Алкоголик в семье: чем могут помочь близкие?

Алкоголик в семье: чем могут помочь близкие?

(17 голосов4.1 из 5)

Кни­га «Алко­го­лик в семье: чем могут помочь близ­кие?» адре­со­ва­на род­ствен­ни­кам и дру­зьям тех, кто стра­да­ет от алко­голь­ной зави­си­мо­сти. Cпе­ци­а­ли­сты по реа­би­ли­та­ции алко­го­ле­за­ви­си­мых — про­то­и­е­рей Илия Шуга­ев и пси­хо­лог-кон­суль­тант Ека­те­ри­на Сави­на — объ­яс­ня­ют, какие ошиб­ки в отно­ше­ни­ях с зави­си­мым чело­ве­ком дела­ют род­ствен­ни­ки и дру­зья, как нуж­но изме­нить пове­де­ние, что­бы пере­стать быть соза­ви­си­мым, а затем и побу­дить боль­но­го алко­го­лиз­мом к выздоровлению.

ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!

Эта кни­га — тот ред­кий слу­чай, когда мы обра­ща­ем­ся не к орга­ни­за­то­рам той или иной соци­аль­ной помо­щи, а к самим стра­да­ю­щим людям — соза­ви­си­мым. То есть к тем, чья жизнь тес­но пере­пле­те­на с жиз­нью боль­ных алко­го­лиз­мом близких.

Поче­му мы реши­ли обра­тить­ся к этой теме?

Явле­ние соза­ви­си­мо­сти — страш­ное и опас­ное. Оно губит жизнь всех чле­нов семьи, в том чис­ле детей. Часто соза­ви­си­мость тоже назы­ва­ют болез­нью. Но даже если с этим не согла­шать­ся, нель­зя отри­цать, что жизнь семьи алко­го­ли­ка — это жизнь, напол­нен­ная стра­да­ни­ем. На мой взгляд, род­ствен­ни­ки пере­жи­ва­ют про­бле­му зави­си­мо­сти близ­ко­го даже ост­рее, чем он сам. Ведь зави­си­мый — от алко­го­ля ли, нар­ко­ти­ков — чело­век года­ми живет под сво­е­го рода «ане­сте­зи­ей», в каком-то смыс­ле «обез­бо­ли­ва­ет» свою пси­хи­ку, и пото­му не осо­зна­ет тяже­сти послед­ствий сво­ей болез­ни. А близ­кие так погру­жа­ют­ся в болезнь зави­си­мо­го, так стра­да­ют и пере­жи­ва­ют, что на их пси­хи­ке это отра­жа­ет­ся даже силь­нее. Мне при­хо­ди­лось видеть мам алко­го­ли­ков и нар­ко­ма­нов, кото­рые даже внешне выгля­де­ли гораз­до хуже сво­их детей — более боль­ны­ми, измученными.

Как изме­нить ситу­а­цию? Как близ­кие могут помочь пью­ще­му чело­ве­ку начать новую трез­вую жизнь? Это глав­ный вопрос, кото­рый вол­ну­ет и род­ствен­ни­ков, и специалистов.

Самое глав­ное пони­ма­ние, кото­рое дает эта кни­га, тако­во: близ­кие име­ют гораз­до боль­ше вли­я­ния на пью­щих род­ствен­ни­ков, чем любые про­фес­со­ра, ака­де­ми­ки, пси­хо­ло­ги, вра­чи. И пра­виль­ное пове­де­ние, пра­виль­ное отно­ше­ние к болез­ни и к зави­си­мо­му чело­ве­ку может изме­нить жизнь всей семьи, пусть и не так быст­ро, как хоте­лось бы.

В свое вре­мя от кого-то из свя­щен­но­слу­жи­те­лей я услы­шал фра­зу, кото­рую часто теперь исполь­зую на кон­суль­та­ци­ях с соза­ви­си­мы­ми, на встре­чах, лек­ци­ях: «Не бро­сай­те душу свою на костер чужих стра­стей». Этот точ­ный образ мно­гим помо­га­ет уви­деть ситу­а­цию по-дру­го­му: вовле­ка­ясь в жизнь зави­си­мо­го, его близ­кий тоже раз­ру­ша­ет­ся. В резуль­та­те погиб­нуть могут оба: подо­рвать свое здо­ро­вье, иска­ле­чить жизнь — вплоть до гибе­ли в бук­валь­ном смыс­ле. Ведь есть при­ме­ры, когда по наив­но­сти и недо­мыс­лию жены нар­ко­за­ви­си­мых начи­на­ли упо­треб­лять нар­ко­ти­ки, что­бы мужьям мень­ше доста­лось, и сами ста­но­ви­лись нар­ко­ма­на­ми. И даже когда мужья потом бро­са­ли упо­треб­лять, жены не мог­ли оста­но­вить­ся и гиб­ли. С алко­го­лем при­ме­ры похо­жие, про­сто до бук­валь­ной гибе­ли может прой­ти боль­ше времени.

Нам бы очень хоте­лось помочь таким людям пра­виль­но помо­гать сво­им зави­си­мым близ­ким, дать зна­ния, на кото­рые мож­но было бы опе­реть­ся, что­бы сохра­нить себя и улуч­шить жизнь сво­ей семьи.

В назва­нии нашей кни­ги, да и внут­ри нее мы не избе­га­ли сло­ва «алко­го­лик», кото­рое для мно­гих явля­ет­ся обид­ным, для мно­гих — непри­ем­ле­мым, хотя в наро­де оно очень рас­про­стра­не­но. Да, это сло­во не ней­траль­ное, оно дей­стви­тель­но заклю­ча­ет в себе осуж­де­ние постыд­но­го обра­за жиз­ни людей, пере­сту­пив­ших некую чер­ту. Но для само­го чело­ве­ка труд­ное при­зна­ние «я стал алко­го­ли­ком» часто ста­но­вит­ся отправ­ной точ­кой для пути наверх — к выздо­ров­ле­нию и изме­не­нию сво­ей жиз­ни. Той точ­кой дна, от кото­рой мож­но оттолкнуться.

Так же тяже­ло и для мно­гих жен, мате­рей, мужей при­знать­ся себе, что папа, сын не про­сто «устал», «нерв­ни­ча­ет», или у мамы не про­сто «тяже­лая ситу­а­ция», а что в семье есть чело­век, кото­ро­го в оби­хо­де назы­ва­ют алко­го­ли­ком. Для мно­гих осо­знать это — тра­ге­дия. Но и здесь пони­ма­ние может стать неким пре­де­лом, после кото­ро­го уже нель­зя ждать и при­спо­саб­ли­вать­ся, а пора начать действовать.

Поэто­му мы и не ста­ли избе­гать рез­ко­го и одно­знач­но­го сло­ва. Ведь мы наде­ем­ся, что чте­ние кни­ги помо­жет соза­ви­си­мым при­нять и осо­знать печаль­ную прав­ду и начать менять жизнь сво­ей семьи к лучшему.

В. К. Доронкин
руко­во­ди­тель Коор­ди­на­ци­он­но­го центра
по про­ти­во­дей­ствию алко­го­лиз­му и утвер­жде­нию трезвости
Сино­даль­но­го отде­ла по благотворительности

Об авторах

Про­то­и­е­рей Илия ШУГАЕВ — насто­я­тель хра­ма Архан­ге­ла Миха­и­ла в г. Тал­до­ме Мос­ков­ской обла­сти, кан­ди­дат бого­сло­вия, член Сове­та Иоан­но-Пред­те­чен­ско­го брат­ства «Трез­ве­ние» Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, экс­перт Коор­ди­на­ци­он­но­го цен­тра по про­ти­во­дей­ствию алко­го­лиз­му и утвер­жде­нию трез­во­сти Сино­даль­но­го отде­ла по цер­ков­ной бла­го­тво­ри­тель­но­сти и соци­аль­но­му слу­же­нию. Автор книг о семье, вере, а так­же — об алко­голь­ной зави­си­мо­сти. Кни­ги пере­ве­де­ны на немец­кий, гре­че­ский, серб­ский и укра­ин­ский языки.

Ека­те­ри­на Алек­се­ев­на САВИНА — пси­хо­лог-кон­суль­тант, веду­щий спе­ци­а­лист и дирек­тор Реа­би­ли­та­ци­он­но­го бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да «Зеб­ра и К», в двух цен­трах кото­ро­го ока­зы­ва­ют помощь людям, зави­си­мым от алко­го­ля, нар­ко­ти­ков, а так­же их семьям. Сфе­ра про­фес­си­о­наль­ных инте­ре­сов: кон­суль­ти­ро­ва­ние зави­си­мых от алко­го­ля, нар­ко­ти­ков, семей­ное кон­суль­ти­ро­ва­ние, мис­сия Пра­во­слав­ной Церк­ви. Автор ста­тей, бро­шюр и книг по выздо­ров­ле­нию от зави­си­мо­сти, веду­щая радио­пе­ре­дач. Выпуск­ни­ца мис­си­о­нер­ско­го факуль­те­та Пра­во­слав­но­го Свя­то-Тихо­нов­ско­го гума­ни­тар­но­го уни­вер­си­те­та, веду­щая семи­на­ров по изу­че­нию Еван­ге­лия и цер­ков­ной жиз­ни для зави­си­мых и их родственников.

Вступительное слово от авторов для тех, кто рядом с зависимым

Если вы дер­жи­те в руках эту кни­гу, зна­чит, сре­ди ваших близ­ких есть люди с алко­голь­ной зави­си­мо­стью. Зна­чит, вы с болью наблю­да­е­те, как гиб­нет близ­кий чело­век и меня­ют­ся ваши отно­ше­ния с ним.

Ско­рее все­го, вы уже пред­при­ни­ма­ли какие-то шаги, что­бы оста­но­вить раз­ру­ши­тель­ный про­цесс, но ниче­го не полу­чи­лось. Навер­ное, вас уже охва­ты­вал страх при мыс­ли, что про­цесс совер­шен­но неуправ­ля­ем, вы бес­силь­ны и ниче­го нель­зя сделать.

Если ваша жизнь силь­но изме­ни­лась из-за алко­го­лиз­ма близ­ко­го, если все ваши мыс­ли и образ жиз­ни под­чи­не­ны его болез­ни, эта кни­га — для вас. Она не даст рецеп­тов на все слу­чаи жиз­ни, не пока­жет «один-един­ствен­ный пра­виль­ный выход». Его помо­жет разо­брать­ся, в чем вино­ват и не вино­ват алко­го­лик, — и за что отве­ча­е­те вы, его близ­кие, что имен­но вы в силах изменить.

Оглав­ле­ние

Введение

АЛКОГОЛИЗМ: ГРЕХ, СТРАСТЬ ИЛИ БОЛЕЗНЬ?

Преж­де чем начать серьез­ный раз­го­вор, в науч­ном мире при­ня­то дого­ва­ри­вать­ся о тер­ми­нах. После­ду­ем это­му пра­ви­лу и сна­ча­ла опре­де­лим поня­тия «пьян­ство», «алко­го­лизм» и «соза­ви­си­мость».

Пьян­ство – это порок, то есть грех, уко­ре­нив­ший­ся в чело­ве­ке от мно­го­крат­но­го повто­ре­ния. Грех пьян­ства состо­ит не про­сто в фак­те упо­треб­ле­ния како­го-то напит­ка, грех заклю­ча­ет­ся в цели это­го дей­ствия – навяз­чи­вом стрем­ле­нии к дости­же­нию состо­я­ния опья­не­ния. В состо­я­нии опья­не­ния чело­век теря­ет спо­соб­ность чув­ство­вать Бога, то есть теря­ет глав­ный дар, кото­рый отли­ча­ет его от живот­но­го. Пьян­ство спо­соб­но лишить людей Цар­ствия Божия: пья­ни­цы… Цар­ства Божье­го не насле­ду­ют (1 Кор. 6:10).

Пьян­ство как гре­хов­ная при­выч­ка может пере­хо­дить в более серьез­ную ста­дию – в страсть. Страсть отли­ча­ет­ся от дру­гих ста­дий гре­ха тем, что лиша­ет чело­ве­ка бого­дан­ной сво­бо­ды. Лиша­ет настоль­ко, что, несмот­ря на пере­но­си­мые им стра­да­ния и реши­мость изба­вить­ся от нее, он не может это­го сделать.

Если пьян­ство – это грех, то есть резуль­тат сво­бод­но­го выбо­ра чело­ве­ка, то алко­го­лизм – болезнь, и это не след­ствие сво­бод­но­го реше­ния: болез­нью мож­но забо­леть неволь­но. Алко­го­лизм – забо­ле­ва­ние, харак­те­ри­зу­ю­ще­е­ся болез­нен­ным при­стра­сти­ем к упо­треб­ле­нию алко­голь­ных напит­ков и при­во­дя­щее к утра­те здо­ро­вья и дегра­да­ции личности.

В насто­я­щее вре­мя все боль­ше спе­ци­а­ли­стов (нар­ко­ло­ги, пси­хо­ло­ги, соци­аль­ные работ­ни­ки), изу­ча­ю­щие алко­голь­ную зави­си­мость или помо­га­ю­щие зави­си­мым, счи­та­ют алко­го­лизм био-пси­хо-социо-духов­ным забо­ле­ва­ни­ем. Био – пото­му что боле­ет и раз­ру­ша­ет­ся тело чело­ве­ка. Пси­хо – пото­му что боле­ет его душа. Социо – пото­му что боле­ет его семья и обще­ство вокруг чело­ве­ка. Духов­ное – пото­му что иска­же­на духов­ная жизнь человека.

В чело­ве­ке не оста­ет­ся ни одно­го «живо­го места» – все сфе­ры его жиз­ни пора­же­ны болез­нью. Поэто­му и лечить надо все сфе­ры – тело, душу и дух. При этом телес­ные болез­ни лечат­ся гораз­до лег­че, чем душа чело­ве­ка, семей­ные отно­ше­ния и обще­ство вокруг. Еще труд­нее ока­зать вли­я­ние на его духов­ную жизнь, посколь­ку она пол­но­стью зави­сит от сво­бод­но­го выбо­ра человека.

В меди­цине алко­го­лизм счи­та­ет­ся забо­ле­ва­ни­ем хро­ни­че­ским и более того – неиз­ле­чи­мым. Цер­ковь раз­де­ля­ет это мне­ние, но толь­ко если пони­мать под изле­че­ни­ем спо­соб­ность вновь «пить уме­рен­но». Алко­го­лик нико­гда не смо­жет пить умеренно.

Но если мы поста­вим вопрос по-дру­го­му: мож­но ли изба­вить­ся от стра­сти пьян­ства? Цер­ковь счи­та­ет, что мож­но, если под этим пони­мать спо­соб­ность жить трез­во и, глав­ное, – не испы­ты­вать вле­че­ния к алко­го­лю. Вот в чем здо­ро­вое состо­я­ние души: нет потреб­но­сти – нет упо­треб­ле­ния – нет сры­вов. С помо­щью Церк­ви Гос­подь может помочь страж­ду­ще­му (то есть стра­да­ю­ще­му) пре­одо­леть раз­вив­шу­ю­ся в нем страсть. Сам чело­век не может изба­вить­ся от стра­сти: его воля пара­ли­зо­ва­на гре­хом. Но у него все­гда оста­ет­ся спо­соб­ность из свя­зан­но­го гре­хом состо­я­ния возо­пить к Богу с прось­бой о помо­щи и полу­чить ее.

Обще­ством пьян­ство часто вос­при­ни­ма­ет­ся как мень­шее зло, чем алко­го­лизм. Цер­ковь же рас­це­ни­ва­ет алко­го­лизм как неиз­беж­ный резуль­тат пьян­ства. Духов­ную состав­ля­ю­щую Цер­ковь счи­та­ет важ­ней­шей в раз­ви­тии это­го забо­ле­ва­ния у человека.

КАК ПОЯВЛЯЕТСЯ ЗАВИСИМОСТЬ И КТО ТАКИЕ СОЗАВИСИМЫЕ

Алко­го­лизм как болезнь воз­ни­ка­ет не сам по себе, а в резуль­та­те гре­хов­но­го пове­де­ния чело­ве­ка – пьян­ства. Соот­но­ше­ние пьян­ства и алко­го­лиз­ма во вре­ме­ни мож­но выра­зить так: ПЬЯНСТВО — грех, АЛКОГОЛИЗМ — болезнь.

В самом нача­ле пути к зави­си­мо­сти чело­век отно­си­тель­но сво­бо­ден от сво­е­го при­стра­стия, еще не явля­ет­ся боль­ным, поэто­му несет бóль­шую ответ­ствен­ность за свое пове­де­ние. На этом эта­пе опья­не­ние – резуль­тат сво­бод­но­го выбо­ра, поэто­му оно и явля­ет­ся гре­хом. В этот пери­од чело­век спо­со­бен оста­но­вить­ся и вер­нуть­ся к трез­во­му обра­зу жиз­ни. Если же он созна­тель­но выби­ра­ет выпив­ку, то дви­жет­ся впе­ред по при­ве­ден­ной схеме.

Основ­ные эта­пы воз­ник­но­ве­ния алкоголизма

• лег­кое опьянение;

• жела­ние все чаще дости­гать состо­я­ния лег­ко­го опья­не­ния, кото­рое ста­ло нравиться;

• стрем­ле­ние к опья­не­нию как гре­хов­ная при­выч­ка, регу­ляр­ное пьянство;

• болез­нен­ное при­стра­стие к часто­му упо­треб­ле­нию алко­го­ля, тре­бу­ю­щее серьез­но­го лечения.

В кон­це это­го пути – чело­век несво­бо­ден, над ним довле­ет болезнь, поэто­му он уже не может не пить, от его сво­бо­ды почти ниче­го не оста­ет­ся. Как мы не упре­ка­ем без­но­го­го за то, что он хро­ма­ет, так не долж­ны и осуж­дать алко­го­ли­ка за упо­треб­ле­ние алкоголя.

Посмот­рим на схе­му еще раз. Зер­но (точ­нее, чер­во­то­чи­на) алко­го­лиз­ма может при­сут­ство­вать с само­го нача­ла упо­треб­ле­ния алко­го­ля. Да, диа­гноз «алко­го­лизм» ста­вит­ся лишь на опре­де­лен­ном эта­пе, но в при­выч­ке к пьян­ству с само­го нача­ла сидит малень­кий чер­вя­чок, кото­рый в буду­щем пре­вра­тит­ся в «зеле­но­го змия». Это­го чер­вяч­ка мож­но опи­сать так: жела­ние достиг­нуть состо­я­ния опьянения.

Не вся­кое упо­треб­ле­ние при­во­дит к зави­си­мо­сти. Когда для кого-то опья­не­ние – не цель, то болезнь, ско­рее все­го, раз­ви­вать­ся не будет. Если взрос­лый здо­ро­вый чело­век при­гу­бит несколь­ко раз в году алко­голь­ный напи­ток, ему это не при­не­сет ника­ко­го вре­да. Алко­го­лизм зарож­да­ет­ся в момент, когда состо­я­ние лег­ко­го опья­не­ния начи­на­ет нра­вить­ся и ста­но­вит­ся желан­ным и при­выч­ным. Обра­щаю вни­ма­ние: не тяже­ло­го опья­не­ния, не сред­не­го, а лег­ко­го! Когда лег­кое отрав­ле­ние начи­на­ет вос­при­ни­мать­ся не как отрав­ле­ние («Кош­мар, в голо­ву уда­ри­ло, что-то я сего­дня пере­брал. Все! Хва­тит!»), а поло­жи­тель­но: «О, нако­нец-то в голо­ву уда­ри­ло! Нако­нец-то ста­ло весе­ло! Нако­нец-то я стал весе­лый, сме­лый, и девуш­ки мне улы­ба­ют­ся…» и т.д.

В этот момент и нуж­но бить тре­во­гу. Кому? И род­ным, и само­му пью­ще­му. Род­ным лег­че уви­деть про­бле­му, чем пью­ще­му, – ему-то это состо­я­ние нача­ло нра­вить­ся. К сожа­ле­нию, обыч­но род­ствен­ни­ки спо­хва­ты­ва­ют­ся на вто­рой ста­дии, когда испра­вить про­бле­му ста­но­вит­ся уже трудно.

Про­грес­си­ру­ю­щее забо­ле­ва­ние вли­я­ет не толь­ко на пью­ще­го, но и на всех, кто нахо­дит­ся рядом. Меня­ет­ся образ жиз­ни близ­ких людей, при­выч­ки, каж­до­днев­ные мыс­ли и дела – все под­чи­не­но безум­но­му рит­му жиз­ни алко­го­ли­ка. Он зави­сим от алко­го­ля, а род­ствен­ни­ки – от него само­го. Поэто­му пью­ще­го при­ня­то назы­вать зави­си­мым, а род­ствен­ни­ков – созависимыми.

Соза­ви­си­мость харак­те­ри­зу­ет­ся глу­бо­кой погло­щен­но­стью и силь­ной зави­си­мо­стью от дру­го­го чело­ве­ка – зави­си­мо­стью эмо­ци­о­наль­ной, соци­аль­ной и даже физической.

Вся жизнь соза­ви­си­мо­го наце­ле­на на кон­троль дей­ствий зави­си­мо­го. Жен­щи­на (как пра­ви­ло, в такой роли чаще ока­зы­ва­ют­ся имен­но жен­щи­ны) настоль­ко увле­че­на этим про­цес­сом, что под­час забы­ва­ет не толь­ко о себе, но и о сво­их детях. В этой бес­плод­ной борь­бе соза­ви­си­мый рас­тра­чи­ва­ет себя, обес­си­ли­ва­ет физи­че­ски, эмо­ци­о­наль­но и духовно.

Соза­ви­си­мость раз­ви­ва­ет­ся парал­лель­но с зави­си­мо­стью. При­чем род­ствен­ник быва­ет так занят кон­тро­лем, что совер­шен­но не сле­дит за самим собой: игно­ри­ру­ет тре­вож­ные сиг­на­лы о нездо­ро­вье, нере­гу­ляр­но пита­ет­ся, пло­хо спит и настоль­ко изма­ты­ва­ет­ся, что может дой­ти до пол­но­го физи­че­ско­го и нерв­но­го исто­ще­ния. В таком состо­я­нии он нуж­да­ет­ся в помо­щи не мень­ше само­го зависимого.

Но раз­ве не есте­ствен­но бес­по­ко­ить­ся о труд­ной ситу­а­ции в соб­ствен­ной семье? Раз­ве соза­ви­си­мость – не при­знак люб­ви? Поста­ра­ем­ся разо­брать­ся, чем они раз­ли­ча­ют­ся, рас­смот­рим, какие суще­ству­ют пути и мето­ды пре­одо­ле­ния зави­си­мо­сти и соза­ви­си­мо­сти, како­ва в этом роль Церк­ви и обще­ния с Богом и чем могут помочь близкие.

ГЛАВА 1. «ЭТО ПРО МЕНЯ!» ИЛИ КАК РАСПОЗНАТЬ СОЗАВИСИМОСТЬ

ПРОТОИЕРЕЙ ИЛЬЯ ШУГАЕВ

ЭТО ЛЮБОВЬ?

Как отли­чить здо­ро­вые отно­ше­ния от нездо­ро­вых, любовь – от соза­ви­си­мо­сти? Вол­ну­е­тесь ли вы за близ­ко­го, как любя­щая жена (мать, сест­ра), или дей­ству­е­те по шаб­ло­ну соза­ви­си­мых отно­ше­ний? Вот при­ме­ры, взя­тые из жиз­ни, кото­рые помо­гут это определить.

Непро­ше­ная помощь

При­хо­дит муж домой – пья­ный и гряз­ный. Еле на ногах сто­ит, с тру­дом дошел до дома, пере­сту­пил порог и упал. Что долж­на сде­лать по-насто­я­ще­му любя­щая жена?

Боль­шин­ство жен­щин, осо­бен­но веру­ю­щих хри­сти­а­нок, дума­ют при­мер­но так: «Я долж­на его любить, несмот­ря на все его недо­стат­ки. Поэто­му надо его дота­щить до кро­ва­ти, пере­одеть, уло­жить спать, рядом с кро­ва­тью поста­вить ста­кан с водой, а утром, когда он проснет­ся, я ему все выска­жу – до како­го состо­я­ния он докатился».

Утром муж про­сы­па­ет­ся, садит­ся зав­тра­кать, жена садит­ся напро­тив и начи­на­ет опи­сы­вать, до како­го состо­я­ния он дошел. В ответ она, ско­рее все­го, услы­шит: «Что ты разо­ра­лась! Я вче­ра сам при­шел! И лег сам! А что я пью? Так это ты меня доводишь!»

Резуль­тат прак­ти­че­ски про­ти­во­по­ло­жен ожи­да­е­мо­му: вме­сто вра­зум­ле­ния – лишь озлоб­ле­ние и новый повод опять напить­ся. Но раз­ве может любовь навре­дить? Или такое пове­де­ние не любовь?

Вот еще одна реаль­ная история.

Двое на шее

Жен­щи­на (око­ло 60 лет) пери­о­ди­че­ски жалу­ет­ся на сво­их «мужи­ков» – мужа (око­ло 60) и сына (око­ло 40). Оба не рабо­та­ют, сидят целый день дома, живут на две пен­сии. Одна­жды при­хо­дит эта жен­щи­на в храм и рас­ска­зы­ва­ет свя­щен­ни­ку: «Воз­вра­ща­юсь домой поз­же, чем обыч­но, а они сидят и смот­рят на меня голод­ны­ми гла­за­ми. Я гово­рю: “Что же вы не ели, я же все при­го­то­ви­ла, вон холо­диль­ник пол­ный”. А сын: “Не, ма, мы тебя ждем!”» То есть нали­цо бес­пре­дель­ный пара­зи­тизм: два здо­ро­вых мужи­ка не хотят палец о палец уда­рить, что­бы поесть, а ждут, когда при­дет мать и жена, и «суп­чик им погреет».

Выслу­шав дол­гие жало­бы на них и на здо­ро­вье, свя­щен­ник гово­рит: «Вам надо отдох­нуть, съез­ди­те куда-нибудь на лече­ние, в сана­то­рий или про­фи­лак­то­рий». В ответ – рез­кий отказ.

Свя­щен­ник: «Надо вам молить­ся за ваших «мужи­ков». Жен­щи­на: «Дома молить­ся очень труд­но, то дела, то теле­ви­зор – они же его вооб­ще не выклю­ча­ют!» Свя­щен­ник: «Поез­жай­те в бли­жай­ший жен­ский мона­стырь, там пожи­ве­те спо­кой­но и помолитесь».

Жен­щи­на: «Да как же я их остав­лю, они с голо­ду без меня помрут!»

Итак, что мы видим? С одной сто­ро­ны, ижди­вен­че­ство – два мужи­ка сели на шею мате­ри и жене – и едут. Но с дру­гой сто­ро­ны, она не торо­пит­ся что-то делать, что­бы изме­нить поло­же­ние в семье. Ей тяже­ло, она уста­ла от непо­силь­ной ноши, здо­ро­вье уже не выдер­жи­ва­ет, но она про­дол­жа­ет одна выпол­нять всю домаш­нюю работу.

Колеч­ко

У жен­щи­ны – сын-алко­го­лик. И вот одна­жды она обна­ру­жи­ва­ет про­па­жу коль­ца. Путем нехит­рых умо­за­клю­че­ний при­хо­дит к выво­ду, что взял сын. А раз сын – что тут сде­ла­ешь? Сын ведь! «Он же не вору­ет, это он у меня, у мате­ри, взял, не у чужих же! Это не воров­ство». Как даль­ше раз­ви­ва­ют­ся собы­тия? Через неко­то­рое вре­мя появ­ля­ют­ся новые оправ­да­ния: «Он не вору­ет, это про­сто пло­хо лежа­ло, а зачем они маши­ну остав­ля­ют откры­той, он же не взла­мы­вал ниче­го». Даль­ше – боль­ше: «Он же нико­го не тро­гал, про­сто взло­мал киоск». Потом – сле­ду­ю­щий этап: «Он же про­сто угро­жал, он нико­го уда­рить-то не может, он в дет­стве нико­гда не драл­ся, про­сто попу­гал ножом». И нако­нец: «Он же не хотел убивать…»

А нача­ло это­го длин­но­го пути было в тот момент, когда он «про­сто» взял у мате­ри кольцо.

Глав­ные при­зна­ки созависимости

• зави­си­мость от дру­го­го чело­ве­ка эмо­ци­о­наль­ная, соци­аль­ная, ино­гда физическая;

• воз­ник­но­ве­ние и раз­ви­тие парал­лель­но с зависимостью;

• наце­лен­ность на кон­троль дей­ствий зависимого;

• игно­ри­ро­ва­ние соб­ствен­ных труд­но­стей, вплоть до появ­ля­ю­щих­ся про­блем со здоровьем.

В каж­дом при­ме­ре мы видим, что любя­щий род­ствен­ник ста­ра­ет­ся сде­лать «как луч­ше» для сво­е­го близ­ко­го. Но на самом деле хоро­шо ли это для него? К каким послед­стви­ям при­во­дят такие действия?

СУРРОГАТЫ ЛЮБВИ

Семья долж­на стро­ить­ся на люб­ви. Это всем понят­но, но ока­зы­ва­ет­ся, суще­ству­ют вза­и­мо­от­но­ше­ния, внешне очень похо­жие на любовь, но любо­вью не являющиеся.

Вот про­стой при­мер: семи­лет­ний ребе­нок отка­зы­ва­ет­ся есть суп (кото­рый в дру­гой ситу­а­ции съел бы с удо­воль­стви­ем), пото­му что уви­дел кон­фе­ты, при­го­тов­лен­ные мамой к чаю. Мама пыта­ет­ся слег­ка при­стру­нить ребен­ка, но тут же начи­на­ет­ся скан­дал. Что­бы его успо­ко­ить, мама дает кон­фе­ты: «Не плачь, сыночек».

Это любовь или нет? Конеч­но, застав­лять есть невкус­ный суп – это нехо­ро­шо, но мы ого­во­ри­лись, что суп-то вкус­ный и ребе­нок про­сто рас­ка­приз­ни­чал­ся. Конеч­но, маме хочет­ся сде­лать при­ят­ное сыну и уго­стить его кон­фе­той, ведь это так есте­ствен­но – делать при­ят­ное люби­мым людям. Но точ­но ли любовь дви­жет мамой? Ско­рее все­го, она посту­па­ет так, как проще.

Соза­ви­си­мые отно­ше­ния выра­жа­ют себя так же, как и здо­ро­вые: в забо­те, пере­жи­ва­ни­ях, бес­по­кой­стве, при­вя­зан­но­сти. Как отли­чить одно от дру­го­го? Как понять, что вы нахо­ди­тесь с близ­ким в нездо­ро­вых, соза­ви­си­мых отношениях?

Пред­ставь­те семью, где муж так гово­рит жене о сво­их чув­ствах: «Доро­гая! Я не могу жить без тебя!» А вот дру­гая семья, где муж гово­рит жене: «Конеч­но, я могу жить без тебя, но хочу жить с тобой».

Уве­рен, что вы пра­виль­но опре­де­ли­ли, какая фра­за боль­ше сви­де­тель­ству­ет о люб­ви, а какая – о соза­ви­си­мо­сти. Во фра­зе «Я не могу жить без тебя» есть серьез­ная про­бле­ма: «Я не могу жить». Чело­век не может жить само­сто­я­тель­но, ему нуж­но, что­бы кто-то ему помо­гал. Он не сво­бо­ден в сво­ем выбо­ре, он вынуж­ден быть при­вя­зан­ным к кому-то.

СЕМЬЯ ЗДОРОВАЯ И СОЗАВИСИМАЯ

Мож­но пред­ста­вить эти отно­ше­ния в виде обра­зов. Два кра­си­вых пря­мых дере­ва пере­пле­лись вет­вя­ми и кор­ня­ми и, нако­нец, срос­лись ство­ла­ми. Дей­стви­тель­но, Биб­лия гово­рит о том, что так про­ис­хо­дит в семей­ном сою­зе: Оста­вит чело­век отца и матерь и при­ле­пит­ся к жене сво­ей, и будут два в плоть еди­ну (ср.: Мф. 19:5). А если два дере­ва срос­лись, то если одно из них под­пи­лить, остав­ше­е­ся целое дере­во и само высто­ит, и не даст упасть под­пи­лен­но­му. Вот образ креп­кой семьи, где любовь помо­га­ет жить друг другу.

А вот дру­гая кар­ти­на. Два напо­ло­ви­ну зава­лив­ших­ся дере­ва сто­ят, но толь­ко пото­му, что опи­ра­ют­ся друг на дру­га. Если одно из них под­пи­лить, зава­лят­ся оба. «Я не могу жить без тебя!» Здесь уже семья не помо­га­ет жить, а если и помо­га­ет, то толь­ко вре­мен­но про­дер­жать­ся, а помочь в реаль­ных труд­но­стях уже не может. Под­пи­лен­ное дере­во и само неми­ну­е­мо упа­дет, и потя­нет за собой другое.

Насто­я­щая любовь воз­мож­на толь­ко там, где есть сво­бо­да, там, где чело­век пред­став­ля­ет собой зре­лую само­сто­я­тель­ную лич­ность, креп­ко сто­я­щую на ногах. Такой чело­век может при­не­сти себя в жерт­ву люб­ви – он пол­но­стью вла­де­ет собой и может рас­по­ря­жать­ся сво­ей сво­бо­дой. Незре­лая лич­ность, не спо­соб­ная жить само­сто­я­тель­но, будет посто­ян­но искать, к кому при­стро­ить­ся, на кого опе­реть­ся. Ого­во­рим­ся, что быва­ет здо­ро­вая соза­ви­си­мость. Напри­мер, здо­ро­вая есте­ствен­ная зави­си­мость суще­ству­ет меж­ду мате­рью и ребен­ком: ребе­нок не может жить без мате­ри, мать не может бро­сить ребен­ка, ею дви­жет мате­рин­ский инстинкт.

По мере роста ребен­ка и ста­нов­ле­ния его лич­но­сти здо­ро­вая соза­ви­си­мость долж­на пере­ра­с­ти в насто­я­щую любовь двух зре­лых само­сто­я­тель­ных лич­но­стей, когда и мать и ребе­нок ска­жут: «Я могу жить без тебя».

Мать долж­на пом­нить, что зада­ча вос­пи­та­ния – это вырас­тить само­сто­я­тель­ную лич­ность и выпу­стить ее из роди­тель­ско­го гнез­да. А если мама в ответ на заяв­ле­ние 15-лет­ней доче­ри о том, что она хочет зано­че­вать в гостях у подруж­ки, реши­тель­но отве­ча­ет: «Нет, не пущу! Ты там с подруж­кой, а я здесь одна? Нет, я не могу без тебя», то это при­знак болез­нен­ных отношений.

Нездо­ро­вая соза­ви­си­мость может и не быть свя­зан­ной с алко­го­лиз­мом или дру­гой хими­че­ской зави­си­мо­стью. В осно­ве сво­ей это чисто пси­хо­ло­ги­че­ская проблема.

При­мер. Муж – худож­ник с завы­шен­ной само­оцен­кой. Здра­во­мыс­ля­щая жен­щи­на вряд ли захо­чет создать с ним семью, посколь­ку для под­дер­жа­ния его само­оцен­ки при­дет­ся посто­ян­но вос­хи­щать­ся его вели­ким талан­том. Но худож­ник най­дет жен­щи­ну с зани­жен­ной само­оцен­кой, кото­рая гово­рит: «Я – никто, а вот он – непо­ня­тый гений, я помо­гу ему». Она будет видеть смысл сво­ей жиз­ни в слу­же­нии мужу-худож­ни­ку и, воз­мож­но, будет искренне верить в его гениальность.

Здесь под вывес­кой бес­ко­рыст­но­го слу­же­ния может скры­вать­ся реше­ние соб­ствен­ных про­блем (зани­жен­ная само­оцен­ка, отсут­ствие смыс­ла жиз­ни). Такие отно­ше­ния нель­зя назвать насто­я­щей любо­вью – ско­рее, это встре­ча двух чело­век с допол­ня­ю­щи­ми друг дру­га осо­бен­но­стя­ми пси­хи­ки, кото­рые сов­па­ли, точ­но пазлы.

Сте­пень болез­нен­но­сти соза­ви­си­мых отно­ше­ний может быть раз­ной, не обя­за­тель­но ярко выра­жен­ной. Часто она удоб­на для обе­их сторон.

Напри­мер, муж­чи­на гово­рит про себя: «Я – хозя­ин. Мне нуж­на хозяй­ка». Он нахо­дит себе жен­щи­ну с хоро­ши­ми хозяй­ски­ми навы­ка­ми, и они созда­ют креп­кую семью. Вро­де бы все хоро­шо и ника­кой болез­нен­но­сти в их отно­ше­ни­ях нет. Но любовь ли это? Пред­по­ло­жим, уми­ра­ет жена. Что ска­жет муж? «Я – хозя­ин. Мне нуж­на хозяй­ка». Най­дет дру­гую жен­щи­ну с хозяй­ской хват­кой и всту­пит в новый брак. Муж­чине нуж­на не жена-лич­ность, нуж­на жена-функ­ция. Любая жен­щи­на-хозяй­ка может занять место рядом с хозя­и­ном, пото­му что и сам муж вос­при­ни­ма­ет себя не как лич­ность, а как функ­цию («Я – хозяин!»).

Мы при­вык­ли к выра­же­нию «Неза­ме­ни­мых людей нет». Если под чело­ве­ком здесь пони­мать испол­ни­те­ля с опре­де­лен­ным кру­гом обя­зан­но­стей, то это выра­же­ние пра­виль­ное. Но если гово­рить о лич­но­сти, то это не так: лич­ность заме­нить нельзя.

ДУХОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАК ОСНОВА СОЗАВИСИМОСТИ

Соза­ви­си­мые отно­ше­ния раз­ви­ва­ют­ся там, где есть духов­ные проблемы:

• Чело­век не рас­кры­ва­ет­ся как зре­лая лич­ность. Каза­лось бы, это боль­ше отно­сит­ся к зави­си­мо­му чело­ве­ку: муж-алко­го­лик, застряв­ший на под­рост­ко­вом уровне, а не жена, вжив­ша­я­ся в роль «мамоч­ки». Но это в рав­ной сте­пе­ни и про­бле­ма соза­ви­си­мо­го род­ствен­ни­ка. Не видеть в дру­гом лич­ность, не поз­во­лять ему взрос­леть может толь­ко такой же незре­лый чело­век. Напро­тив, при­зна­ка­ми зре­лой лич­но­сти явля­ет­ся осо­зна­ние себя и дру­гих сво­бод­ны­ми людь­ми, при­зван­ны­ми нести ответ­ствен­ность за свои мыс­ли, чув­ства, реше­ния и поступ­ки. Отно­ше­ния в люб­ви постро­е­ны на дове­рии, чест­но­сти и сво­бо­де, а отно­ше­ния в соза­ви­си­мо­сти – на неве­рии, лжи и мани­пу­ли­ро­ва­нии. Близ­кий пью­ще­го уве­рен, что «он без меня с голо­ду помрет», что «Бог его без меня спа­сти не может». Когда соза­ви­си­мый род­ствен­ник гово­рит зави­си­мо­му то, что счи­та­ет для него полез­ным, а не что он на самом деле дума­ет и чув­ству­ет – это и есть ложь и мани­пу­ля­ция. Но мани­пу­ли­ро­вать дру­гим мож­но, толь­ко если он для тебя слов­но нежи­вой пред­мет. Чело­век, осо­зна­ю­щий свою лич­ност­ную сво­бо­ду, не поку­ша­ет­ся на сво­бо­ду другого.

• Чело­век не зна­ет смыс­ла сво­ей жиз­ни, поэто­му начи­на­ет искать его вне себя и попа­да­ет в зави­си­мость от дру­го­го чело­ве­ка. Цель жиз­ни может быть лож­ной, хотя внешне и бла­го­род­ной. Напри­мер, мама ста­вит целью сво­ей жиз­ни вос­пи­та­ние сына: «Все ради него! Он смысл моей жиз­ни!» Пока сыну 3, 5, 7, 10 лет – все хоро­шо. Но вот сыну 15–16, и он впер­вые серьез­но влюб­ля­ет­ся. Мама не рада это­му, посколь­ку девуш­ка зани­ма­ет мно­го места в его жиз­ни. А когда он объ­явит в 22 года, что всту­па­ет в брак, мама ока­жет­ся у «раз­би­то­го коры­та»: «Если я ему не нуж­на, зачем жить?» И начи­на­ет­ся актив­ное вме­ша­тель­ство в новую семью.

Поче­му цель здесь лож­ная? Пото­му что вре­мен­ная зада­ча (вос­пи­тать сына) была вос­при­ня­та как конеч­ная цель всей жиз­ни. Часто то, что при­да­ва­ло смысл и что вдох­нов­ля­ло на каком-то эта­пе, не может стать конеч­ной целью.

Важ­ней­ший при­знак пра­виль­ной цели: ее невоз­мож­но поте­рять или отнять. Смысл не может быть вне лич­но­сти. Ника­кой дру­гой чело­век или идея не могут быть целью всей жиз­ни человека.

ГЛАВА 2. ОШИБКИ СОЗАВИСИМЫХ

ПРОТОИЕРЕЙ ИЛЬЯ ШУГАЕВ И ЕКАТЕРИНА САВИНА

КАК СЕМЬЯ ПОДДЕРЖИВАЕТ УПОТРЕБЛЕНИЕ?

Алко­го­лизм или дру­гие хими­че­ские зави­си­мо­сти рас­цве­та­ют пыш­ным цве­том чаще все­го там, где царят болез­нен­ные отно­ше­ния. Ведь «я не могу жить без него!» – а зна­чит, силь­но зави­си­ма от его поступ­ков и пото­му стрем­люсь кон­тро­ли­ро­вать каж­дый его шаг, что­бы он ниче­го не «натво­рил». Посто­ян­ный кон­троль близ­ко­го чело­ве­ка не дает ему воз­мож­но­сти стать ответ­ствен­ным за свои поступки.

Муж­чи­на-алко­го­лик часто «застре­ва­ет» в под­рост­ко­вом воз­расте из-за непра­виль­ных, нездо­ро­вых – соза­ви­си­мых – отно­ше­ний с мамой, потом плав­но пере­хо­дит к соза­ви­си­мой жене, кото­рая берет на себя роль «мамоч­ки».

Имен­но такие вза­и­мо­от­но­ше­ния поз­во­ля­ют алко­го­ли­ку пара­зи­ти­ро­вать на чле­нах семьи и не дают испра­вить ситу­а­цию. Не будь этой «под­пор­ки», у зави­си­мо­го было бы боль­ше пово­дов взрослеть.

Близ­кие не дают зави­си­мо­му почув­ство­вать послед­ствий употребления.

При­ме­ры. 1. Муж ушел в запой, но его не уво­ли­ли, посколь­ку жена – врач, и при­кры­ла мужа справ­кой. Пью­щий «насту­пил на граб­ли», но его не уда­ри­ло, – удар жена взя­ла на себя. Зачем мужу заду­мы­вать­ся о том, что­бы бро­сить пить? Неза­чем! У него про­блем нет!

2. Сын воз­вра­щал­ся пья­ный за рулем и у подъ­ез­да снес две­ри у пяти машин, «не рас­счи­тал малость». Мама при­е­ха­ла и запла­ти­ла хозя­е­вам машин огром­ные день­ги. Потом спра­ши­ва­ет: «Ты понял?!» Конеч­но, сын понял. Но не совсем то, что она хоте­ла: если он опять что-то натво­рит в пья­ном виде, мама при­е­дет и все испра­вит. А раз­ве нет?

Болез­нен­ные отно­ше­ния в семье дают пью­ще­му пра­во обви­нять род­ствен­ни­ков в сво­ем пьянстве.

При­мер. Жена, пыта­ясь кон­тро­ли­ро­вать мужа, зале­за­ет в теле­фон, про­ве­ря­ет звон­ки, сле­дит за ним и т. п. Понят­но, что шарить по кар­ма­нам, под­слу­ши­вать раз­го­во­ры по теле­фо­ну, читать почту и смс, под­гля­ды­вать – нехо­ро­шо. Но жены это дела­ют без тени сму­ще­ния: «А как же мне его про­сле­дить?!» Раз­ве такие поступ­ки супру­ги могут при­ве­сти к добру?

Это оскорб­ля­ет чело­ве­ка, поэто­му он нахо­дит оправ­да­ния сво­е­му пьян­ству: «Я пью, пото­му что ты меня дове­ла! Меня никто не любит, не пони­ма­ет! Мне все лгут, от меня всё скры­ва­ют!» И, каза­лось бы, как чле­нам семьи не скры­вать «всё» от пью­ще­го, если он непред­ска­зу­ем? С ним про­ще не свя­зы­вать­ся, не делить­ся серьез­ны­ми про­бле­ма­ми, не спра­ши­вать сове­та. Тем не менее, несмот­ря на то, что с алко­го­ли­ком слож­но общать­ся искренне, надо сохра­нять чест­ность, не надо «ста­вить на чело­ве­ке крест», нель­зя пре­зи­рать его.

Еще ситу­а­ция. Алко­го­лик хочет выпить, но совесть еще не дает пить спо­кой­но. Он весь в напря­же­нии, начи­на­ет ко всем цеп­лять­ся. Нако­нец кто-то из близ­ких не выдер­жи­ва­ет и сры­ва­ет­ся на крик или оскорб­ле­ние. Ура! Цель достиг­ну­та – через совесть мож­но пере­сту­пить: я пью не пото­му, что мне хочет­ся и у меня зави­си­мость, это меня опять дове­ли. Я‑то хоро­ший и искренне пытал­ся не пить, но… – довели!

Род­ствен­ни­ки долж­ны пом­нить: каж­дый крик на алко­го­ли­ка дает ему повод напить­ся с «чистой совестью».

Мно­гие счи­та­ют, что алко­го­лик «не пони­ма­ет», и, если ему хоро­шень­ко все «объ­яс­нить», он пой­мет и не будет пить.

В зави­си­мо­сти от сти­ля отно­ше­ний объ­яс­не­ния могут быть крат­ки­ми и хлест­ки­ми, как месть за пере­жи­тую боль: «ты ник­чем­ный», «тебе место в дур­до­ме», «дети из дома бегут»… Или – дол­ги­ми и зауныв­ны­ми, с рыда­ни­я­ми и кри­ка­ми. Или с «умны­ми» сло­ва­ми: «цир­роз уже начал­ся», «тре­тья ста­дия алко­го­лиз­ма, я по кни­ге изу­чи­ла все», «повы­ше­ние толе­рант­но­сти, это очень плохо».

В любом слу­чае такие раз­го­во­ры вызы­ва­ют вол­ну сопро­тив­ле­ния и гне­ва. Луч­ший спо­соб с ней спра­вить­ся – пой­ти и выпить, что­бы не слу­шать, как тебя пилят. Круг замы­ка­ет­ся, впе­ре­ди сле­ду­ю­щий акт спек­так­ля, где каж­дый игра­ет выучен­ную наизусть роль.

Мож­но с уве­рен­но­стью ска­зать, что ни скан­да­лы, ни дол­гие подроб­ные объ­яс­не­ния не оста­нав­ли­ва­ют пью­ще­го чело­ве­ка, а толь­ко дают ему новый повод выпить, а семье при­но­сят новое разо­ча­ро­ва­ние и опустошение.

Это не зна­чит, что надо мол­чать, что тема пьян­ства под запре­том. Но гово­рить о ней надо толь­ко с трез­вым чело­ве­ком, очень крат­ко и так, что­бы из раз­го­во­ра пря­мо и ско­ро сле­до­ва­ли дей­ствия. Как имен­но надо стро­ить раз­го­вор, мы рас­ска­жем чуть позже.

МАНИПУЛЯЦИЯ

Еще один при­ем, веду­щий к обрат­ным резуль­та­там, – мани­пу­ля­ции, кото­рые соза­ви­си­мые род­ствен­ни­ки частень­ко прак­ти­ку­ют в отно­ше­ни­ях с зависимым.

В бук­валь­ном пере­во­де на рус­ский «мани­пу­ля­ция» озна­ча­ет «слож­ное дей­ствие рука­ми над чем-либо», и при­ме­ни­тель­но к чело­ве­че­ским отно­ше­ни­ям под­ра­зу­ме­ва­ет обра­ще­ние с живым чело­ве­ком как с пред­ме­том, кук­лой. Обыч­но это при­во­дит к тому, что тре­бу­е­мое дости­га­ет­ся, но такой высо­кой ценой, что потом об этом все жалеют.

При­мер. Отец гово­рит сыну: «У тебя ниче­го не вый­дет в жиз­ни! Ты лен­тяй!» – думая, что сын будет боль­ше ста­рать­ся в шко­ле. Сын слу­шал, ста­рал­ся учить­ся, а потом пове­рил и пере­стал учить­ся совсем. Потом на при­е­ме у пси­хо­ло­га сам об этом рас­ска­зы­вал, трид­ца­ти­лет­ний, без обра­зо­ва­ния и профессии.

Мама под­дер­жи­ва­ла доч­ку: «Ты точ­но спра­вишь­ся!» – и доч­ка ста­ра­лась соот­вет­ство­вать мами­ным ожи­да­ни­ям, а потом выучи­лась лгать себе и дру­гим, толь­ко что­бы отве­чать завы­шен­ным тре­бо­ва­ни­ям мамы.

«Никто мне не помо­га­ет!» – сето­ва­ла мама, иско­са гля­дя на гору посу­ды. Дети бежа­ли мыть посу­ду и делать про­чие дела, а потом уста­ли от этих нито­чек, за кото­рые дер­га­ли мами­ны сло­ва, и дей­стви­тель­но пере­ста­ли помо­гать. Мама пла­чет: так и вышло!

Мама хочет оста­но­вить сына-алко­го­ли­ка, кото­рый идет «гулять с дру­зья­ми»: «Пожа­ле­ешь!» Он все рав­но ухо­дит. Она силой пыта­ет­ся его не пустить и, уви­дев, что не справ­ля­ет­ся, осе­да­ет на пол, делая вид, что теря­ет созна­ние. Сын пере­пу­гал­ся, побе­жал ско­рую вызы­вать. В тот раз сра­бо­та­ло. Но алко­го­лизм остал­ся, и исто­рия повто­ри­лась. В сле­ду­ю­щий раз, под­хва­тив пада­ю­щую маму на руки, сын мяг­ко опу­стил ее на пол и пошел. Вот ей было обидно!

Мани­пу­ля­ции могут сра­бо­тать несколь­ко раз, но потом все­гда воз­вра­ща­ют­ся как буме­ранг и очень мно­го боли при­но­сят тому, кто мани­пу­ли­ру­ет, пото­му что это отно­ше­ние, постро­ен­ное на лжи. А тот, кем пыта­лись управ­лять, пере­хо­дит какой-то барьер жесто­ко­сти, наг­ло­сти, нелюб­ви, – и это очень труд­но вер­нуть назад. К сожа­ле­нию, мы часто не видим соб­ствен­ных мани­пу­ля­ций, отно­ся их к «вос­пи­та­нию», «при­выч­ке» и подоб­ным вещам.

Жизнь с зави­си­мым напол­ня­ет нашу душу лукав­ством. Часто мы зара­жа­ем­ся им от боль­но­го алко­го­лиз­мом, кото­рый пре­крас­но уме­ет мани­пу­ли­ро­вать близ­ки­ми. Очень часто слы­шу на испо­ве­ди: «Что бы мне ему ска­зать, что­бы он посту­пил так-то и так-то?»

Раз­ве это не лукав­ство? Мы не гово­рим чест­но и искренне то, что дума­ем и чув­ству­ем. Мы тоже хотим мани­пу­ли­ро­вать дру­гим чело­ве­ком. «Какую сло­вес­ную кно­поч­ку нажать, что­бы игруш­ка зара­бо­та­ла так, как я хочу?» – так мож­но пере­ве­сти наши сло­ва. Но чело­век – не игруш­ка, с ним надо общать­ся чест­но и искренне. Так, как мы хотим, что­бы обща­лись с нами.

Лукав­ство ино­гда про­яв­ля­ет­ся по-дру­го­му. Духов­ная жизнь прак­ти­че­ски не вид­на гла­зу, а хочет­ся под­смот­реть: «Молит­ся он перед сном или нет?» Но луч­ше пред­ло­жить помо­лить­ся вме­сте и при этом – не оби­деть­ся, если он отка­жет­ся. Пра­виль­но ока­зы­вать духов­ную помощь может толь­ко чело­век, кото­рый сам что-то пони­ма­ет в духов­ной жизни.

Глав­ное усло­вие духов­ной жиз­ни – сво­бо­да. Ее не нару­ша­ет даже Бог. Жела­ние мани­пу­ли­ро­вать не дает воз­мож­но­сти близ­ко­му не толь­ко про­явить сво­бо­ду, но даже задуматься.

При­мер. Сын, дела­ю­щий пер­вые шаги в выздо­ров­ле­нии, при­хо­дит после рабо­ты и спра­ши­ва­ет: «Мама, может, мне не идти в храм на заня­тие в брат­стве трез­во­сти (или груп­пу самопомощи)?»

Мама может отве­тить: «Нет, нет, доро­гой, ты толь­ко начал выздо­рав­ли­вать, тебе обя­за­тель­но надо идти!» Это ошиб­ка. Мама может отве­тить: «Да, конеч­но, доро­гой, ты уже два меся­ца ходил и не про­пус­кал ни одно­го заня­тия. Конеч­но, сего­дня отдох­ни». И это ошиб­ка, пото­му что в любом слу­чае это будет мами­но решение.

Чем опас­ны мани­пу­ля­ции с зависимым?

• дают резуль­тат на вре­мя, затем воз­вра­ща­ют­ся буме­ран­гом к тому, кто манипулирует;

• не поз­во­ля­ют близ­ко­му чело­ве­ку про­явить свободу;

• при­вно­сят в отно­ше­ния меж­ду людь­ми ложь, фальшь, лукавство.

Зада­ча мамы, что­бы сын научил­ся сам гово­рить «да» или «нет». Пра­виль­ным отве­том мамы будет сле­ду­ю­щий: «Не знаю, доро­гой, решай сам». Но как тяже­ло этот ответ дает­ся маме! Что­бы так ска­зать, нуж­ны сми­ре­ние, и вера, и надежда.

ПРО ВИНУ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Пью­щий чело­век не управ­ля­ет сво­ей жиз­нью и пото­му будет посто­ян­но нару­шать сло­жив­ший­ся семей­ный уклад: вре­мя, когда надо ложить­ся спать, соб­ствен­ные финан­со­вые обя­за­тель­ства, дохо­дя посте­пен­но до непри­стой­но­го пове­де­ния и вида, – то есть нару­шать все, что под­па­да­ет под опре­де­ле­ние «нор­маль­ной жиз­ни». Семья обыч­но скорб­но наблю­да­ет за раз­ру­ше­ни­я­ми, при­чи­тая и руга­ясь. Но зави­си­мый как раз и не может за эти раз­ру­ше­ния отве­чать, посколь­ку не управ­ля­ет собой.

При­мер. Семья поеха­ла в гости, за рулем – папа-алко­го­лик. В гостях он, конеч­но же, напил­ся, и пья­ный пыта­ет­ся сесть за руль. Если жена и дети сядут с ним в маши­ну и попа­дут в ава­рию – кто будет вино­ват? Раз­ве папа? Он ведь ниче­го не сооб­ра­жа­ет, когда, пока­чи­ва­ясь, объ­яс­ня­ет жене, что «так он еще луч­ше водит, и хва­тит тут рассуждать».

Нет, ответ­ствен­ность на маме, она может уго­ва­ри­вать папу оста­вить маши­ну до утра или, на худой конец, не садить­ся в маши­ну вме­сте с детьми, отпу­стив папу одно­го. Раз­ве от того, что она и дети сидят рядом, папа в боль­шей без­опас­но­сти? Про­стое пра­ви­ло: «выпил – за руль не садись» долж­но соблю­дать­ся неукос­ни­тель­но не толь­ко папой, но и всей семьей.

Заду­май­тесь: спо­кой­но, хоро­шо ли вы спи­те? Руга­ют­ся ли у вас в семье? Дерут­ся? Лгут? Быва­ет ли так, что про­пи­ты послед­ние день­ги? Без­опас­но ли жить в вашей семье?

Если нару­ша­ют­ся про­стые пра­ви­ла обще­жи­тия, семья долж­на поза­бо­тить­ся об их вос­ста­нов­ле­нии. Одна­ко есть ситу­а­ции, когда дей­ство­вать надо неза­мед­ли­тель­но, а без­дей­ствие рав­но­силь­но пре­ступ­ле­нию. Если вы не защи­ти­ли детей от насиль­ни­ка-отца, не поста­ви­ли гра­ни­цы его пьян­ству; если, исто­щен­ные мучи­тель­ной жиз­нью рядом с алко­го­ли­ком, вы не в силах молить­ся за него и себя; если вы отча­я­лись – несо­мнен­но, вы вино­ва­ты. Вино­ва­ты в сво­ем без­дей­ствии – ведь помощь здесь, рядом, сто­ит толь­ко руку про­тя­нуть. Это и общи­на трез­во­сти при хра­ме, и раз­го­вор со свя­щен­ни­ком и пси­хо­ло­гом, а в кри­ти­че­ских ситу­а­ци­ях – и поли­ция. Далее мы рас­ска­жем подроб­нее, куда мож­но обратиться.

Нач­ни­те искать помощь, сту­чать­ся во все две­ри. А как ина­че най­ти выход из ада, в кото­ром вы оказались?

Ино­гда, напро­тив, род­ствен­ни­ки уже сде­ла­ли прак­ти­че­ски все воз­мож­ное для спа­се­ния сво­их близ­ких, и тут их накры­ва­ет отча­я­ние. Преж­де все­го, от неве­рия и уста­ло­сти. Уста­лость, гра­ни­ча­щая с пол­ной опу­сто­шен­но­стью, воз­ни­ка­ет от того, что дол­гое вре­мя соза­ви­си­мый муча­ет себя вопро­сом: «Что я еще не сде­лал, в чем еще не ока­зал помощь?» Эта внут­рен­няя суе­та очень выма­ты­ва­ет. Но как научить­ся не метать­ся, не впа­дать в отчаяние?

Прак­ти­че­ски нуж­но обре­сти такой мир в душе, кото­рый был в Самом Хри­сте. Можем ли пред­ста­вить себе Хри­ста, кото­рый рвал бы на себе воло­сы, кри­ча в отча­я­нии: «Что Я еще не сде­лал для спа­се­ния Иуды?» Этот мир есть в Боге Отце, Кото­рый любит Свое тво­ре­ние и в то же вре­мя посто­ян­но видит огром­ное коли­че­ство поги­ба­ю­щих людей.

Оче­вид­но, что без помо­щи Божи­ей изба­вить­ся от отча­я­ния вооб­ще невоз­мож­но. Без Бога мож­но толь­ко стать рав­но­душ­ным ко все­му, что про­ис­хо­дит с зави­си­мым сыном или мужем.

Неве­рие род­ствен­ни­ков мож­но выра­зить про­стой фра­зой: «Бог не может спа­сти его без меня». Бог не спа­сет чело­ве­ка толь­ко в том слу­чае, если он сам это­го не хочет. А без нас Он спа­сти его может.

Очень часто род­ствен­ни­кам надо сми­рить­ся, встать рядом и предо­ста­вить Богу дей­ство­вать без наше­го нера­зум­но­го вме­ша­тель­ства. Очень важ­но научить­ся верить Богу. Даже тогда, когда нам не уда­ет­ся спа­сти близкого.

Важ­но верить, что Бог любит наших близ­ких боль­ше нас, и на Сво­ем суде не спро­сит с чело­ве­ка сверх того, что тот мог сде­лать. Когда мы дума­ем, что любим наших близ­ких боль­ше, чем Бог, не ста­но­вим­ся ли мы безум­ца­ми? Ведь имен­но Он дал нам спо­соб­ность любить.

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

Изме­не­ние при­выч­ных схем пове­де­ния тре­бу­ет нема­лых уси­лий. Для нача­ла нуж­но хоро­шо понять, в чем имен­но заклю­ча­ет­ся ошиб­ка – и изо дня в день, пла­но­мер­но, менять стиль пове­де­ния и вза­и­мо­от­но­ше­ний с зави­си­мым. Такая рабо­та тре­бу­ет вре­ме­ни, воз­мож­но­сти взгля­нуть на себя со сто­ро­ны, полу­чить «обрат­ную связь» от това­ри­щей по несча­стью. Рабо­та по изле­че­нию пред­сто­ит огром­ная, и оси­лить ее одно­му невоз­мож­но. Очень важ­но чет­ко понять, кто за какую часть выздо­ров­ле­ния отве­ча­ет, а разо­брав­шись, каж­до­му взять­ся за свое дело и не вме­ши­вать­ся в зону ответ­ствен­но­сти дру­го­го. Давай­те посмот­рим, какие ошиб­ки допус­ка­ют созависимые.

ЗНАКОМЫЙ СЮЖЕТ

Вспом­ним ситу­а­цию, когда жена тащит пья­но­го и гряз­но­го мужа до кро­ва­ти, раз­де­ва­ет, укла­ды­ва­ет, сти­ра­ет белье, а утром пыта­ет­ся его вразумить.

Это дей­стви­тель­но не похо­же на супру­же­скую любовь, ско­рее – на отно­ше­ние роди­те­лей к ребен­ку. Жена заня­ла пози­цию «мамоч­ки» для нера­зум­но­го мужа. Ведь это пяти­лет­не­го маль­чи­ка мож­но, если он при­дет с ули­цы мок­рый, пере­одеть, уло­жить, чаем напо­ить, а потом отчи­тать, что­бы боль­ше не бегал по гряз­ным лужам.

Но с соро­ка­лет­ним муж­чи­ной уже нель­зя посту­пать, как с малень­ким. А если вести себя как мамоч­ка, он и зай­мет поло­же­ние малень­ко­го, без­за­щит­но­го маль­чи­ка, кото­ро­го надо пожа­леть, – или огры­за­ю­ще­го­ся под­рост­ка, кото­ро­го никто не пони­ма­ет, а толь­ко оби­жа­ют. Дет­ских ролей мно­го, глав­ное, чего все они тре­бу­ют, – что­бы кто-то играл роль мамочки.

Посмот­рим на ситу­а­цию еще раз: Гос­подь, как Любя­щий Отец, хочет спа­се­ния чело­ве­ку. Для это­го Он помог пья­но­му дой­ти до дома и не попасть под маши­ну, но по пути оку­нул его в гряз­ную лужу, – что­бы чело­век взгля­нул на себя и ужас­нул­ся, заду­мал­ся и начал исправ­лять­ся. Это зада­ние Гос­подь дает само­му чело­ве­ку. Но даль­ше все раз­во­ра­чи­ва­ет­ся, как в дет­ском рас­ска­зе: «Папа реша­ет, а Вася сдает…»

Гос­подь дал зада­ние мужу, а пыта­ет­ся решить за мужа жена-мамоч­ка. И в резуль­та­те толь­ко внешне воз­вра­ща­ет мужа в чело­ве­че­ский образ, отмы­вая наруж­ную грязь. Утром муж, проснув­шись, чув­ству­ет себя не гряз­ной сви­ньей, а розо­вым поро­сен­ком, кото­рый опять, похрю­ки­вая, может бежать на ули­цу, что­бы пова­лять­ся в гряз­ной луже. Но нака­нуне Гос­подь уже пока­зал мужу, что он пре­вра­ща­ет­ся в гряз­ную сви­нью и что надо стать чело­ве­ком. Полу­ча­ет­ся, что роль мамоч­ки не толь­ко не может помочь в исце­ле­нии мужа, но и пре­пят­ству­ет этому.

Как себя пра­виль­но вести, когда пья­ный муж при­хо­дит домой и пада­ет у поро­га? Навер­ное, луч­ше уйти в дру­гую ком­на­ту и, вме­сте с детьми, помо­лить­ся за мужа и папу: «Гос­по­ди, вра­зу­ми его, что­бы понял, что тво­рит». И тогда есть надеж­да, что взрос­лый муж­чи­на, проснув­шись утром, взгля­нет на себя и ска­жет: «Боже, до како­го свин­ства я дошел!»

Мамы и жены зави­си­мых рас­ска­зы­ва­ют мно­го уди­ви­тель­ных исто­рий. Удив­ля­ю­щих имен­но тем, что жен­щи­ны не видят, насколь­ко непра­виль­но они поступают.

При­мер.

– Я ему за вод­кой сама хожу, а то поде­рет­ся еще с кем-то, инва­ли­дом сде­ла­ют, или замерз­нет, поте­ря­ет­ся… Луч­ше уж я сама.

– Поми­луй­те, да вы же не хоти­те, что­бы он пил? Зачем же вод­ку носить?

– Вы меня не понимаете…

ДВОЕ НА ШЕЕ

Вспом­ним исто­рию о жен­щине, на шее у кото­рой сидят два нахлеб­ни­ка и ждут, что мать при­дет и «суп­чик им погре­ет». На пред­ло­же­ние уехать в мона­стырь она воз­ра­жа­ет: «Они без меня с голо­ду помрут!».

А что было бы, если б она все же уеха­ла в мона­стырь помо­лить­ся, или в сана­то­рий на месяц – подлечиться?

Через неде­лю про­дук­ты в холо­диль­ни­ке кон­чат­ся. Голод – не тет­ка, хочешь есть – при­дет­ся идти в мага­зин за про­дук­та­ми. И вот выздо­ров­ле­ние уже нача­лось – алко­го­лик сам гото­вит еду впер­вые за послед­ние десять лет. Прой­дет вре­мя, кон­чат­ся чистые май­ки, тру­сы и нос­ки. А мама была чисто­плот­ной, сын и муж не при­вык­ли наде­вать гряз­ное белье. Если сын нач­нет сти­рать нос­ки, тру­сы и май­ки – счи­тай­те, выздо­ров­ле­ние идет пол­ным ходом. Но для это­го поче­му-то нуж­но, что­бы мама уеха­ла из дома.

Конеч­но, реа­би­ли­та­ци­он­ный про­цесс может и не начать­ся. Но если мама будет рядом, он не нач­нет­ся никогда.

Роль мамоч­ки может дове­сти и до трагедии.

При­мер. Сын Ири­ны Ива­нов­ны (назо­вем ее так) пьет мно­го лет, силь­но изме­нил­ся и поте­рял пред­став­ле­ние о том, что мож­но и чего нель­зя. Он бьет мать, кра­дет и силой отби­ра­ет день­ги, не дает спать, по ночам воет, как живот­ное, при­во­дит без­дом­ных пить на кухне и не моет­ся уже очень давно.

Попыт­ки мате­ри уре­зо­нить сына похо­жи на бесе­ду с дере­вом. Она ухо­дит из дома, ски­та­ет­ся по дру­зьям и пыта­ет­ся сно­ва и сно­ва дого­во­рить­ся с сыном, но он ее не слы­шит. Он уве­рен, что мама обя­за­на его кор­мить, поить пивом и деше­вой вод­кой и лечить от послед­ствий такой жизни.

Если Ири­на Ива­нов­на отка­зы­ва­ет ему в этом, он, как ребе­нок, оби­жа­ет­ся и мстит ей. При­чем за послед­ствия мести ника­кой ответ­ствен­но­сти не несет. Он и убить может. Поэто­му она живет по дру­зьям и наде­ет­ся… на что? Сын вдруг не про­трез­ве­ет, не пой­мет, не повзрос­ле­ет. Он тяже­ло болен. Его надо лечить и огра­ни­чить в сво­бо­де пить и бить. Поэто­му нуж­ны вра­чи и поли­ция – не для того, что­бы «пого­во­рить, а потом уже мы сами спра­вим­ся», а для суда, кото­рый выне­сет при­го­вор о при­ну­ди­тель­ном лече­нии. Но Ири­на Ива­нов­на… стес­ня­ет­ся. «Я не гото­ва… Сын ведь…» Вот и поги­ба­ет ее сын и она сама от это­го «стес­не­ния».

Ошиб­ки соза­ви­си­мых, усу­губ­ля­ю­щие алко­голь­ную зави­си­мость близкого:

• не дают зави­си­мо­му пол­но­стью почув­ство­вать послед­ствий употребления;

• стро­ят непра­виль­ный диа­лог с зави­си­мым (либо скан­да­лы, либо дол­гие объяснения);

• име­ют болез­нен­ные отно­ше­ния в семье, не пыта­ют­ся их исправить;

• стре­мят­ся кон­тро­ли­ро­вать каж­дый шаг зависимого.

КОЛЕЧКО

Вспом­ним слу­чай, когда сын украл коль­цо у мате­ри. В такой ситу­а­ции ока­за­лась мать зави­си­мо­го сына, уже год посе­щав­шая собра­ния брат­ства трез­во­сти: «У меня несколь­ко лет назад умер муж. Оста­лось золо­тое обру­чаль­ное коль­цо, хра­ни­лось на виду у всех в буфе­те. Смот­рю, коль­цо пару дней назад про­па­ло. Может, напи­сать заяв­ле­ние в поли­цию, или луч­ше про­стить сыну?» Год обще­ния в брат­стве трез­во­сти под­вел жен­щи­ну к пра­виль­но­му вопросу.

К сожа­ле­нию, боль­шин­ство жен­щин об этом и не дума­ет: «Раз­ве может мать подать заяв­ле­ние на сына?» А поче­му нет? Раз­ве не надо уда­рить по руке ребен­ка, когда он сует в розет­ку гвоздь? Да, боль­но. Но, во пер­вых, это спа­са­ет его жизнь, а во вто­рых, ясно и чет­ко пока­зы­ва­ет, что это кате­го­ри­че­ски запре­ще­но. А пока мы будем рас­суж­дать о пра­во­мер­но­сти телес­ных нака­за­ний, мож­но поте­рять ребенка.

«Про­сто взял коль­цо» – это и есть тот момент, когда надо доход­чи­во объ­яс­нить, что это воров­ство, грех и пре­ступ­ле­ние. Поэто­му если кто-то и ска­жет, что мать не любит сво­е­го сына и заса­ди­ла его в тюрь­му, мож­но про­пу­стить эти сло­ва мимо ушей – пом­ня, что даже про Божию любовь в Биб­лии ска­за­но, что кого любит Гос­подь, того нака­зы­ва­ет (Притч. 3:12, ср.: Притч. 13:25, Евр. 12:6).

Уме­ние пра­виль­но и твер­до про­ве­сти гра­ни­цу меж­ду допу­сти­мым и недо­пу­сти­мым может спа­сти жизнь и судь­бу алко­го­ли­ка и его близких.

При­мер. Илья един­ствен­ный сын в семье, живет с роди­те­ля­ми. Он еще молод, но в его слу­чае оче­вид­но: он болен алкоголизмом.

Илья все вре­мя попа­да­ет в опас­ные для себя ситу­а­ции: про­ва­лил­ся пья­ным под лед, едва не замерз; не может окон­чить уни­вер­си­тет, не может и рабо­тать; пла­чет по любо­му пово­ду от жало­сти к себе и про­дол­жа­ет пить запо­я­ми. Нако­нец, в ужас­ном состо­я­нии, Илья согла­ша­ет­ся на ком­фор­та­бель­ный реа­би­ли­та­ци­он­ный центр.

Курс в нем – три меся­ца. Реше­но про­быть месяц, «а там посмот­рим», – толь­ко на этих усло­ви­ях и согла­сил­ся. Про­хо­дит месяц, и Илья соби­ра­ет вещи. Пси­хо­лог цен­тра устра­и­ва­ет встре­чу мамы и Ильи, реша­ет­ся вопрос, что делать дальше.

Мама убеж­де­на, что надо про­дол­жать курс. Но Илья непре­кло­нен. Под наду­ман­ным пред­ло­гом реша­ет уйти: «Мне надо рабо­тать и учить­ся, сроч­но!» Мама гово­рит с ним так: «Ты сам решай. Я тебя не уго­ва­ри­ваю. Но…» – и даль­ше сле­ду­ет дол­гий пере­чень аргу­мен­тов. Илья тер­пит еле-еле, потом гово­рит: «Я решил». Мама опять два­дцать минут его уго­ва­ри­ва­ет, сно­ва и сно­ва под­твер­ждая его абсо­лют­ную сво­бо­ду решать, что ему вздумается.

Пси­хо­лог спра­ши­ва­ет: «Давай­те поду­ма­ем, что будет, если курс ока­жет­ся недо­ста­точ­ным и Илья будет пить?» Тот отве­ча­ет фра­зой, по одной кото­рой уже ясно, что он болен алко­го­лиз­мом: «Я решил и не буду пить!» – как буд­то до это­го он жил, как «решил»!

К сожа­ле­нию, Илья не видит огра­ни­чен­но­сти сво­их воз­мож­но­стей и необ­хо­ди­мо­сти помо­щи извне. Но мама его пере­убеж­да­ет! «Как ты решишь, так и будет», «Я уве­ре­на в тебе», «Ты ответ­ствен­ный и взрос­лый чело­век», – как буд­то гип­но­ти­зи­ру­ет его эти­ми сло­ва­ми. Одна­ко от этих слов Илья ста­но­вит­ся не ответ­ствен­ным и взрос­лым, а само­уве­рен­ным. Он и гово­рит: «Я решил – и уез­жаю». Уехал, и вско­ре пошел пить.

Если бы мама мог­ла твер­до ска­зать: «В нашем доме боль­ше не пьют. Если Илья выпьет, его место толь­ко в боль­ни­це, пото­му что это озна­ча­ет запой», – тогда бы Илья поду­мал, хочет ли он вско­ре вер­нуть­ся в больницу.

Но мама гип­но­ти­зи­ру­ет себя сво­и­ми же сло­ва­ми в наив­ной надеж­де, что каким-то чудес­ным обра­зом «все будет хоро­шо». Полу­ча­ет­ся, что они с сыном похо­жи. Кро­ме того, выхо­дит, что самые важ­ные реше­ния в семье при­ни­ма­ет моло­дой и неадек­ват­ный чело­век. Если хозя­ин в доме – пью­щий Илья, раз­ве может в этом доме быть порядок?

ГЛАВА 3. ФАКТОРЫ РИСКА ДЛЯ РАЗВИТИЯ ЗАВИСИМОСТИ

ЕКАТЕРИНА САВИНА

НЕТРЕЗВОЕ ОКРУЖЕНИЕ И РЕАКЦИЯ НА СТРЕССЫ

Суще­ству­ют нега­тив­ные обсто­я­тель­ства, спо­соб­ству­ю­щие зарож­де­нию и фор­ми­ро­ва­нию зави­си­мо­сти от алкоголя.

• В семье каж­дый празд­ник встре­ча­ют с вином: никто «не пой­мет», если не поста­вить на стол спирт­ное. Пото­му что выпить – это и озна­ча­ет здесь отдох­нуть и отме­тить празд­ник. Если так при­ня­то в семье, сре­ди дру­зей, если ком­па­ния соби­ра­ет­ся для того, что­бы выпить, а не для чего-то дру­го­го, – чело­век испы­ты­ва­ет опре­де­лен­ное дав­ле­ние сре­ды. Но окру­же­ние – толь­ко один фак­тор и не самый важ­ный. Если бы окру­же­ние ока­зы­ва­ло сто­про­цент­ное вли­я­ние, почти все были бы боль­ны алко­го­лиз­мом, а это не так.

• Если чело­век обя­зан все вре­мя спе­шить, дости­гать, стре­мить­ся: дока­зы­вать дру­гим, что он чего-то сто­ит; справ­лять­ся с жиз­нен­ны­ми труд­но­стя­ми, все вре­мя выжи­вать – этот посто­ян­ный стресс вызы­ва­ет силь­ную уста­лость. Одна­жды чело­ве­ку неудер­жи­мо захо­чет­ся отдох­нуть. Захо­чет­ся сде­лать что-то такое, что­бы мож­но было про­сто спо­кой­но жить. Алко­голь для это­го как раз под­хо­дит. Чело­век выпьет – и сде­ла­ет нечто вполне одоб­ря­е­мое, даже поощ­ря­е­мое окру­же­ни­ем: успо­ко­ит себя соци­аль­но при­ем­ле­мым обра­зом. Если стресс суще­ству­ет дли­тель­ное вре­мя, чело­век сам себя учит ухо­дить от про­блем с помо­щью алко­го­ля: теперь вме­сто напря­же­ния и тяже­сти у него на душе лег­ко и бездумно.

Потом про­бле­мы воз­вра­ща­ют­ся. «Но я имею пра­во пере­дох­нуть?! Я могу сего­дня отклю­чить­ся от того, что у меня нет денег, нет рабо­ты, что мои дети боле­ют и т. д.?!»

Это­му фак­то­ру рис­ка под­вер­же­ны люди, кото­рые не научи­лись справ­лять­ся с жиз­нью. Они уме­ют толь­ко тер­петь свои жиз­нен­ные про­бле­мы, но не раз­ре­шать их. Воз­мож­но, их не научи­ла это­му семья.

Но как мог­ла семья научить, если роди­те­ли сами не уме­ют решать свои про­бле­мы, если они счи­та­ют себя жерт­вой обсто­я­тельств? Похо­же, что и их не научи­ли в свое вре­мя. Пси­хо­ло­ги­че­ская незре­лость вос­про­из­во­дит­ся в новых поко­ле­ни­ях, созда­вая поч­ву для раз­ви­тия зави­си­мо­сти. Это одно из глав­ных усло­вий ее формирования.

Появ­ле­нию зави­си­мо­сти спо­соб­ству­ют и дру­гие обстоятельства:

• дав­ле­ние сре­ды, близ­ко­го окру­же­ния, в кото­ром при­ня­то часто выпивать;

• уста­лость из-за дол­го­го суще­ство­ва­ния в усло­вии стресса;

• пси­хо­ло­ги­че­ская незре­лость чело­ве­ка, не научив­ше­го­ся справ­лять­ся с проблемами;

• непол­ная семья;

• неспо­соб­ность обра­щать­ся за помо­щью в реше­нии житей­ских проблем;

• неуме­ние выра­жать свои чувства;

• попу­ляр­ная идея, что глав­ное в жиз­ни – удо­воль­ствие, к нему и надо стре­мить­ся любой ценой;

• гене­ти­че­ская пред­рас­по­ло­жен­ность к фор­ми­ро­ва­нию зависимости.

О послед­нем пунк­те пого­во­рим подробнее.

СЫН ЗА ОТЦА… ОТВЕЧАЕТ

По неиз­вест­ной при­чине орга­низм неко­то­рых людей так устро­ен – и они уна­сле­до­ва­ли это от роди­те­лей, – что его очень лег­ко сде­лать зави­си­мым, гораз­до лег­че, чем орга­низм сред­не­го чело­ве­ка. На память при­хо­дят наши север­ные наро­ды и зна­ме­ни­тые аме­ри­кан­ские индей­цы, мгно­вен­но спи­ва­ю­щи­е­ся после зна­ком­ства с «огнен­ной водой».

Чело­век с гене­ти­че­ской пред­рас­по­ло­жен­но­стью к алко­го­лиз­му не явля­ет­ся ущерб­ным: про­сто он «для дру­гих целей», ему надо не пить, а, напри­мер, детей вос­пи­ты­вать, пото­му что он очень тон­кий и чут­кий человек.

Но чело­век пьет, его орга­низм неожи­дан­но быст­ро лома­ет­ся, и вме­сто чут­ко­го чело­ве­ка мы видим обык­но­вен­но­го несчаст­но­го боль­но­го алкоголизмом.

Здо­ро­во­му чело­ве­ку нуж­но лет десять, что­бы сфор­ми­ро­ва­лась зави­си­мость от алко­го­ля, но если у него есть пред­рас­по­ло­жен­ность, доста­точ­но попить месяц – и он уже зави­сим. Это его «сла­бое место».

Конеч­но, он в этом не вино­ват, пред­рас­по­ло­жен­ность доста­лась ему по наслед­ству от роди­те­лей, как карие или серые гла­за, как цвет волос. Он об этом не зна­ет, пото­му что про­явит­ся это как раз тогда, когда он заболеет.

О гене­ти­че­ской пред­рас­по­ло­жен­но­сти мож­но заду­мать­ся, когда есть дру­гие чле­ны семьи, боль­ные алко­го­лиз­мом. Ста­ти­сти­ка гово­рит, что мно­гие из тех, кто стра­да­ет алко­го­лиз­мом (но не все!), име­ют такую предрасположенность.

Есть два спо­со­ба забо­леть алкоголизмом:

• имея гене­ти­че­скую пред­рас­по­ло­жен­ность, начать пить – и тогда на это пона­до­бит­ся совсем немно­го времени;

• без вся­кой пред­рас­по­ло­жен­но­сти дол­го упо­треб­лять алко­голь и, нако­нец, стать зави­си­мым чело­ве­ком. При этом, заметь­те, гене­ти­ка оста­нет­ся такой же, как была – здоровой.

Раз­ни­ца толь­ко в спо­со­бе забо­леть, а в выздо­ров­ле­нии раз­ни­цы ника­кой, пото­му что оба начи­на­ют выздо­рав­ли­вать от «стан­ции» «зави­си­мость». Про­сто люди по-раз­но­му доби­ра­ют­ся до этой «стан­ции».

Под­рас­та­ю­щим детям важ­но знать о том, что у них есть гене­ти­че­ская пред­рас­по­ло­жен­ность к алко­го­лиз­му, ина­че они будут осо­бен­но уяз­ви­мы. Если в семье мно­го при­ме­ров зави­си­мо­сти, долг роди­те­лей пре­ду­пре­дить детей об опас­но­сти и осторожности.

Такой взгляд на послед­ствия «пло­хой наслед­ствен­но­сти» не всем оче­ви­ден, ведь сре­ди обы­ва­те­лей под ней обыч­но под­ра­зу­ме­ва­ет­ся рож­де­ние боль­ных детей. Дей­стви­тель­но, мно­го и боль­ных детей, но это, ско­рее, свя­за­но с «пья­ным» зача­ти­ем и вына­ши­ва­ни­ем ребен­ка. Но при этом важ­но знать, что у выздо­рав­ли­ва­ю­ще­го от алко­го­лиз­ма чело­ве­ка рож­да­ют­ся здо­ро­вые дети, у кото­рых быва­ют пре­крас­ные семьи.

ДУХОВНАЯ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ

Наша жизнь ока­зы­ва­ет­ся непри­вле­ка­тель­ной для наших детей. Они не хотят жить такой жиз­нью, она для них скуч­на. Мы настоль­ко несо­вер­шен­ны, что детей-мак­си­ма­ли­стов это не устраивает.

Что мы им пред­ла­га­ем? На чем мы наста­и­ва­ем, во что вкла­ды­ва­ем силы и сред­ства и понуж­да­ем к тому же наших детей? Будем чест­ны: мы пред­ла­га­ем карье­ру – в уче­бе и на рабо­те, и свя­зан­ные с этим день­ги и соци­аль­ный успех; здо­ро­вье, став­шее цен­но­стью для нас (но еще не для них!); рели­гию, пони­ма­е­мую как вос­крес­ную шко­лу и ран­ние вста­ва­ния в храм. Ред­ко что-то еще.

Цинич­но и серо, не прав­да ли? Подвиг, стрем­ле­ния и иде­а­лы мы тер­пим, если они при­вя­зы­ва­ют­ся к преды­ду­ще­му спис­ку. Резуль­та­ты это­го пути они видят в нас – и поче­му-то зре­ли­ще их не радует.

И тогда они начи­на­ют искать дру­гую жизнь, непо­хо­жую на нашу. Они ищут некий свой смысл в жизни.

При­мер. Самый про­стой при­мер тако­го поис­ка – люди, иду­щие в горы. Они идут не толь­ко за тем, что­бы нака­чать мыш­цы, полю­бо­вать­ся кра­со­та­ми или испы­тать ост­рые ощу­ще­ния. Они ищут друж­бу, силу духа, отно­ше­ния, чув­ства, кото­рые ино­гда назы­ва­ют романтикой.

Алко­го­ли­ки тоже ухо­дят от рути­ны, кото­рая их не устра­и­ва­ет. Они тоже ищут друж­бу, пони­ма­ние и любовь – ведь имен­но в алко­голь­ной ком­па­нии люди, по край­ней мере, на пер­вых порах, очень хоро­шо друг к дру­гу отно­сят­ся, пони­ма­ют и даже по-сво­е­му любят друг друга.

Вам зна­ком вопрос: «Ты меня ува­жа­ешь?» Их ува­жа­ют не где-то, а имен­но там. Они ищут место, где их любят за них самих. Не за то, что чело­век что-то зна­ет, зани­ма­ет долж­ность, име­ет день­ги. Его любят за то, что он сидит вме­сте с ними и пьет.

Алко­голь – тупи­ко­вый путь поис­ка, пото­му что чело­век в дей­стви­тель­но­сти все-таки не полу­ча­ет того, что так манит его в жиз­ни. Тупи­ко­вый путь вовсе не пото­му, что это опас­но. Здо­ро­вые люди тоже часто риску­ют – вспом­ним те же горы. Тупик здесь имен­но в том, что дела­ет с чело­ве­ком зависимость.

А наши попыт­ки при­вить ребен­ку рели­гию? Вы не заду­мы­ва­лись, поче­му в хра­ме очень мно­го детей до 4–6 лет, а стар­ше – совсем мало? Куда делись под­рост­ки? Может быть, дело в том, что малень­ких детей при­ча­ща­ют без испо­ве­ди, они в хра­ме по воле роди­те­лей. А дети постар­ше уже в боль­шей сте­пе­ни выби­ра­ют сами, и выби­ра­ют не храм, пото­му что жизнь самих взрос­лых дома нецер­ков­ная. Непо­нят­но, что такое грех, ошиб­ка, про­сту­пок. Зато совер­шен­но ясно, что такое «узна­ли – не узна­ли», «попал­ся – не попал­ся». Совесть спит, и пото­му часто батюш­ка зада­ет про­стые вопро­сы под­рост­ку, кото­рый мнет­ся на испо­ве­ди: не обма­ны­вал ли, не дер­зил, не драл­ся ли. Мало у него веры, и сове­сти, и дове­рия к батюш­ке – поче­му? Пото­му что это­го нет в семье.

Часто роди­те­ли не учат детей живой вере, заме­няя ее внеш­ни­ми атри­бу­та­ми: уче­ни­ем, посе­ще­ни­ем хра­ма, пра­ви­ла­ми. Труд­но при­вить детям то, чего нет или мало у нас самих, в том чис­ле поэто­му они вырас­та­ют и стре­мят­ся вый­ти из-под мами­но­го кон­тро­ля. Сна­ча­ла пере­ста­ют ходить в храм, потом про­пус­ка­ют шко­лу, затем – рабо­ту, а кто-то начи­на­ет пить. А поз­же мамы муча­ют­ся: «Где-то я его упустила…»

Под­рост­ко­вое отри­ца­ние пра­виль­но­сти роди­тель­ской жиз­ни долж­но со вре­ме­нем, взрос­ле­ни­ем пере­рас­тать в зре­лый поиск соб­ствен­ных смыс­лов и целей. Неспо­соб­ность их най­ти – при­знак духов­ной несо­сто­я­тель­но­сти, кото­рая так­же может стать поч­вой для раз­ви­тия зависимости.

ГЛАВА 4. В ПЛЕНУ У ЗАВИСИМОСТИ

ПРОТОИЕРЕЙ ИЛЬЯ ШУГАЕВ И ЕКАТЕРИНА САВИНА

ЛОЖНОЕ ЧУВСТВО ВИНЫ

Роди­те­ли алко­го­ли­ка на кон­суль­та­ции почти все­гда затра­ги­ва­ют очень важ­ную тему: на ком лежит ответ­ствен­ность за случившееся.

Вари­ан­та обыч­но два: либо роди­те­ли ста­ра­тель­но выго­ра­жи­ва­ют свое чадо: «У него обра­зо­ва­ние, он все уме­ет, он хоро­шо учил­ся в шко­ле, он не алко­го­лик! Про­сто выпи­ва­ет» – оправ­ды­вая тем самым себя в вос­пи­та­нии ребен­ка. Либо берут всю вину на себя: «Я его упу­сти­ла; я его раз­ба­ло­ва­ла; раз­ве­лась с его отцом, и поэто­му он такой; я не могу решить­ся его выгнать…» В этом слу­чае напра­ши­ва­ет­ся вывод, что в алко­го­лиз­ме чело­ве­ка вино­ва­ты его родители.

Нам важ­но это знать, пото­му что тема вины и ответ­ствен­но­сти за жизнь зави­си­мо­го – люби­мая тема в «алко­голь­ных» семьях. Воз­ло­же­ние вины на род­ствен­ни­ков, или мамой на папу дают зави­си­мо­му лож­ное пра­во не менять свою жизнь: дру­гие вино­ва­ты, пусть они и исправляют.

На самом деле сво­бо­да воли, дан­ная Богом каж­до­му чело­ве­ку, рас­про­стра­ня­ет­ся и на чело­ве­ка, впав­ше­го в зави­си­мость. А пото­му невоз­мож­но «испор­тить» чело­ве­ка, – как невоз­мож­но и заста­вить его выздоравливать.

Чело­век сво­бо­ден и вме­ня­ем. Когда насиль­но пыта­ют­ся сде­лать его счаст­ли­вым, это вызы­ва­ет сопро­тив­ле­ние и про­тест. У боль­но­го алко­го­лиз­мом есть пра­во на выбор. Но послед­ствия выбо­ра он дол­жен при­ни­мать сам. У него есть пра­во решать, как ему жить. Имен­но поэто­му сло­жив­ша­я­ся в послед­нее вре­мя прак­ти­ка, когда некие «моти­ва­то­ры» насиль­но заби­ра­ют зави­си­мо­го чело­ве­ка в реа­би­ли­та­ци­он­ный центр и выдер­жи­ва­ют там дли­тель­ное вре­мя, не может при­ве­сти к поло­жи­тель­ным результатам.

Итак, род­ствен­ни­ки не могут заста­вить алко­го­ли­ка пить или не пить. Огуль­ное обви­не­ние себя не толь­ко не при­но­сит им поль­зы, но и может отда­лить от Бога. Вина – сила, подви­га­ю­щая чело­ве­ка к исправ­ле­нию послед­ствий поступ­ка, но она может быть и сверх­тя­же­лой ношей, сби­ва­ю­щей с ног, дела­ю­щей чело­ве­ка неспо­соб­ным что-то менять.

Соза­ви­си­мо­му важ­но обре­сти мир с собой, научить­ся любить себя. Мира с собой часто нет. «Это я во всем вино­ва­та. Я без­бож­ни­ца, я не при­ве­ла его к Богу» – и про­чие необос­но­ван­ные обвинения.

При­мер. Ино­гда на испо­ве­ди свя­щен­ник пыта­ет­ся при­ве­сти чело­ве­ка, раз­дав­лен­но­го виной, в чув­ство. Но не все­гда это удается:

– А когда сын был малень­кий, вы были уже веру­ю­щей и мог­ли при­ве­сти его к Богу?

– Нет, я сама была неверующей.

– А вы мог­ли при­ве­сти его к Богу, будучи неверующей?

– Нет, не мог­ла, но я все рав­но во всем виновата.

– А вы как сами при­шли к Богу?

– Гос­подь как-то при­вел, сама не пони­маю, – чудо какое-то.

– А дол­го-то Гос­подь вас вел?

– Дол­го! Все через скор­би и стра­да­ния, вот и через сына, через его пьян­ство тоже привел.

– А без скор­бей при­шли бы к вере?

– Нет, наверное.

– Вот Гос­подь вас и ваше­го сына через скор­би к Себе ведет.

– Нет-нет, это я во всем виновата…

Итак, род­ствен­ни­ки могут толь­ко повли­ять на выбор «пить или не пить». Но кто же тогда это решает?

Давай­те посмот­рим при­сталь­нее, как раз­ви­ва­ет­ся зави­си­мость от алкоголя.

ШАГИ НА ПУТИ К ЗАВИСИМОСТИ

Что­бы дой­ти до алко­го­лиз­ма, чело­ве­ку нуж­но прой­ти через целый ряд непри­ят­но­стей, свя­зан­ных с пьян­ством. Перед пью­щим чело­ве­ком пери­о­ди­че­ски вста­ет выбор: вот начи­на­ют­ся послед­ствия от упо­треб­ле­ния – про­бле­мы на рабо­те, в семье, со здо­ро­вьем – и он дол­жен либо бро­сить пить, либо спря­тать­ся от про­бле­мы и убе­дить себя, что она не свя­за­на с алко­го­лем: «началь­ник – само­дур, жена – стер­ва, наслед­ствен­ность и эко­ло­гия – ужас­ные» и т. д.

Кто-то реша­ет про­бле­мы и не ста­но­вит­ся алко­го­ли­ком, а кто-то «не видит» про­блем и каж­дый раз дела­ет шаг к зави­си­мо­сти, выстра­и­вая мощ­ную пси­хо­ло­ги­че­скую защи­ту и погру­жа­ясь в мир самообмана.

Конеч­но, чело­век знал, что пить пло­хо, знал и о том, что может стать алко­го­ли­ком, – и не верил в это. До того, как болезнь взя­ла верх над ним, он мог оста­но­вить­ся, как мно­гие его дру­зья, – но не сде­лал это­го. Может, не захотел?

Ведь гово­ри­ли ему близ­кие: «Куда ты катишь­ся? Оста­но­вись! Посмот­ри, до чего ты дошел!» Не послу­шал. Но это было дав­но. А сейчас?

ШКАЛА НАСТРОЕНИЯ

Есть «ника­кое», «нор­маль­ное» настро­е­ние: ни хоро­шо, ни пло­хо – при­мем его за «ноль». Есть пол­ное сча­стье, это «плюс». А есть ужас, отча­я­ние, горе – это «минус». Обыч­но мы нахо­дим­ся где-то посе­ре­дине, мы не очень счаст­ли­вы и не очень горю­ем. Что-то нас раду­ет, что-то печа­лит, но ниче­го осо­бен­но­го не про­ис­хо­дит. И вот, нахо­дясь в окрест­но­стях «нуля», чело­век, при­мер­но лет в четыр­на­дцать, выпил.

Ему сра­зу ста­ло хоро­шо, осо­бен­но если он пред­рас­по­ло­жен к фор­ми­ро­ва­нию зави­си­мо­сти, пото­му что на био­хи­ми­че­ские про­цес­сы в моз­ге тако­го чело­ве­ка алко­голь вли­я­ет очень ярко. Но когда алко­голь закон­чил дей­ство­вать, выпив­ший вновь ока­зал­ся близ­ко к «нулю». Что чело­век будет делать даль­ше? Конеч­но, опять выпьет. Еще бы! Ведь все было так здо­ро­во. И ничем пло­хим не кон­чи­лось. Роди­те­ли про­сто вос­пи­ты­ва­ют, он же не соби­ра­ет­ся посто­ян­но пить – так, выпьет вре­мя от времени.

Он будет пить еще, и будет делать это до тех пор, пока одна­жды – никто не зна­ет, когда – у одних рань­ше, у дру­гих поз­же – наут­ро ни проснет­ся в состо­я­нии, худ­шем, чем перед тем, как пил. Жизнь без алко­го­ля ока­жет­ся серой и тягостной.

Чело­век уже зна­ет, чем надо лечить «скуч­но, серо и пло­хо»: алко­го­лем. Ему ста­ло хоро­шо, но недо­ста­точ­но. Если он будет умен, то не будет уве­ли­чи­вать дозу. И еще неко­то­рое вре­мя будет ходить по ново­му цик­лу, сдви­нув­ше­му­ся влево.

Шка­ла настроения

Но при­дет вре­мя, и цикл настро­е­ния опять сдви­нет­ся вле­во, в сто­ро­ну «пло­хо». И будет сдви­гать­ся левее и левее до тех пор, пока одна­жды чело­век не ока­жет­ся в таком поло­же­нии, что наут­ро жить вооб­ще невоз­мож­но. А когда выпьет, жить ста­нет более или менее сносно.

И тогда он будет пить уже для того, что­бы было более или менее тер­пи­мо, а не затем, что­бы было хоро­шо. Пить для того, что­бы жить.

Если же после обыч­ной дозы он «усу­гу­бит», пото­му что пока­жет­ся мало, зави­си­мость будет раз­ви­вать­ся быст­рее. Пьян­ство при­ве­ло его в ужас­ное состо­я­ние, но как же оста­но­вить­ся?! И как быва­ет обид­но, когда ему, попав­ше­му в беду, гово­рят: «Ты толь­ко о сво­ем удо­воль­ствии и дума­ешь, нет, что­бы жить, как все люди!» Они без алко­го­ля на «нуле», а он – в огром­ном «мину­се»!

АЛКОГОЛИК – НЕ АВТОР СВОЕЙ ЖИЗНИ

Кто же автор? Его зави­си­мость от алкоголя.

«Я не хочу жить пло­хо, я хоро­ший чело­век по при­ро­де и хотел бы жить в доб­ре и поряд­ке. Но при этом пить, поне­мно­гу и тогда, когда хочет­ся, помо­гая себе пере­жи­вать труд­ные вре­ме­на: для храб­ро­сти, для обще­ния, для отды­ха, для того что­бы заснуть, проснуть­ся и не болеть… И от это­го не стра­дать, и что­бы никто вокруг не страдал.

Пере­стать пить??? А как же вся жизнь тогда? Ведь я не могу, как все, общать­ся, рабо­тать, дру­жить, отды­хать, не боять­ся… Я дру­гой. Алко­голь – мое лекар­ство, без кото­ро­го нет жиз­ни, и вы хоти­те лишить меня это­го лекар­ства? Как это – “не пей”? Это смысл жиз­ни, и отдых, и обез­бо­ли­ва­ю­щее, и лекар­ство от само­го запоя: выпил – и луч­ше. Не лишай меня его, или я буду бороть­ся за свою жизнь! Не ста­но­вись мне вра­гом! Луч­ше помо­ги, дай выпить!» – при­мер­но так дума­ет алкоголик.

Он попал­ся в ловуш­ку, в лов­чую яму, из кото­рой не выбрать­ся: тут же ска­ты­ва­ешь­ся назад. Это как кре­дит: про­цен­ты рас­тут, и сам долг отда­вать тоже надо, того гля­ди при­дут люди с рыбьи­ми гла­за­ми выби­вать день­ги. А денег нет. И тут при­хо­дят род­ствен­ни­ки и гово­рят: «Зачем же ты его брал? А ты вот отда­вай!» Нечем. Чело­век, беря кре­дит, вовсе не соби­рал­ся стать недоб­ро­со­вест­ным долж­ни­ком. Может быть, он про­сто поду­мал: как-нибудь отда­дим, или не про­чи­тал про гра­би­тель­ские про­цен­ты. Может, поте­рял рабо­ту или изме­ни­лись обстоятельства.

Но важ­но одно: он и пред­ста­вить себе не мог, что жизнь может стать такой ужас­ной. Что, взяв долг в раз­ме­ре сред­ней зар­пла­ты, он может лишить­ся квар­ти­ры. Он попал в беду. Ему нуж­но помочь. Но если мы выпла­тим за него весь долг – зна­е­те, что будет? Пра­виль­но, он тут же возь­мет новый, ведь его бед­ствен­ное поло­же­ние чудес­ным обра­зом испра­ви­лось, испра­вит­ся и еще раз! Нуж­но посту­пить по-дру­го­му, об этом мы и будем гово­рить чуть дальше.

Итак, алко­го­лик не вино­ват в сво­ем сего­дняш­нем поло­же­нии. Когда он начи­нал пить, он точ­но знал, что алко­го­ли­ком не ста­нет, пото­му что «не хочет это­го, и всё! Он будет кон­тро­ли­ро­вать свое питие и нико­гда, нико­гда не будет таким, как эти «синие» лич­но­сти у мага­зи­на. Это точ­но не из его жизни».

Заду­мав так, чело­век одна­жды не спра­вил­ся с управ­ле­ни­ем сво­ей жиз­нью, пото­му что «алко­голь – враг силь­ный, сби­ва­ю­щий с тол­ку; в оди­ноч­ку с ним не совла­дать», – так потом сами напи­шут зави­си­мые о сво­ей жиз­ни. Чело­век не знал, с чем связался.

Алко­го­лик – не автор всех собы­тий в сво­ей жиз­ни. Он уже не может кон­тро­ли­ро­вать себя в тяже­лом опья­не­нии и безу­мии, в силь­ной тяге к алко­го­лю. Этим он и отли­ча­ет­ся от здо­ро­во­го чело­ве­ка. Поэто­му семья долж­на сама поза­бо­тить­ся о себе в это вре­мя, что­бы силь­но не постра­дать. Дей­ствия или без­дей­ствие алко­го­ли­ка могут быть очень разрушительны.

СВОБОДА ВЫЗДОРАВЛИВАТЬ

Зави­си­мый от алко­го­ля – боль­ной чело­век. Это озна­ча­ет не толь­ко то, что у него раз­ру­ша­ет­ся печень, теря­ет­ся память или болит серд­це, а в первую оче­редь имен­но то, что он зави­сим. Болезнь выра­жа­ет­ся в том, что его мозг теперь устро­ен ина­че, чем у здо­ро­вых людей, чем у его близ­ких. У него быва­ет такая силь­ная потреб­ность в алко­го­ле, что он не может не выпить. И не толь­ко в похме­лье, но даже после боль­ни­цы тяга – так это назы­ва­ет­ся – вынуж­да­ет его пить сно­ва и раз­ру­шать себя и свою жизнь. Ино­гда он может пере­тер­петь и спра­вить­ся с ней. Но часто это выше его сил. Тяга дела­ет его почти безум­ным, так что он готов прой­ти через сте­ну, толь­ко что­бы выпить. Все осталь­ное – потом.

Боль­ной алко­го­лиз­мом чело­век пер­вым стра­да­ет от зави­си­мо­сти, перед кото­рой он бес­си­лен. Он пер­вым видит руи­ны сво­ей жиз­ни, вый­дя из оче­ред­но­го запоя, и все же каж­дый день поне­мно­гу про­дол­жа­ет раз­ру­шать ее. Он дела­ет то, чего сам не хочет. Дума­е­те, у него сла­бая воля? А с какой силой он, боль­ной, в непо­го­ду рвет­ся из дома, что­бы най­ти спирт­ное? Дело вовсе не в силе воли, а в его несво­бо­де, зави­си­мо­сти от алко­го­ля. В тяже­лом опья­не­нии или безу­мии он посту­па­ет вопре­ки тому, что сам хочет. «Бед­ный он чело­век!» –пере­фра­зи­руя сло­ва свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла, ска­жем мы о нем.

Он видит послед­ствия пьян­ства и пони­ма­ет, что дела пло­хи. Он может оста­но­вить свою болезнь, если будет пра­виль­но лечить­ся. И он не дела­ет этого!

Не отве­чая за болезнь – как и любой дру­гой боль­ной чело­век, – он отве­ча­ет за свои уси­лия по выздоровлению.

При­мер. Что вы ска­же­те о боль­ном тубер­ку­ле­зом в остром пери­о­де, кото­рый не жела­ет ехать в боль­ни­цу лечить­ся, пото­му что там его все раз­дра­жа­ет, а жела­ет жить дома и зара­жать всех вокруг? Его заста­вят поехать в боль­ни­цу, и пра­виль­но сделают.

Что, если боль­ной диа­бе­том чело­век при­е­дет в боль­ни­цу на ско­рой помо­щи, пото­му что его жизнь в опас­но­сти – и отка­жет­ся колоть инсу­лин, пото­му что ему «все надо­е­ло»? Итак, боль­ной алко­го­лиз­мом обя­зан лечить­ся, обя­зан совер­шать уси­лия, что­бы оста­но­вить свою зависимость.

Дру­гой вопрос, как лечить­ся и какие уси­лия для это­го пред­при­ни­мать. Но сего­дня точ­но извест­но, опыт­но дока­за­но, что алко­го­лизм мож­но остановить.

Неред­ко род­ствен­ни­ки сету­ют, что пью­щий член семьи не идет лечить­ся – а насиль­но с ним ниче­го сде­лать нель­зя, «хоть бы при­е­хал кто и забрал, а то и сам уми­ра­ет, и нам жить не дает!».

Но по зако­ну «забрать» мож­но толь­ко чело­ве­ка в гал­лю­ци­на­ци­ях, вре­мен­но сошед­ше­го с ума от алко­го­ля (так назы­ва­е­мая белая горяч­ка), или если его жиз­ни угро­жа­ет иная опас­ность. Ско­рую помощь не вызы­ва­ют, что­бы отвез­ти алко­го­ли­ка в нар­ко­ло­ги­че­скую боль­ни­цу. Пред­по­ла­га­ет­ся, что если чело­ве­ку настоль­ко пло­хо, он сам поедет туда. А он не хочет! Пьет, почти уми­ра­ет, – и не хочет! Заста­вить мож­но толь­ко по реше­нию суда.

Что же, зако­но­да­тель­ство у нас пло­хое? Нет, про­сто оно пред­по­ла­га­ет, что пью­щий в силах при­нять реше­ние. И это хоро­шо, он сво­бо­ден выби­рать, но глав­ное вот в чем: стра­да­ние в болез­ни – глав­ный аргу­мент, что­бы начать лечиться.

ПИТЬ ИЛИ НЕ ПИТЬ

Если чело­ве­ка увез­ли в боль­ни­цу насиль­но, сня­ли острое состо­я­ние, а он так и не при­нял реше­ние лечить­ся – надо отпу­стить его. Пото­му что все, что потом мож­но сде­лать для выздо­ров­ле­ния, его душа про­сто не смо­жет вме­стить – в ней нет для это­го места.

Поэто­му после выхо­да из боль­ни­цы он сно­ва начи­на­ет пить и при­во­дит себя в состо­я­ние еще хуже преж­не­го. Как в еван­гель­ской прит­че про гор­ни­цу, из кото­рой изгна­ли беса, чисто выме­ли ее, но оста­ви­ли пустой, и тогда в нее вер­ну­лись семе­ро злей­ших бесов вме­сто преж­не­го одно­го (см.: Лк. 11:24–26).

Закон на сто­роне зави­си­мо­го: силой лечить его нель­зя, он дол­жен сам при­нять реше­ние выздо­рав­ли­вать. Если род­ствен­ни­ки не будут смяг­чать послед­ствия пьян­ства, сохра­нят чет­кие пра­ви­ла семьи и, не осуж­дая боль­но­го, будут гото­вы ему помочь – он, веро­ят­но, это реше­ние при­мет. Но реше­ние выздо­рав­ли­вать – еще не само выздо­ров­ле­ние. Сам зави­си­мый с этим злом не спра­вит­ся, зави­си­мость от алко­го­ля силь­нее его, пото­му чело­век и муча­ет­ся. В его выздо­ров­ле­нии ему будут помо­гать многие.

Не нуж­но думать, что мы намно­го луч­ше попав­ших в «лов­чую яму» алко­го­лиз­ма. Еще неиз­вест­но, как повел бы себя каж­дый из нас, если бы встре­тил такое иску­ше­ние на сво­ем пути. Алко­го­лик ведь тоже тео­ре­ти­че­ски знал об опас­но­сти, но не смог про­ти­во­сто­ять злу. Поэто­му не надо вести себя с ним над­мен­но и пре­зри­тель­но, – вме­сто это­го необ­хо­ди­мо поду­мать, как ему помочь.

Повто­рим­ся: алко­го­лик – не автор сво­ей жиз­ни. Автор – зави­си­мость. Она будет раз­ру­шать его и все вокруг, до чего смо­жет дотя­нуть­ся, пока мы не оста­но­вим ее. Поэто­му не будем обви­нять алко­го­ли­ка за то, что он так живет, мак­си­мум – в неосто­рож­но­сти, но эта неосто­рож­ность – уже «дав­но про­шед­шее время».

Зави­си­мость «живет» внут­ри алко­го­ли­ка, поэто­му толь­ко с его помо­щью мы можем ее оста­но­вить. Без его уча­стия с ней не спра­вить­ся. Нуж­но создать союз с близ­ким чело­ве­ком про­тив зави­си­мо­сти, бороть­ся с ней вме­сте с ним, а не про­тив него самого.

Ино­гда мож­но слы­шать голос самой зави­си­мо­сти, как голос близ­ко­го – вовсе не обя­за­тель­но пья­но­го, наобо­рот, ведо­мо­го зави­си­мо­стью к цели – алко­го­лю. Помни­те, в ста­ром дет­ском филь­ме «Мороз­ко» Марья-искус­ни­ца была замо­ро­че­на ведь­мой Непо­го­душ­кой и бор­мо­та­ла: «Что воля, что нево­ля, все рав­но, все рав­но…»? Мож­но слы­шать голос наше­го близ­ко­го – но какой-то чужой, дока­зы­ва­ю­щий нам, что пить – это выход, что все кру­гом вра­ги и никто нико­го не любит. Этот голос мы слы­шим, но не спо­рим с ним, не участ­ву­ем в его делах.

Мы ищем дру­гой, сла­бый, часто вооб­ще неслыш­ный, но под­лин­ный голос близ­ко­го чело­ве­ка. С ним в сою­зе и с Божьей помо­щью – имен­но наше­му сою­зу Бог помо­жет! – мы и будем сто­ять про­тив врага.

«ВРАГ СИЛЬНЫЙ, СБИВАЮЩИЙ С ТОЛКУ»

Бес­но­ва­ние ли алко­го­лизм? Мы так не счи­та­ем, хотя дей­ствие беса здесь оче­вид­но и бесов­ская сила ино­гда пря­мо смот­рит на нас из глаз наше­го люби­мо­го чело­ве­ка. Но все же бес не внут­ри, а вовне алко­го­ли­ка, как бы водит его, как та ведь­ма Непо­го­душ­ка, пото­му что в нем сохра­ня­ет­ся сво­бо­да воли. Алко­го­лик может выздо­рав­ли­вать, полу­чая помощь извне, – сего­дня это непре­лож­ный факт. Мно­гие тыся­чи людей бла­го­по­луч­ны, трез­вы и идут к Богу, спа­сая свои души. Это дости­га­ет­ся не дей­стви­я­ми по изгна­нию беса, не «отчит­ка­ми», а посте­пен­ным, актив­ным, после­до­ва­тель­ным дей­стви­ем само­го алко­го­ли­ка – при помо­щи Бога и людей рядом с ним.

Имен­но пото­му, что над алко­го­ли­ком вла­стен бес, «силь­ный, сби­ва­ю­щий с тол­ку» – бес­смыс­лен­но гово­рить о вине пью­ще­го за то, что он пьет, твер­дить «не пей», упре­кать, что ниче­го не получается.

Бесу выгод­но, что­бы мы не дога­ды­ва­лись о его вли­я­нии, что­бы алко­го­лик рас­счи­ты­вал на свое реше­ние, свои силы, свое жела­ние изме­нить жизнь. Нуж­но понять, что с бесом может совла­дать толь­ко один Бог, и к Нему, толь­ко к Нему мы можем бежать и про­сить: «Гос­по­ди, спаси!»

Если у алко­го­ли­ка все же полу­чит­ся само­му не пить и жить бла­го­по­луч­но, это быва­ет нена­дол­го или нена­деж­но, ведь хит­рый бес может отсту­пить на вре­мя. Есть слу­чаи «коди­ро­ва­ния» или иных пере­ры­вов в упо­треб­ле­нии на годы, но жизнь чело­ве­ка в это вре­мя нала­жи­ва­ет­ся лишь до извест­ной сте­пе­ни. Он может быть гнев­лив, раз­дра­жи­те­лен, или оди­нок, или пустить­ся в иные «удо­воль­ствия»: блуд, игра… И даже после дол­го­го, мно­го­лет­не­го пере­ры­ва в пьян­стве алко­го­лик рис­ку­ет вер­нуть­ся к упо­треб­ле­нию – его поло­же­ние непрочно.

Конеч­но, быва­ют и чуде­са. Мило­сти­вый Бог может власт­но вме­шать­ся в жизнь чело­ве­ка, в корне изме­нив ее. Чуде­са слу­ча­ют­ся, но рас­счи­ты­вать на них – непоз­во­ли­тель­ная дер­зость с нашей сто­ро­ны. Это все рав­но, что не рабо­тать и молить­ся изо всех сил, сидя на диване, что­бы Бог послал хлеб насущ­ный. Так мож­но уме­реть от голо­да, а ведь Бог уже помог: при­го­то­вил нам рабо­ту, толь­ко най­ди ее, оформ­ляй­ся и рабо­тай! – мы же про­дол­жа­ем ниче­го не делать и наде­ять­ся на помощь свыше.

Надо научить­ся впус­кать Бога в свою жизнь, обра­тить­ся к Нему. В этом помо­га­ют люди, име­ю­щие лич­ный опыт тако­го обра­ще­ния, – те, кто выздо­рав­ли­ва­ет от зависимости.

Итак, алко­го­лик не вино­ват в том, что, пьян­ствуя, раз­ру­ша­ет свою и нашу жизнь. Он нахо­дит­ся под вла­стью зави­си­мо­сти от алко­го­ля и не может в оди­ноч­ку испра­вить свою жизнь. Но Бог может ее испра­вить, и сде­ла­ет это, пото­му что – «не хочу смер­ти греш­ни­ка, но что­бы греш­ник обра­тил­ся от пути сво­е­го и жив был»1

ГЛАВА 5. КАК ПОБУДИТЬ БОЛЬНОГО ВЫЗДОРАВЛИВАТЬ

ЕКАТЕРИНА САВИНА И ПРОТОИЕРЕЙ ИЛЬЯ ШУГАЕВ

ДИАЛОГ «БЛИЗКОГО КРУГА» С ЗАВИСИМЫМ, ИЛИ ИНТЕРВЕНЦИЯ

Как видим, род­ствен­ни­ки душой боле­ют за алко­го­ли­ка, хотят ему помочь, но в резуль­та­те непра­виль­ных дей­ствий толь­ко усу­губ­ля­ют ситу­а­цию. Если они нач­нут пра­виль­но дей­ство­вать, воз­мож­но, им удаст­ся помочь близ­ко­му при­нять реше­ние выздоравливать.

ВЫХОД ЕСТЬ

Елене 55 лет, она на пен­сии, пьет запо­я­ми. Пен­сии хва­та­ет на опла­ту квар­ти­ры и алко­голь, зна­ко­мые под­карм­ли­ва­ют ее, при­но­ся про­дук­ты. Дети не хотят с ней общать­ся, она мно­го раз с ними неадек­ват­но раз­го­ва­ри­ва­ла и посту­па­ла. Они взрос­лые, у них свои семьи и проблемы.

Отец Еле­ны живет отдель­но, пыта­ет­ся как-то помочь, но она кате­го­ри­че­ски отка­зы­ва­ет­ся лечить­ся. Дей­стви­тель­но, все есть: алко­голь, еда. Ино­гда Еле­на даже не может дой­ти до туа­ле­та, но она живет одна и не очень сты­дит­ся это­го. Помощь зна­ко­мых каж­дый раз сгла­жи­ва­ет послед­ствия ее пьян­ства, и она про­дол­жа­ет пить, отвер­гая любые попыт­ки ей помочь.

Мож­но было бы устро­ить семей­ный совет, собрав боль­шую семью вокруг мамы, и насто­ять, что­бы мама поеха­ла в боль­ни­цу, а потом в реа­би­ли­та­ци­он­ный центр. Одна­ко все отка­зы­ва­ют­ся: «Я гово­ри­ла с ней, она не согла­ша­ет­ся», «Не хочу с ней свя­зы­вать­ся, она меня злит», «Я гово­ри­ла и то, и это… я боль­ше не могу».

Похо­же на извест­ную прит­чу про веник: мами­на болезнь лег­ко лома­ет каж­дый пру­тик отдель­но, но если бы род­ные собра­лись вме­сте, отмах­нуть­ся от них было бы не так про­сто. Тогда мож­но было бы отва­дить зна­ко­мо­го доб­ро­хо­та, кото­рый носит ей про­дук­ты, не давая Елене воз­мож­но­сти уви­деть насто­я­щее положение.

Есть ли выход? Да, если род­ствен­ни­ки нач­нут дей­ство­вать сооб­ща, а Еле­на осо­зна­ет свое бед­ствен­ное положение.

Все вокруг убеж­де­ны, что аль­тер­на­ти­ва сего­дняш­ней печаль­ной жиз­ни – либо смерть, либо бес­по­лез­ные раз­го­во­ры и обман. В дей­стви­тель­но­сти аль­тер­на­ти­ва дру­гая: боль­ни­ца на месяц, потом реа­би­ли­та­ци­он­ный центр и очень бла­го­по­луч­ная жизнь самой Еле­ны и ее близ­ких в выздоровлении.

Как близ­кие могут помочь зависимому?

• пере­стать сгла­жи­вать послед­ствия упо­треб­ле­ния алко­го­ля, не помо­гать в быту;

• про­ве­сти с ним опре­де­лен­ным обра­зом постро­ен­ную бесе­ду (так назы­ва­е­мую интервенцию);

• оста­вать­ся твер­ды­ми и после­до­ва­тель­ны­ми в сво­их решениях.

Но что имен­но долж­ны гово­рить род­ствен­ни­ки алко­го­ли­ку, собрав­шись вме­сте? Каж­дый из них в отдель­но­сти уже про­бо­вал с ним раз­го­ва­ри­вать и потер­пел неуда­чу. Что ново­го мож­но ска­зать в этой ситуации?

Ока­зы­ва­ет­ся, диа­лог дол­жен стро­ить­ся по опре­де­лен­ным зако­нам. Вот при­мер ситу­а­ции, когда такой раз­го­вор стал нача­лом выздоровления.

ИСТОРИЯ СЛАВЫ

Сла­ва – алко­го­лик. По про­фес­сии – ком­пью­тер­щик, рабо­тал в зна­ме­ни­том НИИ, где очень цени­ли его свет­лую голо­ву. Сла­ва мог решить зада­чи, к кото­рым боя­лись под­сту­пить­ся дру­гие специалисты.

Но вот беда: когда надо было сда­вать про­ект и от рабо­ты коман­ды зави­се­ли новые зака­зы, – он про­па­дал. Запи­рал­ся дома, пил, на звон­ки по теле­фо­ну не отве­чал, рабо­та «горе­ла», началь­ник злил­ся и искал заме­ны. В послед­ние дни перед сда­чей Сла­ва при­хо­дил, вино­ва­то улы­бал­ся, обе­щал испра­вить – и, дей­стви­тель­но, неред­ко исправ­лял, а если не успе­вал – что тут сде­ла­ешь, не уволь­нять же, где тако­го спе­ци­а­ли­ста найдешь.

Одна­жды в запое он выпил кон­тра­факт­ной вод­ки – и ослеп. Едва не умер. Частич­но зре­ние вер­ну­лось, но видеть он уже мог толь­ко круп­ные зна­ки на экране ком­пью­те­ра. И в этом состо­я­нии Сла­ву жале­ли, не уволь­ня­ли. Он ста­рал­ся, как мог, но пить не пере­ста­вал. И тут слу­чил­ся казус: очень пья­ный Сла­ва по доро­ге на рабо­ту упал, встать не смог, и никто его поче­му-то не под­нял. А упал он на дорож­ке, по кото­рой шел на рабо­ту гене­раль­ный дирек­тор НИИ. Сла­ву со скан­да­лом уво­ли­ли, его началь­ник полу­чил выговор.

Сла­ва засел дома, за два меся­ца про­пил нема­лень­кую зар­пла­ту и начал бед­ство­вать. Роди­те­ли отпа­и­ва­ли его, вари­ли кури­ный бульон, уби­ра­лись и опла­чи­ва­ли квар­ти­ру, при­но­си­ли про­дук­ты. Сла­ва научил­ся выпра­ши­вать в мага­зине день­ги на вод­ку, осталь­ное обес­пе­чи­ва­ли роди­те­ли, – и Сла­ва стре­ми­тель­но катил­ся на дно. Мама исто­во моли­лась за него, но это не помо­га­ло. Слу­чай­но – или Бог все же помог? – она узна­ла о реа­би­ли­та­ци­он­ном цен­тре, и тогда про­изо­шло вот что.

Изме­не­ние курса

Под руко­вод­ством пси­хо­ло­га роди­те­ли сде­ла­ли две важ­ные вещи.

Пер­вое: пере­ста­ли при­хо­дить к сыну домой.

– А если..?

– Тогда он вызо­вет скорую.

– А как же..?

– Сам.

– Да мы с ума сойдем!

– Моли­тесь.

– А зво­нить можно?

– Раз в день – с утра, пока не очень пьян. Нуж­но будет – сам позвонит.

Сла­ва немно­го уди­вил­ся, уви­дев, что роди­те­ли пере­ста­ли его спа­сать, но поду­мал, что это роди­тель­ские «педа­го­ги­че­ские фин­ты». Не пове­рив, что это все­рьез, съел все

про­дук­ты, позво­нил: «Кон­чи­лось». Но роди­те­ли ска­за­ли: «Тебе же поло­же­на пен­сия! Оформ­ляй». – «А что мне есть?» – «Давай сам». – «Пожа­ле­е­те».

Роди­те­ли с тру­дом, но пере­жи­ли эту угро­зу. Сла­ва решил от голо­да пока не уми­рать и про­дал свои колон­ки. Роди­те­лям не зво­нил, злился.

Вто­рое: про­ве­ли акцию под назва­ни­ем «интер­вен­ция».

Роди­те­ли собра­ли груп­пу людей, пом­нив­ших Сла­ву в преж­ние вре­ме­на. Это его това­рищ по уни­вер­си­те­ту, с кото­рым Сла­ва очень дру­жил, потом они рас­ста­лись из-за Сла­ви­но­го пьян­ства. Быв­ший началь­ник из НИИ. Сосед­ка со ста­рой квар­ти­ры, знав­шая Сла­ву с дет­ства. Друг семьи, на авто­ри­тет кото­ро­го рас­счи­ты­ва­ли роди­те­ли, к сожа­ле­нию, отка­зал­ся участ­во­вать. Но его жена неожи­дан­но про­яви­ла горя­чее жела­ние помочь. При­гла­си­ли и пси­хо­ло­га. Сла­ва его не знал, зато пси­хо­лог мно­гое знал о Сла­ве от его роди­те­лей, и они вме­сте под­го­то­ви­ли план дей­ствий. С участ­ни­ка­ми груп­пы пси­хо­лог про­вел бесе­ду и пред­ва­ри­тель­ную репетицию.

Одна­жды утром, когда Сла­ва еще не ходил за новой пор­ци­ей вод­ки, в дверь позво­нил отец. Сла­ва открыл, гряз­ный и раз­дра­жен­ный, он нико­го не ждал. Отец вошел в квар­ти­ру и ска­зал Сла­ве: «Мы при­шли к тебе пого­во­рить» – тут он пере­чис­лил всех участников.

Сла­ва уди­вил­ся и встре­во­жил­ся: уж очень неожи­дан­ной была встре­ча с людь­ми, с кото­ры­ми он дав­но поте­рял кон­такт, но сохра­нил о них доб­рую память. Отец ска­зал: «Раз­ре­ши нам пого­во­рить с тобой, на это потре­бу­ет­ся пол­ча­са. Потом ты сде­ла­ешь то, что хочешь». Сла­ва не смог отка­зать: неожи­дан­ность, при­сут­ствие одно­вре­мен­но несколь­ких важ­ных для него людей и дели­кат­ность отца сде­ла­ли свое дело. Он посто­ро­нил­ся, и гости вошли в комнату.

Стра­те­гия и так­ти­ка интервенции

Когда все рас­се­лись, отец ска­зал: «Мы при­шли пого­во­рить о том, как помочь тебе изме­нить твою жизнь к луч­ше­му. Мы хотим тебе ска­зать что-то важ­ное. Выслу­шай нас, не пере­би­вая, а потом мы выслу­ша­ем тебя».

Начал уни­вер­си­тет­ский друг: «Я рад тебя видеть. Ты все­гда был хоро­шим дру­гом, и мы так здо­ро­во про­во­ди­ли вре­мя вме­сте. Я все­гда мог на тебя рас­счи­ты­вать. Теперь я хочу быть таким для тебя. Тебе надо выздо­рав­ли­вать, что­бы опять встать на ноги. Я поте­рял дру­га в те годы и теперь не хочу поте­рять его снова».

Началь­ник ска­зал: «Ты был хоро­шим сотруд­ни­ком, талант­ли­вым инже­не­ром. После того, что ты “отмо­чил” на гла­зах у ген­ди­рек­то­ра, я не смо­гу взять тебя сно­ва на рабо­ту, хотя мы и не нашли тебе достой­ной заме­ны. Но я уве­рен, что ты можешь рабо­тать хоро­шо, если пере­ста­нешь пить. Гово­рят, тебе для это­го надо поехать в реа­би­ли­та­ци­он­ный центр. Я очень хочу, что­бы ты про­шел там курс и сно­ва встал на ноги».

Все участ­ни­ки изла­га­ли, каж­дый по-сво­е­му, три мыс­ли и вывод из них:

1) ты хоро­ший человек;

2) пьян­ство раз­ру­ша­ет наши отно­ше­ния, мне от это­го плохо;

3) тебе надо выздоравливать.

Гово­ри­ли очень искренне. Роди­те­ли взя­ли сло­во в кон­це. Когда мама запла­ка­ла и ста­ла при­чи­тать о поте­рян­ном зре­нии, пси­хо­лог оста­но­ви­ла ее, пере­дав сло­во послед­не­му в оче­ре­ди – отцу.

Отец неожи­дан­но ска­зал: «Зна­ешь, я люб­лю твою маму. Ска­жу тебе чест­но: она для меня глав­ный чело­век. Она дума­ет толь­ко о тебе и вот так пла­чет все вре­мя. Мне нуж­но сде­лать ее жизнь спо­кой­ной и теп­лой, нам с ней оста­лось недол­го. Помо­ги мне с ней! Если ты будешь выздо­рав­ли­вать, она смо­жет стать счаст­ли­вой. Но если ты отка­жешь­ся выздо­рав­ли­вать, я поста­ра­юсь защи­тить маму от тво­е­го пьян­ства и не буду боль­ше тебе помогать».

Пси­хо­лог, завер­шая круг, поды­то­жи­ла: «Смот­ри, как тебя любят. Вид­но, ты хоро­ший чело­век, но нуж­но помочь тебе, что­бы жизнь нала­ди­лась. Мы зара­нее обсу­ди­ли воз­мож­ные вари­ан­ты, и вот есть два реа­би­ли­та­ци­он­ных цен­тра». Она крат­ко ска­за­ла о них и закон­чи­ла сло­ва­ми: «Мы пред­ла­га­ем тебе хотя бы попро­бо­вать жить ина­че. Выбе­ри хоро­ший путь. Мы все ждем тво­е­го реше­ния – сейчас».

Весь раз­го­вор занял око­ло полу­ча­са – дол­гие объ­яс­не­ния слу­шать тяже­ло. Сла­ва чув­ство­вал себя ужас­но – нуж­но было гово­рить крат­ко и по делу, а он пустил­ся в объ­яс­не­ния и начал воз­ра­жать. Пси­хо­лог веж­ли­во и твер­до про­си­ла его опре­де­лен­но­го реше­ния. Сла­ва ска­зал: «Нику­да я не поеду». Он, веро­ят­но, ждал, что с ним будут спо­рить, но полу­чи­лось ина­че: гости веж­ли­во попро­ща­лись и немед­лен­но ушли. Мама опять пла­ка­ла, отец изви­нял­ся перед дру­зья­ми Сла­вы. Все разошлись.

На сле­ду­ю­щее утро Сла­ва позво­нил отцу и ска­зал, что поедет в центр. Отец немед­лен­но при­е­хал и отвез его в реа­би­ли­та­ци­он­ный центр в дру­гой город. Там Сла­ву сна­ча­ла поло­жи­ли в нар­ко­ло­ги­че­скую боль­ни­цу, затем месяц он про­вел в реа­би­ли­та­ци­он­ном цен­тре, но после ска­зал: «Хва­тит. Я еду домой». Отец не при­е­хал за ним, при­слал денег на билет. Сла­ва при­е­хал – и, конеч­но же, запил сно­ва. Позво­нил отцу: «Видишь, не помог­ло!» Отец спо­кой­но ска­зал: «Ты теперь зна­ешь, что можешь жить хоро­шо и трез­во. Для это­го надо полу­чить пол­ный курс помо­щи и, может быть, не один раз, что­бы полу­чи­лось. Хочешь? Буду помо­гать даль­ше. Нет? Живи сам, мы с мамой к тебе не приедем».

Нача­ло выздоровления

Упря­мый Сла­ва поща­ды не запро­сил, но стал ходить на собра­ния Ано­ним­ных Алко­го­ли­ков (АА) – и про­трез­вел, через несколь­ко дней позво­нил отцу: «Я нашел дру­гой путь». Муд­рый отец ска­зал, что роди­те­ли соглас­ны на любой Божий путь выздо­ров­ле­ния, и стал помо­гать про­езд­ным и про­дук­та­ми. Сла­ва офор­мил пен­сию по поте­ре зре­ния и про­дол­жал выздо­рав­ли­вать, уже не про­ся помо­щи. Одна­жды он появил­ся на поро­ге роди­тель­ско­го дома с дыней, трез­вый и напря­жен­ный. Мама сдер­жа­ла сле­зы и накор­ми­ла его от души. Так нача­лось Сла­ви­но выздоровление.

Конеч­но, впе­ре­ди тоже все не про­сто. Выздо­ров­ле­ние – не «широ­кий путь», как ино­гда гово­рят потом выздо­рав­ли­ва­ю­щие, сгла­жи­вая в вос­по­ми­на­ни­ях уха­бы, коч­ки и «узкие места». Воз­мож­но, будут сры­вы, при­дет­ся начи­нать сно­ва и сно­ва – как в любой борь­бе с гре­хом, с бесом. Но упав, надо не уны­вать, а вста­вать, и тогда Бог неожи­дан­но при­хо­дит на помощь.

Свя­то­оте­че­ский опыт гово­рит нам об этом. Свя­той Анто­ний Вели­кий в боре­нии с бесом, изне­мо­гая, воз­звал к Гос­по­ду, и Тот отве­тил ему: «Анто­ний! Я был здесь, но ждал, желая видеть твое муже­ство; теперь же, после того как ты твер­до выдер­жал борь­бу, Я буду все­гда помо­гать тебе и про­слав­лю тебя во всем мире» (Жития свя­тых. Житие 61).

Бог близ­ко, пото­му мы и не отча­и­ва­ем­ся. Выздо­ров­ле­ние – радост­ный путь, пото­му что это Божий путь спа­се­ния алко­го­ли­ка и его близ­ких в тер­пе­нии и любви.

Итак, какие шаги сде­ла­ли роди­те­ли Сла­вы под руко­вод­ством психолога?

1. Пере­ста­ли решать быто­вые про­бле­мы сына и предо­ста­ви­ли ему воз­мож­ность столк­нуть­ся с есте­ствен­ны­ми послед­стви­я­ми употребления.

2. Про­ве­ли интер­вен­цию. Для этого:

• нашли людей, хоро­шо знав­ших Сла­ву и гото­вых при­нять уча­стие в беседе;

• вме­сте с пси­хо­ло­гом опре­де­ли­ли оче­ред­ность высказываний;

• каж­дый участ­ник про­ду­мал свое выступ­ле­ние по обо­зна­чен­но­му плану;

• опре­де­ли­ли вре­мен­ные рам­ки бесе­ды и про­ве­ли репетицию;

• на саму бесе­ду при­гла­си­ли пси­хо­ло­га для соблю­де­ния пра­виль­но­го фор­ма­та обще­ния. Но если близ­кие дол­го посе­ща­ют груп­пы само­по­мо­щи и пони­ма­ют суть дела, мож­но обой­тись и без него;

• про­ве­ли беседу;

• после бесе­ды были после­до­ва­тель­ны в сво­их решениях.

МОТИВАЦИОННЫЙ ДИАЛОГ

А если рас­ши­рен­ный семей­ный совет невоз­мо­жен? Напри­мер, мама с сыном при­е­ха­ли изда­ле­ка и нико­го в горо­де не зна­ют; или алко­го­лизм ослож­ня­ет­ся тяже­лым забо­ле­ва­ни­ем: диа­бе­том, ВИЧ с необ­хо­ди­мо­стью еже­днев­ной тера­пии, шизо­фре­ни­ей, склон­но­стью к само­убий­ству? В таких слу­ча­ях нель­зя ста­вить жест­кие огра­ни­че­ния, посколь­ку созда­ет­ся реаль­ная угро­за для жиз­ни. Зна­чит ли это, что помочь невозможно?

Конеч­но нет. В этом слу­чае луч­ше при­ме­нить так­ти­ку не «штур­ма» – то есть интер­вен­ции, а «оса­ды» – дли­тель­но­го и целе­на­прав­лен­но­го воз­дей­ствия на алко­го­ли­ка, спо­соб­ству­ю­ще­го фор­ми­ро­ва­нию моти­ва­ции к выздоровлению.

ИСТОРИЯ ЛЕШИ

Леша – алко­го­лик, одно­вре­мен­но боль­ной шизо­фре­ни­ей с тяже­лы­ми депрес­си­я­ми. Это офи­ци­аль­ный диа­гноз, кото­рый ему поста­ви­ла не мама, а врач-пси­хи­атр после дли­тель­но­го наблю­де­ния. Леша мно­го раз лежал в боль­ни­це, его лечи­ли меся­ца­ми, но часто выпи­сы­ва­ли досроч­но: он нахо­дил доступ к спирт­но­му даже в боль­ни­це. Дома пил непре­рыв­но, лечил­ся пло­хо, болезнь заяв­ля­ла о себе тяже­лой депрес­си­ей и бре­дом, и Леша на ско­рой сно­ва ехал в больницу.

Мама пере­про­бо­ва­ла все мыс­ли­мые сред­ства, но менять свою жизнь Леша так и не захо­тел. Жест­кие меры в силу пси­хи­че­ской болез­ни при­ме­нить невоз­мож­но: оста­вить его на про­из­вол шизо­фре­нии, несо­мнен­но, слиш­ком жесто­ко. При этом Леша знал, что в слу­чае чего мама его непре­мен­но спа­сет, и не бес­по­ко­ил­ся ни о чем, кро­ме нали­чия спирт­но­го. Вра­чи пред­ла­га­ли поло­жить Лешу в боль­ни­цу при­ну­ди­тель­но, физи­че­ски лишив его воз­мож­но­сти пить, но мама пони­ма­ла, что алко­го­лизм дли­тель­ным воз­дер­жа­ни­ем не лечит­ся. Поэто­му мама научи­лась навы­ку обще­ния под назва­ни­ем «моти­ва­ци­он­ный диалог».

Моти­ва­ци­он­ный диа­лог с зави­си­мым чело­ве­ком – это метод обще­ния, кото­рый мед­лен­но, но неуклон­но спо­соб­ству­ет ослаб­ле­нию зави­си­мо­сти чело­ве­ка от алко­го­ля и сохра­не­нию тес­но­го кон­так­та меж­ду чле­на­ми семьи.

Моти­ва­ци­он­ный диа­лог не все­гда воз­мо­жен – напри­мер, с насиль­ни­ком или в слу­чае тяже­лой депрес­сии, когда нуж­ны сроч­ные дей­ствия. Но в слу­чае Леши он при­нес доб­рые плоды.

Вот как это было.

Мама научи­лась видеть в сво­ем сыне две раз­ных мотивации.

Пер­вая – Леши­но жела­ние жить, не муча­ясь от душев­ной боли, жить дома, а не в боль­ни­це. Это его почти дет­ская любовь к маме и надеж­да на нее, жела­ние жить в мире и лас­ке. Его инте­рес к жиз­ни, к спор­тив­ным пере­да­чам, муж­ской рабо­те в доме – он мно­гое уме­ет и раду­ет­ся этому.

Дру­гая моти­ва­ция – пить. И не для облег­че­ния тече­ния шизо­фре­нии (алко­го­ли­ки с рас­строй­ством пси­хи­ки часто исполь­зу­ют алко­голь как плохую заме­ну необ­хо­ди­мых пре­па­ра­тов). Нет, у Леши есть непре­одо­ли­мое жела­ние пить алко­голь, неваж­но какой и сколько.

Это как ост­рая потреб­ность в еде, воде – кто был лишен их дол­го, тот пони­ма­ет: тер­петь тяже­ло. Вот и Леше нуж­но пить, а все осталь­ное вре­мя он тер­пит, и это ему труд­но. Все, что сто­ит у него на пути во вре­мя тяги, долж­но быть устра­не­но. Даже близ­кие люди. Любой ценой. Тако­ва зави­си­мость, и вре­ме­на­ми ее голос силь­нее в Леше.

Мама поня­ла, что про­тив голо­са зави­си­мо­сти она бес­силь­на. Сколь­ко раз она про­бо­ва­ла спо­рить, уго­ва­ри­вать, дока­зы­вать, умо­лять – все тщет­но. Это как спо­рить с бесом. А может, так оно и есть?

Два голо­са

Мама научи­лась про­пус­кать, не обра­щать вни­ма­ния на голос зави­си­мо­сти. Напри­мер, не спо­рить – пото­му что в спо­ре зави­си­мость дока­зы­ва­ет свою право­ту и слы­шит толь­ко себя; не повы­шать эмо­ци­о­наль­ный гра­дус обид­ны­ми сло­ва­ми, обви­не­ни­я­ми, сле­за­ми и отча­я­ни­ем. Про­пу­щен­ное напа­де­ние ослаб­ля­ет болезнь – как в восточ­ном еди­но­бор­стве откло­не­ние от уда­ра про­тив­ни­ка лиша­ет послед­не­го устой­чи­во­сти и может быть исполь­зо­ва­но про­тив него.

Напро­тив, соб­ствен­ный голос сына будет ею заме­чен и под­дер­жан, тем более что этот голос еще такой сла­бый и неуверенный.

Малей­шее выра­же­ние забо­ты, неж­но­сти, помо­щи, стрем­ле­ния к жиз­ни со сто­ро­ны сына встре­ча­ет уси­ле­ние со сто­ро­ны мамы. Ее живая уве­рен­ность, что сын может и будет жить хоро­шо, что они потру­дят­ся, и это вре­мя наста­нет – под­дер­жи­ва­ет моти­ва­цию жить у сына. Со вре­ме­нем она все чаще пере­ве­ши­ва­ет моти­ва­цию зави­си­мо­сти, и тогда уже мож­но пря­мо гово­рить о спо­со­бах выздоровления.

Пред­ла­га­ем вам про­сле­дить, где мама под­дер­жи­ва­ет сына и где про­пус­ка­ет мимо уда­ры зависимости.

При­мер.

– Мам, ты где?

– На кухне, иди сюда, попьем чай­ку, поговорим.

– Денег дай, мне надо на сига­ре­ты. Ну, тыся­чу. Блок куплю.

– Не могу, сынок.

– Ты что, не пони­ма­ешь? Курить надо, пони­ма­ешь? Давай деньги.

– Не могу.

– Денег жал­ко, да?

– Иди сюда, поговорим.

– Ну что?

– Зна­ешь, тетя Соня зво­ни­ла. При­гла­ша­ет нас с тобой на дачу.

– А Глеб будет? (сверст­ник, дво­ю­род­ный брат).

– Навер­ное. Вы, прав­да, дав­но не виделись.

– По боль­ни­цам меня мота­ешь, вот и не видимся.

– Так поедешь?

– А когда?

– Вече­ром надо ехать, ты бы не ухо­дил, а то ехать – а тебя нет.

– Денег дай, курить надо.

– Давай я луч­ше через часок в мага­зин пой­ду и тебе сига­ре­ты принесу.

– Лад­но.

Стро­гий кри­тик ска­зал бы: «Как с мате­рью раз­го­ва­ри­ва­ет! Да ему не сига­рет, а рем­ня бы!» Но маме важ­но сохра­нить мир и кон­такт. При этом денег – на спирт­ное, конеч­но, это оба пони­ма­ют – она все-таки не дает. Без сига­рет ему труд­но, а бро­сить курить – не бли­жай­шая цель, поэто­му она согла­ша­ет­ся, но не «сбе­гать», а «через часок». Она пони­ма­ет, что гру­бость сына – это его болезнь, и пото­му не спо­рит. А вот вялое согла­сие сына на поезд­ку за город под­дер­жи­ва­ет и укрепляет.

Очень важ­но видеть две моти­ва­ции в раз­го­во­ре, посто­ян­но под­дер­жи­вать одну и игно­ри­ро­вать другую.

Конеч­но, сын хочет выпить и гру­бо тре­бу­ет на это день­ги. Что ново­го: алко­го­лик нуж­да­ет­ся в алко­го­ле! Пока Леша не начал выздо­рав­ли­вать, с тягой ему не совладать.

Но есть еще брат Глеб, с кото­рым вме­сте рос­ли и с кото­рым, конеч­но, хоте­лось бы уви­деть­ся. Вот эту вто­рую моти­ва­цию и нуж­но под­дер­жать. Мама на нее дела­ет упор. Может быть, Леша поедет на дачу и сего­дня не напьет­ся. Может быть, все рав­но напьет­ся. Но мама поста­ра­лась нена­вяз­чи­во вызвать инте­рес к поезд­ке на дачу.

Как же труд­но так жить! Чув­ство спра­вед­ли­во­сти, оби­ды вос­ста­ют про­тив сына: «Как он сме­ет! На мать! Да поче­му я долж­на?!» Мы счи­та­ем себя без­услов­но пра­вы­ми. Но так ли это? Ведь осуж­де­ние само по себе уже грех, тем более что осуж­да­ем боль­но­го. Хри­сти­а­нин очень хоро­шо это зна­ет и пото­му ста­ра­ет­ся не мед­лить в при­ло­ге оби­ды и осуж­де­ния. Поэто­му пози­ция под­дер­жа­ния доб­ро­го в сыне и сми­ре­ние себя – хоро­шая духов­ная практика.

Конеч­но, от таких раз­го­во­ров Леша пить не пере­ста­нет. Но жела­ние жить дру­гой жиз­нью нач­нет про­кле­вы­вать­ся, а мама его будет неуклон­но под­дер­жи­вать, и тогда одна­жды Леша согла­сит­ся поехать на кон­суль­та­цию в реа­би­ли­та­ци­он­ный центр. Про­сто пого­во­рить. Для это­го мож­но будет при­ме­нить и дру­гие под­хо­ды моти­ва­ци­он­но­го диа­ло­га, напри­мер, выяв­ле­ние про­ти­во­ре­чий его целей и поступ­ков, посте­пен­ное изме­не­ние цен­ност­ных уста­но­вок. Глав­ное на этом эта­пе – не вце­пить­ся в чело­ве­ка и не начать давить: все испор­тим. Теперь мы уже вме­сте с мамой будем уси­ли­вать его моти­ва­цию жить трез­во и хоро­шо, и тогда, воз­мож­но, он нач­нет полу­чать помощь и выздоравливать.

ЕСЛИ БОЛЬНОЙ УЖЕ ВЫЗДОРАВЛИВАЕТ

Может пока­зать­ся, что моти­ва­ци­он­ный диа­лог при­ме­ним толь­ко в отдель­ных слу­ча­ях, но мы убеж­де­ны, что он дол­жен стать навы­ком обще­ния с зави­си­мым не толь­ко в упо­треб­ле­нии, но и в выздо­ров­ле­нии. Пото­му что в выздо­рав­ли­ва­ю­щем чело­ве­ке есть и тяга к алко­го­лю (часто не осо­зна­ва­е­мая), и жела­ние жить трез­во и достойно.

Выздо­рав­ли­ва­ю­щий уме­ет и ста­ра­ет­ся оста­но­вить одно жела­ние и под­дер­жать дру­гое, но все же оба при­сут­ству­ют все­гда, – на то он и алко­го­лик, хотя и выздо­рав­ли­ва­ю­щий. Поэто­му нуж­но не под­дер­жи­вать и не бороть­ся с тягой, а полу­чить помощь в ее пре­одо­ле­нии, а так­же в жела­нии жить хоро­шо без алкоголя.

Навык моти­ва­ци­он­но­го диа­ло­га очень при­го­дит­ся род­ствен­ни­кам тех зави­си­мых, кото­рые пока не гото­вы делать кон­крет­ные шаги для выздо­ров­ле­ния. Такой диа­лог поз­во­ля­ет сохра­нить кон­такт меж­ду чле­на­ми семьи и испод­воль фор­ми­ро­вать пра­виль­ную моти­ва­цию. К тому же в доме ста­нет на поря­док мень­ше упре­ков и скан­да­лов. Реко­мен­ду­ем всем род­ствен­ни­кам научить­ся это­му полез­но­му навыку.

ОТСТРАНИТЬСЯ, НО – С ЛЮБОВЬЮ

Алко­го­лизм име­ет опас­ный симп­том, пре­пят­ству­ю­щий выздо­ров­ле­нию и нару­ша­ю­щий кон­такт в семье.

При­мер. Вот диа­лог мамы с сыном:

– Ты пом­нишь, что было вче­ра? При­шел еле живой, пья­ный и гряз­ный, в три часа ночи, пере­пу­гал жену и ребен­ка, она убе­жа­ла к маме. И посмот­ри на себя сей­час! Когда это кончится?

– А что ты орешь? Ну, поси­де­ли с дру­зья­ми, потом пошел домой, наткнул­ся на кого-то, пома­ха­лись, и при­шел… Жена про­сто к мамоч­ке захо­те­ла, она вооб­ще не жена, толь­ко пилит и пилит. Ну, подрал­ся, понят­но, курт­ка гряз­ная. Пости­рай, вме­сто того, что­бы мне с утра моз­ги выносить!

– Ты пьешь каж­дый день, ника­кая жена не выдержит!

– Я не пью, а выпи­ваю с дру­зья­ми. Дру­зья, поня­ла? – это свя­тое! От такой жиз­ни дома и ухожу!

– Тебе надо лечить­ся! Ты же алкоголик!

– Это я – алко­го­лик? Ну, ты за оскорб­ле­ние отве­тишь. Сама и лечись потом.

Вот такой неве­се­лый раз­го­вор. Мама, конеч­но, ведет себя непра­виль­но: обви­ня­ет сына в состо­я­нии похме­лья, что может вызвать толь­ко агрес­сию; не дела­ет кон­крет­ных пред­ло­же­ний, – а поэто­му это толь­ко раз­ряд­ка мами­но­го гне­ва и стра­ха. Раз­ве такой раз­го­вор может дать хоро­шие результаты?

Но посмот­рим на пози­цию сына. Он что, не пони­ма­ет? Ему все рав­но, что жена ушла? Что весь избит и не пом­нит вче­раш­не­го дня? Поче­му ему не стыд­но, не страш­но, нако­нец? И что это такое: «я не пью, а выпиваю?»

Он не сошел с ума. Он алко­го­лик, и мы с вами видим важ­ней­шее про­яв­ле­ние его алко­го­лиз­ма: отри­ца­ние сво­ей зави­си­мо­сти. Алко­го­лик послед­ним узна­ет о сво­ей болез­ни – все осталь­ные года­ми пыта­ют­ся доне­сти это до его созна­ния, но он упор­но сопротивляется.

Поче­му?

Зави­си­мость закры­ва­ет ему гла­за так, что он не видит оче­вид­ные фак­ты. Если гово­рить точ­нее, пить ста­ло глав­ной цен­но­стью алко­го­ли­ка, он не рас­смат­ри­ва­ет воз­мож­ность жить без алко­го­ля и пото­му все то, что меша­ет ему пить, он счи­та­ет про­ис­ка­ми вра­гов или недо­ум­ков. Все свои несча­стья, а их мно­го, он ста­ра­ет­ся объ­яс­нить как угод­но, толь­ко не тем, что он пьет, пото­му что ина­че при­дет­ся бро­сить пить, а этот вари­ант для него – запретен.

Отри­ца­ние зави­си­мо­сти – серьез­ное пре­пят­ствие для нача­ла выздо­ров­ле­ния и под­дер­жа­ния трез­во­сти. Заду­май­тесь: алко­го­лизм как болезнь оста­нет­ся у чело­ве­ка, даже если он мно­го лет не будет пить. Ему нуж­но полу­чать помощь все эти годы, и уже нико­гда он не ста­нет «как все». Это похо­же на боль­но­го гипер­то­ни­ей или диа­бе­том, кото­ро­му всю жизнь нуж­но лечить­ся, что­бы жить бла­го­по­луч­но. Так и боль­ной алко­го­лиз­мом: ему всю жизнь надо полу­чать помощь извне, что­бы жить трез­во и хоро­шо. И зна­е­те, в чем его глав­ное отли­чие от окру­жа­ю­щих его здо­ро­вых людей? Даже встав­ший на путь выздо­ров­ле­ния всю жизнь будет испы­ты­вать ата­ки отри­ца­ния зависимости.

Всю жизнь ему надо защи­щать свое выздо­ров­ле­ние, трез­вость, бла­го­по­луч­ную жизнь от соблаз­на: а может, сей­час уже мож­но? а может, он суме­ет теперь взять выпив­ки под кон­троль? Для того, что­бы высто­ять, он нуж­да­ет­ся в обще­нии с дру­ги­ми выздо­рав­ли­ва­ю­щи­ми алко­го­ли­ка­ми, кото­рые смо­гут вер­нуть ему здравомыслие.

А сей­час наш алко­го­лик не видит сво­ей болез­ни, ни за что не хочет лечить­ся по про­стой при­чине: он не хочет пере­стать пить. Маме оче­вид­но, в чем выход, и она гово­рит о том, как это­го добить­ся. Но для сына жизнь без алко­го­ля не име­ет смыс­ла, и пото­му он с поро­га отвер­га­ет все мами­ны сло­ва. Что же делать?

Луч­ший сти­мул для лече­ния – сам алко­го­лизм, точ­нее, его послед­ствия. Имен­но боль откро­ет сыну гла­за на то, что с ним про­ис­хо­дит. Надо толь­ко не мешать, не под­хва­ты­вать пада­ю­ще­го алко­го­ли­ка, не сгла­жи­вать послед­ствия пития. Не сти­рать курт­ку, не быть адво­ка­том сына перед женой, не облег­чать похме­лье за безум­ные день­ги, а дать ему воз­мож­ность все сде­лать самому.

Это назы­ва­ет­ся «отпу­стить», «отстра­нить­ся», пере­стать спа­сать алко­го­ли­ка от его болез­ни. Тогда он смо­жет уви­деть прав­ду и посте­пен­но, ско­рее все­го, при­дет к необ­хо­ди­мо­сти менять свою жизнь. Вот когда он сам на вопрос «Что делать?» отве­тит: «Пере­стать пить!» – тогда мами­ны зна­ния и при­го­дят­ся. А пока он настро­ен на питие, борь­ба обыч­но малоперспективна.

Надо чет­ко пони­мать, что мы отстра­ня­ем­ся не от люби­мо­го сына или мужа, а от его алко­го­лиз­ма. Напри­мер, жена, в стра­хе убе­жав­шая с ребен­ком к маме, может ска­зать мужу: «Конеч­но, я хочу вер­нуть­ся! Я тебя люб­лю, вышла за тебя по люб­ви и малы­ша мы роди­ли, но с алко­го­лем я жить не могу. Решай с ним, я уже зажда­лась тебя. Живу у мамы, жду, ску­чаю по тебе!» И это очень чест­ная пози­ция: пья­ный муж был опа­сен, а луч­ше выздо­рав­ли­ва­ю­ще­го мужа нет нико­го. Вот жена и ждет, и гово­рит ему об этом.

«РАСКРЫТЬ ГЛАЗА» НА БОЛЕЗНЬ

Если род­ствен­ник пра­виль­но выстра­и­ва­ет отно­ше­ния с зави­си­мым, не поз­во­ляя пара­зи­ти­ро­вать на себе, дает место Богу при­ме­нить Свою Боже­ствен­ную педа­го­ги­ку по отно­ше­нию к боль­но­му, то серьез­но уве­ли­чи­ва­ют­ся шан­сы, что зави­си­мый при­зна­ет про­бле­му и нач­нет ее решать.

Необ­хо­ди­мо помочь зави­си­мо­му объ­ек­тив­но оце­нить свою жизнь и нава­лив­ши­е­ся про­бле­мы. Без при­зна­ния у себя про­бле­мы алко­го­лиз­ма ника­ко­го дви­же­ния впе­ред не будет.

Но зави­си­мый, вро­де и при­зна­вая про­бле­му, часто пере­клю­ча­ет вни­ма­ние на других.

При­мер. «Я пью, но меня бес­по­ко­ит, что мне все врут». – Да, часто врут, пото­му что не зна­ют, как на тебя реа­ги­ро­вать. Про­трез­ве­ешь, отно­ше­ния нала­дят­ся, тебе будут дове­рять и ниче­го не будут скрывать.

«Я пью, но глав­ное, мне надо устро­ить­ся на рабо­ту». – Начи­нать надо с трез­во­сти, посколь­ку без реше­ния алко­голь­ной про­бле­мы будут даль­ней­шие увольнения.

Про­бить сте­ну непо­ни­ма­ния и отри­ца­ния про­бле­мы слож­но, но мож­но. Нуж­но пони­мать, что зави­си­мый реаль­но не видит сво­ей про­бле­мы. Таков меха­низм раз­ви­тия болез­ни: душа чело­ве­ка обрас­та­ет мощ­ным пан­ци­рем пси­хо­ло­ги­че­ских меха­низ­мов защи­ты от правды.

Про­ис­хо­дит это так. Перед зави­си­мым пери­о­ди­че­ски вста­ет выбор: вот воз­ник­ла поте­ря, свя­зан­ная с упо­треб­ле­ни­ем алко­го­ля, и надо либо пре­кра­тить упо­треб­ле­ние, либо закрыть гла­за на поте­ри, обви­нить во всем дру­гих, оправ­дать себя и про­дол­жать пить.

Кто не ухо­дит от про­бле­мы и реша­ет ее, тот не ста­но­вит­ся алко­го­ли­ком или, по край­ней мере, оста­нав­ли­ва­ет раз­ви­тие болезни.

Если чело­век вновь и вновь закры­ва­ет гла­за на про­ис­хо­дя­щее, пси­хи­ка, что­бы не раз­ру­шить­ся от чув­ства вины и сты­да, начи­на­ет вытес­нять из памя­ти все непри­ят­ные вос­по­ми­на­ния, а душа в этот момент покры­ва­ет­ся еще одной кор­кой. Так болезнь рас­тет вме­сте с духов­ной слепотой.

Поэто­му не надо заблуж­дать­ся в том, что доста­точ­но реши­тель­но настро­ить­ся, серьез­но пого­во­рить с зави­си­мым и все ему объ­яс­нить. Он вклю­чит оче­ред­ной защит­ный меха­низм: ты про­сто не любишь меня и хочешь сде­лать мне боль­но сво­ею ложью. Если про­во­дить такой раз­го­вор, к нему надо серьез­но под­го­то­вить­ся (см. гла­ву «Стра­те­гия и так­ти­ка интервенции»).

Во всех осталь­ных слу­ча­ях взы­ва­ние к сове­сти алко­го­ли­ка может при­ве­сти толь­ко к оче­ред­но­му скан­да­лу и противостоянию.

СЕМЕЙНЫЕ ПРАВИЛА КАК СПОСОБ УДЕРЖАТЬ ОТ ОПАСНОСТИ

ИСТОРИЯ АНДРЕЯ

Эта исто­рия когда-то тро­ну­ла до глу­би­ны души.

Назо­вем ее героя Андре­ем. Мно­го лет пил, гулял, любил раз­ных жен­щин, ни за что не отве­чал, нако­нец пере­стал пить и начал выздо­рав­ли­вать. Стук­ну­ло 30, и вот – полю­бил все­рьез. При­шел домой: «Мама, я женюсь. Вот Ира». Роди­те­ли Андрея при­ня­ли невест­ку как доч­ку. Андрей – един­ствен­ный сын, а теперь двое детей, вот радость-то!

Вско­ре роди­лась малыш­ка, и ново­яв­лен­ные бабуш­ка с дедуш­кой при­сту­пи­ли к сво­им счаст­ли­вым обя­зан­но­стям. Жили все вме­сте, Андрей не пил, рабо­тал – живи и радуй­ся. И вот одна­жды Андрей при­шел к маме и ска­зал: «Мама, слу­чи­лось вот что: я полю­бил дру­гую жен­щи­ну. Я раз­во­жусь с Ирой и женюсь на Оле. Я по-дру­го­му не могу».

Андрей думал, что раз­ве­дет­ся с Ирой, она с доч­кой уедет к маме и он женит­ся на Оле и при­ве­дет ее в дом. Но роди­те­ли реши­ли ина­че. Они взя­ли пау­зу, дума­ли несколь­ко дней и, скре­пя серд­це, ска­за­ли Андрею: «Ты, конеч­но, можешь раз­ве­стись и женить­ся на ком хочешь, хотя мы дума­ем, что ты оши­ба­ешь­ся. Твоя влюб­лен­ность – как лихо­рад­ка, она прой­дет, а семья оста­нет­ся. Но если ты все же при­ни­ма­ешь такое реше­ние, Ира и малыш­ка оста­нут­ся с нами, а ты уходи».

Андрей не мог пове­рить сво­им ушам. Его роди­те­ли выбра­ли чужую жен­щи­ну, а он, сын, дол­жен уйти?! Но роди­те­ли были непре­клон­ны. Андрей дей­стви­тель­но раз­вел­ся, ушел, женил­ся, в новой семье родил­ся дру­гой ребе­нок, и роди­те­ли сохра­ни­ли доб­рые отно­ше­ния с Андре­ем. Ира через несколь­ко лет вышла замуж вто­рой раз и уеха­ла от роди­те­лей Андрея. Внуч­ка вырос­ла, но до сих пор роди­те­ли Андрея с Ирой и внуч­кой дру­жат семьями.

Поче­му роди­те­ли при­ня­ли такое труд­ное реше­ние? Пото­му что Андрей ошиб­ся. Ира пра­ва, и они заня­ли сто­ро­ну прав­ды, а не сво­е­го при­род­но­го инстинк­та быть с сыном и защи­щать его.

Ошиб­ка сына не при­ве­ла к раз­ры­ву отно­ше­ний с роди­те­ля­ми, они любят сына, но не под­дер­жи­ва­ют его заблуж­де­ния. Они на сто­роне прав­ды, если сын не на этой стороне.

Эта ситу­а­ция про­яс­ня­ет смысл еван­гель­ской фра­зы: Я при­шел раз­де­лить чело­ве­ка с отцом его… (Мф 10:35). Прав­да Хри­сто­ва важ­нее. Роди­те­ли Андрея были глу­бо­ко веру­ю­щи­ми, воцер­ко­в­лен­ны­ми людь­ми, хотя в те годы в нашей стране таких было немно­го. Жизнь семьи роди­те­ли Андрея ста­ра­лись стро­ить по еван­гель­ским заповедям.

ЖИЗНЬ ПО ЗАПОВЕДЯМ

Как хоти­те, что­бы с вами посту­па­ли люди, так посту­пай­те и вы с ними (Мф. 7:12).

Отно­ше­ния в семье опи­са­ны во мно­гих местах Биб­лии, напри­мер, в Посла­нии к Ефе­ся­нам. Мы можем назы­вать себя хри­сти­а­на­ми толь­ко если стре­мим­ся им сле­до­вать. Дру­гое дело, что это труд­но, сра­зу может не полу­чить­ся, но нуж­но хотя бы верить, что это хоро­шо и для нашей семьи. Полез­но быва­ет про­ана­ли­зи­ро­вать, по каким зако­нам живут в нашем доме и дей­стви­тель­но ли это пра­виль­ные законы?

Неко­то­рые пра­ви­ла жиз­ни семьи, сле­ду­ю­щие из еван­гель­ских заповедей

• В нашем доме нель­зя пить алкоголь.

• В нашей семье все работают.

• В нашей семье все отно­сят­ся друг к дру­гу с ува­же­ни­ем, забо­той и любовью.

• Домой мож­но при­ве­сти не «девуш­ку», а жену.

• Дома мы под­дер­жи­ва­ем друг дру­га, помо­га­ем, делим­ся важ­ны­ми событиями.

• В нашей семье ува­жи­тель­но отно­сят­ся к вере человека.

• В нашей семье есть глав­ный, и это отец. После отца глав­ная – мама.

Давай­те рас­смот­рим неко­то­рые пра­ви­ла жиз­ни в семье зави­си­мо­го, сле­ду­ю­щие из еван­гель­ских заповедей.

• В нашем доме нель­зя пить алко­голь. Он при­нес мно­го зла, от него может уме­реть наш близ­кий. Запах алко­го­ля вызы­ва­ет у мамы страх и отвра­ще­ние. Это пра­ви­ло дол­жен соблю­дать и сын. Не хочешь? Нет, не заста­вим, но тогда ищи себе дру­гой дом. В этом доме ты име­ешь пра­во жить соци­аль­но при­ем­ле­мым обра­зом, то есть не раз­ру­шая жиз­ни дру­гих. А ты живешь не так.

• В нашей семье все рабо­та­ют. Пяти­лет­ний внук соби­ра­ет свои игруш­ки в ящик и учит­ся читать, бабуш­ка гото­вит пищу, отец и мать на рабо­те. А сын? Поче­му он лежит на диване уже год, но пьет и ест со все­ми? Если кто не хочет тру­дить­ся, тот и не ешь, – это не ком­му­ни­сти­че­ский лозунг, а сло­ва свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла (2 Фес. 3:10).

Поэто­му сыну нуж­но учить­ся или рабо­тать. Рань­ше он так и делал, а став алко­го­ли­ком – не смог. С одной рабо­ты выго­ня­ют, на дру­гую не берут, пото­му что запил. Зна­чит, нуж­но лечить­ся. Диван алко­го­лизм не лечит. Если нач­нет выздо­рав­ли­вать – это серьез­ная рабо­та, тут надо помо­гать. Но если сно­ва воз­ля­жет на диван – сра­зу вспом­ним сло­ва апостола.

• В нашей семье все отно­сят­ся друг к дру­гу с ува­же­ни­ем, забо­той и любо­вью. Поэто­му не врут, не вору­ют и не кри­чат, как безум­ные. Бере­гут сон друг дру­га и не будят в три часа ночи в поис­ках зажи­гал­ки. Поче­му же ты это дела­ешь? Мы на тебя не кри­ча­ли, денег не кра­ли и не буди­ли сре­ди ночи. Это ты сде­лал. Поэто­му при­хо­ди в разум – или живи где-то еще. Квар­ти­ру не раз­ме­ня­ем и тебе жилье не сни­мем. Сам ищи – или живи по пра­ви­лам наше­го дома.

• Домой мож­но при­ве­сти не «девуш­ку», а жену. Поми­луй, это же наш дом! Блу­ду мы помо­гать не можем. Понят­но, ты сво­бод­ный чело­век и можешь вести себя, как тебе под­ска­зы­ва­ет совесть. Но жить с ней «про­сто так» у нас дома ты не будешь. Ты вво­дишь чело­ве­ка в семью, мы начи­на­ем ее любить – а ты вдруг пере­ду­мал? У нас так нель­зя. Это семья, а не гостиница.

• Дома мы под­дер­жи­ва­ем друг дру­га, помо­га­ем, делим­ся важ­ны­ми собы­ти­я­ми. Конеч­но, есть и лич­ное, о чем мы не гово­рим, но глав­ное мы обсуж­да­ем. У каж­до­го есть домаш­ние обя­зан­но­сти, есть и общие дела: празд­ни­ки, убор­ка, под­держ­ка близ­ко­го в труд­ной ситу­а­ции. А ты? Поче­му ты выпал из нашей семьи? Мы не хотим жить с сосе­дом, у нас не коммуналка.

• В нашей семье осо­бен­но ува­жи­тель­но отно­сят­ся к вере чело­ве­ка. Это самая дра­го­цен­ная часть жиз­ни каж­до­го из нас. Мы не вме­ши­ва­ем­ся в твою лич­ную жизнь, ты можешь ходить в храм или нет, носить крест или снять его. Но нель­зя с сар­каз­мом обсуж­дать то, что мама чита­ет и как она молит­ся. Сата­нин­ская тату­и­ров­ка, кото­рую ты себе сде­лал, дома долж­на быть закры­та, что­бы мы ее не виде­ли. И оккульт­ные кни­ги, кото­рые ты при­нес, уне­си – им в доме с ико­на­ми не место.

• Нако­нец, в нашем доме не все рав­ны. У нас вопро­сы не реша­ют­ся голо­со­ва­ни­ем. В нашей семье есть глав­ный, и это отец. После отца глав­ная – мама. Все реше­ния обсуж­да­ют­ся, мы ста­ра­ем­ся прий­ти к обще­му мне­нию, но послед­нее сло­во гово­рит отец или мать. Мы не спо­рим, а слу­ша­ем друг дру­га и ищем прав­ду в сло­вах каж­до­го чле­на семьи. Итог под­во­дит глав­ный. Твое мне­ние нам важ­но – ведь мы тоже можем оши­бать­ся. Но ты не при­ни­ма­ешь реше­ния, каса­ю­щи­е­ся семьи в целом. То, что пере­жи­ва­ет семья из-за тво­е­го пития, – наша общая боль. И поэто­му реше­ния в этой обла­сти – дело всей семьи, и отец ска­жет, как мы будем поступать.

ГЛАВА 6. ДОРОГА К ХРАМУ

ПРОТОИЕРЕЙ ИЛЬЯ ШУГАЕВ И ЕКАТЕРИНА САВИНА

ПОМОЩЬ РОДСТВЕННИКАМ

Путь выздо­ров­ле­ния долог и тер­нист. Каж­дый чело­век само­сто­я­тель­но при­хо­дит к мыс­ли о выздо­ров­ле­нии и даже дела­ет пер­вые шаги на пути трез­во­сти или избав­ле­ния от соза­ви­си­мо­сти. Но у него нет сил прой­ти весь путь в оди­ноч­ку. Ему нуж­на под­держ­ка – Божия и чело­ве­че­ская. Нач­нем с того, как спо­до­бить­ся помо­щи Божией.

Как пра­ви­ло, близ­кие род­ствен­ни­ки рань­ше само­го зави­си­мо­го видят опас­ность и пер­вы­ми ищут под­держ­ку. И это пра­виль­но: сна­ча­ла надо лечить близ­ких, а потом зави­си­мо­го. Поче­му сна­ча­ла близ­ких? Раз­ве зави­си­мый не нуж­да­ет­ся в боль­шей помощи?

Вспом­ним, что гово­рят перед взле­том в само­ле­те: «В слу­чае раз­гер­ме­ти­за­ции пас­са­жи­ры с детьми долж­ны надеть кис­ло­род­ную мас­ку сна­ча­ла на себя, а потом на ребен­ка». Есть опас­ность, что взрос­лый не смо­жет ока­зать помощь ребен­ку, если сам вовре­мя не наде­нет мас­ку. Тогда постра­да­ют оба. Так же и в алко­голь­ных семьях. Преж­де чем бро­сать­ся помо­гать зави­си­мо­му, надо обес­пе­чить свою безопасность.

Род­ствен­ни­кам очень нуж­на духов­ная помощь, посколь­ку жизнь с зави­си­мым чело­ве­ком посто­ян­но про­во­ци­ру­ет на такие гре­хи, как отча­я­ние, неве­рие, ложь. Что­бы им не под­да­вать­ся и про­дол­жать помо­гать зави­си­мо­му близ­ко­му, нуж­ны тер­пе­ние, вера, чест­ность, надеж­да и, нако­нец, истин­ная любовь.

Конеч­ная цель соза­ви­си­мо­го чело­ве­ка – имен­но такая: научить­ся жить в мире и люб­ви с Богом и зави­си­мым ближ­ним. Но путь к истин­ной люб­ви очень дол­гий, и на каком-то эта­пе мы можем прий­ти хотя бы к миру: не оби­жать­ся, не злить­ся, не обви­нять. Для мно­гих соза­ви­си­мых – это хоро­ший и вполне дости­жи­мый резуль­тат, ради кото­ро­го, одна­ко, нуж­но нема­ло потрудиться.

Ведь нахо­дясь рядом с алко­го­ли­ком, очень непро­сто уви­деть в нем лич­ность, сотво­рен­ную Богом, раз­гля­деть в чело­ве­ке остат­ки доб­ро­ты. Для это­го надо при­бли­зить­ся к люб­ви, кото­рую пока­зал нам на Кре­сте Спа­си­тель, молив­ший­ся о рас­пи­на­те­лях. С Божи­ей помо­щью, стя­жав хоть немно­го Боже­ствен­ной люб­ви, мож­но достичь мира в семье, даже когда зави­си­мый счи­та­ет сво­их близ­ких врагами.

ЛЮБОВЬ К СЕБЕ

Гово­ря о выздо­ров­ле­нии соза­ви­си­мых, надо гово­рить и об их отно­ше­ни­ях с сами­ми собой и даже о люб­ви к себе. Спа­си­тель, пере­чис­ляя вет­хо­за­вет­ные запо­ве­ди, гово­рил: люби ближ­не­го тво­е­го, как само­го себя (Мф. 19:19).

Любовь к себе, кото­рую име­ет в виду Спа­си­тель, – не эго­изм, а пони­ма­ние того, что ты – чадо Божие, пред­на­зна­чен­ное к высо­кой цели.

Во вре­ме­на Спа­си­те­ля любовь к себе была есте­ствен­ной. Мы живем в такое вре­мя, когда любовь к себе пере­ста­ла быть без­услов­ной цен­но­стью. От соза­ви­си­мых род­ствен­ни­ков мож­но услы­шать: «Что я (мое здо­ро­вье, вре­мя…)? Глав­ное – что­бы он (его выздо­ров­ле­ние, счастье…)»!

Люб­ви к себе нет и у зави­си­мо­го. Любое упо­треб­ле­ние нар­ко­ти­ков (алко­го­ля, таба­ка, пси­хо­ак­тив­ных веществ) – это мед­лен­ное само­убий­ство. Чело­век не зна­ет, кто он, для чего живет, он не любит себя по-насто­я­ще­му. Любит свой гре­хов­ный пан­цирь, но не себя.

Об отли­чии истин­ной люб­ви к себе от лож­ной гово­рил Гос­подь: кто хочет душу свою сбе­речь, тот поте­ря­ет ее, а кто поте­ря­ет душу свою ради Меня, тот обре­тет ее (Мф. 16:25). Любить себя – это видеть и взра­щи­вать все доб­рое, что вло­жил в нас Гос­подь, и иско­ре­нять все наносное.

Когда два не любя­щих себя чело­ве­ка живут вме­сте, жизнь пре­вра­ща­ет­ся в ад. Один несет­ся в про­пасть, дру­гой за ним летит туда же. Но когда один чело­век начи­на­ет любить себя по-Божье­му, у него появ­ля­ют­ся силы оста­но­вить­ся в паде­нии. Заце­пить­ся за край и не упасть. Тогда появит­ся воз­мож­ность оста­но­вить другого.

Как это про­ис­хо­дит? Сын хочет выпить, но совесть гово­рит: «Не пей!» Сын в раз­дра­же­нии цеп­ля­ет­ся ко всем, мать сры­ва­ет­ся, начи­на­ет­ся скан­дал. Сын дово­лен: теперь он побе­дил совесть – ведь он не про­сто так пьет, а пото­му что его мать дове­ла. А если мать научит­ся любить себя (точ­нее, образ Божий в себе) и не уни­жать себя скан­да­лом, если научит­ся иско­ре­нять в себе раз­дра­жи­тель­ность, недо­стой­ную в чаде Божи­ем, – не будет скан­да­ла и сын ста­нет чуть-чуть трез­вее, а обста­нов­ка в доме – спокойнее.

ЧТО ДАЕТ ОБЩЕНИЕ С БОГОМ

Как уже гово­ри­лось выше, без Божи­ей помо­щи нам не про­дви­нуть­ся в помо­щи нашим близ­ким и самим себе. Бог помо­га­ет тому, кто Его ищет. Одна­ко же помощь Божию мож­но спе­ци­аль­но не искать, а искать сра­зу Бога. Мы же часто хотим исполь­зо­вать Бога как помощ­ни­ка, а не любить Его.

Напри­мер, мать уси­лен­но молит­ся о выздо­ров­ле­нии сына, но не чита­ет утрен­ние и вечер­ние молит­вы. Это похо­же на ситу­а­цию: сын часто про­сит у отца день­ги на какое-то хоро­шее дело, но при этом утром он не гово­рит ему «Доб­рое утро!», а вече­ром «Спо­кой­ной ночи!» Сын любит день­ги, но не отца. Или любит отца, но толь­ко за его день­ги. То есть по утрам и вече­рам сын на отца ноль вни­ма­ния – а когда нуж­ны день­ги, тут он о нем вспоминает!

Итак, зави­си­мый и его род­ствен­ни­ки долж­ны молить­ся, но молит­ва об избав­ле­нии от стра­сти долж­на быть частью боль­шо­го обще­ния с Богом.

То же самое мож­но ска­зать и о соблю­де­нии запо­ве­дей Божиих.

Борь­ба с пьян­ством долж­на стать частью глу­бо­кой рабо­ты по изжи­ва­нию стра­стей. Тем более что трез­вость – фун­да­мент для дру­гих добродетелей.

Как мож­но достичь, напри­мер, цело­муд­рия, если вна­ча­ле не стя­жать трез­вость? Цело­муд­рие дости­га­ет­ся дол­гим тру­дом, а пер­вая же поте­ря трез­во­сти раз­ру­шит все тру­ды по стя­жа­нию цело­муд­рия. Итак, если мы настра­и­ва­ем­ся на серьез­ную духов­ную рабо­ту, то она долж­на начи­нать­ся со стро­и­тель­ства фун­да­мен­та – трезвости.

ЗАЧЕМ РЕГУЛЯРНО ИСПОВЕДОВАТЬСЯ

Есть гре­хи, с кото­ры­ми при­дет­ся бороть­ся дол­го, а есть гре­хи, кото­рые надо оста­вить сра­зу: блуд, убий­ства (в том чис­ле абор­ты), воров­ство. Эти гре­хи назы­ва­ют­ся смерт­ны­ми, пото­му что неми­ну­е­мо ведут к духов­ной смер­ти человека.

Но как обре­сти спо­соб­ность видеть не толь­ко тяже­лые гре­хи, но и все свои гре­хов­ные поступки?

Пред­ставь­те тем­ную, гряз­ную ком­на­ту – в ней мно­го мусо­ра и через запач­кан­ное окно не про­хо­дит ни один луч. Чело­век ощу­ща­ет какую-то мер­зость, но не видит ее, и, что­бы от нее изба­вить­ся, начи­на­ет уби­рать­ся в ком­на­те. Пер­вое, что надо сде­лать, – помыть окно. Пер­вый луч солн­ца пада­ет в ком­на­ту. Что видит в полу­мра­ке хозя­ин? Сна­ча­ла толь­ко боль­шие пред­ме­ты: сто­я­щий кри­во шкаф, пере­вер­ну­тый стол, раз­бро­сан­ные сту­лья. Хозя­ин ста­вит все это на место. В ком­на­те ста­ло немно­го свет­лее. Теперь мож­но раз­гля­деть мел­кие пред­ме­ты: вот кни­ги раз­бро­са­ны, газе­ты рас­ки­да­ны. Чело­век уби­ра­ет и это. Ста­но­вит­ся еще свет­лее. И так шаг за шагом, с каж­дым разом все чище и яснее. Когда убор­ка закон­че­на, все бле­стит, свер­ка­ет – любая пылин­ка вид­на, любая вещь не на сво­ем месте заметна.

По пра­во­слав­но­му цер­ков­но­му уче­нию, нечто подоб­ное про­ис­хо­дит с чело­ве­ком во вре­мя испо­ве­ди. Чело­век впер­вые при­шел на испо­ведь. Чаще все­го он может назвать два три гре­ха, но такие, о кото­рых совесть не дает ему забыть. В душе ста­но­вит­ся чище и, сле­до­ва­тель­но, свет­лее. Через неко­то­рое вре­мя чело­век начи­на­ет видеть то, чего нико­гда рань­ше в себе не видел. Он вновь испо­ве­ду­ет­ся – в душе ста­но­вит­ся еще свет­лее, и т. д. Когда чело­век посто­ян­но испо­ве­ду­ет­ся, его душа подоб­на чистой убран­ной ком­на­те, где вид­на любая пылинка.

Если чело­век научил­ся видеть самые мел­кие гре­хи, вряд ли он дой­дет до гре­хов тяже­лых. На самом деле мел­кие гре­хи вовсе не мел­кие, это про­сто пер­вые шаги к гре­хам тяже­лым, и тот, кто не дела­ет пер­во­го шага, нико­гда к ним не приблизится.

Сво­бо­да над стра­стя­ми и виде­ние сво­их гре­хов явля­ют­ся состав­ны­ми частя­ми важ­ной доб­ро­де­те­ли – трез­ве­ния. О нем гово­рил пре­по­доб­ный Иси­хий Иеру­са­лим­ский: «Трез­ве­ние есть твер­дое водру­же­ние помыс­ла ума и сто­я­ние его у две­ри серд­ца; так что он видит, как под­хо­дят чуж­дые помыслы».

Помощь Божия пода­ет­ся обиль­но через таин­ства, преж­де все­го, Испо­ведь и При­ча­ще­ние. И здесь не долж­но быть маги­че­ско­го под­хо­да: буд­то само по себе уча­стие в таин­стве ока­зы­ва­ет бла­го­дат­ную силу.

Бла­го­дат­ную силу ока­зы­ва­ет встре­ча с Богом, кото­рая долж­на про­изой­ти во вре­мя таин­ства. Не про­стое пере­чис­ле­ние гре­хов на испо­ве­ди, а искрен­нее пред­сто­я­ние пред Богом и осо­зна­ние сво­ей немо­щи, при­зыв о помо­щи дела­ют испо­ведь источ­ни­ком выздоровления.

ПОЛНАЯ ТРЕЗВОСТЬ БЛИЗКОГО ОКРУЖЕНИЯ

Один из пер­вых сове­тов, кото­рый надо дать род­ствен­ни­кам зави­си­мых людей, сле­ду­ю­щий: надо самим жить трез­во! Часто это вызы­ва­ет сопро­тив­ле­ние и даже воз­му­ще­ние: «Раз­ве род­ствен­ни­ки боль­но­го диа­бе­том долж­ны отка­зы­вать­ся от саха­ра? Это он боле­ет, это ему нель­зя есть сахар, а мне мож­но! Поче­му я‑то дол­жен отка­зы­вать­ся от уме­рен­но­го упо­треб­ле­ния вина? Я же не спиваюсь!»

Я бы отве­тил так: долж­ны по дол­гу люб­ви. Если мы зна­ем, что это точ­но помо­жет род­ствен­ни­ку спра­вить­ся с про­бле­мой, мы долж­ны при­ме­нить это сред­ство. Ведь алко­го­лизм все-таки не похож на диа­бет. Если бы сахар был пси­хо­ак­тив­ным веще­ством, если бы он изме­нял созна­ние упо­тре­бив­ше­го, вли­ял на чув­ства, подав­лял волю, ослаб­лял ум – род­ствен­ни­кам надо было бы воз­дер­жи­вать­ся и от саха­ра. Мож­но назвать как мини­мум три при­чи­ны род­ствен­ни­кам жить трезво.

При­чи­на 1: трез­вость близ­ких – бла­го­при­ят­ная сре­да для выздоровления.

Пред­по­ло­жим, муж осо­знал свою зави­си­мость и начал при­ла­гать уси­лия по избав­ле­нию от болез­ни (это про­ис­хо­дит, к сожа­ле­нию, толь­ко в 10% слу­ча­ев, 90% алко­го­ли­ков не при­зна­ют у себя болезнь).

Клас­си­че­ская ситу­а­ция – Новый год, вся семья в сбо­ре, речь пре­зи­ден­та, откры­ва­ет­ся шам­пан­ское, и тут мы слы­шим: «Это­му не нали­вай­те, он боль­ной, ему нель­зя». Вро­де бы все пра­виль­но, и он уже осо­зна­ет, что боль­ной, и согла­ша­ет­ся с тем, что ему нель­зя, – но, тем не менее, пози­ция жены не совсем правильная.

Если жена гово­рит: «Ты боль­ной, тебе нель­зя, а я здо­ро­вая, мне мож­но» – про­ис­хо­дит серьез­ная под­ме­на поня­тий. Боль­ной чело­век погру­жа­ет­ся в сре­ду, где здо­ро­вым счи­та­ют чело­ве­ка, кото­рый может пить и при этом не сры­вать­ся, а при­знак боль­но­го чело­ве­ка – запрет на употребление.

Зави­си­мый чело­век в такой атмо­сфе­ре пони­ма­ет: «Я боль­ной, но я хочу выздо­ро­веть». И тут оста­но­вим­ся: как он хочет выздо­ро­веть? Вновь начать пить, но так, что­бы не срываться.

Любой боль­ной (не толь­ко алко­го­лиз­мом) хочет выздо­ро­веть, но мы ста­вим наше­му боль­но­му абсо­лют­но недо­сти­жи­мую цель: выздо­ро­веть, что­бы опять начать пить, алко­го­лик не смо­жет нико­гда. Мож­но два­дцать лет не пить, но потом пер­вая же рюм­ка вызо­вет срыв. Навык пре­вра­щать отрав­ле­ние в при­ят­ные ощу­ще­ния нику­да не денет­ся. Мож­но два­дцать лет не ездить на вело­си­пе­де, потом сесть и поехать. Или два­дцать лет ниче­го не читать, потом взять в руки газе­ту и спо­кой­но прочесть.

Если пони­мать под выздо­ров­ле­ни­ем «пить и не сры­вать­ся», то алко­го­лизм абсо­лют­но неиз­ле­чи­мая болезнь. Зву­чит немно­го груст­но – пожиз­нен­ный диа­гноз, все­гда боль­ной, все­гда «это­му не нали­вай­те, ему нель­зя». Полу­ча­ет­ся, что мы пожиз­нен­но погру­жа­ем алко­го­ли­ка в мир, где он несчаст­ный боль­ной. Что это, как не посто­ян­ная про­во­ка­ция для него: попы­тать­ся выско­чить в мир нор­маль­ных людей, где пьют и не срываются?

Но есть дру­гая позиция.

Жена может ска­зать: «Ты боль­ной, тебе нель­зя, а я здо­ро­вая… (и тут важ­но, что она ска­жет даль­ше, как она пони­ма­ет свое здо­ро­вье), у меня нет потреб­но­сти!» Это погру­жа­ет алко­го­ли­ка в мир с совер­шен­но дру­ги­ми цен­но­стя­ми. Быть здо­ро­вым – это не зна­ко­мое «пить и не сры­вать­ся», это нечто новое: не иметь потреб­но­сти. Здо­ро­вый – тот, кто не испы­ты­ва­ет жела­ния выпить.

Это сво­бод­ный чело­век. Боль­ной – тот, кто име­ет нуж­ду посто­ян­но при­ни­мать какие-то таб­лет­ки: он несво­бо­ден, он при­вя­зан к ним. А здо­ро­вый орга­низм ни к чему не при­вя­зан, он – сво­бо­ден, он – неза­ви­сим. «Тебе нель­зя, а мне не нуж­но». Ника­кой про­во­ка­ции к срыву!

Вер­нем­ся к Ново­му году. Елка, речь пре­зи­ден­та, и жена гово­рит: «Тебе нель­зя, а мне не надо, давай встре­чать Новый год трез­во. Ты рядом, мы вме­сте и нам хоро­шо. Раз­ве может отсут­ствие шам­пан­ско­го раз­ру­шить нашу радость?» Муж пони­ма­ет, что он болен, хочет выздо­ро­веть и может это сде­лать! Нет недо­сти­жи­мой цели. Выздо­ро­веть и не иметь потреб­но­сти мож­но. Это нелег­ко, но дости­жи­мо. Нелег­ко, пото­му что все­гда будет выле­зать духов­ная лень, неже­ла­ние менять себя, оправ­да­ния типа «при­ни­май­те меня таким, какой я есть». Но цель прин­ци­пи­аль­но дости­жи­ма. Заметь­те, в этой систе­ме цен­но­стей алко­го­лизм пол­но­стью изле­чи­мое забо­ле­ва­ние. Чело­век не име­ет потреб­но­сти, он не пьет и при этом явля­ет­ся нор­маль­ным чело­ве­ком, а не несчаст­ным больным.

Иде­аль­ной реа­би­ли­та­ци­он­ной сре­дой явля­ет­ся мир, где трез­вость счи­та­ет­ся нор­мой. Для созда­ния тако­го мира вокруг боль­но­го род­ствен­ни­ки могут объ­явить семью тер­ри­то­ри­ей трез­во­сти. Пусть это будет малень­кий ост­ро­вок в бушу­ю­щем море совер­шен­но дру­гих цен­но­стей, но он ста­нет спа­си­тель­ным ост­ро­вом для страж­ду­ще­го. Он может не захо­теть выбрать­ся на этот ост­ров и вновь и вновь захле­бы­вать­ся в оче­ред­ном сры­ве. Глав­ное, что этот ост­ров все­гда будет рядом. Ведь кто может быть бли­же род­ствен­ни­ков? Если спа­си­тель­ный ост­ров где-то дале­ко – реа­би­ли­та­ци­он­ный центр или мона­стырь, куда мож­но посе­лить боль­но­го, – мож­но не успеть доплыть.

Если даль­ше раз­ви­вать образ моря, то кар­ти­на полу­ча­ет­ся такая: кто-то может пла­вать в этом море («пить и не иметь зави­си­мо­сти»), но кто-то начи­на­ет тонуть. Спа­сти уто­па­ю­ще­го в море невоз­мож­но, его надо выта­щить на твер­дое осно­ва­ние трез­во­сти. Не полу­чит­ся спа­са­ю­ще­му толк­нуть алко­го­ли­ка к бере­гу и ска­зать: «Тебе туда, плы­ви даль­ше сам, а я здесь в море оста­нусь». Нет, выхо­дить на берег надо обо­им, точ­нее, выхо­дить спа­са­ю­ще­му и тащить за собой едва живо­го алкоголика.

При­чи­на 2: пол­ная трез­вость – луч­шая про­фи­лак­ти­ка для взрос­лых чле­нов семьи.

Чело­век не сра­зу ста­но­вит­ся алко­го­ли­ком, это­му пред­ше­ству­ет пери­од, когда упо­треб­ле­ние ста­но­вит­ся при­выч­ным, а опья­не­ние – при­ят­ным. Алко­го­лиз­ма нет, посколь­ку чело­век еще может оста­но­вить­ся. Но ситу­а­ция духов­но опас­ная. Мы долж­ны помочь близ­ко­му не пере­сту­пить опас­ную черту.

Когда чело­век пью­щий (пока что не алко­го­лик) слы­шит анти­ал­ко­голь­ную про­па­ган­ду, то с лег­ко­стью согла­ша­ет­ся, что пить вред­но и надо жить трез­во. Лег­ко согла­ша­ет­ся, пото­му что эти сло­ва его не каса­ют­ся. Пить – вред­но, но это отно­сит­ся не к нему, а к сосе­ду дяде Пете-алко­го­ли­ку. «Да, дяде Пете пить очень вред­но, но я же не алко­го­лик, мне мож­но. Да, трез­во жить хоро­шо. Но я и так не пью, толь­ко в меру, поэто­му, в прин­ци­пе, живу трез­во». В резуль­та­те при­зы­вы к трез­во­сти, не заде­вая душу чело­ве­ка, рико­ше­том пере­на­прав­ля­ют­ся в сто­ро­ну дру­гих людей.

Дру­гая ситу­а­ция воз­ни­ка­ет, если жена или мать, кото­рые, может быть, не толь­ко сами не име­ют зави­си­мо­сти, но даже упо­треб­ля­ют крайне ред­ко, – если такие род­ствен­ни­ки гово­рят: «Пить вред­но, поэто­му я(!) не буду пить». Ока­зы­ва­ет­ся, пить вред­но не толь­ко алко­го­ли­ку, но и про­сто любо­му чело­ве­ку. Сра­зу понят­но, что трез­вость нуж­на всем, а не толь­ко пья­ни­цам. Если жене, кото­рая два-три раза в год вино при­гу­бит, пить вред­но, то тем более вред­но – «уме­рен­но» и при­выч­но его употребляющему.

Без лич­ной трез­во­сти род­ствен­ни­ков ника­кие при­зы­вы дей­ство­вать не будут. Трез­вость род­ствен­ни­ков – луч­шая мера про­фи­лак­ти­ки алко­го­лиз­ма у взрослых.

При­чи­на 3: трез­вое окру­же­ние – живой при­мер для

детей и подростков.

Перед совре­мен­ны­ми моло­ды­ми людь­ми в нашей куль­ту­ре ста­вит­ся обыч­но сле­ду­ю­щий выбор: пить мно­го или пить мало. Боль­шин­ство пред­ста­ви­те­лей под­рас­та­ю­ще­го поко­ле­ния выби­ра­ют луч­шее из пред­став­лен­но­го на выбор: они выби­ра­ют «пить мало». Но путь меж­ду «мало» и «мно­го» очень лег­ко прой­ти. Ведь раз­ни­ца лишь коли­че­ствен­ная, а не каче­ствен­ная. И пред­став­ле­ния о том, сколь­ко мож­но пить, что­бы это было «мало», могут посте­пен­но менять­ся. На самом деле при такой дилем­ме мы лиша­ем детей еще одно­го выбо­ра: не пить.

В совре­мен­ном быто­вом созна­нии сло­во «трез­вен­ник» ассо­ци­и­ру­ет­ся с поня­ти­я­ми «язвен­ник», «быв­ший алко­го­лик» или «сек­тант». Все эти сло­ва нега­тив­но окра­ше­ны, и любой под­ро­сток на вопрос, как он отно­сит­ся к пол­ной трез­во­сти, может ска­зать: «Я что, ненор­маль­ный, что ли? Я – не быв­ший алко­го­лик, не боль­ной и не сек­тант, я – нор­маль­ный чело­век, поэто­му буду уме­рен­но пить».

Когда в бли­жай­шем окру­же­нии под­рост­ка появ­ля­ет­ся нор­маль­ный трез­вый чело­век, ситу­а­ция силь­но меня­ет­ся. Вдруг ока­зы­ва­ет­ся, что мож­но быть нор­маль­ным чело­ве­ком и при этом оста­вать­ся трез­вен­ни­ком. Тогда воз­ни­ка­ет гораз­до боль­ше шан­сов, что при выбо­ре «пить» или «не пить» наши дети выбе­рут «не пить».

ВОЦЕРКОВЛЕНИЕ ЗАВИСИМЫХ ЧЛЕНОВ СЕМЬИ

Важ­но пра­виль­но пони­мать, к какой цели род­ствен­ник хочет при­ве­сти зави­си­мо­го чело­ве­ка. Боль­шин­ство отве­тит: «Конеч­но же, к трез­во­сти». Поз­воль­те не согла­сить­ся с таким оче­вид­ным отве­том. Невер­но постав­лен­ная цель обя­за­тель­но при­ве­дет совсем не к тем резуль­та­там, кото­рых ожи­да­ли близкие.

Не вся­кая трез­вость от Бога и не все сред­ства, что ведут к ней, хоро­ши. Напри­мер, она порой зиждет­ся на гор­дыне и над­мен­но­сти, может дости­гать­ся при помо­щи обра­ще­ния к экс­тра­сен­су. Вряд ли кто-то будет рад видеть потом рядом с собой сына, высо­ко­мер­но­го и занос­чи­во­го, или же при­об­рет­ше­го какие-либо дру­гие серьез­ные болез­ни. Как нель­зя гро­зить пья­ни­це писто­ле­том, тре­буя, что­бы он не пил, так же недо­пу­сти­мо пытать­ся достичь трез­во­сти любой ценой, посколь­ку она при этом не решит все про­бле­мы, не при­не­сет радость и успокоение.

Цель трез­во­сти долж­на быть выше обре­те­ния трез­во­сти – так же, как цель жиз­ни чело­ве­ка долж­на быть выше самой жиз­ни. Вспом­ним сло­ва Спа­си­те­ля: Ибо кто хочет душу свою сбе­речь, тот поте­ря­ет ее, а кто поте­ря­ет душу свою ради Меня и Еван­ге­лия, тот сбе­ре­жет ее (Мк. 8:35).

Но вер­нем­ся к цели выздоровления.

Куда мы долж­ны вести наших пью­щих близ­ких? К трез­во­сти? Нет, к Богу. Пото­му что на пути к Богу мимо трез­во­сти не прой­дешь. Пью­ще­му чело­ве­ку на пути к Богу при­дет­ся искать и трезвость.

Часто род­ствен­ни­ки хотят как мож­но быст­рее при­ве­сти к Богу зави­си­мо­го. Если это делать без сми­ре­ния и рас­суж­де­ния, это может быть не толь­ко бес­по­лез­но, но и опас­но. Если роди­те­лям хочет­ся, что­бы ребе­нок быст­рее рос, мож­но попро­бо­вать тянуть его за уши. Каков будет резуль­тат? Уши ото­рвем, а росту не прибавим.

Есть зако­ны духов­ной жиз­ни. Один из них – закон посте­пен­но­сти. Напри­мер, чело­век впер­вые пере­сту­пил порог хра­ма, и начи­на­ет­ся про­цесс воцер­ко­в­ле­ния. Тут есть поло­жен­ный Богом срок – про­хо­дит око­ло трех лет, преж­де чем чело­век ста­но­вит­ся по-насто­я­ще­му воцер­ко­в­лен­ным. А до это­го он назы­ва­ет­ся нео­фи­том – «ново­про­цвет­шим». Три года надо, что­бы этот цве­ток – нео­фит – при­нес пер­вые плоды.

Пред­ставь­те, что вы рас­ти­те дере­во из малень­ко­го росточ­ка. Что, если помочь ему тянуть­ся к небу? Немнож­ко потя­нуть его квер­ху: «Давай, давай, быст­рее рас­ти!» – так мож­но его и с кор­ня­ми выдрать. Как же помочь рост­ку? Поли­вать его, удоб­рять, защи­щать. Поли­вать – то есть молить­ся за него, удоб­рять – пода­вать при­мер хри­сти­ан­ской люб­ви, защи­щать – ограж­дать от обще­ния с людь­ми, даже со свя­щен­ни­ка­ми, если они про­по­ве­ду­ют уме­рен­ное упо­треб­ле­ние алкоголя.

Прак­ти­че­ски каж­дый чело­век, воцер­ко­в­лен­ный в зре­лом воз­расте, огля­нув­шись на свой путь в Цер­ковь, ска­жет, что Гос­подь посте­пен­но (может, даже десять–пятнадцать лет) вел его к поро­гу хра­ма. И вот мы в хра­ме, а наш близ­кий толь­ко в нача­ле этой доро­ги. Мы же хотим его сра­зу пере­та­щить в конец пути, кото­рый он еще не про­шел. Но нель­зя ребен­ку в пер­вом клас­се давать зада­ния по инте­граль­но­му исчис­ле­нию! Так же нуж­но иметь тер­пе­ние и в духов­ном росте наших близких.

Не надо рас­стра­и­вать­ся, что зави­си­мый еще не начал посто­ян­но ходить в храм, что­бы еже­не­дель­но испо­ве­до­вать­ся и при­ча­щать­ся. Учи­тесь видеть даже малые про­яв­ле­ния духов­ной жиз­ни и радуй­тесь им. Ведь чело­век может очень быст­ро идти к Богу, но до хра­ма еще не дой­ти. Это будет в пятом клас­се, а он пока в первом.

БОГ – ЦЕЛЬ, А НЕ СРЕДСТВО

Алко­го­лик может пере­стать пить и начать менять свою жизнь в любой момент – но это не зна­чит, что мож­но откла­ды­вать. Каж­дый день пития уно­сит часть здо­ро­вья тела и глав­ное – души. Мно­гие нару­ше­ния не смо­гут быть исце­ле­ны никогда.

Но чело­век име­ет уди­ви­тель­ную спо­соб­ность к вос­ста­нов­ле­нию. Я неред­ко слы­шу от мам сво­их паци­ен­тов, что нако­нец-то их сын или дочь ста­ли таки­ми, каки­ми они были до зави­си­мо­сти: мамы дума­ли, что их дети поте­ря­ны без­воз­врат­но – а те вдруг нашлись!

Мно­гие алко­го­ли­ки при­шли в храм в про­цес­се выздо­ров­ле­ния. Там зави­си­мый чело­век полу­ча­ет помощь от дру­гих людей и Бога и начи­на­ет менять свою жизнь. Это не толь­ко отказ от упо­треб­ле­ния алко­го­ля, но пока­ян­ное изме­не­ние жиз­ни: меня­ет­ся вся систе­ма ценностей.

Чело­век воз­вра­ща­ет­ся к само­му себе. При этом про­ис­хо­дит воцер­ко­в­ле­ние, посколь­ку чело­век пони­ма­ет: веру одно­му удер­жать так же труд­но, как и трез­вость. Нуж­ны еди­но­мыш­лен­ни­ки и помощ­ни­ки, и имен­но в Церк­ви, и толь­ко в ней воз­мож­на пол­но­та пока­я­ния через уча­стие в таин­ствах. Зна­ме­ни­тая мак­си­ма свя­ти­те­ля Кипри­а­на Кар­фа­ген­ско­го «кому Цер­ковь не мать, тому Бог не Отец» ясно пока­зы­ва­ет путь к Богу – через Цер­ковь. Истин­ное выздо­ров­ле­ние воз­мож­но толь­ко через пока­я­ние, изме­не­ние самой сути чело­ве­ка, серд­ца его – и пере­стро­е­ние всей жиз­ни в соот­вет­ствии с этим.

Одна­ко не все выздо­рав­ли­ва­ю­щие от алко­го­ля люди идут этим путем, и опыт пока­зы­ва­ет, что здесь помо­жет ско­рее при­мер, чем аги­та­ция. Воцер­ко­в­ле­ние – очень лич­ный и дели­кат­ный про­цесс, здесь невоз­мож­но при­нуж­де­ние, даже с самы­ми бла­ги­ми намерениями.

Здесь и кро­ет­ся пара­докс: ино­гда род­ствен­ни­ки, совер­шен­но вер­но пони­мая, что алко­го­ли­ку помо­жет толь­ко Бог, начи­на­ют тащить его в храм: «Испо­ве­дуй­ся! При­ча­стись! Тебе помо­жет!» Они пред­ла­га­ют ему вер­ный путь, но невер­ны­ми мето­да­ми и в невер­ной после­до­ва­тель­но­сти. Испо­ве­дать­ся надо, но перед этим надо рас­ка­ять­ся в сво­ей жизни.

Для алко­го­ли­ка жизнь без алко­го­ля – ужас. Он меч­та­ет научить­ся пить поне­мно­гу, но имен­но это у него нико­гда не полу­чит­ся, пото­му что алко­голь им управ­ля­ет, а не он сам. Научить­ся дру­жить с бесом невоз­мож­но, нель­зя его заста­вить себе слу­жить, не пове­рим в этом сказ­ке Пуш­ки­на. Она же о глу­пом бесен­ке, а мы – о бесе, кото­рый «враг иско­ни»! Поэто­му к рас­ка­я­нию еще надо подой­ти с помо­щью дру­гих людей. Надо уви­деть, с одной сто­ро­ны, что жизнь без алко­го­ля воз­мож­на, и, с дру­гой сто­ро­ны, что с алко­го­лем она дей­стви­тель­но ужас­на. Имен­но в этом нуж­на помощь. Если же мы испо­ведь и при­ча­стие – упа­си Гос­подь! – будем пытать­ся исполь­зо­вать как инстру­мент воз­дей­ствия на алко­го­ли­ка, тем самым мы оскор­бим Бога. Близ­ко­го надо при­ве­сти к Богу, а не толь­ко к дости­же­нию сво­ей цели, даже если ею явля­ет­ся трезвость.

ЭТАПЫ ПОКАЯНИЯ В ПЬЯНСТВЕ

1. Алко­го­ли­ку надо понять, что же все-таки про­изо­шло – без при­крас, оправ­да­ний и пере­кла­ды­ва­ния вины на дру­го­го. Чело­век при­зна­ет: «Я пью, и это пор­тит мою жизнь и жизнь дру­гих людей, а я не могу оста­но­вить­ся. Потреб­ность пить пере­си­ли­ва­ет мою волю. Я живу так, как я не хочу. Это моя болезнь и мой грех. Грех в том, что я начал пить, пил мно­го и не слу­шал пре­ду­пре­жде­ний близ­ких. Сего­дня мой грех состо­ит в том, что я отвер­гаю помощь в выздо­ров­ле­нии, сохра­няя за собой воз­мож­ность пить». Осо­зна­ние это­го вклю­ча­ет при­зна­ние оче­вид­ных фак­тов из соб­ствен­ной жиз­ни и жиз­ни дру­гих людей, постра­дав­ших от упо­треб­ле­ния. Рас­смат­ри­вая таким обра­зом свою жизнь, чело­век глу­бо­ко пере­жи­ва­ет вину и стыд.

2. Это пере­жи­ва­ние рож­да­ет моти­ва­цию к изме­не­нию жиз­ни. Если этой моти­ва­ции не воз­ни­ка­ет, а есть толь­ко вина и стыд, то это бес­плод­ное муче­ние, кото­рое при­во­дит к жела­нию унять душев­ную боль – и выпить еще. Такие муче­ния надо оста­нав­ли­вать внут­рен­ним вопро­сом: «Ты хочешь с этим что-то делать? Давай обсу­дим, что имен­но. Мож­но про­бо­вать, искать… Выход есть, ведь тыся­чи людей пили, а теперь трез­вые и бла­го­по­луч­ные, не муча­ют­ся сами и не муча­ют дру­гих». В этом слу­чае вина и стыд ста­но­вят­ся мото­ром для изме­не­ния жиз­ни человека.

3. Нуж­но полу­чить помощь в пока­ян­ном изме­не­нии жиз­ни от опыт­ных в этом людей. Это люди, пре­кра­тив­шие пить и живу­щие трез­во пото­му, что им, в свою оче­редь, тоже помог­ли. Они под­дер­жи­ва­ют друг дру­га и регу­ляр­но встре­ча­ют­ся на собра­ни­ях. Реко­мен­ду­ет­ся посе­тить несколь­ко раз­ных собра­ний, что­бы соста­вить свое мне­ние. При этом важ­но пом­нить, что все люди раз­ные и все – не иде­аль­ные. Но они зна­ют и уме­ют то, что выздо­рав­ли­ва­ю­щий пока не зна­ет и не уме­ет, а мы все­му учим­ся у дру­гих людей.

4. Если не поста­вить впе­ре­ди выздо­ров­ле­ния Бога – напрас­ны все наши тру­ды. Молит­ва Богу – нача­ло и про­дол­же­ние про­цес­са изле­че­ния. Имен­но память о Боге не дает нам отча­ять­ся в вине и сты­де; молит­ва и хри­сти­ан­ское отно­ше­ние к дру­го­му чело­ве­ку как к бра­ту, а не вра­гу, помо­жет нам при­нять помощь и отли­чить насто­я­щую забо­ту от суррогата.

Молит­ва о про­ще­нии, вос­пол­не­нии наше­го бес­си­лия в про­ти­во­сто­я­нии гре­ху алко­го­лиз­ма будет сопут­ство­вать нам в выздо­ров­ле­нии. И тогда оно дей­стви­тель­но совер­шит­ся, пото­му что мы зна­ем волю Бога о нас: трезвение.

Про­то­и­е­рей Илия ШУГАЕВ

ГРЕШНИК ИЛИ ПРАВЕДНИК?

В нашем при­ход­ском брат­стве трез­во­сти есть чело­век, кото­рый ста­ра­ет­ся жить трез­во. Ходит в храм, испо­ве­ду­ет­ся, при­ча­ща­ет­ся – но прак­ти­че­ски каж­дые пол­го­да сры­ва­ет­ся. Вопрос: он выздо­рав­ли­ва­ет или топ­чет­ся на месте? Дви­жет­ся к цели или ходит кру­га­ми? А в духов­ной жиз­ни у него как?

Или дру­гая исто­рия. Один ано­ним­ный алко­го­лик стал ходить в храм, испо­ве­до­вать­ся, нашел духов­ни­ка, что­бы чаще общать­ся и решать лич­ные вопро­сы. Все делал искренне и серьез­но. Но из-за про­бле­мы с жильем впал в депрес­сию, сорвал­ся и погиб. Инте­рес­но: он выздо­ро­вел или нет? Спа­сет ли его Гос­подь после смер­ти во вре­мя сры­ва? Или он сра­зу в ад, посколь­ку пья­ни­цы… Цар­ствия Божия не насле­ду­ют (1 Кор. 6:10)?

Рабо­тая в при­ход­ском брат­стве трез­во­сти, я обду­мы­вал эти ситу­а­ции и искал ответ. По пово­ду пер­во­го слу­чая со сры­ва­ми раз в пол­го­да отве­тил бы так: в Свя­щен­ном Писа­нии есть такие сло­ва: семь раз упа­дет пра­вед­ник, и вста­нет; а нече­сти­вые впа­дут в поги­бель (Притч. 24:16).

Пра­вед­ник отли­ча­ет­ся от греш­ни­ка не тем, что не пада­ет, а тем, что после паде­ния вста­ет, а греш­ник пада­ет все ниже и ниже.

Поэто­му я точ­но могу ска­зать, что он не греш­ник. Он борет­ся, резуль­тат борь­бы пока неясен. Мне, конеч­но, неясен, а не Богу. Не удив­люсь, если в гла­зах Божи­их этот чело­век будет пра­вед­ни­ком – хро­мым, немощ­ным, но праведником.

Сей­час состо­я­ние обще­ства тако­во, что бóль­шая его часть «едет» вниз, слов­но на эска­ла­то­ре. У каж­до­го свой эска­ла­тор, кто-то едет быст­ро, кто-то мед­лен­но. 15–18 лит­ров чисто­го спир­та в год на душу насе­ле­ния выпи­ва­ет­ся в нашей стране. Один из спе­ци­а­ли­стов по оцен­ке послед­ствий алко­го­ли­за­ции пере­во­дит эту циф­ру так: в сред­нем на одно­го рабо­та­ю­ще­го рос­сий­ско­го муж­чи­ну при­хо­дит­ся 155 буты­лок вод­ки в год. По три бутыл­ки вод­ки в неделю!

Но куда чело­век стре­мит­ся сам – вверх или вниз? Один вниз, вме­сте с эска­ла­то­ром, улю­лю­кая в пья­ном уга­ре. А дру­гой пыта­ет­ся идти вверх. Кто-то идет быст­ро и уве­рен­но и под­ни­ма­ет­ся быст­рее, чем эска­ла­тор успе­ва­ет съе­хать. Такой чело­век ста­но­вит­ся трез­вен­ни­ком. А хро­ма­ю­щий или немощ­ный идет вверх, но мед­лен­но, и эска­ла­тор уно­сит чело­ве­ка вниз. Каза­лось бы, он не достиг цели и съез­жа­ет в про­пасть, но в гла­зах Божи­их, верю, он дви­га­ет­ся вверх, к Цар­ству Небесному.

Мы при­вык­ли к фра­зе: Пья­ни­цы Цар­ствия Божия не насле­ду­ют. Но апо­стол Павел писал ее, когда моло­дое поко­ле­ние вос­пи­ты­ва­ли в трез­во­сти, когда окру­жа­ю­щая куль­ту­ра осуж­да­ла даже малое опья­не­ние и эска­ла­тор ехал все-таки вверх.

Тогда, что­бы стать пья­ни­цей, надо было бежать про­тив обще­го пото­ка, про­ти­во­по­став­лять себя нор­мам все­го обще­ства. А сего­дня, воз­мож­но, что кто-то из пья­ниц Цар­ство Божие насле­ду­ет. Тот, кто борет­ся, кто не хочет с эска­ла­то­ром ехать вниз.

Веру в это мне дают сло­ва Спа­си­те­ля, ска­зан­ные бла­го­ра­зум­но­му раз­бой­ни­ку: ныне же будешь со Мною в раю (Лк.23:43). Исце­лил­ся ли раз­бой­ник от сво­их стра­стей? Ведь будучи раз­бой­ни­ком, он, навер­ное, был злым, гнев­ли­вым, жесто­ким и т. д. Он испра­вил­ся, и поэто­му вошел в рай? И да, и нет.

Он не достиг ни одной доб­ро­де­те­ли, не иско­ре­нил ни одной стра­сти, он не мог сде­лать это­го на кре­сте за пять минут до смер­ти, поэто­му – нет, не испра­вил­ся. Но он пока­ял­ся в сво­их гре­хах, он ухо­дил от Бога и вдруг повер­нул­ся к Нему, поэто­му – да, испра­вил­ся. Он встал на новый путь – не про­шел его, даже шага не успел сде­лать, но все-таки совер­шил самое глав­ное – при­знал истин­ность это­го пути. Поэто­му я верю, что при­хо­жа­ни­ну, кото­рый умер в запое, была откры­та доро­га в Цар­ствие Божие, как биб­лей­ско­му разбойнику.

ГЛАВА 7. ЗДОРОВАЯ СЕМЬЯ – ЗДОРОВАЯ ЖИЗНЬ

ПРОТОИЕРЕЙ ИЛЬЯ ШУГАЕВ

О ЛЮБВИ СУПРУЖЕСКОЙ

Если в семье есть боль­ной алко­го­лиз­мом – ско­рее все­го, отно­ше­ния в этой семье иска­же­ны с нача­ла ее суще­ство­ва­ния. Поэто­му важ­но, преж­де чем начи­нать что-то менять, узнать, как выгля­дит здо­ро­вая семья, какие отно­ше­ния долж­ны быть меж­ду ее чле­на­ми. С неко­то­ры­ми прин­ци­па­ми пра­виль­но постро­ен­ной семьи вы позна­ко­ми­лись на преды­ду­щих стра­ни­цах. Теперь рас­смот­рим ее глав­ное основание.

Мы все зна­ем, что семья долж­на быть постро­е­на на люб­ви. Более того – вся жизнь, весь мир постро­ен на люб­ви, ибо Тво­рец наше­го мира, по сло­ву апо­сто­ла Иоан­на Бого­сло­ва, есть Любовь (1 Ин. 4:16). Но сой­дем с небес и взгля­нем на семью. Что такое любовь с точ­ки зре­ния семей­ных отношений?

Преж­де все­го, любовь – это не эмо­ция. Эмо­ции при­хо­дят и ухо­дят, а любовь долж­на оста­вать­ся. Любовь – это состо­я­ние един­ства. Я сей­час гово­рю о супру­же­ской люб­ви, а не о люб­ви вооб­ще, посколь­ку есть раз­ные виды люб­ви. Напри­мер, хри­сти­ан­ская любовь быва­ет и к вра­гу, с кото­рым нет ника­ко­го единства.

Хри­сти­ан­ская любовь – это не эмо­ция, а доб­ро­де­тель, то есть состо­я­ние духа чело­ве­ка. А если любовь – супру­же­ская и хри­сти­ан­ская – это состо­я­ние, зна­чит, его мож­но достичь.

Для это­го надо тру­дить­ся. Любовь начи­на­ет­ся с малень­ко­го семе­ни влюб­лен­но­сти и вырас­та­ет в боль­шое дере­во люб­ви, при­но­ся­щее пре­крас­ные пло­ды. Поэто­му мысль о том, что «любовь неча­ян­но нагря­нет, когда ее совсем не ждешь» – про­сто кра­си­вая фра­за, не име­ю­щая ниче­го обще­го с реаль­ной жиз­нью. Свер­ху «упасть» может толь­ко влюб­лен­ность, то есть все­го лишь чув­ство. Прав­да, было бы хоро­шо, если бы и влюб­лен­ность не часто пада­ла на нас, когда ее не ждешь. Луч­ше уметь чело­ве­ку управ­лять сво­и­ми чув­ства­ми, что­бы не все, что «нагря­нет», попа­да­ло сра­зу в серд­це. Не все чув­ства надо пус­кать в глу­би­ну сво­ей души.

Любовь – един­ство, кото­рое воз­ни­ка­ет после встре­чи двух лич­но­стей. «Встре­ча двух лич­но­стей» – зву­чит про­сто, но за этой фра­зой сто­ит бес­ко­неч­но глу­бо­кий смысл, посколь­ку поня­тие лич­ность (по-гре­че­ски «ипо­стась») воз­во­дит нас сра­зу на Боже­ствен­ную высо­ту. Бог – тоже Лич­ность, точ­нее, Три Боже­ствен­ные Личности.

Чело­век, создан­ный по обра­зу и подо­бию Божию, сотво­рен как лич­ность и пото­му спо­со­бен любить. Поня­тия «любовь» и «лич­ность» не могут суще­ство­вать друг без дру­га. Насколь­ко чело­век явля­ет­ся зре­лой лич­но­стью, настоль­ко в нем может про­яв­лять­ся истин­ная любовь.

Когда завер­ша­ет­ся фор­ми­ро­ва­ние лич­но­сти, чело­век обре­та­ет спо­соб­ность любить. В 14–15 лет душа уже ищет люб­ви, и начи­на­ет­ся пери­од пер­вых серьез­ных влюб­лен­но­стей. Влюб­лен­но­сти быва­ют и рань­ше, но они не могут пре­вра­тить­ся в насто­я­щую любовь, пока лич­ность незрелая.

К сожа­ле­нию, про­цесс созре­ва­ния лич­но­сти может в чело­ве­ке затор­мо­зить­ся. Мно­гие алко­го­ли­ки пси­хо­ло­ги­че­ски застре­ва­ют имен­но в под­рост­ко­вом воз­расте, им труд­но любить по-настоящему.

Лич­ность в сво­ей глу­бине (или высо­те) бес­ко­неч­на так же, как бес­ко­не­чен Бог. Любовь – это бес­ко­неч­ный про­цесс позна­ния друг дру­га. В иде­а­ле любовь – не про­сто про­цесс позна­ния, это – вос­хи­ще­ние от при­кос­но­ве­ния к тайне дру­го­го человека.

Но если мы гово­рим, что любовь – это про­цесс позна­ния, надо ого­во­рить­ся, что про­цесс этот не похож на науч­ное позна­ние. Ведь экс­пе­ри­мен­та­тор вме­ши­ва­ет­ся в объ­ект позна­ния: рас­смат­ри­ва­ет под мик­ро­ско­пом, нагре­ва­ет, рас­чле­ня­ет, под­вер­га­ет экс­тре­маль­ным испы­та­ни­ям, выяс­няя проч­ность и дру­гие свойства.

Лич­ность позна­ет­ся толь­ко в про­цес­се доб­ро­воль­но­го само­рас­кры­тия, точ­нее – в про­цес­се диа­ло­га, рав­но­го и сво­бод­но­го. В душу лич­ност­но зре­ло­го чело­ве­ка невоз­мож­но вторг­нуть­ся, заста­вить полю­бить или изме­нить мыс­ли и чувства.

«Как же невоз­мож­но? – спро­си­те вы. – По теле­ви­зо­ру гово­рят одно и то же, вот мы и начи­на­ем думать то, что нам навя­за­ли». Если вам навя­за­ли опре­де­лен­ные взгля­ды – зна­чит, вы незре­лая личность.

Итак, насто­я­щая любовь (не семеч­ко люб­ви, а пре­крас­ное дере­во, выра­щен­ное года­ми сов­мест­ной жиз­ни) под­ра­зу­ме­ва­ет бес­ко­неч­ное ува­же­ние, бес­ко­неч­ное дове­рие, бес­ко­неч­ную сво­бо­ду. Но этот вывод порож­да­ет вопросы.

При­мер.

– Какое дове­рие, если я знаю все сла­бо­сти сво­е­го мужа. Он очень ненадежный.

– А в чем он нена­деж­ный? Он может пре­дать, сде­лать под­лость, оста­вить вас?

– Нет, он в делах нена­деж­ный: обе­ща­ет, а потом не успевает.

– Но вы може­те дове­рить ему свою жизнь?

– Навер­ное, могу.

– Давай­те пред­ста­вим: вам пред­сто­ит слож­ная опе­ра­ция, есть опас­ность ослеп­нуть. Вы сомне­ва­е­тесь и спра­ши­ва­е­те мужа, он гово­рит: “Делай, не сомне­вай­ся”. Дела­ют опе­ра­цию, и вы ослеп­ли. Воз­ник­нет оби­да на мужа?

– Нет, это воля Божия, а не ошиб­ка мужа.

Это и есть бес­ко­неч­ное доверие.

Свой­ство люб­ви тако­во, что оно пре­вра­ща­ет дво­их в одно суще­ство. В кни­ге Бытия о семей­ной жиз­ни зву­чат такие сло­ва: Пото­му оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать свою и при­ле­пит­ся к жене сво­ей; и будут [два] одна плоть (Быт. 2:24).

Если поня­тие лич­но­сти рас­смат­ри­вать с хри­сти­ан­ских пози­ций, то высо­та лич­ност­но­го суще­ство­ва­ния рас­кры­ва­ет­ся толь­ко в любви.

СЕМЬЯ – БОЛЬШЕ, ЧЕМ ДВОЕ

Супру­же­ская любовь – толь­ко нача­ло семьи. Когда люб­ви мно­го, ею начи­на­ют делить­ся. Закон истин­ной люб­ви: чем боль­ше делишь­ся, тем боль­ше ее ста­но­вит­ся. Жела­ние иметь детей, готов­ность при­нять в семью новых чле­нов – напри­мер, усы­нов­ле­ние – при­зна­ки насто­я­щей хри­сти­ан­ской любви.

Семья рас­кры­ва­ет­ся во всей пол­но­те, когда пре­вра­ща­ет­ся в род. Тогда любовь про­яв­ля­ет­ся все­ми гра­ня­ми: любовь меж­ду супру­га­ми, любовь к малень­ким и без­за­щит­ным, любовь к стар­шим и опыт­ным, любовь к взрос­ле­ю­ще­му под­рост­ку. В роду любовь многообразна.

Иссле­до­ва­те­ли семьи гово­рят, что семья посте­пен­но дегра­ди­ру­ет. Рань­ше она была слов­но еди­ное дре­во, кото­рое соеди­ня­ло несколь­ко поко­ле­ний, в одном доме жило несколь­ко семей­ных пар: гла­ва семьи с супру­гой, сыно­вья с жена­ми, их дети, ста­ри­ки на покое. Если род раз­рас­тал­ся, он делил­ся на два дома. Такой ухо­дя­щий образ семьи запе­чат­лен в филь­ме «Боль­шая семья». В нача­ле 1950‑х, когда он сни­мал­ся, такие семьи уже были боль­шой редкостью.

После семьи-рода была нук­ле­ар­ная семья. В ее осно­ве ядро в виде одной семей­ной пары – муж-жена и его окру­же­ние: бабуш­ка, дедуш­ка, дети. Каж­дая новая семей­ная пара ста­ра­ет­ся отде­лить­ся и создать свою нук­ле­ар­ную семью. Хотя это шаг вниз, но здесь еще сохра­ня­ет­ся важ­ное поло­жи­тель­ное свой­ство: муж и жена обра­зу­ют неде­ли­мое ядро и оста­ют­ся еди­ной пло­тью на всю жизнь.

После нук­ле­ар­ной семьи появи­лась ато­ми­зи­ро­ван­ная семья. Все живут вме­сте, но толь­ко пото­му, что так удоб­нее вести хозяй­ство, либо удо­вле­тво­ря­ют­ся какие-то потреб­но­сти (в забо­те, обще­нии), но нет един­ства. Даль­ше – хуже: сей­час все чаще появ­ля­ют­ся непол­ные семьи. Сошлись, роди­ли, раз­бе­жа­лись. Мама и доч­ка – это семья? Нет, это облом­ки когда-то суще­ство­вав­шей любви.

Давай­те меч­тать о воз­рож­де­нии рода. А пока будем воз­рож­дать незыб­ле­мость семей­но­го ядра, когда двое ста­но­вят­ся еди­ной плотью.

ИЕРАРХИЯ СЕМЬИ

Иерар­хия семьи стро­ит­ся не по прин­ци­пу: «Кто тут у нас началь­ник, а кто раб?» Иерар­хия вырас­та­ет из раз­лич­ных функ­ций, кото­рые есть в семье. Семья – живой орга­низм, в кото­ром есть раз­ные части тела, и у каж­до­го своя зада­ча. Посмот­рим на чело­ве­че­ский орга­низм: голо­ва, туло­ви­ще, две руки, две ноги (как мини­мум шесть частей). Хотя ноги могут воз­му­тить­ся: «Поче­му мы ниже всех, хотим тоже быть голо­ва­ми». Что будет, если все шесте­ро ста­нут голо­ва­ми? Полу­чит­ся чуди­ще шестиглавое.

В семей­ном орга­низ­ме есть штат­ная еди­ни­ца: «гла­ва семьи». Это место обя­за­тель­но кто-то дол­жен занять, ибо тело без голо­вы дол­го не живет. Луч­ше, если эту долж­ность зай­мет мужчина.

Муж­чине Гос­подь дал логи­ку для стро­и­тель­ства надеж­но­го дома, жен­щине – инту­и­цию, что­бы луч­ше выстра­и­вать отно­ше­ния; муж­чине – жест­кую волю для защи­ты семьи, жен­щине – мяг­кость для домаш­не­го уюта; муж­чине – устой­чи­вость в стрес­се для несо­кру­ши­мо­сти, жен­щине – чут­кость в реше­нии житей­ских проблем.

Осо­бен­но­сти муж­ско­го и жен­ско­го нача­ла рас­кры­ва­ют­ся во всей пол­но­те и кра­со­те в семье. Муж­чи­на без семьи – логич­ный, жест­кий, мало­чув­стви­тель­ный – лег­ко пре­вра­тит­ся в бан­ди­та. Жен­щи­на без семьи – инту­и­тив­ная, мяг­кая, чув­стви­тель­ная – обре­че­на на гибель в наш жесто­кий век.

Мысль о том, что муж – гла­ва жене, – это не при­го­вор о жен­ском раб­стве, это гаран­тия защи­ты жены. Жена за мужем, как за камен­ной сте­ной, может вооб­ще ни о чем не думать. Что бы ни слу­чи­лось – за все отве­ча­ет муж, пусть он разбирается.

В алко­голь­ных семьях иерар­хия нару­ша­ет­ся чаще. При­чем раз­ру­ша­ет­ся осно­ва­тель­но и без­на­деж­но, посколь­ку воз­ни­ка­ет замкну­тый круг. Жен­щи­на зани­ма­ет место гла­вы семьи, пото­му что муж пьет, – и муж пьет, пото­му что жена – гене­рал в юбке. Кто дол­жен пер­вым менять поло­же­ние? Кто умней, тот и дол­жен исправляться.

ЭТАПЫ ВЗРОСЛЕНИЯ

Зада­ча роди­те­лей – под­нять и поста­вить детей на ноги. На раз­ных эта­пах роди­тель­ская любовь про­яв­ля­ет­ся по-раз­но­му. Прой­дем­ся мыс­лен­но по пери­о­дам жиз­ни так, как их обыч­но выде­ля­ет воз­раст­ная психология.

От рож­де­ния до трех лет. В этом воз­расте мла­ден­цы купа­ют­ся в роди­тель­ской люб­ви. У ребен­ка фор­ми­ру­ет­ся кар­ти­на мира, и эта кар­ти­на долж­на напол­нить­ся любо­вью. У ребен­ка фор­ми­ру­ет­ся дове­рие к миру, ощу­ще­ние сво­ей нуж­но­сти, уве­рен­ность, что он – неотъ­ем­ле­мая часть это­го боль­шо­го мира. Все, что про­ис­хо­дит с ним, вли­я­ет на все окружающее.

Так­же в этом воз­расте ребе­нок усва­и­ва­ет обра­зы муже­ствен­но­сти и жен­ствен­но­сти. Очень печаль­но, если папа веч­но лежит на диване, а спор­тив­ная, под­тя­ну­тая мама, с корот­кой стриж­кой и в крос­сов­ках, бега­ет по квар­ти­ре, лов­ко делая несколь­ко дел одновременно.

От четы­рех до семи. На этом эта­пе про­ис­хо­дит раз­де­ле­ние в вос­пи­та­нии маль­чи­ков и дево­чек. Вос­пи­та­ние маль­чи­ков с это­го воз­рас­та долж­но пере­хо­дить к отцам, а девоч­ки оста­ют­ся с мамой. Важ­но отме­тить, что веду­щая дея­тель­ность в этом воз­расте – игро­вая. Дошколь­ник осва­и­ва­ет мир через игры. Маль­чи­ки долж­ны играть в «вой­нуш­ку» и «масте­рил­ки», что­бы стать храб­ры­ми и уме­лы­ми. Девоч­ки пред­став­ля­ют себя пре­крас­ны­ми прин­цес­са­ми, фор­ми­руя чув­ство соб­ствен­но­го досто­ин­ства, а игра в «доч­ки-мате­ри» гото­вит к буду­ще­му материнству.

От семи до деся­ти. Млад­шие школь­ни­ки осва­и­ва­ют мир через зна­ния. Дети ходят в шко­лу и гото­вят­ся всту­пить во взрос­лую жизнь. Роди­тель­ская любовь выра­жа­ет­ся вдох­но­ве­ни­ем ребен­ка, уме­ни­ем заме­тить самые незна­чи­тель­ные успе­хи, радо­вать­ся им. Всех ста­вят на один школь­ный кон­вей­ер – а ведь дети все раз­ные, поэто­му так важ­но роди­те­лям видеть осо­бый замы­сел Божий о сво­ем ребенке.

Раз­ви­тие маль­чи­ков и дево­чек в эти годы раз­ное: девоч­ки, как пра­ви­ло, опе­ре­жа­ют маль­чи­ков на два года в пси­хо­ло­ги­че­ском раз­ви­тии, отли­ча­ют­ся и спо­со­бы усво­е­ния инфор­ма­ции. Очень важ­но это учи­ты­вать и не предъ­яв­лять к маль­чи­кам и девоч­кам оди­на­ко­вые требования.

От деся­ти до четыр­на­дца­ти. Сред­ние клас­сы отве­ча­ют на вопро­сы: «Кто я? Для чего я живу?» Отве­ты на них опре­де­лят жизнь чело­ве­ка. Это завер­ша­ю­щий этап фор­ми­ро­ва­ния лич­но­сти. Очень важ­но, что­бы роди­те­ли с поучи­тель­но­го тона пере­шли на дру­же­ский, на диалог.

Поучи­тель­ный тон – это моно­лог, направ­лен­ный от стар­ше­го к млад­ше­му. Диа­лог – дове­ри­тель­ный раз­го­вор меж­ду рав­ны­ми. В нем каж­дая лич­ность цен­на, ее важ­ность не зави­сит от возраста.

Если пере­строй­ки с моно­ло­га на диа­лог не про­изой­дет, насту­пит кри­зис пере­ход­но­го воз­рас­та. Дети, не най­дя обще­го язы­ка со взрос­лы­ми, сби­ва­ют­ся в куч­ки-тусов­ки и начи­на­ют общать­ся толь­ко в сво­ем кругу.

От пят­на­дца­ти и стар­ше. Стар­шие школь­ни­ки, успеш­но про­шед­шие пере­ход­ный 14-лет­ний воз­раст, реша­ют новую зада­чу: они ищут свое место во взрос­лой жиз­ни. Бол­тов­ня друг с дру­гом и вся­ко­го рода тусов­ки долж­ны закон­чить­ся, теперь моло­дые люди хотят реа­ли­зо­вать­ся в кон­крет­ном деле. Роди­тель­ская любовь про­яв­ля­ет­ся в дове­рии и помо­щи моло­дым, в под­держ­ке их начинаний.

Так раз­но­об­раз­но про­яв­ля­ю­ща­я­ся роди­тель­ская любовь помо­га­ет детям сфор­ми­ро­вать­ся как лич­но­стям, всту­пить во взрос­лую жизнь, сози­дать мир вокруг себя, всту­пить в брак и про­дол­жить род.

ГЛАВА 8. ГДЕ ИСКАТЬ ПОДДЕРЖКУ

ПРОТОИЕРЕЙ ИЛЬЯ ШУГАЕВ И ЕКАТЕРИНА САВИНА

ПОМОЩЬ ПРИХОДИТ ОТ ЛЮДЕЙ

В Еван­ге­лии есть такой рассказ:

Есть же в Иеру­са­ли­ме у Ове­чьих [ворот] купаль­ня, назы­ва­е­мая по-еврей­ски Вифез­да, при кото­рой было пять кры­тых ходов. В них лежа­ло вели­кое мно­же­ство боль­ных, сле­пых, хро­мых, иссох­ших, ожи­да­ю­щих дви­же­ния воды, ибо Ангел Гос­по­день по вре­ме­нам схо­дил в купаль­ню и воз­му­щал воду, и кто пер­вый вхо­дил [в нее] по воз­му­ще­нии воды, тот выздо­рав­ли­вал, какою бы ни был одер­жим болезнью.

Тут был чело­век, нахо­див­ший­ся в болез­ни трид­цать восемь лет. Иисус, уви­дев его лежа­ще­го и узнав, что он лежит уже дол­гое вре­мя, гово­рит ему: хочешь ли быть здо­ров? Боль­ной отве­чал Ему: так, Гос­по­ди; но не имею чело­ве­ка, кото­рый опу­стил бы меня в купаль­ню, когда воз­му­тит­ся вода; когда же я при­хо­жу, дру­гой уже схо­дит преж­де меня. Иисус гово­рит ему: встань, возь­ми постель твою и ходи. И он тот­час выздо­ро­вел, и взял постель свою и пошел (Ин. 5:2–9).

Бла­го­дать Божия все­гда была рядом с рас­слаб­лен­ным, но он никак не мог полу­чить ее, пото­му что не было чело­ве­ка, кото­рый помог бы ему дой­ти. Как часто для того, что­бы про­изо­шла встре­ча с Богом, сна­ча­ла долж­на состо­ять­ся встре­ча с людь­ми, кото­рые про­шли этот путь чуть раньше.

Где же близ­ким и зави­си­мым искать помо­щи человеческой?

Вспом­ним, что алко­го­лизм – это био-пси­хо-социо-духов­ное забо­ле­ва­ние. Поэто­му и помощь долж­на ока­зы­вать­ся разносторонняя.

ПОМОЩЬ ЗАВИСИМОМУ ЧЕЛОВЕКУ – ПОДЛИННАЯ И МНИМАЯ

Куда обра­щать­ся алко­го­ли­ку с телес­ны­ми болез­ня­ми, более-менее понят­но – преж­де все­го, к специалисту-наркологу.

Часто в нача­ле выздо­ров­ле­ния тре­бу­ет­ся меди­цин­ская помощь: для пре­ры­ва­ния запоя, про­фи­лак­ти­ки ослож­не­ний, облег­че­ния тяже­лой депрес­сии, под­держ­ки орга­низ­ма в пере­хо­де к здо­ро­вой жиз­ни. Если пить мно­го лет, орга­низм вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся уже не так хоро­шо и быст­ро, как поначалу.

Врач реша­ет очень важ­ную зада­чу: помо­га­ет орга­низ­му бла­го­по­луч­но пере­стро­ить­ся. Но врач не может помочь пере­стро­ить­ся душе, это совсем дру­гая зада­ча. Ее реша­ют пси­хо­ло­ги и кон­суль­тан­ты, уме­ю­щие под­дер­жать чело­ве­ка в нелег­ком тру­де изме­не­ния себя и сво­ей жиз­ни на пути к устой­чи­вой трезвости.

Это про­ис­хо­дит либо в ста­ци­о­нар­ных реа­би­ли­та­ци­он­ных цен­трах, либо посред­ством амбу­ла­тор­ных про­грамм. Сего­дня суще­ству­ют и госу­дар­ствен­ные, и част­ные реа­би­ли­та­ци­он­ные цен­тры, и нуж­но посо­ве­то­вать­ся со зна­ю­щим чело­ве­ком, что­бы сде­лать пра­виль­ный выбор. Помни­те: высо­кая цена не озна­ча­ет, что в этом цен­тре луч­ше помо­гут, – про­фес­си­о­наль­ная реа­би­ли­та­ция может сто­ить недо­ро­го или даже быть бесплатной.

Сле­ду­ет знать, что после про­хож­де­ния ста­ци­о­нар­но­го кур­са нуж­но обя­за­тель­но участ­во­вать в амбу­ла­тор­ной про­грам­ме, посе­щая заня­тия, пото­му что люди меня­ют­ся мед­лен­но, и надо помочь став­ше­му трез­вым алко­го­ли­ку укре­пить­ся в новой жизни.

Пере­чис­лим «мето­ды», кото­рые не годят­ся для выздо­ров­ле­ния от алко­го­лиз­ма. Не сто­ит тра­тить вре­мя и силы, не гово­ря уже о день­гах, на оче­вид­но бес­смыс­лен­ные и вред­ные пути.

• Любые новые лекар­ства не решат нашей про­бле­мы. Орга­низм, конеч­но, постра­дал, но глав­ные повре­жде­ния алко­го­ли­ка – в его душе. Душу таб­лет­ка­ми не лечат. Поэто­му если пред­ла­га­е­мое лече­ние опи­ра­ет­ся толь­ко на меди­ци­ну, тра­ди­ци­он­ную или нетра­ди­ци­он­ную, – это­го недостаточно.

• Заня­тия спор­том так­же не выле­чат алко­го­лизм. Спорт может попра­вить физи­че­ское здо­ро­вье, но сам по себе не при­ве­дет чело­ве­ка к Богу, а зна­чит, к пока­я­нию. Спорт – это хоро­шо, но недо­ста­точ­но для выздоровления.

• Ника­кие «восточ­ные», маги­че­ские, пси­хо­ло­ги­че­ские тех­ни­ки вро­де ней­ро­линг­ви­сти­че­ско­го про­грам­ми­ро­ва­ния (НЛП), коди­ро­ва­ния, и иные мето­ды мани­пу­ли­ро­ва­ния пси­хи­кой не обра­ща­ют чело­ве­ка к Богу и пото­му бес­силь­ны и очень вред­ны. Бес­силь­ны и пото­му, что пре­вра­ща­ют чело­ве­ка из субъ­ек­та в объ­ект имен­но тогда, когда тре­бу­ют­ся все душев­ные и духов­ные силы субъ­ек­та, лич­но­сти. О допу­сти­мых тех­ни­ках мы пого­во­рим далее.

Не сто­ит обма­ны­вать­ся обе­ща­ни­я­ми ком­мер­че­ских орга­ни­за­ций. Как они могут гаран­ти­ро­вать то, что Бог тво­рит в душе чело­ве­ка? Они могут бес­плат­но взять паци­ен­та на повтор­ный курс, если он сорвет­ся, но курс «по гаран­тии» будет крат­ким, и его сто­и­мость неяв­но вклю­че­на в пер­во­на­чаль­ное лече­ние. Есть так­же мно­же­ство усло­вий, при несо­блю­де­нии кото­рых гаран­тия пере­ста­ет дей­ство­вать, но вы узна­е­те об этом слиш­ком поздно.

Ком­мер­че­ские реа­би­ли­та­ци­он­ные цен­тры неред­ко пред­ла­га­ют допол­ни­тель­ную услу­гу: доро­го­сто­я­щие ана­ли­зы и про­це­ду­ры во вре­мя про­хож­де­ния кур­са лече­ния. Будь­те вни­ма­тель­ны: вы уве­ре­ны, что эта услу­га дей­стви­тель­но нуж­на? Луч­ше посо­ве­то­вать­ся с неза­ин­те­ре­со­ван­ным специалистом.

КОДИРОВАНИЕ

Ино­гда зави­си­мость настоль­ко пора­бо­ща­ет чело­ве­ка, что тре­бу­ет­ся допол­ни­тель­ная помощь, что­бы обре­сти трез­вость и спо­соб­ность ясно мыс­лить. Пери­од «искус­ствен­ной» трез­во­сти надо посвя­тить пере­осмыс­ле­нию жиз­ни, занять­ся пси­хо­ло­ги­че­ской и духов­ной работой.

Сре­ди мето­дов, кото­рые для это­го пред­ла­га­ют­ся, самый рас­про­стра­нен­ный – кодирование.

Под «коди­ро­ва­ни­ем» часто под­ра­зу­ме­ва­ют три раз­ные вещи:

1. Экс­тра­сен­сы. Обра­ще­ние к экс­тра­сен­сам ни в каком виде недо­пу­сти­мо. В луч­шем слу­чае вы попа­де­те на шар­ла­та­нов, кото­рые про­сто выужи­ва­ют из кли­ен­тов день­ги. В худ­шем мож­но серьез­но повре­дить душе обра­ще­ни­ем к нечи­стой силе. Хотя боль­шин­ство экс­тра­сен­сов гово­рят, что лечат свя­той водой, молит­ва­ми и помо­щью Божи­ей, это ложь. Никто не будет пред­ла­гать вам боч­ку дег­тя, но лож­ку дег­тя в боч­ку меда все­гда мож­но неза­мет­но добавить.

2. Меди­цин­ское вве­де­ние пре­па­ра­та-бло­ка­то­ра. Этот вид помо­щи вполне допу­стим при необ­хо­ди­мо­сти под­кре­пить сла­бую волю зави­си­мо­го. Но надо чет­ко пони­мать, что пре­па­рат не выле­чит душу, не испра­вит обще­ство вокруг, не решит духов­ные про­бле­мы. Про­сто все эти вопро­сы луч­ше решать на трез­вую голо­ву. Пре­па­рат дает вре­мен­ную трез­вость, и этот пери­од надо обя­за­тель­но исполь­зо­вать для рабо­ты по какой-нибудь программе.

3. Пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ское воз­дей­ствие (эмо­ци­о­наль­но-стрес­со­вая тера­пия). Этот вид помо­щи так­же воз­мо­жен. Но что­бы не столк­нуть­ся с недоб­ро­со­вест­ны­ми людь­ми, жела­тель­но про­ве­рить нали­чие лицен­зии на подоб­ную дея­тель­ность и собрать отзы­вы о кон­крет­ном спе­ци­а­ли­сте. Одним из при­зна­ков гра­мот­ной рабо­ты будет про­ве­де­ние с боль­ным моти­ви­ру­ю­щих под­го­то­ви­тель­ных бесед, а не разо­вая встреча.

ПОМОЩЬ СОЗАВИСИМОМУ

Соза­ви­си­мость – болезнь души, но часто стра­да­ет и тело. Близ­кие не долж­ны пре­не­бре­гать забо­той о здо­ро­вье. Они часто гово­рят: «Глав­ное – что­бы сын выле­чил­ся, а я что? Я потерп­лю». Жизнь с зави­си­мым чело­ве­ком изма­ты­ва­ет нерв­ную систе­му и про­во­ци­ру­ет мно­же­ство дру­гих забо­ле­ва­ний. Ино­гда род­ствен­ни­ки дохо­дят до пол­но­го нерв­но­го и физи­че­ско­го исто­ще­ния и нуж­да­ют­ся в помо­щи не мень­ше само­го страждущего.

Помо­гать лег­че, когда ты сам полон сил. Поэто­му род­ные обя­за­ны сле­дить за сво­им здо­ро­вьем, забо­тить­ся о себе, не жалеть вре­ме­ни и средств на обсле­до­ва­ние и лечение.

Помощь в реше­нии пси­хо­ло­ги­че­ских про­блем, конеч­но же, мож­но най­ти у пси­хо­ло­га. Сей­час мно­го цен­тров, где мож­но полу­чить плат­ную или бес­плат­ную кон­суль­та­цию пси­хо­ло­га. Толь­ко луч­ше выбрать спе­ци­а­ли­ста, зна­ко­мо­го со спе­ци­фи­кой жиз­ни зави­си­мой семьи. Совет свя­щен­ни­ка, осо­бен­но если он зна­ком с про­бле­мой соза­ви­си­мо­сти, так­же ока­жет серьез­ную помощь.

Одна­ко не надо путать совет свя­щен­ни­ка с таин­ством Испо­ве­ди. Про­ще­ние гре­хов на испо­ве­ди – от Бога, и неваж­но, какой свя­щен­ник испо­ве­ду­ет. Но сове­ту­ет свя­щен­ник от сво­е­го жиз­нен­но­го опы­та, поэто­му важ­но, что­бы он знал осо­бен­но­сти этой проблемы.

Вме­сте с тем основ­ная пси­хо­ло­ги­че­ская рабо­та про­ис­хо­дит не на при­е­ме у пси­хо­ло­га и не в бесе­де со свя­щен­ни­ком. Это важ­но, но, ско­рее, для кор­рек­ти­ров­ки выбран­но­го пути.

Душа соза­ви­си­мо­го род­ствен­ни­ка, как пра­ви­ло, от частой тре­во­ги пере­ста­ет чув­ство­вать боль, сжи­ма­ет­ся, оже­сто­ча­ет­ся, обес­си­ли­ва­ет­ся, напол­ня­ет­ся стра­ха­ми, неуве­рен­но­стью, чув­ством вины… Рас­пра­вить кры­лья, научить­ся дышать пол­ной гру­дью, без стра­ха взи­рать на про­бле­му невоз­мож­но во вре­мя разо­вых бесед или кон­суль­та­ций. Надо настра­и­вать­ся на серьез­ную кро­пот­ли­вую работу.

Основ­ная теку­щая рабо­та над пси­хо­ло­ги­че­ски­ми про­бле­ма­ми про­ис­хо­дит, как пра­ви­ло, в малых тера­пев­ти­че­ских груп­пах. Что это такое?

Малая тера­пев­ти­че­ская груп­па – это услов­ное назва­ние груп­пы, где созда­ет­ся бла­го­при­ят­ная обста­нов­ка для глу­бо­ко­го лич­ност­но­го обще­ния и реше­ния внут­рен­них про­блем чело­ве­ка. Груп­па стро­ит­ся на прин­ци­пе ува­же­ния и цен­но­сти лич­но­сти и, как живой орга­низм, чут­ко реа­ги­ру­ет и сопе­ре­жи­ва­ет каждому.

Как пра­ви­ло, в таких груп­пах есть люди, име­ю­щие опыт в реше­нии подоб­ных про­блем и гото­вые свой опыт пере­дать. Ведь наи­бо­лее эффек­тив­но может помочь тот, кто сам познал весь ужас жиз­ни в зави­си­мо­сти или рядом с зави­си­мым чело­ве­ком. В тера­пев­ти­че­ских груп­пах люди часто пони­ма­ют друг дру­га с полу­сло­ва. Реко­мен­да­ции дают­ся без над­мен­но­сти («мы и сами такие же») и навя­зы­ва­ния («я пол­го­да не мог­ла понять, что надо делать»), они выстра­да­ны и про­ве­ре­ны лич­ным опытом.

Обще­ние в груп­пе помо­га­ет чело­ве­ку разо­брать­ся в себе, в сво­их мыс­лях и чув­ствах, учит посте­пен­но менять нездо­ро­вые схе­мы поведения.

ПРОБЛЕМЫ ВОЦЕРКОВЛЕННЫХ СОЗАВИСИМЫХ, ЗАНИМАЮЩИХСЯ В ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ГРУППАХ

Осо­бо хочет­ся ска­зать о воцер­ко­в­лен­ных род­ствен­ни­ках зави­си­мо­го чело­ве­ка. Опыт пока­зы­ва­ет, что им труд­нее ходить на груп­пы, чем мало­цер­ков­ным или неве­ру­ю­щим. Веро­ят­но, это симп­том некой духов­ной болез­ни. Им хочет­ся, что­бы реше­ние про­блем при­шло «от батю­шек и свя­тых отцов», а не от каких-то «ере­ти­че­ских, про­те­стант­ских» про­грамм. Они не пони­ма­ют, что во вре­ме­на свя­тых отцов не сто­я­ли так ост­ро про­бле­мы алко­го­лиз­ма, не было и столь силь­ных иска­же­ний в семей­ных отношениях.

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст писал, что чело­век, как неуто­ми­мая пче­ла, дол­жен соби­рать муд­рость из раз­ных источ­ни­ков, посколь­ку Бог, как любя­щий Отец, всем людям, как Сво­им детям, изли­ва­ет Свою пре­муд­рость (Бесе­да 12‑я о ста­ту­ях). Поэто­му не надо спра­ши­вать: «Кто это ска­зал: пра­во­слав­ный? без­бож­ник? про­те­стант?» Ста­вить вопрос надо так: «Что нам ска­за­но: прав­да или ложь?»

Осно­ва­тель семей­ных клу­бов трез­во­сти Вла­ди­мир Удо­лин был ате­и­стом, как и Ген­на­дий Шич­ко, рабо­тав­ший над общей мето­ди­кой избав­ле­ния от вред­ной при­выч­ки, а 12-шаго­вые про­грам­мы появи­лись в про­те­стант­ской среде.

Полу­ча­ет­ся, что если что-то ска­зал неве­ру­ю­щий или про­те­стант, мы ста­но­вим­ся слов­но глу­хи­ми. Такой под­ход пред­став­ля­ет­ся ошибочным.

Дума­ет­ся, что имя этой болез­ни – недо­ста­ток сми­ре­ния. Понять это помо­га­ет извест­ный эпи­зод из Евангелия:

Итак слу­жи­те­ли воз­вра­ти­лись к пер­во­свя­щен­ни­кам и фари­се­ям, и сии ска­за­ли им: для чего вы не при­ве­ли Его? Слу­жи­те­ли отве­ча­ли: нико­гда чело­век не гово­рил так, как Этот Чело­век. Фари­сеи ска­за­ли им: неуже­ли и вы пре­льсти­лись? Уве­ро­вал ли в Него кто из началь­ни­ков, или из фари­се­ев? Но этот народ невеж­да в законе, про­клят он. Нико­дим, при­хо­див­ший к Нему ночью, будучи один из них, гово­рит им: судит ли закон наш чело­ве­ка, если преж­де не выслу­ша­ют его и не узна­ют, что он дела­ет? На это ска­за­ли ему: и ты не из Гали­леи ли? Рас­смот­ри и уви­дишь, что из Гали­леи не при­хо­дит про­рок. И разо­шлись все по домам (Ин. 7:45–53).

Сама Исти­на была рядом, но не была услы­ша­на, пото­му что «из Гали­леи не при­хо­дит пророк».

КУДА ОБРАТИТЬСЯ ЗА ПОМОЩЬЮ?

Инфор­ма­цию об избав­ле­нии от алко­го­лиз­ма в орга­ни­за­ци­ях Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви мож­но полу­чить на сай­те trezvoinfo.ru и по бес­плат­но­му теле­фо­ну: 8–800–775–36–26.

ШКОЛА ТРЕЗВОСТИ

Шко­ла трез­во­сти – фор­ма рабо­ты в при­ход­ском обще­стве трез­во­сти. Это цикл заня­тий (курс лек­ций или семи­на­ров) для фор­ми­ро­ва­ния и закреп­ле­ния моти­ва­ции к трез­вой жиз­ни. Шко­ла трез­во­сти – часть про­цес­са реа­би­ли­та­ции и наи­бо­лее эффек­тив­ная фор­ма помо­щи страж­ду­щим, в том чис­ле и тем, кто уже при­бе­гал к раз­лич­ным мето­дам лече­ния и коди­ро­ва­ния, но до сих пор не смог изба­вить­ся от зави­си­мо­сти или убе­речь от нее сво­их близ­ких. Слу­ша­те­ли кур­са утвер­жда­ют­ся в трез­во­сти, обре­тая ее для себя как лич­ную нрав­ствен­ную цен­ность, осва­и­ва­ют спе­ци­аль­ные зна­ния, опыт цер­ков­ной и духов­ной жизни.

Заня­тия двух­не­дель­но­го кур­са про­хо­дят еже­днев­но в вечер­нее вре­мя. Подроб­нее о Шко­ле мож­но про­честь на сай­тах тех хра­мов, где идут такие заня­тия, или на сай­те Иоан­но-Пред­те­чен­ско­го брат­ства «Трез­ве­ние» trezvoinfo.ru. В При­ло­же­нии к нашей кни­ге при­ве­ден спи­сок Школ трез­ве­ния по регионам.

Учить­ся в Шко­лу при­хо­дят те, кто нахо­дит­ся в какой-либо зави­си­мо­сти, осо­знал ее и ищет пути избав­ле­ния. Сре­ди уче­ни­ков быва­ют и близ­кие или род­ствен­ни­ки тех, кто стра­да­ет от какой-либо зави­си­мо­сти. Есть и те, кто хотел бы потру­дить­ся на попри­ще трез­вен­но­го про­све­ще­ния, воз­рож­дая в стране доб­рые тра­ди­ции трезвости.

По окон­ча­нии кур­са все жела­ю­щие могут при­нять обет трез­во­сти (см. гла­ву «Духов­ная помощь»).

Подроб­нее об орга­ни­за­ции рабо­ты при­ход­ско­го обще­ства трез­во­сти мож­но узнать из книг:

• Свя­щен­ник Игорь Бачи­нин «Как орга­ни­зо­вать обще­ство трез­во­сти на приходе».

• Е. Б. Саво­стья­но­ва «Груп­па трез­во­сти при хра­ме: руко­вод­ство для ведущего».

Обе кни­ги мож­но бес­плат­но ска­чать на сай­те «Диа­ко­ния» в раз­де­ле «Мето­ди­ки»: http://www.diaconia.ru/books

КОНЦЕПЦИЯ ШИЧКО

В кон­це совет­ско­го пери­о­да, когда алко­голь­ная угро­за все боль­ше надви­га­лась на наше обще­ство, кан­ди­дат био­ло­ги­че­ских наук, физио­лог Ген­на­дий Андре­евич Шич­ко раз­ра­бо­тал ори­ги­наль­ный под­ход в избав­ле­нии от алко­го­лиз­ма. Иссле­дуя воз­дей­ствие сло­ва на чело­ве­ка, Г. А. Шич­ко при­шел к выво­ду, что алко­голь­ная зави­си­мость явля­ет­ся преж­де все­го болез­нью созна­ния, что ребе­нок еще с дет­ства в про­цес­се соци­а­ли­за­ции усва­и­ва­ет алко­голь­ную запрограммированность.

На уро­ках трез­во­сти зави­си­мые полу­ча­ют новую инфор­ма­цию, кото­рая поз­во­ля­ет им пере­осмыс­лить свое пове­де­ние и изба­вить­ся от нега­тив­ных про­грамм. Еже­днев­ное веде­ние днев­ни­ка и сочи­не­ния помо­га­ют вер­нуть изна­чаль­но зало­жен­ную в каж­дом чело­ве­ке уста­нов­ку на трез­вость. После 10-днев­но­го интен­сив­но­го кур­са обу­че­ния паци­ен­ты про­хо­дят под­дер­жи­ва­ю­щую тера­пию, про­дол­жа­ют вести днев­ни­ки и обща­ют­ся на еже­не­дель­ных собраниях.

Под­ход Шич­ко осно­ван исклю­чи­тель­но на доб­ро­воль­ном лич­ном жела­нии изба­вить­ся от зави­си­мо­сти, – в про­тив­ном слу­чае лече­ние будет бессмысленно.

Изна­чаль­но кон­цеп­ция Шич­ко была свет­ской, но после воз­рож­де­ния трез­вен­но­го дви­же­ния внут­ри Церк­ви при­ня­та и исполь­зу­ет­ся мно­ги­ми при­ход­ски­ми обще­ства­ми трез­во­сти. Мож­но ска­зать, что она про­шла свое­об­раз­ное «воцер­ко­в­ле­ние»: осмыс­ле­на и допол­не­на аске­ти­че­ским уче­ни­ем свя­тых отцов.

По окон­ча­нии кур­са жела­ю­щие могут при­нять обет трезвости.

Инфор­ма­цию об избав­ле­нии от алко­го­лиз­ма в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви мож­но полу­чить на сай­те trezvoinfo.ru, а так­же в груп­пе Татья­ны Кли­мен­ко в сети «ВКон­так­те» – рас­сыл­ка «Сою­за борь­бы за народ­ную трез­вость»2.

СЕМЕЙНЫЕ КЛУБЫ ТРЕЗВОСТИ

В 1964 году в Юго­сла­вии про­фес­сор Вла­ди­мир Удо­лин создал пер­вый семей­ный клуб трез­во­сти. Он счи­тал алко­го­лизм не болез­нью, а пато­ло­ги­че­ской моде­лью пове­де­ния. Дея­тель­ность клу­бов направ­ле­на на изме­не­ние обра­за жиз­ни его чле­нов и про­хо­дит в фор­ме еже­не­дель­ных собра­ний, на кото­рых каж­дый может поде­лить­ся сво­и­ми про­бле­ма­ми, мыс­ля­ми, пере­жи­ва­ни­я­ми. Спе­ци­аль­но обу­чен­ный веду­щий помо­га­ет пра­виль­но­му обще­нию меж­ду участ­ни­ка­ми группы.

В Рос­сии пер­вый семей­ный клуб трез­во­сти был создан про­то­и­е­ре­ем Алек­си­ем Бабу­ри­ным в 1992 году. На рос­сий­ской поч­ве метод был изме­нен и переосмыслен.

Раз в неде­лю чле­ны СКТ соби­ра­ют­ся на двух­ча­со­вые бесе­ды, постро­ен­ные по прин­ци­пу духов­но ори­ен­ти­ро­ван­но­го диа­ло­га. Как научить­ся радо­вать­ся жиз­ни без спирт­но­го и справ­лять­ся со стрес­сом; мож­но ли пить без­ал­ко­голь­ное пиво; как отка­зать­ся от выпив­ки на кор­по­ра­тив­ной вече­рин­ке; что делать, если нет силы воли, – вот неко­то­рые из тем, обсуж­да­е­мых на встречах.

Узнать о семей­ных клу­бах трез­во­сти мож­но на сай­те Меж­ре­ги­о­наль­но­го обще­ствен­но­го дви­же­ния в под­держ­ку Семей­ных клу­бов трез­во­сти: modskt.ru

«АНОНИМНЫЕ АЛКОГОЛИКИ» И «АЛ-АНОН»

На Запа­де поиск реше­ния про­бле­мы алко­го­ли­за­ции начал­ся при­мер­но на 20–30 лет рань­ше, чем в Рос­сии. Мы можем поль­зо­вать­ся этим опы­том, пере­осмыс­ляя его и при­спо­саб­ли­вая к рос­сий­ско­му мен­та­ли­те­ту. Опыт неко­то­рых хра­мов пока­зы­ва­ет, что наи­луч­шие резуль­та­ты быва­ют там, где на при­хо­де дей­ству­ет и при­ход­ское брат­ство трез­во­сти, и груп­па «Ано­ним­ных Алко­го­ли­ков» (АА).

Мно­гие люди, к сожа­ле­нию, не гото­вы полу­чать помощь в пра­во­слав­ных хра­мах и орга­ни­за­ци­ях. Для них может ока­зать­ся доступ­ной про­грам­ма «12 шагов». Она постро­е­на на еван­гель­ском пони­ма­нии того, что душу лечит обра­ще­ние к Богу, и при этом тре­бу­ет­ся менять всю свою жизнь, а не толь­ко избав­лять­ся от пагуб­но­го при­стра­стия. Часто резуль­та­том рабо­ты по про­грам­ме ста­но­вит­ся при­ход алко­го­ли­ка к вере и в Цер­ковь. Сай­ты АА: www.aarus.ru (по Рос­сии) и aamos.ru (для Моск­вы и Мос­ков­ской области).

Парал­лель­но с сооб­ще­ством «Ано­ним­ных Алко­го­ли­ков» суще­ству­ет сооб­ще­ство для дру­зей и род­ствен­ни­ков зави­си­мых – «Ал-Анон», а так­же «Ала­тин» – содру­же­ство под­рост­ков, име­ю­щих пью­щих роди­те­лей. Они так­же рабо­та­ют по 12-шаго­вой про­грам­ме. Их сайт: al-anon.ucoz.ru

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ РАБОТА

Заня­тия с пси­хо­ло­гом в фор­ма­те «один на один» могут быть очень полез­ны как допол­не­ние к груп­по­вым заня­ти­ям. Одна­ко толь­ко их будет недо­ста­точ­но, пото­му что пси­хо­лог, даже если име­ет лич­ный опыт пре­одо­ле­ния зави­си­мо­сти, – все­го лишь чело­век. У него одно­го не хва­тит сил для борь­бы про­тив зави­си­мо­сти, гре­ха, стра­сти – а мы хоро­шо зна­ем, как малы были наши силы в одиночку.

Мето­ды с при­ме­не­ни­ем наси­лия в такой рабо­те не при­ем­ле­мы. Наси­лие не может при­ве­сти чело­ве­ка к выздо­ров­ле­нию. Даже осу­ществ­лен­ное с бла­ги­ми наме­ре­ни­я­ми, оно вызы­ва­ет такое сопро­тив­ле­ние, что рас­счи­ты­вать на пока­ян­ный про­цесс, а зна­чит, на глу­бин­ные пере­ме­ны, не приходится.

Если алко­го­лик, насиль­но поме­щен­ный в закры­тый реа­би­ли­та­ци­он­ный центр, все же взял­ся выздо­рав­ли­вать, это не зна­чит, что с ним посту­пи­ли пра­виль­но. Как веру­ю­щие люди, мы зна­ем, что для дости­же­ния цели не все сред­ства хороши.

Орга­ни­за­ции и мето­ды помо­щи зависимым:

• при­ход­ские Шко­лы трезвости;

• метод Шичко;

• семей­ные клу­бы трезвости;

• груп­пы само­по­мо­щи по 12-шаго­вой про­грам­ме «Ано­ним­ные Алко­го­ли­ки» и «Ал-Анон»;

• инди­ви­ду­аль­ная рабо­та с психологом;

• духов­ная помощь (цер­ков­ные таин­ства, молеб­ны, молит­вы, обет трезвости).

ПОМОЩЬ ДУХОВНАЯ

Осо­бо надо ска­зать о прак­ти­ке обе­та трез­во­сти, при­ня­той во мно­гих цер­ков­ных обще­ствах трез­во­сти. Когда стра­да­ю­щий алко­го­лиз­мом чело­век дает зарок не пить – «обет трез­во­сти» – это серьез­ный шаг, по сути – рубеж на пути выздоровления.

Обет сто­ит давать толь­ко в том слу­чае, когда ему пред­ше­ству­ет про­дол­жи­тель­ная трез­вость и рабо­та со свя­щен­ни­ком, цер­ков­ная жизнь в таин­ствах, если чело­век про­шел опре­де­лен­ный духов­ный путь, кото­рый даст ему воз­мож­ность обе­щать Богу трез­вость. Это, несо­мнен­но, запрос на чудо, и Бог совер­ша­ет чуде­са, о них допод­лин­но известно.

Если же обет трез­во­сти дает­ся чело­ве­ком без пред­ва­ри­тель­ной под­го­тов­ки, если это для него сво­е­го рода маги­че­ский обряд, в кото­ром некая Сила будет делать за него то, что он не может сде­лать сам, – это опас­ное искушение.

Такой обет чело­век, ско­рее все­го, нару­шит, и послед­ствия это­го будут раз­ру­ши­тель­ны для его души. Он может отча­ять­ся или обес­це­нить помощь Бога в сво­ей жизни.

До рево­лю­ции обет трез­во­сти был одним из глав­ных мето­дов помо­щи страж­ду­щим. Посколь­ку люди были более рели­ги­оз­ны­ми, обе­ща­ние, дан­ное перед Богом, само по себе было боль­шой пси­хо­ло­ги­че­ской и духов­ной помо­щью. Обет трез­во­сти обыч­но давал­ся на один год, но мог давать­ся и на дру­гие сро­ки, в том чис­ле и на всю жизнь – в зави­си­мо­сти от реши­мо­сти человека.

Сей­час к при­ня­тию обе­та людей надо гото­вить. Часто обет трез­во­сти при­ни­ма­ют после про­хож­де­ния уро­ков по избав­ле­нию от зави­си­мо­сти по мето­ду Шич­ко или заня­тий в семей­ном клу­бе трез­во­сти. Это гото­вит чело­ве­ка и дает под­держ­ку после при­ня­тия обе­та, посколь­ку дает воз­мож­ность общать­ся с единомышленниками.

Обет трез­во­сти при­ни­ма­ют не толь­ко страж­ду­щие, но и их род­ствен­ни­ки, а так­же спе­ци­а­ли­сты, рабо­та­ю­щие с зави­си­мы­ми, что­бы созда­вать бла­го­при­ят­ную реа­би­ли­та­ци­он­ную сре­ду. Ино­гда обет при­ни­ма­ют роди­те­ли ради вос­пи­та­ния детей в здо­ро­вой обстановке.

Обще­ние с людь­ми трез­вы­ми дает серьез­ную помощь в духов­ной жиз­ни. Если при хра­ме дей­ству­ет обще­ство трез­во­сти, там совер­ша­ет­ся еже­не­дель­ная молит­ва о страж­ду­щих – чита­ет­ся ака­фист перед ико­ной Божи­ей Мате­ри «Неупи­ва­е­мая Чаша», быва­ют чае­пи­тия, бесе­ды. Такой ака­фист – молит­вен­ная помощь зави­си­мым и их близ­ким, обще­ние и вза­им­ная поддержка.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

ЕКАТЕРИНА САВИНА

ИСТОРИЯ ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ

Ана­то­лий болен алко­го­лиз­мом. Женат, рас­тет доч­ка. Пода­вал боль­шие надеж­ды на рабо­те, очень дру­жил с сест­рой. После смер­ти отца стал опо­рой для матери.

И вот – в тяже­лой депрес­сии. Нигде не рабо­та­ет, пото­му что пьет запо­я­ми, потом, быва­ет, везут в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ни­цу. Жена живет сво­ей жиз­нью, зани­ма­ет­ся под­рас­та­ю­щей доч­кой. Толя для жены – как мебель: ста­рая, но пусть пока сто­ит. Он дума­ет о смер­ти, пото­му что счи­та­ет, что жизнь кон­чи­лась, – но не гово­рит об этом, а то в боль­ни­це оста­вят. Толя при­шел спро­сить: может ли он как-то пере­стать пить?

…Про­шло два меся­ца. Трезв, пото­му что пошел в амбу­ла­тор­ный реа­би­ли­та­ци­он­ный центр. Уви­дел воочию раз­ру­ше­ния в жиз­ни и ужас­нул­ся. Пишет зада­ния, рабо­та­ет в груп­пе, вече­ром ходит на собра­ния выздо­рав­ли­ва­ю­щих алко­го­ли­ков. Пьет таб­лет­ки, без них не справ­ля­ет­ся с депрес­си­ей; оди­нок, недо­вер­чив и рас­те­рян. Защи­ща­ет свое пра­во не верить в Бога. Но уди­ви­тель­но: трезв!

Три меся­ца спу­стя: депрес­сия отсту­пи­ла. Ходит на под­дер­жи­ва­ю­щую про­грам­му, сер­деч­но дру­жит с ребя­та­ми отту­да, один из них – моло­дой. Ана­то­лий сам удив­ля­ет­ся: рань­ше бы воз­нес­ся над ним, а теперь дру­жит. Зани­ма­ет­ся доч­кой, водит ее на каток, раз­го­ва­ри­ва­ют часа­ми. С женой – ника­ких отно­ше­ний. Чужой.

Уви­дел, что жизнь уди­ви­тель­но изме­ни­лась. Бла­го­да­рит спе­ци­а­ли­стов и това­ри­щей, но пони­ма­ет, что не толь­ко они ему помо­га­ют. Стал искать Бога, видеть Его при­сут­ствие в сво­ей жиз­ни. Пошел на пра­во­слав­ный семи­нар для алко­го­ли­ков, что­бы понять: кто Он? Спо­рил, отста­и­вал свое пра­во идти к вере мед­лен­но. Но никто и не торопил.

У Ана­то­лия 9 меся­цев трез­во­сти. Дру­жит с доч­кой – она бежит к нему, когда он воз­вра­ща­ет­ся домой. Ходит на семи­нар и в храм. Впер­вые испо­ве­дал­ся и при­ча­стил­ся. В нем идет глу­бо­кий пока­ян­ный про­цесс. Позво­ни­ли дру­зья: рабо­тать пой­дешь? Обра­до­вал­ся и вклю­чил­ся в рабо­ту, горы готов сдви­нуть! Но пони­ма­ет: нель­зя толь­ко рабо­тать, надо под­дер­жи­вать выздо­ров­ле­ние, ина­че все рухнет.

Про­дол­жа­ет ходить на собра­ния, помо­га­ет нович­кам, и это, в свою оче­редь, под­дер­жи­ва­ет его выздоровление.

Глав­ное – пом­нить, что от преж­ней жиз­ни отде­ля­ет один гло­ток, и неваж­но, како­го алко­го­ля. Дело не толь­ко в том, что­бы не пить, – нуж­но выстро­ить жизнь в трез­во­сти, инте­рес­ную и радост­ную. Она сто­ит боль­ше, чем один ста­кан, и жаль ее терять.

11 меся­цев трез­во­сти. Гото­вил­ся отпразд­но­вать год чистой жиз­ни, и тут умер­ла мама. Сра­зу при­шел в центр: помо­ги­те пере­жить. Пере­жи­ва­ли все вме­сте – и сотруд­ни­ки, и това­ри­щи по выздо­ров­ле­нию. Пере­нес утра­ту как взрос­лый чело­век, молил­ся за маму изо всех сил и толь­ко тут по-насто­я­ще­му понял, что без Бога – нику­да. Не пил, и не хоте­лось. Потом бла­го­да­рил всех, кто помо­гал; ребя­та ста­ли еще креп­че дру­жить и пони­мать друг дру­га. Когда настал год трез­во­сти, радо­вал­ся и бла­го­да­рил Бога.

И про­дол­жа­ет выздоравливать.

ЛИТЕРАТУРА

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ДЛЯ ЗАВИСИМЫХ И СОЗАВИСИМЫХ

Анто­ний (Блюм), митр. Сурож­ский. Брак и семья. – Киев: Про­лог, 2004.

Анто­ний (Блюм), митр. Сурож­ский. Об испо­ве­ди. – М.: Дом надеж­ды, 2007.

Бит­ти Мело­ди. Алко­голь в семье или пре­одо­ле­ние соза­ви­си­мо­сти. – М.: Физ­куль­ту­ра и спорт, 1997.

Джон­сон Вер­нон. Как заста­вить нар­ко­ма­на или алко­го­ли­ка лечить­ся: метод убеж­де­ния. – М.: 2000.

Зай­цев С. Н. Мой алко­го­лизм: Само­учи­тель отка­за от алко­го­ля. – Н. Нов­го­род, 2004. – Сер. «Зер­ка­ло».

Зай­цев С. Н. Соза­ви­си­мость – уме­ние любить: Посо­бие для род­ных и близ­ких нар­ко­ма­на, алко­го­ли­ка. – Н. Нов­го­род, 2004. – Сер. «Зер­ка­ло».

Кур­туа Гастон. Искус­ство вос­пи­та­ния детей наше­го вре­ме­ни. – М.: Paoline, 2001.

Лит­ви­нен­ко Кон­стан­тин и София. Отку­да воз­ни­ка­ют внут­рен­ние про­бле­мы и как их пре­одо­леть? – Ива­но­во: Свет Пра­во­сла­вия, 2005.

Лью­ис К. С. Пись­ма Бала­му­та. Любовь. Стра­да­ние. Надеж­да. Чудо. – Собра­ние сочи­не­ний. М.: «Биб­лия для всех», 2000.

Мос­ка­лен­ко В. Д. Жена боль­но­го алко­го­лиз­мом: шко­ла выжи­ва­ния. – М.: РАОЗ, 2002.

Мос­ка­лен­ко В. Д. Зави­си­мость: семей­ная болезнь. – М.: Инсти­тут кон­суль­ти­ро­ва­ния и систем­ных реше­ний, 2014.

Про­стые бесе­ды о нрав­ствен­но­сти. – Колом­на: Свя­то-Тро­иц­кий Ново-Голутвин мона­стырь, 1994.

Про­стые бесе­ды о стра­стях. – Колом­на: Свя­то-Тро­иц­кий Ново-Голутвин мона­стырь, 2005.

Сави­на Е. А. Азбу­ка выздо­ров­ле­ния. – М., 2014.

Сави­на Е. А. Воз­вра­ще­ние Кая (2‑е изда­ние). – М.: Леп­та, 2015.

Сави­на Е. А. Духов­ной жаж­дою томим (2‑е изда­ние). – М.: Леп­та, 2015.

Сави­на Е. А. Я люб­лю его. Мамам и женам алко­го­ли­ков и нар­ко­ма­нов (2‑е изда­ние). – М.: Леп­та, 2015.

Фло­рен­ская Т. А. Мир дома тво­е­го. Чело­век в реше­нии жиз­нен­ных про­блем. – М.: Рус­ский хро­но­граф, 2004.

Форд Бет­ти, Чей­ни Крис. Бет­ти: счаст­ли­вое про­буж­де­ние. – Л.: Лен­из­дат, 1991.

Цикл радио­бе­сед Ека­те­ри­ны Сави­ной. См.: сайт реа­би­ли­та­ци­он­но­го цен­тра «Зеб­ра» (инфор­ма­ци­он­ный ресурс). URL: zebra-center.ru (дата обра­ще­ния: 20.10.2017).

ПОСОБИЯ В ПОМОЩЬ ПРИХОДСКОМУ ОБЩЕСТВУ ТРЕЗВОСТИ

Если в хра­ме нет обще­ства трез­во­сти, но есть ини­ци­а­тив­ные люди, гото­вые занять­ся трез­вен­ным про­све­ще­ни­ем, им помо­гут кни­ги из серии «Азбу­ка мило­сер­дия» Сино­даль­но­го отде­ла по цер­ков­ной бла­го­тво­ри­тель­но­сти и соци­аль­но­му служению:

Свя­щен­ник Игорь Бачи­нин. Как орга­ни­зо­вать обще­ство трез­во­сти на при­хо­де. – М.: Леп­та Кни­га, 2013. Прак­ти­че­ское руко­вод­ство по орга­ни­за­ции помо­щи зави­си­мым от алко­го­ля и нар­ко­ти­ков. Под­го­тов­ле­но на осно­ве прак­ти­ки при­ход­ских обществ трез­во­сти доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии и 15-лет­ней рабо­ты обще­ства «Трез­ве­ние» при Ново-Тих­вин­ском жен­ском мона­сты­ре г. Екатеринбурга.

Саво­стья­но­ва Е. Б. Груп­па трез­во­сти при хра­ме: руко­вод­ство для веду­ще­го. – М.: Леп­та Кни­га, 2013. Кни­га о том, как создать при хра­ме «груп­пу диа­ло­га» для помо­щи боль­ным алко­го­лиз­мом и их род­ным. В посо­бии шаг за шагом, с боль­шим коли­че­ством при­ме­ров рас­ска­зы­ва­ет­ся о началь­ном эта­пе созда­ния груп­пы, прин­ци­пах рабо­ты, ходе заня­тий, воз­мож­ных труд­но­стях и т. д.

Обе кни­ги мож­но бес­плат­но ска­чать на сай­те «Диа­ко­ния» в раз­де­ле «Мето­ди­ки»: http://www.diaconia.ru/books

ПРИЛОЖЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

СИМПТОМЫ АЛКОГОЛИЗМА

По мате­ри­а­лам кни­ги С. Н. Зай­це­ва «Мой алкоголизм»

Все­мир­ная орга­ни­за­ция здра­во­охра­не­ния пред­ла­га­ет совер­шен­но чет­кие кри­те­рии это­го состо­я­ния. Суще­ству­ет такое пра­ви­ло: врач, для того что­бы обос­но­вать диа­гноз алко­голь­ной болез­ни, дол­жен ука­зать не менее трех симп­то­мов, трех при­зна­ков это­го недуга.

Зло­упо­треб­ле­ние – частое упо­треб­ле­ние боль­ших доз алко­го­ля. Частое – это два раза в месяц и чаще, а боль­шие дозы – это 300 г вод­ки и больше.

Запой. При алко­го­лиз­ме реак­ция орга­низ­ма на алко­голь меня­ет­ся. При при­е­ме спирт­но­го на вто­рой день отме­ча­ет­ся улуч­ше­ние, а не ухуд­ше­ние само­чув­ствия. Пусть не пол­но­стью, на корот­кое вре­мя, но улуч­ше­ние. Поэто­му в пер­вой поло­вине пер­вой ста­дии алко­голь чаще упо­треб­ля­ют под­ряд 2–3 дня, во вто­рой поло­вине пер­вой ста­дии запои уве­ли­чи­ва­ют­ся от трех дней до неде­ли, и, нако­нец, на вто­рой ста­дии запои обыч­но доль­ше недели.

Экс­цес­сы. При экс­цес­сах алко­голь упо­треб­ля­ют под­ряд несколь­ко дней, но толь­ко по вече­рам… Экс­цес­сы свы­ше 3 дней сле­ду­ет рас­смат­ри­вать как симп­том алко­голь­ной болезни.

Коли­че­ство алко­голь­ных дней в меся­це. До сере­ди­ны пер­вой ста­дии коли­че­ство трез­вых дней в меся­це пре­об­ла­да­ет над коли­че­ством алко­голь­ных, а с сере­ди­ны пер­вой ста­дии соот­но­ше­ние обрат­ное – алко­голь­ных дней боль­ше, чем трез­вых. Алко­голь­ным день счи­та­ет­ся при любом упо­треб­ле­нии спирт­но­го. Даже если выпит ста­кан пива без при­зна­ков опья­не­ния – это уже алко­голь­ный день.

Утра­та коли­че­ствен­но­го кон­тро­ля на пер­вой ста­дии про­ис­хо­дит частич­но. Это зна­чит, что 1–5 раз алко­го­лик смо­жет выпить немно­го – рюм­ку или бутыл­ку пива, но на 3, 5, 10‑й раз обя­за­тель­но выпьет так мно­го и тяже­ло, что наут­ро сам пожа­ле­ет: «И зачем я так напил­ся, ведь мож­но было выпить немно­го и не болеть». Нет, это ста­ло невоз­мож­ным, это утра­та коли­че­ствен­но­го кон­тро­ля – симп­том алко­голь­ной болез­ни. До сере­ди­ны пер­вой ста­дии чаще выпи­ва­ют, управ­ляя про­цес­сом, то есть упо­треб­ляя дозу менее 300 г вод­ки в сут­ки (250 г для жен­щин), реже про­ис­хо­дит поте­ря кон­тро­ля – 300 г вод­ки и боль­ше. К кон­цу пер­вой ста­дии соот­но­ше­ние ста­но­вит­ся обрат­ным (за послед­ние 6 месяцев).

На вто­рой ста­дии болез­ни управ­ле­ние коли­че­ством выпи­то­го утра­чи­ва­ет­ся пол­но­стью: сколь­ко есть денег в кар­мане, столь­ко будет пить, пока все день­ги не про­са­дит. Сколь­ко есть вод­ки на сто­ле, столь­ко и будет пить, пока под этот стол не упа­дет. Даже если день­ги в кар­мане чужие или казен­ные, даже если из кас­сы или из обо­ро­та – все пой­дет на про­пой, до послед­ней копейки.

Утра­та ситу­а­ци­он­но­го кон­тро­ля. При алко­голь­ной болез­ни начи­на­ют выпи­вать без вся­ко­го пово­да – ни дня рож­де­ния, ни Ново­го года. В непод­хо­дя­щее вре­мя и в непод­хо­дя­щем месте. Чело­век пьет даже тогда, когда ситу­а­ция к это­му не рас­по­ла­га­ет. Напри­мер, в гряз­ном запле­ван­ном подъ­ез­де, на ули­це, на рабо­чем месте, где может началь­ник засту­кать или пред­сто­ит рабо­та со сред­ства­ми повы­шен­ной опас­но­сти. На пер­вой ста­дии кон­троль утра­чи­ва­ет­ся частич­но. А на вто­рой – полностью.

Похмель­ный син­дром.

Утра­чи­ва­ет­ся каче­ствен­ный кон­троль и начи­на­ют пить все, что горит: стек­ло­очи­сти­тель, поли­ту­ру, оде­ко­лон и дру­гие сур­ро­га­ты алкоголя.

Алко­голь­ные амне­зии – про­ва­лы памя­ти на фоне опья­не­ния. Симп­том, харак­тер­ный толь­ко для алко­голь­ной болез­ни. Ни при каких дру­гих забо­ле­ва­ни­ях тако­го при­зна­ка не быва­ет. Он необя­за­тель­ный, его может и не быть. Но если он есть, то по одно­му это­му симп­то­му мож­но уве­рен­но ста­вить диа­гноз хро­ни­че­ско­го алкоголизма.

В семье появ­ля­ют­ся пер­вые кон­флик­ты из-за выпив­ки. Но при пере­хо­де из пер­вой во вто­рую ста­дию алко­голь­ной болез­ни кон­флик­ты нарас­та­ют и семья неиз­беж­но, зако­но­мер­но рас­па­да­ет­ся. Раз­рыв отно­ше­ний с женой при пере­хо­де во вто­рую ста­дию – это один из зако­нов, по кото­рым про­те­ка­ет алко­го­лизм. Род­ствен­ни­ки отка­зы­ва­ют­ся от чело­ве­ка немно­го поз­же, к сере­дине вто­рой стадии.

Про­бле­мы на рабо­те – появ­ле­ние на рабо­чем месте в нетрез­вом виде, про­гу­лы из-за похме­лья и дру­гие. Один из зако­нов, по кото­рым раз­ви­ва­ет­ся болезнь, таков, что при пере­хо­де из пер­вой во вто­рую ста­дию алко­голь­ной зави­си­мо­сти чело­век неиз­беж­но, сто­про­цент­но теря­ет рабо­ту. Даже если началь­ник близ­кий род­ствен­ник или друг дет­ства. В пер­вой поло­вине вто­рой ста­дии чело­век меня­ет места рабо­ты, с сере­ди­ны вто­рой ста­дии чело­век уже нигде не работает.

Раз­ру­ше­ние пси­хи­ки. Эмо­ци­о­наль­ная сфе­ра раз­ру­ша­ет­ся в первую оче­редь. Про­яв­ля­ет­ся это изме­не­ни­я­ми настро­е­ния и эмо­ций. Во вто­рой поло­вине пер­вой ста­дии нерв­ная систе­ма раз­ру­ша­ет­ся все боль­ше и боль­ше и появ­ля­ет­ся такой симп­том, как изме­нен­ные фор­мы опья­не­ния: опья­не­ние с депрес­си­ей или, напро­тив, с агрес­си­ей, со зло­стью. Это зави­сит от направ­лен­но­сти пси­хи­че­ских про­цес­сов. У интро­вер­тов (мелан­хо­ли­ки и флег­ма­ти­ки) пси­хи­че­ские про­цес­сы направ­ле­ны внутрь и опья­не­ние про­те­ка­ет с депрес­си­ей. А у экс­тра­вер­тов (холе­ри­ки и санг­ви­ни­ки) пси­хи­че­ские про­цес­сы направ­ле­ны вовне и опья­не­ние про­те­ка­ет с агрес­си­ей и зло­стью. При сме­шан­ных типах депрес­сия и злость могут чередоваться.

В пер­вой поло­вине вто­рой ста­дии начи­на­ют фор­ми­ро­вать­ся пси­хо­ор­га­ни­че­ский син­дром, алко­голь­ная энце­фа­ло­па­тия, алко­голь­ное сла­бо­умие – идет сни­же­ние интел­лек­та. К сере­дине вто­рой ста­дии алко­голь­ное сла­бо­умие сфор­ми­ро­ва­но пол­но­стью. При сни­же­нии интел­лек­та сужа­ет­ся круг интересов.

Вле­че­ние. На пер­вой ста­дии алко­голь­ной зави­си­мо­сти вле­че­ние носит харак­тер навяз­чи­во­сти. Это зна­чит, что мысль о выпив­ке, если уж она появи­лась, будет воз­ни­кать сно­ва и сно­ва. Про­ис­хо­дит борь­ба моти­вов. На вто­рой ста­дии болез­ни появ­ля­ет­ся еще один вид вле­че­ния, более тяже­лое вле­че­ние на уровне физи­че­ской зави­си­мо­сти – ком­пуль­сив­ное. На вто­рой ста­дии болез­ни алко­голь вклю­ча­ет­ся в обмен веществ. Конеч­но, и на пер­вой ста­дии есть изме­не­ния обме­на веществ, но эти изме­не­ния несу­ще­ствен­ны, их мож­но не при­ни­мать во вни­ма­ние, не брать в расчет.

На пове­ден­че­ском уровне физи­че­ская зави­си­мость пред­став­ле­на четырь­мя основ­ны­ми при­зна­ка­ми: про­пи­ва­ние вещей из дома; упо­треб­ле­ние сур­ро­га­тов алко­го­ля; необык­но­вен­ное чутье на алко­голь (на уровне экс­тра­сен­сор­ных спо­соб­но­стей) и совер­ше­ние пре­ступ­ле­ний из-за бутыл­ки водки.

Ано­зо­гно­зия – отри­ца­ние боль­ным нали­чия у себя забо­ле­ва­ния, зави­си­мо­сти и вся­че­ские попыт­ки вос­пре­пят­ство­вать тера­пии. Ано­зо­гно­зия у алко­го­ли­ков отме­ча­ет­ся толь­ко на пер­вой стадии.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

ШКОЛЫ ТРЕЗВЕНИЯ, ДЕЙСТВУЮЩИЕ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Инфор­ма­цию об избав­ле­нии от алко­го­лиз­ма в орга­ни­за­ци­ях Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви мож­но полу­чить на сай­те trezvoinfo.ru и по бес­плат­но­му теле­фо­ну: 8–800–775–36–26. Более 300 адре­сов по всей России!

МОСКОВСКАЯ ГОРОДСКАЯ

Адрес: Москва, ул. Боль­шая Ордын­ка, д. 34. Мар­фо-Мари­ин­ская оби­тель милосердия

Теле­фон: 8 (495) 951–04–70

Каж­дую суб­бо­ту в поме­ще­нии при Покров­ском хра­ме оби­те­ли про­во­дят­ся заня­тия-бесе­ды о трез­во­сти для алко­голь­но-зави­си­мых и их род­ствен­ни­ков. Пред­ва­ря­ет заня­тия ака­фист Божи­ей Мате­ри перед ико­ной «Неупи­ва­е­мая Чаша».

МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ

Адрес: Мос­ков­ская область, г. Оре­хо­во-Зуе­во, ул. Воло­дар­ско­го, д. 20. Обще­ство трез­во­сти при собо­ре Рож­де­ства Пре­свя­той Богородицы

Теле­фон: 8 (929) 603–39–48

Про­во­дят­ся кур­сы по избав­ле­нию от алко­голь­ной зави­си­мо­сти и табакокурения.

Адрес: Мос­ков­ская область, г. Подольск, ул. Боль­шая Сер­пу­хов­ская, д. 93. Шко­ла трез­ве­ния «Сорат­ник» при хра­ме вмч. Геор­гия Победоносца

Теле­фо­ны: 8 (906) 056–19–35, 8 (915) 275–47–52, 8 (906) 097–00–36

При хра­ме про­во­дят кур­сы для зави­си­мых и их родственников.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ

Адрес: г. Санкт-Петер­бург, ул. Литов­ская д. 2. Брат­ство трез­ве­ния при Епар­хи­аль­ном отде­ле по про­ти­во­дей­ствию нар­ко­ма­нии и алкоголизму.

Теле­фон: 8 (950) 009–64–64

Регу­ляр­но про­во­дят­ся кур­сы для страж­ду­щих и род­ствен­ни­ков зависимых.

АЛАТЫРСКАЯ

Адрес: Чуваш­ская Рес­пуб­ли­ка, г. Ала­тырь, ул. Тель­ма­на, д. 59. Дви­же­ние по утвер­жде­нию трез­во­сти при хра­ме ико­ны Божи­ей Мате­ри «Неча­ян­ная Радость»

Теле­фон: 8 (927) 861–87–98

При хра­ме про­во­дят 10-днев­ные кур­сы для зави­си­мых и их родственников.

НИЖЕГОРОДСКАЯ

Адрес: Ниже­го­род­ская область, г. Ксто­во, с. Вели­кий Враг. Шко­ла трез­ве­ния при хра­ме Казан­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри с. Вели­кий Враг

Теле­фон: 8 (920) 021–24–94

При хра­ме про­во­дят 10-днев­ные кур­сы для зави­си­мых и их родственников.

ТОБОЛЬСКАЯ

Адрес: г. Тюмень, ул. Рес­пуб­ли­ки, д. 60. Епар­хи­аль­ное обще­ство трез­во­сти в честь ико­ны Божи­ей Мате­ри «Неупи­ва­е­мая Чаша»

Теле­фон: 8 (345) 246–30–40

При хра­ме про­во­дят 10-днев­ные кур­сы для зави­си­мых и их родственников.

ЧЕЛЯБИНСКАЯ

Адрес: г. Челя­бинск, про­сп. Лени­на, д. 6. Кур­сы осво­бож­де­ния от зави­си­мо­стей при хра­ме Васи­лия Великого

Теле­фон: 8 (351) 775–18–18

При хра­ме про­во­дят 10-днев­ные кур­сы для зави­си­мых и их родственников.

БЕЛГОРОДСКАЯ

Адрес: г. Бел­го­род, ул. 8 Мар­та, д. 70. Кур­сы реа­би­ли­та­ции для алко­голь­но- и нар­ко­за­ви­си­мых людей

Теле­фон: 8 (910) 320–80–72

При хра­ме про­во­дят 10-днев­ные кур­сы для зави­си­мых и их родственников.

БРЯНСКАЯ

Адрес: г. Брянск, ул. Улья­но­ва, д. 11. Брян­ское епар­хи­аль­ное обще­ство «Трез­ве­ние»

Теле­фон: 8 (920) 600–08–39

Про­дол­жи­тель­ность заня­тий для алко­голь­но-зави­си­мых – 10 дней, для соза­ви­си­мых – 3 дня.

ЕКАТЕРИНБУРГСКАЯ

Адрес: Сверд­лов­ская область, г. Пер­во­уральск, пос. Тали­ца, ул. Сак­ко и Ван­цет­ти, д. 16. Обще­ство «Трез­ве­ние» при хра­ме Смо­лен­ской ико­ны Божи­ей Матери

Теле­фон: 8 (3439) 63–21–40

При хра­ме про­во­дят кур­сы для зави­си­мых и их род­ствен­ни­ков. Про­дол­жи­тель­ность заня­тий для алко­голь­но-зави­си­мых – 10 дней, для род­ствен­ни­ков зави­си­мых – 3 дня.

Адрес: г. Ека­те­рин­бург, ул. Куй­бы­ше­ва, д. 39. Обще­ство «Трез­ве­ние» при хра­ме свт. Нико­лая при Ураль­ском госу­дар­ствен­ном гор­ном университете

Теле­фон: 8 (343) 251–42–37

Регу­ляр­но про­во­дят­ся 10-днев­ные кур­сы для страж­ду­щих, а так­же 3‑дневные кур­сы для род­ствен­ни­ков зависимых.

КРАСНОЯРСКАЯ

Адрес: г. Крас­но­ярск, про­сп. Мира, д. 43. Епар­хи­аль­ный отдел по про­фи­лак­ти­ке и реа­би­ли­та­ции нар­ко­за­ви­си­мых, Шко­ла трезвения

Теле­фон: 8 (391) 297–67–23

Про­во­дят кур­сы для зави­си­мых и их родственников.

Адрес: Крас­но­яр­ский край, г. Шары­по­во, ул. 5‑й мик­ро­рай­он, д. 4. Брат­ство трез­ве­ния при хра­ме Свя­то-Тро­иц­ко­го собора

Теле­фон: 8 (905) 996–01–08

Регу­ляр­но про­во­дят­ся кур­сы со страж­ду­щи­ми и род­ствен­ни­ка­ми страждущих.

УВАРОВСКАЯ

Адрес: Там­бов­ская область, г. Ува­ро­во, ул. Совет­ская, д. 109. Соци­аль­ный про­ект «Лестви­ца трез­ве­ния» при собо­ре Рож­де­ства Христова

Теле­фон: 8 (475) 584–28–85

Еже­ме­сяч­но про­во­дит­ся курс заня­тий. Про­дол­жи­тель­ность кур­са – 10 дней.

УЛАН-УДЭНСКАЯ

Адрес: Рес­пуб­ли­ка Буря­тия, г. Улан-Удэ, ул. Крас­но­дон­ская, д. 10. Обще­ство «Трез­ве­ние» во имя св. прав. Иоан­на Кронштадтского

Теле­фон: 8 (301) 225–04–37

При хра­ме про­во­дят кур­сы для зави­си­мых и их родственников.

ХАНТЫ-МАНСИЙСКАЯ

Адрес: Хан­ты-Ман­сий­ский авто­ном­ный округ, г. Неф­те­ганск, ул. 7‑й мик­ро­рай­он, д. 13 (тер­ри­то­рия Неф­те­ган­ской окруж­ной кли­ни­че­ской боль­ни­цы им. В. И. Яцкив). Обще­ство трез­во­сти «Здра­вие» при хра­ме свт. Луки (Вой­но-Ясе­нец­ко­го)

Теле­фон: 8 (346) 323–65–12

Про­дол­жи­тель­ность заня­тий для алко­голь­но-зави­си­мых – 10 дней, для род­ствен­ни­ков – 3 дня.

ЮЖНО-САХАЛИНСКАЯ

Адрес: Саха­лин­ская область, г. Южно-Саха­линск, ул. Погра­нич­ная, д. 38. Дви­же­ние за трез­вость «Трез­вый Сахалин»

Теле­фон: 8(4242) 43–61–28, 8 (4242) 61–91–19

Про­во­дят­ся встре­чи с зави­си­мы­ми и их родственниками.

Отдел по цер­ков­ной благотворительности

и соци­аль­но­му служению

Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви

Про­то­и­е­рей Илия Шугаев

Ека­те­ри­на Алек­се­ев­на Савина

Алко­го­лик в семье:

чем могут помочь близкие?

Серия «Азбу­ка милосердия»:

мето­ди­че­ские и спра­воч­ные пособия

Редак­тор серии И. Карпова

Лите­ра­тур­ный редак­тор Е. Русанова

Соре­дак­тор выпус­ка Т. Москвина

Кон­суль­тант В. Доронкин

Схе­мы О. Романова

Рису­нок на облож­ке Д. Петров

Дизайн А. Лопатина

Ком­пью­тер­ная верст­ка А. Преснякова

Кор­рек­тор О. Белова

Под­пи­са­но в печать 23.11.2017.

Фор­мат 60х84/16. Печать офсетная

Гар­ни­ту­ра «Garamond»

Объ­ем 11,5 п.л. Тираж 1000 экз.

Заказ

Отпе­ча­та­но в ООО «Туль­ская типография»

300600, г. Тула, про­сп. Лени­на, д. 109.

Тел.: + 7 (4872) 35–42-98

1 Ср.: Иез. 33:11, а так­же молит­ва 8‑я из После­до­ва­ния молитв на сон грядущим.

2 URL: vk.com/rassilka_sbnt_vpbt (дата обра­ще­ния: 20.09.2017).

Ска­чать кни­гу «Алко­го­лик в семье: чем могут помочь близкие?»

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Иван Иванович, 05.07.2019

    сей­час очень мно­го людей кото­рые упо­треб­ляя алко­голь не осо­зна­ют что уже зависемы 

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки