• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
«Мировоззренческий сдвиг» — детонатор наркотического «бума» Добавлено в рубрику: Наркотическая зависимость

«Мировоззренческий сдвиг» — детонатор наркотического «бума»

Распечатать
(2 голоса: 5 из 5)

 

^ Религиозный взгляд на зависимость от психоактивного вещества (ПАВ)

Какова причина наркотизации планеты? Желающий ответить на этот вопрос столкнется с различными теориями, которые предлагают различные ответы. Чтобы провести анализ этих теорий нужно время и определенный навык. Но многое станет понятным буквально сразу, как только мы поставим перед ними роковой вопрос: а почему принимать наркотики — это плохо?

Пытаясь ответить на этот вопрос, Вы крайне удивитесь тем, что ответить на него не так-то и просто. Ответить на него можно только через апелляцию к религии. «Слово Божье предупреждает нас, что пьянство относится к делам плоти, а посему люди, пристрастившиеся к алкоголю, Царства Божия не наследуют»[1] (Гал.5:19-21). Алкоголь – это наркотический яд. И отец Анатолий (Берестов) отмечал, что человек, регулярно употребляющий алкоголь, «является наркоманом»[2].

Алкоголь и наркотик искажают личность человека. Это искажение будет являться источником муки по отделении души от тела. Патриарх Сергий Страгородский объяснет, что страсти, которые питает в себе человек, «так искажают его духовную природу, что в будущем веке она неминуемо должна терпеть мучения». По учению святых отцов, настроение, которое человек создал себе во время земной жизни, станет содержанием его жизни за гробом. «Бог, по мысли св. Иринея, не наказывает грешников непосредственно Сам». Наказанием для них станет, та «жизненная стихия», которую они добровольно избрали[3].

Чтобы понять слова о добровольно избранной жизненной стихии, представьте человека, который воспитал в себе сильное чувство ненависти. У каждого из, наверное, были приступы сильной ненависти к кому-то. В такие минуты человек становится не рад сам себе. Постоянный впрыск адреналина в кровь лишает возможности засунуть. Человек только задремлет и тут же просыпается от того, что забурлила кровь. И, если человек умирает, исполненный ненависти, то это состояние он забирает с собой в вечную жизнь. Там «страсти, которыми жила здесь душа, — пишет святитель Феофан Затворник, — будут жечь и точить ее, как огонь и червь, и терзать ее непрерывными и неотвратимыми мучениями»[4].

Страсти, оставаясь в душе человека, будут продолжать требовать себе удовлетворения. Но удовлетворить их будет уже нечем. Поэтому в душе человека начнет расти чувство жажды. И «непрекращаемая мука эта все будет расти и расти, и конца не будет этому возрастанию и усилению. Вот и ад!»[5]

Чувство жажды, приближающуюся после отказа от героина, главный герой фильма «На игле» не знал с чем и сравнить. Эту мысль Рентон («Рыжий») высказал перед наступающей ломкой, когда родители заперли его в комнате. Кошмар, в который погрузился Рентон, воссоздан кинематографом довольно реалистично. Представьте, что это состояние в нем «фиксируется» навечно.

Даже, если и привлекать к рассмотрению вопроса такие экстремальные кадры, то картина все равно получается безотрадная. Чтобы страдать вечно, наркозависимому человеку достаточно зафиксироваться в своем обычном состоянии, пусть даже и после пережитой абстиненции. Какое оно, это обычное состояние. «Когда я трезв, меня тошнит от самого себя», — под этими словами одного потребителя первитина, наверняка, подпишутся многие.

Но ведь состояние трезвости – это то состояние, в котором им придется пробыть вечность. Когда они сбросят с себя свое тело, то у них не будет возможности «подкрасить» свое состояние наркотиками. Так как не будет ни вен для того, чтобы произвести инъекцию; ни легких для того, чтобы покурить; не ноздрей для того, чтобы вдохнуть.

Суть дела отражает в своих размышлениях архиепископ Иоанн (Шаховской). Для того, что применить его слова к участи наркозависимого человека, не нужно быть семи пядей во лбу. Сказано предельно понятно. «Пьяница будет невероятно терзаться, не имея тела, которое можно удовлетворить, залив алкоголем, и тем немного успокоить на время мучающуюся душу. <…> Курильщик – тоже»[6].

 

Иными словами, депрессия и весь спектр негативных эмоций, характерных для потребителей психоактивных веществ (ПАВ), потребители унесут с собой в жизнь вечную. Там, лишенные тела, они не смогут продолжить употребление. Они будут испытывать вечную «тягу» без возможности ее удовлетворить. Не будет ни стакана, ни шприца, ни рук, ни ног. Будет только вечная жажда, усиливающая и усиливающаяся без конца. Такое положение дел сделает зависимых людей неспособными к блаженной жизни в Царствии Божием. Чтобы избежать вечного страдания, человеку следует еще во время земной жизни озаботиться о преодолении своих страстей.

Религиозный взгляд смотрит на зависимость от ПАВ, как на нечто плохое. Здесь позиция определена. И эта определенность призывает к отказу от ПАВ. А выводится мысль о отказе от ПАВ из современных наркологических концепций?

 

^ Потеря ориентиров и зависимость

На слуху у всех находится три концепции. Первая считает, что во всем виноват социум. Вторая концепция считает, что нарушение внутрисемейных отношений является главным фактором вхождения в наркотизацию. Третья говорит, что нарушение некоторых биохимических процессов, переданное по наследству, является главным фактором вхождения в наркотизацию.

И посмотрим на эти концепции вне религиозного контекста.

Схем вхождения в наркотизацию вследствие нарушение внутрисемейных отношений, существует масса. Перечислять их здесь нет никакого смысла. Взять можно только один штрих к рассмотрению. Человек, находясь в дисфункциональной семье, получает различные «душевные травмы», от которых он пытается «закрыться» с помощью наркотиков. Давайте, поставим вопрос: что плохого происходит в том, что ребенок «закрывается» от травмы с помощью наркотиков? Искомый результат достигнут. В чем же проблема? И почему такой способ ухода от травмы не достоин подражания?

Вторая концепция. Она говорит о том, что некоторые люди рождаются с нарушенным синтезом веществ, помогающих человеку ощутить эмоцию радости. Не имея возможности насладиться этой эмоцией в естественном порядке, люди и начинают употреблять психоактивные вещества. А кто объяснит, почему нельзя с помощью наркотиков устранять дисбаланс, возникший вследствие нарушения синтеза эндогенных опиатов? Что неправильного в этом стремлении? Можно ли наркоманов приравнять к людям, которые вследствие заболевания сахарным диабетом, употребляют сахарозаменители? Почему наркоманы должны прекращать употреблять наркотики?

Третья концепция. Нестабильная социальная атмосфера, неудовлетворенность социумом различными путям приводит человека к зависимости. Но и здесь не говорится внятно, что наркотики – это плохо.

 

Для чего ставятся эти вопросы? Чтобы не «замести под ковер» саму проблему. Профессор Кара-Мурза советует «делать усилия, чтобы найти зацепку для вопроса даже в самом «круглом» утверждении, и помнить, что свойство нашего ума – уходить от трудных вопросов, «заметать их под ковер»». Если человек научится говорить с собой, то его мышление «наверняка выйдет из колеи, предусмотренной манипуляторами»[7].

Одним из главных приемов манипуляции сознанием является втискивание проблемы «в искусственно построенный контекст». Часто этот контекст является ложным. И защита в этом случает будет состоять в неприятии «предложенной постановки вопроса». Следует заменить навязываемый контекст другим контекстом, «выстроенными независимо от потенциального манипулятора».

Когда человеком пытаются манипулировать, что ему предлагают такую трактовку проблемы, «которая уводит от сути». В такой ситуации следует поступать согласно высказыванию Достоевского, который говорил, что надо доходить до «последних вопросов». То есть следует, отвергнув предложенную трактовку, самому начать ставить вопросы. Углублясь в проблему шаг за шагом, человек быстро приводит к сути, от которой его отводят[8].

 

Чтобы дойти до сути, давайте, попробуем ответить на два вопроса. Что плохого совершает человек, принимающий наркотики? И что плохого совершает человек, продающий наркотики?

Не будем спешить «перепрыгнуть» чрез эти вопросы; «они, — мол, — очевидны». Одна женщина нарколог сказала, что ответ на вопрос, почему нельзя принимать наркотики, очевиден. Наркотики разрушают здоровье и ведут человека к смерти. Так отвечают многие. Но такой ответ приемлем лишь для тех, кто признает жизнь человека ценностью. Такое ответ базируется на признании того, что человеческая жизнь является ценностью.

Но ведь жизнь человека является ценностью не везде. Один российский турист, вернувшийся из Кении, рассказал о том, что человека стоит там не дороже, чем пачка сигарет. Да, что там Кения! Для многих современных подростков мысль о ценности человеческой жизни вовсе не очевидна. Они не имею четкого мотива хранить свою жизнь от саморазрушения.

«Я похож на протекающую раковину, на пустую кучу», — так начинает свою песню «Истомок» группа «Многоточие». Эти слова взяты из кинофильма «Пьянь» (1987). В этом фильме актер Микки Рурк пытается осмыслить образ Генри «Хэнка» Чинаски. Предполагается, что жизнь Генри отражает жизнь писателя Чарльза Буковски. Который, кстати, собственноручно и написал сценарий к фильму «Пьянь».

Его стихотворение «Невозможность быть человеком» очень образно и сильно описывает такое явлением как равнозначность образов. Такое явление возникает тогда, когда все в жизни человека имеет одинаковое значение. Все то, что есть в его жизни, сливается в одну линию, состоящую из равно-ничтожных для человека точек. Для него все является ничтожным потому, что у него нет «главного» относительного которого он мог бы определить, что в его жизни является значимым, а что – нет. Отсутствует ось восприятия, которая бы позволила ему отличить важное от неважного.

«Люди хватают наугад все, что ни попадя: — пишет Буковски, — коммунизм,

здоровая пища, серфинг, балет, гипноз, групповая психотерапия, оргии, мотоциклетная езда, травы, католицизм, тяжелая атлетика, путешествия, здоровый образ жизни, вегетарианство, Индия, рисование, писание, ваяние, музицирование, дирижирование, туризм, йога, секс, азартные игры, пьянство, тусовки, замороженный йогурт, Бетховен, Бах, Будда, Иисус, машина времени, героин, морковный сок, самоубийство, костюмы индпошива, самолетные прогулки, Нью-Йорк Сити»[9].

 

Здесь в один ряд поставлены музицирование и гипноз, здоровая пища и героин. Иисус для автора имеет такое же значение как Бетховен и Бах. А те, в свою очередь, важны для него лишь настолько, насколько важен для него морковный сок.

Такая установка, претендующая на мудрость, на самом деле является симптомом распада личности. О распаде личности и равнозначности образов писал в свое время А.Г. Данилин. Он объяснял, что, если ценности равнозначны, то человек не может «ощутить иерархию идей и объектов этого мира»[10]. Стол для него имеет такое же значение, что и другой человек. А сама жизнь «несет такую же символическую нагрузку, как и смерть». Утрачивают смысл сами понятия, с помощью которых совершается отбор предметов в категории «хорошо», «плохо», «люблю», «не люблю». Пребывание в потоке равнозначных образов превращает в ненужное бремя память и предшествующий опыт человека. Ведь человек, лишенный возможности оценить иерархию идей этого мира, может «переварить только сиюминутное»[11]. Вследствие того, что человек не видит главного, все объекты воспринимаются им как объекты имеющие одинаковую значимость. При таком положении дел «кажущийся избыток возможностей выбора оборачивается невозможностью» выбора[12].

Когда выбор между объектами становится невозможен, человек выбирает то единственное, что может «переварить», то есть свое сиюминутное состояние. К этой мысли и приходит автор стихотворения «Невозможность быть человеком». «Хорошо, наверное, когда есть выбор, — пишет он в заключении. Я свой выбор сделал. Я взял четверть галлона водки и врезал, не разбавляя».

 

К такой мировоззренческой позиции человек приходит иногда вследствие крушения идеалов. И.А. Жмуров, пишет, что «употребление опьяняющих субстанций мо­жет быть обусловлено тяжелыми, невосполнимыми потеря­ми, утратой или дискредитацией важнейших ценностей»[13]. «Может, мне спиться?» — спрашивала своего знакомого женщина, которая потеряла своих детей. Когда они были живы, у нее был весомый мотив вести трезвую жизнь. Но их не стало, — и мотивация стала рассыпаться.

Комментируя слова Жмурова, игумен Анатолий Берестов делает поправку. Он указывает на, что современным подросткам «терять было нечего — у них духов­но-религиозные ценности отсутствовали изначально, они не были сформированы, они были лишены их». Здесь «следует говорить не о потере, а об изначальном отсутствии смысла жизни»[14].

Обдумать эти слова поможет историю, которую рассказал один мужчина о днях своей молодости. Они жил еще во времена Советского Союза. Заработная плата тогда, в среднем, равнялась 120 рублям. И при такой зарплате мужчину стал звать к себе мясник, который получал от 20 до 70 рублей в день. Из этих денег мясник отдавал 10 рублей заведующей магазина. Да, клал на весы 50 рублей для одного работника ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности). Тот тихо вставал в очередь, брал с весов банкноты и исчезал на некоторое время. Все что, оставалось сверх этих взяток – все то было «чистой» прибылью мясника, который виртуозно обвешивал покупателей.

«Давай ко мне», — звал он рассказчика. Рассказчик в то время очень смутился. Терзаемый сомнениями он подошел к своей маме и спросил: «Мама, а почему мы должны на заводе за 120 работать в то время, как он получает от 20 до 50 рублей за день?» «Ну, понимаешь сынок, — начала свой ответ мама. Дело в том…» И осеклась. Сказать-то и нечего!

Только в последствие, придя к Богу, пытливый сын сумел самому себе дать вразумительным ответ на свой образ. «Если жить без религии, — говорил он, — если человек не имеет внутреннего стержня, то я и не знаю, как он сможет удержаться. Обязательно, в какую-нибудь яму съедет».

В этом смысле характерны слова из письма одного заключенного: «Как быстро и нехорошо при грехопадении меняются интересы человека. Когда я стал слабеть духом, то те люди, которых я вчера сторонился из-за их непристойного поведения, вдруг стали мне самыми близкими друзьями. Женщины с неприличным поведением стали очень уважаемы, а то и более того… Это говорит о том, насколько я все-таки слабый человек. Перевоплощение произошло не за годы и месяцы, а за несколько дней. Мой ребенок, по которому у меня болела душа, вдруг мне стал безразличен. Я, не боявшийся вероятного противника в бою, стал капризным, мнительным, брюзгливым по любым мелочам… Мои однополчане, с которыми я прослужил много лет, пытались спасти меня, но я стал только сторониться их. Как уязвим человек, как непрочны наши устои, если они безбожные»[15].

В подростковой среде такое «сползание» может произойти в течение одного дня. Один юноша познакомился возле Эрмитажа (город Санкт-Петербург) с группой подростков, которые «жили сами по себе». Некоторые из них ушли из дома. Жили на чердаках. Если им хотелось покурить, то они вывали содержимое мусорных урн на асфальт и искали в куче хлама окурки. Глядя на этот процесс, юноша думал, что он никогда не смог бы так себя вести.

Но уже вечером этого же дня он с удивлением обнаружил, что полулежа на тротуаре он попыхивает окурком, найденным в урне. Допить пиво из выкинутой кем-то бутылки, — это казалось уже делом не страшным. Естественным, привычным. Будто всегда так и жил. Метаморфоза произошла мгновенно, потому что у юноши не было четкого мотива не вести себя так. Относительно какого критерия он мог бы определить, хорошо или плохо он поступает?

Отсутствие критериев оценки делает вхождение человека в наркотизацию легким и естественным. Он не имеет четкого мотива для того, чтобы не принимать наркотики. Ситуация, при которой человеку «непонятно, что хорошо, а что плохо», по мнению Наталии Марковой[16], нагнетается искусственно. Человек теряет ориентацию в жизни, если попадает в оболочку из информации «о возможности постижения мистики и сверхчувственного: об астрологии, ужасах, пришельцах, НЛО». Потеря ориентации подталкивает его «к безответственному входу в мир наркотиков»[17].

Да, и не только в качестве потребителя. Но и в качестве торговца. «Как ты мог додуматься до того, чтобы торговать наркотиками? – спрашивала мама своего сына наркомана. Ты что не понимаешь, что ты губишь чужие жизни?» Аргумент мамы понятен. Но как она его обоснует.

Люди по инерции говорят о ценности человеческой жизни, но, спроси их в лоб, — не все смогут ответить, почему они так говорят. Такое мировоззрение досталось им от родителей. А тем – от их родителей. С каждым поколением сила убежденности в ценности жизни слабеет.

Действительно, а почему нельзя губить чужие жизни? Вопрос для современного общества тупиковый. Можно, конечно, попытаться обосновать тезис о ценности человеческой жизни путем ссылки на социально-экономические данные. Не будем, мол, заботиться о людях, — увеличится рост преступности. Кто-то скажет о корпоративном бизнесе. Фирма, мол, будет достигать более высоких результатов, если работники будет общаться друг с другом по-семейному. Некоторые фирмы не скупятся на организацию мероприятий, во время которых работники могли бы общаться друг с другом в неформальной обстановке. И экономические показатели важны, и корпоративные встречи несут много позитива. Но все-таки. Это – слабые аргументы для простого гражданина.

«Надо быть честным», — так говорили родители одному мальчику, который в последствие стал матерым рецидивистом. Промышлял, кстати, помимо прочего тем, что возил анашу из Казахстана. Он рассказывал, что в детстве он начал сомневаться в справедливости родительских слов. «Смотрю, — говорил он, — он, кругом все воруют, — и ничего. Мама у меня мясом торговала. Воровала, — и ничего. Где это написано, подумал я, что нельзя воровать?» В 13 лет была совершена первая кража. Мальчик и его подельник украли велосипед, в бардачке которого была почти, что месячная зарплата. Когда ребят привели в милицию, то они «пошли в отказ». Через некоторое время их отпустили. И тринадцатилетний подросток, увидев, что преступление сошло ему с рук, понял: можно жить и так. А что его могло удержать? Один раз украл и целым месяц ел печенье (он тогда еще не кололся).

Подобным образом происходит и в случае с наркотиками. Одного подростка родители уличили в курении гашиша. Состоялось семейное собрание, на котором подростка пытались пристыдить. «То, что ты делал – это очень плохо!» А он возьми, да и скажи: «А я попробовал и ничего плохого не заметил. Мне гашиш показался хорошей вещью». Родители стали нервничать от такого ответа, но оспорить его не могли. Действительно, а что сказать-то?

 

Вне религиозной оси координат доказать, что употреблять наркотики это плохо – невозможно. Все аргументы взрослых строятся на признании того, что человеческая жизнь является ценностью. Но откуда эта убежденность?

Ее следы читались в истории человечества и до пришествия Христа. Но во всей полноте учение о ценности человеческой жизни сформировалось лишь после его проповеди. А.Г. Данилин писал, что «представление о человеке как отдельной личности, свободной в своих поступках и несущей ответственность перед Богом <…> появилось 2000 лет назад, после проповеди Христа»[18].

На основе учения Христа сформировалось понимание того, какими качествами должен область нормальный человек. Если попросить людей написать 10 свойств, которыми должен нормальный человек, то ответы укажут на следующее.

Он должен быть «внимательным, добрым, отзывчивым, чутким, понимающим…по отношению к другим людям; <…> хороший человек должен быть уверенным, имеющим внутренний стержень, имеющим яркую индивидуальность, чувство собственного достоинства, способность постоять за себя, быть интересным и ответственным. <…> «хороший человек» должен с любовью и ответственностью относиться к другому и, вместе с тем, сохранять самостоятельность – иметь собственную индивидуальность».

Мы не задумываемся, откуда к нам пришло понимание того, каким должен быть «хороший» человек. Данилин справедливо отмечает, что не во все времена люди ощущали указанные принципы, как свойства «хорошего» человека. Именно христианство стало нормой «создавшей наши души»[19].

Соответственно, если люди отказываются от христианства, то они уже не могут объяснить себе, почему именно нужно быть добрым. Отказываясь от христианства, люди отказываются и от тех понятий, которое оно сформировало. Вне религиозного контекста эти понятия теряют смысл. Люди по инерции еще говорят о взаимном уважении. Но они уже не ответят на вопрос подростка: «почему я должен кого-то уважать?»

Если молодых людей попросить описать 10 свойств, которыми должен обладать «хороший» человек, то ответы молодых будет выглядеть иначе. «Из них постепенно уходит доброта и любовь к другому человеку. Они больше не верят в необходимость любви…»[20]

Вот каким видит «хорошего» человека тот самый Генри «Хэнк» Чинаски, для которого Христос имел такое же значение как и «замороженный йогурт»: «Меня всегда восхищали подлецы, разбойники, сукины сыны. Мне не нравятся гладковыбритые мальчики при галстуке и приличной работе. Я люблю людей отчаянных, с перебитыми челюстями, раздолбанной башкой и сломанной жизнью»[21].

^ Вне религиозного контекста позиция наркомана неуязвима

Остается открытым актуальнейший вопрос: почему наркоман должен менять свою жизнь? Да, ему объясняют, что он должен ее менять. Но, почему наркотики – это плохо, — не объясняют. Как это ни странно все аргументы, которые общество направляет в сторону наркомана, могут быть направлены в сторону любого члена общества. Трагизм заключается состоит в том, что секулярное общество не может внятно объяснить человеку причину, в связи с которой он не должен употреблять наркотики.

 

^ Потеря здоровья и ранняя смерть

Говорят, что наркомания ведет к потере здоровья и к смерти. Но есть же борцы Сумо, которые умирают в 40 лет от ожирения. Они знают, какой конец их ожидает, но все равно продолжают тренироваться. В Японии они считаются героями. Военные идут служить по контракту, а война, как известно, опасная штука; от нее умирают. Недолговечны хирурги, психиаторы тоже рано сходят с дистанции жизни. Иными словами в мире полно людей, которые, так или иначе, вредят своему здоровью. Взять хотя бы городских жителей во всей их многомиллионной массе. Почему они не уедут в деревню, где воздух чище и стресса меньше? Они же знают, что губят себя, работая в условиях большого города. Почему не бросят спорт спортсмены, которых последствия перегрузок и травм, делают преждевременными стариками?

«Трудно найти атлета, — пишет медицинский психолог К.В. Зорин, — не испытавшего последствий какой-либо профессиональной травмы». Болезни, особенно ярко проявляющиеся после завершения спортивной карьеры, нередко приводят «к инвалидности и полной потере трудоспособности»[22].

Или что то же самое – подробней.

Наркомания приводит к потери здоровья и ранней смерти?

А сколько людей покалечилось, занимаясь альпинизмом и горными лыжами? Говорил один спортсмен, показывая распухшие локти и коленные суставы с разбитыми менисками: «Я понял, что физкультура делает человека здоровым, а спорт калечит».

А девушки, которые занимаются легкой атлетикой? Неужели они не знают, что он продержатся какое-то время на пике спортивной формы, а потом могут стать инвалидами? А сколько людей разбилось на мотоциклах?

А разве не приводит к смерти автоспорт? Вспомним гибель Айртона Сенна – легендарного гонщика «Формулы – 1», который погиб на трассе в 1994 году.

Можно вспомнить еще одну легендарную личность — Масутацу Ояма – основателя стиля киокушинкай – карате. Масутацу Ояма, популяризируя карате, вступал в поединки со знаменитыми боксерами-тяжеловесами. Их удары были смертельными, «и их сила достаточна, чтобы разбить мне голову или сломать шею»[23], — писал мастер. Эти матчи могли принести ему «сильные телесные повреждения или даже смерть»[24].

Но он сознательно шел на риск. Ведь его идеалом был человек, который «бросает вызов смерти и после каждой победы делает это снова». В философии Оямы «желание рисковать жизнью» являлось дорогой к победе. Это желание порождало чувство тревоги, мобилизировавшее «все силы»[25]. И он полагал, что любой человек, избравший путь воинского искусства, «должен пройти через такого рода испытания»[26]. Стоит отметить, что членами Международной организации Кёкусинкай (IKO), которую основал Ояма, стали миллионы людей.

Раз уж начали о боксе говорить, то приведем немного статистических данных. «С 1943 по 1988 год на ринге погибли около 300 профессиональных боксеров. А всего в XX веке смертельные травмы в боксерских поединках получили свыше тысячи спортсменов»[27].

^ Поиск наслаждений

Наркоманов обвиняют в «наслажденчестве»? Но к этому стремятся и «здоровые» члены общества. Целью жизненной активности многих из них являются не деньги, а эмоции. Они работают для того, чтобы на деньги получить какую-либо эмоцию. Просмотр кино, шикарное платье подаренное невесте, ощущение всемогущества – это и прочее приобретается деньгами. Чтобы получить возможность их заработать, человек учится. Потеет, корпит над книгами, многие годы работает аспирантом, чтобы на склоне лет пройтись по коридору клиники профессорской походкой. Профессор ощущает себя уважаемый членом общества. И все это приносит ему чувство самоудовлетворения. Эмоция лежит в основе многих действия. Зачем человеку тратить деньги на ресторан, если свой кусок мяса он может съесть и дома? За что заплачено при покупке кожаного салона автомобиля? Заплачено за положительную эмоцию. Сесть в дорогую машину, погладить руль, откинуться назад в шикарное кресло – такие вещи гладят сердце. В стремлении к эмоциям «здоровые» люди ощущают предел, за который нельзя переступать. Наркоман же его не ощущает. Но идет он тем же путем. Просто он его сокращает. Он не учится полтора десятка лет, чтобы получить удовлетворение. Он получает эмоцию в концентрированном виде, инъекционно. Он довел до логического завершения и зеркального блеска те идеи, которые находятся в ходу у секулярного общества.

Или что то же самое – подробней.

Есть люди, которые трудятся исключительно ради блага человечества. Но чаще всего люди идут по пути прогресса, чтобы почувствовать внутреннее самоудовлетворение. Тонко подмечает преподобный Иустин (Попович), что «все человеческое стремление к прогрессу, к знанию, все его поиски чего-либо превышающего человека показывают, что человек, оставаясь собой только со своей природой, недостаточен для самого себя и недоувлетворен»[28].

Спросите себя: ради чего бизнесмен открывает свою фирму? Он делает это вовсе не для того, чтобы увеличилось благосостояние общества. Он открывает фирму для того, чтобы почувствовать радость жизни. Он — кормилец семьи, он обеспечивает жену и детей, он — уважаемый член общества. Все это приносит ему внутреннее самоудовлетворение.

Все ли ученые пишут свои статьи ради того, чтобы помочь вымирающему человечеству? Далеко, не все. Некоторыми из них движет тщеславие, а кого-то – простое банальное желание обогатиться. Но и деньги ценны для человека не сами по себе. Он ищет их, потому, что они дают ему чувство самоуверенности, стабильности и пусть и мнимой, но – свободы.

 

Все нити прогресса сводятся туда – в человеческое сердце. Ради того, чтобы оно забилось радостно, некоторые люди идут на чудовищные преступления.

«И преданный чувственным удовольствиям, и ищущий богатства и почестей, и опутавшийся всякими пороками — все ищут блаженства»[29]. Святитель Феофан считавший так, уверен, что «блаженства все желают и ищут; блаженство есть дви­гатель всех деяний и предприятий человеческих, и больших, и малых»[30].

И здесь – вопрос? Когда человек уходит от неприятных мыслей и достигает самоудовлетворения и блаженства за несколько минут с помощью наркотика, то это прогресс или деградация? Он получили необходимую ему эмоцию. Не к этому ли стремится мир?

Что дает посещение ресторана? Эмоцию, а не еду. Кусок мяса можно было съесть и дома. Зачем богатые люди выбирают красивых жен? А те тратят деньги на роскошные платья? Мужья, не все, но многие, хотят поднять свой статус сообществом с прекрасной дамой, а дама, одевая платье, ищет взглядов и внимания. И мужьям, и женам нужна эмоция.

Тебе оказали знак уважения, на тебя обернулись? Что ты с этого получил? Внутреннюю эмоцию.

Один человек сел к другому в машину БМВ 5 модели. «В такую машину можно и влюбиться», — сказал гость. «Я к самой машине отношусь спокойно, — ответил хозяин. Мне нравятся эмоции, которая она мне приносит» (реальная история).

В конечном счете, блага цивилизации в момент их потребления обращаются в то или иное ощущение, в эмоцию. И ради получения ее люди готовы потратить значительные средства.

Что получает человек, который летит в самолете салоном VIP? За исключение вкусной котлеты он получает то, что относится к сфере эмоций. Перед ним расшаркиваются стюардессы. И все видят, что он не такой, как все. Тайну салона VIP открыл одному юноше маленький мальчик из детского сада. Он, выставляя ногу вперед, сказал: «Посмотри, какие у меня туфли». Туфли блестели.

Спустя некоторое время юноша оказался в салоне самолета. Там он вспомнил малыша и то, как малыш выставлял ножку. Туфли мальчика напоминали кожаные кресла салона VIP, на которых часто сидят сорокалетние дети.

 

Как описать суть их поступков? Директор магазина заходит в зал и на виду у всех закуривает сигарету. От охраны не последовало замечаний. И в связи с этим все поняли, что в зал пришел «начальник». Он показал себя. Он получил эмоцию, которую искал.

На эту тему в документальном фильме «Gameover. Игра окончена» («Интересное кино», 2008 г.) прозвучали глубокомысленные слова. Сказано грубовато, но по-существу. С точки зрения одного из героев фильма суть клубов состоит в «понтах». Вот человек подходит к барной стойке и берет бутылку. Она не так уж дорого и стоит, возьми ее он в магазине. Но в клубе он берет ее за «полторашку». И все это видят и произносят: «Вау!»

За сотни лет до съемок этого фильма мыслитель Блез Паскаль задал вопрос: каков интерес играть в бильярд человеку? И ответил сам: «А интерес тот, чтобы завтра похвалиться в кругу друзей, что он играл лучше другого».

Сложно не согласиться со следующим высказыванием французского ученого. Если игроку давать деньги с условием, чтоб он не играл, то он сделается несчастным. Ведь ему «ему необходимо возбуждение, самообман от мысли, что он будет счастлив, выиграв» Игроку «непременно нужен предмет страсти, который бы возбуждал его желания, его гнев, его страх»[31]. Пока забава продолжается, человек счастлив. Даже — если в момент забавы его сердце переполнено горечью. И в этом – благополучие лиц высшего света.

Все что сделал зависимый – это довел идеологию общества до логического завершения. Общество ищет эмоции, забавы, страсти. Но страсть, самообман, забава — все это в компактном виде дает наркотик. Если он дает то, к чему стремятся люди, то почему его нельзя употреблять?

Ответить без опоры на религию непросто. В чем лично убедился А.Г. Данилин. Перед началом работы над книгой «LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости» он задавал простой вопрос ведущим специалистам по наркологии и психиатрии – профессорам и руководителям клиник. «Скажите, пожалуйста, – спрашивал автор, – почему LSD – это плохо!»

О том, что LSD – это плохо, никто Данилину так и не сказал. «Для того, чтобы спорить с «психоделией», — сказал на этот счет он, — профессионалам не хватает той мировоззренческой базы, которая на сегодняшний день имеется у них в наличии»[32].

И трагизм ситуации состоит в том, что мировоззренческая база современного человека скорее оправдает наркотики, чем будет порицать их. Современный человек, по мнению профессора Артема Кобзева[33], живет уже не в мире христианских ценностей, а китайских. «Современный западный человек, он пристрастен к культу еды, культу тела, секса и насилия, то есть он живет витальными, телесными ценностями – это китайский мир». Китайские ценности распостраняются в постхристианском секуляризованном западном мире. Поэтому можно сказать, что китайцы уже овладели миром.

Китаец «свою жизнь посвящает хорошему питанию». И его отличительной чертой является то, что он не ориентирован на идеальные ценности, которые нельзя пощупать и понюхать. Чем бы не являлись идеальные ценности: Божественными сущностями, философскими формами, научными законами, — они для китайца не существуют. «Китайский мир моментен, поэтому он должен жить здесь и сейчас»[34].

 

^ Чем является наркомания: деградацией или прогрессом?

Говорят, что наркоман, привыкший получать удовольствия без труда, деградирует. Но, если мы настаиваем на этом аргументе, то мы по необходимости должны обосновать феномен существования «цивилизационных благ»: лифтов, кухонных комбайнов, доставки пиццы на дом и прочего и прочего.

Или что то же самое – подробней.

К деградации наркомания ведет человека – так мыслит, к примеру, Олег Зыков. Свою мысль он объясняет следующим образом. Люди имеют различные проблемы. Различен и уровень трагичности того, что происходит вокруг нас и, самое главное, внутри нас. Для того, чтобы каким-то образом компенсировать эти трагедии, «нужно использовать нечто». Нужно получать удовольствия, позитивные радости. И один человек бегает по стадиону кругами, получая удовольствия. Второй читает сонеты Овидия. А кто-то находит простой способ – химический. Берет человек шприц, набирает в него «радость» и «загоняет себе по вене». Не надо бегать по стадиону, не надо эмоционально реагировать на прочитанное. Ничего не надо. Такой способ получения удовольствия очень легко запоминается организмом. И самое страшное, что запоминается человеком как сознательным существом. И человек, как сознательное существо начинает деградировать[35].

 

К данной концепции есть несколько вопросов?

Во-первых почему, путь избавления от трагедий представлен так однобоко? Если человек испытывает трагедию вследствие собственного одиночества, то почему ее непременно нужно гасить удовольствием? Может нужно осмыслить причины собственного одиночества? Не живет ли во мне страсть командования? Не устали ли люди от того, что я хочу все переделать по-своему? Может, стоит начать прислушиваться к мнениям и желаниям другим?

Во-вторых, хотелось бы посмотреть на человека, который испытывает радость от бега. Все предали его, он оказался банкротом, у него нашли рак, — а ему все нипочем! 10 кругов вокруг стадиона – и дело с концом! Но ведь так в жизни не бывает.

И третье. Каковы доказательства, того, что наркоман деградирует, а не прогрессирует?

 

Зависимый не бегает по стадиону? А что тогда мы скажем про миллионы тех, кто ездит в лифтах? Зачем нужны транспортные ленты в аэропорту «Шереметьево»? Достаточно встать на ленту и она везет человека. А эскалатор в метро? И почему мы не ходим пешком? Ведь знаем же, что гиподинамия приносит много болезней?

Зависимый не читает сонеты Овидия? Что тогда скажем о грядущем подключении людей к глобальным информационным сетям через вживляемую в мозг микросхему? Людям не нужно будет тратить время на чтение. Они и так все будут знать. Но такое новшество нам преподносится как прогресс.

Вспомним о рекламных роликах, которые обещают здоровье без труда. «Вы можете выполнять упражнения во время просмотра телевизора», — такая инструкция дается ко многим тренажерам. Среди них есть и такие: контакты подсоединяются к коже человека, на человеческое тело поступает электрический импульс, мысли сокращаются, и, соответственно, растут. Человеку не нужно потеть, бегая по стадиону.

Когда такой тренажер используется для поддержания мышечного тонуса тяжелобольного, парализованного человека, то такой тренажер можно вполне рассматривать как явление прогресса. Но если таким тренажером пользуется человек физически здоровый, то, как можно оценить такую ситуацию?

Как оценить лежание на диване среднестатистического человека, окруженного различной бытовой техникой, максимально сокращающей трудовые затраты. Лишь изредка человек отвлекается от просмотра телевизора, чтобы лениво ответить на телефонные звонки.

Чтобы утром добраться до работы, ему не нужно садиться на велосипед и идти пешком через весь город. Он заказывает такси, берет пакет с мусором и по пути к лифту выбрасывает мусор в мусоропровод. Спускается на лифте, выходит из подъезда, садится в машину и едет на работу. Такой образ жизни привычен для многих из нас. Честно спросим себя: такой образ жизни свидетельствует о прогрессе или о деградации? Если это — прогресс, тогда почему считается, что наркоман, не бегающий по стадиону, деградирует?

 

Человеческий прогресс стремится сделать так, чтобы человеку не нужно было трудиться. Деятельность человека заменяется деятельностью машин. Почему же считается, что деградирует тот, кто не трудится ради получения счастья? Он пустил себе счастье по вене и получил его. Где доказательства того, что это плохо?

К концепции Зыкова есть контраргумент. Он принадлежит Августину блаженному. Если кого и можно назвать прогрессивной личность, то это – его. Он был ученейшим мужем, образованнейший человеком. И не смотря на это признался, что пьяный нищий «обогнал» его. На момент этой истории Августин еще не обратился ко Христу, а жил еще пока греховной жизнью.

Однажды он собирался произнести похвальное слово императору. В слове было много лжи, но это слово настроило бы многих людей благосклонно к оратору. Он шел к месту назначения, и изнурительные мысли душили его. На улице он заметил нищего, который, видимо, «подвыпил». Блаженный Августин вздохнул и обратившись к друзьям следующее. Страдая «от собственного безумия; уязвляемые желаниями, волоча за собою ношу собственного несчастья <…> хотим мы достичь только одного: спокойного счастья. Этот нищий опередил нас; мы, может быть, никогда до нашей цели и не дойдем. Он получил за несколько выклянченных монет то, к чему я добирался таким мучительным, кривым, извилистым путем». У нищего, по мнению Августина, не было настоящей радости, но та, которую искал оратор на путях тщеславия, «была много лживее». Нищий веселился, а Августин был в тоске и его глодали заботы. Нищий был счастливее еще и потому, что раздобыл вина, осыпая людей добрыми пожеланиями». «А, я, — признался знатный муж, — ложью искал утолить свою спесь»[36].

 

Мысль блаженного Августина можно прокомментировать с помощью анекдота. Новый русский приезжает на Гаваи. Покупает бутылку виски, ложится отдыхать под пальмой. Рядом валяется пьяный человек. Новый русский спрашивает: «Ты почему не работаешь?» «А зачем?» — отвечает пьяный. «Ну, как? Будешь работать, будешь зарабатывать деньги. Вот посмотри на меня. Работаю, раз в год езжу в отпуск. В этом году прилетел на Гаваи, лежу, понимаешь, под пальмой». «Так ведь, я и так уже здесь лежу», — отвечает ему гаваец.

Ирония ситуации состоит в том, что вне религиозного контекста позиция гавайца неузявима. Общество ничего не сможет доказать ему, если не будет опираться на религиозную традицию. Священное Писание расскажет, что жить так, как живет пьяный гаваец – это плохо.

«Горе тем, которые с раннего утра ищут сикеры и до позднего вечера разгорячают себя вином» (Ис.5:11). «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими» (Лк.21:34). «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют» (1 Кор.6:9-10).

На основе традиционной религии в течении столетий сформировались нормы поведения. Здесь имеется в виду хорошие, правильные нормы. Принимая эти нормы, человек понимает, что прийти на работу в пьяном виде – это плохо. Нравственные нормы поведения опираются на Божественный авторитет. Если человек отказывается от Божественного авторитета, если человек отказывается от религиозных норм, то у него выбивается почва под ногами.

«Если мы с вами задумаемся, — пишет Александр Данил, — то поймем, что вся оценочная шкала «хорошо – плохо» задается в культуре ее традиционной религией. <…> Традиционная культура терпит провал своей регулирующей деятельности по отношению к психоактивному веществу там, где терпит провал многовековая религиозная традиция»[37].

То есть без опоры на религию общество не сможет объяснить человеку того, что он поступает плохо. Да и сам человек не сможет объяснить себе причину, по которой пить нельзя. Если же такой причины не найти, то почему бы и не выпить? Почему бы нет?

Если кто-то и попытается ответить на сии вопросы, то ответ покажется туманным и неубедительным. Мысль будет размытой, так как ее не к чему будет привязать. Нет ориентиров. Эта «размытость нравственных ориентиров»[38], как заявлено в социальной концепции РПЦ, и является одной из причин алкоголизации и наркотизации.

Отсутствие у общества и человека нравственных ориентиров и создает «синдром гавайца». Этот синдром состоит в том, что подвыпивший гаваец может переспорить десятки профессоров. Отсутствие системы нравственной оценки поведения позволит ему настаивать на том, что прав все-таки он.

И пусть общество попробует доказать ему, что это не так. В дискуссии он непобедим. Конечно, у общества всегда в запасе есть аргумент силы: «Мы посадим тебя в тюрьму». Но есть ли какой другой аргумент? Вот в чем состоит роковой вопрос нашего времени.

 

Кто докажет наркоману, что он совершает преступление? На аргументы обвинения он ответит, что «Все аргументы — это условности». Единственно, что можно противопоставить суждению наркомана — это авторитет Священного Писания. Но авторитет Священного Писания отвергнут и признан условностью. Наркоману поэтому можно противопоставить только Уголовный кодекс.

Но ведь есть же состоятельные люди, которые и не совершают грабежей с целью добычи средств на наркотики. Звонят они по телефону дилерам и те привозят им все, что угодно. И состоятельные люди «тихо, мирно» живут в свое удовольствие.

 

В чем обвинить наркомана, который, следуя логике общества, все делает правильно? Наркоман реализует идею прогресса в полной мере с минимальными, можно сказать, затратами для себя. Почему же считается, что он поступает неправильно?

Некоторые сознательно идут на многие неудобства для того, что осесть в собственном доме. Чтобы им хорошо жилось вторую половину жизни, они учатся, например. Некоторые работают в них только ради того, чтобы через несколько им открылся доступ в ту фирму, в которой они бы почувствовали себя комфортно и их заработок был бы высоким.

Наркоман же переступает, для собственного удовлетворения, все эти десятилетия. Прогресс – здесь и сейчас! Большинство идей современного общества, выражающих его идеалы, в наркомане доведены до зеркального блеска. В его душе эти идеи получили полное развитие. В чем мы обвиняем наркомана? Мы убеждали его в том, что жить надо так, чтобы было комфортно? – пожалуйста, он делает все для комфорта. Ранее всех других он понял лживую суть прогресса, которая для многих людей заключается во внутреннем самоудовлетворении. Итак, он к самоудовлетворению пришел одним рывком. Мы убеждали молодое поколение в том, что все относительно, что нравственные ограничения не имеют большого значения? Вот, пожалуйста! Он принял наш урок. Но мы говорим ему: послушай, ведь ради собственного самоудовлетворения ты не можешь воровать, ты не можешь убивать! Но он задает нам совершенно справедливый вопрос: «а кто это сказал?». И перед этим вопросом мы сникаем. Потому что, действительно: кто сказал, что нельзя воровать для того, чтобы тебе было хорошо?

 

Отказавшись от религиозной нормы, общество спилило сук, на котором сидело. Многим казалось, что дышать полной грудью можно будет только тогда, когда религия и совесть будут объявлены частным делом.

И европейские мыслители, провозглашавшие свободу, равенство и братство, настаивали на безусловном отходе от «религиозного мракобесия». Отход от религиозной нормы поведения должен был совершится ради «благополучия всего человечества». Результатом работы нескольких поколений стало построение общества, идеологией которого стал всеобщий прогресс для всего человечества, который осуществляется в ущерб «духовным ценностям»[39] человечества.

 

С нормами разделались, но спокойно зажить спокойно так и не получилось. «Благополучие всего человечества» так и не настало. Разрушение религиозного сознания повлекло за собой то, на что общество не рассчитывало и то, чего оно не предвидело. «Таков закон последовательности фактов»[40].

У философов появились дети-наркоманы, которые расставили все на свои места. Вчера отцы отвергали нормы христианские, а сегодня дети отвергают нормы своих отцов. Детям объясняли с детства, что человек должен быть свободен от всех ограничений и предрассудков. Вот они и освободились от предрассудков. Вначале от религиозных, а потом и от культурных. Чтить отца и быть честным гражданином – это предрассудки или нет? Если нет, то почему? Где это написано?

 

Так гуманисты, мечтавшие о обществе счастливых людей, в итоге получили наркозависимых людей. Идея свободы вне религиозного контекста приводит человека к бепределу.

Такие вопросы ставит Владимир Мединский: «Если свободная и автономная личность желает пьянствовать, то кто смеет этой личности мешать. Если человек захочет покупать спиртное в любое время суток, орать и размахивать руками, кто смеет ограничивать эти священные права?»[41]

Свободный от всего человек приходит к естественному выводу: принимать наркотики – это его гражданское право. Это его способ самовыражения. Его этому учили с детства. И он понял, что раз он свободен, то для него нет ограничений. Он отбрасывает их, как предрассудки. Он довел до логического завершения идею прогресса.

Он показал обществу, к чему ведет прогресс, отрицающий Бога и Христа. Такой прогресс, писал И.С. Аксаков, «в конце концов становится регрессом; цивилизация завершается одичанием; свобода — деспотизмом и рабством»[42].

И здесь, в прогрессе без Бога, – суть наркомании. Ее отец Анатолий охарактеризовал, как «результат греховного образа жизни, жизни без Бога и во­преки Богу»[43]. И здесь само собой складывается определение. «Наркозависимый – это тот человек, который стремясь к чувствам полноты бытия и самоудовлетворения, руководствуется идеей прогресса, сформированной в отрыве от норм христианской нравственности».

 

Идея прогресса, усвоенная людьми в таком ключе, логически приводит к насилию. И наркозависимый человек начинает «захватывать» пространство, наподобие того, как развитая страна «захватывает» жизненное пространство страны слабой.

По мысли священномученика Илариона Троицкого история показала, что развитые страны часто осуществляли свой культурный прогресс за счет угнетения стран слабых. Угнетенные государства стали досками, по которым «не марая ног»[44] культурный завоеватель шел к прогрессу. Для священномученика Илариона связь между войной и прогрессом была очевидна. И он писал, что эта связь заставляет до конца додумать теорию прогресса. «Война представляется самообличением прогресса и даже его самопроклятием»[45].

Эти слова в какой-то степени применимы и к наркомании. Она – самообличение прогресса и даже его самопроклятие. О чем красноречивейшим образом свидетельствует история «Опиумной войны» (18401842). Развитая страна Англия проявило насилие по отношению к Китаю. И все для того, — чтобы беспрепятственно продавать опиум китайскому народу.

В результате этой войны был «силовым» образом открыт рынок Китая. Китай в те времена стремился к изоляции. Для иностранных судов был открыт только один порт. Другой проблемой для европейских торговцев было то, что китайцы практически не нуждались в импортной продукции.

Такая пассивность была невыгодна англичанам, совершавшим в Китае большие закупки. В виду того, что Китай ничего не импортировал, англичанам приходилось расплачиваться драгоценными металлами. Чтобы достигнуть положительного торгового баланса, купцы искали товар, который бы нравился китайцам. Этим товаром оказался опиум. Так как наркотик находился в Китае под запретом, то торговля опиумом носила нелегальный характер. Но, несмотря на контрабандный характер торговли, Британское правительство поддержало ее.

Распостранение опиума обернулось кризисом для китайского народа. Он был деморализован. В армии курение опиума стало повальным. Чтобы уберечь страну от катастрофы, император Китая стал предпринимать меры. Были уничтожены склады с опиумом, принадлежащие иностранным купцам. Рынок для торговцев из Англии и Индии был закрыт. К торговле допускались лишь те предприниматели, которые давали подписку о неучастии в контрабанде опиума. «Закрытие» китайского рынка было признано подходящим поводом для войны. И в 1840 Британское правительство (!) объявило Китаю войну.

В этой войне империя Цин потерпела поражение. Она выплатила контрибуцию, равную в пересчете на доллары 21 миллиону. Помимо этого империя открыла порты для английских торговцев. И торговля опиумом была возобновлена. Она принесла англичанам гигантские доходы, а китайцам – неисчислимые бедствия.

Начался период упадка китайского государства. Ослабление страны привело к закабалению Китая европейскими державами. О последствиях насильной наркоманизации населения свидетельствую цифры. На момент 1881 года в империи проживало чуть более 369 миллионов человек. 120 миллионов из них были наркоманами. То есть почти каждый третий китаец был наркоманом.

 

Глядя на окружающую жизнь через призму этой войны, мы узнаем знакомые черты. Император Китая предстает перед нами как директор школы. Победоносная армия Великобритании напоминает нам бригаду «ребят» на иномарках. Рождаются вопросы: Почему культурной стране можно так себя вести, а им – нет?

Стоя на позициях прогресса, общество не сможет по-честному ответить на этот вопрос. Оно позиционирует себя как правильное, а дилеров и потребителей – как отсталых людей. Но, общество само произвело на свет продавцов и покупателей нарко-вещества.

 

^ Философия рыночной экономики как катализатор развития наркомании

Общество, основанное на идее рынка, бессильно ответить на этот вопрос. В самом деле, почему в обществе, ориентированном на философию максимальной прибыли, должна угаснуть наркомания, которая приносит максимальную прибыль? «Основным критерием и мерой общественного признания общественной полезности деятельности является прибыль» — это строка из проекта закона о предпринимательстве 1990 года. По поводу нее, профессор Кара-Мурза, анализировавший проект, сделал такое замечание: «тогда да здравствует наркобизнес, норма прибыли у него наивысшая»[46].

Если отложить на время пафос антинаркотических эмоций и посмотреть на наркоманию трезво, то можно сказать, что она выгодна всем. Бедные страны выращивают и продают, богатые – синтезируют и продают. Везде работники силовых ведомств заняты поимкой «наркобаронов». Вовсю грохочут станки фармацевтических компаний, производящие препараты, из которых каждый желающий может приготовить наркотик. Опять же и медицинская отрасль не чахнет. Хирурги не покладая рук оперируют дезоморфиновых наркоманов, у которых заживо гниет все тело. Одна женщина – челюстно-лицевой-хирург говорила о дезоморфиновых наркоманах с гниющими челюстями следующее: «Они все у нас». «Все при деле, — продолжала она, — аптеки продают, милиция ловит, а мы лечим». С чего бы это вдруг наркомании взять и угаснуть? Ведь вместе с ней угаснет и наркология – «динамично, — как ее назвали, — развивающаяся отрасль»[47].

Знаменательные слова на этот счет произнес один из главных героев фильма «Гангстер» (2007). Этот герой — полицейский Ричи Робертс, назначенный главой бюро по наркотикам. Перед ним и его подчиненными стояла следующая задача: крупные дела, большие аресты. Заниматься бюро должно было только поставщиками и оптовиками. Время тратилось лишь на те партии наркотиков, вес которых превышал 40 киллограмм. Так вот, Ричи Робертс во время разговора по душам с коллегой признался как-то: «Мне кажется, никто не хочет, чтобы мы это сделали. Это многим дает работу. Судьи, юристы, копы, политики, надзиратели, медперсонал больниц. Не пусти дурь в страну – многим нечем будет зарабатывать на хлеб».

Наркомания выгодна всем. Молодежь вот только погибает. Но давайте зададим себе да ужаса прагматичный вопрос. Нужна ли обществу молодежь в больших количествах? Предприниматели, стремясь к максимальной прибыли, переносят свои производства в Китай. Рабочие места, соответственно, уходят туда. Был, например, в Петрозаводске завод по производству тренажеров, но его перенесли в Китай. А работа этого предприятия вносила немалый вклад в развитие города.

И с каждым годом все больше и больше предприятий будут переноситься в Китай. Оттуда предприниматели будут привозить дешевую продукцию, с себестоимостью которой отечественные производители конкурировать не смогут. Что делать последним? Закрываться? Тоже переводится в Китай? «Китай как мастерская мира, — говорит госпожа Нарочницкая, — может просто вытеснить всех производителей везде. Вот какой-нибудь немецкий крючок для ванной стоит 5 тысяч рублей, а китайский, на вид точно такой же, – 700р. Ну, где же тут конкурировать? И в Европе то же самое»[48].

Философия максимальной прибыли подталкивает к уничтожению рабочих мест. А ценность человеческой жизни в этом вопросе отходит на второй план.

Сам человек становится товаром на рынке. Его жизнь имеет цену лишь в связи со спросом на нее. В условиях рынка, как отмечает профессор Кара-Мурза «человек сам по себе не имеет права на жизнь, это право ему дает или не дает рынок»[49]. Логика рынка с неизбежностью приводит к таким ситуациям, которая произошла, например, в Бангла Деш. После случившего наводнения в этой стране возник голод, от которого умерло «200 тысяч человек». И это – несмотря на то, что пропитание в стране имелось. «Просто владельцы держали продукты на складах, взвинчивая цены. Они целиком следовали логике рынка»[50]. Прямым плодом рыночной экономики является и такое явление как приготовление «из токсичных продуктов водки»[51], от которой гибнут тысячи людей.

Чем принципиально производитель и распостранитель токсичной водки отличается от производителя и распостраниителя наркотиков? И тот и другой переступили невидимую черту, которая называется совестью. Где пролегает грань между токсичной продукцией и наркотиками? Тот, кто сегодня торгует токсичными продуктами, вполне возможно, завтра начнет торговать наркотиками. Он оправдает свой выбор ссылкой на известные слова, которые одна женщина произнесла при следующих обстоятельствах.

Эта женщина, поставляющая в Россию комбикорма для куриц, беседовала как-то с мастером, проводившим в ее доме ремонт. Она рассказала ему, что куриц, которых кормят ее комбикормами, нельзя есть по определению. Мастер спросил, почему она поставляет эту продукцию, если знает, что она вредит здоровью людей? «Бизнес есть бизнес», — таков был ответ.

Торговля токсичными продуктами никого сейчас не удивляет. Упомянутый профессор приводит характерный случай – массовое отравление населения Испании токсичным маслом. Масло, закупленное торговыми фирмами по недорогой цене, в пищу не годилось. Тем не менее, «госстандарт Испании выдал сертификат качества. Невероятно, но директор Центральной лаборатории испанской таможни и еще четыре службы контроля подтвердили, что масло с анилином годится в пищу. Погибло более тысячи человек, 25 тыс. тяжело переболели и в основном остались инвалидами»[52].

Если службы контроля Испании приняли участие в распостранении токсичного масла сегодня, то, что мешает им принять участие в распостранении наркотиков завтра?

О том, что наркоторговля может проходить «на высшем уровне» и под защитой государства, рассказывает пример «Опиумной войны» (см. главу «Чем является наркомания: деградацией или прогрессом?»). Англия нашла товар, который пользовался хорошим спросом.

Наркотик и сегодня является товаром. Наталья Маркова[53], руководитель центра коммуникативных исследований Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, объясняет, что наркотик продвигается на рынок с использованием всего известного арсенала «манипулятивных рекламно-маркетинговых и социально-психологических технологий»[54]. Технологический базис наркоторговли очень серьезен. Он основывается на данных «физиологии, социальной психологии, социологии»[55]. Современные технологии позволяют наркомафии использовать такую систему маркетинга, «при которой формируется не спрос на товар, а воспитывается человек, который в этом товаре нуждается»[56].

То есть ведется пропаганда девиантного, отклоняющегося от социальной нормы, поведения, которое приводит человека к депрессии. «Подросток подражает девиантному поведению и по законам социальной психологии впадает в депрессию»[57].

Чтобы понять, для чего вокруг молодого человека нагнетается обстановка депрессии, можно вспомнить город Сочи. Продавцы прохладительных напитков стоят в этом городе повсюду. И берут они за свой товар не мало. Но, несмотря на высокие цены, находится много желающих взять в руки стаканчик, запотевший от холодного морса. Почему так происходит? Да, потому что летом в Сочи очень жарко.

Различными способами нагнетается вокруг подростка «жара» — чувство депрессии. Один из способов — пропаганда свободной любви. Молодые люди, мечтающие о свободной любви, думают, что живут в соответствии «с современной нормой, приводящей к успеху»[58]. Но теряя свою чистоту, они вместо внутреннего подъема получают «глубокую депрессию, чувство глубочайшего несчастья». Депрессия имеет свойство усугубляться. Возникает замкнутый круг. В человеке просыпается негативное самоощущение. Он начинает себя считать «глупым, бездарным, ненужным, отвратительным и впадает в еще более глубокую депрессию».

Параллельно с нагнетанием обстановки создаются фильмы, в которых наркотик представлен, как средство избавления от депрессии. Наркотики по выражению госпожи Марковой позиционируются как «средство от горя, несчастья, депрессии»[59]. «Реклама наркотиков в кино строится по всем правилам рекламы и маркетинга, основана на законах социальной психологии, использует все известные художественные средства и неразличимо сливается с сюжетом фильма»[60].

В ярких дорогих кинофильмах обаятельные «звезды» красиво и эстетично принимают наркотики. За приемом у них следует расслабление. И, наблюдая за их блаженными лицами, страдающий от депрессии подросток, начинает думать: «А, может быть, и мне попробовать?»

К первому употреблению наркомафия начинает готовить детей еще с ранних лет. Создаются профилактические «антинаркотические» программы, которые будто бы призваны обезопасить подростков от наркотиков. Но на самом деле, эти программы несут в себе скрытую рекламу наркотиков.

Некоторые профилактические программы были проанализированы клиническими психологами-экспертами И.Я. Медведевой и Т.Л. Шишовой. Их статья «В Российских школах ведется пропаганда наркотической контркультуры» рассказывает о том, что с помощью профилактических программ (конкретный перечень см. в статье) наркомафия пытается «оседлать волну народного гнева и направить ее по безопасному для себя руслу»[61].

Многие родители хотят обезопасить своих детей. Родители возмущены происходящей экспансией наркотиков. Антинаркотические программы успокаивают представителей старшего поколения. Успокойтесь, мол, ситуация под контролем, мы уже работаем над проблемой с вашими детьми. Выстраивание маркетинга наркотиков «в профилактические программы»[62] позволяет наркобизнесу открыть себе доступ к нужным группам людей.

Параллельно идет атака на человеческое сознание через средства массовой информации, с помощью которых идет формирование преступного поведения у людей. Через СМИ формируются субкультурные группы, такие как, например, скинхеды, футбольные фанаты, панки. Через СМИ, по мнению госпожи Марковой, моделируется «поведение потребителя наркотиков». И можно сказать, что эпидемия наркомании – не случайна. Ведь с помощью средств массовой информации сознание людей держится на теме наркотиков[63].

Наталья Маркова не одинока в своих суждениях. Подобно ей академик П.И. Сидоров, главный редактор научно-практического журнала «Наркология», считает, что «подростки и молодые люди в результате систематической обработки СМИ в принципе готовы к употреблению наркотиков»[64].

Наркотики становятся товаром в условиях рынка. Идеология общества, признающая получение максимальной прибыли и удовольствия за конечные блага, является катализатором развития наркомании.

 

^ Отказ от традиционных ценностей как фактор беспрепятственного распостранения наркомании

Почему наркомания, как явление, довольно успешно прививается к обществу? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо понять, каким образом человек «взвешивает» явление перед тем, как его принять или отвергнуть.

Понять механизм «взвешивания» помогает учение Антонио Грамши о новом типе революции. Мыслитель объяснял, что общество разрушается не через атаку в лоб и не через штурм базиса. Общество разрушается тогда, когда разрушается его «культурное ядро», которое «включает в себя совокупность представлений о мире и человеке, о добре и зле, прекрасном и отвратительном»[65].

Комментируя учение Антонио Грамши, профессор Кара-Мурза говорил, что стоит лишь сбить людей с толку и подорвать культурные устои, как можно брать «всех тепленькими» и перераспределять «собственность и власть как хочешь». Чтобы манипуляция удалась, необходимо произвести разрушение психологической защиты человека, «тех устоев, на которых держится его способность к критическому восприятию информации»[66].

Перевести эту словестную конструкцию на язык повседневной жизни, помогает пример Анатолия. На тот момент, когда в его районе появился героин, Анатолий и его товарищи «фанатели» от фильма «Пуля». Этот фильм рассказывал о жизни наркомана-бандита, роль которого съиграл Микки Рурк. Бутч Стейн, — так звали главного героя, — «мучается [в фильме] от героина по-страшному и в итоге от него умирает». «Но все это [представлено] в таком героическом разрезе, — рассказывал Анатолий, — что для нас героин сразу стал элементом аристократизма»[67].

Как относится эта ситуация к теории «культурного ядра»? Способность к «критическому восприятию информации» у Анатолия и его товарищей была разрушена. Отсутствовали критерии, по которым они могли оценить поведение главного героя фильма: героическое оно или нет.

Где Анатолий и его товарищи в случае нужды могли бы найти верные критерии оценки? Эти критерии хранятся в том самом «культурном ядре» общества. Если человеку нужно узнать ответ на какой-то вопрос, то он обращается к этому «ядру», в котором хранятся знания и опыт многих поколений. Оттуда человек черпает проверенную веками информацию.

Если же «ядро» разрушено, то человеку некуда обратиться. Ему остается опираться на то, что он увидел и услышал во время своей непродолжительной жизни. Хорошо, если у человека сформировался хоть какой-то положительный опыт, который подскажет ему, в какие двери стоит входить, а в какие — нет. Если этот опыт отсутствует, то человек будет вспоминать, что он смотрел на интересующую тему по ТВ. Чем это грозит? Тем, что человек, вынужденный принять хоть какое-то решение, принимает то решение, которое ему кто-то может «подсунуть».

«Человек с разрушенным миром символов, — как писал профессор, — теряет ориентиры, свое место в мире, понятия о добре и зле. Он утрачивает психологическую защиту против манипуляторов, увлекающих его на самые безумные дела и проекты»[68].

Чтобы представить эту мысль визуально, обратимся к фильму «Крепкий орешек 2» (1990). Сюжет этого фильмы выстраивается вокруг захвата аэропорта злоумышленниками. Захватив аэропорт, они обратились к властям с некоторыми требованиями. Чтобы показать свою силу и мотивировать власть на исполнения требований, террористы решили образцово-показательно уничтожить пассажирский самолет.

Для выполнения задачи у них имелась необходимая материально-техническая база. Злоумышленники отсекли администрацию аэропорта от связи с пассажирскими самолетами, которые кружились в воздухе, ожидая разрешения на посадку. Главарь группировки от имени диспетчера аэропорта вступил в связь с одним воздушным судном и дал ему разрешение на посадку. В виду плохой видимости он предложили летному составу свою помощь в управлении «с земли». С помощью компьютерных манипуляций террористами была изменена шкала координат, по которой ориентировались пилоты. Пилоты думали, что земля была низко, а, на самом деле, до нее было недалеко. Самолет стал уверенно заходить на посадку. Выйдя из тумана, пилоты с ужасом увидели, что прямо под ними пролегала посадочная полоса. К встрече с полосой самолет еще не был готов. И изменить траекторию полета уже не удалось.

Самолет врезался в землю. А Анатолий стал принимать героин.

В том и в другом случае люди потеряли способность «взвесить» явление. Они потеряли «саму систему координат, в которую, — как говорил упомянутый профессор, — мы помещаем реальность, чтобы ориентироваться в ней и делать более или менее правильные выводы»[69]. Воспринимая реальность через образы, человек выстраивает их «в соответствии с укорененной в сознании шкалой ценностей». Этот процесс влияет на поведение человека. Чтобы изменить его поведение, злоумышленник будет стараться «на время исказить шкалу ценностей»[70].

Когда шкала ценностей была изменена у Анатолия, то он потерял возможность адекватно оценить, хорошим или плохим было поведение Бутча Стейна по прозвищу «Пуля».

 

Отказаться от следования за примером привлекательного героя может тот, кто твердо стоит на земле, то есть на усвоенной им традиции. Если опора на традицию выбита из под ног, то человек становится ведомым. Его легко увлечь и его легко запугать. Недаром традиции называются устоями. В этом смысле память о народных героях (например, Илье Муромце) /[и1] названа профессором Кара-Мурза «одной из опор нашего национального сознания». Эти опоры ««держат» нас неявно»[71] даже тогда, когда мы о них не думаем. Профессор делится с читателем предупреждением антрополога К.Лоренца на счет того, что отказ от традиции «может повлечь за собой гибельное последствие». Презревший отцовское напутствие юноша может стать «жеpтвой самых бессовестных шаpлатанов. Юноши, освободившиеся от традиций, обычно охотно пpислушиваются к демагогам и воспpинимают с полным довеpием их косметически укpашенные доктpинеpские фоpмулы»[72]. Что и подтверждает пример Анатолия и примеры тысяч других подростков как мужского, так и женского пола.

Впечатляют цифры, указанные игуменом Анатолем (Берестовым)[73]. «Из более, чем 10000 молодых людей» обратившихся к отцу Анатолию и его коллегам по поводу наркомании, ему известны «только 7 случаев, когда молодые люди происходили из традиционно верующей семьи»[74].

В семье, где опора на традиционные ценности отсутствует родители и дети перестают со временем понимать друг друга. «Родители свою волну уже откатали. Что они тебе могут сказать?» — говорил как один бывший наркоман другому.

Это – справедливо. Впрочем, не всегда. Если родители и дети воспитаны на одном фундаменте, то они найдут общий язык всегда. И печально, что современные папы не хотят этого понимать.

Один молодой папа сетовал на то, что его теща спрашивает нередко был ли он с сыном в храме в это воскресение. «Я хочу в выходной сходить с сыном в «МакДональдс», — говорил он. Что ж! Это тоже выбор. Но следует понимать, что сын растет. И уже не за горами день, когда в его сознании проснется вопрос: а где написано, что я должен уважать родителей? Если разумный ответ на этот вопрос найден не будет, то папа еще какое-то время будет восприниматься как источник дохода. А, когда сын станет независимым в материальном отношении существом, то разорвутся нити, связывающие его с папой. Нельзя же до бесконечности вокруг поедания гамбургеров выстраивать совместное общение.

Разве можно булками завлечь ребенка, который уже успел заинтересоваться метамфитаминами и стимуляторами? Чувствую, что дети вот-вот будут потеряны, родители переживают тяжелейший кризис. Но сделать ничего порой не могут. Они не знают как себя вести. И Ирина Валерьевна Медведь, — руководительница епархиального реабилитационного центра Санкт-Петербургской митрополии «Воскресение» справедливо замечает, «для того, чтобы мудро организовать свои отношения с детьми-наркоманами, необходимо выстроить иерархию собственных ценностей»[75].

 

^ Отказ от традиционной религии и норм, которые она сформировала

 

Уже приводились слова А.Г. Данилина о том, что «вся оценочная шкала «хорошо – плохо» задается в культуре ее традиционной религией». Если происходит отказ от традиционной религии, то человек перестает ориентироваться: где – «хорошо», а где – «плохо». И «культура терпит провал своей регулирующей деятельности по отношению к психоактивному веществу там, где терпит провал многовековая религиозная традиция»[76]. Практически ту же мысль выражал и антрополог Конрад Лоренц. По его словам «разрыв с традицией может привести к тому, что все культурные нормы социального поведения угаснут, как пламя свечи»[77].

 

Отказавшись от религиозной традиции, люди утратили ось координат. А, значит, утратили и возможность «взвесить» явление. Когда четкие ориентиры отсутствуют, то человек, пытается опереться на собственные эмоции, на собственное «нравится» и «не нравится». Человек, лишенный ориентиров и ищущий ярких эмоций, рискует прийти к наркотику. Ведь наркотик, по крайней мере, на первых порах обычно нравится и действует ярко. А для многих людей эмоциональная громкость является чуть ли не единственным критерием оценки: «нравится – значит, хорошо».

Все сказанное можно свести в краткое изречение А.В.Надеждина[78] — руководителя отделения детской и подростковой наркологии НИИ наркологии Росздрава. Он считал, что «главной причиной распространения наркомании в детско-подростково-молодежной среде» является «разрушение традиционных культурных ценностей и агрессивное внедрение западной либеральной идеологии»[79].

Можно сделать небольшое дополнение к словосочетанию «западной либеральной идеологии». Дополнение будет звучать так: «которая направлена на разрушение традиционных культурных ценностей».

 

Разрушение традиционных культурных ценностей повлекло разрушение мотивации на честный труд и трезвую жизнь. Многие люди утратили смысл, в связи с которым они могли бы не вступать в наркоторговлю и не вступать в употребление наркотиков. Человек перестал понимать, в связи с чем он должен жить трезво. Тот, кто лишен нравственных ценностей, тот лишен и жизненных ориентиров.

Чтобы определить свое местоположение в пространстве человек соотносит себя с каким-либо ориентиром: звезда, солнце, высокая ель. Функцию соотнесения ныне может автоматически выполнять спутниковый навигатор. Навигатор обращается к ориентирам – спутникам и показывает человеку его местоположение. Если теряется связь с ориентирами: визуальная, электронная, аналитическая, то человек оказывается во мраке. Его жизнь превращается в хождение по пескам без компаса и по скалам — без проводника. Такая жизнь — это плавание по морю наугад.

Если связь с ориентиром не восстанавливается, то человек не может определить свое положение в пространстве. Куда он движется? Вперед или назад относительно своей цели? Если Жизнь человека не соотнесена с Абсолютной Шкалой Координат, с Богом, то она становится блужданием во мраке. Теряется Высший Критерий Оценки – теряется смысл совершать добрые дела и стремиться к нравственному совершенству. Но человек не может жить без шкалы координат. Ему нужны хоть какие-то ориентиры. И человек ищет, что бы избрать за конечный смысл жизни

Если человек в качестве ориентиров избирает идеалы рынка, то он смотрит на максимальную прибыль, как на ту «высокую ель», к которой следует идти. В этой системе наркотик оправдан, так как приносит максимальную прибыль. Кто-то начинает следовать гедонистической установке, согласно которой высшим смыслом человеческой жизни признается удовольствие. Здесь наркотик тоже оправдан.

Для кого-то жизненным ориентиром становится смерть. Если все бессмысленно, то единственным логичным действием становится смерть. Эту мысль выражал один наркозависимый человек. Он поставил такой вопрос: какой смыл играть в существование, если все заканчивается смертью? ««Доколоться» и умереть», — такая позиция ему казалась честной в его системе координат.

Интересно, как меняется смысл одних и тех же слов, если их воспринимать, исходя из разных мировоззренческих систем. Песня «Есть только миг», написанная в системе координат советского человека, рассказывала о звезде, «что сорвалась и падает». Для этой звезды «есть только миг, ослепительный миг». И именно этот миг «называется жизнь».

Эта песня неразрывно связана с кинофильмом «Семнадцать мгновений весны». Она является комментарием к истории жертвенного служения разведчика на благо Родины во имя Победы. Такие люди часто погибают. Но погибают во имя спасения других. И в этом случае короткая жизнь героев напоминает «ослепительный миг».

Но как будет понята эта песня, если ее наложить на шкалу координат гедониста? Жизнь — это «ослепительный миг»? Он с этим полностью согласен. Жизнь наркомана коротка – словно спичка сгорела. Но наркоман считает, что этот миг и «называется жизнь».

А для того, кто отрицает само существование смысла жизни, падение вниз вообще является нормой. Преподобный Иустин (Попович) указывает на то, какие страшные мысли рождаются в голове человека, которые не может осмыслить факт своей будущей смерти. Если смерть неизбежна, то «для чего тогда жить? Чего ради создавать историю, участвовать в ней, продираться сквозь нее?» Если человек оканчивается лишь смертью, то в этом случае «лучший и самый последовательный шаг – замереть в полной отчаяния инерции и совершить самоубийство»[80].

Только тот, кто сможет твердо себе объяснить, ради чего он живет, только тот сможет отказаться от этого шага. На момент написания этой статьи одна мать в отчаянии искала способ спасти своего сына. За несколько дней его уже несколько раз спасали врачи «скорой помощи».

А парень, кстати, понимал, что наркотики – это плохо. Его беда была в другом. Он не понимал, почему жизнь – это хорошо. «Зачем жить?» — вот в чем вопрос. Терпеть «ломку», пройти через страдания ради того, чтобы потом все равно умереть? Не проще ли сразу во всем закончить? Молодое поколение, стоит перед этими страшными вопросами.

«Когда мы говорим о проблеме наркомании, — пишут протоиерей Сергей Бельков и врач В.Вишнев, — то должны чётко понимать, что наркотизация распостраняется в том обществе, в котором утрачиваются духовно-нравственные ориентиры и высший смысл человеческого существования, когда исчезает понятие греха и насаждается культ примитивных «наслаждений»»[81].

Духовно-нравственные ориентиры были даны христианством, которое и дало человек ответ на вопрос о смысле его существования. Христианство призывало к отказу от греха, и не давала свободно развиваться культу наслаждений. Отказ от христианства повлек за собой отказ от норм, которые оно Процесс отказа в 20 веке шел особенно активно. И это как раз тот самое время, на которое пришелся наркотический «бум».

 


[1] «Библейское отношение к спиртному». Краткий конспект одноимённой дискуссии. Библейский дискуссионный клуб, г. Монреаль, Канада. // www.cogmtl.net.

[2] См. «Табакокурение, алкоголизация и наркомания» из книги игумена Анатолия (Берестова) «Возвращение в жизнь. Духовные основы наркомании, наркомания и право».

[3] См. главу 3 «Возмездие» из книги патриарха Сергия Страгородского «Православное учение о спасении».

[4] Феофан Затворник, свт. Созерцание и размышление. С прил. Жития свт. Феофана и Службы ему. М.: Правило веры, 2000. С. 460.

[5] Там же. С. 462-463.

[6] См. статью архиепископа Иоанна Сан-Францисского (Шаховского) «Апокалипсис мелкого греха».

 

[7] См. главу 25 из книги профессора Кара-Мурза С.Г. «Манипуляция сознанием».

[8] См. главу 25 из книги профессора Кара-Мурза С.Г. «Манипуляция сознанием».

[9] Чарльз Буковски. «Неспособность быть человеком».

[10] См. «Одномерность» и «виртуальность из книги А.Г. Данилина «LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости». М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2001.

[11] Там же. См. «Эпидемия мистического анархизма».

[12] См. «Неуверенность на протяжении человеческой жизни»

[13] См. «Интеллектуально-мнестические нарушения личности» в книге игумена Анатолия (Берестова) «Возвращение в жизнь. Духовные основы наркомании, наркомания и право».

[14] Анатолий (Берестов), игум. Там же.

[15] Николаев В.Н. Из рода в род. Документальная повесть. Спасо-Преображенский Мгарский монастырь; Изд-во ЗАО «Тираж-51».

 

[16] Н.Е.Маркова — руководитель центра коммуникативных исследования Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, член координационного совета по социальной страте при Председателе Совета Федерации РФ.

[17] Скрытые искусители или снасти на потребителя (в плену информационных технологий). М.: Издательство Душепопечительского Православного Центра св. прав. Иоанна Кронштадтского, 2007. С. 254.

 

[18] См. «Неясное» в докладе Данилина А.Г. на семинаре ECAD «Проблема марихуаны: очевидное и неясное».

[19] Там же.

[20] Там же.

[21] Чарльз Буковски. Кремень.

[22] Зорин К.В. Встань и ходи: шаги к выздоровлению. изд. испр. и доп. М.: Русский Хронограф, 2012. С. 280.

[23] См. «Смелость, отвага, честь» в книге Масутацу Ояма «Философия каратэ».

[24] Там же. См. «Путь киокушинкай — путь воина».

[25] Там же. См. «Смелость, отвага, честь».

[26] Там же. См. «Путь киокушинкай — путь воина».

[27] Зорин К.В. Указ. соч. С. 275.

[28] Иустин (Попович), прп. Философские пропасти. — 2-е изд., испр. — Издательский совет Русской Православной Церкви, М., 2005. С.31.

[29] Стих первый// Феофан Затворник, свт. Псалом Давида 118-й : Толкование беседовательное. — М. : Правило веры, 2003. С.18.

[30] Там же. С.17.

[31] См. статью 5 в книге Блеза Паскаля «Мысли о религии».

[32] См. «Введение» в книге Данилина А.Г. «LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости». М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2001.

[33] Заведующий сектором идеологии и культуры Китая института востоковедения РАН, доктор философских наук.

[34] См. передача «Что делать?» ATV, 2009. ГТРК (Телеканал) «Культура». Автор Виталий Третьяков. Обсуждение вопроса «В чем феномен китайской цивилизации?»

 

[35] Документальный фильм «Независимость» («Интересное кино», 2007).

[36] См. книгу шестую в книге блаженного Августина «Исповедь».

[37] См. «Неясное» в докладе Данилина А.Г. на семинаре ECAD «Проблема марихуаны: очевидное и неясное».

[38] См. «Здоровье личности и народа», параграф ХI.6 в документе «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви».

[39] Симаков С.К. Кризис Европы. Православный взгляд. СПб.: Сатис, 2009. С.9.

[40] См. «Замечания на отзыв журнала «Колокол» к Кавказскому епископу Игнатию» в разделе «Архипастырские воззвания по вопросу освобождения крестьян от крепостной зависимости (1859)» книги святителя Игнатия (Брянчанинова) «Аскетические опыты. Том 2». Url: http://predanie.ru/lib/book/71595/.

[41] Мединский В.Р.О русском пьянстве, лени и жестокости. Изд. 3-е, исправленное и дополненное. М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2009. С. 576.

[42] Цит. по: статья профессора Осипова А.И. «Русское духовное образование». URL: http://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=473.

[43] См. главу 2 в книге игумена Анатолия (Берестова) «Возвращение в жизнь. Духовные основы наркомании, наркомания и право».

[44] Священномученик Иларион (Троицкий). Творения: в 3 т. Т.3. М.: Изд. Сретенского монастыря, 2004. С. 322.

[45] Там же. С. 341.

[46] См. главу 18, параграф 1 из книги профессора Кара-Мурза С.Г. «Манипуляция сознанием».

[47] «Открытое письмо в общественную палату России. Член Общественной Палаты РФ лоббирует наркомафию». URL: http://www.nobf.ru/sannikov.

[48] URL: http://www.pravmir.ru/nataliya-narochnickaya-xristianskij-socializm-budushhee-mira.

[49], Кара-Мурза С.Г., проф. Указ. соч. См. раздел 4, главу 21.

[50] Там же. См. раздел 4, главу 21, параграф 8.

[51] Там же. См. раздел 4, главу 22, параграф 3.

[52] Там же. См. раздел 4, главу 22, параграф 3.

[53] Наталья Маркова является также челеном координационного совета по социальной стратегии при Председателе Совета Федерации РФ.

[54] Маркова Н.Е. Керосиновая профилактика (часть 2) // Скрытые искусители или снасти на потребителя (в плену информационных технологий). М.: Издательство Душепопечительского Православного Центра св. прав. Иоанна Кронштадтского, 2007. С. 303.

[55] Тархова Лина. Скрытый враг опаснее // Скрытые искусители или снасти на потребителя (в плену информационных технологий). С. 273.

[56] Бойко Н.Н. Деструктивное воздействие антинаркотических программ // Скрытые искусители или снасти на потребителя (в плену информационных технологий). С. 292.

[57] Гибель муравейника. М.: Издательство Душепопечительского Православного Центра св. прав. Иоанна Кронштадтского, 2007. C. 42.

[58] Маркова Н.Е. Средства массовой информации и манипуляция сознанием // Скрытые искусители или снасти на потребителя (в плену информационных технологий). С.241.

[59] Маркова Н.Е. Керосиновая профилактика // Скрытые искусители или снасти на потребителя (в плену информационных технологий). С.269.

[60] Маркова Н.Е. Керосиновая профилактика // Скрытые искусители или снасти на потребителя (в плену информационных технологий). С. 265.

[61] Медведева И.Я., Шишова Т.Л. В Российских школах ведется пропаганда наркотической контркультуры// Скрытые искусители или снасти на потребителя (в плену информационных технологий). С. 215

[62] Бойко Н.Н. Деструктивное воздействие антинаркотических программ// Скрытые искусители или снасти на потребителя (в плену информационных технологий). С.296.

[63] Маркова Н.Е. Керосиновая профилактика // Скрытые искусители или снасти на потребителя (в плену информационных технологий). С.227.

[64] Сидоров П.И. Наркотическая реклама // Скрытые искусители или снасти на потребителя (в плену информационных технологий). С. 223.

[65] См. раздел 1, глава 4, параграф 2 в книге Кара-Мурза С.Г. «Манипуляция сознанием».

[66] См. раздел 3, главу 13, параграф 3 в книге Кара-Мурза С.Г. «Манипуляция сознанием».

[67] Гибель муравейника. М.: Издательство Душепопечительского Православного Центра св. прав. Иоанна Кронштадтского, 2007. С. 50.

[68] Кара-Мурза С.Г. Указ. соч. См. раздел 4, глава 19, параграф 3.

[69] Там же. См. раздел 4, главу 17, параграф 5.

[70] Там же. См. раздел 1, главу 8, параграф 1.

[71] Кара-Мурза С.Г. Указ. соч. См. раздел 4, главу 19, параграф 1.

[72] Там же. См. раздел 4, главу 19, параграф 5.

[73] Иеромонах Анатолий (Берестов), доктор медицинских наук, до 1995 года профессор кафедры детской невропатологии Российского государственного медицинского института, руководил Реабилитационным центром для инвалидов, страдающих детским церебральным параличом, настоятель храма св. преп. Серафима Саровского при Институте трансплантологии, духовник и руководитель Душепопечительского Православного Центра во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского на Крутицком Подворье в Москве. Автор большого количества книг, посвященных наиболее острым проблемам нашего общества, таким как наркомания, оккультизм, взаимотношения медицины и Церкви. Это книги «Число зверя», «Грех, болезнь, исцеление», «Удар по здоровью», «Возвращение в жизнь» и многие другие.

[74] См. главу 2 из книги игумена Анатолия (Берестова) «Возвращение в жизнь. Духовные основы наркомании, наркомания и право».

[75] И.В. Медведь. Епархиальный центр «Воскресение» // Теория и практика противодействия наркомании и алкоголизму. Вып. 2. СПб.: Отдел по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт- Петербургской епархии, 2005. С. 78.

[76] См. «Неясное» в докладе Данилина А.Г. на семинаре ECAD «Проблема марихуаны: очевидное и неясное».

[77] См. раздел 4. Главу 19, параграф 3 в книге Кара-Мурза С.Г. «Манипуляция сознанием».

[78] А.В. Надеждин является также научным редактором журнала «Наркология» РАМН.

[79] Наркотики – очень удобное средство для истребления неугодных государств // Гибель муравейника. М.: Издательство Душепопечительского Православного Центра св. прав. Иоанна Кронштадтского, 2007. С. 74.

[80] См. «Прогресс в мельнице смерти» из книги преподобного Иустина (Поповича) «Философские пропасти».

[81] Наркозависимость и опыт исцеления / С.Бельков, В.Вишнев. СПб.: «Издательская группа «Питер-Медиа»», 2011. С. 22.


[и1]На этом этапе и не ставилось задачи «перевербовать» людей в новую веру, важнее было поставить под сомнение все ценности вообще, опорочить все священные символы и тем снять психологическую защиту против манипуляция. Дьявол, который посещал Ивана Карамазова, вовсе не старался «обратить в безверие». Он говорил ему: «Я тебя вожу между верой и безверием попеременно».

См. раздел 4, главу 23

 

 

Метки 0 2 796 На форум
Нет комментариев для этой записи.

Хотите быть первым?

Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики


Календарь беременности

Средняя продолжительность цикла:

Первый день последней менструации:

См. также тест на беременность

Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес:

Самое популярное (просмотров)

Обращаем ваше внимание, что информация, представленная на сайте, носит ознакомительный и просветительский характер и не предназначена для самодиагностики и самолечения. Выбор и назначение лекарственных препаратов, методов лечения, а также контроль за их применением может осуществлять только лечащий врач. Обязательно проконсультируйтесь со специалистом.