О духовничестве

игумен Ила­рион (Алфеев)

Власть «вязать и решить» (Мф. 18:18), то есть отпус­кать людям грехи, а в более общем плане – власть духов­ного руко­вод­ства и отцов­ства была вве­рена Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом Своим апо­сто­лам. От них оно пере­хо­дила на все после­ду­ю­щие поко­ле­ния епи­ско­пов и пас­ты­рей. И задача духов­ного руко­вод­ства всегда воз­ла­га­лась на пас­ты­рей Церкви, хотя в какие-то эпохи, напри­мер, в эпоху ико­но­бор­че­ства, когда пас­ты­рей не хва­тало или когда многие пас­тыри укло­ня­лись в ересь, духов­ное руко­вод­ство брали на себя про­стые монахи.

В исто­рии Церкви суще­ство­вало много типов духов­ного руко­вод­ства, но основ­ными я бы назвал два. Первый тип – это слу­же­ние при­ход­ского свя­щен­ника, кото­рый явля­ется духов­ным руко­во­ди­те­лем своих при­хо­жан. Второй тип полу­чил рас­про­стра­не­ние в Визан­тии и на Руси: это так назы­ва­е­мое стар­че­ство.

На при­ход­ского свя­щен­ника воз­ла­га­ется задача учить людей, помо­гать им сове­том, но он не может и не должен брать жизнь при­хо­жан под свой полный духов­ный кон­троль. Иное дело – тип духов­ного руко­вод­ства, кото­рый скла­ды­вался в неко­то­рых мона­сты­рях, где были опыт­ные в духов­ной жизни иноки, где послуш­ники и монахи доб­ро­вольно вве­ряли себя в послу­ша­ние и полное духов­ное под­чи­не­ние старцу. Здесь вза­и­мо­от­но­ше­ния стро­и­лись уже на иной основе: старец мог не только давать советы своим уче­ни­кам, но и при­ка­зы­вать, и они должны были бес­пре­ко­словно ему под­чи­няться. Именно такие вза­и­мо­от­но­ше­ния суще­ствуют и сего­дня на Святой Горе Афон, где во главе каж­дого из гре­че­ских мона­сты­рей стоит опыт­ный в духов­ной жизни руко­во­ди­тель. И каждый чело­век, при­хо­дя­щий на Святую Гору, чтобы посту­пить в мона­стырь, посе­щает разные мона­стыри и выби­рает тот, кото­рый более всего ему под­хо­дит. Найдя это место и старца, кото­рому он готов пол­но­стью дове­рить свою жизнь, то есть отсечь свою волю перед ним, он посту­пает в мона­стырь, где доб­ро­вольно при­ни­мает на себя подвиг бес­пре­ко­слов­ного послу­ша­ния и под­чи­не­ния старцу.

Иногда про­ис­хо­дит сме­ше­ние этих двух типов духов­ного руко­вод­ства – когда при­ход­ские свя­щен­но­слу­жи­тели берут на себя не свой­ствен­ную им роль стар­цев и пере­но­сят мона­ше­ское послу­ша­ние на вза­и­мо­от­но­ше­ния между пас­ты­рем и при­хо­жа­нами на каком-либо кон­крет­ном при­ходе. Такой способ дей­ствий при­во­дит к тяже­лым послед­ствиям как для самих этих пас­ты­рей, так и для людей, у них окорм­ля­ю­щихся. Увы, в наше время это явле­ние доста­точно рас­про­стра­нено. Нередко моло­дой неопыт­ный свя­щен­ник, думая, что, коль скоро ему, постав­лен­ному быть духов­ным руко­во­ди­те­лем при­хо­жан, дана власть «вязать и решить», он может взять на себя функ­ции старца и тре­бо­вать от при­хо­жан бес­пре­ко­слов­ного под­чи­не­ния. Такой пас­тырь не учи­ты­вает, что усло­вия жизни в мона­стыре и в миру сильно отли­ча­ются. Послуш­ник, дове­рив­ший себя старцу, – это чело­век оди­но­кий. Он отка­зался от всех род­ствен­ных связей, у него нет иных обя­зан­но­стей в этом мире, кроме как жить по мона­стыр­скому уставу и под­чи­няться духов­нику. Другое дело – миряне, у каж­дого из кото­рых есть семья и свя­зан­ные с ней заботы, есть граж­дан­ские обя­зан­но­сти, работа и т. д. В этом случае свя­щен­но­слу­жи­тель не может рас­по­ря­жаться жизнью людей, он может быть только совет­ни­ком, добрым пас­ты­рем.

Иска­же­ния, суще­ству­ю­щие в совре­мен­ной духов­ни­че­ской прак­тике, вызвали оза­бо­чен­ность руко­вод­ства Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви. Эта оза­бо­чен­ность отра­жена в очень важном и весьма свое­вре­мен­ном доку­менте, при­ня­том на состо­яв­шемся 28 декабря 1998 года засе­да­нии Свя­щен­ного Синода под пред­се­да­тель­ством Пат­ри­арха Мос­ков­ского и всея Руси Алек­сия II. В доку­менте, в част­но­сти, гово­рится:

В послед­нее время уча­сти­лись случаи зло­упо­треб­ле­ний в духов­ни­че­ской прак­тике, нега­тивно ска­зы­ва­ю­щи­еся на состо­я­нии цер­ков­ной жизни.

Неко­то­рые свя­щен­но­слу­жи­тели, полу­чив­шие от Бога в таин­стве Свя­щен­ства право на духов­ное руко­вод­ство паст­вой, счи­тают, что тако­вое право озна­чает без­раз­дель­ную власть над душами людей. Не памя­туя о том, что отно­ше­ния между духов­ни­ком и духов­ными чадами должны стро­иться на основе вза­им­ного ува­же­ния и дове­рия, тако­вые пас­тыри пере­но­сят сугубо мона­ше­ское пони­ма­ние бес­пре­ко­слов­ного под­чи­не­ния послуш­ника старцу на вза­и­мо­от­но­ше­ния между миря­ни­ном и его духов­ным отцом, втор­га­ются во внут­рен­ние вопросы личной, семей­ной жизни при­хо­жан, под­чи­няют себе пасо­мых, забы­вая о бого­дан­ной сво­боде, к кото­рой при­званы все хри­сти­ане (См.: Гал. 5:13). Подоб­ные недо­пу­сти­мые методы духов­ного руко­вод­ства в неко­то­рых слу­чаях обо­ра­чи­ва­ются тра­ге­дией для пасо­мого, кото­рый свое несо­гла­сие с духов­ни­ком пере­но­сит на Цер­ковь. Такие люди поки­дают Пра­во­слав­ную Цер­ковь и нередко ста­но­вятся легкой добы­чей сек­тан­тов.

В при­ве­ден­ных словах звучит тре­вога и за пас­ты­рей, и за пасо­мых. Если свя­щен­ник не чув­ствует, до каких границ может про­сти­раться его власть «вязать и решить», и начи­нает дик­то­вать пасо­мым усло­вия, на кото­рых они должны ходить в цер­ковь, при­ча­щаться и испо­ве­до­ваться, начи­нает вме­ши­ваться в их личную жизнь, то подоб­ное вме­ша­тель­ство может при­ве­сти к раз­ру­ше­нию семьи. Чрез­мер­ная настой­чи­вость свя­щен­ника и его завы­шен­ные тре­бо­ва­ния к при­хо­жа­нам нередко при­во­дят к тому, что люди поки­дают приход, а иногда и Цер­ковь вообще. Поэтому каждый при­ход­ской свя­щен­ник должен пом­нить, что его духов­ные чада и вся его паства – это сво­бод­ные люди, что Гос­подь даро­вал им жизнь и сво­боду рас­по­ря­жаться ею. Конечно, каж­дому при­хо­жа­нину нужен совет духов­ника, но не должно быть раб­ского бес­пре­ко­слов­ного под­чи­не­ния пас­тырю. При­хо­жане должны пом­нить, что ни одному духов­нику Цер­ковь не давала права отни­мать у них сво­боду, данную им Самим Гос­по­дом.

Неко­то­рые духов­ники объ­яв­ляют неза­кон­ным граж­дан­ский брак или тре­буют рас­тор­же­ния брака между супру­гами, про­жив­шими много лет вместе, но в силу тех или иных обсто­я­тельств не совер­шив­шими вен­ча­ние в храме. Слу­ча­ется, что духов­ник наста­и­вает на рас­тор­же­нии брака между супру­гами, когда один из супру­гов не при­над­ле­жит к пра­во­слав­ной вере.

Без­условно, Цер­ковь счи­тает, что цер­ков­ное бла­го­сло­ве­ние на брак чрез­вы­чайно важно. Но нельзя не учи­ты­вать, что суще­ствуют ситу­а­ции, в кото­рых это бла­го­сло­ве­ние невоз­можно – когда, напри­мер, один из супру­гов не при­над­ле­жит к хри­сти­ан­ской вере или же при­над­ле­жит к ней фор­мально. Бывает, что духов­ник (осо­бенно это харак­терно для мона­ше­ству­ю­щих) в том случае, если супруги не могли освя­тить свои отно­ше­ния вен­ча­нием, тре­бует рас­тор­же­ния брака. В резуль­тате рас­тор­га­ются браки людей, про­жив­ших в мире и согла­сии не один год, а то и не одно деся­ти­ле­тие.

Бывает, что духов­ники скло­няют своих духов­ных чад к при­ня­тию мона­ше­ства вопреки их воле, отго­ва­ри­вают их от вступ­ле­ния в брак.

Иные мона­ше­ству­ю­щие духов­ники, – гово­рится в доку­менте, – запре­щают своим духов­ным чадам вступ­ле­ние в брак и при­нуж­дают их к при­ня­тию мона­ше­ства на том осно­ва­нии, что мона­ше­ство якобы выше брака.

Здесь нужно учи­ты­вать, что, как гово­рит святой Иоанн Лествич­ник, «ангелы явля­ются при­ме­ром для мона­ше­ству­ю­щих, а мона­ше­ский образ жизни должен быть образ­цом для мирян». Но это вовсе не озна­чает, что монахи по своему образу жизни выше мирян. И путь брака, и путь без­бра­чия рав­но­честны в очах Божиих. Можно состо­ять в браке и при этом быть мона­хом по духу и по своему внут­рен­нему устро­е­нию. Но можно, будучи мона­хом, быть неце­ло­муд­рен­ным и нару­шать осно­во­по­ла­га­ю­щие запо­веди. И в том, и в другом состо­я­нии – и в браке, и в мона­ше­стве – можно достичь духов­ной высоты и свя­то­сти. И среди святых, почи­та­е­мых нашей Цер­ко­вью, есть немало мона­хов, но есть и те, что состо­яли в браке.

Неко­то­рые пас­тыри-духов­ники, – гово­рится в доку­менте, – не допус­кают к При­ча­стию лиц, живу­щих в «невен­чан­ном» браке, отож­деств­ляя тако­вой брак с блудом; запре­щают своим духов­ным чадам вступ­ле­ние во второй брак на том осно­ва­нии, что второй брак якобы осуж­да­ется Цер­ко­вью; запре­щают супру­же­ским парам развод в том случае, когда в силу тех или иных обсто­я­тельств семей­ная жизнь ста­но­вится для супру­гов невоз­мож­ной.

Слу­ча­ется, что люди всту­пили в брак, но по каким-то при­чи­нам их союз де-факто рас­пался, уже не суще­ствует. В подоб­ных слу­чаях неко­то­рые духов­ники гово­рят, что, коль скоро этот брак был вен­чан­ным, рас­торг­нуть его нельзя. Такие пас­тыри забы­вают, что, помимо вен­ча­ния, суще­ствует еще и реаль­ность семей­ной жизни. Если, напри­мер, муж пьет, изби­вает жену и детей, то в такой семье от пол­но­цен­ного хри­сти­ан­ского брака мало что оста­ется. Бывает, что развод – един­ствен­ный выход из ситу­а­ции. И если свя­щен­ник не бла­го­слов­ляет такое реше­ние только на том осно­ва­нии, что супруги в свое время обвен­ча­лись, это серьез­ная ошибка.

Пре­по­доб­ный Герман Аляс­кин­ский, один из выда­ю­щихся духов­ных руко­во­ди­те­лей своего вре­мени, окорм­ляв­ший корен­ных жите­лей Аляски, нередко сове­то­вал супру­гам, у кото­рых скла­ды­ва­лись непре­одо­ли­мые труд­но­сти в семей­ной жизни, раз­ве­стись или рас­статься на неко­то­рое время. Когда его спра­ши­вали, почему он дает такой совет, он отве­чал: «Лучше, чтобы они раз­ве­лись, чем чтобы друг друга убили». Нередко в семьях наших веру­ю­щих воз­ни­кают такие ситу­а­ции, когда супруги нахо­дятся на грани не только пол­ного раз­рыва, но и физи­че­ского наси­лия и даже смер­то­убий­ства. К сожа­ле­нию, далеко не все пас­тыри, осо­бенно из мона­ше­ству­ю­щих, спо­собны глу­боко понять пере­жи­ва­ния своих духов­ных чад, нахо­дя­щихся в подоб­ной ситу­а­ции, и трезво и разумно оце­нить про­ис­хо­дя­щее.

Имеют место случаи, когда пас­тырь «не бла­го­слов­ляет» тому или иному из своих при­хо­жан жениться или выйти замуж по любви, но пред­ла­гает «по послу­ша­нию» всту­пить в брак с лицом, реко­мен­до­ван­ным самим пас­ты­рем.

Это еще одно из гру­бей­ших нару­ше­ний в духов­ни­че­ской прак­тике. Выбор супруга или супруги – личное дело каж­дого чело­века. Пас­тырь может лишь дать дели­кат­ный, трез­вый и цело­муд­рен­ный совет. Он может бла­го­сло­вить людей на брак, но не в праве рас­по­ря­жаться их судь­бами. Известны случаи, когда пас­тырь зани­ма­ется свод­ни­че­ством: скло­няет своих духов­ных чад к браку с тем или иным лицом. Как пра­вило, такие браки, совер­шен­ные по послу­ша­нию духов­нику, ока­зы­ва­ются непроч­ными, так как любви между супру­гами не воз­ни­кает. Кон­ча­ется все в одних слу­чаях раз­во­дом, в других – раз­ры­вом с духов­ни­ком, в‑третьих – раз­ры­вом с Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью. Подоб­ные вещи нико­гда не про­хо­дят без­бо­лез­ненно.

Имеют место случаи, когда пас­тырь запре­щает пасо­мым обра­щаться за меди­цин­ской помо­щью, пре­пят­ствует испол­не­нию пасо­мыми своих граж­дан­ских обя­зан­но­стей.

К сожа­ле­нию, есть такие пас­тыри, кото­рые гово­рят боль­ным, что обра­щаться к врачам не нужно, а нужно воз­ло­жить все упо­ва­ние на Бога. Это ложный подход. Бог создал врачей для того, чтобы мы к ним обра­ща­лись и у них лечи­лись. Странно, когда свя­щен­ник гово­рит, что, забо­лев, чело­век должен пола­гаться только на Бога. Ведь если кому-то нужно куда-то ехать, он не стоит в ожи­да­нии, пока Бог его туда пере­не­сет, но садится в авто­бус и едет. Если же чело­век забо­лел, почему он должен ждать, пока Бог пошлет ему какую-то особую форму исце­ле­ния? Он должен поза­бо­титься об исце­ле­нии сам: и не только помо­литься тем угод­ни­кам Божиим, кото­рые в этом помо­гают, напри­мер, свя­тому вели­ко­му­че­нику Пан­те­ле­и­мону, но также и обра­титься к врачу. Если же духов­ник запре­щает вра­чеб­ную помощь, то это лже-духов­ник, лже-пас­тырь.

Неко­то­рые пас­тыри навя­зы­вают пасо­мым те или иные поли­ти­че­ские взгляды.

В совре­мен­ном мире, когда не только миряне, но и многие свя­щен­но­слу­жи­тели раз­де­ли­лись на либе­ра­лов, демо­кра­тов, кон­сер­ва­то­ров и т. д., есть свя­щен­ники, под­дер­жи­ва­ю­щие на выбо­рах демо­кра­ти­че­ских кан­ди­да­тов, есть под­дер­жи­ва­ю­щие ком­му­ни­сти­че­ских. Без­условно, каждый свя­щен­но­слу­жи­тель имеет право при­дер­жи­ваться тех или иных поли­ти­че­ских взгля­дов и сим­па­ти­зи­ро­вать тем или иным поли­ти­че­ским дея­те­лям. Но если какие-либо поли­ти­че­ские взгляды навя­зы­ва­ются духов­ным чадам, а тем более про­по­ве­ду­ются с цер­ков­ного амвона, то это гру­бей­шее пося­га­тель­ство на личную сво­боду хри­сти­а­нина. Пра­во­слав­ные хри­сти­ане, члены того или иного при­хода, имеют право испо­ве­до­вать разные поли­ти­че­ские взгляды. И цер­ковь – не место, где люди, при­ходя, должны слу­шать то же, что они слышат с экра­нов теле­ви­зо­ров – пред­вы­бор­ную аги­та­цию или поли­ти­че­ские лозунги. Храм – место, где люди должны слы­шать о Христе и о жизни во Христе.

Иные духов­ники счи­тают учебу в свет­ских учеб­ных заве­де­ниях «ненуж­ной» или вред­ной для спа­се­ния.

В цер­ков­ной среде порой при­сут­ствует страх перед уче­но­стью, недо­ве­рие к ней. Есть пас­тыри, кото­рые утвер­ждают, что учиться не нужно, что спа­саться нужно «в про­стоте», что учение при­во­дит к гор­дыне и т. п. Такой подход глу­боко оши­бо­чен. Мы знаем, что среди Отцов Церкви было немало людей ученых. Вспом­ним, напри­мер, Гри­го­рия Бого­слова, Васи­лия Вели­кого, Иоанна Зла­то­уста: они не только не чуж­да­лись уче­но­сти, но потра­тили много лет на изу­че­ние свет­ских наук, чтобы потом при­не­сти свои знания Церкви. Как пра­вило, мнение о том, что учеба не нужна, исхо­дит от людей мало­об­ра­зо­ван­ных, неда­ле­ких, и при­слу­ши­ваться к ним не сле­дует. В опре­де­ле­нии Свя­щен­ного Синода гово­рится, что

подоб­ные тре­бо­ва­ния не только нару­шают право каж­дого хри­сти­а­нина на при­ня­тие само­сто­я­тель­ных реше­ний, но и входят в про­ти­во­ре­чие с дей­ству­ю­щим зако­но­да­тель­ством.

Уча­сти­лись случаи созда­ния теми или иными пас­ты­рями таких цер­ков­ных общин, в кото­рых жизнь стро­ится на авто­ри­тете самого пас­тыря, под­креп­ля­е­мом нега­тив­ным отно­ше­нием к цер­ков­ному свя­щен­но­на­ча­лию, а также к другим пас­ты­рям и при­ход­ским общи­нам. Тако­вые пас­тыри забыли о том, что их задача – вести людей к Богу, а не груп­пи­ро­вать при­хо­жан вокруг самих себя. В подоб­ного рода при­хо­дах созда­ется атмо­сфера соб­ствен­ной исклю­чи­тель­но­сти, несов­ме­сти­мая с духом собор­но­сти, на кото­рой зиждется Пра­во­слав­ная Цер­ковь.

Сего­дня суще­ствует немало при­хо­дов, где все стро­ится на авто­ри­тете, а порой даже на культе лич­но­сти пас­тыря, искус­ственно созда­ва­е­мом самим пас­ты­рем. В таких при­хо­дах царит атмо­сфера созна­ния соб­ствен­ной исклю­чи­тель­но­сти, чело­веку со сто­роны туда войти очень трудно, на него смот­рят как на чужака. Здесь куль­ти­ви­ру­ется недо­ве­рие к другим при­хо­дам: веру­ю­щим гово­рят, что в ту или иную цер­ковь ходить нельзя, потому что там все не так – напри­мер, слиш­ком либе­рально, или, наобо­рот, слиш­ком кон­сер­ва­тивно. При­ходы, где созда­ется такая атмо­сфера, похожи на секты. При­хо­жане, фана­тично пре­дан­ные своему пас­тырю, не слышат ничего, кроме того, что этот свя­щен­ник им вну­шает. Они не спо­собны кри­ти­че­ски оце­нить его слова, все при­ни­мают на веру. Любое слово, исхо­дя­щее из его уст, они вос­при­ни­мают как истину в послед­ней инстан­ции. В таких при­хо­дах про­ис­хо­дит духов­ное ослеп­ле­ние людей. Это, конечно, очень опас­ный путь.

Что же поста­но­вил Свя­щен­ный Синод отно­си­тельно пере­чис­лен­ных нару­ше­ний норм и правил Церкви неко­то­рыми свя­щен­но­слу­жи­те­лями, несу­щими духов­ни­че­ское слу­же­ние?

1. Имея в виду уча­стив­ши­еся жалобы мирян на кано­ни­че­ски неоправ­дан­ные дей­ствия отдель­ных пас­ты­рей, ука­зать свя­щен­ни­кам, несу­щим духов­ни­че­ское слу­же­ние, на недо­пу­сти­мость при­нуж­де­ния или скло­не­ния пасо­мых вопреки их воле к сле­ду­ю­щим дей­ствиям и реше­ниям: при­ня­тию мона­ше­ства; несе­нию какого-либо цер­ков­ного послу­ша­ния; вне­се­нию каких-либо пожерт­во­ва­ний; вступ­ле­нию в брак; раз­воду или отказу от вступ­ле­ния в брак, за исклю­че­нием слу­чаев, когда брак невоз­мо­жен по кано­ни­че­ским при­чи­нам; отказу от супру­же­ской жизни в браке; отказу от воин­ского слу­же­ния; отказу от уча­стия в выбо­рах или от испол­не­ния иных граж­дан­ских обя­зан­но­стей; отказу от полу­че­ния меди­цин­ской помощи; отказу от полу­че­ния обра­зо­ва­ния; тру­до­устрой­ству или пере­мене места работы; изме­не­нию место­жи­тель­ства.

Имеют место случаи, когда духов­ник, зло­упо­треб­ляя своей вла­стью над пасо­мыми, тре­бует, напри­мер, чтобы они вно­сили в каче­стве пожерт­во­ва­ний боль­шие суммы или пере­пи­сы­вали свое иму­ще­ство на цер­ковь, а то и на самого духов­ника. Такие тре­бо­ва­ния харак­терны для тота­ли­тар­ных сект, но абсо­лютно непри­ем­лемы в Пра­во­слав­ной Церкви.

Бывает, что пас­тырь тре­бует от супру­гов, чтобы они пол­но­стью воз­дер­жи­ва­лись от брач­ного обще­ния, говоря, что брак суще­ствует лишь ради дето­рож­де­ния, и если супруги не хотят иметь детей или если у них уже есть дети, а больше они вос­пи­тать не могут, то они должны вообще отка­заться от супру­же­ской жизни. Это ложная, анти­пра­во­слав­ная пози­ция. Согласно свя­то­оте­че­скому учению, брак суще­ствует ради любви между мужем и женой, и эта любовь про­яв­ля­ется в брач­ном обще­нии. Поэтому отказ от супру­же­ской жизни в браке, за исклю­че­нием особо назна­чен­ных для этого Цер­ко­вью пост­ных дней, когда тре­бу­ется полное воз­дер­жа­ние, не может быть оправ­дан. По край­ней мере, такого ни в коем случае нельзя тре­бо­вать от при­хо­жан.

2. Напом­нить всем пас­ты­рям Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, несу­щим духов­ни­че­ское слу­же­ние, о необ­хо­ди­мо­сти в духов­ни­че­ской прак­тике строго сле­до­вать букве и духу Свя­щен­ного Писа­ния и Свя­щен­ного Пре­да­ния Пра­во­слав­ной Церкви, заве­там Святых Отцов и кано­ни­че­ским уста­нов­ле­ниям, а также недо­пу­сти­мо­сти для пра­во­слав­ных пас­ты­рей вво­дить в духов­ни­че­скую прак­тику какие-либо нрав­ствен­ные и иные тре­бо­ва­ния, выхо­дя­щие за рамки пред­пи­сан­ного озна­чен­ными уста­нов­ле­ни­ями и, по слову Спа­си­теля, «нала­гать на людей бре­мена неудо­бо­но­си­мые» (См.: Лк. 11:46).

Есть пас­тыри, кото­рые воз­ла­гают на своих при­хо­жан слиш­ком тяже­лое бремя аске­ти­че­ских подви­гов, требуя, напри­мер, от детей в воз­расте 4–5 лет строго соблю­дать посты. Нередко свя­щен­ники тре­буют, чтобы при­хо­жане по многу дней пости­лись перед при­ня­тием Святых Хри­сто­вых Таин, хотя сами свя­щен­ники перед При­ча­стием не постятся. Все это наво­дит на мысль о тех фари­сеях и книж­ни­ках времен Иисуса Христа, кото­рые на людей воз­ла­гали «бре­мена неудо­бо­но­си­мые», а сами не хотели и «пер­стом двиг­нути», чтобы эти тяже­лые бре­мена нести.

3. Напом­нить всем пас­ты­рям-духов­ни­кам о том, что они при­званы помо­гать своим пасо­мым сове­том и любо­вью, не нару­шая при этом бого­дан­ную сво­боду каж­дого хри­сти­а­нина. Под­черк­нуть, что бес­пре­ко­слов­ное послу­ша­ние, на кото­ром осно­вы­ва­ется отно­ше­ние послуш­ника к старцу в мона­сты­рях, не может в полной мере при­ме­няться в при­ход­ской прак­тике во вза­и­мо­от­но­ше­ниях между свя­щен­ни­ком и его паст­вой. Особо ука­зать на недо­пу­сти­мость для пас­ты­рей вме­ши­ваться в вопросы, свя­зан­ные с выбо­ром жениха или неве­сты кем-либо из их пасо­мых, за исклю­че­нием слу­чаев, когда пасо­мые просят кон­крет­ного совета.

4. Под­черк­нуть недо­пу­сти­мость нега­тив­ного или высо­ко­мер­ного отно­ше­ния к браку, напом­нив всем свя­щен­но­слу­жи­те­лям пра­вило 1‑е Ган­гр­ского Собора: «Аще кто пори­цает брак и женою верною и бла­го­че­сти­вою, с мужем своим сово­куп­ля­ю­ще­юся, гну­ша­ется, или пори­цает оную, яко не могу­щую внити в Цар­ствие, да будет под клят­вою». Особо под­черк­нуть, что при­ня­тие мона­ше­ства явля­ется делом лич­ного выбора хри­сти­а­нина и не может совер­шиться «по послу­ша­нию» тому или иному духов­нику.

Мне известны случаи, когда моло­дые люди были при­нуж­да­емы к при­ня­тию мона­ше­ства своим духов­ни­ком, когда духов­ник изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год внушал этим людям, что мона­ше­ский путь – един­ственно достой­ный, веду­щий в Цар­ство Небес­ное. Мне также изве­стен случай, когда чело­век, решив­ший всту­пить в брак, пришел вместе с неве­стой к духов­нику за бла­го­сло­ве­нием на брак, а духов­ник стал убеж­дать обоих, что им нужно при­нять мона­ше­ство. Нередко, приняв мона­ше­ство под дав­ле­нием духов­ника, люди вскоре начи­нают пони­мать, что это не их при­зва­ние, и либо остав­ляют мона­ше­ство, либо вообще уходят из Церкви. Чело­век, всту­пив­ший не на свой путь, на этом пути долго удер­жаться не сможет, рано или поздно он все равно с него сойдет. Таких людей – бывших мона­хов – сего­дня немало. И во многих слу­чаях это свя­зано с непра­виль­ным духов­ным руко­вод­ством.

5. Напом­нить мона­ше­ству­ю­щим о недо­пу­сти­мо­сти, согласно пра­вилу 21-му Ган­гр­ского Собора, «при­ни­мать подвиж­ни­че­ство в повод гор­до­сти», «пре­воз­но­ситься над живу­щими просто» (то есть состо­я­щими в браке) и «вопреки Писа­ниям и цер­ков­ным пра­ви­лам вво­дить ново­сти». Пра­вило 10‑е того же Собора гласит: «Аще кто из дев­ству­ю­щих ради Гос­пода будет пре­воз­но­си­тися над бра­ко­со­че­тав­ши­мися, да будет под клят­вою».

6. Наста­и­вая на необ­хо­ди­мо­сти цер­ков­ного брака, напом­нить пас­ты­рям о том, что Пра­во­слав­ная Цер­ковь с ува­же­нием отно­сится к граж­дан­скому браку, а также к такому браку, в кото­ром лишь одна из сторон при­над­ле­жит к пра­во­слав­ной вере, в соот­вет­ствии со сло­вами свя­того апо­стола Павла: «Неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ется женою веру­ю­щею, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ется мужем веру­ю­щим» (1Кор. 7:14).

Среди свя­щен­ни­ков встре­ча­ются те, кто отож­деств­ляет граж­дан­ский брак с блудом. Такие духов­ники тре­буют от людей, состо­я­щих в граж­дан­ском невен­чан­ном браке, либо повен­чаться, либо рас­торг­нуть брак. Это невер­ная пози­ция. Граж­дан­ский брак Цер­ко­вью при­зна­ется, Цер­ковь отно­сится к нему с ува­же­нием. В первые века хри­сти­ан­ства вен­ча­ния вообще не суще­ство­вало; был только граж­дан­ский брак. Спе­ци­аль­ные цер­ков­ные обряды, свя­зан­ные с бла­го­сло­ве­нием бра­чу­ю­щихся, появи­лись гораздо позже. Конечно, Цер­ковь при­зы­вает веру­ю­щих вен­чаться в храме, но в тех слу­чаях, когда это невоз­можно, свя­щен­ник никоим обра­зом не должен наста­и­вать на вен­ча­нии. Немало слу­чаев, когда, напри­мер, жен­щина глу­боко веру­ю­щая живет с мужем неве­ру­ю­щим, ате­и­стом, и он вен­чаться, есте­ственно, не согла­ша­ется. Она при­хо­дит к свя­щен­нику на испо­ведь, хочет при­ча­ститься, но свя­щен­ник к При­ча­стию ее не допус­кает, говоря, что она живет в блуде. Такая пози­ция пас­тыря – не просто нару­ше­ние духов­ни­че­ской прак­тики, но и кано­ни­че­ское пре­ступ­ле­ние.

7. Напом­нить пас­ты­рям о том, что в своем отно­ше­нии ко вто­рому браку Пра­во­слав­ная Цер­ковь руко­вод­ству­ется сло­вами апо­стола Павла: «Соеди­нен ли ты с женою? не ищи раз­вода. Остался ли без жены? не ищи жены. Впро­чем, если и женишься, не согре­шишь; и если девица выйдет замуж, не согре­шит… Жена свя­зана зако­ном, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, сво­бодна выйти, за кого хочет, только в Гос­поде» (1Кор. 7:27–28,39).

Среди свя­щен­ни­ков есть и те, кто утвер­ждает, что Пра­во­слав­ная Цер­ковь не допус­кает вто­рого брака. Из слов апо­стола Павла мы видим, что это не так. Пра­во­слав­ная Цер­ковь наста­и­вает на един­ствен­но­сти брака, но в тех слу­чаях, когда первый брак фак­ти­че­ски уже не суще­ствует, в осо­бен­но­сти в случае смерти одного из супру­гов, Цер­ковь бла­го­слов­ляет и второй, а в особых слу­чаях даже третий брак, и в таком случае над бра­чу­ю­щи­мися совер­ша­ется вен­ча­ние.

8. Напом­нить пас­ты­рям о необ­хо­ди­мо­сти соблю­де­ния осо­бого цело­муд­рия и особой пас­тыр­ской осто­рож­но­сти при обсуж­де­нии с пасо­мыми вопро­сов, свя­зан­ных с теми или иными аспек­тами их семей­ной жизни.

Слу­ча­ется, что во время испо­веди свя­щен­ник начи­нает рас­спра­ши­вать при­хо­жа­нина или при­хо­жанку о раз­лич­ных дета­лях их супру­же­ской жизни. Подоб­ные рас­спросы могут стать для испо­ве­да­ю­ще­гося таким шоком, что потом он будет вообще бояться подойти к свя­щен­нику. Это гру­бей­шее, недо­пу­сти­мое нару­ше­ние со сто­роны духов­ника. Свя­щен­ник не должен рас­спра­ши­вать при­хо­жан об их брач­ном обще­нии, о раз­лич­ных аспек­тах и дета­лях их семей­ной жизни. Чело­век, при­шед­ший на испо­ведь, должен сам ска­зать о плот­ских грехах, если он их совер­шил, но со сто­роны свя­щен­ника в высшей сте­пени неце­ло­муд­ренно зада­вать вопросы о каких бы то ни было подроб­но­стях, кото­рые испо­ве­ду­ю­щийся не назвал и не рас­крыл.

Более того, бывают случаи, когда свя­щен­ник начи­нает сам спра­ши­вать, не делал ли чело­век того-то и того-то. Мне изве­стен случай, когда юноша, цело­муд­рен­ный, не знав­ший физи­че­ской бли­зо­сти с жен­щи­нами, пришел на испо­ведь, а духов­ник поста­вил перед ним вопрос, что назы­ва­ется, ребром: «Сколько баб у тебя было?» – на что изум­лен­ный и потря­сен­ный моло­дой чело­век отве­тил: «У меня не было баб». Однако свя­щен­ник наста­и­вал: «Не ври, говори правду: сколько было – три, пять, семь?» Такое отно­ше­ние – просто кощун­ство, пре­ступ­ле­ние со сто­роны духов­ника. Если вам попался такой духов­ник, такой свя­щен­ник, бегите от него, как от огня.

9. Особо ука­зать на недо­пу­сти­мость для пас­ты­рей созда­ния вокруг себя таких общин, в кото­рых имеет место оппо­зи­ци­он­ное и кри­ти­че­ское отно­ше­ние как к выс­шему цер­ков­ному руко­вод­ству, так и к другим пас­ты­рям и при­ход­ским общи­нам.

Это не озна­чает, что все дей­ствия цер­ков­ной власти вообще нико­гда не могут быть под­верг­нуты кри­ти­че­ской оценке. Но в при­хо­дах не должна созда­ваться атмо­сфера, при кото­рой свя­щен­ник про­ти­во­по­став­ляет себя епи­скопу, настра­и­вает при­хо­жан против него и против высшей цер­ков­ной власти. Это недо­пу­стимо по многим при­чи­нам. Даже если епи­скоп недо­стой­ный или не вполне соот­вет­ствует тре­бо­ва­ниям, предъ­яв­ля­е­мым к нему его высо­ким саном, свя­щен­ник не должен настра­и­вать паству против него. Дело в том, что свя­щен­ник, согласно суще­ству­ю­щей цер­ков­ной струк­туре, явля­ется прежде всего деле­га­том, пред­ста­ви­те­лем своего епи­скопа. Когда в храме служит епи­скоп, свя­щен­ник, про­из­нося: «Мир всем», – не бла­го­слов­ляет людей крест­ным зна­ме­нием, потому что в данном случае это пре­ро­га­тива епи­скопа: именно он, а не свя­щен­ник явля­ется совер­ши­те­лем службы, свя­щен­ник же в данном случае – только его помощ­ник. В древ­ней Церкви во главе каждой цер­ков­ной общины стоял епи­скоп, и только когда общины умно­жи­лись, епи­скопы стали посы­лать свя­щен­ни­ков как своих деле­га­тов. И свя­щен­ник не должен дей­ство­вать против своего епи­скопа, так же как посол какой-либо страны не может дей­ство­вать против своей страны, в про­тив­ном случае он должен отка­заться от роли посла и пре­вра­титься в дис­си­дента.

10. Под­черк­нуть недо­пу­сти­мость исполь­зо­ва­ния цер­ков­ного амвона для про­по­веди тех или иных поли­ти­че­ских взгля­дов.

11. При­звать епар­хи­аль­ных Прео­свя­щен­ных обра­тить особое вни­ма­ние на то, как пас­ты­рями вве­рен­ных им епар­хий осу­ществ­ля­ется духов­ное окорм­ле­ние паствы. Уси­лить надзор за стро­гим соблю­де­нием пас­ты­рями уста­нов­ле­ний и норм Пра­во­слав­ной Церкви, каса­ю­щихся раз­лич­ных аспек­тов духов­ни­че­ской прак­тики.

12. При­звать веру­ю­щих Пра­во­слав­ной Церкви обра­щаться к своему пра­вя­щему архи­ерею во всех слу­чаях, когда пас­тырь-духов­ник пре­вы­сил данную ему Богом власть «вязать и решить». Напом­нить пра­во­слав­ной пастве о том, что советы духов­ника не должны про­ти­во­ре­чить Свя­щен­ному Писа­нию, Свя­щен­ному Пре­да­нию, учению Святых Отцов и кано­ни­че­ским уста­нов­ле­ниям Пра­во­слав­ной Церкви; в случае же рас­хож­де­ния тако­вых сове­тов с ука­зан­ными уста­нов­ле­ни­ями пред­по­чте­ние должно отда­ваться послед­ним. В связи с этим обра­тить вни­ма­ние на слова пре­по­доб­ного Симеона Нового Бого­слова о том, как должны стро­иться отно­ше­ния между духов­ным чадом и духов­ни­ком: «Молит­вами и сле­зами умоли Бога послать тебе бес­страст­ного и свя­того руко­во­ди­теля. Также и сам иссле­дуй Боже­ствен­ные Писа­ния, осо­бенно же прак­ти­че­ские сочи­не­ния Святых Отцов, чтобы, срав­ни­вая с ними то, чему учит тебя учи­тель и пред­сто­я­тель, ты смог видеть это, как в зер­кале, и сопо­став­лять, и соглас­ное с Боже­ствен­ными Писа­ни­ями при­ни­мать внутрь и удер­жи­вать в мысли, а ложное и чуждое выяв­лять и отбра­сы­вать, чтобы не пре­льститься. Ибо знай, что много в эти дни стало пре­льсти­те­лей и лже­учи­те­лей».

Как известно, пре­по­доб­ный Симеон Новый Бого­слов в моло­до­сти нахо­дился в полном и бес­пре­ко­слов­ном послу­ша­нии у старца, пре­по­доб­ного Симеона Бла­го­го­вей­ного. Своего старца Симеон Новый Бого­слов еще при жизни почи­тал как свя­того: цело­вал место, на кото­ром старец стоял, каждое слово старца вос­при­ни­мал как идущее от Бога. Но все это про­ис­хо­дило в усло­виях мона­стыря, где послуш­ник доб­ро­вольно под­чи­ня­ется старцу. Рас­смат­ри­вая же ситу­а­цию, кото­рая суще­ствует на при­хо­дах, пре­по­доб­ный Симеон дает очень мудрый и очень трез­вый совет. Он гово­рит, что мы должны молить Бога, чтобы Он послал нам насто­я­щего духов­ного руко­во­ди­теля, но даже и найдя тако­вого, мы не должны без­думно и слепо слу­шать и испол­нять все, что он нам гово­рит. То, что гово­рит нам духов­ник, это совет, кото­рый мы можем при­нять или не при­нять. Более того, советы духов­ника сле­дует све­рять со Свя­щен­ным Писа­нием, с тво­ре­ни­ями Святых Отцов, и если мы заме­чаем, что в дей­ствиях или словах духов­ника есть что-то про­ти­во­ре­ча­щее свя­то­оте­че­скому учению, мы должны отда­вать пред­по­чте­ние Святым Отцам.

В XI веке Симеон Новый Бого­слов гово­рил о том, что много в его время яви­лось пре­льсти­те­лей и лже­учи­те­лей. В наш век тако­вых намного больше. В то же время наш век дал немало достой­ных пас­ты­рей, кото­рые опытно прошли путем духов­ной жизни, кото­рые сами были выда­ю­щи­мися духов­ни­ками, и на их учении мы должны стро­ить свою жизнь. Слава Богу, если нам посчаст­ли­ви­лось найти достой­ного духов­ного руко­во­ди­теля. Ему можно верить, его можно слу­шаться, но даже и его советы сле­дует све­рять с тво­ре­ни­ями Отцов. Если же такого руко­во­ди­теля найти не уда­ется, тогда пусть тво­ре­ния Святых Отцов будут нашим еже­днев­ным духов­ным руко­вод­ством.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки