Раскол цер­ков­ный

***

Раско́л церко́вный (греч. σχίσματα (схи­смата) – схизма) – нару­ше­ние внут­ри­цер­ков­ного един­ства из-за раз­ли­чий, не свя­зан­ных с иска­же­нием истин­ного учения о дог­ма­тах и таин­ствах, но по обря­до­вым, кано­ни­че­ским или дис­ци­пли­нар­ным моти­вам. Осно­ва­тели и после­до­ва­тели дви­же­ния рас­кола име­ну­ются рас­коль­ни­ками.

Раскол сле­дует отли­чать от других форм веро­от­ступ­ни­че­ства – ереси и само­чин­ного сбо­рища (пара­си­на­гога). Следуя св. Васи­лию Вели­кому, рас­коль­ни­ками древ­ние святые отцы назы­вали раз­де­лив­шихся в мне­ниях о неко­то­рых пред­ме­тах цер­ков­ных и о вопро­сах, допус­ка­ю­щих увра­че­ва­ние.

По словам выда­ю­ще­гося ком­мен­та­тора кано­ни­че­ского права Иоан­ном Зонара, рас­коль­ни­ками назы­ва­ются те, кото­рые отно­си­тельно веры и дог­ма­тов здраво мыслят, но по неко­то­рым при­чи­нам отда­ля­ются и обра­зуют свои отдель­ные собра­ния.

Согласно зна­току цер­ков­ного права епи­скопу Дал­ма­тин­ско-Ист­рин­скому Нико­диму (Милашу), рас­колы обра­зуют те, кто «иначе мыслят о неко­то­рых цер­ков­ных пред­ме­тах и вопро­сах, кои, однако, легко могут быть при­ми­рены». По мнению св. Игнан­тия Брян­ча­ни­нова, рас­ко­лом должно быть названо «нару­ше­ние пол­ного еди­не­ния со Святою Цер­ко­вью, с точным сохра­не­нием, однако, истин­ного учения о дог­ма­тах и таин­ствах».

Сопо­став­ляя раскол с ересью, св. Иоанн Зла­то­уст утвер­ждает, что «раскол есть не мень­шее зло, чем ересь». Св. Киприан Кар­фа­ген­ский учит: «Помните, что осно­ва­тели и руко­во­ди­тели рас­кола, нару­шая един­ство Церкви, про­ти­во­дей­ствуют Христу, и не только второй раз Его рас­пи­нают, но раз­ди­рают Тело Хри­стово, а это такой тяжкий грех, что кровь муче­ни­че­ская не может загла­дить его». Епи­скоп Оптат Миле­вит­ский (IV век) считал раскол одним из вели­чай­ших зол, – боль­шим, чем чело­ве­ко­убий­ство и идо­ло­по­клон­ство.

В сего­дняш­нем смысле слово раскол встре­ча­ется впер­вые у св. Иппо­лита Рим­ского. Он был в рас­коле с папой Кал­ли­стом (217–222), кото­рого обви­нял в ослаб­ле­нии тре­бо­ва­ний цер­ков­ной дис­ци­плины.

Основ­ная при­чина рас­ко­лов в Древ­ней Церкви – послед­ствия гоне­ний: Декия (Новата и Фели­цис­сима в Кар­фа­гене, Нова­ти­ана в Риме) и Дио­кле­ти­ана (Ирак­лия в Риме, дона­ти­стов в афри­кан­ской церкви, мели­ти­ан­ский в Алек­сан­дрии), а также спор о кре­ще­нии ере­ти­ков. Серьез­ные раз­но­гла­сия вызы­вал вопрос о порядке при­ня­тия в Цер­ковь «падших» – отрек­шихся, отсту­пив­ших и осту­пив­шихся во время гоне­ний.

В Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви имели место рас­колы ста­ро­об­ряд­че­ский (пре­одо­лён еди­но­вер­че­скими общи­нами), обнов­лен­че­ский (пре­одо­лён) и кар­ло­вац­кий (пре­одо­лён 17 мая 2007 года). В насто­я­щее время в состо­я­нии рас­кола нахо­дится Пра­во­слав­ная Цер­ковь на Укра­ине.

***

Что про­изо­шло в 1054 году: раскол Все­лен­ской Церкви надвое или откол одной её части, Рим­ской Помест­ной Церкви?

В бого­слов­ской исто­ри­че­ской лите­ра­туре нередко встре­ча­ется утвер­жде­ние, что в 1054 году про­изо­шёл раскол Единой Все­лен­ской Хри­сто­вой Церкви на Восточ­ную и Запад­ную. Это мнение нельзя назвать убе­ди­тель­ным. Гос­подь Иисус Хри­стос создал одну единую Цер­ковь и именно об одной, а не о двух и, тем более, не о несколь­ких Церк­вях Он сви­де­тель­ство­вал, что она про­су­ще­ствует до конца времён и врата адовы не одо­леют её (Мф.16:18).

Более того, Мессия ясно дал понять, что «всякое цар­ство, раз­де­лив­ше­еся само в себе, опу­стеет; и всякий город или дом, раз­де­лив­шийся сам в себе не устоит» (Мф.12:25). Это значит, что если бы Цер­ковь и дей­стви­тельно раз­де­ли­лась сама в себе, то, по Его уве­ре­нию, не усто­яла бы. Но она обя­за­тельно устоит (Мф.16:18). В пользу того, что Церк­вей Хри­сто­вых не может быть две, три, тысяча три гово­рит и тот образ, согласно кото­рому Цер­ковь есть Тело Хри­стово (Рим.12:5), а Тело у Спа­си­теля одно.

Но почему мы вправе утвер­ждать, что именно Рим­ская цер­ковь отко­ло­лась в XI веке от Пра­во­слав­ной, а не наобо­рот? — В том, что это так, сомне­ваться не при­хо­дится. Под­лин­ная Цер­ковь Хри­стова, по слову апо­стола, есть «столп и утвер­жде­ние истины» (1Тим.3:15). Стало быть, та Цер­ковь из двух (Запад­ная, Восточ­ная), кото­рая не усто­яла в истине, не сохра­нила её в неиз­мен­но­сти, и отко­ло­лась.

Какая же не усто­яла? — Для того, чтобы отве­тить на этот вопрос, доста­точно вспом­нить, какая именно Цер­ковь, Пра­во­слав­ная или Като­ли­че­ская, хранит веро­уче­ние в том непре­лож­ном виде, в каком при­няла от апо­сто­лов. Разу­ме­ется, это — Все­лен­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь.

Помимо того, что Рим­ская цер­ковь дерз­нула иска­зить Символ веры, допол­нив его ложной встав­кой об исхож­де­нии Свя­того Духа «и от Сына», она иска­зила учение о Божьей Матери (имеем в виду догмат о непо­роч­ном зача­тии Девы Марии); ввела в оборот новый догмат о гла­вен­стве и непо­гре­ши­мо­сти рим­ского папы, назвав его намест­ни­ком Христа на земле; истол­ко­вала в духе гру­бого юри­дизма учение об Искуп­ле­нии чело­века и пр.

***

Раскол

про­то­и­е­рей Алек­сандр Федо­сеев

Рас­ко­лом назы­ва­ется нару­ше­ние пол­ного еди­не­ния со Святою Цер­ко­вью, с точным сохра­не­нием, однако, истин­ного учения о дог­ма­тах и таин­ствах. Цер­ковь же есть един­ство, и все бытие ее в этом един­стве и еди­не­нии о Христе и во Христе: «Ибо все мы одним Духом кре­сти­лись в одно тело» (1Кор.12:13). Про­об­раз этого един­ства есть Тро­и­че­ское Еди­но­су­щие, а мера – кафо­лич­ность (или собор­ность). Раскол, напро­тив, есть отде­ле­ние, обособ­ле­ние, утрата и отри­ца­ние собор­но­сти.

Вопрос о при­роде и смысле цер­ков­ных раз­де­ле­ний и рас­ко­лов был постав­лен со всей остро­той уже в памят­ных кре­щаль­ных спорах 3‑го века. Св. Киприан Кар­фа­ген­ский с неот­вра­ти­мой после­до­ва­тель­но­стью развил тогда учение о совер­шен­ной без­бла­го­дат­но­сти вся­кого рас­кола, именно как рас­кола: «Надобно осте­ре­гаться обмана не только явного и оче­вид­ного, но и такого, кото­рый при­крыт тонким лукав­ством и хит­ро­стью, как в выдумке врагом нового обмана: самим именем хри­сти­а­нина обо­льщать неосто­рож­ных. Он изоб­рел ереси и рас­колы, чтобы нис­про­верг­нуть веру, извра­тить истину, рас­торг­нуть един­ство. Кого ослеп­ле­нием не может удер­жать на ветхом пути, того сводит в заблуж­де­ние и обо­льщает путем новым. Вос­хи­щает людей из самой Церкви и, когда они видимо уже при­бли­жа­лись к свету и избав­ля­лись от ночи века сего, снова рас­про­сти­рает над ними новый мрак, так что они, не при­дер­жи­ва­ясь Еван­ге­лия и не сохра­няя закона, назы­вают, однако же, себя хри­сти­а­нами и, блуж­дая во тьме, думают, будто ходят во свете» (Книга о Един­стве Церкви).

В рас­коле и молитва, и мило­стыня пита­ются гор­ды­ней – это не доб­ро­де­тели, а про­ти­во­сто­я­ние Церкви. Их, рас­коль­ни­ков, показ­ное добро – лишь сред­ство ото­рвать людей от Церкви. Врагу рода чело­ве­че­ского не страшна молитва гор­дого серд­цем рас­коль­ника, ибо в Свя­щен­ном Писа­нии ска­зано: «Молитва его да будет в грех» (Пс.108:7). Диа­волу смешны их, рас­коль­ни­ков, бдения и посты, так как он сам не спит и не ест, но от этого не ста­но­вится святым. Свя­ти­тель Киприан пишет: «Можно ли думать тому, кто не при­дер­жи­ва­ется един­ства Церкви, что он хранит веру? Можно ли наде­яться тому, кто про­ти­вится и посту­пает напе­ре­кор Церкви, что он нахо­дится в Церкви, когда бла­жен­ный апо­стол Павел, рас­суж­дая о том же пред­мете и пока­зы­вая таин­ство един­ства, гово­рит: едино тело, един Дух, якоже и звании бысте во едином упо­ва­нии звания вашего; един Гос­подь, едина вера, едино кре­ще­ние, един Бог» (Еф.4:4–6)? Харак­терно, что рас­коль­ники счи­тают все осталь­ные рас­колы, кроме своего, гибель­ными и лож­ными, воз­ник­шими под дей­ствием стра­стей и гор­дыни, а свой соб­ствен­ный раскол, мало чем отли­ча­ю­щийся от прочих, при­ни­мают как един­ствен­ное счаст­ли­вое исклю­че­ние во всей исто­рии Церкви.

Рас­коль­ники, про­ли­вая кро­ко­ди­ловы слезы по поводу «нару­ше­ния» кано­нов Церкви, на самом деле давным-давно бро­сили себе под ноги и попрали все каноны, потому что под­лин­ные каноны осно­ваны на вере в един­ство и веч­ность Церкви. Каноны даны Церкви, вне Церкви они недей­стви­тельны и бес­смыс­ленны – так не могут суще­ство­вать законы госу­дар­ства без самого госу­дар­ства.

Свя­щен­но­му­че­ник Кли­мент, епи­скоп Рим­ский, пишет Коринф­ским рас­коль­ни­кам: «Ваше раз­де­ле­ние многих раз­вра­тило, многих повергло в уныние, многих – в сомне­ние и всех нас – в печаль, а смя­те­ние ваше все еще про­дол­жа­ется». Нерас­ка­ян­ный грех рас­кола еще страш­нее греха само­убий­ства (само­убийца губит только себя, а рас­коль­ник – и себя, и других, поэтому его вечная участь тяже­лее, чем у само­убийцы).

«Цер­ковь едина, и одна она только имеет всю пол­ноту бла­го­дат­ных даров Свя­того Духа. Кто и каким бы обра­зом ни отсту­пал от Церкви – в ересь, в раскол, в само­чин­ное сбо­рище, он теряет при­ча­стие бла­го­дати Божией; знаем мы и убеж­дены в том, что отпа­де­ние в раскол ли, в ересь ли, в сек­тант­ство ли – есть полная поги­бель и духов­ная смерть», – так выра­жает пра­во­слав­ное учение о Церкви свя­щен­но­му­че­ник Ила­рион (Тро­иц­кий).

Люди, под­вер­жен­ные иска­же­нию веры, даже само слово «раскол» ста­ра­ются поменьше упо­треб­лять. Гово­рят: «офи­ци­аль­ная Цер­ковь» и «неофи­ци­аль­ная», или «разные юрис­дик­ции», или пред­по­чи­тают сыпать аббре­ви­а­ту­рами (УПЦ КП и т. д.). Свя­ти­тель Фила­рет Мос­ков­ский: «Пра­во­сла­вие и раскол так про­ти­во­по­ложны друг другу, что покро­ви­тель­ство и защита Пра­во­сла­вия есте­ственно должны стес­нять раскол; снис­хож­де­ние же к рас­колу есте­ственно должно собою стес­нять Пра­во­слав­ную Цер­ковь».

Исто­рия Пра­во­слав­ной Церкви в стра­нах пост­со­вет­ского про­стран­ства послед­них лет насы­щена важ­ными и дра­ма­ти­че­скими собы­ти­ями, многие из кото­рых про­дол­жают ока­зы­вать мощное вли­я­ние и на нынеш­нее состо­я­ние Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви. Рас­пался Совет­ский Союз, растет соци­аль­ное рас­сло­е­ние обще­ства, растут про­блемы, свя­зан­ные с инфор­ма­ци­он­ным нера­вен­ством. Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь сохра­нила свое един­ство на всем про­стран­стве быв­шего Совет­ского Союза, созда­вая новые формы цер­ков­ного устрой­ства. За послед­нее деся­ти­ле­тие обра­зо­ваны авто­ном­ные Помест­ные Церкви, что отра­жает новые поли­ти­че­ские реалии совре­мен­ного мира. Уместно гово­рить о ради­каль­ных пере­ме­нах в стра­нах СНГ, свя­зан­ных с пони­ма­нием един­ства Церкви сего­дня. Речь идет прежде всего о кано­ни­че­ских и соци­аль­ных аспек­тах пра­во­слав­ной эккле­сио­ло­гии.

К отри­ца­тель­ным явле­ниям, без­условно, нужно отне­сти про­цессы стре­ми­тель­ной поли­ти­за­ции рели­ги­оз­ной жизни в стра­нах быв­шего совет­ского лагеря. Вовле­че­ние в нее поли­ти­че­ских партий наци­о­на­ли­сти­че­ского толка создало почву для обра­зо­ва­ния впо­след­ствии враж­деб­ных Пра­во­сла­вию поли­тико-рели­ги­оз­ных струк­тур типа УГКЦ, УАПЦ, УПЦ-КП, ИПЦ и т. д. Но не менее опас­ными явля­ются внут­рен­ние про­ти­во­ре­чия, раз­но­гла­сия и дис­ци­пли­нарно-пси­хо­ло­ги­че­ские рас­колы внутри цер­ковно-при­ход­ской жизни.

Глав­ная осо­бен­ность дис­ци­пли­нарно-пси­хо­ло­ги­че­ских рас­ко­лов, из кото­рой выво­дятся все осталь­ные око­ло­цер­ков­ные дви­же­ния, – это их воз­ник­но­ве­ние в эпоху кру­ше­ния соци­а­лизма и в среде гибели мас­со­вого ате­изма. Поскольку еще не суще­ствует науч­ной лите­ра­туры, спе­ци­ально трак­ту­ю­щей дея­тель­ность цер­ков­ных рас­ко­лов и новей­ших сект, пред­став­ля­ется целе­со­об­раз­ным кратко оха­рак­те­ри­зо­вать ряд осо­бен­но­стей, отли­ча­ю­щих их от тра­ди­ци­он­ного сек­тант­ства.

Прежде всего дис­ци­пли­нарно-пси­хо­ло­ги­че­ские рас­колы рас­про­стра­ня­ются пре­иму­ще­ственно не в сель­ской мест­но­сти, а в боль­ших горо­дах, с уплот­нен­ной куль­тур­ной и обра­зо­ва­тель­ной инфра­струк­ту­рой. Как пока­зали иссле­до­ва­ния, наи­бо­лее пита­тель­ную почву цер­ков­ные рас­колы нахо­дят в среде спе­ци­а­ли­стов со сред­ним и высшим обра­зо­ва­нием. Отсюда – актив­ная про­фес­си­о­наль­ная ори­ен­та­ция новей­ших рас­ко­лов: они пыта­ются рели­ги­озно осмыс­лить и «освя­тить» дея­тель­ность чело­века как спе­ци­а­ли­ста. Именно спе­ци­аль­ность есть область наи­бо­лее интен­сив­ного сек­тант­ского и рас­коль­ни­че­ского само­со­зна­ния и само­опре­де­ле­ния. Поэтому новей­шие сек­танты часто груп­пи­ру­ются по про­фес­си­о­наль­ным при­зна­кам – разу­ме­ется, объ­еди­не­ния такого рода могут вклю­чать и обык­но­вен­ных люби­те­лей, про­яв­ля­ю­щих инте­рес к данной про­фес­сии. Объ­еди­не­ния рас­коль­ни­че­ского типа созда­ются среди писа­те­лей, исто­ри­ков, меди­ков, физи­ков, пыта­ю­щихся дать рели­ги­оз­ную интер­пре­та­цию фактам в своей пред­мет­ной обла­сти.

Неко­то­рые любят оправ­ды­вать рас­коль­ни­ков, говоря, что тех будто бы выну­дили отсту­пить от Церкви какие-нибудь тяже­лые обсто­я­тель­ства – с кем-то из них плохо или неспра­вед­ливо обо­шлись, оби­дели и т. д. Но эти оправ­да­ния не стоят и выеден­ного яйца. Так о них гово­рил свт. Дио­ни­сий Алек­сан­дрий­ский, в письме к рас­коль­нику Новату: «Если, как гово­ришь, ты отде­лился от Церкви невольно, то можешь это испра­вить воз­вра­ще­нием в Цер­ковь по своей воле». Свящ. Павел Фло­рен­ский как-то сказал: «Я лучше пред­по­чту гре­шить вместе с цер­ко­вью, чем спа­саться без Церкви». Фло­рен­ский хотел ска­зать, что только в Церкви спа­се­ние и что, поки­дая Цер­ковь, чело­век совер­шает духов­ное само­убий­ство. Рас­колы рож­да­лись с побед­ными кри­ками, а уми­рали с глу­хими сто­нами, – Цер­ковь же все жила! При­го­во­рен­ная рас­коль­ни­ками к смерти, она суще­ствует, она полна духов­ных сил, она оста­ется един­ствен­ным источ­ни­ком бла­го­дати на земле.

Чтобы не допус­кать появ­ле­ния ересей Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь всегда ста­ра­лась уве­ще­ва­нием, убеж­де­нием воз­вра­тить отпад­ших на путь истин­ной веры, под­лин­ного хри­сти­ан­ского бла­го­че­стия, ста­ра­лась вновь и вновь собрать своих заблуд­ших овец, поте­ряв­ших глас своего пас­тыря. Нельзя забы­вать о вели­кой опас­но­сти для духов­ного здо­ро­вья каж­дого чело­века, исхо­дя­щей от воз­мож­ного отпа­де­ния в ересь посред­ством рас­кола, поскольку ере­ти­че­ское миро­воз­зре­ние намного силь­нее про­ни­кает в душу и зара­жает ее язвами греха, от кото­рых очень сложно изба­виться.

Святые отцы при­знают воз­мож­ность и необ­хо­ди­мость вра­че­ва­ния рас­кола в духе цер­ков­ной ико­но­мии. Свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий в Пра­ви­лах из Пер­вого Кано­ни­че­ского Посла­ния к Амфи­ло­хию Ико­ний­скому ука­зы­вает на осо­бен­но­сти при­ня­тия каю­щихся из рас­ко­лов:

«Напри­мер, если кто, быв обли­чен во грехе, удален от свя­щен­но­слу­же­ния, не поко­рился пра­ви­лам, а сам удер­жал за собою пред­сто­я­ние и свя­щен­но­слу­же­ние, и с ним отсту­пили неко­то­рые другие, оста­вив Кафо­ли­че­скую Цер­ковь, – это есть само­чин­ное сбо­рище. О пока­я­нии мыс­лить иначе, нежели как сущие в Церкви – есть раскол… Кре­ще­ние рас­коль­ни­ков, как еще не чуждых Церкви, при­ни­мать; а нахо­дя­щихся в само­чин­ных сбо­ри­щах – исправ­лять при­лич­ным пока­я­нием и обра­ще­нием, и вновь при­со­еди­нять к Церкви. Таким обра­зом, даже нахо­дя­щи­еся в цер­ков­ных сте­пе­нях, отсту­пив вместе с непо­кор­ными, когда пока­ются, нередко при­ем­лются вновь в тот же чин».

Очень метко опре­де­ляет раскол Свт. Ириней Лион­ский: «Хри­стос рас­су­дит тех, кото­рые про­из­во­дят рас­колы, – не име­ю­щих любви к Богу и забо­тя­щихся больше о соб­ствен­ной выгоде, чем о един­стве Церкви, по мало­важ­ным и слу­чай­ным при­чи­нам рас­се­ка­ю­щих и раз­ры­ва­ю­щих вели­кое и слав­ное тело Хри­стово и, сколько от них зави­сит, раз­ру­ша­ю­щих его, гово­ря­щих о мире и про­из­во­дя­щих брань». (Пять книг против ересей, 4.7).

Как мы видим из выска­зы­ва­ний святых отцов и неболь­шого ана­лиза про­блемы рас­ко­лов их необ­хо­димо вра­че­вать, а еще лучше не допус­кать. Совер­шенно оче­видно, что кроме личной харизмы оче­ред­ного рас­ко­ло­учи­теля боль­шую роль играет низкая духов­ная обра­зо­ван­ность его после­до­ва­те­лей, поли­ти­че­ские нестро­е­ния в госу­дар­стве, личные мотивы. Настало время раз­ра­бо­тать мас­штаб­ный проект по про­фи­лак­тике цер­ков­ных рас­ко­лов, охва­ты­ва­ю­щий все воз­мож­ные сто­роны данной про­блемы. Совер­шенно необ­хо­димо созда­ние неко­то­рого органа, цер­ков­ной струк­туры с обшир­ными пол­но­мо­чи­ями, спо­соб­ной обес­пе­чи­вать долж­ный уро­вень мони­то­ринга духов­ного состо­я­ния веру­ю­щих и вовремя, на корню пре­се­кать рас­коль­ни­че­ские дви­же­ния в рядах Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

Раскол – это реаль­ная опас­ность не только целост­но­сти Церкви, но в первую оче­редь духов­ному здо­ро­вью рас­коль­ни­ков. Такие люди доб­ро­вольно лишают себя спа­си­тель­ной бла­го­дати, сеют раз­де­ле­ние внутри един­ства хри­стиан. Раскол не может быть оправ­дан ни с какой точки зрения: ни поли­ти­че­ские, ни наци­о­наль­ные, ни какие иные при­чины не могут быть рас­смот­рены как доста­точ­ное осно­ва­ние для рас­кола. К рас­колу и его вождям не может быть ни сочув­ствия, ни пони­ма­ния – с цер­ков­ным раз­де­ле­нием необ­хо­димо бороться, устра­нять, – чтобы не слу­чи­лось чего хуже.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки