профессор Павел Александрович Юнгеров

Книга Притчей Соломоновых. Опыт переложения на русский язык

Опыт переложения на русский язык священных книг Ветхого Завета проф. П.А. Юнгерова (с греческого текста LXX).

Глава 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Введение

Предлагаемый текст книги Притчей содержит в первом (славянском) столбце общепринятое издание славянской Библии (Спб. 1900 г.), во втором новый русский перевод, сделанный с греческого текста перевода LXX толковников, при сопоставлении его с славянским переводом и в полное соответствие последнему. Таких переводов в русской литературе на книгу Притчей еще нет1. – Перевод составлен с текста LXX и согласован с славянским переводом. В виду такой задачи, из списков LXX положен в основу его александрийский кодекс2, так как славянский перевод составляет буквальную с него копию, с весьма редкими (во всей книге слов 40) уклонениями к ватиканскому кодексу. При переводе имелось целию дать читателям как точный, так и ясный текст книги. Поэтому следили за близостию к греческому тексту, а вместе и за удобопонятностию перевода в русском изложении речи. Где эти обе цели согласовать представлялось невозможным, там в подстрочном примечании помещался буквальный перевод с соответственной оговоркой. Где славянския слова казались ясными и употребительными в современной русской богословской литературе, там и в русском переводе они оставлялись. Где славянский текст заключает дополнения против известных ныне3 греческих списков перевода LXX, там помещались соответственные им примечания. Таким же образом отмечалось и пояснялось уклонение славянского перевода от александрийского кодекса к другим чтениям. – Но нужно заметить, что подобных уклонений весьма немного: на всю книгу едвали до 40 слов найдется. А чтений славянского перевода вполне добавочных к существующим (у Гольмеза) греческим чтениям не более 15 наберется на всю книгу Притчей (3, 4; 6, 2. 21. 25; 11, 26; 19, 3; 22, 12. 16; 23, 13; 30, 19; 31, 8, всего 11) и почти все они в слав. переводе оскоблены. Очевидно, с этой стороны, слав. перевод подвергался уже весьма тщательной проверке. И если-бы в славянском переводе других ветхозаветных книг также мало было «уклонений», тогда можно бы было вполне спокойно считать его копиею греческого текста.

Но оттеняя точность славянского перевода в сопоставлении его с греческим текстом и точность собственного предлагаемого русского перевода в отношении к славянскому, не можем умолчать о некоторых своих невольных уклонениях от славянского перевода. Так, слово πανοῦργος имеет в греческом словоупотреблении нередко значение хитрый, и в этом значении почти постоянно переводится в славянском переводе. Но тоже слово (собственно главное значение: способный, ловкий, – на хорошее и дурное, если на хорошее, то: благоразумный, смышленый, и пр., если на дурное, то: хитрый, коварный, и т. п.) означает и человека благоразумного, и в этом смысле однажды (в 13, 1) переведено и в слав. переводе: благоразумный, а однажды: худог (22, 3). Но контекст очень часто побуждал нас и в других местах делать подобный же перевод с отступлением от славянского (1, 4; 2, 3. 10; 7, 22; 11, 9; 12, 16; 14, 8. 16; 15, 5. 7; 12, 16; 19, 25; 22, 3; 27, 12; 28, 3), а слово πανουργία в 1, 4 перевели: прозорливость.

Затем: ἀίσθησις – почти постоянно в слав. переводится: чувство, но по контексту оно может означать: знание, ведение, и в этом значении переводится дважды в слав. переводе (8, 10; 13, 17), а нами много раз (1, 4; 2, 3. 10; 7, 22; 11, 9; 12, 1; 14, 6. 7. 18; 15, 7. 14; 18, 15; 19, 25; 23, 12; 24, 4).

Слово: ψυχὴ – по слав. почти постоянно переводится: душа, но, как и еврейския ему соответствующия, нередко может быть с полным правом переводимо на наши языки и другими синонимичными значениями, напр. жизнь (1, 19; 12, 10. 13; 13, 8; 20, 2; 29, 10), здоровье (27, 23), и т. п.

Много труда доставил перевод почти однозначущих слов и обычно в одном стихе встречающихся: στόμα и χείλη. По слав. они переводятся: уста и устне, по русски второе слово неупотребительно, а соответственное ему: губы, для библейского языка не благозвучно, также и: рот. Принуждены были для благозвучия заменять словами: язык, и даже: речь, слово, и т. п. (напр. 4, 24; 6, 2; 18, 6. 7. 20). Неизбежна была иногда, соответственно русскому словоупотреблению, замена временных форм глоголов и числ существительных одних другими. Знакомые с еврейским библейским языком хорошо знают неопределенность значения еврейских перфектов и имперфектов. Она перешла и к LXX толковникам и в слав. перевод. Устранять повсюду ее мы не имели права, а уклонения, где неизбежно, допускали. Также и в числах: некоторые существительные по гречески свободно могут употребляться в единств. и множ. числах, а по русски нет, и на оборот. И тут уклонение неизбежно (напр. 2, 1 – слова; 8, 36 – душа, 28, 27 – глаз, 18, 15 – ухо, 31, 6–7 – болезнь; 31, 10 – камень, и др.).

Слово υιὸς, неточно соответствующее еврейскому בני (сын мой) и не совсем благозвучное (в зват. пад.) по русски, переводили: сыне, или: сын мой.

Таковы главные и, можно сказать невольные и неизбежныя, отступления наши от славянского перевода. Другия единичные отступления в большинстве снабжены подстрочными примечаниями.

Настоящее издание имеет целию дать русским читателям среднего и низшого образования пособие к пониманию церковно-славянской Библии, в употребительной за православным богослужением4 книге Притчей. Поэтому где и в русском переводе, по мнению переводчика, оставались неясные для таких читателей изречения, они кратко пояснялись в примечаниях. Во всех исчисленных примечаниях – текстуальных и экзегетических – в научные подробные детали никогда автор не входил, так как это отвлекло бы его от главной цели издания – популярного труда. Тогда довелось бы удесятерить величину книги. Тем более не входили в оценку чтений греческого и еврейского текста. Эта работа была бы безпредельна5. Но чтениями русского Синодального перевода, когда они согласны с греческим текстом, автор пользовался, часто как уже «авторизованным», нередко изящным и точным по изложению и привычным для читателей. Также, для пояснения читателям помещается и пред каждою главою краткое изложение ея содержания с некоторым пояснением основной мысли главы и ея контекста. – В извинение возможных и легко замечаемых недостатков в переводе и пояснениях, считаем нужным оговориться, что пособиями обладали мы очень скудными. Переводов на русский язык с LXX нет, на другие языки только нашли на латинский в полиглотте Вальтона и в оффициальном католическом издании: Διαθήκη παλαιὰ κατὰ τούς ἐβδομήκοντα ἐκδοθεῖσα δί ἀυθεντείας ξύστου έ. Ακροῦ ὀρχιερέως. Paris. 1628 г. В последнем встречаются обширные критическия замечания и схолии Нобилия. Италийского перевода почти не сохранилось, вульгата и все новые переводы составлены с еврейского текста. Толкования по переводу LXX нет; у отцев Церкви не было их, из позднейших – у Олимпиодора и Прокопия Газского очень немного отрывков6 сохранилось. Только на русском языке есть объяснение Преосв. Виссариона на паримийные чтения книги7. Оно служило нам пособием, но, конечно, не на всю книгу, так как более 1/3 части книги в паремиях не читается. В остальных случаях доводилось пользоваться лишь словарями, конкорданциями и т. п. элементарными пособиями.

Не скроем, в заключение своего введения, что настоящий труд вызван практическими соображениями. Таковы раздающияся в последние годы жалобы: то на недостатки славянского библейского перевода, то на непонятность православного русского богослужения. В предлагаемом труде даны ответы на обе жалобы: сличением дословным славянского перевода с греческим текстом показано полное их взаимное соотношение, русским переводом дано средство к пониманию библейских богослужебных чтений и вообще к пониманию православно-«церковной Библии». Мы были бы рады, если бы нашлись сотрудники, преемники, продолжатели и исправители начатого дела. Соединенными усилиями, может быть, Господь помог бы составить русский перевод с LXX всех ветхозаветных канонических книг и дать средство к пониманию славянской Библии. Уповаем, что это – пока лучший и наиболее безопасный путь к решению вопроса о славянском переводе. Частично «исправлять», в целях удобопонятности, славянский перевод заменою устаревших его слов и форм русскими, – трудно и не безспорно, есть опасность – создать пестроту – ни славянскую, ни русскую речь, одинаково всем читателям, и «церковным» – славянистам и «мирским» – литераторам, неприятную. Тут нужно весьма совершенное знание славянского языка, да и то к русским современным словам и формам славянский язык едва ли легко можно приблизить. А пусть славянский перевод пока остается (до соответственного о сем решения высшей церковной власти) неприкосновенным «памятником», а русский даст средство к его пониманию.

Само собою разумеется, что настоящим переводом не исключаются ученые работы ни по возстановлению оригинального текста LXX, ни по возстановлению древних Кирилло-Мефодиевских редакций славянского перевода, ни по исправлению в каком либо отношении славянского перевода, ни другия подобные ученые работы. Мы берем греко-славянский перевод в настоящем его виде и составляем к нему русский перевод. О других целях не заботимся и других работ и работников не унижаем. Здесь всем работникам дела масса. Пошли лишь Господи работников и даруй внимание к ним русскому народу!8.

* * *

1

И вообще с греческого текста пер. LXX переведена на русский язык одна лишь еще каноническая книга: Псалтирь. Остальные существуют в переводе с еврейского текста (данные на начало 1908 г. – прим. А. К.).

2

Преимущественно по изданию его у Фильда: Field. Vetus Testamentum Graece juxta LXX interpretes. Oxonii. 1859 г. Но сличали его с faximilë Baber. Testamentum Vetus e codice Alexandrino... 1816–1821 гг. и с Московским изданием: Τὰ Βιβλία... Μόσχα. 1821.

3

В этих случаях пользовались след. изданиями: Holmes. Testamentum Vetus Graecum cum variis lectionibus. Oxonii. 1798–1827 Tischendorf. Vetus Testamentum graece juxta LXX interpretes. Leipzig. 1887. Swete. The Old Testament in Greek according to the Septuagint. Cambridge. 1887–1894.

4

В великопостных служениях около 2/3 книги Притчей прочитывается на вечерни.

5

См. о сем монографию проф. А. Олесницкого. Книга Притчей и ея новейшие критики. Киев. 1884 г.

6

Поправляем допущенную, со слов Корнели, в Частном Введении (I, 358 стр.) ошибку, будто у Прокопия Газского «пространный комментарий сохранился» на книгу Притчей. Мы его не нашли. А у Миня нашли лишь странички две отрывков «фрагментов», коими мало могли попользоваться.

7

Еп. Виссарион. Толкование на паримии. 2 т. 1–234 стр. Спб. 1894 г.

8

Библиологических сведений о книге Притчей: ея происхождении, собрании, каноническом достоинстве и толковательной на нее литературе, не помещаем, так как они напечатаны нами в Частном Введении. Вып. 1. Казань, 1907 г. 343–357 стр.

Комментарии для сайта Cackle