Протоиерей Димитрий Смирнов: Входя в храм, надо снять шапку, но не голову <br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Димитрий Смирнов</span>

Протоиерей Димитрий Смирнов: Входя в храм, надо снять шапку, но не голову
Протоиерей Димитрий Смирнов

Памяти протоиерея Димитрия Смирнова

Отец Димитрий Смирнов ‒ один из самых известных священников в России. Он глава Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, сопредседатель Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московского Патриархата, проректор Православного Свято-Тихоновского университета. Плюс к этому ведет программу «Русский час» на телеканале «Спас» и программу «Благовещение» на радио «Радонеж».

‒ Отец Димитрий, кто вас привел к вере?

‒ Никто. Я родился верующим. У меня не было «обращения». Крестили в младенчестве, в храме пророка Илии в Обыденском. Бабушка носила к причастию. Помню, в детском саду Бога умолял, своими словами. Конечно, тогда я Бога еще не знал. Это уже потом, в 15 лет взял у дедушки Евангелие, прочел и понял, что Бог ‒ Христос ‒ такой, как я и думал.

‒ А откуда у дедушки в 60‑е годы оказалась такая книга?

‒ Он был знаменитый математик, ему прислали друзья из Америки.

‒ Как к вашей вере относились родители?

‒ Они тоже были верующими, хотя и расцерковленными. Потом уже все за мной потянулись: мать, отец, братья, их жены… Глава семьи ‒ мама ‒ знала наизусть многие молитвы. И нас, когда мы проказили, останавливала словами из Писания. Когда я стал регулярно ходить в храм, спросила: «Что, по стопам предков?» Она помнила, что прадед служил в церкви. А сейчас моя дочка восстановила весь наш род: по отцовской линии начиная с XVIII века одни священники. Прадеда ‒ священномученика Василия Смирнова ‒ в 1938 году расстреляли и погребли в общей могиле на полигоне Бутово.

‒ Вы как-то сказали, что в детстве сгорали со стыда из-за Хрущева. Это влияние семьи?

‒ Хрущев был для меня воплощением хамства. Мама говорила: в нашем народе сегодня исчезло само понятие благородства. И я это воспринимал. Когда кончилась советская власть, одна старица в Дивеево сказала: кончилось царство Хамово! На самом деле, как оказалось, не кончилось. Просто внешне изменилось.

‒ Какая у вас была в детстве любимая книга?

‒ «Дон Кихот». В третьем классе прочитал. И был восхищен. Самим Дон Кихотом, тем, что он пытался остановить разрушение духа рыцарства, героизма, борьбы со злом. Он мне вовсе не казался смешным. Я рыдал. Очень сочувствовал Дон Кихоту. И сейчас сочувствую.

‒ Почему после школы не пошли в семинарию?

‒ Тогда не думал об этом. Колебался между физикой (быть как папа) и искусством (как мама). Поступил на оба факультета. Выбрал художественный. В 19 лет женился, родилась дочка. Потом работал в Доме пионеров, преподавал лепку, рисование. И вот тогда стал задумываться. Поехал к старцу Тавриону в Спасо-Преображенскую пустынь в Латвии, он сказал: тебе надо служить в церкви. Спросил у жены: «Ты не против?» Отвечает: «Не против». Но я знал, что после вуза в семинарию не берут.

‒ Как же вас приняли?

‒ В 1978 году там был первый набор людей с высшим образованием. И мне удалось. За два года, экстерном. А потом Духовная академия, тоже экстерном, за полтора. В 80‑м году меня назначили вторым священником в Крестовоздвиженский храм села Алтуфьева. Он стал для меня родным с первого дня. Райское место: пруд, лес, в алтаре слышно, как птицы поют. Рядом святой источник преподобного Макария Желтоводского, откуда мы всегда брали воду. Мечтал служить там всю жизнь. А в конце 80‑х начал узнавать о своих предках, поехал к сестре моего покойного деда, и она мне открыла новость: оказывается, именно этот, Крестовоздвиженский храм ‒ наш родовой, в нем до революции служили пять священников Смирновых и здесь же, около храма, они похоронены.

‒ Поразительное совпадение.

‒ Не совпадение. Есть присловье: кто верит в случай ‒ не может верить в Бога. Всё по молитвам предков.

‒ В 90‑м году вас назначили настоятелем в храм святителя Митрофана Воронежского ‒ без колокольни и купола, рядом помойка. Разительный контраст с «райской жизнью» в Алтуфьеве не вызвал уныния?

‒ Нет, воспринял новое назначение удивительно легко. Думаю, попал в митрофаниевский храм по молитвам святого Макария Желтоводского. Между святыми существовала особая духовная связь: святитель Митрофан в XVII веке стал настоятелем Унженского монастыря, основанного в XV веке святым Макарием, а незадолго до кончины принял схиму с именем Макарий. Тут промысл Божий.

‒ Вам удалось восстановить этот храм, позже вы стали настоятелем еще семи храмов в Москве и Подмосковье. Плюс работа в патриархии, телевидение, радио, Интернет… Удается при такой загрузке создавать внутри себя светлую тишину, молиться?

‒ Чтобы создать внутри себя тишину, много времени не надо ‒ несколько секунд…

‒ Вы не раз говорили, что священники, как и все, могут грешить, ошибаться… А как же особая благодать? Не снижает ли это авторитет служителей церкви?

‒ Авторитет должен быть настоящим, а не мифологическим. Судить пастырей нужно по делам ‒ это тот алгоритм, которому научил нас Господь. Благодать у священника есть. Я перекрещу воду ‒ а Господь по моей молитве и по молитве всех водопроводную воду, пахнущую хлоркой, превращает в святую. Это делается руками священника. Но это не от моего достоинства, а оттого, что меня Церковь поставила на служение.

‒ Иногда говорят, что нужно обязательно слушать батюшку, потому что он дает совет от Бога…

‒ Не всегда так происходит. Если священник говорит от Священного Писания ‒ это одно, а если от ветра своей головы ‒ другое.

‒ Но и не слушаться вроде нельзя, так?

‒ Голову нужно иметь. А в голове ‒ знания.

Беседовал Михаил Устюгов 

Биография

Дими́трий Никола́евич Смирно́в – священнослужитель Русской Православной Церкви (митрофорный протоиерей), церковный и общественный деятель. Настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской и ещё семи церквей в Москве и Московской области.

Родился в Москве. Правнук священномученика Василия Смирнова.
В 1968 г. окончил физико-математическую школу № 42. Закончил художественно-графический факультет педагогического института.
В августе 1978 г. поступил в Московскую духовную семинарию, которую закончил экстерном за два года, и через год поступил в Московскую духовную академию, которую закончил также экстерном за полтора года.
2 августа 1979 г. рукоположен в сан иерея.
В 1980 г. назначен священником в штат Крестовоздвиженского храма с. Алтуфьева г. Москвы.
1 января 1991 г. назначен настоятелем храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской г. Москвы, где и служил до настоящего времени. Параллельно, по мере роста количества новых прихожан, стал настоятелем восьми храмов, два из которых находятся в Московской области.
Решением Священного Синода от 17 июля 2001 г. назначен исполняющим обязанности председателя Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями. С 7 мая 2003 г. – председатель Отдела.
С 27 июля 2009 г. – член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви.
С 22 марта 2011 г. – член Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви.
Решением Священного Синода от 27–28 декабря 2011 г. (журнал № 161) включен в состав Патриаршего совета по вопросам семьи и защиты материнства (с марта 2012 г. – Патриаршая комиссия).
1 августа 2012 г. указом Президента РФ включен в состав Совета по делам казачества при Президенте России.
Решением Священного Синода от 12 марта 2013 г. (журнал № 24) освобожден от должности председателя Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями и назначен первым заместителем председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства и руководителем ее аппарата.
Решением Священного Синода от 2 октября 2013 г. (журнал № 104) назначен председателем Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.
Участвовал в качестве ведущего в работе общественного православного телеканала «Спас». Служил проректором Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, был деканом факультета православной культуры Академии РВСН им. Петра Великого, сопредседателем Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московского Патриархата.
Скончался в возрасте 69 лет 21 октября 2020 года в результате обострения хронического заболевания.

***

Проповедь о прямом и простом пути к Богу


Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, произнесённая в храме Благовещения Пресвятой Богородицы 21 ноября 2018 года в праздник архистратига Михаила по словам Иисуса ученикам [Лк. 10:16–21].

Сказал Господь Своим ученикам: Слушающий вас Меня слушает, и отвергающийся вас Меня отвергается; а отвергающийся Меня отвергается Пославшего Меня (Лк. 10:16). Потому что Господь хотел бы, чтобы человек, к которому обращено слово Божие, не на лица смотрел, а слушал само слово по своей сути. И если он это слово отвергает, то отвергает само Слово Божие, Которое есть Христос. А отвергая Христа, отвергает Отца Небесного. Поэтому сколько бы кто ни говорил, что религий много, а Бог один, если ты Христа отвергаешь, значит ты отвергаешь Отца Небесного, значит тот, кому ты кланяешься, это не Бог. Вот и всё. Другие говорят: «А у меня свой бог». Отлично. Положи его за пазуху или держи в шкатулке. Это совсем не тот Бог, в Которого веруют христиане и Который две тысячи лет назад пришёл на землю, учил учеников, они это слово записали, а теперь некоторые из нас, кто хочет учиться, учатся от этого слова. Если они его принимают, значит они обучаются и принимают вместе со словом и Отца Небесного, Который сотворил и этот мир, и всех людей.

А есть такие, кто отвергает. Они обвиняют во всём самого Бога: «А что же ваш Бог?» Если, человек, ты такой идиот, что не можешь понять, это ещё не даёт тебе права отвергать то, что тебе говорится. Очень многие детки, у которых с алгеброй плохо, говорят: «Да ну, алгебра – это какая-то муть!» Дурак, муть у тебя в голове, а алгебра – это стройнейшая вещь, там всё до каждой буковки доказывается совершенно неопровержимой логикой. Поэтому муть – это то, что ты говоришь. Так люди, к сожалению, отвергают многое из того, что было бы им полезно не только в этой жизни, но и в вечности.

Семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! И бесы повинуются нам о имени Твоем (Лк. 10:17). Господь говорит в ответ: тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах (Лк. 10:20). Не чудеса есть свидетельство истинности, а чудеса есть, когда на небесных скрижалях написаны наши имена, то есть Господь принимает нас в небесные обители. Вот это свидетельство главное. А всякие земные чудеса мало что значат, хотя людям очень нравятся всякие чудеса, фокусы, тайны. Они это обожают. Но истина совершенно в другом месте находится. Истина сосредоточена в слове Божием.

В тот час возрадовался духом Иисус и сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! Ибо таково было Твое благоволение (Лк. 10:21). Чему Он возрадовался? А тому что люди простые сердцем увидели то, что не увидели даже учёные и премудрые, потому что путь к Богу, потому что путь к Богу идёт напрямую. Мы даже помним из Рождества Христова, что первые пришли ко Христу пастухи. Самая простая профессия из всех крестьянских профессий. А всякие мудрецы, звездочёты, исследователи неба пришли потом, только через несколько лет. А где они были? Они блуждали, высчитывали. А конец такой же, только на несколько лет попозже.

Вот так и Церковь, прославляя Ангелов Божиих, предлагает нам это Евангелие о том, что путь к Богу простой и прямой, не мудрствуя лукаво. Евангелие для понимания очень простое. Не надо в нём отыскивать то, чего в нём нет. Господь говорит ясно и просто. И если мы будем так к этому относиться, тогда нам будет легко принять слово Божие.

***

Источники: православная газета «Крестовский мост» / Мультимедийный блог протоиерея Димитрия Смирнова

Комментировать