Пост и его значение

архи­манд­рит Рафаил (Каре­лин)

Древ­не­хри­сти­ан­ский апо­ло­гет Афи­на­гор на вопрос своего оппо­нента-языч­ника о том, как телес­ная болезнь может отра­жаться на дея­тель­но­сти бес­те­лес­ной души, при­во­дит такой пример. Душа – музы­кант, а тело – инстру­мент. Если инстру­мент повре­жден, музы­кант не в силах извлечь из него гар­мо­нич­ных звуков. С другой сто­роны, если болен музы­кант, то инстру­мент без­молв­ствует. Но это только образ. На самом деле связь между телом и духом неиз­ме­римо больше. Тело и душа состав­ляют единую чело­ве­че­скую лич­ность.

Бла­го­даря посту тело ста­но­вится утон­чен­ным инстру­мен­том, спо­соб­ным улав­ли­вать каждое дви­же­ние музы­канта – души. Образно говоря, тело из афри­кан­ского бара­бана пре­вра­ща­ется в скрипку Стра­ди­вари. Пост помо­гает вос­ста­но­вить иерар­хию душев­ных сил, под­чи­нить слож­ную пси­хи­че­скую орга­ни­за­цию чело­века высшим духов­ным целям. Пост помо­гает душе побеж­дать стра­сти, извле­кает душу, как жем­чу­жину из рако­вины, из плена всего грубо чув­ствен­ного и пороч­ного. Пост осво­бож­дает дух чело­века от влюб­лен­ной при­вя­зан­но­сти к веще­ствен­ному, от посто­ян­ной обра­щен­но­сти к зем­ному.

Иерар­хия пси­хо­фи­зи­че­ской при­роды чело­века похожа на пира­миду, опро­ки­ну­тую вер­ши­ной вниз, где тело давит на душу, а душа погло­щает дух. Пост поко­ряет тело душе, а душу под­чи­няет духу. Пост явля­ется важным фак­то­ром сохра­не­ния и вос­ста­нов­ле­ния един­ства души и тела.

Созна­тель­ное само­огра­ни­че­ние служит сред­ством дости­же­ния духов­ной сво­боды, об этом учили еще древ­ние фило­софы: «Чело­век должен есть, чтобы жить, но не жить, чтобы есть», – гово­рил Сократ. Пост уве­ли­чи­вает духов­ный потен­циал сво­боды: делает чело­века более неза­ви­си­мым от внеш­него и спо­соб­ствует све­де­нию к мини­муму его низших потреб­но­стей. При этом осво­бож­да­ется энер­гия, воз­мож­ность и время для жизни духа.

Пост пред­став­ляет собой воле­вое дей­ствие, а рели­гия во многом – дело воли. Тот, кто не сможет огра­ни­чить себя в пище, не сможет побе­дить и более силь­ные и утон­чен­ные стра­сти. Рас­пу­щен­ность в еде ведет к рас­пу­щен­но­сти и в других обла­стях чело­ве­че­ской жизни.

Хри­стос сказал: Цар­ство Небес­ное силою берется, и упо­треб­ля­ю­щие усилие вос­хи­щают его (Мф. 11:12). Без посто­ян­ного напря­же­ния и подвига воли Еван­гель­ские запо­веди оста­нутся только иде­а­лами, сия­ю­щими в недо­ся­га­е­мой высоте, как дале­кие звезды, а не реаль­ным содер­жа­нием жизни чело­века.

Хри­сти­ан­ская любовь – это особая, жерт­вен­ная любовь. Пост учит жерт­во­вать сна­чала малым, но «вели­кое начи­на­ется с малого». Эгоист же тре­бует жертв от других – для себя, причем чаще всего отож­деств­ляет себя со своим телом.

Древ­ние хри­сти­ане соеди­няли запо­ведь поста с запо­ве­дью мило­сер­дия. У них был обычай: деньги, сбе­ре­жен­ные на пище, откла­ды­вать в особую копилку и по празд­ни­кам раз­да­вать нищим.

Мы кос­ну­лись лич­ност­ного аспекта поста, но есть еще и другой, не менее важный – цер­ков­ный. Посред­ством поста чело­век вклю­ча­ется в ритмы хра­мо­вого бого­слу­же­ния, ста­но­вится спо­соб­ным реально пере­жи­вать через свя­щен­ные сим­волы и образы собы­тия биб­лей­ской исто­рии.

Цер­ковь – это духов­ный живой орга­низм, и, как всякий орга­низм, она не может суще­ство­вать вне опре­де­лен­ных ритмов.

Посты пред­ше­ствуют вели­ким хри­сти­ан­ским празд­ни­кам. Пост – одно из усло­вий пока­я­ния. Без пока­я­ния и очи­ще­ния чело­веку невоз­можно пере­жить радость празд­ника. Вернее, он может испы­тать эсте­ти­че­ское удо­вле­тво­ре­ние, подъем сил, экзаль­та­цию и т. д. Но это – только сур­ро­гат духов­но­сти. Истин­ная, обнов­ля­ю­щая радость, как дей­ствие бла­го­дати в сердце, оста­нется для него недо­ступ­ной.

Хри­сти­ан­ство тре­бует от нас бес­пре­рыв­ного совер­шен­ство­ва­ния. Еван­ге­лие откры­вает чело­веку бездну его паде­ния, как вспышка света – мрач­ную про­пасть, раз­верз­шу­юся под ногами, и в то же время Еван­ге­лие откры­вает чело­веку бес­ко­неч­ное, как небо, Боже­ствен­ное мило­сер­дие. Пока­я­ние – это вИде­ние ада в своей душе и любви Божией, вопло­щен­ной в лице Христа Спа­си­теля. Между двумя полю­сами – печали и надежды – про­хо­дит путь духов­ного воз­рож­де­ния.

Ряд постов посвя­щен скорб­ным собы­тиям биб­лей­ской исто­рии: в среду Хри­стос был предан Своим уче­ни­ком – Иудой; в пят­ницу пре­тер­пел Рас­пя­тие и смерть. Тот, кто не постится в среду и пят­ницу и гово­рит, что любит Бога, обма­ны­вает себя. Истин­ная любовь не будет насы­щать свое чрево у гроба люби­мого. Те, кто постится в среду и пят­ницу, полу­чают как дар спо­соб­ность более глу­боко сопе­ре­жи­вать Стра­да­ниям Христа.

Святые гово­рят: «Отдай кровь, прими дух». Покори свое тело духу – это будет благо и для самого тела, как для коня – под­чи­няться наезд­нику, иначе оба поле­тят в про­пасть. Чре­во­угод­ник меняет дух на чрево и при­об­ре­тает жир.

Пост – уни­вер­саль­ное явле­ние, суще­ство­вав­шее у всех наро­дов и во все вре­мена. Но хри­сти­ан­ский пост нельзя срав­нить с постом буд­ди­ста или мани­хея. Хри­сти­ан­ский пост осно­ван на других рели­ги­оз­ных прин­ци­пах и идеях. Для буд­ди­ста нет прин­ци­пи­аль­ной раз­ницы между чело­ве­ком и насе­ко­мым. Поэтому упо­треб­ле­ние мяса для него – тру­по­яде­ние, близ­кое к кан­ни­баль­ству. В неко­то­рых язы­че­ских рели­ги­оз­ных школах упо­треб­ле­ние мяса было запре­щено, так как теория пере­во­пло­ще­ния душ (метам­пси­хоза) застав­ляла опа­саться, что в гусе или козле заклю­чена душа предка, попав­шего туда по закону кармы (воз­мез­дия).

По учению же зоро­астрий­цев, мани­хеев и других рели­ги­оз­ных дуа­ли­стов, в сотво­ре­нии мира при­ни­мала уча­стие демо­ни­че­ская сила. Поэтому неко­то­рые суще­ства счи­та­лись порож­де­нием злого начала. В ряде рели­гий пост был осно­ван на ложном пред­став­ле­нии о чело­ве­че­ском теле как тем­нице души и сре­до­то­чии вся­кого зла. Это порож­дало само­ис­тя­за­ния и изу­вер­ства. Хри­сти­ан­ство счи­тает, что такой пост при­во­дит к еще боль­шему рас­строй­ству и рас­паду «три­ме­рии чело­века» – духа, души и тела.

Совре­мен­ное веге­та­ри­ан­ство, про­по­ве­ду­ю­щее идеи состра­да­ния к живым суще­ствам, осно­вано на мате­ри­а­ли­сти­че­ских пред­став­ле­ниях, сти­ра­ю­щих грань между чело­ве­ком и живот­ным. Если же быть после­до­ва­тель­ным эво­лю­ци­о­ни­стом, то сле­дует при­знать живыми суще­ствами все формы орга­ни­че­ской жизни, в том числе дере­вья и траву, то есть обречь себя на голод­ную смерть. Веге­та­ри­анцы учат, что рас­ти­тель­ная пища сама по себе меха­ни­че­ски изме­няет харак­тер чело­века. Но веге­та­ри­ан­цем был, напри­мер, Гитлер.

По какому прин­ципу отби­ра­ется пища для хри­сти­ан­ского поста? Для хри­сти­а­нина нет чистой и нечи­стой пищи. Здесь учтен опыт воз­дей­ствия пищи на орга­низм чело­века, поэтому такие суще­ства, как рыбы и мор­ские живот­ные, явля­ются пост­ной пищей. В то же время к ско­ром­ной пище, кроме мяса, отно­сятся также яйца и молоч­ные про­дукты. Всякая рас­ти­тель­ная пища счи­та­ется пост­ной.

Хри­сти­ан­ский пост имеет несколько видов – в зави­си­мо­сти от сте­пени стро­го­сти. К посту отно­сятся:

  • совер­шен­ное воз­дер­жа­ние от пищи (по Уставу Церкви такое стро­гое воз­дер­жа­ние реко­мен­ду­ется соблю­дать в первые два дня святой Четы­ре­де­сят­ницы, в Пяток Страст­ной сед­мицы, в первый день поста святых Апо­сто­лов);
  • сыро­яде­ние – пища, не при­го­тов­лен­ная на огне;
  • сухо­яде­ние – пища, при­го­тов­лен­ная без рас­ти­тель­ного масла;
  • стро­гий пост – без рыбы;
  • про­стой пост – упо­треб­ле­ние рыбы, рас­ти­тель­ного масла и всех видов рас­ти­тель­ной пищи.

Кроме того, во время поста реко­мен­ду­ется огра­ни­чить число при­е­мов пищи (напри­мер, до двух раз в день); сокра­тить коли­че­ство пищи (при­бли­зи­тельно до двух третей от обыч­ной нормы). Пища должна быть про­стая, не изыс­кан­ная. Во время поста сле­дует при­ни­мать еду позже, чем в обыч­ное время – после полу­дня, если, конечно, поз­во­ляют обсто­я­тель­ства жизни и работы.

Надо иметь в виду, что к нару­ше­нию хри­сти­ан­ского поста отно­сится не только вку­ше­ние ско­ром­ного, но также поспеш­ность в еде, пустые раз­го­воры и шутки за столом и т. п. Пост должен быть строго сораз­ме­рен со здо­ро­вьем и силами чело­века. Свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий пишет, что неспра­вед­ливо для креп­кого и для сла­бого телом назна­чать одну и ту же меру поста: «у одних тело подобно железу, а у других – соломе».

Пост облег­ча­ется: для бере­мен­ных, роже­ниц и кор­мя­щих грудью мате­рей; для нахо­дя­щихся в пути и попав­ших в экс­тре­маль­ные усло­вия; для детей и пре­ста­ре­лых, если ста­ро­сти сопут­ствуют немощь и сла­бость. Пост отме­ня­ется в тех усло­виях, когда физи­че­ски невоз­можно добыть пост­ной пищи и чело­веку грозит болезнь или голод­ная смерть.

При неко­то­рых тяже­лых желу­доч­ных забо­ле­ва­ниях в диету постя­ще­гося может быть вклю­чен опре­де­лен­ный вид ско­ром­ной пищи, необ­хо­ди­мой при этой болезни, но лучше всего пред­ва­ри­тельно обсу­дить это с духов­ни­ком.

В прессе и других сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции против поста нередко высту­пали медики – с устра­ша­ю­щими заяв­ле­ни­ями. Они рисо­вали, в духе Гоф­мана и Эдгара По, мрач­ную кар­тину мало­кро­вия, ави­та­ми­ноза и дис­тро­фии, кото­рые, как при­зраки мщения, ожи­дают тех, кто дове­ряет Цер­ков­ному Уставу больше, чем руко­вод­ству по «Гиги­ене пита­ния» Певзнера. Чаще всего эти медики путали пост с так назы­ва­е­мым «старым веге­та­ри­ан­ством», кото­рое исклю­чало из пищи все про­дукты живот­ного про­ис­хож­де­ния. Они не давали себе труда разо­браться в эле­мен­тар­ных вопро­сах хри­сти­ан­ского поста. Многие из них даже не знали, что рыба – пост­ная пища. Они игно­ри­ро­вали факты, зафик­си­ро­ван­ные ста­ти­сти­кой: многие народы и пле­мена, пита­ю­щи­еся пре­иму­ще­ственно рас­ти­тель­ной пищей, отли­ча­ются вынос­ли­во­стью и дол­го­ле­тием, первые места по про­дол­жи­тель­но­сти жизни зани­мают пче­ло­воды и монахи.

При этом, пуб­лично отвер­гая рели­ги­оз­ный пост, офи­ци­аль­ная меди­цина вво­дила его в лечеб­ную прак­тику под назва­нием «раз­гру­зоч­ных дней» и веге­та­ри­ан­ских диет. Веге­та­ри­ан­скими днями в сана­то­риях и армии были поне­дель­ник и чет­верг. Исклю­ча­лось все, что могло напом­нить о хри­сти­ан­стве. По-види­мому, идео­логи ате­изма не знали, что поне­дель­ник и чет­верг – это дни поста древ­них фари­сеев.

В боль­шин­стве про­те­стант­ских кон­фес­сий кален­дар­ных постов не суще­ствует. Вопросы о посте реша­ются инди­ви­ду­ально.

В совре­мен­ном като­ли­че­стве пост сведен до мини­мума; яйца и молоко счи­та­ются пост­ной пищей. Раз­ре­ша­ется прием пищи за один-два часа до при­ча­ще­ния.

У моно­фи­зи­тов и несто­риан – ере­ти­ков – пост отли­ча­ется про­дол­жи­тель­но­стью и стро­го­стью. Может быть, здесь ска­зы­ва­ются общие восточно-реги­о­наль­ные тра­ди­ции.

Важ­ней­шим постом вет­хо­за­вет­ной Церкви был день «Очи­ще­ния» (в сен­тябре месяце). Кроме того, суще­ство­вали тра­ди­ци­он­ные посты в память раз­ру­ше­ния Иеру­са­лима и сожже­ния храма. Свое­об­раз­ным видом поста слу­жили пище­вые запреты, кото­рые имели вос­пи­та­тельно-педа­го­ги­че­ский харак­тер. Нечи­стые живот­ные оли­це­тво­ряли собой грехи и пороки, кото­рых сле­до­вало избе­гать (заяц – бояз­ли­вость, вер­блюд – зло­па­мят­ство, мед­ведь – ярость и т. д.). Эти запреты, при­ня­тые в иуда­изме, пере­шли отча­сти и в ислам, где нечи­стые живот­ные вос­при­ни­ма­ются как носи­тели физи­че­ской скверны.

В Грузии народ тща­тельно соблю­дал посты, что зафик­си­ро­вано в агио­гра­фи­че­ской лите­ра­туре. Евфи­мий Мтац­мин­дели (Свя­то­го­рец) соста­вил ценное руко­вод­ство о постах. А в «Опи­са­нии Кол­хиды» доми­ни­кан­ского монаха А. Лам­берти сооб­ща­ется, в част­но­сти, что «мин­грельцы сле­дуют гре­че­скому обычаю (то есть Пра­во­сла­вию – Авт. ) – Вели­кий пост соблю­дают очень строго, даже рыбы не едят! И вообще едят только раз в день при закате солнца. Они так твердо соблю­дают обряд поста, что, как бы больны или стары, или рас­слаб­лены ни были, ника­ким обра­зом в это время мяса не станут есть. Неко­то­рые по пят­ни­цам вовсе воз­дер­жи­ва­ются от еды: на послед­ней неделе не пьют вина, а в послед­ние три дня ника­кой пищи не при­ни­мают».

По учению Церкви, телес­ный пост должен быть соеди­нен с постом духов­ным: воз­дер­жа­нием от зрелищ, от пустых, а тем более нескром­ных раз­го­во­ров, от всего, что воз­буж­дает чув­ствен­ность и рас­се­и­вает ум. Пост должен сопро­вож­даться уеди­не­нием и мол­ча­нием, раз­мыш­ле­нием о своей жизни и судом над самим собой. Пост по хри­сти­ан­ской тра­ди­ции начи­на­ется вза­им­ным про­ще­нием обид. Пост со злобой в сердце похож на пост скор­пи­она, кото­рый может оста­ваться без пищи дольше всех существ на земле, но при этом выра­ба­ты­вает смер­тель­ный яд. Пост должен сопро­вож­даться мило­стью и помо­щью бедным.

Вера – это непо­сред­ствен­ное сви­де­тель­ство души о суще­ство­ва­нии Бога и духов­ного мира. Говоря образно, сердце веру­ю­щего чело­века похоже на особый лока­тор, кото­рый вос­при­ни­мает инфор­ма­цию, идущую из духов­ных сфер. Пост спо­соб­ствует более тон­кому и чут­кому вос­при­я­тию этой инфор­ма­ции, этих волн духов­ного света. Пост должен быть соеди­нен с молит­вой. Молитва – обра­щен­ность души к Богу, мисти­че­ская беседа тво­ре­ния со своим Созда­те­лем. Пост и молитва – два крыла, под­ни­ма­ю­щие душу к небу.

Если срав­нить хри­сти­ан­скую жизнь со стро­я­щимся храмом, то его кра­е­уголь­ными кам­нями будут борьба со стра­стями и пост, а вер­ши­ной, венцом – духов­ная любовь, кото­рая отра­жает в себе свет любви Боже­ствен­ной, как золото цер­ков­ных купо­лов – лучи вос­хо­дя­щего солнца.

из книги “Хри­сти­ан­ство и модер­низм”

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки