Потребительство

Литература по теме

Потреби́тельство
1) форма отношения или образа действий человека / группы людей к труду и плодам труда, выражаемая в стремлении потреблять продукты чужого труда ради удовлетворения собственных нужд при нежелании производить что-либо самому / самим;
2) форма общественного и личного поведения, основанная на идеологии или культе потребления, выражаемая в чрезмерном потреблении материальных и нематериальных благ (в этом осмыслении термин «потребительство» близок по значению к терминам консьюмеризм, консюмеризм, консумеризм (от англ. consumerism)).

Общество потребления и его становление

Большую часть своей истории человечество существовало в стесненных обстоятельствах постоянной борьбы с «природой», а также друг с другом за обладание теми или иными благами ради выживания. Лишь некоторые небольшие сегменты общества — элиты — могли позволить себе высокий уровень жизни.

Однако в период конца XIX — начала XX вв. в ряде государств ситуация стала меняться. Развитие в них производительных сил, аграрного и промышленного производства привело к росту материального благосостояния трудящихся (чему также способствовало усиление влияния народных масс на внутригосударственную экономическую политику), расширению спектра и увеличения количества продуктов потребления. В свою очередь это способствовало увеличению роста потребления в этих государствах и формированию в них среднего класса. Эти изменения подвергались осмыслению не только в политическом и экономическом, но и в философском ключе. Некоторые философы поддерживали их, некоторые критиковали. Во второй половине XX в. возникает «общество потребления» (англ. consumer society) — определенный тип общественных отношений, обусловленный идеологией потребительства (в соответствии с данной идеологией потребление рассматривается не только как фактор экономического государственного роста: успешность и счастье конкретного человека, да и общества в целом, ставится в зависимость от уровня потребления; потребление артикулируется как один из смыслов человеческой жизни). Такой тип общества неразрывно связан с мировой системой разделения труда и глобальной системой рыночных отношений. Объединение рынков в рамках капиталистической системы мирового масштаба сделало возможным возникновение единого глобального пространства потребления благ.

Общество потребления как среда, в рамках которой развивается потребительство, обладает рядом специфических черт, которые отличают его от традиционного и раннекапиталистического типов общества:

  1. Колоссальный рост личных расходов на товары и услуги, благодаря росту личных доходов.
  2. Становление крупных торгово-производственных сетей в противовес небольшим магазинам и лавкам.
  3. Цифровизация потребления благодаря появлению новых технических средств связи (интернет, телекоммуникации и пр.).
  4. Влияние потребления на формирование ценностных установок, идеалов, желаний и стремлений людей. Вторжение экономики во все сферы человеческой деятельности, в том числе в те, которые традиционно считались далекими от экономики или же были ей антагонистичны (например, религия и пр.).
  5. Конкуренция потребителей и индукция индивидуализации потребления, проявляющаяся в стремлении индивида быть «не таким как все» и соответственно потреблять блага «не так как все».
  6. Широкомасштабное кредитование населения с целью интенсификации покупательского спроса.
  7. Брендирование и возникновение потребления как способа подчеркнуть свой социальный статус или мировоззрение.
  8. Ускоренное «моральное» устаревание предметов потребления, которое происходит быстрее их фактического физического изнашивания.
  9. Коммерциализация практически всех отраслей быта и поведения человека — начиная от образования / медицины и заканчивая модой / красотой и даже сексом (рождение индустрии сексуальных удовольствий).

Потребительский идеал в СССР

Советский идеал потребления, который сложился к концу существования Советского Союза — к 70-80-м гг. XX в. представлял собой триаду «квартира, дача, машина» (в шутливой форме — «дачка, тачка и собачка»). Российский социолог Владимир Вагин обратил внимание на производственно-потребительский контекст данной триады и предложил концепцию «совокупного жилья» советского человека — его распределенность по времени и пространству между квартирой, дачей и гаражом (или их аналогами)1. Социолог Татьяна Щепанская указывала, что данная триада стала для советского человека символом высокого уровня жизни, социального статуса и богатства, так как исторически она была недоступна существенной части населения СССР вплоть до 70-х гг. XX. Таким образом, данный потребительский идеал стал советским аналогом «американской мечты»2.

Антипотребительство

У потребительства как явления существует ряд противников, которых суммарно можно объединить в т. н. антипотребительское движение (англ. anti-consumerism, в русском варианте, антиконсьюмеризм).

В рамках антипотребительского активизма развивается довольно разнообразный спектр течений и направлений мысли: сюрвайвализм (движение, объединяющее людей, стремящихся подготовить себя к выживанию в чрезвычайных ситуациях (в условиях экономических кризисов, гуманитарных катастроф, войн и пр.)), минимализм (осознанное снижение уровня потребления материальных благ), энвайронментализм (движение в защиту окружающей среды), движение в защиту прав животных, антиглобализм, современное неоязычество, т. н. «медленное движение» (направлено на замедление ритма жизни), движение F.I.R.E (движение за финансовую независимость и ранний выход на пенсию), дауншифтинг, движения сторонников «зеленой» и ресурсно-ориентированной экономики и мн. др.

Среди теоретиков современного антипотребительского движения можно назвать: Джеймса Твитчелла, Жоржа Дюамеля, Бернара Стиглера, Наоми Кляйн, Томаса Нейлора, Эрика Гандини, Джоэла Бакена, Джона Неиша, Оливера Джеймса и др.

Результатом развития антипотребительского движения стала глубокая формализация проблемы потребительства как социального феномена. В частности, благодаря критике общества потребления была обозначена и сформулирована психологическая проблема современного человека — ониомания (от др.-греч. ὤνιος — «для продажи» + μανία — «безумие»), в России также получившая название «шопоголизм». Также критиками консьюмеризма был предложен термин «потреблудие» (англ. affluenza), который впервые был применен в 1954 году публицистом Джоном де Граафом, но популяризован значительно позже в начале нулевых годов XXI века в работе Оливера Джеймса «Потреблудие», где он указывает, что аффлюэнца — это определенная патология, которая отличается от ониомании тем, что шопоголик не может отказаться от своей страсти, даже если хочет, в то время как человек, подверженный аффлюэнце, напрямую связывает свое счастье и остальные аспекты своей жизни с уровнем потребления. Снижение уровня потребления у таких людей вызывает депрессию и стресс. В качестве способа борьбы с потребительством теоретиком антипотребительского движения Джоном Неишем в его работе «Достаточно! Вырваться из мира переизбытка» 2008 года была сформулирована теория энафизма (от англ. enough — достаточно). В ее основе лежит совокупность методов и обоснований отказа от чрезмерного потребления вкупе с частичным или полным отказом от демонстративного потребления.

Демонстративное потребление

Демонстративное потребление (англ.: conspicuous consumption, также существуют другие синонимичные определения): показное, престижное, статусное потребление (status consumption), — потребление материальных или нематериальных благ с целью демонстрации своих материальных возможностей, принадлежности к «высшему кругу», «элите» общества. Само понятие было впервые использовано американским социологом Вебленом Торстейном в его работе 1899 года «Теория праздного класса: экономическое исследование институций». Демонстративное потребление является характерной чертой когорты людей, которые в силу определенных производственных отношений и в силу владения определенными производственными силами имеют возможность потреблять те или иные блага не рационально, а с целью подчеркнуть саму возможность такого потребления и возможность демонстрации такой возможности. Чуть позже в 1928 году Пол Нистром, профессор маркетинга Колумбийского университета, разработал описательную модель современного потребительского поведения, лежащую в основе демонстративного потребления, назвав ее «философией тщетности». В своей работе «Экономика моды» того же года он описывал суть данного состояния тщетности следующим образом: «Взгляд на жизнь и её цели могут сильно изменить отношение к товарам, в которых мода занимает видное место. В настоящее время немало людей в западных странах отошли от старых стандартов религии и философии и, не сумев развить сильные взгляды, чтобы занять свои места, придерживаются того, что можно назвать, из-за отсутствия лучшего названия, философией тщетности. Этот взгляд на жизнь (или отсутствие взгляда на жизнь) включает вопрос о ценности мотивов и целей основной человеческой деятельности. Это тенденция бросить вызов самой цели жизни. Отсутствие цели в жизни оказывает влияние на потребление, аналогичное влиянию узких жизненных интересов, то есть на концентрацию человеческого внимания на более поверхностных вещах, в которых царит мода»3.

Предел потребительства: экологический вопрос

У общества потребления и потребительства как явления есть вполне отчетливые границы, в частности границы ресурсных возможностей для производства потребляемых благ. Количество ресурсов ограниченно, так же как и устойчивость среды. Интенсификация потребления в таких условиях, например через практику спланированного старения техники или выведения из моды одежды, приводит к расточительности в отношении материальных ресурсов и чрезмерной эксплуатации окружающей среды, что может привести к непоправимым последствиям для всего живого на планете. Таким образом, потребительство напрямую угрожает благополучию будущих поколений людей по всему миру4.

Осмысление потребительства в православной традиции

Потребительство, связанное с идеологией или культом потребления, — относительно недавнее явление, которого не существовало практически на всем протяжении истории христианства. Классические святоотеческие тексты, в которых можно усмотреть основания для критики потребительства, как правило, связаны с осуждением страстного стремления человека к богатству (проявляемого в форме сребролюбия, корыстолюбия, служения маммоне и т. п.), с осуждением недопустимых форм распоряжения богатством, с осуждением увлеченности человека суетными стремлениями и делами вообще (и пр.). Так, например, свт. Иоанн Златоуст, комментируя евангельскую притчу о богатом и Лазаре, восклицает: «Пусть внимают этому богачи, возжигающие пламень нищеты!» (4 беседа на Евангелие от Матфея, 12). А в другом месте, предостерегает от страстного влечения к богатству: «Неужели же ты не знаешь, что Христос повелел нам быть солью и светильниками в этом мире, чтобы мы и укрепляли расслабляемых сладострастием, и просвещали омраченных заботами о богатстве? Если же мы повергаем их еще в большую тьму, и только еще больше расслабляем, то какая останется нам надежда спасения? Совершенно никакой, но с воплем и скрежетом зубов, связанные по рукам и ногам, будем ввержены в огнь гееннский, после того как уже здесь истомимся заботами о богатстве. Итак, размыслив о всем этом, расторгнем все узы обольщения сребролюбием, чтобы не впасть нам в те узы, которыми увлекут нас в огонь неугасаемый. Тот, кто рабствует богатству, и здесь и там всегда будет в узах; а неимеющий этой страсти и здесь и там будет свободен. Чтобы и нам достигнуть этой свободы, сокрушим тяжкое ярмо сребролюбия, и воскрылимся к небу, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков» (12 беседа на Евангелие от Матфея). Добавим, что святоотеческие сочинения на тему отношения человека к богатству предоставляют ориентиры и для современной православной критики феномена потребительства.

Осмысление современного феномена потребительства в христианской среде, в частности в православной публицистике и богословии, происходит последние тридцать лет. Страсть к потреблению обычно рассматривается там в контексте учения о ранее описанных в христианской литературе страстях, состояниях и расположениях души, таких как: невоздержанность, помрачения ума, жадность, тщеславие, мшелоимство, гордость и мн. др.

Современный православный публицист игумен Нектарий (Морозов) предлагает понятие «грех потребительства» для описания состояния современного человека, проявляющего неуемность относительно потребления благ — как материальных, так и нематериальных. Нередко бывает, что человек, пораженный страстью (грехом) потребительства, сводит смысл своей земной жизни к потреблению во всех ее сферах5.

Другой современный православный автор митрополит всея Америки и Канады Иона (Паффхаузен) в своей статье «Потребительство vs. поклонение» предпринял попытку онтологического (фундаментального) осмысления проблемы критики потребительства в православной традиции. Для владыки Ионы потребительство и поклонение это своеобразные вектора духовного развития человека — тяготея к потребительству, человек, таким образом, уходит от состояния поклонения Богу, и наоборот, именно поклонение Богу в кротости и любви уводит человека от безудержного и неумеренного потребления мирских благ.


Примечания:

1 Симон Кордонский. “В реальности” и “на самом деле”.

2 Щепанская Т.Б. Cимволика молодежной субкультуры.

3 Nystrom P.H. Economics of Fashion. — New York : The Ronald Press Company, 1928. — P. 68.

4 Ильин А.Н. Культура потребления как экологическая проблема.

5 Игумен Нектарий (Морозов). Господь дает хлеб даже тому, кто просит камень.

Комментировать

Каналы АВ
TG: t.me/azbyka
Viber: vb.me/azbyka