Князь Владимир Святославич. Путь к Богу

Князь Владимир Святославич. Путь к Богу

Соглас­но «Пове­сти вре­мен­ных лет», до сво­е­го обра­ще­ние в хри­сти­ан­ство князь Вла­ди­мир Свя­то­сла­вич прак­ти­ко­вал чело­ве­че­ские жерт­во­при­но­ше­ния богам и вел без­нрав­ствен­ный образ жиз­ни: «Был же Вла­ди­мир побеж­ден похо­тью, и были у него жены […], а налож­ниц было у него 300 в Выш­го­ро­де, 300 в Бел­го­ро­де и 200 на Бере­сто­ве, в сель­це, кото­рое назы­ва­ют сей­час Бере­сто­вое. И был он нена­сы­тен в блу­де, при­во­дя к себе замуж­них жен­щин и рас­тляя девиц». Извест­но так­же, что в Кие­ве он воз­двиг капи­ще с идо­ла­ми глав­ных богов сла­вян­ско­го язы­че­ства (пред­по­ло­жи­тель­но этот пан­те­он обна­ру­жен архео­ло­га­ми в 1977 г.).

В пер­вые годы кня­же­ния Вла­ди­ми­ра в Кие­ве во вре­мя гоне­ний погиб­ли одни из пер­вых хри­сти­ан­ских муче­ни­ков на Руси – варя­ги Фео­дор и Иоанн. Это собы­тие в боль­шой сте­пе­ни повли­я­ло на реше­ние кня­зя заду­мать­ся о сво­ей жиз­ни и стать хри­сти­а­ни­ном. Слу­чи­лось это так. После одно­го из удач­ных воен­ных похо­дов Вла­ди­мир дал доб­ро на при­не­се­ние и чело­ве­че­ской жерт­вы. Жре­бий пал на юно­го хри­сти­а­ни­на Иоан­на, сына варяж­ско­го рат­ни­ка Фео­до­ра. Киев­ляне-языч­ни­ки шум­ной тол­пой окру­жи­ли дом Фео­до­ра, что­бы забрать наме­чен­ную жерт­ву. Одна­ко здесь они встре­ти­ли неожи­дан­ный отпор. Воин-хри­сти­а­нин твер­до и реши­тель­но заявил им: «Один Бог, сотво­рив­ший небо и зем­лю. Не дам сына мое­го бесам. Если идо­лы ваши дей­стви­тель­но боги, пусть сами при­дут и возь­мут его». Языч­ни­ки так и не смог­ли захва­тить их живы­ми. Фео­дор доб­лест­но отра­жал натиск тол­пы, пока кто-то из оса­ждав­ших не под­ру­бил сваи его жили­ща. Хри­сти­ане-муче­ни­ки были погре­бе­ны под развалинами.

Кня­зя Вла­ди­ми­ра потряс­ло слу­чив­ше­е­ся собы­тие. В боль­шей сте­пе­ни на жесто­ко­го пра­ви­те­ля повли­я­ло даже не само убий­ство отца и сына, а то муже­ство, с кото­рым Фео­дор в оди­ноч­ку про­ти­во­стал мно­же­ству разъ­ярен­ных языч­ни­ков, ведь такое муже­ство мог­ло быть явле­но лишь при защи­те пра­во­го дела. К тому же, Фео­дор был изве­стен как бла­го­род­ный, чест­ный и умный воин, являл­ся одним из луч­ших кня­же­ских дру­жин­ни­ков. Вла­ди­мир глу­бо­ко заду­мал­ся над сло­ва­ми вои­на-хри­сти­а­ни­на о «Еди­ном Боге, сотво­рив­шем небо и зем­лю». Уже позд­нее, после сво­е­го обра­ще­ния в хри­сти­ан­ство, на месте муче­ни­че­ской кон­чи­ны Фео­до­ра и Иоан­на князь Вла­ди­мир воз­двиг Деся­тин­ную цер­ковь Успе­ния Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы – пер­вый камен­ный храм Кие­ва, освя­щен­ный 12 мая 996 г.

Сомне­ния Вла­ди­ми­ра в язы­че­ской вере не явля­дись тай­ной, поэто­му к нему нача­ли при­хо­дить с про­по­ве­дью мис­си­о­не­ры раз­лич­ных веро­ис­по­ве­да­ний. Но дру­жи­на и бояре предо­сте­ре­га­ли кня­зя: «Ты сам зна­ешь, князь, что никто сво­е­го не хулит, а все­гда хва­лит. Если хочешь испы­тать допод­лин­но веру их, пошли людей разум­ных испы­тать на месте, чья вера луч­ше». По их сове­ту он отпра­вил послов в раз­ные стра­ны. Вер­нув­шись, они рас­ска­за­ли, что более все­го пора­зи­ла их вера гре­че­ская. «Когда сто­я­ли мы на их бого­слу­же­нии, – гово­ри­ли они, – то не зна­ли, где были, на небе или на зем­ле. Воис­ти­ну, там был Сам Бог». Тут и бояре вспом­ни­ли о кня­гине Оль­ге, ска­зав Вла­ди­ми­ру: «Если бы плох был закон гре­че­ский, то Оль­га, баб­ка твоя, муд­рей­шая из всех людей, не при­ня­ла бы его». В Кие­ве было не мало хри­сти­ан как сре­ди горо­жан, так и сре­ди кня­же­ской дру­жи­ны. Вла­ди­мир мог сам видеть те пре­иму­ще­ства, кото­ры­ми отли­ча­лась жизнь хри­сти­ан от жиз­ни языч­ни­ков. И он при­нять Таин­ство Свя­то­го Кре­ще­ния. Вме­сте с ним кре­сти­лись его сыно­вья, дру­жин­ни­ки кня­зя, мно­гие бояре.

После Кре­ще­ния князь Вла­ди­мир истре­бил всех идо­лов и уни­что­жил язы­че­ские капи­ща. Глав­но­го идо­ла сла­вян – Перу­на по при­ка­зу Вла­ди­ми­ра при­вя­за­ли к кон­ско­му хво­сту и, воло­ча через весь город, били пал­ка­ми, а затем бро­си­ли в Днепр. После это­го сам Вла­ди­мир вме­сте с хри­сти­ан­ски­ми свя­щен­ни­ка­ми, при­быв­ши­ми из Визан­тии и Бол­га­рии, ходил по Кие­ву с еван­гель­ской про­по­ве­дью. И вот в один из лет­них дней 988 года Вла­ди­мир объ­явил в Кие­ве, что­бы все жите­ли яви­лись на реку для при­ня­тия кре­ще­ния, те же, кто не при­дет, «будут не любы мне», – ска­зал князь. Мно­гие киев­ляне пови­но­ва­лись, рас­суж­дая, что если бы новая вера не была луч­ше, то князь и бояре не при­ня­ли бы ее, но неко­то­рые шли со стра­хом, боясь ока­зать­ся в неми­ло­сти у кня­зя. В назна­чен­ный день епи­ско­пы и свя­щен­ни­ки совер­ши­ли кре­ще­ние над наро­дом в при­сут­ствии Вла­ди­ми­ра. «В этот день небо и зем­ля лико­ва­ли», – гово­рит летописец.

Неко­гда жесто­кий и мсти­тель­ный Вла­ди­мир, став хри­сти­а­ни­ном, сде­лал­ся образ­цом кро­то­сти и люб­ви. Он не хотел нака­зы­вать даже пре­ступ­ни­ков, а его ска­зоч­ная щед­рость пора­жа­ла серд­ца про­сто­го наро­да. Вся­ко­му нище­му и убо­го­му он пове­лел при­хо­дить на кня­же­ский двор и брать то, что ему тре­бу­ет­ся – день­ги, еду, питье… А для тех, кто сам не может прид­ти раз­во­зить все необ­хо­ди­мое по ули­цам, рас­спра­ши­вая горо­жан о боль­ных, ста­рых и немощ­ных. Такую мило­сты­ню Вла­ди­мир тво­рил не толь­ко на кня­же­ском дво­ре или в Кие­ве, но по всей зем­ле рус­ской. Неда­ром народ­ные пре­да­ние и были­ны про­зва­ли Вла­ди­ми­ра «лас­ко­вым кня­зем», «Крас­ным Сол­ныш­ком зем­ли русской».

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки