Семья и Церковь — игумен Пётр Мещеринов<br><span class="bg_bpub_book_author">Игумен Пётр Мещеринов</span>

Семья и Церковь — игумен Пётр Мещеринов
Игумен Пётр Мещеринов

(2 голоса5.0 из 5)

Доклад на круг­лом сто­ле «Семья в совре­мен­ной Церк­ви. Пас­тыр­ские и бого­слов­ские аспек­ты вопро­са». Дани­лов мона­стырь, апрель 2007 г.

I. Святоотеческое богословие и семейная жизнь

Пра­во­слав­ная Цер­ковь содер­жит высо­кое уче­ние о Таин­стве бра­ка; «семья – малая Цер­ковь», утвер­жда­ем мы. Но свя­то­оте­че­ское бого­сло­вие почти не гово­рит об этом. При­чи­ны это­го ясны. Семья была века­ми тра­ди­ци­он­ной цен­но­стью, дан­но­стью, тем, что само собою разу­ме­ет­ся; у отцов Церк­ви не было осо­бой нуж­ды заост­рять вни­ма­ние на этой теме. Лишь когда устои семьи нача­ли коле­бать­ся, и сам этот инсти­тут стал реля­ти­ви­зи­ро­вать­ся и раз­ру­шать­ся – здесь и более актив­ное уча­стие жен­щи­ны в соци­аль­ной жиз­ни, и мас­со­вое рас­про­стра­не­ние кон­тра­цеп­ции и абор­тов, при­ня­тие их как нор­мы обще­ствен­ным созна­ни­ем, и (в послед­нее вре­мя) уза­ко­не­ние нетра­ди­ци­он­ной сек­су­аль­но­сти, и мно­же­ство иных соци­аль­ных и куль­тур­ных при­чин, – Цер­ковь ста­ла актив­но реа­ги­ро­вать на это и осмыс­лять своё уче­ние о бра­ке. Но мы столк­ну­лись в сво­ей прак­ти­ке цер­ков­ной рабо­ты с моло­де­жью со сле­ду­ю­щи­ми про­бле­ма­ми. Не явля­ет­ся ли это осмыс­ле­ние чем-то новым для тра­ди­ци­он­но­го свя­то­оте­че­ско­го, так ска­зать, «прак­ти­че­ско­го» бого­сло­вия? Это бого­сло­вие уже око­ло 1700 лет содер­жит иде­ал аске­ти­че­ский, мона­ше­ский, но никак не семей­ный. Вот неко­то­рые выска­зы­ва­ния св. отцов. Свя­ти­тель Гри­го­рий Бого­слов: «Или обла­дая все­це­ло Хри­стом, чело­век нера­дит о жене, или, дав в себе место люб­ви к пра­ху, забы­ва­ет о Хри­сте». Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст: «Брак есть смерт­ная и раб­ская одеж­да». Уче­ник Иоан­на Зла­то­уста Иси­дор Пелу­сиот: «В бра­ке чело­век нисколь­ко не отли­ча­ет­ся от зве­рей». Я думаю, нет нуж­ды при­во­дить мас­су цитат это­го рода из св. отцов вплоть до наше­го вре­ме­ни – всем нам они хоро­шо известны.

За св. отца­ми идёт, разу­ме­ет­ся, и нема­лая часть совре­мен­но­го свя­щен­ства. Вот что пишет, напри­мер, попу­ляр­ный петер­бург­ский свя­щен­ник о. Алек­сандр Заха­ров: «Цен­ность № 1 в пра­виль­ной иерар­хии цен­но­стей – спа­сти душу. Все осталь­ное – вто­ро­сте­пен­но, тре­тье­сте­пен­но – ибо пре­хо­дя­ще: семья, рабо­та, уче­ба, раз­вле­че­ния, богат­ство, сла­ва – все прой­дет и остав­ле­но будет здесь, перед поро­гом веч­но­сти». Семья, мы видим, постав­ле­на здесь в один ряд с раз­вле­че­ни­я­ми, богат­ством и сла­вой. В кни­ге, издан­ной по бла­го­сло­ве­нию Пат­ри­ар­ха Алек­сия «Что необ­хо­ди­мо знать каж­дой девоч­ке» недву­смыс­лен­но гово­рит­ся: «Конеч­но, и семей­ная жизнь спа­си­тель­на… Но все же мона­ше­ский путь выше: это путь хри­сти­ан­ско­го совер­шен­ства». Извест­ный автор, пишу­щий под име­нем «свящ. Тимо­фей», в сво­ем «Посо­бии по аске­ти­ке для совре­мен­но­го юно­ше­ства» еще опре­де­лен­нее выска­зы­ва­ет­ся о досто­ин­стве бра­ка: «Но нуж­но пом­нить, что брач­ные отно­ше­ния уста­но­ви­лись у людей после паде­ния… Поэто­му-то дев­ство ценит­ся Цер­ко­вью выше бра­ка… Дев­ствен­ни­ки бли­же к Богу, духов­ное нача­ло в них раз­ви­то силь­нее. Всту­па­ю­щие в брак позна­ют при этом некие пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти, но это чисто душев­ное обо­га­ще­ние все­гда идет за счет неко­то­ро­го оску­де­ния духов­но­го». Я не при­во­жу здесь мне­ний совре­мен­ных мона­ше­ству­ю­щих цер­ков­ных писа­те­лей, таких, напри­мер, как попу­ляр­ные гру­зин­ские архи­манд­ри­ты Лазарь (Аба­шид­зе) и Рафа­ил (Каре­лин)…

Надо ска­зать, что совре­мен­ное рус­ское цер­ков­ное писа­тель­ство здесь не оди­но­ко. Вот вызвав­шее неко­то­рое недо­уме­ние недав­но появив­ше­е­ся эссе о люб­ви «Вари­а­ции на тему «Пес­ни Пес­ней», напи­сан­ное самым извест­ным бого­сло­вом Гре­ции Хри­сто­сом Янна­ра­сом. Для Янна­ра­са брак и любовь «суть две про­ти­во­бор­ству­ю­щие дан­но­сти». «Любовь есть изум­ле­ние от жиз­ни, брак же – уза­ко­ни­ва­ние необ­хо­ди­мо­сти… То, что спо­ра­ди­че­ски пред­ла­га­ет брак, не явля­ет­ся пред­по­сыл­кой люб­ви – если вооб­ще не исклю­ча­ет ее… При­мер пути жиз­ни… вопло­щен в лице Хри­ста. Чело­ве­ку, что­бы сле­до­вать это­му при­ме­ру, нуж­но раз­ру­шить узы сво­ей зави­си­мо­сти от пути есте­ства: узы род­ства, узы застра­хо­ван­но­сти, кото­ры­ми свя­зы­ва­ют юри­ди­че­ские рам­ки бра­ка». Цен­ность бра­ка огра­ни­чи­ва­ет­ся для него обла­стью зем­но­го и пре­хо­дя­ще­го. Все, что он может дать – это «чув­ство кры­ши над голо­вой, уве­рен­ность в том, что дру­гой будет спут­ни­ком, общую пищу, вза­им­ное насла­жде­ние». В пер­спек­ти­ве же веч­но­сти брак пред­став­ля­ет собой лишь вели­кий обман – «фик­тив­ное уве­ко­ве­че­ние «Я» в лице детей». И это не про­сто част­ное мне­ние отдель­ных свя­щен­но­слу­жи­те­лей или цер­ков­ных писа­те­лей: выра­же­но настро­е­ние огром­но­го коли­че­ства пра­во­слав­ных людей.

Недав­но мне при­шлось выдер­жать дис­кус­сию с одним моло­дым чело­ве­ком, уча­щим­ся нашей Шко­лы моло­дёж­но­го слу­же­ния. Вот что он писал мне на нашем фору­ме: «Уче­ние о том, что брак совер­ша­ет­ся на небе­сах и вечен – это не более чем бла­го­че­сти­вый миф. В све­те еван­гель­ско­го уче­ния Хри­ста совер­шен­но оче­вид­на конеч­ность бра­ка и при­над­леж­ность его исклю­чи­тель­но веку сему, кото­рый прейдет: ибо в вос­кре­се­нии ни женят­ся, ни выхо­дят замуж, но пре­бы­ва­ют, как Анге­лы Божии на небе­сах. (Матф.22:30)». На все мои воз­ра­же­ния и рас­суж­де­ния о бра­ке как о сою­зе Хри­ста и Церк­ви сле­до­ва­ли кило­мет­ры цитат из Свя­тых Отцов, под­твер­жда­ю­щие тезис мое­го собе­сед­ни­ка о том, что «совер­шен­ное упо­доб­ле­ние Хри­сту невоз­мож­но без дев­ствен­ной жиз­ни и что брач­ные отно­ше­ния нано­сят некую тень сквер­но­сти». И у мно­гих моло­дых людей, кото­рые совер­шен­но не соби­ра­ют­ся ста­но­вить­ся мона­ха­ми, но кото­рые отно­сят­ся к Церк­ви серьёз­но, изу­чая тво­ре­ния Свя­тых Отцов, я наблю­дал подоб­ные настроения.

Итак, нали­цо кол­ли­зия двух бого­сло­вий – «Семья – домаш­няя цер­ковь» и «Семья – пре­хо­дя­щая цен­ность». Эта кол­ли­зия отнюдь не умо­зри­тель­на. Тезис о том, что Цер­ковь забо­тит­ся о семье, дол­жен быть бого­слов­ски под­твер­ждён; но люди, обра­ща­ю­щи­е­ся к свя­то­оте­че­ско­му уче­нию, видят, что в лице свя­тых отцов это под­твер­жде­ние нахо­дит­ся с тру­дом. Лишь еди­нич­ные свя­то­оте­че­ские тек­сты ука­зы­ва­ют на поло­жи­тель­ное зна­че­ние семьи (луч­ший и извест­ней­ший при­мер – ана­фо­ра свят. Васи­лия Вели­ко­го); в луч­шем слу­чае отцы при­ни­ма­ют семью как дан­ность, но обще­при­ня­тым местом у отцов явля­ет­ся мень­шая важ­ность семьи срав­ни­тель­но с инди­ви­ду­аль­ным аске­ти­че­ским дела­ни­ем. До край­но­сти эту кол­ли­зию обост­рил для меня дру­гой моло­дой чело­век, с кото­рым мы бесе­до­ва­ли на эти темы. Он ска­зал: «что­бы Церк­ви под­дер­жи­вать семью и нахо­дить в семей­ном укла­де жиз­ни путь к хри­сти­ан­ско­му совер­шен­ству, ей при­дёт­ся поста­вить под сомне­ние мно­го­ве­ко­вое тра­ди­ци­он­ное аске­ти­че­ское бого­сло­вие Отцов и реви­зо­вать всю свою систе­му нази­да­ния». Так это или нет? Какой ответ на эти вопро­сы может пред­ло­жить сего­дня Церковь?

II. Семья и современное богословие

Теперь мы про­дол­жим эту тему, но уже под дру­гим углом зре­ния. Очень важ­но постро­ить про­по­ведь бра­ка на серьез­ных осно­ва­ни­ях, про­по­ведь, соот­вет­ству­ю­щую бого­сло­вию, а не ути­ли­тар­ным целям (рожать, рожать, рожать)… Необ­хо­ди­мо серьез­но отклик­нуть­ся на вызо­вы совре­мен­но­сти и сфор­му­ли­ро­вать не толь­ко высо­кое и кра­си­вое уче­ние, но и впле­сти его в ткань цер­ков­ной жиз­ни сред­ней хри­сти­ан­ской семьи. Здесь нуж­но кос­нуть­ся ещё и про­бле­мы свое­об­раз­но­го мани­хей­ства в цер­ков­ной жиз­ни. Что я имею в виду? До сих пор фак­ти­че­ски не полу­ча­ет прак­ти­че­ско­го вопло­ще­ния бого­слов­ская мысль о том, что сама семей­ная жизнь – жизнь малой церк­ви – и есть пусть спа­се­ния. Более того, цер­ков­ность или, как гово­рят, духов­ность почти пол­но­стью отож­деств­ля­ет­ся с аске­ти­че­ской жиз­нью, под кото­рой пони­ма­ют неко­то­рый осо­бый образ суще­ство­ва­ния, осу­ществ­ля­е­мый через ряд духов­но-душев­но-телес­ных упраж­не­ний (раз­мыш­ле­ния, рас­суж­де­ния, молит­ва, воз­дер­жа­ние чувств и вооб­ра­же­ний, исто­ще­ние физио­ло­гии). В ито­ге попу­ляр­на идея о том, что в семье труд­но или невоз­мож­но спа­стись. В созна­нии мно­гих веру­ю­щих аске­ти­ка ста­ла про­кру­сто­вым ложем для семей­ной жизни.

При­ве­ду цита­ту извест­но­го цер­ков­но­го дея­те­ля нача­ла XX века Геор­гия Шавель­ско­го, послед­не­го про­то­пре­сви­те­ра воен­но­го и мор­ско­го духо­вен­ства Рос­сий­ской Импе­рии, из его кни­ги «Рус­ская Цер­ковь перед рево­лю­ци­ей», напи­сан­ной в 1935 году. Гово­ря о недо­стат­ках рус­ской цер­ков­ной жиз­ни доре­во­лю­ци­он­но­го вре­ме­ни, он писал, что один из них «состо­ял в том, что в цер­ков­ном миро­воз­зре­нии того вре­ме­ни небо как бы вытес­ня­ло зем­лю: всю­ду и все­гда мно­го гово­ри­лось о дости­же­нии Небес­но­го Цар­ствия и мало дела­лось для устро­е­ния хри­сти­ан­ской жиз­ни на зем­ле. Боль­ше того, неред­ко усерд­ны­ми не по разу­му рев­ни­те­ля­ми бла­го­че­стия и веч­но­го спа­се­ния про­по­ве­до­ва­лось пре­не­бре­же­ние к зем­ле и ко все­му зем­но­му, что уже отда­ва­ло фаль­шью, ибо раз­ны­ми зем­ны­ми бла­га­ми и раз­ны­ми дости­же­ни­я­ми мате­ри­аль­ной куль­ту­ры не гну­ша­лись поль­зо­вать­ся даже самые стро­гие, отрек­ши­е­ся от мира насель­ни­ки св. оби­те­лей. Про­по­ведь край­не­го аске­тиз­ма, как обя­за­тель­но­го иде­а­ла для каж­до­го чело­ве­ка, и выте­кав­шее отсю­да без­участ­ное, а то и отри­ца­тель­ное отно­ше­ние ко мно­гим явле­ни­ям – радо­стям и дости­же­ни­ям куль­тур­ной жиз­ни – при­во­ди­ли ко мно­гим едва ли жела­тель­ным послед­стви­ям: Цер­ковь, не откли­кав­ша­я­ся на все нуж­ды и явле­ния дей­стви­тель­ной жиз­ни, часто сто­ро­нив­ша­я­ся ее, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни ото­рва­лась от обще­ства; меж­ду нею и обще­ством обра­зо­ва­лась сво­е­го рода про­пасть, мешав­шая им понять друг дру­га. Не ока­зы­вая, вслед­ствие это­го, все­го бла­го­твор­но­го вли­я­ния, какое она мог­ла бы ока­зы­вать на жизнь госу­дар­ствен­ную, обще­ствен­ную и част­ную, на раз­лич­ные отрас­ли тру­да, зна­ния и на раз­лич­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния, Цер­ковь, есте­ствен­но, теря­ла зна­чи­тель­ную долю авто­ри­те­та, ува­же­ния и вли­я­ния. Одно­сто­рон­няя, сво­див­ша­я­ся к про­по­ве­ди аске­тиз­ма и отре­че­ния от мира, цер­ков­ная идео­ло­гия для одних была непри­ем­ле­ма, для дру­гих – непо­силь­на». Эти сло­ва, ска­зан­ные о поло­же­нии Церк­ви, быв­шем сто лет назад, акту­аль­ны и сей­час. Какие реше­ния этой про­бле­мы мы можем най­ти сегодня?

III. Агиографический и исторический идеал семейной жизни в Церкви

Необ­хо­ди­мо рас­смот­реть вопрос, затра­ги­ва­ю­щий ещё одну про­бле­му бого­слов­ско­го осмыс­ле­ния жиз­ни совре­мен­ной цер­ков­ной семьи. Я имею в виду уже упо­мя­ну­тую мною систе­му цер­ков­но­го нази­да­ния. Очень мало людей само­сто­я­тель­но могут погру­зить­ся в глу­би­ны бого­сло­вия и уяс­нить для себя под­лин­ный смысл, кото­рый вкла­ды­ва­ет Цер­ковь Хри­сто­ва в Таин­ство бра­ка и в повсе­днев­ную жизнь хри­сти­ан­ской семьи. Боль­шин­ство полу­ча­ют обра­зец и иде­ал хри­сти­ан­ско­го суще­ство­ва­ния в налич­ной цер­ков­ной дей­стви­тель­но­сти. Тут мы видим, что Цер­ковь в сво­ей дидак­ти­ке иде­а­ла семьи не содер­жит. У нас нет при­ме­ров бра­ка, спо­соб­ных лечь в осно­ву про­све­ще­ния. Вет­хо­за­вет­ные при­ме­ры, упо­ми­на­е­мые в молит­вах Таин­ства Вен­ча­ния, поче­му-то ред­ко вспо­ми­на­ют­ся при раз­го­во­ре о бра­ке. Нет кано­ни­зи­ро­ван­ных хри­сти­ан, жизнь кото­рых была бы при­ме­ром не жиз­ни в бра­ке «как брат и сест­ра», и не сов­мест­но­го ухо­да в мона­стырь, а имен­но духов­но­го воз­рас­та­ния в семье как в малой Церк­ви. Нико­гда пра­во­слав­ная Цер­ковь не кано­ни­зи­ро­ва­ла семьи, за исклю­че­ни­ем семей муче­ни­ков. Изве­стен толь­ко один при­мер кано­ни­зи­ро­ван­ной семьи – это семья стра­сто­терп­цев Рома­но­вых (при­чём оче­вид­но, что при­чи­ной кано­ни­за­ции послед­них яви­лись ско­рее иные при­чи­ны, чем стрем­ле­ние Церк­ви дать сво­ей пастве образ пре­крас­ной семьи). В жити­ях Свя­тых, в цер­ков­ном кален­да­ре, в бого­слу­же­нии совер­шен­но отчёт­ли­во про­сле­жи­ва­ет­ся пре­ва­ли­ро­ва­ние мона­ше­ско­го иде­а­ла над семейным.

На фоне отсут­ствия цер­ков­но­го иде­а­ла семьи доволь­но неожи­дан­но стал про­па­ган­ди­ро­вать­ся в каче­стве образ­ца совет­ский уклад жиз­ни. При­ме­ром это­го явля­ют­ся, в част­но­сти, тру­ды извест­ных пси­хо­ло­гов И.Я. Мед­ве­де­вой и Т.Л. Шишо­вой. Та агрес­сия, жест­кость, непри­ми­ри­мость и в то же вре­мя неком­пе­тент­ность в цер­ков­ных вопро­сах, с кото­ры­ми они про­па­ган­ди­ру­ют семей­ные цен­но­сти, а точ­нее ведут «охо­ту на ведьм», – толь­ко меша­ют ста­нов­ле­нию цер­ков­но-про­све­ти­тель­ской рабо­ты по отно­ше­нию к семье. Вот при­мер. Нор­маль­ной, с точ­ки зре­ния ука­зан­ных авто­ров, явля­ет­ся ситу­а­ция, когда путь воцер­ко­в­ле­ния жен­щи­ны пред­став­ля­ет собой тоталь­ную вой­ну со все­ми близ­ки­ми и род­ны­ми. Обос­но­ва­ни­ем для тако­го пути воцер­ко­в­ле­ния слу­жит про­воз­гла­шен­ный ими прин­цип: «совре­мен­ная жизнь – вся цели­ком! – постро­е­на на непра­во­слав­ных, а зача­стую и анти­пра­во­слав­ных осно­ва­ни­ях». Вот в совет­ское вре­мя – по мыс­ли писа­тель­ниц – было луч­ше. Цер­ков­ный ответ на этот вызов, на мой взгляд, совер­шен­но необходим.

IV. Жизнь семьи и жизнь церковной общины

Труд­но пере­оце­нить роль цер­ков­ных общин в деле воз­рож­де­ния семей в Церк­ви, одна­ко до сих пор общин­ная жизнь так и не ста­ла нор­мой цер­ков­ной жиз­ни. В свя­зи с этим перед пас­ты­ря­ми, име­ю­щи­ми попе­че­ние имен­но об общин­ной, а не о тре­бо­ис­пол­ни­тель­ской, жиз­ни, сто­ит ряд про­блем, неко­то­рые из кото­рых следующие.

Во-пер­вых, это вовсе не духов­ная, а совер­шен­но мате­ри­а­ли­сти­че­ская воз­мож­ность (а чаще все­го невоз­мож­ность) при­хо­да и общи­ны помо­гать семьям, осо­бен­но мно­го­дет­ным и моло­дым. Здесь мы видим мно­го­чис­лен­ные при­зы­вы Церк­ви решать демо­гра­фи­че­скую про­бле­му, кре­пить семью, и т.д., но под­креп­ля­ет­ся ли это реаль­ной помо­щью? Один мой зна­ко­мый свя­щен­ник, слу­жа­щий в неболь­шом под­мос­ков­ном город­ке, рас­ска­зы­вал мне, как одна­жды он, вооду­шев­лён­ный епар­хи­аль­ным началь­ством, стал с амво­на, в про­по­ве­ди, при­зы­вать сво­их при­хо­жан повы­шать рож­да­е­мость. После служ­бы к нему подо­шла жен­щи­на и ска­за­ла: «батюш­ка! вот у меня двое детей. Мы с мужем полу­ча­ем на дво­их 10 000 руб­лей в месяц, едва сво­дим кон­цы с кон­ца­ми. Хоро­шо бы, конеч­но, заве­сти ещё детей; но как мы будем их содер­жать? Смо­жет ли наш при­ход помочь – выпла­чи­вать, напри­мер, хотя бы тыся­чи три-четы­ре в месяц?» Батюш­ка отве­тил: «мы бы рады, но, к сожа­ле­нию, мы не смо­жем… вот у нас кры­ша течёт, нуж­но пла­тить за ико­но­стас, я не могу най­ти денег, что­бы опла­тить ком­му­наль­ные услу­ги…» Жен­щи­на спро­си­ла: «ну, может быть, помо­жет епар­хия?» Батюш­ка неве­се­ло усмех­нул­ся… и боль­ше уже не про­по­ве­до­вал на эту тему. Всем нам извест­но, что офи­ци­аль­ной ста­тьи рас­хо­да на помощь семьям у нас нет; обя­за­тель­ный сбор с при­хо­дов денег (и часто нема­лых!) на пода­рок мест­но­му архи­ерею к оче­ред­ной памят­ной дате свя­ти­те­ля про­во­дит­ся неопу­сти­тель­но, а вот запла­ни­ро­ван­ная и одоб­рен­ная цер­ков­ным началь­ством регу­ляр­ная под­держ­ка мно­го­дет­но­сти или хотя бы ресур­сы на созда­ние при хра­ме семей­но­го клу­ба совер­шен­но отсутствуют.

Кста­ти, о мно­го­дет­но­сти. В одном из номе­ров «Фомы» при­во­дят­ся раз­мыш­ле­ния авто­ра жур­на­ла А. Тка­чен­ко о разо­ча­ро­ва­нии неко­то­рых даже цер­ков­ных людей в мно­го­дет­но­сти. Такой же при­мер изве­стен и мне. Отец шести детей гово­рил мне: «зачем толь­ко я слу­шал этих духов­ни­ков, кото­рые твер­ди­ли – рожать сколь­ко родит­ся… Духов­ни­ки эти не кор­мят мою семью. Мак­си­мум – тро­их надо было…»

Далее, пере­хо­дя уже к соб­ствен­но цер­ков­ной жиз­ни. Вопрос преж­де все­го вен­ча­ния. На семи­на­ре в ПСТГУ 6 мар­та с.г., посвя­щён­но­го пра­во­слав­но­му уче­нию о Таин­стве бра­ка, была жар­кая дис­кус­сия о поло­же­нии с кано­на­ми, регу­ли­ру­ю­щи­ми бра­ки, в совре­мен­ной жиз­ни. На мой взгляд, часто нере­ша­е­мые про­бле­мы это­го рода име­ют сво­ей осно­вой то, что Таин­ство Вен­ча­ния пре­по­да­ёт­ся людям без какой бы то ни было кате­хи­за­ции и про­вер­ки серьёз­но­сти их цер­ков­ных и семей­ных наме­ре­ний. То есть: мы вен­ча­ем кого попа­ло, а затем раз­би­ра­ем­ся в воро­хе кано­ни­че­ских недо­уме­ний, явля­ю­щих­ся след­стви­ем это­го бра­ко­вен­ча­ния. Выход здесь такой, на мой взгляд: доста­точ­но стро­гая кате­хи­за­ция, и тре­бо­ва­ния (я имею в виду нрав­ствен­ные, а не толь­ко фор­маль­ные) к вен­ча­ю­щим­ся не мень­шие, чем к кан­ди­да­там к свя­щен­ству. Здесь актуа­лен и вопрос невен­чан­ных бра­ков, Цер­ко­вью вро­де как и решён­ный (в соци­аль­ной кон­цеп­ции); но цер­ков­ное созна­ние это реше­ние не при­ни­ма­ет, а про­дол­жа­ет счи­тать, что невен­чан­ный брак не есть брак, а про­сто сожи­тие; ну, в луч­шем слу­чае, «не-до-брак». Про­бле­мы это­го рода нуж­да­ют­ся в обще­цер­ков­ном пас­тыр­ском обсуждении.

Далее. Сей­час актив­но обсуж­да­ет­ся вопрос воз­мож­но­сти уча­стия жен­щин в бого­слу­же­нии в пери­од месяч­но­го очи­ще­ния. На мно­гих Интер­нет-фору­мах опуб­ли­ко­ва­ны недо­умен­ные вопро­сы жен­щин к свя­щен­но­слу­жи­те­лям, на каком бого­слов­ском осно­ва­нии в пери­о­ды месяч­ных очи­ще­ний и в после­ро­до­вой пери­од их отлу­ча­ют от даже и про­сто хож­де­ния в Цер­ковь. Дру­гой при­мер. В Треб­ни­ке мы най­дем целый ряд молитв об избав­ле­нии жен­щи­ны от сквер­ны, свя­зан­ной с родо­вы­ми явле­ни­я­ми. Тако­вы «Молит­вы жены в пер­вый день рож­де­ния отро­ча­те ея», «Молит­ва во еже назна­ме­но­ва­ти отро­ча в ось­мый день», «Молит­ва жене родиль­ни­це по четы­ре­де­се­тех днех», «Молит­ва жене, егда изверг­нет отро­ча», «Молит­ва о иску­ша­ю­щем­ся во сне». В этих чино­по­сле­до­ва­ни­ях, как бы воз­вра­ща­ясь к вет­хо­за­вет­но­му пони­ма­нию нечи­сто­ты, авто­ры молитв счи­та­ют нечи­сты­ми не толь­ко саму родиль­ни­цу, но и при­кос­нув­ших­ся к ней, сама она до соро­ка дней не допус­ка­ет­ся до при­ча­ще­ния. Эти запре­ты идут от вет­хо­за­вет­ных тра­ди­ций испол­не­ния иудей­ско­го Зако­на, име­ю­щих очень при­зрач­ное отно­ше­ние к хри­сти­ан­ству. К сожа­ле­нию, совре­мен­ные пас­тыр­ские суще­ству­ю­щие отве­ты на этот вопрос ред­ко могут удо­вле­тво­рить кого-либо из вопро­ша­ю­щих. Сре­ди про­чих неле­по­стей, порож­ден­ных идео­ло­ги­ей «сквер­ны», необ­хо­ди­мо назвать и совер­шен­но чудо­вищ­ный запрет мате­рям при­сут­ство­вать на Кре­ще­нии соб­ствен­ных детей.

Вооб­ще вопро­сам под­го­тов­ке семьи к Таин­ствам Вен­ча­ния и Кре­ще­ния детей необ­хо­ди­мо уде­лить осо­бое вни­ма­ние. На уровне обще­цер­ков­ной прак­ти­ки есть един­ствен­ное усло­вие к уча­стию в этих Таин­ствах – это опла­та запро­шен­ной сум­мы. Ситу­а­ция усу­губ­ля­ет­ся нали­чи­ем мно­же­ства пред­рас­суд­ков, навя­зы­ва­е­мых людям око­ло­цер­ков­ной мол­вой и никем не опровергаемых.

Кре­стить ребен­ка и повен­чать жела­ю­щих и через это вве­сти в Цер­ковь очень про­сто. Но что дает Цер­ковь моло­до­же­нам и моло­дым роди­те­лям на прак­ти­ке (при отсут­ствии кате­хи­за­ции): непо­нят­ное бого­слу­же­ние; жест­кие тре­бо­ва­ния к при­ча­стию; тре­бо­ва­ния постов и супру­же­ских воз­дер­жа­ний. При мини­маль­ных тре­бо­ва­ни­ях к вступ­ле­нию в Цер­ковь и к созда­нию малой церк­ви Пра­во­сла­вие пред­ла­га­ет людям гро­мозд­кую стро­гую внеш­нюю дис­ци­пли­ну пра­во­слав­ной жиз­ни. Долж­но же быть ина­че. Наша зада­ча под­го­то­вить чело­ве­ка к Таин­ству так, что­бы оно было семе­нем, бро­шен­ным на под­го­тов­лен­ную и удоб­рен­ную поч­ву. У нас же Таин­ства кре­ще­ния и вен­ча­ния явля­ют­ся боль­шей частью семе­нем, бро­шен­ным на заму­со­рен­ную и зарос­шую зем­лю, и мы оправ­ды­ва­ем себя и гово­рим чело­ве­ку: мол, молись, постись и очи­щай зем­лю и тогда семя Таин­ства взойдет.

Про­бле­ма кре­ще­ния мла­ден­цев. В обще­ствен­ном созна­нии Кре­ще­ние мла­ден­цев пред­став­ля­ет­ся как ста­рин­ный быто­вой обряд, обя­за­тель­ный для рус­ско­го чело­ве­ка и неред­ко осу­ществ­ля­е­мый при уча­стии даже неве­ру­ю­щих в каче­стве крест­ных. Но истин­ным осно­ва­ни­ем для кре­ще­ния детей долж­на являть­ся их при­над­леж­ность к цер­ков­ным семьям. Цер­ков­ный прин­цип совер­шен­но оче­ви­ден: кре­стить мож­но толь­ко детей созна­тель­ных хри­сти­ан или при гаран­тии того, что вос­при­ем­ни­ки могут ока­зы­вать серьез­ное вос­пи­та­тель­ное воз­дей­ствие на детей при их воцер­ко­в­ле­нии. Оче­вид­но, что преж­де все­го на семье ребен­ка лежит ответ­ствен­ность за его воцер­ко­в­ле­ние. Кре­щен­ные, но вырос­шие вне цер­ков­но­го покро­ва дети, в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве не будут иметь стрем­ле­ния к созда­нию хри­сти­ан­ских семей – малых церквей.

Сле­ду­ет оста­но­вит­ся и на вопро­се о вос­при­ем­ни­ках. Оче­вид­но, что в наше вре­мя в силу уте­ри общин­но­сти и замкну­то­сти семей­ной жиз­ни роль вос­при­ем­ни­ков по отно­ше­нию к детям не совсем ясна. Основ­ные функ­ции по воцер­ко­в­ле­нию детей в наше вре­мя лежат и могут лежать толь­ко на роди­те­лях. Таким обра­зом, основ­ная роль вос­при­ем­ни­ков – быть допол­ни­тель­ным гаран­том воцер­ко­в­ле­ния детей, быть имен­но пору­чи­те­ля­ми за их буду­щую цер­ков­ность. Вос­при­ем­ни­ки в иде­а­ле долж­ны быть цер­ков­ны­ми людь­ми, име­ю­щи­ми опыт вос­пи­та­ния детей. Имен­но такое пони­ма­ние спо­соб­но быть пло­до­твор­ным в семей­ной жиз­ни. У нас же глав­ный вопрос для вос­пре­ем­ни­ков – вступ­ле­ние или нев­ступ­ле­ние их в брак… Еще раз ска­жем, что ни в коем слу­чае недо­пу­сти­мо отстра­нять от уча­стия в Таин­стве Кре­ще­ния мате­рей кре­ща­е­мых детей.

Соб­ствен­но гово­ря, пер­вы­ми шага­ми на пути реше­ния этих про­блем неиз­беж­но дол­жен стать гораз­до более стро­гий доступ к Кре­ще­нию и Вен­ча­нию, чем сей­час. Готов ли к это­му цер­ков­ный орга­низм? Не разо­бьют­ся ли все наши бла­гие наме­ре­ния о две вещи: идео­ло­ги­че­скую – ведь мы рус­ские, зна­чит, пра­во­слав­ные, зна­чит, надо всех кре­стить, – и чисто мате­ри­а­ли­сти­че­скую: упа­дёт доход, будет мень­ше денег на регу­ляр­ные подар­ки епар­хи­аль­ным архи­ере­ям… поне­сёт ли такой ради­ка­лизм цер­ков­ное началь­ство? Кро­ме того, пред­по­ло­жим, что изме­нит­ся отно­ше­ние к Вен­ча­нию, как к тому, к чему могут быть допу­ще­ны толь­ко созна­тель­ные хри­сти­ане. Не при­дёт­ся ли нам в таком слу­чае вну­шать нево­цер­ко­в­лён­ным семьям, а тем более семьям, где один супруг – не хри­сти­а­нин, что их невен­чан­ность – это не толь­ко не «страш­но» и не ума­ля­ет их брак, но в их не-до-хри­сти­ан­ском состо­я­нии – и нор­ма… Насколь­ко это вооб­ще воз­мож­но и допустимо?

Очень важ­ным явля­ет­ся вопрос о при­ча­ще­нии детей. Меня тут в Интер­не­те обви­ни­ли чуть ли не в дето­не­на­вист­ни­че­стве, в то вре­мя как я гово­рил лишь о том, что при­ча­щать­ся нуж­но, насколь­ко это воз­мож­но, всей семьёй, а не пре­вра­щать при­ча­стие ребён­ка в еже­не­дель­ную маги­че­скую опе­ра­цию, при том, что часто в семьях нет той сре­ды, в кото­рой при­ня­тое Таин­ство может при­не­сти дей­стви­тель­ный плод. На про­шлом Круг­лом сто­ле мы гово­ри­ли уже об уча­стии семьи в бого­слу­жеб­ной жиз­ни и под­го­тов­ке ко при­ча­ще­нию; я бы хотел, что­бы мы не повто­ря­лись, но сде­ла­ли акцент имен­но на мере уча­стия в бого­слу­же­нии и при­ча­ще­нии детей.

Пост­ная дис­ци­пли­на семей так­же тре­бу­ет рас­смот­ре­ния. Для сохра­не­ния семей­но­го мира и здо­ро­вья чле­нов семьи, вопрос воз­дер­жа­ния в пище дол­жен решать­ся имен­но на семей­ном сове­те. По отно­ше­нию к детям пост­ную дис­ци­пли­ну воз­мож­но при­ла­гать со мно­ги­ми ого­вор­ка­ми, посколь­ку ее суть в неко­ем «умерщ­вле­нии пло­ти», кото­рое ста­но­вит­ся акту­аль­ным для детей лишь в позд­нем под­рост­ко­вом возрасте.

И, нако­нец, нуж­но кос­нуть­ся щепе­тиль­ной темы супру­же­ских отно­ше­ний. Вот мне­ние одно­го свя­щен­ни­ка – участ­ни­ка Интер­нет-дис­кус­сии на одном интер­нет-фору­ме: «Вооб­ще, попыт­ка жест­кой регла­мен­та­ции и схе­ма­ти­за­ции супру­же­ских отно­ше­ний есть жал­кая и вред­ная уто­пия, при­во­дя­щая к тяже­лым послед­стви­ям в ряде слу­ча­ев. Как это себе пред­став­ля­ют сто­рон­ни­ки «таб­ли­цы, когда «мож­но» и когда «нель­зя»? Муж гово­рит жене: «Доро­гая, сего­дня поне­дель­ник, сего­дня «мож­но», и поэто­му давай, без отго­во­рок?» Супру­же­ство есть тай­на люб­ви, а не меха­ни­че­ское «сово­куп­ле­ние», как пред­став­ля­ет­ся неко­то­рым рев­ни­те­лям «гра­фи­ков» и «пост­ных дней». Жена не кол­ба­са и не мясо, кото­рое «упо­треб­ля­ют» в извест­ные дни, а в иные воз­дер­жи­ва­ют­ся. Муж и жена сво­бод­ные лич­но­сти, соеди­нен­ные сою­зом люб­ви, и никто не име­ет пра­ва совать­ся к ним с сове­та­ми в супру­же­скую спаль­ню. Я счи­таю вред­ной, и в духов­ном смыс­ле в том чис­ле, любую регла­мен­та­цию и схе­ма­ти­за­цию («гра­фик» на стене) супру­же­ских отно­ше­ний, кро­ме воз­дер­жа­ния в ночь перед При­ча­сти­ем и аске­зы Вели­ко­го поста (по силам и вза­им­но­му согла­сию). Я счи­таю совер­шен­но невер­ным обсуж­дать вопро­сы супру­же­ских отно­ше­ний с духов­ни­ка­ми (осо­бен­но мона­ше­ству­ю­щи­ми), так как нали­чие посред­ни­ка (тре­тье­го лица) меж­ду мужем и женой в этом вопро­се про­сто недо­пу­сти­мо, и до добра нико­гда не доводит».

Важ­но понять, что семья про­рас­тет сама, если удоб­рять поч­ву вокруг нее, а не утрам­бо­вы­вать. Семья долж­на жить в сво­бо­де, посколь­ку она живой орга­низм, реша­ю­щий не толь­ко цер­ков­ные зада­чи, но и свои соб­ствен­ные. Семья не инстру­мент, как писал про­то­пре­сви­тер Алек­сандр Шме­ман: «Семья не име­ет «цели», она не «праг­ма­тич­на». Она источ­ник, она – та жизнь, из кото­рой вырас­та­ют цели».

Источ­ник: cайт игу­ме­на Пет­ра Мещеринова

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки