ва­нием руко­пи­сей Мерт­вого моря. Кто-то зани­мался на послу­ша­ниях, кто-то еще на каких-то рабо­тах, напри­мер, зем­ле­дель­че­ских – значит, коли­че­ство пере­пис­чи­ков было огра­ни­чено деся­тью-два­дца­тью чело­ве­ками. Но если так, то мы берем с вами период суще­ство­ва­ния места Кумран — а известно, что оно было осно­вано при­мерно в сере­дине II века до Р. Х. и раз­ру­шено уже около 70 года после Р. Х. За эти двести лет могло быть где-то 100–150 пере­пис­чи­ков, кото­рые пере­пи­сы­вали руко­писи Мерт­вого моря. Однако, к сожа­ле­нию, из более чем тысячи состав­лен­ных сейчас, собран­ных ману­скрип­тов, в них име­ются не сто и не сто пять­де­сят раз­лич­ных почер­ков, а более пяти­сот раз­лич­ных почер­ков, и это можно утвер­ждать одно­значно, а обрат­ное утвер­ждать очень трудно. Ученым уда­лось уста­но­вить только две­на­дцать пар руко­пи­сей, у кото­рых может быть один и тот же почерк. Оттуда мы уже можем сде­лать вывод, что, навер­ное, не все пере­пи­сы­ва­лось в Кумране, если там что-то было. Далее: в самом Кумране была най­дена только одна чер­ниль­ница — доста­точно странно, согла­си­тесь, для центра по пере­пи­сы­ва­нию книг. Это то же самое, как если бы через две тысячи лет в наших ауди­то­риях и во всей Ака­де­мии была най­дена только одна ручка — это будет, навер­ное, если только полный упадок в нашем обра­зо­ва­нии, или наобо­рот — все перей­дут на ком­пью­теры. Затем ока­за­лось, что в Кумране были най­дены высо­ко­ху­до­же­ствен­ные стек­лян­ные изде­лия. Но вот этот факт почему-то не был отме­чен в пред­ва­ри­тель­ных отче­тах отца Ролана де Во. Более того: кроме стек­лян­ных изде­лий — очень доро­го­сто­я­щих по тем вре­ме­нам, — были также най­дены особые резные камен­ные урны и другие про­из­ве­де­ния искус­ства.

Таким обра­зом, с одной сто­роны эти арте­факты, а с другой сто­роны, анализ всех свит­ков руко­пи­сей Мерт­вого моря после их пуб­ли­ка­ции в 90‑х годах, кото­рый пока­зал, что даже среди сек­тант­ских руко­пи­сей многие руко­писи раз­личны по своему содер­жа­нию. Да, есть руко­писи, кото­рые можно иден­ти­фи­ци­ро­вать как руко­писи ессей­ского тече­ния, и они, конечно, паци­фист­ские, там нет воин­ствен­ных моти­вов. Но вот есть руко­пись — извест­ная, может, вам «Война сынов Света против сынов тьмы», где прямо опи­сы­ва­ется послед­няя война пра­вед­ни­ков против греш­ни­ков, и уж явно не паци­фист­ские настро­е­ния. Есть руко­пись, на кото­рую обра­щает вни­ма­ние извест­ный иссле­до­ва­тель как Лоренц Шифф­ман, — «Гала­хи­че­ское письмо», кото­рое, по его мнению, воз­никло в сад­ду­кей­ской среде. Таким обра­зом, даже говоря о сек­тант­ских руко­пи­сях, мы можем кон­ста­ти­ро­вать, что навер­няка не все они ессей­ские. И вот эти два фак­тора: нали­чие допол­ни­тель­ных арте­фак­тов и анализ содер­жа­ния руко­пи­сей, при­вели к тому, что ученые начали выдви­гать аль­тер­на­тив­ные гипо­тезы того, что было в Кумране, и откуда про­изо­шли руко­писи. Я поз­волю себе доста­точно кратко озна­ко­мить вас с этими гипо­те­зами.

Первая гипо­теза была выдви­нута еще задолго до пуб­ли­ка­ции всех руко­пи­сей извест­ным аме­ри­кан­ским иссле­до­ва­те­лем Нор­ма­ном Голбом. Он явля­ется про­фес­со­ром Чикаг­ского уни­вер­си­тета и рабо­тает в Школе ближ­не­во­сточ­ных иссле­до­ва­ний при этом уни­вер­си­тете. Так вот, Н. Голб еще в 60‑е годы, когда он был изве­стен еще не как спе­ци­а­лист по Кумран­ским руко­пи­сям, а как спе­ци­а­лист по сред­не­ве­ко­вому иуда­изму, выдви­нул гипо­тезу, что в Кумране было не рели­ги­оз­ное посе­ле­ние, а кре­пость. Причем он эту идею выдви­нул, не имея воз­мож­но­сти поехать в Кумран и лично осмот­реть — он был не въезд­ной туда, пока этим местом управ­ляли иор­дан­ские власти. Но потом, когда он туда поехал, он уже лично убе­дился и пред­ло­жил свою интер­пре­та­цию руко­пи­сей Мерт­вого моря и местечка Кумран. Это интер­пре­та­ция, извест­ная в США и в англо­языч­ном мире, изло­жена в его зна­ме­ни­той книге «Who Wrote The Dead Sea Scrolls?» — «Кто напи­сал руко­писи Мерт­вого моря». Она вышла в 1994 году, но зна­чи­тельно раньше Н. Голб стал пуб­ли­ко­вать отдель­ные статьи и дово­дить свои взгляды до широ­кой обще­ствен­но­сти. Что он счи­тает? Он оттал­ки­ва­ется от текста Первой Книги Мак­ка­вей­ской, где в 12‑й главе мы с вами читаем, что когда была уста­нов­лена Хас­мо­ней­ская дина­стия, первый пра­ви­тель этой дина­стии, Иона­фан Мак­ка­вей, решил осно­вать после совета со ста­рей­ши­нами вдоль запад­ного побе­ре­жья Мерт­вого моря целый ряд кре­по­стей. Кумран, скорее всего, был одной из таких кре­по­стей, гово­рит Н. Голб. Дей­стви­тельно, время воз­ник­но­ве­ния места Кумран очень точно соот­вет­ствует вре­мени 147 года — воца­ре­ния Иона­фана Мак­ка­вея. Это первый аргу­мент. Есть еще и другие аргу­менты, и они также очень важны. Напри­мер, Кумран был раз­ру­шен в ходе воен­ной опе­ра­ции, а именно: очень хорошо видны рух­нув­шие стены, следы огня, в самом Кумране были най­дены нако­неч­ники стрел рим­ских солдат. Таким обра­зом, Н. Голб гово­рит: смот­рите, навер­няка здесь шло сра­же­ние. Навер­няка это был не просто мона­стырь, из кото­рого монахи раз­бе­жа­лись, а здесь была обо­ро­ни­тель­ная кре­пость, где люди сопро­тив­ля­лись насту­па­ю­щим рим­ля­нам. Далее. Слож­ная система водо­снаб­же­ния, кото­рая вме­щает 1127 куби­че­ских метров воды, с точки зрения Н. Голба, явля­ется не какой-то систе­мой риту­аль­ных бас­сей­нов, а хорошо про­ду­ман­ной систе­мой водо­снаб­же­ния на случай осады. Он посчи­тал, что если будет осада, то кре­пость может в тече­ние восьми меся­цев выдер­жать ее, поль­зу­ясь этими запа­сами воды. И нако­нец, он под­чер­ки­вает, что башня, кото­рую сейчас видим только как некие остатки одного яруса, в древ­но­сти состо­яла из трех ярусов. Она была хорошо укреп­лен­ным соору­же­нием. Воен­ные укла­ды­вают камни особым обра­зом, чтобы избе­жать под­копа — именно такая кладка наблю­да­ется в осно­ва­нии башни. Все эти арте­факты плюс нали­чие иудей­ских монет, кото­рые дати­ру­ются самое позд­нее 68‑м годом, дали воз­мож­ность Н. Голбу, кроме того, что ска­зать, что здесь была кре­пость, еще и сде­лать пред­по­ло­же­ние о про­ис­хож­де­нии руко­пи­сей. Он счи­тает, что руко­писи были при­ве­зены в кре­пость Кумран во время осады рим­ля­нами Иеру­са­лима. Осады, кото­рая нача­лась как раз в 68‑м году. Это объ­яс­не­ние Н. Голба явля­ется, вообще говоря, доста­точно логич­ным. Если мы ана­ли­зи­руем те кув­шины, те сосуды, в кото­рых были най­дены руко­писи Мерт­вого моря — а ведь они были най­дены акку­ратно завер­ну­тыми в льня­ную ткань и поме­щен­ными в сосуды, закры­тые крыш­ками. Если мы ана­ли­зи­руем сами сосуды, то видим, что они абсо­лютно оди­на­ковы. Состав глины у сосу­дов такой же, как глина около Кумрана. Но если мы начи­наем ана­ли­зи­ро­вать именно мате­ри­аль­ный состав самих Кумран­ских руко­пи­сей: напри­мер, кожу, из кото­рой сде­ланы свитки, то ока­зы­ва­ется, что это кожа из разных мест Пале­стины. И чер­нила, скорее всего, раз­ного состава из разных мест Пале­стины. Отсюда можно пред­по­ло­жить: руко­писи были напи­саны где-то в разных местах, а потом были собраны воедино в Кумране и там сло­жены в пещеры для кон­сер­ва­ции. Н. Голб делает такое допу­ще­ние. Он гово­рит: это, видимо, была какая-то боль­шая биб­лио­тека в городе Иеру­са­лиме. Биб­лио­тека, кото­рую решили эва­ку­и­ро­вать на период осады рим­ля­нами Иеру­са­лима. И вот как раз это поз­во­ляет объ­яс­нить, что эва­ку­и­ро­вали  сами свитки, еще не упа­ко­ван­ные в сосуды. Свитки при­во­зятв Кумран, там упа­ко­вы­вают в сосуды, и уже эти сосуды поме­щают в пещеру. Вот такая теория Н. Голба.

Надо ска­зать, что оппо­ненты, конечно, на него тут же опол­чи­лись из-за того, что он попы­тался ска­зать, что это биб­лио­тека Иеру­са­лим­ского храма. Многие стали упре­кать его и гово­рить: ну как же так, неужели в биб­лио­теке Иеру­са­лим­ского храма будут нахо­диться сек­тант­ские руко­писи – ессеев, сад­ду­кеев, фари­сеев? На это Н. Голб и его сто­рон­ники отве­чают: конечно, можно ска­зать, что в биб­лио­теке Иеру­са­лим­ского храма не должно быть таких руко­пи­сей, но, во-первых, мы с вами уже под­черк­нули, что сейчас мы пони­маем сек­тант­ство не так, как оно пони­ма­лось в древ­но­сти. А во-вторых, любые ува­жа­ю­щие себя рели­гио­веды и бого­словы все-таки при­слу­ши­ва­ются к мнению аль­тер­на­тив­ных тече­ний, и ста­ра­ются при­об­ре­сти руко­писи — хотя бы для изу­че­ния. В нашей с вами биб­лио­теке Духов­ной Ака­де­мии навер­няка име­ются полочки книг не только по пра­во­сла­вию, но и по про­те­стан­тизму, по като­ли­цизму, по мор­мо­нам.

Гипо­теза Н. Голба о том, что это была изна­чально биб­лио­тека, поз­во­ляет объ­яс­нить, почему в Кумране пре­иму­ще­ственно рели­ги­оз­ные руко­писи, а в других местах — в Масаде, в Вади Мураб­ба’т и в других — были най­дены руко­писи хозяй­ствен­ные, поли­ти­че­ские, воен­ные. Н. Голб гово­рит: смот­рите, вот это биб­лио­тека — она была выве­зена в соот­вет­ствии с ее или сек­ци­ями, или хра­ни­ли­щами — какая-то часть бого­слов­ской лите­ра­туры выве­зена в Кумран, другая часть в Вади Мураб­ба’т и так далее. Про­блема заклю­ча­ется в том, что, к сожа­ле­нию, в Кумране най­дены неко­то­рые нере­ли­ги­оз­ные или око­ло­ре­ли­ги­оз­ные тексты, и в других местах най­дено неболь­шое коли­че­ство рели­ги­оз­ных тек­стов.

Допол­ни­тель­ный аргу­мент в пользу теории Н. Голба то, что, по сви­де­тель­ству древ­них цер­ков­ных авто­ров, где-то во II–III веках уже была най­дена часть этих руко­пи­сей в Иудей­ской пустыне. Они изы­ма­лись, как-то упо­треб­ля­лись, кто-то их в свои биб­лио­теки брал. То есть, воз­можно, мы сейчас с вами имеем дело не с полной биб­лио­те­кой, а с частично сохра­нив­шийся, плюс еще неиден­ти­фи­ци­ро­ван­ной во фраг­мен­тах. Таким обра­зом, Н. Голб озву­чил про­блему.

Еще одну инте­рес­ную аль­тер­на­тив­ную теорию раз­вили лица, кото­рые были офи­ци­ально упол­но­мо­чены про­ана­ли­зи­ро­вать рас­копки отца Рол­лана де Во. Дело в том, что отец Ролан де Во пуб­ли­ко­вал только пред­ва­ри­тель­ные отчеты, а резуль­та­тив­ный отчет, ито­го­вый, не был им напи­сан. После его смерти в сере­дине 70‑х, Фран­цуз­ское биб­лей­ское архео­ло­ги­че­ское обще­ство, кото­рое вла­дело архи­вами отца Ролана, пере­дает бель­гий­ским иссле­до­ва­те­лям Роберту Дон­селю и его супруге Пау­лине Дон­сель-Вут днев­ники и архив отца Ролана де Во с тем, чтобы они про­ана­ли­зи­ро­вали и иден­ти­фи­ци­ро­вали Кумран или как рели­ги­оз­ное посе­ле­ние, или сде­лали какой-то другой вывод.

Их офи­ци­аль­ное изу­че­ние и офи­ци­аль­ная интер­пре­та­ция непо­сред­ствен­ных архео­ло­ги­че­ских запи­сей дала очень инте­рес­ный и неожи­дан­ный резуль­тат. Они сде­лали вывод, что там было не рели­ги­оз­ное посе­ле­ние, а заго­род­ная вилла. На что они обра­тили вни­ма­ние? Они обра­тили вни­ма­ние на ту ком­нату, кото­рая по мнению отца Ролана де Во, нахо­ди­лась под скрип­то­рием — под ком­на­той для пере­пи­сы­ва­ния книг. В этой ком­нате были длин­ные плат­формы, и они посчи­тали, что эти плат­формы исполь­зо­ва­лись не для того, чтобы на них сидели писцы, пере­пис­чики, а для того, чтобы там сте­ли­лись поду­шечки, на кото­рых воз­ле­жали гости во время тра­пезы. Более того, известны еще  с 60‑х годов иссле­до­ва­ния того же Э. Това, что в древ­но­сти, в период Вто­рого храма пере­пис­чики не сидели за сто­лами, они стояли, и стоя пере­пи­сы­вали книги. Об этом име­ются исто­ри­че­ские сви­де­тель­ства. Име­лись еще допол­ни­тель­ные инте­рес­ные исто­ри­че­ские аргу­менты у этих ученых — у Пау­лины и Роберта Дон­сель-Вут. Они ука­зали, что было най­дено боль­шое коли­че­ство монет в Кумране — 1231 монета, из них почти 600 монет очень боль­шого номи­нала, боль­шого досто­ин­ства — дид­рахмы. Конечно, такое боль­шое коли­че­ство монет не вполне соот­вет­ствует пред­став­ле­нию об аске­ти­че­ской общине. А мы с вами помним, что ессеев опи­сы­вали как людей, кото­рые не знают денег, не знают женщин, и вообще  живут среди пальм, — такие аске­ти­че­ские люди. Но кроме этого, еще были най­дены сосуды, в кото­рых были остатки какой-то смолы, баль­зама и аро­ма­ти­че­ских веществ. И вот здесь эти бель­гий­ские иссле­до­ва­тели вспом­нили о том, какую роль играло Мерт­вое море в тор­го­вых отно­ше­ниях между Пале­сти­ной и Егип­том в период Вто­рого храма. Вы помните, что в Мерт­вом море добы­вают битум, асфальт, натриум, и это все выво­зи­лось в Египет, в Сирию, в другие при­ле­жа­щие страны. Около Кумрана сохра­ни­лась при­стань, точнее раз­ва­лины при­стани. Ученые сде­лали вывод, что, навер­ное, Кумран исполь­зо­вался не только как некая вилла, но и как тор­го­вый центр. Эту идею раз­ви­вали и другие ученые — Алан Краун и Лина Кан­сдэйл. Они обра­тили вни­ма­ние, что Кумран нахо­дится как раз на тор­го­вом пути — основ­ном тор­го­вом пути, кото­рый оги­бает побе­ре­жье Мерт­вого моря. И они пред­по­ло­жили также, что в Кумране соби­ра­лись налоги – т. е. видите, уже некая иная интер­пре­та­ция того, что было на месте посе­ле­ния Кумран.

И нако­нец, самая послед­няя по хро­но­ло­гии гипо­теза, кото­рая, на мой взгляд, вби­рает в себя черты преды­ду­щих аль­тер­на­тив­ных гипо­тез. Я поз­волю себе вас с ней позна­ко­мить. Она при­над­ле­жит Йиц­хару Хирш­фельду. Это очень инте­рес­ный совре­мен­ный изра­иль­ский архео­лог, кото­рый рабо­тает — по край­ней мере, вот эти иссле­до­ва­ния про­во­дил с санк­ции изра­иль­ского центра «Орион», создан­ного спе­ци­ально для изу­че­ния руко­пи­сей Мерт­вого моря. В 1998 году он про­из­вел аэро­фо­то­съемку два­дцати мест в Пале­стине, о кото­рых точно известно, что это типич­ные фео­даль­ные поме­стья II–I веков до Р. Х. В задачу Й. Хирш­фельда вхо­дило после ана­лиза этих фео­даль­ных поме­стий выде­лить харак­тер­ные черты и срав­нить с тем, что мы имеем в Кумране. С этой зада­чей он бле­стяще спра­вился. Каков был вывод этого иссле­до­ва­теля? Он счи­тает, что Кумран не мог быть местом посе­ле­ния общины иудей­ских отшель­ни­ков, поскольку он был фео­даль­ным поме­стьем с боль­шими сель­ско­хо­зяй­ствен­ными уго­дьями.

«Кумран, — пишет Й. Хирш­фельд, — это не уни­каль­ное место, это типо­вое посе­ле­ние иудеев с I века до Р. Х. по I век по Р.Х. Он был частью фено­мена, имев­шего место по всей стране». Чем же харак­терны эти фео­даль­ные поме­стья? Й. Хирш­фельд выде­ляет сле­ду­ю­щие черты. Первое: они нахо­дятся в воз­вы­шен­ных местах. Далее: они пред­став­ляют собой ком­плекс зданий, рас­по­ло­жен­ных на пло­щади в несколько сотен квад­рат­ных метров. Обя­за­тельно име­ется ком­плекс жилых зданий, обне­сен­ный высо­кой камен­ной стеной, и боль­шая камен­ная башня в углу. У этой башни обя­за­тельно име­ется бруст­вер со скатом. Затем, у всех этих фео­даль­ных поме­стий име­ется такая харак­тер­ная черта:  все они были раз­ру­шены и опу­сто­шены в период 68–70 гг. после Р. Х., т. е. в период пер­вого Рим­ского втор­же­ния в Пале­стину. Так вот, выде­лив эти черты, он их сопо­став­ляет с чер­тами, кото­рые мы имеем в Кумране. Да, и Кумран тоже нахо­дится на воз­вы­шен­но­сти — около 60 метров над уров­нем моря. И по раз­меру он вполне сопо­ста­вим — хотя и несколько больше 51,5 тысячи квад­рат­ных футов. По плану он также сопо­ста­вим — можно выде­лить цен­траль­ную часть, обне­сен­ную тол­стой боль­шой стеной, и высо­кую башню в углу. Кумран­ская система водо­снаб­же­ния также харак­терна для фео­даль­ных поме­стий. Й. Хирш­фельд осо­бенно под­чер­ки­вает зна­че­ние башни, потому что она важна была не только для кре­по­сти, но и для дома фео­дала. Дело в том, что это было не только инстру­мен­том для того, чтобы обо­зре­вать окрест­но­сти и в нужный момент уви­деть при­бли­же­ние про­тив­ника. Башня была сим­во­лом власти фео­дала над окру­жа­ю­щими тер­ри­то­ри­ями. Так же, знаете, как в Сред­не­ве­ко­вье часы рас­по­ла­га­лись на цер­ков­ных коло­коль­нях, на рату­шах и это было сим­во­лом того, что Цер­ковь, Гос­подь, явля­ется вла­ды­кой вре­мени. Или на ратуше город­ской — что время все-таки под­властно мест­ным вла­стям. Так же и здесь, по мнению Й. Хирш­фельда, башня — очень орга­нич­ный эле­мент фео­даль­ного поме­стья.

После таких резуль­та­тов иссле­до­ва­ний Й. Хирш­фельда многие ученые стали скло­няться к син­тезу – син­тезу аль­тер­на­тив­ных гипо­тез, то есть Кумрана как кре­по­сти, как заго­род­ной виллы, тор­го­вого центра и фео­даль­ного поме­стья. Скорее всего, это было какое-то фор­ти­фи­ци­ро­ван­ное фео­даль­ное поме­стье, кото­рое вби­рало в себя черты и заго­род­ной виллы, — там мог жить феодал сам лично, — и там, видимо, велись какие-то сель­ско­хо­зяй­ствен­ные работы, и очень веро­ятно, что там был или тор­го­вый центр по пере­правке асфальта и битума, или, может быть, даже добыча асфальта и битума с его экс­пор­том в Египет и другие страны.

Эта гипо­теза и такая интер­пре­та­ция посе­ле­ния Кумран на сего­дняш­ний день явля­ется наи­бо­лее пер­спек­тив­ной, потому что она учи­ты­вает боль­шин­ство арте­фак­тов, най­ден­ных в Кумране. И она может объ­яс­нить и про­ис­хож­де­ние руко­пи­сей Мерт­вого моря как руко­пи­сей, изна­чально хра­нив­шихся в какой-то боль­шой биб­лио­теке, а потом при­ве­зен­ных в момент опас­но­сти, в момент рим­ского наше­ствия туда, в Кумран, и спря­тан­ных в пещере.

Как бы то ни было,  вне зави­си­мо­сти от того, на какой вы в своей буду­щей науч­ной дея­тель­но­сти будете стоять пози­ции: или на пози­ции стан­дарт­ной кумрано-ессей­ской теории, или на пози­ции аль­тер­на­тив­ных теорий, вы должны быть зна­комы со взгля­дом совре­мен­ных запад­ных ученых на про­ис­хож­де­ние руко­пи­сей Мерт­вого моря. Даже те ученые, кото­рые счи­тают, что в Кумране жили ессеи, сейчас при­знают: да, видимо, боль­шин­ство руко­пи­сей, если не все, были при­ве­зены в Кумран из других мест. Они объ­яс­няют это тем, что ессеи были очень любо­зна­тель­ными людьми и собрали боль­шую биб­лио­теку. Таким обра­зом, мы с вами чуть позже сде­лаем окон­ча­тель­ный вывод о том, что руко­писи Мерт­вого моря, осо­бенно биб­лей­ские и небиб­лей­ские несек­тант­ские, вполне могут быть исполь­зо­ваны для ана­лиза рели­ги­оз­ного миро­воз­зре­ния иудеев Пале­стины пери­ода Вто­рого храма, т. е. с конца III по I век до Р. Х. И, кстати говоря, допол­ни­тель­ный аргу­мент в том, что сами-то руко­писи дати­ру­ются с III по I век до Р. Х., а Кумран суще­ство­вал с сере­дины II века по I век после Р. Х. — то есть здесь еще некий раз­брос в дати­ровке.

А теперь я пред­ла­гаю вам озна­ко­миться с тем, какие основ­ные школы кумра­но­ло­гии суще­ствуют на Западе и как велись изу­че­ния руко­пи­сей Мерт­вого моря здесь у нас, в России. Почему при­хо­дится тра­тить наше дра­го­цен­ное время на лек­циях на изу­че­ние этого вопроса? Вы неиз­бежно, может быть, после этой лекции, или уже в Духов­ной Ака­де­мии, когда вы будете зани­маться биб­ле­и­сти­кой, столк­не­тесь с тем, что для выяс­не­ния того или иного вопроса вам нужно сооб­ра­зо­ваться с Кумран­скими руко­пи­сями — или с биб­лей­скими, если вы зани­ма­е­тесь тек­сто­ло­гией; или с небиб­лей­скими сек­тант­скими или несек­тант­скими, если вы зани­ма­е­тесь пери­о­дом, напри­мер, вре­мени при­ше­ствия в мир Гос­пода Иисуса Христа или меж­за­вет­ным пери­о­дом. Вы обра­ти­тесь, скорее всего, к каким-то изда­ниям  на рус­ском языке, в первую оче­редь. Когда вы откро­ете эти изда­ния, то уви­дите, что там одно­значно гово­рится о нахож­де­нии ессеев, о некоей кумран­ской общине, для вас будет некое недо­уме­ние: как же так, мы слу­шали лекцию в одной интер­пре­та­ции, а в нашей лите­ра­туре на рус­ском языке име­ются другие интер­пре­та­ции? Поэтому я бы хотел вас зара­нее предо­сте­речь от этого недо­умен­ного вопроса. Вна­чале мы раз­бе­рем запад­ные школы, а потом уже совет­скую школу кумра­но­ло­гии.

Итак, запад­ные школы. То же самое и на Западе. Если вы возь­мете, на ваш взгляд, какую-то хоро­шую книгу по кумра­но­ло­гии не обо­льщай­тесь. Она, как пра­вило, нахо­дится внутри опре­де­лен­ного науч­ного тече­ния. Если вы без­думно будете из этой книги извле­кать какие-то мысли, некри­тично под­ходя, то вы просто сами себя ста­вите в русло этой науч­ной школы. Итак, какие же там суще­ствуют науч­ные школы? До сих пор суще­ствует науч­ная школа, кото­рая при­дер­жи­ва­ется взгляда на руко­писи Мерт­вого моря ессей­ского про­ис­хож­де­ния — такого тра­ди­ци­о­на­лист­ского. Одним из ярких пред­ста­ви­те­лей явля­ется Джеймс Ван­дер­кам. Он заме­ча­те­лен тем, что издал книжку «Руко­писи Мерт­вого моря сего­дня» — «The Dead Sea Scrolls Today». В этой книге очень хоро­ший спра­воч­ный аппа­рат — как по систе­ма­ти­за­ции руко­пи­сей Мерт­вого моря, так и по их содер­жа­нию. Конечно, поль­зо­ваться ею и можно и нужно, но имея в виду такую науч­ную при­над­леж­ность автора к опре­де­лен­ной школе.

Аль­тер­на­тив­ные школы. Есть такой извест­ный у нас в России иссле­до­ва­тель Джеймс Чарль­зу­орт. Воз­можно, вы слы­шали о нём и или читали его про­из­ве­де­ния. Его про­из­ве­де­ния были опуб­ли­ко­ваны в жур­нале «Мир Библии» В 2000 году там была его статья «Иисус и руко­писи Мерт­вого моря: что нам известно через 50 лет?». Воз­можно, кто-то из вас с этой статья озна­ко­мился. Он явля­ется редак­то­ром целой серии работ по Кумран­ским руко­пи­сям, причем, эта серия изда­ется с попе­че­ния про­те­стант­ских церк­вей, про­те­стант­ских тео­ло­ги­че­ских семи­на­рий. Также он явля­ется редак­то­ром и соста­ви­те­лем очень авто­ри­тет­ного в Аме­рике и попу­ляр­ного сбор­ника «Иисус и руко­писи Мерт­вого моря» — «Jesus and the Dead Dea Scrolls». Так вот, читая этого автора, я прошу вас обра­тить вни­ма­ние на его при­над­леж­ность к школе «исто­ри­че­ского Иисуса». Для нас это не вполне при­ем­ле­мый взгляд. Дело в том, что Д. Чарль­зу­орт рас­смат­ри­вает Гос­пода Иисуса Христа — да, и по боже­ствен­ной и по чело­ве­че­ской при­роде, но он пыта­ется понять: какое вли­я­ние  на чело­ве­че­скую при­роду Гос­пода Иисуса Христа ока­зали разные иудей­ские группы, в том числе и ессеи? Знаете, это доста­точно странно для нас, потому что мы с вами испо­ве­дуем Гос­пода Иисуса Христа как Сына Божия, и я даже поме­тил — мы можем даже про­чи­тать в Еван­ге­лии от Иоанна: «Послав­ший Меня есть исти­нен, и что Я слышал от Него, то и говорю миру» (Ин.8:26). «Итак Иисус сказал им: когда воз­не­сете Сына Чело­ве­че­ского, тогда узна­ете, что это Я и что ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю» (Ин.8:28). Это 8‑я глава. В 7‑й главе Иисус, отве­чая им, сказал: «Мое учение — не Мое, но Послав­шего Меня» (Ин.7:16). Таким обра­зом, для нас с вами источ­ник знаний и источ­ник про­по­веди Гос­пода Иисуса Христа — это Откро­ве­ние Отца Сыну. А вот с точки зрения этой школы, в рамках кото­рой рабо­тает Д. Чарль­зу­орт, про­по­ведь Иисуса Христа обу­слов­лена также тем вли­я­нием, кото­рые на него ока­зали, в том числе, и ессеи. Конечно статья, как и книги Д. Чарль­зу­орта, инте­ресна и, в общем-то, позна­ва­тельна, но нужно отно­ситься с боль­шой осто­рож­но­стью. Более того: он даже пыта­ется дока­зать, что Гос­подь Иисус Хри­стос Тайную Вечерю про­во­дил именно в том районе Иеру­са­лима, где жили ессеи. Там уже, конечно, идет мани­пу­ля­ция на идео­ло­ги­че­ском уровне. Вот это такая школа, кото­рая поль­зу­ется боль­шой попу­ляр­но­стью в США.

Есть другая школа. Школа доста­точно стран­ная, потому что выводы этой школы очень сильно про­ти­во­ре­чат хро­но­ло­гии Кумран­ских свит­ков. Тем не менее, пред­ста­ви­те­лем ее явля­ется Роберт Эйсен­ман. Он был изда­те­лем ряда сбор­ни­ков тек­стов руко­пи­сей Мерт­вого моря, в част­но­сти, издал книгу, в кото­рой он пытался иден­ти­фи­ци­ро­вать в сек­тант­ских руко­пи­сях основ­ных пер­со­на­жей: Учи­теля Пра­вед­но­сти, Чело­века Лжи, Злого Пер­во­свя­щен­ника как лиц ранней хри­сти­ан­ской Церкви. Смот­рите: Учи­тель Пра­вед­но­сти для него — это святой апо­стол Иаков, глава Иеру­са­лим­ской пер­во­хри­сти­ан­ской общины. Чело­век Лжи для него — это святой апо­стол Павел, кото­рый якобы какое-то новое учение вводит. А Злой Пер­во­свя­щен­ник – это, навер­ное, пер­во­свя­щен­ник Анания, при кото­ром был убит святой апо­стол Иаков. Конечно, для нас с вами это совер­шенно непри­ем­ле­мая кон­цеп­ция и схема. Более того, она непри­ем­лема не только потому, что под­ры­вает цер­ков­ные пре­да­ния, она непри­ем­лема еще и потому, что про­ти­во­ре­чит хро­но­ло­гии Кумран­ских руко­пи­сей. Сек­тант­ские руко­писи дати­ру­ются пери­о­дом I века до Р. Х., а собы­тия хри­сти­ан­ской Церкви уже про­ис­хо­дят в I веке после Р. Х. Однако я прошу вас не удив­ляться, если кто-то при упо­ми­на­нии руко­пи­сей Мерт­вого моря скажет вам: о, да что вы мне гово­рите! у вас же все там хри­сти­ан­ские дея­тели ранней Церкви опи­саны в сек­тант­ских руко­пи­сях. Ничего подоб­ного, это только лишь взгляд отдель­ных пред­ста­ви­те­лей кон­крет­ной науч­ной школы.

Есть еще другие науч­ные школы на Западе, в част­но­сти Лоуренс Шифф­ман. Может, кому-то из вас известна его книга, издан­ная у нас здесь, на рус­ском языке, в серии Биб­лио­тека «Иуда­ика» — «От текста к тра­ди­ции. Исто­рия иуда­изма в период вто­рого Храма и период Мишны и Тал­муда». Очень хоро­шая книга для изу­че­ния биб­лей­ской гер­ме­нев­тики пери­ода Вто­рого храма или меж­за­вет­ной лите­ра­туры. Он также явля­ется и авто­ром книги, не пере­ве­ден­ной на рус­ский язык «Reclaiming the Dead Sea Scrolls»- «Воз­ве­щая руко­писи Мерт­вого моря» (Еще раз объ­яв­ляя заново руко­писи Мерт­вого моря). Он там оттал­ки­ва­ется от руко­писи, назы­ва­е­мой «Гала­хи­че­ское письмо». А в этой руко­писи идет спор между двумя пар­ти­ями, какими-то рели­ги­оз­ными дви­же­ни­ями. Он гово­рит: это руко­пись сад­ду­кей­ского про­ис­хож­де­ния, где сад­ду­кеи спорят с фари­се­ями. Дальше он ана­ли­зи­рует руко­писи и пока­зы­вает, что вообще говоря, что это все иудей­ские руко­писи, что – да, там есть какие-то моменты сек­тант­ства, пони­ма­е­мого именно в смысле рели­ги­оз­ных дви­же­ний, но вообще, по всем руко­пи­сям можно судить о рели­ги­оз­ном миро­воз­зре­нии иудеев Пале­стины пери­ода позд­него Вто­рого храма.

 И уже упо­мя­ну­тый нами Н. Голб, кото­рый также раз­ви­вает актив­ную дея­тель­ность, и Й. Хирш­фельд, кото­рые сейчас, по сооб­ще­нию нашего про­фес­сора Пионт­ков­ского, вообще пишут отдель­ную книгу об архео­ло­гии Кумрана. Таким обра­зом, на Западе, в науч­ном мире, суще­ствует целый ряд инте­рес­ных школ.

Что же про­ис­хо­дило здесь у нас, в Совет­ском Союзе? Вы пре­красно пони­ма­ете, что и свет­ским, и цер­ков­ным иссле­до­ва­те­лям было непро­сто в совет­ские годы. Наша Цер­ковь была гонима, у нас не было воз­мож­но­сти выйти на широ­кие науч­ные круги — это было основ­ной про­бле­мой, а у свет­ских доб­ро­со­вест­ных ученых была про­блема идео­ло­ги­че­ского кори­дора. То есть мы с вами знаем, что – увы, гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния все равно все про­во­дили с тем, чтобы как-то в уме иметь учение Маркса, Энгельса и Ленина. К сожа­ле­нию, именно это мы видим на при­мере руко­пи­сей Мерт­вого моря. Это очень грустно, но это факт. Во-первых, некая пауза, кото­рая воз­никла в Совет­ском Союзе с момента про­воз­гла­ше­ния на Западе об откры­тии уни­каль­ных руко­пи­сей, до момента первой инфор­ма­ции здесь, у нас, о том, что они най­дены. Первая инфор­ма­ция у нас появи­лась только в 1956 году — через восемь лет после объ­яв­ле­ния о руко­пи­сях США. Это была статья К. Стар­ко­вой в «Вест­нике древ­ней исто­рии». Но эта статья была чиста инфор­ма­тив­ного плана. А уже на сле­ду­ю­щий год выхо­дит книга Г.М. Лив­шица. Она была издана в Минске и назы­ва­лась «Кумран­ские руко­писи и их исто­ри­че­ское зна­че­ние». Именно в этой книге мы с вами видим тот идео­ло­ги­че­ский подход, или то идео­ло­ги­че­ское направ­ле­ние, кото­рое было задано и кото­рому, к сожа­ле­нию, сле­до­вали многие ученые совет­ской эпохи в обла­сти кумра­но­ло­гии. Когда Г. Лившиц ана­ли­зи­рует труды запад­ных ученых, он пре­иму­ще­ственно при­вле­кает труды ученых-либе­ра­лов, кото­рые также были настро­ены анти­цер­ковно изна­чально, еще до изу­че­ния руко­пи­сей Мерт­вого моря – напри­мер, Д. Соммер — был такой извест­ный ученый. И вот Г. Лившиц исхо­дит из пред­по­ло­же­ния Ф. Энгельса. Обра­тите вни­ма­ние: и его пред­по­сылка изна­чально лежит в обла­сти марк­сист­ско-ленин­ской идео­ло­гии — не кумран­ской лите­ра­туры, не кумра­но­ло­гии. Он гово­рил: вот Ф. Энгельс в свое время учил о том, что в Пале­стине в свое время хри­сти­ан­ство про­изо­шло, выдер­жав кон­ку­рент­ную борьбу со мно­гими моло­дыми рели­ги­оз­ными дви­же­ни­ями. Ф. Энгельс назы­вал это такой «котел рели­гии». В котле варятся разные рели­гии, но хри­сти­ан­ство выдер­жи­вает кон­ку­рент­ную борьбу, потому что пре­вос­хо­дит узкий наци­о­на­лизм иудей­ской рели­гии, с одной сто­роны, а другой сто­роны, пред­ла­гает соци­аль­ные учения широ­ким слоям обще­ства. Но у Ф. Энгельса был вопрос: что же явля­ется вот этими пред­ше­ству­ю­щими зве­ньями, из кото­рых эво­лю­ци­о­ни­рует хри­сти­ан­ство? По Энгельсу, конечно.

И вот Г. Лившиц гово­рит: нако­нец-то мы нашли тот самое недо­ста­ю­щее звено, из кото­рого воз­никло хри­сти­ан­ство. И этим звеном явля­ются как раз кумра­ниты, или кумран­ская община. К сожа­ле­нию, этот взгляд стал дальше сохра­няться в нашей совет­ской лите­ра­туре по кумра­но­ло­гии. И если сам Г. Лившиц еще не сделал одно­знач­ного отож­деств­ле­ния между Учи­те­лем Пра­вед­но­сти (помните этот пер­со­наж в ряде сек­тант­ских руко­пи­сей?) и Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом, то уже в после­ду­ю­щее время мы с вами иногда можем уви­деть идеи такого отож­деств­ле­ния. Правда, надо ска­зать, что в 1960 году, то есть на сле­ду­ю­щий год после пуб­ли­ка­ции книги Г. Лив­шица, была издана книга И.Д. Аму­сина — это наш петер­бург­ский иссле­до­ва­тель. Книга назы­ва­лась «Руко­писи Мерт­вого моря». Через год было ее пере­из­да­ние. В целом это книга была очень доб­ро­со­вест­ная. До сих пор многие сту­денты наших духов­ных школ, когда обра­ща­ются к пред­мету кумран­ской лите­ра­туры, берут книгу И.Амусина. Она доб­ро­со­вест­ная и хоро­шая, но и он не избе­жал неко­его общего  идео­ло­ги­че­ского фона — я вот так это пони­маю. Потому что, рас­суж­дая о кумра­ни­тах гипо­те­ти­че­ских и о ессеях, он гово­рит о боль­шом вли­я­нии на хри­сти­ан­ство. И он пыта­ется пока­зать, пере­водя кумран­скую руко­пись, назы­ва­е­мую «Ком­мен­та­рии на книгу Авва­кума», что якобы члены вот этой гипо­те­ти­че­ской кумран­ской общины верили в Учи­теля Пра­вед­но­сти так же, как веруют хри­сти­ане в Иисуса Христа. Там есть такой текст — я вам про­чи­таю. Вот текст 8 стол­бец 1–3 строки из «Ком­мен­та­рия на Авва­кума», кумран­ские свитки: «Бог спасет их (кумра­ни­тов, сек­тан­тов) от дома суда за их стра­да­ния и веру в Учи­теля Пра­вед­но­сти». Вот так пере­во­дит сам И. Амусин. Однако слово «эмуна», кото­рое здесь стоит, древ­не­ев­рей­ское, или там есть биб­лей­ский вари­ант «амана» — вера, оно, вообще говоря, в Свя­щен­ном Писа­нии Вет­хого Завета озна­чает не столько веру в смысле испо­ве­да­ния Бога или веру в бого­слов­ском дог­ма­ти­че­ском зна­че­нии, сколько дове­рие, лояль­ность, вве­ре­ние себя в руко­вод­ство кому-либо. Мы можем ска­зать: да, мы лояльны нашему пре­зи­денту, а можем ска­зать: да, мы верим нашему пре­зи­денту. Вот в таком смысле слово «эмуна» исполь­зу­ется в данном месте «Ком­мен­та­рия на книгу Авва­кума». Вот это зна­че­ние слова «эмуна» и непра­виль­ный пере­вод И. Аму­сина были настолько оче­видны, что уже тогда, в совет­ские годы, петер­бурж­ская же иссле­до­ва­тель­ница К. Стар­кова опуб­ли­ко­вала особую реплику, или особую статью, где ука­зы­вала, что И. Амусин непра­вильно пере­вел данное место. Однако, увы, некая тен­ден­ци­оз­ность И. Аму­сина видна из того, что когда в 1971 году был под­го­тов­лен первый том «Руко­писи Мерт­вого моря», руко­писи Кумрана на рус­ском языке, он там сохра­няет свое тен­ден­ци­оз­ное чтение, своей тен­ден­ци­оз­ный пере­вод. Братья, это очень огор­чи­тельно, потому что у нас с вами сейчас это фак­ти­че­ски един­ствен­ный сбор­ник, кото­рый посвя­щен тек­стам Кумран­ских руко­пи­сей. Потом вышел второй том — уже в Санкт-Петер­бурге, в 90- годы.

А вот на Западе, если вы возь­мете совре­мен­ные англий­ские пере­воды, там везде стоит слово «loyalty» — вве­ре­ние, лояль­ность — не в смысле вер­ность, а в смысле дове­рие какое-то, на таком, меж­лич­ност­ном уровне. Поэтому, конечно – да, «Ком­мен­та­рии на Авва­кума» — это сек­тант­ский доку­мент какой-то неиз­вест­ной нам сек­тант­ской общины, да, конечно, члены этой сек­тант­ской общины должны были дове­рять своему настав­нику. Но это пред­по­ла­га­лось лишь в чело­ве­че­ских отно­ше­ниях, и ни в коем мере не гово­рило о том что, они видели в своем настав­нике Бога. Таким обра­зом, мы с вами имеем, к сожа­ле­нию, опре­де­лен­ную тен­ден­ци­оз­ность. Ее просто нужно учи­ты­вать при чтении трудов Аму­сина.

К сожа­ле­нию, позже И. Амусин выпу­стил книгу под назва­нием «Кумран­ская община». Но вы знаете, сейчас, когда мы с вами ставим вопрос: а было ли вообще рели­ги­оз­ное посе­ле­ние на месте Кумрана, сама эта книга теряет свое зна­че­ние, она в какой-то мере теряет свой смысл. То есть мы с вами уже не можем при­вле­кать несек­тант­ские руко­писи для того, чтобы ана­ли­зи­ро­вать идео­ло­гию сек­тант­ских рели­ги­оз­ных дви­же­ний. Да и внутри сек­тант­ских руко­пи­сей надо раз­ли­чать разные сек­тант­ские руко­писи.

После И. Аму­сина наи­бо­лее извест­ный совет­ский, потом уже рус­ский иссле­до­ва­тель это И. Тант­лев­ский, петер­бурж­ский ученый, кото­рый издал в 1994 году книгу под назва­нием «Исто­рия и идео­ло­гия кумран­ской общины». Вы знаете, очень свое­об­раз­ная книга. Сам автор — а сейчас он явля­ется дирек­то­ром Инсти­тута иуда­ики в Санкт-Петер­бург­ском Госу­дар­ствен­ном уни­вер­си­тете – он, конечно, и эру­ди­ро­ван­ный автор, и хоро­ший знаток древ­не­ев­рей­ского языка, но, на мой взгляд, он дер­жится непра­виль­ной мето­до­ло­гии изу­че­ния кумран­ских руко­пи­сей. Для нас с вами, когда мы изу­чаем тексты, очень важна такая мето­до­ло­гия. Если мы гово­рим, что это текст ново­за­вет­ный, то мы должны смот­реть, как его ново­за­вет­ные авторы упо­треб­ляют, как тот или иной термин, то или иное слово упо­треб­ля­ется в Новом Завете. Помните этот извест­ный пример в Новом Завете: любовь это слово «агапе». «Агапе» — это не то же самое, что «филие», и не то же самое, что «эрос». То есть для нас с вами это разные тер­мины. А, напри­мер, в пере­воде Сеп­ту­а­гинты, тер­мины могут несколько иначе упо­треб­ляться, у гно­сти­ков – иначе, у святых отцов тоже в каком-то своем пони­ма­нии могут упо­треб­ляться, и т.д. Не обя­за­тельно эти — любые тер­мины. Поэтому, когда мы ана­ли­зи­руем тексты, мы не можем мани­пу­ли­ро­вать тер­ми­нами,  что если один термин в разных текстах встре­ча­ется, то он имеет одно и то же зна­че­ние. Оче­вид­ная вещь мето­до­ло­ги­че­ская — для нас с вами. Но И. Тант­лев­ский по какой-то при­чине, по непо­нят­ной мне при­чине, ставит на один уро­вень и кумран­ские тексты, и вет­хо­за­вет­ные тексты, и тексты еврей­ских апо­кри­фов, и тексты Нового Завета, и гно­сти­че­ские тексты, и тексты отцов и учи­те­лей ранней Церкви. И таким обра­зом, читая его книгу, удив­ля­ешься: насколько выстро­ена гро­мад­ная система, т. е. он пыта­ется рекон­стру­и­ро­вать идео­ло­гию кумран­ской общины, но знаете, там каждая деталь, каждый пункт — это некий допуск. Он гово­рит: пред­по­ло­жим, что в кумран­ском тексте это слово имеет то же зна­че­ние, что у гно­сти­ков. Или он гово­рит: пред­по­ло­жим, оно здесь озна­чает то же, что и у святых отцов. Хотя для спе­ци­а­ли­стов по патро­ло­гии или хотя бы лиц, озна­ком­лен­ных с патро­ло­гией, оче­видно, что это не так. Поэтому можно с горе­чью кон­ста­ти­ро­вать, что книга – увы, не совсем удач­ная. И, насколько мне известно — из бесед в Петер­бурге — сейчас И.Тантлевский отка­зался от взгля­дов, кото­рые он изла­гал в этой книге — что все руко­писи имеют сек­тант­ское про­ис­хож­де­ние. То есть, он сейчас, как и запад­ные ученые, счи­тает, что – да, какая-то часть сек­тант­ские, другая часть – биб­лей­ские, третья — несек­тант­ские.

И послед­няя книга, кото­рая вышла и о кото­рой стоит упо­мя­нуть — это книга А. Вла­ди­ми­рова – вы, может быть, ее встре­тите до сих пор на наших книж­ных полках, кото­рая назы­ва­ется «Кумран и Хри­стос». К сожа­ле­нию, А. Вла­ди­ми­ров, отри­цая выводы И. Тант­лев­ского, во многом вос­при­нял его мето­до­ло­гию, но он на один и тот же уро­вень с тек­стами Кумрана, Нового Завета, отцов Церкви ставит еще и тексты Н. Рериха, Е. Бла­ват­ской и других исто­риосо­фов. В резуль­тате полу­ча­ется, вообще говоря, очень стран­ная система, такая син­кре­ти­че­ская – меша­нина, в кото­рой он утвер­ждает, что – да, конечно, Учи­тель Пра­вед­но­сти это то же самое, что Гос­подь Иисус Хри­стос, и вот, нако­нец-то, он, Вла­ди­ми­ров, уста­но­вил точную дату жизни Иисуса Христа — исто­ри­че­ского Иисуса — это сере­дина I века до Р. Х., но Цер­ковь под­ры­вает как бы истин­ное знание и до нас доно­сит якобы ложные знания об Иисусе Христе. Конечно, эта книга уже не науч­ного плана, и она больше пред­став­ляет собой про­из­ве­де­ние исто­риосо­фов, мас­ки­ру­ю­ще­еся под науч­ную лите­ра­туру.

Может, имеет смысл упо­мя­нуть о моей книге, кото­рая была издана в про­шлом году в Санкт-Петер­бурге, в изда­тель­стве «Аксион эстин» — она назы­ва­ется «Про­ро­че­ство о Христе в руко­пи­сях Мерт­вого моря». Это несколько пере­ра­бо­тан­ная моя кан­ди­дат­ская работа, кото­рая защи­щена в Санкт-Петер­бург­ской Духов­ной Ака­де­мии в 2003 г. Эта книга осно­вана на фак­ти­че­ском мате­ри­але, кото­рый мне уда­лось изу­чать, пока я учился в США в 2000 г. По воз­вра­ще­нии в Санкт-Петер­бург, я зани­мался дальше под руко­вод­ством про­фес­сора про­то­и­е­рея Арка­дия Ива­нова. Поэтому в данной книге есть, конечно, ввод­ные главы, мате­риал сего­дняш­ней лекции — это одна из ввод­ных глав; но вообще книга посвя­щена такому инте­рес­ному вопросу, как про­ро­че­ства о Христе, о Мессии, кото­рые име­ются, во-первых, у Исайи, а потом у других вет­хо­за­вет­ных авто­ров. Как они пони­ма­лись иуде­ями Пале­стины пери­ода Вто­рого храма, т. е. нака­нуне Рож­де­ства Иисуса Христа, как эти про­ро­че­ства пони­ма­лись исходя из того, что мы видим в руко­пи­сях Мерт­вого моря.

Сего­дняш­няя лекция — это важные мето­до­ло­ги­че­ские пред­по­сылки, потому что если мы с вами сразу бы начали какие-то инте­рес­ные тексты изу­чать, напри­мер, «Мессия неба и земли» или текст «Сын Божий», вы бы ска­зали: «Отец Димит­рий, а может, это тексты сек­тант­ские, там кумра­ниты сидели, писали — какое же мы с вами имеем право брать и изу­чать эти тексты как вообще тексты обще­ре­ли­ги­оз­ные, пале­стин­ские?» Т.е. то, что мы с вами сего­дня сде­лали — может быть, кому-то было скучно, но я ста­рался пре­под­не­сти это в такой непри­нуж­ден­ной манере, — это крайне необ­хо­димо.

Кумран­ские руко­писи

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки